Криворогова Ирина Рудольфовна: другие произведения.

Испанская Сюита

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 8.71*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот короткий рассказ - просто проба пера...

  Кира Сергеева
  Испанская сюита
  
  Предисловие
  Дорогой читатель! Хочу признаться сразу: данное произведение - авторский вымысел от начала до конца. Просто однажды в интернете попалась заметка о том, что умер самый старый человек на Земле - сто тринадцатилетний испанец Франсиско Нуньес Оливера. Всего-то десяток строк о нем: родился, учился, воевал, был женат, дети-внуки-правнуки... С фотографии смотрел старый человек, который через многое прошел и многое видел, и почему-то захотелось нафантазировать ему биографию, и вот что у меня получилось.
  
   Виноградную косточку в теплую землю зарою,
  И лозу поцелую и спелые гроздья сорву,
  И друзей созову, на любовь свое сердце настрою.
  А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  Собирайтесь-ка гости мои на мое угощенье,
  Говорите мне прямо в глаза чем пред вами слыву,
  Царь небесный пошлет мне прощение за прегрешенья.
  А иначе зачем на земле этой вечной живу?
  Булат Окуджава
  
  Холодный осенний дождь хлестал уже второй час, все собаки сидели по домам, да и кошки по лужам не шастали. Черный "паркетный" внедорожник с броской надписью на борту неуклюже пробирался вверх по узкому серпантину, издалека он казался большой черной лягушкой, ползущей в гору. Автомобиль медленно проехал по единственной улице Каса де Рока Роха, притормозил на площади, сидящие в нем трое человек напряженно разговаривали, они, видимо, искали нужный адрес и были в явном замешательстве. Казалось, деревня вымерла, дождь глушил все обычные звуки и смыл всех возможных прохожих, так что спросить дорогу было не у кого.
  Из окна бакалейной лавки за приезжими наблюдала невысокая полноватая женщина средних лет.
  - Дедушка, ты ждешь сегодня новых покупателей?
  - Нет, Ибби, ты же знаешь, я никогда не продаю вино здесь, - старик сидел к окну спиной и не видел происходящего на площади, он заворачивал в вощеную бумагу маленькие головки свежего сыра и укладывал его в картонки. - На кого ты там глазеешь?
  - По-моему, это как раз к тебе, они поехали вверх по улице, - женщина вернулась за стол и тоже принялась заворачивать сыр, лежащий на столе в большом, плетенном из ивняка, то ли блюде с высокими краями, то ли корзине без ручки.
  - Ну что же, собаки их там встретят. Нам немного осталось, давай закончим. Как там Дора, ты была у нее?
  - Ругается. В клинике все трясутся над ней, выполняя любые ее желания.
  - А-а-а, это хорошо, значит оклемалась наша Дора, а что строит всех, так ей не привыкать большим семейством командовать, - старик снова замолчал, его движения, как и движения женщины, были точны и неторопливы. Наконец последняя головка сыра для завтрашней распродажи была упакована, мужчина встал из-за стола. - Ну вот, пожалуй, хватит. Ты пешком или за тобой заедут?
  - Пако заедет, так что сыр мы увезем. Дера, может, подождешь, мы и тебя подвезем, чего по дождю мокнуть. Да и завтра утром можем забрать.
  - Опять - Дера, - ласково усмехнулся старик, - да не сержусь я, не сержусь, вслед за тобой меня так обе деревни скоро полвека кличут. А завтра я и сам дойду. Дождя не будет, так что через перевал быстрее пешком выйдет, чем вам в объезд горы.
  - Дера, - женщина укоризненно улыбнулась, беря старика за руку и поднося ее тыльной стороной ладони ко лбу, - с твоей стороны безжалостно напоминать мне о моем возрасте.
  - Ибби, малышка, - весело рассмеялся старик, - это у тебя-то возраст. Ну-ну...
  Старик вышел под дождь, набросив на голову капюшон, а женщина стояла и встревоженно смотрела ему вслед. Обе деревни Каса де Рока Роха - на горе и под горой - молились за здравие старого Эрнесто Пабло Альвареса Экспозито.
  А внедорожник действительно проехал вверх по улице и вскоре уткнулся в невысокий каменный забор усадьбы, стоящей несколько особняком. Дорога здесь кончалась. Каменный двухэтажный дом прилепился вплотную к склону горы, а вниз от него уходила терраса виноградников. От калитки к дому вела дорожка, вымощеная белым камнем, по краям которой на шпалерах тоже росли виноград и киви, смыкаясь над головой зеленым шатром. Летом здесь должно быть очень живописно, но всей этой красоты не могли оценить пассажиры автомобиля.
  Темный дождливый день довольно быстро перетекал в мрачные и мокрые сумерки. Старик шагал вверх по тропе к дому, дождь не мешал ему думать. На завтрашнюю распродажу, помимо обычной партии вина, он достал из подвала дюжину бутылок десятилетнего "Rokko de la Bogeda" - тот год был удивительно теплым и урожайным.
  Валериа, его бывшая сноха и владелица галереи, где готовилось главное деревенское мероприятие, вечно пыталась устроить аукцион из этих ноябрьских распродаж. Вот и завтра она собралась разыграть в лотерею право выкупить коллекционные лоты, интересно, кому-то они достанутся. Подойдя к дому, старик увидел автомобиль, уткнувшийся носом в распахнутую калитку. Он помнил, что калитку перед уходом из дома он не запирал, но и настежь открытой не оставлял. Значит, гости столь бесцеремонны, что прошли в дом, который, к слову сказать, он тоже оставил незапертым - в Каса де Рока Роха вообще практически не пользовались запорами, уходя из дома ненадолго, - а там их встретили Велес, Тес и Танго. Собачки у него обучены, людей, даже незнакомых, не тронут, но и обратно из дома не выпустят. Старик оглядел машину, досадливо покачал головой, спросил сам себя:
  - Это кто же из старых покупателей привел на хвосте телевизионщиков? - Он тяжело вздохнул и прошел во двор. - Ладно, поглядим.
  Навстречу ему вышел один Велес - крупный сербернар. Он боднул хозяина в бедро и лизнул руку, потрепавшую его по голове. Три собаки всегда чувствовали его приближение, но две остальные сейчас, видимо, были при исполнении.
  - Что? Тес и Танго караулят гостей?
  Старик наконец поднялся на террасу и увидел, что визитеры в дом все же пройти не решились, устроились под крышей на террасе, и хотя здесь дождь не лил за шиворот, но было холодно: третья неделя ноября в горах - это вам не май месяц. Тес и Танго - два волчака - заняли стратегические позиции, перекрывающие отход с террасы. Старик, с одного взгляда оценив расстановку сил, хмыкнул насмешливо в седые усы.
  - Добрый вечер вам, гости, что привело вас на мой порог?
  - Добрый вам вечер, сеньор, - ответил невысокий крепыш лет пятидесяти, расположившийся ближе всех к выходу, - извините нас за вынужденные вторжение, ваши собачки взяли нас в плен, а мы всего лишь хотели спросить дорогу, похоже, заблудились.
  - У вас серьезная охрана, сеньор, - подала голос женщина, сидевшая в глубоком плетеном кресле, забравшись в него с ногами, пытаясь сохранить тепло.
  - Понятно. Тес, Танго... - старик жестом отозвал собак, проходя к дому и открывая дверь, - что же, прошу, входите, согреетесь и расскажете, кого вы ищете в наших краях.
  Гости не заставили приглашать себя дважды, вошли в дом вслед за хозяином. Из полутемного холла вело несколько дверей и в дальнем его конце, справа, видна была лестница, уводящая наверх. Старик снял дождевик и сапоги, прошел по коридору, открывая двери.
  - Пожалуйте сюда, в гостиную, скоро станет тепло. И прошу меня извинить, я сейчас, - он скрылся в кухне, сопровождаемый Тес и Танго, а Велес остался лежать у порога.
  Гости расположились в гостиной, скудно обставленой простой мебелью: старый кожаный диван и пара кресел у камина, с низким столиком между ними, и такой же старый посудный шкаф у стены смотрелись несколько сиротливо в просторной комнате. Зато картины на стенах притягивали к себе взгляд, да и развешанное поверх коврика-килима на стене оружие - сабля-шамшир в деревянных ножнах, обтянутых черной кожей, и пара кривых ханджаров - выглядело пугающе убедительным.
  Хлопнула входная дверь и, споткнувшись о лежащего на пороге пса и чертыхаясь, в дом ввалился еще один персонаж - молодой человек лет тридцати, нагруженный пакетами.
  - Велес, какого черта ты тут разлегся? Дедушка Дера, вы где?
  - Пако, чего кричишь? - выглянул из кухни старик. - Здесь я. Чего ты хотел?
  - Ма покушать прислала, сказала, что ты днем не готовил, - шумный молодой человек быстро прошел на кухню, шурша пакетами.
  - Ну неси сюда, а она сама где?
  - Так в машине же. Тебе еще чего-нибудь надо? Может, помочь? Завтра за тобой заехать?
  - Не надо, Пако, я сам приду.
  - А гости...
  - Разберусь. Иди давай, а то мать замерзнет.
  Старик выпроводил Пако и заглянул в гостиную к гостям. Женщина и молодой мужчина сидели в креслах и тихо переговаривались:
  - Андре, этого не может быть.
  - Говорю тебе, Лора, я не слепой, в буфете наградной пистолет от Франко, у него гравировка на рукоятке, да и шамшир вон тот - явно боевой трофей.
  - Так сколько же деду лет для таких трофеев? - вопрос повис в воздухе, так как в этот момент в комнату вошел хозяин дома.
  Мужчина постарше разглядывал картины и вид у него был более чем удивленный. Когда старик зашел в комнату, все трое замерли и посмотрели на хозяина дома выжидающе. Первым ожил старший гость.
  - Извините, сеньор, - он обратился к хозяину, - это же работы Сандро Ривераса? Я не ошибаюсь?
  - Не ошибаетесь. Это его работы, - улыбнулся старик и добавил, - частично. Вы так хорошо разбираетесь в живописи. Сеньор...?
  - О! Простите, позвольте представиться, Жерар Вальдерас, режиссер канала "El 33", - мужчина сделал выжидательную паузу, давая возможность представиться собеседнику.
  - Эрнесто Экспозито, - произнес старик.
  - Сеньор Экспозито, разрешите представить вам моих спутников: Лора Даррера - ведущая программы "Зеркало" на нашем канале и Андреас Маркес - оператор и водитель по совместительству. В эти места нас завел поиск человека по имени...
  - Сеньора и сеньоры, прошу прощения, что прерываю вас, - старик держался с достоинством английского дворецкого, - но у меня предложение переместиться в кухню и поужинать, а поговорить мы сможем в процессе, так сказать. Не возражаете? Тогда прошу за мной.
  
  На кухне был накрыт стол. На простых керамических тарелках - любая винтажная посудная лавка с руками оторвала бы эти произведения гончарного искусства - лежали домашний сыр, хлеб и хамон, порезанный тончайшими ломтиками, в стеклянном графине с бордовым вином отражался свет лампы, а чашку с оливками и блюдо с виноградом словно для натюрморта приготовили. Гости оценили изысканную простоту сервировки и в молчании расселись вокруг стола.
  - Сеньора, вам надо согреться, - старик поставил глиняную кружку, над которой поднимался пар, перед женщиной, - а вы, сеньоры, тоже будете горячее вино или желаете что-нибудь покрепче?
  - Покрепче? Пожалуй, - одобрил сеньор Вальдерас, а молодой человек молча кивнул, соглашаясь со старшими.
  Старик достал из посудного шкафа замысловатую бутылку и три небольших стаканчика , в которые виртуозно, одним движением и не пролив ни капли, налил всем четко отмеренную дозу спиртного, цвета крепко заваренного чая. Свою порцию он выпил буднично, закусил ломтиком лимона и парой оливок, положил на ломоть хлеба сыра и только потом обратил внимание на выпученые глаза сотрапезников.
  - Что это было? - сдавлено прохрипел молодой человек, - Это же жидкий огонь какой-то!
  - Самогон, - произнес старик, - хороший самогон , из виноградного сусла, двойной перегонки и очищенный на березовых угольках.
  - Са-мо-гон? - удивленно повторил незнакомое слово Вальдерас. - Это бренди или коньяк?
  - Ближе к коньяку, но коньяк годами выдерживают в бочках, а мой самогон всего лишь настоян на травах и кофейных зернах. Гоню я его по особому рецепту, которым поделился со мной старинный друг из России. Если вам интересно, могу рассказать. Но сначала... вы хотели что-то спросить, а то вдруг забудем - самогон напиток коварный.
  - О! Сеньор Экспозито, спасибо, что напомнили, мы приехали собрать материал для передачи про старейшего сыродела вашего края - сеньора Санчеса Гонсалеса. Лора попробовала его сыры на ярмарке в Молетто, поговорила с сеньором Гонсалесом и захотела рассказать о вашей деревне.
  - Это Санчес вам рассказал, что он старейший сыродел? - задумчиво проговорил старик. - Интересно, а как же Дора?
  - Ну что вы, я сама догадалась, - с воодушевлением подхватила Лора, - на вид ему больше семидесяти, хотя держится великолепно для своего возраста. А сыр у него - пальчики оближешь! Еще бы название хорошее придумать, и можно такую рекламу сделать!
  - Вот только, думаю, его мать - Исидора Матильда Аристо Гонсалес - будет против, ведь у сыра уже есть название. В деревне его так все и называют - сыр от матушки Доры. Купить его, правда, непросто, в Барселоне в супермаркетах его точно нет, но тот, кто знает, едет за ним в Каса де Рока Роха, в лавку матушки Доры. Кстати, возможно, вы успели заметить тот тайфун, что ворвался сюда полчаса назад. Это был Пабло - внук Санчеса и правнук Доры.
  - А не подскажете, как нам найти их лавку?
  - Отчего же, и подскажу, и на карте дорогу покажу, и рукой махну. Но после самогона по горным дорогам ехать не стоит, не так ли, - усмехнулся себе в усы старик. - Так, кому повторить "жидкого огня"?
  По второй самогон пошел полегче и беседа стала непринужденнее. Да-а-а, правду говорил друг Николай много лет назад - совместное употребление самогона сближает людей, а также стирает между ними языковые и сословные барьеры.
  
   ...Майским утром 1924 года мы высадились в бухте Сеуты. Белый город на скале под ярким африкаским солнцем мы увидели лишь издали, и тут же с пирса нас посадили на грузовики и отправили в Тетуан. Не люблю я ездить в колонне, скорость приличную не разовьешь, да и жара по мере удаления от моря брала свое. Впереди заглохла полуторка - закипел радиатор - Хуан махал рукой, мол давай объезжай, сам справлюсь. Я все же остановился помочь, ну не мог я оставить Хуана. Пока съезжал на обочину, нас догнала кавалерия.
  - Что, пехота, помощь нужна?
  - Ага, сейчас к хвосту твоей кобылы привяжем фиат, авось дотянет до Тетуана, - мы с Хуаном беззлобно скалились в ответ.
  - Да ладно вам, парни, - молодой офицер сверкнул белозубой улыбкой, - удачи!
  В тот момент я еще не подозревал, что эта мимолетная встреча на дороге будет иметь продолжение, не знал и того, что обогнавший нас кавалерист, как и я, был наемником в Испанском Легионе.
  
  Старик замолчал надолго, гости не мешали ему, переглядывались между собой и пытались понять, кто же он - этот странный человек. Ведь понятно уже, что персонаж нетривиальный, ох, разговорить бы его.
  - Да, о чем это я говорил? - Наконец вынырнул из воспоминаний старик.
  - Вы рассказывали про самогон и что вас научил его ... э-э-э гнать? - вмешался в разговор молодой человек, - я правильно сказал? Что вас научил его пить какой-то русский.
  - Ах, да... русский... Это был поручик Николай Ивашов, из тех русских офицеров, кому повезло выжить в огне их гражданской войны. Ему действительно повезло - он сумел не только выбраться сам, но и вывезти из России мать и сестру. Его мама давала частные уроки игры на фортепиано, а сестра училась в школе. Они жили тогда в Грасиа, в небольшой квартирке недалеко от Плаца де Сол.
  - А где вы с ним познакомились?
  - В Испанском Легионе.
  - Как - в Испанском Легионе?
  - Служили мы там. Вместе. Он - в кавалерии, я - в инженерных войсках.
  - Но он же русский?
  - Ну и что? Вы разве не знали, что в Испанском Легионе служили не только испанцы?
  
   Он был ненамного старше меня, этот странный улыбчивый русский, в двадцать четвертом мне было девятнадцать, а ему двадцать семь, но в свои двадцать семь он уже "хлебнул дерьма полной ложкой", как он сам говорил.
  В тот день мы с ним встретились еще раз.
  После Мелалиена, когда дорога в очередной раз сделала поворот и впереди оставался прямой участок шоссе на Тетуан, в голове колонны прозвучал взрыв, раскатисто отражаясь в каменистой пустыне. Заглохший фиат Хуана спас нам жизнь, мы оказались в хвосте колонны, другим так не повезло. Кавалеристов, обогнавших нас по пути, положило взрывом почти всех, а вот тому парню, с которым утром перекинулись парой фраз, подфартило, я видел, как он сумел сгруппироваться и спрыгнуть с лошади на полном ходу, когда ее убило осколком, и при этом умудрился не переломать ноги. Да, тот бой на дороге, тот позор не забудется никогда. Всадники Абд аль-Керима вихрем налетели на нашу колонну, оставляя после себя догораюшие автомобили и трупы убитых. И тут я снова заметил давешнего кавалериста, как в замедленном кино: вот поднимающийся после взрыва боец уклоняется, уходя от удара первого, несущегося на него, всадника, одновременно выдергивая из рук убитого воина маузер, вот уже следующий всадник сдернут с седла встречным ударом его штыка, но от сабли третьего всадника он уже не успевает уклониться. Пуля, выпущенная мною из винтовки, была точна и своевременна, своими выстрелами я успел снять еще нескольких всадников, давая кавалеристу возможность добежать до машины. Тот успел, добежал, по пути прихватив жестким захватом одного из раненных своих однополчан.
  - Гони, пехота! - Кавалерист закинул в кузов раненого и зацепился руками за борт, подтягиваясь. Орал он не по-испански, но все было понятно и без слов. Давая задний ход, я старался не зацепить песок на обочине, наконец развернулся и помчался назад в сторону Сеуты.
  В Тетуан в тот день мы так и не попали, но именно тогда я с Николаем стали братьями по оружию, а потом и друзьями. Мы могли не видеться годами и ничего не ведать о судьбе друг друга, но оба знали одно - он и его семья для меня стали своими, как и мои для него, а своих не сдают и не бросают.
  
  Старик в очередной раз вынырнул из воспоминаний и уставился на своих гостей - они явно ждали от него чего-то, видимо, задали вопрос, который он прослушал, погруженный в свои мысли.
  - Извините, сеньор Экспозито, у вас в гостиной на ковре висит холодное оружие, - снова повторил вопрос молодой человек, - откуда оно?
  - С войны, это же понятно. С рифской. Кинжалы мне подарил Николай, купил где-то по случаю, а вот сабля... Да, шамшир этот с историей... Награда от Франко.
  - От самого генералиссимуса? - удивился режиссер.
  - Нет, - улыбнулся старик, - тогда еще полковника Франко.
  
   ...Это было в Эль-Хосейма. Сентябрь 1925 года. Ох и жарким выдался тот сентябрь. Пока мы были под прикрытием корабельной артиллерии "Альфонсо XIII", мы быстро продвигались вперед, но как только выходили из зоны обстрела, рифы точечными кавалерийскими наскоками отбрасывали нас назад к обрезу воды, не давая возможности окопаться и укрепить свои позиции. Следующий контрудар возглавил сам Франко, он вел нас в атаку не пригибаясь, в полный рост, и нам волей-неволей приходилось выпрямляться. Наш саперный взвод был в первых рядах наступающих и я, сам не знаю почему, постоянно старался держаться недалеко от каудильо, поэтому не упустил момента, который мог стоить ему жизни. Стреляю я хорошо. Вот и в тот раз. Рифа, который уже замахнулся и точно достал бы Франко, я снял одним выстрелом. Лошадь унесла убитого всадника, а его сабля упала к ногам нашего предводителя, он взял ее в левую руку, в правой-то у него уже был пистолет, посмотрел в мою сторону, что-то сказал подоспевшему адьютанту и продолжил атаку. И тут звук моторов обещанной авиационной поддержки прозвучал для нас долгожданной музыкой победы. Два звена Бреге-четырнадцатых прошли у нас над головами и вскоре мы услышали взрывы, а чуть позже и стрекот пулеметов. Нам тогда наконец-то удалось закрепиться на отвоеванном плацдарме...
  - А что же сабля? - Поторопил замолкнувшего старика молодой человек.
  - А саблю мне господин полковник вручил через несколько дней. Вызвал в командный пункт, там кроме него были адьютант, мой командир и другие офицеры.
  - Ты помнишь эту саблю, боец? - спросил меня Франко.
  - Помню, господин полковник, - кивнул я, вытянувшись по стойке смирно.
  - Вот и я буду помнить, - пообещал вождь, - бери, это твой трофей по праву.
  
  Старик снова надолго замолчал, сидел, погруженный в воспоминания, слегка сгорбившись, и смотрел в никуда. Наверное, перед его мысленным взором вставали картины почти столетней давности. Гости, покончив с ужином, не знали, чем себя занять, Лора встала и пошла разглядывать кухню, Андреас клевал носом за столом, а до режиссера наконец дошло: ведь если старик - лействительно очевидец тех давних событий, то сколько же ему лет? Господин Вальдерас внимательно пригляделся к хозяину. Да, стар, но не развалина, ходит твердой походкой, уверен в себе, кроме того, судя по всему, живет один, а значит, сам содержит в порядке большой дом. Интересно, есть ли у него родственники? Кто он такой?
  - Сеньор Экспозито, можно мне посмотреть этого всадника поближе? - Лора остановилась у застекленного буфета и с интересом разглядывала маленькую бело-голубую статуэтку гусара на лошадке, высотой не больше трех дюймов. - Это делфтский фарфор?
  Старик вздрогнул, как будто его выдернули из сна, повернулся на голос Лоры и вопросительно посмотрел на нее, не понимая, о чем она.
  - Можно посмотреть поближе? - повторила вопрос женщина, показывая на фигурку за стеклом.
  - А-а, сейчас покажу. Нет, это не делфт, а гжель, она тоже из России, - хозяин дома тяжело поднялся и подошел к буфету, открывая створку, - только осторожно, не разбейте, пожалуйста, это память.
  
   ...Сначала Эрнесто обрадовался, увидев гостей, но потом понял, что приехали они к нему в деревню только с одной целью - попрощаться, и не факт, что судьба сведет их еще раз, очень уж далеко они собрались. Стало грустно, но он старался не подавать вид, чтобы встреча не вышла уж совсем кислой. А поздно вечером она пришла к нему в комнату сама, чем удивила его несказанно. Он всегда относился к Нине как к младшей сестренке друга, более того, он привык считать ее и своей младшей сестрой, которой у него никогда не было. Она ошеломила его своим напором.
  - Эрни, мы уезжаем насовсем, - она грустно смотрела ему в глаза, прижимаясь к его груди, - понимаешь, мы ведь, скорее всего, больше не увидимся.
  - Нинья, - он всегда произносил так ее имя, однажды заметив, что ей это нравится, - не плачь, милая. Война - это, конечно, страшно, но это еще не конец света и мы не можем знать точно, что больше не свидимся.
  - Нет, Эрни, я чувствую, - она гладила его рукой по лицу, легонько касаясь лба и глаз, носа и щек, ее пальчики надолго задержались на губах, она как-бы старалась запомнить его наощупь.
  - Знаешь, если бы у меня была надежда увидеть тебя еще раз, я бы, может быть, подождала, пока ты сам... - девушка не договорила и замолчала, продолжая исследовать его лицо, потом заговорила снова, - ну, пока ты сам заметишь, что небезразличен мне, но у нас почти совсем не осталось времени, только эта ночь.
  Когда ее руки переместились на грудь и начали расстегивать его рубашку, он попытался ее удержать, перехватив эти настойчивые конечности, но девушка была настроена решительно.
  - Эрни, что это? - Ее руки нащупали его легионерский жетон, - отдай мне на память.
  - Нинья, - еще раз пытался воззвать к ее разуму Эрнесто, - подожди, я утром попрошу твоей руки у брата и после свадьбы...
  Но ему не дали договорить. Девушка поднялась на цыпочки и дотянулась своими мягкими губами до его губ. Они целовались долго.
  И только потом, уже когда вернулся домой после того, как он сам отвез Нину с Николаем и их матерью в Фуа, где те сели на поезд до Тулузы, он нашел в буфете эту смешную фигурку.
  Так она здесь и поселилась...
  
  - Скажите, сеньор Экспозито, вот вы упомянули верхний поселок, это тоже Каса де Рока Роха? - влез в разговор молодой человек.
  - Каса де Рока Роха - это и есть верхний поселок, в нижнем раньше только фермы были да сараи с техникой и инструментами. Опять же скотину наверх не гоняют, держат тут в хлевах, а живут большинство там, - старик махнул рукой в пространство, - тут внизу только в последнее время селиться стали. Долгое время здесь вообще было только два дома.
  - А как же ваш дом, - окинула цепким взглядом кухню Лора, - он ведь довольно старый?
  - Вы правы, сеньора, - кивнул старик, - дом этот строил еще мой дед, когда привез сюда из Пьемонта лозу Рокко и заложил виноградник. Я родился в этом доме, а в школу ходил в верхний поселок вместе с отцом того самого сыродела Гонсалеса, из-за которого вы сюда приехали.
  
   ...Эрнесто возвращался домой, спустя восемь лет. Восемь долгих лет службы в Испанском Легионе - два четырехлетних контракта оттарабанил он от звонка до звонка. В каких только переделках он не бывал, но, спасибо Деве Марии, остался цел, все сослуживцы удивлялись его удачливости, а он шутя отговаривался, мол мне нельзя быть убитым или инвалидом, я деду обещал, что вернусь цел и невредим. У них с дедом действительно был такой разговор, но намного раньше, тогда маленькому Эрни было всего десять лет, ему хотелось играть с друзьями, а дед тащил его на виноградник.
  - Дед, ну почему я? - справедливо, как ему казалось, возмущался ребенок, - почему мне нельзя даже в каникулы поиграть с друзьями!
  - Пабло, - крикнул дед в глубину дома, - пойдем покажем этому мальцу... - он не уточнил, что именно хотел показать, но за руку повел Эрнесто к своей любимой террасе. Дед мог там провести весь день, забыв про еду, и тогда маленький Эрнесто нес ему узелок с едой и кувшин с водой, которые давала ему бабушка. Дед молча взял его за руку и заставил протянуть ее к лозе, та привычно, качнув зелеными усиками потянулась к маленькой ручонке с обломанными ногтями. Эрнесто и раньше видел этот фокус, поэтому не обратил внимание и вопросительно взглянул на деда и подошедшего отца.
  - Что?
  - Пабло, покажи ему.
  Отец протянул руку, но лоза никак не прореагировала, затем руку протянул дед и лоза, как котенок, ласково ткнулась в его ладонь. Мальчик не верил своим глазам, медленно, с другой стороны, он сам протянул руку и виноградная лоза опять отклонилась в его сторону.
  - Она живая?! - недоверчиво воскликнул мальчишка. - Но ведь отец работает на винограднике столько лет. Как же так?
  - Живая, конечно, - подтвердил дед, - работать на винограднике может кто угодно, а вот силу и душу свою отдаст лозе не каждый. Тебя она любит и признает. Так вот знай, ты не можешь умереть, пока не подготовишь преемника, который будет любить и лелеять ее. Понял?
  Почему он вспомнил сейчас этот давний разговор, кто знает? Он шагал по пыльной каменистой дороге и знал, что дед ждет его и виноградник ждет, и дом. Эти мысли подстегивали и придавали бодрости. Когда он вошел в нижний поселок и ему оставалось лишь пройти по их единственной улице и подняться к дому, на него налетел ураган под названием Рикардо. Школьный товарищ тормошил его, хлопал по спине, смеялся, лез обниматься и быстро говорил, не давая вставить ни слова в ответ.
  - Эрна! Ты живой! Вернулся! Ты насовсем или в отпуск? Здорово! Как ты вовремя! Будешь завтра крестным! У меня сын родился!
  - Рикардо, я тоже рад тебя видеть, - наконец сумел высвободиться из его лапищ Эрнесто, - пошли, проводишь меня до дому и расскажешь все новости.
  
  - Давайте я помою посуду, - вскинулась Лора, увидев, что как старик стал собирать со стола.
  - Что ты, деточка, я сам, - старик сложил посуду в раковину, - вы гости, отдыхайте, а я сейчас здесь закончу и подойду к вам. Надо же вас на ночлег определять.
  - А гостиница... - начал было Андреас.
  - А гостиница - в верхнем Каса де Рока Роха, - добродушно усмехаясь в усы, подхватил старик, - а вы пили мой самогон, так что за руль садиться не стоит, да и поздно уже, - не спорьте, молодой человек, я разрешаю вам тот пистолет, что лежит в гостиной в шкафу, посмотреть поближе. Раз уж начал вам рассказывать сказки, расскажу еще одну.
  Они отправились в гостиную, там горел свет и у зажженного камина лежали все три собаки. Волчаки не обратили внимания на вошедших, а Велес внимательно посмотрел, как гости расселись по диванам и креслам, как молодой человек подошел к посудному шкафу и бережно достал оттуда пистолет, изучая его. Это был "испанский кольт" STAR Model B 1926 года, на стволе которого, действительно, были выгравированы коротенькая фраза "Yo también lo recuerdo..." и такая узнаваемая подпись - Fr. Franco.
  Старик вернулся к гостям довольно быстро, сел в свободное кресло у камина, оглядел гостей. Они ему понравились, но сейчас были не ко времени. Брать их с собой на завтрашнее мероприятие или нет, он еще не решил. Можно, конечно, не брать. Но они ведь все равно поедут в верхний поселок, а там событие завтра только одно, и мимо им точно пройти не удастся. Мда. Ладно, подумаем. А пока будем заговаривать зубы, я же обещал сказку на ночь.
  
   ...Жил-был Король, но жил он как-то... впрочем, кто мы такие, чтобы рассуждать, как жить королям, не нашего это ума дело. Но вот нашлись лихие люди, свергли они старого короля, и тут - началось. В городах забурлило, забухало, застреляло, но до нашей деревни грозовые раскаты всяческих политических потрясений, происходящих в стране, не доходили. Мы работали, потому что знали, что если сегодня пойдем на забастовку, то завтра нашим семьям будет нечего есть. Мы крестьяне. Лопата, кирка да наши руки - вот все наше оружие. Мне тогда казалось, какое мне дело до каких-то там революций, а вот поди ж ты, оказалось, что революции есть дело до меня. Мы слышали, что в округе появились чужаки, начались грабежи и погромы, а в соседнем округе убили священика прямо во время утренней мессы. Мы с соседями хотели огранизовать отряд самообороны, но не успели - долго собирались.
  Тут в нашу деревню приехал отряд анархистов, алькада нашего убили, а на всех зажиточных селян наложили контрибуцию, словно мы тут все враги. Я в это время с дедом на винограднике был. Прибегает сосед из верхней деревни, говорит, мол, беги, Эрни, за тобой уже на машине выехали. Пока они вокруг горы объезжали, я котомку за плечи и в горы. Ушел перевалами. Пока блуждал по горам, а тут бац и 23 июня 1936 года - "Над всей Испанией безоблачное небо" грянуло. Встретил знакомого по Испанскому Легиону, он меня помнил, ну и рекомендовал в свой полк, и снова я сапером, дело-то знакомое.
  Воевали мы долго ли, коротко ли, не об этом речь. В июле 1938 оказался я в районе городка Алматрет, вижу, вам знакомо это название. Республиканцы наступали, получив подкрепление и оружие, на наши жалкие остатки, которые на тот момент армией можно было назвать лишь с натяжкой. Прижали нас к Эбро, которая, как любая горная река, берега имеет обрывистые. Хотя это в декабре там два-три метра глубины, а в июле местами вброд перейти можно, но вот переправиться с техникой совсем не просто, а мосты друг от друга километров за сорок, они, понимаете, к дорогам привязаны. Отступали мы в беспорядке. Тут командир наш капитан Родригес выдергивает меня.
  - Эрнесто, бери "трофейный" грузовичок (мы этот грузовичок - "фордик" , всего-то полутонный, у местных крестьян строфеили), двух бойцов, ящик взрывчатки - и мост вот этот, - он ткнул пальцем в карту, - взрывай к чертовой матери. Это приказ! Выполнять!
  - Есть взрывать к чертовой матери! - козырнул я.
  Солдатики мне достались местные, и мне жутко повезло, что они решили дезертировать, тихо испарившись в зарослях. Заложить взрывчатку в опоры моста я и один могу, а вот если бы они решили меня, как несогласного с их точкой зрения, переубедить силой оружия, пожалуй, пришлось бы несладко, но это уже послезнание, тогда моей основной эмоцией была злость. Ну и досада. После их побега остались только "фордик", а из оружия - ящик взрывчатки и винтовка. Нет, не наша, не испанский маузер, а трофейная "мосинка", хотя мы тогда называли ее "мексиканос". Но без патронов. Наверное, злость - самое нужное настроение, разрушительное, так что мостик я взорвал, к той самой чертовой матери.
  Все как по учебнику: заложил взрывчанку в опоры и под пролет, взрывчатки маловато было, но ничего, мост короткий, должно хватить, поджег шнур трехминутный и бегом к своему "фордику", он у меня в придорожных кустиках аккуратно так был припаркован, чтоб в глаза не слишком бросался. Бегу и вижу. Навстречу мне по дороге с нашей стороны к мосту, который вот-вот взлетит на воздух, несется кавалькада, да машины все роскошные, не моей чета - сплошь испано-сюизы да рено с фиатами. Несутся к мосту, которого, считай, что уже и нет. Ох, Мадонна! Спаси и сохрани! Я наперерез машинам. Ору, сворачивай мол, руками машу. В руках винтовка. Русская. Сам я выгляжу, как оборванец в военной форме, не пойми, какого войска. Но цели своей я достиг, машины затормозили, из них офицеры повыскакивали с пистолетами наперевес, ко мне кинулись. А тут как раз и три минуты закончились. Грохнуло сзади знатно. Мостик обрушился.
  Надо отдать должное офицерам, соориентировались они быстро. Снова ко мне кинулись. Я им опять, мол разворачивайте оглобли, опасно здесь. Они что-то своим прокричали, я не понял, потому что от взрыва оглох малость. Машины развернулись, отъехали назад подальше. Винтовку у меня из рук вырвали, вроде как арестовали, но не бьют, потому как не понятно, кто я такой и что тут делал. Подвели меня к машине, а там Франко. Уже генерал. Из глубины машины на меня смотрит сурово, сердится.
  - Ты кто такой?
  - Рядовой Экспозито, вторая рота саперного батальона.
  - Ты взорвал мост? - спросил он, вылезая из машины.
  - Так точно, господин генерал.
  - Да, я тебя... - генерал в гневе расстегнул кобуру и вытащил пистолет.
  - Я выполнял приказ, господин генерал.
  - Чей приказ?
  - Капитана Родригеса, господин генерал.
  - Сукин сын! Ты лишил нас возможности маневра, через этот мост мы могли зайти во фланг противнику.
  - Нет-нет! Каудильо! Господин генерал, посмотрите внимательно вон туда. Видите за рощей столбы пыли на дороге, вот там, где она сворачивает, в просвет видно: это русские танки кристи и грузовики с анархистами, и идут они к этому мосту, господин генерал, на полной скорости. Поэтому отсюда надо уезжать, мост-то я взорвал, но стреляют они далеко, сюда точно достанут. Нам надо вон туда за пригорок, выйти за пределы видимости.
  - Откуда тебе это известно? - Генерал сбавил тон.
  - Я обогнал их около часа назад по этой стороне, а они задержались в деревне на том берегу.
  Франко быстро оценил расстановку сил, отдал приказ своему окружению и снова обернулся ко мне.
  - Ты на машине?
  - Да, господин генерал, вон в кустах "фордик".
  - Заводись, и за нами. Потом поговорим...
  
  Старик замолчал. Некоторое время молчали и гости, ожидая продолжения. Пауза затягивалась, первым не выдержал самый молодой.
  - А дальше? Что было дальше? - Андреас все еще держаk в руках предмет их разговора.
  - Вы про пистолет-то так и не рассказали.
  - Разве что про пистолет, - старик встал, взял оружие из рук юноши и подошел к буфету. - Пистолет этот господин генерал вручил мне позже, уже в декабре.
  
   ...Меня вызвали к генералу, командная ставка тогда находилась в ратуше небольшого городка южнее Льеды. Генерал был один. На мое приветствие он кивнул и подозвал к столу. На столе рядом с растегнутой кобурой лежал пистолет. Тот самый, из которого Франко чуть не застрелил меня собственноручно. Некоторое время мы оба молчали, глядя на оружие. А потом Франко пододвинул его ко мне и перевернул так, чтобы стала видна гравировка.
  - Это тебе, Эрнесто.
  - Ничего себе, - подумал я про себя, - он знает, как меня зовут!
  - Я ценю верность и исполнительность, - продолжил генерал, - а еще я все помню. И шамшир тот, - он внимательно посмотрел мне в глаза, - тоже помню, легионер второй терции Испанского легиона Эрнесто Экспозито.
  - Служу Испании, - рявкнул я излишне громко в избытке чувств.
  - У тебя замечательное качество оказываться в нужное время в нужном месте и спасать. Я подумаю, как это можно использовать, а пока - иди. И спасибо тебе, рядовой Экспозито.
  
  - А теперь - спать, - повернулся к гостям хозяин дома, - у меня всего две гостевых спальни, поэтому кому-то из вас придется остаться здесь на диване, это вы сами решайте. Белье сейчас принесу. А утром расскажу вам, как найти дорогу. И не смотрите на меня так, сеньор Жерар, передачу со мной вы делать не будете.
  - Да понял я, понял, - пробормотал режиссер, - но утолите мое любопытство: вот эти картины - это же работы Сандро Ривераса?
  - Вы правы, это его картины. Сандро Эрнесто Риверас - мой сын. Его мать - Нина Ивашова. Долгое время они жили сначала в Англии, потом в Америке, где Нина вышла замуж и ее муж усыновил ее сына. Сандро там учился живописи, а его мать концертировала и давала уроки фортепиано. И только после смерти матери сын нашел меня,. Мать сама ему все рассказала и просила найти, а я ничего не знал до того момента, пока на моем пороге не появился молодой человек, похожий на меня самого и с моим легионерским медальоном на шее.
  - У него галерея в Барселоне и художественная школа при ней, - поддержал разговор режиссер, - мы делали там сюжет. Вы бывали там?
  - Бывал. Я вам даже больше скажу, - улыбнулся старик, - его бывшая жена содержит галерею прикладных искусств в верхнем Каса де Рока Роха.
  - А вот эта вещь, - режиссер подошел поближе к картине, изображающей две сходящиеся к центру ладони, мозолистая заскорузлая рука взрослого поддерживала детскую ладошку, к которой льнул молодой зеленый побег винограда , - гениальна, почему она никогда не выставлялась?
  - Наверное, ее время еще не пришло, - задумчиво ответил старик.
  
  Утром старик проснулся затемно. Он привык спать мало. Оделся и бесшумно вышел во двор, попутно удивившись отсутствию собак на пороге, обычно они всегда ждали его утром. Вышел на террасу и понял, что бессоница бывает не только старческая. Младший из гостей сидел в кресле в окружении собак и курил.
  - Что же вам не спится, молодой человек? - тихо посмеиваясь, спросил старик, - я думал, после вчерашних посиделок вы будете спать до полудня.
  - Лора и Жерар - точно будут, - ответил юноша, - а я ждал вас. Вы сказали вчера, что утром пойдете в верхний поселок через горы. Можно мне подвезти вас?
  - Нет, Андре, я привык ходить пешком, да и быстрее это.
  - Тогда возьмите меня с собой. Пожалуйста.
  Старик внимательно осмотрел сидящего перед ним. Высокий, спортивный, одет в джинсы, свитер и куртку с капюшоном. Сегодня дождя не будет, так что не замерзнет, вот только обувь у него... В таких красивых кроссовочках только по асфальту ходить, для гор они не подойдут.
  - У тебя размер ног-то какой?
  - Сорок пятый.
  - Да, на твой размер я вряд ли что найду, хотя... - задумчиво проговорил старик и ушел в дом.
  - Вот попробуй, - он вернулся, держа в руках старые высокие армейские ботинки.
  - Малы , - искренне пожалел Андреас, примерив их, - а чьи это?
  - Николай оставил, когда уезжал. Выбросить жалко, им же сносу нет, а в нашем роду таких большеногих нет.
  - Эх, были бы моего размера, я бы, пожалуй, их у вас купил, - задумчиво проговорил молодой человек. Это же раритет. Так возьмете меня с собой?
  - А как же твои друзья?
  - Напишу им записку. Подождут. Вы ведь говорили, что собираетесь вернуться к полудню, они к тому моменту как раз проспятся.
  - Ладно, - пожал плечами старик, - раз тебе неймется, собирайся, через полчаса выходим.
  - Так темно же еще, - удивился Андреас.
  - Не так уж и темно, - глядя на стремительно блекнувшие звезды, проговорил старик, - а через полчаса вполне достаточно света будет. Сейчас, я только собак накормлю.
  Через полчаса, как и обещал Эрнесто, рассвело достаточно, чтобы темнота отступила. Старик вышел из дома в дождевике, с уже собранным старым, но все еще крепким армейским вещмешком, да и у Андреаса был с собой рюкзачок. На террасе стояло несколько наборов палок для ходьбы, и старик кивнул Андре - выбирай, какие подойдут, а сам взял старую прямую прочную жердину, более похожую на посох, чувствовалось, что палка эта не один километр отмахала вместе с хозяином, так она была отполирована руками.
  Недалеко от дома по естественной складке гор вверх уходила тропа, по которой старик зашагал привычно и бодро, задавая темп. Андре, пока не приноровился к его размашистому шагу, даже позавидовал - хотелось бы ему в таком возрасте так же лихо по горам скакать. Поднажав, Андреас догнал старика, здесь на прямом и довольно пологом участке тропа позволяла идти рядом.
  - Сеньор Эрнесто, скажите, а генерал Франко придумал вам тогда задание?
  - О да! У него вообще было очень развитое воображение. Это задание заняло следующие десять лет моей жизни.
  - Расскажите. Ну пожалуйста...
  - О чем рассказать тебе, Андре?
  - О жизни. О вашей жизни в те годы.
  - Прости, малыш, - помолчав, усмехнулся старик, - не могу, я хоть подписку о неразглашении и не давал, но история этих лет такая тайна, причем не моя, что срок ее действия, боюсь, никогда не закончится. Некоторым людям о некоторых страницах своей жизни не стоит вспоминать, по крайней мере вслух.
  
   ... - Эрнесто, пойми, ты мне нужен там, с твоими способностями.
  - Каудильо, ну какой из меня телохранитель, я же не воин, я крестьянин.
  - Не прибедняйся, уцелеть в Испанском Легионе, пройти без потерь гражданскую, и это ты называешь "не воин". Впрочем, воин мне там и не нужен. Ты будешь там моими глазами и ушами и будешь рядом с мальчиком, когда это потребуется.
  - Еще лучше! Ну какой из меня шпион!
  - Эрнесто, не цепляйся к словам. Шпионов на той вилле у меня и без тебя хватает, а вот верных людей - их никогда не бывает слишком много. Ты мне нужен там. Просто будь рядом и, в случае чего, помоги...
  
  - Сеньор Эрнесто, а что вы там делаете? - раздался рядом мальчишеский голос.
  - Вообще-то я розы подрезаю, - Эрнесто по голосу понял, кто подошел, - но на самом деле ищу в этом саду место для тайника, надо же где-то пиратский клад прятать.
  - А у вас есть пиратский клад? - в голосе второго мальчугана звучало любопытство.
  - Пока нет, но вдруг найду, - стараясь оставаться серьезным, продолжал импровизацию Эрнесто, - надо же заранее позаботиться о тайнике.
  - А можно нам тоже с вами...
  - Что?
  - Место для тайника искать...
  Место тогда они нашли замечательное. Неприметная низенькая дверка за раскидистой ивой вела под лестницу, идущую от дома к искусственному прудику. Там они и оборудовали свой тайник. В крошечном помещении раньше хранились садовые инструменты, а теперь там было прибежище малолетних пиратов. И ведь что удивительно - оба умудрились сохранить это в тайне от взрослых.
  
  ... - Вы были правы, каудильо, мальчишек пытались похитить, спасибо нашему тайнику. Отсиделись.
  - Они испугались?
  - Младший даже не понял. Мы просто прятались, играя в пиратов.
  - А старший?
  - А старший - умен, каудильо, но он будет молчать, потому что его гордость задета.
  - Да, пожалуй, старшему пора...
  - Что вы задумали?
  - Его отец обещал, что сын будет учиться в Испании, пожалуй, самое время. А когда старший будет в Испании, младшего не тронут.
  
  Андре впервые оказался в горах ранним утром, когда зимнее солнце медленно, словно нехотя выползает на небосклон. Сначала лучи восходящего светила расцвечивают небо во все оттенки розового, но их слабых силенок еще недостаточно, чтобы осветить горы, и здесь еще царство теней, но вот краешек солнца показался между скал и скользнул по ним, окрашивая в теплые цвета. Вот тогда Андреас понял, почему поселок назывался Каса де Рока Роха, - скала, на которую они карабкались, сверкала красными отсветами. Он жалел, что его кофр с фототехникой остался внизу в машине, хотя краешком сознания понимал, что вряд ли даже самая современная аппаратура способна передать фантастически красивое зрелище.
  Старика вырвал из воспоминаний крик, он оглянулся и увидел, как оступившийся Андреас скользит вниз по почти отвесному склону. Гость пролетел вниз недалеко, всего метров десять, - ствол дерева на пути задержал его падение, - но упал неудачно.
  - Турист, однако, совсем не горец, - старик досадливо поморщился, снимая с вещмешка моток веревки и разматывая ее, - Велес, давай осторожно спускайся, вот этот конец тащи ему. Андре, ты там цел?
  - На левую ногу ступить не могу, - донеслось снизу.
  - Обвяжи веревку вокруг пояса. Узел-то завязать сможешь? Так, чтобы не развязался? Я попробую тебя вытащить, а ты, главное, - не мешай.
  Сколько времени ушло на подъем, Андрэ не запомнил, в какой-то момент он отключился от боли в ноге, и эта же боль привела его в чувство: он лежал на расстеленном прямо на камнях дождевике старика, а тот, стоя на коленях, ощупывал его ногу. Очевидно, второй приступ боли случился, когда железные крестьянские пальцы нашарили поврежденное место.
  - Да, парень, неудачно ты вниз прокатился, похоже, что все-таки перелом. Лежи, не дергайся. Велес, мне нужны две хорошие палки, крепкие, ищи. (А собака точно знает оба слова 'крепкие и 'прямые'?-Р.) А ты вот, хлебни, другого обезболивающего у меня нет, - тихо сказал старик, протягивая Андреасу фляжку. - Да-да, тот самый "жидкий огонь", - подтвердил он догадку молодого человека.
  Андре сделал еще глоток и на некоторое время выпал из реальности, пришел в себя только, когда хозяин зафиксировал его сломанную конечность самодельными шинами. Старик действовал уверенно и словно привычно. Вот он закончил с ногой, вот соорудил волокушу из трех жердин, длинной веревки и своего плаща, на котором уже лежал пострадавший, потом пристроил свой вещмешок на спину собаке, отдал короткий приказ, и пес ринулся вверх по тропе. Старик же обстоятельно впрягся в созданную им конструкцию и, тяжело опираясь на посох, медленно, явно экономя силы, пошел вверх вслед за собакой, волоча за собой немалый груз, молчанием отметая все возражения Андре. До конца тропы оставалось совсем немного, когда на очередном ее повороте молодой человек увидел, как к ним сверху по тропе от большого здания на окраине деревни несутся с носилками наперевес двое парней, девушка и собака. В этот момент старик тоже увидел бегущих и остановился, поджидая их.
  - Дера! У вас все в порядке? - Девушка подбежала, запыхавшись, и взволновано посмотрела в лицо старику.
  - Все хорошо, Милли, все хорошо, - старик улыбнулся и похлопал ее по руке. - Кофе мне нальешь в свою мензурку? Велес, пошли, ребята здесь сами справятся.
  
  В клинике наверху, когда Андреасу уже оказали помощь, к нему в палату зашел старик.
  - Ты как, парень? Дозвонился своим? Позвони обязательно.
  - Позвоню позже, они еще спят, - отмахнулся молодой человек, - а вы сейчас куда, сеньор Экспозито?
  - В галерею, меня там давно ждут, я и так основательно задержался.
  - А что у вас там?
  - Распродажа.
  - Картин?
  - Вина, мой мальчик, вина. И сыра, и хамона, и винограда, - улыбнулся старик, - ярмарка с аукционом. Это Валериа придумала и проводит ее уже больше десяти лет в третью субботу ноября, поэтому и галерею здесь держит.
  - Возьмите меня с собой, пожалуйста, - взмолился Андре, - никогда не бывал на сельской ярмарке.
  - На сельской ярмарке, - почему-то усмехнулся сеньор Экспозито, - ну-ну, ладно, парень, если обещаешь забыть про то, что ты телевизионщик и будешь держать язык за зубами, то собирайся. Сейчас за мной придет машина.
  
  Галерея прикладного искусства в Каса де Рока Роха располагалась недалеко от единственной площади деревни, в старой конюшне. Сложенные из камня стены обещали простоять еще долгие годы, а внутри поработали нанятые сеньорой Валериа строители и дизайнеры, превратив большое помещение в несколько комнат для экспозиций, анфиладой опоясывающих просторый зал, в центре которого стояли сейчас кресла для участников распродажи, а вдоль стен - столы с вином и закусками. Гости, хорошо знакомые друг с другом, терпеливо ждали, пили рубиновое вино, закусывали нежнейшим сыром и переглядывались. Всем было интересно: кто же тот счастливчик, что выкупит сегодня последний лот. Еще в прошлом году все знали, что на нынешней распродаже будет выставлена партия из двенадцати бутылок коллекционного, десятилетней выдержки "Rokko de la Bogeda". Вино этого сорта выставлялось не каждый год, потому что далеко не каждый год дарил виноград нужного качества.
  - Мигель, ты не знаешь, что случилось? Где Эрна? С ним все в порядке? - роскошная брюнетка неопределенного возраста в шиншилловом манто поверх вечернего платья тормознула распорядителя.
  - С ним все в порядке, сеньора, мы уже послали за ним машину в клинику.
  - В клинику? Почему в клинику? - переполошилась брюнетка.
  - О! Наш Дера в своем репертуаре! Он опять сделал это! - с экспрессией, жестикулируя на бегу отвечал распорядитель, - Он снова нашел, кого можно спасти. И таки спас! О! Слышу, они уже подъехали. Сейчас начинаем.
  В зале прошелестело заметное оживление, дамы и господа начали занимать свои места, когда наконец в боковую дверь, ближайшую к столу устроителя и небольшой трибуне, вошел сеньор Экспозито. К нему навстречу устремились некоторые из присутствующих - поприветствовать и перекинуться парой слов. Первым оказался высокий подтянутый седой господин без возраста.
  - Здравствуй, Эрна, - улыбнулся он старику, - ты сегодня заставил всех понервничать.
  - Что вы, Ваше... - начал было старик.
  - Эрна, давай без титулов, - перебил его господин, - мы с тобой договорились еще сорок лет назад. Как твоя преемница? Она будет сегодня?
  - Да, приехала с отцом, задержалась с Валерией, они давно не виделись. Обе очень привязаны друг к другу. Сейчас придут.
  - А кого это ты с собой привел? - собеседник старика указал бокалом в сторону Андреаса, - такое впечатление, что молодой человек растерян и не знает, куда попал.
  - Вот тут вы в точку попали, - согласился старик, - парень действительно здесь случайно, но вы же знаете мою теорию.
  - А, так это его ты сегодня спас?
  - Ну да.
  - Тогда понятно. Среди тех, кого ты спасаешь, случайных людей не бывает.
  
  А в это время Андре тихо сидел в самом заднем ряду и наблюдал за происходящим. Пробегавшие мимо помощники распорядителя всунули ему в руки бокал красного вина, которое совершенно неожиданно оказалось незнакомым. Нет, Андре не считал себя знатоком вин, но думал, что осведомлен об испанских винах достаточно, чтобы не растеряться в винном отделе крупного супермаркета или в специализированном магазине. Но этого вина он не знал. Глубокий вкус и запах рубиновой жидкости имели шелковистый вишневый оттенок. Это было невероятно вкусно, и Андре, наслаждаясь каждым маленьким глотком, отвлекся от происходящего в зале. Он заметил своего спасителя, беседовавшего с... Тут у него отвисла челюсть, он с удивлением узнал собеседника старика. Еще бы! Андреасу, когда-то проходившему службу в Королевской Гвардии, не узнать ЕГО!
  А в зале уже началось действо, ради которого все эти люди сюда и собрались. Присутствующие рассаживались по местам и внимательно смотрели на распорядительский стол. Рядом с Андрэ сели мужчина и женщина.
  - Заметил? Сегодня ОН здесь, - тихо сказала женщина, выделив "он" ну просто огромными буквами. - Его отставленное Величество уже не доверяет своему поставщику?
  - Ну что ты, Амелия, - улыбнулся в ответ мужчина, - как он может не доверять внуку старика? Нет, просто хочет испытать еще раз свою королевскую удачу на лотерейном лоте. Кроме того, сегодня распродажа совпала с днем рождения Эрни, ему стукнуло сто одиннадцать лет, поэтому сегодня здесь собираются все. Кто знает, был бы жив Франко - тоже был бы здесь.
  - Даже так! - с удивлением взглянула на соседа собеседница.
  - Да, у деда богатое прошлое, - задумчиво произнес ее спутник и, помолчав, добавил, - говорят, деревенские подготовили ему праздник сюрпризом.
  - Как бы он не окочурился после этих праздников, - проворчала женщина, - слушай, я не думала, что он такой старый. А кто же продолжит это все? - она многозначительно обвела рукой с бокалом.
  - А у него уже есть преемница - его внучка, дочь Сандро Ривераса, - живо обернулся к ней мужчина, - в прошлом году старик представлял ее широкой публике. Симпатичная девчушка, вон она как раз входит с Валерией. Учится в Барселоне и помогает деду на винограднике.
  - Так Сандро Риверас - его сын? - в голосе женщины сквозило неподдельное удивление.
  - А ты не знала? Да, он его сын, внебрачный и нашедшийся сравнительно недавно. Он вырос в Америке, куда увезла его мать, приехал сюда уже взрослым человеком и остался из-за отца. А ты думала, почему этикетки у лотерейных лотов расписаны вручную? Их расписывает сам Сандро Риверас. Так что эти бутылки - не просто коллекционное вино, там каждая этикетка - произведение искусства, поэтому и стоят они соответственно.
  - Куда же старик девает такую прорву денег? - Голос женщины показался Андрэ осуждающим, - Я видела его дом, не сказала бы, что это дом богатого человека.
  - Амелия, извини, но ты рассуждаешь как базарная сплетница, - мужчина развернулся к своей собеседнице, - ты хоть представляешь, сколько труда и денег приходится вкладывать сеньору Экспозито в свой виноградник? Кроме того, обе деревни, и верхняя и нижняя, если и существуют сейчас безбедно, то исключительно благодаря деньгам старика. В этом году, например, большая часть денег от распродажи и лотереи пойдут на закупку нового оборудования для клиники. А ты видела эту клинику? Ее трудно не заметить, так вот построена она тоже на деньги Деры.
  Андреас слушал своих соседей и медленно терял ощущение реальности, осознавая, что попал в великосветский закрытый клуб имени старика. Он чуть не пропустил начало, настолько его отвлек подслушанный разговор. Красивая женщина в элегантном вечернем платье и молодая девушка заняли места рядом с распорядителем, который приветствовал собравшихся.
  - Дамы и господа, разрешите начать, мы и так слегка задержались. Наш первый лот представляет уже знакомая вам сеньорита Паулина.
  Когда девушка встала, чтобы пройти к трибуне, Андрэ наконец обратил на нее внимание, и это стало для него вторым потрясением за короткое время. Сероглазая, с толстой, перекинутой на грудь русой косой, она смотрелась среди черноглазых и темноволосых испанцев чужачкой, вполне вероятно, что ее внешность была далека от канонов красоты, но Андрэ не видел в своей, не слишком длинной жизни, девушки милее и желаннее. Он глазел на нее до неприличия долго, хорошо, что публике, увлеченной торгами, не было дел до сидящего в заднем ряду парня.
  
  - А теперь - наша лотерея, - произнесла сменившая Паулину за трибуной Валерия. - Сегодня, в честь праздника и благодаря особо урожайному 2002 году, у нас не один лотерейный лот, а... - женщина держала паузу, пока ее помощники выносили на стол фанерные резные коробки с вином, - ... а семь! Один лот из шести бутылок - и это наш главный приз, а еще шесть бутылок будут разыграны дополнительно по одной.
  
  Андрэ пытался сосредоточиться на происходящем, но это было довольно трудно, когда же к нему с вопросом в глазах повернулись все присутствующие, он понял, что пропустил что-то важное. И тут его сердце забилось о ребра, как попугай в клетке, требующий свободы, - он увидел, как его объект наклонилась к старику, сидящему в первом ряду рядом с 'отставленным Величеством'. Старик что-то тихо сказал девушке, она кивнула, взглянула на Андре, поймала его взгляд и улыбнулась. Она шла к Андрэ, а тот не мог отвести от девушки взгляда. Неловко вскочил, забыв о сломанной ноге, чуть не упал, но, вовремя схватившись за костыль, сумел выровняться и встретить смеющийся взгляд серых глаз.
  - Извините, сеньор Маркес, - обратилась подошедшая к нему девушка, - вы ведь участвуете в лотерее?
  - Что? - не понял Андрэ.
  - Вы, наверное, впервые в Каса де Рока Роха, - снова улыбнулась ему Паулина, на что Андрэ ответил безмолвным кивком.
  - Вам на входе должны были выдать вот такой шарик, - девушка держала в руке небольшой пластмассовый шар, - он разъемный и там внутри ваш выигрышный номер, посмотрите, пожалуйста.
  Андрэ, как зачарованный, не отпуская взгляда девушки, полез в карман куртки и вытащил шарик. Он молча протянул его Паулине. Она взяла шарик, достала номерок и удовлетворенно кивнула.
  - Поздравляю! Вы наш победитель, сеньор Маркес! - сказала она.
  - Я что-то выиграл? - судорожно сглотнув, спросил Андрэ.
  - Главный приз! Вон ту полудюжину коллекционного "Rokko de la Bogeda", - девушка, обернувшись указала на стол распорядителя.
  Все окружающие в немом удивлении не могли отвести глаз от этой пары.
  - Но если вы не хотите ее выкупать, можете отдать на аукцион, получите тридцать процентов от продажи, - продолжала девушка, не видя никакой реакции на ее сообщение.
  - Скажите, а я могу подарить этот лот? Понимаете, я тут действительно в первый раз и совершенно случайно, - наконец заговорил Андрэ, - я не думаю, что могу претендовать на приз.
  - Да, конечно, можете - это же ваш приз, - удивленно ответила девушка, - а кому подарить?
  -Пойдемте, пожалуйста.
  Андрэ неловко заковылял на костылях к первому ряду и остановился, переводя глаза со старика на его собеседника.
  - Прошу принять мой подарок, - начал было Андрэ и был остановлен повелительным жестом.
  - Я принимаю ваш подарок, сеньор Маркес. Эрна, ты как всегда прав, среди спасенных тобой не бывает случайных людей.
  Девушка внимательно слушала разговор деда и его собеседника и наконец подняла глаза на молодого человека, который все это время стоял рядом и пристально глядел только на нее.
  - Скажите, сеньор Маркес, - тихо спросила девушка, - вас совсем не интересуют деньги?
  - Наверное, интересуют, - не стал отказываться Андрэ, - но за один ваш взгляд я готов пожертвовать и большим...
  
Оценка: 8.71*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Хант "Дракон и феникс"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"