Кривицкий Кирилл Михайлович: другие произведения.

Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Совместил две старые главы, так, думаю лучше будет.


Пролог.

   Вокруг уныло влачащего свое жалкое существование небольшого мира взвихрилась буря, буря всех девяти стихий берущих свое начало в Истинном Хаосе мироздания. Буйство невероятных красок постепенно приближалось к планете, распространяясь вокруг и обволакивая светило, погружая поверхность планеты во мрак.
   Буря стихий наращивала обороты, становилась яростней, потоки энергии ревели, образуя жуткий хаос, порождая страх и обреченность на поверхности мира. Ни одно существо не осталось равнодушным, кто-то в ужасе забивался в самые темные углы в попытке сохранить свою жизнь, осознавая всю тщету бесполезного занятия. Кто-то плакал, прощаясь с жизнью, кто-то дико, сумасшедшее хохотал, потрясая оружием, грозил небесам, не желая сдаваться, многие молились, многие просто ждали, замерев на месте и устремив взор в небо.
   Буря стихий корчилась в агонии, в ней все больше и больше проступало яростное, подминающее под себя остальные оттенки белое свечение. Свет становился яростней, словно коршун бросался на другие цвета, заставляя шарахаться в сторону, покорно отступать, признавая силу белого света. Первыми отступили первоэлементы, огонь насмешливо отступил, признавая сильнейшего, стихия воды мягко самоустранилась, обдав напоследок свежестью морского бриза. Воздушная стихия окатила безумным хохотом грозовых туч, а стихия земли с отеческой улыбкой сделала небольшой шаг назад, оставив аромат заливного луга.
   Хаос и тьма, сопротивлялись до самого конца, огрызаясь безумием адского пламени, хаос, объятый яростью, кидался в тщетной попытке сломить безжалостную стихию света, но постепенно накал страстей спадал, хаос отступал. Тьма сопротивлялась забвением, молчаливым спокойствием и смертным холодом.
   Стихии бились, не замечая, что в битве стихий не участвуют лишь двое, стихия разума оставалась ко всему безучастна, безразлично следила за поединком. Стихия порядка на гране возможного окутывала буйство красок слабым серебристым светом, не давая разрушить остатки и без того смертельно раненого срединного мира.
   Яркая вспышка белого света возвестила о победе, стихия света ликовала, заливая поверхность Северья белым светом, никогда доселе невиданным живыми существами. Мир осветился, засверкав тысячью тысяч оттенков, бескрайний океан отбрасывал миллионы бликов. Красные и желтые пустыни обрели невиданную резкость. Свет, казалось, проникал всюду, пронзал поверхность мира до самого ядра, не оставляя ни единого клочка тьмы. Но это только казалось, на поверхности мира переливались тысячью оттенков тьмы большие и малые пятна проклятой земли. Искривленные, изломанные линии закрывали смерть, отчаяние и тьму от живых, выделяясь смертельными язвами на поверхности медленно умирающего срединного мира.
   Свет сгустился, превратившись в огромный столб, бьющий из бесконечной вселенной прямо в поверхность мира, отдаваясь резонансом в ментальное поле планеты и создавая возмущения. Но вот столб света полыхнул напоследок и погас, заставляя ослепнуть на мгновение от столь резкого изменения. Слепящий свет померк, возвращая ласковый свет местного солнца в котором остался незаметен тоненький темный лучик с почти незаметными разноцветными вкраплениями, ударивший в противоположный конец мира.
   Северье, казалось, замерло в предчувствии грядущих изменений, но никто не мог сказать каких именно. Приведут ли эти изменения к лучшему или наоборот подтолкнут к неминуемому концу, к окончательной смерти еще живых и ничего не подозревающих существ и дадут свободу томящимся в нескончаемом аду заключения душам? Или...
  

Глава 1

   Огромный город Киар, столица Кату-Киарского Халифата, раскинувшегося на южной оконечности материка Северья, уже третьи сутки находился в состоянии полного аврала, внутренние войска и стража города патрулировали улицы. Солдаты, ругаясь сквозь зубы на введенный комендантский час и полувоенное положение, хватали каждого встречного человека, кто хоть как-то смахивал на подозрительную личность. Врывались в дома и проводили тотальный обыск, переворачивали все вверх дном, обшаривали самые темные углы, даже в самые неблагонадежные районы города, кишащие ворами, убийцами и просто нищими всех мастей не побоялись сунуться. От повальных обысков не спасало ни высокое положение хозяина дома, ни древнее происхождение рода, ни богатые посулы. Вооруженные до зубов конные разъезды патрулировали окрестности города, прочесывая частым гребнем, близлежащие городки и поселения, на месте допрашивали редкие караваны, перерывали содержимое телег и седельных сумок.
   Ацеллитские кахулы - лучшие из лучших воинов халифата, личная охрана Великого Хана Утак-Кату ощетинившись отточенными до бритвенной остроты саблями, рассредоточилась вокруг огромного дворца, пресекая на корню любую попытку проникновения в святая святых Кату-Киарского Халифата.
   Дворец Липецек представлял собой монументальное и очень красивое зрелище. Девять белоснежных башен, увенчанных слегка приплюснутыми куполами из красного золота, возвышались по кругу и словно закрывали собой сам дворец, соединяясь с ним белыми воздушными мостками без перил. Огромный купол центрального свода дворца сверкал белизной, резко контрастируя с золотыми, вытянутыми вверх перекрученными золотыми куполами вокруг него, образующие своеобразные зубцы короны. Выступающие башенки очень органично вписывались в общий пейзаж, отбрасывая тени в парк, разбитый вокруг дворца.
   Сочная зелень парков перемежалась белоснежными беседками, клумбами экзотических цветов, создавала невероятные зеленые лабиринты, бродя по которым можно спокойно размышлять, вдыхая дивный цветочный аромат. Но в данный момент в парке никого не было, Киар затаился, город лихорадило, и было от чего.
   Слуги во дворце старались стать как можно незаметнее, вышколенная челядь этого с успехом добилась, передвигаясь на цыпочках, удвоенная стража замерла недвижимыми изваяниями возле каждой двери и старалась даже дышать как можно реже, но при этом была напряжена до предела, не зная чего можно ожидать от разъяренного Великого хана.
   Огромная приемная, поражала своей пустотой, некогда забитая разного рода просителями, лизоблюдами и послами разных государств, золоченая комната, оформленная в светлых тонах ныне пустовала, лишь из-за высокой двери доносился разъяренный крик Великого хана.
   - Риомайцах-По, ты вот уже пятнадцать лет возглавляешь мою тайную стражу! - надрывался Великий хан, смуглый полноватый мужчина, лет пятидесяти на вид, полностью обритый на лысо, лишь три мелкие черные косички свешивались с затылка до поясницы. В данный момент Великий хан Утак-Кату мало походил на невозмутимого холодного правителя, каким старался выглядеть перед своими подданными. Черные глаза метали молнии, белки налились кровью, одутловатое лицо сотрясалось от каждого брошенного слова. - Как? Как ты мог допустить такое? - хан вскочил с мягких подушек и подскочил к стоящему на коленях мужчине, при резких движениях распахнувшийся ярко желтый, покрытый золотой вышивкой и драгоценными камнями шелковый халат хана развевался за спиной подобно крыльям экзотической птицы. Мягкие тапки с загнутыми вверх носами слетели, но хан не заметил этого, он схватил человека за седую тонкую косу и заставил посмотреть последнего себе в глаза. - Риомайцах, ты до сих пор никогда не совершал ошибок! - прошипел хан тому в лицо, лицо самого хана побурело, налившись кровью, на лбу вспухла вена.
   - Мой Хан, - спокойно ответил Риомайцах-По, встречая разъяренный взгляд Утак-Кату, - такого никогда не повторится!
   - Ты прав, друг мой, - неожиданно успокоился хан, отпустил седую косу и сделал небольшой шаг назад, - мы с тобой ели с одного ножа, спали под одной попоной, спасаясь от ночного холода красной Киарской пустыни, ты не раз спасал мне жизнь в бессчетных боях, потому я тебя и назначил на этот пост. - хан заставил подняться Риомайцаха с колен, поправил его бордовый халат, - Ты по праву был на своем месте, сколько заговоров и покушений против меня раскрыл?
   - Много, мой Хан. - ровным голосом ответил Риомайцах, смотря в черные глаза Утак-Кату, - Это моя работа, мой Хан, а значит и считать не следует. - Риомайцах резко склонил голову, отдавая честь, как принято в Кату-Киарском Халифате.
   - Ты прав, мой друг, успехи считать не следует. - хан подошел к Риомайцаху, положил ладонь ему на плечо, улыбнулся и полоснул по горлу загнутым кинжалом. - Но ошибка всегда одна! - глаза Риомайцаха расширились, мужчина отшатнулся от хана, зажимая разверстую рану, сквозь пальцы обильно полилась алая кровь, пропитывая бордовый халат и расплываясь темным пятном.
   Хан отвернулся, и посмотрел на напряженно наблюдающих за этой сценой шестерых человек. Не обратив на звук упавшего тела никакого внимания, хан медленно приблизился к людям.
   - Позволить ворваться во дворец наемникам - непростительный просчет! - хан посмотрел на молодого воина, вытянувшегося перед повелителем, - Язулла-Цукен, объясни, как такое могло произойти?
   Язулла-Цукен, молодой воин лет двадцати пяти, облаченный в коричневые жесткие парадные кожаные доспехи капитана дворцовой стражи с золотым теснением на правом плече в виде скачущего по барханам коня, старался не выдать соей ненависти при взгляде на хана и проклинал присягу. При встрече с глазами хана, Язулла-Цукен до белых костяшек сжал короткое копье, зажатое в правой руке. Отполированное до блеска бессчетными тренировками древко, позволило обрести некоторое душевное равновесие.
   - Мой Хан, я не знаю как они обошли охранные амулеты. - молодой воин, напрягся, зная, что хан скор на расправу и ошибок никогда не прощал, - Кахулов внешнего охранения наемники просто смели даже не заметив, но в самом дворце их перехватили Ацеллитские кахулы, схватили живьем ценой сорока своих жизней, Мой Хан.
   Хан презрительно усмехнулся. - Сколько погибло воинов?
   - Пятьдесят шесть кахулов внешнего охранения, - четко рапортовал Язулла, проклиная про себя трех магов, - сорок Ацеллитских кахулов, дальше я не знаю, на личном этаже Моего Хана не был.
   Утак-Кату побагровел от еле сдерживаемой ярости, наотмашь ударил воина по лицу, заставляя отшатнуться остальных, Язулла-Цукен лишь скрипнул зубами и покрепче сжал древко копья.
   - Сто с лишним воинов погибло из-за девятнадцати наемников?! - орал хан, обводя побелевшими от ярости глазами людей - Шестнадцать наемников положили почти половину дворцовой воинской элиты! Мне нанесли несмываемое оскорбление! Что им нужно было, в конце концов?!
   Вперед выступил сухощавый высокий старик в сером с красными полосками халате и одной черной с седыми прядями косицей на затылке, как принято в Кату-Киарском Халифате, вся остальная часть головы была выбрита до зеркального блеска.
   - Все просто, Мой Хан, они предприняли попытку ограбления сокровищницы, больше попросту незачем. - старик развел руками.
   Язулла-Цукен скривился от такого заявления, Хан побагровел еще больше, схватился за рукоять кинжала, но спустя минуту оторвал руку, кивнул старику и вновь посмотрел на молодого воина.
   - К этому мы еще вернемся. Язулла, почему такие большие потери?!
   - Нет ничего удивительного, Мой Хан, в отряде присутствовало трое орков, четверо оборотней, двое гномов и семеро людей - рангом каждый не ниже мастера, к тому же ваш приказ, Мой Хан, взять их живыми. Я уверен, что трое полукровок не имеют никакого отношения к отряду и действовали сами по себе. - старик презрительно фыркнул, Утак-Кату посмотрел на него.
   - Лакши-Хан, либо молчи, либо объяснись!
   Старик степенно поклонился и прокашлялся, - По моим источникам, наемники два месяца пытались найти работу в Киаре, деньги закончились, вот они и пошли на ограбление, тем более три дня назад случилось доселе невиданное возмущение эфира, как следствие - выгоревшие амулеты внешнего охранения. Ваши придворные маги, Мой Хан, это подтвердят. - четверо магов молча кивнули и поклонились, - Старшие расы наиболее лояльно относятся к мерзким полукровкам, так что нет ничего удивительного, что к отряду прибились выродки. Воины были отвлекающим маневром, пока трое выродков пробивались к сокровищнице, но они не рассчитывали, что Ацеллитские кахулы их схватят, ну а ублюдки как крысы кинулись врассыпную, спасая свои шкуры. - Лакши-Хан, ухмыльнулся, - Что еще ждать от них?
   Утак-Кату задумчиво пожевал губу, - Это походит на правду. - окинул взглядом магов. - Что с амулетами внешнего охранения?
   Маги переглянулись, вперед выступил пожилой маг в темно-синем халате с мифриловым обручем на выбритой голове, посреди обруча, на лбу, словно вода, сверкал темно-синий камень.
   - Амулеты полностью восстановлены, Мой Хан, лично проверял. - маг кинул взгляд на своего молодого коллегу, стоящего слева. - Мой Хан, - голос старого мага стал вкрадчивым - Чатлан-По нанес удар по третьему полукровке, от чего последний подвинулся рассудком.
   Маг огня, молодой мужчина в ярко-алом халате и обручем с алым камнем на лбу, дернулся как от удара. - Я лишь выполнял свой долг.
   Утак-Кату пристально посмотрел старому магу в глаза. - Итак, Цайкан-По, ты доказал свою преданность. - хан отвернулся и бросил мимолетный взгляд на мертвое тело - Риомайцах-По уже заплатил за свою ошибку, теперь твоя очередь Чатлан. - молодой маг с ненавистью посмотрел на старого мага и стиснул челюсти. - Ты выполнял свой долг, но сделал даже не одну непростительную ошибку, а целых две! - Утак-Кату отвернулся, сжал в руке овальный амулет, висящий на груди, маг огня захрипел и упал на колени, а когда поднял голову, в его глазах отразилась такая дикая безысходная тоска и боль, что остальных магов передернуло. - Надо решить последний вопрос. - хан пристально посмотрел на людей - Внутренняя охрана отправлена на арену искупать свою вину, за то, что пропустили во дворец наемников и упустили ублюдков. Язулла-Цукен, ты как капитан дворцовой стражи обязан разделить участь своих людей. - воин облегченно перевел дух, хан скривился в ухмылке - Я предоставляю тебе выбор, либо ты занимаешь место смотрителя гарема, за что высказался каждый воин, либо отправляешься на арену, выбор за тобой.
   - На арену, Мой Хан! - Язулла вскинул голову, посмотрел на мага огня, - Разрешите забрать Чатлана с собой?
   - Забирай. - безразлично махнул рукой Утак-Кату, - Лишенец ни на что больше не годится, за свои ошибки вы отправитесь к наемникам. - Язулла-Цукен поклонился, схватил безвольного мага под руки и вывел в коридор.
   Когда за воином закрылась дверь, Цайкан-По сделал шаг вперед, глубоко поклонился, - Мой Хан, у наемников есть слишком много шансов вырваться, нельзя этого позволить!
   Утак-Кату скривился. - А то я не понимаю, будь трижды прокляты эти традиции! - хан снова улегся на подушки. - Смотрителей казнили, благо, на них традиции арены не распространяются, новых уже набрали, не страшно! - хан махнул рукой. - Элиту положить полностью тоже не имеем права, слишком дорого стоит натренировать даже одного Ацеллитского кахула, а тут приходится шестьдесят воинов отправлять на арену, армия ропщет!
   Маг воды отошел назад, его место тут же занял старик в полосатом халате, Лакши-Хан поклонился.
   - Мой Хан, челядь личного этажа тоже казнили на всякий случай, но воины не знают ничего об оскорблении, в этом я ручаюсь, Ука-Мезоцина просмотрел их память. - один из магов в белых халатах кивнул в подтверждение.
   - Спасибо, визирь, значит, их можно будет простить. - хан кивнул - Я уж думал, что вообще никого с арены выпускать нельзя. Наемников просматривали?
   Маг в белом вышел вперед и поклонился. - Людей просмотрел, Мой Хан, все, так как и говорил визирь, наемники шли в сокровищницу, старших смотреть не стал, слишком много энергии на это уходит. Ублюдков глянул, двое прикрыты мощными щитами, третий сошел с ума, когда горел. - маг шагнул назад, его место занял визирь.
   - Мой Хан, ублюдки из местных, один мастер-вор, второй из братства кинжала, только они имеют подобные щиты, татуировки присутствуют. Мы под шумок вырезали верхушку, осталась только мелочь, не стоящая внимания. Орки и гномы из отщепенцев, наемники, одним словом.
   Хан скривился. - Конечно отщепенцы, кем они еще могут быть? Если бы действовали официально, всех старших перебили бы очень быстро, но ничего, когда-нибудь они совершат ошибку, за это и поплатятся! Оборотни уже не страшны, последнюю самку убили лет сорок назад, так что появления их мага не произойдет, остальных перебьют рано или поздно, смерти этой четверки мы поспособствуем.
   Визирь поклонился. - Предлагаю сделать два дела разом. Казнить наемников тихо нельзя, древние роды могут взбунтоваться, итак на гране гражданской войны находимся, особенно после чистки. Непокорные роды перерезали, но недовольных осталось много, это не проблема. Подвалы арены переполнены, значит, бросим кость народу в виде зрелищ, недовольные замолкнут. - хан кивнул, ожидая продолжения. - Кахулов вытащим, элита без проблем перебьет сброд.
   - А как же старшие? Они всегда были лучшими воинами Северья.
   - Мой Хан, при возмущении эфира произошел сильный прорыв с проклятых земель, накопители тьмы переполнены. - хан заинтересованно посмотрел на Лакши-Хана. - Повторюсь, наемников нельзя тихо удавить, но можно ослабить, не прибегая к физическому насилию. Старшие обладают большей сопротивляемостью к энергии тьмы, это все знают, пусть очистят немного накопители, заодно на рабах сэкономим. Обряд очищения провести никто не запрещает, особенно если не озвучивать его. После этого, не будет никого, кто бы мог составить серьезную конкуренцию кахулам, Язуллу-Цукена, прикончат свои же воины, никто не любил этого выскочку, и его род закончится на нем.
   - Ну и хитрец же ты, Лакши-Хан! - Утак-Кату повеселел - Армия будет за нас, особенно когда кахулы показательно прирежут старших, страви их только в самом конце. - визирь низко поклонился и пятясь вышел.
   Хан посмотрел на двух магов в белых халатах. - Паша-Бен, что это за возмущения такие?
   Светлый маг поклонился - Такие возмущения эфира происходят, только тогда, когда в мир приходит маг, инициированный вне Срединного мира, Мой Хан. Судя по всему, на Северье пришел невероятно могущественный светлый маг, потому что буря стихий чуть не уничтожила планету.
   - Чем это нам грозит? - Утак-Кату подобрался.
   - Инкара-Лика привела своего аватара, и будет мстить жестко за попытку лишить земного тела. Ничем это нам не грозит, Мой Хан, если не предпримем попыток напасть на него, что было бы весьма опрометчиво. - Утак-Кату пожевал губу.
   - Хотелось бы мне иметь такого мага при себе, а еще лучше в гареме, была бы второй жемчужиной. - хан мечтательно закатил глаза и улыбнулся, затем махнул рукой отпуская магов. Маги света вышли, остался только старый маг воды. - Цайкан-По, ты остался единственным живым представителем своего рода при дворе, скучно не станет?
   Маг усмехнулся - Нет, Мой Хан, Риомайцах слишком зарвался, туда ему и дорога, а Чатлан скоро сдохнет. Заносчивый мальчишка.
   Хан усмехнулся, не спеша, отправил в рот несколько ягод. - Думаешь, я не знаю, что это он скрутил того полукровку, и ты тут совершенно ни при чем?
   Цайкан пожал плечами. - Все равно он нарушил два приказа, а то, что я присвоил его славу, только прибавит мне веса, вам же лучше, Мой Хан.
   - Да уж, старая ты гиена, пользуешься тем, что в Халифате маги воды стоят обособленно, и ценятся даже выше чем маги жизни.
   - Что поделать, Мой Хан, вода нужна всем, даже магам жизни.
   ***
   Язулла помогал идти своему другу и размышлял. - "Что ж, Яз, твой род считай, пресекся, над всей семьей словно проклятье какое-то! Череда неудач, в результате которых род стремительно обеднел, затем темная лихоманка выкосила весь стан, вот теперь, похоже, и твой черед пришел".
   Двух молодых людей вели прямиком в подвалы арены под конвоем, полностью разоружили, парадные одежды заставили сменить на серую тюремную дерюгу, Чатлан-По не сопротивлялся, делал все словно кукла и на попытки ободрения совершенно не реагировал.
   - "Чату приходится хуже, чем мне. Бедняга. Уж лучше бы убили, чем лишали дара, маги ведь очень быстро в таком случае сходят с ума! Вот уж незавидная участь, обычные кандалы из хитина дарта еще можно снять, а вот амулет хана лишает сил навсегда, и ведь никто не знает, как он работает, хотя наверняка практически все маги пытались разгадать его принцип работы и найти средство позволяющее справиться". - Язулла вздохнул, покосился на безвольно бредущего Чатлана. - "Что ж, зато умрет с оружием в руках, а не удавится, как остальные".
   Молодых людей вели по длинному коридору, справа и слева находились тяжелые железные двери без окон, из-за каждой доносились проклятья, плачь, мольбы о пощаде, но конвоиры не останавливались, ведя их дальше, пока не уперлись в последнюю дверь. Стражник молча откинул засов и втолкнул их в камеру для особо опасных узников, по обонянию ударило вонью паленого мяса.
   - Вот ваша группа для арены, выродки! - дверь захлопнулась, воин и маг остались стоять под настороженными взглядами узников.
   Трое огромных орков с двумя широкоплечими, приземистыми гномами сидели в дальнем левом углу, обособленно от остальных. Семеро человек, молча сидели возле правой стены на грязной плесневелой соломе и молча смотрели на двоих новеньких, напротив них угрюмо рассматривали молодых людей четверо желтоглазых оборотней. Справа, возле входа понуро сидели двое полукровок, слева обнаружился источник вони, там лежало в луже крови сильно обожженное тело третьего полукровки, туда они и направились, так как только там было некоторое свободное пространство.
   Язулла подумал - "Невероятно живуч, пусть и полукровка, хотя могли и добить, чтобы не мучился, ведь все равно не доживет до арены, а если и доживет, даже не поймет, когда проткнут, но для него это будет избавлением".
   Как только молодые люди уселись, орки с гномами продолжили свой разговор шепотом, люди принялись вяло переругиваться между собой, полукровки молчали. Язулла покосился на своего друга, тихо пошевелившегося, Чатлан-По пододвинулся к обгоревшему полукровке, в глазах появился проблеск интереса.
   - Что-то интересное увидел? - в полголоса спросил Язулла, Чатлан беззвучно шевелил губами, встал на колени и начал ощупывать бесчувственное тело, не реагируя на вопрос. Язулла пододвинулся, с интересом рассматривая клочья одежды. Наконец, Чатлан оторвался от рассматривания и посмотрел в глаза Язуллу.
   - Надо было его брать невредимым, очень интересный экземпляр.
   Язулла фыркнул. - Когда это ты стал полукровками интересоваться?
   Чатлан отмахнулся. - Это необычный полукровка, вот смотри. - маг приподнял сильно обожженное веко и взору Язуллы предстал полностью затянутый бельмом глаз, только вертикальный, не реагирующий ни на что черный зрачок красовался посередине. - А теперь сюда. - Чатлан, срывая запекшиеся раны и измазываясь в крови, разжал челюсти полукровке, раздвинул губы. - Видел когда-нибудь, чтобы у полукровки были клыки и вертикальные зрачки одновременно? Сами по себе они встречаются довольно часто, но чтобы вместе! Лично я такого еще не встречал.
   - Интересно. - протянул Язулла, посмотрел на двух полукровок, с интересом наблюдающих за ними. - Он ваш? - полукровки отрицательно помотали головами. Язулла кивнул своим мыслям и посмотрел на Чатлана. - Откуда он?
   Чатлан поморщился, но дальнейшего рассматривания полукровки не прекратил. - В гареме появился, откуда, не имею понятия, я его там как раз и накрыл. - все разговоры моментально смолкли, в их сторону осторожно приблизился огромный орк, но друзья его не заметили. - Я когда вора, вон того беловолосого, - кивнул в сторону одного из двух полукровок. - на личный этаж хана загнал, в пылу погони забыл, где нахожусь, и наткнулся на развороченную дверь, естественно влетел внутрь.
   - Эй, огненный ты наш, - подал голос беловолосый полукровка. - я развороченную дверь тоже видел, только пробежал дальше, и ее не трогал. - Язулла с Чатланом переглянулись - Мельком заметил ораву визжащих баб и горку трупов, я тут не причем.
   - Я и не говорю, что это ты. - отмахнулся Чатлан. - Вломился туда и перепугался, вот этот малый стоял весь окровавленный посреди груды мертвых смотрителей и удивленно пялился на жен хана. - со стороны человеческих наемников донесся смех и несколько скабрезных шуток.
   - Чего испугался-то? - спросил кто-то из наемников. Чатлан только вздохнул и оперся спиной о стену.
   - На то было несколько причин, во-первых - я вломился в гарем хана, что само по себе несмываемое оскорбление для любого мужчины Халифата. Во-вторых - на этого малого не подействовало заклинание паралича. Он его даже не заметил, хотя на ногах еле стоял. В-третьих - у него было несколько артефактов темного происхождения, ну я и применил пламя элементаля с перепугу. - в камере повисла мертвая тишина.
   К друзьям вплотную подошел орк, пристально посмотрел в глаза магу. - Чего это ты тут разоткровенничался?
   - А какая разница? - Чатлан пожал плечами, не отводя взора от багровых глаз двух с половиной метрового орка. - Нас все равно не выпустят с арены живыми, так что не вижу смысла запираться. - орк прищурился - Мне скрывать нечего, я лишенец. - Чатлан горько усмехнулся на сочувственный взгляд орка. - Это и харалу понятно! Такие оскорбления хан не имеет права простить.
   Орк хмыкнул - Традиции арены еще никто не отменял, а в Кату-Киарском Халифате почитают ее как никакую другую.
   Язулла посмотрел на орка и криво усмехнулся. - На вид не менее ста лет, а наивен как ребенок! Утак-Кату плевать на традиции, а визирь змея еще та, не беспокойся, найдет способ убить нас, не нарушая традиций. - четверо оборотней начали яростно спорить между собой, в камере стало очень шумно, орк только вздохнул и снова посмотрел на Язулла.
   - Ладно, раз вы тут, значит, на арене будем вместе биться, давайте знакомиться, меня зовут Алетагро. - друзья назвали свои имена. Орк вновь посмотрел на тело полукровки. - Чатлан, это все ты с ним сделал?
   - Нет, он уже был серьезно ранен. - Чатлан перевернул тело, рассматривая спину. - Такое чувство, что он с кем-то из светлых магов бился, вот посмотри. - маг осторожно отодвинул окровавленные края разорванной рубашки непонятного цвета. - Видишь эти рубцы? - орк кивнул - Такие следы оставляет только заклинание "месяц праведного гнева", а у него таких отметин около трех дюжин, есть еще мелкие ссадины, но это скорее всего падения. - Чатлан прикрыл раны обратно - Удивительная живучесть! В общем, скорее всего, воспользовался прямым телепортом, но он из-за эфирной бури сработал неправильно и парень угодил прямиком в гарем хана, но утверждать не берусь. Может, ему действительно что-то в гареме понадобилось?
   - Может быть. - задумчиво кивнул Алетагро, от чего его черная коса перелетела вперед. - Но он не из наших, я его не знаю, да и артефакт прямого телепорта не встречался уже около полутора тысяч лет, а у какого-то полукровки завалялся? - орк пристально посмотрел Чатлану в глаза. - Хотя кто его знает, темные артефакты все же у него были. - маг кивнул. Орк обмакнул палец в кровь и попробовал на вкус, после чего его глаза расширились до невероятных размеров. Алетагро вскочил на ноги. - Эй, Ороллин, Экитармиссен, идите сюда! - к ним степенно поглаживая всклокоченную темно-русую бороду, подошел гном, посмотрел вопросительно на орка. - Эки! - прикрикнул орк, на крик прибежал молодой желтоглазый оборотень, недовольно сверкнув клыками, точно так же как и гном вопросительно посмотрел на орка. - Ничего не чувствуете? - прищурился Алетагро.
   Гном поморщился от запаха паленого мяса, посмотрел на распростертое перед ним тело и презрительно фыркнул. - Полукровка, что я еще должен чувствовать? - борода гнома возмущенно встопорщилась - Это же, как надо было упиться, чтобы залезть на человеческую самку?! - гном отошел назад к соотечественнику, Алетагро задумчиво кивнул своим мыслям.
   Ноздри оборотня хищно затрепетали, Экитармиссен взъерошил белые волосы и посмотрел на Алетагро удивленно. - Полукровка, кровь вольного народа присутствует. - после чего пожал плечами и убежал обратно, Алетагро переглянулся с Чатланом.
   - Третье колено? - спросил Чатлан, орк задумчиво посмотрел на полукровку и неуверенно кивнул.
   - Судя по всему, только ощущается как чистокровный ор...
   Договорить он не успел. В потолке открылся люк и в него сбросили кокой-то куль, глухо стукнувшийся об пол. Куль раскрылся и из него выкатился небольшой черный кристалл. Все моментально отскочили от него вытянувшись возле стен, кристалл подкатился к руке раненого полукровки. Сверху донеслось - Тут вам подарочек, по чуть-чуть на брата! На арену не выпустим, пока накопитель не опустеет!
   Друзья и орк одновременно посмотрели на конвульсивно дернувшуюся руку полукровки. Орк пробормотал. - Только запертого нам тут не хватало! - сзади послышалась ругань оборотней, Алетагро раздраженно повернулся в их сторону. - Мелкота, заткнись! - оборотни одарили его злым взглядом, орк показал кулак и оскалил клыки.
   - Я же говорил, что найдут способ! - пробормотал Язулла, осторожно отходя от раненого, остальные последовали его примеру. - Вот же змея! Даже если накопитель никто в руки не возьмет, каждому из нас выжжет энергии поровну. Вы-то еще будете в состоянии оказать хоть какое-то сопротивление, ну а мы, люди, стоять-то будем с трудом. - все сгрудились в дальнем конце камеры, напряженно наблюдая за чернеющим кристаллом.
   - Пшел отсюда, ублюдок! - выкрикнул наемник и под гогот остальных оттолкнул беловолосого полукровку, следом отправили второго. Светловолосый полукровка, нелепо взмахнув руками, чуть не носом уткнулся в кристалл, резко побледнев, отскочил в сторону. Второй полукровка пристроился рядом, быстро о чем-то размышляя, попеременно переводил взгляд с кристалла на недвижимое тело. Через минуту напряженной мыслительной деятельности, полукровка повернулся к остальным.
   - Нас не выпустят отсюда, пока камень не будут пуст, и никто из нас не притронется к накопителю тьмы. - остальные угрюмо кивнули. - Так давайте поступим как трапперы во всех человеческих землях, сделаем раненого линзой, а потом можно и освободить, ведь сразу после обращения запертого упокоить легче.
   - Подставить предлагаешь?! - прошипел Экитармиссен, полукровка безразлично пожал плечами.
   - Вам всем плевать на таких как мы полукровок, так в чем же проблема? Он не наш и уж точно не ваш, а жить хочется всем, пожертвуем одним ради остальных, я считаю, что это справедливо, тем более ему уже не жить. Какой-то светлый над ним поработал, затем и второй с перепугу прожарил парня до хрустящей корочки, таким заклинанием, после которого не выживают. - повернулся к светловолосому полукровке. - Заллос, ты согласен со мной? - беловолосый хмуро кивнул. - Тогда бери его за ноги и положим сверху на камень, а то мне уже плохо становится. - полукровки сноровисто переложили раненого на камень и в состоянии крайнего изумления отошли в противоположный конец камеры, ближе к двери. Заллос спросил шепотом.
   - Ты почувствовал? - второй кивнул, не спуская настороженного взгляда с тела.
   Шло время, но ничего не происходило, люди и старшие рассредоточились по камере, сначала все молчали и внимательно следили за раненым, затем, немного успокоившись, начали переговариваться, лишь краем глаза посматривая на тело. Оборотни снова начали ругаться, ругань постепенно переходила на повышенные тона и вот-вот грозила перерасти в обычную для этого бесшабашного народа драку. Алетагро только тяжело вздохнул и махнул на них рукой. Шум достиг своего апогея, когда раненый слабо пошевелился, полукровки насторожились.
   - У-е-е-е, да заткнетесь вы или нет?! - люди, гномы и орки удивленно на него уставились, лишь оборотни продолжили спор, не обращая ни на что внимания. - Ох, моя голова! - раненый резко сел, стряхнул с живота прилипший к крови кристалл, осторожно коснулся головы и дико взвыл, вся кожа была обожжена, волос не наблюдалось и в помине, лишь кровавая корочка. Кристалл подкатился к Алетагро, орк взял его в руку и изумленно покрутил перед глазами совершенно чистый накопитель. Тем временем полукровка, глухо шипя, разодрал спекшиеся веки и удивленно посмотрел на не менее удивленных людей. - От б...! Резковато голые девки сменились грязными мужиками. - оборотни продолжали свой яростный спор, двое вскочили и вцепились друг в друга, раненый поморщился.
   - Да я тебе... - рычал Экитармиссен, нанося удары второму оборотню, подсечка и бросок прервали монолог. Оборотень перекатился и задел раненого, полукровка моментально взвился на ноги, несколько глухих ударов и Экитармиссен укатился обратно.
   - Ну, чего вы такие громкие?! - посмотрел своими бельмами на моментально притихших оборотней. - Ухи оборву, если орать вздумаете!
   Оборотни переглянулись, и камеру сотряс рев четырех глоток. - Наших бьют! - оборотни подскочили к полукровке. Один занес ногу для бокового удара, полукровка и не думал смирно стоять.
   - Детки, наверное, будут. - раненый перехватил ногу и коленом припечатал в пах, присел, делая подсечку и валя трех остальных на свалявшуюся солому. - Давайте тогда уж все повеселимся! - с этими словами схватил валяющегося оборотня за ногу и швырнул в людей, сбивая нескольких на землю.
   Язулла с изумлением следил за непонятным полукровкой, как только оборотни подскочили к нему, причем молодой воин с трудом успевал за ними следить, лишь с некоторой завистью подумал. - "Мне бы с такой скоростью двигаться!" - дальше произошло что-то непонятное, полукровка размылся туманным пятном, Экитармиссен согнулся пополам, схватившись за пах, трое упали на пол. Затем один из троих вдруг вспорхнул и сбил нескольких человеческих наемников, полукровка, шипя сквозь зубы отметелил двоих оставшихся, причем они даже ни единого удара нанести, не смогли.
   Полукровка посмотрел по сторонам, убедился, что больше никто на него нападать не собирается, пробормотал. - Ну вот, а я даже разогреться не успел. - Помог изумленному Экитармиссену сесть, присел перед ним на корточки и проникновенно спросил. - Я предупреждал, что ухи оборву, если будете орать? - оборотень неуверенно кивнул, полукровка усмехнулся, сверкнув белоснежными клыками, что особенно жутковато выглядело на фоне изуродованного лица, покрытого струпьями крови. Язулла охнуть не успел, Экитармиссен лишь дернулся, а полукровка что-то положил ему в руки. - Держи, примотай чем-нибудь, прирастут обратно. - только тут все заметили текущую кровь на том месте, где мигом ранее были уши оборотня.
   Полукровка поднялся на ноги, качнулся на месте и пробормотал - А теперь можете пинать. - после чего рухнул как подкошенный. Люди подхватились со своих мест, замерли на миг, и толпа качнулась к телу.
   - Бей его! - разнесся рев семи глоток в камере, но очень быстро угас, нарвавшись на трех слегка помятых оборотней, загородивших собой раненого. - Ребята, вы чего? - спросил какой-то бородач из наемников. - Он же опасен, не дай Инкара-Лика снова очнется, порвет ведь.
   - Листак, мы не дадим его убить! - желтое свечение глаз потемнело, плавно сменилось темно-янтарным цветом, оборотни приготовились к драке.
   Язулла смотрел на оборотней с недоумением, куда только девались малолетние задиры, которыми они были всего пару минут назад? Теперь перед ним стояли подобравшиеся весьма опасные и бесшабашные бойцы, которые ни за что не отойдут в сторону, будут биться, пока бьется сердце. Экитармиссен осторожно положил свои уши странному полукровке на грудь и встал рядом с братьями, воин был точно уверен, что они братья, такое количество детей возможно только у оборотней, но, несомненно, оборотни еще молодые, еще даже не достигшие совершеннолетия. Язулла пристально осмотрел худощавые фигуры четырех парней, янтарные глаза с вертикальной щелочкой, как и у всех оборотней, белоснежные волосы, сейчас тускло серые с застрявшими в них травинками соломы. Ноги слегка согнуты в коленях, кулаки сжаты, в голове у воина промелькнуло - "Эти не отступят, и правильно сделают! Неужели наемники ничего не понимают? Его нужно ввести в команду, четырех, пусть и молодых оборотней с такой легкостью положить не всякому орку под силу, а значит, шансы на выживание повышаются резко!" - Язулла посмотрел на неподвижное тело. - "Только привести его в себя не помешало бы".
   - Тьфу! Да делайте с ним, что хотите. - поморщился поименованный Листак, развернулся и уселся на свое место, пробурчал недовольно - Только потом на помощь не зовите, когда он вас убивать станет.
   Убедившись, что на них никто нападать не думает, осторожно подхватили полукровку и оттащили в дальний угол, трое оборотней повернулись к нему спиной, Экитармиссен уселся на пятки рядом с раненым. Поморщился и приставил уши обратно, второй оборотень оторвал кусок своей рубашки и кое-как перебинтовал, затем вернулся на свое место. Экитармиссен смешно раздувая ноздри начал обнюхивать полукровку, движения с каждой секундой становились все более дергаными, порывистыми, глаза начали постепенно округляться.
   Сидящие неподалеку полукровки начали понемногу отодвигаться дальше от непонятной картины, видя такое дело, сокамерники начали присматриваться к странным манипуляциям оборотня, орки поднялись на ноги, Алетагро двинулся вперед с выражением некоторого беспокойства на лице, из-под нижней губы выступили клыки.
   Молодой оборотень осторожно слизнул немного крови, и половина камеры взорвалась хохотом, такого выражения крайнего обалдения не видел еще никто. Экитармиссен, казалось, впал в прострацию, спина вытянута, тело не двигается, взгляд округлившихся глаз устремлен в туманные дали, рот открыт, а брови неуклонно ползут к волосам. Встряхнув головой, Экитармиссен метнулся к братьям и что-то шепнул каждому из них на ухо, оборотни посмотрели на него с недоверием, Экитармиссен просто пожал плечами и указал на полукровку. Трое оборотней повторили процедуру обнюхивания, затем каждый из них слизнул немного крови, после чего пейзаж "обалдевший оборотень" был повторен в трех экземплярах.
   - Эй, мелкота, вы чего совсем разум потеряли? - взревел Алетагро, оборотни моментально взвились на ноги, оскалившись, зашипели на подходящего орка, Алетагро даже споткнулся. - Эки, вы чего?
   Экитармиссен исподлобья посмотрел в багровые глаза орка. - Алетагро, мы его никому не отдадим! Он наш! - орк удивленно уставился на него и переспросил.
   - Он ваш? - оборотни синхронно кивнули, Алетагро почесал затылок. - Так вы что, его есть, не собирались? - братья удивленно переглянулись слева направо, посмотрели на Алетагро и помотали головами.
   Орк немного помялся и вернулся к оркам и гномам, Язулла недоуменно за ним проследил и толкнул локтем своего друга в бок. - Чат, что там такое было? - не дождавшись ответа, Язулла посмотрел на мага, лицо которого выражало крайнее замешательство, воин повторно ткнул друга в бок. - Чат?
   Маг посмотрел на Язуллу, не говоря ни слова, схватил воина за руку и потащил в угол к старшим, усевшись рядом с Алетагро, спросил.
   - Я не ослышался, Экитармиссен действительно принял его?
   - Как бы не наоборот. - проворчал орк, пристально наблюдая за оборотнями, проследив его взгляд, Язулла увидел, что оборотни смотрят на распростертое тело заворожено. Желтые глаза светятся яростной надеждой, у каждого на лице блуждала мечтательная улыбка. Алетагро вздохнул, - По крайней мере, дети больше не ругаются. - глаза огромного орка погрустнели. - Жалко ребят, на Индероне нет ни одной женщины оборотня, да и самих оборотней кроме этих малолетних шалопаев уже сорок лет не встречал. - Язулла вопросительно посмотрел на орка. - У пиратов еще младенцами отбили, мать убили, а кто отец не имею ни малейшего понятия, с тех пор и растили всем отрядом на Индероне. Как бы вообще не последние представители вольного народа.
   Оборотни тем временем с крайней осторожностью оборвали остатки одежды с полукровки, и почти полностью разорвав свою тюремную робу, кое-как перевязали, насколько хватило длинных лоскутов.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"