Кривошеина Елена: другие произведения.

Жизнь все расставит

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Женские истории


   Кривошеина Елена
  
  

Жизнь все расставит...

  
  
   - И еще я хотела бы обратить внимание на один важный вопрос нашей анкеты, - психологиня Анна Семеновна, преподававшая расплывчатый предмет этики и психологии семейной жизни в девятых классах, дама лет пятидесяти, кругленькая, одетая в строгую черную юбку, белую блузку и черный короткий жекетик, говорила мягко и тактично, но, в то же время, так уверенно, с таким чувством собственной правоты, что не поверить ей было почти невозможно.
   С учетом того, что Анна Семеновна была не вредная, класс верил, ну, или, по крайней мере, почти не мешал и даже относительно слушал. Маришка, сидя на первом ряду у окна могла видеть почти всех.
   Красавица Светка, мечта всех ребят параллели, томно смотрела в окно, время от времени взмахивая длиннющими подведенными ресницами. Сережка, которому на зависть всех окружающих выпало счастье сидеть с такой красоткой за одной партой, сидел уткнувшись в тетрадку, как будто видел в ней что-то особенное и время от времени бросал взгляд на Светку. После чего заливался краской и снова опускал глаза вниз.
   Якобы подружка Светки, ее вечная тень, прихлебательница, а на самом деле завистница Яна преданно не отводила глаз от преподавательницы. Она всегда так делала. Ей очень важно было получать одобрение ото всех, до кого она могла дотянуться.
   Алексей, сидевший на соседнем ряду и чуть наискосок от Маришки, как обычно что-то рисовал в своей тетради, машинально, как при решении контрольной, прикрывая ее рукой. Какие у него все-таки красивые глаза, любая девушка позавидует, в очередной раз поразилась Маришка.
   Оксана и Сергей на камчатке вели активную переписку. А, в связи с тем, что они сидели на соседних рядах, в передаче любовных посланий активно участвовали сидящие между ними Катя, Настя и Ольга. Двое раздолбаев - Вадим и Олег - развлекались попытками перехвата перелетающих с ряда на ряд маленьких вчетверо сложенных бумажных комочков в те короткие секунды когда психологиня отворачивалась. Девчонки же, увлеченные развивающимся на их глазах романом, старались ради Оксаны изо всех сил и злобно шипели на наглых перехватчиков. Остальной класс болел за ту или иную сторону.
   Маришка молча завидовала.
   Анна Семеновна продолжала:
   - Я хочу затронуть очень важный вопрос - вопрос по поводу измен в семейной жизни. Меня поразили ваши ответы. Представляете, из всего класса - из всего класса, а это двадцать два ученика! - только один человек ответил, что не допускает мысли об измене как для себя, так и для своего партнера. И все остальные в той или иной форме сказали, что не уверены, что сами не будут изменять. Один человек из всего класса! Один человек! Это ужасно.
   Мариша замерла и медленно покраснела. Один человек? Один человек из всего класса? Всего один? Ничего себе. Один-единственный? Если учесть то, что про себя она точно знала, что измена для нее не допустима и она не потерпит измены от того, кто будет с ней рядом и именно такой ответ дала в длиннющей анкете, то, значит, все остальные думают по-другому?
   Может она чего-то не понимает в этой жизни?
   Да нет, она прекрасно знает - не зря же она прочитала множество книг с историями о любви - что измена - это плохо. И она никогда так не подведет своего партнера. И полюбит только того человека, честность которого никогда не будет поставлена под сомнение.
  
  

*****

  
   - Ну как у вас с Ильей? - небрежно спросила Алена, беря двумя наманикюренными пальчиками ломтик лимона и изящно оттопыривая мизинец. Ломтик повис как дохлая мышь в зубах кошки.
   Стол на девчачьи посиделки был не столь богат, сколь по-странному разнообразен. Вместе мирно соседствовали шампанское, соленые огурцы, рыбная нарезка, маленький тортик, дырчатые ломтики сыра и небольшая горка шоколадных конфет. Что касается лимона, то он планировался в качестве закуски к текиле, но ее в запасах не оказалось и лимоном пришлось закусывать шампанское.
   Мариша молча махнула рукой.
   - Ну вот, опять ты бестолковничаешь, - протянула Алена. - Ну чего тебе надо-то?
   - Это не мне, это ему чего надо. Он опять гитару в руки и в поход утащился. А я тут сиди одна.
   - Так шла бы с ним, - резонно предложила Алена, обмакивая лимон в сахарницу и с вожделением оглядывая его обсыпанную спинку.
   - Я бы шла, да он меня не берет, - Маришка с досадой отвернулась.
   - Маришка, да ты и есть дура. Ну чего ты в него вцепилась? - Алена закинув хорошенькую головку, бросила в ротик лимон, смешно сморщившись, проглотила, и с удовольствием облизала пальцы. - Парень-то ведь непутевый. Только и есть чего хорошего, так морда смазливая, да гитара. Вон, Славка по тебе давно сохнет. Дала бы ты ему, глядишь и жилось бы веселее. А то бы и этот идиот Илья крепче бы держался.
   - Вот это верно! - активно поддержала идею Светка, смачно хрустя домашним соленым огурчиком собственного изготовления. - Вон мой-то лопух, как облопается, так и права качает. А пусть качает. Свет на нем клином не сошелся. Ко мне вон уже Мишка который месяц клеится. А я и ничего, пусть клеится. И я к нему тоже со всей душой. У любой девушки выбор должен быть. Не с тем, так с другим выйдет.
   - Правильно, - поддержала Алена. - Запасные варианты всегда должны быть.
   - Нет, девчонки, я так не могу. У меня будет один-единственный. И я у него буду одна единственная.
   - Да почему?! Мариша, ты достала своей принципиальностью! Начиталась книжек, а у нас ведь не книжки, у нас ведь жизнь. Реальная, между прочим. И пора уже избавиться от этих своих утопических идей, - Алена в возмущении даже притопнула стройной ножкой. Топота не получилось, ибо привычных каблуков в тот момент на ногах не было, и сидела Алена босиком.
   - Это не утопические идеи. Это в детстве у меня, девчонки, были книжные представления, а сейчас это четкий расчет и логика. Если он мне изменяет, то я не могу ему доверять. Он предаст меня не только в этой ситуации, а в любой другой, даже более важной. Потому долой всех изменщиков. А изменять самой - так я не вижу смысла. Буду выбирать такого, чтобы был мил и ясным днем и темной ночью.
   - Ну и дура, - констатировала Светлана. - Не бывает так чтобы один - да и на всю жизнь.
   - Это точно, - поддержала Алена. - Один на всю жизнь - это нонсенс.
   - А у меня такой будет, - уверенно заявила Мариша.
  
  

*****

  
   Свадьба была бурной и многолюдной.
   Высокий стройный жених, похожий на молодого богатыря, со светлыми волосами, забранными в длинный хвост, эффектно скользящий по строгому черному пиджаку свадебного костюма, легко и непринужденно, как перышко, поднимал под общий крик "Горько!" изящную тоненькую невесту на руки и целовал под громкий, каждый раз удлиняющийся, счет гостей:
   - И раз! И два! И три!... Тридцать три! Тридцать четыре!... Ура-а-а-а!
   Невеста не сводила счастливых глаз со своего избранника, а тот практически не выпускал ее ладошки - боялся, чтобы не украли, поклявшиеся сделать это во что бы то ни стало, дружки-приятели.
   - Ну что, Маришка? Счастлива? Нашла свой идеал? Люб он тебе? - выждав удобную минуту, тихонько шепнула невесте подружка.
   - Ох, Аленочка! Я так счастлива! Лучше просто не бывает!
   - Вот ведь, везет же некоторым, прямо завидки берут, - пробормотала примостившаяся радом Светлана. - Ну, тогда держите марку, любите друг друга долго и крепко. Горько, однако!
   - Горько! Горько! Горько! - подхватили гости.
  
  

*****

  
   - Маришка-зайчишка, а куда ты мои носки опять упихала, а?
   - Серенький, ну чего ты как маленький. Ты же знаешь, где твой ящичек с носками. Там и лежат.
   - Ты чего, их опять постирала?
   - Конечно. Ты же их разбросал везде, где только можно.
   - Ну, я бы мог в них моги и еще разик сходить.
   - Ленивчик ты у меня, Серенький. Давай уже, иди, одевай чистые. Нас уже все заждались, как-никак три года свадьбы.
   - Да я уже почти готов. Остались носки и галстук - самые важные атрибуты общественной жизни каждого мужчины.
   - Давай уже скорее, атрибут. Слушай, а пока ты доодеваешься, у меня к тебе вопрос. Меня через месяц в командировку в область посылают, совсем ненадолго, на три дня. На установку нового оборудования. Ты не против?
   - Поезжай, конечно. У меня тоже работы не в проворот. Но учти, что я все равно буду скучать.
   - Ничего. Я быстро-быстро. Только туда и сразу же обратно.
  
  

*****

  
   Над рекой разливался закат. Солнце висело почти над самым горизонтом, окрашивая небо в неестественные переливчатые переплетающиеся между собой тона. Сиреневые, розовые, фиолетовые, малиновые разводы плыли в вышине и отражение в воде повторяло их извилистый путь. Во всех этих сполохах и переливах лес, выступающий силуэтами деревьев на фоне горизонта, становился все более странным и сказочным.
   Маришка остановилась, вглядываясь в удивительную картину, окружившую ее, и замерла, втягивая ноздрями дурманящий запах цветов, луга, реки, слушая тихий плеск волны и далекий пересвист какой-то пичуги. Особый мир, далекий от привычной городской жизни, разливался вокруг, завораживал, манил за собой.
   И тогда так естественно, как будто так и должно было быть, Алексей уверенно и нежно притянул ее к себе. И она, повинуясь мгновенному порыву, не оттолкнула, а прижалась, замерла стоя близко-близко.
   "Боже, что я делаю!" - мелькнула мысль. Но Маришка отмахнулась, отогнала ее, отложила на потом. Ведь на самом деле это ничего не значит. Просто сам мир вокруг, такой волшебны, такой необычный, подсказал, потребовал от них этого движения, потребовал быть ближе. Нельзя видеть все это вокруг, чувствовать, замирать от восторга, быть здесь и не быть не вместе.
   Край солнца коснулся воды, слился с ней, поплыл мерцающей рябью. Яркое расплавленное золото разлилось по реке, превратило ее в усыпанную драгоценностями дорогу. Легкий ветерок лизнул ее край, пробежался, заставил заискриться, заблестеть переливами, пошуршал листьями ближайших деревьев и умчался бесследно вдаль. И тогда Алексей нагнулся и поцеловал ее.
   Огненный диск медленно и неторопливо опускался, окунал по одному свои жаркие разлохмаченные лучи в прохладную воду. Безумные краски неба покрывались туманной дымкой, плавно прятались под прозрачное покрывало. И вот уже только верхний краешек короны заблестел над поверхностью, мелькнул в последний раз и исчез. Терпеливо ждавшая своей очереди ночь уверенно шагнула в мир и начала заботливо укутывать его темным бархатным покрывалом.
   Они целовались.
  
  

*****

   - Девчонки, я не знаю, как это произошло. Как это вообще так получилось, как я вообще могла так поступить. Это просто какое-то наваждение было. Вы понимаете, я же его люблю, люблю моего Сережку. Он самый лучший, самый замечательный, самый умный. Самый-самый. Как я могла так с ним поступить?
   - Да ладно, не переживай ты так, - Алена покачала ногой с тапочкой в форме головы пушистого щенка. Щенок махнул ушами. - Ну, подумаешь. Один поцелуй. Больше же ничего не было.
   - Девчонки, но сам факт! Как, зачем, почему я это сделала?! Как я могла? Как я могла целоваться с кем-то другим?! Как будто это была не я, - Маришка взялась руками за щеки. - Как я сейчас Сережке в глаза буду смотреть?
   - Нормально будешь смотреть, как все смотрят. Вон Светка бегает направо и налево и ничего.
   - А чего не бегать-то, пока молодые? - Светка отвлеклась от вязания пестрого детского носочка и подняла голову. - Вот будем старушенциями, тогда и будем сидеть у камина, да вспоминать молодость. Так ведь надо сделать так, чтобы к тому времени было чего вспомнить. Так что не заморачивайся, Мариш, все образуется.
   - А я вообще считаю, что не изменяет только тот, у кого возможностей нет, - продолжила Алена. - Только страхолюдины-лахудрины какие-нибудь, да те, которые дома сидят, ничего не видят. Вот ты посмотри на артистов, сколько раз там они все переженились, переразводились? И не сосчитать. А все почему? А потому что возможности есть. Сколько у них там всяких тусовок, вечеринок, встреч проходит? Море. А там, глядишь, пообщались, пофлиртовали, влюбились. И вообще, природой заложено искать новых партнеров, гены лучше тасуются, детишки разнообразные получатся, а у этой самой природы есть возможность выбора. Вот так-то, девочки.
   Маришка только расстроено покачала головой.
  
  

*****

  
   К окончанию очередной командировочной выставки, был, естественно, запланирован корпоротивчик.
   Принимающая сторона, как всегда, расстаралась. Стол был накрыт в банкетном зале самой крутой гостиницы города и ломился от явств, тамада знал дело великолепно и тусовка быстро и весело катилась по накатанной дорожке. Пили, поднимали тосты, подкладывали вкуснятинку, шутили и разговаривала.
   Все места были заняты, и только стул радом с бухгалтером Анной Павловной, дородной дамой лет пятидесяти с уверенным голосом и домашней улыбкой мамаши многодетного семейства, пустовал.
   - Анна Павловна, для кого это Вы местечко бережете? - спросила кокетливо Оксана из отдела работы с корпоротивными клиентам, высокая блондинка в кудряшках. - Уж не для Яна ли?
   - Для него, для него, а то опять опаздывает, а потом присесть будет некуда.
   - Ну да, Яну-то, да и некуда! Уж для него-то всегда местечко найдется.
   - Для кого местечко найдется? - раздался густой бархатный голос позади Мариши и она оглянулась.
   Молодой человек лет тридцати пяти возвышался над ней и улыбался голливудской улыбкой. Высокий, со светлыми волосами, гладко зачесанными назад, он смотрелся очень эффектно. Всем хорош, но вот лицо...
   - О, Янчик, садись, миленький. Я тебе местечко приберегла, - приглашающе махнула рукой Анна Павловна.
   - Спасибо, Анна Павловна, - с чувством сказал Ян, обходя стол и устраиваясь напротив Мариши. - Вот на Вас одну всегда надежда. Разве способен здесь еще кто-нибудь вспомнить о бедном голодном сотруднике, надрывающемся на работе денно и нощно ради блага родной компании.
   - Не прибедняйся, Яночка. Уж кому-кому, а тебе жаловаться-то не на что, - Оксана завлекающее похлопала крашенными ресницами.
   - Ну что ты, Ксаночка. Я самый притесняемый здесь человек...
   Разглагольствуя, Ян не торопясь наполнял тарелку различными явствами с чувством и основательно выбирая блюда. А Мариша исподтишка разглядывала его. Сильные мужские руки, накачанные плечи, все как надо. Но вот лицо... Квадратный мужской подбородок, приподнятые чуть заостренные скулы и кожа... Покарябанная, покрасневшая, вся в рубцах. Что-то случилось? Ожог? В первый момент видеть это было страшно, и Мариша старалась открыто не глазеть, чтобы не смущать человека. Но Яна, похоже, ничего и не смущало. Да никто рядом с ним не смущался и не обращал внимание на его необычную внешность - привыкли. Первый шок прошел и Мариша тоже пригляделась, успокоилась и поняла, что Ян ей нравится. Что же все-таки такое могло с ним произойти?
   - А чего это Вы ничего не кушаете? - в этот самый момент обратился к ней Ян. И добавил интимно-доверительно. - Попробуйте ребрышки. Это очень-очень вкусно. Давайте-ка я Вам положу.
   Маришка не успела ответить, как он перегнулся через стол и взял ее тарелку.
   - Сейчас выберем Вам чего-нибудь...
   - Спасибо.
   - Кушайте прямо руками, очень вкусно, - Ян улыбнулся, протягивая ей самые вкусные выбранные кусочки.
   - Хорошо, попробую.
   - Ксаночка, а чего это ты погрустнела? О чем задумалась? Ну-ка, подними глазки, - переключился Ян. Оксана тут же расцвела, а Мариша перевела дух.
   Приятный парень. И, сразу видно, здесь нарасхват.
   Из банкетного зала все постепенно перебрались на танц-пол. Устроители и тут расстарались и организовали живую музыку. Выступающие певцы и группы были хоть и не звезды, но все-таки достаточно популярные и впечатление производили приятное.
   Мариша немного потанцевала, потом отошла, села на банкетку - передохнуть и понаблюдать за оставшимися. Народ веселился, как мог. Кто-то из дам скромно топтался в уголке, будучи неуверенными в собственных танцевальных способностях. Кто-то, не обращая внимания на впечатление, производимое на окружающих, веселился от души - для себя, а не на зрителя. Молоденькие стройные девочки двигались в тайне любуясь собой, уверенные в собственной красоте и неотразимости, строили глазки немногочисленным присутствующим на танц-поле мужчинам, большинство из которые веселым пляскам предпочитали дружескую пирушку за столом. Блондинка Оксана, выпив чуть лишнее, раскраснелась и выплясывала в центре круга.
   Анна Павловна выплыла из банкетного зала и присела рядом с Маришей.
   - Как дела, чего не танцуешь?
   - Замечательно, отдыхаю.
   - Как тебе у нас вообще?
   - Хорошо, выставка была шикарная.
   - А у нас всегда так, приезжай на будущий год.
   - Непременно, коли пригласите, - улыбнулась Мариша.
   Заиграла медленная музыка, и танцующие разбились на пары. Большинству дам кавалеров не досталось, потому они грустно оглядывая зал, начали разбредаться по углам и закоулкам. Оксана тоже осталась одна и с тоской заозиралась вокруг. И именно в этот момент в зале появился Ян. Оксана заулыбалась и шагнула к нему навстречу:
   - Яночка, потанцуем?
   - Потанцуем, потанцуем, красавица.
   Ян вел уверенно и свободно, а Оксана с большим удовольствием висла у него на шее и время от времени что-то шептала ему на ушко. Ян улыбался.
   - Красивая пара, - прокомментировала Анна Петровна.
   Мариша кивнула.
   Медленная музыка закончилась, Ян поцеловал Оксане руку, по-гусарски откланялся и направился в их с Анной Павловной сторону. Высокий, статный, с тигриной пружинящей походкой, в рубашке на выпуск - выглядел он очень привлекательно. И изуродованное лицо, скрытое полутьмой дискотечного зала, уже не бросалось в глаза.
   - Анна Петровна, что это Вы прохлаждаетесь? А потанцевать?
   - Старовата я уже танцевать, Яночка, - улыбнулась Анна Павловна и кивнула на Маришу. - Вон, приглашай кого помоложе.
   - Пойдем? - Ян обернулся к ней и протянул руку.
   - Пойдем, - Мариша легко встала.
   Музыка звучала быстрая и, в общем-то, не предполагал парности в танце, но Ян так и не выпустил ладошку Маришки из своих рук и, выводя ее на танц-пол, сразу же легко крутанул. Она покладисто подчинилась, обернувшись вокруг своей оси, и появились они эффектно. Ян приобнял ее, плавно повел в ритм музыки, и она последовала за ним, как тень, повторяя, подхватывая его движения. Ян, испытующе глядя ей в глаза, чуть ускорил, усложнил танец - не собьется? Она не сбилась, четко следуя созданному им рисунку. В глазах Яна мелькнуло одобрительное удивление:
   - Слушай, ты классно танцуешь!
   - Спасибо, - улыбнулась Мариша.
   - Училась где-то?
   - Нет, просто так. А ты? Учился? Ты тоже классно ведешь.
   - Нет, я тоже просто так. Люблю танцы. Усложним?
   - Давай, - засмеялась она.
   И Ян закружил ее вокруг себя, потом развернул в другую сторону, крутанулся сам, без малейших усилий подхватил на руки, снова поставил на пол, провел по центру зала и снова притянул к себе. Она легко следовала всем его подсказкам.
   - Ты такая гибкая! Ты просто супер!!! - шепнул он ей, обнимая.
   Мариша мягко следовала за ним и только улыбнулась. Соседство сильного, уверенного мужчины было приятно. Он действительно был хорош. И в танце. И вообще. И пахло от него завлекательно - каким-то чисто мужским одеколоном. Приятно было обнимать накачанные плечи и чувствовать мужские руки на своих плечах.
   Они тоже были красивой парой.
   - Пойдем в номер? - шепнул он ей на ушко через два танца.
   А почему бы, собственно говоря, и нет?
   - Пойдем, - кивнула она.
  
  

*****

  
   - Девчонки, он такой классный! - делилась Маришка впечатлениями с Аленой и Светкой. - И какие сильные руки. И фантазии у него безумные. Сколько всего мы с ним перепробовали, чего я никогда в жизни не делала!
   - Ну и как ты теперь своему Сережке в глаза смотришь? - ехидно вопросила Алена.
   - Как, как... Нормально смотрю. Все это ерунда, девочки, мои прошлые детские идеи. Понимаете, Серега - он мой муж. И он по-прежнему для меня самый замечательный мужчина в мире. Он внимательный, заботливый, он меня любит. И я его люблю. Мы ведь с Сереньким уже восемь лет женаты, мы настолько притерлись друг к другу - как... Как кусочки единого пазла. Я точно знаю, что от него можно ждать, и он точно также все знает про меня. А другие мужики - это ведь совсем другое. Это драйв, интрига, тайна. Это всегда неожиданность. Это ответ на вопрос - да? Или нет? В конце концов, это подтверждение, что я все еще желанна. И это ведь минутное. На самом деле я ведь никогда не останусь ни с кем из них, лучше моего Сережки мне никогда и никого не найти. И вообще, главное ведь не огорчать партнера, не делать ему больно. А я ему больно не делаю, он ничего не знает и никогда ничего не узнает. Так что все нормально.
   - А если и он также? - мрачно спросила Светка, которая буквально по минутам отслеживала ежедневные передвижения своего ненаглядного, падкого на сладенькое.
   - Нет, он так точно не будет. У него точно никого левых не будет. Он очень правильный и верный парень. Вот за то я его и люблю.
  
  

*****

  
   - Солнышко, я дома! - крикнула она, открыв дверь своим ключом, возвращаясь из очередной поездки.
   - Маришка-зайчишка, как я рад! - раздался его голос из глубины квартиры, и вот он уже вышел сам т поцеловал ее прямо на пороге. Сереженька... Милый, любимый...
   Дома, снова дома. И она тоже так скучала.
   - Ну как ты тут? Как дела?
   - Все хорошо. Ждал, грустил...
   А потом красивый ужин при свечах, длиннющая роза в бокале, и разговоры, разговоры...
   Надев кружевную белую ночную рубашку, она вышла из ванны и прошла в спальню. Сергей уже был в постели и ждал, улыбаясь. Она приняла эффектную позу. Он засмеялся и приглашающе похлопал по одеялу рядом с собой.
   Все было как всегда замечательно и красиво. Ей было очень хорошо и она была счастлива. И только один момент немного смутил ее: он сам так и не пришел к завершению. Такого в их семейной жизни раньше еще не было.
   - Ничего страшного, не беспокойся, - успокоил он ее. - Я просто немного подустал на работе.
   Что ж, так, говорят, бывает. Действительно ничего страшного. "Или это уже возраст?" - с грустью подумала Мариша.
   На утро, провожая его в офис, Мариша, как всегда, привстала на цыпочки и поцеловала. Эта традиция длилось уже восемь лет: она целовала его, открывала дверь и провожала его на пороге, пока он шел через двор, открывал калитку, возвращался в машину и выезжал со двора.
   Она, как обычно, поцеловала его, а он, вдруг, неожиданно отодвинул ее от себя и вытер губы тыльной стороной руки.
   - Ты чего? - удивилась она.
   - Ты меня неправильно целуешь.
   - Что?! В смысле?!
   - Ничего, я побежал. Мне уже пора.
   Он вышел и прикрыл за собой дверь, а она замерла от растерянности и даже не махнула ему рукой на прощанье. А когда выглянула во двор, то его машины уже и след простыл.
   Что это такое?! Что значит, что она его не так целует? Восемь лет она его целовала так, как надо, а сейчас что-то изменилось? Только не она сама, она осталась прежней.
   "А не стоит ли задуматься за жизнь?" - со смешком вдруг подумала Маришка.
   Как можно понять, что тебя не так целуют? Только когда кто-то целует "так".
   И ситуация вчера...
   Да нет, не может быть, оборвала она себя. Это же Сережка, ее Сережка. Этого просто не может быть.
   Вечером он не пришел домой. Он не пришел ни в девять. Ни в десять. Ни в одиннадцать. Такое, конечно, и раньше бывало. Он мог задержаться на работе или выехать на переговоры к клиентам и засидеться с ними допоздна. Но, обычно, ну, по крайней мере, чаще всего, он звонил и предупреждал.
   В одиннадцать Мариша сама набрала номер его сотового телефона. "Абонент временно недоступен" - сообщил механический голос. Еще раз - и то же самое.
   Номер офиса... И длинные гудки, никто не берет трубку. Еще раз. Она ждала минуту, две. Тишина.
   Пора ли уже обзванивать больницы и морги или нужно еще подождать?
   Сергей вернулся в час ночи, когда она уже в серьез забеспокоилась.
   - Сережа?! Ты чего?!! Куда ты делся?!
   - Был на выезде, у клиента.
   - А телефон? Почему телефон не работал? Я дозвониться не могла.
   - Батарейка села, забыл зарядить. Все, пойдем скорее спать. Спаааать... Устал, как собака.
  
  

*****

  
   - ...Так что, девочки, постель - это раз. Поцелуи - это два. И ночной возврат - это три. Как думаете, это что-то значит? - закончила Маришка свой рассказ на спешно собранном совещании.
   - Даааа.... Делаааа... Ну, на счет телефона и ночных проблем, так это, правда, случайностью может быть. А вот насчет поцелуев - это, конечно, факт, - протянула Алена. - Тут, возможно, что-то и серьезное. Хотя всякое в жизни бывает, люди меняются...
   - Девчонки, восемь лет! Восемь лет мы уже живем вместе. Каждый день я его целую. И до этого момента его все устраивало. А тут, оказывается, я это делаю, видите ли, "не так"!
   - Ну, вот как вообще можно понять, что мужик изменяет? - начала многоопытная в таких делах Светка. - Вообще-то, честно говоря, жена, обычно, все в последнюю очередь узнает... Но просечь кое-что можно. Посмотри за ним, как себя ведет, что говорит. Появились ли новые привычки. Если завел любовницу, так он перед ней выпендриться старается. Типа, например, душ каждый день принимает. А еще за бельем можешь последить. Носки там, трусы... Они белье чистое одевать на выход начинают. Или новое закупают массово. Ну и вообще, так посматривай. В общем, держи ушки торчком, а хвост пистолетом.
   - Но вообще, Мариш, ты не дергайся и горячку не пори, - подключилась Алена. -Измена у мужиков и у баб - дело разное. Мы ведь если и изменяем, так, обычно, когда нам к душе кто-то прикипел и отвлечь нас от этого ох как сложно. А мужики - они ведь за мясом гонятся, за мордашкой смазливой, за ногами длинными и ничего это, обычно, для них не значит. Ну, переспал. Ну и чего здесь такого? Сегодня с одной переспит, завтра с другой. А вернется-то ведь все равно в семью. Так что у тебя в любом случае выигрышное положение - как-никак законная жена.
   - И эсэмэски его проверь, - добавила Света практично. - В таких отношениях эсэмэски - самое первое дело.
  
  

*****

  
   Посматривай и держи уши торчком...
   Легко сказать, но трудно сделать. Никогда Маришка не думала, что такая ситуация может возникнуть. Сережа, ее Сережа мог быть с другой женщиной...
   Мог ли? Ей казалось, что нет. Ну не могло этого произойти, просто не могло и все.
   Как он вел себя с ней? Что говорил? Тоже, как и ее, называл зайчишкой? Он любил давать ей, Маришке, разные прозвища и в интимные, частные моменты их жизни называл ее разными смешными именами.
   А с той, другой, он вел себя так же? Тоже щекотал ей язычком ушко, ласково и нежно сдувал со лба челку?
   Да была ли она вообще, эта другая? Может, это все плод ее, Маришкиного, воображения? Мог ли ее Сережка, ее Серенький быть в постели с кем-то еще? И как это могло произойти? Он зашел к кому-то в гости и там познакомился с ней? Или она его клиентка и он приходил прямо к ней в офис? Или домой? Где они впервые оказались вместе?
   А вдруг, пока она, Мариша, была в командировке, он приводил ее сюда?!
   Маришка обыскала дом. Вроде бы, все было в порядке.
   Но вот шкатулка с ее косметикой... Кажется, помада, которой она не пользовалась уже несколько месяцев, зарыта как-то по-другому, не так плотно, как она привыкла.
   В своей расческе она нашла несколько длинных светлых волосков. Но у Сергея тоже светлые волосы. Правда, вроде бы, не такие длинные...
   Она вспомнила, что когда она приехала, на кровати лежала новая чистая простынь. Никогда раньше Серега не утруждал себя заправкой кровати, и белье всегда перестилала она сама...
   Доказательства, доказательства... Они все не прямые, косвенные... Но где взять прямые? Не следить же за ним? Да и как проследишь, если вся его работа состоит в разъезде по клиентам, примерно треть из которых - женщины.
   Может, не мучиться и просто спросить его? А что? Почему бы нет? Он успокоит ее, и она перестанет дергаться.
   Она повеселела и совсем уже, было, решилась на это, но вдруг подумала, а вдруг он скажет: "Да, ты права. У меня есть другая". И что она тогда будет делать? Вариант тогда останется только один - уходить. Потому что, зная, что он знает, что она знает о его другой женщине, она не останется с ним. Это будет глупо, унизительно. И она уйдет.
   Но она не хочет уходить. Она любит Сережу, несмотря на восемь лет семейной жизни, она его все еще любит.
   И пока он думает, что она не знает, то она по-прежнему может быть с ним, делая вид, что она полностью слепа и глуха. Да, жены действительно все узнают в последнюю очередь. А, может, они узнают раньше всех, но делают вид, что ничего не знают? Держатся до последнего, до последней точки, до последней возможности. Закрывают глаза и уши, не обращают внимания на слова завистливых подруг и соседок...
   Неужели и ей придется также?
   Но ведь она ему тоже изменяла...
   Да, но это ничего не значило. Мимолетные увлечения, минутные, случайные, временные... И она всегда возвращалась домой, к нему. Обновленная, радостная, получившая новые впечатления и стимул к жизни... Но возвращалась она всегда. К нему.
   Он перестал разбрасывать свои носки по всей квартире и стал их своевременно стирать. Что это? Он стал аккуратнее? Или старается перед новой избранницей?
   А вот трусов новых, кажется, не появилось.
   Возвращался всю неделю поздно - говорил, что есть срочная работа. Несколько раз она пыталась вечером позвонить ему - абонент был недоступен.
   Эсэмэски. Она должна проверит эсэмэски.
   Несколько дней она не могла добраться до его телефона - он носил его с собой и даже, ложась спать, клал его под подушку. В конце концов, он забыл его на столе и она крадучись, оглядываясь на дверь спальни пролистала входящие сообщения. Большинство гласило о пропущенных звонках. Часть была по работе. И три из них казались подозрительными.
   "Ждем-недождемся, скучаем, без тебя все застопорилось". Что это? Любовное послание? Или просто сообщение от клиентов, которые ждут установки оборудования? А почему "скучаем"?
   "Сереженька, перезвони. Очень нужно". Тоже скучающие клиенты? А почему Сереженька?
   "Куда ты пропал? Второй день не появляешься. Хотя бы позвони". Тоже, вроде бы, так можно написать и по работе. Но, с другой стороны, в свете последних подозрительных мелочей и событий сообщение может иметь особый смысл.
   Зафиксировать номера? А смысл?
   И, с учетом того, что ее муж не дурак, он, даже если что-то было, не оставил бы подозрительные сообщения в памяти телефона, а стер бы их.
   Нет, наверное, стоит оставить все как есть и не дергаться. Все как-нибудь само образуется. Да и вообще, не может этого быть, потому что не может этого быть никогда. Ведь не зря же она так долго и так тщательно выбирала себе мужа. Так что он не может быть таким, как все другие. Он - особенный!
   Прошел месяц. Проблемы улеглись.
   Маришка успокоилась и поняла, что беспокойство было напрасным. Муж приходил домой во время и отзывался на все звонки. Она даже посмеивалась над своими детективными изысканиями. И подтрунивала над собой в плане того, что вот, видимо, у нее рыльце в пушку, вот потому и ищет в других она подвоха. Подходил срок очередной командировки, и Маришка с легким сердцем готовилась к отъезду. И вот именно в этот момент, за день до отъезда она встретила их. Его и ее.
   Совершенно случайно.
   Доделывая дела перед отъездом, она оказалась в районе его офиса, и, проезжая мимо привычного здания, она с теплотой подумала о том, что вот именно сейчас ее муж, ее любимый муж, трудится здесь не покладая рук. Мариша бросила взгляд на вход, подумав, не забежать ли на минуту в гости и именно в этот момент увидела Сергея. Он стоял к ней спиной, опираясь одной рукой на стену, а другую небрежно засунув в карман брюк. А перед ним, привалившись спиной к этой же самой стене, стояла девушка. Длинные ноги, короткая юбка, распущенные волосы. Они стояли очень близко, его рука почти касалась ее плеча. Это все, что успела разглядеть Маришка. А в следующую секунду Сергей, ее муж, наклонился и коснулся губами щеки незнакомки, отлепился от стены и вошел в здание.
   Картинка мелькнула и исчезла за окном автомобиля.
   Маришка проехала еще немного вперед и аккуратно и старательно припарковала машину. Руки у нее дрожали.
   Могло ли это быть случайностью? Могло. Могли ли они стоять так близко просто так? Могли. Но люди, мужчины и женщины, не стоят так близко просто так. Это или уже завязанные отношения или их самое начало. Уж ей ли не знать, как начинается флирт. И во что он выливается.
   А мог ли Сергей поцеловать эту девицу просто так? Может, они просто друзья и так дружески прощались?
   У кого угодно она могла принять это за дружеское прощание, но только не ее мужа. У него никогда не было привычки целовать девушек на прощанье. Ни ее знакомых подруг, ни одноклассниц, ни приятельниц.
   Все, хватит прятать голову в песок. Девица существует и ей это не привиделось.
   И, значит, нужно принимать решение. Или она сообщает ему, что она все знает и уходит от него. Или не уходит.
   А к чему это ведет?
   Она уходит... И вот она остается одна... Но она не хочет быть одна. Муж, ее верный надежный муж, который всегда был ее опорой и поддержкой, и она привыкла, что он всегда рядом.
   Нет, конечно, скорее всего, она одна не останется. Она еще в состоянии найти мужчину, но вот такого ли, как ее Серенький...
   Хорошо, а если она остается?
   Можно не ехать в командировку, можно остаться в городе, контролировать каждый шаг неверного мужа. И, не давая ему возможности даже заподозрить, что ей что-то известно, перекрыть ему все пути для встречи с коварной разлучницей.
   Быть все время в напряжении... Каждую минуту ожидать сообщения "Я от тебя ухожу"... Бороться, биться. Жить не своей жизнью, а его и ее... Строить свое расписание, свои мысли, подстраиваясь под них...
   Или еще вариант. Сделать вид, что ничего не знает. Быть прежней, как будто ничего не изменилось, отправиться в командировку, оставить их вдвоем. Пусть побудут вместе, пусть поймут, нужны ли они друг другу. Если нужны, что ж, значит, судьба и пусть они будут вместе. А если не нужны, то они это тоже поймут. И значит так и должно быть.
   Решено. Она уедет завтра, как и планировалось.
   И пусть ему будет хорошо здесь, пожелала она от всей души. Ведь ей же было хорошо с другими.
   А она уедет в свою командировку, выполнит нужную работу и, вернувшись, примет любые обстоятельства, которые сложатся к тому времени.
   И пусть он будет счастлив. Ведь это такое счастье - любить и быть любимым. Это такое счастье - видеть зарождение нового чувства, ощущать, как поет душа в ожидании чуда, лететь по жизни с расправленными крыльями. Уж ей ли это не знать.
   - Удачи, - шепнула она ему, стоя с сумкой на пороге. - И любви.
   А он странно, очень странно посмотрел на нее...
  
  

*****

  
   - Привет, баба Марья! - чирикнула внучка и легко чмокнула Маришу в морщинистую щеку. - А где деда Сережа?
   - А, Машенька, заходи, заходи. У деда совещание, но он скоро придет. Кушать будешь?
   - Нееее, я уже в школе поела. Вот разве что чайку...
   - Садись, егоза, сейчас поставлю. Рассказывай пока, как дела? Чего в школе происходит?
   - Дела нормально. В школе все тоже ничего, - бодро отрапортовала девочка.
   - А как Денис?
   - Никак, - послышалось после небольшой паузы.
   - Что такое? Что случилось? - Мариша оторвалась от приготовления чая и удивленно оглянулась.
   Девочка сидела, мрачно насупившись, вся веселость исчезла, испарилась.
   - Машенька, что-то не так? - Мариша подсела за стол и заглянула внучке в глаза.
   - Бабушка, я его ненавижу! - взорвалась Маша. - Он разговаривает с этой Светкой на каждой перемене! И берет ее за руку. И делает вид, что меня совсем не замечает! Я никогда ему этого не прощу! Не прощу!
   И она с плачем бросилась бабушке на шею.
   - Машенька, милая моя Машенька, - приговаривала она, ласково гладя рыдающую внучку по мягким невесомым волосикам. - Умничка моя, не загадывай ничего наперед. Все еще образуется... На самом деле, ты знаешь, жизнь все расставит...
  
  
   15.06.2011
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | А.Дмитриев "У Подножья" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"