Кривицкий Кирилл Михайлович: другие произведения.

Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновлена 09.03.2010 г. Добавлена вторая часть главы. Родилась под впечатлением стихотворений из сборника Бодлера.


Глава 4

   По коридору бежала разъяренная до крайней степени невысокая симпатичная русоволосая девушка. Белый ученический балахон Храма Света развевался за спиной, временами облегая стройные ножки, растрепанные волосы стояли дыбом, и казалось, светились неким еле заметным сиянием, обхватившим голову. Голубые глаза были еле заметны от яростно светящихся белым светом зрачков, небольшой рот с пухлыми губками сейчас был искривлен от злобы, напоминая оскал оборотня. Небольшие зубы скрежетали, кулачки сжаты до белых костяшек, брови сведены к переносице. Девушка что-то шипела себе под нос, одним своим видом распугивая редких прохожих в столь ранний час.
   Увидев девушку, молодой маг в ученическом балахоне прижался к стене, стараясь стать как можно незаметнее, но это ему не удалось. Девушка, резко сменив траекторию движения, уперлась кулаками ему в грудь и прошипела, глаза полыхали, почти полностью скрыв голубую радужку.
   - Где этот жалкий предатель?!
   Парень побледнел, волосы на голове встали дыбом, а на лбу выступила холодная испарина, пролепетал еле слышно.
   - Эбри, кого ты имеешь в виду?
   - Мальора, где этот рыжий мелкий паскудник?!
   Парень махнул рукой куда-то в сторону длинного коридора и облегченно перевел дух, когда Эбри сорвалась с места в указанном направлении. Смахнул испарину и тихо посочувствовал Мальоре.
   Девушка как на крыльях пролетела весь коридор и уперлась в дверь с медной табличкой, на которой витиеватыми рунами было выгравировано: "корпус магов".
   - Не уйдешь!
   Эбри решительно рванула ручку на себя, но резная деревянная дверь не поддалась, девушка пнула от досады дверь, сделав шаг назад, вытянула перед собой руки, ладонями вперед. Ладони мягко засветились прозрачным белым светом, яркая вспышка и половина двери обуглилась, пару мгновений подымилась, затем осыпалась пеплом девушке под ноги. Оплавленная ручка со звонким бряком упала на каменные плиты пола, а остатки двери легко повернулись внутрь. Эбри удивленно моргнула, плюнула и решительно побежала по лестнице на следующий этаж. Вылетев в коридор, Эбри закричала во все горло.
   - Выходи подлый обманщик, изменщик и трус!
   Кое-где двери действительно открылись, из-за них осторожно начали выглядывать заинтересованные лица но, увидев разъяренную фурию, тут же захлопывали их обратно. Эбри медленно двинулась вдоль длинного коридора, нагнетая в себя энергию до звона ауры. Энергия бурлила, окутывая девушку бело-серебристой прозрачной пленкой, волосы развевались, хотя никакого сквозняка не было и в помине, с каждым шагом пленка светилась все ярче, становясь похожей на пламя свечи.
   Огненно рыжий маг сладко потянулся в кровати, не желая просыпаться и обрывать красивый сон. Сонно улыбнулся, но в следующий момент подскочил на кровати, чувство опасности буквально вопило, требуя сматываться куда-нибудь подальше и как можно быстрее. Похлопав сонными глазами, Мальора осмотрелся по сторонам. Как попало разбросанная по всей небольшой комнате одежда, перекошенная полка с книгами и валяющиеся повсюду листки с формулами расчетов различных заклинаний, переполненная корзина для бумаг с горочкой смятых черновиков рядом. Не найдя ничего необычного, маг пожал плечами и уже собрался улечься снова в кровать, как услышал разъяренный женский визг за дверью.
   - Эбри! - воскликнул маг, подрываясь с кровати, запнулся об одеяло и кубарем покатился по полу, собирая давно скапливающуюся пыль. - Принес же тебя Дантар со всеми четырьмя Исни!
   Ругнувшись себе под нос, Мальора с опаской посмотрел на дверь, наспех наложил на нее заклинание запора и в панике начал метаться по комнате, собирая одежду. Только успел натянуть балахон, как дверь начала содрогаться от совсем не женских по силе ударов. Нахлобучив на торчащие во все стороны рыжие волосы белый обруч с небольшим камнем посередине, Мальора не задумываясь, наложил еще какое-то заклинание на дверь и принялся лихорадочно осматриваться по сторонам, в попытке найти пути к отступлению. Взгляд привлекло небольшое круглое окно, Мальора облегченно пробормотал.
   - Хорошо, что в мире есть такая великолепная штука как невероятное везение!
   Распахнув окно, Мальора осмотрелся по сторонам на предмет наличия магов жизни, обычно практикующихся на растениях в ученическом парке, раскинувшемся перед зданием жилого корпуса Храма Света. Не найдя никого в обозримом пространстве, Мальора сиганул вниз со второго этажа, раздавил какой-то непонятный шевелящийся куст фиолетового цвета, принявшийся тут же опутывать мага неизвестно откуда взявшимися лианами. Молодой маг застонал и удвоил усилия по своему освобождению, начал рвать лианы, измазывая балахон в сиреневом соке растения.
   - Гады, снова какую-то дрянь вывели! Просил же, чтобы под моим окном всякую пакость не сажали!
   Наконец, Мальора вздохнул с облегчением, вырвавшись на свободу, сиреневый сок на балахоне стремительно засыхал, делая одежду твердой и ломкой, словно старый свиток. Сделал шаг назад и чуть не угодил в пасть гигантской росянки, по какому-то недоразумению потребляющей в пищу все, что только в нее ученики-экспериментаторы не забрасывали, даже пустую тару из-под вина, тайком пронесенного в жилой корпус школы.
   Хлопнув рукой по толстому стеблю росянки, молодой чаг припустил зигзагами по саду, так как по-другому в нем передвигаться было попросту опасно. Фантазия магов жизни с факультета друидов неистощима на всякие выдумки, особенно после нескольких бутылок вина. Обогнув по большой дуге розовый куст с большими бутонами тигровой расцветки, плюющимися шипами по всему, что попадало в пределы одного метра вокруг него, Мальора рванул дальше. Большая красивая стрекоза с переливающимися на солнце крыльями опрометчиво подлетела к кусту, за что и поплатилась, пара бутонов коротко дернулось, и от беспечного насекомого остались разлетающиеся крылышки и мелкая кашица.
   Кулачки Эбри молотили в дверь, выбивая частую глухую дробь, сама девушка оглашала коридор громкими проклятиями и разъяренным шипением. Пнув дверь, Эбри сдула упавшую на глаза челку и сфокусировала полыхающие глаза на препятствии, преградившем дальнейший путь к мести.
   - Получай! - девушка на выдохе свела вместе запястья, выставляя ладошки вперед и посылая в дверь заклинание тарана. Столб белого света отразился от двери и ударил испуганно пискнувшую девушку в грудь. Эбри, взмахнув руками, влетела в противоположную дверь и вкатилась внутрь. Усевшись на пятую точку, воскликнула. - Зеркало! - недобро прищурилась и медленно поднялась с пола. Сзади кто-то положил девушке руку на плечо, рывком разворачивая к себе лицом.
   - Аколит первой ступени, объясните свое поведение!
   Уткнувшись глазами в мужчину, стоявшего перед ней, Эбри моментально покраснела, вытянувшись в струнку, уставилась куда-то поверх головы мага, опасаясь посмотреть на своего визави, стоящего совершенно нагим.
   - Извините. - промямлила смущенно девушка. - Я ищу одного молодого мага первой ступени, он живет напротив вас.
   Маг весело хмыкнул, подмигнул девушке и коротко поклонился. Эбри, в полном замешательстве ответила на приветствие глубоким книксеном и зажмурилась посреди исполнения, случайно посмотрев на мага. Резко выгнувшись, девушка еще больше покраснела, но глаз так и не решилась открыть. Маг расхохотался, забавляясь ситуацией, затем поинтересовался.
   - Что же Мальора такого натворил, что столь прекрасная девушка его готова достать даже с проклятых земель?
   Краска с лица Эбри начала стремительно сходить, девушка слегка побледнела, послышался зубровый скрежет. Сжав кулачки до белых костяшек, Эбри прошипела.
   - Он, ... он! - понятно объяснила, в следующий момент распахнула полыхающие глаза, волосы вздыбились, обескураженный резкой сменой, произошедшей с девушкой, маг удивленно икнул. - Ну, я ему сейчас покажу!
   Эбри устремилась в коридор и начала колотить в дверь ногами, сзади послышался укоризненный голос давешнего мага, что-то вещающий о неподобающем поведении будущего мага. Эбри не глядя, швырнула в него заклинание паралича, с кончиков пальцев сорвалось бело-серебристое облачко, сверкнув в луче солнца, пробивающегося через окно в конце коридора, с быстротой молнии устремилось в мага. В ответ послышалась ругань и в следующий момент, девушку подхватила обжигающе горячая волна, и внесла в заветную комнату.
   Оказавшись внутри, Эбри, начисто забыв о маге, сузившимися глазами осмотрела: пустую комнату, раскиданные листки бумаги повсюду и оставленную в беспорядке пустую постель. Девушка подскочила к узкой деревянной кровати с резными столбиками, потрогала перину.
   - Еще теплая. - задумчиво пробормотала, продолжая внимательно осматривать беспорядок царивший в комнате, пока не наткнулась взглядом на распахнутое окно. Подбежав к нему, девушка по пояс высунулась наружу, осматривая ученический сад, и успела заметить промелькнувшую за угол легко узнаваемую огненно-рыжую шевелюру. Прошипела вслед. - Не уйдешь, изменщик! - после чего сиганула в окно, окончательно добивая фиолетовое растение, лианы лишь дернулись, словно в предсмертной судороге. Автоматическим движением отряхнув с белого балахона землю и сиреневый сок растения, Эбри припустила следом, уклонилась от росянки и, выставив щит света, перепрыгнула плюющийся шипами розовый куст, только иголки отскочили от поверхности щита, не причинив никакого вреда.
   - Сейчас догоню и вломлю, паскудник рыжеволосый! - не сбавляя хода, Эбри неслась напрямик, безжалостно ломая растения и ничего не замечая вокруг. - Сильная не сильная, но моего парня ты не получишь! Ишь, нашлась тут какая-то полукровка одаренная! Еще даже в себя не пришла, а за ней уже таскается мой парень. И чего он в ней только нашел? Клыки? Так ведь целоваться неудобно. Глаза? Так не человеческие же!
   Девушка попыталась обогнуть непонятно откуда взявшуюся фигуру в белом балахоне, человек заступил дорогу. Эбри не успела затормозить и сбила неизвестного мага с ног, усевшись на нем сверху, девушка смахнула челку и вновь вскочила на ноги, намереваясь продолжить преследование. Острая боль, пронзившая ухо, заставила забыть о мести и замереть на месте, встав на цыпочки.
   - Куда это ты, моя дорогая? - легко узнаваемый голос, мага жизни заставил девушку зажмуриться и простонать.
   - Господин, Повелевающий Силой Юна-Симус, извините меня, пожалуйста, я вас не заметила.
   Маг жизни добродушно рассмеялся.
   - Ладно, я-то, я же такой щупленький, что не мудрено и не заметить, - Девушка обреченно открыла глаза и покосилась на "щупленького" мага, двух метров росту и весьма широкого в плечах мужчину. - но вот моих учеников затаптывать не извиняясь, я не позволю. - Только после этих слов, Эбри опустила глаза вниз и уткнулась взглядом в перемазанного в грязи, растрепанного паренька. На помятом белом балахоне отчетливо виднелись отпечатки ее следов, волосы растрепаны, в зеленых глазах паренька светилось веселье.
   - Извини. - буркнула Эбри, поглаживая покрасневшее ухо и с царственным видом отошла в сторону, позволяя пострадавшему принять вертикальное положение. Только с тоской посмотрела в ту сторону, где скрылся Мальора.
   Парень, заразительно улыбнувшись, отмахнулся, затем поднялся. С улыбкой осмотрел не менее живописную девушку, затем посмотрел в сад, после чего глаза полыхнули изумрудным свечением, а веселая улыбка обернулась хищным оскалом. Паренек прорычал.
   - Ты! Ты растоптала мою кислянку! - маг указывал рукой на какой-то непонятный темно-зеленый кустик, пожалуй единственный во всем саду нормального цвета и к тому же безобидный совершенно. Эбри с сожалением посмотрела на слабо шевелящиеся перекрученные между собой тонкие стебли с длинными листиками по всей поверхности. Кислянка была несколько помята, стебли кое-где поникли, остальные раздраженно плевались прозрачной жидкостью во все стороны, распространяя приятный цитрусовый аромат.
   - Я же ее целый год выращивал! Хотел сегодня учителю показать, дать сока попробовать, а теперь, что? Она теперь весь сок, что останется на восстановление пустит!
   Юна-Симус утешительно потрепал паренька по голове, укоризненно осматривая покрасневшую от смущения девушку.
   - Не переживай, Ланокия, потом покажешь! Ну а теперь, милая барышня, пойдемте восстанавливать то, что вы наделали. - Эбри только застонала.
   Мальора, поминутно оглядываясь по сторонам, пробирался к старой лаборатории Храма Света, в которой время от времени практиковался в магии. Лаборатория давно никем кроме него и еще пары магов не использовалась, так как новые лаборатории, построенные всего пару столетий назад, позволяли найти место всем и заниматься, не мешая соседу. Лаборатория находилась на окраине территории Храма Света, а потому мало кем посещалась, если только какая парочка решит уединиться на свежем воздухе, даже маги смотрители по негласному соглашению появлялись редко, дабы не мешать этим самым парочкам. Дорожка, выложенная метровыми плитами, всегда блистала чистотой, густой парк, раскинувшийся справа и слева, радовал глаз сочной зеленью деревьев и кустов, дикими полевыми цветами. Друиды тут не хозяйничали, а если и занимались практикой, то выводили исключительно безопасные для здоровья и не шевелящиеся растения, дабы не развеять весь романтический настрой в самый ответственный момент.
   Двери старого белого, куполообразного здания с тонким шпилем наверху были постоянно заперты, но вездесущие ученики Храма Света нашли лазейку. Возле высокой каменной ограды, окружавшей всю территорию Храма Света, к которой почти вплотную прилегала одна из стен лаборатории, располагалась потайная дверь, внешне никак не отличимая от остальной поверхности. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что его никто не преследует, Мальора отсчитал ровно три шага вдоль узкого прохода меж стен и направил немного чистой не сфокусированной энергии в стену на уровне груди. Стена медленно пошла волнами, на миг, став прозрачной, словно неспешно льющаяся вода и шторками разошлась в стороны, пропуская мага внутрь.
   Оказавшись внутри куполообразного помещения без окон, Мальора добавил энергии в магический светильник, располагающийся в самом центре купола, прямо под шпилем.
   - Ф-фу-х, тут она меня не достанет! - пробормотал молодой человек и лениво огляделся вокруг. Белые, девственно чистые стены купола навевали мысли о Доме Исцеления - местного аналога больницы, по всей окружности стояли лабораторные столы с запыленными пробирками, ретортами, перегонными кубами и кучей стеклянных трубочек неизвестного назначения. Посреди одного из них красовалась батарея пустых бутылок оставшихся с предыдущей пирушки, когда трое молодых магов отмечали чье-то день рождение в тесном кругу друзей, кого именно, Мальора не помнил, так как продолжать пришли уже весьма кривые. Мальора укоризненно покачал головой.
   - Вот Дантар! Кинес должен же был все убрать, ну я те...
   Договорить молодой человек не успел, стены пару раз содрогнулись, отдавшись громким звоном на лабораторных столах, светильник погас, но света не убавилось. Весь купол мягко сиял, освещая лабораторию.
   - Это еще что такое? - прошептал маг, замерев на месте.
   Мальора услышал чьи-то голоса, доносящиеся откуда-то снизу, прислушавшись, маг попятился к выходу, не желая влипать во что-то непонятное. Мальора на цыпочках подкрался к потайной двери и уже хотел открыть проход, но замер в нерешительности, по поверхности купола прошла волна яркого света, оставляя за собой жемчужную дымку. Волна пробежала еще несколько раз, выравнивая и уплотняя свечение дымки, пока не превратилась в однородное слепящее сияние с витиеватым рисунком беспорядочно переплетающихся линий. Присмотревшись магическим зрением, Мальора пробормотал одними губами.
   - Щит тишины, но зачем, в стены и так вложен не слабее?
   Закусив губу, маг размышлял, что ему делать дальше.
   - "Остаться на месте и просто подождать, пока неизвестный не появится, и обнаружит меня? Вариант, конечно, но что-то не хочется. Сразу самое худшее подозревать не стоит. За нахождение в старой лаборатории наказать не смогут, нам этого никто не запрещал, но и лишаться укромного местечка, где можно потренироваться, да и не только, что-то не хочется. Вот только настолько мощный Щит тишины несколько настораживает и возбуждает любопытство". - оглядев пол из белого мрамора с пентаграммой серебряного цвета посередине, Мальора продолжил размышлять. - "Любопытно, такой мощности щит могут поставить несколько магов, объединив силы или четверо Владеющих Силой. На такое способна и пара Повелевающих Силой или один Архимаг. Что же они тут делают? А главное где?" - Мальора вновь осмотрелся по сторонам, задействовав магическое зрение и ничего не обнаружив, поерзал на месте от проснувшегося азарта. - "Решено, сунем нос, авось не оторвут вместе головой!"
   Мальора встал, прошелся взад-вперед по лаборатории.
   - "Голоса доносились снизу, значит, там есть какой-то подвал или что-то в этом роде, а значит должен иметь вход. Угу, только никто не заходил сюда, иначе бы меня заметили, как и я их. Отсюда следует, что они зашли извне, но тогда зачем поставили Щит тишины в лаборатории, не вижу смысла, если только они не прямо у меня под ногами". - маг перевел глаза вниз и еще раз осмотрел пол.
   - "Будем рассуждать логически, все здание пропитано энергией, правильно? Правильно. На стенах Щит тишины, а на полу нет ничего, ... кроме пентаграммы, но она предназначена для опытов, следовательно, надо осматривать другой участок пола, по идее, строители не стали бы особо усердствовать, выдумывая другой принцип открытия потайной двери".
   Мальора опустился на четвереньки, и мысленно разбив весь пол на квадраты, стал методично пробовать каждый. Через полчаса работы, молодой маг чуть не свалился в резко распахнувшийся перед ним проход. Заглянув внутрь, Мальора улыбнулся, внимательно осмотрел спирально закручивающуюся каменную лестницу, уходящую вниз.
   - Ну, с Инкара-Ликой! - беззвучно пробормотал маг и сделал первый шаг.
   Сделав несколько витков, лестница вывела молодого человека в раздваивающийся коридор, слабо освещенный мелкими магическими светильниками. Серые стены без каких-либо опознавательных знаков, два прохода и больше ничего. Мальора задумался всего на миг, после чего повернул налево и осторожно пошагал вперед, постоянно прислушиваясь. Поплутав немного по коридору, Мальора вышел в маленькую комнатку, оканчивающуюся тупиком, и уже собрался, было повернуть назад, как услышал знакомые голоса своего учителя архимага Нарана и архимага Каракиса, в полголоса переговаривающихся между собой. Мальора замер, стараясь даже не дышать, затем отыскал глазами небольшое отверстие в полу. Молодой маг осторожно снял ботинки, чтобы не обнаружить себя неосторожным звуком, на цыпочках подкрался к круглой отдушине, лег на пол и заглянул внутрь.
   Прямо под ним отчетливо виднелась обнаженная девушка, лежащая без сознания на алтаре овальной формы, белого цвета с врезанными прямо в него серебряными рунами. Алтарь мягко светился, подсвечивая девушку снизу, обрисовывая изящную фигурку, серебряные руны перемигивались, отбрасывая в стороны серебристо-белые блики. Архимаг Каракис склонился над головой девушки, водя светящиеся белым светом руки над телом и окутывая ее голову жемчужно-белым свечением. Мальора замер, наблюдая за картиной, наконец, маг отстранился, пропав из виду, следом раздался нетерпеливый голос его учителя.
   - Ну что там, все получилось?
   В ответ послышалось какое-то бульканье, затем шумный выдох.
   - Память подкорректировал, - устало отозвался Каракис. - но не полностью. - маг замолчал на несколько секунд. - У меня возникло какое-то странное чувство, будто бы мне кто-то помогал и мешал одновременно.
   - Но тут кроме меня никого нет, Каракис, так что не говори ерунду. - Мальора недоуменно осмотрелся вокруг, пожал плечами и вновь припал к отдушине. - Говори, что сделал и чего нам ожидать?
   - Девчонка будет помнить только то, что кого-то собственноручно убила, будет помнить его внешность до мельчайших деталей и переживать по этому поводу. - голос архимага стал задумчивым. - Знаешь, Наран, в моей практике уже были случаи, когда надо было кого-то заставить забыть, что они кого-то любят, и это всегда было очень трудно сделать. А тут такое чувство, что мне кто-то в этом охотно помогал, причем в ее памяти прозвучал мужской голос на непонятном языке, сказавший, что единственный способ избавиться от любви, это забыть свою вторую половину, ведь любовь непременно должна с кем-то ассоциироваться. Нет памяти - нет любви. - Каракис вновь замолчал на несколько секунд, затем продолжил. - Я смысл фразы-то уловил не сразу, как будто специально для меня переводили, а потом холодный женский голос сказал - Забудь, после чего девушка испытала сильную душевную боль, это и позволило подкорректировать ее память, в остальном, как ни старался, все попытки в пустую.
   - Хм, а как выглядел тот демон?
   - Как обычный демон, изображаемый в храмах Инкара-Лики: черная чешуя, хвост с шипом на конце, три рога и миленькая клыкастая мордашка, от которой мурашки по всему телу табунами носятся. Еще про кожистые крылья чуть не забыл, вот только у него одно крыло было срезано начисто, прямо по сгибу, когти, в общем, все как полагается. - Каракис задумался. - Там одна странность интересная была - очертания тела за меркнущей аурой как-то странно смазались на одно мгновение, ну да ладно, не хочется его вспоминать.
   - Действительно самый обычный демон. - пробормотал Наран. - Аура у него действительно меркла?
   - Меркла, Наран, меркла, я тоже об этом подумал в первую очередь.
   - Поделись мыслями, друг мой, хочется себя проверить.
   - Да что там проверять, я тоже помню старое пророчество последнего мага оборотня, что придет на Северье учитель старших, после чего падет власть предателей, у них на тотемах всегда были изображены именно такие демоны, сам мог убедиться. Такие же изображения есть и на тотемах каждого мастера боя.
   - Я не об этом, Каракис, глупое пророчество и изображения на тотемах меня не волнуют, меня волнует то, что маги, приходящие из внешних миров всегда приходят парами. Я вот думаю, куда второго занесло, и не второго ли она прирезала?
   - А если и так, то что?
   - Да ничего, раз мы не почувствовали прихода второго мага, будем считать, что его труп занесло в Темноземелье, все же демон-то темный. Но на всякий случай следует напрячь агентов в остальных школах магии, пусть проверят сильных аколитов, появившихся за последнюю неделю. Не хотелось бы иметь под боком неизвестную величину в виде большой магической проблемы.
   - Тут ты прав, но если он даже еще живой попал в Темноземелье, то выбраться оттуда, нет ни единого шанса, вон, девчонка все еще без сознания, но аура при этом цела и невредима. Кстати, ты уж меня извини, Наран, но демона-то мы вряд ли проморгаем, внешность приметнейшая все-таки, засветится быстро.
   - Ты прав. Ладно, теперь девочка подготовлена к встрече с Орденом Семьи и его адептами, следовательно, Орденские прайды ей больше не угрожают, а на чувстве вины можно потом придумать, как сыграть. - В поле зрения Мальоры показался архимаг Наран. Учитель засучил рукава балахона, и молодой маг рассмотрел в его руках странные нити, серого цвета с разноцветными вкраплениями, непонятно для чего предназначенные. - Отставим наши домыслы на потом, пора приступать к процедуре ограничения. - правая рука скрылась из виду, а когда появилась в ней был зажат Атам архимага, простой клинок белого металла, из того же материала простая рукоять без гарды и по всему лезвию змеились серебристые руны. Маг сделал продольный надрез на груди девушки, из него тут же показалась тонкая струйка крови.
   - Что она будет чувствовать после этого? - деловито поинтересовался Каракис, склонившийся над телом с другой стороны и внимательно наблюдая за действиями коллеги.
   - Немного ослабнет магически, да легкий дискомфорт почувствует, который быстро пропадет и ни единого следа на коже.
   Архимаг говорил что-то еще, но побледневший при виде крови Мальора этого не слышал. С трудом подавляя рвоту, и немного отдышавшись, молодой маг отполз к стене, полежал немного, уставившись в потолок.
   - "Почему я не могу перебороть эту слабость? Ведь до поступления в Храмовую школу магии ничего подобного не испытывал. Сколько не пытаюсь, не могу понять почему? Что со мной такое приключилось?"
   Со стороны отдушины послышалось какое-то звяканье, напомнившее о недавно увиденной картине, Мальора, зажал себе рот, чтобы не застонать и на четвереньках пополз к выходу.
   Выбравшись в лабораторию, молодой человек распластался на полу, возле закрывшегося прохода и бездумно закрыл глаза. Мага заставило вскочить с пола содрогание стен со звоном стекла на лабораторных столах. Оглядевшись по сторонам, Мальора увидел, что Щит тишины пропал, а значит можно выйти наружу.
   Мальора доплелся до своей комнаты и, не раздеваясь, рухнул в кровать, не обращая внимания на царящий в комнате идеальный порядок и одинокую девичью фигурку спящую на стуле. Эбри уронила голову на руки, положив их на круглый подоконник, сладко посапывала.
   ***
   Словно из ниоткуда раздавался холодный женский голос, пробирающий до дрожи, вливая грусть, тоску, печаль в израненную душу и описывая, что видит девушка. Ксения стояла над телом демона, павшим от ее руки, ужас узнавания сдавил сердце, разрывая душу. Боль терзала, заставляя плакать, а голос бил, каждым своим словом.
   - Вокруг царила ночь, лаская взор сияньем звезд, звезд далеких и одновременно близких. Звезды озаряли все вокруг, и девичью фигурку, заснеженную землю.
   - Черные зевы смерзшейся земли, казалось, улыбались лику вечной спутницы ночи. Сиянье звезд померкло от сиянья снега, начавшего полет свой вниз и убирая шрамы на лице земли. Снег шел, а "ты" стоишь, обхватив "себя" руками, над телом демона, которого любила, ... любила больше жизни!
   - Атам торчит в груди покрытой черной чешуей, крыло обрублено и тело бездыханно. Рога устремлены во тьму ночного неба, хвост обездвижен, любимый окровавлен. Застывшие глаза устремлены в глаза любимой, в них нет ни ненависти, ни осужденья, там лишь любовь и боль и тайна затухают.
   - Ладони девушки в крови, от ран в груди исчадья тьмы и ада, которого сама же и убила. Слезы навернулись на "твои" глаза от осознанья - "ты" убила! Пусть демона, но "ты" его любила! Он воплощенье хаоса, он темный ангел, был! Демон, приносивший страх и боль, одним лишь появленьем! Демоном был "твой" любимый! Жнец смерти лютой, жнец ужаса и страха. Он хохотал врагам в лицо, рвал, проливая кровь чужую и свою, но принял смерть от рук "своей" "любимой"! Ведь "ты" его убила!
   - Глотая горечь слез, ревешь от боли рвущей душу "ты"! ... Того лишила жизни "ты", кого всегда любила, того, кто закрывал "тебя" собой и отвращал напасти. Обняв за тонкий стан, дарил покой и радость жизни, одним лишь нахожденьем рядом. Даря огонь любви, влек за собой в шторм чувств и неги рая! "Тебе" любовно улыбался, лаская душу, тело!
   - Клинок в руке! Удар и костяной стилет пронзает плоть и дарит боль, но боль не избавленья! Клинок в груди, покрытой черной чешуей, как будто с укоризной смотрит на "тебя", чернеет рунами и залит алой кровью!
   Ксения пыталась закрыть уши руками, но голос не отступал, она хотела выть, орать, но что-то не давало, удерживая на самом краю черной бездны, секунды шли, отпугивая глухое отчаяние.
   Сердце сдавило, на краткий миг замерло в неверии, а затем понеслось вскачь, запело, когда когтистые лапы обхватили сзади, сжав в объятьях и подарив надежду. Ксения почувствовала горячее дыхание в волосах, а спиной твердую мужскую грудь.
   Из-за туч, плавно и величаво выплыла луна, освещая заснеженное пространство серебристым загадочным светом. Объятья разжались, когтистая лапа, поймав луч лунного сиянья, набрала в ладонь серебряного света, затем убрала за спину, боящейся повернуться девушки. Чуть хриплый от возбуждения любимый голос продекламировал нараспев, выделяя каждый оборот интонацией и заставляя увидеть все волшебство стиха поэта:

Луна уже плывет медлительно и низко.

Она задумалась, - так, прежде чем уснуть,

В подушках утонув, мечтает одалиска,

Задумчивой рукой свою лаская грудь.

Ей сладко умирать и млеть от наслажденья

Средь облачных лавин, на мягкой их спине,

И все глядеть, глядеть на белые виденья,

Что, как цветы, встают в лазурной глубине.

Когда ж из глаз ее слеза истомы праздной

На этот грустный шар падет росой алмазной,

Отверженный поэт, бессонный друг ночей,

Тот сгусток лунного мерцающего света

Подхватит на ладонь и спрячет в сердце где-то

Подальше от чужих, от солнечных лучей.

[Печали луны - Ш. Бодлер. Цветы зла]

  
   Голос замолчал, объятья растворились вместе с ним, и отчаяние навалилось с новой силой, разрывая душу и сердце на части, слезы застили глаза, смазывая страшную картину. Ксения увидела ожившие тьмой глаза демона, на повернувшемся к ней лице, губы мертвого демона медленно разошлись в улыбке, обнажая окровавленные клыки. Тело на миг смазалось и медленно начало растворяться, бесследно исчезая, вслед за этим, до девушки донесся голос.
   - Не переживай, Светлячок, смерть и жизнь всегда идут рука об руку, они, порой обманчивы и непредсказуемы, способны преподнести как подарки, так и разочарования. Поверь мне, так нужно! Мы с тобой все равно когда-нибудь встретимся, смерть для нас не преграда, так что наберись терпения, Кнопка, бери от жизни все без оглядки на все, что было или не было! Будь загадочной, туманной, но твердой духом, будь моей валькирией по имени Мист.
   Голос растаял, как сновиденье, унося с собою боль и разочарование разлуки, оставляя лишь легкую грусть и пламя надежды на будущее, даря исцеление душе и легкость во всем теле. Легкость, зовущую вдаль, Ксения всем своим существом потянулась вслед за обуявшим ее чувством. Словно в ответ на тягу к неведомому, девушку подхватила теплая волна, омывая со всех сторон, и унося в жемчужное свечение. На губах заиграла томная улыбка предвкушения грядущих приключений, волнующих ощущений и новых встреч. Волна убаюкивала, несла все дальше и дальше сквозь мягкое свечение, донося до слуха щебет птиц, шум ветра, заблудившегося в кронах деревьев и ароматы леса в самый разгар лета.
   Ксению окутала прохлада летнего леса, какая всегда бывает в тени густых крон деревьев. Девушка с удовольствием потянулась, улыбка продолжала блуждать на чуть припухлых женских губках, а в следующий момент по лицу провели чем-то горячим и мокрым, пахнувшим псиной.
   Резко распахнув глаза, Ксения уставилась в янтарные глаза с вертикальной щелочкой белой, без единого пятнышка волчицы. Испуганно пискнув, Ксения начала медленно отползать спиной вперед, стараясь не делать резких движений, в голове билась только одна мысль. - "Только не смотри ей в глаза!" - но отвести взора никак не удавалось, девушка даже не могла сказать, откуда она знает, что это волчица.
   Зверь фыркнул и вывалил алый язык, обнажив белоснежные клыки, Ксения замерла на месте, удивленно рассматривая белую блестящую шкуру. Страх рассеялся, словно его и не было.
   - Да ты смеешься надомной, морда ехидная!
   Волчица растянула губы, сверкнув глазами, и развернулась к девушке задом, посмотрев на девушку, медленно двинулась вперед, словно приглашая за собой. Ксения поднялась на ноги, затем двинулась вслед странному животному, любуясь хищной грацией, сильными мышцами под переливающейся густой шерстью.
   - Ты куда?
   Волчица бежала вперед, изредка бросая на девушку взгляды, словно проверяя, следует ли за ней Ксения. Девушка спешила, но все равно постепенно отставала.
   - Блина, да как же так, я же бегу, а она только медленно идет, и ведь удаляется! Да подожди же ты! - запыхавшись, выкрикнула Ксения, волчица сверкнула янтарными глазами. - Еще и смеется!
   Постепенно волчица скрылась в густом лесу, нырнув в папоротник, оставив после себя легкое волнение и чувство узнавания. Заскочив в папоротник, Ксения вновь позвала, но никакого ответа не последовало.
   - Свалила ехидина! - девушка раздосадовано поморщилась, удивленно оглянулась по сторонам, только сейчас заметив, что находится посреди чащи. Вокруг росли деревья, лиственные с хвойными вперемешку, кустарники, превалировал, однако папоротник, белел, кое-где высохший ягель на открытых участках леса.
   Издалека послышался тоненький плач, Ксения насторожилась, еле слышное неразборчивое бормотание доносилось откуда-то справа. Девушка медленно двинулась в ту сторону, поминутно останавливаясь, чтобы определить направление, затем снова пускалась в путь, огибая деревья и кустарник.
   Голос был почти детский, по крайней мере, тоненький и звонкий, временами затихающий.
   - Хозяйка, помоги!
   Ягель под стопой мягко зашуршал, Ксения замерла. В следующий момент из-за куста на нее с громким рычанием выпрыгнула давешняя волчица. Девушка завизжала, закрываясь руками, лишь запомнила оскаленную пасть с огромными белоснежными клыками, направленными ей в горло, а самое главное горящие яростным янтарным светом глаза, гипнотизирующие и лишающие воли.
   Девушка почувствовала волну воздуха, обдавшую ее запахом псины и павшей листвы, затем пришла сильная слабость, дурманящая голову. Мысли поползли медленно, словно в киселе, следом появилось головокружение. Ксения застонала от подступившей к горлу тошноты, девушка будто бы куда-то падала, ожидала, что вот-вот упадет на мягкий лесной мох, но вместо чуть колючего растения почувствовала под щекой мягкую подушку.
   Тоненький детский голосок звал все настойчивей, заставляя преодолевать слабость и вставать.
   - Хозяйка, помоги!
   Ксения резко села, схватившись за голову, перед глазами все было как в тумане. Слева маячило какое-то непонятное расплывающееся пятно белого цвета, настойчиво уговаривая лечь обратно и дождаться какого-то архимага. Ксения, с трудом сфокусировав зрение, увидела перед собой взволнованную девушку в белом балахоне с изображением белого лотоса на фоне серебряного круга справой стороны груди.
   - Лягте, пожалуйста, вы еще слабы. - девушка настойчиво продолжала уговаривать, взволнованно поглядывая на Ксению. - Я сейчас пошлю за архимагом Нараном, он просил позвать его, как только вы придете в себя.
   Ксения недоуменно осмотрела белые стены комнаты, в которой находилась, кроме кровати и стула, на котором, похоже и сидела неизвестная, не было больше ничего.
   - Снова больница. - протянула Ксения отмахнувшись от уговоров, затем вновь услышала чей-то зов. - Отстань, кому-то моя помощь нужна!
   Девушка вновь принялась уговаривать, Ксения лишь отмахивалась, затем медленно опустила ноги с узкой кровати.
   - Архимаг Наран приказал никуда не уходить до его прихода, вам необходимо с ним поговорить!
   Девушка попыталась нажать на плечи Ксении, в тщетной попытке уложить последнюю обратно. Ксения, недобро сощурившись, сбросила руки девушки, затем осмотрела себя саму, а, увидев, что на ней ничего нет, за исключением незнакомого кольца на правом безымянном пальце, задохнулась от возмущения.
   - Где моя одежда?!
   Неизвестная вновь попыталась уложить девушку на кровать, приговаривая.
   - Мы ее специально сняли, чтобы удобнее было архимагам проводить осмотр.
   Ксения зарычала от злости и попыталась нашарить одеяло, но ничего не найдя, Ксения обернулась, злость застила глаза. Ксения схватила неизвестную за подбородок, больно сжав, приблизила к себе, при этом изумрудное свечение мгновенно уступило место яростному ярко-янтарному огню.
   - Меня даже не накрывали простыней?! - Ксения перехватила девушку за волосы, натянув кожу на голове. - И на меня беспрепятственно пялились какие-то мужики?!
   Девушка, побелев от страха и боли, пролопотала еле слышно.
   - Они проводили осмотр.
   Ксения прищурилась, отпустила облегченно вздохнувшую девушку и приказным тоном скомандовала.
   - Раздевайся!
   Девушка начала снимать трясущимися руками балахон, на глаза навернулись слезы. Передала одежду Ксении, после чего, закрыв ладошками грудь, так как под балахоном ничего не было, прорыдала.
   - Архимаг Наран приказал дождаться его!
   Ксения надела балахон, и подвернув слишком длинные рукава, посмотрела на девушку.
   - Мне плевать на приказ мужика, имевшего наглость пялиться на меня без моего ведома и разрешения, усекла?!
   Девушка кивнула, забившись в дальний угол. Ксения, покачнувшись на нетвердых ногах, направилась к дверям, сделав шаг, запнулась о подол и только чудом не познакомилась с полом.
   - Демон! - ругнулась Ксения, поднимаясь с пола. - Стены - белые, одежда - белая, психи! - голосок напоминал о себе настойчивым зовом, заставляя идти вперед, не обращая ни на что внимания. Ксения оборвала подол чуть выше колен, и, отбросив оторванный клок, Ксения все же вышла за дверь, оказавшись в длинном коридоре.
   Замерев на миг, Ксения покрутила головой по сторонам, прикрыв глаза и прислушиваясь. Уловив, откуда доносится зов, повернула направо, слегка пошатываясь, двинулась вслед зовущему голосу. Дальнейший путь прошел как в тумане, мимо мелькали какие-то лица, чаще удивленные, реже насмешливые, правда, ненадолго, быстро сменяясь гримасой боли. Мелькали коридоры, люди все как один наряженные в странные балахоны.
   Ксения приблизилась к резной деревянной двустворчатой двери, зов стал просто невыносим. Голос продолжал звать на помощь, Ксения дернула ручку двери, на себя, толкнула дверь внутрь, но те никак не хотели открываться куда бы то ни было. Раздраженно зашипев, Ксения стала барабанить по ней кулаками, оставляя глубокие вмятины на темном дереве двери.
   Дверь неожиданно открылась, пропуская Ксению внутрь, ей тут же преградил дорогу какой-то молодой парень в точно таком же белом балахоне как у всех остальных ранее виденных.
   - Аколит третьей ступени, что вы себе позволяете?!
   Ксения, недолго думая, всадила колено парню в пах и, оттолкнув с дороги, прошипела.
   - Прицепишься во второй раз, оторву к демонам!
   Парень, согнувшись пополам, только тихо поскуливал, Ксения двинулась вперед, злость прибывала, словно прибой. Глаза полыхали янтарным пламенем, скрывая за собой сузившийся зрачок.
   Пройдя по короткому коридору, Ксения ввалилась в полутемную комнатушку. Встав на пороге, девушка повела головой из стороны в сторону, мимолетно осматривая заваленные чем-то непонятным столы. На нескольких столах, стоящих возле стен, чего только не было? Были какие-то кристаллы, в стеклянных колбах переливалась разноцветная жидкость. Что-то временами искрилось, пофыркивало, взрывалось с тихими хлопками. Повсюду валялись инструменты непонятного назначения, и посреди всего этого великолепия находился какой-то старик. Пожилой человек стоял склонившись над столом, стоящим справа от Ксении и не отвлекаясь ни на что, рассматривал рубиновый кулон в виде какого-то цветка на серебряной цепочке. Старик неразборчиво бормотал себе под нос, записывал что-то в свиток, закрепленный на планшете золотым пером, обмакивая в чернила. Старик, время от времени направлял на кулон какое-то белое свечение, срывающееся с указательного пальца левой руки, правой делал записи, временами хмурился, поглаживая длинную бороду.
   Ксения сделала несколько шагов к человеку, пристально всматриваясь в кулон. Кулон продолжал звать.
   - Хозяйка помоги! Возьми меня в руки, хозяйка.
   Ксения протянула руку к кулону, человек ругнулся и, не отвлекаясь от своего занятия, запустил в Ксению короткую белую молнию.
   - Не смейте мне мешать, когда я работаю!
   Ксения пошатнулась от тысячи иголок пронзивших кожу одновременно по всему телу, закусила губу и тихонько застонала, а глаза вновь стали изумрудного цвета. Стон заставил старика обернуться и посмотреть на девушку. Ярко-голубые глаза старика расширились в изумлении, пробежались от босых ступней до растрепанных темно-каштановых волос.
   - Это как понимать, аколит третьей ступени?! Что за вид?!
   Ксения оправилась от последствий удара белой молнии, затем, потупив взор, смущенно пробормотала.
   - Простите меня. - Ксения посмотрела в глаза старику, сделала короткий шаг вперед и, ухватив его за бороду, заставила встретиться лицом со столешницей. Из разбитого ударом носа, потекла кровь, оставляя разводы на поверхности стола, Ксения прошипела в лицо старику.
   - По какому праву, ты забрал вещь, принадлежащую мне? - припечатала вновь о столешницу. - Кто тебе дал право распоряжаться моим имуществом? - глаза девушки начали медленно наливаться янтарным свечением, после третьего удара, старик, потеряв сознание, повис безвольной тряпкой в руках девушки.
   Опустив старика на пол, Ксения взяла кулон в руку, сразу же почувствовала себя много лучше, ноги больше не подкашивались, зрение обрело четкость, казалось, даже дышать легче стало. Ксения недоуменно посмотрела на кулон.
   - А почему мы больше не говорим?
   Как только Ксения взяла кулон в руки, голосок пропал бесследно, словно и не было никогда. Пожав плечами, надела кулон на шею и резко повернулась на деликатное покашливание за спиной.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"