Крюков Денис Николаевич: другие произведения.

История одного подземного государства.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О нелёгкой жизни горного тролля которого норовят обидеть, но жестоко обломаются гады. Книга окончена.


  

История одного подземного государства.

Глава 1

   Вот только не надо путать нас троллей с ограми, мы людей не жрём! И камни кстати тоже. Это для пищеварения полезно камни глотать, мы и глотаем. Вы же куриц не обзываете каменными, хотя камни они тоже глотают. Из-за того, что камни постоянно перетираются в желудке, полезные вещества поступают в организм и у нас крепкие кости, а от того, что в пещерах и в дремучих лесах постоянно трёмся об шершавые каменные стены и стволы деревьев, шкура у нас крепкая. Опять же, у горных троллей шкура покрепче будет, чем у лесных. А ещё не советую никогда бить тролля в живот. Правильно, эффект такой же как ударишь по скале - тебе больно, а мне нет. Чтобы сломать троллю что-нибудь, надо ну ОЧЕНЬ постараться.
   Про лесных троллей я мало знаю, потому-как я сам из горных буду. Когда-то давно были мы одним народом и жили под горами, а потом часть троллей освоила горные леса, а затем и в обычных лесах поселилась. А отличаемся мы от лесных довольно таки разительно. Во-первых, мы живем в горах, обычно в пещерах, а они в лесу, в жилищах типа берлог. Естественно, что наши жилища просторнее и удобнее. Нам не надо спать днём, потому как в темноте глаза от солнечного света не устают и можно круглые сутки что-то делать. А вот лесные тролли вынуждены днём спать, а ночью или в плохую погоду, когда тучи солнце закрывают делать свои дела. Есть и второе принципиальное различие. Горные тролли окружены мёртвым камнем, а лесные живым деревом и поэтому мы горные стали строителями, а они лесные не стали, но могут из мёртвого дерева сделать, ту же дубину или кружку для браги. Строим мы в основном подземелья, но иногда приходиться строить мосты через горные пропасти и речушки и сейчас объясню почему. Дело в том, что добычу металлов мы презираем, как и лесные. По правде говоря, нету у нас таких знаниев-технологиев и не отличаем мы простой камень от куска руды. А ведь металл нужен на доспехи, да и дубиной много деревянной не навоюешь. Треснешь пару рыцарей по башке, глядь, а дубинушка то расщепилася, треснула.
   Лучшие доспехи делают...правильно гномы. Только они вам их нахаляву ни за что не отдадут, дураков нету. Поймать пятиметровому троллю под землёй метрового, а бывают и меньше росточком, гнома нереально. Но есть у гномов слабость - жадные они. Поэтому за золото и серебро маму и папу продадут, не то что доспехи и оружие. И где спрашивается взять бедным троллям золото и серебро? Да у людей конечно.
   Ага, скажете вы, вот кто разбойничает на горных дорогах с дубинами. А вот и фигушки вам, не угадали. Есть более простой и главное бескровный способ избавления от денежной наличности. Строишь над пропастью каменный мост и садишься под него ждёшь. Появляется путник, ты упс!...появился и денежку за проход взял. Только много не дери, ведь по соседству тоже мост стоит каменный и под ним тоже такой же тролль сидит денежку с прохожего взять. Зато тебе не возбраняется прохожего маленько в горах заморочить или околдовать, чтоб он круг сделал и опять тебе на мосту заплатил за проход. Ну если ты такой олух, так почему бы тебе не заплатить дважды за проход по мосту. Тут главное дурака включить, ничего мол не знаю, идёшь через мост - плати и пофиг, что ты уже десятый раз через него идёшь, значит ты мазохист и тебе нравиться со мной общение.
   Скажу сразу, я не колдун. Наверно способностев нетути, всё в силу ушло. Зато моя бабушка колдует и неплохо колдует. Ей в горах человека околдовать как мне рыцарю башку проломить. В общем, сложности не составляет.
   Ещё люди врут, что мол горный тролль погибает, если мост его ломается. Конечно он блин погибает, он же под ним, под мостом, сидит и если мост ему на голову падает, а мостик то каменный, да и весит не мало, тут кого хошь в лепёшку раздавит и под глыбами каменными похоронит. Хорошие мосты передаются по наследству от отца к сыну. За ними как и за домами-пещерами ухаживают, ремонтируют.
   Если вы считаете, что от солнечного света тролли каменеют, то вы осёл. Света мы не боимся, но во-первых, как и всем подземным жителям нам свет противопоказан, он слепит глаза после темноты и сумрака пещер, а во-вторых, наша шкура от солнечного света как и у людей имеет свойство загорать, только в отличии от людей шкура у нас грубая и получается просто корочка загара, которая чешется, шелушиться, воняет и в конце-концов отпадает кусками. Вот поэтому свет мы не любим. Это правдивая книга о троллях и потому начну с того, что на троллей свалились кучи несчастий. И первое несчастье троллей были эльфы. Эти остроухие бездельники в отличие от нас троллей ведут дневной лесной образ жизни и им не нравилось видите ли, что кто-то ночью в лесу хозяйничает. Поэтому они устроили настоящую охоту на лесных троллей и почти всех уничтожили. Вот вы вот наверняка лесного тролля ни разу в жизни не видели. Что, видели? Да бросьте, это был просто пьяный мельник, заросший бородой и с перепою заблудившийся в лесу.
   Вторым нашим несчастьем стали тёмные колдуны и всяческие волшебники, они посчитали нас троллей полезными в качестве солдат своего войска и вообще в качестве тупой мускульной силы. В результате и злыдни нас отлавливают для дальнейшего использования и добрые изничтожают, чтоб мы злыдням не служили, а люди и за тех и за тех.
   Я родился в эпоху сломанных мостов в темноте пещеры, когда не только существование лесных, но и горных троллей было под большим вопросом. Преследуемые всеми тролли спрятались в глубине гор и вынуждены были уничтожить все мосты в горах, чтобы сделать их неприступными, а затем по горам прокатились две волны гоблинских войн. Гоблины они меньше нас троллей, чаще всего не выше двух метров и они тоже ночные твари, но глупые, легко поддаются внушению, злобные, а самое главное слишком их много и постоянно голодные. Всяческие тёмные властелины натравливали эти орды на нас троллей и к моменту моего рождения горы представляли из себя мрачную пустыню, бездорожье, сломанные мосты и многочисленные поля былых сражений. Гоблины добились того, что даже вездесущие жадные недомерки-гномы убрались из этих мест. Конечно свалишь, если вместо добродушного соседа тролля-строителя возле тебя поселится орда гоблинов-гномоедов.
   И про нос, он не уродливый и большой, он чуткий и именно благодаря ему, мы находим дорогу и пищу под землёй.
   Да и если вы хотите узнать моё имя, так я вам его и сказал, чтоб потом меня какой колдун злобный своим рабом послушным сделал, дураков нет. Зовите меня просто Большой. Меня все так зовут. Я и вправду большой вымахал, постоянно шишки набиваю в подземельях.
   Рос, рос в темноте и вырос в большого и сильного тролля. Юность прошла моя глубоко под землёй на грибных плантациях. Грибы, сознаюсь, мы тролли едим и выращиваем в тёплых пещерах в изобилии, но если будещь жрать одни грибы, то вскорости помрёшь. Поэтому у нас троллей под землёй есть и свои мясные фермы, куда и идёт на прокорм львиная доля этих грибов, и ещё всяческой плесени. Мы их коровами зовём, но вы бы их назвали просто слизнями-переростками. Зато мясо у них нежное и без костей совсем. Диетическое короче. Работал я и на ферме мясной. Мясо это основа нашего рациона, поэтому мы большие и сильные очень. Когда было много лесных троллей, мы у них деревянные изделия и шкуры животных на мясо выменивали. Есть ещё подземные водоемы, в которых водятся слепые рыбы. Мы их тоже подкармливаем и ловим едим, как люди карпов.
   Вот как то пришел ко мне Дубовый (потому как из лесных он троллей, сбежавших обратно в горы был) и говорит мне:
   - Слышь, Большой, там наверху гоблины гнома поймали и собираются сожрать.
   - И чё у них соль кончилась?
   - Да вроде есть у них соль.
   - Так чего ты беспокоишься, раз собрались, значит сожрут.
   - Так может гоблинов убить, а гнома освободить?
   - Да Дубовый, не ожидал я от тебя такого героизму. Сколько там гоблинов и чем вооружены?
   - У них алебарды железные, копья, луки маленькие со стрелами, у некоторых щиты, панцири и шлемы, всего то два десятка их. Есть боевые секиры.
   - Получается два десятка гоблинов-воинов наверняка принадлежащих одному из тёмных. А у нас четыре руки и камни?
   - Ну Большой, я ж не виноват, что в прошлый раз твою дубину сломал. Зато эльфа прибил!
   - Дубовый! Дюжина остроухих умников не стоит моей дубины, которую ты похерил в лесу. Вот какого тебя туда понесло?
   - Дык весна, тянет в лес меня.
   - Жениться тебе дураку пора, а не поисками приключений на свою задницу заниматься.
   - А давай ещё Ленивого с собой возьмём, втроём мы их в блин раскатаем.
   - Пока Ленивого найдёшь и разбудишь, от гнома и костей не останется. Пошли к бабушке моей, может она что путного подскажет.
   И мы дружно потопали к моей бабуле. Бабуля жила возле горячего гейзера в пещере и опять что-то варила в своем котле.
   - А, внучек! А я думаю, что-то давно старую не проведал.
   - Привет бабуль.
   - И Дубовый с тобой.
   - Здрасте бабушка.
   - Садитесь, садитесь, я сейчас вас чем-нибудь угощу.
   - Не, баб, спасибо я сыт и мы торопимся.
   Вообще у бабушки что-нибудь сьесть или выпить было червато чреватостями. В последний раз от бабушкина чайку у меня хвост вырос, правда потом отпал, но всё равно у бабушки я ничего не пью и не ем. На всякий случай.
   - А ты Дубовый от печеньица бабушкиного не откажешься? Сладенькое печеньице.
   Дубовый в сомнении почесал в затылке, где у него однажды выросла настоящая еловая шишка после бабушкиного кекса.
   - Не, эта..., торопимся мы. Наверх нам надо.
   - Бабуль, время дорого, наверху Дубовый видел, как гнома два десятка гоблинов на жаркое понесли.
   - Не на жаркое, а на шашлык, нету у них с собой котла. Вот ведь мерзкие создания.
   - У нас вопрос, чё нам помочь мелкорослому или пусть уж подкрепятся, да дальше топают?
   - Давай так внучек договоримся, вы мне сумку того гнома, а я вам совет.
   - Идёт!
   - Идёт! Давай совет, а сумку принесём.
   - Нападайте на гоблинов, ждёт вас победа в этом деле. Потом забирайте всё железо с них и сумку гнома. Самому гному дайте пинка, а сумку принесёте мне, а вам слава и железяки с гоблинов.
   Мы не сказав спасибо, помчались наверх, где гоблины спорили - нашинковать гнома и пожарить кусочками или просто насадить задницей на шампур и запечь в гриле. Гном в споре не участвовал, потому-как жевал кляп.
   И вот я и Дубовый как выскочим из-под земли и как заорём: "Бросай гнома!!!"
   Они и бросили. Прямо в нас. Гном со звуком "шмяк!" кляксой расплылся у меня на животе, а потом стёк на землю. Тут гоблины опомнились, увидели, что мы без оружия и нас всего двое и похватав колюще-режущее, кинулись делать из нас себе ужин. Скажу честно, если вас проткнут копьём то это будет больно. Дубовый не растерялся и схватил каменюку побольше и поднял над головой. Свистнули стрелы и впились в слабую шкуру Дубового, пробив её. От боли и неожиданности Дубовый уронил каменюку себе на ногу и с воем запрыгал на одной ноге. Вот так всегда. Дубовый втравливал меня в переделку, а отдуваться приходилось мне одному. У меня с собой был только камень на верёвочке. Кистень по-человечьи. Это был строго говоря не камень, а окаменелая кость, какого-то великана, которую я за неимением лучшего сделал оружием.
   Гоблины видно ждали, что я кинусь на них с голыми кулаками и приготовили пики и алебарды. Просчитались гномоеды. Одной рукой я хватал их длинное оружие и дёргал его вместе с хозяином-гоблином на себя, а второй рукой кистенёчком наносил удар сверху по башке уродливой. Тресь! И переступая через труп, я отбрасывал бесполезную железяку на древке и подступал к следующему гоблину. Таким макаром я уложил в короткий срок семерых копейщиков-алебардщиков. Остальные решили воевать на ближней дистанции и вытащив топоры, прикрылись щитами. Несколько лучников старались мне выщелкнуть глаза стрелами, но я всячески этому мешал, отпрыгивая всякий раз в сторону. Стрелы попадали в шкуру и застревали в ней. Да больно, да дискомфортно, зато не смертельно, после вытащу. Всё таки, по сравнению с эльфийскими стрелками, гоблинам ещё учиться и учиться в искусстве стрельбы из лука.
   За щитами кистенём мне было их не достать, поэтому я срочно поменял оружие. Кистень заткнул за пояс, схватил за ноги самого здоровенного копейщика и как дубиной стал долбить им по щитам. Щиты то выдерживали удары, а вот импровизированная дубина нет. Вскоре гоблин-дубина потерял в прямом смысле голову. Она от удара о щит куда-то отлетела. Не выдерживали и хозяева щитов. Строй сломался, гоблины вокруг меня образовали неправильный круг и грозили мне секирами. Вот поверьте, когда вас рубят топорами это тоже больно и неприятно. Если вы конечно не мазохист. Я уж точно не мазохист и отбросив безголового гоблина со всей силы пнул по щиту ближайшего любителя гномей печёнки. Гоблин от молодецкого удара сразу превратился в летящий снаряд и метко попал в ближайшую скалу, где и размазался. Следующему гоблину я просто вбил кулаком голову в туловище по самые уши. Похлопав пару раз на меня грустными, грустными глазами этот гоблин выронил секиру и завалился на спину. Дальше следовало отпрыгнуть от атакующих гоблинов и подопнуть одного из них вверх. Несильно так, метра на три - четыре, а потом могучим ударом кулака отправить в полёт. Гоблин в полёте интересное зрелище, жаль в скалу не попал, Дубовый в очередной раз воя подпрыгнул и гоблиноснаряд врезался ему в...пониже спины короче врезался. Не волнуйтесь, Дубовый даже не заметил этого и продолжал прыгать на одной ноге, но уже втаптывая в землю недотёпу-врага.
   А я наконец-то дотянулся до лучника. Вот не люблю я лучников и всё тут. Одним выверенным движением я надел лук на шею стрелку и завязал его тугим узлом. Предоставив стрелку самостоятельно задыхаться и помирать в конвульсиях, я продолжал и дальше дубасить гномоедов. Теперь главное было не перестараться, а то разбегуться по горам и ищи их. До самого последнего удара, которым я разломал позвоночник гоблина-командира они верили, что могут победить тролля и осталось то чуть-чуть - пара удачных ударов. Но в том то и дело, что именно этих то пары ударов им всегда и не хватало.
   Гоблинское мясо жрать невозможно, одни жилы да кости. Не, сами то своих они жрут, на то они и гоблины. Голодный гоблин сожрёт любое мясо, если это конечно мясо. Знаете как с ними война закончилась? Тролли перестали сражаться на поверхности и перешли к боевым действиям в узких тоннелях подземелья. Тут тактика была, намолотить передовых гоблинов, чтобы на некоторое время хватило пожрать остальной орде, а потом отступить в такое же узкое место и намолотить ещё из гоблинов гору еды для их же собратьев. Тут главное иметь стальные нервы, ведь ты большой и можешь стоять в проходе только один на один с ордой желающей тебя разорвать и сожрать. Твоя задача стоять камнем, двигать только оружием и не отступать в широкое место, потому, что тогда тебя обтекут и сомнут.
   Так о чём это я. Гоблины кончились и Дубовый окончательно втрамбовал одного из них в грунт вместе с доспехами. Пришлось отковыривать. Пока мы ковырялись, гном прочухался и попытался слямзив свою сумку, свалить. Гном он и есть гном, его не переделаешь. Я подхватил недомерка за шкварничек, легонько подкинул, а Дубовый, разбежавшись, вмазал под зад малорослику. Над ночными горами понеслись, удаляясь, маты на гномьем.
   - Низко полетел.
   - Должно быть к дождю, ты ж из лесных, ты и должен приметы знать.
   - Я только одну помню, как поешь мухоморов, так свет выключается внезапно.
   - Ладно Дубовый, выдерни у меня стрелу из спины и пошли к бабуле.
   Так мы и сделали. Бабуля пыталась накормить нас печеньицем. Но даже Дубовый на них не польстился. Печеньице цветом здорово смахивало на шляпку мухомора, а по запаху ближе всего походило на аромат палёной шерсти вурдалака. Сам я такого запаха ни разу не нюхал, но Дубовый утверждал, что именно так и пахнет палёный вурдалак и я ему почему-то верил.
   Набег удался и у нас оказалась груда погнутого и поломанного железа, а у бабульки моей сумка гнома, из которой она выудила толстую книгу в кожаном переплёте. Старая любила почитать книжки, причем читала в темноте пальцами "вслепую" и чуяла печатное слово далеко.
   Ну вот куда теперь приспособить эти железки? Ну панцири, маленько погнули и на руки - ноги приспособили заместо поножей - наручей. А вот остальное никуда не годилось. Копьями можно было в зубах колупаться после трапезы. Топорами под ногтями грязь царапать. В общем, к кистеню, ничего не прибавилось и это было обидно. У Дубового палец на ноге опух, а у меня настроение упало и чего-то пожрать захотелось.
   Но тут я прислушался и по дальним шлепкам понял, что к нам идёт Сопливый. Где он простудился и в какой пещере его продуло, я не знаю. Сколько его помню, Сопливый завсегда был с соплями.
   - Привет Большой и Дубовый, шмырк, швырк! Ух ты сколько зилизячек у вас! Шмырк!
   - Привет Сопливый, нет ли у тебя кузнеца знакомого?
   - Не, нету, но я,..шмырк!...знаю, кто знает, где кузнец. Пошлите покажу.
   Ну вот как чуял я, что не надо было за ним ходить, так нет ведь, попёрлись втроём. Вылезли на поверхность у костерка, возле которого мирно отдыхал рыцарь.
   - Швык! Швырк! Шлёп!
   Мне на ногу между прочим.
   - Смотрите он весь в зелезячках, и знает наверняка,..шмырк!...где кузнец.
   Мы с Дубовым переглянулись. Знает то он знает, только вряд ли нас туда приведет. Вот представьте себе, вы странствующий рыцарь и дрыхнете в горах, тут на вас капает во сне зелёная соплища, вы открываете глазки и видите трёх пятиметровых носатых чудил, нависших над вами.
   - Здрасти, а вы не подскажете как добраться к ближайшему кузнецу?
   По-моему на месте рыцаря, я бы обиделся и попытался мечём проткнуть незваных ночных гостей. А мечи они заразы острые. Об них и порезаться можно. А рыцари они вообще психи все, а странствующие вообще буйные психи. Связываться с ними не советую.
   Вот и я не стал связываться, просто подобрался к рыцарской лошади и подкову с ноги содрал и смылся. Лошадь конечно заржала. Рыцарь вскочил. Оруженосец гад блин в кустах прятался с арбалетом заверещал, как будто его матушку лишали прелюдно чести. Ну да пошумели и успокоились.
   Зато на утро глядь, а подковы то нету у лошади. Рыцарь обматерил оруженосца, дал ему как полагается в зубы. Ну да делать нечего потопали они по одной из тропинок. Естественно потопали к кузнецу. Я Сопливого и Дубового оставил под землёй. Сопливый слишком много следов оставляет, а от Дубового днём проку никакого, он же лесной тролль. Как солнышко пригреет он сразу баиньки заваливается под ближайший куст. Поэтому потопал я за рыцарем один. Оруженосец топал гордо впереди, ведя под уздцы рыцарскую лошадь. Рыцарь на лошади оруженосца ехал за ними. Продвигались они не быстро и я следовал за ними, стараясь выбрать путь потенистее.
   К вечеру заехали они в дремучий лес. Эльфами тут не пахло, зато пахло какой-то другой пакостью. Я внюхивался, внюхивался, а потом бросил это занятие. В конце-концов, я вам не пёс охотничий. Рыцарь с верным оруженосцем устроились на ночлег. А я устроился в буреломе недалеко от них.
   Где-то за полночь, по мне начал кто-то ползать и скребстись. Боясь разбудить рыцаря я терпел и не чесался. Но ползающих становилось всё больше. Наконец один обнаглел настолько, что прыгнул с дерева прям мне на морду. Бледный такой, весь ощерился, клыки выпустил и на меня ими клацает. Ну это же наглость! Средь ночи пытаться высосать кровь из меня - горного тролля! Я поймал наглеца и сжал в кулаке. Хрусть! И жижица брызнула у меня из под пальцев в разные стороны. Ещё двоих я размазал по своему плечу ладонью. Послышалось злобное шипение:
   - Идиоты! Это же не лесной, а горный тролль! Вы у него шкуру не прокусите! Бегите он кажется разозлился.
   Остаток ночи я провел, издеваясь над попавшими в мои руки вампирами. Сначала я их развешивал на сучках ближних деревьев, где они корчились. Знаете какая у вампиров регенерация? УУУУ! Будь здоров. Я скатывал из них шарики, ломая кости, а через некоторое время шарики на полусросшихся костях пытались от меня сбежать по деревьям. Не знаю как вампирам, а мне понравилось. Интересно провёл ночь.
   К полудню привел меня рыцарь наконец к кузнице которая почему-то стояла в этих диких местах одна одинёшенька. Раз рыцарь первый пришел к кузнице, то первый туда и вошёл, а я остался ждать в лесу, пока он выйдет. Он вышел, чего-то проворчал и оруженосец завёл коня в кузницу. Оруженосец вскоре появился и начал снимать с рыцаря доспехи, а из кузницы донёсся звон молотка. Вскоре из кузницы вывели коня и густой бас кузнеца сказал:
   - Сир, конь подкован с Вас и вашего оруженосца по разу.
   Я протёр глаза, но солнце уже было высоко и нифига я не видел, но нос меня обмануть не мог, внутри была особа женского полу. Значит кузнецом была женщина, а так как вблизи людей не наблюдалось, плату за свою работу она брала весьма своеобразную. Финальной битвы рыцаря и оруженосца с кузнецом я не стал дожидаться и потопал в горы. Шкура итак обгорела, я вонял и скоро она будет с меня слазить и шелушиться.
   По дороге не смог устоять, по запаху обнаружил гнездо вампиров и разорил его. На свету вампиры и вовсе беспомощны. Повыдирал у них клыки для бабушки, они ей как ингридиенты для какого-то волшебства были необходимы.
   Вернулся в родные горы только ночью и чуть не попал в засаду к оркам. Кто такие орки и откуда они взялись вообще неизвестно, наколдовали по-моему их. Похоже этих троих в горы отправил волшебник, у которого мы перебили отряд гоблинов. Сидят на горной тропе и здоровущие мечи точат. Ажно скрежет по всем горам эхом прокатывается. Ждут. Мечники это серьёзно, такой руку или ногу оттяпать может запросто, а при удаче и голову. Они орки на нас троллей похожи, но послабей будут, потупей и нюха почитай совсем нету. Зато вооружены и обучены сражаться хорошо, что делает их грозными противниками. Высокие и рослые все трое.
   Отсутствием хорошего нюха я и воспользовался. Подобрался поближе и чпокнул по башке дурной кистенём наотмашь. Чпок! И здоровущий орк рухнул на камни. Зато два других мигом вскочили на ноги и нацелили свои кривые железяки мне в пузо. Тут я применил старинную хитрость троллей. Во рту у меня был камень и я плюнул им в глаз орку. Орки не чувствуют боли вообще. Но когда вам неожиданно полетит в глаз камень вы постараетесь увернуться или глаз закрыть. Орк честно и попытался увернуться. Раздалось опять "Чпок". Последний не стал ждать и бросился с мечём на меня.
   Я успел перехватить его руку с мечём, шагнул к нему и двинул ему лбом промеж глаз. Вот я столько раз под землёй лбом о своды пещеры бился, что лоб у меня оружие страшное и я им охотно пользуюсь, как сейчас. Результат закономерен. Два трупа, для ночных хищников и один избитый и рычащий орк. Естественно, что всё железо я забрал с собой под землю. Дубовый обрадовался, когда я ему рассказал, что нашёл кузнеца. Но опять же к кузнецу придётся мне топать одному, днём Дубовый бы заснул и профукал всё добытое железо. Ещё больше обрадовалась клыкам вампиров бабушка, только потом долго меня ругала, узнав, что я разорил их гнездо. Оказывается надо было в полнолуние резать у них когти. Они у них тут же отрастают и можно снова резать. Выходило по словам бубули, что я лоханулся, не дождавшись полнолуния.
   Подкрепившись перед дорогой крупным слизнем и накормив пленного орка тем же слизнем, навьючил его как осла и пинками погнал в дремучий лес на следующую ночь. Мне-то ничего желудок с камнями мясо перекрутил. А орка бедолагу начало пучить. Я чувствую (носом) что не идёт у него никак пищеварение. Набрал камней пошершавее и начал в него-орка запихивать. А он гад орёт и отплёвывается. Ну ни в какую жрать камни не хочет. Издевается сволочь тупая. А я ведь для его же блага. Тогда я насобирал камней помелче, кругленьких и начал орку в рот запихивать и водой из ближайшего ручья заливать. В общем, к утру с грехом пополам, запихнул в орка порядочно камней и его желудок стал справляться с мясом слизня. Вообще мы тролли жареного не едим, у нас под землёй дров и печей нету и вообще это пожароопасно, а под землёй всякий газ имеется. Разведёшь костерок, пых и нет тебя, сжарился в метане, как гусак в сметане. Потому мы под землёй всегда отыскиваем горячие ключи или гейзеры и в них мясо просто варим и едим варёным. Варёный слизень получается тягучим как жвачка и без камней в желудке его трудно переварить, потому и орка бедолагу пучило. Но теперь в его животе весело с хрустом и стуком камушки перемалывали мясо, а сам он громыхая тащил железо. К утру орк не выдержал вьючной жизни и слёг под деревом, тяжело дыша. Пришлось устроить привал. Блин вся шкура сгорела и я жутко чесался спиной об кору дерева.
   И тут, ту-ту-ру-ту! На меня несётся рыцарь в полном доспехе с копьём наперевес. И копьё тяжёлое боевое, а не тупое турнирное. Вот не мог же я другой дорогой пойти, это был мой старый знакомый со своим верным оруженосцем, возвращавшийся обратно в горы. И что я теперь рыцарю этому сделаю? Я вспомнил, как бабушка ночью собирала на кладбище ночных бабочек-могильщиц, протыкая их острыми рыбьими костями на специальную подушечку. Вот сейчас меня этот рыцарь как бабочку, только копьём и к дереву пришпилит. Нет я мог конечно ближайшее дерево на него свалить. Но дерево то живое, а живое, не причиняющее вреда трогать нельзя. Иначе было бы несправедливо, ведь дерево мне ничего не сделало плохого. Нужно было быстро сваливать, но оставлять с трудом, потом и кровью добытое железо меня жаба задавила. Ну вот как если бы я был гномом и позади меня стоял сундук с сокровищами. И вроде бежать надо, а ноги отказываются идти. Я уже видел в начищенной кирасе рыцаря собственную носатую рожу, как вдруг орк булькнул пузом и звонко пукнул. Ну ладно пукнул и всё. Но мимо моего ухе в сторону рыцаря что-то просвистело и блямкнуло ему прям в забрало. Рыцарь от неожиданности резко натянул поводья. Конь взвился на дыбы и чуть его не сбросил. Я сразу догадался и кинулся к орку-спасителю у которого в животе разыгрались нешуточные страсти. Это он пенного гриба по дороге сожрал дурило. А пенный гриб он и есть пенный, его в пиво пивовары нерадивые подмешивают, чтоб пены было больше, а пива меньше. Накалывают паразиты.
   Не успел матёрый рыцарюга прочухаться, как я уже занял боевую позицию спереди орка и развернул его "орудие" на рыцаря. И тут пенный грибок в пузе орка заработал на полную мощь. Мелкие камни вылетали из него не по одному, а солидными очередями и с такой скоростью, что срезали по пути толстенные ветки и оставляли в деревьях при попадании крупные дыры. Вот зуб даю, что в будущем скорострельное оружие вытеснит с поля боя рыцарскую конницу. Видели бы вы, как этот рыцарь удирал! Даже конь рыцарский поджал хвост как нашкодивший котяра и такого драла давал, что ноги сливались.
   Орку вроде полегчало. Естественно, килограмм пять камней он точно по рыцарю выпустил. Уже к вечеру весёлый я и грустный орк добрались до кузницы и тут случился страшенный облом. Весь металлолом я сдал кузнецу, которая меня почему-то не шибко испугалась, да и орка тоже. Перекидала все железяки и спросила чего мне от неё надо. Я так-то хотел заиметь большущий топор с двумя лезвиями, чтоб крошить вражин в капусту. Но мадам, прохохотавшись, сказала, что из этого "дерьма", что я притащил может получиться в лучшем случае уродливая дубина на длинной рукояти. Пришлось соглашаться на дубину, раз топор мне не светит.
   Далее речь зашла об оплате и женщина показала десять пальцев. Я посмотрел на орка, и засомневавшись в его силах показал женщине три пальца. Та долго ругалась на меня и вообще всех мужчин вместе взятых и наконец плюнув в меня, показала семь пальцев. Я опять посмотрел на орка, вспомнил, что он сожрал и наверно переварил с моей помощью солидный кусок слизнятины и показал женщине четыре пальца. Дальше торг не пошёл и нам с орком намекнули убираться ко всем чертям из кузницы. И орк вроде дёрнулся к выходу, но я опередил его и растопырив пятерню показал пять пальцев. Женщина наконец согласилась, но пожелала получить аванс незамедлительно. Я грустно вздохнул и похлопал орка по шее, мол тебе друг отдуваться. С моей помощью бедного орка приковали к столбу кузницы цепями, а я потопал в лес отдыхать и ждать выполнение заказа. Но не успел я далеко отойти, как с диким воплем из кузницы вылетела женщина кузнец с тяжёлым молотом в одной руке и красными раскалёнными клещами в другой. Глаза, пылающие ненавистью, наши меня и взяли в прицел. Меня сразу потянуло обратно домой в горы.
   Мне пришлось обратиться в позорное бегство и я нарезал четыре круга вокруг кузницы пока она не выдохлась и не запустила в меня клещами и молотом. Клещи к счастью остыли и не причинили вреда моей спине, а вот молот звезданул, так звезданул по башке.
   Прочухался я, судя по запаху железа, в кузне. В голове отчаянно звенело. В воздухе стоял стойкий аромат черёмухи и трехэтажный мат разъярённой женщины. А когда я маленько прочухался и смог приоткрыть мутные глазки, она подтащила меня к орку и сдёрнула с того штаны. Ну конечно. Существо наколдовано с одной целью - убивать. Соответственно в штанах у него нифига не было, абсолютно. Чистенько так, нога и вторая нога из туловища. Как же я опростофилился то так! Притащил для расплаты полностью неплатёжеспособное существо. Теперь понятна ярость кузнеца по крайней мере, это пахнет мошенничеством в чистом виде, а за токое непотребство можно и молотом по башке дурной получить.
   Мне многозначительно показали пять растопыренных пальцев, а потом чумазый кулак под нос.
   Тут на дворе раздался шум и лязг. Я притворился ветошью, потому как догадался, кто это приехал. Конечно, это был злополучный рыцарь и его конь, потерявший все четыре подковы во время бегства. Оруженосца вообще не было видно. Как я так вперёд их явился, видать проплутал по лесу рыцарь, а после выбрался на дорогу и приехал сюда. Что-то мне сегодня не везёт и я посмотрел на прикованного к столбу орка тоскливо, тоскливо.
   Но тут повезло и мне. Глянув на рыцарского коня, женщина показала рыцарю четыре пальца и махнула рукой в избушку требуя предоплаты вперед за все четыре подковы. Рыцарь тихо взвыл, но деваться ему было некуда. Зато мне было деваться куда. Как только злонамеренная консервированная человечина скрылась в избушке кузнеца, я выполз на четырёх костях из кузни и пополз в лес. Мутило меня страшно, да ещё солнце хоть и вечернее уже, но в глаза слепит. Полз, полз пока в муравейник башкой не вполз. Сделал остановку. Мураши меня всего, все пять метров облепили, но сделать ничего с толстой шкурой не смогли. Налезли в рот, сглотнул. Кисленько. Приятно. Дальше потопал на своих двоих. Надо блин спросить у бабушки могут ли вообще тролли с людьми сексом заниматься, а то ведь так и пропадёт нафиг железо моё в кузнице.
   Внезапно до моего уха донёсся душераздирающий вопль, я принюхался и уловил неприятный запах огра. Если самый большой тролль вырастал максимум метров до семи, то огры вырастали до двадцати метров. Я для него типа гнома, а человек и вовсе мышь. Огры живут в болоте, иначе нигде такому монстру и не спрятаться. Лежит себе в вонючей жиже и ждёт добычу. Нападёт - сожрёт и дальше лежит. Не жизнь, а сказка. Единственные перемещения огры могут делать, если по близости от болота протопчут дорогу. Тут они конечно поближе к еде стараются подобраться.
   Ну вот кто мог к нему в болото забрести? Будем рассуждать логически. Рыцарь в кузнице, я вот он, с больной головой, а там получается, оруженосец стал пирожком с мясом. Ну и его лошадь естественно не избежала печальной участи. Не я конечно сильный и смелый, но маленький (всего пять метров), безоружный и контуженый кузнечным молотом по голове. Десертом становиться мне не хотелось и я быстренько засеменил к горам. От солнца тело зудело нестерпимо и я чесался большим корявым сучком дерева. Ну вот почему мне не везёт, шкура дырявая от стрел, голова побитая молотом и железа нет, да ещё на солнце обгорел, чтоб ему из-за туч не выходить. Хорошо у тёмных, они тучи наколдовывают или дым и солнышка нету круглые сутки, живи и радуйся. Вернее живи и повинуйся-служи тёмному господину.
   Ночь была тёмная, зато лунная, а от луны у нас троллей, да и у всех ночных ничего плохого не случается. Светит и ладно. Как то я за невесёлыми мыслями оборотня проморгал. В самый последний момент волчару наглую учуял и кулак вперёд выбросил. Бамс!!! Оборотень с прыжка прям в кулак и впилился дурной башкой. Ого! Какой здоровенный. Голодный поди зверюга. Зверюга заскрежетал зубами, поднял дыбом шерст и снова бросился на меня. Бумс!!! Это я ему по брюху пустому пнул. Завывая оборотень хряпнулся на соседнее дерево и сверзился вниз. Молодой видать ишшо, самонадеянный. Мож с него бабушке на какое чучело шкуру содрать. Хотя нет, опять как с вампирами получиться, я же и виноват буду. Оборотень не унимался и снова попытался вонзить клыки мне в горло. Ага, так я тебе и дался. Двумя руками я схватил наглую образину за шкуру и как мешок швырнул повыше, да подальше. Оборотень пошёл ломать ветки и завывать при каждом попадании, наконец, вдали послышался звук окончательного падения тела на землю. Вроде затих. Успокоился значит.
   А вот и нифига! Не прошло и пяти минут, как дорогу мне перегородил, всё тот же оборотень. Ну это уже не смешно. Я рыкнул на него и долбанул себя в грудь кулаком, звук получился, как камень о камень грохнуть. Но наглый перевёртышь совсем обнаглел и опять на меня кинулся. Ну разозлил большого и страшного в гневе тролля горного, только и всего. По-моему, так даже деревья в страхе корни поджали когда я рявкнул обиженно и ринулся на надоедливую тварь. Спустя пять минут я уже оторвал оборотню хвост, схватил за задние лапы и молотил визжащей тушей, по чему придётся, а приходилось об землю, об корни и об толстенные замшелые стволы деревьев. Сучья и кора летели в разные стороны вместе со шматками шкуры оборотня. Оборотни, конечно, регенерируют быстро, но при этом хороших эмоций не испытывают. А тут я просто планомерно превращал бедолагу оборотня в отбивную. С хрустом ломались кости, кровища брызгала во все стороны, шерсть клочьями разлеталась и висла на деревьях. А ведь я не применил ещё главное оружие тролля - его вес. Если попрыгать на том, что осталось от оборотня, то вскоре останется только кровавая клякса и регенерация не поможет. Регенерировать просто будет нечему.
   Вот почему до эльфов в лесах было безопасно и не было этой нечисти. Да потому-что тролли в лесах водились! Ладно я же не огр какой. Оставил избитого оборотня в лесу и потопал дальше. К утру вышел в горы. И до входа в пещеры было рукой подать, как меня сзади окликнули:
   - Эй, тролль!
   Я развернулся и увидел голого мужика, всего в синяках и мелких ранах.
   - Я оборотень, меня Васей зовут.
   - Шёл бы ты Вася в лес, а то надоел ты мне за ночь.
   - Нет, я боюсь в лес идти. Днём все на меня охотятся, пока я человек, а ночью я на всех охочусь. Возьми меня к себе на службу господин тролль, а? Я тебе пригожусь, буду тебе ночами лунными как собака служить, только ты меня на цепь сажай.
   Такой оборот событий был неожидан. Конечно заманчиво было ручного оборотня приобрести, но...а, была не была.
   - Ладно Вася, будешь моим ручным оборотнем, а сейчас я тебя на работу определю, топай за мной.
   Вот так я приобрел оборотня Васю.
   Через некоторое время я отодвинул солидный кусок скалы и мы оказалсиь в подземном тоннеле. Вскоре Вася перестал ориентироваться и шёл наощупь, держа меня за палец.
   - Ты Вася под землёй находишься, тут твои глаза тебе не помогут. Немного погодя у тебя галюны попрут, потому как мозги у вас людей привыкли получать основную информацию от глаз и лишась её начинают паниковать и создавать привычные картинки. А вот когда картинки перестануть в голове крутиться, наступит для тебя время панического страха и ужаса. Будешь ты Вася об стены биться и наверх пытаться выбраться, сблевнуть можешь. Короче организм будет к подземелью привыкать и полной темноте. Обострятся другие чувства, слух например.
   - Господин тролль?
   - Большой.
   - Господин Большой, а как вы в темноте ориентируетесь?
   - У нас троллей Вася, главный орган чувств не как у вас людей глаза, а нос. Поэтому мне темнота пофигу, я по запаху всегда дорогу найду.
   - А что дальше со мной будет.
   - Перейдёшь на суточное существование. Сутки будешь спать и столько же бодрствовать.
   Вот так за приятной беседой мы шли и шли. Вася переходил от стадии к стадии, но вёл себя вполне. Даже после галюнов не сильно меня облевал. Определил я его на грибные плантации, знай грибы собирай, да куда надо выдавай. Сказал, чтоб кормили регулярно, а сам попёрся к бабушке.
   По дороге к бабушке, набрёл на Сопливого.
   - Швырк! Здарова Большой!
   - Привет Сопливый.
   - Чем это от тебя так гадко пахнет? Шмырк, шмырк!
   - Да на солнышке сгорел и облевали меня маленько.
   - Прикольно, пойдёшь ещё наверх, возьми меня с собой. Там за тебя награду объявили. Хлюп!
   - Какую?
   - Десять золотых монет или лошадь.
   - Меня на какую-то лошадь променять! Кто хоть до такого додумался?
   - Да колдун тёмный, какой-то. Ты его гоблинов, а потом орков перебил. Гы. Шмырк, шмырк!
   - Спасибо, что предупредил Сопливый.
   - Швырк! Хлюп!
   Бабушка меня встретила ворчанием. Мол ходют тут всякие и гадко пахнут. Отдал ей хвост оборотня. Бабуля обрадовалась, оказывается редкий ингридиент. Дала сразу совет как шкуру обгорелую поправить. Иди, говорит, к слизнякам и полежи в жиже, они с тебя всю обгорелую корочку сожрут, для них это настоящее лакомство. А насчёт сексу, похихикала гадостно так и сказала, что своим каменным пестом мне можно только в ступе зерно дробить.
   Значиться железо моё пропало. Пошел я к слизням.
  

Глава 2

   Лежу я значит в слизи и блаженствую, причем долго лежу. Всю горелую шкуру уже объели. Нет ведь, припёрся Дубовый.
   - Привет Большой.
   - Привет Дубовый.
   - Лежишь?
   - Лежу.
   - Ну лежи, лежи.
   Прошло много времени, но Дубовый не уходил.
   - Если хочешь, можешь тоже в слизи полежать, её тут много.
   - Нет, спасибо, у меня шкура не чешется.
   - Какие новости?
   - Наверху награду за тебя снизили до шести монет и лошадь уже не обещают.
   - Вот наглецы, а почему?
   - Орк один из трёх вернулся к хозяину и он снизил награду на треть примерно. А ещё к нам гномы с предъявами приходили, мол обидели ихнего. А мы им встречку, мол за него две дюжины гоблинов положили, а он, мерзавец, хотел убежать не заплатив, вот и получил за свою вероломность. Вроде успокоились.
   - Вот жлобы.
   - Слушай Большой, долго мы ещё с камнями ходить будем, пора уже оружием нормальным обзавестись, хотя бы дубинами.
   - Ну сходи, заломай дубок.
   - Нет, нужно мёртвое дерево и крепкое.
   - Есть у меня на примете одна готовая дубина из которой можно для нас две сделать, только принадлежит она огру, А огра нам не победить.
   - Пошли к твоей бабушке, возьмем печенья и снесём огру, он сожрёт и траванётся, по-любому!
   - А это идея, Дубовый! Только бабушке не говори ничего.
   И мы пошли к бабуле. Сегодня бабулька изготовила зефирки ядовитого зелёного цвета и крендельки со странным сладковатым запахом. Всё мы сложили в сумки и потопали в дикий лес. Дубовый выпросил ещё у бабушки большущий жбан чаю "на травках" и теперь пёр его. У кромки болота мы остановились и выставили свои дары. Огр дрых себе паразит в болотине и вылезать не собирался. Я посмотрел на небо, луна была хоть и не полная, но вполне достаточная, чтоб обернуться. Пришлось бежать за Васей. Мы тролли очень редко бегаем, потому что слишком громко получается. Бух! Бух! Бух!
   Выволок его из грибницы на свет лунный, он и обернулся страшенным волчарой. Щёлкает на меня гад зубищами. Я ему полслизня скормил сырьём, а потом схватил за шкварник да и поволок к болоту. Дубовый уже весь измаялся меня ждать, но к бабушкиным сластям не притронулся. Оборотень Вася малость растерялся, как-никак два объекта для нападения, а не один. Ну да я ему шибко думать не дал. Схватил за хвост, раскрутил над головой и запустил в самую середину болотной топи.
   Оборотень с воем плюхнулся в жижу, только брызги во все стороны полетели. Вскоре Вася выкарабкался и выцарапался из трясины на бережок. Был он злой. Только мне было пофигу, надо было огра будить. И вновь с воем волк-ядро улетел в болотину и воткнулся там по хвост в какую-то кочку.
   - Перелёт? - спросил Дубовый.
   - А бес его знает.
   Болото булькнуло, поверхность вспучилась и открылись два мутных глаза. Оборотень как будто этого и ждал. Прыжок с кочки на макушку огру удался Васе на славу, а затем он начал рвать на макушке растительность. Огр поднялся из болота во весь свой исполинский рост, а потом одним движением смахнул надоедливого волка с головы. Тот с воем улетел далеко в лес, пришлось послать Дубового его поискать. Я уселся возле бабушкиных кулинарных творений и начал насвистывая, делать вид будто закусываю. Огр, наконец, меня услышал, а затем, повернув голову и увидел. Теперь он готов был напасть на меня и сожрать. Только меня не устраивало нападение без оружия. Я что-ли потом буду из болота его дубину вытаскивать. Я вывернул из-под корней солидный валун и швырнул его великану в лобешник. Раздалось глухое "Бум!". Огр потёр лоб, наклонился и вытащил из болота гигантскую дубину. Потом примерился-прицелился и снёс своей дубиной все деревья возле кромки болота и меня заодно с ними. Неприятно лежать в завале деревьев, зато замаскирован хорошо. Огр быстро расправился с бабушкиной едой и чаем. Похлопал себя по животу и отрыгнув, полез обратно в болото вместе с дубиной.
   Это меня не устраивало, я выскочил из завала, схватил подходящий обломок ствола и запустил огру по затылку. Ему это не понравилось, он развернулся, увидел меня и понёсся, с рёвом размахивая огроменной дубиной. У-ух! И деревья от удара полетели вместе с корнями и землёй. У-ух и в другую сторону тоже полетели деревья. Огр почти догнал меня и тут его ноги слиплись вместе и образовали рыбий хвост. Может в воде оно и удобней с хвостом, а вот в лесу не очень. Огр очень удивился и грянул мордой в землю. Теперь наполовину огр наполовину рыба совсем взбесился и начал прыгать по земле и всё крушить дубиной и хвостом. Находиться с ним рядом было опасно. Однако бабушкины кулинарные изыски продолжали своё загадочное действие судя по бульканью в животе у огра. Бедняга огр тоненько так обижено что-то провизжал и реакция в его животе стала цунамиобразной. Великан с рыбьим хвостом вздулся громадным вонючим шариком и величественно покачиваясь, начал возноситься в небо. Зрелище было бесподобным, рядом появившийся с оборотнем Васей на руках, Дубовый стоял столбом, растянув лыбу от уха до уха.
   - Ну и чё ты лыбишься? Дубина то улетела наша!
   - Ага!
   - Так какого ж ты радуешься то Дубовый?
   - Прикольно полетел! А другого огра поблизости нету?
   - Нету.
   - Жаль. А если появиться, давай мы его тоже надуем, а Большой?
   - Замётано, я буду его держать, а ты сзади надувать, пока не полетит, пошли домой неудачники. Ну бабуля! Предупредила бы, что он полетит.
   Мы потопали домой. Я тащил Васю за шкварник. Надо бы ему ошейник смастерить, а то неудобняк сплошной. А следом за мной пыхтел Дубовый, он пёр на себе два толстенных ствола, вывернутых взбесившимся огром. Если он из них сможет сделать дубины, будет хорошо, но лучше бы дубинку огра было приобрести, все таки от долгого лежания в болоте древесина уже окаменела или была близка к этому состоянию.
   Тут Вася у меня на руках принюхался и начал щёлкать зубами. Я дал ему по ушам.
   - Тихо ты, оборотень, без тебя чую, что впереди засада. Яму там вырыли трёхметровую и кол вбили посредине.
   - Хоть бы остриё обожгли, лентяи, - пропыхтел сзади Дубовый.
   - Ты как хочешь Дубовый, а я обходить их не буду, скоро солнышко взойдёт и у меня опять шкура будет слазить. Достало уже в слизи валяться.
   - Я что-то никак не пойму, их семеро или шестеро?
   - Шестеро людей и седьмой непонятный какой-то, глиной воняет и холодный.
   - Это машина какая-то, а не человек.
   - Ясен пень не бывает глиняных людей, ты Дубовый мне-то можешь сказки не читать.
   - Большой, возьми ка вон тот камушек из под корней.
   Я аккуратно подвесил между веток оборотня и кряхтя вывернул из-под корней солидную глыбину гранита. Тут то мы и увидели глиняного. Стоит себе за деревом десятиметровый глиняный чувак. Мы разом остановились. Это что-то новенькое. Поняв, что мы обнаружили их засаду и в яму не идём, люди послали глиняного в бой.
   Великан двинулся на нас и легко перешагнул яму ловушку. Дубовый стоял с двумя стволами на плечах, задрав голову, и смотрел на приближающегося глиняного.
   - Стой где стоишь, - скомандовал я Дубовому.
   Тот замер. Глиняный был всё ближе. Пора! Я рванул с каменюкой по двум стволам на плечах у Дубового. Вот я уже на высоте пяти метров от земли и занёс камень над головой. Й-ии-эх! Я оттолкнувшись от головы Дубового, так, что впечатался его нос, подпрыгнул и ухнул глиняного уродца по башке каменюкой. Да так, что черепки брызнули во все стороны и самого гиганта от удара отшвырнуло назад. Безголовое тело ухнуло во весь рост, проехало на спине и проломив навес над ямой-ловушкой скользнуло туда и застряло вверх ногами.
   - Круто ты его камнем!
   - А ты думал!
   Я подошёл к яме и почти без усилий выдернул трёхметровый кол.
   - Ну и кого насадить на эту деревяшку первого?
   Тут с радостным воем с дерева наконец сорвался оборотень Вася и рванул к засевшим в засаде людям, еле успел его тупым концом кола огреть. С удивлённым вяком оборотень улетел обратно в ветки дерева.
   Видно появление волка-оборотня спугнуло людей и они кинулись в рассыпную, надеясь, что хоть кто-то из них уцелеет. Мы их не преследовали, я снова взял на руки волка-оборотня и пошёл, опираясь на кол, за Дубовым. Вернулись мы до рассвета.
   Дубовый занялся изготовлением для нас дубин. Оборотень Вася потопал собирать грибы, а я с колом и плохим настроением пошёл к бабушке.
   - Ну наконец-то внучек!
   - Ага, живой и не лопнувший.
   У бабушки в руках оказался тортик с цветочками.
   - Поздравляю тебя с Днём Рождения! Вот специально для тебя испекла!
   - Спасибо, бабуль, я и забыл про День рождения.
   - Зато бабушка всё помнит, хехе. И бабушка знает, что внучек хочет получить подарочек.
   Бабушка вручила мне тортик и полезла в какую-то нишу. Из ниши появился свёрток какой-то вонючей шкуры. Причем такой вонючей, что вынюхать, что в ней находится, не имелось никакой возможности. Бабушка вручила мне тяжёлый свёрток. Я поставил тортик на пол пещеры и развернул шкуру.
   Перед моим взглядом отливал синевой огромадный топор с двумя лезвиями и твёрдым, абсолютно чёрным топорищем из неизвестного мне дерева. На топоре ясно различались гномьи руны, значит именно ими и был сработано это несомненно боевое оружие.
   - Ух ты! Откуда такое чудо у тебя бабушка?!
   - Да это топор, твоего дедушки, мир праху его. Я его хранила, пока ты не подрастёшь. Дедушка лично хотел его тебе подарить, да подавился бедняга трюфелем и помер. Вот топор и хранился всё это время у меня.
   Отбросив шкуру, я схватил топор двумя руками. Рукоятка легла в мои руки, как будто именно для моих рук топор и был изготовлен. Я любовался своим новым оружием.
   - Ну вот внучек ты и получил новую игрушку. Этот топор достоин вождя, поэтому тебе будет нужен собственный отряд.
   А ведь верно. Теперь, когда я был солидно вооружен, мне нужны были для вылазок надёжные товарищи.
   Дубовый согласился сразу. Сопливый согласился, когда я ему отдал притащенный кол. Ленивый долго не хотел меня слушать и только после обещания выдать дубину, уступил уговорам и присоединился. Не знаю как у вас, а у нас отряд из четырёх троллей вполне себе боеспособное подразделение. Вот такая у меня и была первая команда. Четыре тролля, включая меня самого и волк-оборотень Вася.
  

Глава 3

   Наше первое дело пришлось отложить до неопределенного времени - пока Дубовый не изготовит две дубины, для себя и для Ленивого. Я уже отчаялся, но наконец мой отряд был готов к бою. Правда, пришлось долго искать по пещерам Ленивого, он как всегда решил поспать чутка. Всякое важное дело надо начинать с предсказания и мы двинулись к бабуле.
   Та, как обычно, варила какую-то буро-коричневую вязкую бурду. Я выложил нашу коллективную просьбу и бабушка кинула специально для этой цели припасённые косточки монаха. Две косточки пересеклись.
   - Э, нет, это не считается, - безапелляционно заявила колдунья и перебросила кости.
   На этот раз перекрещенных косточек было уже четыре.
   - Ерунда какая-то получается. Давайте лучше камушки попробуем.
   Старая троллиха выудила набор камушков разной формы, потрясла в руках, дала нам дунуть на них каждому и высыпала на пол пещеры. Провела по ним рукой и выдала:
   - Жизни вашей нет угрозы. Ты эта, внучек, оборотня оставь.
   Ну раз жизни нашей ничто не угрожает мы всей гурьбой потопали на своё первое дело. Вылезли наружу. Погода хорошая, тепло и сыро. Начали принюхиваться.
   - Что-то я ничего не чую.
   - Потому что ты Сопливый!!! Тихо. Ты хотя бы слушай.
   - Швырк! Хорошо.
   - Хррр!
   - Ленивый не спать! Ты что охренел! Мы же на деле!
   - Шмырк! Шмырк! Слышу скрип тележки и цокот маленьких копыт.
   - А я чую запах табака.
   - Четверо троллей на одного старого дедушку едущего в тележке, запряжённой ослом. Как то это всё не по-геройски. С другой стороны, тренироваться то нам на ком-то же надо. Прячемся, потом пугаем дедушку и если он коньки...
   - Хррр!!!
   - Ленивый! Будь ты проклят! Прекращай храпеть, ты нас демаскируешь! Все прикинулись камнями и ждём. Если ты ещё раз захрапишь, Дубовый даст тебе по башке дубиной. Дубовый встань за Ленивым.
   - Хорошо Большой.
   Ждать пришлось долго. Старый хрен видать уснул, его осёл еле двигался по разбитой в хлам горной дороге, тележка насиловала наш слух своим запредельным скрипом, который перекрывал даже начинавшийся и трижды заканчивавшийся ударом дубины Дубового храп Ленивого. Казалось прошло полночи пока тележка со старым курильщиком трубки не появилась возле четырёх большущих глыб. Тут мы все как прыгнем резко и как рявкнем. Наверно было страшно, ослик сделал кучку сразу. Только вот почему-то старичёк пугаться и ласты склеивать не торопился, а выудив белый посох из тележки, да как шваркул по всем четырём троллям яркой вспышкой света. Блин, какая же была хорошая тёмная ночь, до вспышки. Теперь глаза махом ослепли, шкура покрылась зажаристой вонючей корочкой загара, и запах этой корочки ударил в ноздри. В довершение всего у Дубового сработал инстинкт - он мгновенно впал в спячку и рухнул всей тушкой с занесённой над головой дубиной на Ленивого. Это я уже не видел, а слышал. Шкура так спеклась, что двигаться не хотелось. Я соображал, что же делать дальше. Раздались два смачных сморчка и две запеченные козявки попали в меня. Это Сопливый гад просморкался. Надо же ему чем-то дышать.
   Махать топором вслепую было опасно. Так можно и своего тяпнуть. Ленивый копошился под Дубовым и тихо матерился. Я закинул топор за спину схватил камень побольше и метнул его на звук.
   - Ух!
   - Мля! Шмырк! Хрюк! Бух!
   - Сопливый? Сопливый!
   Кажется я прибил Сопливого. Дальнейшее ведение боя вслепую было явно бесперспективно. Так я и Ленивого, чего доброго, укокошу. Вы никогда не играли в жмурки? А я вот поиграл. Вернее нас было двое и Ленивому было легче, ему ведь надо было только взвалить Дубового на себя и тащить его вместе с дубинкой в подземелье, а мне пришлось на ощупь искать Сопливого и тащить его. Долгое время он не находился. Наконец я нащупал его лапу и потащил его в подземелье. А чего его баловать, хоть шкура запеченная маленько соскребётся. У входа в подземелье я развернулся, погрозил кулаком невидимому врагу и закрыл за собой проход крышкой-валуном. Тащить пришлось долго и глубоко к слизням и там всем четверым отлёживаться. Это ж надо было так вляпаться, в первый же раз нарваться на мага. Хорошо ещё светлый попался и живыми отпустил.
   Сами и виноваты, ну какой здравомыслящий старикан, на ночь глядя, попрётся в одиночку в дикие горы? Ответ - волшебник. Ладно ослепил, а мог ведь и в зверушку какую обратить или в предмет.
   Самое обидное, бабушка могла ведь предупредить, старая карга и нифига не предупредила.
   Но с другой стороны, этот первый урок встречи с волшебником мы получили. И сделали выводы. Вернее я сделал выводы и начал тренироваться сам и тренировать своё маленькое войско кидать камни на звук и на запах. Последнее было сложнее, а для Сопливого и вовсе недостижимо. Зато на звук он кидал камни точнее всех, в горах. В лесу кидать камни на звук точнее всех мог Дубовый ну и собственно говоря я. Ленивый, оправдывая свою кличку кидал хуже всех. Но зато он мог кидать такие каменюки, и так далеко.
   Вскоре нам представилась возможность проверить свои новые навыки в бою.
   Прибежал Дубовый, которому как всегда не сиделось и заявил, что недалеко от наших гор в лесу ушастые загнали тролля в ловушку и сейчас пытаются его убить стрелами. А тот бедолага забрался в самый бурелом и ревёт на весь лес. Ух как у нас зачесались кулаки, но я остановил Дубового и сказал, чтобы он дубину с собой не брал и не звал Ленивого и Сопливого. Мы потопали к бабушке и та наского кинула лёгкие эльфийские косточки. Вроде косточки нигде не перекрестились и бабуля изрекла, что бой будет долгий, но победа будет на нашей стороне. Мы с Дубовым потопали по тоннелю к лесу и тут встретили целую толпу истыканных стрелами троллей.
   - Вы то мелюзга куда прётесь?
   - Ты дядя лучше нагрудник презентуй, после боя отдам.
   Нагрудник представлял из себя толстенную металлическую платину на цепях, которая надёжно закрывала грудь и такая же пластина-противовес сзади прикрывала спину. В общем с миру по нитке и к выходу я подошёл забронированный как рыцарь с ног до шеи. Последним писком был боевой шлем, который я напялил задом-наперёд.
   - Парень, да ты так и эльфа не увидишь. Ха-ха.
   - А мне и не надо его видеть, достаточно слышать и чуять. Так зато он мне в глаз не попадёт наверняка. Дубовый иди сзади меня, будешь по звуку цели указывать и камни мне подавать.
   Мы вышли из подземелья под свист эльфийских стрел и сразу же по нагруднику и шлему забарабанил целый град.
   - На третьем дереве с краю, на высоте двух твоих ростов сидит.
   - Камень.
   Я прицелился на звук спускаемой тетивы и кинул камень.
   - Выше попал, - прислушавшись и принухавшись прокомментировал мой бросок Дубовый и подал новый камень для броска.
   - Надо было на свежем воздухе тренироваться, а мы всё в пещере, - буркнул я и кинул каменюку в тот же ствол, но пониже.
   Раздался эльфийский мат и тело рухнуло с дерева.
   - В яблочко!
   - И так слышу, координаты следующего давай.
   - Ой, стрела попала.
   - Да, что-то стрелы погуще полетели, зато тому бедняге, надеюсь, меньше достаётся.
   Дубовый немного повернул меня, дал в руки каменюку и скомандовал:
   - Прямо перед тобой через пять деревьев от края леса на высоте три твои роста сидят аж двое.
   Я метнул камень. Судя по звуку, он попал просто в ствол.
   - Большой, они спрыгнуть успели.
   - Координаты, координаты! Говори, где остроухие, в этом шлеме дышать невозможно.
   Вскоре мы с Дубовым сработались и начали действовать как одна камнемётная машина. Хорошо, что тролля эльфы загнали недалеко от гор и камней было предостаточно. Остроухие теперь не ждали повторного камушка, а пустив стрелу, тут же прыгали на другое дерево. Своего раненого они утащили и теперь сосредоточились только на нас двоих. Стрелы больно жалили в неприкрытые бронёй бока и подмышки. Голову я не поднимал и так постоянно стрелы о шлем барабанят. Команды сыпались из Дубового как из рога изобилия, чтоб не уснул ненароком на солнышке ему на голову одели кожаный мешок и предварительно ещё глаза завязали на всякий случай. Я и сам в лесу неплохо по запаху и слуху ориентируюсь, но когда звуков слишком много, то теряюсь и путаюсь. А тут целая какафония звуков была. Эльфы вовсю матерились, перекрикивались, да ещё и по деревьям как белки скакали, свистели стрелы с их стороны и камни с нашей. С деревьев сыпалось всё, что могло сыпаться. Дико орали переполошённые лесные пичуги. И это длилось и длилось и длилось. В сумерках у меня уже отваливались от усталости руки, жутко болела поясница и похож я был благодаря торчащим из меня стрелам на ёжика-переростка. Зато это была победа над эльфами. А побед у троллей давно уже не было. Два тролля смогли противостоять нескольким десяткам лучников-эльфов половину дня и нанесли им урон. Раненых и убитых мы не нашли. Но то, что я увидел, сняв шлем, впечатляло. Кроны деревьев были солидно прорежены. Стволы побиты камнями. Под деревьями лежал слой сшибленных веток в вперемешку с камнями. Зато всё пространство вокруг меня и Дубового было усеяно торчащими эльфийскими стрелами, да и сами мы...
   Главное, мы победили и теперь, подняв руки, подвергли себя болезненной процедуре выдёргивания стрел из шкуры. Притащили из бурелома старого горного тролля, как его угораздило в лес попасть непонятно. Хотя цепь на шее говорила, что он от кого-то просто сбежал. Он уж думал, что ему каюк, как вдруг стрелы перестали его жалить, а вокруг забухали о стволы камни и заматерились эльфы на своём тарабарском языке.
   Стрел вокруг нас и с нас насобирали уйму. По запаху нашли три дерева, на стволах и листьях которых были пятна эльфийской крови. Я даже не удержался и бабуле в листочке крови эльфов отнёс. Между прочим, редкий ингредиент. Если не верите, можете попробовать сами добыть.
   По поводу нашей победы был учинён в подземелье пир. Больше всех радовалась моя бабушка конечно. Она под шумок подливала в кружки свои изобретения и подбрасывала на каменные глыбы, которые служат нам испокон веков столами свои кулинарно-колдовские вещицы. Так что я нисколько не удивился, узнав на следующий день, что Ленивый не смог встать, так как пустил в прямом смысле корни пока дрых и пришлось его вырубать. Сопливый отрастил себе роскошные рога, завитые штопором. В Дубовом поселились бабочки-могильницы, он постоянно их отплёвывал и они разлетались по пещерам. Где то и я опростоволосился. Вот не помню, что необычного сьел на пиру в свою честь или выпил, но когти на ногах и руках отросли, да ещё стали по крепости не хуже стали. По крайней мере, топор их не брал, а когда я их попробовал заточить, с точила посыпался целый сноп искр. С тех пор педикюр и маникюр стали для меня проблемой из разряда трудноразрешимых.
   Теперь если кто замечал остроухих, то сразу бежали звать нашу четвёрку и в восемь рук мы устраивали эльфам такой камнепад, что те вскоре перестали появляться в пределах полёта камня в лесу возле гор. Только рано мы радовались. Как-то пришел под утро ко мне Дубовый с громадным фингалом под глазом и рассказал, что с киданием камней по эльфам пора завязывать. Оказывается, повстречался ему ночью в лесу какой-то древень или ант, не разберёшь их и накостылял как следует. Сказал если ещё раз камнями в деревья будем кидать, остальных тоже переловит и от..., накажет короче жестоко. С деревянными драться конечно можно, но как-то стрёмно, всё-таки деревья ему родня, а мы хоть и не специально, но обидели их. Несколько ночей подряд мы ходили за грязью и глиной на орково болото и мазали побитые стволы, чтоб зажили быстрее. Ветки побитые и камни разбросанные древень сказал, что можно не собирать. Короче, разошлись мы краями с деревянными и те перестали моих бойцов выцеплять. Не, так-то можно было им и возразить, только вот пахнут и выглядят, что деревья обычные, что древни совершенно одинаково и найти их в лесу абсолютно невозможно, поэтому ссориться с ними чревато большим геморром. Идёшь ты к примеру по лесу, а это и не лес вовсе, а штук двадцать здоровенных деревянных чурбанов стоит и тебя поджидает. Дальше дело техники. Хватают все разом, за что ни попадя и начинают зверски молотить своими деревяшками, поэтому мы перешли на гоблинов. А то ходют-бродют по ночам целыми стаями по нашим горам. Честному троллю и голову не высунуть.
   В нападениях на гоблинов мы использовали тактику засад. Тут я вовсю с топором поупражнялся и даже деревянный кол у Сопливого в руках творил кровавые чудеса. Вся наша четвёрка была мало-мальски обеспечена доспехами, которые мы взяли "потаскать на время". С каждого похода, мы теперь отдавали хозяевам доспехов "за износ" часть добычи. Оборотень неплохо себя показал в деле гоблинобития, бедные уродцы запарились его убивать. Недовольна нашими походами была бабушка, ведь ей приходилось пророчествовать каждую ночь. Не оставляли мы в покое и остроухих. Ночью подкрался да как пульнул камушком по башке длинноволосой. Стали остроухие очень осторожны и на ночь выставляли теперь много часовых на деревьях. Вот на них мы в основном теперь и упражнялись.
   Теперь к нашей пятёрке частенько присоединялись другие тролли. Потому как я слыл удачливым командиром и можно было хоть тех же шкур да железок надрать с гоблинов.
   На гоблинов охотились столь интенсивно, что вскоре как-то сами собой они в горах стали абсолютной редкостью.
   А вот тут появились малорослики. Было их в начале немного. Всего пара братовьёв. Припёрлись они средь бела дня, хотя нам под землёй пофигу, светит наверху солнце или нет, у нас-то тьма. И пришли напрямик ко мне. А мы всей дружной компашкой сварили пару слизней и как раз их лопали.
   - Приятного аппетита, прощения просим.
   - Чё вам надо недорослики?! - рявкнул я, для порядка.
   - Господин тролль, позвольте нам поселиться в ваших горах.
   - Да на кой ляд ты нам тут нужен под ногами болтаться?
   - Мы кузнецы искусные и будем вам господин тролль доспехи чинить.
   - Это вопрос серьёзный, мы должны за пророчеством сходить, приходите завтра.
   Бабуля в принципе одобрила решение гномьего вопроса, но поставила условие - принести ей волоски из гномьей бороды.
   Опять в полдень оба малорослика притопали.
   - Ну что не передумали?
   - Нет господин тролль.
   - Вот условия вашего проживания: жить будете в угольной долине и под ней, так решили все тролли, нам это место не нравится. Доспехи на заказ и починку доспехов по моему слову будете делать бесплатно, материал наш. Если будет война, то воюете на нашей стороне и там, где скажем. Да и ещё одно, для того чтоб вас под землёй не затоптали, носить будете колокольчики, а то вон Сопливый вас не унюхает и подавит нахрен всех.
   Гномы попросили сутки на обдумывание и согласились. Теперь мы всё железо тащили прямиком в угольную долину. Но Ленивому же лень всё время и вскоре гномы сами стали приходить и уносить добытое железо. По мне так все недорослики на одну бородатую рожу, потому и не заметили как гномов стало в долине больше чем двое. Они всегда ходили по подземельям с колокольчиком и вскоре уже к ним так привыкли, что никого они не раздражали. Так как гномы мелче, чем мы тролли они имеют свойство пролазить там, где для нас бывает узко. К тем обязанностям, которыми я их нагрузил они добровольно добавили обязанность передавать нам всё что разведают за день. Ведь гномы то существа дневные, а не ночные как мы. Гномы и принесли весть о том, что в горах появились многочисленные отряды гоблинов-лесорубов, которые рубят лес и скидывают его со склонов гор в речку, по которой потом брёвна сплавляют для каких-то построек.
   Раньше мы бы не стали вмешиваться, а теперь, когда все были вооружены до зубов и нам самим на дубины и топорища древесина пригодилась бы, отдавать просто так кому-то наш строевой лес мы не собирались.
  

Глава 4

   В последнее время вместе с гоблинами отправлялись и отряды орков. Лесозаготовками в горах они не занимались, зато рыскали в поисках гномов на обед и вообще были не прочь сожрать всякого.
   Молодой гоблин занёс топор над очередным деревом, как вдруг узловатый корень схватил его поперёк туловища и размазал по стволу.
   - Дубовый, не шуми, - раздался тихий голос из кучи листьев под корнями другого дерева.
   - Он мне на палец наступил, этот гоблин, - прошептал в ответ Дубовый.
   В этот раз Ленивого и Сопливого оставили под землёй и они должны были напасть после того, как основные силы ввяжуться в бой.
   Наконец вблизи раздался вой оборотня, возня и шум со стороны орков. Вася сделал своё чёрное дело, схватил орка помясистей и дал драпа в лес. Остальные орки рванули за ним в погоню.
   Ну теперь и нам пора. Как раз подошла группа гоблинов десяток. Мы выскочили из скрывавших нас листьев. Я махнул щедро топором и три гоблинских башки и ещё половина черепа были срезаны как бритвой. Мой рекорд три головы за раз, никак не могу добиться улучшения.
   Йиэх! Это Дубовый прошёлся боевым цепом с уродливой железякой на конце цепи и перекалечил остатки гоблинов.
   - Тролли!!!
   - Ага, это мы!!!
   Гоблины рванули как крысы от нас к реке, но шаг у нас шире, потому-что ноги длиннее.
   Эхма!!! Ещё две уродливые башки слетели и кувыркаясь улетели во тьму. По запаху я определил, что один гоблин спрятался в листву срубленную со стволов. Чтоб не терять времени я не стал его рубить а просто прыгнул на него и попал ногой. Ну вот зачем я это сделал?
   Естественно я размазал гоблина и подскользнулся на нём же.
   - Чтоб вас всех разорвало и об камни мордами треснуло! - взревел я и огромной глыбой покатился вниз по склону, сшибая древесные стволы и гоблинов как кегли. Зато внизу я был первым и упав в реку поднял целый столб брызг. Теперь было замечательно. Сверху Дубовый гнал гоблинов на меня, а я только успевал махать топором направо и налево. Гоблинов бежало много и выпендриваться мне было некогда, я и не выпендривался рубил их как попало. Попало по шее, значит срубал голову, попало по пузу, значит разрубал пополам. Руки у меня длинные, да ещё и топорище немаленькое, так что гоблинов очень быстро я накосил солидные две кучки. Но всё равно многие ушли, дюже их много было.
   - Ты налево, вдоль реки, а я направо! - скомандовал я Дубовому и мы понеслись ловить уродцев.
   Как то в пылу схватки и погони про Ленивого и Сопливого мы и позабыли. Ленивый спал, Сопливый тщательно ковырял в носу и как то упустил момент нашей атаки. Но ждать ему надоело и он разбудил Ленивого, чем кстати привел его в неописуемую ярость, и полезли они вдвоём на свет лунный. Вроде только вышли, как между их ногами в подземелье прошмыгнул Вася-оборотень с сочной ляжкой в зубах. Не успели друзья сообразить, как на них вылетела из леса целая толпа озлобленных орков и побежала по-инерции. Сопливый удивлённо шмыгнул носом и насадил первого орка на кол как на шампур, а следом ткнул этим же колышком второго и тоже насадил. Колышек у Сопливого от долгого использования стал гладенький гладенький, правда злые языки утверждали, что гладенький он стал не от кишок насаживаемых, а от соплей Сопливого. А вот Ленивый не успел среагировать и в него залепился здоровущий орк и шлемом своим поцарапал ему брюхо. Вот опять поленился кольчугу одеть, а я ему говорил! Может орк хотел забодать своим шлемом Ленивого, но вместо этого поцарапал и очень огорчил. А от огорчения Ленивый отпихнул орка, да как даст дубиной. Тут куски и полетели во все стороны. Сами поймите Ленивый не злой, просто по-натурям не любит, когда его будят, а тут ещё и любимое пузо поцарапали. Не успел Сопливый третьего на кол насадить как Ленивый попёр вперёд буром и размахал по окрестному лесу бедолаг орков по запчастям. Упс и отряд охраны гоблинов быстро кончился и сократился по численности до нуля. Сопливый шмыгнул носом, снял с колышка шевелящихся орков и тщательно растёр их ногой о корень ближайшего дерева.
   - Хлюп! Ленивый, Большому это не понравиться, где мы теперь будем собирать доспехи с орков, если ты их по всем окрестностям раскидал? Я вот лично по деревьям лазать не умею, почему то соскальзываю.
   - И я не умею, подо мной они ломаются.
   - Давай скажем мол не видели орков. Вышли, а никого нету.
   - Ладно, пошли тогда оружие в речке вымоем, чтоб чистое не было, да и сами помоемся, а то я испачкался, Большой сразу по запаху определит.
   - С тобой и без запаха всё ясно Ленивый, опять напортачил, сказал я выходя из леса.
   - О, Большой, привет, а мы тут только вышли и никого не видели.
   - Ага, а кишки на меня с неба просто так свалились, любят орки по частям летать ночами, гномами их не корми, дай только полетать в разные стороны и на головы честных троллей шмякнуться.
   - Ну ладно он, а ты-то Сопливый?!
   - Они налетели кучей и даже Ленивого убить хотели. Шмыг!
   - Пошли в речку оба! Сколько гоблинов из-за вас упустили. А у них, между прочим, у каждого топор с собой имелся из неплохого железа. Ладно, надо срочно все брёвна собрать и домой утащить, а железки пусть гномы собирают днём.
   Вдали раздался вопль гоблина. Видно Дубовый кого-то догнал и достал боевым цепом.
   Вот так мы весело проводили ночи, а днём занимались своими подземными делами и готовились к следующей ночи.
   Днём прибежали под звон колокольчиков гномы и сообщили, что при сборе по лесу железа и других трофеев ночного побоища, на полянке материализовался тёмный волшебник, схватил двоих и велел передать, что если тролли не успокоятся и не перестанут ему мешать, он возьмётся за нас всерьёз. Делать было нечего и я попёрся к бабуле. Та осмотрела гномов, схваченных колдуном и сняла с одного из них колокольчик. Упс! И вместо гнома перед нами стоял уродливый гоблин. Я сразу сграбастал его и начал делать из него шарик. Бабушка меня остановила.
   - Давай его лучше внучек живьём в моём котле сварим?
   - А может его на изнанку вывернуть?
   Гоблин от таких перспектив заверещал и начал вырываться. Представьте себя лежащим на скале и прихлопнутым ещё одной скалой сверху, ну и как вы вырветесь? Вот и гоблин поверещал, но вырваться не смог.
   - Ты что кричишь то уродец, у тебя есть какие-то предложения, так ты не стесняйся говори.
   - Не убивайте меня!
   - Почему это? Это ж весело. Гоблины так смешно выглядят когда их вывернешь шкурой внутрь.
   - Внучек не разговаривай с кем попало, в котёл его. Я хочу попробовать сварить из него мыло.
   - Баб, а что такое мыло?
   - Это у людей есть такой обряд - моются они и чтоб стать чище мылом намыливаются.
   - Ух ты классно, намылился мылом из гоблина и стал пахнуть как гоблин, ыыыы! Гоблин полезай в котёл! Бабуль даш мне кусочек, этого...мыло.
   - Господа тролли, я буду служить вам вечно, только не убивайте.
   - На кой ты нам сдался уродец? Лезь в котёл!
   - Я буду рассказывать вам всё, что узнаю о колдуне. Украду у него золото!
   - Эт ты нас с гномами перепутал, троллям золото ни к чему.
   - У него полно волшебных вещей!
   - Ладно, вот тебе пробное задание. В соседнем лесу есть кузница, в ней женщина-кузнец. Наберешь цветов, какие бабушка скажет и отнесёшь ей, скажешь от должника мол тролля. Понял?
   - Да, да.
   - И быстро обратно сюда. Гномы за тобой проследят и если ты хотя бы шаг сделаешь в сторону, убьют тебя.
   Я наградил гоблина-шпиона великанским пинком и тот ракетой умчался в тоннель, ведущий к лесу.
   - Ты внучек вот что, тёмные опять воевать собираются и можно на этом хорошо нагреться.
   - Это как?
   - Через наши горы, если по прямой идти, можно большое расстояние скосить.
   - Дык дороги то нету и ни одного моста целого.
   - Мосты дело наживное, нужно проложить короткую дорогу и договориться с тёмным об оплате.
   Бабушка она дурного никогда не посоветует. Отравить, да может запросто, а посоветовать дурное вряд ли. Оставалось дождаться шпиона-гоблина и отправить его к тёмному колдуну с предложением. Вообще за сотни лет под горами прорыли кучу тоннелей и можно было, зная их пересечь горы очень быстро, но это были в основном тайные тоннели для троллей и никто не собирался открывать их существование кому бы то ни было.
   Что-то гоблин подзадерживался, я проголодался и потопал за слизнем и грибами. Встретил на грибнице Васю-оборотня в человеческом обличье. Тот чихал и чихал без остановки, наверно от грибных спор. Мы то привычные, а вот другие с грибами не ладят, аллергия у них на споры. Я посоветовал ему почаще в волка превращаться в профилактических целях, взял грибов и пошёл варить их и слизня к ближайшему гейзеру. Судя по запаху, Вася где-то прикопал, пока был волком ляжку орка и теперь шманило отчётливо, надо бы заняться его воспитанием, а то совсем зубастый от рук отбился.
   Я уже и поел, и в зубах поковырялся, и пузо погладил, а гоблина всё нету. Видать получил молотом между глаз и успокоился. Я где-то краем уха слышал, что некоторые женщины крыс боятся и пауков. Может эта гоблинов боялась с детства.
   Наконец учуял я его мерзкий запах в дальнем тоннеле. Ковыляет болезный. Воет правда. А с чего это он завыл то? Интересно. Тут подошёл Дубовый. Он завсегда возле меня крутится в ожидании выхода на верх. Вскоре добрался до нас гоблин в весьма плачевном виде. Ну то, что букет из его задницы торчал это я допустим предполагал, но на большее моя фантазия была бессильна. А случилось с гоблином следующее. Первым делом он получил удар в лоб и на время выключился. Очнулся он от того, что кто-то ненавязчиво так раскалёнными щипцами выдирал у него рёбра. В прочем выдернули то всего парочку не стоило и жалеть, стройнее зато стал. А раскалённые клещи это приемлемое антисептическое средство для открытых ран и зашивать не надо всё и так спеклось. Покончив с рёбровыдиранием, был задан вопрос от кого цветочки? Гоблин честно ответил и вынужден был принять отказ вместе с букетом в себя. Он даже и не сопротивлялся почти, не щипцы же в зад раскалённые запихивают, а всего лишь цветы. Единственно пожалел наверно, что набрал много. Перестарался. За что и поплатился. Оформив своеобразную икебану, видимо, чтобы экземпляр первого гоблина-вазы дошел до адресата наверняка его лапы подковали. Да вбили прямо в пятки квадратные толстые гвозди и подковы сели намертво. Мы с Дубовым прям залюбовались качественной работой.
   - Ты это, гоблин-иноходец, мог бы и побыстрее освободиться, опять же и с такими подковами грех было и не пробежать дистанцию, ну да это всё поправимо. Вот тебе новое важное задание, раз ты живой остался и отделался легко всего двумя рёбрами. Беги к тёмному колдуну, скажи мы предлагаем сделку. Он и его отряды не лезут к нам в горы, а мы делаем ему через горы прямую дорогу в земли людей для его армии, с мостами через пропасти. Естественно проход для каждого будет платным хоть туда, хоть обратно. Если согласен, пусть тебя пришлёт с ответом.
   Гоблин взвыл и поцокал на выход.
   - Чего расселся? Пошли дорогу размечать, - рявкнул я в ухо Дубовому.
   И мы потопали за Сопливым.
   С одной стороны такая дорога в земли людей из тёмных кажется преступлением, а с другой стороны этой же дорогой можно попасть и из светлых земель в тёмные. Так что, кто заплатит, тот и пройдёт. В связи с этим появилась реальная возможность того, что враги могут столкнуться на дороге и устроить мордобой и всяческие безобразия. Не дай бог мост сломают. Поэтому дороги решено было проложить две параллельные друг другу и пускать по ним светлых и тёмных так, чтоб они не встречались.
   На следующую ночь в подземельях раздалось знакомое цоканье и гоблин с поджившими уже боками (вот что значит прижечь вовремя!) принёс положительный ответ и предложение платить за проход железом. Ну железом так железом.
   Тролли восприняли строительство двух дорог и мостов с энтузиазмом, ведь это сулило постоянный доход в будущем. Дорогу поделили на кусочки и каждый тролль начал строить свой кусок дороги или мост. Мы к примеру, с ребятами возвели шикарный каменный мост через самую крутую пропасть. У моста был секрет. Если ударить в определённое место одной из опор весь мост мгновенно рушился. Старая предосторожность троллей. После двух гоблинских войн, всё, что бы ни строили тролли, могло быстро быть разрушено для обороны от этих гоблинов.
   А пока остальные достраивали свои кусочки, мы решили испытать новые шлемы, изготовленные гномами. Дело в том, что гномы были продвинутые кузнецы и могли делать прикольные вещи. Взяли они стрелы эльфов и сделали специальную защиту для глаз. Этакая сеточка с ячеёй меньше чем ширина наконечника эльфийской стрелы. Были и специальные тонкие щели для дыхания. Кольчуга прикрывала шеи и бока, не прикрытые доспехом. Взяли деревянные щиты - это в бою материал расходный, но лучше с щитом, чем без него.
   Топали всю ночь по лесу, а на день зарылись в сырой мох в корнях деревьев. Следующим вечером набрели на одинокую эльфийку возле речки с лошадью, стоит себе и ухом острым не ведёт. Полночи гонялись за ней по лесу, но шустрая зараза попалась. Ушла. Я бы даже сказал ускакала. В результате погони, Ленивый врезался в дерево и набил себе шишку, даже шлем не спас с подшлемником. Сопливый, и того хуже, вбежал в болотину и засел там по уши в трясину, еле выволокли. Раз уж пошла такая коляска не буду скрывать, что и мы с Дубовым не убереглись и ухнули с обрыва в глубокий овраг, который эльфийка просто перемахнула на коне и не заметила даже. Зато мы копчиками до самого дна измеряли глубину, да ещё потом вылазили наверх по глинистому обрыву и раза четыре обратно срывались.
   Днём, я как чувствовал, казалось все окрестные эльфы припёрлись нас ловить. Шлындали по лесу цельный день и конные, и пешие, и деревья все облазили, один даже полдня на моей спине просидел, командуя, где нас искать. Как Ленивый не захрапел, ума не приложу. Зато ночью мы им дали поспать. Набрели на их поселение на деревьях и оттянулись от души. Всё просто. Не забыли, что у меня на всех четырёх конечностях мощчные когти выросли. Вот с помощью их я легко взбирался на окрестные деревья. Почему на окрестные сейчас поясню. Залезаешь на дерево, повисаешь на макушке и тянешь дерево вниз всем своим весом. Я ещё и канат вниз кидаю. Там втроем подтягивают дерево, а потом я спрыгиваю на землю и дерево отпускаем. Оно распрямляется и шарахает деревья со спящими эльфами, те матерясь по-своему, валятся вниз. И так всю ночь развлекались, а наутро опять зарылись в мох у болота и пролежали четырьмя кочками весь день. Эльфы нас в этот день вдоль и поперёк истоптали, но так и не нашли.
   В следующую ночь я придумал кидаться болотной грязью. В отличие от камней грязь для деревьев безвредна, а для эльфов обидна. Тут-то мы их окончательно и достали. Засветили они светлячков и какие-то лампы на лунном свете и устроили ночную облаву. Закопаться мы не успели и рванули к горам от гостеприимных хозяев. Всю ночь нас гоняли и шпыряли стрелами. Я, правда не удержался, и запустил в одного верхового здоровенным пеньком и попал же! Остроухого вместе с лошадью как ветром сдуло. После чего эльфы поотстали и мы от них оторвались и ушли в гномьи пустоши. Как оказалось, пустоши то они конечно пустоши, но не зря их гномьими назвали.
  

Глава 5

   Чтоб не жариться на солнышке днём, мы решили скосить по подземным ходам гномов, возвращаться через разворошённый лес эльфов как-то не очень хотелось. Ну спустились пониже, да потемней, да и потопали, в темноте ориентироваться мы тролли умеем превосходно. Запахи тут были прямо вам скажу не из приятных. Во-первых, нестерпимо несло гоблинами. Видимо тут гоблины здорово поохотились на малоросликов. Ведь давно уже топали по этим подземельям и глубоко забрались, а ни одного гнома не попалось. Ну да это может и к лучшему. А вот, во-вторых, мне очень и очень не нравился запах. Запах этот был запахом троллей, но был он каким-то странным и особенным. И это меня настораживало. Ни один знакомый мне тролль так не пах.
   Вскоре я понял, что запах незнакомых троллей и гоблинов смешался и приблизился к нам. А ещё явственно запахло гномом, который вскоре на нас и выскочил. Естественно подскользнулся на сопле Сопливого и грохнувшись упёрся мне в ногу. Я его за шкварничек поднял и говорю:
   - Куда спешишь завтрак гоблина?
   - Хха! Кого я вижу, всё ещё свободные горные тролли, аж четверо!
   - И чему же ты радуешься недорослик?
   - Тому, что не одного меня сегодня потащат во владения тёмных. За компанию можно и удавиться!
   - Фу, какие вы всё таки гномы гадкие создания, вот уж точно, если один мелкорослый решит повеситься, то второй продаст ему веревку.
   - Смейтесь, смейтесь, сюда прёт отряд в две тысячи гоблинов и десяток бронированных троллей!
   - Ой!
   - Это не ой, Сопливый, а ой-я-ёй!
   - Что делать то Большой, они повсюду? Я их чую.
   - Да я их тоже Ленивый чую и Дубовый вон тоже чует, что с того, их только Сопливый не чует. Плохо то, Ленивый, что и они нас судя по всему учуяли и теперь идут к нам, значит не боятся и имеют на нас виды, хотя бы и гастрономические.
   - Тролли троллей не едят, давай отдадим им малорослика.
   - Не знаю, что едят эти тролли, а две тысячи гоблинов сожрут даже огра-великана и не подавятся, они вечно голодные и им по фигу кого жрать, лишь бы мясо. Ладно, гном ты же любишь сделки и договоры?
   - Договор это и есть сделка тролль!
   - Не умничай, а то придавлю ненароком твою умную головёшку и сделаю блин. Ты знаешь дорогу пригодную для троллей в наши горы?
   Гном подумал, а потом утвердительно кивнул головой.
   - А теперь подумай внимательно и скажи есть на этой дороге место такое узкое, что один тролль может перегородить путь или ещё лучше повредить путь - узкий тоннель, мост над пропастью?
   - Есть! Часть пути проходит по тоннелю, где сгнили деревянные подпорки, если их выбить, тоннель завалит обвалом, но там просторно, узкого места нет.
   - Сойдёт, сделка такая, покажешь дорогу - будешь жить, нет - всем хана!
   - Ты умеешь заключать сделки тролль.
   - Ну?
   - Согласен!
   - Показывай дорогу я посажу тебя себе на шею, так будет быстрее, башку пригибай, а то оставишь на потолке.
   Мы ринулись бегом по извилистым коридорам и подземным галереям. Судя по запаху, наше бегство не осталось незамеченным, преследователи прибавили ходу. Гном всё же пару раз треснулся башкой о потолок, пока мы не добежали до галереи с деревянными подпорками. Я шагнул и понюхал ближайшую сваю. Да гниль есть, но в грибах и плесени гномы разбираются хуже. Гниль не добралась до середины сваи, и это было плохо. Мои друзья дышали тяжело под доспехами, сказалась ночная погоня по эльфийскому лесу.
   - Теперь можете не торопиться, Дубовый бери гнома себе на шею и топайте.
   Мы тролли существа не любящие телячьи нежности. Это дневные существа лицемерно льют слёзы расставания, в темноте слёз никто не увидит, а потому тролли не плачут, наверно не плачут. Сопливый пару раз шмыгнул носом, Дубовый протяжно вздохнул, а Ленивому было лень выражать свои чувства, он просто по ходу пнул в ярости булыжник и тот укатился и где-то далеко в темноте загрохотал.
   Вскоре, оставшись один, я принялся подрубать опоры, чтобы всё ж обрушить свод пещеры. Послышался свист и первая стрела, выпущенная гоблином на звук, впилась в деревянную опору. Гоблины чуяли меня, но нападать пока боялись и вели обстрел издалека. Их становилось с каждым мигом всё больше, они обтекали меня с боков.
   Чья-то тяжёлая нога бухнула в пол и гоблинов как подменили, они рванули ко мне в едином порыве - растерзать! Шлем у меня на башке вдруг начал светиться голубым светом. Ну блин спасибо гномы, молот вам в задницы по самую рукоять! Дзвенькнули тетивы сотен луков и на меня обрушился буквально град стрел, а затем из темноты ринулись перекошенные хари гоблинов. Конечно стрелы, благодаря хитрым гномьим сеточкам, не вышибли мне глаза. Топор описал круг, и перерубленные гоблины рухнули в кровавые лужи. Врёшь, меня так просто не возьмёшь! Гоблины взвыли и вновь полезли и снова рухнули в кровавые кучи. Так повторилось несколько раз. Но вот гоблины расступились и из их толпы вышел большущий закованный в шипастые доспехи тролль. В его руке был громадный меч, которым он и начал орудовать с проворством профи. Меня спасал щит и подпорки, за которые я уходил. Подпорки разлетались в щепки, а вскоре затрещал от ударов и щит. Вражина видимо понял, что перед ним не шибко опытный вояка и решил действовать просто. Сначала разбить щит, а потом достать меня мечем. Этим я и воспользовался. При очередном ударе меча о щит, я подставил топор и меч от удара просто переломился. Тролль ещё раз махнул несуществующим мечём, и с удивлением уставился на жалкий обломок в руке. Тут-то я и врезал ему по башке топором так, что он тут же рухнул на каменный пол галереи. Не помог ему боевой шлем. Пара взмахов и вновь гоблины кровавыми кучками полетели в разные стороны.
   - Смотри, какой смелый тролль, завалил боевого горного тролля тёмного властелина и не запыхался даже. Думаю владыка захочет посмотреть на это чудо, берите его живьём.
   Из темноты показались ещё тролли, закованные в шипастые доспехи, они надвигались, а за ними кишмя кишели гоблины. Это хорошо, если помирать, так помирать с музыкой и прихватить с собой побольше врагов.
   Если сражаешься в темноте, то получаешь основную информацию не от органов зрения. Вот и я получил важную информацию, услышав звук шаркающей подошвы тролля. Тролли большие и чтобы одеть их нужно много материала, а ещё и обуть надо. Вот на этого вояку и не хватило обуви, шоркал он по камню босиком. Я кинулся и рубанул ему по ногам под щитом. С рёвом противник рухнул на гоблинов, а мой топор уже подрубил коленку следующему, которого до этого защищал щитом упавший тролль. Далее последовала пауза. На меня насели со всех сторон гоблины и пришлось пару раз провернуться и скинуть особо наглых с плеч. В общем, я похоже напросился на неприятности и в два удара мой щит разнесли в щепу боевые тролли тёмной армии. Видимо убитый товарищ и уже двое раненых вывели их из равновесия. Надо было менять тактику.
   Закинув топор за спину на ремешке, я схватил щит ближайшего тролля и рванул его резко снизу-вверх. Своим же щитом вояка получил удар в челюсть и рухнул под моим напором. А я вырвался на время из смыкающихся тисков и начал, отмахиваясь щитом направо и налево, врезаться в ряды гоблинов. Хорошо вооружил этого боевого тролля тёмный господин. Щит был тяжёлый, окованный железом и с массивными шишками-умбонами. Такой сразу не разрубишь и не сломаешь. Я заманивал всю эту орду в середину галереи, где уже подрубил деревянные сваи-столбы. Гоблины раздались в стороны и начали тыкать в меня всяческими кривыми алебардами и пиками. Вот и пришло время умирать. Закинув тяжёлый щит за спину, я встал, повернувшись спиной к деревянной опоре, и двумя руками взялся за боевой топор. Опять засвистели стрелы, не причиняя вреда. Пара взмахов и древки копий и алебард с хрустом перерублены и переломаны.
   А вот и моя свита на тот свет. Двое троллей бросились на меня, но я успел, отпрыгнув, перерубить столб одним ударом. Сверху рухнул обвал, но свод ещё держался. Для большинства существ камнепад смертелен. Я много раз попадал в завалы под землёй. Как только поток камней ослабел я прыгнул на врагов сквозь него и не прогадал. Просто меня не ожидали увидеть и тролль в рогатом шлеме лишился головы. Просто удачный удар топором по незащищённой бронёй шее. Дальше вояки опомнились и вновь погнались за мной. Теперь я срубал столбы и устраивал камнепады. Пыль стояла столбом и от грохота камней трудно было, хоть что-то расслышать. Их было много, а меня очень мало. Зато я мог рубить всё, что шевелилось, а они не могли. К сожалению это не могло долго продолжаться. Вскоре я подрубил достаточно столбов и свод галереи рухнул полностью, погребя под собой и гоблинов и троллей. Я чувствовал боль и дикую тяжесть, сдавившую моё тело. Было мучительно больно делать каждый вздох. Так продолжалось долго. Потом всё изменилось и каменное крошево сместилось вниз ещё несколькими обвалами. Вся гномья пустошь была изрыта подземельями и обвалы тут были скорее частью окружающей среды, а не редким природным явлением. Вот так обвал за обвалом, меня заживо перемалывало в каменных жерновах.
   Помереть мне было не суждено и в этом вина проклятых гномов. Две тысячи гоблинов и ещё отряд боевых троллей это огромное количество мяса и не поживиться им гоблины не могли. Вскоре они начали шарить по камням, а как только добрались до меня, так засветились остатки сплющенного и изодранного шлема. Конечно, сразу гоблины начали меня откапывать и на свою беду откопали первой мою когтистую руку. Как только ручёнки первого гоблина потянулись к моей глотке, моя лапа с лёгким хрустом, как тиски сжалась и сломала шейные позвонки любопытной твари. Только тварей было много, а остатки шлема светили голубым светом не переставая.
   Меня выдернули из завала и сковали цепями. Так я познал тяжесть плена. А потом, была длинная подземная дорога в край тёмного властелина. Пленников было мало, других троллей я не видел, и этот момент меня хоть как-то успокаивал.
  

Глава 6

  
   Первым делом меня хотели пустить на мясо, только кости мои были не переломаны и уже на второй день плена я встал на ноги. Не знаю как у светлых, а у тёмных всё рационально и никто без дела не сидит. Раз мне не суждено было стать мясом, меня определили рабом на тяжёлые работы. В начале, я просто толкал на цепях вагонетку с рудой в подземной шахте. Затем к этой вагонетке подцепили ещё одну, а к той добавилась и третья. Кто только не долбил руду в этих шахтах, но в основном были гоблины. Гоблины - расходный материал тёмного властелина, тысячами гибнут они на работах и в сражениях.
   Не знаю, сколько я пробыл в шахтах, но случилась авария у литейщиков и многие погибли. Потащили меня в горячий цех. Тут приковали к ковшу в котором раскалённый металл таскали. В шахте я мог работать без отдыха долго, а тут не получалось. Глаза уставали, яркие искры свет от огня доменной печи. Металлургами в основном были гоблины и опять же, являясь существами ночными, они тоже уставали от света. Именно от усталости и случались в большинстве случаев аварии и травмы. Просто они засыпали на ходу, а потом было поздно. В шахте, по крайней мере мне, было намного лучше.
   Тролли о времени имеют весьма смутные понятия. Когда мы в темноте, нам вообще не нужно такое понятие, мы постоянно бодрствуем и занимаемся своими делами. В основном сталкиваемся со временем, когда выходим на поверхность и не хотим попасть под солнечный свет. Тут приходится учитывать тёмное и светлое время суток. Ещё меньше мы зависим от времен года. Под землёй температура почти всегда постоянная и если сверху лежит снег, то это проблема тех, что живут сверху. Горячий цех он на то и есть горячий, что жара там как возле извергающегося вулкана. Пот льёт градом и заливает глаза, но вытереть его тебе некогда, надо тащить ковш. Да, и совсем забыл сказать вам о таком замечательном предмете как бич и плеть. Эти два замечательных предмета моя шкура запомнила на всю оставшуюся жизнь. У тёмного властелина свист плети это обычный звук, возвещающий об очередной порции боли. Даже мощная шкура горного тролля не выдерживает удара хорошего бича со свинчаткой на конце. А плетьми нас били тоже, но хвосты плёток по сравнению с бичём не бьют, а гладят.
   Кормили в горячем цеху сытно. Правда частенько из общего котла можно было выловить человеческую ногу или голову эльфа с острыми ушами, про гномов я и вовсе молчу. Видно повар был не очень разборчив в ингредиентах и варил по принципу, всё, что есть в котёл. Приходилось есть осторожно, а то мне раз кусок забрала попался на зубы, а один гоблин и вовсе подох на моих глазах, подавившись шпорой. И ведь эта проклятая шпора опять попалась в мясе, когда этого гоблина бросили в котёл. Вот где мне пригодился мой нетребовательный желудок, набитый камнями. Пока гоблины обгладывали кости, я кидал внутрь всё, не сильно стараясь и жевать. Кости, шерсть, копыта, рога, всё перемалывалось моим желудком и давало мне новые силы. Железо я старался выплёвывать.
   После очередной крупной аварии, когда сварилось больше чем полсмены гоблинов, меня перевели в кузнечный цех. Тут приковали к молоту, работа моя теперь состояла в поднятии и резком опускании металлической болванки. Болванка била по наковальне, на которую шустрые гномы и гоблины клали клещами куски железа. Тут было не так жарко как в литейном цехе, зато грохот стоял постоянно запредельный и мои уши, не привычные к такому шуму, сворачивались в трубочки. Кормили точно так же как и в литейном. В кузнечном было много пленных гномов, да и гоблинов хватало. Ковали тут ясен пень только оружие и ничего более. Ко всему можно привыкнуть. Уши я забил какой-то дрянью и теперь наслаждался полной тишиной. Я и глаза закрывал иногда, в результате двух гномов и одного гоблина расплющило болванкой в блин, а я получил раскалённые клещи в лобешник и так и не выяснил, кто их метко кинул. Пришлось посматривать и больше я никого не прибил. Коллектив тут был более слаженный, мне постоянно отдавали кости, а это был неплохой приварок к норме. Одного молодого гоблина-беспредельщика, укусившего старого мастера гнома, однажды нашли в углу с пробитой башкой и как его никто не видел, ума не приложу. Ладно я всегда смотрю теперь, куда болванка бьёт, а остальные то как такой факт упустили из виду. Впрочем, гоблин был молодой и бульон с него, как сейчас помню, был наваристый.
   Тёмные и светлые постоянно воюют, вот кашей их не корми, дай только друг дружке напакостить. Началась война с какими-то королевствами людей, которых поддержали эльфы с гномами. Те завсегда рады маслице в огонь подлить и ручонки на этом погреть. Ведь как война, так гномы на оружие цены задирают, эльфы за денюжки наёмными лучниками спекулируют, одним словом шкуры.
   Тёмные легионы двинулись в поход, и для троллей нашлась другая работа, тащить осадные машины. Кузнецов всех забрали чинить в дороге доспехи и оружие, да и осадные механизмы тоже нет, нет, да и ремонтировались. Шли долго. Оно и понятно, ведь тащатся все по дороге со скоростью самого тихоходного гоблина. Правда, были какие-то визжащие твари на перепончатокрылых гадах. Тем была лафа, летали себе над войском и гадили нам на головы. Где-то в пути присоединились отряды орков и ещё всякой нечисти, наёмников в основном. Были хмыри, разъезжающие на гиенах-переростках и даже несколько боевых элефантов с башенками на спинах, присоединились. Орда набралась порядочная, хоть и разношёрстная. Вроде начали войну тёмные удачно. Захватили пограничный городишко и мост через реку, по которому переправилась армия и осадные машины. Отбили попытку контратаки захваченного города. Перед нами на скале высился белый город с несколькими оборонительными стенами. Тут впервые одели на меня хоть какую-то лёгкую броню и я понял дело плохо пахнет. Придётся участвовать в войне, под которую лично я не подписывался.
   Ну да работёнка мне попалась, не бей лежачего, в требучет камушки ложить. Гоблины из обслуги суетились и перезаряжали требучет, я клал глыбы и они летели в белые стены. Вскоре и оттуда прилетели первые гостинцы. И началось соревнование, кто первый вражине в башку попадёт. Каменюки летели и летели, пока до командира тёмного не дошло, что у него в принципе есть летающее оружие и пора бы применить его. Пока летучие твари ломали орудия на белых стенах и башнях, нам поступил приказ прекратить швыряться камнями (тем более что все запасы мы уже расшвыряли) и начать поджигать город. В ход пошла какая-то горючая гадость. Били мы теперь повыше, чтоб в осадные башни не попасть. Штурм шёл не шатко, не валко. Часть осадных башен добралась до стен, и на них завязался бой. Наконец, подтащили громадный таран, раздолбали ворота и ворвались в крепость. Конечно там ещё несколько внутренних стен было и успех был только кратковременным, но дело как говориться пошло. Нам сказали перестать поджигать и на время забыли, не до нас командованию было.
   Вот тут-то появились новые действующие лица и всё испоганили.
   Туруру! Пропел рог, и с окрестных холмов ринулась лавой бронированная конница, ощетинившаяся копьями. Ну и что мы этой лавине могли противопоставить спрашивается? Да даже требучет развернуть не успели бы. Стрелки выпустили остатки стрел, но это только прибавило наступающим азарту. Гоблинская пехота не выдержала удара конницы и побежала. Все бегут и я бегу. Только чую самым своим задним нервом, что не успеваю я убежать, и скоро насадят меня на копьё как курицу на шампур. Но видно не судьба была мне быть истыканным копьями в этот раз. Резерв главного командования - боевые элефанты вынесся и смог приостановить конницу светлых. Этим я и воспользовался, чтоб удрать. Бежал я через лагерь и тут увидел картину всеобщего хаоса. Моих знакомых гномов-мастеров собирались захавать драпающие орки. На помощь пришли гоблины-кузнецы и потасовка была в самом разгаре когда явился я и поставил жирную точку. Вернее не точку, а мокрое место, растоптав предводителя орочьего отряда. Тут гномы повлекли меня куда-то в палатки лагеря, как оказалось с запасными доспехами и запчастями к ним. Минут за пять меня забронировали не хуже носорога и в руках у меня оказался боевой молот. Кузнецы и сами не лоханулись и вскоре гномо-гоблинский отряд кузнецов выстроился за моей спиной и сомкнул щиты.
   Эхма! Где наша не пропадала. Потопали мы через разрозненные отряды непонять-кого. Не раз на нас нападали и светлые и тёмные и вообще непонятно-какие, но каждый раз отряд дружно отбивался и расчищал себе путь.
   И вот в один прекрасный день вдали показались мои родные горы. Это для вас все горы одинаковые и похожи друг на друга, а для меня они единственные и неповторимые. Тут то нас и догнал один тёмный на летучем гаде. Кинул нам предъяву, не туда мол идёте, поворачивайте. Ага! Сейчас только шнурки погладим на сапогах и сразу повернём. Может он колдун какой был, только я целый день под солнышком в латах протопал, шкура моя огнём горела, а перед глазами были родные горы. Гномы и гоблины ещё и подумать ничего не успели, как мой молот сплющил чувака в шипастых латах в кучу металлолома, а затем мне пришлось заняться летучим гадом, который оказался весьма зубастым и отчаянным типом. Не знаю одолел бы я его, или нет в одиночку. Пока гадина пыталась выколупать меня из доспехов, мои вояки напали на него со всех сторон и начали резать на кусочки, что им и удалось. По крайней мере махом все перепонки на крыльях превратились в кровавую лапшу, а затем искромсали шею гадины и она уползла от нас и издохла.
   На следующий день в утреннем тумане я ступил ногой на мост и услышал:
   - Проход платный, парни! С недоросликов полмонеты, с гоблинов, людей, орков по монете, с боевых троллей десять монет, остроухим проход закрыт.
   - Да будь я проклят, Ленивый, если заплачу тебе хоть донышко от разбитого кувшина за проход по мосту который я же с тобой и построил! - взревел я.
   Из тумана появилась опухшая со сна носатая морда Ленивого без шлема. Я снял свой шлем и мы с Ленивым обнялись на мосту.
   - А мы думали тебя убили!
   - Я тоже так часто думал, но оказался жив. Жрать хочу со страшной силой и я не один.
   - Пошли скорей вниз, от тебя палёным за версту несёт. Вот твоя бабушка то обрадуется!
   - А где Сопливый и Дубовый?
   - Сопливый меня днём сменяет на мосту, а Дубовый где-то в эльфийском лесу бродит с оборотнем Васей. Знаешь, совсем Васька заматерел, таким монстром здоровенным стал, и воет на луну так, что мурашки по шкуре целыми муравейниками бегают.
   - А вы чего встали, приглашаю вас к себе домой в гости. Пока не отъедитесь и не станете круглыми, я вас никуда не отпущу!
   Наконец хожеными перехоженными коридорами детства я начал спускаться в родные подземелья, где знал каждый звук и запах. Как же я по тебе соскучился темнота и тишина. Как это классно, когда благостная сырость ласкает опалённую солнцем шкуру.
   Сопливый и Дубовый так обрадовались моему возвращению, а вот бабушка как знатная колдунья даже виду не показала. Типа она всё заранее предвидела, кинула кости и сразу всё стало ясно. Но это она, всё же, врёт. Ведь если бы знала, то непременно бы приготовила нам всем по своему фирменному кексику или на худой конец, хоть коржик какой из плесени слепила.
   Компания кузнецов вначале долго не могла привыкнуть к подземелью, тут и запахи не те и темно всегда, но вскоре наслаждались слизнятинкой и грибочками. Гномы стали круглыми как шарики, даже гоблины отожрались впервые за всю свою паршивую жизнь. Я уже говорил про время. Ну не течет оно под землёй, хоть ты тресни. На мне выросла новая шкура, я отдохнул и предложил кузнецам остаться в горах и поселиться с гномами. Но тут произошёл конфликт, гномы не приняли своих и тем более гоблинов. Пришлось подыскать им место возле вулкана и они стали первым поселением смешанным гномов и гоблинов которое занялось сперва починкой и оружейным делом, а затем начали добывать в горах различные руды и используя жар вулкана, выплавлять из них металлы.
  

Глава 7

   - Ну Дубовый, какие новости ты сегодня принёс?
   - Эльфы на весь лес трезвонят, что тёмным накостыляли конкретно, какую-то башню свалили и кольцо спалили, в общем, говорят наступила эра людей и всё будет пучком.
   - Чёй-то глубоко не верится.
   - Вот и я говорю, фуфло толкают. Недалеко отсюда, в вонючих болотах один из уцелевших тёмных собирает разбежавшуюся нечисть и в основном привечает троллей.
   - А вот это уже интересно, давай ка тащи мои доспехи и молот, схожу в гости, давненько я вонючих болот не топтал.
   Дождавшись темноты, я напялил кучу железяк, водрузил на плечо боевой молот, да и потопал к вонючим болотам. Мерзкое место. Воняет гадостно, всякие газы болотные. Всюду топи и самое неприятное мертвяков полное болото. Ну да где человеку по горло, мне по яйца. Ноги у нас широкие и потому по болоту шлёпать мы могём, мы плавать не могём. Слишком мы тяжёлые. Вскоре я уловил знакомый запах палёной тролльей шкуры. Вот тут-то мне и не повезло, куда ни пойду везде топь. Прям заколдованный круг какой-то. Наконец, я уловил приближающийся запах тролля и голос из тумана возвестил:
   - О ещё один бродяга тролль! Лови камень с веревкой.
   Из кривых кустиков вылетел камень, привязанный за конец толстого каната. Я его словил. Подёргал для приличия и наматывая конец каната на руку потопал в болотину. Вскоре болотной воды стало мне по грудь и дно по-прежнему шло вниз. Пришлось набрать побольше воздуха и топать по дну перебирая веревку руками. Откуда ни возьмись из болотной травы начали всплывать мертвяки и тянуть ко мне свои позеленевшие пальцы и хватать за что ни попадя. Вот нормально да! Я тут с надутыми щеками по дну топаю, а они меня хватают. Да и хрен бы с ними с зелёными, да щекотно же. Ещё и рожи всякие несуразные корчат и глазёнки пучат. Ну как тут не помереть со смеху. Начал я быстрее перебирать руками-ногами, а то чего доброго расхохочешься и весь воздух выпустишь. Наверно они хотели по итогу остановить меня. Да только чтоб какие-то склизкие зеленомордые утопленники остановили шагающего по дну горного тролля, это уж дудки. Эх рявкнуть бы на них хорошенько, но под водой что толку рявкать. Поэтому я молча шёл по дну, однако когда один из водяных жмуров сунулся между моих ног с удовольствием растёр его меж коленками. Требуха из него поплыла во все стороны. Жмурики начали на меня свои рты беззвучно разевать. Матюкали наверно по своему. Да хоть заматюкайтесь хмыри болотные мне по фигу. Я при перехвате сумел ещё одного подцепить за дистрофичную конечность и сжать вместе с канатом так, что кости приятно захрустели в кулаке. Вот ведь бестолочи, если бы тянули все в одну сторону, может у них что и вышло, а так только треплют без толку кто куда. Ещё рывок и моя голова в шлеме облепилась ряской. Водяные мертвяки в последний раз рванули меня под воду. С тем же успехом могли рвать кусок скалы. Следом за головой показались плечи и я вздохнул полной грудью. Нет, просто так я не успокоюсь. Держась одной рукой за канат, я опустил голову в воду и свободной рукой схватил сразу троих хмырей и швырнул из воды на ветки кустов. Остальные утопленники поняли, что пора делать ноги и зашевелив конечностями, рванули от меня прочь. Выбравшись из болотины, я шагнул к здоровенному, закованному в латы, троллю и сунул ему моток каната с камнем.
   - Я Жестокий, а тебя как звать?
   - Большой, - буркнул я.
   - А вот и не угадал, нет такого имени в списках боевых троллей тёмного властелина!
   - А я и не говорил, что я боевой тролль.
   - Только у боевых троллей были доспехи Большой.
   - Как все побежали от конницы, я в палатке взял запасные доспехи и одел.
   - Да ты не сможешь ремни затянуть, кто ж тебя одел?
   - Я в кузнице работал, вот меня гоблины-кузнецы и одели, а я их прикрыл при отходе.
   - И где ж они, твои гоблины-кузнецы?
   - А ты у них и спроси, я тебе что, пастух гоблинов? Как в горы вышли, тут я сам по себе, а они сами по себе.
   - Кузнец говоришь? Какого ж ты ляда у Гондора делал?
   - Никакого гон...нехорошего этого слова я не знаю. От самых чертогов я тащил по дороге на собственном хребте осадные требучеты, будь они трижды прокляты, а потом заряжал их, а прислуга-гоблины палили по какой-то белой крепости, затем прискакали конники, всех замесили в фарш, а я еле успел ноги унести, и потом бродил, чёрт знает где, пока не вышел в болота.
   - Значит умеешь доспехи чинить раз кузнец?
   - Смешной ты, Жестокий, тролль, видимо ни разу в кузнице ты не был. Тролль в кузнице просто за цепи поднимает тяжёлый молот болванку и резко опускает её на наковальню, на которой куётся мастерами-кузнецами доспех или оружие. Мастера из гномов и гоблинов набираются, а ни одного тролля-мастера я не встречал. Я до этого в шахтах работал и вагонетки таскал, но это не значит, что я тебе найду руду и киркой выдолблю её. Любой камень для меня просто камень и есть. Если гладенький я его могу проглотить, а если острый, то зачем мне лишнее возмущение в кишках?
   - Ладно, раз пришел, буду делать из тебя настоящего боевого тролля, тем более, что ты уже в доспехах. А пока топай к шалашам и отдыхай, а то скоро солнышко встанет, тут конечно туман хороший и испарения, но мы всё ж тренируемся по ночам. На довольствие мы тебя поставим. Извини правда, мы тут утопленников варим, так что ты молодец, что выкинул троих, считай еду себе обеспечил, хехе.
   И я потопал к шалашам, которые стояли почти на каждом островке посреди болотины. Днём я спал, как и остальные тролли.
   Вечером был подъём по звуку трубы и мы выстроились в пару рядов. Крайние стояли по грудь в воде. Жестокий, а в простонародье просто Жесть, был напротив нас на маленьком островке и толкнул краткую речугу:
   - Орлы! Прошедшие битвы показали, что гоблинская и орочья пехота бесполезна против конной лавы. Зато мы тролли показали, что против пехоты и конницы врага может вполне успешно и наступать и обороняться. В будущей войне тёмные будут ставить на нас и на элефантов, а не на малорослых гоблинов и орков. Мы главные в грядущей войне и должны соответствовать и быть готовы к битве. Сейчас разберёте деревянное оружие, снимете доспехи и хорошенько друг друга подубасьте лёгкими дубинками.
   Вот так началась моя военная житуха. Кормёжка одни мертвяки-утопленички да камыш. В брюхе постоянно урчит. А Жесть он и есть Жесть, только и знает, что тренировками нагружать. Вскоре начали тренироваться не только друг на дружке, а притащили к нам нескольких рыцарей в доспехах и на лошадях. Их заставляли на нас нападать, а мы должны были с помощью щита отбивать атаки. Потом нас шпыняли стрелами гоблины и мы учились строить правильную "черепаху" из щитов. А какого только оружия не перепробовали: и дубины, и топоры, и боевые молоты, и мечи, и шестопёры, и клевцы.
   В горах выпал снег и прилетел к нам наш командир на летучем гаде. Всё вроде было в ажуре пока он из под капюшона своего на меня не впялился. Давай шипеть на меня:
   - Ты убил назгула, отвечай?
   - Не убивал я никакого назгула, я и знать не знаю никаких назгулов.
   Тут вмешался Жестокий.
   - Большой, назгулы это тёмные на летающих ящерах, ты таких раньше встречал?
   - Конечно, они над нашей армией летели когда мы крепость шли штурмовать.
   - А ты нападал на них?
   - Нет.
   А это гадский назгул опять шипит на меня, скотина:
   - Врёшь! Твоим оружием был убит назгул!
   - Каким оружием?
   - Вот этим, - кручковатые пальцы в металлической перчатке указали на мой боевой молот.
   - Нет, я как нашел его в горах при отступлении так никого им и не бил, тем более назгула.
   - Сколько дней назад ты нашел этот молот?
   - Чего?
   Ну вот какой идиот спрашивает подземного жителя про время? За меня ответил Жестокий.
   - Он не сможет ответить, тролли не запоминают дни.
   - Пришматри за ним, - прошипел назгул, - я с ним ещщщё разберусссь.
   Сел на ящера и свинтил в поднебесье, а мы двинулись в набег на земли людей. Только те нас уже поджидали и при выходе в долину уже стояли ряд тяжёлых требучетов и ещё какие-то стреломёты, вшыряющие тяжёлые брёвна с обитыми железом наконечниками. Первым же таким бревном насквозь прошили и прибили к земле Жестокого. Тот, хоть и помирал, но продолжал командовать. Жесть он и есть Жесть.
   - В атаку! Порвите эту мелкоту!
   С нами шёл проводник из людей, не знаю, что уж ему пообещали за предательство. Вот его то я и сграбастал, поднял над головой и приказал:
   - Смотри и говори мне что видишь.
   Вижу белого волшебника и много рыцарей на конях. Есть ещё эльфийские лучники.
   - Парни, впереди белый колдун и эльфы с рыцарями, они стоят, чтоб добить тех, кого не прибьют этими брёвнами и камнемётами. Не знаю как вы, а я мясом быть не подписывался и вообще мне уже надоело утопленников жрать, а от камыша меня пучит. Выбирайте меня в командиры! Обещаю вам мясо и грибы!
   Отряд закованных в латы троллей постоял, постоял и взревел:
   - Большого в командиры! Даёшь мясо без пиявок! Грибов всем солёных!
   Дальше меня подняли на шит. Ну поорали и поставили обратно на землю.
   - Бойцы, слушай приказ! Жестокого похоронить с оружием как война.
   Ну вытащили из Жести бревно, вырыли мечами яму, сгрузили туда боевого товарища и нагромоздили сверху гору камня. Тут я повернулся к трясущемуся человечку.
   - Ну что прыщ, жить то хочешь?
   - Хочу господин тролль.
   - Вот так всегда ко всем троллям и обращайся, все мы теперь для любого "господин тролль"!
   Бойцы утвердительно загудели у меня за спиной.
   - Выведешь нас из этой западни и проведешь к горам троллей, будешь жить и даже у меня помощником-советником будешь. А не выведешь, я тебя людям сдам, и пусть они с тобой разбираются сами.
   - Я выведу. Конечно, выведу.
   И вывел ведь, топали три ночи и три дня по каким-то мокрым сырым ущельям и вышли прямиком на гномью пустошь, а оттуда рукой до гор наших подать. Собственно вот так я стал командиром самого большого и боеспособного отряда троллей, а было этих здоровяков ни много ни мало, а около двух сотен. Теперь все они блаженствовали в тёмных подземельях и мокли себе, пожирая мясо слизней. Я заказал друзьям-кузнецам привести их доспехи в нормальное состояние и все шлемы сделать с защитой от эльфийских стрел.
   Проводника я прозвал Прыщ и с тех пор он тёрся в наших подземельях возле меня. И надо же было этому негодяю. А кто он есть, если врагам своего народа служит? Короче угораздило ему слопать целый торт испеченный бабушкой на моё прибытие. Сладенького он захотел. Вот и получил по полной программе. Нос его стал как у нас троллей. Ну нормальный стал такой носяра, по мне так очень даже ничего, а Прыщу не понравился. Глаза у него стали светиться в темноте и теперь он всё видел и пугал других троллей из-за чего частенько получал тумака и на некоторое время теперь светящиеся глаза заплывали синяками и светили поменьше. Но больше всего его бесили выросшие между пальцев ног перепонки. Вполне симпатичные и аккуратные перепоночки, другой бы радовался, а этот всё время ворчит себе под нос. Ладно хоть теперь к бабушке не ходит и ничего не ест незнакомого. За перепоночки бабуля прозвала его гусём, но я продолжал величать его Прыщём.
   Но оставим Прыща с его перепонками в покое, потому-что на головы бедных троллей надвигалась беда. Да ещё какая. Как только чаша весов перевесила в пользу светлых, гномы решили, пользуясь ослаблением гоблинов прибрать все подземелья к своим рукам. Политика ясная, ведь подземелья это не только пустоты в каменной толще, но и все полезные ископаемые под поверхностью. В войне гномы почти и не участвовали, если не считать захваченной гоблинами Мори, поэтому они не сильно так напрягаясь выставили пятитысячное гномье войско и двинулись долбить разбегающиеся остатки гоблинов. А тех не долбил теперь только ленивый. Вернее сказать как раз Ленивый, если не платили за проход по мосту и долбил всех подряд, гоблин ты или нет, ему было фиолетово.
   Думаете большим с маленькими справиться легко. Как бы не так, а топором в глаз вы давно не получали. Если гномы наводнят подземелья это конец. Они не дадут покоя и война будет на выживание, кто кого. Мы ведь с ними одну нишу занимают, причем у них преимущество, они могут пройти по узким коридорам, а мы нет.
   Прибегает как-то ко мне Сопливый, а я развлекался тем, что кидал в оборотня камушки мелкие, а тот их в полёте хватал и разгрызал. А из задницы у Сопливого аж два копья торчат гномьих. Они короткие и толстые, как древко, так и лезвие.
   Пришлось топать к этим мелким беспредельщикам.
  

Глава 8

   Вот не знай я гномов, я бы к ним и потопал как есть. А тут вначале посоветовался с гномами-кузнецами, которые, напоминаю, имели на сородичей обиду, и решил разыграть целый спектакль. По всем подземельям начали шукать золото, насобирали сколько-то и сделали мне массивную корону на черепушку, остатки переплавили в солидную цепочку на шею и к ней присобачили здоровенный рубин, который бабуля использовала для своих алхимических опытов, но тут временно дала поносить. Проинструктировал Прыща и взяв десяток вояк посолиднее, потопали к войсковому лагерю недоросликов.
   А сказать по правде, гномы здорово накостыляли гоблинам. Потому последние уже несколько ночей подряд валом валили в наши подземелья и соглашались на любую работу лишь бы их уже никто не трогал, они боялись и светлых, и тёмных. Ну я и распределял беглецов по возможности никого не обижая. Ведь других то командиров у троллей не было. Все гоблины были военнообязанные и по первому моему зову должны были явиться во всеоружии.
   Прыщ, размахивая белой тряпкой, потопал в лагерь. Я с ребятами расположился на каменной осыпи недалеко от одного из входов в подземелье. Был уже вечер и Вася, напросившийся с нами, обернулся в волчару. Пришлось дать ему по ушам и посадить на цепь с шипастым ошейником.
   - Короче парни, диспозиция...
   - Чо?
   - Расстановка сил такая, я типа большая шишка, а вы типа моя охрана. Делайте страшные рожи и без команды даже не шевелитесь. Зубастый, прекращай грызть камни, будешь сегодня за главного.
   - А как к тебе Большой обращаться если что?
   - Господин король троллей, чего уж мелочиться то. А ты командир королевской стражи.
   Наконец показался Прыщ с горсткой маленьких бородачей. Зубастый скомандовал:
   - Охрана, двое охраняют спину господина короля, остальные стали по два в ряд и закрыли его щитами и спинами.
   Все тролли, кроме меня, встали, а я остался сидеть и держать на цепи Васю-оборотня. Вскоре процессия парламентёров притопала своими коротенькими ножками. Зубастый вновь рявкнул:
   - Стоять! Кто такие?!
   - Парламентёры.
   - Есть среди вас гномы с королевской кровью?
   Бородачи переглянулись и отрицательно замотали головами.
   - Тогда говорить с вами наш король не будет. Возвращайтесь, мы ждём других представителей.
   И потопали гномусы, не солоно хлебавши назад. Прыщ вертелся вьюном и пытался убедить меня говорить с теми, кто пришёл. Эх не разбирается Прыщ в гномах. Хоть и не сказать что дурак. Недорослики выдержали паузу, да и прислали новых переговорщиков. Что вы думаете, что у гномов нет отпрысков королевских кровей? Да их среди гномов хоть пруд пруди.
   - Дядя покойного короля Мории троллей устроит?
   Зубастый, молча, дал знак и семеро моих охранников разошлись в стороны, образовав живой коридор. Теперь гномы наконец увидели меня в золотой короне с огроменным рубином и с оборотнем волком в ошейнике.
   - Хороший волк, только непослушный больно. Пошалить любит. Вчера опять где-то гоблина загрыз и прикопал в подземелье, теперь только когда загниёт, по запаху отыщем. Дрессирую его дрессирую и всё без толку.
   - Представители гномов приветствуют Вас...эээ...?
   - Король троллей. Я тролль скромный и пышных приветствий мне не надо. У меня есть к вам деловое предложение, если конечно вас заинтересует плата.
   - Гномы всегда рады заключить выгодный договор.
   - В моих владениях завелись гоблины и это плохо, я предлагаю вам совместно с моим войском истребить их. Плата по одной золотой монете за голову гоблина. Если попадётся орк, то ещё приплачу серебряную монету плюсом.
   - Предложение заманчивое.
   - Я слышал гномы снова вернулись к мирному труду и ищут злато-серебро. Так вот в награду я обещаю дать вам право десять лет копать на территории моего королевства бесплатно, всё равно мы руды не знаем и никогда их не разрабатывали. Надеюсь это заинтересует вас. С ответом не тороплю. Завтра, ответ в этом месте будет ждать мой слуга.
   Тут Вася улучил момент и рванулся к гномам. Чуть-чуть когти не достали до бородатых. Цепь натянулась и волчара рухнул на задницу, а потом перевернулся на спину.
   - Куда ты, бестолочь, побежал!?
   Я притянул оборотня обратно и шлёпнул по ушам боевой перчаткой. Бедолага завыл и лёг, закрыв передними лапами голову.
   На том предварительные переговоры закончились. Я закинул удочку и стал ждать когда алчные гномы заглотят жирную наживку.
   Конечно они её заглотили. Прыщ передал им карту с местом помеченным крестиком. План был таков. Тролли прикрывают гномов и выманивают на них гоблинов, а затем общими усилиями мы мочим гоблинов.
   В означенном месте вскоре стояли стеной сотня троллей, за которыми расположились гномы своим излюбленным строем. Ага, свиньёй! Вскоре напротив них, со всех окрестных скал стали собираться кучки гоблинов. Гном - тяжёлый пехотинец, а гоблины в основном подобрались лучники весьма паршивого качества. И вот таких паршивцев насобиралось тысяч 5-6. Тролли двинулись стеной, прикрывшись щитами. За ними строем потопали гномы. Как только гоблины начали стрелять из луков и в щиты троллей воткнулись первые стрелы, стена моих вояк разошлась в стороны. Гномы ринулись в атаку. Теперь гоблины стреляли в гномов. Естественно бесполезно. Тяжёлая пехота и предназначена чтобы давить.
   Вот только до гоблинов они не успели дойти. С тыла на гномов ринулась сотня забронированных троллей со мной во главе, а с боков ещё по полсотни навалилось под предводительством Дубового и Зубастого. И главное это было сделано неожиданно. Рубка была страшной. Пять тысяч гномов это вам не орешки. А помирать они совсем даже не хотели. Главное в этом деле сломать строй и смешать ряды. И нам это удалось благодаря внезапности нападения и тому, что напали одновременно с трёх сторон. Когда все три отряда троллей встретились в центре войска гномов мы развернулись и пошли обратно по своим же следам. Теперь началась вторая фаза боя. Нужно было перебить всех, чтобы не осталось ни одного свидетеля. Тролли разошлись, образовав гигантский мешок в горловину которого теперь хлынули гоблины - любители гномятинки. Одно дело строй гномов и другое дело, когда этот строй вырублен, перетоптан и перемешан двумя сотнями троллей, причем дважды. Не все гномы погибли под нашими ударами они же маленькие и их много. Кого-то завалило убитыми, а кто-то упал раненый или притворяясь. Теперь за них взялись гоблины и дело своё кровавое они делали тщательно и качественно. Напоследок, мало - ли, вдруг кто убежать сумел, я выпустил Васю и оборотень радостно умчался на охоту.
   После побоища следовала уборка. Всё металлическое пошло на переплавку, Всё съедобное на пир гоблинам, а тряпьё и кожаные деревянные изделия пришлось сжечь, чтоб замести следы. Всё же победили мы гномов злодейским способом. Ну посудите сами как бы я вызвал их на открытое место. Они бы по подземельям разбежались и принялись бы из засад нас троллей отлавливать и убивать по-одному. Так что можете меня конечно проклинать за коварство и вероломство, но только я вот нисколько не жалею о содеянном и будь у меня возможность, совершил бы такое преступление во-второй раз. Два легкораненых копьями тролля и несколько десятков прирезанных гоблинов - такая цена победы меня вполне устраивала.
   На радостях гоблины выдолбили для меня из гранитной глыбины сидушку и притащили в большую пещеру, которую теперь именовали тронным залом. Сидушку-трон поставили в конце пещеры на возвышении, которое кстати прикрывало выход из зала. Пещера то была проходной. Гоблины такие существа, что дай им порядок и пожрать будут счастливы и тебе благодарны. А когда ещё и боятся тебя, то совсем хорошо.
   Сел я значится на каменный трон и в пещеру залетает Дубовый.
   - Твоё подземное величество беда! Эльфийский отряд луков триста через мост идёт в наши горы. Сейчас Сопливый и Ленивый на мосту их держат, но долго им не протянуть.
   Вот не поверите, даже копчиком не успел до камня дотронуться! Хорошо что доспехи не снял. Как был так и рванул к мосту. Вскоре тревога разнеслась по подземельям и за мной рванули не менее двух сотен бойцов-троллей.
   Когда мы выбежали на мост Ленивый и Сопливый так густо были утыканы стрелами, что напоминали гигантские подушечки для иголок. Слава богам живые, хотя стоять стояли, а шевелились только еле-еле.
   Теперь на мосту стояло примерно равное количество вояк, но моё войско было явно посолиднее. Я растолкал вояк и вышел вперёд.
   - Чего вам надо на нашем мосту? Дальше наши родные горы и вас в гости не звали.
   - Мы идём этим путём и предлагали заплатить за проход, мы торопимся и выбрали кратчайшую дорогу.
   - Для остроухих проход закрыт, но раз вы настаиваете я дам вам шанс. Внесите плату по монете за голову и мои воины вас пропустят, но вы должны будете пройти меня одного. Вас много и я верю, что вы легко справитесь.
   Эльфы пошушукались и внесли плату. Взяв деньги тролли освободили мост и сели смотреть как меня будут убивать эльфы. А у тех, да да, кончились к тому времени все стрелы и они потопали на меня с кривыми мечами и листовидными щитами. Ну что ж, пришла пора отплатить за мой плен у тёмного господина, а заодно проверить чему меня обучили в учебном лагере боевых троллей. Я выбрал тяжёлый и широкий меч.
   Как я и ожидал, эльфы оказались необычайно резкими и прыгучими существами. Приходилось бить на опережение, так как если бьёшь туда, где есть эльф, то наверняка промажешь. Надо бить туда, куда он встанет в следующий миг, а ещё лучше бить по всей траектории его будущего движения. Конечно сложно, но выполнимо если приноровиться. Теперь главное для меня было не устать и расходовать силы равномерно. Тут и пригодилась мне кузнечная закалка. Это вам не хухры-мухры целый день болванку тяжеленную на цепях поднимать и опускать. По сравнению с тяжёлой болванкой меч был пёрышком в моей руке и чертил в воздухе сложные узоры.
   Первого нападающего я просто разрубил в прыжке. Он прыгнул, пытаясь всадить мне меч в горло. Напрасно, у меня там кольчужный воротничок имеется. Куски эльфа ухнули с моста в пропасть. Следом шагнуло два эльфа разом и рубанули мне по ногам. А вот дудки, у меня стальные поножи и кольчужные чулки от друганов-кузнецов. Одного я рубанул, когда он отскакивал от меня, а второго ткнул указательным пальцем левой руки в грудь. Учитывая, что этот эльф стоял на периллах моста, ему и тычка пальца хватило, чтобы ухнуть в пропасть. Следующие четверо не ожидали, что могучий тролль вдруг рухнет на колено и вытянув руку и тело вперёд рубанёт горизонтально на уровне коленок. Кто не подпрыгнул, я не виноват. Четыре обезноженных эльфа-калеки с удивлением сели на жопы и взирали на аккуратно срезанные собственные ноги, оставшиеся стоять на мосту. Мои вояки вовсю меня поддерживали морально. Они радостно орали после каждого удачного удара. А я вошёл в раж и радовал их такими ударами всё чаще. От середины моста я почти дошёл до его конца, когда эльфы прекратили битву и сказали, что лучше пойдут другой дорогой, но должны знать, кого назвать убийцей семидесяти шести эльфов.
   Весь мост был в кровище и я весь был с ног до головы забрызган ею.
   - Вы имели честь сражаться с королём троллей, через земли которого хотели перейти! Отныне проход через горы троллей для вас тоже будет открыт. Плата по одной золотой монете с каждого эльфа, при условии, что монета в память о сегодняшней битве будет вымазана в свежей крови эльфа, за проход которого она оплачена.
   Сказать по чести, так в нескольких местах юркие эльфы всё ж сумели добраться до моей шкуры, прорвав крепчайшую кольчугу гномов.
   Так про моё существование и про существование моего королевства узнали эльфы.
   С людьми всё было ещё проще. В окрестные деревушки явились как-то ночью мои вояки и утащили старост. Старост припёрли ко мне и я им сказал, что гоблины их больше не побеспокоят, но и в горы соваться теперь с карательными операциями не нужно. Чётко определили владения короля троллей, после чего их отпустили восвояси.
   Не прошло и недели как в мой тронный зал, ну в смысле в пещеру мою, припёрся посыльный с просьбой защиты. Так мол и так, в деревню пришёл вояка и грозиться всех поубивать если ему не дадут выпить и поесть, ну и кое-кого на ночь в постель.
   - Вояка гоблин?
   - Нет.
   - Тролль?
   - Нет, он человек.
   - Дела людские меня не интересуют, я король троллей и гоблинов.
   Как уж там решилось не знаю, Дубовый правда говорил, что крестьяне собрались и отмултузили вояку.
   Гоблины меж тем, узнав о новом королевстве, где правит король тролль, ринулись в наши горы со всех окрестных земель. Пришлось заселить ими всю поверхность и верхние пещеры. Встала проблема со жратвой. И я решил, чего гномьим пустошам пустовать и вонючему болоту булькать. Пустошь решили обводнить и озеленить, а болота наоборот осушить. Гоблинов было много, тролли им помогали и работа закипела. В конце-концов, эти земли были хоть и не исконно тролльи, но как бы бесхозные, а потому прибрать их к рукам было дело благое.
   Только начали озеленять как явились кочевники для отмщения гоблинам за все их чёрные дела.
   Напали на кочевников тёмной ночью из-под земли. Многие ушли, но ещё больше остались лежать убытыми и ранеными. Славную победу нужно было отметить и я приказал ставить каменные столы в тронном зале и пировать. Чем пировать спросите? Да лошадками, чем же ещё, не отпускать же их обратно. В общем мяса было много и огромные куски конины варились в котлах. Поднялся я во главе стола, поднял кубок и только вот хотел произнести тост как всё испортил Прыщ.
   - Ваша подземность! Спешу обрадовать Ваше величество! Такая удача!
   С двумя гоблинами-подручными тащит прямо к трону недобитого кочевника.
   - Прыщ! Да как ты посмел мерзавец прервать речь короля!?
   Я со всей силы с досады хряпнул кубком по каменной столешнице и кубок с содержимым брызгами и осколками разлетелся во все стороны. Однако гадкий Прыщ не унимался, хотя сопровождающих его гоблинов как ветром сдуло. Горе-советничек сорвал с головы степняка шлем и длинные светлые волосы рассыпались по плечам. Эко удивил, всем известно что кочевники годами не стригуться и сплошь все светловолосые в основном.
   - Это принцесса, Ваше подземство! Она дочь короля Рохана!
   Наступила тишина за столом. Я чуть не плакал. Ну почему ей не дали по башке топором? Почему я лицезрею её живой и здоровой, а не гоблины доедают её тело? Это нечестно. Это же самый геморроистый геморрой из всех геморроев. За что мне это несчастье. А ведь нормальные принцессы сидят дома - во дворце, а не шлындают с мечём и в шлеме в составе воинских отрядов.
   - Молодец Прыщ. Тебе удалось испортить праздник. Пшол отсюда вон перепончатоногий! - взревел наконец я, не выдержав.
   Прыщ непонимающе хлопал светящимися в темноте глазёнками и хлюпал своим большим носом. Наконец за его спиной возник Сопливый и утащил его в темноту за шкварник. Что делать с принцессой я абсолютно не знал.
  

Глава 9

  
   Если не знаешь, что делать, спроси у бабушки. Вспомнив эту древнюю мудрость, я чуток успокоился.
   - Пододвиньтесь парни, даме сесть некуда.
   От моего крика сидевшие тролли разом сдвинулись и в дальнем конце стола кто-то рухнул со скамьи. Значит за столом были лишние. Я протянул руку, сграбастал принцессу в кулак и воткнул между столом и скамейкой. Над столешницей возвышалась лишь копна светлых волос. Ну не садить же её с гоблинами. Сожрут ненароком. Хорошо, что у меня ребята сообразительные. Дубовый появился кстати, одной рукой он поднял принцессу, а второй положил солидный кусок скалы на скамью и водрузил на неё принцессу. Теперь над столом торчали её коленки. Тролли посмотрели на принцессу неодобрительно. Что за свинство ноги выше стола задирать. В дело вмешался Зубастый. Он вытащил из-под принцессы глыбину и лишнее отгрыз зубами и снова усадил её. Правда обслюнявил весь камень и принцесса просто плюхнулась, а не уселась. Зато теперь ноги не высовывались выше стола. Я отодрал солидный кусок варёной конины и бросил ей в пустую миску перед ней. Мне притащили гоблины новый каменный кубок и я протянул его гостье или пленнице. Ду ну её, как бабушка скажет так и буду называть.
   Кубок был всем хорош, только для человека многоват. Примерно как их тазик. Наши гномы расстарались и прислали для пира хорошего пивасика. Вот оно родное и плескалось пенясь в этом кубке. Мне подали третий кубок и я наконец поднявшись рявкнул тост:
   - За победу други!!!
   Зал задрожал от дружного рёва. С потолка мне на башку рухнул сталактит. Обломки разлетелись в разные стороны и снесли гоблина с блюдом слизнятины. Я ж не виноват, форс-мажор в чистом виде. Под землёй часто сосульки с потолка валятся. Потому у нас кости и черепушки такие прочные от природы. Защитная реакция организма! Еле успел ладонью гостью закрыть, но несколько осколков сталактита к ней в тарелку попало. Это даже хорошо. Камень в желудке завсегда пользительный. Мы наконец хлопнули по кубку пива и принялись за еду. Хрустели на зубах косточки. То тут то там раздавались пивные громкие отрыжки. Я снял с головы корону и поправил загнувшийся от удара зубец. Вот опять всю корону измял. Кузнецы задолбались уже её выправлять. Весьма неудобная в подземелье вещь оказывается, кто их только придумал.
   - Слышь, дочь короля Рохана, ты не в курсях, кто придумал корону?
   Та отрицательно покачала головой и пожала плечами.
   - Ты чего не ешь? Ешь давай, нам ещё с тобой далеко топать в гости кое к кому.
   - У меня в тарелке булыжники битые, как я буду есть по-Вашему?
   Вот сразу видно человека королевских кровей. Я бы сожрал и не поперхнулся, а она ишь фифа битые булыжники не ем, подавай ей кругленьких гладеньких, чтоб в живот сами проскальзывали. Уважуха.
   - Эй там, остолопы! Быстро принести принцессе блюда круглой гальки и чтоб ни одного отбитого камушка не было, все чтоб гладкие.
   Блюдо с кониной, сдобренное сталактитом, я толкнул дальше по столу, и до конца столешницы оно не доехало, а было остановлено и опустошено. Принесли два блюда одно с кониной, второе с мелкой галькой. С галькой я лично осмотрел на предмет битых камней. И убедившись что ни одного нету, поставил перед гостьей.
   - Ну вот можете откушать, ни одного битого, лично проверил, все гладенькие.
   Девушка как то странно на меня посмотрела.
   - У меня Ваш Прыщ нож забрал.
   Вот дотошная попалась, где я ей под её руку нож сейчас найду. Но я нашёл.
   - Гоблины, киньте кинжал!
   Результат был ожидаемый. Десятка три кинжалов градом обрушились на меня. И почти все воткнулись ведь. Тролли поглядели на своего утыканного кинжалами предводителя и недовольно зарычали. Ну ладно не убили же. В следующий раз буду осторожнее. Повыдёргивав из себя кинжалы, а большинство попало мне в лицо и шею, как только глаза не повыбили добрые подданные, я бросил их кучей перед дамой. Типа пользуйся любым.
   Принцесса не ела по-прежнему и это начало меня выводить из себя. Из многочисленных порезов на лице капала кровь. Я рыкнул на неё.
   - А руки помыть? - сказало это невинное создание.
   Короче она вывела таки меня из себя. Если Прыщ ещё кого притащит, я его убью лично. По стенке размажу. Протянув руку я схвати обе её, окунул их в кубок с пивом, поволтузил в пене и отпустил. Затем я одним махом осушил кубок пива и рыгнул ей в лицо. От моего дыхания волосы у неё встали дыбом, и прическа зафиксировалась на стадии "грива льва". Поняв моё состояние она быстро схватила кинжал, отрезала кусок конины и сунув его в рот стала жевать. Я протянул кубок гоблину, чтоб налили ещё, только не рассчитал и гоблин улетел от взмаха руки в тёмную даль пещеры. Пир продолжался. Гостья-пленница молча жевала мясо и время от времени отпивала пиво из вновь наполненного кубка. Звучали тосты. Затем кто-то завёл боевую песню и рёв сотен глоток заполнил пещеру до самых сводов. С потолка время от времени с грохотом падали сталактиты. Появился даже Прыщ, подсвечивая себе тускло, тускло. Видать Сопливый наградил его новыми фингалами. Вообще-то проблему с освещением решали просто. Над нашими головами на цепи, протянутой от стены до стены висел безобразный металлический ёж из железяк, которые светились при приближении гоблинов. Когда нужен был свет, на этого металлического ежа сверху садили гоблина и давали ему кусок мяса и бочёнок пива, чтоб было не скучно. Как уж он там мостился его проблема, но голубым светом отсвечивало вполне сносно. Правда, когда гоблин совсем уж напивался, то бывали случаи потери равновесия и падений в тарелки с едой. Одного пьяного даже сожрали не заметили как.
   Какой же пир без музыки. В пещеру втащили огромные барабаны и тролли быстро растащили в стороны каменные скамьи и столы. Вы видели, как тролли барабанят в боевые барабаны? Они барабанят в них своими кулаками. Удары получаются громкие и глухие. Я еле успел выудить из этого бедлама принцесску и посадить на свой трон. Единственную мебель не сдвинутую с места. Пещера ходила ходуном, а опьяневшие тролли плясали, то есть бухали ножищами и ревели во всю глотку старинную песню:
   - Нам обвалы нипочём, по макушке кирпичом!
   - Эй тролль, веселись, по макушке кирпичом!
   - Камень в пыль раздробись, наша жизнь зашибись!
   Гоблины в ужасе разбежались и попрятались в дальние закоулки. Земля дрожала и ходила ходуном. Навеселившись, я потопал с гостьей в глубину подземелий. Мои вояки продолжали гудеть. Нас обступила кромешная тьма и я услышал как гостья налетела на сталагмит. Меньше пить надо было, надралась как сапожник, а ещё дочь короля называется. Видать совсем король Рохана забросил воспитание своих отпрысков.
   - Ой! Я нос разбила! - прогундосила непутёвая дочь своих родителей.
   - Ты что совсем препятствий не ощущаешь?
   - Ощущаю, когда встречаюсь с ними.
   Вот никак не привыкну, что многие существа не умеют вообще в темноте ощущать и ориентироваться.
   Как назло Прыщ куда-то запропастился, а то б подсветил. Пришлось посадить гордую дочь Рохана себе на руку и нести.
   - Значится так, мы сейчас идём к моей бабушке в гости, не вздумай у неё ничего жрать и тем более упаси тебя боги, что у неё выпить, а тем более стырить. Будет потом нос как у Прыща. И это в лучшем для тебя случае, а можешь и в таракана превратиться. Потом у нас будет поход к кузнецам, чтоб корону выправили, ну и ночью полезем на поверхность погоняем с оборотнем кого-нибудь в горах. Утром опять полезем вниз, ну и там дальше придумаем чем тебе заняться.
   В результате пока я шёл по подземельям, даму видно укачало, и она уснула, вот в таком виде я её и принёс к бабушке. Может оно и к лучшему.
   Бабушка мне обрадовалась. Она всегда радовалась, когда я ей приносил чего-нибудь такого эдакого.
   - Так, так, так. Прынцесса говоришь? Любопытненько.
   - Ага.
   - Если честно, то я их внучок себе несколько иначе представляла. Хотя мода и нравы наверху быстро меняются, и это вполне даже теперь может быть нормой. Что это от неё пивом несёт как от бочки?
   - Я бабушка её немножко пивом угостил в честь победы. Совсем чуть-чуть.
   - Это для тебя да твоих головорезов чуть-чуть, а для неё это может быть убойной дозой.
   - Да ты что бабушка, она просто спит!
   - Ну хорошо, если проснётся.
   - Бабуль ты лучше надоумь, что мне с ней дальше то делать?
   - Да на кой она тебе, отдай отцу обратно.
   - Не ну так нельзя, он меня уважать перестанет, если я просто так ему дочку отдам, подумает ещё, что я его боюсь. Только хуже от этого будет.
   - Потребуй выкуп.
   - Да я тебе что гном-крохобор, чтоб пленных на золото менять!?
   - Тогда оставь её как заложницу и потребуй ежегодных даров на её содержание.
   - Вот это совет так совет, спасибо бабушка.
   - Да всегда пожалуйсто, на тебе пирожок внучек. Чайку выпьешь?
   Я сунул опасливо пирожок за пазуху.
   - Нет бабуль спасибо, как-нибудь в другой раз, дела ждут.
   - Стой, паршивец! А камушек красный мой, не потерял?
   - Ах да! Чуть не забыл.
   Бросив бабушке рубин вместе с золотой цепью, которая основательно мне натёрла шею, я аккуратно взяв роханку, потащил её к кузнецам. Отдав корону в починку, направился на поверхность. Где-то у выхода нагнал оборотня Васю. Тот топал ещё в облике человека и был рад компании. Увидеть даму он не мог, но сопение сонное услышал и спросил, что я несу.
   - А ты угадай, - предложил я.
   Вася протянул руки и начал щупать мою ношу, потом как то резко задышал прерывисто и вдруг тишину прорезал звук смачной пощёчины.
   - Это что за скотина моё тело трогает?! - раздался недовольный возглас.
   - Хозяин, зачем тебе женщина?
   - Это не женщина, а заложница! Мы теперь с Роханом воевать перестанем, она как залог мира будет. Чую гоблин незнакомый по нашим горам топает. Сейчас эта скотина обернётся волком и я вас познакомлю.
   Раздался голодный волчий вой и я вышел под лунный свет. Кругом была ночь. Вася скалил клыки на даму. Я посадил оборотня на цепь и дал под хвост, чтоб не пугал принцессу. Тот обиженно клацнул меня клыками за ногу и получил ещё пенделя.
   - Ну ты и спать! Давай я тебя Соней буду звать, у нас не принято настоящими именами называть друг друга. А ты меня зови Большой.
   - Договорились.
   - Соня пойдём через мост Жирного тролля и как раз пересечёмся с этим наглым гоблином.
   Сказано, сделано. Пошли через мост Жирного. Он между прочим самый большой и удобный среди всех мостов в наших горах.
   - Привет Большой!
   - Моё почтение хозяину моста! Держи пирожок Жирный!
   И я ловко метнул опасный груз обжоре.
   - Спасибо! - Жирный обрадовался и махом проглотил угощение, - а вы куда?
   - Да по горам прогуляться, хочешь, пошли с нами.
   - Как же я мост свой оставлю.
   - Ну как хочешь. Куда он денется твой мост я вот прохожих, что-то не чую. Пойдём по дороге и если встретим кого, ты на мост вернёшься.
   - Ладно, согласен.
   Вчетвером мы двинулись дальше. В животе у Жирного забулькало и я на всякий случай старался быть между Жирным и Соней. Вдруг его порвёт с бабушкиного пирожка. Жирный понял происходящее в животе по своему и проглотил парочку камней. Это не укрылось от внимания Сони и она спросила:
   - У вас столько камня, зачем вы вчера всех наших коней съели?
   - Ну и глупая ты Сонь.
   - Почему?
   - Ты видела когда-нибудь, как курица камешки клюёт?
   - Видела.
   - И что, по твоему курицы питаются одними камнями?
   - Нет они ими зёрнышки перетирает у себя в желудке.
   - А мы перетираем камнями свою еду, потому их и глотаем для облегчения пищеварения. Тебе же вчера целое блюда их поставили.
   - А я думала зачем эти камни на столе. Интересные вы существа.
   - Ну да не без того, - с гордостью выдал я.
   Живот Жирного продолжал издавать бурлящие звуки. Вася жался ко мне и поскуливал. Жирный стоически переносил мятеж внутренностей, но даже ему видно это надоело и он бухнул по бунтующему животу кулачищем как в барабан. Эхо удара понеслось эхом по ущельям.
   - Что-то с твоего пирожка Большой у меня изжога началась.
   И тут он неожиданно как пыхнул пламенем метра на три. Я заморгал от неожиданности, Вася забился между моих ног и тоскливо заскулил, у Сони от удивления просто челюсть отпала.
   - Интересно из чего бабушка начинку делает для пирожков? Надо списать рецептик, думаю при штурме крепостей этот состав нам будет как нельзя кстати.
   - Не ты это видел!? Видел!? - радовался Жирный, - как я отрыгнул огнём!
   - Да Жирный это было круто!
   - Блин с вами троллями не соскучишься, а ещё можешь?
   Жирный надулся, забулькал животом, пламя вновь полыхнуло вверх.
   - Вау! Да ты теперь огнедышащий! Был Жирный, а стал Вулкан!
   - А ещё, - просила Соня с горящими глазёнками.
   - Да легко! Поберегись!
   Жирный дал струю пламени и резко провернулся вокруг себя. Над нами взбухло оранжевым пламенем огненное кольцо и погасло.
   - Ну ты ваще ваще!
   - Супер!
   Мы теперь шли и заказывали огнедышащему Жирному разные огненные фокусы. Он выдувал огненные шарики, причём из красного синего и жёлтого пламени, затем Соня придумала выдуть огонь веером, как хвост у павлина. Хвостом этим Жирный чуть не подпалил Васю. Тот понял, что рядом с нами опасно как никогда и рванул вперёд. Я спустил его с цепи, пусть побегает на свободе. Пока мы так веселились и хохотали втроём, мне не давал покоя далёкий звук. Потому-что звук этот был мне знаком. Такой еле слышимый цокот. Когда Жирный пытался сделать огненную петлю вокруг придорожной каменюки, я вдруг вспомнил этот звук. Это же подкованный гоблин! А я как назло спустил Васю.
   - Вася фу! - заорал я и бросился вдогонку.
   Соня и Жирный непонимающе переглянулись и не спеша потопали, развлекаясь огнём, за мной следом. Пока я бежал и орал цокот подков прекратился. Ну всё капец гоблину, ща его оборотень прикопает и потом ни за что не скажет где. А ведь чуяло моё сердце, не просто так он у нас появился.
   За поворотом дороги я увидел оборотня. Тот сидел на задних лапах, опираясь на передние и долбил по дороге хвостом от обиды. Жадность Васю подвела. Он не стал жевать гоблина, а разом его проглотил и тот застрял. Волчара давился и пытался проглотить добычу, а добыча всячески этому препятствовала.
   - А ну дай сюда. Фу, ты безмозглая скотина! - схватив за высовывающуюся из волчьей пасти ногу с прибитой подковой и потянул гоблина из утробы.
   Оборотень отдавать добычу не хотел и тянул её зубами на себя. Гоблин выходил медленно. И когда осталось совсем маленько вытащить, Соня и Жирный добрели до поворота и уставились на меня.
   - Что стоите, помогайте, а то сожрёт ведь эту пакость.
   Пакость наконец плюхнулась на дорожный камень и Вася запрыгал рядом, клацая зубами. Гоблин был с ног до головы обслюнявлен, ещё и в какой-то гадости.
   - Надо бы его отмыть, - предложил Жирный.
   Мы быстро спустились к осушаемому болоту и я бултыхнул гоблина в воду и хорошенько там прополоскал. Когда я выдернул его из воды гоблин вопил на всю округу:
   - Утопленники! Там утопленники!
   - А ты хотел на дне встретить доброго волшебника шутник, ответил я ему.
   Я и Жирный легли на мягкие болотные кочки. Соня уселась на пенёк, а недовольный оборотень умчался, оставив нас.
   - Жрать хочешь иноходец?
   - Да господин тролль.
   - Ну тогда придётся тебе ещё раз поплавать дружок.
   Схватив его за ноги, я воткнул его в болотину поглубже и сам сунул в воду голову. Как только зелёные пучеглазые друзья схватили барахтающегося гоблина, я рванул его на поверхность. Зелёные шлёпнулись на траву и я указав на них пальцем, приказал Жирному:
   - Жарь!
   Тот пыхнул, и вскоре жаркое по-болотному было готовёхонько. Гоблин набросился на жарево и начал есть обжигаясь.
   - Ты давай рассказывай, какие новости принёс.
   Мы снова с Жирным растянулись на мягких кочках, а Соня с отвращением смотрела как гоблин хрупал жареную ляжку болотного жителя.
   - Плохие для вас новости господин тролль. Я только из-за доброты вашей несказанной пришёл, чтобы предупредить вас.
   - Да ладно тебе врать то, говори, чего хочешь?
   - Мне много и не нужно, лишь бы вдоволь наесться, да до старости в пещерах дожить.
   - Ко мне в подданные значит метишь. Послушаем, так ли ценна твоя информация гоблин.
   - Всё просто. К тебе отовсюду бегут гоблины, и ты их привечаешь. Молва идёт, что житуха у них хорошая, сытная. Другие гоблины им позавидовали и объединились в орду. Придет орда и всех убьёт и съест как в стародавние времена первой и второй войны гоблинов. Пусто в горах станет.
   - Ты кем в орде устроился?
   - Да так на побегушках я как всегда, кто ж заслуженного инвалида уважает.
   - Я тебя инвалид уважаю и даже очень. Давай ка ты обратно топай. Вон видишь ту далёкую гору?
   - Да господин тролль. На её макушке есть сигнальная башня Гондора. Ну не башня, так куча хвороста пропитанного горючей смесью. Твоя боевая задача как двинется орда, поджечь костёр и этим дать нам знак.
   - Я пока на эту кручу заберусь вас всех уже кости обгложут. Я вам по другому знак дам. У гоблинов есть боевые барабаны. Я как посыльный принесу им приказ от главного гоблина бить в барабаны и вы услышите их вовремя.
   - Ну ладно шут с ним с костром, пусть будут барабаны. Вообще не представляю как можно было на такие кручи столько дров и людей израсходовать. А ведь каждый поджигающий ещё и жрать что-то должен. Богатое всё-таки это королевство Гондор.
   - И глупое! - добавил Жирный и выпустил огненный шар.
   - Почему это глупое? - взвилась с болотной кочки Соня.
   - А тебе то что, до Гондора? - спросил Жирный.
   - У меня жених оттуда.
   - А-а-а... Ну бывают наверно и исключения из правил, - миролюбиво протянул Жирный, живот его прекращал бурлить, видать действие пирожка было временное.
   - Светает, давайте проводим гоблина до края болот, а то как бы его наш мохнатый четверолапый друг не слопал повторно.
   Вдали раздался вопль, а затем довольный вой Васи.
   - Сдаётся, подкованный ты наш, за тобой следили. Ты всегда хвост то вперёд пропускай, глядишь и Вася сытый и ты неперевареный.
  

Глава 10

   Третья гоблинская война разразилась для всех так же внезапно, как и первые две, ну или почти для всех. Мы начали подготовку к этой войне загодя, учтя опыт предыдущих двух войн. Так как в темноте тролли не спят вообще, подготовка шла круглосуточно. Как назло перед этой войной надавали по сопатке всем соседям, и в результате ни с кем в союз вступить, просто не успевали. Даже наёмников за деньги нанять было уже поздно.
   Воевать с ордой на открытом пространстве не имея мобильной ударной конницы самоубийство. Орда рано или поздно обтечёт фланги и окружит войска противника, а затем уже навалится всей массой и элементарно задавит и засыплет стрелами, дротиками, камнями. Благодаря кузнецам, теперь войско моё было лучше вооружено и экипировано, чем любой гоблин в орде, но по сравнению с численностью орды, которая просто зашкаливала, мои возможности были куда как скромнее. Отсюда и была рождена тактика, которой нам пришлось придерживаться в третьей гоблинской войне. Всё и вся были эвакуированы загодя в подземелья. Все малые ходы и лишние галереи были завалены и замурованы. Для прохода гоблинов были оставлены строго ограниченные тоннели и проходы, как правило узкие и кончающиеся пещерами в которых как раз и предполагалось драться. Смысл всех приготовлений сводился к одному, заставить орду разделиться и нападать разрозненно и строго ограниченными силами. Со своей же стороны мы тщательно готовили несколько рубежей обороны. Войны должны были сменяться, и на смену одному сражающемуся отряду у меня было два свежих и отдохнувших. Из опыта прошлых войн мы прекрасно знали, что гоблины будут биться, не давая отдыха, изматывая противника, бросая в бой всё новые свежие резервы. Вот для этого то и должны были быть резервы и у нас. Плюс резервы были нужны для контратак, которые планировалось проводить для восстановления прорванной линии обороны. Все отряды были смешанного типа и включали в себя троллей и наших гоблинов. Нашим гоблинам основательно промыли мозги. "Сытый голодному не товарищ" - именно на эту поговорку я и надеялся. Как-никак гоблины, которые были у нас, жили в сытости и безопасности. А сейчас их ещё и вооружили солидно, да ещё и троллями усилили.
   Если они восстанут и перебьют троллей, их ждёт впереди голод и сражения за еду. А если останутся с нами и победят, их ждёт сытая и стабильная жизнь. Перед заградительными отрядами гномы и гоблины понаделали ловушек и капканов. Чтобы скрыть последние некоторые тоннели пришлось частично затопить. Вообще были наполнены резервуары и некоторые пещеры и тоннели приготовлены для полного затопления. Были приготовлены и другие неприятные сюрпризы, например, в виде кольев выскакивающих из стен, или каменных блоков, опускающихся сверху. Все трудились полные сутки и наконец, дозорный принёс весть: "Барабаны бьют!". Первые заградительные отряды выдвинулись к шестидесяти четырём тоннелям, именно столько мы оставили для наступающей орды. Остальные тоннели вели в тупики или выходили на поверхность. Естественно наступающие гоблины об этом не знали. Последние дозорные ушли при приближении врага, показав, где входы в подземелье. В каждом заградительном отряде было несколько гоблинов посыльных, которые должны были постоянно поддерживать связь со мной. Я переместился из своего тронного зала, примерно в ту точку, которая находилась на равном расстоянии от всех тоннелей. Пещера эта была неудобной. Она была вытянута и изогнута вдоль русла подземного ручейка. В пещере находился мой оперативный резерв в два отряда, так сказать силы экстренного реагирования. Они сидели в доспехах, привалившись спинами к стенам и вытянув ноги к воде. Я слышал их дыхание и чувствовал запах, исходивший от них. Соню отправили вниз, вместе со всеми. С ней находился Вася в человеческом обличии. В пещере бабушки был организован госпиталь. Из всех троллей этой войне только бабушка обрадовалась, у неё столько снадобий скопилось за эти годы, а теперь вдруг появилась возможность испытать их на беззащитных раненых. Старушка варила в своём котле зловонное варево постоянно. Там что-то бурлило и иногда взрывалось.
   Сражение закипело, своим острым слухом я услышал, как наверху зазвенело оружие, и раздались боевые крики гоблинов и троллей. Навострили уши и другие. По-прежнему резерв отдыхал перед битвой и занимался в основном оружием. Гоблины и тролли точили клинки и лезвия боевых топоров, кто-то успевал есть. Один тролль искал в ручье подходящие камешки для пищеварения. Парочка гоблинов кидала кости и на ощупь определяла выпавшее число. Время тянулось, судя по шуму, битва наверху не прекращалась ни на миг. Наконец послышались шаркающие шаги и показался первый раненый гоблин. Из плеча у него торчал обломок стрелы, а шея была поранены чем-то колющим, скорее всего копьём. Он попил воды из ручейка, я приказал ему подойти и рассказать, что происходит.
   - Король, вначале ничего не было вообще, они напоролись на ловушки и капканы, судя по крикам, гномы перестарались с пружинами, и ноги перерубало капканами вместе с костями. Поняв, что понизу идти опасно, воины орды пошли по потолку. Тут из потолка стали выскакивать колья и нанизывать атакующих. Им бы пустить потихонечку вперед нескольких гоблинов, чтобы копьями потыкать в капканы, те бы и сработали. Но это противоречило стратегии орды, они перли и пёрли не переставая, и устилали коридоры трупами, там, где можно было обойтись без жертв. Ослабленные и разрозненные они из узких тоннелей выходили к раширению в пещеры и тут-то их встречали заградительные отряды, и на каждого выходящего из тоннеля гоблина приходилось несколько троллей и гоблинов, закованных с ног до головы в добротные доспехи. Ухали боевые дубины или другое неприятное рубящее, режущее, дробящее. Те счастливчики, что умудрились уцелеть от ударов троллей, находили тёплый приём у гоблинов, ощетинившихся копьями и другим оружием на длинных рукоятях. Они пока работали на добивании прорвавшихся. В тесной рукопашной у атакующих больше шансов, а вот грудью да на копья шансы устремлялись резко к нулю. Надо было перемолоть в фарш, всё мясо, ринувшееся в глубину тоннелей.
   Раненые нет, нет да и появлялись. Пока же всё шло, как и планировалось. У входов в тоннель образовались кровавые горы перебитых наступающих, которые мешали им и защищали наших бойцов от стрел. Темп наступления орды снизился, а значит сейчас их командующему докладывают о первых потерях и о том, что нигде прорваться сквозь троллей не удалось. Что сделает командующий? Я бы на его месте поискал другие проходы во фланг и тыл заградительных отрядов, а если нет, то сделал бы их сам. Уж кирок то можно найти для гоблинов.
   Как бы услышав мои мысли, прибежал первый гонец из верхнего тоннеля и доложил, наступающие с трудом протискиваются через трупы и натиск их до того ослаб, что у входа рубит, только один тролль, а второй отдыхает и гоблины вообще без работы почти остались, так иногда копьями тыкают или стрелу в показавшуюся щель пускают между горой трупов и потолком галереи. Но это не самое главное, самое главное, сверху слышится грохот кирок и такой же грохот слышится слева от пещеры. В своде появляются трещины. Вскоре с подобными же докладами стали появляться и другие посыльные. Всего их пришло двадцать два. Из них девятнадцать были ожидаемы, а вот три проблемными. Вскоре по девятнадцати подкопам хлынула вода из резервуаров и утопила, рывших их гоблинов, затем были произведены обвалы и все девятнадцать подкопов были обрушены. И наглухо замурованы. Осталось три проблемных подкопа. Все они не могли быть затоплены в силу тех или иных причин, поэтому один заградительный отряд при появлении больших трещин в стене, должен был отойти через единственный тоннель в следующую пещеру и там продолжить бой. Ещё один тоннель раздваивался и пришлось на один тоннель ставить дополнительный заградительный отряд, а по второму отводить уже имеющийся. Третий выходил на кучу галерей и потому, решено было держать его. Воинов вдоль ручья поубавилось вдвое. Я решил применить парочку сюрпризов.
   - Жирный.
   - Я тут, Большой.
   - На тебе пирожок, лопай.
   Жирный слопал пирожок, и в животе у него булькнуло. Вот и отличненько. Я взял громадный окованный металлическими полосами каменный шар с торчащими из него многочисленными лезвиями и потопали мы наверх. Дыбовый пока оставался за меня в командной пещере. В неё вошёл и сел у стены, вызванный снизу свежий отряд из тролля и трёх десятков гоблинов. Не прошли мы и пару галерей как нас тормознули гномы.
   - Куда вы прёте, тут уже капканы расставлены, хотите без ног остаться?
   - Наверху намечается прорыв нам нужно пройти и протащить колючку.
   - В обход идите с левой стороны и потом по временному мостику через пропасть. Возле мостика предупредите гоблинов, а то спустят вас обоих вниз и будете лететь вниз пока не состаритесь.
   Мы потопали в обход и когда дошли, вся стена пещеры была уже в трещинах мелких и больших, отчётливо слышался гул от ударов кирок. Пещера была хорошая, в смысле того, что можно было размахнуться.
   - О, к нам сам король пожаловал, а у нас всё путём. Ийэх!
   Кто-то с визгом чмякнул и во все стороны полетели кровавые брызги. Трое гоблинов одновременно ткнули в темноту копьями, и судя по завываниям и матам, их копья попали в цель. Шустрый гоблин выскочил чёртом из щели прохода, рванул по стене на потолок и почти добрался, тут-то рука в латной перчатке сграбастала его и просто растёрла кровавой кашей по стене. В общую кучу упали лишь остатки ног. Второй боевой тролль ловко сморкнул в кучу и пробурчал:
   - Ишь понимаешь.
   У Жирного в животе конкретно началась революция, или по крайней мере нехилый такой путч местного масштаба. Я обрадовался, сейчас мы поджарим злыдней. Злыдни видно услышали мои мысли и с удвоенной силой ринулись долбить стену. Выпал первый камень и в образовавшуюся дыру тут же наши лучники гоблины начали всаживать стрелу за стрелой. Наступающие этого не одобрили и ринулись на тонкую перегородку. Я уже был возле стены и вытащил длинный меч, когда она рухнула и почти следом я рубанул по наступающим.
   - Жирный, давай! - крикнул я и он дал так дал.
   Вся пещера заполнилась такой вонью, что аж глаза под забралом заслезились.
   - Твою мать!
   - Засранец!
   - Гад!
   - Кто воздух испортил!?
   - Ё маё, Жирный, а где же огонь? - сказал я нашинковывая пластами мечём атакующих.
   Кашляя и чертыхаясь, мне на помощь пришли гоблины с копьями и мы начали создавать у входа завал из тел атакующих.
   - Большой, я тужился, тужился, а оно как-то само собой получилось. Самопроизвольно!
   - Господи, ну и вонь, спасибо бабуля, ну и удружила.
   Тут я услышал звук, который меня озадачил, но в пылу схватки я не успел как следует подумать о нём. Звук был от удара камень о камень. Я понял его значение слишком поздно.
   - Жирный не сме...!
   Посыпались искры от очередного удара камня и вспыхнуло голубое пламя, осветившее наши неприглядные рожи, затем грохнул взрыв и всех чуть не размазало по стенам пещеры, взрывной волной обе кучи трупов перед входами смело в тоннели. Я кинулся к колючке и с криком "Поберегись!" начал раскручивать её над головой на цепи, приделанной к ней. А прочухавшиеся гоблины ринулись в пещеру по обоим тоннелям. Я уже чуял их вонючее дыхание и наконец, решился и метнул в первый тоннель, он был поровнее и колючее каменное ядро долго летело, уничтожая атакующих а затем просто заткнуло тоннель, намотав на себя трупы. Все кинулись ко второму тоннелю и спустя некоторое время вновь бы его завалили трупами у выхода. Только вот Жирный опять испортил воздух, его с пирожка начало бесперестанно пучить.
   - Я не выдержу второго взрыва!
   - Пошёл вон вонючка!
   - Забейте ему пробку в зад!
   Дисциплина в заградительном отряде резко падала. Блин я бы и сам Жирного с удовольствием линчевал. Тоже мне секретное оружие. Мы из-за него первую линию обороны потеряем. Прибежал посыльный гоблин от Дубового.
   - Что у вас тут взорвалось, у нас же здесь ничего такого не было?
   - А теперь есть! Уведи этого тролля к пропасти и мостику, там снизу ветер дует, пускай там воняет, терпежу нет, глаза слезятся. УУУУ! Гад! Заваливайте первую галерею, пока они колючку не сдвинули.
   Жирного увели, почти все гоблины и тролли бросились рушить первую галерею, а я пока рубил и рубил атакующих, благо путь у них был один, под мой меч.
   Тут противник проявил военную хитрость, неожиданно крючьями на верёвках они рывком втащили кучу трупов в тоннель и мгновенно растащили их по всей протяжённости галереи, и тут же в образовавшийся широкий проход ринулась закрывшись щитами сплошная река пехоты, а лучники сумели пустить удачно залп стрел. К такому повороту событий многие заградительные отряды были просто не готовы, расслабились, отбив первый напор. Нельзя недооценивать противника. В результате в двух пещерах заградительные отряды не выдержали и отступили на вторую позицию, тем самым открыв фланги других отрядов. У нас тоже сразу троих гоблинов уложили лучники и копейщики насмерть и шестеро отправились к бабуле подлечиться. От Дубового поступил приказ перейти на вторую линию обороны, первая линия сейчас будет частично разрушена и затоплена. Появился гном-проводник и заорал, чтоб все бежали за ним, иначе он не ручается за нашу жизнь. Пришлось отходить.
   Только мы успели ноги унести, как сзади произошёл обвал и с грохотом что-то обрушилось. Мы брели по щиколотку в воде, гоблины по шею. Вторая линия обороны закрывала уже не шестьдесят четыре, а шестьдесят тоннелей. Четыре тоннеля соединялись с другими. Соответственно Дубовый один отряд опять вывел в резерв, а четыре особо потрепанных на отдых. Наш был в их числе, да к тому же единственным отрядом, подорванным своими же силами.
   Я пришёл опять в кривую пещеру и принялся пить из ручья солоноватую воду. Затем снял шлем и умылся. Однако жарковато в бою в полном доспехе, да ещё, если потом устроить марш-бросок. По сообщениям связных, орда ещё дважды применяла хитрость с растаскиванием трупов. Затем сработала гномья давилка. Целая галерея ухнула на атакующих, а затем секция за секцией начала вновь подниматься на своё обычное место. Атакующие явно теряли темп. Я приказал начать первую смену отрядов.
   Смена происходила не разом, а по очереди и занимала продолжительное время. Сменяющим говорили о новой хитрости гоблинов и те уже были начеку. Тут прибежал связной и сказал, что у Жирного вроде начало получаться пламя. А вот это было кстати, я намеревался провести вылазку. Для вылазки загодя был намечен маршрут по высокой и просторной галерее, где могли поместиться сразу два, машущих клинками тролля, а вот потолок был низким и обежать по нему тролля сверху не получалось. Вход в галерею был наглухо заперт толстенной металлической дверью, которая могла мгновенно опускаться. Десяток боевых троллей и две сотни гоблинов для добивания раненых, скучковался в пещере у двери и подождали Жирного. Тот дал струю пламени в потолок в метра полтора.
   - Смотри не подведи в этот раз.
   - Постараюсь, я не виноват Большой, это самопроизвольно вылетело.
   - Смотри, не угробь нас своими вылетами. Гномы открывай!
   Дверь ухнула вниз и мы увидели полную галерею гоблинов, стоящих к нам спинами. Стояли они плотно, как селёдки в бочке. Жирный долбанул пламенем метров на пять вперёд. Передних гоблинов до скелета испепелил. Остальные шарахнулись от огня, давя своих же. Ну тут мы и ринулись крошить вражин направо и налево, благо стояли они компактненько. Шедшие за нами просто давили ногами и размазывали по стенам плечами уцелевших гоблинов. Галерея тянулась шагов на триста, моих. Мы их прошли все и напоследок, обрушив вход в эту галерею, вернулись по сплошному месиву к двери, которая медленно за нами поднялась из пола.
   Теперь наступающие должны, по идее, раскопать вход и выбить из галереи нас троллей, или хотя бы обезопасить себя на будущее от наших вылазок. То есть, отвлечь силы. Они и отвлекли, а вот этого мы и добивались. Перемалывание противника продолжалось. Вскоре сменились все заградительные отряды и свежие воины быстро набили перед выходами горы трупов наступающих. Те попытались пару раз растащить их крючьями, но предупреждённые были начеку и прорваться атакующим нигде не удалось. Наступающие вновь взялись за кирки и начали долбить новые ходы. Жирный раскочегарился и пошёл пыхать огнём. Послали его прожарить пять тоннелей, но пирожка хватило только на четыре, пришлось нашего огнедышащего друга отправить отдыхать. В этот раз из пятнадцати подкопов затопили десять, ещё в четырёх устроили обвалы, один же вышел в пещеру и пришлось поставить там дополнительный заградительный отряд.
   Противник, несмотря на все старания, вторую линию обороны прорвать не мог. Сменились ещё раз заградительные отряды, а ситуация не изменилась. Долго так продолжаться не могло. Вскоре пришёл посыльный и доложил, что в одном из тоннелей слышен шум кирок. Я потопал на передний край обороны, чтоб послушать, что там твориться. За себя вновь оставил Дубового. Гоблины из тоннеля лезли по-прежнему планомерно и безнадёжно. Перед входом лежала огромная куча нарубленного фарша, другими словами это не назовешь.
   - Ну что ребята, лезут?
   - Ага.
   - Рубить успеваете?
   - Успеваем.
   Я начал слушать и услышал действительно удары кирок о камень. По тоннелю нескончаемым потоком шли и шли гоблины. Я слышал шаркание их подошв и звякание оружия. Что они долбят, я так и не понял. Попробовал послушать у стены, но всё было без толку. Пришлось вызвать самого старого гнома-рудокопа. Того долго доставляли из подземелий. За это время шум работ приблизился, но по-прежнему я не понимал, что конкретно делают наступающие. Принесённый гном тоже под прикрытием моего щита долго слушал шум работ. Вердикт был для нас неутешительным. Враги просто расширяют коридор. Ход скажем прямо таки прямолинейный, простой, а главное эффективный. Они расширят вход и смоют защитников своей численностью. Из пещеры ведет три тоннеля, два в такие же пещеры, где уже дерутся заградительные отряды, а вот третий вёл к третьей линии обороны. Что-то мне говорило, что именно этим путём враги и будут наступать на нас.
   - Гнома в тыл унести.
   Я последовал за ним и придя в кривую пещеру, где сидели резервные отряды начал отдавать команды:
   - Проход на третью линию обороны из атакуемой пещеры завалить. Число защитников пещеры утроить. Биться в пещере до последней возможности и отступать в боковые проходы. На третью линию обороны проход должен был завален трупами наступающих гоблинов.
   Провели смену отрядов, и от бабушки принесли целую корзинку пирожков.
   - Корзинку отнесите и оставьте в пещере при отступлении, пусть эти злыдни нашей стряпни отпробуют.
   Рядом сидевшие у стены гоблины злорадно захихикали. Весть о том, что скоро врагам достанутся пирожки моей бабушки как-то быстро разнеслась по пещерам и все теперь с интересом ждали, когда ж наконец наступающие расширят проход и захватят корзинку.
   Меня тоже любопытство загрызло, и я потопал с Ленивым, который был в резервном отряде, на угрожаемый участок. А там уже рухнула часть стены у прохода и вовсю кипела битва. Пока цепочка троллей успешно утрамбовывала и меремалывала всех вылазящих. Те постоянно оттаскивали трупы назад и лезли новыми силами. Солидный кусок стены рухнул и началась вакханалия. Оружие всех мастей забарабанило по доспехам. Если перед собой мы успевали рубить, то над нами уже нет и по потолку гоблины ползли и ползли нам за спину, а там их рубили и кололи наши гоблины. Внезапно Ленивый поскользнулся на крови и рухнул навзничь. Атакующие радостно заорали и целый сонм их бросился на упавшего. Я очередным взмахом меча снёс с Ленивого наседающих, и рявкнул сквозь сплошной треск копий:
   - Тащите его в тоннель!
   Рявкнуть то я рявкнул, только Ленивый был не лёгонький и вцепившиеся в него наши гоблины не сдвинули его с места ни на волос, тем более что сверху на нём уже солидная кучка убитых легла. Сверху на меня прыгнули трое и вцепившись начали тыкать кинжалами. Пришлось пустить в дело когти. Пока от этих избавлялся спереди подошли близко и ударили по пальцам ноги топором, ещё и в пах пытались алебарду всадить. Короче началась настоящая свалка и атакующих всё прибывало, их прям прорвало. Теперь им не мешала гора трупов и стены тоннеля. Орда использовала своё преимущество в численности в полную силу и остановить этот поток было не просто. Если тролли ещё сражались то многие гоблины за нашими спинами уже были перебиты, а остатки ощетинившись остатками копий были оттеснены в тоннель и там продолжали сдерживать напор наступающих, благо впередистоящие тролли их проряжали знатно. В какой то момент по уху мне засветили боевой булавой и кровь долбанула в голову, зарычав я отбросил меч и стал рвать и давить их руками и ногами. Взбесившегося тролля боятся даже сами тролли. На какой-то миг всё внимание наступавших сосредоточилось на мне и товарищи по оружию смогли оттащить Ленивого в тоннель:
   - Король отходим!
   В пылу схватки не сообразил, что слова адресованы мне. Гоблины облепили всё тело как мошкара и я катался по пещере давя их весом, бился о стены. Если мой организм такую бешеную схватку выдержал, то доспехи нет. Рвалась под многочисленными ударами кольчуга. Трещали стальные пластины доспеха. Лопнул шлем на голове. От многочисленных ударов кулаками разодрались боевые перчатки и где-то затерялись в горах трупов.
   - Большой! Уходи!!!
   Этот крик я воспринял и ринулся в один из тоннелей. Атакующие визжали и выли за моей спиной. Меч я не помнил где и оставил. Из многочисленных ран сочилась кровь и Дубовый послал меня к бабуле на перевязку.
   Пещера бабушки была завалена ранеными. Некоторые и вовсе не подавали признаков жизни, что-то говорило мне, что не все бабушкины рецепты одинаково полезны. Однако промывали и бинтовали раны здесь умело. Бабуля как всегда ворчала:
   - Видать совсем стало жарко наверху, раз начали приносить раненых троллей. О ещё один, вроде на своих двоих пришёл. Сонька перевяжи свеженького, и дай воды, он что-то тяжело дышит. На кого я похож, если меня родная бабушка не узнала.
   Зато принцесса меня признала.
   - Ваше величество?
   - Оно самое, промывай и бинтуй давай.
   - Да в вас столько железа нашпиговали.
   - Вытаскивай его.
   Принцесса возилась и возилась, в тазик падали и падали окровавленные наконечники стрел, копий, даже кинжалы целиком, а из спины вытащила топор. Откуда он там взялся ума не приложу. Тут примчался гоблин и доложил:
   - Пирожки сработали, там гоблинов рвёт в куски, у врагов паника!
   Я вскочил и ринулся обратно.
   - Я тебя не успела перевязать!
   - Некогда!
   Едва вбежав в пещеру с резервом я рявкнул:
   - В контратаку!
   За мной устремились сразу три свежих отряда. Два были в резерве и один подошёл сменять заградительный отряд. Вот и знакомый тоннель. Из глубины его доносятся врывы и вопли. Тянёт палёным мясом.
   - Намылим им холку! За мной!
   Присоединив ещё и заградительный отряд, мы бросились в тоннель и ворвались в пещеру, где мои руки нащупали среди кусков тел свой меч. Гоблинов тут не было. Мы кинулись по расширенному коридору и вышли в пещеру первой линии обороны. Тут видимо действие разрывных пирожков закончилось. На нас навалились вновь ордынцы, но не тут-то было, мои отряды были тоже свежие отдохнувшие и к тому же сытые. В яростной схватке нам удалось отбросить врага в тоннели и хоть и тесновато стало в пещере, но эта контратака отбросила врага почти на исходные позиции. Вернувшись в кривую пещеру, я напился из ручья и пошёл в тыл поесть и наконец, перебинтоваться. Дубового я попросил сменить отряды, дерущиеся на первой линии, пораньше.
   Пока я ел слизнячка с грибочками и следил, чтоб бабушка мне ненароком не подсунула своего съестного, Соня забинтовала меня не хуже мумии. Гномы и гоблины оружейники чуть не плакали снимая с меня изодранные и разломанные доспехи. В результате они просто отправили всё на переплавку, а мне выдали новые.
   Воспряв духом, а я всегда воспреваю, когда поем хорошо, потопал опять воевать. Решил провести ещё одну контратаку из-за опускающейся двери. Дверь рухнула, как и в первый раз. Только не успели мы ринуться, как противник ринулся на нас, да с такой яростью, что смёл двух первых троллей. Не могу же я как король признаться, что позорно свалился и по мне потом ходили сражающиеся туда-сюда. Зубастый гад ещё и на шею наступил, всей тушей своей прошёлся. Думал хана, сейчас голова оторвётся, но ничего шея выдержала и отряд мой шаг за шагом прорубился к выходу из галереи, который уже опять починили гадские гоблины. Самое паршивое, оказалось, они давилку заблокировали несколькими мощными сваями и теперь топали через неё как по простому тоннелю. Удерживать эту галерею не стоило, слишком уж силён был напор наступающих. Лучше попридержать резервы пока они есть. Пришлось отступить и закрыть дверь.
   Измотанный, а больше истоптанный я ввалился со своими потрепанными вояками и плюхнулся к стеночке.
   - Ну Дубовый, чего новенького?
   - Произвели смену отрядов, гоблины к пещере первой линии расширяют тоннель. Да, тут подарочек тебе тащат.
   - А что, праздник какой?
   - Увидишь.
   Немного погодя под конвоем притащили связанного гоблина.
   - Фу ты, на чёрта он мне сдался?
   - Говорил, что Ваш слуга.
   - Нука, нука. Вытащите кляп, не узнаю я его.
   - Это я, повелитель.
   - Я уже здесь, а ты кто?
   - Да подкованный я.
   - А подковы где? И почему ты среди атакующих, ты ж у начальства тёрся?
   - Подковы в кости проиграл, вместе с гвоздями повыдирали, а начальство сказало, раз уже не инвалид иди на передовую. Там наверху чехарда, командиров казнят каждый день за топтание на месте. Гонцов за плохие новости на кол сажают. В войсках волнения начались. Ваша последняя контратака вовсе взбесила командующего, адъютанту своему голову отгрыз со злости.
   - Ну, значит, конец их близок. Готовиться к отбитию пещер первой линии обороны. Топор мне дайте, меч мой чего-то загнулся.
   Далее одна за другой следовали удачные и неудачные контратаки на пещеры первой линии обороны. Я бросал в бой всегда свежие и отдохнувшие отряды. К тому времени как атакующие расширили тоннели к занятой нами пещере первой линии обороны, нам удалось отбить целых три. Причем две из них были соседними с этой пещерой и контратаки пошли по расширенным самими атакующими тоннелям.
   Натиск был усилен, враг бросил в бой резерв и две пещеры мы оставили, зато контратаками отбили целых четыре. Видимо враг перебрасывал боеспособные силы с одного направления на другое и ослаблял себя на второстепенных направлениях. Тролли не спят, им это просто незачем делать, поэтому свежих отрядов у меня было достаточно. Теперь как распрямившаяся пружина мы постоянно атаковали на разных направлениях. А то и сразу на нескольких одновременно. Пещеры первой линии теперь переходили из рук в руки по нескольку раз. Постоянно теперь несколько пещер были в наших руках. Подземные галереи были завалены растоптанными трупами. Битва достигла наивысшего своего накала. Наверно с поверхности горы выглядели мирно. Ну сидят на камушках гоблины, вот встали и потопали в подземный ход. Да только не вышел потом из под земли ни один спустившийся.
   Именно в этот момент враг решился пойти ва-банк. Гоблины покинули все боковые пещеры и ринулись по расширенным проходам. Их возглавил главный их полководец и его личная гвардия и телохранители. Удар был страшен. Все, кто был на их пути пали. Пали в пещере первой линии три заградительных отряда в полном составе, пали в пещере второй линии все кто был в заградительном отряде и в пещере третьей линии два отряда из резерва были вырублены.
   Пользуясь тем, что боковые коридоры освободились по ним сразу шестьдесят отрядов пошли в общую атаку и почти без сопротивления восстановили первую линию обороны, а затем двадцать свежих отрядов зашла в тыл наступающим, текущим полноводной рекой по расширенным коридорам и стали плотиной, перекрывшей эту реку. Гоблины были остановлены. Теперь началось их уничтожение. Со всех сторон окружённое войско сжимали стальными тисками свежие отряды, а новых отрядов у атакующих не было, они не могли пробиться сверху. Вскоре мне принесли безобразную голову главного гоблина. С его смертью, сражение за подземелья завершились. Наверху начались раздоры и делёж власти. Часть гоблинов ушла назад, часть пошла грабить земли людей, а часть, наименее глупая, осталась в горах на поверхности. Какое-то время мы гоняли по горам этих недобитков, а когда через наши земли побежали разбитые людьми гоблины, истребляли и их тоже.
   Вскоре вновь все горы принадлежали троллям. Так закончилась нашей победой третья гоблинская война.
  

Глава 11

  
   За победу в этой гоблинской войне бабушка наградила меня стеклянной склянкой с подозрительно пахнущей жидкостью. Как она пояснила, для хранения головы убиенного главного гоблина. Ну на кой ляд мне эта стеклянная склянка если кругом темно хоть глаз выткни. Эх бабуля, бабуля. Склянку я на всякий случай припрятал, а то не дай боже кто хлебнёт и сдохнет потом. А голову насадил на обыкновенный деревянный кол и спустившись пониже просто воткнул в пол малопосещаемой пещерки. В глубокий пещерах воздух чистый и ничего не гниёт, так что и через десять тысяч лет башка гоблина будет там же торчать, высохнет правда.
   Как всегда припёрся не вовремя Дубовый:
   - Тама эта.
   - Которая?
   - Да недобитков гоблинов гоняли по горам и окружили почему-то степняков отряд.
   - Первый раз слышу чтобы гоблины умели в степняков превращаться и в их лошадей, какие-то особо продвинутые попались. А чего ж вы их не перебили то?
   - Дык мы того, хотели, а тут Прыщ.
   - Опять эта гнида!? Задавлю гада! Как про него не услышу, так какая-нибудь мерзость случается.
   - Прыщ сказал, что там брат Сонькин, ну мы их окружить окружили, но трогать без твоего приказа не стали.
   - Чего они лезут то все к нам? Что им в степях своих не сидится.
   Пришлось топать к степнякам. Как раз когда я подошел, боевые тролли собирались кинуть во всадников по камушку. Я поправил корону, опять зараза головой потолок в пещере царапнул, и рявкнул:
   - Отставить!
   Все, кроме Зубастого, выкинули камни, а тот по привычке начал его обгрызать. Глыба была большая, ему надолго хватит.
   - Среди вас есть принц Рохана, я - король этих гор и подземелий желаю говорить с ним, обещаю безопасность ему и его людям, пока не скажет всё что хочет. Такое моё королевское слово. Жду.
   Я уселся на камешек. Скоро утро и долго болтать в мои планы не входило. Всадники пошушукались, но видно корона на моей голове и мой тон их убедили. Ко мне подъехал здоровый такой всадник на рослой коняге. Прям в пупок мне смотрел с коня, если на стременах привстать. Так как я сидел, то всего лишь на половину его роста был выше его.
   - В этих горах пропала моя сестра, слух идет, что ты её в подземельях держишь.
   - Отпираться не буду, твоя сестра у меня.
   - Я пришёл за ней.
   - Похвально, но не думаешь же ты, что я её вот прямо просто так возьму и отдам.
   - Говори, что хочешь взамен.
   - Как житель подземелий я больше всего ценю тишину и темноту. Поэтому твоя сестра будет жить у меня в качестве гаранта мира между нашими народами. Мои подданные не шалят на ваших землях, а твои соплеменники на моих. Ну и чем-то же принцесса должна питаться. Два раза в год будете пригонять стадо скотины ей на пропитание. На этом мои требования кончаются. Если будет нарушение границы, она умрёт.
   - Я готов выполнить твои условия, только где гарантия, что ты её не сожрал и не выманиваешь с нас ещё себе два стада в год себе на пропитание.
   - Не веришь, твоё право. Эй гоблины, привести сюда принцессу. А мы пока подождём.
   Ждали долго, уж заря заалела на горизонте когда появилась Соня. Вся лохматая и чумазая как поросёнок. Ведь жила она долго под землёй в полной темноте или в сумраке. Брат на сестру смотрел жалостливо. Соня видимо сама тоже соскучилась.
   - Вы, если соскучились, можете съездить домой, повидаться. Всё равно под землёй после войны с гоблинами не прибрано и воняет.
   - Как! Ты её отпустишь?
   - Конечно отпущу. Пусть даст честное слово, что вернётся и едет домой, она же гарант мира, а не пленница. Погостит дома сколько пожелает да и вернётся. Ну, даёшь слово?
   - А если нарушу?
   - Замараешь свою честь, только и всего.
   - Нам нужно переговорить.
   Брат с сестрой отошли и зашушукались. Появился Прыщ, как всегда не вовремя.
   - Господин, я умею читать по губам. Они договариваются обмануть Вас.
   - А не пошёл бы ты пошёл?
   Пара гоблинов как чёртики выскочили из-под земли и не успел Прыщ даже вякнуть, утащили его в подземный мир. Принцесса вернулась и сказала:
   - Я согласна.
   - Даёшь своё слово, что вернёшься до первого снега в горах?
   - Даю.
   - Ну вот и замечательно. А вы чего встали, вон солнышко из-за горы выкатывается, быстро все в подземелье. Папе привет и брату не кашлять.
   Я поднялся с камня и вскоре в сопровождении воинов спустился в благостную тьму подземной галереи. Поступок мой на самом деле логичен. Если я оставлю у себя принцессу, то это может вызвать войну с Роханом, сейчас не нужную. А так, я вроде и оставил её у себя, но в то же время отпустил домой. Пока они будут решать, что со всем этим делать, я разгребусь и приберусь в подземелье.
   На следующую ночь опять Дубовый появился с вестью.
   - Тебе чего?
   - Там блин такое, пошли Большой, ты такого точно никогда не видел.
   - Чего я такого не видел?
   - Иди и сам посмотри. Всё королевство из нор повылазило и ржёт, а ты и не в курсях.
   Пришлось идти смотреть, а смотреть было на что. По дороге из леса тянулись гоблины. Но видок! Кто цокал подковами по камням. Кто парой был скован железным обручем и двигался как Тянитолкай. Сказочное между прочим животное и редкое. Врать не буду никогда не видел. Некоторые были скованы конечностями, причем железом конечности были пробиты насквозь и закованы прям по мясу и костям. Каждого нового гоблина-бедолагу встречал взрыв хохота. Смешнее всех были четверо гоблинов у которых руки были прикованы к ногам соседа и таким образом образовывали колесо. Они и катились, потому-как по-другому двигаться не могли. Над этими даже видавшие виды гномы стали смеяться в свои широкие бороды. Всё новые и новые герои появлялись из леса. Все, кто мог вылезли и в лунном свете хохотали до упаду над коваными гоблинами. Ни один хозяин моста даже не подумал их остановить для взимания платы и умопомрачительная процессия проследовала через земли королевства беспрепятственно. Похоже, со стороны гоблинов оказалось неумно напасть на одинокую женщину-кузнеца в лесу.
   Не знаю как остальным, а мне больше всего понравилась гусеница из скованных шести гоблинов, у пятерых гоблинов из гусеницы головы были прикованы к поясу впередиидущего, простенько, но со вкусом. Также был хорош рыцарь-гоблин. Из двух скованных гоблинов получился конь, на которого приковали третьего гоблина. Ему было комфортнее всего. Хотя о чём я говорю, ему же в пятки по гвоздю кузнечиха засандалила. Какой рыцарь без шпор. А те, что были конём, были естественно подкованы. Чувство юмора у одинокой женщины приняло весьма оригинальные формы. Тут я вспомнил подкованного ею ранее гоблина с букетом в энном месте. Сурово. Сурово.
   Вдоволь насмеявшись население королевства скрылось под землёй и занялось своими повседневными делами и заботами. Степняки не показывались, видно зажилили стадо скотины. Я имею в виду стадо, а не степняков. Хотя..., ну да не будем о грустном.
   Спустя некоторое время, а о восприятии времени я уже повествовал, пришла весть о нарушении границы Гондорцами. Вот я всё таки здравомыслящий тип. Сам себя не похвалишь и хрен от кого такого дождёшься. Приехал с войском во главе чувак из Гондора, типа отдайте невесту. А я ему, отпустили домой мол погостить, опоздал ты чувак, она с братом уехала. Видели бы вы его вытянутую рожу и рожи его вояк. Ехали, ехали, все задницы об сёдла поди смозолили и тут такой облом нарисовался. Войско назад повернуло, а с этого лопуха мы ещё и деньги стрясли за проезд по нашей территории.
   Вот каюсь, не утерпел я, пошептал заветные слова и малость поколдовал, в результате женишок ездил по всем мостам, тоннелям и дорогам раза три, если не четыре. Пришлось хозяевам мостов даже переодеваться, чтоб не примелькаться. Денег с него слупили просто страсть, ещё бы малость и шёл бы он пешком и с голой какой, ну да мы ж не звери какие, существа чай цивилизованные.
   А тут Прыщ номер отмочил. Видать по запаху, никак иначе, нашёл он склянку бабушкину с жидкостью и всю до донышка вылакал скотина. Вот не зря я её прятал. Жидкость оказалась прям таки дикого свойства. Сильнейшее любовное приворотное зелье. Причем бабуля видно на себя старую эту жидкость настроила. Прыщ долго на карачках полз к ней в пещеру, а потом собака бешеная признался ей в любви. У бабушки последний зуб в котёл от удивления выпал. Не ожидала она такого кренделя себе на старости лет. Правда сама же всё и испортила. Понюхала своего нового ухажера и спросила, где, мол баночка с головой гоблина. Прыщ как про замоченную в банке голову услыхал, враз всякую весёлость духа утратил и стало его рвать, и прям наизнанку выворачивать. А бабушка ему корешок дала. Типа выпей и всё пройдёт. Этот дурень перепончатоногий и выпил! Вроде бы довольно продолжительное время у нас пожил и должен был усвоить хотя бы общие правила безопасности в подземельи. Главное и первое правило - не ешь и не пей у бабули моей. Прыщ не взорвался, а стал желеобразным и круглым. Подкатывается такое чудо к троллю и первое, что делает тролль на чистом рефлексе, это пинает этот желейный шарик. А так как силы тролли необыкновенной, Прыщ мигом улетал, рикошетя от стен и потолка в глубокие дали. К нему даже впервые стали лучше относиться, правда пинать не перестали. Да я и сам пару раз его пнул, когда он ко мне подкатывался, у меня такие же рефлексы как и у других, правда вот удар каждый раз получался такой могучий, что при полёте Прыщ издавал свист.
   Поняв действие содержимого баночки, я решил, что пора наладить отношения с лесной кузнечихой. Нашел баночку-скляночку и придя к бабушке заявил, что проклятый Прыщара вылакал весь любовный эликсир и теперь голова гоблина валяется неприкаянно, а это же память для потомков, непорядок. И вообще ты бабуля заряди ка напиточек не на себя, а на меня. Вдруг враг какой выпьет ненароком и опа, весь такой влюблённый в меня и напакостить не сможет. Бабушка возразила, что никакой это не эликсир, а консервант был. Ну консервант так консервант, только на меня чтоб настроен был. Старая обозвала меня суеверным олухом, но жижи в банку плеснула со словами, хуже не будет.
   Дождавшись вечера пошёл я с Васей, зверюшку надо было выгулять под Луной, в гости в лес. Притопали, я оборотня с поводка спустил и вежливо так дверь с петель снёс в кузню.
   Не, ну я постучал, а она отпала. Так всегда с дверями происходит, я уже привык. Вышла из кузницы женщина с подозрительно красными щипцами в одной руке и тяжеленным молотом в другой:
   - Ну, чего тебе мордастый подковать? Которое место?
   - Я долг принёс.
   Видимо она в темноте плохо видела, потому-как меня не узнала и удивилась.
   - Что-то я тебя не припомню. Давай, что припёр, прохвост.
   Я честно протянул склянку с бабушкиным эликсиром. Кузнечиха вдохнула запах жидкости и глаза у неё удивлённо округлились:
   - Нифига себе, чистейший. Сейчас проверим.
   Она поднесла напиток к горну, подпалила лучинку и потом коснулась огнём жидкости. Вспыхнуло синеватое пламя. Вот ить правду говорят, что все кузнецы малость подколдовывают, а я не верил бестолочь.
   - Ты чего там у порога топчешься, башку пригибай и заходи. Кабанятину ешь?
   - Я всё ем, что съедобное.
   - Держи, это называется сало. Погоди не жри, сперва налью.
   Кузнечиха притащила несколько солидных копчёных ляжек кабана и этого сала, потом притащила солидную глиняную кружку и посмотрев на меня, железное ведро.
   - Ты это когда-нибудь пил?
   - Неа, - честно ответил я.
   - Запомни в одиночку это пить нельзя, пристрастишься и хана тебе. Надо пить в компании.
   Она развела жидкость водой примерно один к одному, получилось полное ведро и кружка.
   - Ты большой - тебе ведро. Бери, пей и потом заедай салом.
   Тут меня взяли сомнения, если я выпью на меня же заряженное любовное зелье, что со мной будет то по итогу.
   - Ээээ..., как там тебя?
   - Для тебя никак.
   Понятно, многие существа скрывают свои настоящие имена, чтоб не быть околдованными.
   - Ты кузнец, буду тебя Ку звать.
   - Да хоть Му, мне наплевать. Пей.
   - Нехорошо как-то, это же долг.
   - Был долг, ты его отдал, а я тебя угощаю, не привыкла пить одна.
   Ну вот подозрительно это всё было. Очень подозрительно.
   - А может я не буду пить?
   - Ты что трус?
   - Нет.
   - Ну так пей. А! Теперь поняла, тоста же нету. Какой же тост сказать? За знакомство, тривиально. За дружбу, не друзья мы. За дам, так я сама за себя получается пить буду. О вспомнила, выпьем за любовь, двум таким страхолюдинам как ты и я она точно не грозит, вот за неё родимую и выпьем.
   Кузнечиха залпом опрокинула в себя полную кружку и выдохнув, вгрызлась в кабаний окорок. В конце концов немного самолюбия мне никогда не помешает, подумал я и влил в себя ведро любовной микстуры одним большим глотком. Да, не даром говорят в подземельи, держись подальше от бабушки Большого и ничего не ешь и не пей у неё. Дыхалку перехватило, из глаз слёзы брызнули. Запить бы чем, но кроме кадки с водой, в которой закалялись парочка свежевыкованых мечей, на глаза мне ничего не попадалось, пришлось грызть сало. Прикольная оказалась штука это сало. Солёное и с пряностями. Надо попробовать так же слизня обработать. Правда, где на слизне взять столько щетины, ума не приложу. В животе потеплело. Тут я испугался, как бы эффект как у пирожка не повторился. Я же тут всё пожгу, если огнедышащим стану. Блин, а ведь жидкость то горючая судя по синему пламени была. Ойё! Попал я по-ходу. А тут ещё кузнечиха колдовать принялась. Взяла и раздвоилась. Сидят обе и окорок за обе щеки трескают.
   - Ку, ты зачем раздвоилась?
   - Надо же, а я думала на тебя не подействует, уж больно ты здоровенный. Ты кушай, кушай.
   Тут зелье начало как-то странно действовать. Мне от него стало смешно.
   - Слушай, а у тебя глаза как у вампира красные.
   - Они не красные, просто огонь от них отражается, а на самом деле они карие.
   Я всмотрелся в глаза обеих Ку, в них плясали язычки пламени. Точно ведьма. Тут у меня язык стал заплетаться слегка. Я взмахнул весело салом.
   - Ку, давай споём!
   - Ну ты и нализался тролль. Запевай, раз уж тебя на песни прорвало.
   Раз разрешили, запел. Вообще люди плохо строят, неосновательно. Вот и тут, только запел, крыша упала. А я как назло без шлема. А стропила как назло массивные и тяжёлые. Заработал шишку на лбу. Опёрся о столбик, а он надломился зараза. А вообще, это хорошо, что крыша упала, на ней столько сена было много.
   - Ку! А давайте все втроём на сене спать? Оно же мягкое!
   - О, сразу видно, что самец, только выпил, сразу на сено его потянуло. А правду говорят, что у троллей каменный?
   - Кто?
   - Он, - обе Ку ткнули пальцами одновременно в одно место и точно попали главное.
   - Наглая ложь, он просто твёрдый, но не каменный это точно. Не вы что не верите?
   - Конечно не верю, показывай.
   Пришлось штаны снимать и показывать, а то ведь не поверят и будут всем сказки рассказывать.
   - То ли я пьяная, то ли действительно это вижу. Ну и дубинушка, как ты её таскаешь то всё время?
   - С детства привык.
   - Во докатилась, так давно мужика не видела, что уже на тролля польстилась.
   - Только вы обе Ку зря на меня льститесь, бабуля сказала, что в людей он не влезает.
   - Это бездоказательное заявление и мы опытным путём обязаны его проверить.
   - Это как? - не понял я.
   - На спину ложись, сейчас узнаешь, за сметаной схожу, это еда такая.
   Ну лёг, лежу. Что я сметаны, чтоль не видел. Видел издали, давно, один раз. Белая она и жидкая. Видать прикемарил я, и видел странный сон, будто на меня льют эту белую сметану, а потом вдруг стало хорошо, хорошо.
  

Глава 12

   Ежели живому существу, да перекрыть кислород, вряд ли он успеет отрастить жабры или научиться дышать через попу. Давным-давно уяснив эту непреложную истину, предки троллей особое внимание уделили вентиляции нижних подземелий. Были пробиты вентиляционные шахты в пропасти и горные разломы, а потом поколение за поколением тролли пробивали всё новые и новые воздуховоды и не ленились чинить старые. Месторасположение этих шахт держалось естественно в большом секрете.
   К сожалению, древний секрет стал известен тёмному магу Саурону или Саруману, короче стал известен и всё. И надо же было такому случиться, что к третьей гоблинской войне он имел касательство. После разгрома гоблинов тёмный колдун и вспомнил о секретных воздушных галереях. Был у него в заначке десяток самодельных вояк - урукхаев. Их он и послал на задание, прикрепив каждому на спину ёмкость с какой-то колдовской дрянью. Все десять вояк задание выполнили - добрались до нужного места и воспламенили колдовскую смесь, отчего раздался страшный грохот, как в самую большую грозу. Каменный своды воздушных шахт волшбой были раскурочены и рухнули. Если бы не было других воздушных шахт, то большинство троллей ждала бы смерть от удушья. А так их поджидала смерть от голода. Ведь именно на нижних этажах находились слизни и подземные плантации грибов и съедобной плесени. Они то и начали испытывать удушье.
   Пришлось принимать экстренные меры. Поголовье слизней сократили до минимума, произвели самый большой забой в истории и всё мясо поместили в пещеры с ледниками. Всех незанятых на нижних ярусах пещер перевели жить в верхние подземелья. И уже после этого все силы королевства были брошены на разбор завалов и пробитие двух новых воздушных шахт. Работы велись в таком авральном режиме, что даже пришлось троллей выгонять работать средь бела дня. Кузнецы ковали теперь не оружие, а кирки, кувалды, лопаты, ломы. Требовались инструменты всех размеров, так как лопата для гнома была мелковата для тролля, а ломик тролля, те же гоблины и вдесятером поднять не могли. А инструмент тупился и ломался. Принапрягшись, всего за четыре месяца королевство пробило первый новый воздуховод, ещё через месяц второй, а ещё через два месяца раскопали и восстановили два старых, после чего дышать в глубоких подземельях стало возможным и слизни стали размножаться. Теперь работы велись только в тёмное время суток на поверхности и так же круглосуточно на глубине.
   Тем не менее, главная проблема осталась и никуда не делась. С тёмным магом надо было, что-то делать. Он ведь мог снова послать десяток уродцев с волшебной дрянью и уничтожить труд тысяч троллей. К войне готовились главным образом по трём направлениям. Первое, укрепляли тыл, для чего копали новые воздуховоды и вообще создавали новую резервную систему вентиляции. Второе, была создана пограничная служба королевства и границы теперь охранялись днём и ночью смешанными отрядами. Третье, готовился поход на самого тёмного мага. Дел было много и королю приходилось много работать. Если короли у людей сидели на тёплом троне и правили, то мне приходилось впахивать наравне со всеми и ещё пример показывать. Те же четыре месяца я безвылазно находился на поверхности в дневной бригаде и работал пока кирка не выпадывала из рук. В результате такой бурной деятельности дважды попал под обвалы, но остался жив. В разгар работ появилась Сонька с братом и солидным стадом скотины. Честно говоря от авральных работ соображали все туговато и вообще с трудом отыскали среди спящей вповалку бригады каменотёсов своего короля. Моя вонючая от солнечных ожогов туша ничем не отличалась от таких же лежащих рядом. Принцессу с братом я тут же отправил обратно, сказав, что пока без неё работы невпроворот и пусть ещё годик погостит дома. А стадо мы бесстыже сожрали в тот же день всей бригадой, хотя оно формально должно было пойти на пропитание принцессы.
   И всё таки маг нас опередил и не успели мы ещё подготовиться к походу, как наша пограничная охрана начала вылавливать воинов тёмного колдуна. Те оказывали отчаянное сопротивление. Пограничные гоблины гибли, но это полбеды. Последние два урукхая подпалили колдовской порошок и вместе с ними разорвало в клочья двух троллей в полном боевом доспехе.
   С каждым днём урукхаев становилось всё больше и наши потери росли. Пришлось идти войной с тем, что было собрано наспех. Три сотни боевых троллей, да тысяча гоблинов. Больше взять гоблинов я не мог, они почти все были привлечены к пограничной службе. С собой в разобранном виде потащили четыре тяжёлых требучета и инструмент для осадных работ.
   В горах то мы всякую тропинку и подземный ход знаем, а вот как вышли в степи Рохана так и получили по самое не хочу. Коварный владелец чёрной башни вновь нас перехитрил и на нас обрушились гоблины верхом на гиеновидных тварях, причем средь бела дня, когда мы отдыхали и стояли лагерем среди травянистых холмов. Тут сказались долгие тренировки и перед лавиной атакующих встал ромб троллей, обращённый острым концом к атакующим, а все гоблины оказались внутри этого ромба. Боевое каре называется. Самое страшное стоять на острие такого ромба и видеть что именно на тебя несется лавина всадников. Если думаете, что я бросился в бой и увлёк войско за собой, то ошибаетесь. Я поднял щит и покрепче уперелся ногами. Щит мне выковали тяжёлый, специально для первого в каре. И этот щит, чуть не разлетелся вдребезги от одновременного удара стразу трёх копий. Меня швырнуло назад и я упёрся спиной в плечи двух следующих троллей. С треском обломки копий летели в разные стороны. На мой щит обрушился ещё один чудовищный удар. Два бойца за моей спиной не устояли и тоже были отброшены теперь уже на троих сзадистоящих. Какое-то время мы только старались удержать щит и строй. Зато когда почувствовали маленькую паузу между ударами, шагнули вперед и нанесли слепой удар. Просто выбросили руку из-за щита и ударили перед ним. Удар был страшен. Ведержав ещё пару ударов, был сделан второй шаг и снова удар вслепую. Ромб медленно начал как гигантский колун резать строй наступающих, которые теперь обтекали его с двух сторон.
   Однако гиены обнаглели, одна сунула голову мне между ног и я их чисто рефлекторно сжал, боясь лишиться своего мужского хозяйства. Хрусь, и труп гиены с раздавленной всмятку черепушкой забился в предсмертных конвульсиях у моих ног.
   - Ребята! Берегите яйца! Эти твари между ног кусают! - заорал я. И меня многие услышали.
   Реакция на мои слова была неожиданной и бурной. Тролли в три раза быстрее заработали оружием и в считанные мгновения нарубили вокруг себя солидные залежи мяса. И только когда кучи достигли нижнего края щитов они стали рубить помедленнее. Получив такой пряничек, атака всадников захлебнулась. Они без толку кружили вокруг нашего каре и осыпали нас стрелами и дротиками. Это вскоре нам надоело, я закинул тяжёлый щит за спину и выхватил двуручный меч. Двуручный меч сам по себе вещь страшная, а если он ещё выкован для тролля, то вообще что-то с чем-то. Взмах и возле меня полукруг смерти, где всё оказывается перерублено. Ещё взмах в обратную сторону и шаг вперёд. А при взмахе можно двигать рукой волнообразно, как бы, не по-прямой косить, а рисовать в воздухе. Если б меня сравнили в этой битве с художником, а меч с кистью, то неплохие я б картинки рисовал. Главное не торопиться, чтоб не устать раньше времени, а найти свой темп боя.
   Как косари косят траву, повторяя движения, так и я косил и помаленьку шёл вперед, а сзади вслед за мной, кровавую дорожку продолжали следующие тролли. Гоблинам, расположившимся в середине ромба, доставались лишь груды изрубленных тел, к тому же ещё и втоптанных в землю тяжёлыми троллями. Битва закончилась только ночью, когда от дуновения свежего ночного ветерка наши силы удвоились.
   Всё же в этой битве мы потеряли все четыре требучета и почти половину гоблинов убитыми, а больше ранеными стрелами, которые долетали до середины каре. Да ещё и так нашумели, что всполошился весь Рохан и к утру начали появляться на дальних холмах фигуры всадников. Пришлось убраться поскорее назад в горы и зализывать раны. Роханцам передали ноту в которой жаловались, что через их земли идут на нас враги, а они ни ухом ни рылом не ведут и пришлось выйти встретить вражью рать. Те ни слову конечно не поверили, но охрану границ усилили и урукхаи стали рваться на их территории.
   Колдун не остался в долгу и вскоре чёрный всадник на летающем крылане завис над горами и начал пожирать всё живое на поверхности. После, того как он навёл шорох и практически свёл на нет все работы по осушению мёртвых болот, решено было этого крылатого диверсанта прикончить. Из луков тролли не стреляют, а стрелы из обычных луков и арбалетов летающую пакость не брали. Тогда решено было наладить производство тяжёлых арбалетов специально для троллей. Снарядом для такого арбалета-переростка служило солидное копьё, а чтоб снаряды не терялись к каждому копью на катушке прицеплялся верёвочный "хвост", за который копьё притягивалось обратно к хозяину. Испытания прошли успешно, и в горах появляться чёрный летун перестал. Зато над болотами пакостил по-прежнему. Тогда начала строиться система оборонительных башен, на которых дозорные гоблины сторожили небо от непрошеных гостей с такими же громадными арбалетами, установленными на систему рычагов. Тут сказалась медленная заряжаемость таких арбалетов. Троллю хорошо, стрельнул, не попал, подтянул за верёвочку снаряд и снова заряжай. А гоблину после неудачного выстрела хоть с башни в болото прыгай, на повторный уже времени не оставалось. Так бы и потеряли всё болото если бы гоблины не изобрели самозаряжающийся арбалет, дротики к которому сами падали в лоток из специального короба сверху, а гоблину оставалось только выцеливать летуна и гвоздить его.
   Башни стали ставить поближе, чтобы ближайшие три могли одновременно бить по одной цели. Спустя год, летуна удалось хорошенько причесать и он еле унёс крылья с мёртвых болот. Более менее была закончена резервная система вентиляции, а это значит, освободились воины для похода на чёрного волшебника, но не тут-то было. Явился Прыщ с светящимися от счастья глазами. А они у него всегда после бабушкиной стряпни светились хорошо. Вот он явился и припёр приглашение на свадьбу Соньки и какого-то гондорского то ли прынца, то ли ещё какого родственника королевской крови. Как раз я одевал новый усиленный доспех и собирался в поход. Ну вот никакой от Прыща пользы, акромя вреда нету. Вообще троллей никогда и никто на свадебные торжества не приглашал, да и вообще никогда и никуда не приглашал. Пришлось тащиться к бабушке, чтоб она раскинула кости и погадала. Только тут облом получился. Страшенный обломище. Бабушка ни разу в жизни не делала свадебный торт, а тут такой повод. Езжай езжай внучёк и говорить тут не о чем, и ушла с головой в своё варево, в смысле начала тут же отскребать отложения в котле для начинки. Я внутренне содрогнулся от ужаса, ведь ЭТО будут есть! Но виду не подал, а озаботился сопровождающим лицом. Гномы наотрез отказались. Гоблины на халяву пожрать любили, но шибко уж непрезентабельно они выглядят. Решил взять Дубового и Зубастого, а Сопливого и Ленивого на королевстве оставить вместе с оборотнем Васей. Кто-то же его выгуливать по ночам должен. Тут вспомнил про кузнечиху лесную и подумал: а чем чёрт не шутит, возьму с собой, пусть прогуляется, а то совсем поди в своём лесу одичала.
   Мысль была дурная изначально. Еле ноги унёс. Она видите ли обиделась. Ушёл и скотина два года не появлялся. Ну работал я и воевал и вообще за временем не слежу, мне хоть полгода что день, всё едино. Вообще лучше месяц в темноте и покое пробыть, чем час на солнцепёке.
   Пришлось топать втроём. Взяли тёмные плащи для защиты от солнышка днём да и пошли. В пути было весело, по очереди тащили на себе чудовищно тяжёлый свадебный торт от бабушки. Такое чувство, что лучше бы его отлили из чугуна гномы. Когда достигли Гондора и его столицы несло от нас потом за километр и мы почти выбились из сил и прокляли чёртов торт. Тут выяснилось, что нас как бы и не очень ждали. По крайней мере ворота не открыли и на стенах показались отряды лучников и копейщиков. Предупредительный выстрел из крепостной катапульты остановил нас и мы были ему благодарны. Торт поставили на землю и стали ждать.
   Вскоре из Гондора прибыл чувак на коне и издали крикнул, какого мол мы тут нарисовались и праздник портим. Пришлось бросить ему приглашение и подождать пока он его отвезет. Думали долго. Наконец отворились громадные ворота и мы потопали в город. Естественно на нас все глазели, и сбежался чуть ли не весь город. Как потом выяснилось, послать приглашение королю троллей решила, ни с кем не посоветовавшись, Соня. Король Гондора с остроухой королевой встречал новых гостей у королевского дворца как и положено.
   - Гондор приветствует короля троллей!
   - Торт на стол, подарки молодым вручим попозже и нам бы переодеться.
   Король тут же распорядился и слуги подхватили бабушкин тортик, а нас повели в какие-то палаты.
   - Слышь чудики, давай сюда конюхов с щётками и скребками, да воды побольше.
   Мы скинули доспехи и конюхи принялись сдирать и соскребать с нас обгоревшую шкуру. Переодевшись в простые набедренные повязки и накинув плащи на плечи, мы были готовы к пиру. Я протёр бабушкин рубин и повесил его на золотой цепи себе на шею. Дубовому и Зубастому тоже дал по солидной такой золотой цепи на шею, для солидности. Нам то золото по фигу, а вот у людей оно ценность имеет. Последний штрих - моя новая складная корона. Задолбавшись выпрямлять корону, гномы сделали складной вариант типа садового стульчика. Очень удобная вещь. Щёлк! И корона готова.
   - Парни! Напоминаю на всякий случай, бабушкин торт не трогать и быть готовым к бегству.
   Свита кивнула и мы потопали в пиршественный зал. Кого тут только не было. Вернее тут многих не было, например, орков, гоблинов, огров, урукхаев, тёмных колдунов и вообще из нечисти присутствовали только мы втроём. Зато людей, гномов, эльфов и ещё какой-то мелочи было хоть отбавляй. Был и белый маг. Правда на нас он зыркнул совсем не по-доброму и на всякий случай посох свой погладил. Предупредил значит, если чего, то я вас как мух прихлопну. Король Гондора двинул пафосную речугу, на середине которой я всхрапнул и проснулся только от скрежета зубов Зубастого, жующего какую-то статую. Он всегда от волнения камни грызет, а тут каменная статуя попалась под руку. Короче отгрыз башку и руку какому-то гондорскому королю прошлых времён. Я быстро забрал остатки статуи и сунул её в ближайшую нишу в стене.
   Народ меж тем от нас щемился в стороны и мы все трое стояли в полном одиночестве как три тополя в пустыне, или что там в пустынях растёт. Стражники на всякий случай стояли с луками наготове. Наивные, это надо хорошо постараться, чтоб стрелой тролля завалить. Потом народ зааплодировал, зашумел и все двинулись к столам с едой. Тут Дубовый отличился и запнулся о гнома. Дубовому то хоть бы хны, а вот гном с матерками пролетел над всеми и точнёхонько воткнулся в бабушкин торт, где и застрял намертво. Повисла нехорошая такая пауза. На нас недобро так остроухие стали посматривать. Я готов был провалиться сквозь землю. Неловко вышло. Ну да я быстро всё исправил. Шагнув к торту, я одной рукой схватил гнома за ноги и выдернул из торта, второй рукой вышиб дно у солидного бочонка с вином и прополоскал в нём гнома основательно, после чего вытер тряпкой с рисунком дерева и посадил на лавку. Там кругом были эти тряпки поразвешаны, откуда я знал что это флаг Гондора был. Гном, пока я его полоскал в бочке, основательно нахлебался и тут же засопел бородой в тарелку. Но надо отдать ему должное успел перед этим крикнуть "Горько!" и от нас внимание отвлеклось.
   Не успел я сесть, как Зубастый со скрежетом зажевал золотое блюдо с поросём. Не специально конечно, просто не заметил. А потом и вовсе началось. У спящего гнома из ушей повалил ни с того ни с сего фиолетовый дым. Эльфы вдруг посинели, повскакивали с мест и нехорошо так на нас попёрли всем скопом. Тут ещё Дубовый на эльфов пальцем тычет, глаза выпучил и говорит:
   - У них языки синие, смотри! Это ходячие мертвецы!
   И главное за меня сныкался и дрожит весь. Ну вот некоторые пауков и букашек всяких боятся, а Дубовый оказывается бродячих трупаков смерть как побаивался. А эльфы и сами друг на дружку смотрят, Дубового слушают и тихо офигивают от своего внешнего синего вида. А к эльфам гномы присоединиться хотели, да не успели. У них как пошёл дым из ушей и ртов. Причем разноцветный. Как пошли они материться, с каждым матерным словом целый клуб дыма пуская. Мигом всех заволокло. И смех и грех. До меня начало доходить, что тортик порезали и всем раздали, и они его съели. Тут как зазвенит тонким таким звоном и ещё раз и ещё раз. Оказывается самых маленьких торт лишил голоса, зато взамен наделил звоном. Вот они то бегали и звенели. Было весело. А стало ещё веселее. Из тумана появился чувак в короне и с рыжей бородой, вскочил на стол и двинул мне в глаз. Неожиданно так двинул. Я рухнул и ногами, получается двинул стол вверх. Всё, что на нём было, включая рыжебородого, улетело в разноцветный дым и там кого-то прищемило. Какая же свадьба без драки?
   Зубастый взревел и треснул по столу кулаком. Силёнку не рассчитал. Стол сложился пополам и погрёб под собой Зубастого. Я попытался встать, но куда там. По мне ходили, ползали, прыгали и топтались. Корона моя ещё при падении куда-то укатилась. Чтоб не потерять бабушкин камушек в суете я взял его в рот и стал дожидаться окончания торжества. Вообще вот так частенько довольно завалит тебя в подземельи и лежишь, ждёшь пока откопают. Вот и тут. Кто-то с кем то выяснял отношения. Сыпались выбитые зубы, летели клочки выдранных бород, покапывала кровь, но так слегонца, не обильно, а в меру. Гости развлекались на всю катушку в меру своих возможностей.
   Обломал всех белый маг. Взял и свет включил на полную яркость. Дубовый мгновенно уснул и вылетел вместе с оконной рамой во двор, где и продолжал дрыхнуть. Разноцветный дым быстренько улетучился из помещения открыв картину всеобщего побоища. Груды тел валялись в самых живописных позах вперемешку с кусками мебели и обильно были покрыты едой и приборами. Пора было подниматься. Я встал из-под слоя эльфов и пьяных гномов. Остатки стражи взяли меня на прицел. Выплюнув рубин изо рта, я поздравил молодых и вручил им свадебный подарок. Невесте гномы сковали прекрасную лёгкую кольчугу, а вот размеры жениха не знали, потому подарили ему золочёный щит.
   Невеста в благодарность взобралась на груду тел и чмокнула меня в наливающийся под глазом фингал. Жених ограничился спасибом. Зато король Гондора признался, что такой весёлой свадьбы отродясь не видал. Рыжебородый оказался королём Рохана. Он оказался недоволен подарками и ворчал, позор невеста-заложница. Пришлось торжественно заверить, что медовый месяц из срока отбытия заложничества вычеркивается и молодые могут развлекаться сколько захотят. Вообще раз пошла такая пьянка, то заложником не обязательно должна быть собственно Соня, ей может быть любой член королевской семьи, потому, как только родиться у молодых ребенок, именно он и будет заложником как немного подрастёт. Пока присутствующие переваривали сказанное, я извлёк из-под остатков свадебного стола Зубастого и мы удалились, прихватя во дворе Дубового.
   До темноты Дубового тащили на себе, а к утру выяснилось, что запасливый Зубастый прихватил с собой из Гондора два памятника. Как он их под плащём протащил, ума не приложу и ведь успел поднадкусать оба. Пришлось сделать вид, что не увидел и он сточил оба произведения местных скульпторов по пути назад. Ну вот как с такими подданными культурно отдыхать?
   Спустя некоторое время из Гондора привезли мою корону и записочку от Сони: "Спасибо за весёлую свадьбу! Привет бабушке!".
  
   Глава 13
  
   Пока мы праздновали свадьбу в Гондоре, темный маг не в пупу колупался, а строил козни, ну и ему это успешно удалось. А сделал он всё просто гениально, на то он и учёный человек. Что делают гоблины и тролли? Осушают мёртвые болота. Вот на болотах он и сделал нам большое западло. Я б даже назвал это заподлянищем. Он туда огров заманил, да ещё и не одного. Огры - это вам не трупаки неупокоенные, это полное жэ. И дело даже не в их росте, а в том, что болота - это их родина блин. Попросту говоря, появившиеся огры, жрали гоблинов - мелиораторов и мелиорация никуда не двигалась. Вопрос встал ребром, а система башен с самострелами накрылась. Надо было топать к бабушке. Ну и потопал.
   - Привет бабуль, всем твой свадебный торт понравился, по крайней мере, они его точно не забудут никогда. От Соньки тебе привет.
   - Ты мне зубы то не заговаривай, я же вещунья и знаю, что не просто так ты ко мне пришел, на ко вот киселька хлебни домашнего.
   Что-то от этих слов у меня копчик зачесался, никак опять хвост решил вырасти. Срамота!
   - Спасибо бабушка, я его с собой возьму, врагов, ...то есть наоборот друзей угощу, побольше только налей, не скупись. Ты случаем не знаешь какой способ, чтоб огров извести.
   - Да они никогда к нам в подземелье не лезут безобидные они потому как большие очень.
   - Ну спасибо бабуль, помогла.
   Взял я бабушкин кисель и потопал к себе в тронную пещеру. Решил поспрашивать мнения друзей и не друзей тоже. Мнения были разные.
   Сопливый предлагал завалить всё болота камнем и похоронить огров заживо. Способ интересный, но уж шибко затратный, это ж сколько надо камня извести, и потом зачем нам каменная пустыня.
   Дубовый советовал объединиться с людьми, гномами и эльфами и одним общим походом уничтожить огров. Тоже предложение неплохое, сомнение меня только брало, что смогу я договориться со всеми ими когда - нибудь.
   Прыщ нашёптывал уйти под тёмного мага и разом решить все проблемы с ограми. Только как то стремновато было под мага то идти, много он уже нам напакостил, не поддержали бы меня тролли.
   Вася - оборотень предлагал отравить огров. Но где я ему столько отравы найду, да ещё и огра заставлю выпить.
   Ленивый ничего не сказал и на собрание не пришел, спал он.
   Зубастый предложил сделать чучело и напугать. Это что ж за образину надо сделать, чтобы напугать безмозглого огра метров сорока ростом?
   Вот такие кислые были у моих советничков мысли. Да и у меня самого в голове ничего путного не родилось, потому, желая напакостить, я просто оставил бабушкин кисель на болоте. Кисель был съеден и позже на поверхности болотины вздулся огромаднейший пузырь. Рос суток двое, а потом лопнул и распространил вокруг смрад.
   Решив отвлечься, а заодно помириться, я потопал в лес к кузнечихе. По пути встретил здоровенного рыцаря. Ну и пришиб его. Не хотел я. Он первый на меня кинулся с копьём. Копьё от моей брони вдребезги, а рыцарь от меня по башке железной кулаком. И так настроение ниже некуда, а тут ещё в меня копьями тыкают. Некрасиво так получилось, вроде на свидание шёл. Вывернул ближайшее дерево и быстренько мертвяка под корни засунул от греха подальше. Ну вот, везде лес зеленеет и никакого беспорядка. Нет рыцаря и нет проблемы.
   Почти в полночь сломал стуком дверь в кузницу.
   - Привет Ку.
   - Ты чего припёрся, да ещё и без выпивки?
   - Дык помирится сначала хотел.
   - Тем более надо было принести чем горло промочить. Ты кстати тот тролль, что мне крышу в кузнице сломал или другой? Я вас не шибко на морду различаю.
   - Так то я, нечаянно. А почему ты на свадьбу со мной не пошла?
   - Некогда было и подходящее платье не нашла.
   - Ясно. Слушай, а ты женщина умная?
   - Да вроде не дура.
   - Я посоветоваться с тобой хотел. Ты не знаешь какого средства от огров, а то достали совсем?
   - Это вопрос сложный и без ста грамм не разберешься, вали за выпивкой. Шурши поршнями шибче.
   Ну я и пошуршал в ближайший городишко. Где я вам в горах и лесах бухла найду, да ещё быстро. По пути налетел на шайку лесных бандюганов. Отвесил по ходу двоим подзатыльники да троим пенделя дал. Получил в ответку два арбалетных болта в задницу. Не, ладно бы я был простой тролль, а то в не чью-нибудь, в королевскую задницу попали. Развернулся и не успокоился, пока всю банду не успокоил навечно.
   Городишко мирно спал за деревянными стенами, поэтому ломиться в ворота я не стал. Выдернул из частокола потихонечку несколько брёвен и пролез в образовавшуюся щель. Тут на меня вылетела целая свора местных тузиков и кинулись со счастливым лаем. Видать никогда в живую с троллем не были знакомы. Вскоре получив мощное ускорение, собачки с воем и диким завыванием поразлетались по всему городу. Надо было делать всё быстро, пока обыватели глаза не продрали. Я повел носом и в смраде городка учуял путь до ближайшей харчевни. По пути забросил на крышу ближайшего дома патрулировавший дозор ночной стражи и притопал к весёлому трактиру из дверей которого ракетой вылетел гном и головой приложился мне о пузо. Я смахнул малявку и ввалился в трактир. Дверь естественно только успела хрустнуть под моими ногами и рассыпалась в щепы. В трактире сидело человек с полсотни и попивали местный алкоголь, потягивая трубки. При моем появлении все притихли и уставились на меня.
   - Здрасти, человеки.
   - Валим его, он один!
   И все дружно повскакали с мест и радостные такие, видно много уже выпили или скучно им было, кинулись на меня всей кучей. Ийэх! Трое от удара вылетели через крышу, пробив в ней солидные дыры. Ух! Четверо встретились со стеной кабака и только пятому повезло вылететь в окно вместе с рамой на улицу. Упс! Снеся ещё двоих, толстяк с дубинкой ракетой ушёл в подсобные помещения и с грохотом там приземлился. Шлёп! Семеро забулдыг обняли столешницу и унеслись вместе с ней к стене, где столешница развалилась на составляющие, погребя семерку смелых под обломками. Ойё! Какой-то бедолага неудачно прыгнул прямо под ногу и получив пенделя в промежность, вылетел сквозь крышу, прихватив часть черепицы в качестве сувенира. Хек! Ещё один получив коленом взлетел, но не высоко и брякнувшись о перекрытия повис на балке, прикинувшись тряпкой. Ой! Больно же по пальцу топором! Два размашистых удара руками привели к тому, что человек двенадцать, перегоняя друг дружку в полёте, устремились к барной стойке и благополучно её смели, образовав кучу тел. Запущеная следом скамейка смела ещё десяток вояк. От прямого в туловище ещё один пробил таки стенку и остался полупогребённым под камнем и кирпичом. Я торопился до утра сделать все дела и потому действовал напористо. Остальных я просто брал за шкирки и раскидывал кому куда повезет. Последних пятерых кинул в дверь. Там как раз показался наряд стражи, вот эти пятеро и смели стражей порядка начисто.
   Ну вот она груда тел и обломков, ранее бывшая барной стойкой. Бармен был белее мела и судорожно протирал кружку.
   - Дай ка мне любезный ведерко того же что им наливал, - прогудел я.
   Мой палец упёрся в стонущую груду переплетенных тел. Бармен соображал на удивление быстро и вскоре передо мной стояло ведро с пеной.
   - Ты что туда нассал подлец? - мои клыки, перетирающие камень в порошок, грозно скрипнули.
   - Это пи-пи-пиво господин, - проблеял бармен.
   - Сейчас попробую твоё пипипиво.
   Содержимое ведра залпом оказалось во мне.
   - А получше ничего нет, для дамы?
   - Есть вино хо-хо-хорошее.
   - Ты что заика?
   - Д-д-д-да.
   - И давно заикаешься?
   - Нннет, только что на-на-начал.
   - Эт тебе ещё повезло, другие бывает гадить начинают, а ты вроде сухонький пока, тащи ка мне бочки три своего вина.
   - Д-дд-а господин.
   - И эта, закусь прихвати.
   Сунув в руки обалдевшему бармену солидный слиток золота, говорят у людей оно в цене, я обхватил три боченка вина, сунул за пазуху несколько копчёных окороков и ковриг хлеба, да ещё два плетёных короба овощей и фруктов мне бармен выставил.
   - Ну прощаться не будем, я может ещё зайду, бывай заика, - и я потопал к воротам городка.
   В щель я могу со всем добром не войти, все руки заняты, опять же там могли устроить засаду, потому потопал к воротам. Опять под ноги выскочила шавка и с лаем и воем унеслась от моего пинка в темноту ночи. Даже ворота и надвратную башню легко перелетела. Есть какая-то закономерность, если пнуть маленькую собачку, то она летит выше и дальше, чем большая псина. Надо будет на досуге подумать над этим и поэкспериментировать, не спроста они так летают, ой не спроста. С такими мыслями дотопал я до ворот, а так как руки у меня были заняты, то пнул деревянный брус, на который были закрыты ворота. Брус сломался, а ворота распахнулись настеж. Сверху сонный голос завопил:
   - Стой кто идёт!?
   Я встал, в аккурат под надвратной башней. Сонный сторож метался вверху, но никого естественно не увидел. Тем временем мне надоело стоять.
   - Слышь вратарь сборной солянки, мне долго ещё тут стоять? - рявкнул я из-под башни.
   Наверху послышался звук выроненного копья.
   - А ты кто? И что тут делаешь?
   - Я горный тролль, купил вина и иду обратно в лес.
   - Ну и иди себе! - взвизгнул голосок сверху.
   - Ну и пойду, - пробурчал я и потопал к лесу, - ворота закрыть не забудь, засоня!
   Пришел я в кузницу как раз вовремя, уже светать начинало помаленьку. Ладно лес тут густой и деревья от солнышка скрывают листьями. Лес это хорошо, недаром часть троллей стала лесными жителями.
   Тут неожиданно мне в пузо упёрся палкой человек, причем пахло от него отвратительно.
   - Слышь, ты бы помылся, странник, - рявкнул я на него.
   Тот шарахнулся в сторону, но видно привычка дело такое, успел проблеять:
   - Подайте нищему слепому на пропитание.
   Пришлось остановиться, поставить короба и освободившейся рукой сунуть ему ковригу хлеба из-за пазухи.
   - На питайся на здоровье, ты б тут не шастал, а то вампиры тут водются, высосут тебя до капли, да и другие твари пострашней.
   - На всё воля богов, - поклонился мне нищий.
   - Ёмаё! - я хлопнул себя по лбу, - я же Ваську погулять выпустил! Ну ка давай слепой садись мне на шею, переднюем в кузнице, а вечером я тебя провожу.
   Я забросил слепца на шею, подхватил короба и поспешил на доносящийся запах кузницы. Дверь была уже поставлена на место, и пришлось её снова снять с петель. Сначала я закатил три бочонка, потом втащил короба и в последнюю очередь протиснулся сам со слепцом в руках.
   - Оперативно, - похвалила меня Ку, - а это кто с тобой?
   - Да по дороге наткнулся, пусть переднюет, а ночью я его до ближайшего жилья доведу.
   Я начал выкладывать окорока и ковриги хлеба из-за пазухи.
   - Слепой третьим будешь?
   - А то! - обрадовался слепец, видно не каждую ночь ему выпивку предлагали на халяву.
   Мы разложили снедь на большом опалённом столе. Я вдруг почувствовал срочную потребность отлить и убежал в кустики. Стою, поливаю дерево, а оно мне как даст веткой в глаз больно. Аж звёздочки посыпались. Древень, что б мне слизня не едать! Пока я штаны одевал, да кольчугу одёргивал, он мне ещё под зад наподдал, прям туда куда болты арбалетные попали, садюга. Вам никогда не било бревном под зад? Просто непередаваемые ощущения.
   - Ах ты ж деревяшка бешеная, шишку тебе в глаз, - завопил я обиженно.
   Убивать древня в лесу я не собирался, кругом ведь деревья стоят, но проучить эту наглую древесину стоило.
   Я поймал в захват деревянный кулак, рванул на себя и что есть мочи запустил древнее полено в чащу леса.
   - Обломайся деревянный, сегодня я гуляю и ты неприглашен.
   Из чащи послышались маты и угрозы.
   - Ты что уснул? - послышалось из кузни и я поспешил внутрь.
   Тут уже в ведёрке знакомом винцо плескалось щедроналитое и рядом стояла кружка Ку и ещё одна поменьше для слепого.
   - Вздрогнули! - сказала Ку и мы вздрогнули все трое.
   - Повторили! - скомандовала хозяйка, и мы дружно повторили.
   Затем мы начали закусывать и я с набитым ртом, повторил свою просьбу о совете.
   - По третьей! - Ку единым махом влила в себя третью кружку и её ударило в жар.
   - Дай боги вам удачи добрые люди, - промямлил слепец, припадая к своей чарке.
   Я не дождавшись продолжения фразы, буркнул:
   - А троллям?
   - А за удачу троллей мы выпьем отдельно, смешивать тосты не следует, - авторитетно заявила Ку и ослабила шнуровку на объёмной груди.
   Это было круто! Представляете у неё было четыре груди! Раньше я этого не замечал. Мне естественно пришла мысль их потрогать и рука сама собой туда потянулась.
   - Бамс! - тяжёлая кочерга врезала мне по лбу и загнулась. Я отдёрнул руку.
   - Ты это куда полез зелёный?
   - Я Большой, а не зелёный, просто у тебя четыре груди, в первый раз такое вижу, решил потрогать, чисто из любопытства. Ой! Ку, ты опять двоишься!
   - Ещё первый бочонок не кончился, а ты уже нализался! Никакой выдержки.
   В это время слепец свалился с чурбака в угол и засопел, раскинув ноги на ширину плеч.
   - Блин с кем я связалась, одни слабаки, - с грустью протянула Ку.
   - Да я в отличие от этого спящего ещё много выпью, но за вами двумя мне конечно не угнаться, вы же в две кружки хлебаете.
   Тут Ку и спохватились:
   - Что это я вина что ль не пила ни разу? - и обе Ку скинули с себя сначала кожаный фартук кузнеца, а затем платье в угольных пятнах, - давай, чего стоишь, раздевайся Большой, пока этот слепой алкаш дрыхнет.
   - Я без помощи не могу, доспехи на мне ремешками затянуты, - прогудел я.
   - Хм, впервые тролля раздеваю, - сказали обе Ку и занялись ремешками брони.
   - Ку, я не за этим к тебе пришёл.
   - Хватит куковать, раскуковался, что мне теперь с деревом свои потребности удовлетворять?
   Аргумент был убедительным, древня то я бес знает куда закинул, пришлось за него отдуваться, а это нечестно, мог бы гад деревянный одну из двух Ку самостоятельно удовлетворить.
   От подвигов таких, а может от выпитого, проспал я в кузне целый день до вечера. Хорошо в кузне спалось под стук молота о наковальню, как на каторге у тёмных. Тоже умаешься и под звуки молота засыпаешь как убитый, и снятся тебе подземные галереи с теряющимися вверху сводами и бесконечными тёмными коридорами. Проснулся я от того, что мне хотелось до смерти отлить. Не заметил, как и дверь снёс по пути. Но будучи уже опытным, сначала пнул ближайшее дерево и только после того, как оно не трахнуло мне в глаз и не пнуло под зад, я стал отливать.
   Откуда то из леса послышался вой волков, упыри или лягушки устроили концерт на ближайшем болотце.
   - Привет Ку, а слепой где?
   - Днём проснулся, проводила его до деревни. Пошли одеться помогу жаба ты переросток.
   - Не жаба я и цвет у меня серый, а не зелёный.
   - Серый, серый, опять мне двери чинить.
   - Да на фиг они тебе сдались, пусть лежат.
   - На тебе подарок, за бурно-проведённое утро, - сказала Ку и вытащила, что-то огромно-железное с мощными зубьями и пружинами.
   - Это что?
   - Капканчик на огра, - смущённо потупясь сказала Ку.
   - Ёшкин кот, вот это капканчик, щёлк и мне башку снесёт напрочь!
   - Не обольщайся милый, на твой вес он даже не сработает. Да, мне на цепь к капкану уже металла не хватило, извини уж.
   - Да ладно, спасибо большое, блин принесут тебе железо.
   Взгромоздя себе на шею капкан я как лошадь под дугой помчался по лесной дорожке к горам и вскоре по прибытию, дал задание по этому образцу выковать ещё капканов и толстых цепей к ним. Ну держись сукин маг, мы твоих тварей болотных повыловим. В королевстве царило оживление. Все готовились к охоте на огра. Я приказал не одевать тяжёлой брони и брать режущее и рубящее оружие. Дробящее и колющее против огра не котируется. Щиты тоже не пригодятся. Все с нетерпением ждали следующей ночи. По подземелью зловеще гуляло эхо от боевых барабанов в которые долбили гоблины. Я выбрал топор с двумя лезвиями.
   - Пора посмотреть какого цвета потроха у огра! - взревел я, и увлекаемый, возбуждённой толпой подземных жителей, понёсся по подземельям по направлению к мёртвым болотам. Пора было показать болотным тварям, кто тут главный папа!
  

Глава 14

  
   - Прыщ! Где этот ластоногий?! Как нужна наживка так его нет, как не нужен, так вот он, под ногами болтается!
   - Хозяин, можно я буду наживкой? Можно я?
   - Вася, погоди. Прыщ! Найдите мне Прыща! Где этот лучезарный фонареглаз!?
   - Хозяин ну можно я буду наживкой? Я хочу, хочу! У-у-у-у-у!!!
   - Да погоди ты! Ты то гном куда собрался?! Тебя же затопчут.
   - Да я первый огру печень вырублю и сьем!
   - Охренеть можно, кругом одни огроненавистники!
   - Ленивый и тебя подняли!?
   - Ты что, проспать охоту на огра, да я такого себе никогда не прощу!
   - Огра на шашлык! Чур мне ляжку!
   Мимо пронеслась целая толпа гоблинов с кривыми ножами. Вася затерялся в толпе, Прыщ так и не показывался. Казалось, что всё королевство взбесилось и заразилось огрофобией. Наконец поток тел выплюнул меня под дождь в знакомый смрад мёртвых болот. Тут уже кишмя кишели добровольцы - охотнички. В твёрдую землю вбивали костыли для цепей. На уцелевших башнях уже сидели гоблины - наблюдатели, хотя чего ты тут увидишь во тьме и моросящем дожде. Вот попёрли куда-то в болотную жижу чудовищных размеров капкан, за которым тянулась цепь. Рядом специальными рычагами взводили с трудом второй. Гоблины матерились, гномы путались под ногами. В общем, деятельность была бурная. Я тоже поучаствовал в установлении капканов. Вскоре три десятка капканов потонули в болотной жиже и довольные действом охотники сели ждать добычу, кто где.
   Дождь продолжал накрапывать. Болотина булькала, кое-где вспыхивал и потухал болотный газ. Сверху чуть ли не на башку мне пустил струю гоблин - наблюдатель с башни. Зассанец чортов. Огры и не думали показываться. Видно нашумели мы и распугали на фиг всю живность местную. Тролли то могут долго в засаде неподвижно просидеть и тем более пролежать, а вот гоблины нет. Давай орать тем, что на башнях:
   - Видишь?
   - Нет!
   Тут меня нашел оборотень и куснул легонько в руку, привлекая внимание. Я потрепал его по гриве спутанной мокрой от дождя шерсти и кивнув в вонючую муть.
   - Иди побегай, раз не терпиться, может выманишь, на тебя капканы не сработают. В руки ему не попадайся разорвёт.
   Вася исчез в болотной мути. Наступило утро, а потом и день. Но дождь продолжал лить, тучи заволокли всё небо. Естественно никто не ушел и все продолжали ждать. Ждали - ждали и всё без толку. Первые не выдержали гоблины и начали втихаря сваливать на завтрак. Потом прибежал полуобернувшийся в человека оборотень, вскоре совсем в человека вернулся и доложил, что всё бес толку. Прочесал всё болота на два раза, больше не успел, ночь кончилась. Пришлось отправить его отдыхать в подземелья. Так можно и месяц просидеть, дел у меня что ль нету.
   - Всем быть начеку и не орать! - приказал я и направился к капкану.
   Почувствовав пятками металл, я стал шлёпать плашмя топором по болоту и бить себя в грудную металлическую пластину доспеха. Так то я кожаный доспех одел и лёгкую кольчужку.
   - Шлёп! Дзынь! Шлёп! Дзынь! - раздавалось по болоту эхом.
   Через некоторое время я почувствовал - НАЧАЛОСЬ! Всё кругом было так же тихо и спокойно, но я чувствовал ногами, стоящими в капкане вибрацию и движение в глуби болотины. Кто - то большой ко мне приближался. В другое время я бы свалил, но мне нужно было, чтобы тварь болотная попала в капкан, а не погрузилась обратно в тину. Внезапно огромадная лапища змеёй метнулась из болота схватить меня. До сих пор не пойму, как я успел отскочить в сторону. С глухим лязгом капкан захлопнулся на лапище и глубоко впился в неё зубьями. Раздался чудовищный рёв боли из болотины. Лапа рванулась назад, цепь от капкана натянулась струной и полностью поднялась из болотной жижи, зубья капкана ещё глубже вошли в плоть. Новый рёв боли огласил окрестности.
   - Вижу огра!!! - завизжал гоблин на башне и в следующий миг башня разлетелась вдребезги от чудовищного удара дубиной.
   Показалась безобразная голова огра и вторая рядом! Никогда в жизни не видел двухголового. Но говорят, бывают и такие. Оказывается не врут, бывают. Выплюнув вонючую болотную жижу изо рта, я метнул в глаз одной голове свой боевой топор. Орущий от боли огр снёс тем временем вторую башню с наблюдателем, а затем начал с яростью долбить по натянутой цепи от капкана. На летящие ему в головы топоры он вообще внимания не обращал. Во все стороны летели брызги грязи от ударов огра. Вот как к нему подступишься. Плохая это затея оказалась с капканами, сейчас он цепочку порвёт, а следом и нас заодно. И тут со скрежетом сработал второй капкан. Нога огра оказалась зажата стальными зубьями. Я тут же ринулся к цепи второго капкана. Кругом все орали и швыряли камни. Огр орал и дёргал то ногой, то рукой в капканах, ещё глубже засаживая в них зубья. И конечно не забывал в ярости дубасить по цепям и болоту дубиной.
   Не я один сообразил и кинулся к цепи, на ней уже висели с десяток троллей, когда я подбежал и тоже повис. Откуда - то из-под ног заверещал гном:
   - Какого вы повисли на цепи растягивайте его!
   Советчик хренов, попробуй тут растяни его, если он постоянно дёргает цепь гад двухголовый. Дважды пытались натянуть цепь и дважды огр вырывал её из наших рук. В третий раз за цепь взялись уже почти три сотни троллей и дело пошло. Сила ломила силу. Пот стекал ручейками и щипал в глазах, мышцы вздувались от натуги, шкура на ладонях рвалась и лопалась кровавыми волдырями, но мы шаг за шагом тянули цепью ногу огра к себе. Наконец он не выдержал и с обиженным рёвом рухнул подняв целые болотные волны на спину.
   Радостный рёв огласил болота и со всех сторон к поверженному великану кинулись толпы подземных жителей. Они как мураши карабкались по его телу и врубались в его плоть. Мало приятного когда тысячи лезвий режут тебя живого и здорового. Огр пытался сопротивляться лёжа и раз за разом сметал своей дубиной с себя атакующих с воплями разлетающихся по болоту. Но уж слишком много было желающих полакомиться огрятинкой. Многочисленные струйки крови тут и там сочились из тысяч порезов. А кровожадные охотнички уже рубили в мясе огра целые проходы, он рвался, но не мог вырваться из капканов. Тролли держали его крепко и не давали встать, а гоблины и гномы рубили и резали. Обе головы истошно орали на всю округу. Парочка троллей подкралась к одной из вопящих голов и успела хорошенько рубануть по шее. Фонтан кровищи забил во все стороны, даже пару гоблинов струёй снесло в болотную жижу. Казалось, что всё болото плотоядно взревело. Огр дугой выгнулся меж двух капканов и рухнул обратно под ударами сотен орудий убийства. Вторая голова продолжала завывать. Рука уже без дубины смахивала с груди вояк, но огр сопротивлялся уже вяло, с каждым мигом теряя с потоками крови и тягу к жизни. Вот заскребли по болотной жиже ноги в предсмертной судороге. Особо рьяные дорубились до внутренностей и из дыры в животе огра полезли кишки.
   Картинка прямо сказать малоприятная. Огр подох, был расчленен на месте и растащен по частям победителями.
   Потом был пир с огром в роли главного блюда. А после пира мы собрались кружком и выковыривая из зубов жёсткое мясо огра, начали судить да рядить, как нам дальше охотиться. Решено было на цепи от капканов ставить лебёдки-барабаны для наматывания цепей. Также решено было обстреливать огра копьями со специальными наконечниками к которым были примотаны канаты. Чтобы вязать его. Наконечники должны были при вхождении в плоть раскрываться и выходить из тела только со шматком мяса. Стрелять ими должны были тролли из своих арбалетов, а гоблины должны были накручивать цепи на барабаны.
   Как только наконечники для копий приготовили, все вновь вывалили на болота и понакидали капканов больше прежнего. Ждать было нечего и я обвязавшись цепью потопал в болотину и вновь стал плюхать и звякать. И едва я плюхнул и звякнул как из болота полезли разъярённые злобные огры с дубинами. Если бы не цепь за которую меня тащили, меня бы вмиг расплющили или по крайней мере вбили в болотную жижу по самую маковку. Брызги грязи разлетались во все стороны шматками. Болотные моховые кочки и корявая растительность исчезала под ударами дубин. Первый огр весьма удачно попал ногой в капкан. Более того когда цепь начали наматывать на барабан он рухнул на спину и умудрился башкой попасть во второй капкан, защёлкнувшийся на шее и перебивший вены. Кровь хлынула и оставалось беспомощного болотника только добить. Зато четыре других великана наделали делов. Они начали дубасить дубинами впереди себя и капканы щёлкали и разбивались об их оружие. Огры всё приближались и стрелки дали залп из арбалетов по впередиидущему огру. Правильно, что им глядеть как к ним приближается смерть с дубиной и ничего не делать. Сотня тяжёлых копий продырявило шкуру гиганта сразу во многих местах, наконечники вцепились в мясо, а тут арбалтчики дружно дёрнули за канаты привязанные к копьям и огр не ожидавший такого, сделал два шага вперёд, а дубиной своей он очистил пространство впереди только на один шаг. Хищно щёлкнул капкан и с воплем боли огр упал на одно колено. Тут же руки с дубиной утыкали ещё копья и арбалетчики дёрнули их вбок. Гигант попытался вырваться, пара наконечников с солидными кусками плоти вылетела из его тела вызвав кровотечение.
   По итогу завалили и этого огра. Троице оставшихся можно было просто пройти по телу товарища и разметать дубинами охотников, но до такого хода они не догадались и побрели влево и вправо от упавшего, грозя нам дубинами. Вот лучше бы они под ногами дубинами шерудили. Послышались характерные щелчки и ещё двое оказались в плену у капканов. Последний перетрухал не на шутку и свалил в болотину. Конечно парочку копий он в спину получить успел, но его это не удержало и пришлось канаты выпустить и заняться четырьмя попавшимися в капканы ограми. Если первый попавшийся сопротивления практически не оказывал, то трое следующих даже в поваленном состоянии продолжали рвать канаты, вырывать из себя копья и пытаться раздолбать капканы. Одному даже почти удалось вырваться, если бы в последнее мгновение он не словил копьё прямо в глаз. От боли он закрутился на месте, вслепую побрёл по болоту и вновь попался в капкан из которого уже не смог вырваться.
   По количеству раненых и убитых это тянуло не на охоту, а на полномасштабное сражение. Даже мне - королю троллей досталось. От удара очнулся вверх-тормашками на скале у болота. Да так хорошо приложился, что долго потом кровью харкал. К счастью второй битвы ограм хватило, чтобы понять, что на них охотятся и охотятся весьма успешно. Великаны свалили как - то ночью из мёртвых болот и ушли в леса. В конце -концов пускай лесные обитатели с ними теперь вошкаются, а мы занялись мелиорацией.
   Но сперва произошло знаменательное событие. Гоблины сбили из тяжёлого арбалета копьём летающего гада, а всадника связали веревками и потащили было в подземелье, вот только убить его никак гоблины не могли. Всякий кто к нему прикасался рукой или железом начинал корчиться от боли. Только я хотел нарезать наезднику по наглой чёрной морде как это сделал Зубастый и отлетел в обратную сторону с такой силой, что казалось его размажет по скале. Но вроде дышал, когда его отдирали от поверхности и тащили вниз. Эх бестолковые разве так надо со злом воевать. Я вывернул кусок скалы посолиднее и разбежавшись, прыгнул и обрушил весь свой вес и весь вес скалы на пленника. Того и смяло в безобразный блин. А гада летучего решено было вылечить и научиться на нём летать. Мало ли что, в хозяйстве и ржавый гвоздь пригодиться.
   Да забыл сказать, что участвовал в аукционе. Приходит недорослик бородатый и говорит, мол сообщаю, что объявляется аукцион по продаже Мори. А это подземное королевство гномье, правда после нашествия гоблинов совсем обезгномевшее и потому выставленное на аукцион. Претендовали на него собственно черный маг, и гоблины в нём уже поселившиеся. А гномы не дураки и предложили и троллям поучаствовать в продаже. Предложение было шикарное, как блин не поучаствовать, если можно и подземелья готовые хапнуть и магу тёмному подгадить. Тот торговался через представителя, ну и я тоже. Правда пришлось его трижды менять. Первый гоблин-представитель помер в судорогах едва успев обозначить сумму предложения. Второй помер, перебив цену черного мага. Сам себе почему-то горло разодрал. Ну, а третьего просто разорвало в куски, когда он договор от моего имени подписал на приобретение Мории. В рассрочку правда, на три года, под бешенные проценты.
   Так началась война с морийскими гоблинами. Они выселяться из чужой недвижимости наотрез отказывались и приходилось их принуждать к этому огнём и мечём. Мория очень большая страна, а потому, осваивать и завоёвывать её можно было долго, а мы никуда и не торопились. Мы же тролли и понятие времени для нас очень относительно. Зато теперь моя армия постоянно воевала и оттачивала своё боевое искусство. Война шла планомерно. Вначале вооружённые и закованные в доспехи тролли завоевывали пещеру, грот или подземную галерею, а затем гоблины и гномы в ней закреплялись и всё повторялось снова и снова. Иногда это были бескровные захваты, но чаще всего захваченные пещеры щедро устилались телами мёртвых гоблинов. Такая вялотекущая война всех устраивала. Соседи и враги думали что королевство втянуто в кровавую драку и не имеет сил на внешнюю агрессию, а я знал, что в войне от силы участвует треть всех боеспособных частей и можно в любое время ударить вполне боеспособным войском на любого из соседей, ничего не подозревающего.
   Оказывается весьма выгодно, когда тебя считают слабым и не ожидают пакости. Вот прям и тянет тогда такую пакость совершить.
  

Глава 15

  
   Для осуществления подлого плана нужен был онт или древень. Короче ходячая деревяшка. Ловили онта просто. Гоблины шли и лупили по каждому стволу толстому дибинами, а за ними шли хорошовооружённые тролли. На вторую ночь, покореженный временем полупень открыл глазки о дал в морду ударившему его гоблину. Тут и началась потеха. Пень оказался не дурак и тут же начал делать ноги или корни, наверно всё же корни, откуда у пней ноги-то. И ведь паразит остановится, прикинется деревяшкой безобидной, а как к нему подбегут, хлоп в лобешник корявым своим сучком и лежи, отдыхай. Гоблины все ноги сбили гоняясь за древнем по лесу. И главное засады все обходил деревянный, видно деревья его о них предупреждали заранее. Но сколько верёвочке не виться, а всё равно намылят и вокруг шеи намотают. Нарвался прыткий буратина на Ленивого и в ответ на удар в лобешник, получил по деревянной черепушке такую ответку, что кора нафиг посыпалась и мох из всех щелей повылетал. Начали они друг дружке люлей отвешивать, да так бодро, что уже скоро рухнули друг на дружку тяжело сопя, умаялися. Тут и другие гоблины и тролли подоспели, спеленали пенёк покрепче и потащили в горы. Ленивого тож не оставили в лесу.
   - Ага! Древень! Попался трухлявый!
   - За меня отомстят товарищи онты! Деревья передадут весть о моём пленении, не жить вам спокойно зловредные тролли!
   - Да ладно не стращай, напугал ежа голой попой. Я тут годами из-под земли не вылажу и мне твои угрозы до фени. Спроси лучше, зачем тебя ко мне притащили еда термитов.
   - Ты тёмный и злой, хочешь подмять под себя наши густые леса, но предателей среди онтов нет и не будет, распилите меня на части, не предам родной лес.
   - Нужен мне твой лес, как же. Но предложения у меня к вам онтам два. Слушай и запоминай пенёк. Есть в дальнем лесу полянка с башней вашего заклятого врага Сарумана, хочется мне скрытно к башне войска подвести и срыть её с лица земли к чёртовой матери. А второе предложение, осушаем мы мёртвые болота и хотим на том месте деревья посадить, саженцы нужны, да и долины горные не мешало бы озеленить, а кто лучше саженцы даст как не вы онты, да и помощь при посадке не помешала бы ваша.
   - Саруман служит тёмным силам и ты тоже, хочешь пройти по нашим лесам со своим войском и объединиться с Саруманом. Ни ветки тебе не дадут онты ибо все в топку твоих печей пойдут они. Хотел надуть старого онта, не выйдет чёрный тролль!
   - Да старый, совсем все мозги у тебя из башки вместе с мхом повыпали. Выкиньте прочь, это трухлявое бревно. Сегодня же выступаем в поход на злобного Сарумана. Нанесём удар первыми, чтоб он нам опять не подгадил.
   - Правильно, а то опять появляться стали урукхаи со взрывающимся порошком.
   - Урукхаев отстреливать на расстоянии и весь порошок до крупинки ссыпать в сухую подземную кладовую, при штурме башни порошочек нам может неплохо пригодиться.
   Войско в ту же ночь двинулось через древний лес к башне чёрного мага. Однако пришли мы туда поздновато. Вокруг башни стояло новёхонькое войско глиняных големов во всеоружии. Причем понаклепали злыдней явно мастера с руками из задницы. Какие-то скульпторы недоучки. Башка маленькая с глазами плошками и без носа, рта и с одним ухом сзади. Кому две руки приделали, а кому и три - четыре. Фантазия у лепил разыгралась. Ноги вроде у всех было по две. Ростом все разнокалиберные, кто в два раза выше тролля, а кто нашего роста, попадались и вообще типа гномов, мелкота. Доспехов никаких, щитов никаких, зато колюще-режущего сколько угодно. Как ёжики ощетинились. Стрелами таких обстреливать - дохлый номер, боеприпас только тратить. Стоит и молчит войско глиняное, у каждого на пузе и везде куда Саруман дотянулся, отпечаток белой руки, типа герба.
   - Гоблины назад, сомкнуть щиты, дробящее оружие к бою! - едва успел приказать и пошли друг на дружку, стенка на стенку. Кто кого.
   Сошлись и по щитам и доспехам заскрежетали мечи, копья и секиры. Вот тут-то и сказалось качество доспехов моих троллей. Обычно же тёмные властелины на башку уродливый шлем, нагрудник чёрти-какой, наручи и то по большому блату, а в остальном шкура толстая выдюжит. И как результат такой экипировки гибель и ранения от обычных стрел, про копья и мечи под рёбра, я уж молчу. А тут любо дорого, везде куда ни ткни кольчуга гномами выкованная, лёгкая да прочная. Шлемы с защитой глаз от стрел, на груди доспехи непробиваемые и поверх кольчуг как у рыцаря латы и броня повсюду. Зато големолепы как я и ожидал оказались теми ещё шабашниками и сделали их внутри пустыми, так ведь быстрее глина сохнет, и меньше её уходит. Короче сроки они выдержали, а вот качество изделий подкачало. От дружного удара боевыми молотами, дубинами, клевцами и топорами, только черепки в разные стороны полетели. Буквально минут на двадцать големного войска и хватило. Бедолагу Сарумана чуть удар не хватил, сделал называется войско. Но чувак не потерялся и давай долбить нас с башни огненными шариками, за что получил залп из тяжёлых арбалетов копьями и закрылся внутри.
   Тут мы испробовали новое оружие. Поставили большущий ворот на котором была накручена толстенная цепь с шипами и лезвиями. Перекинули цепь через башню и начали крутить. Так-то это против древней и эльфов, чтоб оптом лес крушить была задумка, но решили на башне опробовать. Сначала цепь только искры высекала из чёрной башни, тогда подцепили ворот канатами снизу и сверху от цепи и начали на себя подтягивать, цепь натянулась и пошла крошить камни башни так, что любо дорого посмотреть было. Правда такой ужасающий лязг поднялся, ажно шерсть на загривке встала дыбарем. От крошащегося камня пылюка чёрная столбом встала. Тут под радостный рёв башня поддалась и как грохнется. Цепью правда нас чуть не пришибло, тех кто ворот крутил.
   Вот думаете трындец пришел колдуну Саруману? Как бы не так. Выпорхнул в столбе пыли на крылатой тварине и был таков, запоздало щёлкнули вдогон арбалеты. Ещё дня три завалы башни разбирали и всё более-менее ценное особенно порошок колдовской к себе перетаскивали. Львиная доля всяких склянок и трубочек - баночек досталась бабуле. На радостях она всем напекла своих фирменных огненных пирожков, от которых начиналась дикая изжога огнём.
   И не надо тут хихикать, благодаря пирожкам я организовал массовый армагедон в Мории и захватил многие пещеры и галереи я бы сказал тёпленькими, но лучше подойдёт слово обугленными. После бабушкиных пирожков недожаренные гоблины перешли от открытой борьбы к партизанской войне.
   Тут новая напасть приключилась. Разгребли завалы в Мории и как только выход очистили от обломков, из местного болота вылез спрут-переросток и утащил себе на хавчик шестерых гоблинов подвернувшихся под щупальца. Вопиющий непорядок. И выход главное удобный, так бы завалили и забыли нафиг, а тут чуть ли не парадный вход откопали в кои-то веки, а под самым порогом такое непотребство образовалось. Ну да мы уже учёные. Быстренько капканов понаставили, а чтобы не возиться с воротами, подвесили противовес на цепи к капканам. Сидим, ждём. В смысле вечер уже и луна вышла, мы - два десятка троллей в броне и с топорами, мечами, сидим в пещере Мории у входа. Цепи натянуты, а поверх капканов трусит Вася-оборотень. Шлёп-шлёп-шлёп! А потом вдруг "Хлюп!" и нету Васи. Слизня мне в ухо! Не могли догадаться, что на спрута капкан не сработает, он же щупальцем хвать и к себе пакостник тянет. С чего бы капкану сработать, он же на вес поставлен.
   А Васю мне жалко стало. Выводить его на прогулку конечно каждую ночь замаешься, но зато ночью никакие шпиёны и диверсанты по горам не шляются, а если и шлялись, то попали оборотню на обед. Выбежал я прямо на капкан и швырнул каменюку побольше в омут. Там недовольно забулькало, потом из воды поднялось щупальце толщиной с сорокагодовалую сосну и обрушившись на меня, вплющило короля троллей в болотный ил. Только шмяк и наших нет. Оглушённый и вбитый в грязищу, я со злорадством спиной почувствовал дрожь болотины от сразу двух сработавших капканов.
   Сопливый поспешил перерубить канат, удерживавший противовес и тот ухнул в узкую щель. Следом на цепи вылетел из болотины охреневший осьминог-переросток и с рёвом втянулся в подземелье. Далее он проследовал в большую пещеру-холл снеся двадцать вооружённых троллей как кегли, затем вверх по лестнице сосчитал все ступеньки и намертво закупорил собой проход. Причем его так вбило в проход, что всё содержимое желудка вылетело наружу струёй, загадя пещеру. Поскольку спрут бедолага был ещё жив и цеплялся щупальцами в надежде выбраться, тролли выскочили из пещеры и первым делом выскребли меня из болотной грязи. Как раз вовремя, я начинал испытывать недостаток воздуха.
   - Чего стоите разини, бревно сюда заостренное тащите, будем его дальше гада вбивать, а с той стороны подрубать, пока всего не порубим. Сопливый вали через запасной ход на ту сторону прохода и руби мерзавцу щупальце на котором противовес висит.
   Сопливый засопел и побежал к запасному ходу. Пока он собирал компанию рубак и подбирался к щупальцу, бы вытянули из болота вполне приемлемый ствол и начали его заострять. Потом подвесили его на цепях к двум каменным колоннам и забили осьминогу деревянный кол в зубы. Осьминогу это не понравилось и он дал нам щупальцами по мордасям, а бревно выдернул и вышвырнул. Пришлось подниматься вытирать кровавые сопли выплёвывать выбитые зубы и начинать снова добивание спрута.
   На пятый раз спрут не смог вытащить засаженное в него бревно, зато дотянулся до меня щупальцем и старательно начал забивать меня в потолок. И ведь забил паразит по пупок и оставил торчать вниз ногами. В какую-то расщелину попал и занозил меня там. В это время с обратной стороны за спрута принялся Сопливый с гоблинами. Отрубили головоногому щупальце, а потом начали кромсать и саму голову, да ещё колупать её острыми крючьями. Один подцепляет кусок и тянет, а второй отрезает. Спрут орал на всё подземелье, а сделать ничего не мог, щупальца то все на другой стороне, не вывернуться же ему наизнанку. Вскоре тварюшка издохла и гоблины выскребли её всю из тоннеля на мясо естественно. Куда же его родимого.
   А тролли из доспехов повыпрастались, глядь, а короля то опять нету. Пошарили по болоту не нашли, тут кто-то на потолок посмотрел и мои пятки немытые увидел. Пошла потеха, прыгали вначале, но не достали. Раскачали одного и подбросили. Уцепиться то он уцепился, но только поножи порвал и назад вниз грохнулся. Пришлось лестницу приставную тащить и в щель колья забивать - расклинивать. Выпростали меня, правда шлем так в потолке и остался, да и леший с ним. Лежу дышу полной грудью, всё болит.
   - Сопливый, а Вася где?
   - Какой Вася? - доносится откуда-то издалека удивлённый голос Сопливого, - мы твоя подземность и твердокаменность спрута порубали всего на куски, а никакого оборотня в нём не было.
   Тут открыл я глаза и в утреннем нежном свете увидал Васю. Вид был у оборотня не ахти. Вас бы пережевали, наполовину переварили в желудке тоже вид был бы неприглядным. Был Вася слегка размазан по потолку пещеры и по этой причине изъясняться не мог, но активно мигал левым глазом, полувыпавшим из мохнатой размолотой черепушки. Прилип зараза. Но пока Луна не опустилась, небось поправиться волчара. Приказал отскрести и на лунный свет положить. Когда поднялось солнышко, оборотень уже представлял собой вполне транспортабельный мешок с пережёванными костями. Унесли его и меня заодно под землю, а на следующую ночь вынес его уже сам и под Луну шмякнул. Неделю наверно срастался. И ведь как мы ему потом заново кости не ломали и не вставляли. А это уже вошло в порядок вещей.
   - Здорово Ленивый!
   - Здорово Вася! У тебя рука не на месте. Хрясь!
   - Ой спасибо тебе!
   - Срастайся правильно поскорей.
   Всё равно случился косяк. Глаза в черепушке местами поменялись. Правый глаз встал на место левого и наоборот левый на место правого и всё так срослось, не ломать же ему череп. Хотя предложения и были. Дубовый даже предлагал содержимое черепушки поместить в глиняный горшок временно - на период регенерации. В результате такой своей травмы стали глаза у Васи как у хамелеона - ящерицы смотреть во все стороны независимо друг от друга. Как у него уж там картинки из обоих глаз совмещались не знаю, тем более что и мозги то все перетряслись и извилины переплелись не хуже чем клубок морских узлов. Но Вася не жаловался, хотя голос к нему вернулся. Наоборот говорил, что видеть стал лучше, хотя чтобы прицелиться перед прыжком, требовалось смотреть на жертву сразу двумя глазами иначе промахивался почему-то.
   А ворота гномы починили и замок новый магический повесили с рунками. Я сам и слова заветные сочинил: "Пришёл, увидел и вали!". Коротенько и запоминается легко.
  

Глава 16

   Лежу я как-то в тронном зале и от безделья маюсь. Ну не просто маюсь, а как подобает подземному королю маюсь. Два палача кишки гоблину-партизану наматывают, я типа вопросы задаю, а он типа героически молчит и никого не выдаёт. На самом деле верещит гоблин и всячески грязно на меня ругается и на палачей плюётся, а не говорит ничего, потому как тупарь он и ничегошеньки балда не знает. Бродят по пещерам Мории недобитки и нет у них ни явок, ни схронов, ни лагерей временных. Полная анархия - мать их порядка. Ну попытка - не пытка. Я и попытался попытал.
   Тут повёл я носом и прям передёрнуло меня всего от знакомого запаха. Лёгок на поминках. Прыщ собственной светоглазой и перепончатоногой персоной пожаловал. На всякий случай я сделал вид, что его не замечаю. Вдруг мимо пройдёт. Не прошёл мимо. Чёта погрустнело мне.
   - Да кто так кишки наматывает?! Вы что совсем чтоль уснули! Энергичнее, веселее!
   - Подземность, партизан кажись того, ...помер.
   - Как помер? А секреты? Вот бездыри, берите Прыща и идите тренируйтесь неумехи!
   Палачи быстренько подхватили Прыща, но тот шустрый гад, успел проверещать:
   - Слово и дело государево!
   - Ладно я пошутил, Прыща отпустить, на трупе вон тренируйтесь пока не схарчили, вон отседа, все покои провоняли гоблятиной. Говори не стесняйся, а то я передумаю и вернутся.
   - Там твоё злейшество от Сарумана гонец0парламентёр к тебе пришёл. Саруман желает поединок за разрушенную башню.
   - Нашёл идиота, какой же тролль выдержит бой с настоящим колдуном!?
   - Он не сам, а выставит тебе на выбор троих бойцов.
   - Уже интересней, и где смотрины?
   - Да прям здесь, он шарик чёрный прислал там всё видать.
   - И ты эту хрень в тронный зал принёс? Совсем мозги протухли, а если рванёт?!
   - Не, я такие видел, вещь безобидная, если в руки не брать, долго не смотреть и уметь пользоваться. А пользоваться верный слуга Вашего подземства умеет.
   - Ладно не тяни кота за яйца, показывай давай этот хренов шарик. Хотя погоди ка, Дубового сперва позови.
   Пришёл Дубовый. И я попросил его взять дубину и замахнуться на Прыща с шаром, если со мной что не так, чтоб крушил всё в лепёху.
   Прыщ шар нёс завёрнутый в мешок из плотной ткани, положил на камень и не касаясь поверхности шара, приспустил мешковину с моей стороны. Из глубины шара на меня уставился бородатый и седой чувак с чёрными мешками под глазами. Я на всякий случай харкнул на шар, в рожу чуваку. Тот отпрянул в глубь шарика, не ожидал видать такого.
   - Прыщ протри его, плохо видно.
   Прыщ опасливо пошёркал чёрный шар краем мешка.
   - Давай, как там тебя не помню, показывай поединщиков.
   Шарик затуманился и вот появилось изображение тролля, который ревел и клацал клыками. Ну так и мы могём. Эка невидаль, клыками он клацает, да хоть сотри их в порошок, мне начхать и положить.
   - Следующий.
   Шар опять потемнел и появилось изображение назгула. Чёрные доспехи и в них что-то чёрное.
   - Красавец! Третьего показывай!
   - Появилось изображение огра, был огр высок и страшен.
   - Опупеть, Дубовый, ты только глянь огр! Чтоб мне бабушкиным пирожком подавиться!
   - Ух ты! Одноголовый!
   - Одноголовый круче, головы не спорят!
   - Бери огра!
   - Ага щаз!
   И обращаясь уже к шару я показал Саруману два пальца. Снова появилось изображение назгула. Я утвердительно кивнул головой. Прыщ тут же накинул мешок на шар.
   - Место и время поединка сообщим дополнительно, так и передай, - приказал я Прыщу.
   А сам потопал к бабушке и разослал гонцов к соседям на поединок. Как-никак не каждый день увидишь схватку тролля с назгулом. Бабушка была занята опытами и ничего путного не сказала:
   - Смертный не может убить назгула, вот тебе пособие внучек по изготовлению големов. Облепи доспехи глиной и управляй ими, так будешь неуязвим перед назгулом. Да и пусть тебе твоя кузнечиха оружие сделает, но не из живого, а из мёртвого. С этими словами бабушка сунула мне отрубленный кулак огра и выпроводила вон из пещеры.
   Ку недолго ломала голову, усмехнулась хряпнула кружечку винца и сказала, чтоб я пока доспехами занимался, а оружие она мне сварганит.
   Пока я превращался в полуголема, она выковалашироченный квадратный меч, где вместо лезвий были громадные выемки. А вот в выемки мы теперь навтыкали острых как бритва костяных осколков. Рукояткой меча служил большой палец мёртвого огра. Ну и для души мне сварганила каменный молот на железной рукояти.
   На поединок приехали все приглашенные. В основном соседи имели на меня зуб и им конечно интересно было посмотреть как меня прикончит назгул. Ку тоже напросилась на поединок посмотреть, правда пришла в доспехах и в шлеме, чтоб лица не видно было и устроилась среди гоблинов, типа чёрный рыцарь. Гномы принимали ставки в расчёте один к пяти не в мою пользу. Прагматики.
   С самого начала как-то не заладилось. Назгул так хорошо начал орудовать мечём, что от моих облепленных глиной лат только крошки во все стороны полетели. И ведь кромсает меня без всякой передышки и достаёт везде поганец. Пришлось воспользоваться правом короля и остановить поединок. Я взял деревянный обитый шкурами щит, а гадский назгул моргенштерн. Если не знаете что это за фигня, то спросите людей знающих. Вообще так шарик с шипами называют, но также и дубину с шипастым навершием. У назгула был кистень с тремя моргенштернами на конце.
   С трёх ударов этой бякой он мне щит в цепки изломал и по моему знаку мне ещё один кинули, Этот пережил аж четыре удара и развалился тоже. Тут я начал колдовать по рецепту и оппа! Поднялся столб пыли и вся разбитая керамика оказалась на моей броне. Лихим ударом каменного молота я вбил шлем в туловище назгула. Со стороны всё выглядело красиво наверно. На самом деле гадские назгулы нифига не видят, глаз то у них нету. Поэтому то, что я ему шлем сплющил, назгулу пофигу. Он меня гад чуял, вернее даже не меня, а мою кровь. Как завизжит поганец, с меня все осколки и слетели опять. И пошёл махать своим кистенём. Но тут я подставил под кистень руку, шарики на цепочке крепко обмотались вокруг наруча и зафиксировались. Назгул рванул кистень на себя, только где же какому-то назгулу свалить взрослого горного тролля. Одним ударом боевого молота я оторвал назгулу руку. Только вот в чём прикол, назгул бесплотен и оторвать ему что-либо в принципе невозможно. Да кистень и железная перчатка повисли на моей левой руке, а назгул взялся за меч. Со стороны это смотрелось, как будто меч сам собой повис в воздухе и начал на меня самостоятельно прыгать. Блин, если назгул и плащ снимет, мне придётся с человеком-невидимкой драться. Заманчивая перспективка вырисовывается. Раз за разом я отбрасывал молотом назгула прочь от себя, но тот визжал поднимался и вновь на меня нападал. Конца и краю этому не было.
   Зрители явно начали позёвывать и кое-где скандировать "Назгул! Назгул!". И это мои собственные подданные. Нет, гномов никогда не переделаешь, ради наживы короля родного продадут. Вернее на кон поставили и проигрывают. Эльфы радовались умеренно, культурно.
   Смотрю Ку начала пробираться к арене. А ну да она же женщина, запросто назгула уложит. Блин позор то какой, что соседи то скажут. Да что я Сауронова ставленника не замочу. Разозлился я и тут в мою башку пришла спасительная мысль. Я сотворил заученное заклятье и рядом со мной из столба поднявшейся пыли появился глиняный голем - точная моя копия, я сунул ему в руки боевой молот, а сам присел на камушек отдохнуть. Голем споро принялся за работу и бедолага назгул начал раз за разом как мячик отлетать от разбушевавшейся керамики. Мне принесли попить и даже перекусить предлагали, но пора было заканчивать схватку, тем более, что назгула голем загнал в конец арены и старательно уже запинывал.
   Воспользовавшись кистенём врага, я подло атаковал собственного голема со спины и нанёс коварный удар в поясницу моему глиняному изваянию. Не выдержав такого предательского удара голем разлетелся осколками в разные стороны, а я одним верным движением обмотал невидимую кисть, сжимавшую меч, и резко рванул за спину уже назгулу, одновременно оттягивая руку с мечём на себя. Меч упёрся в тёмный балахон вражины и я шепну ему интимно туда, где должна была быть голова "Убей меня назгул!".
   А дальше, в безумной злобе назгул ударил мечём в меня, а так как я стоял за его спиной и помогал, то прошил он себя насквозь, а я просто отошёл от бедолаги. И как раз вовремя, того начало корчить и колбасить не по-детски. Накладывавший на него заклятие ну никак не мог предположить, что тот ткнёт своим травленным мечом сам себя. Пошла как говорит бабушка бурная реакция в организме. В общем, к огорчению гномов, назгул окончательно отбросил копыта.
   После столь неожиданного финала, тут же приперли несколько каменных глыб и на них начали накрывать для гостей угощение. Среди гостей была и Сонька с большим пузом, она радовалась победе больше всех, наверно потому-что, больше всех на меня поставила и выиграла астрономическую сумму золота. До конца пира, гномы ей несли и несли мешки с деньгами.
   Гоблины бесновались на ударных и барабанные ритмы услаждали слух гостей. Я напившись и наевшись снова сотворил заклятьем голема и заставил его танцевать под ритмы гоблинов. Гости вовсю потешались и кидали в забавного глиняного тролля костями. А с собой "на дорожку" все получили бабушкины пончики с пылу с жару. По возвращении с гостями начали твориться весьма странные вещи. У эльфов вдруг полезла чёрная щетина и вскоре по бородатости даже гномы не могли с ними сравниться. Гномы и вовсе научились громко квакать, причём при самом кваке живот их мгновенно раздувался в три раза и после раздавался душераздирающий: "Ква!!!". У людей от пончиков ничинали увеличиваться уши и они начинали ими хлопать. Идёт красавица и себя ушами по щекам шлёпает. Все эти казусные явления были скоротечны и потому списаны на козни врагов - колдунов.
   А троллям ничего не было и гоблинам тоже. Они бабушкин пончик и при смертельной опасности ещё подумали, есть или нет. А чтоб просто так, тем более.
   Ку осталась ночевать, но спать на камнях ей не понравилось, а я и вовсе не спал. Тролли редко спят. В общем, невыспавшаяся женщина лучше только неудовлетворённой.
  

Глава 17

   Нет, так дальше жить нельзя. Король я или не король. Вон у путных феодалов есть право первой брачной ночи, а тут блин единственной женщине, которая была ко мне неравнодушна негде элементарно поспать в королевстве. И оказывается это действительно проблема-проблем. Начал я изучать интересующий меня вопрос.
   Тролли горные под землёй живут и сон им в принципе вообще не нужен, они могут и стоя покемарить, если уж совсем подопрёт. Например, я после ожогов солнечных предпочитал в слизнятнике отлёживаться. И вообще для меня камень под боком это нормальное явление, так было и так будет. Гномы - интеллигенты бородатые спали в индивидуальных маленьких кроватках, косили под людей. Но у них кроватки были раз и на все века деланные, типа именные. То же и с постельными принадлежностями. И вообще это был чуть ли не интимный вопрос. Как вы вообще представляете такой разговор. Подходит к гному-рудокопу здоровенный горный тролль и спрашивает:
   - А нука скажи бородатый своему королю, что ты под простыни в свою постель кладёшь?
   Я всё же чисто в экспериментальных целях спросил одного, так до сих пор стоит в ступоре с отвисшей челюстью и киркой в руках. Заклинило бедолагу. Убрал его в дальний тупичёк от любопытных глаз подальше. Может ещё отойдёт?
   Давай интересоваться, кто на чём спит. Эльфы на деревьях спят, это я уже знал давно. Гоблины, оказалось, спят где ни попадя, им пофиг, лишь бы пожрать чего было. Не любят они на голодный желудок спать. Люди, понятно дело в кроватях, на перинах спали, хотя те же роханцы в полуземлянках на лавках и земляных полках-нарах застеленных шкурами могли спать, вообще место сна очень зависело от благосостояния. Если нищий то мог и на помойке с гнилой тыквой за место подушки почивать, а если король, то пожалуйте в личную спаленку на кроватку с балдахинчиком. На перинку набитую лебяжьим пухом.
   Но это если ты человек. Какая может быть спальня у тролля! Хоть он трижды король. Отродясь такого у троллей не было. Даже и слова такого не было в лексиконе. А соорудить надо.
   Тут мне вспомнился фонтан в Гондоре, недалеко от ворот. И мысль появилась сделать себе водяную постель. Опять же престижно. Приходит посол от эльфов:
   - А где ваше темнейшее подземство изволит почиватеньки?
   - Да в фонтане личном сплю, как и всякий нормальный король троллей. Расслабиться знаете ли помогает от трудов праведных и не очень праведных.
   - Да что вы говорите? А вода в ушки не затекает, а если пукаете, пузырьки не беспокоят?
   Да куда-то не туда меня понесло. Вариант с фонтаном на самом деле не фонтан. Может натаскать полную пещеру сена. Но сено гниёт зараза, а главное непрестижно на сене и мыши могут завестись. Я сразу представил:
   - Ку, пока никого нет, давай пошалим, у меня такой охрененный сеновал.
   - Я бы с удовольствием дорогой, только по тебе мыши бегают.
   Нет, мыши это хуже, чем крошка в человеческой постели. Опять же, гоблины пока будут сено таскать, раструсят его по всему подземелью, а это антисанитария сплошная и враги по такой сенной трухе меня быстро смогут обнаружить, значит и личная безопасность пострадает. Надо блин, что-то другое придумывать. А в голову всякая дрянь как назло лезет, про спящих вниз головёшками вампиров в дуплах и пещерах. Ну да попытаться то я мог. Вцепился в сталактит и полез под потолок. Сталактит оторвался и грохнулся вместе со мной. Ладно там сталагмитов на мою задницу не было, а то как на кол бы уселся. Был вариант с грязевой постелью, но это уж совсем свинство в чистом виде, илил наоборот в грязном. Не важно, я же не огр какой, а тролль всё же.
   Совсем уж я заскучал, как пришла она - спасительная мысль. Конечно воплотить её было трудновато, зато оно того стоило.
   Для начала нужно было поэксперементировать. Нашли пещеру возле вулканического кратера и начали вырубать по проекту квадратную яму. Но, то ли гоблины перестарались, то ли основание было непрочным, вся затея рухнула в лаву вместе с сорока гоблинами - работягами.
   Нужно было чего-то другое придумать или заново начинать. А тут как раз, я уже собирался идти Васю выводить на прогулку, заходит в тронный зал Зубастый и говорит, поймали погранцы - молодцы гнома - контрабандиста, самого бородатого конечно сожрали успели, а вот контрабанду не всю растащили. Блин, нашел, чем занять короля троллей. А тот высыпал передо мной из мешочка всякую дрянь.
   - Ты Зубастый совсем уже перебдеваешь, что тут может быть интересного?
   - Лучше перебдеть, чем недобдеть! Вот гляди, какая тут штуковина интересная была.
   - Ну хоть Прыща позови пусть глазами подсветит, что мы тут с тобой в темноте то увидим, на ощупь - два шарика из гладенького материала соединённые между собой, по ощущениям стекло это и смахивает на какую-то алхимическую штуковину. Ты что не знаешь, куда всякую неизвестную дрянь девать?
   - Дык бабушка твоя опять кормить станет.
   - Ты что отказаться не можешь?
   - Я до последнего времени отказывался, а в прошлый раз она сказала, что пирожок совсем зачерствел и стал как каменный. Ты же знаешь, как я камень погрызть люблю. Не удержался.
   - И как результат?
   - Хорошо, что тут темно, все волосы на мне синие и сам как давно утонувший утопленник цветом. Боюсь опять не смогу отказаться.
   - Ладно, давай сам унесу ярко синий друг мой, хехе.
   Вскоре пришел Прыщ и подсветил. Интересующая штука оказалась действительно из стекла, а внутри неё пересыпался из одного шарика в другой песок.
   - Прыщ, зачем эта или это?
   - Похоже, Ваше подземное свирепство, это прибор для определения времени.
   - Чего?
   - Ну, как песок высыплется так сразу срок выйдет.
   - Какая несуразная и бесполезная вещь. Пожалуй даже бабушка не найдёт ей применение. Ладно эти стекляшки оставь мне остальное унеси бабушке, может пригодятся. И не вздумай там жрать. У тебя между прочим за ухом поганка растёт.
   - Ой!
   - Смотри отправлю слизням на корм, грибница перепончатоногая!
   Ну не смог себе отказать в удовольствие и пнул в полсилы под зад носатому. Когда вдали затих вой и маты, пришла мне спасительная мысль. А что если сделать металлическую ванну и заполнить её не водой, а песком. На горячем песочке любая женщина не прочь полежать неглиже. А ванну сделать в тёплом месте и песок просеивать и прожаривать, а старый песок чтоб "сливался" как в этих стеклянных шарах.
   Со своими хотелками я припёрся к кузнецам и очень их этим удивил. Однако решили сделать огромную бронзовую ёмкость для всех и отдельную из золота, для престижа, королевскую. Для бронзовой просто вырубили нужную форму в горячей пещере и залили в несколько приёмов бронзой. Сверху подвели песок. Снизу сделали "слив" в пропасть с лавой. Явился я с ближайшими своими соратниками для торжественного открытия, а там уже вовсю гномы метелят гоблинов, за то, что последние все места заняли.
   Конечно мы с ребятами размялись и распинали наглецов в разные стороны. "Грязь" спустили, вместе с теми, кто не успел свалить. Ну да туда им и дорога. Новый песочек ровно насыпали и я торжественно открыл первую песочную подземную спальню-купальню с подогревом. Но на всех места было маловато и решено было пользоваться по очереди.
   Привело это к междоусобице. Время то определяли на глазок. Гоблины орут - "Наше время ещё не кончилось!". Гномы вопят - "Уже наверху светает, валите нафиг нам пора песок менять!". Тролли просто понятия о времени не имели, потому как пришёл так и плюхнулся. Мордобой стал постоянным явлением. Искалеченные шли с жалобами непрекращающимся потоком и задолбали меня. Поделили ёмкость на три части: для троллей, гоблинов и гномов.
   Опять непорядок. В темноте отметки не видно, тролли опять гоблинов и гномов давят, все на чужую территорию норовят залезть и гоблины под шумок стараются нагадить и закопать в песочек. А вонять то воняет!
   Пришлось ещё две ёмкости мастерить кузнецам. Для гоблинов сэкономили и сделали из дрянного железа. Те вроде жаловаться стали на ржавчину, но я их быстро обломал, ссать надо меньше, а песок менять чаще.
   Гномы сделали себе чугунную ванну и сверху чем-то покрыли, чтоб не ржавела. С тех пор вроде успокоились все и начали наслаждаться песчаным удовольствием.
   Один я не наслаждался. С золотой ванной возились долго. Я же хотел, чтоб она была как половинка шарика с дырочкой внизу, вот её и отливали потом шлифовали и наносили риски времени на бока, чтобы можно было узнать сколько ты уже тут балдеешь узнать на ощупь. Опять же знающие гномы, сказали, что песок в бороды здорово набивается и хорошо бы после принятия песчаной ванны помыться. Сделали потому ещё два усовершенствования. Провели воду в угол пещеры, чтоб можно было после песка помыться и из ближайшей кузни в другой угол пещеры пустили горячий воздух по трубе, для сушки. Это уже я сам придумал. Всё это хозяйство долго отлаживали и настраивали, но зато потом оно функционировало исправно.
   Только с Ку произошла неприятная история.
   Привел я её в свою королевскую спальню-ванну с подогревом и всеми делами и наворотами. Даже свечку поставил в изголовье круглой золотой чаши. Песочек насыпал мелкий - мелкий, мяконький, подождал, когда он подогреется. Судя по рискам на золотом боку ванны, пробалдели мы с Ку где-то около суток. Дальше она отряхнулась и ушла к себе, заказ какой - то срочный ковать, то ли топор, то ли прибамбасы к конской сбруе.
   Я полежал и тоже ушел на войну в Морию, как раз отряд партизан - гоблинов окружили. Удачно так повоевали, всего один ушёл паразит, остальных на фарш пустили. Сопливый опять же идейку добрую подкинул как с Гондора и Рохана бабла сшибить нахаляву. После устройство купален казна "обнажила дно". В прямом смысле, казначей гоблин сказал, что в пещере, куда мы бабло кидаем уже пол видно. Это не критично, но сокровищница короля должна быть действительно сокровищницей, а не жалкими кучками золотишка.
   Тут прибегает Вася - оборотень со здоровенным фингалом под глазом и с вызженным калёным железом клеймом на заднице. В виде разбитого сердечка между прочим. Учитывая Васину способность к регенерации Ку постаралась на славу. Оказалось, что это предназначалось для меня, а Вася под руку попался, он возле кузни прохожих ловил. Нашел тоже место балбес. Ну да не про оборотня речь. Пришла значит Ку в свою кузню, отковала заказ, заказчик забрал поковку и денюжки отдал (ещё б он их не отдал), а потом как ахнет. У Ку отродясь зеркал не водилось. Не любит она их. Я тоже никак не реагирую на зеркала, вещь под землёй бесполезная и ненужная. А заказчик бегом от кузницы смылся, а потом целую толпу привёл. Ку хотела по мордам им надавать, а там и дети в толпе и старики и женщины и все на волосы её пальцами тычут и ахают да охают. Оказалось гады подданные перестарались, а может просто недоглядел кто. В общем в моей ванной оказался песок золотоносный. Ку в нём вся извалялась, особенно в волосах много застряло, а потом ещё и не обмылась ушла. В общем мало того что волосы теперь у неё были как из чистого золота, так ещё в них крупный самородок застрял. Тут уж я не выдержал и набил морду тем, кто песок просеивал, за раздолбайство. Те оправдывались, мол всего один самородок и проскочил когда сито порвалось, надо же ему было застрять. Мол хотели "слить", да не успели и решили, что один маленький камушек влюблённым не помешает.
   Пришлось пообещать, что в следующий раз, вслед за порванным ситом, порвутся и они сами. Но отношения с Ку были загублены. Все окрестные поселения людей твердили про уродину-кузнечиху нашедшую золотую жилу и не открывающую место этой жилы. Старатели-золотоискатели воспылали любовью к неизвестной девушке, живущей одиноко на свежем воздухе в лесной глуши и попёрли изливать ей свои чувства целыми артелями. Несмотря на яростный отпор, их становилось всё больше и виноват в какой - то степени в её неприятностях был я.
   Причем Ку была уверена, что сделал это я нарочно из вредности и желания её заполучить в свою подземную берлогу. И как я мог отпереться? Оставалось только уповать, что время всё расставит по своим местам.
  

Глава 18

   Сколько не стой под деревом, а идти в кузницу надо. Уже и солнышко почти скрылось. Рядом, свесив язык и пустив слюни, стоит перевоплотившийся в оборотня Вася. С досады пнув его в бок, я потопал к воротам кузницы с бочонком вина под мышкой и зажаренным целиком быком в руке. Не с цветами же идти мириться. Возле кузни была дикая вонища. Кем тут только не пахло. Тут меня кто-то злобно цапнул за ногу.
   - Твою ж мать Вася, пшёл вон! Нашёл время гад! - злобно зашипел я, но челюсти на ноге не разжимались.
   Тут ещё щёлкнуло и на второй ноге тоже зафиксировались стальные зубья.
   - Ядрёна корень, как меня угораздило в капкан попасть. Ку зараза понаставила! - тихо матерясь, я поставил бочонок на землю, на него аккуратно положил бычью тушу и начал ощупывать капканы на ногах.
   Тут за цепочки капканов как дёрнут. Естественно, если вас сразу дёрнут за обе ноги, вы сядете на задницу. А меня уже куда-то тянули с радостными криками и гиками. Открылась дверь кузни. Ку с молотом вышла и уставилась на бочку и тушу. Меня уже в это время втаскивали в ближайшие кусты, в которых видимо был походный сортир всех, кто тут проходил. Наконец вытащили меня на полянку какие-то ободранные бродяги числом сотни в полторы - две.
   - Кого это мы тут поймали?!
   Конечно, если вывалять вас в экскрементах и протащить через кусты, на кого вы будете похожи? Отвечать на вопросы и расспросы мне было некогда и я просто от души врезал в щетинистую рожу любопытного субъекта. Субъект взял высокий старт и ушёл по пологой траектории за ближайшие деревья. Думаете, что меня сразу отпустили. Да как бы не так! Я получил дубовой дубиной по королевской морде. Да так хорошо, что сразу лес засверкал и заискрился всеми красками радуги. Нужно было принимать экстренные меры реагирования. Сначала я просто разорвал цепи, идущие от капканов и встал на ноги, Затем сдержанно рявкнул на врагов и получив одновременно под оба колена дубинками, рухнул. Ещё два удара по ушам и в голове моей родился мелодичный звон. Ну ни капли почтения к горному троллю.
   Подходит тут какой-то мерзкий бродячий рыцарь и говорит. Точнее мерзким он стал как раз тогда когда сказал то, что хотел:
   - Давайте прикончим огра!
   Моему возмущению не было предела! Обозвать честного тролля гадкой болотной тварью. Я из положения лёжа лягнул рыцаря в забрало. Тот кувыркнувшись застрял в кустах, только ноги дёргались сверху. Видно это не понравилось остальным или призыв мерзкого рыцаря до них дошёл. Со всех сторон на меня обрушился целый град ударов. Просто все разом молотили меня, кто чем мог достать. При таком паршивом раскладе встать я не мог, хоть два раза и попытался.
   И раздался громовой голос с небес:
   - А ну прекратили тролля моего бить!
   - Да пошла...
   А ведь мог человек до старости дожить...с зубами. Но язык довёл до греха. Нельзя же так с разъярённой женщиной разговаривать.
   - Зря ты так с нами златовласка, очень даже зря, - сказал вылезший таки из кустов, мерзкий рыцарь, наступив мне, пардон, на лицо.
   Толпа отморозков грозно двинулась на мою защитницу и единственную в данном случае надежду на спасение моей коронованной особы.
   Ку даже глазом не моргнула, усмехнулась зловеще вынула из своего декольте солидный такой самородок золота и швырнула в центр толпы, не забыв сказать волшебное слово - ЗОЛОТО!!!
   Ой, что тут началось. Как по мановению волшебной палочки все бродяги утратили всякую способность мыслить здраво и кинулись за блеснувшим в лунном свете кусочком. А его на всех и не могло хватить в принципе. И началась драка. Мерзкого рыцаря просто смели и затоптали. Матерки и проклятья разносились на весь лес. Особенно отличились два брата - здоровенных бугая, которые встав, спина к спине, начали помахивать здоровенными дубинками. Пространство вокруг них вскоре очистилось и активные драчуны переместились от них подальше или перешли в разряд неактивных.
   Ку подошла к братьям и сказала тихонько, чтоб слышали только они:
   - Поможете дотащить этого до кузни дам вам маленько золота.
   Братья, видно сразу, были не совсем кончеными золотоискателями, поскольку ни слова не говоря, схватили меня один за левую, а второй за правую ногу и поволокли к кузне.
   Как только я оказался внутри Ку достала откуда-то две золотые шпоры и вручила каждому брату. Те взяв по шпоре, спрятали их за пазуху и больше в наших краях их никто не видел.
   Выпроводив братьев, Ку занялась мной. Сначала сняла с ног капканы, а потом начала снимать кусками шлем и доспехи, искореженные золотоискателями. При этом действе она ворчала и ворчала:
   - Какого лешего ты припёрся? Зачем я тебя вытащила, на свою голову?! Чем от тебя всё время воняет?
   Я молчал, так как добрая часть шлема застряла у меня во рту и не давала говорить. Всё тело болело как после обвала в пещере. Наконец шлем был раклёпан.
   - Вышла бы за меня замуж и проблем бы не было.
   - Ага и прощай красно солнышко!
   - Да кто тебе днём гулять запрещает, поднимайся на поверхность и гуляй.
   - Ты вообще в курсе, что я всё таки женщина, а ты горный тролль! И что про меня люди скажут!
   - Завидовать будут, всё таки королева гор, не хухры-мухры.
   - Нет дорогуша. Скажут вот извращенка, ради власти под чудовище легла и ноги раздвинула.
   - Погоди, не было такого, ты же всегда сверху!?
   - Пошляк! - кулак врезался мне в скулу, но после дубин и боевых цепов, это было чуть ли не ласковое поглаживание.
   - У тебя ничего холодного нет, а то глаз заплывает?
   Ку, не долго думая, чиркнула ножом под глазом и выдавила кровь.
   - А давай тебе сделаем в горах тайную кузницу и будем там жить?
   - Да, ещё король называется, тайную кузницу предложил. Нет, если бы предложил беломраморный дворец я бы ещё подумала.
   - Замётано, это был пробный бросок копья, из мрамора так из мрамора. Ловлю на слове.
   - Э! Я не сказала да! Я сказала подумаю. Шустрый какой.
   - И что я построю дворец, а он будет бесхозный торчать как чирей на заднице?
   - Мой дворец чирей!? - махом вскипела Ку.
   - Ну не мой же!
   - Ах ты зелень болотная! Жаба переросток! Дебил подземный!
   - Да ладно Ку я тебя тоже люблю и всё такое, лучше чарку мировую налей, да давай бычком закусим.
   Вскоре бычок солидно поубавился в весе, а бочонок наполовину опустел. Ку жаловалась мне, что надоели всякие проходимцы, пристающие к честной девушке. Далее как обычно, Ку раздвоилась, разделась и...начались провалы в памяти.
   Бегу по лесу совершенно голый, впереди мелькают с дикой скоростью чьи - то пятки. Затем я кого-то нагоняю и пинком под зад запускаю его в дальний полёт.
   - Стреляйте в него из арбалетов! Он же голый!
   - Порву!!!!!! Всех!!!!!!!!! - рвётся из моей глотки.
   Бродяги в ужасе разбегаются по лесу.
   Потом я долго блевал на дерево.
   Затем следовали продолжительные провалы и кончилось всё тем, что облёваное дерево гналось за мной по лесу с криками и гиками, а я улепётывал, ловко перескакивая через пеньки и поваленные стволы. Дерево попалось упорное, я уже долго бежал и начал выдыхаться.
   И вот уже проклятое злое дерево почти дотянулось до меня своими корявыми ветками, как мне в левую булку какой-то меткий остроухий эльф засадил по самое оперение ВОТ ТАКЕННУЮ стрелу! Вот когда открывается второе дыхание. Ветер засвистел в ушах. Деревья слились в зелёную ленту. Проклятая деревяшка мгновенно отстала. И даже остроухий стрелок не успел больше всадить ни одну стрелу.
   Уже влетев под спасительные своды пещер, я некоторое время не мог остановиться и даже сшиб пару гномов и одного задумчивого гоблина. Зато никто из подданных не успел рассмотреть меня голого, да и вообще хорошо, что под землёй света нет.
   Некоторое время после похода к Ку пришлось воздержаться от восседания на троне.
   Зато делами занялся и вымутил почти задаром ежемесячную оплату с Гондора и Рохана. Как? Да проще чем у пьяного рыцаря шпору спереть!
   У Гондора с Роханом договор о дружбе и тра-ля-ля. Короче, на одного нападут, другой помогает нападение отбить. А посылается весть о нападении дедовским способом, костры жгут на вершинах гор. Между прочим, теперь моих гор. Я уж молчу, сколько бабла уходит, чтоб содержать всё это сигнальное архаичное хозяйство.
   Послал я верных гоблинов и троллей. Они накостыляли сигнальщикам и пораскидали все костры в горах. А после я послал два дружеских письма королям этих стран, попробуйте мол, передайте друг другу сигнал о бедствии. Следом отправил верных гномов с коммерческим предложением - я, за сумму вдвое меньшую, чем тратилось до этого на содержание сигнальных постов, согласен быстрее и надёжнее организовать связь между двумя союзными королевствами. Те естественно поинтересовались как. И я продемонстрировал свою связь. Цепочка из сигнальных барабанов была установлена в подземельях в пределах прямой слышимости, причем цепочки было сразу три, чтобы на всякий случай дублировать сигнал. Вдруг сигнальный пост будет уничтожен или произойдёт завал.
   Более того, с помощью барабанов можно было передавать не один, а несколько разнообразных сигналов, о которых Гондор и Рохан могут между собой договориться. Я даже не настаивал на знании значения передаваемых сигналов, моё дело была просто передать сигнал надёжно и оперативно. Новая сигнальная система не зависела от погодных условий и от пределов видимости наблюдателей.
   Соседи, подумавши, согласились и стали платить.
   Был только один недостаток в этой системе - она полностью зависела от короля троллей! Хе-хе!
  

Глава 19

   Вот когда всё хорошо, вот это то и настораживает. Вроде и золотишко идёт, и новые земли осваиваются, и подземелья отвоёвываются. и с Ку помирился. А что-то гложет. Предчувствие. И оно меня не обмануло.
   Началось всё так буднично, что каюсь, прохлопал момент. Как назло и Прыщ прохлопал, обычно он плохие новости приносит.
   Иду как то из Мории, из очередной облавы на местных партизан и чую неприятный запах. Думаю непорядок! Свернул и пошёл на запашок. Вышел в пещеру, а там куча жмуриков - гоблинов лежит, разлагается. Отвратительная картина. Ладно освещения нет и я всё это просто чую. Приказал сжечь всю пакость, чтоб не воняла.
   А у меня привычка такая выработалась, пока королём был, когда бы кому - бы чего не приказывал обязательно проверю, даже спустя долгое время. И если приказ не выполнен втык сделаю.
   Вот и сейчас, спустя какое-то время щёлкнуло в мозгах.
   - Прыщ!
   - Да Ваше злейшество и коварность?
   - А сожгли ли в моих владениях вонючую кучу гоблинов?
   - Конечно, ведь ваш приказ - закон для верноподданных.
   А у самого смотрю глазки-то светящиеся по сторонам бегают. Прикольно кстати в темноте пещеры смотрится, мигалка блин.
   - Верноподданный мой Прыщ! - рявкнул я.
   - Да, мой повелитель!
   У Прыща носяра покраснел весь. Ну явно что-то скрывает гад от своего правителя. А я ведь его прикормил. Взлелеял можно сказать. Ну вот почему этот подлиза меня не любит.
   - Ты что ж это перепончатоногий на кол захотел сесть за невыполнение королевского указа!? - для большего эффекту я издал страшный рык, от которого с потолка упала солидная такая известковая сосулька и воткнулась в пол.
   Прыща всего перекосило как в припадке. Шлёпнулся он на пол и заёрзав, запищал:
   - Я не виноват король! Эти непослушные гоблины выполнили приказ по-своему! Я не виноват!
   - Как это по-своему?!
   - Они сварили их и съели!
   - Договаривай мерзавец!
   - И умерли все, кто ел.
   - Что ж ты молчал и не докладывал?!
   - Да чего докладывать? Сдохли гоблины, да туда им и дорога!
   - А новых сдохших кто хоронил?
   - Гоблины, кто ж ещё, новые трупы тоже начали вонять.
   - Вот идиоты то!
   Ведь чуял неладное, чуял!
   - Всех сдохших гоблинов нести к моей бабушке! Исполнять немедленно! Прыщ, будешь лично считать и после каждой сотни жмуров, мне гонца присылать с камушком на котором будет нацарапан крест.
   Вскоре, по быстро возрастающей горке камушков, я понял, что какая-то пакость косит моих верноподданных с маниакальной скурпулёзностью, а главное быстро. Рванул я к бабушке. И еле-еле протиснулся к ней через завалы трупов. Тут бабушка наконец узрела меня и дала в лоб черпаком.
   - Внук неразумный, какого лешего мне всю пещеру забили жмуриками!? Мне живого заболевшего гоблина притащите ОДНОГО!
   Потерев шишку на лбу, я понял, что сглупил в очередной раз. Но больного не надо было долго искать. В пещеру покачиваясь вошел гоблин, таща очередной труп соплеменника. Ага! А кто ухо у покойничка съел?
   - Иди сюда трупожор! - рявкнул я на всю пещеру.
   Гоблин затрясся всем телом и попятился вон. Это в мои и бабушкины планы не входило.
   - Да ладно не ссы, он всё равно мёртвый был, зачем мёртвому ухо, - я уселся прямо на кучку дурно пахнущих жмуров и потыкал пальцем в чьё-то мёртвое пузо.
   Гоблин подошёл ближе, поклонился и проблеял:
   - Слушаю Ваша злобность.
   - Где больше всего жмуриков находится?
   - У...!
   Дальше ничего сказать гоблин не успел, петля из гоблинских кишков затянулась на его шее. А как вы думали, я же не зря пальцем в пузо жмурика тыкал, а как бы я ещё поганца-гоблина поймал? Подтащил его и быстренько кишками связал по рукам и ногам.
   - Готово! Бабуля получай экземпляр для опытов!
   - За что! Отпустите! Я не ел ухо! Это не я! - вопил гоблин.
   - Нехорошо обманывать короля, ты не расстраивайся, мы сейчас проверим твои слова, всего-то и нужно разрезать тебе пузо и посмотреть, есть там ухо или нет. Если нет, то ты свободен, а вот если есть!
   Поняв, что сейчас его конкретно будут препарировать гоблин взвыл и заизвивался ужом. Но бесполезно. Путы прочно его держали.
   Конечно интересно наверно непосвящённому наблюдать как вскрывают живого гоблина, только я столько их на своем веку поубивал, что ничего нового не увидел бы точно. Потому я ушел и занялся другими делами. Тем временем жмуров начали по моему приказу таскать к печам и сжигать.
   К сожалению бабушка ничего путного не сказала. Определила, что болячка наверняка дело рук колдуна тёмного, как без них, без врагов - то. Болезнь проходит очень быстро и всегда с летальным исходом, а вот заражение происходит, непосредственно через желудок. То есть нельзя кушать трупы. Только запрещать гоблину кушать доступную ему еду, это то же самое, что мужику дать голую...вот ведь куда меня мысли то похабные увели.
   Как не запрещай, как не ограничивай гоблинов в еде, свинья грязи найдёт. Мор продолжался. В результате получилось два этих самых результата. Моя армия начисто лишилась лучников и лёгкой пехоты. В Мории закончилась партизанская война, так как партизаны все поголовно вымерли за неделю до того как вымерли все мои гоблины.
   Радовались гномы, ведь получается именно они вроде как выигрывали от гибели гоблинов. Но радость их была недолгой. Про нашу беду пронюхали остроухие и почти сразу же напали, начав оттеснять нас из лесных и лесистых местностей. Пришлось поднапрячься и мобилизовать всех гномов. Вооружённые лёгкими арбалетами и маленькие, гномы вскоре стали грозными противниками лесных стрелков. Они появлялись из под земли, стреляли и исчезали так же внезапно, как и появились. Война сошла на нет, тем более, что дать генеральное сражение эльфы не решились. Бронированной пехоте троллей достаточно было дать один залп из ручных арбалетов, стреляющих копьями, чтобы войско эльфов свалило в родные леса. Вроде эльфы откатились назад из горных лесов, но периодически схватки в приграничье продолжались. Гномам эта ерунда с отстрелом остроухих надоела, но конца и краю войне не было видно. Тут не захочешь, а вспомнишь добрым словом гоблинов.
   Постепенно я пришел к мысли, что моё государство без гоблинов представляет собой мыльный пузырь. Территории много, а жителей мало, окрестные народы потому и лезут на нас, что кругом земли почти ничейные. Да ещё и территорию мёртвых болот успели осушить. Гномы осваивали Морию, им по уши хватало подземелий. Вот поэтому не от хорошей конечно жизни обратил я свой взор на людей. Не вампиров же мне селить и не эльфов!
   Для начала наняли пастухов для выпаса скота, ведь гоблины питались в основном мясом и рыбой. Теперь хоть как-то худо-бедно земли заполнились кочующими стадами и пастухами. В пастухи шли охотно и были непритязательны в еде и оплате. Платил я тем же скотом, но бывало и деньгами. В основном пастухами была молодежь и вообще дети. Вскоре все люди, жившие по соседству, знали куда можно столкнуть лишнюю молодёжь.
   Вторым моим шагом по населению королевства было развитие ремесел, связанных со скотоводством. Нужно было выделывать кожу животных и появились кожевники, красильщики, башмачники, сапожники. Куда-то нужно девать овечью шерсть и появились трепальщики, валяльщики, прядильщики, суконщики, красильщики шерсти и даже ковровщики. И это не полный список. Ещё мясники, колбасники, молочники, маслоделы и сыроделы. Блин даже резчики по кости. Почему они все прибежали на мои земли.
   Ответ на самом деле банален. Полное отсутствие налогов. Огромное количество дешёвого сырья и рынка сбыта гномам и троллям под землю в обмен на металлы, изделия из них, плюс золото и драгоценности, да и соль.
   Налоги установить конечно можно, только вот зачем мне столько денег, мне и так платили за сигнальную систему соседи. Если нужны были деньги, я просто налагал повинность на гномов начеканить монету из имеющегося запаса золота, а золото они же и добывали, просто часть отдавали мне как владельцу недр. Обычная практика. Бывало, что и этого делать не приходилось. Страна мостов и тоннелей, где каждый мост и тоннель для путешественника платный могла просто собрать деньги на очередную войну или глупую идею своего короля.
   Одно время платные дороги тормозили торговлю. Но это как раз обстоятельство и помогло организовать первые надземные торговые города людей. Конечный продукт ремесленникам надо было сбывать и посчитав дни когда у них будем максимальное количество товара был издан королевский указ о бесплатных днях и дорогах. Идея проста, на несколько дней я выкупаю у владельца право пользования его дорогой или мостом, а сам пропускаю по нему бесплатно купцов и грузы.
   Расточительство казны! Как бы не так. Я выкупаю дороги и мосты таким образом, чтобы все товары и купцы съезжались в одно место, где уже их ждут мои продавцы, товары и покупатели. Эти места, как по мановению волшебной палочки, становятся молодыми городами. Только благосостояние этого города на сто процентов зависит от указа короля и его решения о выкупе права проезда по мостам и тоннелям. Не будет указа и город враз захиреет. Города начинают конкурировать между собой. Их представители несут королю подарки и всячески упрашивают, чтобы указ был и именно на дороги, ведущие к их городу.
   Но какое мне дело до людей? Никакого. Вот если бы они стали верноподданными короля, тогда другой разговор. Так город за городом переходил под руку короля. А сами горожане становились ярыми приверженцами королевской власти. Им это было выгодно экономически. Самое смешное, что тролли долго живут и соответственно смена власти естественным путём это просто, то событие, которое никогда не случалось.
   Все окрестные стада были собственностью короля, ну гоблины то померли, наследник я. А все окрестные города от этих стад зависят. Осталось только пастухов и пастушек определить в верноподданство. Тут и вовсе было просто как изжарить ведьму на костре. Принял ходатайство от одного города, о том, что его бедные жители (каждый день колбасу с пивом едят!) хотели бы, чтобы их дети пасли королевский скот. И появился закон, дабы не обидеть верноподданных пасти скот могут на королевских землях, только подданные короля. Упс. Круг замкнулся. Но в том же указе появилась и лазейка, чтобы обойти его. Принёсший клятву верности королю, считается подданным короля со всеми правами и обязанностями. А как понимаете на вопрос - "Какие у меня будут обязанности", был ответ - "Да пока никаких, налогов то у нас нету". Народонаселение росло как на дрожжах. В нужных местах выросли как грибы молодые города.
   Вроде все начало меняться к лучшему. Только ленивый не богател. В смысле Ленивый тоже богател, я вообще своих верных друзей поощрял и именно их мосты и дороги чаще всего выкупал для городов. Многие тролли помимо взимания платы с мостов и дорог стали подрабатывать в каменоломнях, где ломали камень для постройки городских зданий. Если честно я пожаров боялся и не разрешал строить из дерева, тут и политика мира с онтами сказалась. Древни мне были нужны. Я давно хотел использовать их против врагов моих самых настырных - остроухих. Поэтому, всё что можно было делать не из дерева из него и не делалось. Даже печки топились кизяком - экскрементами скота, а в холодную погоду города обогревались горячим паром, поступающим по трубам из-под земли из кузниц и литейных цехов гномов. Дёшево и пожаробезопасно. Короче подданные были мной пока довольны. И тут на мою голову свалилось несчастье. Соня прислал по договору свою малолетнюю дочь мне в заложники. Имя ей я сразу придумал правильное - Пиявка!
  

Глава 20

  
   Чтоб как-то сблизиться и в то же время не воспитать из ребёнка "звезду" я представился ей очень дальним бездетным родственником со стороны отца. Детей у меня своих нету, вот я и выпросил её у родителей себе временно, но за деньги. Пиявка поверила, и стал я для неё дядей троллем. То, что меня постоянно называли, то темнейшество, то злодейство, ребёнка не смущало. Всё-таки дальний, но родственник королей Гондора. Первые дни Пиявка естественно потерялась в темноте подземелий, но вскоре я повесил ей на ноги по серебряному колокольчику, и теряться она перестала. Теряться то она терялась по-прежнему, но теперь легко находилась. Потихоньку девочка стала ориентироваться под землёй. Моя золотая песчаная ванна её поразила и пленила с первого шлёпа. Спала теперь она только там. Ленивые гномы, нет - нет, да и пускали в ванну золотоносный песочек. Естественно Пиявка вскоре стала золотиться в лучах солнца. Пришлось приучить её мыться водой после песчаной ванны.
   Первая проблема вышла с питанием. Пиявка наелась мелких камней и случился у неё запор. Сносил её к бабушке, та дала девочке конфетку и камни не вышли, а "вылетели" с солидным ускорением и дико рикошетя, унеслись в темноту подземных галерей.
   - Передозировка, на такой вес хватило бы и четверти конфетки, - прошамкала бабуля.
   Издалека послышались ругательства. Пиявка от бабули отходить не хотела и принялась помогать. В результате через некоторое время бабушкин котёл взорвался. Пришлось помощницу забрать, но та видно успела запомнить дорогу к бабушкиной пещере и слямзить некоторые ингредиенты. Смешав ингредиенты и добавив ещё кое-чего, девочка хотела получить в итоге конфетку, а получила лужицу жидкости, которая мигом разъела каменный пол в тронном зале. Пришлось гномам сделать на месте дыры хитрый люк и в трон вставить механизм для его открывания - закрывания. Удобная кстати штука получилась.
   Короче я решил, что в дальнейшем оставлять в педземельи девчёнку крайне опасно. А потому вскоре придумал нам двоим полезное занятие, а главное довольно таки прибыльное. А какой король не хочет пополнить свою казну денюжкой. Вот и я не отказался.
  
   - А что в нашем лесу делает такая маленькая миленькая девочка, - осклабился и пустил слюну по недельной щетине подбородка один из детин с кривым ножом в татуированной лапище.
   - Гуляю и пою песенки.
   - А как тебя зовут деточка? - воровато оглядываясь по сторонам, и потирая волосатую грудь, спросил второй громила.
   - Меня зовут Красная Шапочка, - прощебетала девочка.
   - Где твои родители крошка? - задал вопрос, главарь шайки педофилов-насильников Кривой, пожирая глазами очередную жертву.
   - Дома! Они не любят в лес ходить, - сказало невинное дитя, прислонившись к пригретому солнцем валуну.
   - Сегодня наш день! - обрадовались душегубы и кинулись на маленькую девочку.
   Внезапно, покрытый мхом камень за спиной девочки распрямился в три человеческих роста и махнув громадной каменной ручищей, сгрёб всех троих взрослых мужиков. Хруст ломающихся костей возвестил об их безвременной кончине.
   - Дядя тролль, ты мне опять всю шапку кровью забрызгал, - возмутилась девочка.
   - Не ворчи, твоё дело петь и гулять возле меня, зря что - ли я родителям твоим деньги за месяц вперёд заплатил.
   - Ага, заплатил сразу за месяц! А с горожан то тебе за каждого преступника награда идёт!
   - Ладно, вымогательница, получу очередную выплату от городского бургомистра, с меня леденец.
   - Петушок на палочке!
   - Замётано, петушок так петушок! Пошли работать, - заторопился тролль.
   - А кто у нас следующий по списку? - спросила Пиявка, конечно это была именно она.
   - Не вижу, солнце слепит, прочитай сама, - и я подал ей солидный список.
   - Лю - до - яд, - по слогам прочитал ребёнок, вычеркнул банду Кривого из списка и отдал кусок пергамента троллю.
   - Не яд, а ед! Где ты я то увидела? Вечно не дочитаешь руну до конца и придумываешь на ходу.
   - Я подумала, что он ядовитый раз так называется.
   - Нет, он не ядовитый, а просто людей ест. Потому и людоЕд, а не яд.
   - Ну тогда понятно, а мы Васю сегодня ночью выгуливать будем?
   - Нет, с ним Сопливый погуляет.
   - А с вампирами в догонялки играть?
   - Нет, мы их прошлой ночью всех догнали окончательно.
   - А может к русалкам к лесному омуту пойдём? Они такие красивые.
   - Хватит с меня русалок, тебе-то весело, а мне потом тётушка Ку таких люлей вставляет, что никаких русалок уже не захочется.
   Весёлая девочка и ворчливый лесной тролль потопали дальше в чащу леса, откуда вскоре запел песенку звонкий детский голосок. Время было выбрано удачно, небо было чистым, а ночью ожидалось прекрасное полнолуние.
   Людоед кстати нашелся быстро, оказался добрый такой дедушка, хрен ему не хлебушка. Заманил бедную Пиявочку к себе домой, в тесто задницей посадил и приправками-травками посыпает. Тут я на огонёк зашел в избушку. Людоед как-то приуныл, видно решил, что сам переместился в цепочке пищеварения на роль пирожка с ливером. А я как рыкну на него:
   - Ты это чем старый пакостник тут занимаешься с ребёнком?
   - Дык купаю в тесте, уж очень грязная девочка, а воды не припас вот в тесте и купаю, но это не беда, я сейчас за водичкой быстро сбегаю, только ведёрко прихвачу.
   Я выколупал из теста Пиявку и посадил на лавку этот пельмень-переросток.
   - Тут одним ведром не отделаешься, дай-ко я тебе помощничка слеплю.
   Через несколько минут вылепил из теста здоровенного крепыша и посадив на лопатку отправил того в печку. Людоед только рот открыл от удивления. Немного големного колдовства и из печи выпрыгнул добрый молодец. Правда башка подгорела и получился брюнет жгучий.
   - Ух ты! Горяченький! - обрадовалась Пиявка.
   - Я, Колобок! - гордо заявил брюнет.
   - Слушай приказ Колобок! - рявкнул я.
   И тут брюнет как запел тенором:
   - Я по амбару метён, я по сусекам скоблён, в жаркой печке печён!"
   Да как прыгнет в окошко и уже издалека донеслось:
   - Я от дедушки ушел!
   - От гад! Ушёл! - разочарованно протянул дед-людоед.
   - Дядя тролль, я есть хочу, - загнусавила Пиявка, облизывая руки от теста.
   - Одни проблемы с тобой! Ладно, что с людоедом то сделаем?
   - Казнить мы его должны по контракту, дядя тролль!
   - Не погубите! - запричитал дедок.
   - А мы его мясо есть отучим!
   - Это как? - удивилась Пиявка.
   - Да есть тут в глуши неподалёку один монах-вегетарианец. Либо он деда закодирует и приучит траву и корешки жрать, либо сам для деда корешком станет, хехе. Собирайся старый, а твою избушку мы чичас спалим до тла.
   - Ура! Дядя тролль будет пирожок есть, а мне не взял? - обрадовалось дитя.
   - Тебе нельзя, разорвёт, огнеопасный он очень, без пирожков я нынче вон угольком из печки запалим.
   - Ну так не интересно, - сразу расстроилась девочка.
   - Поджигай давай и на выход, кто-там у нас следующий?
   - Болотная ведьма, портит погоду и отнимает у коров молоко.
   На полянке полыхала избушка людоеда. Сам людоед и пельмень в красной шапочке сидели в телеге, которую тащил король троллей. У ближайшей речки мы остановились, и Пиявка пошла мыться. Пока она плескалась, я насобирал ягод, а хитрый дед дважды попытался смазать лыжи, за что получил затрещину и всю дальнейшую дорогу пролежал смирно в телеге.
   Пиявка налопалась ягод и уснула, свернувшись калачиком на дне телеги. В полночь въехали в такой бурелом, что телега меж стволов застряла намертво. Совы летали размером с хорошего гоблина и норовили выцарапать глаза. Кругом красноглазые вампиры по деревьям скакали, а возле воды русалки хвостами шлёпали и о чём-то своём разговаривали. Опять поди про свежего утопленничка.
   В общем, обычный ночной страшный лес. Отпустил конягу назад. Правда, его быстро вампиры догнали, ну тут уж я не при чём. А сами пошли пешочком. Пиявку я на руку взял. Коленом людоеда подталкивал, а второй рукой от наглых сов отмахивался. Вскоре я углубился настолько глубоко в лес, что не сразу заметил знакомый противный запах. Вот хорошо, что дед впереди топал, ему все стрелы и достались, а я с девочкой на руках успел за дерево отпрыгнуть.
   Правильно мне нос подсказал, это были эльфы. Мерзкие остроухие и чего им не спалось то тёмной ночью. Мы затаились. Всё таки эльфы больше на слух ночью полагаются, а не на запах. Пиявка даже не проснулась. Лучники взяли труп деда-людоеда и утащили. Снова стало тихо. Ну да я то чую, что паразиты залезли и сидят на ветках деревьев. А раз так, то они чего-то тщательно охраняли, а вернее кого-то. Будем рассуждать здраво, раз тут никто кроме ведьмы не обитает, а заблудиться я не мог, получается ведьма была эльфийкой, а это ну очень усложняло мою задачу по её устранению и желательно физическому уничтожению. И как до этой заразы добраться, если её остроухие со всех сторон тщательно охраняют и оберегают. И чем она окрестным крестьянам не понравилось, молоко у их коров пропадать стало. Дали бы мне эту корову, уж я бы из неё всё молоко выжал.
   И тут мудрая мысль прям таки ворвалась в мою голову. Колобок! Вот, кто нам поможет! Ему-то стрелы будут по фигу. Где бы только найти этого раздолбая с мякишем. Дрожжей ему в зад! Потихоньку-полегоньку я начал пятиться, прячась за стволы и пытаясь не шуметь. Не хотелось в таком месте будить девочку. Жаль, конечно, что ночь пропадает, но надо идти обратно к избушке людоеда и брать след этого жгучего брюнета. Обратный путь можно было бы назвать спокойным, если бы вампир, кол ему осиновый в задницу, не решил попить крови из спящей девочки. Как прыгнет на меня с дерева, попрыгун хренов. От моего пинка вампира подкинуло выше деревьев и унесло в сторону эльфов-лучников. Я остановился и прислушался. Вскоре услышал знакомый свист и еле слышный звон спускаемой тетивы эльфийских луков. Вот, вам и мишень для тренировок, остроухие. Я улыбнулся от мысли, что сейчас эльфы нашпиговывают кровососа стрелами, да и потопал дальше к избушке. Уже и гарью потянуло.
   Только с Колобком облом вышел. Попадаются навстречу разбитные деревенские девахи под утро с полными коробами грибов. Ну меня они не испугались. Чего им в королевстве троллей тролля бояться. Я им вежливо так рыкнул. Они меня вежливо послали в горы. Тут я и спросил:
   - А не видали девчёнки хлебного мужика?
   И кто меня за язык тянул. Ну какие в деревне развлечения, а тут целый хлебный мужик по лесу шатается. И ведь спросили меня ещё:
   - А во что он одетый?
   - Да ни во что, голый он был.
   Тут и пришел к Колобку полный амбец. Вернее не пришёл даже, а быстро так прибежал. Девки, тут же побросали свои грибы и устремились на поимку голого хлебного мужика. Напрасно я их просил ничего Колобку не делать. Ага как же. Не сделали они. Даже пригорелой корочки с башки не оставили! Пришлось идти с Пиявкой в ближайшую деревню, покупать муку и месить новое тесто для нового Колобка.
  

Глава 21

  
   - Пиявочка, открой глазки, не пугай дяденьку тролля, а то мама придёт, дядю тролля убьёт, - напевал я, выцарапав девочку из под обломков сломавшейся печки.
   - Дядя тролль, а чего она развалилась? - спросила девочка в красной шапочке, не открывая глазок.
   - А вот нефиг было деточка дрожжей столько в тесто кидать! - рявкнул я в ухо подскочившей Пиявке.
   Кирпичи зашевелились и из груды, бывшей когда-то печью в крестьянском доме начало вылазить нечто огромное, круглое и чёрное. Я лихорадочно соображал, что это нечто в дверь не пройдёт и получается, что придется выламывать часть стены. Ой не понравится это хозяину. На хлебного мужика нечто не очень походило. Но представилось:
   - Жжёный.
   - Ну Жжёный пошли, нас ждут великие дела.
   - Ага мы ведьму ловим! - пискнула Пиявка.
   Мы еле успели выскочить из дому и этот сухарь-переросток снёс полстены и вышел на свежий воздух. От одного его вида без всякой ведьмы у коров деревенских молоко скисло, зато земля в деревне махом обильно удобрилась самими жителями, разбежавшимися от такого чуда-юда. Я прихватил тяжёлый арбалет и запас копий, а пиявка огниво и трут. Почему-то она была уверена, что ведьм сжигают на кострах. По-моему так возиться долго со сжиганием, порвал на куски и вряд ли она срастётся.
   Наш геройский отряд охотников на ведьм вошел в лес и углубился ко владениям зловредных эльфов. В аккурат как луна взошла над лесом и притопали на полянку, где стрелы эльфийские оборвали жизнь дедушке - людоедушке. Жжёный бесстрашно, а чего ему бояться то, потопал. Только далеко ему уйти не дали. Разом со всех окрестных деревьев зазвенели тетивы луков, и стрелы потоком накрыли свежеиспечённого, в прямом смысле этого слова, члена нашего отряда. Стал наш Жжёный похож на подушечку для иголок. Не стал я времени терять и успел двух эльфов снять из арбалета, пока они были заняты. Тут, видно от неожиданности, Жжёный свалился, эльфы перестали стрелять и я тоже.
   Однако рано остроухие радовались. Раздался треск ломаемых стрел и Жжёный поднялся вновь и двинулся на вражин. С деревьев опять полетели тучи стрел. Тут Жжёный остановился, зловеще так расхохотался и выдал:
   - И это всё, на что вы способны!?
   Вот не буди лихо, пока оно тихо. Я то успел из арбалета пульнуть в эльфа, зато разъярившиеся эльфы метнули сверху в неугомонное чудо-юдо метательные копья. Жжёного просто как бабочку пригводили сразу пятью копьями к земле. Двигаться он не мог, зато матерился на весь лес знатно, а ведь только что был испечён. Пиявке пришлось мхом оба уха заткнуть, а то она очень уж серьёзно слушала его излияния.
   Понадеявшись, что эльфы потратили запасы стрел, я с помощью временно оглохшей влез в доспехи, не даром же я их таскаю с собой полный рюкзак и потопал, предварительно посадив Пиявку на дерево, к Жжёному. От моего топота листва под ногами заметно вздрагивала, а деревья казалось норовили поджать свои корни, чтобы не попасть мне под ноги.
   - Кто выйдет на поединок против боевого тролля?! Давайте, не ссыте, первых десятерых только покалечу, а не убью!
   Стрелы и дротики забарабанили по доспехам, но этот дождичек вскоре кончился. Смахнув с хрустом и треском метательные снаряды, я треснул себя в грудь кулаком и рявкнул:
   - А ну выходи, остроухие зайцы, ща я вас голыми руками сделаю! Трусы бледнорожие!
   Эльфы не вышли, зато вышел закованный в сталь древень. И ростом и телосложением он был такой же как я. По-моему перестарался я малость, и силы свои переоценил, а эльфов недооценил. Судя по синеве, доспехи были из редкого сорта стали и простым мечём, такую бяку не пробьёшь. С другой стороны, где вы видели боевого древня? А нигде. Не воюют древни, значит опыта боевого у него нуль. Щита у древня не было. И правильно, с такими доспехами он ему на фиг не нужен. Топоры древни ненавидели, поэтому в руках, или ветках, да кто его разберёт, в передних конечностях короче, была у древня металлическая палка, типа ломика с обоих концов заканчивавшаяся лезвиями мечей. Хочешь руби такой, хочешь коли.
   Древень раскрутил свой чудо-ломик и выставив сверкающий круг стали, двинул на меня. Меня обдуло струёй свежего воздуха. Вот же блин как надо вентиляцию делать под землёй! Мой меч в полсилы точно ткнул в центр круга. Древень лишился пальцев на передней конечности и чудесный ломик со свистом улетел и воткнулся, задрожав в ближайшее дерево. Древень сразу растерялся, калечить своих родственников деревьев в его планы не входило.
   - А ну чурбан, снимай доспехи, не-то покромсаю на растопку.
   Но деревянный на то и деревянный. Не испугался горного тролля.
   - У меня договор с эльфами и я его выполню.
   Сжал остатки веток в кулак и потопал на меня со скрипом.
   - Да мне твои эльфы не нужны, отдайте мне ведьму болотную и дело с концом.
   Древень остановился и завертел башкой. В ветвях зашебуршились. Вскоре повысовывавшиеся эльфы уставились на меня хлопающими зенками.
   - Нет у нас никакой болотной ведьмы, - донеслось до меня с деревьев.
   - А окрестные крестьяне говорят, что есть.
   - Путают они. Была у нас правительница Галадриэль - сильная волшебница. Но после победы над злом кольца Мордора она уплыла на родину эльфов и её тут нет.
   - Опачки. Но с древня доспехи я всё равно заберу как трофей, я его в честном бою победил!
   - А мы тогда заберем для научных экспериментов ваше чёрное чудовище неуязвимое для стрел.
   - Я Жжёный, и я вам всем ухи поотрываю, если встану, - раздалось из-под эльфийских копий на полянке.
   - Ладно забирайте, исследуйте.
   Нагрузившись бронёй и суперломиком древня, мы с Пиявкой потопали обратно в деревню.
   - Ты стрелы то из меня не вытаскивай.
   - А почему? - задала наивный вопрос девочка в красной шапочке.
   - Да чтобы денюжки нам за ведьму заплатили, надо придумать героическую сказку как мы её прибили.
   - Классно! А как мы её прибили, дядя тролль?
   - Да я пока не придумал, но для начала её охраняли орды эльфов-зомби.
   - И мы сражались с ними и всех перебили!
   - Нет, я сражался и всех перебил, а ты спала.
   - Так не честно, ты целую орду эльфов-зомби перебил, а я спала! Это враньё, а не сказка! - надулась Пиявка.
   - Хорошо, ты не спала, а выслеживала из засады ведьму, и как только она появилась...
   - Верхом на древне!
   - Ты сразу мне как свистнула.
   - Я свистеть не умею.
   - Ну крикнула.
   - Я взвизгнула как хрюшка!
   - А тут она как набежит и как начнёт махать своим ломиком.
   - А я подкралась и из-за угла её волосы на башке подпалила, она - пых, древень - пых и все сгорели.
   - Нет, Пиявочка, ведьма же высоко на древне и какие углы в лесу то? Ведьма разбивает мне боевой щит с отделкой по краю чеканкой, я отступаю.
   - И тут я из-за угла как выскочу, как кину факелом ей в башку! Она - пых, древень - пых и ...
   - Да погоди ты с факелом! Я отступаю, а ведьма тем временем кромсает мой любимый парадно-выходной боевой плащ с декоративной опушкой по краю.
   - А я тем временем из-за угла на пенёк, с пенька на сучёк, с сучка на веточку и факел ей в волосы, а потом ПЫХ!
   - Нет, ты ждёшь терпеливо конца битвы и потом сжигаешь останки врагов.
   - И всё?
   - Нет, потом ведёшь меня истекающего кровью до ближайшего жилья.
   - А как же ПЫХ?
   - Никаких пыхов! Кто там следующий?
   - Банда Бороды. Болотную ведьму вычёркиваю, пых.
   - Что нам об этой банде известно?
   - Что там одни гномы.
   - Надо в город идти награду получить и про банду получше разузнать.
   - Я с тобой не пойду, опять в кабаке подерёшься, в прошлый раз пиво мне подсунул.
   - Ты про пиво забудь, это я понарошку. Я ж тебе леденец обещал в городе купить.
   - Ладно, куда ты без меня, все равно ведь не запомнишь, что выпытал.
   - Ага, Пиявка, ты же моя память пьяная, всё что не помню расскажешь, хоть и врёшь безбожно. Не мог я в последнем кабаке дубовый стол клыками разгрызть.
   - Ты его пьяный головой в размаху пробил насквозь когда захрапел после пятого ведра, а потом проснулся, подумал, что тебя в колодку забили и прогрыз столешницу. Ещё и фингал бармену поставил, а такой добрый дядя был, всё на меня смотрел и слюну пускал.
   - Этот добрый дядя ещё легко отделался, в следующий раз я ему глаз то натяну на х...вост.
   - А он с хвостом!? - заинтересовался ребёнок.
   - НЕТ! Но глаз я ему всё равно найду на что натянуть.
   - Грубый ты дядя тролль и невоспитанный, меня с тобой скоро ни в одно приличное заведение не пустят. А между прочим мне нужно как и любому ребёнку личную гигиену соблюдать. Чего мы по лесам и болотам то таскаемся? Балдела бы сейчас в золотой ванной, а потом под водой тёплой обмылась и нормально.
   Я засунул руку в дупло к белке и выгреб оттуда горсть орехов с каким-то неаппетитным мусором.
   - На пощёлкай, от твоей трескотни голова уже болит. Хряпнуть бы сейчас ведёрко, другое.
   - Лучше бы место для днёвки подыскал, солнышко вскоре встанет, уже и вампиры перестали за нами по веткам скакать, одни только гномы тащатся.
   Я резко встал и принюхался. Действительно гномами пахнет.
   - Я их силуэты в траве увидела, я же лучше чем ты вижу, это наверно от крови вампиров которая мне в рот попала.
   - Вечно ты всякую гадость в рот тащишь! - буркнул я в ответ.
   - Да там струя кровищи как хлынет, мне прямо в нос и в рот, я же дышать должна вот и проглотила немножко.
   - Вечно ты с разинутым ртом, мечтательница, ой нагадит тебе туда ворона.
   - А я её камнем из пращи хрясь! - не унималась девчёнка в красной шапчёнке.
   - Уймись, не слышу их.
   Вырыв ямку, я сложил туда трофеи, затем лёг сам, пристроил на шее Пиявку и завалился листьями и мхом, даже пенёк трухлявый на голову одел. Раза два по моему брюху, матерясь, прошёл отряд гномов. Предводитель бородатых даже плюнул с досады и пнул пенёк у меня на голове. Но после ночных приключений ребенок и тролль крепко спали и никак не среагировали на топчущихся по ним недомерков.
  

Глава 22

   Банда Бороды продолжала пакостить, потому-что после получения награды сразу за банду педофилов, людоеда и болотную ведьму нужно было это дело отметить и голова болела жутко. А тут ещё Пиявка закапризничала. Надоело ей по лесам шататься. Канючила, канючила. Пришлось идти к тёте Ку. Тем более, что у девчонки не хватило сил выдрать из моей шкуры наконечники эльфийских стрел. Шли по ночам, а днём дрыхли. Хотя у Пиявки весь режим сбился и она могла дрыхнуть и ночью у меня на руках, а днём шататься по лесу вокруг моего засыпанного мхом и листьями тела, в пределах слышимости.
   А вот к Ку мы сразу не пошли, уж больно много было посторонних запахов и пришлось заняться шнырявшими повсюду артелями золотоискателей, перекопавшими весь окрестный лес. И тут как раз Пиявка была просто незаменима. Ну что может сделать артели золотоискателей разъярённый горный тролль в полном боевом доспехе? Убить, разогнать, изувечить. Да на одно освободившееся место тут же прибежит ещё дюжина в надежде поживиться. Ведь, где нечисть, там по поверьям золотоискателей и золото.
   Другое дело если есть под рукой умная и хитрая девочка. Вот влезьте на минуту в шкуру золотоискателя и подумайте его воспалённым золотой лихорадкой мозгом. Встал утром, потопал к ручью песок промывать, а на полянке в пределах видимости идёт девочка в красной шапочке. И это в чаще то леса! Загадочно, таинственно и необъяснимо. Вначале девочку пытаются догнать, но она всякий раз пропадает, чтобы появиться вновь в другом месте. На крики она не реагирует. Золотоискатели начинают нервничать.
   Вторую фазу я называю, ночным пением. Девочка, невидимая в темноте, начинает петь вокруг лагеря золотоискателей по ночам. Естественно никто не спит и от каждого хруста ветки у бывалых душегубов на загривке шерсть шевелится.
   Начинается третья фаза. Исчезновение вещей. Да, и ночные пения с дневными появлениями-исчезновениями не прекращаются.
   Последняя фаза. Это когда ночные песни сменяются детскими криками о помощи. Все и так на нервах, срываются или наоборот сидят в лагере и дрожат.
   По времени все четыре фазы занимают много времени, но наблюдать со стороны интересно. Наконец, до всех доходит, что место здесь проклятое и артель делает ноги. Да есть ещё и пятая, неприятная фаза. Если после четырех первых, особо отмороженные старатели больные на всю головушку продолжают копать, то приходиться по одному похищать самих золотоискателей и уносить их подальше от этих мест. Да обычно до этой фазы не доходит дело. Золотоискатели - чуваки суеверные и нервы у них не железные, расшатанные, в общем, нервы.
   Не прошло и пары месяцев, как вокруг кузницы весь лес был очищен от золотоискателей. Сразу предупрежу вопросы. Мы одновременно воздействовали на несколько артелей, чтоб время даром не терять. Зачистив территорию, мы потопали к кузнице. Запах говорил мне, что Ку в кузне. Правда, почему-то ударов молота не было слышно, и телега с незнакомой лошадью стояла во дворе. Я ещё раз принюхался, но все запахи были родные. Пиявка широко открыла ворота кузни, чтобы я их как обычно не сломал и я втащил мешок с добычей, бочоночек любимого вина Ку, а также свежезадушенного молодого кабанчика.
   Однако прием меня ожидал холодный. Ку стояла в чистом платье и без кожаного фартука. Пиявка переминалась с ноги на ногу. Рядом с Ку стояла женщина чуть ниже её ростом, такая-же как она плечистая, с намозоленными от тяжёлой работы руками, одетая по-деревенски просто. Женщина уставилась на меня с явной враждебностью и спросила Ку:
   - Эоинна, кто это?
   Ку не знала куда девать руки, глаза её бегали, а внятного ответа явно в голове не складывалось.
   - Я постоянный клиент, мне нужно починить доспехи свои и осмотреть для оценки доспехи добытые в бою, - выдал я, неплохую, по-моему, версию.
   Тут встряла вездесущая Пиявка:
   - Здравствуйте! Это мой дядя тролль, его зовут Большой, а это тётя Ку, она классный кузнец, самый лучший во всём лесу. Если у вашей лошади отпала подкова, то лучше кузнеца в этих местах вам не найти.
   Я растянул лыбу и попробовал сотворить нечто похожее на дружелюбную улыбку, но получилось не очень.
   - Сегодня Эоинна больше работать не будет и вообще кузница закрывается и переедет из лесу в более людное место.
   Челюсть моя с лязгом откинулась, и только ремешок шлема не дал ей опуститься ниже. Тут Пиявка взяла с места в карьер и законючила, пустив слезу.
   - Мы всю ночь шли по лесу, ножки устали, глазки устали, можно мы на день только останемся, а ночью уйдём. Пока я сплю, дядя тролль поможет вам всё погрузить.
   Незнакомая женщина, пахнущая как Ку - Эоинна, долго соображала, зато уж решила как отрезала:
   - Девочка пусть отдохнёт, а троллю тут не место.
   Я молча развернулся и вышел под утреннее солнышко, завернувшись в плотный походный плащ. Отошёл в тенёк и уселся под раскидистым деревом. Шкура, продырявленная эльфийцами, чесалась и я потихоньку, как мне казалось, стал чесать спину и бока об кору дерева. В результате загнал наконечники ещё глубже.
   Да взгляд у этой тётеньки из деревни был тяжелей чем молот Ку, да пожалуй и её наковальня в придачу. Интересно кем она ей приходиться.
   Тут из кузницы выскочила Ку, подбежала ко мне и свистящим шёпотом кобры приказала мне не скрипеть об дерево и не марать тут всё кровью. А я и не заметил, что из ранок капает. Я схватил её за руку и спросил тоже шёпотом:
   - А кто это у тебя в гостях?
   - Мама, - успела пшикнуть Ку - Эоинна, исчезая в кузнице.
   Судя по запаху, кабанчик пошёл в дело и начал с помощью местной кулинарии обретать вкусные свойства. Жрать захотелось со страшной силой. Только приглашения не последовало. Ку выбежала с костями и бросила их подальше в лес.
   - Ку, почему ты уезжаешь?
   - Замуж выхожу, мама жениха нашла, - опять шепнула Ку, удаляясь с пустой посудиной из-под костей.
   Жрать не расхотелось, но возмущение моё нарастало, а главное непонятно было что делать дальше. Пока у меня в голове вертелся только лихой план кражи Ку из деревенской телеги, в которую между тем грузились немудрящие пожитки моей обожаемой кузнечихи. В общем, поступать надо было плохо и я тихонечко подобравшись к стене кузни начал подслушивать.
   - Ты, доченька, не волнуйся он мужик крепкий, трёх жён пережил, детей у него много, всегда при деле будешь. Опять же живёт он недалеко и я, если что, пригляжу. Да и у меня сердце успокоится, всё же на людях, а не в лесу с нечистью всякой дочь родная живёт.
   Внезапно запахло гномами. Еле я успел увернуться и сразу три топора врезались и застряли в дереве кузни.
   Полянка перед кузней быстро заполнялась вооруженными до зубов маленькими бородачами.
   - Какого вам лешего от меня нужно, недомерки!? - рявкнул я.
   Недомерок с широченной рыжей бородищей вышел вперед и тоже рявкнул:
   - Ты король троллей, а я Борода, главарь этой банды, нам заплатили за твою голову и мы её получим! Не зря же от самого леса эльфийского по следам твоим идём!
   - Ух ты! Дядя тролль! Это же та самая банда, за которую нам бургомистр денег обещал! - радостно вякнула, проснувшаяся Пиявка за моей спиной.
   Ку с мамой стояли в непонятках. Одна девочка в красной шапочке не унималась:
   - Вали их Большой, пока не разбежались!
   Бой на солнышке меня совсем не устраивал, а в лесу деревья размахнуться мешали, но я выбрал лес и решил мечем не пользоваться. Устроился, где потенистей и галантно предложил врагам:
   - Налетай! Подешевело!
   Но Борода и банда были не тривиальными бандюками, а вполне сплочённым воинским подразделением. Не торопясь, последовали за мной и выстроились плотным строем, ощетинившись колюще-режущим, на длинных древках при том.
   - Так не пойдёт, хочу доспехи переодеть.
   - А нам пофигу, мы банда! - рявкнули бородачи, не прошедшие проверку на благородство, и двинули на меня строем.
   Пришлось воткнуть щит в землю и спрятаться за ним. Сначала гномы попытались щит пробить копьями. Но он выдержал, и они попытались крючьями и баграми подцепить край щита и вырвать его из моей руки. Фигушки! Но зловредные бородачи не испугались и принялись дубасить меня боевыми цепами, которые заразы доставали мне и по шлему, и по спине, и по плечам. Когда мне надоело это безобразие, а вот бородачам оно не надоело, молотили они меня по-прежнему здорово, я резко встал и щитом отбросил вверх и в сторону засевшие копья и зацепившиеся багры и крючья. Затем я, действуя щитом, как огромной лопатой принялся расшвыривать бандюганов направо и налево. Получалось вверх вправо и вверх влево. Парочка арбалетных болтов звякнула по доспеху, не причинив вреда, зато следующие начали находить места с кольчугой и впиваться в тело, причиняя боль. И черт с ним с болтом арбалетным, раскидал бы я гномусов, да рыжебородый гад успел крикнуть:
   - Топоры!!!
   Если вам в лоб прилетит боевой топор, это будет, уверяю вас, очень неприятно, а тут не один топор прилетел, а меня массово поразили метательными топорами. Удар был такой силы, что меня о ближайшее дерево приложило, подбросив, а утыканный топорами щит унесло на фиг в лесную чащу. После этого оставалось медленно сползать окровавленной и оглушённой тушкой с массивного ствола в руки своих маленьких убийц.
   На этой оптимистичной ноте пришлось бы и закончить мой сказ, но Ку не вытерпела моего избиения, схватила почему-то длинную кочергу и принялась расшвыривать малоросликов во все стороны. Мама конечно кинулась помогать доче, а Пиявка, взобравшись на ближайшую ёлку, весело визжала и кидала в гномов шишками.
   Гномы не ожидали, что на них накинутся две разъярённые женщины и попросту растерялись. Рыжебородый хотел что-то приказать, но в открытый рот влетела еловая шишка и намертво застряла там, не давая бедолаге сказать ни слова. Дисциплинированные гномы сражались отчаянно, но бестолково. Часть кинулась домолачивать меня, часть на Ку и часть на её маму. Действовали они разрозненно и хаотично. В результате у них не получилось, ни меня домолотить, ни тем более остановить Ку и её маму. Правда, один недомерок попытался всадить маме в спину арбалетный болт, но я сумел удачно рухнуть на него со словами:
   - Не тронь тёщу!
   Банда Бороды была разгромлена и её остатки разбежались по лесу. Тех, кто не мог убежать связывали бородами как лук, головка к головке. Своеобразную косичку возглавлял рыжебородый.
   К сожалению, я окончательно отключился и финала славной битвы не увидел.
   Последнее, что я услышал сквозь опускающуюся на меня тьму был голос Пиявки:
   - Тётя Эозина, там на дереве ещё гном висит, я пятку вижу.
   Как же я люблю тьму и тишину.
  

23 Глава

   Голоса в темноте. Далёкие, далёкие. Меня куда-то волокут за ноги. Снимают доспехи. По запаху кузня. Хорошо-то как. А вот когда выдирать стали из шкуры наконечники стало не хорошо, но терпимо.
   - Вы гномов не убивайте, за них надо сперва награду получить у бургомистра, - это Пиявка беспокоится, суетится.
   - Чем ему раны то залечивать, чудищу этому горному? - это уже Эозина обо мне беспокоится.
   - Да обычно подорожником простым заткнуть да перевязать хватало, - ляпнула Ку.
   - Обычно? И давно эта образина к тебе захаживает?
   - Он вам жизнь от арбалетчика спас, а вы его образиной обзываете мама, - парировала Ку, пропустив вопрос мимо ушей.
   - Может его быстренько убить и расчленить? Стыд то какой, - безнадёжным голосом высказалась мама Ку.
   - Что Вам мой дядя лягушка что-ли, препарировать его! - возмутилась девочка в красной шапочке.
   - Будь он самым завалящим человеком, я была бы не против, но тролль! - не сдавалась Эозина.
   - Он не завалящий! Он король и королевской крови, родственник королям Гондора, ...дальний...очень, - защищала меня Пиявка.
   - Ну не укладывается у меня в голове, как тролль мог совратить мою девочку?
   - Я не совращал!
   - Что!? - воскликнула мама Ку.
   - Что!? - воскликнула Ку.
   - Что такое совратить, дядя тролль? - спросила Пиявка не вовремя.
   - Это плохое слово Пиявочка означает...эээ...открыть без спросу ворота, - попытался я объяснить.
   - Может своротить, а не совратить? - уточнила девочка
   - Это у моей дочери ВОРОТА? - послышался зловещий, не предвещающий хорошего голос троллеубийцы.
   - Нет Пиявочка своротить, это совсем сломать, а совратить, это открыть без спроса, хотя слова похожи, - я продолжал объяснять непонятное слово.
   - Мне понятно! Тётя Эозина, дядя тролль не совратил, а своротил тёте Ку ворота, несколько раз. Ой, а тётя Ку стала красной, - сообщил невинный ребёнок.
   - Несколько раз!?!?!? - Эозина была на грани.
   - А я ему говорила, ты постоянно ворота у тёти Ку ломаешь, давай я буду сначала открывать, а ты за мной будешь в кузницу заходить. А то у нас-то в подземном дворце ворот нету и дверей, тётя Ку, если и захочет, то не сломает. Даже в королевскую купальню двери нет. Темно и дверь не нужна. Лёг в золотую ванну и грейся. Там и я, и дядя тролль, и тётя Ку одновременно влазим и ещё для Вас тётя Эозина места хватит.
   - Ой! - это мы с Ку.
   - Тааак! - воздух с шумом вышел из мамы Ку, а кулаки сжались и начали напоминать две увесистые кувалды.
   Ку готова была провалиться под землю, я пожалел, что не родился маленьким незаметненьким гномом.
   - Я так понимаю, что ваши отношения уже длятся не один день!
   Надо было спасать мать от детоубийства. Пиявка и тут опередила меня.
   - Дядя тролль, как и все тролли, совершенно не разбирается во времени и не умеет его считать, он и сколько ему лет не скажет. Он уже тысячу раз предлагал тёте Ку стать его королевой, но она всегда отказывалась и говорила, что с троллем жить неприлично, хотя что тут неприличного, я же с ним живу.
   Эозина, где стояла, там и села, уставившись на дочь, меня и шуструю девчушку. Тем временем Пиявка раздобыла гнутый гвоздь, положила его на наковальню и начала бухать по нему молотком - выправлять. Казалось она забивала в голову бедной матери мысль о чудовищном грехе её дочери. Однако гвоздь выпрямляться упорно не хотел. Наконец молчание было прервано:
   - И что теперь делать?
   - Мам, а может оставим всё как есть и никто не узнает? - раздался голосок Ку.
   - Не мамкай Эоинна! Домамкалась! Сидела бы дома и проблем бы не было!
   Пиявке явно надоело плющить гвоздь и она, схватив клещи, бочком прокралась к воротам и вышмыгнула в щель на солнышко. Все облегчённо вздохнули.
   - Ты точно король этих...троллей? - впервые обратилась ко мне Эозина.
   - Да.
   - Ты точно...лю...жить с этим хочешь? - теперь вопрос адресовался Эоинне.
   - Да.
   - Тогда никакого непотребства и внебрачных связей я не потерплю! Свадьбе быть! И чтоб не хуже чем у соседей была!
   С этими словами Эозина взяла гвоздь с наковальни, одним движением выпрямила его и с размаху вбила - вдавила его в стену по самую шляпку.
   Тем временем с улицы донеслись крики и проклятья гномов. Эоинна кинулась к воротам и все увидели картину варварской депиляции гномьих бород кузнечными клещами, которую проводила Пиявка.
   - Ты зачем им бороды рвёшь, вредительница, за них же никто потом денег нам не даст? - крикнул я с возмущением.
   - Девочка, зачем тебе их грязные бороды, фу, - возмутилась и мама Ку.
   - Опять мои клещи без спросу взяла! Ну что за наказание, - вставила будущая невеста.
   - В гномьих бородах волшебства много я колдовать учиться буду, мне Вася - оборотень уже свой клык обещал и крови в баночке дал. А ещё у меня есть пепел логова людоеда, челюсть вампира, вырасту и буду всех в рыжих тараканов превращать.
   - А почему в рыжих?
   - А они наглее, чем чёрные!
   - Так, клещи без спросу больше не трогать и бороды гномам не выдирать иначе к бабушке в пещеру больше не пущу и вообще обратно в Гондор отправлю зубрить имена и прозвища всей королевской династии от самого основания Гондора.
   - Напугал, а я сбегу и вообще дорогу к пещере твоей бабушки уже выучила, - проворчала Пиявка, но тихонько, примирительно проворчала.
   - Мне вот больше интересно кто тебя, мой милый будущий зятёк, заказал, - вставила Эозина.
   Что-то я совсем забыл, про данное обстоятельство. А ведь нанять такую дикую банду стоит дорого. Кто ж меня так не любит то?
   - Погоди ка Пиявочка. Где я рыжебородого видел? Вы его не связывали? - вспомнил я о гномьем предводителе.
   - Связывали, связывали, только он ничего не скажет у него шишка в горле застряла, - конечно, это вездесущая девчонка.
   Полузадохнувшегося гнома отвязали от гномокосички и потащили в кузницу. Гном отчаянно сопротивлялся, а мы вчетвером держали его, разжимали рот и выколупывали шишку. Причем мнения разделились, будущая тёща предлагала шишку протолкнуть дальше чем-нибудь длинным. Я предлагал сжать ему шею, чтоб раздавить шишку. Ку наши предложения отвергла и сказала, чтобы Пиявка тоненькими пальчиками вытащила шишку из горла. Девчонка до шишки добралась, но сил выдернуть у неё не хватало, ещё и гном - паразит языком мешал. Отрезать бы его, да как потом он без языка рассказывать будет. Ничего не получалось толком. Тогда Ку вытащила солидный рыболовный крючёк и сказала Пиявке, чтобы та воткнула крючок в шишку поглубже. Та воткнула, Ку рванула и полшишки вылетело из горла, остальная осталась. Да сколько ж можно с одним гномом возиться, я оттолкнул всех в сторону, схватил бедолагу гнома за голову и во всю мощь своих лёгких дунул ему в рот. Эффект был неожиданный, из носа гнома мне прямо в глаза вылетело всё содержимое, а шишка ни с места.
   - Зажмите ему нос!
   Эозина зажала нос, я со всей дури дунул в рот гному снова. Шишка как поршень ушла в утробу гнома, правда заодно из ушей пробки вылетели и глаза чуть не вылезли из орбит, но в целом лечение пошло на пользу. Ну теперь вполне допрашиваемый материал получился по итогу.
   - Давай Борода, говори, кто меня заказал?
   - Да я его не знаю, - прохрипел гном.
   - Пиявочка, тебе ещё рыжие волоски из бороды нужны?
   - ДА! - с энтузиазмом крикнула девочка и кинулась на гнома с клещами.
   - Я всё скажу, - заверещал гном, - только уберите это маленькое чудовище!
   - Вот амнезия и закончилась. Пиявочка, обожди.
   Клещи клацнули у самой бороды гнома, но были убраны.
   - Я его не знаю. Пришел ночью в лес к самому нашему лагерю урукхай и принёс черный шар, из которого на нас смотрел чародей с белыми волосами и бородой. Урукхай дал большой задаток и мы согласились.
   Сумму гном назвал просто астрономическую. Тут-то я и подумал, что на будущую свадьбу этого должно вполне даже хватить. Посоветовался с Эозиной и Эоинной. Те согласились, что суммы должно хватить. Теперь нужно было как-то облапошить колдуна.
   - Как вы должны ему голову доставить? - обратился я к гному.
   - Да всё просто, вызываем урукхая с шариком и демонстрируем твою отрубленную голову, после чего получаем остальные деньги.
   - Ну уж шар-то мы обведем вокруг пальца, а тупого урукхая и подавно.
   Операция по надувательству чародея началась.
   Для начала привлекли гномов на свою сторону. Это было просто. Я пообещал поселить их в Мории, а главное они должны были торговаться с проклятым колдуном и всё, что выторгуют забрать себе. То есть я предложил им на халяву денежек срубить. Чтобы колдун их не надул, они должны были предоставить меня колдуну живьём и убить на его глазах, т.е. возле шара. Для псевдоубийства нужно было много крови и пришлось свежеубиенных гномов из банды отжать и кровь разлить в походные бурдюки. Это конечно издевательство над трупами, ну да что не сделаешь ради наживы.
   Что и говорить, урукхай очень удивился, когда к нему выволокли огромного тролля утыканного обломками копий, стрел и топоров, связанного по рукам и ногам. Зато чародей, зная жадность недомерков, сразу поверил в их подозрительность. Борода так и ляпнул шарику, мол, где гарантия, что за мертвую голову мы получим денег больше, чем за живую? Колдун напирал на договорённость, однако гномы возразили, что свою часть сделки они выполнят прямо хоть сейчас, перерезав мне глотку, если им отдадут деньги и возместят убытки. Тут Борода долго и нудно перечислял всех перебитых у кузницы гномов по именам и даже тела их изувеченные предъявил. Скрипя зубами, чародей согласился оплатить их пышные похороны и пособия их семьям единовременные. Пришло дело предъявить раны раненым. И опять гномы скурпулёзно посчитали все, вплоть до маленького синяка. Уже прошло полдня, а торг продолжался. Борода вынул следующий длинный список и не поленился перечислить всё переломанное оружие и испорченные доспехи, до последней стрелы и ремешка на боевом сапоге. Я бы давно рехнулся, если бы не знал гномов.
   У бедного колдуна уже из ушей дым от злости шёл. Но он был далеко, а здесь был лишь чёрный шар. Единственно, что ему удалось это отвертеться от пятерых без вести пропавших в битве гномов. Нет доказательств смерти, значит дезертировал с места событий. Но зловредные гномы выбили с него обещание выплатить сполна в будущем, если обнаружатся трупы пятерых их товарищей по оружию. Три дня потом денег ждали. Наконец пришли деньги. Борода, вытащив меч, торжественно и почти нежно, под рёв товарищей, перерезал мне горло и мощный фонтан крови долбанул прямо в чёрный шар и держащего его урукхая. Гномы кинулись отрывать мне башку, запаковали её в плотный мешок и завязав мешок, вручили урукхаю "бесплатный бонус". Сделка состоялась.
   В чём же фокус? Да в двух бурдюках с кровью и солидной каменюке, которую гномы и сунули в мешок заранее. Борода аккуратно порезал шкуру на моём горле и моя кровь побежала из раны, а далее, пара гномов даванула на спрятанные под моими доспехами бурдюки с кровью и точнёханько забрызгали чёрный шар и глаза урукхая. Оставалось наброситься всей толпой "для отдирания головы от тела" и вот уже само тело под шумок утащили, а капающий кровью мешок с чем-то круглым отдают урукхаю. Все веселятся. Занавес.
  

24 Глава

  
   Не всё спокойно в тролльем королевстве. Да какой нафиг покой, кошмар настоящий! Виданное ли дело - свадьба короля. Да ещё на человеке. Это вам не гоблинская война, тут всё намного хуже. Вообще встал вопрос, кто мог "бракосочетать" короля троллей? Он вроде всем верховодит. Хотели послать за королями эльфов, гномов и людей. Только получалось, что тролля бракосочетают равные ему по положению, а это уже унижение достоинства короля и всего тролльего племени. Мне то было по барабану, но не троллям. Предлагали, чтобы я сам себя бракосочетал. Но я не знал, как это вообще делается. У троллей нет брака как такового. Уж природой так заложено, что женских особей меньше, потому у них свобода выбора и самые глубокие укрытия в этом мире. Ведь смерть даже одной троллихи рассматривается как катастрофа. О соотношении самцов и самок судите сами. Ни одна меня, хоть я и король, не выбрала. Живут троллихи долго и привыкают к одному партнёру, вообще консервативны и шибко не выбирают, ибо уверены, что все тролли-самцы одинаковы и на уме у них только одно, если вообще можно это умом назвать.
   Вопрос бракосочетания решила бабуля. Пусть вытащат наверх самого старого тролля, он и сочетает браком. Если поймёт, что это такое. Простенько и со вкусом.
   Будущая тёща настаивала на жреце. Да хоть десять жрецов. Дал приказ добыть на всякий случай троих. Мало ли что. Запас карман не тянет. Если двое первых пойманных жрецов были вполне сносны, то третий был некромант и как раз оживлял труп, его, как был в кровищи, так и доставили. И когда сказали, что он должен бракосочетать новобрачных, он несколько удивился, а затем заупрямился, пока я не показал ему кулак и не пообещал лично сгноить на дальних рудниках.
   Приготовлением свадебного угощения занялась бабушка и это была большая проблема, травить гостей не хотелось, а узнав кто готовит, многие тролли поспешили поглубже в землю и сделать вид, что ничего не слышали про свадьбу. Деньги из казны на свадьбу лились полноводной рекой. Со всех концов тащили съестное и выпивку. Людские короли приняли приглашение, а эльфы пакостники прислали пасквиль, мол на извращения грязные смотреть они не намерены. Однако какой праздник без остроухих. Так ведь и гномы засмеют.
   Выручил Ленивый, нанял гномов, сходил ночью и натряс с деревьев некоторое количество сонных остроухих олухов. До свадьбы всех эльфов законопатили по бочкам с дырками для голов. Кормить то их как-то надо. Правда эльфы настаивали, чтобы ещё снизу сделали дырки для их каких-то надобностей, но толком не объяснили для каких, и никто больше не обращал на них внимания. Пришли, покормили-попоили и сиди себе дальше, жди свадьбу раз по хорошему не хотел. Вообще, эльфы известные матерщинники, стражник-тролль всего-то маленько их посторожил и уже гнома гигиеной обозвал. А кто она такая гигиена эта, одним эльфам понятно. Хотя похоже на гиену, видимо какое-то сравнение с этим вкусным животным.
   Начали ставить свадебные столы для угощения, какая без пира свадьба, ведь большинство гостей пожрать приедут, тут опять проблема. Гости то будут разные, а как за одним столом посадить тролля и гнома. Однако решили столы делать одинаково громадные "под тролля", а вот стулья разные: для троллей - просто каменюки покрепче да побольше, для людей и эльфов - высокие деревянные стулья с обивкой мягкой под задницу, для гномов - высоченные металлические скамьи с лесенками. То, что с таких скамеек с лесенками можно спьяну и навернуться решили, натянув позади скамеек крупноячеистую сеть. В темноте в глаза не бросается, а гнома от падения убережёт.
   Появилась среди всеобщего беспробудного, тролли же не спят, предсвадебного ажиотажа будущая тёща, и мрачно окинув взглядом старания моих подданных, недовольно буркнула, что надо повесить гирлянды обязательно.
   Ну, раз надо, значит надо. Гирлянды, это такие плетёнки из цветов. Если такую плетёнку сплести кругом, то прикольный венок на могилку получается. Ну, мысль понятная? Нет? Начали вешать гирлянды и в темноте вскоре кто-то, в них запутавшись, грохнулся, чуть не повесившись. Потом ещё один. Короче, та ещё штука эти гирлянды оказалась. И как мы раньше не додумались их в качестве ловушек использовать. Я на всякий случай себе в память отложил, что гирлянда вещь при обороне подземелий полезная. Сказал повыше вешать и вдоль стен. Только вскоре сам же прям мордой в гирлянду опустившуюся попал. А она зараза колючая!
   - Кто из терновника гирлянду сплёл!?!?!?
   Вопрос мой остался безответным. Но вскоре попали в колючие гирлянды и другие подземные жители. Для себя я пометил в памяти, что для обороны подземелий вдвойне полезней гирлянды из колючих кустарников. Вскоре вредитель выявился, оказывается эти колючие гирлянды изготовляла Пиявка. Мог и сам сразу догадаться. Ведь из-за нехватки роста именно её гирлянды свешивались ниже других.
   - Это ваши все гирлянды неправильные, я то спросила из чего их делать у Эозины, а вы дуболомы нет.
   - Ну и из чего?
   - Из роз их надо делать! Исключительно из роз!
   - Да чтоб тебе обвал приснился! Все слушай сюда! Гирлянды все снять! Плести исключительно из роз, но все шипы срезать и чтоб эту проклятую гирлянду видно было вываливать перед развешиванием в светящейся плесени.
   - Дядь тролль, а насчет плесени ты не перегнул?
   - Нормально должно получиться, лёгкая подсветка им не помешает, не хватало, чтобы гости на гирляндах у меня перевешались. А ты почему тут по подземельям бродишь?
   - А где мне ещё бродить? Сверху же светло и всё видно, там бродить не интересно.
   - Платье твоё на свадьбу где? Или ты меня своим драньём позорить перед соседними королевствами будешь!? А родители твои что обо мне скажут?
   - Дак темно же не увидят.
   - Быстро в город к Ку и чтоб без белого платья не возвращалась!
   - Я же его не донесу обратно белым, - захныкала Пиявка.
   - А голова тебе на что! Уйди, без тебя дел невпроворот.
   Выскочивший из под ног гном сообщил, что новобрачная желает, чтобы были сердечки в качестве украшений. Новая напасть. Где я им по подземелью сердечки найду и главное не сказали, чьи сердечки и спросить не у кого и некогда. Я поймал за шкварник пробегающего Сопливого.
   - Сопливый, беги на кухню к бабуле, возьми сердечек.
   - ААА?
   - До пофиг чьих. Главное побольше и укрась ими все помещения.
   - ААА?
   - Воткни, подвесь, главное чтобы украшали и побольше.
   - А приклеить если?
   - Клей! Побольше только!
   Сопливый убежал на кухню за сердечками и я посчитал и эту проблему счастливо разрешённой. Однако появился Дубовый и сказал, что не может выбрать подобающую музыку и музыкантов. Тут подскочил Прыщ и предложил брать музыкантов с похорон, они мол лучше и дешевле берут. То что дешевле это плохо, а то что лучше это хорошо.
   - Бери Дубовый оптом всех музыкантов с похорон, раз они лучшие. Пусть будет много подобающей подземелью музыки.
   - Ладно, - Дубовый сгрёб Прыща под мышку и ушёл за музыкантами.
   - Вася! - рявкнул я в шевелящуюся темноту.
   - Найти мне оборотня быстро!
   Вскоре Вася появился догрызая на ходу чей-то мосол.
   - Ты вот всё прохлаждаешься, а о подсветке праздника кто позаботится?
   - Дык эта...
   - Будут же и люди и эльфы!
   - Я же эта...всегда пожалуйсто...
   - Вот, вот, обеспечь к празднику освещение соответствующее.
   - Красное подойдёт?
   - Пожалуй да, но чтоб не ярко было, всё ж свадьба тролля.
   - Всё, за полночи я управлюсь.
   - Гномы!? Дармоеды!?
   - Да, Ваша злобность!
   - Латы мне начистили? В чём я буду блистать?
   - Всё отполировано в лучшем виде, блистать будете всех блестючей.
   - Добро! Молодцы!
   И вот он грянул свадьбы день. Съехавшиеся гости были довольны. А что им быть недовольными. Над их головами свешивались вверх ногами, связанные пачками, вампиры и подсвечивали своими красными глазками. Эт Василий постарался, наловил. Все окрестные гнёзда кровососов знает. Специалист! Оборотень что надо. Вдоль стен и на потолке светились переплетения роз. Правда пахли розы плесенью, ну да такой пустяк гости и не заметили, восхищённые огромным количеством украшений - сердечек. Были сердечки приклеены везде. Ага. Вы догадались, на сопли приклеены. Сопливый же украшал. Ну малость кровь с сердечек покапывала на головы, иногда отклеивались и падали, но в целом то всё было хорошо. И музыканты подобающее что-то на волынках как затянули, аж слёзы у гостей из глаз брызнули. Проникновенно так. Вампиры - падлы шипели и капали слюной, тут недоработка вышла, пасть им Василий не заткнул, но и это не помешало мне бракосочетаться, наоборот напряжения придало и соответствующую торжественную атмосферу мероприятию. Вышли торжественно все наловленные жрецы. Половина дам обмякла и потеряла сознание когда увидели некроманта в кровищи. Ну некромант был в ударе. Прям рвал и метал, в прямом смыле этого слова, мы ему живности для ритуала выделили, так сказать свежее мясцо. Платье правда у Ку всё кровищей забрызгал гад и мне на кирасу кишки попали, но всё было прилично. Эльфы из бочек пошатывались на неразгибающихся ногах, но до мест гостей добрались бодренько. И вылез трясущийся патриарх тролль весь замшевший уже бедняга. Похлопал меня дружески по плечу старикан и ушёл к себе в подземелья. Ну и на этом спасибо.
   Гости радостно накинулись на еду. Стол прям ломился от еды. Всем вроде было хорошо. Ломился, ломился стол и разломился пополам. Что-то не так, подумал я. А что-то не так с жутким рёвом рвалось и скреблось ко мне на свадьбу. Развалившийся стол повалил скамьи по обе стороны от него вместе с гостями. Гномы запутались в сетях безопасности. Сверху посыпались сердечки, камни, вампиры целыми связками в перемешку с гирляндами из роз. Потолок залы треснул и тут многие гости со страху наложили в штаны. Как даст сверху столб пламени. Всё свежее наструганное некромантом мясо вмиг зажарилось до румяной корочки, даже вино в посуде закипело. Блин да яркое такое, что все на некоторое время ослепли. А сверху как рявкнет кто-то. Тут и оглохли в придачу многие. В трещине потолка показались нехилые коготки, которые разрывали камень и куда-то отбрасывали наружу.
   - Дракон!!! - завизжали гномы и ещё яростнее задрыгались в сетях безопасности.
   Сквозь дырень в потолке начала просовываться уродливая драконья морда.
   - А ну пошёл вон скотина, тебя на свадьбу не звали! - заорал я и кинул в морду подвернувшимся под руку боевым топором, вместе с уцепившимся за него гномом.
   Морда и гном исчезли. Гости начали разбегаться по подземельям. В проходах образовались живописные пробки. Тут гном рухнул сверху прям на свадебный торт с обгрызком топора, ну гном же ни за что топор не выпустит из рук, даже сломанный. Следом заглянула любопытная морда дракона, раззявила пасть и заревела на всё подземелье. Порядка ясен пень это в свадебном зале не прибавило. Те, кто успел приложитья к алкоголю, расхрабрились и начали швырять по моему примеру, чем ни попадя в наглую драконью морду. Ленивый например, швырял исключительно эльфями. Те при этом так уморно визжали и кривлялись. Морда однако нацелилась на Ку и клацнув зубищами потянулась к ней. Ну не наглость ли? У меня, короля горных троллей, пытался украсть невесту какой-то недовымерший ящер-переросток. Схватив половинку каменного стола я поднапружился, да и дал по зубам гаду чешуйчатому. Гад плюнул в меня огнём и я почувствовал себя начинкой пирожка с ливером. И ливером был именно я, а корочкой мои доспехи эльфовой работы. Я конечно взвыл, чтоб с меня их сняли. А гад поганый меж тем галантно так в дыру в потолке лапу сунул, когтями клац! Схватил Ку и довольный улетел в поднебесье.
   То, что он мне шкуру спалил, я ему простил сразу же. Дело такое, снова нарастёт. То, что он невесту у меня украл, тоже я ему простил, дркон же. Рефлекс у него такой баб воровать. Но то, что он потом, тварина смердящая, круг почёта над моим тронным залом заложил!
   Месть! Сдохну и в лепёшку расшибусь, а поймаю чешуйчатого гада. Опять же и тёща верещит. Надо срочно от верещания куда-нибудь свалить. И свалить лучше в героический поход за драконом.
   А знаете кто мне эту свинью подложил? Ну дракона в смысле. Колдун! Он ить паразит обиделся, что мы с гномами его развели на бабки и как лоха киданули. Вот и прислал панцирькрылого. Ну да в очередь, сначала дракон, а потом колдун.
  

25 Глава

  
   Как все же приятно, когда с тебя снимают шкуру. В смысле не сдирают, а нежно снимают, старую обгоревшую. Привлек бездельницу - Пиявку к работе и теперь блаженствовал, лёжа в слизи. Уже третий слой, между прочим, Пиявка сдирала, по-моему, прожарился я до костей. Часть шкуры так к доспехам и припеклась. Что за наипадлючий зверь, этот дракон. Я честно и наивно полагал, что они все повымерли в древности. Ан нет.
   - Пьявка, - морду новой кожей так стянуло, что и некоторые звуки произносить не мог, - какие новости?
   - Дядя Вася - оборотень бегает по подземельям и ловит разбежавшихся вампиров. Гномы ищут обронённые в панике гостями драгоценности. Эльфы ищут выход из подземелья. Людей-гостей всех вывели, но трое заблудились и сгинули, но не большие шишки, а так из свиты, никто не в претензии. Эозина ищет тебя, но никто не признаётся, где ты.
   Лежать надоело и после окончания процедуры, я поплёлся к бабуле, благо недалеко от её пещеры находился. Шкура болела и воняла неимоверно.
   - Чую, чую, жареным запахло! - весело встретила меня бабушка.
   - Тут кто угодно почует, пожалела бы лучше, родной же твой внук страдает!
   - Да ладно, не в первый раз! Нарастёт шкура.
   - Я насчёт дракона спросить пришёл. Не знаешь как эту тварюшку убить сподручнее?
   - Ну я конечно внучек в технике не сильна, но знаю один древний способ убийства драконов. Способ верный.
   - Только не говори, что нужен супер-меч или другое заколдованное оружие, - усмехнулся я.
   - Да не сильна я по части техники внучек, на вот съешь грибочка, полегчает, - бабушка протянула мне какую-то поганку синюшного цвета.
   От одного вида поганки можно отравиться. Ну уж нет.
   - Спасиб, в другой раз, изжога у меня на грибы, - попробовал отмазаться.
   - Так от изжоги завсегда муть белая помогает, у меня как раз скляночка завалялась, возьми, - и бабуля протянула скляночку с нормальной такой мутью мутной.
   - Ладно, если не пройдёт выпью обязательно, ты толком старая про дракона говори.
   - Драконов раньше было много и нападали они чаще.
   - Ближе к теме бабуль, Ку в плену находится.
   - Ну и я говорю, меньше их стало не с проста. Есть против них оружие страшное. Дракон он суть животная огненная. С огнём вода борется.
   - Ты чего мне предлагаешь его водичкой полить или поссать на него? - моему возмущению не было предела.
   - Да нет, дракон так хитро устроен, что просто водой и мочёй, да и любой жидкостью не взять его, испарит! И давным-давно, не знаю уж кто придумал совершенное оружие против драконов и вообще огненных существ. Даже демона огнедышащего такой штукой раз плюнуть завалить.
   - Что за штукенция и где надыбать?
   - Жезл холода! Он не только против огня, но и против жара одновременно срабатывает и дракона умертвляет одним уколом. Мгновенное охлаждение и замерзание в лёд.
   - Обалденно! Что-то я про такую хрень не слыхал бабуля?
   - Эщё бы! Она не принадлежит ни одному народу, какой ты знаешь.
   - Вообще запутала, старая, ты толком говори, где мне её добывать?
   - Она на севере у ледяных великанов.
   - Короче её не добыть.
   - Да есть способ добыть. Язык то ледяных великанов, похож на язык каменных великанов, а язык каменных великанов знает Старый Скрип.
   - Старый Скрип! Это же единственный тролль сумасшедший на всё моё подземное королевство!
   - Никакой он не сумасшедший, просто в молодости к великанам каменным попал и язык родной почти забыл, а потому говорит часто вместо нашего на ихнем. А как, по-твоему, должно говорить полностью состоящее из камня существо? Скрипеть оно должно, постукивать там.
   - Ндя...Это мне чего, надо теперь изучить весь их язык великанский?
   - Ты мне внучёк мозги не засоряй, спросил чем убить, я ответила. Теперь сам мозгой пошевели, - бабуля кинула в котёл какую-то дрянь и из него пополз ядовито зелёный дым, причем зелёный подбирался к моим ногам. Пальцы мои самопроизвольно поджались и царапнули пол пещеры.
   Пошёл я искать Старого Скрипа. Нашёл. Сидит и скрипит. Подошёл и сел рядышком. Никакой реакции.
   - Здравствуйте уважаемый.
   Уважаемый ни гугу.
   - Помощь Ваша нужна.
   Уважаемый по прежнему скрипит себе потихоньку.
   - Мне научиться языку каменных великанов нужно.
   Тут старый тролль рассмеялся, да и говорит прям по-нашему, по тролли:
   - Набери полный рот камней и говори.
   Блин этот сумасшедший надо мной издевался! Однако, дедулька сплюнул себе в ладонь камень, показал мне и проворчал, - примерно вот такого размера и формы и не совсем полный рот, а чтобы языком можно было камешки ворочать в нём. Я послушался старого скрипуна и начал набирать подходящие по размеру и форме камни в рот. Вскоре стал похож на хомяка переростка, щёки аж отвисли.
   - А теперь говори, - сказал мне Старый Скрип и изобразил внимание.
   Я попытался что-то сказать, получилось хреново.
   - Вот ты и заговорил на южном диалекте каменных великанов, осталось тебе научиться их понимать.
   Аккуратно я выплюнул камешки себе на ладонь, мало ли, чтоб снова не собирать и спросил:
   - Получается, великаны на нашем языке разговаривают?
   - Мы и они, как бы родня, у нас же тоже от солнца шкура каменеет, а у них, по-видимому, всё тело сразу, но у нас каменная шкура потом отслаивается и новая нарастает, а у них нет. Язык ледяных великанов отличается от языка каменных тем, что в рот тебе придётся ледышки набирать. Но они и так друг друга понимают, немножко потренируешься и убедишься, что понимаешь их разговоры.
   - Ну спасибо тебе Старый Хрип, а дорогу не покажешь к каменным великанам?
   - Чего?
   Я закинул камни в рот и повторил то же самое.
   - Крак краксккную скаккалу окракооокрак кракукрак креккакак! - ответил Старый Скрип.
   Почти всё понятно. За исключением непонятного.
   Взял с собой тёплые вещи, да и попёрся к красной скале как говорил старик, кряк ему перекряк через кряковец кряком. Из оружия взял боевой молот. Убить конечно великана я не убью, но по пальцу больно сделаю. С собой мне дружину верную навяливали взять, но на кого я королевство оставлю тогда, да и зачем мне дружина против великанов, лишние жертвы.
   Шёл себе по подземной тропинке да камнями во рту поскрипывал. Вскоре действительно начал сам себя немножко понимать. Или это от биения головой о низкие потолки пещер у меня началось. До красной скалы добрался, а дальше что делать, не знаю. Ну не понял я, что мне проскрипел старый. Обошёл скалу и наверх вылез. Холодно, снег кругом лежит и ветер воет. И тут я рухнул вниз вместе со снегом на котором стоял.
   После долгого падения оказался погребённым под снегом. Ну вот так всегда, лежишь под обвалом и ждёшь помощи. Но под снегом долго не полежишь. Дышать нечем становится. Начал я понемногу снег расшатывать. Сначала просто ноги распрямил и оттолкнулся, в результате в ногах и голове полегче стало. Потом руки попробовал высвободить. К моменту как меня откопали, я уже успел перевернуться на живот и отжимался помаленьку. Тем более обидно, когда меня по башке вдарили каменюкой и куда-то потащили радостно. Притащили в пещеру из снега и тут какая то тварь меня укусила за ляжку. От неожиданности я выплюнул разом все камни из рта. И судя по воплям, в кого-то попал. Следом я пнул что-то мягкое и волосатое. После моего пинка стало значительно светлее, и часть снежного потолка исчезла. Я бодренько так встал. Ага. Прям бодренько. Только на мне повисло сразу четыре мохнатых образины и скалились на меня зубищами. Мать моя троллиха! Да это же одичавшие горные тролли! Чтоб мне камня мелкого не едать! Обросли все шерстью, но рожи то с носярами нашенские. Ну блин друзья мохнатые не обессудьте.
   Уж с троллями то я справляюсь будь здоров. Ногой я ударил по мохнатой стопе и на мне одним висящим стало меньше, а одним визжащим стало больше. Дальше локтём в глаз засветил ещё одному мохнатому. Лбом хрятнул в нос тому, что впереди меня держал и последнего эффектно перекинув через себя, швырнул прямо в стену пещеры, где тот и застрял наполовину.
   Мохнатым мои приёмчики не понравились и они кинулись в драку. Посыпались выбитые зубы, клочьями полетела вырванная шерсть. Вскоре все жильцы снежного домика были повержены, да и сам домик уже нуждался не в капитальном ремонте, а в сносе. Связываться с дальними мохнатыми родственниками мне было абсолютно неохота и я поплёлся искать свои теплые вещи и оружие. Пока я копался в снегу мохнатые не показывались, да и потом, пока я бродил не появлялись, хотя мерзкий запах их шкур я чувствовал. Видимо близкое знакомство с моими кулаками отбило всякий аппетит и гурманов для повторения нападения не нашлось.
   Бродил я бродил и нашёл-таки каменных великанов. Вернее каменного великана и ледяную великаншу. Они невинно ворковали на всю округу. Он гремел камнями на всю округу, а она ворковала и скрипела льдинами и шелестела снегом. Разговоры их продолжались несколько дней и вызвали две снежные лавины с окрестных гор. Но всё кончается и вот я топаю по следам ледяной великанши, причем бодренько так топаю, чтоб не отставать. Великанша шла на север быстро. Я уже взмок весь. Всерьез подумывал прикопать боевой молот до возвращения обратно. Пошёл мокрый снег и вскоре я весь был облеплен снегом и след потерял. Тут сквозь падающие хлопья я увидел шеренгу белых фигур.
   Подхожу, смотрю - снеговики. Обычные такие, шариками и с угольками вместо глаз. Тут угольки на меня недобро так посмотрели, морковка-нос принюхалась и снеговик выдал:
   - Пошёл прочь из царства Деда Мороза!
   - Чего!!!!!!!!!!!!!!!
   Белые фигуры начали меня окружать и потянули свои корявые ручёнки.
   - Бух! - и боевой молот превратил снеговика в сугробом снега.
   - Эхма! - и второй снеговик от удара рассыпался.
   Однако я перестарался с молотом или мохнатые родственнички меня разозлили, но снеговиков я всех порешил и почти прибил последнего, но тот заверещал, чтоб дал пожить хоть до весеннего таяния снега. Ну что я зверь чтоль какой, живи если военную тайну выдашь.
   Оказывается, меня несколько лет назад опередил человек. Ну в смысле жезл холода у великанов ледяных он свистнул до меня и теперь в большую силу вошёл. Научился с помощью жезла снеговиков оживлять и вообще теперь великаны ледяные у него чуть-ли не на побегушках. Провозгласил себя царём - Дедом Морозом. Построил себе целый ледяной замок и расширяется территориально каждую зиму.
   - Веди меня прям в замок ледяной, пора с тираном этим покончить!
   Снеговик и повёл.
   Я спереди и руки назад, а он сзади и корявой лапой в спину попихивает. Конвоирует значит.
   Вскоре и дворец показался, ледяной и полный снеговиков и великанов ледяных в качестве охраны. Стены высоченные. Сверху глыбы ледяные наворочены, чтобы штурмующих плющить. Всё путём сделано. Хорошо, что дружину не взял, тут бы все и полегли. Стены ещё и толстенные, камнемётом не прошибёшь!
   Стою я у ворот, а мимо снеговики ведут девушку в шубе.
   - А это кто?
   - Это к царству несколько людских поселений присоединили и дань девушками наложили, скучно царю, решил гарем завести.
   Что такое гарем, я не понял, но на всякий случай слово запомнил, вдруг в королевской жизни пригодится.
   Помурыжив, ввели меня в тронный зал, кругом ледяные великаны и снеговики, а на троне ледяном чувак в красной шубе с красным носом (холодно на льду задницей сидеть!) и с жезлом холода в руке. Как рявкнет на меня:
   - Ты кто такой!
   Сразу видно что царь-государь, а не погулять вышел.
   Выхватил я тут молот боевой, да и развалил своего охранника в кучку снега. Ну да, слово не сдержал. Абыдна. Но переживу как-нибудь.
   - Я боевой тролль - наёмник, пришел к славному царю Деду Морозу службу служить верой и правдой!
   Хрястнул молотом боевым об пол - аж искры по всему залу полетели, вернее осколки льда.
   Чувак в шубе аж на троне подпрыгнул.
   - А боевой ли ты тролль или цену набиваешь?
   - Самый, что ни на есть боевой, прикажи послать на проверку верных слуг, я там всю охрану снежную положил в одиночку.
   - Ай да молодец, ценю таких! А вино пьёшь?
   - Если оно жидкое то пью, а если замёрзло то зубами грызу!- рявкнул я молодцевато.
   Дед Мороз хлопнул себя по колену и шапку сбил набок.
   - Эт сейчас мы тебя мил тролль проверим. Слуги мои верные, ледяные да снежные, тащите бочку красного вина и чарочку ведёрную.
   Вмиг заскользили по льду слуги и выкатили бочечку всю в инее и чарочка нашлась. Днище вышибли и налили сразу до краёв.
   - Нутко, пей, морда носатая!
   Эх, холодное вино, простыть так можно. Выпил залпом и морковку у снеговика оторвал, закусил.
   - Силён! Ну, за моё здоровье, вторую молодцу поднесите.
   Поднесли ещё ведро краснухи. Крякнул я, и добавил к выпитому ещё столько же. Снеговики шарахнулись от меня и пришлось закусить кусочком льда с ледяного великана.
   - За здоровье царя-батюшки завсегда выпить рад, - прогудел я, чувствуя, что внутри потеплело.
   - Ох, и здоров же ты пить тролль. Налейте и мне мой кубок, а ему повторить.
   Не погнушался Дед Мороз, с трона слез и чокнувшись кубком вино со мной выпил одним махом.
   - Хо - ро - шо! - выдохнул царь и потопал обратно на трон.
   - Лучше некуда! - подтвердил я, понимая, что в четыре спины в красной шубе мне одним молотом никак не попасть разом.
   - Как это некуда? Назначаю тебя начальником охраны моего личного гарема. Слуги, сколько там снегурочек мне доставили?
   - Одну, - ответили снеговики.
   - Пока, будешь охранять одну снегурочку в гареме.
   Тут я подскользнулся и грохнулся на пол. Снежные и ледяные руки подхватили меня и куда-то понесли по ледяным коридорам дворца.
   - Ну хоть теперь будет с кем выпить, - последнее, что донеслось до моего засыпающего мозга.
  

26 Глава

   Что хорошо в ледяных дворцах, так это то, что не жарко и вытрезвление происходит стремительно. Вот и я, отодравши с пола примерзшую одежду, поднялся ото сна, да и пошёл добывать жезл холода.
   Только, раз уж я на службе, сначала проверил на наличие снегурочку. Снегурочка в наличии была, в количестве одной замёрзшей штуки. Сняв тёплую куртку, я завернул её рулончиком и оставил в таком коврикообразном состоянии. Ну вот, пока снегурочка греется, я пойду плести коварные заговоры.
   Наколол льда. Набил им полный рот и спросил первого же проходящего мимо ледяного великана, понимает ли он меня. Оказалось понимает. Ну я и спросил, как мол, свободное племя ледяное докатилось до такого безобразия - служат человеку.
   Великан охотно рассказал, что Дед Мороз украл священный жезл холода, наморозил себе снеговиков и никуда от них не деться, на одного великана приходится аж семь снежных чудиков и их число растёт. Тут я предложил поспособствовать освободительной борьбе. Великан не поверил и вообще засомневался, чем же я им помочь смогу. Однако план был прост даже для великанов ледяных. Они делают копию жезла холода, а я подменяю жезл. Вот и всё. Ледяной отморозок обрадовался и обещал переговорить с остальными великанами. Через некоторое время снова встретились. А у меня от их разговоров уже язык начал ко льду примерзать. Я уже чисто знаками с ним больше разговаривал.
   - В общем, друг, не получиться у нас сделать такой же похожий жезл, - понуро проскрежетал ледяной.
   - Почему? - спросил я.
   - Нужен лёд необычный.
   - Какой?
   - Жёлтый.
   - Фигня какая, сейчас я тебе сделаю жёлтый лёд.
   - Ты умеешь делать жёлтый лёд??? - удивился великан.
   - Запросто и в неограниченных количествах.
   - Пошли тогда со мной, друг, умеющий делать много жёлтого льда.
   Пошли с великанам в какие-то дальние закутки ледяного дворца, где жили ледяные великаны. А как пришли, то нассял я им полную ледяную ёмкость. Великаны обрадовались и обещали в скорости сварганить мне похожий жезл.
   Без куртки было холодновато. Не мешало бы согреться.
   Вошёл я в тронный зал, а там сидит хмурый царь-государь Дед Мороз, в шубу кутается и на слуг своих хладнотелых недобро зыркает из-под шапки. Меня увидал аж расплылся в улыбке.
   - О начальник охраны гарема пожаловал, чем порадуешь?
   - Ну тебе радость, а мне тренировка. Пусть снеговики нападают на меня, пора бы размяться, а то навыки боя потеряю.
   - Вот это дело! - Дед Мороз подпрыгнул на троне и уселся поудобней. После чего дал знак нападать.
   Как тут кинулись снежные гады со всех сторон сразу. Думали порвут сейчас мерзкого теплокровного на части. А вот молотом вам боевым по морде! Молот он оружие для сильных, да выносливых. Руки у меня длинные, рукоятка у молота тоже длиннющая. Получился вокруг меня круг, в который, всё что попало, то пропало. Перемололось и раздробилось стало быть. При особо красивых ударах Мороз одобрительно покрякивал. Тем временем я начал, разя молотом, продвигаться по тронному залу. Снеговики разлетались кусками и не могли даже приблизиться ко мне. Вскоре весь зал был засыпан сугробами снега, переломанными ветками, морковками и злобно на меня поглядывающими угольками.
   Через какое-то время царь-государь дал отбой и приказал поднести себе любимому и победителю по чарке вина.
   Ух как я разогрелся! Даже пар с мен валил. Всем служба хороша, да кормёжка у Деда Мороза не фонтан. Замороженные фрукты и овощи, плюс строганина из рыбы и мяса. Вот такие разносолы разносольные. С вином и после хорошей драки в которой я поубавил снеговиков возле интересующего меня объекта, мясо, даже в замороженном виде прекрасно усваивалось. Заодно прихватил для снегурочки обед.
   Обитательница гарема сидела и мёрзла в заключении даже в моей куртке на меху. Есть она не стала. Надо было срочно отогревать охраняемую.
   - Пошли со мной.
   Вышли мы в большую залу ледяную, а по пути я из чуланчика прихватил два снегоступа, которые ещё раньше заметил. Сетки такие на палках растянутые на ноги одеваются, чтобы ходить по снегу и не проваливаться. Там же в кладовке взял клубок пряжи. Один снегоступ снегурке вручил, посреди зала черту по полу краем молота процарапал и говорю ей:
   - Поиграем с тобой в древнюю игру. Если выиграешь, помогу бежать. Не выиграешь - поможешь мне украсть одну вещь. Договорились?
   Снегурочка кивнула.
   - Игра простая. Снегоступом бьёшь по клубку шерсти, чтобы он упал за чертой на моей территории зала. У меня задача противоположная, чтобы клубок на твою сторону зала упал. Играем пока к ужину не позовут. Кто больше пропустит падений колобка на свою территорию, тот проиграл.
   - А после падения колобка, я с того же места кидаю?
   - Дельный вопрос. Нет от дальней стены.
   - А если в потолок или стену попаду?
   - Вот глупая, от стены и потолка же клубок всё равно на пол упадёт, а пол поделен. Я бью первый.
   Первый раз я клубок послал прям ей в снегоступ. Она и отбила. Затем я отбил. Снегурочка поймала клубок рукой и в следующий момент получила снежком в глаз.
   - В руки не брать и ногами не подпинывать! В следующий раз, за косяки свои не снежком а сосулькой получишь.
   Игра продолжалась до ужина. Оба мы порядком побегали и вспрели. Победил в неравной схватке конечно король троллей. Сказалось наличие длинных рук и неопытность соперника.
   - Уговор дороже денег.
   Снегурочка ничего не ответила, а тяжело дыша, поплелась в гарем царя.
   Про ужин можно не рассказывать. Он давно остыл. Причем остыл даже не в этом году.
   После ужина поспорил с царём, что метну боевой молот от самого входа и разобью его ледяной трон. Ставили в заклад, он бочку вина, а я службу на год вперед. Ударили по рукам. Кстати, отбил я ему руку, долго он потом матерился.
   Молот я долго раскручивал над головой, всё прицеливался, да выцеливал. Зато когда попал, трон в разные стороны ледяными брызгами полетел. Удачный бросок тут же с Дедом Морозом и обмыли выигранной бочкой вина. Только я всё пить не стал, на донышке унёс и заставил выпить снегурочку. А то замерзнет раньше времени в своём ледяном закутке, а я на её помощь уже рассчитывал.
   Утром красота, уже протрезвел со вчерашнего, и снегурочка под боком сопит. Что бы так и не жить, верой правдою служить. Вот кто бы отказался встать поутру после пьянки совершенно трезвым, бодрым, с небольной головой, да ещё и со снегурочкой под боком? Эх, если б не пообещал дракона погубить самому себе, остался бы и некоторое количество лет пожил бы.
   Вместо зарядки была драка со снеговиками в ледяном коридоре. Я напал подло из-за угла и поразваливал белоснежных чудиков боевым молотом, сколько успел, а остальные смылись. Вообще, после моего появления численность снеговиков неуклонно устремилась к круглому нолю. Сами же снеговики теперь старались угадать моё присутствие заранее и найти место подальше от моего молота. Сожрав замороженную морковь в качестве трофея, пошел обмывать с царём новый трон. В результате, после обеда проиграл вчистую снегурочке в кидание клубка шерсти. Из трех раз только единожды по нужному клубку попадал, а вот снегурочки толпами носились за клубками и потом целым градом отправляли их на меня. Тут любой бы проиграл.
   Насмотрелся на размножившуюся снегурочку и вспомнил Ку. Захотелось...
   Порвать дракона захотелось!
   А когда снегурочка уснула ко мне пришли ледяные великаны и притащили копию жезла холода. Прям как у Деда Мороза. А сами гады лыбятся. Ладно, договорился мол подменю. А они мне не надо менять. Можно и так. Короче всякую пургу гнали и я их не понял и решил утром разобраться.
   Зря.
   Проснулся утром от звона. А снегурочка рядом стоит прозрачная и градинами плачет. Градинки падают на ледяной пол и звенят. Я кинулся к жезлу, а кончик красноватый. Эти балбесы оказывается не так меня поняли и сделали не похожий, а такой-же жезл. А снегурочка сдуру и из любопытства жезл взяла и укололась конечно. Лучше бы уж, идиотка, молот мой боевой лизнула. Жезл сработал. Снегурочка враз замерзла, но не умерла, а стала какой-то живой хладнотелой девушкой.
   Дело ясное, что нужно скорее валить отсюда и пускай они свои непонятки сами расхлёбывают, жезл то у меня!
   Быстренько слепил себе из снега шестиногую скотину, ткнул жезлом. Скотинка ожила, я на неё верхом и рванул прочь к горам на горизонте. Погони не было. Подозреваю, что ушлые ледяные великаны не один жезл из моей мочи сварганили, так, что царя в ближайшем будущем ждал большой сюрприз. Снежное шестиногое создание я разбивать по прибытии не стал, пусть себе бегает и мохнатых пугает. Сам скорее под землю ринулся.
   По прибытии в королевство первым делом заказал гномам футляр из горного хрусталя выточить для жезла холода, а то ведь полюбопытствует кто-нибудь ещё или сам себя ткнёшь.
   Взявши гнома-проводника и вооружившись пошли на дракона. Благо идти было всего ничего, совсем рядом, рукой подать, два года. А что вы хотели! Дракон то гад летает по небу, а я по подземным тоннелям топаю. Правда скосили маршрут по подземной реке, но из-за этого отклонились южнее и пришлось потом пару месяцев по лабиринтам подземным шнырять.
   Но приближение пещеры - логова я сразу почуял. Теплеть под землёй от его дыхания стало и никакой живности в округе не стало. Сожрал всех чешуйчатый.
   Гном сразу замялся и попытался затеряться. Не с тем связался:
   - Ты куда, недомерок?! А кто будет опись драгоценностей составлять?! Я в драгметаллах и камнях всяких не разбираюсь и простого булыжника от алмаза не отличу. Как убью дракона сразу приступаешь.
   У гнома глазёнки загорелись и в зрачках прям сразу циферки замелькали. А ручёнки то гребут и гребут. Рефлекс, ничего не поделаешь. Рванул стрелой прямо в логово драконово.
   Дракон никого не ждал и ...А в принципе кого и ждать то ему? Рыцари только если совсем уж свихнувшиеся. Ку в пещере не чувствовалось. Зато казны всякой королевств на десять - двенадцать хватило бы, эт во мне профессиональный-монарх заговорил. Лежит тут мёртвым капиталом вперемешку с костями владельцев, а у меня до сих пор дыра в тронном зале не заделана.
   Только странно пахло. Как будто их два. И по моим расчётам выходило, что слишком уж глубоко пещера для дракона. Вытащил я на всякий случай жезл холода. Вот тут то на нас и выпрыгнуло два огненных демона. Золото демонам ни к чему, но видать ушлые демоны попались и использовали сокровище как приманку. Был бы демон один, кинул бы жезл, да и дело с концом. А этих сразу два. Жаром пышут, серой воняют. У одного огненный молот, а у второго трезубец. Ладно, я топор прихватил. Пока его вытаскивал, демон молниеносно на трезубец гнома моего нанизал и схарчил. Понятно кем они тут питались. Второй попытался меня размазать боевыммолотом и пришлось отступать к тому, что с трезубцем. Естественно удар трезубцем скоро я и получил. Принял его на топор и коснулся трезубца жезлом. По огненному трезубцу побежала змейка инея, шипя. Демон огненный всё же демон, соображает медленно, и не успел трезубец отбросить. Сообразил, когда когтистая лапа вместе с трезубцем отпала и разлетелась на куски грязного льда. Демон рвал свою плоть оставшейся лапой, но всё было напрасно, холод проникал всё глубже. Второй сообразил, что дело его дрянь и решил не рисковать и метнул в меня свой боевой молот. В принципе верный ход, уважаю. Сам он рванул прочь, но ведь и я не лыком шит. Летящий боевой молот да ещё огненный фиг остановишь, зато самого демона запросто. Одновременно с демоном и я швырнул ему свой боевой топор под коленку. Мастерски уклонившись от летящего демонского молота, я ринулся к его хозяину, благо тот с подрубленной коленкой шлёпнулся и теперь пытался подняться и выдернуть из себя боевой топор. Когда демон обернулся и выдрал из раны топор он увидел, вонзающийся ему в глаз, жезл холода. А пещеру потряс жуткий ор. Орал демон от боли и холода, ну и я об демона здорово обжёгся и орал не тише. Демон вскорости затих, а я продолжал орать и кататься по золоту, но сообразил вытащить из поврженноо демона жезл и поводил им по камням пещеры. Затем я убрал жезл холода в хрустальный футляр и рухнул на ледяные камни своим обгорелым мясом.
   Два ноль в нашу пользу, если не считать гнома-проводника.
  

27 Глава

   Сколько я провалялся в пещере с золотом и подохшими демонами не знаю. Очнулся не в лучшей форме. Куски шкуры намертво пристыли к полу пещеры и пришлось их рвать. От моего рёва несколько сталактитов с грохотом сорвались и рухнули с потолка пещеры в груды сокровищ. Жрать хотелось со страшной силой, но было некого. Камни чтоль погрызть? Живот заурчал так, что с потолка ещё сталактит грохнулся. Столько золота, драгоценных камней и ничего съестного. Однако тут я вспомнил, что жемчуг суть животного происхождения. Поковылял к сокровищам, но вовремя понял, что искать среди этих груд золотища бусинки жемчуга, только аппетит растравливать. Шатало меня из стороны в сторону. Нужно было выбираться и чего-нить сожрать. СРОЧНО! Выход из пещеры хотелось завалить, но уж сил не было создавать завал. Тут жезл пригодился холода. Подземная речушка как раз накрывала выход лёгкой пеленой воды. Залив полное брюхо водой, чтоб не так сильно урчало, я коснулся речушки жезлом холода и вход в пещеру заковало коркой льда. Вода пошла поверх льда и снова после прикосновения жезла стала льдом. Нарастив несколько раз лёд, я надёжно запечатал пещеру и начал выбираться на поверхность.
      Судя по закатному солнышку, был вечер и тепло, значит не зима. Опёршись на топор, я долго моргал, приноравливаясь к освещению и вдыхая запахи природы. Недалеко в кустах кто-то жрал ягоды. Хрустели кусты смачно. И надо было мне туда тащиться? Нет ведь попёрся. И нарвался. На мою нестерпимую вонь палёной шкуры из кустов вылез здоровенный медведь. Зверюга поморщил нос и рявкнул на меня. Видимо хотел сказать, чтоб я не вонял и убирался. Короче мы не договорились и я пошёл на медведя с топором. Мишка манёвр понял правильно и среагировал адекватно, топор из ослабевших рук вышиб одним ударом лапы, а вторым ударом припечатал меня к дереву. Интуитивно я начал взбираться по стволу вверх, а медведь меня снизу подбадривал весёлым таким рёвом на всю округу и нежными шлепками когтистыми лапами по филею. По пути я здорово наелся липкой коры. Зверь сидел теперь под деревом и ревел на меня, а я плевался на него кусками застрявшей меж зубов коры и смолы. Остатки сил меня покинули, смола надёжно помогла прилепиться к древесному стволу и никуда слазить я не спешил. Мишка поорал для острастки и пошёл доедать ягоды в кустах.
      Спустился я только ночью, разыскал топор и пошёл к журчащей неподалёку речушке. Не успел я наклониться к воде, как чудовищный удар перебросил меня через речку, а топор улетел и воткнулся в ближайшее дерево. Трубный зов возвестил мне, что место у водопоя занято самцом-оленем и нефиг грязным и вонючим троллям тут делать. Но от удара рогами я удачно улетел и бумкнулся о раскидистое древо. На меня кружась падали из кроны сорванные ударом листья. Еда!
      Прямо надо мной на ветке было целое гнездо диких пчёл. Манна небесная! Есть справедливость на свете и олень...короче нормальный олень такой правильный. Дальше дело техники. Для начала заткнуть тщательно уши подручным материалом. Две шишки обмазанные смолой сгодились. Метнуть топор было конечно искусство, но я этим искусством владел. Срубленный улей упал прямо ко мне в руку и обиженные пчёлы вмиг облепили моё тело. Второй рукой я плотно прикрывал нос и глаза. Шкура у троллей полностью изолирует от укусов насекомых. Сожрав два улья диких пчёл, я не наелся, но язык от укусов так распух, что больше в рот ничего не влазило. День, засыпавшись листьями, пролежал, проблаженствовал. К вечеру припёрся по моему запаху медведь и загнал снова тролля на дерево. Не медведь, а настоящий троллененавистник.
      Мишка, не получив троллятинки, утопал, зато ему на смену выбрались из чащи существа позубастее. Громадные такие гиены, которые при желании и мишку завалили бы. Давай на меня выть и визжать. Видно запах мой жуткий им понравился. Мне надоело сидеть без дела, и решил я из ветки выстрогать острый кол и кинуть в какую-нибудь тварь. Глядишь сдохнет и к утру не всю её съедят и мне достанется хоть косточка, поглодать. Однако с голодухи мозги плохо работают. Ветка была удачно подрублена и я рухнул вниз на гиен-переростков. Как получилось, что рубил ветку на которой собственно сам и сидел, до сих пор не пойму.
      Упал зато удачно, судя по хрусту гиеновых костей. Мои-то кости почти каменные. Тут ко мне сунулась уродливая клыкастая морда с капающими слюнями. Рефлекс сработал и топор раскроил любопытную черепушку так, что мозги разлетелись в разные стороны. При виде еды силы у меня прибавилось и гиенкам пришлось худо. Левая рука сжалась на горле ещё одной гиены и хруст позвонков возвестил о сломанной шее. Четыре солидные туши лежали возле меня и подёргивали конечностями в конвульсиях. Остальные с визгом кинулись в темноту и вскоре пропали, хотя по запаху я чувствовал, что ходят неподалёку и ждут момента, чтоб поживиться. Огонь я не стал разжигать, а сделал по-быстрому. Вытащил жезл холода, заморозил тушки, а топором тут же настрогал мясо вместе с костями. Ел строганинку из гиен быстро. Чего там жевать, всё равно в брюхе всё камнями перетрётся, а не перетрётся, так выйдет естественным кхе кхе путём. Двух гиен я сожрал, а двух других связал лапами и перебросив одну вперед, а вторую на спину, потопал себе в чащу. Сытый и вооружённый тролль никого не боится. Да он и в принципе никого не боится, естественных врагов у него мало. Вот солнечный свет это очень неприятно. Но не погасишь же солнце, это часть природы. Под утро были порублены и съедены оставшиеся туши. На днёвку нашлось роскошное дупло в дереве, откуда пришлось выгнать выводок вампиров.
      Днём послышалось звяканье железа и к дереву прибыл цельный отряд рыцарей. И как я ночью знак на дереве не увидел. Один из оруженосцев деловито так запустил факелом прям в дупло. Естественно этот же факел из дупла прилетел ему в лоб. Чувак расстроился и сполз с седла в травку отдохнуть. Остальные шустро разъехались по округе искать осину для кольев. Появился жрец в капюшоне с бочонком воды. Видать местный специалист по нечисти. В воду булькнули серебра, а потом закинули бочонок с открытым отверстием в дупло. Как раз вовремя, я пить захотел. В принципе всё сделали правильно, вампиры не любят серебра и от воды с серебром у них начинается страшная аллергия с чесоткой, волдырями и прочей прелестью. Жрец, впервые столкнувшись с серебростойкими вампирами, побубнил себе под нос какие-то заклинания и дал указания поджигать нафиг богомерзкое древо. Вот ведь психология у людей, чуть что, сразу поджигать, поджигать. Ну ладно сижу, жду поджигателей, чего раньше времени на солнечный свет выскакивать.
      Натащили хвороста, обложили кругом дерева, наточили колья осиновые. Приготовились короче. Тут то и произошёл облом по всем правилам классических обломов. Нарисовался эльф с длинными ушами, весь такой в зелёном, я то его не видел, так как в дупле сидел, но эльфы постоянно в зелёном ходят, сливаются гады с лесными массивами. Ну и поинтересовался, неужели кто-то решил подпалить священное дерево, старейшее в окружности тысячи шагов. Если честно, то порадовал он меня своим появлением. Думал, сейчас эльфа пошлют в сексуальное путешествие. Засевшие неподалёку в зелёнке, другие эльфы влепят залп стрел и начнётся веселуха, в ходе которой, про дупло и его содержимое все забудут, а там и спасительная ночь недалеко. Так всё и вышло...почти.
      Эльфа послали. Люди же не видели других эльфов и были настроены воинственно, кроме жреца. Этот сразу за спины юркнул, рыцарские при том. А остроухий вреднюк, вместо того, чтобы дать стрелкам-соплеменникам в зелени условный знак стрелять, выдал, что, мол, в дупле, судя по запаху, никаких вампиров нету. И только люди могли бы не учуять противного запаха вонючего лесного тролля. Мог бы и просто промолчать, нет ведь брякнул и утопал в зелёнку. Нюх, конечно, у эльфов лучше, чем у людей, но всё равно по запаху горного от лесного эльфа не отличают.
      В рядах рыцарей произошла оживлённая беседа на тему - "что делать и кто виноват?". В итоге, вытянули на свет божий специалиста - жреца и призвали его к ответу. Типа ехали на красноглазых, а попали на камнежопого, что дальше то делать? Жрец опять выдал, рецепт заживосожжения богопротивного тролля. Сожжённым заживо мне быть не улыбалось и я рявкнул из дупла, что врёт он всё, не горят тролли. Дискуссия разгорелась. Жрец утверждал, что богопротивный тролль врёт, чтобы спастись и надо жечь. Я напомнил собравшимся, что до этого этот же жрец утверждал о нахождении в дупле вампиров. Жрец возразил, что не говорил, про конкретно вампиров, а говорил про нечисть. На мой вопрос, зачем же тогда бочонок с серебрёной водой кидал, жрец не нашёл, что ответить и призвал не поддаваться на искушение и сжечь нафиг дерево с троллем. Тогда пришлось прибегнуть к последнему аргументу, я высунул из дупла руку и сказал, зачем мол дерево зря жечь, жгите руку, раз у вас такой умный жрец по нечисти.
      Как я и предполагал, нашелся умник, который схватил меня за руку, и повис на ней с криком: "Я его держу!".
      Ага, держит он. Опс! И сидит в дупле, брюхом моим припёртый к стенке тщедушный такой рыцарь. Я ему улыбнулся. Он попросил дрожащим голосом, чтобы я его не ел, он типа невкусный. Опять нас с людоедами путают. Ну просто до обидного доходит. Однако надо было время до заката солнышка как-то коротать, тем более, что сожжение мне больше не грозило.
   - Ладно, я тебя не сьем, если покажешь мне, где у вас обитает дракон.
      Рыцарь, судя по запаху весь вспотел под доспехами, нельзя с ним палку перегибать, а то ещё чего доброго испортит воздух в закрытом пространстве, а тут и так амбре от моей палёной шкуры стоит невыносимое.
   - Если б я знал, первый бы поехал на его поиски. Есть в округе один человек, который знает. Давай я тебе его покажу, а ты меня отпустишь. А без меня тебе его ни в жизнь не сыскать.
   - Замётано. Спи до вечера, а ночью пойдём искать того человека. Эй! Снаружи! Валите по домам, а рыцаря вашего храброго я не съем. Даю слово тролля. Слово тролля нерушимо!
   - Поклянись! - донеслось из-за стенки дупла.
   - Чтоб мне камнем срать, если соврал!
      Так-то камень - естественный составляющий элемент экскрементов тролля. Но раз жрец - специалист меня даже по зверской вони не опознал, то можно было и так поклясться.
      Отряд посудачил, да и поехал восвояси. А мы с моим визави просидели до самого вечера в тесном соседстве. Как стемнело вылезли, он на коня уселся, а я потопал следом, предупредив, что если что, кидаю метко топор.
      Объехали сначала засаду эльфов, а потом засаду рыцарского отряда. Уж я то их загодя учуял. К утру наехали на скопление жалких лачуг, в которых, судя по запаху, дрыхли люди. По торчащим из лачуг пяткам и не определишь, кто есть кто. Потому пришлось обитателей по очереди выдёргивать на свет лунный за ноги, а потом впихивать обратно. Наконец нужный нам человек был найден.
   - Этот! - радостно ткнул в сторону отрепанного чувака рыцарь.
   - Ну здравствуй! - сказал я проводнику.
   - Только он немой, как в драконовом логове побывал, так и онемел, - крикнул мне удаляющийся рыцарь.
      Интересно, почему никто не воспользовался услугами проводника раньше меня. На утреннее солнышко, между тем, начали выползать перебуженные мной обитатели лачуг и тут я увидел, почему никто не пользовался услугами проводника. Судя по перебинтованным струпьям, это был лагерь прокажённых. Ай да рыцарь, ай да потешник! Небось довольный едет и думает, что погубил таки чудище лесное.
      Только не берёт проказа троллей. Вот такой вот медицинский факт. Видно шкура у нас покрепче, чем у людей. Полный иммунитет к этой заразе.
   - Слушай, прокажённый! Будешь моим проводником, мне нужно дракона замочить! Если поможешь мне, я помогу тебе искать лекарства от проказы. Может чего у моей бабули есть от недуга твоего. А пока я тут под хижиной твоей зароюсь в мусор и денёк посплю, мне только ночью двигаться сподручно или в ненастную погоду.
      Проводник кивнул и я завалился спать. И главное хорошо выспался, никто не докучал. На будущее надо запомнить, что лагерь прокажённых райское место для днёвки троллей. Дубовому надо обязательно сказать не забыть.
     

28 Глава

      Ночью зарядил дождичек и мы теперь вдвоём топали по мокрому лесу в темноте. Мне-то пофигу, а вот прокажённый поводырь вскоре заплутал, но виду не показал и мужественно водил меня полночи кругами вокруг хлипкого болотца. Я не возражал, может человек любить кваканье лягушек слушать. На четвертом круге вокруг болотца сквозь кваканье лягушки стало слышно мычание коровы. Пришлось остановить немого и направиться с ним в болото. Посадив поводыря на кочку, я полез в трясину и вскоре вытащил рогатую добычу на бережок. Видно заблудилась бедолага и забрела в топь. Удар в лоб кулаком обездвижил жертву, а мой топор быстро разделал тушу на порционные куски. Подкрепившись, решил, что в такую сумрачную погоду можно и днём двигаться. Провожатый, как просветлело, уверенно повёл меня от болота в сторону заснеженных гор. Шёл он всё более вяло и вскоре плёлся еле еле. Доходяга. Перекинув его через плечо я бодренько затопал по направлению к горам. Вскоре в нос мне ударил запах овечьего стада. И куда ни сунься, впереди был только он. Поселения горцев. Неохота было с ними связываться.
      Подземелий больших я не чуял, обходить по камням селения было тоже несподручно, оставалось сделать морду понаглее и идти напролом, может проскочим. Селение оказалось большим. Не в смысле много домов, а в смысле сами дома большие, сложенные из глыб и обмазанные глиной. Почти миновали последний дом, как из него вышел великан и протёр единственный глаз на лбу. В первый раз в жизни видел я циклопа, слышать слышал, но чтоб нос к носу, встретились в первый раз. Смотрю, а великан правой ручёнкой дрын у стеночки нашаривает. Дрын не дрын, толстенное бревнище. Не теряя времени я подпрыгнул и дал ему гаду в глаз. Он и ухнул всей тушей обратно в дом. От неожиданности наверно. Немой меня за ногу дёргает и мычит, в сторону тычет. Сам чую, что подбирается ко мне ещё одноглазый с дубинкой. Прыгать я не стал, чего я попрыгунчик вам чтоль, дал между ног ему топорищем, да и отошёл в сторонку, чтоб он меня своим лбом с вытаращенным глазом не прибил падая. Мимо моей головы просвистел немаленький камушек и выбил кусок стены. Из домов между тем полезли одноглазые недовольные образины.
      За себя то я не боялся, я ж сытый, и сильный, а вот немого могут и пришибить ненароком. Закинул его на крышу дома от греха подальше. Пошарил вокруг глазами в поиске спасения и вскоре увидел солидную такую цепь каторжную и на ней шарик. Не собака Шарик, а чугунный шарик, чтоб каторжник далеко не убежал. Судя по огрызку ноги на другом конце цепи далеко каторжник и не убежал от одноглазых. Огрызок я выкинул, а вот шариком с цепочкой стал бодренько помахивать и великанов одного за другим вокруг себя укладывать. От столкновения с чугунным шариком, весело трещали кости и черепушки. Коренные клыки вылетали, что уж там говорить. Поняв, что дело плохо оставшиеся гордые горцы побросали деревяшки и камни, да рванули подальше от разбушевавшегося тролля.
      Раз уж всё равно разогнал всё население, заодно решил и продовольствием запастись. Взломал дверь и обнаружил солидное стадо баранов и несколько двуногих баранов в их компании.
   - Двуногие бараны пошли вон отседа, с четвероногими я буду обсуждать сегодняшнее меню.
      Забрав двух самых жирных баранов мы с проводником двинулись дальше в горы и вскоре перевалили через перевал в горную долину. От голода проводника уже пошатывало, потому в долинке сделали привал и пришлось разложить костер и на веточках жарить куски баранины. Прокажённый съел жареное мясо и уснул, а троллям спать не требуется, потому я съел всё, что осталось и палочки из под мяса, пропитанные жиром, после чего подвесил в бараньей шкуре спящего проводника на одинокостоящее деревце, чтоб до него никто не добрался и пошел исследовать долинку. И правильно сделал, так как вскоре запахло колдовством и магией. Впереди высились развалины какого-то мрачного строения. Зато под строение ощущались обширные подземелья. Затхлым и какой-то гадостью оттуда так и пёрло. Обожаю эти запахи детства. Ясен пень, что вентиляция неисправна. Судя по исчерченному кровью полу и полуобвалившимся стенам, тут было обиталище некроманта. На меня отовсюду скалились выбеленные временем черепушки. Над всем этим безобразием высилась на честном слове башня с провалом, вместо окна.
      Взявши череп, глянул ему в пустые глазницы и спросил:
   - Попаду или не попаду. Вот в чём вопрос!
      Череп молчал и улыбался. Я разбежался, пнул и череп точнёхонко ухнул в темень башни.
   - В яблочко!
      Нагнулся, чтобы подобрать вторую черепушку и почувствовал удар кирпичом о боевой шлем.
   - В темечко! - донеслось из башни.
      От удара мне ничего не было, только шлем погнулся, да башня раздвоилась. Последнее обстоятельство существенно повлияло на целкость метания черепушек. Рассудив, что две черепушки, летящие в две башни, по-любому, хоть в одну да попадут, я метнул их и к удивлению своему промазал. Зато два ответных кирпича, как не уворачивался, прилетели точнёхонько в лоб и башни передо мной стало враз четыре штуки. Однако тяжёлые для восприятия кирпичи летят с этих башен. После удара в ушах звенело.
   - Не кидай больше кирпичей! Будем считать, что у нас ничья по попаданиям.
      Из башни вылезла ведьма. По-другому и не назовёшь. Патлы седые торчат, клычищи здоровенные.
   - Здорово ты бабуль кидать кирпичи намостилась.
      Бабуля попринюхивалась и заявила, что от меня человечиной пахнет. Узнав, что со мной прокажённый, гастрономический интерес ведьма утеряла. Так ить и травануться можно. Разговор зашёл о житье-бытье. Про дракона ведьма знала, но сказала, что тропу в позапрошлом году завалило оползнем и она теперь непроходима, обходить долго и муторно, правда у ведьмы есть волшебное средство для полётов, но с чего ей старой помогать какому-то троллю.
      Пришлось перевести разговор на тему пожрать. Основным ингридиентом меню старой карги оказались местные грибы, которые росли везде и которые ведьма собирала и потребляла. От грибов и переколбасило её, не иначе. Ведьма и меня грибками угощала, а чего бы и не съесть, я после бабушкиных опытов приобрёл просто зверский иммунитет к различным ядам. Набив брюхо грибами, я заметил, что можно и другим способом грибы хранить. Ведьма аж позеленела от моих слов. Она-то считала себя наиглавнейшим грибником всех времён и народов. А я срезал большущий гриб, щёлкнул его жезлом холода и отдал старухе. Гриб был заморожен конечно. Бабулька его схрумкала и заявила, что жезлом я должен с ней поделиться. Конечно шиш ей показал тролль, а не поделился, однако согласился заморозить ей грибов впрок если она его и проводника доставит по воздуху к пещере дракона. Ведьма сказала, что доставит только нужно нужных грибов поесть. Вскоре горы замороженных грибов перекочевали в подвалы руин, а бабка колдовала и варила чего-то в котелке.
      От съеденных грибов взлетели мы все втроём нормально, правда на чём и как не помню, и весело матюкаясь, все кроме немого, тот только мычал и блевал вниз, мы рванули на предельной высоте и скорости. Бабулька показала высший пилотаж. Мы делали пируэты и кренделя в воздухе. Наоравшись, я хохотал, пел песни и не помнил, как мы приземлились. Ведьма улетела, поводырь отходил от полёта, а я лицезрел, вокруг себя опять развалины, но уже целого города. Стены были обуглены, а это верный признак. Дракон где-то поблизости. Обитатели города были либо сожраны, либо разбежались. Теперь город мёртв.
      Внезапно послышался жуткий ор и немой мой проводник выбежал из переулка с выпученными глазищами.
   - УУУУУ!!!! - выл он на одной ноте.
   - Ужас? Упырь?
   - УААА!!!! - тыча за спину трясущимся пальцем, продолжал вопить немой.
   - Адское племя?
   - УАХР!!! УАХР!!! - захрипел и засопел бедолага.
   - Что за уахр?
   - АХРИНЕТЬ! - наконец выговорил бывший немой.
      А из переулка показались обугленные до черноты рыцари. Я принюхался, не пахло от них людьми. Тем не менее двигались. Вернее сказать надвигались они грозной лавиной.
   - Да это же просто пустые доспехи, чего ты испугался то?! Просто пугала!
      Ближайшее пугало ткнуло меня копьём.
   - Сейчас я их расколдую. Чипсы, твиксы...
      Над головой прогудел боевой цеп. Сразу два меча взлетели на пустыми шлемами.
   - Кригли, дригли...Валим! Я кажется заклинание забыл или оно на них не действует.
      Мы понеслись по безлюдным улочкам города от толпы громыхающих за нашими спинами доспехов. Время от времени я останавливался чтобы обрушить на преследователей стену или навес. С одной стороны позорно от пустых доспехов убегать, а с другой стороны обидно будет, если меня эти доспехи пустые порубят в мелкий винегрет.
   - АААА!?
   - Давай ускоряйся, а то догонят.
   - А почему?
   - Да против дракона, заклинание стабильное бытовое. Зачем тратить воинов, когда можно просто доспехи заколдовать, чтобы они воевали. Естественно действует оно на территории города только... надеюсь. И повезло нам, что дракон всё деревянное спалил, а то бы нас стрелки расстреляли.
      Над головой пролетел заржавленный топор.
   - Тут тупик!!! - крикнул поводырь.
   - Был! - ответил я, проламывая стену и ещё одну в соседний переулок.
      Некогда мне было обход искать, да и городская крепостная стена уже была близко. Сзади рухнула крыша. Но проводник не отставал хоть и был уже весь чёрный от сажи и копоти, которая так и сыпалась со стен. Ещё несколько проломленных стен и мы по выщербленной лестнице из кирпича начали взбираться к крепостным зубцам. Опять сзади загрохотали неугомонные доспехи. Развернувшись, я вдарил по панцирю и железяки загрохотали вниз по лестнице. Так вот, знай наших.
      Прокажённый мой спутник топтался в нерешительности между двух зубцов. А надо было торопиться, от двух соседних башен сплошным потоком ринулись бестелесные железяки. Думать было некогда и проводник, тролль и два выломанных кирпичных зубца из стены полетели в крепостной ров. Конечно без присмотру ров давно стал смрадной клоакой в которую я воткнулся аж по самые ноздри, зато ловко метнул поводыря и тот проскользил по поверхности жижи и остановился уткнувшись в берег рва. Пока он выбирался и отдыхал, мне пришлось ждать по ноздри в грязи и выразительно моргать. Защитнички пустого города, как только мы покинули оный, про нас сразу забыли. А ведь ухни сверху камушком и крындец троллю. Пока прокажённый бегал, искал бревно подходящее, пока тащил его и бросал ко мне. Выбравшись из рва, я зашвырнул бревно в город, надеясь, что оно кому-нибудь упадёт на металлическую пустую черепушку.
      Среди развалин предместья нашли пустой котёл, наломали кустов на костёр и сварили из запасённых ведьмой сушёных грибов знатную грибницу. Брюхо набили и залегли отдохнуть.
   - Логово дракона в трёх дневных переходах, вон под той горой, - указал мне перед сном проводник.
      Гора была абсолютно голой, ни деревца, ни кустика, что само по себе свидетельствовало в пользу логова дракона. Я принялся точить топор и проверять, с какой лёгкостью вынимается их хрустального футляра мой жезл холода. Похоже, что поход подходил к своему завершению, и впереди была битва с драконом. Главное подобраться к нему и не дать ему подобраться ко мне.
     

29 Глава

   - Зачем нам столько терновника? Ай!
   - Это военная хитрость, давай тащи скорее, сейчас солнышко выйдет и я уже не погуляю.
      Всю ночь мы таскали терновник в заброшенную гномью кузницу, естественно подземную. Найдя старую кирку, я сходил в штольню и нарубил по-быстрому вагонетку угля. Мой спутник в это время накачивал воду из колодца каменным ведром. Пыхтел он просто зверски, а воды было мало.
   - Нука, дай ка я качну! Разожги пока горн.
      Ведро залетало вверх-вниз. Накачав воды в котёл, я водрузил его на горн и стал накачивать воду в каменную ёмкость, в которой гномы остужали поковки. Место повыше возле горна я окатил водой. Как только вода в котле закипела, я начал плескать на раскалившиеся камни горна. Пар повалил знатный. Мы разделись и я приказал прокажённому, которого, кстати, Конрадом кличут, поливать меня водой и драть терновником.
      Бедолага Конрад старался весь день. Сожгли вагонетку угля. Весь терновник прикончили. Зато результат был налицо. Запах палёной шкуры напрочь отсутствовал. Терновником с меня, наконец, была содрана вся старая вонючая шкура.
   - Слушай меня, Конрад. Драконы твари чуткие, у них хороший нюх, т.к. в пещерах живут, хорошее зрение, я бы даже сказал, что вдали они видят лучше, чем вблизи. И слух у них отменный. Даже если тебя он не увидит в темноте пещеры и не услышит, то просто учует твой запах. Потому-что даже после мытья, от тебя гноем разит. Зря мне только добычу всполошишь. Оставайся здесь и жди меня. Здесь всё кругом перерыто гномами и ходы тянутся до самой горы. Жди меня и я вернусь. Всё же я тебе пообещал лекарства поискать.
      Конрад остался в кузнице, а меня обступил мрак. Давненько я не был в тишине подземелий. Тут раньше кишели гномы, всё вокруг провоняло недомерками. Некоторые галереи были непроходимо малы, но к горе всё же имелся нормальный путь. И вот наконец я почувствовал запах дракона. Определённо это был он, а не огненные демоны. Нужно было выяснить, один ли дракон. Пока я ощущал только присутствие одного. Вокруг логова вилось множество галерей, видно у гномов в этой горе были спрятаны сокровища, которые подгрёб под себя дракон. Ни один камень не заскрипел под моей ногой.
      Дракон дрых или рылся лапами в сокровищах. К золоту и драгоценностям у драконов неодолимая тяга. Только сами они золото добыть не могли и поэтому как вороны, клептоманили и тиранили его у соседнего населения. Да ещё и жрали всё живое эти твари. Пока подбирался к нему с одной строны, эта тварь чешуйчатая перевернулась на другой бок и пришлось по галереям красться к другой стене пещеры, а этот змий-переросток опять повернулся и когтями золото поскрёб. Среди живых существ терпеливее троллей наверно только древни, но они вообще фиг поймёшь то ли щагающие растения, то ли обросшие животные, косящие под деревяшки. Суть в том, что до дракона я добрался, в темноте высунул из трещины в пещере руку и аккуратненько тронул хвост дракона жезлом. И!...ничего.
      Одна из чешуек на хвосте этого гада покрылась инеем и стала ледяной. Дракон тряхнул хвостом, ударил о стену и чешуйка разлетелась вдребезги. И хоть бы хны, этой образине. Этак придётся тут полжизни добираться, до его внутренностей. Мне оставалось только наблюдать за чешуйчатым гадом. Сколько уж я просидел с ним в пещере не знаю, жрать хотелось зверски, и этот паршивец тоже скоро проголодаться должен. И тут случайно выход нашёлся. Однажды в пещеру проник тонюсенький лучик солнца, видимо отразившись от обронённой в лазе драконом золотой вещи. Лучик мелькнул только мгновение, но главное он успел осветить. Свод пещеры был незакопчён, в отличие от стен и пола. Дракон не пыхал огнём вверх, видимо опасаясь быть раздавленным сводом пещеры.
      План атаки созрел сразу. Из имеющихся кожаных вещей было сплетёно подобие короткого каната. Трос был леской. А троллю отводилась роль червячка в этой рыбалке. По узкому лазу забравшись на свод пещеры, медленно свесился над громадной тушей и рявкнул. Реакция дракона была рывок снизу вверх. Если б не отпустил вовремя канат, тут бы и перекусил ящер короля троллей пополам, а так получилось проскочить в горло мимо клацнувших зубов. Жезл холода вонзился наконец в мягкую плоть и скольжение остановилось. Резко похолодало и откуда-то снизу повеяло ледяным дыханием. Это был последний вздох огненного чудовища. Жезл сделал своё дело. Дракон оледенел. Тролль оказался внутри ледяной пещеры. Темно и холодно.
      В дело пошел верный боевой топор и медленно стал я подниматься по замёрзшему горлу поверженного врага. Сколько так пришлось подниматься не знаю, но пришлось выдалбливать замерзшую в лёд плоть дракона вокруг одного из зубов, выбивать зуб и протискиваться в получившееся отверстие. На всякий случай решил перестраховаться и подрубив сталактит на своде пещеры переломил замерзшему дракону обледеневшую шею этой каменной сосулькой.
      Покончив с драконом, начал осмотр пещеры. Рылся в сокровищах и костях жертв, пока не нашел череп и по запаху ошмётки знакомого свадебного платья Ку. Поганая скотина сожрала мою невесту. Опоздал. Хоронить обглоданный череп и остатки костей не хотелось, и просто оставил всё как есть. Нагрёб без разбора драгоценностей и золота в сундук побольше и покрепче и ушёл из проклятого места. Нужно было вернуться и отомстить колдуну за смерть невесты. Пусть он совершил преступление не собственными руками, но поплатиться он должен лично.
      На обратном пути нашел у заброшенной кузни обросшего и одичавшего Конрада. Тот очень обрадовался. Думал, что так и помрет не получив вознаграждения. К слову сказать попутчик он был хлипковатый, но из рва-то меня выудил. Был я страшно зол и срочно требовалось набить, чью-нибудь морду. Для удовлетворения сей важной потребности организму сразу направились к городу пустых железяк. Отощали и опаршивели в конец. Жрали всё, что ловилось и елось. У меня даже запор от еловых шишек случился. Смола в животе слиплась в комок с камнями и комком в кишках встала. Чуть не сдох. Спасибо Конраду, он дубиной деревянной сумел комок раздолбить и он из меня вышел. Правда собака чуть два ребра не сломал, ну да кто к такие пустяки замечает, главное - не сдох же. Перед городом железяк мы вдвоем вырубили из цельного ствола крепкого дерева могучую дубину. Конрад в завалившиеся ворота города не входил, зато на меня, как только миновал арку, бросились чёртовы железяки со страшным скрежетом. Тут то и отвел душеньку злобный тролль. Дубинка описывала немыслимые траектории и разбивала, плющила, ломала и крушила пустые доспехи. От чудовищных ударов куски шлемов и панцирей отлетали за несколько кварталов от надвратной башни.
      Доспехи не знали трусости, а тролль не знал жалости. После целых двух суток отчаянного сражения последний бестелесный защитник города был расплющен и буквально размазан по крепостной стене.
      Конрад думал, что в городе не осталось ничего съестного, но вскоре по запаху я отыскал заваленный обломками стены винный погребок. Тут же хранились круги окаменевшего от хранения сыра. Вино и сыр неплохое подспорье для пустого желудка. Круги крошились дубиной на каменном постаменте, с которого пришлось сбросить какую-то статую бородача. Мелкие куски мы с моим спутником быстро запихивали в рот и проглатывали целиком, запивая вином из бочек. Объевшись и опившись, мы так и уснули в погребке. Вообще тут было хорошо, еда есть, вино есть, никто не мешает, темно и прохладно. Счастливое местечко. Одно но. У прокажённых пальцы отгнивают на конечностях.
      Затарились сыром и вином, да и попёрлись обратно. Добрались до гор, заползли на перевал и тут до меня допёрло, какой же я идиот. Имея жезл холода таскаться пешком и воевать с драконами. Это же тупизм чистой воды! Три снежных кома, пара угольков для глаз, прикосновение жезла и снеговик готов к действию. Он скатал себе снежную компанию работяг и дело пошло, только успевай жезлом оживлять. Конрад сидел понуро в сугробе и не вникал никак в мою деятельность. Снеговики сделали в снегу форму, натаскали воды из холодного ручья в ледяных бочках и вёдрах, залили и от касания жезла родилось ледяное чудо. Громадная ледяная птица раскинула широко прозрачные осыпанные снегом крылья. От взмахов сдуло нафиг всех снеговиков с перевала. Конрад опять выдал своё знаменитое - "АХРЕНЕТЬ!". Но видать попривык уже ко всякому в походе и на этот раз обратно не онемел.
   - Чего сидишь? Давай на птицу, по воздуху быстрей доберёмся! - рявкнул я прокажённому сквозь сплошную снежную пургу, поднятую ледяным рукотворным существом.
      Ледяные перья звенели на ветру. Мы вскарабкались на шею, где я соорудил заранее две узкие ледяные ямы, по шею мне и Конраду. И только мы туда втиснулись как птица издала скрежеклёкот и ринулась ввысь так, что аж уши заложило и сопли на лету замёрзли в сосульки. Эт вам не с ведьмой, обожравшись грибов кувыркаться! Тут блин запредельные скоростя! Ветер в ушах завыл. Внизу проносились облака и клочья пейзажей в их просветах. Холод был зверский, хотя в принципе, чем ближе к солнышку, тем должно было быть теплее.
      Солнышко! Моя шея и лицо враз получили ожоги и стали покрываться корочкой. Ладно хоть шлем на башке дурной был одет. Лёд был такой чистый, что сквозь птицу было всё прекрасно видно. Ясности только этот не вносило. Сверху я совершенно не видел землю и не представлял, где нахожусь. Оставалось надеяться, что птица знает. Тут мне в голову пришла мысль, а что если птица просто летит и не думает куда. У неё и мозгов то не было, один лёд. Да, оставалось замёрзнуть нахрен и летать в этом ледяном гробу вечно. Как будто услыша мои мысли, ледяная птица сделала горку и ухнула вниз так, что у меня желудок чуть из горла не выскочил. А птица падала в отвесном пике и ещё проворачивалась вокруг оси. От встречного ветра аж сосульки с ушей слетали, вышибло из глаз слезы, которые тут же на глазах и застыли линзами. Внизу были сплошные леса и горы. Горы прямо вырастали на глазах. Птица вышла из пике и на бешеной скорости влетела в горное ущелье. Замелькали сплошной размытой полосой стены ущелья, слившись в две пёстрые полосы. Внезапно птица резко замедлила полёт, хлопнула огромными ледяными крыльями и мягко села, скрипнув когтями на огромном каменном мосту. Это был мост в моём королевстве! Уж мост тролля я завсегда узнаю! Еле выползя из птицы, мы свалились с Конрадом на камни моста, а птица, обдав нас холодом и сверкнув на солнце прозрачным холодом, взмыла ввысь и улетела.
      Я был дома! Светило солнце и тролли были естественно в прохладных тёмных пещерах. Никто не встречал своего короля.
      Странно, как только кто-то вступал на мост, его хозяин уже знал о прохожем. Значит должен был заявить права и стрясти проходную плату. Хотя если мост арендован королём, то проход свободный, всё нормально. С сундуком и Конрадом я вошёл в родные подземелья и углубился в темноту. Привычно капала в дальних гротах просочившаяся вода. Все звуки и ощущения были знакомы с детства. Конрад запинался и натыкался на стены и сталагмиты. Вот и тронный зал. Дыру в потолке уже заделали, но зал пуст, как и мой каменный трон.
      Пошли дальше и глубже, но всюду была пустота. Никого абсолютно. Сказал бы безлюдно, но это было бы неправильно, правильно говорить безтролльно. Куда все подевались? Мор у них тут чтоль прошёл? Или война случилась? Может переселение?
      Пора было найти ответы и мы шли к бабушкиной пещере. Уже попахивало её знаменитым варевом. Вот и отсветы лавы под её котлом. Связки сушёной гадости.
   - Судя по запаху внучек, ты пришел не один!
   - Привет бабуль, куда все подевались? Не встретил ни одного гнома, тролля или на крайняк человека.
   - И не встретишь. Давно ко мне никто не заходил.
   - Куда же всё подевались?
   - Помнишь, ты осушал мёртвые болота?
   - Да помню, там ещё на огров охотились всем королевством.
   - Вот от них все напасти. Как осушили их и заселили, засеяли, прям сразу после твоего ухода забил там вонючий гейзер. Нанюхавшись той вони, тролли становятся глупыми и весёлыми, всем довольными. Лежат возле гейзера как свиньи в грязи и ничего им уже не нужно. Ту же грязь едят, гадить только отходят подальше, чтоб гейзер не засорить. С каждым годом гейзеров становилось всё больше и всё больше троллей оставались возле них. Теперь вместо мёртвых болот огромная долина гейзеров, всегда покрытая вонючим туманом. Там все тролли и обитают, кроме тех конечно, кто глубоко был, троллихи и старики, да некоторые чудаки тролли остались под землёй.
   - А как же моё королевство? Друзья?
   - Все друзья твои там, кроме Сопливого, на него газ не действует из-за насморка. Он где то по лесам одичавшего Василия - оборотня ловит. А королевства нет. Нет троллей и королевства троллей тоже. Гномы и расселённые на поверхности тобой люди поделились на множество свободных городов, королевств и прочих мелких государств, постоянно воюют за территории, ресурсы, воду, дороги, да за всё подряд, не поймёшь и не разберёшь, что им нужно. О твоём правлении теперь наверху сказки ходят, как о золотом веке.
   - Опять приехали к старту. Нормально. Ээээ, да, совсем забыл. Это бабуль Конрад, а пахнет от него гнилью, потому что он прокажённый. Попробуй его вылечить. А я схожу в долину гейзеров, пора прекращать это безобразие. Наверняка этот газ поганый чёрный маг наслал, кайлом ему по печени. Доберусь я до него и натяну лично на самый большой сталагмит задницей.
      Бабуля дала мне баночку с пыльцой чихайцвета, чтоб от страшной временной аллергии у меня нос заложило и я не унюхался поганым газом, а сама принялась осматривать язвы Конрада.

30 Глава

  
   Первым делом я надыбал из старых запасов несколько пузырей и набрал в них этого поганого газа. Как блин сопливый на свете живёт со своим насморком нифига же не унюхаешь. Надо ему как инвалиду пособие из королевской казны выписать. И так из-за газа этого ни холеры не видно, так ещё и ничерта не унюхаешь. Своих бывших подданных в долине гейзеров приходилось безжалостно распинывать как обожравшихся свиней. Еле выполз из этого тумана зловонного, причем совершенно не там, где намечал выйти.
   В итоге, злющий вернулся в подземелья. Пузыри спрятал. Насморк от чихайцвета прошёл. Думал взять с собой Конрада для компании, но тот оказался...гм...обездвижен. Пребывал Конрад в каменой ванной, наполненной слизью слизней подземных и дышал через трубочку во рту. В принципе метод лечения понятен и логичен. Если помогает от ожогов избавиться сия слизь, то почему бы от язвы проказной не излечиться с её же помощью. Я помохал Конраду ручкой, а тот булькнул мне из слизи пузырьком и остался в ней плавать.
   Вскоре пришёл в долину гейзеров скромный пушной зверёк песец. Надвигался зверёк на долину дурмана спокойно и неотвратимо в виде ледника. Ага, жезл работал и из протекающей неподалёку речки наморозил льда и чем больше льда становилось, тем ниже в долину с горы он сползал, подминая под себя хилую болотную растительность и отодвигая нафиг сплошной стеной всё живое. Наступил ледниковый период в отдельно взятой горной долине. Корка льда надёжно укупорила зловонные гейзеры. Холодрыга в долине стояла дикая. Туман от болота развеялся и солнышко начало загонять троллей в тёмные места, то бишь обратно под землю. Помаленьку начали приходить в себя мои подземные подданные, хотя старались держаться возле долины, надеялись видно, что газ просочится сквозь какую-нибудь трещинку. Только болотная грязь замёрзла в камень и сверху была спрессована ледником. Конечно, я по поводу этого природного явления пока помалкивал, а то ведь разорвут на куски газонюхи несчастные. Мало ли каких аномалиев в природе не бывает. Ну, похолодало малость в отдельно взятом регионе. Бывает.
   Более-менее наведя порядок под землёй, нужно было браться за наведение порядка над землёй. Тут выяснился весьма неприятный факт, соседи время даром не теряли и все приграничные земли "присоединили" к себе. Более того и остальную территорию разделили на сферы влияния. Только с кем порядок наводить, если мои лучшие воины только учатся на карачках ползать. Первым повезло эльфам. Они же долгожители, а значит обязаны помнить меня и мои права на земли и горы, ну и подземелья естественно. Сам я на переговоры не пошёл. Чего я у эльфов не видел. Залил и заморозил монстра ледяного, да и послал его поймать мне эльфа в ближайшем горном лесу. Тот и поймал. Весь облепленный стрелами эльфийскими пришёл и обмороженного эльфа в лапище зажал. Ележивому эльфу я объяснил, что даю три дня на очистку своей территории и после в леса придут ледяные монстры и наступить армагедец местного масштабу. Ледяные пальцы монстра, сомкнувшиеся на шее остроухого дали понять, что шутками здесь и не пахнет.
   Подмороженого малость эльфа отпустили и спустя три дня соседи тихо-мирно ушли за старую границу. Гномы и люди оказались более глупыми и отказались от столь великодушного предложения. Пришлось хорошенько скрыть лицо от солнышка и призвать на помощь ледяную птицу. В пограничной крепости Гондора очень удивились когда с неба рухнула птица и разнесла вдребезги новенькую крепостную башню. Сидящий на птице весь в чёрном назгул недобитый (ну большой, весь в чёрном, холодом веет и ветает верхом, ясно же что назгул!) заявил, чтобы гондорцы убирались за старую границу, иначе всем кранты и нехорошие осложнения. Гондорцы с назгулом воевать не захотели и до выяснения обстоятельств отвели войска за старую границу.
   Кочевники в предгорьях, конечно же, как и встарь, воевали с горцами с переменным успехом надо сказать. Чтобы насолить степнякам кланы горцев признали власть короля троллей и вышвырнули врага за старые границы. Перед вышвыриванием пришлось слетать на ледяной птичке, и отловив короля кочевников, побеседовать с ним на тему пограничных конфликтов вообще и о нерушимости границ королевства троллей в частности. Король проявил внимание, ещё бы, вися в когтях над землёй он не проявил бы его. В результате столь запоминающейся беседы королевская дружина в боях с горцами не участвовала, а дикие, неподконтрольные королю ватаги степняков были разбиты горцами в нескольких кровопролитных сражениях и отброшены из предгорий в степь. Горцы конечно присягу соблюдали, но против рыцарской конницы и ополчения свободных городов им было не потянуть. Нужно было искать союзников и они неожиданно нашлись. В тронный зал вошёл сопливый и притащил таки упиравшегося всеми четырьмя лапами оборотня Васю. А надо сказать, что в это время ко мне весело вбежал на карачках, роняя слюни по пути, Дубовый, у него восстановление шло быстрей, чем у других троллей нанюхавшихся газа. Вбежавший радостно осклабился и выдал:
   - ЫЫЫЫ!
   Пришлось почесать ему брюхо и по головке погладить. Поощрить.
   - Молодец, Дубовый! Ай молодец! Что нам Дубовый принёс?
   - ЫЫЫЫЫ!!! - выдал Дубовый радостно.
   - Бабушка зовёт?
   - ЫЫЫЫЫ!!!!!!!!!!!!!! - ещё более радостно взревел Дубовый и пришлось встать и заслонить его от упавшей с потолка пещеры известковой сосульки.
   - Иду, беги обратно, бабушка вкусный грибок даст Дубовому.
   Тот радостно затрусил обратно в темноту подземелья. Вася подкрался и попытался укусить меня за ляжку, но получил по наглой клыкастой морде и обиженно завыл. Сопливый наподдал оборотню под рёбра и вой перешёл в визг.
   - Привет Большой, совсем Василий одичал.
   - Ничего пару раз без луны обойдётся полной в подземельи и придёт в норму, пошли к бабушке я тебя с Конрадом познакомлю. Классный чувак, меня из трясины вытащил, гнилой правда малость в прямом смысле этого слова.
   - Ты с онтом подружился, круто! Только он же деревянный ему в лесу жить нужно.
   - Нет он не онт, а человек, просто гниёт заживо,...м ...частями.
   - Круто! А это как частями?
   - Да как бы тебе Сопливый объяснить? Представь что ты сморкаешься и вместе с соплями нос у тебя отлетает, или фигушку сплёл и палец отломился.
   - Ваще клёво! Пошли скорее! - Сопливый воодушевился и даже сморкнувшись за нос себя подёргал, на месте ли.
   Конрад из себя представлял страшное зрелище, даже агрессивный оборотень Вася от него шарахнулся в дальний угол пещеры. Больше всего он напоминал пушистого мишку и чёрным волосом, только волосы эти жутко шевелились и переплетались. Всё ясно, бабушка переборщила с пиявками.
   - Внучек, помоги мне их оторвать, а то высосут всю кровь.
   Сопливый был в восторге и с удовольствием отрывал присосавшихся пиявок от Конрада.
   - За что ты его так, бабуль?
   - Да решила язвы ядом вытравить, а яд в кровь начал через язвы всасываться, ну вот я пиявками и решила кровопускание сделать, опять же они пользительные пиявки-то.
   - Ну не в таком же количестве.
   Видимо от испуга Василий начал облезать и приобретать человеческие черты. Был он уже седой. Помотало оборотня видать изрядно по лесам.
   - Зря вы над прокажённым издеваетесь, единственное действенное средство от этой проказной язвы мой укус, - оборотень погладил синяк под рёбрами и тот на глазах исчез.
   Бабушка поглядела на Васю оценивающе и вынесла вердикт:
   - Да попытаться то можно, у оборотней регенерация...
   - Чаво? - встрял Сопливый.
   - Ну раны заживают быстро, - пояснила бабуля.
   - А!!, Ну эт да.
   - Какое да! Он же оборотнем станет, вы чё! - возмутился я отдирая пиявок с живота Конрада.
   - Знаете что, уж лучше я буду оборотнем, чем дальше такие мучения терпеть, - произнёс Конрад, валясь от кровопотери в обморок.
   Пришлось связать ему руки и подвесить как на дыбе. Надо же было с него пиявок дообдирать. Ваське наказали кусать осторожно. Тот хмыкнул, цапнул в плечо Конрада и потопал на грибные плантации. Конрада же пришлось тащить наверх и под луну выкладывать, а потом ловить и приручать блин. А то ведь он в отличие от Васи дикий был. Стало у меня два ручных оборотня. А потом Конрад сходил к своим друганам-прокажённым и показался им голышом. Естественно ни язв, ни струпьев на нём не было. И побрели прокажённые в подземелья валом, целыми лепрозориями приходили. Диковатые они оборотни, но дрессуре поддающиеся, а главное на войне полезные.
   К моменту решающей битвы, против меня выступила только что созданная конфедерация городов гномов и людей. Сокращённо КОГОТЬ. КО - конфедерация, ГО -городов, ТЬ - никак не определились вперёд людей ставить или гномов и договорились до того что обозвали и гномов, и людей творениями, соответственно получился КОГОТЬ.
   Войско собралось большое, гномы и люди выставили отряды наёмных рыцарей, пехоты и многочисленные ополчения свободных городов. А ну и маги у них были слабенькие. Куда ж без них то. Нынче модно с магами воевать. Так что маги наличествовали. У меня к тому времени был солидный запас оборотней, тролли уже научились ходить и даже некоторые держали в руках камни и дубины, правда не знали, что с камнями и дубинами делать. Чисто массовка для битвы, а не вояки. Но битва происходила лунной ночью и к тому же, зимой. Соответственно против армии гномов и людей выступила армия ледяных рыцарей на снежных лошадях, (экономил на материалах) защищённых ледяными панцирями. Многочисленная снежная пехота обслуживала осадную технику, которая была законсервирована в давние времена, на всякий пожарный. В качестве снарядов использовались каменные и ледяные глыбины.
   Грохнули старые гоблинские барабаны и ледяное воинство двинулось на врага. Оборотни взвыли на Луну. Тролли радостно загугукали и замахали камнями и дубинами. Посланные тяжёлыми катапультами глыбы полетели на нестройные ряды врагов. Началась великая битва за восстановление королевства троллей.
   От врага взвилась в воздух туча стрел и полетели, оставляя вонючие хвосты чёрного дыма, огненные шары в сторону наступающих ледяных рядов. Стрелы естественно никакого вреда ледяным воинам не причиняли. Шары по большому счёту тоже, они лишь проплавляли в ледяных щитах дыры. Как и всякий уважающий себя тёмный правитель, а светлым правителем я себя не считал, ведь живу то я под землёй, честью, благородством и добропорядочностью я не отличался. В общем, по-честному воевать не умел и не хотел. А поэтому, предпринял некоторые предварительные меры, направленные на победу над противником.
   Что я мог сделать? Ну да, перекупил наёмников. Слетал несколько раз за золотом в пещеру дракона и в бывшее логово огнедемонов. Средств вполне хватило, чтобы перевесить чашу весов в свою пользу. Вообще гномы существа легковерные. Всем верят, кто им платит. Оставалось многочисленное ополчение городов, которое выставили люди. Но они, если честно боялись и многие в свою победу не верили, да и гномам не очень-то доверяли. Вроде всё учёл до битвы. И как всегда пошло с самого начала всё наперекосяк. Во фланг наступающей ледяной рати ударил из засады свежий отряд рыцарей, возглавляемых неизвестным храбрецом в чёрных доспехах. И давай ледышек молотить направо и налево солидной палицей. Те естественно разлетались брызгами. Тролли радостно гугукали и пускали слюни, что от них ждать, как детишки малые. А ледяную рать я уже не успевал перенацеливать и они на ударивших во фланг, никакого внимания не обращали. Безмоглые ведь. Надо было с чёрным рыцарем срочно кончать, вышибив ледяного истукана из седла, я вскочил на снежного коня и ринулся наперерез. Увереный удар боевого топора и сразу два рыцаря, следовавших за своим чёрным предводителем, вылетели из сёдел и грохнулись в кучи льда. Ряды ледяного воинства сомкнулись и мы с чёрным рыцарем оказались с глазу на глаз. Тот почуял неладное за спиной и резко, почти на месте развернул коня.
   - Обходить нас кругом! - скомандовал я ледяным недоумкам и те послушно стали нас обтекать.
   Тёмный и есть тёмный. Рыцарь запустил в меня сразу пару метательных ножей, а потом ещё и мешочек с какой-то едучей дрянью. Похоже супротивничек мне попался серьёзный, жаль не успел его подкупить, хороший помощник бы был в делах, а то всё самому, да самому приходится делать. Ну да поспешил и видно не успел. От моего удара топором рыцарь умело увернулся, а то бы и щит ему не помог. Горячий пар валил из под забрала и от лошади рыцаря.
   Затрубили боевые рога и ровными стальными квадратами на прореженные ряды ледышек двинулись гномы. Так я и знал, что предадут недомерки! А во второй открытый фланг уже нацеливалась наёмная рыцарская конница. Похоже, не моя сегодня ночь, тут и отборные оборотни не помогут. Рыцарь шваркнул по топору и тут же ткнул длинным мечём в снежную лошадь. Опытный гад!
  

31 Глава

  
   Стальные квадраты гномов уже почти дошли до первых рядов ледяного войска и вдруг остановились, а затем также дружно и строем развернулись, повесили щиты на спины и пошли обратно. Наёмная конница так и осталась стоять не атаковав открытый фланг моего войска. Ага! Деньги сделали своё дело. Чёрный рыцарь тем временем снёс башку моего снежному коню. Нет конь не упал, но управляемость потерял полностью. Ну да так даже лучше, теперь мы подровнялись почти ростом и рыцарю будет несподручнее уклоняться от моих атак. Бам! Хоть и рукояткой топора достал, но удар получился у меня отменный прямёхонько в щит. Вражина слетел вместе со щитом, который от удара дал трещину. Боевой конь отошёл в сторону, рубка продолжилась.
   Не ну вояка ещё тот оказался этот чёрный рыцарь, не только встать и оправиться от такого удара смог, но и напасть. Причем напал с оружием редко в бою используемым. С косой! Вот ведь гад какой. Против человека коса оружие неуклюжее, да и не коса это была, а скорее клевец-переросток. Клевец от слова клюв. Стальной такой клюв острозаточеный на рукояти. Оружие одного удара, потому и непопулярное. После того как клевец вонзился во врага, его уже трудно обратно выдернуть и по сути остаёшься без оружия. Вот такой клевец размером с хорошую косу с ласковым таким звуком чистым разрезал воздух у меня под самым носом. И быстро так разрезал.
   Чирк! Чирк!
   Только искры с панциря посыпались. Выдержала удары эльфийская броня. Только она же не везде меня прикрывает. Нужно срочно эту косу ломать и косаря заодно. Не тут -то было косарь такие танцы вокруг меня устроил, что только успевай топором отмахиваться.
   Вжик! Ой! Лезвие на миг коснулось пальца на древке топора и напрочь срезало боевую кожаную перчатку, поверх которой ещё кольчужная была натянута. Мог ведь и палец отчекрыжить запросто. Чем бы я потом в носу колупался? Обрезком? Ах ты ж сволочь мерзкая! Боевые многолетние навыки быстро всплыли. Концентрация. Спокойствие. Не тратить силы понапрасну. Всё внимание противнику.
   Это меня и подвело. Проклятая коняга, этот мешок с овсом предательски отоварил мены двумя копытами в поясницу. И я шагнул непроизвольно под удар. С чваканьем боевая коса по самый черенок, пробив доспех и шкуру, вошла мне в бедро. Так быстро вошла, что сначала даже боли не почувствовал. Король троллей рухнул на одно колено, а чёрный рыцарь выхватив длинный узкий кинжал кинулся радостно на короля. Добивать!
   Хренушки. Удар кулака подбросил доброго рыцаря метров на пять вверх, оставив глубокую вмятину в кирасе. А когда рыцарь ухнул вниз я помог ему придать большее ускорение и припечатал к земле. Тут бы и капец врагу, да коняга опять на меня наскочила и копытами да по уху звезданула. Чтоб тебя!
   Не по-спортивному! Надоел мне этот конь и я его боднул. Так слегонца. Метра на три он отлетел и в копытах запутался. От удара копытами весь шлем на моей башке смяло в непонятно-что. Недоразумение короче полное на голове. Обзор только левым глазом и только где-то слева внизу. Пришлось шлем с головы сдирать и вторым делом из ноги косу вытаскивать. Кровь из раны так и хлынула. С таким кровотечением долго мне не протянуть, срочно надо с рыцарем кончать, пока он меня не угробил. А рыцарь времени даром не терял. Встал на четыре кости и шатаясь так пополз на карачках в сторону поднимающегося коня боевого. Не смотря на боль в ноге, я шагнул к нему и раненой ногой нанёс удар в филейную часть рыцаря. Тот потерял устойчивость и пробуравив головёшкой в мёрзлой, между прочим, земле глубокую борозду отъехал от меня метра на четыре - пять.
   Это я удачно ему пенделя дал. Забрало шлема рыцаря забило землёй и он на время ослеп. Жаль траекторию выбрал неудачно, нащупав копыто коня, вояка быстро подтянулся к седлу и опершись на коня, поднялся и даже больше того, выхватил из притороченных к седлу ножен двуручный меч. Ох и длиннющий же был этот меч. У меня аж рана заныла от вида этого меча. Но какое-то время рыцарю было необходимо чтобы забрало прочистить. Нападать на него не стоило, а стоило срочно перетянуть ногу, чтобы не истечь кровью. Бедро я перетянул ремнём накрепко, перехватил покрепче боевой топор и двинулся врага. Пора было его отправить к праотцам. Конь уже на меня не кидался после удара головой и держался позади своего наездника. Умная скотина. В ухе до сих пор звенело от его удара. Давно бы с этим рыцарем покончил, если б не конь этот дурацкий. Вот прикончу рыцаря и это четвероногое недоразумение природы на колбасу. Закопчу в пещере и слопаю.
   Рыцарь тем временем снял забитый грязью шлем и протёр глаза от залипшей грязи. Вот куда эти рыцари такие длинные волосы отращивают? Воткнул свой длинный меч рыцарь в землю и говорит:
   - Мать моя королева, роди меня снова, только мальчиком! Большой, это ты?
   - Нет, блин, привидение из подземелья. Конечно же я!
   - Дядя тролль! - взвизгнул вдруг рыцарь и бросился меня обнимать.
   По-моему с пенделем я всё ж переборщил, эк его переклинило то. Видать оба полушария заднего мозга отшиб при ударе.
   - А я думала ты навсегда сгинул, думала тебя дракон сожрааал! - голосил рыцарь не отлипая от меня.
   НЕ ОТЛИПАЯ!
   - Пиявка, ты чтоль?
   - ЯААААА!!!!!!!!! - ревела Пиявка, уткнув грязную моську мне в пузо.
   - Что ж ты чуть дядьку родного не угробила?
   - Я думала самозванец ты, - хлюпнула носом Пиявка, - сам то чуть племянницу не убил!
   - Да откуда я знал, что ты уже так выросла!
   - Ну, ты дядя даёшь! Сорок лет ведь прошло с момента твоего исчезновения!
   - Тогда, да, должна была вырасти, - потёр я немеющее бедро.
   Тем временем ополчение, видя предательство гномов и наемников, обратилось в позорное бегство так и не начав сражение. Войну я ещё не выиграл, зато эту битву выиграл точно. В сухую.
   Тем временем Пиявка снимала с себя погнутую кирасу.
   - От твоего удара вся броня внутрь вогнулась, а у меня всё же грудь есть, как и у всякой женщины.
   - Фигня, починят гномы. А ты чего не в Гондоре или Рохане?
   - Ага, нужна я там как собаке пятая нога. Я же не мужчина и на власть претендовать не могу. Братьев у меня народилось до холеры. Опять же замуж меня все норовили сплавить. А тут твоё королевство начало рассыпаться, тролли все ушли вонючий дым нюхать на болота. Куда мне было деваться, я и свет то плохо переносила, а учили меня хорошо в темноте ориентироваться, да как с нечистью всякой справляться. Сколотила шайку-лейку, вот и живу благородным разбоем. Не корову же мне доить.
   - Да, доить прохожих и проезжих легче и безопаснее.
   - Я так соскучилась!
   - Ну ты эта, прекращай сопли размазывать. Всё, увидали, поздняки.
   Было действительно поздно. Тролли, увидав плачущую Пиявку, тут же побросали оружие и разрыдались. Сопли и слёзы полились градом от их рёва в ужасе разбежались кони наёмников, вместе с седоками естественно. Поле боя опустело. Сопливы, я и Пиявка предприняли героические усилия чтобы успокоить впечатлительных троллей, но те продолжали оглашать воплями окрестности. Пришлось их загонять в пещеры и долго потом по закоулкам разносились горестные всхлипы.
   Собрались после битвы уставшие в тронном зале. Я сидел на полу, задрав ногу на трон, чтоб кровь меньше бежала, а Пиявка мастерски перебинтовывала бедро, помазав рану предварительно слюной Васи-оборотня. Первейшее средство для заживления ран эта слюна. Знал бы, давно бы бабки на оборотне зарабатывал. Вот где золотое дно для казны королевства, тем более, что у меня теперь оборотней, что грязи.
   - Теперь эти крысы по городам позакрываются и будут в осаде сидеть, - бубнила Пиявка себе под нос.
   - Похоже я теперь надолго подвижности лишился, так что Пиявочка набирай войска и вперёд, штурмовать замки, крепости, города и отдельно стоящие башни рыцарей.
   - Да я бы рада, только где ж столько денег взять, накоплений моих на сотню вояк только хватит.
   - На счет денег не беспокойся, Сопливый скоро слетает и денег припрёт, у меня есть заначка запечатанная, там казны немеряно. Хватит чтоб нанять весь Рохан воевать против Гондора.
   - Не будешь против, дядь, если я своих разбойников офицерами назначу? Я к ним привыкла и знаю как облупленных.
   - Твоя армия, ты и комплектуй. Назначаю тебя королевским генералом.
   - Не, я рассчитывала хотя бы на пост королевского военного министра, - Пиявка с усилием затянула крепкий узел на повязке.
   - А что такая должность при королевских дворах есть?
   - Ага!
   - Значится так и будет. Назначу тебя министром после победы над всеми надземными врагами, а пока мне генерал нужнее.
   - Пойду тогда наверх, комплектовать войска и выбирать первую цель для нападения. Под землёй вояк, чувствую, ещё не скоро можно будет набирать.
   Я втянул носом воздух и быстренько уселся на троне. Давно знакомый запах и шорох шажков.
   В дальнем конце тронного зала материализовался сгусток тьмы и начал приближаться.
   - Прыщ! Где ты ходишь? Моему генералу необходимы точные разведывательные данные о мятежных городах людей и гномов на поверхности, а ты заставляешь себя ждать! Захотел расстаться с собственной шкурой? Давно я её хотел с тебя живьём содрать и натянуть на гоблинский барабан, да всё руки не доходили! Где ты шляешься мерзкая образина!?!?
   Прыщ, а это был он, пал в глубоком поклоне и заверещал.
   - Ваше темнейшество, я один был верен Вам всегда до гробовой доски, я всё запоминал и везде был верным ухом и оком господина короля троллей. Нет такой дворцовой тайны которую я бы не разнюхал ни на поверхности, ни под землёй.
   - Довольно оправдываться, я терплю твои выходки уже давно, но и моему терпению есть предел! Где, я спрашиваю тебя, доклад о мятежниках? Почему я его до сих пор не услышал? Я наведу дисциплину! Террор!!! - я хряпнул по каменному подлокотнику и Прыщ еле успел отскочить от упавшей сверху каменной сосульки.
   - Я всё доложу, всех сдам, всех выведу из тени, - продолжал лепетать мой главный старый доносчик.
   - Обвал тебе на голову и топор в печёнку! Не сметь задерживать с докладом ни на мгновение!
   - Повинуюсь Ваше королевское темнейшество, - перешёл уже на шёпот перетрухавший Прыщ.
   - С глаз моих долой! Генерал!
   Пиявка уверенной рукой сграбастала Прыща за капюшон и поволокла к выходу. Королевская власть укреплялась.
  

32 Глава

   Нога быстро приходила в норму. Благодаря стараниям Сопливого казна росла как на дрожжах, а благодаря Пиявке росла численность войск. Один за другим свободные города признавали верховную власть короля троллей и подписывали договоры. Условия в договорах были разные, у каждого города свои. В основном в договоре прописывались шкурные интересы: налоги, подати, сборы, суды, количество выставляемых воинов и количество дней на выставление войска. Если бы не Прыщ Пиявка бы застревала в завоеванных городах надолго. Вскоре каждый занимался своим делом. Пиявка являлась с войском и наводила страх штурмовыми приготовлениями, затем являлся Прыщ и в долгих переговорах склонял горожан или непокорного феодала к покорности и заключению договора. Причем с феодалами договор был один и он просто приносил присягу, давал клятву верности королю, после чего ставил свою подпись, если писать умел, среди таких же подписей уже подчинившихся феодалов. Приятно же сознавать, что не ты один в полной заднице!
   Король такими мелочами заниматься не должен. Он мыслит стратегически о важном. Самое важное для меня было, как прищучить гадского колдуна, лишившего меня жены в день свадьбы, да и вообще пакостев разных сотворивший немало.
   Из доклада Прыща выходило, что мерзкий чародей сварганил себе новую башню (чтож их так тянет к башням то? Башнеманы какие-то все) и занялся созданием войска урукхаев по своей старой технологии. Сколько он этих урукхаев там наклепал неизвестно. Цель у него всё та же - мир захватить. Не разменивается вражина на мелочи. Захватить, так сразу целый мир.
   Хитрости придумывать это ж надо мозги мучать. Чтобы создать всесокрушающую ледяную армию нужно было сделать формы для воды. Их я и заказал гномам: форма для ледяного гнома, гоблина, человека, тролля и эльфа. Размеры один к одному, кроме ног. Подошвы приказал делать потолще. Лёд истирался быстро при ходьбе. Размеры под реальных существ я сделал затем, чтобы использовать настоящие доспехи. Незачем врагу-магу знать, что армия моя ледяная, в доспехах она будет выглядеть как настоящая. Из тех же соображений дополнительно заказал формы для лошадей и большущую форму для элефанта. Чего мелочиться, пусть будет полнокровная армия с боевыми элефантами.
   Сам я занялся созданием ледяных птиц, заодно сделал форму для заморозки толстых сосулек, надо же было наморозить впрок метательных снарядов, для птичек. Использовать их в ближнем бою с магом я опасался, растопит, а вот сверху на башку магическую трехметровую ледяную конусообразную болванку скинуть, да за милу душу! И фиг её птичку достанешь в вышине небесной. А птичек не одна и кидают они сосульки метко.
   После изготовления форм их тайно перебросили с помощью ледяных птичек на ближайшее к колдуну горное озеро.
   Вовсю ещё шла война с КОГТЕМ за присоединение городов к королевству, а Прыщ и Пиявка, а также лучшие офицеры были отозваны из действующих войск. Зима кончалась и надо было торопиться разделаться с проклятым колдуном. Ждать целый год было неохота, да и опасно, вдруг этот наглец летом сам на меня армию своих урукхаев двинет.
   С берега была видна башня супротивника. Прибыли мы вечером и вояки не понимали, чего от них требуется и какого лешего их выдернули из действующей армии. Секретность была соблюдена. Воды горного озера по установленным гномами-инженерами желобам потекли неумолимыми струйками к установленным кучно (чтобы мне от одной к другой форме с жезлом холода не бегать) формам, а те были ещё и расположены на огромном деревянном колесе, которое поворачивалось двумя горными троллями. Мне оставалось только дважды ткнуть в форму и ледяной воин из раскрывшейся формы ступал на мёрзлую землю и облачался в доспехи. Офицеры комплектовали готовых и вооруженных воинов в отряды и уводили от озера к местам накопления, иначе очень скоро у форм было бы не протолкнуться.
   Заранее были переброшены осадные машины и горы оружия и доспехов. На ледяных брюхах элефантов затягивались ремни попон, скрывавших их ледяную сущность. Открытые места бинтовались тканью. Не успело скопиться и сотни тысяч воинов как войско было замечено и над нами заметались летучие твари, типа ворон. Ледяные птицы спикировали на стаю. В воздухе почернело от чёрных перьев разодранных в клочья птиц, но ворон было много и они сообщили хозяину о нашем местоположении. Открылись подземные норы и из под башни мага хлынула рать урукхаев. Тут уж я не вмешивался, да и некогда было, нужно было колдовать и колдовать новых воинов. О ходе сражения я догадывался из приказов Пиявки и донесений офицеров.
   Урукхаи, ощетинились копьями и легко раздавили лёгкую и недисциплинированную пехоту ледяных гоблинов, а затем лоб в лоб атаковали такую же фалангу ледяных людей и гномов. Ледяные люди и гномы, тоже не остановили их, а вот тролли и пара десятков элефантов, к тому же атаковавших с фланга, заставили обратить на себя внимание. Ледяную рыцарскую конницу Пиявка в бой не вводила, оставила в резерве. Оказалось, что соскальзывают рыцари с ледяных лошадок. Пока пришлось посадить их на лошади и поставить на видное место вместо пугала. Эльфы ледяные отвратительно стреляли из луков и толку с них было мало. Всех их отправили обслуживать осадные машины. Вскоре процесс создания воинов пришлось остановить и делать только ледяных троллей и элефантов. Битва была в самом разгаре когда у меня кончились сначала попоны на элефантов, а потом оружие и доспехи на троллей. Пришлось Пиявке бросить в бой к удивлению врага в пешем порядке всю конницу и приказать собирать и отправлять доспехи и оружие поверженных воинов.
   Приказать то легко, только собирать доспехи некогда и некому. Битва то идёт, да и доспехи метровым слоем трупов урукхаев завалило. Из башни пока никто не показывался и урукхаями руководили такие же офицеры-урукхаи. Битва длилась и длилась. К концу третьих суток весь офицерский состав моего войска во главе с генералом свалился и уснул мёртвым сном. Делать было нечего, пришлось основательно прорядить с помощью птичек, сбросивших сосульки, орды наступающих врагов. Вот хотел же для урукхаев наморозить сосулек поменьше размером и побольше количеством. Теперь получилось, что весь запас больших сосулек птички извели, а урукхаев прибили не так уж много. Иное дело эльфы с осадных машин постарались и град ледяных глыб не прекращался три дня. К концу четвёртого дня не выдержали сами осадные машины. Трескалось дерево, лопался металл, рвались многожильные канаты и ремни, разбалтывались и ломались механизмы от непрерывной работы.
   Когда проснулся первый офицер все осадные орудия вышли из строя, а ледяные эльфы были уже брошены в бой и перебиты урукхаями. Сопливый мотался на птичках и привозил мешки с сажей. Колдовал я уже сплошь одних только ледяных троллей и элефантов, тут же посыпал сажей и посылал безоружных в бой. Ледяные кулаки, бивни и ноги были сами по себе смертельным оружием. Жаль на солнышке под слоем сажи лёд быстро таял. Но бойцы мои всё же сдерживали противника и ни одному урукхаю не удалось прорваться к озеру.
   На пятый день беспримерного побоища Пиявка радостно доложила, что видит край моря урукхаев. Между кромкой этого моря и башней начало образовываться свободное пространство. Кончились запасы вояк у мерзкого мага. Если честно, то вовремя кончились. У меня уже радужные пятна перед глазами плавали и руки еле поднимались колдовать. Офицеры на пятый день непрерывного побоища выглядели тоже не ахти, а некоторые вовсе находились на грани нервного срыва. В такой битве ещё никогда никто из них не учавствовал. К концу дня пятого пришлось отказаться делать элефантов. Четырёхногие гиганты застревали в сплошной каше из кусков урукхаев и ледяных тел. Зато гномы-инженеры сделали форму для заливки ледяных дубин, причем сразу для заливки не одной, а десяти дубин. Ледяные тролли, да с ледяными дубинами просто вколачивали в кровавое месиво урукхаев. Правда мне работы не убавилось от изобретения гномов, дубины ледяные пришлось примораживать к рукам ледяных троллей, чтобы не выскальзывали, теперь их только вместе с руками можно было отломать.
   Урукхаи славятся как воины не силой, тролли и элефанты сильнее, а своей неутомимостью и совершенным наплевательством к собственной жизни, чувство самосохранения полностью отсутствует, не заложено создателем за ненадобностью. А теперь им пришлось иметь дело тоже с совершенно неутомимым врагом и тоже совершенно с полным отсутствием чувства самосохранения. Битва шла на полное истребление, пленных не было, раненых старательно добивали, а те пока могли двигаться, старались навредить противнику. На шестой день битвы наметился перелом. За ночь место битвы подмёрзло, останки урукхаев окоченели и вмерзли в останки моего воинства. Всё побоище покрылось сплошной ледяной коркой, сквозь которую проваливались тяжёлые урукхаи и ледяные тролли, зато уже не проваливались лёгонькие ледяные гномы, эльфы, и даже гоблины и люди. Они конечно уступали в силе урукхаям, зато их становилось всё больше и они не проваливались и были мобильней последних. Очень медленно, урукхаи остановили свой натиск и создали сплошную линию обороны, подпирая друг дружку. В ночь с шестого на седьмой день битвы, когда часть офицеров и генерал опять свалились спать и только несколько человек и гномов дежурили и управляли сражением, ударил мороз и корка льда стала такой плотной, что на неё смогли встать ледяные тролли и элефанты. По всем правилам военной науки строй урукхаев был прорван, а попросту говоря втоптан в ледяное крошево элефантами и в брешь рванул поток ледяных троллей сметая дубинами врагов. Элефанты развернулись в тылу вражьего войска и ударили по левому флангу, а после уничтожения и по правому. Весь седьмой день прошёл в добивании урукхаев, а я наконец-то перестал колдовать и просто тупо впал в спячку как хомяк.
   Когда прочухался Пиявка радостно доложила, что вражье войско рабито и проход в трупах расчищен. Над башней летали птицы, держа в когтях увесистые глыбины льда и камни, колдовать сосульки у меня уже не было сил, вообще хотелось этот жезл проклятущий спрятать куда подальше и забыть о его существовании, а лучше засунуть в за...не лучше спрятать, а то замёрзнет гад магический и не почувствует всю прелесть сдирания заживо шкуры на гоблинский барабан. Так-то я не злопамятный, но достал он меня уже, по-всякому достал.
   Шли мы по проходу в трупах и ругались с Пиявкой.
   - А чего у тебя детей то нету? Тебе же уже на пятый десяток перевалило? Сорок лет никто не позарился?
   - Вот только не хватало ещё тебе в мои личные дела влезть, четыре мужа были и все скоропостижно скончались, незаживаются со мной надолго мужики, - огрызался мой генерал.
   - А тут долго заживаться мужикам и не следует, как минимум у тебя должно быть уже четыре ребёнка, даже если в процессе их создания мужики копыта отбрасывали.
   - Нет, ну ты странный дядя тролль. Кем бы были мои дети?
   - Внуками бы мне приходились.
   - Детьми разбойницы, опасными бастардами всех окрестных королей они были бы.
   - Нифигасе, бастарды! Это мои внуки и вдруг бастарды! Да в бараний рог их всех оптом и в розницу.
   - Да не было тебя! Королевство твоё было и истаяло как туман. Я грешным делом вообще думала, что всё детство мне приснилось.
   - Делааа...Теперь чёго?
   - А теперь поздно.
   - Нужно тебе срочно кого-нибудь удочерить или усыновить. Ты над этим подумай на досуге.
   Перед нами высилась каменная башня. Ледяные тролли ухнули дубинами по воротам и дубины разлетелись вдребезги.
   - Заколдована дверца. Эй, пускай элефанта! - рявкнул я и отошёл от греха подальше от башни.
   Ледяной гигант разбежался и врезался в створки ворот. Ледяные бивни брызнули во все стороны осколками. Ворота выдержали, а стены нет. Элефант, ворота и часть стены с грохотом рухнули внутрь башни подняв тучи пыли. Внутри было пусто и как-то даже заброшено, как на чердаке. По лестнице побежал наверх. За мной грохотали мои ледяные вояки, но недолго. Сверху упала кованая решётка и дальше я бежал по ступенькам в гордом одиночестве. Ударом боевого топора мной была венесена дверь и вот оно жилище паскудного колдуна! Цель последних сорока лет моей жизни.
   Колдун имелся наличии одного экземпляра, что-то бормотал и жался к стенке. Эх, с каким бы удовольствием его бы по этой же стенке и размазать. Только нельзя! Слишком простая смерть. Практически счастливое избавление. Сграбастав его за балахон, я поднял его над полом и победно рявкнул в лицо. Тот ещё больше затрясся, закатил глаза и забормотал абракадабру.
   - Пора расквитаться за всё Саруман или Саурон, теперь уже не важно кто ты. Ведь практически судьба твоя быть натянутым на гоблинский самый большой барабан. Как тебе это нравиться, враг мой?
   В это время сзади меня раздался лёгкий хлопок и нахлынула темнота и покой, сквозь которые донесся знакомый голос, тихо произнёсший:
   - Попался!
  

33 Глава

   Висел я приплющенный к потолку и грустно думал о смысле произошедшего. Всё-таки не покарал я колдуна. Вот так всегда, надо было по-быстрому его укокошить, а потом уж изгаляться над готовым жмуриком. Нет ведь довыпендривался. И ведь так всё хорошо шло. Поторопился. Однако где же мои верноподданные. Почему не спасают священную особу короля. То есть меня любимого и неповторимого. Судя по запаху, Сопливый висит тоже расплющенный рядом и гад ведь такой прямо сапогом грязным вонючим мне в фейс упёрся. Видно с самого рожденья сапоги не мыл и не чистил. Да и ноги тоже. Не задохнуться бы раньше времени от смрада. Запах потного женского тела - это Пиявка. Да, все офицеры в полном составе на потолке висят. Только Прыща нет, наверно он гад и продал всех оптом. Надо было его сразу прибить. Такой потолок большой, а Сопливый именно возле меня повешен и приплющен, что за несправедливость такая.
   Внизу прямо подо мной стоял котёл колдовской и в нём, что-то неприятно булькало и бурчало. Пар шёл вверх вместе с дымом очага. Судя по запаху, в итоге получится ядрёное зелье. Эх, говорила мне бабушка не связываться с колдунами. Снизу донёсся властный голос:
   - Сушёных жаб ядовитых банку!
   Одним прищуренным глазом я заметил как внизу к огромному шкафу со склянками метнулся колдун и подал приказавшему требуемый ингридиент.
   - Ежинный помёт трёхлетней давности!
   Колдун опять быстро метнулся к шкафу.
   - Этот двухлетний! Растяпа!
   Банка с двухлетним ежинным помётом разлетелась от удара об стену. Колдун снова метнулся к заветному шкафчику и подал банку.
   - Кровь вампира!
   - Вся высохла, госпожа, - чуть прошептал колдун.
   - Так добудь свежей сейчас же!
   Колдун на рысях умчался из залы. У котла осталась ведьма в огромном белом балахоне. Теперь она сама ходила к шкафу и брала нужные снадобья для зелья.
   - Пора тебе готовиться к смерти король троллей! - бешеный хохот ведьмы разнёсся по залу.
   Хорошо бы рухнуть ей на башку и расшибить в лепёшку. Для очистки совести я даже подёргался. Неведомая магическая сила крепко держала меня, да и всех остальных на потолке.
   - Мерзкий тролль! Уж давненько я тебя поджидаю, чтобы вырвать твоё чёрное сердце! Я сделаю из тебя живой ходячий труп и душа твоя будет вечно томиться в этом мире.
   Мне и похуже угрожали, подумаешь. Однако кое-что я всё-таки мог сделать. Котёл стоял прямо подо мной.
   Прибежал весь ободранный колдун со склянкой вампирской крови. Где он её так быстро нацедил только?
   - Готово, - зловеще возвестила ведьма.
   Я понял, что пора действовать и...расслабился. Струйка сверху побежала прямо в котёл с ядрёным варевом. Раздался нехилый взрыв. Рвануло, так, что мама не горюй. Не то что потолок, стены башни разнесло по всей округе. А вместе со стенами и потолком всех, кто находился в башне. Сама башня от взрыва на человеческий рост в землю ушла и потрескалась. А котёл колдовской пробил все перекрытия башни и ушёл в подвал.
   По моему приказу войско кинулось искать белую ведьму, вскоре один ледяной тролль припёр её пред мои светлы очи. Собрали по округе и весь офицерский состав. Правда, оглушило взрывом почти всех, да ещё почти половине кости попереломало. Так что свита моя теперь состояла сплошь из одних калек. Кто с костылём самодельным, а кто с переломанными рёбрами, ладно никто до смерти не убился, попадали в основном в снежные сугробы далеко от поля боя. Пиявка была с забинтованной рукой и головой. При падении она сшибла несколько деревьев. Сам я грохнулся удачно в какое-то озерцо. Пробил нафиг лёд и ушел под воду, по дну вылез на берег. Сопливый просто влетел в ряды ледяного воинства и часть вояк положил на месте разбив вдребезги. Не повезло только колдуну. Или наоборот повезло. Упал прямиком на ледяного элефанта и размазался по его спине. Задница на хоботе, а мозги уже на хвосте у слоника-переростка. Вот таким тонким слоем. Хоть бы шкура на барабан осталась, так нет, всё в паштет.
   Нужно было срочно решать с ведьмой. Слово взяла Пиявка.
   - Сжечь её стерву! Я чуть голову об сосну не расшибла!
   - Четвертовать!
   - Утопить!
   - Расчленить!
   - Раздавить элефантом!
   Столько предложений сразу посыпалось. Как быть?
   - Давайте привяжем к четырём коням её за руки, за ноги!
   - Голову с плеч!
   - На кол её!
   Не знал, что вокруг меня собрались такие специалисты по части казней.
   - Замуровать заживо!
   - Упс, иди сюда, Прыщик! Где ты был, сокол сизокрылый?
   - Отлучался в обоз чтобы принести штаны вашему королевскому величеству! - бодро отрапортовал Прыщ и все уставились наглыми зенками на мои проссаные штаны.
   - Ладно вы пока решайте я переоденусь.
   Время на переодевание прошло быстро, но ясности в споры не добавило. Чуть до драки не дошло. Пора было ссоры прекращать.
   - Хорош, галдеть! Пусть ведьма сама себе смерть выберет. Они ведьмы умные и глядишь, что-нибудь новенькое экстравагантное предложит напоследок.
   Все калеки одобрительно закивали.
   - Тащи ведьму сюда! Говори, какую смерть хочешь получить?
   - От руки короля троллей в честном бою!
   Толпа калек разразилась матами и проклятиями.
   - Это можно.
   - Это нечестно, она колдовать будет! - крикнула Пиявка.
   - Не сможет с одной рукой. Выбери оружие ведьма.
   - Боевой молот.
   - Согласен, а мне топор мой найдите.
   Вскоре нашли топор и образовали большой круг. Ведьму за руку приковали ко мне железной цепью. Так я мог постоянно дёргать её за цепь и не давать ей колдовать, да и не убежишь с цепи. Боевой молот ведьма неожиданно как пушинку подбросила одной рукой. Поединок обещал быть интересным.
   Цепь дёрнулась и от неожиданности я упал, но до поверхности не долетел, а получил по удивлённой морде боевой кувалдой слегонца, так, на отмаш, боком этого чудомолоточка. От удара искры посыпались из глаз и только длинны и крепость цепи не дали улететь из круга. А ведьма раз за разом лупила боевым молотом и не давала, дергая цепь уходить из-под ударов. Зато мои удары топором приходились в пустоту. И пошло-поехало. По почкам, по печени, в лоб, в бок, по рёбрам. Разгулялся боевой молот, только искры с доспехов летят, а мне ни разу даже попасть в бестию топором не удалось. Надо было менять тактику или придётся менять меня самого.
   Метнув топор в соперницу я одновременно швырнул петлёй цепь на шею ведьме и попытался затянуть. Номер не прошёл, чёртова баба увернулась и от топора, и от цепи, зато сама широким жестом впечатала боевой молот мне в коленку. Вой мой был слышен даже за далёкими горами, только не долго. От следующего удара по затылку язык мой был прикушен. Ступать на ногу стало больно, а ведьма управлялась по-прежнему с кувалдой легко и непринуждённо. Бам! И сразу два коренных зуба вылетели от точного удара и запрыгали костяшками по натоптанной земле. Бух! И мой выпуклый шлем, стал вогнутым и загнутым.
   Прыщ из добрых побуждений, медаль поди хотел получить, бросился на спину ведьмы с кинжалом и схлопотал увесистый пинок, от которого перелетев через головы впередистоящих калек-офицеров и скрылся в рядах доблестного воинства с визгом.
   Ещё несколько метких ударов и тело моё распростёрлось на земле и по нему градом отработал боевой молот. Можно было, что-нибудь и неприличное сказать, да забрало намертво застряло в глотке.
   Калеки поняли, что сейчас их королю придёт крындец и ощетинились клинками. Ведьма отбросила в сторону боевой молот.
   - Ну чтож, поединок был честный, теперь можете меня бесчестно убить.
   Эти слова моих вояк не остановили, но Пиявка рявкнула:
   - Отставить дырявить ведьму! Все назад. Короля поставить на ноги!
   Легко сказать "на ноги!". А если они не стоят и дрожат бедненькие побитые. Выплюнув остатки забрала вместе с выбитым зубом, приказал:
   - Камень, чтобы сесть, принесите ироды.
   Плюхнувшись на камень я приказал устало:
   - Всем на одно колено и поприветствовать вашу королеву Эоинну!
   Приказ все выполнили, но челюсти у всех отвисли.
   - Вы люди слышите плохо, а у нас троллей слух изумительный. Запах за сорок лет изменился до неузнаваемости, голос тоже и облик. Когда же ты, Ку, меня молотила лежачего я и узнал тебя по звуку молота. Он у каждого кузнеца один единственный, индивидуальный и неповторимый. Не может на земле быть двух кузнецов с одинаковым ударом. Что ж ты своего мужа так избила нещадно?
   - А где ты был сорок лет скотина!?
   - Искал тебя в драконьем логове. Чешучатого замочил, а от тебя только кости и платье нашёл.
   - Идиот! Зачем дракону баба? Я была колдуну нужна, мог бы и догадаться, что он меня к себе заберёт!
   - Зачем ты сдалась этому старому пню! А дракон тебя сожрать мог на обед!
   - Колдун науськал дракона, чтоб тот меня украл и ему принёс, чтоб тебя дурака шантажировать и власть свою над тобой иметь, а ты взял и исчез бесследно и королевство твоё развалилось.
   - Тогда почему он тебя не отпустил? И как ты ведьмой стала?
   - Ему помощник был нужен или помощница. Я и помогала, куда деваться, а после научилась за сорок то лет колдовству и быстро с ним самим разобралась, теперь он у меня в помощниках...был.
   - А как ты свой лик так поменяла?
   - Я же колдунья, маленько омолодилась, чтоб не дряхлеть. Тут ты со своим войском подоспел, ну думаю, прибью гада, где шлялся столько лет. А ты оказывается по глупости не туда ушел.
   - И всё из-за этого шантажиста недоделанного, топор ему в селезёнку.
   Тут послышался рёв Пиявки. Мой боевой генерал размазывал слёзы и сопли по лицу. Женский пол сентиментален.
   Тёща к тому времени померла. Теперь у меня есть снова своё королевство, крепкая армия, жена-колдунья, а также перепуганные насмерть соседи. Всё, что нужно для полного счастья горному троллю. Потихоньку тролли приходят в себя после массового одурманивания. Даже говорят, где-то на дальних окраинах королевства начали встречать следы давно вымерших гоблинов. Врут наверно. Страна процветает. Ку много времени проводит в бабушкиной пещере, делятся опытом друг с другом. Пиявка завоёвывает соседние земли, которые плохо лежат. Ей теперь раздолье, в армии лучшая в Средиземьи роханская конница. Казна полная и есть средства для найма родственников. А те и рады, не тролль же командует, а свой роханец, да ещё и королевского роду-племени. Вот такая вот история одного подземного королевства получается.
  

Конец книги

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"