Кривицкий Кирилл Михайлович: другие произведения.

Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава еще сырая, но уже капает меньше.


Глава 8

   Язулла облегченно вздохнул, остановившись у стены какого-то дома, оглядевшись по сторонам, воин проводил взглядом кровавый песок, медленно оседающий на мостовую. Обернувшись назад, Язулла знаками показал, чтобы все сохраняли полное молчание, после чего, пошел вдоль стены, огибая дом слева, уходя на параллельную улицу, так чтобы со стороны дворца, поредевший отряд не заметили. Подойдя к незаметной кованой двери под увивающим ее плющом, Язулла, просунув руку между прутьев, на что-то внутри нажал. Со стороны дома, закрытого со всех сторон от просмотра высокой стеной донеслась мелодичная трель певчей птицы, несколько минут ничего не происходило, Язулла взволнованно пробормотал себе под нос.
   - Ашарака, только бы ты не поменял своих привычек!
   Данте, успокоившись, с интересом рассматривал серый двухметровый забор, разукрашенный разноцветной мозаикой, изображавшую красную пустыню с табуном лошадей, несущимся на золотой закат, вздымая копытами песок, не обращая внимания на зашевелившегося пленника. Картина была настолько реалистичная, что Данте, залюбовавшись, пропустил момент, когда кто-то подошел к двери с той стороны. Стукнув хана в голову, Данте поправил на плече свою ношу, завозившуюся при звуке настороженного мужского голоса с той стороны двери, и прислушался.
   - Господина Ашараки-Ютен, сейчас нет дома.
   Язулла, воровато оглянувшись, прошептал, склонившись к самой двери.
   - Лайз, это я, Язулла-Цукен. Пусти нас.
   Дверь моментально распахнулась, пропуская воина внутрь, Язулла махнул рукой остальным, приглашая зайти на задний двор. Протиснувшись внутрь, Данте с облегчением сбросил глухо застонавшего хана на землю и с интересом оглядел впустившего их человека. Захлопнув дверь, на них с изумлением на сморщенном от старости лице смотрел сухощавый старик. Смуглое, почти черное лицо, изборожденное глубокими морщинами, темные, чуть выцветшие от времени раскосые глаза, тонкие губы и легкий, кремового цвета халат, из-под которого выглядывали загнутые носки бежевых тапок с какой-то вышивкой. Оглядев орков, их огромные секиры со следами запекшейся крови на двусторонних лезвиях, Лайз перевел взгляд на не менее живописно выглядящих оборванных оборотней, а, увидев пленника, старик взволнованно спросил.
   - Господин Язулла, что там произошло, вы откуда?
   Язулла поморщился при виде пленника и, махнув рукой, ответил.
   - С арены, Лайз, мы сбежали, где Ашарака?
   Старик расплылся в улыбке при упоминании о побеге, от чего лицо старика словно треснуло глубокими морщинами, раскосые глаза превратились в щелочки, почти скрыв зрачки.
   - Да дома он, просто мне сказал, всем говорить, будто его нет, прошу за мной.
   Вздохнув с облегчением, Язулла последовал вслед за степенно шагающим старцем, подхватив хана, Данте скользнул взглядом по простой тропинке, диковатому саду, в котором казалось, сами по себе росли разнообразные цветы всевозможных форм и расцветок. Но, присмотревшись внимательно, Данте понял, что так и было задумано. На первый взгляд, дикий сад просто выглядел таковым, но если присмотреться, было не трудно заметить собранную сухую листву, аккуратно подстриженные кусты темно-зеленого цвета. Цветы радовали глаз и обоняние, а цветовая гамма, со вкусом и умом подобранная, выглядела просто бесподобно. Скользнув взглядом по небольшому мраморному фонтану, Данте перевел глаза на дом, органично вписывающийся в окружающую обстановку. Густая зелень сада, скрывала большую его часть, из-за кустов выглядывал лишь белый приплюснутый купол крыши с большими темно-синими вставками, сверкающими на солнце. Оказавшись внутри, Данте недоуменно покрутил головой, вампиру показалось, что он оказался под водой но, бросив взгляд вверх, понял, что к чему. Темно-синие вставки в крыше, оказались попросту затемненным стеклом синего цвета. Солнечные лучи, проходя сквозь вставки, создавали приятное светло синее освещение в помещении, а стены, соответствующе оформленные, давали ощущение подводного погружения. Все стены были выложены кораллом, какие-то растения, колышущиеся на сквозняке, смахивали на водоросли, кое-где виднелись мозаичные изображения причудливых рыб, создавая ощущение блеском чешуи, что они живые.
   Отряд в полном молчании, заворожено оглядываясь по сторонам, медленно двигался за старцем, ведущим их через анфиладу комнат и коротких переходов. Данте с удовольствием любовался обстановкой и оформлением, дивясь фантазии и мастерству местного дизайнера, по мере движения, вампир не встретил ни одного одинакового оформления. Встречались комнаты, оформленные в виде лесной опушки, красной пустыни, горных вершин и еще много чего. Наконец, отряд остановился у простой деревянной двери, без всякой вычурности, увидев ее, Данте хмыкнул, поняв, что их привели к хозяину. Лайз, коротко постучавшись, с широкой улыбкой впустил Язуллу и остальных в большой кабинет, в котором чувствовалось, что хозяин сего дома любит пребывать именно в этом полутемном кабинете. Рабочий беспорядок на столе, как попало разбросанные подушки по полу, кучи черновиков и свитков лежали на всех без исключения поверхностях, полки с книгами и свитками громоздились практически возле каждой стены.
   Войдя в кабинет, Язулла коротко кашлянул, привлекая к себе внимание невысокого, чуть полноватого лысого человека с одной небольшой косицей на затылке. Хозяин только махнул рукой, мол, не отвлекайте от работы, не поднимая головы от свитка расположенного перед ним на небольшом с гнутыми ножками столе. Язулла, усмехнувшись, присел на подушку напротив Ашараки, мужчина раздосадовано поднял голову и уставился на Язуллу разноцветными глазами, Данте удивленно моргнул, не понимая как такое сочетание глаз возможно. Ашарака оказался обладателем ярко синего глаза и темно-карего. Глаза мужчины расширились при виде Язуллы, затем, издав громкий вопль радости, Ашарака вскочил с места и повалил воина, пытаясь задушить смеющегося друга в объятьях, перепрыгнув через стол.
   - Язулла, сын Дантара, я уж думал, что потерял тебя!
   После того как убедился, что это именно Язулла перед ним, отстранившись от воина, мужчина рассмотрел его пристальнее, оглядел грязную серую тюремную дерюгу, чумазое заросшее щетиной лицо и только после этого обратил внимание на остальных. Икнув, Ашарака поднялся на ноги, задрав голову вверх, посмотрел в ироничные красные глаза огромного орка. Вспомнив о приличиях, мужчина коротко поклонился и поправил помятый бардовый халат, затем представился.
   - Ашарака-Ютен, к вашим услугам, господа. Друзья моего друга - мои друзья, сейчас распоряжусь, чтобы вас разместили и показали место, где помыться, затем вас всех накормят. Сдается мне, что кухня арены не является верхом кулинарного искусства.
   Данте с интересом рассматривал стоящего перед ним человека, Ашарака отнюдь не лгал, что с удовольствием принимает гостей, что самое главное, он даже не заикнулся о том, что опасается погони. Данте подумал про себя. - "Хоть и велеречив, но этот мужик мне определенно нравится, страха нет и в помине, интересно, чем он занимается? Больше смахивает на какого-нибудь увлеченного ученого или поэта. С этим разберемся потом, надо сначала куда-нибудь определить ханчика, затем помыться не помешает да и перекусить, а то гемоглобиновая диета уже надоела".
   Данте привлек внимание радушного хозяина дома к себе, деликатным покашливанием.
   - Уважаемый Ашарака-Ютен, покажите, пожалуйста, место, куда на время можно определить нашего многоуважаемого незнамо кем гостя. - поправив бессознательное тело на плече, Данте выразительно посмотрел на хозяина.
   Ашарака мельком оглядев Данте и его ношу, коротко поинтересовался.
   - Пленник? - дождавшись кивка, махнул куда-то рукой. - Я распоряжусь, чтобы его доставили в подвал, есть там у меня одна комнатка, так сказать, для приватных бесед.
   Хлопнув понурого Чатлана по плечу, Данте широко улыбнулся и сказал.
   - Чат, не парься, сейчас помоемся, а то уже грязь отваливаться начинает, да перекусим, затем восстановим связь с твоим даром, после чего подумаем, что делать дальше.
   Чатлан вскинул горящие сумасшедшей надеждой глаза на Данте, и не найдя в глазах вампира и тени насмешки молча кивнул. Данте посмотрел на тихо разговаривающих между собой друзей, затем окликнул.
   - Язулла, потом все вместе поговорим, к сожалению, у нас мало времени, и оставаться тут надолго, нет ни времени, ни возможности, твоего друга подставим, а этого хотелось бы избежать.
   Данте прислушался к окружающему, и не почувствовав ни единого ожившего мертвеца в округе, продолжил.
   - Мертвые упокоились, сейчас начнут все шерстить в городе и разгребать бардак, в общем, надо поторопиться, Ашарака-Ютен, можно вас попросить разведать обстановку в городе каким-нибудь образом?
   - Не беспокойтесь и можете отдыхать, сюда ни один кахул не зайдет, лучше отдохните, попытаюсь что-нибудь разузнать к завтрашнему утру, но ничего не гарантирую. - Ашарака дернул за какой-то шнурок, висящий на стене, рядом со столиком и буквально через секунду в кабинет вошел Лайз, Ашарака коротко распорядился. - Гостей разместить и обеспечить всем необходимым, пленника в подвал. - мужчина посмотрел на Данте. - Его можно развязать?
   - Не стоит, несколько часов без движения и еды ему не навредят, мне он нужен всего лишь живым, о целостности можете не беспокоиться.
   Передав тушку хана на руки двум молодым парням, с короткими косичками на затылках, направился вместе со всеми за старцем, идущим впереди. Пройдя несколько комнат, отряд вошел в большое помещение местной купальни, Данте, оглядев мозаичные стены, большой бассейн с голубоватой, из-за синего мрамора на дне водой, и несколько отдельных небольших комнат, заполненных горячим влажным паром, блаженно улыбнулся. И прямо на ходу стаскивая с себя грязные шорты с оторванными штанинами, снятые еще в камере с мертвого кахула, зашел в первую попавшуюся.
   Зайдя в парилку, Данте задумчиво осмотрелся в поисках средств омовения и не найдя ничего похожего вышел обратно. Осмотрев чего-то ожидавших людей, орков и гномов с оборотнями проследил за их взглядами. Две девушки с толстыми темными косами в легких шароварах и открытых топах молча, раскладывали несколько комплектов одежды на мраморной лавке возле бассейна. Пожав плечами, Данте подошел к ближайшей девушке и, похлопав по плечу, обратился.
   - Красавица, подскажи, пожалуйста, чем тут вообще мыться?
   Девушка, обернувшись, с улыбкой на лице уже хотела что-то ответить но, бросив взгляд на голого вампира, залилась ярким румянцем и, зажмурилась, замерев на месте, лишь промычала что-то неразборчивое. Данте усмехнулся, рассматривая смущенную красавицу, нежную смуглую кожу, почти черную от прилившей к лицу крови, темные брови в разлет и руки, теребящие немного просвечивающий местный аналог топа. Вторая девушка, закончив раскладывать одежду, тоже обернулась, но в отличие от первой, взглянула в лицо Данте, после чего девушка прямо на глазах посерела лицом и, закатив глаза, с тихим стоном сползла по стене на пол. Махнув рукой на лишившуюся чувств девушку, Данте оглянулся на Язуллу, выпучившего глаза и спросил раздосадовано.
   - Яз, я что, снова какой-нибудь местный запрет нарушил или как? - придя в себя, Язулла скупо усмехнулся, после чего ответил.
   - Да нет, просто у нас не принято нагишом разгуливать перед женщиной, не являющейся твоей женой или на крайний случай наложницей.
   Облегченно вздохнув, Данте подумал про себя. - "Ф-фух, не хватало еще и с Ашараком поссориться!" - в слух сказал. - Ладно, симпатяг смущать не буду, но мне настоятельно требуется разъяснить один насущный вопрос, чем мыться?!
   - Дан, ты там скребки видел? - вампир кивнул. - Вот ими и мыться, берешь и соскабливаешь с кожи грязь, как еще-то? Затем берешь мыльную воду, наносишь на кожу и снова снимаешь скребком, ополаскиваешься из бадьи, затем в бассейн, вот собственно и все.
   Данте ругнулся.
   - Ангел, да что за страна такая?! Мыться скребком, в гарем зайти нельзя, нагишом перед симпатичной девчонкой, которая сама забрела в местную комнату для ополаскивания, ходить не принято, втихомолку резать можно, а вот казнить ни-ни, на арену, видите ли, отправляют! Тьфу, пойду париться и заморачиваться с этими вашими скребками!
   Развернувшись, Данте вошел обратно в парилку и принялся с остервенением соскребать грязь с кожи целыми слоями, порой сдирая отмершую кожу шрамов. Пропыхтев несколько минут, непрестанно поминая всех без разбора, Данте наконец-то закончил пытку и блаженно растянулся на лавке. Прикрыв глаза, стал неспешно обдумывать недавние события.
   - "Думал, после того как попаду на Северье, загадок и непонятных событий станет меньше. Ага, держи карман шире, загадок и вопросов стало больше. Что блин за октограмма и что за заклинание я недавно применил?! А самое главное, что за женщина, точнее существо меня поддержало? Могущественная дама, и судя по ощущениям, прибить меня пока не жаждет, вон какое хитро-мудро-выколдованное заклинание мне в голову вложила, и накачала энергией по самые уши, думал, порвет ауру как воздушный шарик! Она не Мара это точно, тогда кто? Если только эта, как ее, а АйкенМа. Хм, если она, надо будет потом,... попозже выйти на связь и разобраться что к чему, оптимальный вариант, найти какого-нибудь ее священника и обстоятельно побеседовать на теологические темы, и только после этого что-то решать".
   - "В столице шухер навели качественный, я даже дома так не развлекался, честно говоря, не ожидал, что так выйдет, думал всего лишь развалить арену да выпустить на волю как можно больше народу и, смешавшись с толпой тихо испариться, нанеся визит вежливости хану. А тут вышло почти так же, только жертв действительно многовато вышло, а главное красиво и шумно, фиг забудут! Местная столица, кстати, надо не забыть узнать, как она называется, не один день на ушах стоять будет и трупы вывозить грузовиками, ну, не грузовиками, а местными средствами грузоперевозок".
   - "Что у нас дальше? А дальше у нас возникает вопрос, что со мной творилось, в комнате со стенами из хитина местного паучка? Кристаллы были переполнены тьмой, так? Так. Тогда почему слабеть начал, находясь в волнах тьмы? ... Ответа нет, придется узнавать экспериментальным путем, ладно, как-нибудь и кого-нибудь. Еще надо будет наших гномов попытать на предмет местных амулетов и артефактов, они с утречка чуть слюной не захлебнулись, смотря на амулет-духохранитель простенький, да и Ороллина надолго замкнуло, когда я Чатлану о поделках кустарных рассказывал. Что бы это значило? Ладно, выясню, если не забуду".
   - "Еще один животрепещущий вопрос касается непонятного голода. Откуда он взялся? ... Дух, что ли оголодал? По крайней мере, походит на примерно правильный ответ. Ладно, примем эту версию за отправную точку. Дух живой? Естественно, он меня боялся, когда я намеревался его подчинить, но вместо этого с ним слился. Тогда, по идее, я должен чувствовать все, что с ним происходит, так? Так, ведь боль же чувствовал, когда ауру жгли да нити обрывали. Тогда не удивительно, что почувствовал его голод, но возникает вопрос, откуда он взялся и куда подевался? ... Когда кровь пил, голод усиливался, значит, это не я его утолил, а сам дух, возникает еще один вопрос, чем и как? Снова тупик и очередная загадка. ... Почему тела в камере разложились столь быстро? ... Что-то знакомое в памяти всплывает, а да, точно! Тогда фамильяр выдрал из тела дух, но мужик-то был еще жив, а тут сомневаюсь, что можно жить разорванным на кучу составных частей, я тогда славно постарался. Какая-то бредятина получается, логика вроде как есть,... с большой натяжкой, а ответов нет".
   Окрик Язуллы, отвлек от дальнейших размышлений, Данте поморщившись, начал натираться мыльной водой, больше похожей на гель для душа распространенный на Земле. Светло-зеленая жидкость пахла неизвестными цветами, и мылилась на удивление хорошо. Ополоснувшись, вышел в купальню, где уже собрался весь отряд. Бросив взгляд на Алетагро, Данте подумал, слегка прищурившись. - "Ал, меня опасается, ... справедливо, в общем, опасается. Но мне нужны верные старшие на этом их Индероне, податься мне некуда, а орочьи и гномьи земли как нельзя лучше подходят для старта. У них в любом случае есть маги крови и рун, Чатлану связь с даром восстановлю и таким образом закрою дыры в своем магическом образовании с этих направлений. Следовательно, надо расположить орка к себе, только надо это сделать по-тихому и ненавязчиво, не показывая свою заинтересованность. А как это сделать? Самый лучший способ доказать свою полезность делом, а не просто фактом темномагического происхождения. Решено, становимся опорой в отряде и постараемся ничего кроваво-масштабного не учинять, ... по возможности, но постепенно буду приучать к мысли, что я нифига ни в каком месте не светлый".
   Данте нырнул в прохладную воду бассейна, и лег на воду, расслабив мышцы. Полежав немного, перевернулся на живот и в два сильных гребка оказался возле бортика с корзиной фруктов на нем. Надкусив сочную грушу, или какой-то сходный по форме и вкусу плод, Данте посмотрел на Язуллу, наблюдающего за ним.
   - Дан, ты говорил, что можешь вернуть Чатлану связь с даром?
   - Могу, наверное. Гарантий не дам, но попробую, Чат мне нужен в комплекте с его магией.
   Язулла заинтересованно посмотрел на Данте, затем перевел глаза на Чатлана, скромно притулившегося на мраморной скамье, завернувшись в большое белое полотенце.
   - А зачем?
   - Мне нужен учитель по магии огня, Яз, я знаю только одного такого мага, как ни странно это Чатлан.
   Маг огня вскинул голову и недоверчиво посмотрел на Данте, после чего, осипшим голосом попытался воскликнуть.
   - Дан, ты же темный! Магия огня относится к свету, как я тебя должен научить тому, к чему твой дар не предрасположен?!
   Данте насмешливо смерил взглядом обескураженного мага.
   - Чат, вы тут совсем на Северье деградировали, что ли? Магия первоэлементов никогда не принадлежала ни Свету, ни Тьме, она всегда была сама по себе, точно так же как магия крови и рун никак не принадлежат вышеуказанным стихиям. Так, для справки, в древности были маги света и тьмы со склонностью к какой-нибудь стихии первоэлементов и ничуть не страдали от этого.
   - Тогда тебе надо поступать в Менайканскую школу магии, там тебя обучат лучше, чем я.
   - Я подумаю над этим. - Данте ответил уклончиво. Поймав краем глаза скривившуюся физиономию Ороллина, подумал. - "Я что больной что ли, соваться в этот магический рассадник без предварительной разведки? Сначала вытащу из тебя все знания, что в твоей черепушке имеются, Чатлан, подучусь на Индероне, раз меня так настойчиво туда тянут гномы, а уж потом посмотрим, глядишь, действительно поступлю в эту школу. Но самое главное, мне нужно прикрыть тылы на случай внеплановых проблем, вдруг отступать придется, а так, если зарекомендую себя, будет куда отступать".
   В дверях появился Лайз, коротко поклонившись, обратился ко всем сразу.
   - У господина Ашарака сейчас гость, он просил вас облачиться и следовать за мной, стол уже накрыт, господин Ашарака к вам немного позже присоединится.
   Вытершись, Данте облачился в комплект одежды, предназначенный для него, покрутившись вокруг себя и рассмотрев белые шаровары до середины икр, белую же рубашку косоворотку, поморщился, примеривая того же цвета халат и тапочки с загнутыми вверх носами. Оглянувшись на звук рвущейся материи, и сдавленное ругательство расхохотался в голос над Алетагро, косоворотка которого, треснула вдоль спины. Опустив глаза на красные шаровары до колен, Данте зашелся в гомерическом хохоте. Алетагро сам, еле сдерживая смех, осматривал себя, шаровары треснули от неловкого движения, а в следующий момент стены купальни содрогнулись от громкого хохота нескольких глоток. Орки с гномами, потешались над собой громче всех, остальные над гномами, на которых не налезла ни одна рубаха. Не смущаясь, гномы накинули халаты и, подвязав пояса, стали выглядеть еще смешнее, халаты не сходились вместе и открывали великолепный вид на грудь и живот, а полы халатов стелились шлейфом по полу.
   Потешаясь друг над другом, отряд двинулся вслед посмеивающемуся Лайзу, пройдя в соседнюю комнату, увидели длинный стол, сплошь уставленный разными яствами. На столе красовалось несколько ваз с фруктами, блюда с пышущим жаром и распространяющим одуряющие запахи жареным мясом, куски свежего хлеба, кучи зелени, рыба всевозможного приготовления, булки, пирожки, какие-то графины и много чего еще. Рассевшись на подушки, лежащие вокруг стола, каждый принялся набивать желудок всем, что попадалось под руку. Данте все больше налегал на пирожки и фрукты, вяло, копаясь в мясных блюдах.
   Примерно через полчаса появился Ашарака, озабоченно осмотрев гостей, пожелал приятного аппетита и уселся во главе стола.
   - Я сейчас разговаривал с одним своим хорошим знакомым из Липецек, так он мне поведал весьма любопытные новости. Накопители по непонятной причине взорвались, вследствие чего, арена перестала существовать, просто-напросто развалившись. Погибло очень много людей, огромное количество идущих на свободу до нее действительно дошли, попросту сбежав, к тому же ни один маг, что был на арене, не выжил. Но это не главное, сейчас все войска брошены на поиски пропавшего хана, чтоб этот сын харала там и остался! При этом на сбежавших заключенных никто не обращает внимания вообще. Господа, новости прекрасные, вам лучшего времени для того, чтобы уйти за пределы халифата не придумать, путь открыт!
   Орки с гномами и полукровками нестройно загудели, приветствуя хорошую новость, Язулла пристально посмотрел на Ашарака.
   - Ашарака, чем ты тогда взволнован? - мужчина поморщился.
   - Понимаешь, Язулла, у меня есть некоторые проблемы финансового характера. Я приплачивал визирю, чтобы он предъявлял мои расписки к оплате по одной, а не все вместе, так вот, Лакши-Хана нашли на арене с перерезанным горлом, и теперь все договоренности пойдут к Дантару в чертоги, а чтобы договориться с его приемником у меня попросту не хватит золота. Если Утак-Кату погиб, начнется грызня за власть, так как у хана нет прямого наследника, следовательно, расписки предъявят к оплате очень быстро, ведь им понадобятся средства. Если же Утак-Кату жив, то оплату потребуют в любом случае, но чуть погодя. Но небольшая отсрочка меня не спасет, золото на оплату взять негде. Практически, у меня остался только этот дом, но и его скоро придется продать, чтобы рассчитаться с ростовщиками. Потому и волнуюсь, но это мои проблемы, главное у вас появился шанс уйти живыми из халифата.
   Данте поморщился и, отодвинув тарелку, поднялся из-за стола, поблагодарив за стол, сказал. - Сочувствую. Господин Ашарака, у вас найдется кочерга и жаровня? Мне с пленником тесно пообщаться нужно.
   - Найдется, все вам необходимое находится в подвале, еще от деда досталось. - Ашарака обернулся к двери, посмотрев на старца, распорядился. - Лайз, отведи господина Дана в подвал к пленнику.
   Старик коротко поклонился и, не говоря ни слова, вышел за дверь, Данте поманил за собой Чатлана, после чего последовал за Лайзом. Войдя в небольшую темную комнатку, Лайз распалил жаровню и, поклонившись, вышел.
   Чатлан недоуменно переводил взгляд с вампира на пленника, хан пошевелился, а маг, в свете огня, прищурившись, пытался вспомнить, где он видел этого человека, половину лица, которого закрывал широкий лоскут желтой материи, не давая пленнику выплюнуть кляп. Мысленно убрав кляп, грязь с лица в виде песка с кровью и представив три мелкие косички на затылке, заодно приодев человека в ярко-желтый халат, оторопел, так как понял кто именно перед ним. Чатлан воскликнул.
   - Дан, ты что, хана пытать собрался?! Он же хан! Да и потом он воин, боль переносить обучен!
   - Чат, не нервируй меня. Во-первых, он для тебя хан, а для меня лишь источник информации, во-вторых, как бы он не был подготовлен и силен духом, раскаленная кочерга кое-где моментально развяжет ему язык. Не то, что заговорит, запоет, соловьем заливаться будет. Да и потом, могу поспорить, что Утак сдастся сразу же, как только поймет, что именно собираюсь с ним сделать. Правда, Утак-Кату? - не обращая внимания на побелевшее от страха лицо хана, Данте сдернул с его шеи овальный амулет стального цвета с белой руной на поверхности. Покрутив амулет перед носом, пробормотал - Хм, занятная игрушка, а главное простая как болт с гайкой. - Данте вытащил кляп изо рта пленника. Хан тут же начал угрожать, сиплым голосом.
   - Меня найдут и вам не поздоровится! Кожу снимут...
   Данте, легким пинком под ребра прервал монолог.
   - Это я уже слышал, не страшно, ответь лучше мне на один вопрос, как вернуть связь с даром Чатлану?
   Хан презрительно скривился. Данте, пожав плечами, взял раскаленную кочергу в руку и, сунул ему под нос.
   - Слушай, чупакабра, у тебя только два варианта развития событий. Первый, ты добровольно рассказываешь все, что я хочу знать, и второй, вот с этой штучкой поешь долго-долго, но очень больно, вываливая на меня поток информации, решать тебе.
   Хан побелел но, не издав ни звука, высокомерно задрал голову и отвернулся. Данте недоуменно посмотрел на бледного Чатлана.
   - Слушай, он случаем не мазохист? - Чатлан медленно покачал головой. - Тогда подержи кочергу. - передав пыточный инструмент магу, Данте перевернул хана на живот и разодрал шаровары, Утак-Кату задергался, словно уж на сковородке и завопил не своим голосом.
   - Амулет не может вернуть связь, он предназначен только для лишения мага силы!
   - Я так и думал. - пробормотал Чатлан, воля к жизни и блеск глаз практически потухли, раскаленная кочерга с громким звоном упала на пол из ослабевших рук мага. Данте, усмехнувшись, посмотрел на Чатлана и, повернув молодого человека к себе лицом, спросил.
   - Чат, предлагаю обмен, ты меня учишь всему, что знаешь сам, я возвращаю тебе связь с даром, идет?
   - Дан, хан Утак-Кату сказал же, что амулет может только забрать силу, но не может восстановить связь!
   Данте, коротким ударом в челюсть сбил мага с ног, подняв опешившего Чатлана за шкирку, как следует, тряханул, заставив молодого человека взять себя в руки. Чатлан посмотрел на Данте, глазами, полыхающими бессильной и обреченной злостью.
   - Спрашиваю в последний раз, согласен?
   - Согласен!
   С кривой ухмылкой на губах, Данте сжал кулак, амулет с тихим хлопком и короткой белой вспышкой превратился в пыль. Глаза Чатлана полыхнули огнем, маг как-то сразу приободрился, спина распрямилась, на губах поселилась улыбка блаженства и неземного наслаждения. Чатлан моментально окутался огненной пленкой, отчего в темнице резко подскочила температура, Данте, глухо выругавшись, подсечкой сбил Чатлана с ног, затем, быстро намотав на руку сброшенный халат, ударил в висок, отправляя мага в глубокое путешествие внутрь себя. Затаптывая тлеющие останки некогда белого одеяния, Данте зло приговаривал.
   - Мальчишка! Идиот молодой, головой ушибленный кучу раз! Стоило только силу вернуть, как тут же теряет самоконтроль! Еще чуть-чуть и спалил бы нас обоих!
   Данте приложил хана головой об пол, после чего, схватив кое-где дымящееся бессознательное тело мага за ногу, потащил в коридор. Выйдя из камеры, махнул рукой, подзывая слугу, отпустив ногу, приказал.
   - Окати его водичкой похолоднее, если начнет снова дымиться тресни его чем-нибудь по голове, в общем, повторяй процедуру до тех пор, пока не начнет вести себя смирно и вменяемо. Меня не беспокоить.
   ***
   Ашарака, проводив глазами Данте с Чатланом, налил себе вина из расписного кувшина в серебряный бокал. Сделав пару глотков, задумчиво сказал.
   - Что-то странное последнее время с миром творится, и я не понимаю природу этих событий, и от этого становится не по себе. Взрыв установок на арене перевернул жизнь всего Киара с ног на голову. Ни с того, ни с сего, в столице появилось множество вставших мертвецов. Думал все, столица прекратит свое существование, но нет, запертые сами непонятно почему упокоились, оставив после себя горы трупов. Улицы, заполонены беглецами с арены, из дома выйти страшно. Хан исчез, оставив власть в подвешенном состоянии, роды уже начали косо посматривать друг на друга, втихую полируя сабли, а ведь все-то несколько часов прошло с момента его пропажи! Думаю, не пора ли уходить? Сестры в безопасности, замужем за мужчинами рода Шайтен, братьев у меня нет, женами тоже как-то не обзавелся, только несколько преданных лично мне слуг и все.
   Язулла мрачно посмотрел на друга детства, затем спросил.
   - Ты действительно хочешь уйти из халифата?
   - Нет, Язулла, не хочу, но что еще остается? Разорившийся и слабый род в халифате ни во что не ставят, денег нет, соответственно и воинов нет, назревает война родов, а мне что-то не хочется попасть в самую гущу этих событий. Род Кату без внимания род Ютен не оставит, сам знаешь, мой род стоит вторым в очереди на великоханство, и ведь не объяснишь, что мне власть не интересна вовсе.
   - Знаю, Ашарака, ты всегда был больше ученым, потому мы и подружились. Мне самому противно бросать родину, но другого выхода, к сожалению не имею. Мой отец тоже пытался что-то менять, но внезапная смерть оборвала все его начинания, затем последовало слишком быстрое угасание рода, для того, чтобы быть простым совпадением. В итоге, третий род прекратил свое существование, остался только я. Понимаю, что страна стоит на месте, развития практически нет, по сути, мы погрязли в устаревших традициях, тормозящих это самое развитие. Еще этот глупый ритуал очищения губит слишком много людей, которые могли бы двигать страну вперед.
   - Ты забываешь о рабстве, друг мой, оно еще больше нас тормозит, ведь только у нас есть рабство, разве что в княжествах есть крепостные, но они не так ненавидят своих хозяев как у нас. Боюсь, как бы они не взбунтовались, представь только что будет! Но и свободу сразу нельзя дать, получившие свободу рабы могут объединиться и пойти громить бывших хозяев, ведь отношение к ним редко когда отличалось гуманностью и добротой. Если даже рабы не взбунтуются, появится катастрофическая нехватка рабочих рук, бывшие рабы, попросту покинут своих хозяев, а постепенная отмена будет активно тормозиться главами древних родов, они никогда не смирятся с тем, что за работу нужно платить деньгами, а не кнутом и объедками со стола. Традиции, видите ли!
   Внезапно, дверь столовой распахнулась, и в помещение вбежал взволнованный слуга, найдя глазами Ашарака, молодой человек, коротко поклонившись, подошел к нему и что-то прошептал на ухо. Выслушав, Ашарака, кивком головы отпустил слугу и с тяжелым вздохом поднялся из-за стола, криво улыбнувшись, сказал, насторожившемуся отряду.
   - События сорвались с цепи. Ко мне в гости прибыл глава рода Шайтен с тревожными вестями.
   Спустя минуту, в столовую вошел мужчина в летах, на вид ближе к пятидесяти, облаченный в легкие кожаные доспехи без всякой вычурности, на затылке красовалась длинная седая косица, лицо, как и доспехи, были выкрашены пылью красного песка, из-за чего было трудно определить их цвет. Из-за спины выглядывала рукоять сабли, на широком поясе висел кривой кинжал в простых кожаных ножнах. Темные глаза воина цепко осмотрели всех присутствующих, после чего вопросительно уставились на хозяина дома. Ашарака, широко улыбнувшись, поприветствовал человека.
   - Здравствуй, Айтер-Шайтен, глава рода Шайтен, прошу присоединиться к нашему столу и поведать новости вами принесенные.
   Воин поморщился и, отмахнувшись от угощения, присел рядом с Ашаракой, покосившись на орков, сказал.
   - Ашар, прекрати, не люблю я эти пляски придворного слога, говори прямо, без велеречивости, да и за столом мне сидеть некогда, поговорить нужно.
   - Если ты не узнал, то - Ашарака указал рукой на Язуллу, сидящего напротив Айтера. - Это мой друг Язулла-Цукен, а это его друзья, следовательно, можешь говорить прямо при них.
   Айтер скупо усмехнулся, бросив взгляд на Язуллу.
   - Ушел с арены значит? Молодец, еще бы хана кто прирезал, вообще бы отлично стало! - поймав ответную улыбку Язуллы, Айтер посмотрел на Ашараку. - У меня плохие новости. Айтак-Кату уже списал своего братца со счетов, думаю, если даже хан еще жив, то его все равно найдут мертвым, а харалами отпущения станут мужчины рода Шайтен. Род Шайтер с удовольствием станет третьим, после нашего устранения. Но это частности, я зачем приехал-то, хочу предупредить. Как только Айтак возьмет в свои руки власть, тебя уберут, сначала предъявят расписки к оплате, затем отнимут дом, ну а дальше мне и объяснять не надо.
   Ашарака поморщился.
   - Да что уж тут объяснять? Прирежут и все, никто из представителей древних родов слова против не скажет. Спасибо за весть, Айтер, буду собираться в дорогу.
   - Стало быть, уходить собрался? Что ж, желаю удачи, если жив буду, постараюсь тебя найти.
   Язулла посмотрел на Ашарака, затем перевел взгляд Айтера, после чего хмуро спросил.
   - Неужели ничего нельзя сделать?
   Айтер скупо усмехнулся.
   - Если только опозорить род Кату, казнив хана как раба, только в этом случае появится призрачная надежда. Мои люди уже обшаривают Киар в поисках хана, но надежды на то, что Утак-Кату найдется живым, мало.
   Элкос, до этого молча слушавший разговор, толкнул локтем сидящего справа Экитармиссена.
   - Эки, думаю, надо позвать Дана. - оборотень коротко кивнул в подтверждение, полукровка откашлявшись, привлек внимание к себе. - Господин Ашарака, вам лучше позвать Дана, пока не стало поздно.
   Ашарака удивленно посмотрел на полукровку, после чего перевел вопросительный взгляд на друга детства. Язулла спросил.
   - Зачем? - Элкос смутился, но ответил.
   - Помнишь, мы на арене ненадолго разделились? Так вот, Дан тогда пленил хана.
   В столовой повисла тишина потрясения. Ашарака медленно пробормотал.
   - Так тем пленником оказался хан? - мужчина побледнел. - Ваш друг сейчас пытает Утак-Кату?! - Элкос кивнул, Ашарака, отойдя от шока, заорал. - Лаелс! Быстро ко мне!
   В столовую вбежал уже знакомый молодой слуга, поклонившись, выжидательно уставился на своего господина.
   - Беги в подвал, позови сюда господина Дана, прикажи, чтобы он оставил пленника в покое!
   Элкос тихо пробормотал.
   - Если парень не дурак, приказывать Дану не будет, иначе он нежилец! - Айтер удивленно посмотрел на полукровку. Алетагро ошарашено глянул на Ороллина.
   - Я думал, он пленника прихватил, для того, чтобы выпить из него кровь, потому, и не спрашивал, зачем он его всю дорогу на плече пер. - услышав слова орка, Айтер и Ашарака удивленно переглянулись между собой.
   Спустя несколько томительных минут молчаливого ожидания, все находящиеся в помещении, увидели вошедших в столовую Данте с Чатланом. Оба выглядели в местами прожженной одежде несколько потрепано, вампир недовольно смотрел на хозяина дома, маг, половина лица, которого опухла, и уже потихоньку начала синеть выглядел неуместно счастливым и ни на кого не обращал внимания. Данте буркнул.
   - Господин Ашарака-Ютен, я, конечно, понимаю, что всего лишь гость в вашем доме, но приказывать мне номинально имеет право лишь Алетагро, как глава отряда наемников.
   Не обратив внимания на упрек, Ашарака отрывисто спросил.
   - Хан жив? - Данте поморщился.
   - Да куда он денется?! Только решил немного перекусить ему шейку, как появляется ваш слуга и почтительно орет, мол, господин приказал пленника оставить в покое. Только из-за того, что парень выполнял приказ, я его не тронул, да и презабавно было наблюдать его потуги почтительно мне приказать. Чего звали-то, и нафига вам хан сдался?
   Айтер и Ашарака одновременно облегченно выдохнули, после чего посвятили вампира в детали недавнего разговора. Данте задумчиво осмотрел Айтера, затем спросил.
   - Что у вас в халифате считается позором?
   Ашарака, задумчиво ковыряясь ножом в тарелке, ответил.
   - Чтобы навсегда опозорить род нужно казнить главу рода как раба - поставить на колени, надеть рабский ошейник и срубить голову. Казалось бы, просто, однако это означает навлечь на себя кровную месть всего опозоренного рода, на это решался только хан Утак-Кату, правда, после этого он полностью уничтожал такой род, опасаясь мести, справедливо, между прочим. Теперь, у нас не остается иного выбора, как самим опозорить род Кату, несмотря ни на какую месть.
   Данте усмехнулся.
   - У меня личные счеты к Утак-Кату, и я не прочь отыграться на нем, заодно дискредитировать его род. Тем более что он это полностью заслужил, только на этом я не остановлюсь, я его с де...м смешаю! - Глаз Данте полыхнул багровым пламенем, заставившим Ашарака и Айтера отшатнуться. Немного оправившись от испуга, Айтер с жаром начал говорить.
   - Уважаемый Дан, вы окажете халифату неоценимую услугу, казнив хана как раба, и заслужите признательность всей страны, вас...
   Данте вставил руку, останавливая поток хвалебных убеждений.
   - Стоп, я в вашем халифате всего несколько дней и любить страну, а тем паче жителей этой самой страны я не могу и не хочу! Я бы даже сказал наоборот, так как видел тут сплошную мерзость, за очень редким исключением и ради вашего народа даже пальцем не шевельну. - Айтер пристыжено понурился, Данте продолжил. - Меня интересует прагматическая сторона этого дела. Итак, мои условия таковы, вы поможете всему отряду в полном составе уйти из страны живыми и невредимыми, обеспечиваете провиантом на все время пути до границы халифата. И полную тайну имени исполнителя, мне не нужна излишняя слава, предпочитаю не афишировать некоторые свои поступки, вполне достаточно, если о них будет знать только ограниченный круг лиц.
   Язулла укоризненно посмотрел на Данте.
   - Яз, не смотри на меня так, я господина Ашарака и господина Айтера только сегодня увидел впервые, просто хочу избавить себя, да и весь отряд за компанию от ненужной опасности. Если бы меня не остановили, я бы просто осушил хана и прикопал в саду под каким-нибудь кустиком, чтобы его никогда не нашли. Но, увы, вам нужна шумная смерть хана, я в принципе согласен, тем более, это сулит возможную выгоду. Я не был бы собой, если бы не предусматривал даже гипотетические ситуации. Мне не помешает лояльное правительство, кое-чем обязанное, кто знает, что будет в будущем? Вдруг мне все же придется когда-нибудь еще раз навестить халифат? Да и потом, намного приятнее путешествовать по стране, ни от кого не скрываясь под защитой далеко не самого слабого рода, хотя нет, ваши воины будут в это время слегка заняты.
   Ороллин одобрительно усмехнулся, чем напомнил о старших, Данте подумал. - "Как раз придумал, чем добавить себе очков на Индероне. Все равно собираюсь наведаться в гарем, заодно можно вытащить оттуда орчанку, за которой они собственно и пришли в халифат, еще надо не забыть одному старичку в синем халате шейку свернуть, думаю Чатлан только поможет". - Данте бросил взгляд на Язуллу. - "Тебя тоже перетянем на свою сторону, вдруг пригодишься не как простой воин, кто его знает, как в будущем лягут фишки? Думаю, не упустишь шанса присутствовать при его казни".
   Айтер заинтересованно рассматривал Данте, пройдясь взглядом по изуродованному шрамом лицу, спросил.
   - Господин Данте, почему вы говорите, что вам не помешает лояльное правительство? Хотите сказать, что сможете опозоренный род Кату расположить к себе? И главное, чем таким, будут заняты мои воины?
   Данте поморщился и пробормотал себе под нос. - Жизнь штука интересная и непредсказуемая, а случиться может всякое, вон даже в политику вляпаться как в кучу г..на умудрился. - пристально посмотрев в глаза Айтеру, усмехнувшись, начал высказываться.
   - Айтак-Кату жаждет занять место своего брата, убив Утак-Кату и свалить вину за его смерть на ваш род, господин Айтер-Шайтен. Я так понимаю, что с родом Шайтер у вас есть шансы справиться, но если его поддержит род Кату, пылающий "праведным" гневом, шансов не остается, так? - Айтер кивнул. - Значит род Шайтер, которому не терпится повысить свой социальный статус, уже заручился или вот-вот заручится поддержкой рода Кату для нанесения совместного удара. Как у меня на родине говорят, разделяй и властвуй, предлагаю стравить эти два рода, свалив вину за казнь хана на род Шайтер. Род Ютен и Цукен у вас на пути стоять не будут и перед вами открывается путь к великоханству, думаю, вы от него не откажетесь? - Айтер заворожено слушая вампира, помотал головой. - Так вот, пусть они режут друг друга, вам же остается почти бескровно взять власть в стране в свои руки, затем добить остатки этих родов, так на всякий случай, как раз этим и будет занято большинство ваших воинов, нам нужен лишь небольшой отряд сопровождения. - Данте усмехнулся, и про себя подумал - "Это же надо с бухты-барахты не много ни мало государственный переворот замутить!? Серый, мы прямо на глазах растем, только бы еще не подавиться, откусив кусок шире морды. ... Э нет, если отступлю, не поймут, да и себе не прощу, если такой замут без моего участия провернут. Как говорится, что ни делается, все к лучшему, глядишь, придя к власти, и обо мне не забудет! Ладно, продолжим зарабатывать очки".
   - Господин Айтер, если дадите мне несколько человек способных держать язык за зубами с парой-тройкой повозок, или чем-то пригодным для транспортировки, помогу упрочить вашу власть многократно и окончательно растоптать репутацию рода Кату не только позорной казнью главы.
   - Слушаю вас. - Айтер весь подобрался.
   - В общем, я тут немного поспрошал хана кое о чем и у меня появился весьма дерзкий и немного сумасшедший план действий. Я знаю тайный проход во дворец в обход всех защитных и сторожевых амулетов, и он по странному стечению обстоятельств как раз проходит через сокровищницу, улавливаете мою мысль?
   Вытянувшиеся лица были ответом, Язулла пробормотал.
   - После того как ты развалил арену и вытащил нас оттуда, я больше не считаю твои планы сумасшедшими. Масштабными? Да! Дерзкими? Да! Но ни в коем случае не сумасшедшими.
   - Рад, что ты мне веришь, Яз. - Данте посмотрел на ошарашенного словами Язуллы хозяина дома. - Господин Ашарака, вы не откажетесь от пополнения оборотных средств, ликвидным желтеньким металлом в местной рыженькой валюте? - увидев недоумение, написанное на его лице, пояснил. - От честно стибренного золота не откажетесь? - Ашарака застыл на месте с кубком вина в руке. - Считайте это контрибуцией или возмещением морального вреда за жизнь под гнетом тирана. - и уже тихо пробормотал себе под нос. - Не люблю не оплаченных долгов, а мужик нас припрятал и готов помочь, чем только возможно, значит, как минимум надо решить его финансовые проблемы, тем более подвернулась такая возможность.
   Алетагро радостно хлопнув в ладоши, обратился к Айтеру.
   - Господин Айтер-Шайтен, когда придете к власти, вас не затруднит отдать нам молодую орчанку, похищенную Утак-Кату?
   Айтер задумчиво протянул.
   - Так вот почему Индерон задрал цены на свою продукцию и услуги для халифата. - Алетагро промолчал. - Конечно, не затруднит, с Индероном лучше иметь добрососедские отношения, поддерживаемые обоюдовыгодной торговлей, хоть наши границы никак не соприкасаются. - Алетагро удовлетворенно кивнул, разлегшись на подушках. Хмыкнув, Данте обратился к Айтеру.
   - Господин Айтер, нам пора приступать к делу, время не терпит отлагательств. - мужчина кивнул и поднялся, Данте толкнул в бок Элкоса.
   - Эл, поучаствуешь в заварушке? - полукровка только криво и многообещающе улыбнулся. - Ал, вы останетесь тут, слишком уж ваши фигуры выдающиеся.
   Алетагро тихо пробормотал.
   - И кто из нас глава отряда? - орки с гномами усмехнулись, услышав заявление. Данте поднялся вслед за Айтером.
   - Стая, подъем! Или отсидеться надумали? - оборотни, хищно оскалившись, вскочили со своих мест. - Лист, Зал, Яз, Чат, вы тоже пригодитесь, будем осваивать профессию диверсантов.
   ***
   - Если когда-нибудь вернусь домой, обязательно пойду учиться в школу меча! - шептала себе под нос молодая орчанка, расчесывая длинные, отливающие синевой густые волосы. Ралого раздраженно водила гребнем, смотря в свое отражение в зеркале. - Пусть только попробуют возразить! Это же надо, женщинам, видите ли, нельзя учиться мечному бою, так как мы будущие матери! - Ралого зашипела змеей от резкого движения. Короткая боль от спутавшихся волос заставила немного прийти в себя. - О Рабрак, дай только вырваться, стану первой женщиной воином за последние три тысячи лет!
   Сзади послышался презрительный тонкий голос нового евнуха.
   - Ралого, завтра тебе снова нанесут свадебную татуировку, готовься! Вот тогда я выбью из тебя всю строптивость, станешь нежной как шелк и цветочный мед.
   Ралого презрительно фыркнула отражению евнуха, возвышающемуся над ее собственным отражением. Выбритая на лысо голова сверкала, отражая солнечный луч, падающий из окна справа, короткий розовый халат до бедер, слабо колыхался от теплого сквозняка, гуляющего по будуару орчанки, открывая вид на накачанную сверх меры грудь.
   Ралого неосознанно сравнила евнуха с орком, - "Мелковат. Выглядит так, словно под кожу пуху насовали, у наших мужчин мышцы хоть и побольше будут, но рост скрадывает их размер и делает весьма привлекательными фигуры, мышцы не выглядят чрезмерно раздутыми, как в этом случае". - девушка скользнула взглядом по коротким шароварам евнуха и не удержавшись, прыснула в кулак. - "Розовый лучик веселья в этой тухлой стране! Эти короткие розовые штанишки до сих пор приводят меня в восторг! Они настолько нелепы, что даже в такой ситуации заставляют смеяться и неизменно приподнимают настроение!" - вслух сказала.
   - Ну, нанесут татуировку, ну и что дальше? Все равно снова срежу и снова же покалечу того, кто мне попытается ее нанести, а если получится, то и убью.
   Лицо евнуха скривилось от отвращения.
   - Дура красноглазая, тебе великая честь оказана, стать женой великого хана Утак-Кату, а ты не ценишь! Ничего, я тебя вразумлю по-своему, мне хан разрешил немного телесного наказания применить! Все равно шрамы со временем все сойдут.
   Улыбнувшись, евнух медленно начал снимать кожаную плеть с пояса, Ралого, нарочито улыбнувшись, развернулась и бросила ему что-то завернутое в белоснежный платок.
   - Лови, подарочек тебе маленький.
   Орчанка вновь отвернулась, и как ни в чем не бывало, принялась дальше расчесывать волосы, искоса бросая на евнуха взгляды. Евнух, коротко хохотнув, принялся разворачивать подарок орчанки, приговаривая.
   - Тебе меня не задобрить, Ралого, я терпеть не могу старших, особенно вас переростков клыкастых. Сейчас посмотрю и займусь тобой.
   Из платка на ладонь евнуха выкатилась какая-то маленькая бутылочка, покрытая множеством мелких рун с чем-то красным и густым, неохотно переливающимся внутри. Змея, что оплетала саму бутылочку, вдруг ожила, евнух заворожено поднес ее к глазам, пытаясь рассмотреть ее поближе, голова змеи поднялась, открывая маленькое горлышко, глаза загорелись багровым. Ралого, слегка побледнев, пробормотала, неотрывно наблюдая за евнухом.
   - Не ты первый мне это сказал, евнух, надеюсь, хану тоже понравится мой подарок.
   Змея, высунув раздвоенный язык и расправив капюшон, казалось, посмотрела евнуху в глаза, затем, стремительно удлинив тело, впилась евнуху в шею, прямо в сонную артерию. Евнух резко побледнел, покрывшись холодной испариной, плеть упала на пол из ослабевшей руки, а глаза расширились вместе с открывшимся для крика ртом, но прозвучал лишь слабый стон. Ралого поднялась с золотого цвета подушки, сделав, стремительный шаг к евнуху, подхватила падающее тело.
   - Еще чуть-чуть и на одну мумию под кроватью станет больше. - приговаривала орчанка, закрывая дверь в будуар, только выглянула в главный зал, и убедилась в том, что никто к ней не спешит. - Спасибо тебе, неизвестный полукровка, выручили меня твои вещи, жалко только ножи забрать не смогла, но и этого вполне достаточно.
   Змея, осушив тело евнуха, отцепилась от шеи и снова застыла, закрыв пастью горлышко. Ралого осторожно накрыла платком бутылочку, завернув, положила ее на стол, после чего закатила тело под кровать и еле слышно пробормотала.
   - Надеюсь, я уберусь отсюда или умру раньше, чем вы встанете.
   ***
   Диверсионная команда под руководством вампира, залегла в придорожных кустах южной окраины города недалеко от дома рода Шайтер, поджидая нужный отряд. Усмехнувшись, Данте оглядел Язуллу с полукровками, облаченных в точно такие же, как и у него, легкие коричневые кожаные доспехи, головы всех без исключения покрывали черные платки, закрывая все лицо и оставляя только глаза. Каждый сжимал в руках слегка изогнутую саблю и кинжал. Оборотни и Листак, вместе с тремя воинами рода Шайтен рассредоточились вдоль дороги и должны были своевременно подать сигнал о появлении нужных людей, еще четверо представителей рода Шайтен находились напротив, на подхвате так сказать. Язулла тихо шепнул Данте на ухо.
   - Дан, все хотел спросить, что случилось с кахулами на арене?
   - Погибли. - Данте равнодушно пожал плечами. - Непочтительные какие-то попались, вот и поплатились.
   - Ты их всех?! Шестьдесят человек?!
   Данте поморщился.
   - Нет, е-мое, через одного! Конечно всех, чего тут удивительного? Они все были безоружны и не имели ни одного шанса против высшего вам... оборотня. - помолчав мгновение, Данте продолжил. - Были бы они вооружены, я бы еще подумал, связываться с ними или нет. Не забывай, Яз, я не человек.
   Данте замер, знаками показав отряду сохранять тишину, прислушался, после чего, опустив повязку, закрывающую лицо, втянул носом воздух, поморщился.
   - Эки. Совсем не умеет тихо ходить! - Язулла, не уловив никаких звуков, недоуменно посмотрел на Данте, вампир пояснил. - Имею в виду, тихо для оборотня. - Экитармиссен, подполз к Данте и тихо прошептал.
   - Шесть человек, будут минут через пять, все при оружии, но едут беспечно и, судя по поведению, никого не опасаются. - Язулла хмыкнул.
   - Они у себя дома, потому никого не опасаются. Этот парк, полностью принадлежит роду Шайтер, о его воинственности знают все, вот и не лезут.
   Данте еще раз окинул взором отряд, распорядился.
   - Зал, доставай свои ножи и отдай мне свою саблю, один ангел не умеешь ей пользоваться, еще зарежешься ненароком. - бросил взгляд на оборотня. - Эки, иди вперед, предупреди наших, чтобы были наготове, если кто вырвется, валить на месте, и не геройствуй, пожалуйста.
   Экитармиссен тихо растворился в густых зарослях высокого кустарника. Данте вновь замер, прислушиваясь к приближающемуся перестуку копыт.
   - Действуем тихо, без криков. Зал, успокоишь последних двух, целься в голову, кожанки не порть, еще пригодятся. Сразу после броска лови лошадей, животных не калечить, чтобы не взбесились. Эл, Яз, на вас середина, подопечных аккуратненько оглушаете, и смотрите мне, никаких колото-резаных ран на них не должно быть, остальных беру на себя. Люди Айтера предупреждены, в случае чего помогут. Приготовились!
   Справа показались воины, едущие парами, шумно переговариваясь между собой, Данте взял в правую руку два метательных ножа, зажав обе сабли в левой руке, присел на корточки и одобрительно кивнул Заллосу, повторившему его маневр, полукровка присел с метательными ножами наготове в обеих руках. Язулла и Элкос подползли чуть ближе, приготовившись вскочить по первому знаку. Данте замер, выверяя расстояние для броска, дождавшись, когда воины окажутся прямо напротив него, резко встал, одновременно бросая ножи, Заллос, помедлив на одно мгновение, бросил свои. Четыре серебристых росчерка со свистом, рассекая воздух, оборвали четыре жизни, войдя в висок каждому. Двух первых воинов выбросило из седел, двое последних, коротко качнувшись, медленно завалились под ногти лошадям.
   Воин, успокоив, поднявшегося коня на дыбы, вогнал пятки в бока, пытаясь сорвать благородное животное в галоп, но подскочивший в этот момент Язулла, легким движением отточенной до бритвенной остроты сабли, перерезал подпругу и дернул стремя на себя, стаскивая всадника на землю, на корню обрывая попытку бегства.
   Элкос, взяв короткий разбег, запрыгнул на коня последнего воина. Оказавшись сзади, схватил руку воина, потянувшуюся за саблей в наспинных ножнах, и дернул ее вниз, препятствуя действу, одновременно с этим, второй рукой приласкал воина эфесом сабли по затылку. Сбросив его на землю, Элкос схватился за уздечку, останавливая забеспокоившееся животное.
   Заллос в это время, успокаивал сразу двух коней, поглаживая нервно прядающих ушами животных по шеям и что-то нашептывая им. Из кустов с противоположной столоны дороги, выскочили четверо воинов Айтера, двое поймали двух лошадей, другие двое споро оттащили в сторону бессознательные тела, чтобы в толчее случайно не затоптали.
   Данте, осторожно обходил оставшихся животных, пытаясь схватить жмущихся в страхе коней за узду, но те не давались, издавая нервный храп, пятились от вампира, Данте ругнулся.
   - Блин, олени переростки, чего вам нужно?! - Соскочив с коня, Элкос усмехнулся и, передав поводья Язулле, сказал.
   - Слава Рабраку, хоть чего-то не умеешь! - Элкос быстро поймал лошадей и отвел к остальным, Данте пробормотал.
   - Что поделать, я этих лосей не доросших только издали видел. - после чего скомандовал, засыпая землей редкие пятна крови. - Замотайте пленникам руки тряпками, чтобы не осталось следов от веревок. Остальные быстро убирают все следы нападения, после чего сматываемся! Доспехи с мертвых снять, трупы спрятать! Резче! Зал, передай лошадей Элу, и ветром к нашим, скажи, пусть через пять минут уходят.
   Через несколько минут лихорадочной работы, на дороге ничего не напоминало о недавних событиях. Тела отнесли в парк и закопали в предварительно подготовленной яме, взрыхленную землю прикрыли аккуратно срезанным дерном. Отряд, тихо и незаметно испарился с чужой территории, прихватив лошадей, оружие и доспехи мертвых, бессознательные тела, связав, закрепили на призовых лошадях.
   ***
   Айтер, стараясь не показать легкое беспокойство, одолевающее старого воина, поприветствовал разъезд кахулов, целеустремленно пронесшийся мимо небрежным взмахом руки. Проследив за скрывшимися всадниками, воин призывно махнул рукой, и из подворотни выехали три тяжело нагруженные повозки с запряженными в них конями-тяжеловозами. Подъехав к первой повозке, Айтер приподнял плотную холстину серого цвета и, осмотрев кучу овощей, одобрительно кивнул. К главе рода Шайтен подъехал молодой воин, кивнув головой и смахнув испарину со лба, отрапортовал.
   - Это последний заход, вывезли все, связанного пленника оставили в комнате как ты, отец, приказывал. - воин перевел дух, бросил взгляд по сторонам и убедившись, что на улице никого нет, продолжил. - Никогда бы не подумал, что в трущобах есть ... - Воин замолчал, увидев на лице Айтера предупреждающий взгляд. Молодой человек, скосив взгляд в сторону, заметил небольшое отверстие в покосившемся деревянном заборе, присмотревшись внимательнее, увидел раскосый глаз, наблюдающий за ними, воин продолжил. - самая удобная и короткая дорога для перевозки провианта. - Айтер одобрительно прикрыл глаза.
   - Езжай в стан, проводи запасы, я пока тут останусь. - воин кивнул и не спеша отправился вслед за повозками. Айтер, подъехав чуть ближе к забору, принялся еле слышно насвистывать мотивчик фривольной воинской песни, стараясь незаметно для наблюдающего достать кинжал из ножен на поясе и при этом не спугнуть соглядатая.
   Оценив высоту забора, Айтер поморщился, поняв, что попросту не сможет перегнуться с коня через забор и достать неизвестного. Не прекращая жестоко фальшивить, мужчина развернул коня задом к забору, одновременно доставая ступни из стремян. Склонившись к уху коня, воин, ласково потрепал животное по лоснящейся шкуре холки и тихо скомандовал.
   - Враг сзади!
   Боевой конь, коротко всхрапнув, всадил оба копыта прямо в забор, с громким треском хлипкие доски разлетелись в мелкую щепу, Айтер, спрыгнув с коня, подбежал к отлетевшему тощему телу. Бросив взгляд по сторонам, осмотрел лохмотья, покрывающие тело бродяги и, убедившись, что за ним никто не наблюдает, свернул бедолаге шею. Короткий скрип двери полуразвалившейся хибары, заставил старого воина насторожиться, достав саблю, Айтер затаился, напряженно всматриваясь в темнеющий проем. Дверь чуть приоткрылась, затем полностью распахнулась, выпуская на улицу сына, уехавшего провожать повозки. Подбежав к отцу, воин коротко сказал.
   - В доме чисто, давай тело в подвал отнесем.
   Подхватив человека под руки, воины бегом внесли тело в хибару и, срубив голову, сбросили в подвал. Айтер посмотрел на сына и одобрительно кивнул.
   - Что ты мне хотел сказать?
   - Тело доставили по назначению, но вот не понимаю зачем? Золото вывезли, это-то ладно, но зачем надо было его тащить в сокровищницу? Не проще было бы оставить где-нибудь тело, чтобы его нашли?
   - Не знаю, сын, я до конца не понимаю мотивов этого странного полукровки. С золотом все понятно, опустевшая сокровищница пошатнет власть рода Кату и укрепит в будущем нашу, но я тоже не понимаю, зачем хана надо было живьем тащить обратно во дворец.
   ***
   Язулла передернул плечами, покосившись на малый кристалл-накопитель в руке Данте, и тихо пробормотал.
   - До сих пор не привыкну к мысли, что эти штуки кто-то может вот так спокойно держать в руке и при этом не умирать весьма мучительно.
   - Яз, пора привыкать к мысли, что я темный. - так же тихо ответил вампир, рассматривая парк перед дворцом. - Слушай, как ты думаешь во дворце много охраны с магами?
   - Судя по словам доверенного человека из Липецек, только необходимый минимум, но для нас вполне достаточно. Штурмовать дворец бессмысленно, только погибнем бездарно, честно говоря, не могу понять, зачем тебе понадобилось ломиться во дворец? Не лучше ли дождаться прихода к власти Айтера?
   - Нет, Яз, этот вариант для меня не приемлем. Во-первых, я хоть и замутил государственный переворот, но разгребать его последствия не намерен, так как это дело не быстрое и обычно сопровождается гражданской войной. Короче говоря, в этой каше вариться, что-то нет желания. Во-вторых, мне нужны мои вещи, особенно одна штуковина, без которой мне придется постоянно играть в салочки с магами всех мастей, особенно с магами света. В-третьих, я хочу дискредитировать род Кату, так, чтобы поверили все, и чтобы у представителей этого пресловутого рода не осталось сомнений в том, кто именно казнил их главу. А для этого надо нанести такой удар по самолюбию, чтобы они не стали разбираться, а сразу же седлали коней и, хватая в зубы сабли, шли мстить роду Шайтер.
   - Понимаю, конечно, но нельзя ли это сделать в другом месте?
   - Конечно, нет, Яз! Ты сам-то подумай, как мы сможем подставить род Шайтер где-нибудь в подворотне? Лучше вломиться прямо во дворец, сымитировать бой и оставить там нашу парочку трупов рода Шайтер, демонстративно казнить хана, обнести сокровищницу вместе с гаремом, при этом красиво оставить в дураках его воинов. Большего удара по самолюбию я просто придумать не в состоянии!
   По мере рассказа глаза Язуллы округлялись все больше, только что челюсть не отваливалась.
   - Сейчас самое-то для таких красивых выпадов, в другое время ничего бы не вышло, а сейчас Киар стоит на ушах, никто ничего не понимает, народ запуган, армия небольшими отрядами бестолково носится по столице в поисках нашего дражайшего пленничка, во дворце минимум охраны, магов тоже не очень много. В общем, самое благоприятное время для действий с размахом. Ладно, планы планами, но пора действовать. Ты говорил, что на личный этаж хана допуск имеет только ограниченный круг лиц, так? - немного оправившись от изумления, Язулла кивнул. - Охраны там много?
   - Не много, только четверо Ацеллитских кахулов из его собственного рода, остальным не доверяет. Магам не доверяет вообще, поэтому маги имеют туда допуск только в экстренных случаях, например, как в прошлый раз, когда Чат гнался за Заллосом. Остальная охрана рассредоточена на подступах к входу на личный этаж хана.
   - Не понял, а как же охрана самого хана? Неужели так мало?
   - Дан, Липецек - это лабиринт переходов и лестниц, чтобы пройти на личный этаж хана, нужно преодолеть много постов, а на звуки боя моментально сбежится вся охрана в округе, к тому же его родового амулета боятся, точнее, боялись все маги. Кому захочется потерять силу и через пару месяцев загнуться?
   - Значит, нам нужен отвлекающий маневр, чтобы большая часть охраны отправилась разбираться, ну а мы тем временем тихо пошумим во дворце, главное чтобы Чатлана не замели.
   - Не волнуйся, через минуту можно будет начинать, амулет-пропуск добыть в этом аврале, что творится сейчас в Киаре, было не сложно. - Язулла посмотрел в небо, затем, отрывисто выдохнув, скомандовал. - Пора, Астве-Лада коснулась своим золотым диском Астве-Дантар, действуй!
   Данте, приподнявшись на крыше дома, где они с Язуллой рассматривали заднюю часть парка за стеной, окружающей дворец Липецек, размахнулся, бросив кристалл прямо в стену. С сожалением, Данте швырнул еще два кристалла вслед первому. Упав обратно на крышу, вампир затаил дыхание, наблюдая за полетом кристаллов. Накопитель, с громким звоном раскололся, ударившись о белую стену, и на том месте на несколько мгновений образовался густой дым чернильной тьмы, и черным росчерком устремился куда-то за стену. Еще два кристалла повторили маневр первого, и буквально на глазах стена окуталась ярким, слепящим глаза бело-серебристым свечением. По всей ее поверхности вспыхнули руны, отсекая дворец от внешнего мира, затем всю территорию дворца покрыл защитный купол невероятной мощности, по поверхности которого пробегали цветовые разводы, напоминая своей игрой мыльный пузырь.
   Данте вскочил на ноги и пробормотал, направляясь к спуску в дом.
   - Надеюсь, Чат свою часть плана выполнит, как и обещал. Яз, быстро к проходу, пока маги не опомнились!
   ***
   Чатлан уверенно шел к воротам дворца, стараясь не показать своего волнения но, мимоходом погладив лицо, где совсем недавно был здоровенный синяк, неподдельно удивился отсутствию боли, и от изумления начисто забыл мандражировать перед предстоящим действом.
   - "Странный все же этот Дан. Точно знаю, что он маг, но ведь не чувствую в нем силу! Как такое может быть? Когда немного отошел, посмотрел на его ауру ... и ничего не увидел, кроме обычной ауры полукровки или старшего без малейшего признака владения даром вообще. Сильная, насыщенная, но ничего необычного, но ведь маг! Мало того, что может оперировать стихией огня и тьмы, так еще и целитель! Дал какой-то жидкости пару капель и вот тебе, от синяка не осталось даже следа! Что же он такое?"
   Амулет-пропуск в виде круглого кулона, висящего на груди с точным изображением Липецек на лицевой его стороне, коротко полыхнул синим светом, уведомляя, что человек может войти. Чатлан, даже не заметив разрешающего сигнала, подошел прямиком к заднему входу в Липецек. Двое стражников, облаченных в кожаные доспехи с золотым теснением на правой стороне груди, скрестив сабли, преградили путь магу. Осмотрев огненно-красный камень на обруче, воин спросил.
   - Господин маг, простите, что спрашиваю, но нам приказали справляться у всех входящих на территорию дворца о цели визита. Не сочтите оскорблением, но прошу ответить, что вам нужно в Липецек?
   Чатлан очнулся от раздумий, только уткнувшись в оружие, после чего, удивленно посмотрел на ожидающего ответа стражника.
   - Цель визита в Липецек?
   Чатлан, молча показал шар амулета-духохранителя, при этом подумал про себя. - "Надеюсь, сработает, по крайней мере должно выглядеть достоверно и амулеты-детекторы, фиксирующие ложь, должны показать правдивость моих слов". - после чего с ленцой в голосе ответил.
   - Я к магу воды Цайкану-По. - Чатлан внутренне напрягся, но трели предупреждения не последовало, воины расслабились, и с почтительным поклоном расступись, опустив сабли. Чатлан подумал.
   - "Расчет оказался верен, почтение и страх перед магами сыграло свою роль, и охрана просто не стала дотошно расспрашивать. Будь на моем месте простой человек, замучили бы расспросами и просто так ни за что не оставили бы в покое, а мага надолго задерживать не стали. Да и совет Дана, по поводу правды и недоговоренности на воротах тоже помог. Зачем скрывать ложь, если можно сказать правду, только немного недосказанности и все, даже не пришлось изворачиваться и что-то придумывать! Пусть сами выдумают причину, да и духохранитель внес свою лепту. Опять же пусть думают, зачем я показал амулет. Толи подарок несу, толи просто показать старому магу амулет, чтобы тот проконсультировал. Еще бы самому узнать, что это такое и зачем этот амулет вообще нужен?".
   Чатлан миновал ворота и степенно, как подобает магу, направился в сторону дворца, пройдя по парковой дорожке, маг свернул налево к башне Цайкана-По но, не дойдя несколько метров изображая глубокую задумчивость, углубился в цветочный лабиринт. Как только густая зелень лабиринта скрыла Чатлана от чужих глаз, маг посмотрел на небо, найдя взглядом луну кроваво-красного цвета на востоке и вторую, белую с золотым ободком медленно плывущую к первой, маг сорвался на бег, лишь пробормотал.
   - Дан, твоя очередь! - как только золотой обод луны коснулся кровавого диска, по всей территории дворца затрубили трубы, предупреждая о магическом нападении, земля мелко загудела, а над головой сомкнулся купол защиты дворца. Пробежав весь лабиринт насквозь, Чатлан на ходу достал из-под халата саблю и начал прорубать себе проход в живой стене. Продравшись сквозь кусты, маг побежал к складу, в котором, как он знал, хранилось огромное количество разнообразных ароматических масел, предназначенных для втирания в кожу и для ароматических ламп личного этажа хана. Сам склад соединялся мостком с западным крылом дворца, находясь в давно пустующей башне мага огня на некотором удалении от самого дворца. Чатлан, слегка запыхавшись, подбежал к стене и, стащив с головы обруч, приложил к ней камень, в тот же миг, белая стена пошла рябью, от нее повеяло жаром, огненная воронка медленно начала раскручиваться перед ним. Чатлан, облегченно вздохнув, сделал шаг прямо в ярко полыхающий огонь, тут же оказываясь внутри башни.
   Чатлан устремился по лестнице наверх, приговаривая на ходу и разбивая по пути кувшины с ароматическими маслами, стоящие повсюду.
   - Главное чтобы в лабораторию никого не заглядывал! Есть там у меня несколько подарочков моего изготовления. Эксперимент на удивление удачный получился, только слишком уж разрушительный! Но ничего, отыграюсь за все, что пришлось претерпеть, пока служил во дворце!
   Чатлан влетел в лабораторию, ранее им использовавшуюся для проведения крайне редких и тайных экспериментов. Маг, достав невзрачную небольшую коробочку, поставил на стол со злой усмешкой на лице. Открыв крышку, Чатлан полюбовался на четыре камня огненного цвета, по форме напоминающие застывшие языки пламени.
   - Не захотели оценить и не пожелали посмотреть на результат моих трудов? Что ж, зря не оценили, теперь посмотреть и оценить придется!
   ***
   Айтер осмотрел оборотней, полукровок и своих людей с Листаком, переодевающихся в трофейную одежду, затем изумленно проследил за приближающимися Данте с Язуллой. Справа, из-за поворота выскочил всадник, несущийся во весь опор на взмыленной испуганно храпящей лошади, а следом за ним бежал Данте, всего чуть-чуть отставая от всадника. Лошадь выглядела так, словно за ней попятам гнался хищник, желающий подкрепиться кониной, карие глаза вытаращены, с губ слетает пена, громкое испуганное ржание оглашало окрестности. Всадник, отчаянно матерясь, пытался удержаться в седле на лошади, временами пытавшейся лягнуть вампира, несущегося позади с клыкастой улыбкой на довольной физиономии. Завидев своих, Язулла проорал.
   - Останавливайся, у меня лошадь понесла!
   Вампир тут же сбавил скорость, Язулла натягивая уздечку, пытался остановить понесшую лошадь, но так и не смог остановиться возле развороченного забора, испуганное животное пронеслось дальше. Как только Данте подошел к ожидающей их группе, остальные лошади заволновались, вампир наградил каждое животное в отдельности мрачным многообещающим взглядом, после чего, обойдя их по широкой дуге, приблизился к Айтеру.
   - Эти олени почему-то меня к себе не подпускают!
   Айтер усмехнулся, наблюдая за ведущим свою лошадь в поводу Язуллой.
   - Дан, это лошади.
   - Я же говорю собаки! Никак не могу найти общий язык с этими тупыми оленями переростками безрогими, хотя без особых хлопот могу договориться с целой стаей волков, даже с лосем однажды общался, а эти быки отощавшие, ничего не желают воспринимать!
   Подошел Язулла, передав поводья, попросил.
   - Пусть остынет, не хочется испортить такую хорошую лошадь. - повернувшись к Данте, вопросительно уставился на вампира.
   - Все готовы? - одиннадцать воинов вскочили с земли и вытянулись по стойке смирно рядом с Язуллой. - Отлично! Итак, сейчас нанесем визит невежливости во дворец, после чего сразу сваливаем из Халифата, а то меня уже что-то подташнивать от песка начинает, не принимайте на свой счет, господин Айтер. - Данте махнул рукой, увлекая за собой остальных в грязный проулок напротив дома, где они обосновались. - Ну, чертова дюжина, вперед и с песней, но про себя!
   Группа диверсантов трусцой побежала в проулок, перепрыгивая зловонные кучи отходов и подозрительно желтого цвета "благоухающие" лужицы встречающиеся то тут, то там. Подбежав к открытому люку в каменной мостовой проулка, воины попрыгали вниз и тут же устремились вслед за вампиром, побежавшим по единственному коридору, временами извивающемуся словно змея. Пол, стены и потолок хода, были выложены серым камнем, без единого отверстия воздуховода, потому практически все ощутили недостаток кислорода, выразившийся обильным потом и частым дыханием. Задыхаясь, воины неслись вперед, набирая все большую скорость, Данте ругнулся.
   - Строителей бы сюда запереть, чтобы почувствовали все тяготы диверсантов в нашем лице на собственной шкуре!
   Ворвавшись в помещение опустошенной сокровищницы, отряд попадал на пол, тяжело и сипло дыша. Данте, слегка переведя дух, подошел к пленникам, лежавшим вповалку на полу, оттащив хана чуть в сторону, скомандовал.
   - Отряд, подъем! Как только Чатлан подаст знак, ждем пару минут, после чего выходим из сокровищницы. Всех вражеских воинов к АйкенМа, свидетелей, то есть челядь не трогать, если только сами совершенно случайно не натянутся на лезвие сабли! При свидетелях что орем?
   Двенадцать воинов, отдышавшись, выстроились перед вампиром и в один нестройный голос заорали.
   - Рабрак снами! - и уже тихо - И никаких имен.
   Поковырявшись в ухе, Данте одобрительно кивнул, Листак, по-военному, сделав шаг вперед, спросил.
   - А какого знака нам ждать?
   Стены сокровищницы содрогнулись, пытаясь сбить отряд с ног на пол, с потолка посыпалась какая-то пыль. Бросив подозрительный взгляд на пошедший трещинами потолок, Данте пробормотал.
   - А вот и знак. - хищно оскалившись, прошипел. - Понеслась! - выждав пару минут, вампир нажал на рычаг в виде магического светильника справа от двери и, сделав знак Элкосу, чтобы тот пристроился рядом, навалился на дверь, открывшуюся наружу. С той стороны послышались удивленные возгласы. Вампир и полукровка одновременно вывалились в длинный коридор и, не сговариваясь, повернули в разные стороны, пронзая двух воинов саблями. Данте знаками показал, чтобы полукровка не вытаскивал клинка из тела, чтобы кровь не лилась на пол. Остальные воины повыскакивали следом, занимая оборону, но в коридоре никого не было видно, лишь откуда-то снаружи доносились вопли людей и топот бестолково носящихся людей.
   - Пожар в огненной башне! ... Башня света взорвалась! ... Нападение с восточной стороны, там охранные амулеты сработали!
   Данте, ухмыльнувшись крикам, скомандовал.
   - Воинов оттащить подальше вместе с телами, развязать и проткнуть насмерть саблями вот этих двоих, и добавить несколько резаных ран обеим сторонам.
   Схватив своего поверженного противника Данте, устремился вдоль коридора, Элкос последовал его примеру, подхватив своего. Спустя пару коридоров, инсценировка боя была завершена, и отряд двинулся дальше, прикрывая Данте несущего на плече бессознательное тело хана с рабским ошейником на шее. Заллос, шел впереди, мастерски метая свои ножи в выскакивающих воинов. Элкос и оборотни, не вступая в драку, тихо передвигались от поста к посту, попросту закалывали редких противников клинками кинжалов.
   ***
   Отбросив подушку, Ралого взяла в руки бутыль, в которой бесновалось какое-то маленькое зеленое существо. Длинные уши, торчащие в разные стороны, маленькие черные глаза-бусины и маленькая зубастая пасть, постоянно показывающая язык. Кожистые зеленые крылья трепетали, существо бросалось на стенки в тщетной попытке вырваться на свободу, ни на минуту не останавливаясь, кривлялось и строило рожи. Улыбнувшись, Ралого пробормотала.
   - Кто же ты и для чего предназначен? Наверняка тоже какая-нибудь убийственная тварь?
   Отложив бутыль в сторону, Ралого осторожно развернула костяной жезл, покрытый черными рунами с черепом на конце.
   - Зловещая штука, ... темная, значит, стоит баснословных денег, может, удастся подкупить кого-нибудь?
   Дальнейшие рассуждения прервал рев сигнальных труб, Ралого, зажав уши руками, подбежала к окну. Высунувшись по пояс, орчанка стала свидетелем страной картины, стена полыхнула бело-серебристым огнем, а в следующее мгновение всю территорию дворца накрыл купол с разноцветными разводами по нему. Часть парка, возле самой стены окуталась каким-то странным черным дымом, начавшим медленно двигаться в сторону дворца, оставляя после себя мертвую ссохшуюся и потрескавшуюся землю, не оставляя даже намека на растительность. Навстречу дыму устремилось несколько магов, на ходу начавших метать в дым заклинания и препятствуя его продвижению. Из дворца посыпались кахулы словно муравьи, выстроившись друг за другом, устремились к стене, на ходу обнажая сабли. Ралого заворожено наблюдала за яркими вспышками заклинаний каждым своим попаданием уменьшающие в размерах черноту, маги практически справились, но тут с противоположной стороны дворца раздался заполошный многоголосый вопль, и практически вслед за ним раздался грохот взрыва.
   Девушка, оглушенная звуковой волной вывалилась наружу и, только чудом уцепилась за подоконник и не сорвалась. Испуганно икнув, Ралого посмотрела вниз, а, увидев далекие плиты придворцовой дорожки, зажмурилась, и начала лихорадочно подтягиваться. Перекинув ногу через подоконник, орчанка обернулась, бросив взгляд назад, облегченно вздохнула и успела заметить, как оглушенные маги начали подниматься с земли, а небольшой сгусток черного дыма устремился к ближайшему человеку. Маг, заполошно окутался голубоватым полупрозрачным щитом, отгораживаясь от энергии тьмы. Росчерк потусторонней черноты ударил в щит, размазываясь тонкой пленкой по нему, в тот же момент тьма начала стремительно тускнеть, вместе со щитом мага. Щит пару раз мигнул и погас, тьма рассеялась, а маг упал на землю совершенно без сил. Остальные маги, убедившись, что с коллегой все в порядке, устремили свои взоры в сторону истошного крика множества голосов с другой стороны дворца. Люди кричали.
   - Пожар в огненной башне! ... Башня света взорвалась! ... Нападение с восточной стороны, там охранные амулеты сработали!
   По двору беспорядочно носились воины, челядь и маги, порой сталкиваясь друг с другом и падая на землю.
   Очередной грохот взрыва и взрывная волна разметала людей, осыпая кусками камней и щебня, Ралого едва удержалась, чтобы снова не выпасть из окна, дворец содрогнулся с такой силой, что несколько небольших зубцов-башен сорвались вниз, разбиваясь вдребезги. Орчанка пробормотала.
   - Да что такое происходит?! Дворец разваливается, а нападающих и оборонительных боев не видно!
   Вновь раздался крик. - Башня воздуха взорвалась!
   Со стороны главного зала, из-за двери будуара послышался грохот разлетающейся двери, затем незнакомый мужской голос.
   - Это, по-твоему, тихо? - послышался звук скрестившихся в поединке клинков, затем смутно знакомый голос.
   - Да брось ты, наш тепленький раздухарился не на шутку, там, на улице такой аврал, что на гарем все давно и бесповоротно забили.
   - Что забили?
   - Что-то, да и ты забей тоже самое, мы в гарем вломились а не куда-то, да не в какой-нибудь, а в ханский или великоханский, не знаю как правильно, короче, если уж опускать хана, то в наглую и шумно, все равно он уже свою головушку буйную на свою же великоханскую подушку опустил. - послышался звонкий шлепок и чей-то женский взвизг. - Брысь, голозадая!
   Ралого бросилась к кровати, с замиранием сердца замотала жезл обратно и положила на него подушку, осмотревшись по сторонам, подхватила плетку, валявшуюся на полу. С той стороны двери вновь послышался мужской голос.
   - Странно, чего-то евнухов маловато, всего один. Ладно, фиг с ними, девчонки с нами.
   - Зачем ты косы хана на дверь главного зала приколотил?
   - А-а, дань традиции. У меня на родине очень любят на стены вешать головы разнообразных существ как трофей, в общем, раз вы голову на его подушечку положили, то я решил прибить куда-нибудь его косы. Я их еще на арене случайно оторвал, когда хана пеленал, ну вот, как видишь, пригодились, а двери единственная деревянная поверхность в великоханском зале, куда можно было загнать кинжал, ну не в стену же! Кстати, девки, шухер! Сейчас обыск будем проводить. Мне нужны мои вещи, предлагаю отдать их добровольно, жду ровно один удар сердца, затем преступаю к шмону! Раз! - послышался грохот. - Старовата. - вновь грохот, на сей раз ближе. - А ничего так, симпатичная. - удар, еще ближе. - Ну, на вкус и цвет, товарищей нет.
   Послышалась укоризна сквозь веселый смех.
   - Дан, может, хватит баловаться? Ты же сказал, что чувствуешь свои вещи?
   - Не ломай кайф обыска в гареме! - Ралого напряженно прислушиваясь к звуку приближающихся шагов, неосознанно сжимала рукоять плети в правой руке все крепче, в левой руке держала платок с бутылочкой, готовая бросить ее в любую минуту. Смутно знакомый голос сказал. - Да не парься ты, я свои ножички и перышко уже забрал, и остальные поделки чувствую, а сейчас просто развлекаюсь. Все равно еще ждать надо, пока наш горячий халифатский парень со своим родственничком счеты сведет. Хорошо, что дед не потрудился никакого заклинания на дверь повесить, когда по тревоге выскочил. В общем, я великодушно отдаю этого Цайкана-По на милость нашей зажигалки бродячей, пусть сам с ним разбирается, а я пока не готов схлестнуться со старичком, у которого боевого и не очень опыта лет на восемьсот набирается.
   Очередной грохот выбитой двери заставил Ралого вздрогнуть. Голос насмешливо фыркнул. - Оцени, правда, симпотявка?
   - Да ну, страшненькая она какая-то.
   Первый голос начал укоризненно читать лекцию.
   - Тут ты неправ. Один мудрый мужик по имени Гораций когда-то давно сказал, - Красота зависит лишь от точки зрения. - Другими словами, если для одного какая-то женщина выглядит ангельски ужасной, то для другого будет просто демонски прекрасна. Понял мою мысль?
   - Да вроде бы, хотя порой тебя только через слово понимаю.
   - Ничего, скоро будешь с полуслова понимать.
   Неизвестный остановился прямо за ее дверью, коротко постучавшись, спросил.
   - Добровольно дверь откроешь?
   Ралого испуганно пискнула, прижавшись спиной к спинке кровати, а в следующий миг дверь слетела с петель от удара ноги. На пороге показалась фигура, облаченная в кожаный доспех, распространенный в халифате, голова была замотана черным шелковым платком, оставляя на виду только глаза. Ралого содрогнулась от оценивающего взгляда сине-зеленого и белого глаз с вертикальным зрачком и бросила в неизвестного платок с бутылочкой, неизвестный перехватил снаряд и шутовски поклонившись, поблагодарил.
   - О прекрасная орчанка, свет очей моих, ты прямо покорила меня пламенем своих прекраснейших багровых глаз, спасибо за ваш великодушный поступок! - неизвестный распрямился. - Короче, любительница садомазо, сгребай в охапку вещи и на выход, но предварительно верни мне мои вещи, иначе я с удовольствием тебя обыщу, хотя прекрасно знаю, что мой жезл сейчас находится прямо под твоими соблазнительными булочками, а Багира с иглами вон в той тумбочке. Кстати, маленькая зеленая морда находится там же где и жезл. Ты только осторожно, не раздави тару, а то этого паразита потом фиг успокоишь.
   Ралого, оскалив клыки, прорычала.
   - А ты платочек-то разверни.
   Данте, одарив Ралого насмешливым взглядом, развернул платок и с иронией поинтересовался.
   - Хотела, чтобы я пополнил твою коллекцию трупиков под кроватью? - Данте обернулся к своему спутнику. - Прикинь, наша похищенная остальных евнухов приголубила Нагайной и заныкала у себя под кроватью! - после чего Данте погладил поднявшуюся голову кобры и сделал большой глоток из сосуда, предварительно стянув платок. Облизнув губы, Данте спрятал Нагайну и попросил. - Слушай, у нас, конечно, еще есть время, но не очень много, так что слезай с подушки, под которой прячешь жезл и отдавай его хозяину.
   Ралого замерла, слегка запинаясь, спросила.
   - Ты жив?!
   - Да чтоб я сдох, если нет!
   Данте подошел к большому зеркалу, стоящему на небольшом столике, взглянув на свое отражение, слегка поморщился, выдвинув ящик, достал черный кристалл с нанесенными на него рунами, погладив, сказал.
   - Привет, моя хорошая, посиди там еще немного, я, когда подучусь, обязательно что-нибудь придумаю, чтобы ты снова рассекала ветер и оглашала ревом окрестности.
   Спрятав костяные иглы в карман, Данте направился к кровати, но в следующий момент полетел прямо в объятья орчанки сбитый с ног очередным взрывом, по ушам съездило так, что вампир не сразу сообразил, что уткнулся носом прямо в объемистую грудь Ралого. Подняв голову, Данте встретился с изумленным взглядом багровых глаз, в которых постепенно разгоралось пламя ярости, улыбнувшись, Данте поцеловал замершую орчанку. Отстранившись с задумчивым видом, разложил костяной жезл, вытащенный во время поцелуя, и посмотрел на гремлина, притихшего во второй руке.
   - Привет, Шустрик, не скучал без меня, зелень ты прикольная?
   К Данте подошел Элкос и заинтересованно уставился на запаянный стеклянный сосуд с зеленым существом внутри.
   - А это что?
   - Расфигатор компактный, тип неуправляемый, чаще мелко, реже крупно-пакостный, в общем, большая головная боль в таком мелком зеленом тельце! Ладно, нам пора сваливать, а то наша передвижная плитка сейчас завалит местного повелителя воды и нам в этот момент стоит быть подальше. Слушай, не знаю, как тебя звать, нам валить пора, ты с нами или как?
   - Ралого меня звать, зачем мне с вами идти?
   - Да как пожелаешь, мы просто за вещичками заскочили, решили и тебя за компанию прихватить, неужели понравилось евнухов на свидание к АйкенМа отправлять?
   Ралого отрицательно покачала головой, после чего встала и выжидательно посмотрела на Данте сверху вниз. Вампир пару раз пробежался по фигуре орчанки, критически оценивая, после чего спросил.
   - Слушай, Ралого, ты тут случаем не видела кусок обугленной черной змеиной кожи с черным скорпионом на серебряном фоне? - орчанка медленно покачала головой. - Фигово, у мага воды останков Велески тоже не было, жаль, хотел попытаться реанимировать подругу, видать не судьба.

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"