Крюков Денис Николаевич: другие произведения.

Ссср без Средней Азии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Средней Азии победили местные националисты, а не большевики книга окончена


Новые приключения итальянцев в Средней Азии

или привет товарищу Сухову от Джузеппе Гаррибальди.

   25 апреля 1918 года в Тобольской мечети на Большой Пилятской улице было необычно много молящихся молодых бухарцев. Мечеть была каменная и построена на месте старой деревянной мечети в 1890 году на деньги бухарца Тухтасына Сафаровича Айтмухаметова. Ходила легенда, что бухарец во время охоты выменял у охотников-хантов закопченный котёл из чистого золота, от продажи которого денег хватило на две мечети: кирпичную в Тобольске и деревянную в селе Нижние Аремзяны. По другим слухам бухарец собирал деньги на новую мечеть у мусульман. Известно также, что неоднократно Тухтасын-хаджи бывал за границей и совершил хадж в Мекку. В 1915 году он скончался, но после него осталось много детей и имущества. Недалеко от дома тобольского губернатора в двухэтажном доме жили старшая жена Насибжамал с тремя детьми (на первом этаже). Верхний этаж занимала вторая жена Хабибжамал с двумя детьми. Третья жена, юная Лейла, проживала в двухэтажном доме по соседству. Кирпичная мечеть располагалась в нижнем посаде Тобольска в татаро-бухарской слободе.
   26 апреля 1918 года в 3.30 утра к подъезду губернаторского дома были поданы экипажи. То были сибирские "кошевы" -- тележки на длинных дрожинах, без рессор, все парные, кроме одной троечной.
   В нее села Государыня с Великой Княжной Марией Николаевной. Она хотела, чтобы с ними сел Государь. Комиссар Яковлев запротестовал и поместился с Государем сам.
   В остальных экипажах были Боткин, Долгоруков, Чемодуров, Иван Седнев и Демидова.
   Спереди и сзади ехали солдаты отряда Яковлева и восемь солдат тобольского отряда с двумя пулеметами.
   Яковлев совершил при отъезде ошибку: он не взял с собой весь свой отряд, оставив большую часть его в Тобольске, куда он надеялся скоро вернуться.
   При переправе по льду через реку Тобол отряд попал в засаду. В считанные минуты пули из автоматических карабинов скосили пулемётчиков. Сзади на обстрелянный отряд налетели неизвестные всадники и саблями довершили начатое. Яковлев и оставшиеся в живых после первого залпа солдаты дорого продали жизнь, уложив шестерых нападавших. Государь не пострадал, государыня же была тяжело ранена. Пуля пробила соломенный тюфяк и вошла в спину бывшей императрице. По виду все нападавшие были инородцами и напоминали татар и бухарцев, виденных в Тобольске, но чувствовалась у них и военная выправка. Странным было и оружие нападавших, не русское и не немецкое. Переговаривались они между собой на каком-то романском языке, кроме одного, который был хоть и вооружён, но участия в нападении не принимал, как выяснилось, он был проводником.
   Осмотрев своих и чужих убитых, главный подошёл к царю посмотрел ему в глаза и сказал на ломаном русском:
   - По решению мажлиса Хивинского ханства России объявлена священная война газават, ты, как развязавший войну против моего народа и веры пророка Мухаммеда в 1916 году будешь казнён.
   Незнакомец вытащил из-за пояса полосатого халата пистолет странной формы и тут же выстрели в упор царю в лоб. Слуги отпрянули в ужасе, дочь Мария бросилась к ещё тёплому телу отца, а затем с кулаками на обидчика. Тот явно не ожидал от молодой девушки такой прыти и поплатился разбитым носом, папаха слетела с него. Зато в дальнейшем он почти молниеносно заломил девушке руки и связал их сзади поясом. К нему подскочил один из всадников:
   - Убьём всех гяуров, как они делали в наших аулах и кишлаках.
   - Стыдись, джигиты не воюют с женщинами, - ответил предводитель маленького отряда, высморкнул кровь с носа и выверенным движением закинул Великую княжну Марию на седло лошади, оставшейся от убитого нападавшего.
   Взлетев на коня, он приторочил повод от лошади с пленницей к своему седлу и коротко скомандовал:
   - Лошадей выпрячь и забрать, наших убитых забрать, оружие тоже. За пулемётами следить в оба, они наша главная надежда, уходим.
   В мгновение ока нападавшие завернули своих убитых в плащи и шинели солдат, привязали трупы и пулеметы к лошадям, разобрали оружие и вся группа исчезла в лесу.
   Лишь к вечеру в Тюмени стало известно о нападении и убийстве императорской семьи. Оставшиеся в живых слуги добрались пешком до ближайшего села Ярково и взяв у крестьян лошадей привезли в Тюмень тяжелораненую императрицу. По дороге её растрясли, и спасти раненую врачам не удалось.
   Отряд хивинцев тем временем уже пересек железную дорогу и стремился как можно скорее уйти с территории сибирского казачества в казахскую степь. Их конечным пунктом было северное побережье Аральского моря, где их ждало рыбацкое судно.
   Однако откуда появились в Западной Сибири боевики из Средней Азии?
  
   В 1885 году были подчинены власти Российского императора многочисленные племена туркмен, которые до этого номинально подчинялись хивинскому хану. Среди многочисленных воинственных племен были текинцы, из числа которых в том же 1885 году были сформированы иррегулярные милицейские части. Но не все были лояльны к гяурам. Часть племенной верхушки мечтала о старинной свободе и восстановлении Хивинского ханства. В открытую, противостоять русским осмеливались единицы, другие решили искать союзников среди европейских держав. Рядом был английский Афганистан, и можно было обратиться к ним за помощью, но выбираться из одной кабалы, чтобы попасть в кабалу другую не хотелось. И поэтому искали в Европе молодую и амбициозную страну, которая могла бы помочь в вооружениях и подготовке войск, но не могла бы претендовать на территорию. Выбор пал на Италию. Туда были направлены на обучение военным и техническим профессиям умные юноши. Чтобы не привлекать внимание, в основном направлялись юноши не из знатных семейств, чтобы не настораживать гяуров. Русские, между прочим, потребовали освободить всех рабов-персиян, а таковых насчитывалось около 15 000 человек. Именно из них текинцы сформировали сеть своих агентов и шпионов по всему Ирану. Сеть эта расширялась и подпитывалась финансово. Часть высшей элиты, особенно в хивинском оазисе пошли на сотрудничество с русскими.
   17 мая 1898 в Андижане свыше 1500 человек совершили нападение на русский военный гарнизон. Во главе восстания стоял пользовавшийся огромной популярностью местный религиозный вождь ишан Магомед-Али Халиф Мухаммед-Сабыр-оглы (сокращённо -- Мадали). Восстание быстро охватило все уезды Ферганской области. Но выступление было подавлено меньше чем за неделю, руководители мятежа во главе с Мадали-ишаном были казнены, признанные зачинщиками были сосланы в Сибирь. Естественно, что за неделю из Италии до Средней Азии не добраться, ни оружию, ни добровольцам.
   Тем временем в 1910 году после смерти своего отца - Мухаммад Рахим-хана II к власти в Хорезме пришел Асфандияр-хан. В отличие от отца он не отличался особыми дарованиями. При его правлении большую роль в государстве играл просвещенный визирь - премьер-министр Ислам-ходжа. На его средства в Хиве были построены хлопкоочистительный завод, больница, аптека, почта, телеграф, светская школа. В 1908-1910 гг. Ислам-Ходжа построил на юго-востоке Ичан-Калы ансамбль, состоящий из самого маленького медресе и самого высокого минарета Хивы. Ислам-ходжа позже был убит не без ведома Асфандияр-хана.
   Император Николай II наградил Асфандияр-хана орденами Св. Станислава и Св. Анны. Асфандияр-хану в 1910 году было присвоено звание генерал-майора Российской империи. В 1911 году зачислен в свиту Его Величества. В 1913 получил от императора Николая II титул "Высочество".
   В 1914 году грянула Первая мировая война. Италия входила в Тройственный союз и была союзницей Германии и Австро-Венгрии, а следовательно противником Англии Франции и России. Но до 1914 года уже утекло много воды. Франция не вмешалась в войну Италии и Турции, в ходе которой Италия захватила Ливию 29 сентября 1911 г. -- 18 октября 1912 г. В этой войны впервые были использованы, радио, бронемашины, авиация, а также военные специалисты из далёкой Хивы. К пустыне они были привычны, арабский язык и мусульманские обычаи знали. После Ливийской войны из Италии в Хиву двинулись первые специалисты и партии оружия и боеприпасов. Разложение в итальянской армии после Ливийской войны только способствовало этому. Италия вопреки союзническому долгу в Первую мировую войну не вступила, рассудив, что раз Австро-Венгрия первая напала на Сербию, а не Сербия на Австро-Венгрию, то Италия не обязана вступать в войну, т.к. тройственный союз оборонительный, а на Австро-Венгрию никто не напал. Вот так мудро рассудив, Италия объявила нейтралитет и начала выторговывать себе наиболее выгодные условия для вступления в войну. Поставки оружия как начались, так и прекратились официально.
   Остановимся поподробнее на вооружении, которое попало к хивинцам. Конечно это револьверы Глисенти длина 284 мм. вес без патронов 1,1 кг. ствол 159 мм, 5 нарезов (правосторонние), барабан емкостью 6 патронов, начальная скорость пули 190 м/с.; револьверы Бодео М1889 длина 232 мм. вес без патронов 950 г. ствол 115 мм, 6 нарезов (правосторонние), барабан емкостью 6 патронов, начальная скорость пули 255 м/с.; пистолеты Глисенти М1910 и некоторое количество пистолетов Бриксиа М1912 являвшихся модификацией пистолета Глисенти М1910 и имеющим идентичные тактико-технические характеристики длина 207 мм. вес без патронов 820 г. ствол 100 мм, 6 нарезов (правосторонние), магазин съемный, коробчатого типа, емкостью 7 патронов, начальная скорость пули 280 м/с. С началом первой мировой войны пистолет Бриксиа был снят с производства.
   Накануне Первой мировой войны в Италии проходил испытания довольно удачный станковый пулемет системы артиллерийского техника Джузеппе Перино модели 1908 г. - свою систему Перино создал в 1900 г. и тогда же выступил в соглашение с заводом Барбье. Пулемет имел автоматику на основе отдачи ствола, водяное охлаждение, развивал скорострельность до 300 выстр./мин. Питание - из бункера, в который укладывалось 10 обойм по 25 патронов. Пулемет был сравнительно прост, ставился на треножный станок рациональной конструкции, однако на вооружение не попал. В итальянской армии имелись пулеметы Максима и "Виккерс", а из собственных конструкций - М1914 "Фиат-Ревелли", созданный на основе опытного пулемета Ревелли 1907-1912 г. под 6,5-мм патрон М95 "манхилер-каркано" и ставший первым массовым пулеметом итальянского производства.
   Конкурировать с итальянской армией какие-то среднеазиатские повстанцы не могли и поэтому только единицы М1914 "Фиат-Ревелли" попали к ним в руки. Они оказались весьма капризной техникой постоянно заедающей из-за попадания песка и пыли в затвор. Зато не попавшие в итальянскую армию пулемёты Перино продавались охотно. И именно они стали основным видом станковых пулемётов в хивинской армии, хоть и весили заразы каждый 20 кг без сошек и системы охлаждения. Ну и конечно не остался без внимания созданный в Италии первый в мире пистолет-пулемет Виллар Пероса М915 длина 533 мм. вес без патронов 6,52 кг. стволы по 318 мм с 6-ю нарезами (правосторонними), магазин съемный, коробчатого типа, емкостью 25 патронов, скорострельность 1200 выстр./мин (каждый ствол), начальная скорость пули 365 м/с.
   С винтовками были проблемы, т.к. магазинная винтовка Маннлихер-Каркано и карабины на её основе, была принята на вооружение только в одной стране мира - Италии, соответственно появление данного вида вооружений автоматически кидало тень на союзника. Помог капитан Цеи-Риготти в 1900 году изобретший и сконструировавший автоматический карабин длина 1000 мм. вес без магазина 4,30 кг. ствол 483 мм, 4 нареза (правосторонние), магазин съемный, коробчатого типа, емкостью 10, 20 или 50 патронов, начальная скорость пули 850 м/с. Переводчик видов огня карабина Цеи-Риготти позволял производить автоматическую стрельбу и стрельбу одиночными выстрелами. Карабин имел и недостатки: часто заедал, а темп стрельбы был неравномерным. В ходе дальнейшей доводки карабина эти недостатки были сведены к минимуму.
   Полевые орудия добыть так и не удалось. Гранаты и миномёты и в самой итальянской армии были большим дефицитом, потому в Хиву и не попали.
   Совершенно неожиданно для стран тройственного союза Италия 23 мая 1915 года вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты. Начались военные действия итальянских частей против Австро-Венгрии. Россия при таком раскладе становилась союзником Италии. Поставки вооружения официальные были прекращены ещё ранее, а теперь и вовсе затихли.
   Оружие и специалисты добирались долго, особенно через территорию Ирана. Но прибыли как никогда вовремя.
   25 июня 1916 года был издан Указ правительства о мобилизации мужского населения Средней Азии и Казахстана в возрасте от 19 до 43 лет "для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии"; согласно указу призывались из Туркестанского края 250 тыс. чел., из Степного края 230 тыс.человек. До этого туземное население для службы в армии не привлекалось. Накопившееся возмущение, вызванное нараставшим отбором земель под хутора казаков и переселенцев, резко возросшее обнищание, вызванное закупом лошадей, скота для нужд фронта при катастрофически нараставшей инфляции создали чрезвычайно взрывную обстановку. Особо ретивыми местными правителями практиковались и реквизиции под видом "добровольных пожертвований" фронту.
   Поводом к восстанию, охватившему Самаркандскую, Сырдарьинскую, Ферганскую, Закаспийскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Тургайскую, Уральскую области с более чем 10-миллионным многонациональным населением, послужил расстрел 4 июля 1916 года в Ходженте манифестации с требованием уничтожения списков мобилизованных. По официальным данным, в июле в Самаркандской области произошло 25 выступлений, в Сырдарьинской -- 20 и в Фергане -- 86. Наиболее организованный характер восстание приобрело в Тургайской области, где под руководством Амангельды Иманова и Алиби Джангильдина развернулись полномасштабные боевые действия, охватившие всю центральную часть Казахстана, восставшие осадили центр области Тургай. Кроме антиправительственного, восстание приобрело и отчётливый антирусский характер, так как именно в переселенцах-колонистах местное население видело источник своих бед. Восставшие жгли хутора, убивали семьи переселенцев, казаков, рабочих. В ряде мест, особенно в Ферганской долине, добавлялись и религиозные оттенки, погромами руководили экзальтированые проповедники-дервиши с призывами к газавату. Действия повстанцев привели к прекращению телеграфной связи между Верным, Ташкентом и центром России.
   Ответные действия, особенно со стороны казаков, также носили жесточайший характер. Часто взятых в плен восставших расстреливали на месте либо убивали при конвоировании. Широко использовалась артиллерия, пулемёты, правительство было вынуждено направить регулярные войска. Весной 1917 года русские регулярные части впервые встретились с мобильными хивинскими отрядами, прошедшими обучение в Италии и успевшими повоевать в Ливийской войне. Если в Тургайской области восставшие во главе с Имановым ушли вглубь пустыни, то хивинцы придерживались тактики налётов, засад и маневренной войны. Постоянного фронта не существовало. Эта тактика объяснялась полным отсутствием у повстанцев артиллерии. В открытом бою у хивинцев против регулярных русских частей шансы на победу были нулевые. Зато хивинская конница частенько заманивала казачьи конные сотни в засады, где их выкашивали из пулемётов и автоматических карабинов. Лишаясь конницы, русские отряды становились маломобильными и не могли успеть за хивинцами. Пустыня, отсутствие воды и постоянные налёты хивинской конницы делали своё дело. Хивинский и Мервский оазисы полностью поддержали повстанцев. Под давлением текинцев хан издал указ об ограничении своей власти уже в следующем 1918 году был избран представительный орган - мажлис. Количество погибших в ходе восстания оценивают от десятков тысяч до нескольких сотен тысяч, около полумиллиона человек бежали в западный Китай. Вместо запланированных 480 тысяч удалось призвать лишь немногим более 100 тысяч человек. Понеся существенные потери русские отряды так и не дошли до земледельческих оазисов. По примеру Финляндии и Польши Хивинское ханство объявило в начале 1918 году о своём суверенитете. Повстанцы Иманова в 1918 году в полном составе перешли в Красную армию.
  
   - Алты, что делать будем, если опять казахи налетят?
   - Постреляем из пулемётов как бешенных собак, да и дело с концом. Ты чего беспокоишься Абдылла?
   - Женщина с нами, непривычно.
   - Ты мало женщин в Италии видел?
   - Ну, ты сказал, конечно чего, чего, а женщин в Италии я повидал много...и не только повидал, - Абдылла улыбнулся воспоминаниям.
   - О! Да ты грешник Абдылла, не миновать тебе ада, - усмехнулся Алты.
   - А тебя воспоминания в Италию не манят? - спросил хитрый грешник.
   - Если честно, к опере пристрастился, друг у меня был итальянец, в оперном театре осветителем работал, вот через него и пристрастился, убили его в Альпах австрияки.
   Вдали показались всадники, высланные вперед на разведку. Алты поглядел на сонно покачивавшуюся в седле царевну Машу и поправил удобнее автоматический карабин. Мало ли чего узрели разведчики.
   Вместе с разведчиками подъехал молодой казах в рваном халате. Алты узнал его. В прошлом году они вместе рубились с казаками в пустыне, как всегда не вовремя кончились патроны и пришлось прорываться через гяуров с одними клинками.
   - Ассаляму алейкум Ермек.
   - Алейкум ассалям Алты. Не думал тебя встретить в наших степях.
   - Ермек, я человек военный, мне приказали и я выполняю приказ, у нас советов нету, есть мажлис...
   - Ээээ, дорогой! - перебил хивинца казах, - да ты давно дома не был. Нету больше мажлиса в Хиве.
   - А Асфандияр-хан?
   - Убит во дворце. За место его Саид Абдулла-хан на троне.
   - Неужели младший брат убил старшего? Этого не может быть.
   - Младший брат тут не при чём, Джунаид-хан теперь у власти, а малолетний Саид Абдулла-хан лишь прикрытие для его грязных дел. Алты, я тебя хорошо знаю, ты джигит из незнатной семьи, переходи на сторону Советов. Амангельды Иманов всегда ценил хороших рубак.
   Всадники скучились и начали бурно обсуждать привезённые казахом новости. А тот с уважением поглядывал на два пулемёта, притороченных к сёдлам лошадей. По опыту войны в пустыне он знал, что и со своими автоматическими карабинами хивинцы выкашивают в считанные минуты конную лаву казаков, а уж если они прут с собой два пулемёта, то шутить с ними опасно для здоровья. Наконец Алты подъехал к Ермеку и сказал:
   - Когда в твоём доме непорядок, нужно возвращаться туда. Мы нужнее в Хиве, а не в Тургае.
   - Я бы вас пропустил, если б вы отдали нам её, - Ермек указал на Великую княжну и та, хоть и не знала казахский, но поняла, что решается её судьба.
   На это заявление Алты улыбнулся и сказал:
   - Э! Ермек. Со мной-то не хитри. С ней или без неё ты меня и моих людей всё равно пропустишь, у тебя нечем меня остановить. Я даже пулемёты расчехлять не буду. Езжай с миром и не загораживай дорогу сильному. Она важная птица и я шестерых своих людей положил не просто так, чтобы отдать её первому встречному казаху. У тебя опять в халате ветер гуляет Ермек, будешь на юге, заходи в гости, я хоть и шестой сын у отца, а для хорошего друга всегда найду тарелку жирного плова и добрый тёплый халат.
   Казах ничего не ответил. Он уехал и вскоре маленький отряд хивинцев ехал к Аральскому морю. Напасть на них никто не решился, хотя судя по следам лошадей, казахи были намного многочисленней.
  
   Для Марии Николаевны всё происходило как во сне. Она ехала уже не связанная. Днём они ехали по бесконечной весенней степи, а ночью предводитель бандитов бросал на землю чёрную бурку и показывая на неё пальцем, приказывал: "Ложись". Маше ничего не оставалось, как выпасть обессилено из седла на вонючую бурку. Следом ложился и сам главарь банды кочевников. Все остальные тоже спали попарно, так было теплее, ночью в голой степи было страшно холодно. Всё бы ничего, но проклятый убийца отца каждую ночь ходил проверять часовых, и Мария ненавидела его в эти минуты больше всего в жизни. Она оставалась одна, и ледяной ветер врывался под бурку. А потом этот сумасшедший кочевник возвращался весь замерзший, лез под бурку и снова её будил.
   Однажды днём он неожиданно ударом вышиб её с седла и она шлёпнулась лицом в весеннюю грязь. Не успела она поднять голову, как кругом загрохотали выстрелы и засвистели пули. Как из-под земли появились сотни всадников, устремившихся на маленький отряд. Бандиты же оставались совершенно спокойны. Пока четверо готовили к стрельбе пулемёты, остальные, встав за лошадьми, открыли ураганный огонь из карабинов. В результате были ранены и впоследствии добиты четыре лошади, а из бандитов никто не пострадал. Нападавшие, не достигнув результата, исчезли, так же быстро, как и появились. Отряд даже не стал осматривать трупы атаковавших их всадников, а проследовал дальше к югу. Ели конину, пшено и курдючное сало. Воды было достаточно, везде днём весело звенели ручейки. Пахло полынью и везде зеленела весенняя травка.
   Дни текли однообразно, как и пейзаж степи, без конца и без края. Настоящим событием были степные белые грибы. Нашёл их конечно предводитель. Сказал - "Беллисимо!" и соскочив с коня, начал их срезать кинжалом. Остальные кочевники увещевали его и предлагали ехать дальше, судя по их жестам. Но предводитель, показывая на грибы и нюхая их, только повторял "Трюфельо, шампиньон!". Вскоре ему на помощь пришли ещё двое. Грибов было нарезано много и тут же был разбит походный лагерь и в казане начали варить грибницу с салом. Грибница удалась и её пили обжигаясь из широких пиал. Большинство видимо в первый раз пробовало грибы и поэтому наливали в пиалу только на пробу. Марии сало, пшено и конина уже давно поперёк горла встали и она грибницу поела с явным удовольствием. В эту ночь вожак просидел долго у костра, во время боя у одного из кочевников заел пистолет и теперь они вдвоём в свете костра разобрали его и пытались починить. До слуха Марии долетали несколько раз незнакомые слова "Глисенти" и "Бриксиа".
   А ночью у Марии начались те самые дни. Видимо дала себя знать бешенная гонка в седле последние дни. Низ живота сжала боль. Мария застонала сквозь зубы. Из глаз брызнули слёзы. Тут же материализовался возле бурки вожак бандитов и на ломаном русском спросил шопотом:
   - Что такое?
   Мария сгорая со стыда, выпростала из под бурки руку и он увидел кровь. Того как подбросило:
   - Ранен? Где? Куда? - и начал ворошить её в бурке.
   - Нет, - сумела выдавить Мария и обеими руками, схватившись за низ живота, снова застонала сквозь зубы.
   Кочевник некоторое время хлопал на неё непонимающе глазами. Потом видимо до инородца дошёл смысл крови и боли. Но явно ему это не прибавило оптимизма. Он разбудил двоих бандитов, и взвалив стонущее тело прямо в бурке на коня, поскакал в степь. Вскоре они спустились в ложбинку с маленьким ручейком, набрали воды в медный чайник и разложили маленький костерок. Нагрев воду, и устроив из двух бурок, что-то вроде шалаша, двое стали спиной к ним на часы, вглядываясь во тьму, а вожак начал лить воду тоненькой струйкой. Марии удалось подмыться, хотя и стыдно было до жути. Она и ненавидела этого убийцу и была ему в то же время благодарна.
   На следующую ночь вся история с подмыванием повторилась. Марии стало получше. Отряд днём несколько раз останавливался и её прямо в бурке стаскивали с коня и ложили отдыхать.
   После этого они повстречали в степи бедного кочевника в драном халате, который внёс в их поход сумятицу. И хоть он вскоре исчез в степи, бандиты заметно занервничали и заволновались. Вожак отдавал резкие команды и непроизвольно почти всё время гладил ладонью приклад карабина. Чем дальше они шли, тем больше возрастало их волнение. Когда они вышли к морю и увидели у берега несколько юрт и рыбацких лодок, радости их не было предела. Тут их явно поджидали. Их накормили и напоили до отвала, после чего вожак выстроил отряд и сам стал во главе. Вышедший из юрты бородатый старик о чём-то с ними серьёзно говорил. Впервые у Маши закрались сомнения насчёт этих людей. Уж больно дисциплинированно они быстро построились. А военную выправку Мария в людях чувствовала. Из юрт вышли несколько мужчин и юношей вооруженных разнокалиберно. Старик показал им конец строя и отряд увеличился втрое. Вожак тут же распорядился отдать шесть карабинов и захваченные винтовки царского конвоя новобранцам. Затем кланяясь, поблагодарил старика и приказал разросшемуся отряду садиться в лодки. Всех лошадей оставили в этом селении, и дальше путь их лежал по морю.
  
   Пока основные силы хивинцев были связаны боями в пустыне, Асфандияр-хан был убит людьми Джунаид-хана во дворце Нурулла-бай и на престол был возведён его малолетний брат Саид Абдулла-хан. На самом деле власть захватил Джунаид-хан, поддержанный частью прорусскинастроеных туркменских племен. Мажлис был распущен, а власть хана признана неограниченной. Для хивинцев настали трудные времена. С одной стороны часть туркменских племен во главе с Джунаид-ханом поддержали русских, с другой стороны англичане начали интервенцию и поддержали Джунаид-хана и соседа эмира Бухары, который с Советами воевать не хотел и дрожал за своё маленькое царство.
  
   Хива встретила отряд Алты пулями и атакой конницы. Но отряд уже разросся до нескольких сотен бойцов. С обоих флангов двигались ещё отряды. Простые дехкане шли в бой, кто с кетменём, кто с палкой, кто просто с ножом на длинной палке. Узнавая, что отряд имеет не только автоматические карабины, но даже два пулемёта, кучки дехкан тут же присоединялись.
   Встретив яростный отпор, конница Джунаид-хана откатилась за стены города.
   Перед стенами остались лежать убитые и раненые. Подскакал всадник, перебросился парой слов с предводителем отряда, пожал двумя руками руку и умчался. Вскоре к отряду присоединились ещё два, почти целиком состоящие их полубезоружных дехкан.
   Внезапно убийца царя выхватил пистолет и бросился к воротам города с криком:
   - Аллах Акбар!
   Вначале за ним бросились единицы, но вскоре все три отряда одной плотной толпой атаковали город.
   - Аллах Акбар! - слышалось повсюду.
   Грохотали выстрелы, в воротах завязалась рукопашная схватка, мелькали сабли. А к воротам уже спешили всё новые и новые люди с оружием в руках. На Марию мало обращали внимание, на голове у неё была папаха, а всю фигуру скрывала длинная бурка. Когда стрельба стала откатываться в глубь города, царевна просто встала и пошла к воротам. Чем ближе она подходила, тем больше на земле лежало убитых и раненых. В воротах было уже столько убитых и раненых, что приходилось ступать по телам. Внезапно она замерла. Из кучи тел торчала знакомая рука с пистолетом. Некоторое время Мария стояла и смотрела на эту руку, но вскоре решительно схватила её и начала рывками вытаскивать человека из-под груды тел. Так и есть, голова и всё тело её пленителя были залиты кровью. Прислушавшись, она услышала, что он дышит. Мария постучала в первую же дверь. Стучать пришлось долго, но открывший ей жилистый старик, быстро смекнул в чём дело, и помог перенести раненого внутрь. Там были ещё женщины и дети. Последних выгнали из комнаты, а женщины принесли воды, тряпок и помогли обмыть и перевязать раненого. Во всю спину имелся длинный порез от сабли, но он был не опасен, лишь кожа была разрублена, до мышц клинок не дошел. А вот по голове изрядно чиркнула пуля, и раненый не приходил в сознание.
   Ещё три дня в городе шли бои. Отряды повстанцев всё прибывали и прибывали. Наконец власть мажлиса была восстановлена и он объявил, что теперь регентом при хане будет мажлис, который выберет правительство и визиря - управляющего на определенный период.
   А в дом старика на четвёртый день пришли люди в кожаных куртках и с револьверами на ремнях. Раненого и Марию они забрали, а старику за содействие власти выдали верблюда. В городской больнице, куда доставили Алты, а это конечно был он, не хватало практически всего, в избытке были только раненые и больные, которые лежали везде, даже на лестницах и под навесами под стеной больницы. Почти весь персонал был из русских. Марию приняли с радостью и загрузили работой, зато и на довольствие поставили сразу же. Алты долго не приходил в себя и только стонал. От врача княжна узнала, что убийцу отца зовут Шестой, а по-местному Алты. Он судя по документам офицер, подконтрольного мажлису отряда. Воевал до этого в итальянских войсках и даже имел награды. Вскоре за ним приехал старший брат. Бородач атлетического телосложения на коне. Он хотел забрать брата, но доктор не позволил.
   А раненому полегчало и он пришел в себя. Через несколько дней пришли два его бывших бойца из отряда, после разговора с которыми он встал и как был в бинтах, так и ушёл, отмахнувшись от врача. Но вскоре он вернулся и к удивлению доктора вручил ему бумагу. В бумаге было предписание, выдать офицеру Алты санитарку Романову Марию Николаевну. Пока доктор пытался понять предписание, его санитарку как была в белом халате, посадили на коня и увезли в шум и гомон Хивинской улицы, где она и её провожатый благополучно затерялись, слившись с пёстрой восточной толпой.
   Алты привёз девушку в большой дворец с часовыми у дверей, в которые и из которых сновали люди. Далее в одном из кабинетов произошел короткий разговор на итальянском:
   - Вот дочь русского императора!
   - Алты, очнись, в России нет империи, там правят Советы, кругом гражданская война и нам нужно защищать свою свободу от гяуров. Мы им как кость в горле, потому-что сидим на железной дороге. Иди воюй Алты. У меня и так дел полно.
   - Так мне-то что с ней делать?
   - Ай, джигит, не задавай глупых вопросов, смотри какая красавица, клянусь Аллахом, если бы не дела, сам бы на ней женился. У тебя хоть одна жена есть?
   - Нет.
   - Эх ты, революционер! Вот тебе отпуск на неделю вези её к себе домой, всё не морочь мне голову своими мелкими вопросами, у меня без тебя дел полно.
   Почесав затылок, Алты водрузил на голову папаху, посмотрел на бумажку в руке, выписанную в кабинете, потом на Марию Николаевну, да и поехал к себе домой вместе с молодой невестой. Старики повздыхали, ну да время нынче военное, свадьбу сыну разрешили, а то не дай Аллах, убьют ненароком и не увидят внуков. Правда настояли, чтобы вторую жену взял мусульманку обязательно, тот пообещал и надолго уехал в зыбучие пески.
   Мария родила сына, назвали Дженг - (сражение). Время было военное, потому и имена давали соответствующие.
  
   Под руководством Тиг-Джонса, Варда и Джарвиса в июле 1918 был поднят Асхабадский мятеж, мятежники захватили Закаспийскую область и создали "Закаспийское временное правительство" (ЗВП), которое 26 июля 1918 обратилось к англичанам с просьбой прислать военную помощь. 28 июля из Мешхеда в район ст. Баирам-Али, где закрепились войска ЗВП, прибыла английская пулемётная команда (20 чел.); 12 авг. перешли границу у станции Артык (100 км юго-восточнее Асхабада) батальон 19-го Пенджабского и несколько рот Йоркширского и Хэмпширского пехотных полков, 28-й лёгкий кавалерийский полк и взвод 44-й полевой лёгкой артиллерийской батареи, расположившиеся в Асхабаде и некоторых других пунктах на Закаспийской железной дороге. Красноводск, занятый английским гарнизоном (около 700 чел.), стал базой интервентов. В Асхабаде разместился Маллесон со своим штабом.
   19 августа 1918 года Закаспийское временное правительство (ЗВП) подписало с Маллесоном соглашение, фактически полностью отдавшее Закаспийскую область под контроль англичан. ЗВП обязывалось вести борьбу против Советской власти, запретить вывоз хлопка и передать все его запасы, а также весь Каспийский флот, Красноводский порт и Закаспийскую железную дорогу Великобритании, за что ему была обещана финансовая и военно-техническую помощь. Англичане поставили под свой контроль судоходство на Каспийском море и Челекенские нефтяные промыслы, вывозили металлы, драгоценности, нефть, хлопок, шерсть, ковры, продовольствие, заводское оборудование, железнодорожный подвижной состав и другое. Отделение английского банка (в Асхабаде) нажило огромные суммы, принимая от населения вклады взамен на фиктивные обязательства. Предприятия, национализированные Советской властью, были переданы бывшим владельцам. Убытки, причинённые английскими оккупационными силами только горному и оросительному хозяйству области, составили свыше 20 млн руб. золотом. Малейшее проявление протеста или недовольства со стороны населения беспощадно подавлялось. До января 1919 года Закаспийское правительство получило от Великобритании 15 миллионов руб. обязательствами и 2 миллиона рублей наличными, около 7 тыс. винтовок, несколько млн. патронов и различное военное снаряжение; в свою очередь Закаспийское правительство передало английским войскам продовольствия на 12 миллионов рублей.
   9 октября 1918 года английские войска (батальон Пенджабского и рота Хемшпирского пехотных полков, 28-й лёгкий кавалерийский полк; 760 штыков, 300 сабель, 40 пулемётов, 12 орудий и 1 самолёт) вместе с войсками ЗВП (1860 штыков, 1300 сабель, 8 пулемётов, 12 орудий, 2 бронепоезда и 1 самолёт) начали наступление на позиции советских войск (2390 штыков, 200 сабель, 29 пулемётов, 6 орудий и 1 самолёт) в районе ст. Душак (юго-восточнее Асхабада) и после ожесточённых боёв заняли станцию. 14 октября советские войска при поддержке вооруженных групп местного населения нанесли противнику сильное поражение, при котором английские войска потеряли до 50 % личного состава, и освободили Душак. При отступлении в ночь на 15 октября англичане и войска ЗВП дотла сожгли город Теджен и уничтожили часть жителей. После этого поражения Маллесон запретил английским войскам участвовать в боевых действиях против советских войск.
   Это было последней каплей. Боевые отряды хивинцев выбили отряды Джунаид-хана из Хивы и объявили газават англичанам и русским. Взяв контроль над закаспийской железной дорогой, и пользуясь тем, что казаки Дутова перекрыли кусок этой же железной дороги на севере, а основные силы Советов были сосредоточены против англичан, хивинцы ударом на город Чарджоу расчленили войска советской республики надвое и перерезали единственную железнодорожную коммуникацию между ними.
   К тому времени в самой Англии было неспокойно и рост национально-освободительного движения против англичан в Индии и Афганистане вынудили английское командование вывести в марте 1919 г. свои войска из Закаспийской области в Иран (Последние части покинули Закаспий 1 апреля 1919 г., в регионе оставался лишь английский гарнизон в Красноводске).
   Советские войска попытались отбить Чарджоу, но сил не хватило. К хивинцам по железной дороге постоянно подбрасывались подкрепления, а конница хивинцев наседала на фланги.
   Как только обстановка у Чарджоу стабилизировалась хивинцы нанесли неожиданный удар по единственному оставшемуся в Закаспии гарнизону англичан и пленив множество солдат и офицеров, заняли Красноводск. Теперь уже войска ЗВП оказались с перерезанными коммуникациями и начали откатываться под ударами Советов.
  
   После рождения сына, Марии внезапно нашлась работа. Её перевезли в Хорезм, где располагался лагерь для британских военнопленных. Она уже вполне сносно понимала по-туркменски и даже выучила несколько итальянских слов. Хивинскому ханству потребовались переводчики с английского и Мария, прекрасно знавшая в отличии от немецкого и французского язык британцев была направлена в Хорезм.
   Пленные постоянно жаловались. Особенно доставали Машу британские пленные офицеры. В меру возможностей Мария переводила жалобы и следила за их разрешением. Пока над англичанами надзирал русский, всё шло для них хорошо, но вскоре русского заменили на туркмена Саида и первое что тот сделал, это выгнал всех пленных чистить каналы под палящим солнцем. Группа офицеров, конечно, отказалась работать, и пожалела об этом. Сперва, всех отказавшихся разложили на солнышке и дали плетей, а затем послали на заготовку топлива. Работа по заготовке топлива состояла в том, чтобы размягчённый на солнце навоз скатывать в шарики и эти шарики катать по соломе, после чего кидать в стену, чтоб лепёшка прилипла и хорошо просохла.
   Теперь Маша каждый день переводила ворох гневных писем на родину, призывавших уничтожить варваров, издевающихся над британскими подданными. Саид читал переводы, хохотал до слёз, говорил Маше на ломаном русском "Карашо!" и...отправлял все письма в Англию.
  
   Маллесон однако, сумел договориться с хивинцами и выкупил всех пленных англичан поставками итальянских патронов, в которых нуждалось Хивинское ханство, а также разрешением в дальнейшем поставок из Италии в обмен на борьбу с Советами. Хивинцы уловили заинтересованность англичан и настояли на передаче всего оружия отступающей армии ЗВП. Англичане согласились и хивинцы беспрепятственно заняли Ашхабад, однако главный удар по советским войскам Туркестанской республики нанесли не здесь, а из Чарджоу, где войска Советов были измотаны неудачным наступлением, по направлению на Мервский оазис, население которого хивинцев поддержало. С захватом Мерва положение советских войск стало безнадёжным, коммуникации были вновь рассечены надвое, подвоза боеприпасов и подкреплений ждать было неоткуда. Вначале была уничтожена группировка восточнее Ашхабада, а затем в районе Кушки. Под контроль Хивы попала, таким образом, вся железная дорога от Красноводска до Бейнеу. Через Иран в порт Красноводска пошло дешёвое после окончания Первой мировой войны итальянское оружие. На самой территории Хивинского ханства появляются предприятия по изготовлению гранат и патронов. Челекенские нефтяные промыслы поставляют нефть. В Красноводске морские специалисты создают флотилию лёгких торпедных катеров.
  
   Мария, хоть пленных англичан и вернули на родину, без работы не осталась. Теперь она жила в Красноводске при английском торговом представительстве и ежедневно переводила кучу коммерческой переписки.
   Совершенно неожиданно появился Алты, да ещё и не один, а с девчонкой лет пятнадцати. Была она боса, нечёсана и вообще напоминала зверёныша, а не человека. Вместо платья на ней был надет кусок брезента с прорезью для головы. Как пояснил муж, по всей территории ханства собрали сирот, оставшихся без родителей и раздали в семьи офицеров и солдат. Теперь можно сына в город забрать, потому, что Реджеп, так звали девочку, будет за ним присматривать. Марии Алты вручил солидный запас денег и отправил на рынок, купить Реджеп платье, шаровары и тюбетейку. Чадру сказал не покупать, девчонка с гор, а горские девушки чадру не носят, достаточно прикрыть низ лица платком. Реджеп всё время молчала, пока набивали корзину тканями и едой. Мария пристрастилась к фруктам и восточным сладостям. А тут в кои-то веки у неё оказалось достаточно денег для покупок. Готовую одежду покупать царевна не стала, а накупила ярких тканей и придя домой, села за швейную машинку, между прочим, страшный дефицит, но ей удалось её купить. Как-никак она работала в коммерции, хоть и переводчиком. С англичанами многие местные коммерсанты желали завязать связи, в этом-то им Мария и помогала. Кроме того, она имела и неофициальный приработок. А именно, собирала помаленьку досье на всех англичан, с которыми работала. Вскоре эти сведения стали на вес золота, никому не хотелось связываться с жуликами и аферистами, а таких кадров среди англичан было предостаточно. Купцы по вечерам валом валили к гостеприимной хозяйке и выстраивались в очередь за нужными сведениями.
   Так как Реджеп целыми днями заменяла Дженгу мать, Мария всячески пыталась оказывать ей знаки внимания. Платья, шаровары, тюбетейки и украшения у девочки не переводились. Мария заплатила кому надо и теперь занимала со своей маленькой семьёй двухэтажный кирпичный особнячок с садом. Все комнаты были застелены, а стены завешаны дорогущими текинскими коврами, которые ей дарили купцы. Украшения просто хранились в деревянных ящичках у большого зеркала. В основном это были изделия местных зергеров (мастеров-ювелиров) из серебра. Если учесть что вес украшений на свадебном платье местной невесты доходил до 20 килограмм легко представить сколько брошек, колец, накосников, браслетов натащили заинтересованные лица. Это долго не могло быть незамеченным и вскоре дом обокрали. Приехал откуда-то с гор Алты, привез опять денег и мешочек золотого песка, ругался и вскоре вызвал одного из старших братьев со всей семьёй. Брат был уже стар, но мощен. Был он дехканином-земледельцем, детей и жён у него было много, а денег и еды мало. Заправляла всеми делами по-прежнему Мария, но по хозяйству теперь всё делала родня, относившаяся к ней как к небожительнице, не иначе. Однако все полы в помещениях застелили кошмами, пояснив, что это от скорпионов первое средство. Маша и не возражала, деньги и многочисленные подарки она время от времени передавала строгой старшей жене деверя.
   Мария как царская дочь не очень была успешна в кулинарии, тем более, что и варить приходилось из местных продуктов, которых она просто не знала. Не помогла и Реджеп в этом вопросе, она была из настолько бедной семьи, что готовить и вообще подпускать её к продуктам никто не желал. Ситуация в корне поменялась, когда появился брат с женой и семейством. Жёны брата, видя каждый день большие сборища, не мудрствуя лукаво, готовили в большом казане "ярма". Ярма - каша из джугары и маша.
  
   Джугара (Sorghum cernuum) - это вид однолетних растений из рода сорго семейства злаков. Хорошо произрастая на песчаниках в условиях засушливого климата, джугара в течение долгих веков оставалась для туркмен одной из основных злаковых культур.
  
   Маш, или фасоль золотистая (Phaseolus aureus), вид однолетних травянистых растений семейства бобовых - тоже издавна пользовался популярностью в Туркменистане благодаря своей высокой калорийности.
  
   Сочетание злаковой и бобовой культур уже само по себе гарантирует высокую энергетическую ценность блюда. Но еще большую калорийность каше придает мясная и жировая основы.
   Первым в казан ложится курдючный жир, после того как он растопится, на жире жарится баранина, затем добавляют лук и морковь, и после пассировки заливают кипящей водой и добавляют джугару и маш, каша вариться час при помешивании, зато тарелки такой богатырской каши хватало, чтобы насытиться.
   Поначалу брат и жёны косо смотрели на толпы толстых купцов, постоянно отиравшихся в доме, но потом поняли, что интерес у них сугубо деловой к жене брата и успокоились. А в дом к офицерской жене стали иногда приходить и люди в кожаных куртках с пистолетами и револьверами в кобурах. Их тоже весьма интересовала некоторая информация об англичанах. Платить они не платили, но зато воры и грабители стали обходить опасный дом стороной. Попасть в зиндан никому не охота.
   Вскоре в доме добавилось посетителей. Вернулся в город Алты и был тут же назначен в формирующийся первый авиаотряд. Англичане предложили свои аэропланы, но хивинцы предпочли итальянские. Вообще итальянцы-представители оружейных фирм как мухи на варенье появлялись в Красноводске. У Алты появились и друзья-авиаторы, которые теперь подолгу засиживались в его доме и спорили до хрипоты о будущем воздушном соединении. Не успели они прийти к единому мнению, как в дом пришла толпа военно-морских специалистов. Интерес их был прост, при полном отсутствии боеспособного флота, за исключением нескольких лёгких торпедных катеров, итальянской конструкции, на морскую авиацию возлагались большие задачи по контролю морских пространств, как на Каспии, так и на Арале, соответственно они старались военно-воздушные заказы перенаправить на себя. Военных моряков особо интересовали гидросамолёты и возможности использования авиации на море.
  
   Инженер Дж. Капрони в 1913 г. спроектировал большой трехмоторный биплан, ставший первым тяжелым бомбардировщиком на Западном фронте.
   Италия вступила в войну в мае 1915 г. Авиационный корпус в это время состоял из 15 эскадрилий с 84 самолетами. Флот имел четыре эскадрильи. Для оснащения собственной военной авиации были организованы компании, первоначально производившие самолеты по французским лицензиям. Много техники закупалось непосредственно во Франции. Закупки продолжались до самого конца войны, в основном истребителей, которые итальянские предприятия почти не производили.
   Воздушные бои в горах предъявляли особые требования к авиационной технике. Итальянские самолеты не обладали высокой маневренностью, но были скоростными и имели большой потолок полета. Двухместные разведчики не строились.
   Попавшая в качестве трофея австрийская летающая лодка Лёнера стала основой для создания целой серии удачных гидросамолетов компаниями "Макки" (Ньюпор, Макки) и S.I.A.I в годы войны, а также послужила толчком для послевоенного развития итальянской гидроавиации.
   Хорошей базой для развития собственного авиастроения стало авиамоторостроение. Итальянские двигатели компаний "Фиат" и "Изотта-Фраскини" были одними из самых мощных в мире.
   Действовавшие в годы войны 22 итальянских авиазавода собрали 15 021 самолет, в том числе: в 1915 г. -- 382, 1916 г. -- 1255, в 1917 г. -- 3861, 1918 г. -- 9523.
  
И куда после войны было девать такую прорву боевых самолётов? Тут то и появились агенты Хивы с коммерческими предложениями. Вскоре фирма "Фиат" открыла своё постоянно представительство в Красноводске, а затем в Хиве и Хорезме. В Хивинском оазисе располагались основные школы для пилотов. В Красноводске же располагалась школа для ремонтного персонала и авиаремонтные мастерские.
   Для поставки товаров использовались автомашины, которые также выпускались итальянцами в требуемом количестве. Иран стал страной транзитной торговли, на дорогах которой стали возникать, заправочные станции и авторемонтные мастерские. Местное население активно включалось в этот экономический оборот.
   Следом за авиаторами в Хиву хлынули представители автомобильных фирм, как-никак в Италии ещё до войны было четыре собственных автомобильных завода. Тащить автомобили целиком никто не хотел, поэтому в Красноводске развернулись филиалы автомобильных заводов, которые были по сути сборочными цехами и работали на итальянских запасных частях.
   После первой мировой войны многие высококлассные специалисты теряли работу и с радостью соглашались на работу за границей. Число итальянцев росло день ото дня и англичане смотрели на это без энтузиазма. Их влияние падало, а влияние Италии росло. В 1919 году Хивинское ханство было признано Финляндией, Польшей и Королевством Италия.
   Для строительства автобанов были выделены крупные средства и бедняки получили возможность заработать, вообще мощное строительство в городах и постоянная нехватка рабочей силы в порту Красноводска, в котором суда стали разгружаться ночью при свете прожекторов, давало новые и новые рабочие места. Многочисленное купечество спешило выгодно вложить деньги.
   Вскоре представители фирмы Ансальдо из Турина заключили договор на поставку в Хивинское ханство пробной партии двухбашенных бронемашин Lancia IZ для усиления кавалерийских частей, а тот же Фиат предлагал лёгкие танки, но они у итальянцев пока серийно не производились.
   Прокладкой между Туркестанской советской республикой и Хивинским ханством был Бухарский эмират.
  
   После прихода к власти большевиков в октябре 1917 года ленинское правительство признало независимость Бухары и отменило соглашение о протекторате России. В Ташкенте, после вооруженного восстания, утвердилось правительство, состоящее из большевиков и эсеров. В самой Бухаре под влиянием происходящих в России событий усиливается конфронтация между правительством эмира и младобухарцами - политического движения, вылившегося из джадидизма. На фоне неудачных попыток склонить эмира к проведению ограниченных реформ лидеры младобухарцев берут курс на подготовку вооруженного восстания и обращают свои взоры на революционное правительство в Ташкенте.
   В начале декабря 1917 года младобухарцы вступают в контакт с большевиками. В Ташкент отправляется делегация ЦК младобухарцев по главе с Файзуллой Ходжаевым с целью заручиться поддержкой Ташкента в грядущем вооруженном выступлении. В ходе восстания по планам младобухарцев должно было быть сформированное революционное правительство, а эмиру отводилась лишь декоративная функция. От правительства Туркестана требовалось помочь младобухарцам оружием, а в случае необходимости и войсками.
   В ходе переговоров Ф. Ходжаева с председателем Совнаркома Советского Туркестана Ф. Колесовым последний одобрил планы младобухарцев и обещал поддержку, посоветовав отложить восстание до окончания ликвидации Кокансдкой автономии.
   Центром подготовки восстания стала Новая Бухара (Каган). После успешного подавления Кокандской автономии и успехов с выступлением демобилизованных казачьих частей в Самарканде Колесов в начале марта появляется в Новой Бухаре и сообщает младобухарцам, что выступление должно произойти через пять дней, и ещё раз пообещал привезти оружие, боеприпасы и войска. Известие это было неожиданным для младобухарцев. От планов организации крупномасштабного восстания, для которого не было ни оружия, ни времени, приходится отказаться. ЦК младобухарцев формирует в Новой Бухаре революционный комитет во главе с Файзуллой Ходжаевым и вооружает отряд своих сторонников в количестве 200 человек.
   Туркестанское правительство, состоящее из большевиков и эсеров, взяло курс на поддержку младобухарцев и на свержение эмира. Между тем, Туркестанское правительство не ожидало серьёзного сопротивления со стороны эмира, надеясь на всестороннюю поддержку революционных сил внутри Бухары.
   В первых числах марта части Красной гвардии под командованием председателя Совнаркома Ф. И. Колесова были сосредоточены в Кагане. Всего в походе участвовали: самаркандский, кушкинский, закаспийский, ташкентский, чарджуйский и каганский отряды, матросы Амударьинской флотилии, отряд младобухарцев. Начальником штаба был командующий Амударьинской флотилии, капитан 1-го ранга Кишишев.
   Бухарскому эмиру был выдвинут ультиматум с требованием отказа от власти. В тексте ултиматума требовалось: "Распустить существующее при Вас правительство и назначить на его место Исполнительный Комитет младобухарцев". Правительство эмира первоначально согласилась принять ультиматум. Алим-хан сделал вид, что уступил и прислал текст нового манифеста: "Предоставляя всему нашему народу свободу слова, свободу промысла, свободу обществ.... учреждаем в составе бухарских либералов Исполнительный Комитет и все реформы проводим по программе и указанию этого Комитета...". На переговорах с Колесовым были обговорены следующие условия капитуляции. В Старую Бухару выезжают представители Туркестанского правительства и разоружают эмирские войска. Их будет сопровождать конвой из 25 конных красноармейцев. На следующий день под охраной отряда в пятьсот человек в столицу прибывает Бухарский ревком и объявляет себя правительством. Остальные части отходят на станцию Каган. Одновременно Старую Бухару покидает и эмир, которому гарантирован беспрепятственный проезд за пределы ханства, куда он пожелает.
   Но отряд парламентёров, вошедший в Бухару вместе с конвоем в 25 человек в сопровождении высших бухарских сановников, был неожиданно атакован и почти полностью уничтожен.
   Колесов возобновляет военные действия, но эмир мобилизует на отпор большевикам всех жителей Бухары. Как вспоминал участник событий, если "вчера против нас была только армия Алимхана и несколько сот религиозных фанатиков. Теперь к ней присоединились тысячи бухарцев". Бухарские войска атаковали воинские части в Кагане. Ситуацию большевиков под Бухарой осложнил и тот факт что бухарское правительство своевременно разрушило железнодорожные пути, из-за чего в самый ответственный момент к месту схватки не подошел мервский отряд, остановившийся в Каракуле, не пришел и ожидаемый эшелон с боеприпасами из Ташкента (застрявший на станции Кермине).
   Поняв бесперспективность дальнейшей борьбы, Колесов принимает решение отступить в направлении Самарканд -- Ташкент, эвакуировав вместе с войсками и население Кагана (в основном состоящее из европейцев). Как вспоминает участник похода: "В вагоны густо набивались женщины, старики, дети. Они тащили с собой домашний скарб. Вместе с нами собирались уехать все, кому встреча с войсками эмира грозила верной смертью". Отступление проходило несколько дней по частично разрушенной железной дороге. Эшелоны постоянно атаковались бухарскими войсками. Одна из главных проблем -- нехватка воды в отряде. Как вспоминает участник похода: "Быстро истощались запасы воды. Был установлен суровый питьевой режим. Около чанов выставили усиленные караулы. Здесь почти всегда толпились женщины в тщетной надежде вымолить дополнительную порцию влаги для детей...". Колесовские эшелоны спас отряд, высланный из Ташкента во главе с левыми эсерами Колузаевым, Петренко и Степановым.
   Помимо попыток уничтожить вышедшие из Кагана эшелоны бухарская армия совершила ряд рейдов по территории Туркестанской республики с целью уничтожения поселков и европейских жителей вдоль железнодорожных узлов.
   Мирный договор с бухарским правительством был подписан 25 марта 1918 года на станции Кизыл-Тепе. Алимхан обязался возместить причиненные Советскому Туркестану убытки и ограничить свои вооруженные силы 12 тысячами человек. В Старую Бухару назначался постоянный советский представитель. Эвакуированное из Кагана население возвращалось назад.
   Тем временем в самой Бухаре была устроена резня, в которой погибли до полутора тысяч сторонников младобухарцев. Около 8000 человек, в том числе подавляющая часть младобухарцев, эмигрировали из Бухары. Среди эмигрантов был писатель Садриддина Айни. Поражение, жестокая расправа, угроза уничтожения и эмиграция в значительной степени сблизила младобухарцев с большевиками, часть из них вошла в состав только что созданной бухарской компартии. В 1918--1919 года Ф. Ходжаев работал в Наркоминделе РСФСР и организовал в Москве отделение младобухарской партии, а по приезде в Ташкент в 1920 году -- Центральное бюро партии младобухарцев-революционеров.
  
   Теперь Советы в Туркестане решили взять реванш за неудачный Колесовский поход и в 1920 году начали войну против Бухарского эмира.
   Неожиданно в войну вступили регулярные части молодой хивинской армии. Хорошовооруженные кавалерийские части были быстро переброшены на восточную границу.
   Эмир, увидев сильные отряды, решил пойти на союз с Хивой. Бухара передала Хиве старинные спорные земли и объявила о союзе, хотя фактически эмир признал протекторат соседа.
   Первое что сделали хивинцы, это постарались взять под свой контроль железнодорожную сеть бухарцев, для чего пригнали два бронепоезда, ранее принадлежавшие ЗВП.
  
   Алты отправился на новую войну, а вот Мария, которая общалась теперь и с итальянскими морскими специалистами влезла в промышленную аферу. Дело в том, что Челекенские нефтяные промыслы на самом деле славились не только нефтью, но и ещё тремя добываемыми полезными ископаемыми солью, охрой и озокеритом.
  
   На туркменскую нефть с вожделением глядели нефтепромышленники, особенно те, которые уже развернулись в Баку. Крупнейшей являлась фирма братьев Людвига и Альфреда Нобель. В 1874 году туркмены предоставили братьям Нобель и промышленнику Плашковскому в долгосрочную аренду свои участки сроком на 20-25 лет. С них началась промышленная добыча туркменской нефти, так как именно здесь были смонтированы первые буровые установки. В 1876-м фирма братьев Нобель, взявшая в аренду 164 ручных колодцев и 8 участков, где были заложены 3 скважины, получила фонтанную нефть с глубины 37 метров. Плашковский пробурил скважину на каждом из 30 своих участков. Кроме того, он построил завод для перегонки керосина.
   Техническое превосходство иностранных промышленников было очевидным, и это сильно подорвало местный нефтепромысел. После присоединения Туркменистана к России туркмены фактически были отстранены от добычи нефти. Мало того, арендаторы не выполняли взятых на себя обязательств. Например, прошение туркмен Хазара на имя начальника Красноводского уезда: "Небезызвестно вверенному Вам управлению, что сим заключенным с бр. Нобель условиям 1/3 часть добываемой в Челекене на нашем участке нефти подлежит получать нам. Вследствие прямого отсутствия солидных его представителей и нахождения там на буровой скважине приказчика бр. Нобель в течение уже более 15 лет, мы редко, и очень редко, получали то, что следовало, а в последнее время до того дошел его приказчик, что творит произвол, вполне бесконтрольно распоряжаясь всей добычей нефти, просто говоря, хоть не живи...".
   По мнению некоторых историков, нефтяная фирма братьев Нобель специально взяла в аренду большую часть месторождений нефти в Хазаре (Челекене), чтобы не было конкурентов бакинской нефти. Эта фирма даже специально пустила слухи о "неблагонадежности" хазарских залежей нефти и заморозила часть скважин, чтобы как можно меньше промышленников стремилось в Хазар.
   Несмотря на это, в Хазаре развернулось свыше 20 российских нефтяных компаний, среди них -- "Московское общество", "Челекено-дагестанское общество", "Кузмин и К", "Бостонджогло", "Южно-Кавказское горнопромышленное общество", "Вторая Московская группа", "Иванков и К", фирмы Сакина, И.Гаджинского, Я.В. Вишау, общества "Шагирд" (для разработки озокерита) и "Чаркент".
   Бурение преимущественно велось без всяких правил, вслепую. В пустых скважинах поднималась вода и обводняла пласт. Мощные аппараты, выкачивая нефть, опустошали нефтяные колодцы туркмен.
   В 1909 году повезло Гаджинскому -- с глубины 170 метров забил фонтан высотой в 85 метров, дававший 8200 тонн нефти в сутки. Правда, через неделю он загорелся. На следующий год еще с двух скважин ударили фонтаны, которые давали до 10 тыс. тонн нефти в сутки.
   А.Клычев пишет: "Рост добычи нефти на Челекене вызвал необходимость строительства нефтепроводных линий и больших пристаней в бухте Кара-Гель. Так, фирма бр. Нобель проложила нефтепроводную линию от своих промыслов до аула Кара-Гель протяженностью более двенадцати километров. В восточной части аула Кара-Гель этой фирмой и нефтепромышленниками Гаджинским, Рыльским, Мелик-Дадаевым и другими была построена пристань. Сюда приходили большие нефтеналивные суда потребителей. Бр. Нобель имели свою пристань и на западной стороне аула Кара-Гель, куда подходили их моторные баркасы, служившие одновременно и пассажирскими судами".
   К началу ХХ века промышленная добыча нефти в Хазаре приобрела массовый характер. В 1905 году было добыто 758 тыс. 556 пудов нефти. В 1909-м Гаджинским получено 1 млн. 750 тыс. пудов, а братьями Нобель -- 100 тыс. пудов фонтанной нефти. Арендная плата земли на острове поднялась до 500 рублей в год за десятину плюс 10 процентов чистой добычи нефти или озокерита.
   До 1917 года практически вся добыча нефти была сосредоточена в Хазаре, хотя уже в то время стали известны крупные месторождения в западной части туркменских земель.
  
   Вот озокеритом и заинтересовалась Мария Николаевна, его рубили под водой топорами и копали лопатами. Новейшие подводные разработки итальянцев позволяли резко увеличить добычу озокерита, а связи Марии Николаевны в торговых кругах и в гос учреждениях Хивы давали возможность соперничать с обществом "Шагирд" которое единственное разрабатывало этот ресурс.
   До 1940 года, когда парафин заменил озокерит, его стабильно добывали, да и по свойствам озокерит превосходил парафин, из него делали свечи, изоляторы, различные смазки для техники и медицины. Марию Николаевну пленила идея создания свечного заводика и продажи церезина (очищенный озокерит) в Европу для электротехнической промышленности. И вот пока бедолага Алты бомбил красноармейские части советского Туркестана, его жена сколотила первую итало-текинскую промышленную фирму по добыче и очистке озокерита и развернулась в Челекене. Работяг она набирала из местных туркмен, а также дешёвых гастарбайтеров-персов и сравнительно дешёвых специалистов из Италии. Надо сказать, что на территории Италии не было ни одного месторождения озокерита.
   Вторым частным предприятием в Хивинском ханстве стал стекольный завод.
  
   В 20-х годах ХХ века первым промышленным предприятием на территории Туркменистана стал стекольный завод, который положил начало развитию стекольной промышленности в Средней Азии. Экономической выгодой предприятия служило близкое нахождение его к источникам сырья.
   Туркменистан богат кварцевыми песчаниками. В верхних слоях Каракумов его - 60 процентов. Тогда, как месторождения Бахарлы, Келята, Мяна и Бабадурмаза насчитывают 80-90 процентов кварца. Открыты и разведаны месторождения эоловых кварцевых песков в Дашогузском, Лебапском и Балканском велаятах.
  
   Сухов лежал в буквальном смысле по уши в песке и уже час наблюдал одну и ту же картинку, мимо него по такыру топали сотни людей в рваных халатах, в тюбетейках и грязных чалмах, многие босиком или в разодранных башмаках подвязанных бечёвкой. Зато за плечами у всех блестели смазкой новенькие винтовки, у многих заботливо обёрнутые тряпочками, на спинах были тощие мешки с куском бараньего сала и сушёными фруктами и ягодами. Там же лежали обоймы с патронами и у некоторых первые самодельные гранаты в виде консервных банок с вывернутыми рукоятками. Сначала, как и полагается, появились конные разведчики, которых Сухов пропустил, затаившись в песках. А вот после конных разведчиков густой колонной повалила пехота. Причём топали они по пустыне в обход ждавших их у железнодорожной станции советских войск. И вернуться предупредить у Сухова не получалось. Враги шли нескончаемой колонной, да ещё сзади разведчика на бархан выехало конное фланговое охранение колонны хивинцев или бухарцев. Сам чёрт их не разберёт.
   В безоблачном небе, что-то застрекотало и показался аэроплан, с зелёными крыльями, на которых желтели звёздочки и полумесяц. Со стороны железнодорожной станции донеслись звуки двух взрывов и трескотня выстрелов, после чего аэроплан проплыл вновь над песками и топающими пехотинцами. Один из всадников охранения снял папаху и махнул ей аэроплану. Аэроплан покачал зелёными крыльями и вскоре скрылся из виду. Со стороны станции поднимался густой чёрный дым. Что-то нещадно чадило.
  
   Комиссар Рябов так и не дождался Сухова из разведки, зато прилетел аэроплан-разведчик, и скинув две бомбы, улетел. Рванула цистерна с сырой нефтью. Чёрный дым поднялся столбом. Недисциплинированные красноармейцы постреляли в воздух, но без толку. Внезапно с тыла показались густые цепи басмачей под чёрно-зелёным знаменем.
   - Твою ж дивизию, - выматерился комиссар, и перебросил пулемётный расчёт в тыл.
   - Аллах Акбар!
   Пулемётные очереди и жидкий залп из винтовок заставил басмачей уткнуться в песок. Но ненадолго.
   - Аллах Акбар! - цепи вновь пошли в атаку.
   - Сейчас я вам покажу Акбара и Кузькину мать! Орешкин, разворачивай батарею!
   Четыре полевых орудия были развёрнуты и вскоре над густыми цепями вражеской пехоты начали появляться облачка шрапнели с треском, разбрасывавшими пули. Молодой мусульманин подскочил с песка и крикнул:
   - Аллах! - дальше ему крикнуть не дали, офицер, дёрнув за ногу, уложил его в цепь.
   - Слушай мою команду, как учили, перевести карабины на автоматический огонь, один стреляет - двое бегут, стрелять прекращают - все ложатся! Первые огонь! Раненых убитых неверным не оставлять!
   В воздухе густо загудели пули, сразу несколько красноармейцев вскрикнули, пулемёт захлебнулся. Так продолжалось несколько секунд. Басмачи бежали. Потом маленькое затишье и вновь град пуль обрушился на позиции красноармейцев. Басмачи отступили.
   А в небе опять противно застрекотал аэроплан.
   - Штык тебе в селезёнку фанера зелёная, да сколько ж можно над нами издеваться!? - возмутился комиссар.
   - Товарищ комиссар! Товарищ комиссар!
   - Чего тебе Петруха?
   - У его бомб нету, смотрите, ей Богу, нету бомб!
   - И правда, не вижу, это тот, что в прошлый раз сбросил. Ну лети лети, вот тебе! - комиссар повернулся и задрал кожанку.
   В ответ с неба резанула пулемётная очередь.
   - Мать твою растак! - только и успел рявкнуть комиссар, падая ничком на железнодорожную насыпь.
   Ударив о рельс, одна из пуль с противным визгом унеслась в барханы. Опять красноармейцы открыли огонь по летающему поганцу из всех видов оружия. Аэроплан продолжал кружить над станцией и мотать нервы. Чуть утихала стрельба, и он давал пулемётную очередь по окопам и скоплениям бойцов. Толку от такой стрельбы было маловато, как и от стрельбы в ответ. За таким нехитрым занятием не сразу увидели очередную напасть. Из барханов вылетела конница и молча рванула к станции. Пока опомнились, всадники покрыли расстояние до окопов и ворвались на позиции. Началось сплошное крошево. Проскочив окопы пехоты, конница влетела на батарею, и незащищённая орудийная прислуга почти мгновенно полегла под саблями джигитов. Не останавливаясь конные промчались к станционным строениям и спешившись, залегли возле них.
   Выхватив маузер комиссар, закусив ус, поднялся во весь свой богатырский рост, и рявкнул:
   - За революцию! В контратаку товарищи! УРРРА!
   Красноармейцы дружно выскочили из окопов и понеслись к засевшим басмачам.
   - Урра! - Аллах Акбар! - Урра! Алла!!!
   Да что за несознательная контра орёт вместо "Ура" - "Алла". Комиссар на бегу обернулся и похолодел. Сзади, с барханов, уже не цепи, а сплошная масса пеших басмачей неслась к пустым окопам. Спереди грянул залп и что-то горячее толкнуло Рябова в бок. "А говорили, что пули у басмачей кожанку не пробивают" - подумал комиссар. Кто-то рухнул ему прямо под ноги, и Рябов полетел, кувыркаясь под железнодорожную насыпь. Подняться он просто не успел. Над ним кипела отчаянная рукопашная. Живые и мёртвые падали с насыпи, всё больше заваливая раненого комиссара.
   Взлетела в воздух сигнальная ракета и через несколько минут паровоз подтащил несколько вагонов с патронами и провиантом, из построек выгнали всё русское население. Ребятишки и бабы в ужасе жались друг к другу. Но вокруг них деловито разъезжали конные и наиболее ретивых мусульман охаживали плетьми. Русских загнали в вагоны и следом начали грузить раненых без разбора свои или чужие. В последний вагон запихали немногочисленных пленных и закрыли двери на замок. Паровоз свистнул и повёз людей на запад. Нужно было торопиться доставить раненых и гражданских в город, а обратно снова взять провизию и патроны.
   Похоронная команда осталась хоронить убитых верных и неверных, а конные и пешие отряды вволю напившись из колодцев, снова топали вдоль железной дороги. Через некоторое время следом прострекотал аэроплан с двумя бомбами. Охрана станции заняла помещения и окопы.
   Сухов посмотрел на развевающееся на самом высоком здании, чёрно-зелёное знамя и понял, что на станции ему делать нечего. Из здания вышел командир и призвал верующих на вечернюю молитву. Только часовые продолжали свою службу, остальные расстелив молитвенные коврики, вознесли хвалу Аллаху, за дарованную победу над неверными.
  
   Джентльмен Джобс долго и упорно пытался найти общий язык с местными властями, давал взятки в торговом представительстве, но всё без толку. Кругом были горы хлопка, и ни одного прядильного и другого оборудования. А в далёкой Великобритании у Джобса было средней руки дело по производству ткацких станков. И кому их было продавать? Кругом одни чёртовы революционеры и забастовщики. Если не найти срочно покупателя дело мистера Джобса вылетит в трубу, а сам он будет одним из лондонских нищих. Джобс был и в Хиве, и в Хорезме, и в Мерве, и даже в соседней Бухаре. Теперь он вошёл в дешёвый портовый кабак Красноводска и угрюмо пил местное вино. Компанию ему составлял мистер Саммерс, который уже порядком наклюкавшись, просто спал в тарелке с пловом. Однако мистер Джобс был в здравом уме и алкоголь его никак не брал. За соседний столик уселся тучный купец и начал поедать принесённый ему плов прямо руками. "Господи, куда меня занесло? Что я тут и кому продам?" - пронеслось в голове мистера Джобса. А к купцу в это время подсел невзрачный местный элемент в засаленном халате и что-то заговорил по своему, но купец его прервал:
   - Говори по-английски Абдырахман, здесь слишком много любопытных ушей, пусть нас не понимают.
   - Как будет угодно господин, - произнёс субъект на ломаном английском.
   - Ты нашёл покупателя на крупную партию оконного стекла?
   - Да господин, есть совместная фирма, в ней есть и итальянцы-гяуры и местные туркмены, они строят завод по очистке нефтяного воска и им понадобиться стекло. Много стекла.
   - С кем мне договариваться?
   - Не гневайтесь господин, но всем в этой фирме заправляет женщина и она русская.
   - Абдырахман, как такое допустил Аллах?
   - Эта женщина работает переводчиком в английском торговом представительстве и знает по роду своей деятельности очень много, многие вопросы решаются очень просто через неё господин. Вам доставит удовольствие говорить с этой женщиной, я провожу Вас, но нужен подарок.
   Тугой кошель шлёпнулся на стол и мгновенно исчез в халате Абдырахмана.
   - Пойди на базар и купи, что полагается, потом возвращайся, я пока попью чай и схожу к брадобрею, там и найдёшь меня.
   Агент купца исчез, а немного погодя, надувшись чаю, купец не торопясь, пошёл к брадобрею. Следом за ним шёл угрюмый мистер Джобс. Вскоре появился пронырливый агент с солидной пачкой чего-то тщательно завёрнутого в тряпицу.
   Купец недовольно покосился на свёрток.
   - Ты чего купил?
   Агент тут же развернул свёрток, в котором оказалась солидная стопка граммофонных пластинок.
   - Это подарок женщине? Ты издеваешься? Почему украшений, сладостей не купил? Абдырахман
   - Послушайте меня господин, это именно тот подарок, который ей понравится. Сладости и украшения ей дарят каждый день, а вот граммофонные пластинки с записями русских романсов, это очень достойный подарок, их было трудно найти, но я знал, где искать, поверьте мне господин, ей понравится подарок, я буду ждать у входа пока вы не выйдите из её дома и пусть гнев Ваш обратиться на мою голову, если я сделал что-нибудь не так.
   Купец немного успокоился, сунул обратно свёрток агенту и они пошли по улицам Красноводска. Тем временем наступил вечер. Шагающей за парой - купец, агент, мистер Джобс сильно устал, но добрался таки до двухэтажного особняка с обширным садом и даже маленьким фонтанчиком в саду, возле которого играли многочисленные ребятишки. Абдырахман тут же нырнул в незапертую калитку и спустя некоторое время появился вновь.
   - У неё итальяшки и бухарский купец.
   - Купец?
   - Не волнуйтесь господин, я его знаю, он приехал за солью и нам не помешает, пройдёмте в садик, подождём у фонтана, они долго не задержатся.
   Вскоре из дома действительно вышли четверо итальянцев, бурно жестикулируя, и о чём-то переговариваясь.
   Абдырахман тут же кинулся в дом и вскоре показался следом за выходящим бухарцем в богатом одеянии. Купцы поприветствовали друг друга на пороге. Бухарец был явно очень доволен результатом короткой беседы. Абдырахман вскоре вышел и присел в саду у фонтана. Из дома вышла девушка с пиалой чая и лепешкой, передала чай и лепешку Абдырахману, а детей загнала на ужин в дом. Агент поедал лепешку и смаковал дорогой чай. Примерно через час показался его господин. Горсть монет тут же упала на землю перед Абдырахманом.
   - Ты хороший агент и заслужил эти деньги. Эта женщина десяти купцов стоит, я получил сразу чек на аванс и подписал крупный заказ на стекло. Завтра же найдёшь стекольщиков и пусть застеклят лучшим стеклом все окна в этом доме.
   - Слушаюсь господин.
   Парочка удалилась в сторону центра города, а мистер Джобс стал думать, как ему попасть внутрь. Тут на его плечо легла тяжёлая рука человека в кожаной куртке и револьвером в кабуре. Человек, что-то спросил на местном. Мистер Джобс хотел наорать, но второй человек в кожаной куртке возник из-за угла соседнего здания и быстро пошёл к нему. Пора было отступать и мистер Джобс извлёк из кармана британский паспорт. Первый человек в кожанке просмотрел паспорт, вернул и они вдвоём, перебросившись парой слов, повели его в особняк.
   Вскоре мистер Джобс оказался перед столом, за которым сидела крупная ширококостная молодая женщина примерно 170 см. роста, со светло-русыми волосами, с открытым румяным лицом и соболиными бровями над большими тёмно-синими глазами, которые казались чёрными. На коленях у неё сидела сиамская кошка, а в руках была граммофонная пластинка. Суровые парни в кожаных куртках, что-то спросили у неё. Женщина скользнула по мистеру Джобсу взглядом и тут же на чистом английском начала сыпать вопросы и переводить ответы:
   - Кто, вы и что здесь делаете?
   - Я мистер Джобс верноподданный британской короны, фабрикант и заводчик, хотел засвидетельствовать своё почтение Вашей особе.
   - Что же Вам мешало зайти и засвидетельствовать?
   - Не имел чести быть представлен Вам.
   Женщина бросила несколько слов и парни в кожаных куртках тут же развернулись и ушли.
   - Что Вы им сказали?
   - Я за Вас поручилась, это служба местной городской стражи, тут полно революционеров и всяких ненадёжных элементов, большой город и порт одновременно, Ваше поведение показалось им подозрительным, а так как я переводчица они и направились ко мне. Я миссис Мария Мурадова. Слушаю, что у Вас ко мне за дело?
   - Эээ, я не уверен, - начал было мистер Джобс.
   - Вы играете в теннис?
   - Да.
   - Предлагаю Вам встретиться на теннисном корте завтра, заодно и определитесь с Вашими делами.
   - А тут есть теннисный корт?
   - За деньги в этих местах можно найти даже индийского слона.
   - Поймите меня правильно, миссис Мария, я не привык решать дела с женщинами.
   - Значит, партия в теннис отменяется, могу предложить чай, перед Вашим уходом, меня ждут ещё посетители, - Мария Николаевна кивнула на большущие часы, стоявшие в углу комнаты.
   Мистер Джобс зажмурился и выпалил:
   - Я произвожу ткацкое оборудование и хотел выгодно его здесь продать, но ничего не могу сделать, хотя хлопок тут везде практически за бесценок.
   - Объясняю, мистер Джобс, никто не берёт ваши станки, потому-что работать на них должны женщины, а где же вы их возьмёте, если они сидят по домам взаперти, страна-то мусульманская. Однако выход есть.
   - Какой же?
   - Назревает большая война с Туркестанской республикой, и на этом нужно и можно делать бизнес.
   - Не понимаю, как моему делу поможет война?
   - Пленные. Будет много пленных, русские женщины и дети. Работы им никакой нет. Кормить их накладно. А убить будет позорно. Не смотрите на меня так, я жена офицера хивинской армии и немного в курсе дел военных. Вот Вам и рабочие руки.
   - А кто купит мои станки?
   - Купит правительство и банкиры. И те и другие хотят прищучить баев и прочую шушару - хлопковых магнатов. Они связаны с русскими прядильными фабриками, а значит заинтересованы в русской оккупации, правительство конечно против и финансисты тоже не прочь подмять под себя всю эту денежную братию. Надо лишь донести Вашу идею до нужных ушей, чтобы продвинуть её в мажлисе.
   - Что нужно от меня?
   - От Вас мистер Джобс требуется, не скупиться и не задирать цену на оборудование. Предложите рассрочку в обмен на долю в этих предприятиях. Вам ведь главное закрепиться на новом рынке. А в будущем вы будете безбедно жить, поставляя запчасти к своим станкам. Я могу помочь в Вашем деле, но пока я не заинтересована в нём.
   - 10 % от всех проданных станков Ваша миссис Мурадова.
   - Обещания меня не греют уважаемый джентльмен.
   - Ваша цена, - разочарованно протянул мистер Джобс.
   - Берёте с собой сорок учеников из юношей, которых я Вам предоставлю и везёте на свою фабрику, там они практикуются в английском языке и должны научиться собирать и разбирать станки. Именно они должны будут наладить производство на месте и обучить рабочих работе на них. Чем лучше обучите, тем больше станков они настроят и обучат рабочих, от них зависит Ваша будущая прибыль.
   - А Ваш интерес?
   - Это будут родственники моего мужа и соответственно моя семья, через них возможно будет контролировать все фабрики, где будут стоять ваши станки. Их обучение окупится сторицей. И мне ничего не нужно будет вообще платить.
   - Я согласен.
   - Через три дня нужное число будущих станочников будут в Красноводске ожидать Вас, за каждого из них отвечаете головой, это не бездомные с улицы. Станки отправляйте сразу. Места будущих ткацких фабрик я сообщу позднее. С вас партия в теннис мистер Джобс.
   - Всенепременно! - окрылённый мистер Джобс рванул к английскому торговому представительству, возле которого снимал комнату.
   А тем временем Мария Николаевна позвала Реджеп и сказала, что им вдвоем придется сшить за три дня сорок европейских костюмов, что нереально, поэтому нужно найти хорошую швею, а с утра купить на базаре необходимое количество ткани и ниток. Реджеп улыбнулась и сообщила приёмной матери, что в саду у фонтана аудиенции ожидает как раз торговец тканями из Ашхабада. Поход за тканями в жару похоже отменялся сам собой. Мария Николаевна поставила пластинку, погладила симскую кошечку и приготовилась осчастливить большим заказом хитрого купца.
  
   Меж тем обстановка на границах ханства осложнилась. Красная армия громила белогвардейские части и вышла на севере на железную дорогу, ведущую в Хиву.
   5 марта 1920 года ликвидировано большевистским Военно-революционным комитетом по управлению Киргизским краем автономное государственное образование Алаш-Орда (Алашская автономия). В принципе аморфное, но хоть какое-то буферное государство на границе с Советской Россией.
   Ещё хуже дела были на западе. В Азербайджане к власти пришли большевики. Остатки мусаватистов бежали, в том числе и в Красноводск. Туркестанские советские отряды, сконцентрированные на границе с Бухарским эмиратом, были по большей части разгромлены и рассеяны, но свергнуть власть в Туркестанской советской республике было не под силу хивинцам. Был взят город Карши и вся железная дорога до Киттаба, но под Самаркандом отряды хивинцев и бухарцев встретили упорное сопротивление и дальше не прошли. В районе Керки железная дорога несколько раз переходила из рук в руки. На хивинцев стал давить Бухарский эмир, боящийся мести Советов. Его эмиссары начали переговоры о мире с Туркестаном. Переговоры ещё велись, но боевые действия практически прекратились, железная дорога на пограничных участках была предусмотрительно разобрана.
   Хивинцы, объявив русским газават, никак не поддерживали ни Колчака, ни Деникина, однако при отступлении белогвардейцев, все поезда красного креста были ими пропущены на территорию Средней Азии. Это было вызвано тем, что в самой Хиве врачей не хватало, тем более инструмента для госпиталей и это в то время когда шла война. Естественно всё это раструбили, как акт гуманности и европейского просвещения. Как говориться: "Сам себя не похвалишь и никто тебя не похвалит".
   После боя в Тюбкараганском заливе красные вели себя на Каспии тихо и далеко от Астрахани не отходили. Но 17--18 мая 1920 г. силами Волжско-Каспийской военной флотилии и сухопутных войск была проведена Энзелийская операция по возвращению Советской Республике кораблей, уведённых белогвардейцами и интервентами в иранский порт Энзели (10 вспомогат. крейсеров, плавбаза торпедных катеров, 4 торпедных катера, авиатранспорт с 4 гидросамолётами и 7 вспомогат. судов), и захваченного ими воен. имущества. Операция была проведена силами 2 вспомогат. крейсеров (вооруж. пароходов), 4 эсминцев, 2 канонерских лодок, 2 сторожевых катеров, 1 тральщика, 3 транспортов, а также десант, отряда (2 тыс. чел.). Английский гарнизон в Энзели насчитывал 2 тыс. солдат с полевой: арт-ей, бронеавтомобилями и авиацией. Кроме того, войска находились в близлежащих городах Решт и Казвин. Вход в Энзелийскую бухту охранялся плавбатареей с орудиями 150-мм калибра. Замысел операции, разработанный с участием С. М. Кирова и Г. К. Орджоникидзе, предусматривал: нанесением внезапных ударов с моря и с суши изолировать Энзели от других городов, овладеть уведёнными из Баку кораблями и лишить белогвардейцев, к-рым содействовали англичане, возможности увезти захваченное воен. имущество в глубь Ирана. С этой целью предполагалось под прикрытием огня арт-и высадить мор. десант в 12 км вост. города и совместно с кав. дивизионом, к-рый должен был к назначенному времени подойти берегом из г. Ленкорань, овладеть портом. 17 мая корабли и суда флотилии вышли из Баку, утром 18 мая подошли к Энзели и развернулись для боя. Англ, командованию по радио был передан ультиматум с требованием вывести войска из порта, а захваченные корабли и воен. имущество возвратить Сов. России. Ответа на ультиматум не последовало. Под прикрытием огня корабельной артилерии высаженный с транспортов десант занял шоссе и отрезал путь англичанам к отступлению. Одновременно были прерваны все коммуникации пр-ка. Английское командование вынуждено было принять ультиматум и отвести свои войска в Решт. Белогвардейцы бежали через Энзелийский залив. В результате Энзелийской операции были возвращены уведённые русские корабли и суда, 50 opудий, 20 тыс. снарядов и др. воен. имущество. Успех операции был обеспечен хорошо продуманным и тщательно разработанным планом, быстрыми действиями личного состава флотилии. Советское правительство объявило Каспийское море свободным для иранского судоходства и безвозмездно передало Ирану русские торговые учреждения в Энзели. Красный флот занял форт Александровский. Хивинцы никак не могли воспрепятствовать этому.
   Советы, наконец решили помочь туркестанским товарищам и развернули против Хивинского ханства 11 армию РККА, после похода в Азербайджан. В составе 33 и 34 стрелковых дивизий, 1 ой особой кавдивизии и 7 кавдивизии. Также армии придавалась Астрахано - Каспийская военная флотилия в составе 6 эсминцев, 3 миноносцев, 4 подлодок, 7 катеров-истребителей, 4 плавбатарей и 1 авиаотряда (самолётов). Личный состав флотилии 3 тыс. человек. Командовал армией Левандовский Михаил Карлович.
   В августе 1918 года зачислен в Красную Армию и назначен командующим Владикавказско-Грозненской группы войск. В боевых действиях на Северном Кавказе, главной особенностью которых была почти полная изоляция красных войск от остальной территории РСФСР, проявил себя умелым командиром, способным активно действовать против превосходящего по численности противника, мастером обходных маневров, умеющим пользоваться разобщенностью вражеских сил. С декабря 1918 года -- начальник оперативного отдела 11-й армии Южного фронта (Северный Кавказ). С января 1919 года -- командующий войсками красной 11-й армии. К тому времени положение красных войск на Северном Кавказе стало полностью безнадёжным, войсками А. И. Деникина и Бичерахова удалось лишить их последних путей снабжения и выбить из крупных промышленных центров. В этой обстановке организовал поход остатков армии на Астрахань, в начале похода заболел тифом и доставлен в Астрахань без сознания.
   После выздоровления принял участие в обороне Астрахани, в марте 1919 года был начальником Западного боевого участка Кавказско-Каспийского фронта, командиром 1-й особой кавалерийской дивизии -- с 13 февраля 1919 года по 20 марта 1919 года, с апреля 1919 года - командиром 7-й кавалерийской дивизии. С мая 1919 -- начальник 33-й стрелковой дивизии, которую сам же сформировал в Астрахани, во главе её переброшен на Дон, участвовал в боях против войск Деникина, Мамонтова и восставших донских казаков. Отличился при освобождении Донбасса и в боях за Ростов-на-Дону в начале 1920 года. С марта 1920 года -- командующий вновь сформированной 11-й армией, во главе её вёл наступательные операции по уничтожению последних группировок деникинской армии на Северном Кавказе. В мае 1920 года провел операцию по захвату Азербайджана и свержению мусаватистского правительства.
   Летом 1920 года Куршермату (Шер Мухаммад-бек) удалось объединить часть басмаческих отрядов Ферганы в "Армию Ислама" и предпринять активное наступление в районе Андижана, Джелалабада, Оша, Коканда и Намангана. Красная Армия Туркестана была занята войной с Армией Ислама и не могла одновременно вести войну с хивинской армией. Этим и воспользовались военные, перебросившие на север по железной дороге все боеспособные части. На границе с Туркестаном остались лишь отряды бухарцев.
   К этому времени относится реформа стрелкового оружия, проводившаяся в хивинской армии под влиянием итальянцев. Большинство единиц пистолета-пулемета Виллар Пероса М915, были модифицированы путем разделения стволов. Так появились пистолеты-пулеметы ОВП и Беретта 1918 года. Получался в результате пистолет-пулемет Мочето ОВП длина 900 мм. вес без патронов 3,67 кг. ствол 279 мм, 6 нарезов (правосторонние), магазин съемный, коробчатого типа, емкостью 25 патронов, скорострельность 900 выстр./мин. начальная скорость пули 381 м/с. эффективная дальность стрельбы 200 м. В результате в пехотных и кавалерийских подразделениях появились отряды автоматчиков, вооруженных этими переделками, а двуствольные пистолеты-пулемёты практически исчезли.
   Летом 1920 года, все имеющиеся в наличии силы авиации Хивы были брошены в бой и совершили налёт на форт Александровский. Использовались как бомбы, так и торпеды. Налёт был организован столь неожиданно и массировано, что в результате поднявшейся паники среди моряков, никто не заметил вовремя маленькие торпедные катера хивинцев итальянской постройки. А те сумели выпустить торпеды по кораблям и без потерь удалиться, на пароход, переоборудованный в базу торпедных катеров и гидросамолётов. На обратном пути был атакован порт Баку и повреждены корабли, захваченные у англичан в Иране. Этим хивинцы обезопасили себя от десантных операций с моря, но большинство моряков с затопленных кораблей сформировали бригаду и влились в 11 армию РККА, чем усилили её. Основные события развернулись в южноказахских степях в приаралье. В районе станции Бейлик 11 армия развернулась и повела наступление вдоль железнодорожного полотна, прямиком на Хивинский оазис. Хивинцы конные отряды тут же попытались обойти армию с флангов и перерезать коммуникации. Предвидя данный ход событий, Левандовский обезопасил свои фланги двумя кавалерийскими дивизиями, а пехотными частями продолжил наступление вдоль полотна железной дороги.
  

Сражение в песках

  
   Красные снова наступали, рвались снаряды, пехота наседала, на фланги наваливалась время от времени первая особая и седьмая кавалерийские дивизии красных. Время от времени появлялись аэропланы и начинали обстреливать и бомбить советские войска. За это время воины аллаха пытались как можно дальше оторваться от наседающего врага и закрепиться южнее. Силы таяли. Уже не успевали забирать убитых с поля боя. Пехота была на последнем дыхании, от усталости и дикой жары люди валились в песок. Лишь обещание воды на следующем рубеже обороны заставляло их снова двигаться. С левого фланга вновь показалась конная лава красных, но наперерез ей выскочил немногочисленный отряд джигитов и обстреляв, тут же понёсся в пески. Атака приостановилась и красные бросились в погоню за обстрелявшими. Вскоре показались мешки с песком, укреплённые шпалами и рельсами. Дымились казаны с кашей ярма, стояли канистры с водой и бурдюки с кислым тёплым уже молоком. Воду в первую очередь выдавали пулемётчикам. Измождённые бойцы пили, наполняли тыквенные фляжки водой и поев каши, засыпали за брустверами укреплений. Патроны и гранаты разносчики боеприпасов вкладывали уже в руки спящих.
   Но сон их был недолог. Затрещали выстрелы и теперь уже с правого фланга появились всадники второй кавдивизии красных. Вот застучали пулемёты, захлопали часто выстрелы карабинов. Красные повернули коней. С криком "Аллах Акбар", из песков вынесся отряд хивинских всадников и врубился в отступающих кавалеристов. Засверкали клинки. Красные после непродолжительной рубки опрокинули конницу и погнали остатки отряда в пески пустыни. Там грохнуло несколько гранат, красные нарвались на засаду. Вновь вымахнул отряд свежей конницы и снова после непродолжительной рубки отступил. Тем временем показалась пехота красных. Заметив впереди укрепления, она начала растекаться влево и вправо вдоль линии обороны, ожидая подхода артиллерии.
   На левом фланге показался немногочисленный отряд всадников, но всё на что их хватило, это дать залп издали по приближающейся пехоте и уйти в пески. Над головами прострекотал маленький зеленокрылый аэроплан, скрылся за пехотой и вскоре в отдалении послышались взрывы. Значит, артиллерия красных подтягивается и уже недалеко. Вновь появился аэроплан, снизился и дал пулемётную очередь по левому флангу, после чего полетел в тыл. С левого фланга вынеслось несколько лошадей без всадников и ускакало в пустыню. Очередная атака красной кавалерии была сорвана. Послышалось шуршание снаряда и столб песка поднялся к небу. Артилерия красных подошла и начала пристрелку позиций, значит скоро пойдёт в бой и пехота. Помешать этой машине смерти хивинцы не могли и потому отступали, огрызаясь налётами конницы на фланги и штурмовкой с аэропланов.
   Вскоре артиллерийская канонада перекрыла все звуки. Снаряды рвались беспрерывно. Но количество снарядов ограниченно и наступила тишина, сменившаяся "Ураааа!". Ощетинившись штыками, красноармейцы пошли в атаку. Маджахеды - басмачи начали выскакивать из полузасыпаных песком укрытий и занимать оборону. Застучал один пулемёт, второй. И вот уже карабины, переведённые на автоматический огонь, посылают во врага обойму за обоймой. Цепи редели на глазах и вот залегли и начали отползать за гребни барханов. Но вот опять по окопам хивинцев долбанули, но уже из бомбомётов. Мины шлёпались и разбрасывали сотни осколков вокруг. Подошла ещё пехота и атака красных возобновилась. Уже молчат пулемёты хивинцев, расчёты их изъязвлённые осколками мин лежат, вцепившись мёртвыми руками в рукоятки оружия. Немногочисленные защитники отстреливаются одиночными, патроны тают. Вал атакующей пехоты уже близко и вот-вот ворвётся на перепаханные снарядами и минами, позиции. Советская пехота уже прёт на укрепления в полный рост. В гущу врагов летят гранаты. На "карманную артиллерию" последняя надежда. Сделаные из консервных банок, начинённые чёрти чем, вплоть до осколков стекла, они рвутся и кажется, что атака вот-вот захлебнётся. Но вот один из красноармейцев вбежал на бруствер и пригвоздил штыком пытавшегося бежать басмача. Он тут же рухнул с простреленной пулей головой, но уже сразу четверо красноармейцев преодолели заграждения и набросились на воинов Аллаха. Завязалась рукопашная. В ход пошли штыки, кинжалы и кулаки. Красноармейцев становилось всё больше. Вот покачнулось простреленное и изрубленное осколками чёрное знамя с зелёными краями, потускневшей звездой и полумесяцем. Тут и там над позициями уже реяли красные стяги. На флангах и слева и справа появилась красная конница. Это был конец. Последние боеспособные части уже не отступали, а истекая кровью, умирали на позициях.
   Красные части устремились в прорыв обороны и растекались по высушенному солнцем глиняному такыру. Такыр был плоским как блин и заканчивался в аккурат перед беленькими станционными строениями неуничтоженной железной дороги. Туда то и направлялись советские войска. Уже на подступах к станции было видно, что на ней скопилось несколько эшелонов и дымят паровозы. Из-за ближайших домиков выехала бронированная машина с двумя башнями и какими-то странными наваренными железяками спереди, за ней вторая, третья. Красноармейцы остановились и начали в недоумении пятиться. А вслед за броневиками появилась свежая басмаческая пехота с короткими карабинами в руках. Это видимо были свежие, только-что разгрузившиеся части. И их было много, и броневиков и пехоты. А тем временем бронированные монстры начали сметать всё на своем пути из трёх башенных пулемётов. Пешие басмачи прятались за бронемашинами. Теперь кони и люди неслись обратно по плоскому как блин такыру, стараясь добежать до спасительных барханов и разгромленной вражеской линии обороны. С обоих флангов показались тучи пыли и вот уже отступающие советские части атакуют тысячи свежих всадников с криками "Аллах Акбар". Пехота и конница красных перемешалась. Остановиться им мешали едущие со станции броневики и спешащая за ними пехота, а вот с флангов их сдавливали гигантскими клещами две свежие конные лавы басмачей. Вскоре паника охватила бегущих и конница красных попыталась оторваться от пехоты и пробиться на север. Но тут сказалась усталость лошадей. Джигиты легко догоняли на своих свежих асхалтекинских скакунах, измученных походом, красноармейских лошадок и накидывали волосяной аркан на очередного пленника.
   Левандовский бросил в контратаку свой последний резерв - бригаду моряков. Моряки сумели отбить атаку конницы моджахедов, но следом на них навалилась пехота при поддержке броневиков. Странные короткие карабины басмачей строчили без остановки как пулемёты, выпуская сразу веер пуль. Реденькую цепь моряков прижали огнём к пескам пустыни и забросали гранатами. Не сумел уйти от преследования и штаб армии.
   К ночи 11 армия РККА была полностью разгромлена. Спаслись чудом считанные единицы, как правило, притворившиеся мёртвыми. Информация о катастрофе долгое время не могла дойти до Советов. С армией просто прервалась связь. Многие бежавшие умерли от жажды в пустыне. О разгроме 11 армии Советы узнали из английских газет как раз когда началась Варшавская битва.
   Если сами поляки называли победу в этой битве чудом, то в пустыне Приаралья чуда не было. Был лишь результат политического соглашения с Джунаид-ханом, конница которого и решила её исход. Также нельзя сбрасывать со счетов недооценку Советами молодой хивинской армии, да и польской тоже. Джунаид-хан после того как выбили его войска из хивинских городов всерьёз засомневался в своих силах, а после того как хивинцы отбили у Советов мервский оазис и отбросили от Бухары, решил, что различия в подходах не важны, если у сторон одни и те же цели - священная война против неверных - газават. В то же время и хивинцы рады были поделиться властью ради прекращения междоусобицы и привлечения на свою сторону авторитетного мусульманского военного лидера - Джунаид-хана. Его представители были допущены в мажлис.
   После победы над 11 армией РККА Джунаид-хан въехал в Хиву как победитель, во главе верных войск, теперь его приветствовало всё население. А вот за войсками Джунаид-Хана в Хиву въехали итальянские броневики с чёрно-зелёными знамёнами, и маршем прошла хивинская пехота с автоматическими карабинами. Состоялись многочисленные празднества по случаю великой победы над неверными. Европейские союзники воочию убедились в боеспособности молодого государства. А главное и Джунаид-хан и его новые хивинские союзники всячески показывали публично своё единение. По предложению хивинцев и с одобрения Джунаид-хана все пленные красноармейцы 11 армии были собраны в Хиву и направлены на строительство новой грандиозной мечети и медресе. Кочевые туркмены получили преференции и льготы при продаже скота и продукции скотоводства, также получили льготы ковроткачи и валяльщики кошмы. Последние кроме всего прочего получили крупные государственные заказы.
   Результатом разгрома 11 армии и захватом всего вооружения этой армии явилась щедрая помощь Куршермату в обход Бухарского эмира. Не имея возможности перебрасывать это вооружение по железной дороге и караванами, хивинцы воспользовались отсутствием у эмира ВВС и перебросили стрелковое вооружение, патроны и гранаты тяжёлыми аэропланами в восставшие районы. С одной стороны избавились от нестандартного вооружения красной армии, поддержали очаги басмачества в Туркестане и дали возможность тренировки молодым лётчикам.
   Одновременно с советской Россией велись переговоры о мире и признании Хивинской республики, при посредничестве Англии. Но Советы всячески затягивали переговоры, чем и обусловили следующие действия Хивы. Понимая, что ударить по Советской России Хиве попросту нечем, было принято решение ударить по Туркестанской советской республике, чтобы принудить московских большевиков пойти на переговоры.
   Бухарский эмир наотрез отказался воевать с Советами и тогда было решено, что официально Бухара объявит о нейтралитете, но одновременно передаст железную дорогу в аренду Хивинскому ханству, а также предоставит в аренду несколько площадок для развёртывания аэродромов. Так как целью было подтолкнуть Советы к переговорам, для военных ставились ограниченные задачи.
   Первый малый отряд из района Керки должен был выйти к кишлаку Паттагиссар и уничтожить единственный красный гарнизон в этих местах на границе с Афганистаном.
   Второй отряд должен был окружить и взять штурмом Самарканд. Особые задачи получили первый авиаотряд и первая автобронегруппа (все имеющиеся в строю броневики). Для взлома обороны красных привлекался бронепоезд к которому после разгрома 11 армии РККА наконец нашлось хоть какое-то количество боеприпасов. Автобронегруппа с приданной ей автоколонной пехоты с автоматами и конными отрядами должны были обойти, не ввязываясь в бои, Самарканд с востока и уничтожать подкрепления красных из Ташкента. Авиагруппа должна была вывести из строя железную дорогу восточнее Самарканда и вести постоянную разведку и штурмовку подходящих советских войск.
   Вот так, ведя напряжённые бои с басмачами на юго-востоке Туркестанские большевики вновь оказались под ударом хивинской армии, которая начала боевые действия с уничтожения авиацией железнодорожной станции к востоку от Самарканда. Сбивая слабые погранотряды на западе, к Самарканду устремились основные части. Автобронегруппа, переправившаяся заранее у Хатырчи через реку Зеравшан, сумела быстрым маршем обойти Самарканд с севера и перерезать пути сообщения с Ташкентом.
   В самом Самарканде прохивинские силы сумели поднять мусульман на восстание и единой обороны у Советов не получилось, в городе было несколько центров сопротивления, которые были разъединены и в отсутствие связи и подкреплений брались хивинцами один за другим. Остатки советских войск вырывались из города мелкими группами и пытались прорваться к Ташкенту. Вот тут-то мобильные части хивинцев и накрывали их. Если отряд отбивался от кавалерийских атак, вызывались броневики и пехота. Руководители Туркестанской республики повели себя совсем не так, как планировали хивинцы. Они не послали подкреплений Самарканду, а занялись укреплением обороны самого Ташкента. В то же время отряд красных в Паттагиссаре оказал отчаянное сопротивление и все атаки хивинцев отбил. В результате на данное второстепенное направление были направлены дополнительные отряды, не дожидаясь подхода которых красноармейцы ушли тропами и горными перевалами через территорию вассального Бухарскому эмиру бекства в Туркестан.
   Последним событием Самаркандской компании стал захват города-крепости Джизак. Этот город был одним из очагов антирусского восстания 1916 года и при приближении мобильных частей хивинской армии сам открыл ворота. И хотя приказа брать этот город у военных не было, лихие кавалеристы и пара броневиков с пехотой вошли в Джизак и укрепились с намерением при подходе крупных сил красных тут же покинуть его. Но красные укреплялись у Ташкента и тут же включили, ушедший без боя, джизакский гарнизон в ташкентскую оборону. Узнав о потере Туркестанской республикой Самаркандского оазиса, Советская Россия вынуждена была заключить с Хивинским ханством мирный договор и признать территорию занятую их войсками суверенным государством. В свою очередь Хива соглашалась не препятствовать пароходству в Каспийском и Аральском морях. Вопрос о железнодорожном транзите так и не был решен в ходе мирных переговорах и Туркестанская республика продолжала задыхаться от нехватки практически всего. На Бухарского эмира давили, он давил на Хиву, а Хива прекрасно понимала, что Туркестанская советская республика её естественный враг, не спешила открывать поставки вооружения из России.
  

Новые враги и союзники

   В соседнем Иране 4 июня 1920 года отряды дженгалийцев под командованием националиста Мирзы Кучек-хана заняли г. Решт -- столицу остана Гилян. 5 июня, после переговоров с советскими представителями, там же была провозглашена Гилянская Советская республика, при условии невмешательства Советской России в её внутренние дела. Были сформированы Реввоенсовет республики, правительство и армия. Главой республики был назначен Кучек-хан, комиссаром иностранных дел -- Сеид Джафар Пишевари, главнокомандующим создаваемой армии Персидской Советской Республики -- Василий Каргалетели. В августе 1920 года армия республики предприняла наступление на соседнюю провинцию Зенджан с перспективой на Тегеран, но была отброшена иранскими войсками. 9 июня Кучек-хан был вынужден уйти из революционного правительства, так как не поддержал аграрную реформу. Новое правительство было сформировано при участии коммунистов. Началось проведение земельной реформы, была развёрнута активная антирелигиозная пропаганда.
   Представители Хивы тут же появились в Тегеране и предложили военную помощь соседям. Туркмены иранской провинции Гулистан поддержали правительство деньгами и продовольствием. Иранцам предложена помощь в прокладке автострады от персидского залива до Каспийского моря. Итальянские и некоторые уже завязанные с Хивой английские предприниматели ратовали за дорогу.
   Согласно Севрскому мирному договору 1920 г., предполагалось немедленное провозглашение Курдистана автономным с последующим (в течение года) предоставлением ему независимости, если курды выразят такое желание.
   В Мосульском вилайете (нынешний Иракский Курдистан), занятом англичанами, последние некоторое время носились с планами организовать конфедерацию курдских княжеств. В качестве первого шага, шейх Махмуд Барзанджи был ими назначен правителем Сулеймании. Однако Барзанджи в мае 1919 г. поднял восстание, арестовал английских представителей, провозгласил себя королем Курдистана и двинулся на Киркук, но был разбит англичанами. Он был раненый взят в плен и приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в Индию.
   Представители Хивы пояснили, что заинтересованы в стабильности Ирана, и соответственно будут всеми силами способствовать этому.
  
   - О! Ермек! Какими судьбами?
   В кабинет, где за громадным столом, заваленном чертежами, сидел Алты в китайском шёлковом халате, вошёл казах с ввалившимися глазами.
   - Ассаляму алейкум Алты! Узнал, что ты живешь в Кисловодске и решил зайти к старому знакомому.
   - Бери стул, - Алты начал спешно сгребать бумаги со стола,- хотя зачем нам азиатам стул, пошли на дастархан.
   Вскоре Ермек сосредоточенно ел свежие лепешки с вяленым мясом и пил обжигающий чай из громадного медного самовара.
   - Извини, послал племянника в соседнюю чайхану за пловом и приемную дочь на базар за сладостями. Сейчас будет пир на весь мир. Скоро жена из представительства придёт, с нами поужинает. Ты кушай не торопись. Если негде остановиться, поживи у меня.
   - Говорят, ты большим человеком стал в Хиве?
   - Да так, кочка на ровном месте, начальник авиаотряда и мастерских. Людей с европейским образованием не хватает катастрофически, вот и приходится на нескольких стульях сидеть, ещё я советник по промышленности в Красноводске.
   - Это значит у тебя чертежи новых фабрик?
   - Если честно, нет, - Алты покраснел.
   - А что же?
   - Только ты никому не рассказывай, прошу тебя. Это чертежи оперного театра, - потупился хивинец.
   Рука казаха с лепёшкой так и не достигла открытого рта.
   Вскоре пришла с базара Реджеп и принесла новенький яркополосатый халат.
   - Всё меняется в этом мире Ермек, только слово мужчины остаётся твёрже камня, прими этот халат и гостеприимство моего дома, я обещал тебе халат и я тебе его дарю.
   Казах хотел уже одеть новый халат, но хозяин остановил его.
   - Сначала давай сходим в городскую баню, вот Реджеп люффы на базаре купила. А вот после баньки ты выйдешь новым человеком.
   Лю?ффа, или Луффа, или Люфа (лат. Luffa) -- род травянистых лиан семейства Тыквенные. Ареал рода -- тропические и субтропические регионы Азии и Африки. Зрелые плоды некоторых видов используются для изготовления мочалок, сходных с губками (которые, как и само растение, называются люффа). Такая растительная губка одновременно с процедурой мытья обеспечивает хороший массаж. Молодые плоды люффы употребляются в пищу как овощи. Семена люффы содержат более 25 % масла, пригодного для технических целей.
   Вскоре хозяин и гость с чистым бельём в корзинках не торопясь шли по улице Красноводска к городской бане.
   Спустя некоторое время с работы домой приехала на извозчике Мария Николаевна, но домой уйти не успела. Улицу запрудили пленные красноармейцы с колодками на шее и руках под охраной запылённых всадников. Всадники лениво стегали пленных плетьми. Конечно варварство, и русских плетьми бьют, но не это взбесило Марью Николаевну. А тут как бес в неё вселился, соскочив с дрожек извозчика она подскочила к начальнику конвоя и будучи женщиной рослой и сильной мигом стянула его с седла.
   - Ты почему не соблюдаешь приказы командиров?! - трясла царевна обалдевшего от её напора азиата.
   Из - за заборов показались любопытные соседи.
   - Мало того, ты ещё нарушаешь установленное пророком Мухамедом! Ты что язычник или правоверный? Поглядите добрые соседки как эти обленившиеся паршивцы соблюдают священные заветы. Они мешают женщин и мужчин и заставляют их спать вместе!
   Это было уже интересно, и соседи повылазили из домов. Многим соседям Мария помогла с работой, и никогда не отказывала в помощи, зачем отказывать если денег вполне хватает. А Мария продолжала трясти командира конвоя как грушу, с бедолаги уже и папаха сползла.
   Соседи смотрели на одинаково изнурённых красноармейцев в просоленных от пота гимнастёрках и пока не находили женщину. Однако русская соседка не успокаивалась, она подтащила всадника к красноармейцам и не отпуская его одной рукой, второй указала на хлипкого бойца со стриженой кое-как головой.
   - Это что, по-вашему, мужчина!?
   Соседки ахнули, мальчишки заулюлюкали. Начальник конвоя начал что-то лепетать об одежде.
   - С неё, что штаны снять, ты совсем стыд потерял правоверный!? - пуще прежнего напустилась Мария.
   Соседки тут же обрушили на конвоиров массу ругательств. Какой-то маленький бездельник запустил в одного из конвоиров гнилым яблоком.
   - Приказ был мажлиса всех женщин - гяурок, попавших в плен, направлять на работы в Ашхабад.
   Два сообразительных джигита соскочили с лошадей и быстро вытащили девушку из строя. Начальник конвоя вытащил ключи и снял с неё колодку. Мария быстро распорядилась:
   - Она будет спать в женской половине моего дома, нечего ей делать среди мужиков, а вы безглазые, если вас спросят, где девушка, скажете, Мурадова отправила её с первым же караваном в Ашхабад.
   Пленные двинулись дальше, соседи разошлись по домам. А женщины, живущие в доме Алты собрались кучкой и охая, и ахая принялись отмывать пленницу в большой лохани, поливая из чайников тёплой водой. Губка из люффы и тут пригодилась.
  
   - А как тебя зовут?
   - Маришка.
   - И меня тоже Мария.
   - А родители у тебя кто?
   - Я сирота.
   - И я тоже сирота.
   - Почему ты в красноармейцы пошла расскажи. Иди ко мне поболтаем перед сном, муж наверно сегодня уже не придёт. Поздно уже.
   Маришка, путаясь в длинной ночной рубашке Марии Николаевны, добралась до её кровати и юркнула под шёлковую простыню.
   - Я под Астраханью в бедной рыбачьей деревеньке родилась. Надели на меня штаны, дали нож в руки и посадили на лавку разделывать рыбу. Кроме рыбы я ничего в жизни и не видела, а как пришла советская власть, я встала и пошла записываться в Красную гвардию.
   - А ты убивала?
   - Да, и не одного. Я лучшим стрелком в отряде была. А ты кем работаешь? Или ты у мужа на шее сидишь?
   - Нет, я переводчиком работаю в английском торговом представительстве. Расскажи, а вот за что ты воевала?
   - За коммунизм, за всеобщее счастье для всего трудового народа, чтобы все дети могли в школу ходить и были грамотные, чтобы бедных людей в больницах лечили, чтобы никто с голоду не умирал, чтобы не за нищенские гроши рабочие работали, чтобы крестьяне землю получили на которой они пашут.
   - А разве такое возможно? Как это сделать?
   - Большевики говорят, что возможно. Буржуев прогоним и рабочие сами на фабриках работать будут и сами себе расценки установят за работу. Помещиков прогоним и землю крестьянам отдадим. Построим школы и больницы. Будем жить по правде. Кто не работает тот не есть. И шабаш, рыбья холера. Есть такой главный большевик Ленин. Он в Москве в кремле о народе думает и придумал ГОЭЛРО!
   - Это что такое ГОЭЛРО?
   - Это чтобы в каждую деревню по проводам эликтричиство текло и лампочки горели.
   - В каждую деревню?
   - В каждую, без исключения! И в городах от эликтричиства энтого машины будут работать и всю чёрную работу за людей делать.
   - А ведь идея то хорошая, надо будет с энергетиками поговорить на эту тему, ну хватит зевать Маш, ты чего уже спишь?
   Но Маришка ей уже не ответила. Впервые за много дней боёв и переходов она спала в постели, а не завернувшись в колючую шинель.

Внутренняя политика Хивинского ханства в 1920 г.

   Осенью во дворце Хивинского хана состоялось судьбоносное собрание толстосумов, на которое были приглашены и представители правительства. Первоначально выступил как раз правительственный представитель. Он делал упор на развитие военного сектора экономики, а для этого просил дать разрешение на введение правительством обязательных займов и налогов. Также он ратовал за строительство железных дорог и развитие тяжёлой промышленности.
   Однако почти сразу нашлись оппоненты особенно среди купцов. Крупная промышленность это крупные коллективы рабочих, а крупные коллективы рабочих это опять революционные беспорядки. Железные дороги строить не из чего, в Средней Азии не только дефицит железа, но и древесины для шпал. Новые налоги вызовут волнения народа, а занимать деньги правительству не под что, обеспечения то нет.
   Предлагалось развивать связи с иностранцами и караванную торговлю. А также запасаться иностранным оружием для подавления восстаний и обороны от гяуров.
   Однако была ещё одна группа, которую представляли нефтепромышленники, фабрикант стекла, эту группу возглавляла женщина, единственная, приглашённая на собрание. Наконец дали слово и ей.
   - Уважаемые богатые люди ханства, мы собрались здесь не за тем, чтобы слушать планы правительства или планы отдельных торговцев на будущее, а чтобы решить один вопрос волнующий всех. Как в кратчайшее время заработать как можно больше и стать как можно богаче. Богатый человек доволен жизнью и никогда не пойдёт на своего соседа с винтовкой или кинжалом. Зачем ему соседское добро, когда у него от своего добра сундуки ломятся, чего нет он купить всегда сможет.
   Толстосумы одобрительно загудели, зато представители правительства заёрзали на коврах.
   - Главное богатство в этих землях - это хлопок, недаром он зовётся "белым золотом". Есть ещё шёлк. Но все вы знаете, что цена хлопка намного ниже, чем цена ткани из него сделанной. Так зачем мы продаём за дёшего то, что можно продавать дорого?
   - Это ты уважаемая на свои фабрики хочешь наш хлопок направить! - крикнул с места белобородый купец под одобрительное гудение соседей.
   - Конечно хочу и не скрываю этого. Нужно развить в первую очередь легкую и пищевую промышленность, чтобы одеть и накормить людей в последнем кишлаке, дать им возможность учиться и работать, вот тогда можно будет замахиваться и на тяжёлую промышленность. Кроме того у нас есть ещё одно сокровище. Вода!
   - Предлагаешь воду продавать?
   - Нет, предлагаю в горах, где узкие ущелья, строить гидроэлектростанции и к ним подключать фабрики и заводы. Улицы в городах электричеством освещать. Чтоб в порту от электричества краны работали. А военные пусть малыми средствами учатся решать боевые задачи, вон итальянцы послали двух пловцов с миной и пустили на дно австрийский броненосец который стоил миллионы золотом. Что мешает нам закупить мины, да и свои придумать. Из той же Советской России сколько военных специалистов убегает за границу. Найти их и пригласить работать. Пускай неверные сами придумывают и делают оружие для своего уничтожения. Да и в Европе после войны многие фирмы разорились из-за прекращения военных заказов. У нас нет металла и древесины для строительства железных дорог, зато мы можем построить канатные в горах и шоссейные дороги, уж камня то и рабочих рук у нас хватает. Нужно чтобы в каждом селении было медресе для обучения грамоте. В городах при каждой фабрике нужно открыть училище для обучения будущих рабочих. Нужно развивать своё автомобилестроение и моторостроение пока из привозных деталей, но хотя бы собирать сами будем и ремонтировать. Нужно не зависеть от скупщиков хлопка, для этого и чтобы дать крестьянам больше земли нужно новую систему оросительную создать. Там где пустыня бесплодная, пустить воду, но не по арыкам, где она высыхает от солнца, а по трубам под землёй. Нужно медицину развивать, чтобы много здоровых и сильных людей у нас было, чтобы армия была многочисленная, чтобы было кому на фабриках и заводах работать. Флот нужно строить рыболовецкий и рыбу вылавливать и засаливать. Это тоже богатство, которое нужно использовать эффективнее. Если будет много людей все они захотят есть, вот тут то рыба и продукты сельского хозяйства с новых орошённых земель нам и пригодятся. Ну и больной вопрос с производством красок. Нужно выкупать лицензии у европейцев и обзаводиться своими химическими предприятиями по производству красок.
   Наконец Мария Николаевна села и зал разразился аплодисментами. Приняли решение "Накормить, одеть, обуть, обучить и дать работу народу". Под этим лозунгом все присутствующие расписались. И на основе этого правительство совместно с промышленниками разработали план развития промышленности на 10 лет. В каждом селении должны были быть построены, школа, больничный пункт, магазин и конечно туда должна вести дорога. По примеру Аравии в пустыне между Амударьёй и Сырдарьёй начали строить подземные каналы "фаладж".
   Подписаться то подписались, но военная партия была как никогда сильна в Хиве и не собиралась отдавать ни промышленникам, ни купцам, ни тем более старой знати своё преимущество. До сих пор в стране правил "мажлис", а ханский трон пустовал. Это не радовало никого, фактически получалось ханство было республикой с военной хунтой во главе. С одной стороны военные на многие вопросы смотрели проще. Например, разрешили верить во что хочешь, но запретили оскорблять мусульманскую веру. С чиновничеством решили ещё проще, официальным языком делопроизводства в ханстве объявили итальянский. Таким образом, всё старое чиновничество оказалось за бортом, а все получившие образование за границей оказались особо востребованы и составили закрытую группу власти, за которой стояли определенные кланы, посылавшие за границу новых и новых своих представителей или выписывавших себе учителей из Италии. Однако проблему вакантной должности хана это не снимало. Существовала группировка туркмен, которые хотели видеть на троне Джунаид-хана.
   В этой ситуации "мажлис" лавировал между разными группировками и его представители решили использовать ситуацию с Гилянской Советской республикой, а именно поддержать генерала Реза Пехлеви оружием, деньгами и войсками взамен Реза Пехлеви становился не только шахом Ирана, но и хивинским ханом. Но это была лишь ширма. Главное он наводил порядок внутри Ирана, всячески способствовал строительству дорог и развитию инфраструктуры портов на южном Каспии и в персидском заливе. Убирались пограничники и таможенники с хивинской границы. Устанавливалась единая денежная единица. В остальном шах не контролировал своего северного соседа. Южнокаспийские порты и так фактически уже перешли на хивинскую валюту, там было много туркмен, русских, армян и азербайджанцев.
  
   Реза Савадкухи родился 15 марта 1878 года в деревне Алашт шахристана Савадкух остана (провинции) Мазендеран в мазандеранской семье Аббас Али-хана и Нуш-Афарин Айрумлу.
   Карьеру начал как рядовой Персидской казачьей бригады и дослужился до генерала. С помощью бывших сослуживцев по казачьей дивизии в 1921 году, в разгар смуты и внешней интервенции, иранский офицер Реза Пехлеви с боями занял столицу Тегеран и был назначен Ахмад-шахом военным губернатором и главнокомандующим, а через некоторое время -- военным министром.
  
   Хивинская армия, а именно авиаотряд и автобронеотряд были переброшены на территорию Ирана. Аэропланы своим ходом, а автобронеотряд морем. Иранцы тут же начали наступление и к концу 1920 года взяли Тегеран.
   В том же 1920 в Хиву с официальным визитом прибыл Аманулла-хан эмир Афганистана, добившийся в прошлом 1919 году независимости своей страны от Великобритании.
   Аманулла предложил военную помощь против большевиков в Фергане -- на условиях присоединения Хивы к Исламской Центральноазиатской Федерации. О секретных договоренностях с Резой Пехлеви он не знал. А почему бы и нет, подумали в Хиве и согласились, тем более, что Исламской Центральноазиатской Федерации в реальности не существовало, а был только полусвободный Афганистан с Амануллой-ханом во главе. Он уже помогал в 1919 своими отрядами разогнать Советы в Мервском оазисе.
   Договорённости были достигнуты и афганские отряды пошли через номинальные владения Бухары на помощь басмачам. Хивинцы же в войну вступать не спешили, оправдываясь боевыми действиями в соседнем Иране и ведущимися переговорами с Москвой.
   В результате помощи афганцев из горных районов Туркестанская красная армия была выбита. К тому времени под советской властью оставались семиреченская, ферганская и сырдарьинская области.
  
   А пока военные воевали, а дипломаты плели интриги, начали проводиться первые реформы. Проще всего, оказалось, провести образовательную реформу. Был выдвинут постулат, что каждый правоверный обязан уметь прочитать священную книгу Коран. И не важно мужчина ты, женщина или старик. И везде стали строить медресе, ведь построить медресе - богоугодное дело. Паранджу отменили просто, сказали - нет слово паранджа в священной книге Коран и нечего прятать лица, паранджу придумали уродливые женщины, чтобы выйти замуж. И многие с этим согласились.
   Начилась бешенными темпами радиофикация страны. Всех мулл собрали и объявили, что неверные изобрели как слово передать на расстояние. Поэтому хивинцы должны в лепешку расшибиться, но сделать так, чтобы на расстояния передавалось не какое-то слово, а слово из Священной книги Корана. Из мулл начали формировать первые радиоцентры. Вскоре высокие минареты Бухары и Самарканда, Хивы и Хорезма опутались проводами, а на площадях городов появились тарелки из которых верующих начали призывать к молитве, транслировались проповеди известных проповедников, а также объявлялись новости. Нести слово Корана, разве может быть задача менее богоугодная. Священнослужители осваивали в массовом порядке радиооборудование и учили итальянский, ведь все инструкции и приборы были на нём.
   Телеграф и телефон нужны были военным и они продвигали эту идею и на неё выбивали деньги. Нужна была связь и купцам и вообще промышленникам. Именно поэтому связь начала развиваться сразу в двух направлениях военная, зачастую засекреченная и гражданская, частных компаний.
   Автодороги массово начали строить для того, чтобы подвозить материалы для строительства оросительной системы, а последняя - благо для всех безземельных дехкан, так как именно безземельным и давалась новая обводнённая земля в первую очередь. Границы участков стали тщательно усаживаться деревьями. Особенно тутовником, который затем намеревались использовать для выращивания шелковичных червей.
   Бедняга Маришка не успела оглянуться, как уже консультировала свою тёзку по технологии рыбообработки. Рыба солилась в неимоверных количествах и шла во внутренние районы первыми автомашинами. Вскоре цены на неё упали, и она прочно вошла в рацион дехканина и бедного горожанина.
   Реформы начали бы пробуксовывать, но тут подлили такого масла в шестерёнки, что традиционный уклад полетел ко всем шайтанам.
   В Священном Коране говориться: "Сегодня вам дозволена благая пища. Еда людей Писания также дозволена вам, а ваша еда дозволена им, а также вам дозволены целомудренные женщины из числа уверовавших и целомудренные женщины из числа тех, кому Писание было даровано до вас, если вы выплатите им вознаграждение (брачный дар), желая сберечь целомудрие, не распутствуя и не беря их себе в подруги. Тщетны деяния того, кто отрекся от веры, а в Последней жизни он окажется среди потерпевших урон." (Сура Ан-Маида ("Трапеза"), аят 5).
   Суть проста - мусульманин может жениться на христианках и иудейках. Ханству было нужно много дешёвых учителей итальянского. Где же их взять? А всё гениальное просто. В 1914 году в Италии было 35,5 млн. населения. Из этого количества мужчин призывного возраста было 7,7 млн. На фронт призвали почти 6 млн. (5 903 тыс.). К концу первой мировой из этого количества 462 тыс. погибло, 953 тыс. было ранено и 569 тыс. попали в плен. Да мирное население потеряло примерно 80 тыс. Получается из каждых 12, призванных на фронт, мужчин - один погиб, двое были ранены и один оказался в плену. В итоге некоторое количество итальянок были лишены итальянцев. А прибавьте к этому послевоенный кризис в промышленности. Тут то и появляются предприимчивые азиаты, цель которых привезти на родину как можно больше носительниц итальянского языка, поместить их компактно в свою среду, где они выучат чужой язык. Вот вам и дешёвые учителя итальянского. Обещали итальянкам конечно золотые горы, а в основном работу на новых фабриках и заводах, да и вообще работу в городах. Те, кому было нечего уже терять, плюнули на всё, да и поехали в далёкую Азию. Селили их обязательно компактно внутри городов с мусульманским населением. А вот потом естественная потребность в мужчине брала своё и многие итальянки вышли замуж, благо Коран это прямо разрешал. Но это чуть позже, а пока в каждом большом городе появился большой и шумный итальянский квартал в основном с женским населением. Этот квартал как магнитом притягивал всех мужчин города и начались конфликты между женщинами разного исповедания. Но диаспора итальянок держалась кучно и "своих" не выдавала. Повсеместно происходили драки. В результате азиатские женщины начали перенимать у европейских, а те у азиатских всё, что могло помочь в борьбе за мужское внимание.
   В Хорезме в торжественной обстановке открыли первый в стране медицинский институт, в котором все преподаватели были русские. Естественно и все студенты были русскоговорящие.
   Настоящая революция произошла и в военном деле. При разгроме 11 армии РККА хивинцы познакомились с советскими бомбомётами. Оружие военные высоко оценили, так как это была реальная замена артиллерии на близких дистанциях. Но русские образцы миномётов в армию внедрять не стали, а остановили свой выбор на английском миномёте Стокса. Из-за скорострельности - 25 выстрелов в минуту. Да и весил он 40 с чем то кг. Вкупе с гранатами и насыщенностью автоматическим оружием, хивинская армия становилась маневренной, и одновременно крайне неустойчивой в обороне, так как даже на колючую проволоку металл экономили. Отсюда тактика применения войск. Была сделана ставка на конницу усиленную миномётами, пулемётами и бронемашинами при поддержке авиации. Задачи штурма обороны противника войскам старались не ставить. А вот обход, маневр, разведка боем, засады стали шаблонами в арсенале хивинской армии. Миномёты были настолько дёшевы в производстве, что их стали выпускать на территории ханства, а полукустарные производства гранат стали производить и мины к миномётам. Так же начали делать ставку на специальные пехотные отряды, набранные из горцев для действий в горах. Такие егеря были под завязку укомплектованы вооружением и их задачей было уничтожение мелких и средних объектов противника, а также его изолированных частей. Могли они внезапно занять господствующую высоту или важный перевал и какое-то время его удерживать.
  
   В начале нового 1921 года Советы развязали войну с Грузией. Барон Унгерн захватил Монголию и объявил поход на Советскую Россию. Большевики подавляли Крондштатское восстание. В центральной России полыхало Тамбовское крестьянское восстание против продразверстки. Две повстанческие армии бились против регулярных войск РККА.
   Военные Хивы стремились испытать новинку - миномет в боевых условиях и заодно пощипать Туркестанскую советскую армию, которую они считали своим противником N 1. Удачная Самаркандская компания лишь разжигала интересы военных. В соседней ферганской долине меж тем случились крутые перемены. Один из полевых командиров ферганских басмачей Мадамин-бек не только запрещает своим отрядам нападать на русские селения, но и сам проводит наступление на отряды Хал-Ходжи, виновного в массовых расправах над русскими жителями. И происходит знаковое событие, а именно подписание договора о совместной борьбе против советской власти с русской крестьянской армией К. И. Монстрова. Результатом сотрудничества стал захват Андижана и Оша. Отряды начали наступление на города Скобелев и Наманган.
   Мадамин-бек (Мухаммад Амин Ахмед-бек, Мехмет Эмин-бек, Мадамин Ахметбеков) (1893(?) -- 1920) -- один из руководителей басмаческого движения в Ферганской долине, авторитетный курбаши, в распоряжении которого находились отряды, численность которых достигала почти 30 тысяч человек. Этнический узбек. Основной сферой деятельности была окрестность Андижана, несколько раз пытался штурмовать Андижан.
   Семья Мадамин-бека проживала в Маргеланском уезде, в центральной части Ферганской области. Весной 1917 года по амнистии Временного правительства Мадамин-бек освободился из тюрьмы, где отбывал наказание (возможно за участие в Восстании 1916 года) и поселился в кишлаке недалеко от Старого Маргелана. Перебравшись вскоре в Старый Маргелан, он становится председателем профсоюза мусульманских работников. После победы Октябрьской революции становится начальником милиции Старого Маргелана (12.1917 -- 06.1918).
   Летом 1918 года Мадамин-бек женится на женщине из богатой семьи.
   Создав из подчинённых ему милиционеров-узбеков басмаческий отряд, Мадамин-бек присоединяется к отрядам Эргаш-курбаши (Иргаш-бая), с лета 1918 воевал с частями Красной армии. Считался заместителем муллы Эргаш-курбаши, однако между ним и Эргашем были трения, и они действовали несогласованно.
   С середины 1919 года был признан сам руководителем национального сопротивления (эмир-уль-мусильман), однако Эргаш-курбаши его главенства не признавал.
   Мадамин-бек контролировал в 1919 почти всю Ферганскую Долину за исключением крупных городов и железных дорог. Одним из его противников была Крестьянская Армия во главе с Константином Монстровым, набранная из русских поселенцев. Однако из-за конфликта с большевиками Монстров заключил союз с Мадамин-беком против Красной Армии.
   К. И. Монстров до революции был конторским служащим и подрядчиком, а также с 1914 года был владельцем крупного земельного участка в Ферганской долине. После революции 1917 года во время начавшейся в Туркестане гражданской войны он был избран командующим Крестьянской армией русских поселенцев, проживающих в Ферганской долине, для защиты от набегов басмачей. Первоначально эта армия была на стороне Советской власти и Красной армии.
   Однако в результате проведения советским правительством Туркестана политики "военного коммунизма" и попыток советских органов власти на местах урегулировать вопросы национальных взаимоотношений с обезземеленным дехканством за счёт земель русских переселенцев, К. И. Монстров заключил соглашение с отрядами Мадамин-бека о совместной борьбе против советской власти. После заключения соглашения армия Монстрова выступила против Красной армии, проведя ряд успешных боев.
   На спешном заседании военных было принято решение в открытую войну не вступать, но направить вновьсформированные горнострелковые подразделения в качестве добровольцев для помощи повстанцам, также договорились о направлении воинских отрядов афганцами. Весной горными тропами пехотные части, усиленные миномётами потянулись по тропам в сторону ферганской долины. Туда же потянули связь и многочисленные караваны повезли провиант и боеприпасы.
   Ещё одно обстоятельство было на руку хивинцам. В 1920 году на службу к эмиру Бухары Сейид Алим-хану поступил решительный в отличие от эмира Ибрагим-бек, который представлял эмира в восточной Бухаре. Именно поэтому у хивинцев появились опытные проводники и их караваны с оружием и боеприпасами беспрепятственно шли по землям нейтрального к советской власти эмирата.
  
   Алты встал коленями на молитвенный коврик и сотворил молитву Аллаху, он был искренен. За время перехода не было потеряно ни одного бойца. В условленном месте его уже поджидал Муэтдин - бек (Алиев Муэтдин Усман).
   - Мойдин - карокчи, нам с тобой поручили самое важное дело в этой войне с гяурами, если Аллах будет благосклонен наши имена будут с уважением повторять потомки.
   - Я весь внимание, уважаемый.
   - Наша цель Коканд.
  
   Алиев Муэтдин Усман (...-26.09.1922) - один из самых упорных и влиятельных вождей басмаческого движения в Ферганской долине в 1920-1922 гг.
   Муэтдин происходил из влиятельного кыргызского рода отуз-оглы (букв. "30 богатырей"), был крупным баем, манапом. Еще в юности прославился как профессиональный вор, свои разбойничьи набеги начал ещё при царской власти.
   До революции осуждён за грабеж и убийство на 5 лет каторги и был дважды сослан в Сибирь. Бежал из тюрьмы и скрывался в горах, примкнул к отряду курбаши Османа, которого вскоре убил и сам стал курбаши.
   В начале 1918 г. - сформировал боеспособный и мобильный отряд, действовал в различных районах Ферганской долины.
   В конце 1918 г. - влился с отрядом в "армию" Мадамин-бека, признав его главнокомандующим, командир отряда.
  
   Михаи?л Васи?льевич Фру?нзе (партийные псевдонимы Три?фоныч, Арсе?ний, литературные псевдонимы Серге?й Петро?в, А. Шу?йский, М. Ми?рский; 21 января (2 февраля) 1885, Пишпек, Семиреченская область. В дни восстания в Москве в октябре 1917 участвовал в боях у здания гостиницы "Метрополь". Депутат Учредительного собрания от большевиков Владимирской губернии. В первой половине 1918 года -- председатель Иваново-Вознесенского губкома РКП(б), губисполкома, губсовнархоза и военный комиссар Иваново-Вознесенской губернии, с августа 1918 -- военный комиссар Ярославского военного округа. В феврале -- мае 1919 командующий 4-й Армией, в мае -- июне -- Туркестанской армиями, в марте -- июле -- также Южной группой войск Восточного фронта, с июля -- всем Восточным фронтом; за осуществление успешных наступательных операций против главных сил адмирала А. В. Колчака награждён орденом Красного Знамени. В августе 1919 г. -- сентябре 1920 командующий Туркестанским фронтом. Член Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК.
  
   - Мои джигиты не могут прорваться через пушки и пулемёты и я их на верную смерть не поведу.
   - А этого и не потребуется, ты будешь заманивать красные части в засаду, а мы будем уничтожать их, главное укусить их побольнее и вести за собой, пусть видят, что ты устал, что не можешь уйти от них. Они захотят добычи и побегут по твоему следу. У нас есть пулемёты и ещё кое-что получше красных пушек, на близкой дистанции. Замани их побольше в ловушку.
   - Русские не уйдут все из Коканда они оставят сильный гарнизон.
   - Мы убъём всех, кто придёт, а потом явимся под их видом и перебьем гарнизон, накрыть бы ещё штаб Фрунзе.
   - Штаб в Ташкенте, на железной дороге и на реке у них быстро подходят дополнительные отряды.
   - Поэтому мы не будем задерживаться, наше дело взять и удержать Коканд, остальное пусть делают другие.
   - У меня тысяча верных людей.
   - У меня вполовину меньше, но этого хватит. Мои люди бьют без промаха.
  
   Вскоре отряд Муэтдин - бека спустился из горных кишлаков в ферганскую долину и начал захватывать селение за селением, уничтожая советскую администрацию и мелкие красноармейские отряды. Путь его лежал к Коканду. Вскоре, однако, его наступление было остановлено и войска туркестанской республики начали выдавливать его из занятых районов. К югу от Коканда и произошло скоротечное сражение, в котором конные отряды туркестанской красной армии попали в несколько заблаговременно подготовленных засад и были полностью уничтожены ураганным миномётным и пулеметным огнём, а далее, залатав дыры на одежде убитых отряд Алты в наглую идёт к Коканду и захватывает город почти без боя. Конные сотни Муэтдин - бека рассыпаются по ферганской долине, чтобы дестабилизировать ситуацию. Алты засел в Коканде и перекрыл таким образом горловину ферганской долины. Все советские отряды оказались в мешке. Теперь-то основные силы басмачей и крестьянской армии, а также союзные афганские отряды перешли в наступление. По мере того как заканчивались боеприпасы разрозненные красноармейские отряды уничтожались один за другим. Буквально за несколько месяцев вся ферганская область была очищена от большевиков.
   Фрунзе направил большой отряд на помощь отрезанным отрядам, но на горных перевалах первыми были хивинцы. Пристреляные из миномётов и пулемётов территории перед перевалами стали непреодолимыми для советской пехоты. Мадамин - бек объявил о провозглашении Кокандского ханства и присоединения его к союзу Хивы и Бухары. К. И. Монстров становиться председателем мажлиса Коканда, сам Мадамин-бек естественно ханом, а Муэтдин - бек визирем.
   Как только обстановка в Коканде стабилизировалась, Алты был вызван в Хиву и получил новое задание. К тому времени были подготовлены итальянскими специалистами первые водолазы-диверсанты и поступили речные мины и несколько торпед. Гидросамолётами мелкие партии диверсантов перебрасывались непосредственно на Сырдарью с задачей уничтожить советские пароходы и баржи.
   Вскоре один за другим пароходы начали по неизвестной причине взлетать на воздух вместе с экипажами. И всё шло хорошо, но в одном из полётов Алты увидел идущий по Аральскому морю пароход с баржей, полной перевозимых красноармейцев, и торпедировал судно. Баржу перевернуло, но несколько красноармейцев, всё же выплыли и рассказали о случившемся. Алты назначили козлом отпущения и долго извинялись перед РСФСР и Туркестанской республикой за Аральский инцидент, вызванный самопроизвольным отделением торпеды при выполнении пилотом учебного полёта. Доказательств как-бы не было. В ферганской операции участвовали сплошь добровольцы, официально войну Хива не объявляла. Взрывы пароходов тоже связать с хивинцами не могли за отсутствием доказательств.
   Так возникло вновь через два года уничтоженное в 1919 году большевиками государство с центром в Коканде. Туркестанская республика ужалась до двух областей.
  

И дело было не в глистах!

  
   Джунаид-хан сидел хмурый и грозный на ковре туркменской работы и молча пил из пиалы кумыс. Перед ним вытянулся офицер авиагруппы. Ну а как же иначе? Как никак, министр обороны ханства. Не глядя на офицера и не меняясь в лице Джунаид-хан начал говорить:
   - Абдылла, я тебя для чего командиром авиагруппы назначил на место Алты?
   - Для чёткого выполнения приказов, - рявкнул Абдылла, сверля министра глазами.
   - Для того, чтобы без моего приказа в небе ничего не происходило!
   - Так точно!
   - Да вот не точно так! Почему Алты в небо выпустил!? Ты что не знал, что он красных не любит?
   - Знал, но лётчиков катастрофически не хватает.
   - Он второй раз уже на международный скандал нас толкает с Советами!
   - Я выпустил его на простую разведку и патрулирование моря, и чтобы никого он не сбил, приказал боеприпасы не выдавать.
   - Тогда объясни мне Абдылла, почему красный самолёт правительственной связи лежит на дне моря вместе с уполномоченным ЦК?
   - Он его протаранил, уважаемый.
   - Как протаранил?
   - Срубил хвост пропеллером, говорит. Я проверял, у него действительно пропеллер новенький, успел поменять в мастерских и ничего мне не доложил.
   - И что мне с Вами летунами делать? Советский лётчик спасся и всё рассказал.
   - Стрельбы не было, наш лётчик потерял сознание, у лётчиков такое бывает, и совершил аварию в небе.
   - С криком "Аллах Акбар!"?
   - А вот это плод помутившегося ума спасшегося советского лётчика, ему просто показалось, никто ничего не кричал, всё это выдумки.
   - Один и тот же летчик случайно теряет торпеду и случайно сбивает самолет?
   - Нет не один и тот же. Все лётные журналы подчищены и официально аварию совершил летчик Нуриев. Он уже в курсе и всю аварию выучил до мельчайших подробностей.
   - Как у тебя всё гладко получается. Только вот мне очень хочется почему-то тебе горло перерезать, не знаешь почему?
   - Неприятности ожесточают сердце, - с поклоном произнёс Абдылла.
   - Отправь ко мне Алты, и сними его с довольствия, оно ему уже не понадобиться, скажи чтобы простился с семьёй. Ступай.
  
   В этот же день состоялась и встреча с Джунаид-ханом Алты.
   - Скажи перед смертью Алты своё последнее слово.
   - Могу ли я доверить свои последние слова посторонним ушам?
   Сидящие рядом с Джунаид-ханом джигиты посмотрели на министра.
   - Хочешь оставшись наедине убить меня Алты? - усмехнулся Джунаид-хан.
   - Свяжи мне ноги и руки, мне они не нужны, чтобы сказать последнее слово, - Алты лёг на живот и свёл руки вместе за спиной.
   - Связать, - приказал Джунаид-хан, - уйдите, я его сам прирежу.
   Алты туго связали тонкими ремешками по рукам и ногам, а перед уходом ещё и подёргали, проверяя крепость узлов.
   - Ну говори последние слова, - министр достал кинжал и теперь ковырял им ноготь большого пальца на левой руке.
   - Пассажир аэроплана не утонул, я был на гидросамолёте и после тарана сел на воду и выловил его, забрал почту и убил.
   - Всё?
   - Нет, у меня в нагрудном кармане письмо на русском и перевод его на туркменский, возьми, эта бумага важнее моей жизни и жизни убитого мной посланца. Писал сам Ленин.
   Джунаид-хан не был излишне любопытным, но почему бы и не почитать секреты главы враждебного государства. Он вытащил бумагу и отбросив перевод стал читать на русском. Язык врага нужно знать обязательно.
   - "Прошу вас срочно с подателем сего прислать следующие сведения:
1. Какое количество сантонина имеется во Внешторге?
   2. Где, в каких, кому принадлежащих складах хранится?
   3. Сколько реализовано, по какой цене и где?
   4. Каким порядком и через кого реализуется?"
   Из ответа явствовало, что в 1921 году проданы две партии сантонина по 73,5 фунта стерлингов за килограмм и что на складах Внешторга имеется еще 725 пудов сантонина. И была маленькая приписочка карандашом "7 миллионов рублей золотом".
   - Что это за ерунда?
   - Сантонин это лекарство от глистов, производится на единственном в мире сантонинном заводе в Чикменте, сейчас там скопилось его 725 пудов на 7 миллионов рублей золотом. Красные хотят его вывезти и продать в обход нас.
   - На 7 миллионов можно купить много оружия, - в раздумье произнёс Джунаид-хан.
   - Да его можно просто на сантонин поменять.
   Министр походил по мягкому ковру, с сожалением посмотрел на открытое горло Алты и чиркнул кинжалом по путам.
   - Если б не моя нелюбовь к красным, лишился бы ты сегодня головы джигит.
   - На то и мудрость хану чтобы наказывать и миловать как подскажет ему разум, - поднялся, разгоняя кровь по рукам и ногам Алты.
   - Ты говорят с пятью сотнями у красных Коканд взял? - Джунаид-хан опять сидел и как ни в чём не бывало потягивал кумыс из пиалы.
   - Со мной было ещё тысяча конных джигитов Муэтдин - бека.
   - Киргизы хорошие войны и каракалпаки тоже. Если я отдам приказ взять Чикмент, что ты будешь делать?
   - Есть четыре пути, два длинных и два коротких. Длинный северный через пустыни и степи на конях и верблюдах. Длинный южный по горам тропами караванами. И там и там могут обнаружить красные лазутчики и донести. Короткий путь через бухарский эмират с запада на восток через населенные земли напролом. Если будет сильный большой отряд. И есть путь по воздуху прямо в тыл врага, но много так не перевезешь. Можно использовать все четыре пути разом или их комбинации.
   - В России страшный голод, мрут целыми деревнями, крестьяне восстали, хороший момент, чтобы раздавить Туркестанскую республику. Всё будет зависеть от того, согласятся ли семиреченские казаки поддержать наше наступление и ударить из Китая. Если поддержат, длинный путь нам будет не нужен. Персы потихоньку выдавливают красных со своей территории. Афганцы дадут тысяч 20 солдат. Это пушечное мясо мы и пошлём на красные пулемёты, не джигитов же мне ложить. Иди и занимайся подготовкой захвата Чикмента, всё, что необходимо, тебе дадут.
   К удивлению телохранителей, Алты вышел от Джунаид-хана живой и здоровый.
  
   Опасаясь усилившегося влияния компартии и развития революционных событий в Гилянской республике, Кучек-хан организовывал переворот 29 сентября 1921 г. и уничтожил своих главных политических противников, в том числе Хайдара Амуоглы. В республике началась гражданская война. 2 ноября, воспользовавшись смутой, её заняли войска иранского правительства. Мирза Кучек-хан бежал и погиб от холода в горах. Его голову выставили на всеобщее обозрение в г. Решт.
   Уже в начале ноября 1921 г. бронеотряд полностью вернулся в Хивинское ханство и начал сосредотачиваться на границе с Бухарским эмиратом. На ноту протеста Туркестанской республики и РСФСР было отвечено, что войска хивинского ханства сосредотачиваются у восточных границ ввиду активизации в Бухаре революционно настроенных младобухарцев, поддерживаемых Туркестанской республикой и Хива не потерпит свержения эмира Бухарского с которым у них союзнический оборонительный договор против любых (в том числе и внутренних врагов). Дипломаты тут же начали грызню и отрицание своего влияния на события в Бухаре. На самом деле обе стороны преследовали в бухарском вопросе свои цели, а эмир Бухары свои.
   Тем временем с итальянским правительством был подписан крупный контракт на поставку армейских тентованых грузовиков, которые были немедленно погружены на пароходы и направлены в персидский залив.
   Алты не стал дожидаться ни пушек, ни бронемашин, а перебросил самолётами три десятка верных людей на выровненную людьми Муэтдин - бека площадку, под видом конного отряда басмачей ворвался на территорию Чикментских складов Внешторга, и вывез весь запас сантонина. Потребовалось всего 145 лошадей навьюченных по 5 пудов каждая. Ценное лекарство затем было частично вывезено на самолётах, а частично по горным тропам с караванами. Правда, не обошлось без казуса. В дороге некоторое количество вьюков было безвозвратно потеряно (то лошадь оступилась и в пропасть упала, то горный обвал, то снежный барс напал). Недостачу списали, а сантонин то всплыл потом за границей чудесным образом. А отряды Муэтдин-бека вдруг получили крупную партию итальянских карабинов и ручных пулемётов, и даже батарею минометов английского производства в разобранном виде. Ну и конечно боеприпасы включая французские гранаты. Аллах велик.
   К началу зимы первые автоколонны итальянских грузовиков с закрытыми тентами благодаря договоренностям с Пехлеви, достигли Хивинского ханства. С ними также прибыли законтрактованные итальянские водители и охрана. И всё бы хорошо, да уж больно выправка у водителей и сопровождавшей автоколонну охраны была армейская.
  
   На Дальнем востоке тем временем события разворачивались не в пользу красной ДВР. Молчанов Викторин Михайлович, руководя войсками Приамурского Временного правительства, получившими наименование Повстанческой Белой армии, начав осенью 1921 наступление, нанёс ряд значительных поражений НРА ДВР, занял почти всё Приморье, а в декабре 1921 -- Хабаровск.
  
   Виктори?н Миха?йлович Молча?нов (23 января (4 февраля) 1886, Чистополь, Казанской губернии) -- русский генерал, участник Первой мировой и Гражданской войн. Видный деятель Белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке.
   Сын начальника почтово-телеграфной станции. Окончил Елабужское реальное училище, с 1903 учился в Московском военном училище, которое в 1906 было переименовано в Алексеевское (в связи с тем, что его шефом стал цесаревич Алексей Николаевич). В апреле 1906 произведён в прапорщики и направлен во 2-й Кавказский саперный батальон. В 1908 переведён на Дальний Восток, во 2-й Восточно-Сибирский сапёрный батальон. В 1910 переведён в 6-й Сибирский сапёрный батальон в чине штабс-капитана.
   Участник Первой мировой войны, командовал ротой в 7-м Сибирском сапёрном батальоне, затем был командиром 3-й отдельной инженерной роты 3-й Сибирской стрелковой дивизии, капитан. Участвовал в боях на реке Бзура, где в июне 1915 немцы произвели газовую атаку, повлекшую гибель около 10 тысяч русских военнослужащих. В этом бою погибли три взвода из роты штабс-капитана Молчанова. Сам он, находясь с 4-м взводом своей роты, получив доклад о начале газовой атаки, приказал подчинённым немедленно намочить тряпки и дышать только через них, при этом заняв позиции вместо отравленных газами солдат. Попытка немцев захватить позиции русских войск после газовой атаки окончились неудачей. Встретив плотный пулемётно-ружейный огонь сапёров, противник был вынужден отступить. Однако сам штабс-капитан Молчанов, отдавая команды и управляя стрельбой из пулемёта, получил отравление. Был эвакуирован в тыл и после недолгого лечения вернулся в свою роту. Награждён Орденом Святого Георгия 4-й степени.
   В 1917 в чине подполковника служил инженером корпуса. 20 февраля 1918, находясь в штабе корпуса на станции Вольмар, неожиданно был атакован группой немецких солдат. Занял оборону вместе с несколькими сапёрами, но был ранен в обе ноги осклоками гранаты и стёкол и попал в плен. В апреле 1918 из плена бежал.
  
   Ещё одним стимулом к началу очередной войны с Советами был, начавшийся в 1921 году голод в казахских степях. Дело в том, что до 1921 года продотряды изымали хлеб. У кочевников же главным средством пропитания был не хлеб, а скот, поэтому хлеб они отдавали. А вот в 1921 году продотряды начали забирать "излишки" любой сельхозпродукции. Что значит для кочевника, если к нему приходят люди и забирают скот? Это грабёж. Начались восстания, кочевья начали откатываться к Аральскому морю, где были поселения рыбаков и в Хивинское ханство, где мусульманин чувствовал себя человеком первого сорта, а не второго.
   Массовый приход голодных не обрадовал "мажлис", но и не напугал. К тому времени рыбная промышленность на Каспии, Арале, Амударье получила мощный импульс для развития, а поддержка дехканства правительством и наделение землёй безземельных дало возможность собрать приличный урожай, прибавим к этому внутреннее спокойствие, постоянно воюющего с внешними врагами ханства. Армия постоянно производила закупки продовольствия у кочевников-скотоводов и простых дехкан. И расплачивалась вполне полновесной валютой. Ставка на развитие лёгкой промышленности себя оправдала. Чтобы пристроить массу кочевников, почти все мужчины-казахи оказались в армии в кавчастях, которые начали массово формироваться. Остальных поселили на побережьи Каспийского моря возле бурно развивающихся рыболовецких и рыбоперерабатывающих производств. Дополнительные рабочие руки там были как никогда кстати. Там же быстрыми темпами начала развиваться соледобыча, потребности последней особенно при рыбозаготовке росли. Да и мясо для армии надо было чем-то солить.
  
   В марте 1921 г. промышленность Астраханской губернии находилась в состоянии глубокого кризиса. В тяжелом положении находилась одна из важнейших отраслей края - рыбная промышленность. До первой мировой войны она занимала ведущее положение во всей рыбодобыче страны. Рыбные предприятия губернии производили до 34% рыботоваров, вырабатываемых в России, а удельный вес губернской рыбодобыче в мировом уровне добычи рыбы доходил до 3%. В губернии насчитывалось около 900 различных рыбопромышленных предприятий и 1250 действующих промыслов. В 1914 г. отмечен рекордный улов рыбы, составивший 290322 т. В том же году в рыбной промышленности края было занято около 120000 человек. Мировая война тяжело ударила по рыбной промышленности губернии. В 1916 г. общий улов рыбы в Нижнем Поволжье упал до 178000 т.
   В первые годы Советской власти положение продолжало ухудшаться. Власть в этих условиях шла на чрезвычайные меры. К концу 1919 г. вся рыбная промышленность была национализирована и сосредоточена в руках единого государственного органа - областного Волго-Каспийского управления. Многочисленные рыбопромышленные фирмы были закрыты, частная торговля рыбой запрещалась, ловцы были обложены продразверсткой, на рыбных промыслах были введены институты политкомов и троек. Однако, несмотря на принимаемые меры, уловы из года в год продолжали снижаться. В 1919 г. было выловлено 153000 т. рыбы, в 1920 г. - 113000 т. Это был уровень 60-х гг. XIX века.
   Большой ущерб рыбной промышленности был нанесен гражданской войной. В 1919 г. военные действия проходили на территории Астраханской губернии. Многие ловцы и промысловые рабочие, покинув свои семьи и хозяйства, принимали в них участие. Весной 1919 г. работало всего лишь 900 промыслов из 1200 довоенных, на которых были заняты 24327 человек, менее 50% потребного количества.
   Но не только гражданская война была причиной глубокого кризиса рыбной промышленности. Негативную роль в хозяйственном упадке сыграла и политика "военного коммунизма". Она не заинтересовывала работника в результатах своего труда. Весной 1922 г. ихтиологической лабораторией Астрахани было проведено экономическое обследование 26 ловецких сел в низовьях Волги. Яркой иллюстрацией упадка ловецкого хозяйства может служить некогда богатое морское село Логань. По данным обследования, в 1914 г. село насчитывало 397 дворов и 2300 жителей. В 1921 г. осталось 314 дворов и 1500 жителей. В 1914г. из 397 дворов исключительно ловецким делом занималось 320 дворов, т.е. 80,7%. В 1921 г. из 314 дворов ловецких осталось 122 или 38,3%, 3,5% дворов стали заниматься сельским хозяйством, которым прежде в селе не занимались. Данные красноречиво свидетельствуют об упадке рыбного дела.
   В других селах, по данным того же исследования, наблюдалась аналогичная картина. По 25 дельтовым селам общее количество ловцов сократилось в 3,1 раза, а морских ловцов (приносящих наибольший улов) - в 10 раз. Переход основной массы морских ловцов к менее продуктивному речному лову также свидетельствовал об упадке ловецкого хозяйства, ибо более выгодный морской промысел рыбы мог позволить себе лишь хорошо оснащенный ловец, а в 1921г. таких практически уже не было.
   Известный в 20-е годы исследователь Астраханской рыбной промышленности К.Ф. Киселевич дает следующее описание астраханских ловцов: "Всем знакомым с астраханским ловцом в довоенное время должно быть хорошо известно его благосостояние и полный достаток. В то время он был на лову с полным комплектом сбруи. У него дома всегда был изрядный запас сменных сетей. За счет этого запасного фонда он, собственно, и до сих пор живет. Лодки его всегда были в прекрасном состоянии, паруса без единого пятнышка, и дыр в них никто не видел. Одет он и его сотоварищи всегда были прекрасно, о недоедании и мысли не могло быть. Если же мы его посмотрим теперь в массе своей, то это как будто бы не та социальная группа. От сбруи остались совершенно жалкие остатки. Лодка, если еще и существует, то еле держится, паруса нередко превращены в лохмотья. Сам ловец редко бывает сыт и доволен, а семья его, случается, по неделям сидит без хлеба и питается одной разваренной воблой".
   В ходе национализации рыбного промысла (1919 г.) астраханские ловцы были принудительными методами привязаны к промыслу. На Первой конференции ответственных работников рыбопромышленности в июле 1919 г. отмечалось: "Развитие ловецкого, т.е. кустарного промысла добывания сырца с точки зрения государственной экономики не выгодно, что в интересах концентрации и успешного промысла ловец может быть оставлен лишь в море". Это говорилось в то время, когда ловец в силу отсутствия необходимого оборудования, не способен был к морскому лову.

На речных же промыслах, где было сосредоточено рыболовство в годы гражданской войны, Областное рыбное управление стало организовывать ловцов в объединения, стремясь впоследствии создать из них советские хозяйства. "Действительность показала, - заявляло руководство Областьрыбы в 1919 г., - что политика эта была правильной, так как за короткое время все ловцы сорганизовались в объединения, и последние начали приобретать большое влияние на ловецкие массы". Однако эйфория руководителей Областьрыбы была преждевременной. Уже через год, летом 1920 г. инициаторы этой кампании вынуждены были признать: "Опыт прошлой деятельности Областного управления показал, что то внимание, которое оно уделяло ловцу, далеко недостаточно, благодаря чему создалось положение, при котором морской лов, дававший в нормальное время до 50% общей добычи рыбы, упал до того, что дает сейчас, несмотря на сокращение общих уловов, до 2-3%. Речной лов тоже сократился до минимума. В путину 1919 г. ловили чуть больше 10000 человек, что по сравнению с довоенным временем составляет около 10%".
   Зачастую мероприятия Областного рыбного управления, направленные на повышение материального благосостояния ловцов, наносили больше вреда, чем пользы. Раздача имеющегося ловецкого снаряжения в 1919-1920 гг. велась без строго определенной системы, а снабжение продовольствием и хлебом осуществлялось только в то время, когда ловец производил лов. Время, потраченное на подготовку к лову, не учитывалось, никакого пайка не выдавалось, поэтому в тот период ловец "не особенно охотно шел на лов, стараясь подыскать более обеспечивающее его материальное положение".
   Серьезный удар по ловецкому хозяйству был нанесен разделением его на три категории по классовому признаку: бедняк, середняк и кулак. Помощь оказывалась, прежде всего, первой категории, то есть речному ловцу, имевшему убогое снаряжение и дававшему очень мало продукции на рынок. Наиболее мощная и продуктивная группа морских ловцов, которых посчитали за кулаков, осталась совершенно без помощи. "Вот и вышло, - писал один из руководителей советской рыбной промышленности 20-х годов А.И. Потяев, - вовлекли мы только речного ловца (бедняка). А наиболее ценный, дававший половину добычи, и квалифицированный морской ловец остался почти целиком в стороне от нас". Местные власти долгое время не могли решить, к какой социальной группе отнести ловцов и как к ним относиться: или как к рабочим, или как к крестьянам-единоличникам. "Вопрос о том, кто такие ловцы, должны ли они платить продналог или сдавать всю рыбу государству, вызывал в государственных органах бесконечные споры".
   В 1921 г. в ряде регионов страны, в том числе и в Поволжье, разразился голод. В этих условиях рыба могла бы спасти многих от голодной смерти. Поэтому не случайно рыбная промышленность Астраханской губернии оказалась в поле зрения Советского Правительства и лично В.И. Ленина. Постановление Совета труда и обороны (СТО) от 29 декабря 1920 г. предписывало главкам и другим правительственным учреждениям рассматривать в течение 3-х дней требования Главрыбы по вопросам обеспечения материалами для выработки и подготовки орудий лова, снаряжением, инвентарем и удовлетворять их первыми после военных заданий. Постановлением СТО от 25 апреля 1921 г. из войсковых частей выделялись 13000 человек для рыбной промышленности, из них 10000 - для Волго-Каспийского бассейна. Для Астраханских рыбных промыслов из Красной Армии было отозвано 2500 бондарей и других квалифицированных работников рыбной промышленности. Военно-морской флот на рыбопромысловые суда Астрахани направил 75 машинистов, 75 кочегаров и 50 мотористов.
   28 апреля 1921 г. телеграммами по прямому проводу В.И. Ленин потребовал от Губкомов Нижнего Поволжья выделить для Астрахани 510000 аршин мануфактуры, 140 ящиков спичек, 700 пудов махорки. 30 апреля Ленин сообщил об утверждении для астраханской рыбной промышленности натурального фонда для выдачи премий ловцам, рабочим рыбных промыслов, показавшим высокую производительность труда. На заседании СТО 13 мая 1921 г. рассматривался вопрос об улучшении снабжения продовольствием астраханских рыбных промыслов.
   Определенные перспективы для улучшения работы рыбной промышленности открывали решения X съезда РКП(б) о замене продразверстки продналогом. Но далеко не все в РКП(б), особенно на местах, поняли и приняли начавшийся гигантский поворот.
   Пленум Астраханского Губкома РКП(б) от 5 мая 1921 г. обсуждал вопрос о путях развития рыбной промышленности в связи с новой экономической политикой. Было принято решение о неприменимости натурального налога в рыбном деле. Результаты такого непонимания новой экономической политики со стороны губернских руководителей были печальны. В стране свирепствовал голод, а по сообщениям астраханской печати "неубранная рыба гнила на промыслах". "Благодаря обильному ходу рыбы и за недостаточностью оборудования промыслов и рабочих рук, - говорилось в докладной записке инспектора 4-го участка Волго-Каспийского управления рыболовства от 2-го июня 1921 г. - рыба непроизводительно гибла (тухла), и администрация промыслов принуждена была вываливать ее в воду или зарывать в ямы".
   Рыбная промышленность в 1921 г. продолжала агонизировать. Набранные в результате принудительных трудмобилизаций рабочие промыслов, не имея материальных стимулов к труду, работали плохо. С большим напряжением проходили и сами трудмобилизаций. В докладной записке комиссии по проверке проведения трудмобилизаций в Красноярском уезде Астраханской губернии говорилось: "При проведении мобилизации есть случаи: забирается трудоспособный член семьи и продается хозяйство. Страшно тормозит мобилизацию враждебное отношение к ней населения. "Нет обуви, нет одежды, хлеба" - вот вопль мобилизованных. Подорвала доверие к мобилизации анархическая мобилизация прошлого года (1920 г. - СВ.), невыплата частным лицам жалования за прошлый год и невыдача обещанной мануфактуры... Особенно не хотят идти на промыслы те, кто уже там побывал, "Мы были, пусть другие пойдут". Вот их общая просьба. Скверно отражается на психологии масс отправление мобилизованных. Часто они сидят на станции в ожидании поезда 2-3 дня. Товарный поезд идет с ними крайне медленно. От станции Верблюжье до Астрахани - 15 часов езды, они едут три дня".
   Не лучше обстояли дела в других отраслях промышленности Астраханской губернии, выпуск продукции которых постоянно падал: В 1921-22 хозяйственном году многие, ранее работавшие предприятия, встали. На V губернском съезде астраханских профсоюзов в августе 1922 г. констатировалось: "Лесопильные заводы все сейчас находятся в состоянии ремонта... Работа кожевенной промышленности в мае, июне, июле не проводилась за отсутствием некоторых видов сырья, к закупке которого приняты меры. Имеющиеся запасы сырья на мыловаренных заводах также иссякли, результатом чего явилось закрытие последних, металлические заводы в настоящее время также совершенно не работают, и надежд на скорое их открытие нет никаких". Не работал в этот период кирпичный завод, продукция которого была крайне нужна городу.
   Тяжелое материальное положение населения Астраханской губернии в начале 20-х годов усугубил голод 1921г. В Астрахани с 1921г. началось сокращение продовольственных пайков для всех категорий населения. Из-за нехватки продовольствия на астраханских предприятиях весной-осенью 1921 г. имели место волнения и забастовки. В июле того же года в отчетном докладе на VII Астраханской губпартконференции говорилось, что "...неблагополучно в Астраханской губернии с продовольственными товарами... имеющиеся ресурсы являлись настолько ничтожными, что было проведено сознательное сокращение хлебного пайка". На заседании бюро астраханского губкома РКП(б) была разработана программа действий в условиях надвигающегося голода: "1. Принять меры к обеспечению продовольствием детских домов минимум на две недели за счет некоторого сокращения снабжения продовольствием остального населения.
   2. Проверить наличие всех едоков и их потребности.
   3. Запретить вывоз продовольственных товаров за пределы Астраханской губернии.
   4. Предложить Губсоюзу немедленно приступить к товарообмену путем использования имеющегося товарного фонда.
   5. Предоставить крупным предприятиям право беспрепятственного лова рыбы для личного потребления".
   Наличие рыбных запасов помогло астраханцам пережить голодное время более успешно, чем жителям других нижневолжских губерний, где дело доходило до людоедства.
   Государственные и кооперативные организации оказывали помощь голодающим губерниям. Кооперацией Астраханской губернии было выделено в пользу голодающих на 20 ноября 1921 г. 33 тонны хлеба и крупы, 77 тонн овощей, 3,5 тонны мяса, соли - 1 вагон".
   На VII Астраханской Губпартконференции в марте 1922 г. говорилось: "Несмотря на поредение населения, комитету помощи голодающим не удается удовлетворить хотя бы частично всех голодающих". В докладе о деятельности кооперации на том же форуме констатировалось: "Организован отдел общественного питания, но в виду отсутствия как денежных, так и продовольственных ресурсов столовых пока нет".
   Значительную помощь голодающим губерниям оказали международные организации, в первую очередь, американская организация "АРА".
   В Астрахани основной деятельностью "АРА" была организация столовых для голодающих, прежде всего детей. Помимо этого, "АРА" взялась помочь детдому Губоно. В городе на американское довольство было переведено 10 больниц. К 25 марта 1922 г. в Астрахани было от-крыто 27 столовых "АРА", в которых кормились дети.
   Деятельность иностранных благотворительных организаций продолжалась в Нижнем Поволжье до августа 1923 г. Задачу свою они выполнили - сотни тысяч людей в регионе, благодаря иностранной помощи, были спасены от голодной смерти.
   Документы 1921-22 гг. говорят о частых трудовых конфликтах, проходивших на предприятиях в тот период в нижневолжских городах. В марте 1921 г. забастовками были охвачены многие предприятия Саратова. В начале августа 1921 г. на ряде астраханских предприятий из-за невыдачи зарплаты возникла угроза забастовки. Лишь после вмешательства Астраханского Губкома РКП(б),распорядившегося немедленно выдать для натурального премирования рабочих керосин, мануфактуру, спички и другие предметы первой необходимости, забастовка была предотвращена. В июне 1921 г. произошли забастовки астраханских бондарей и совслужащих Енотаевского района Астраханской губернии. Причины забастовки те же - плохое продовольственное снабжение и задержки зарплаты.
  
   Этим не могли не воспользоваться хивинцы. Для рыбаков были открыты двери настеж. Любой, кто умел ловить рыбу и приходил со своей снастью и трансопртом мог рассчитывать на подданство Хивинского хана в течение считанных часов с момента появления. Их поощряли выплатами и мануфактурой, дошло до того, что для них заблаговременно возводили дома и приписывали к рыбоперерабатывающему заводу.
   Агенты Хивы активно сотрудничали с АРА платившей за поставки продовольствия полновесными долларами.
   А ещё полагалось почётное подданство и премия продуктами команде советского корабля любого типа угнанного командой на территорию ханства. Последняя мера подорвала окончательно советское морское рыболовство. Теперь в море выпускали судно только с моряками, семьи которых находились в заложниках, иначе дело кончалось голодными бунтами и появлению свежевыкрашенных судов с новыми названиями во флоте Хивы.
   За счет казахов и русских население Хивинского ханства в 1921 году росло как на дрожжах. Избыток дешевой рабочей силы приводил к открытию всё новых и новых предприятий, особенно в рыбной, рыбоперерабатывающей, судоремонтной областях. Всё восточное побережье Каспия покрылось густой сетью новых посёлков и поселений, связанных автодорогами, телефонной и телеграфной связью. Был и ещё один ручеёк который потихонечку вливался в Хивинское государство, это армяне и персы. Если персы постоянно на крупных предприятиях ещё при царе-батюшке подрабатывали, то армяне бежали от геноцида в Турции и не найдя поддержки в Иране просачивались в Хиву, где армянскую диспору не трогали даже в 1916 году. Эта диаспора была не из простых крестьян, а в основном из купцов и даже нефтезаводчики попадались. Т.е. армяне представляли собой спаянную финасово-промышленную группировку. Так как с момента образования нового государства начала бурно развиваться промышленность и появилась новая итало-туркменская группировка, которая начала быстро создавать текстильные предприятия, а затем к ним примешались русские, которые взяли с туркменами почти всю рыбную и рыбоперерабатывающую промышленность, за исключением Арала и Амударьи, где были и казахи. Обе группировки конкурировали и даже враждовали. Но вскоре армянская группа, поняв бесперспективность дальнейшей борьбы, решила пойти на перемирие. Вернее на слияние с мусульманской и иностранной промышленной верхушкой. Первоначальные переговоры велись долго и безуспешно. Точек преткновения стороны не находили.
   Но случилось чудо. Во время очередного раунда переговоров в доме Алты один из армян что-то жевал, а потом выдул пузырь, который лопнул. Конфуз. Мария Николаевна протянула ладонь к покрасневшему армянину и потребовала отдать "то, что во рту". А затем это, что-то отдала двум присутствовавшим итальянцам. Те растянули жвачку, глаза у них заблестели, ручки затряслись и они затараторили в оба уха Марии со скоростью станковых пулемётов. Та улыбалась, кивала и вставляла несколько слов в их трескотню, а затем, сказала, что вопрос практически решен и итальянские компаньоны готовы развернуть совместные производства на территории Хивы. Также Мария попросила принести ей попробовать "горную жвачку" и сырье из которого её делают.
   Армяне уже на следующий день просьбу удовлетворили и всё истребованное принесли. В тот же день запечатанная коробка ушла в Италию.
  
   Тау-сагыз используется в Армении в качестве жевательной резинки и называется "горная жвачка". После долгого разжёвывания из застывшего млечного сока можно даже выдувать небольшие твердоватые и липкие пузыри. Тау-сагы?з-- вид многолетних полукустарников рода козелец семейства Астровые. Каучуконос -- в млечном соке корней и подземных стеблей тау-сагыза содержится заметное количество каучука.
  
   А ещё вечером с работы пришел Алты, и перед отправкой посылки в Италию заявил, что видел такое растение в казахских степях, ну или похожее, а вообще в Китае есть гуттаперчевое дерево, из которого тоже резину можно делать и под Сухуми ещё в 1906 году гуттаперчу посадили. Чем там дело кончилось он не знает, но наверняка добыть саженцы за деньги возможно через соседний Азербайджан. На вопрос жены, как он выглядит, зевающий Алты ответил, да как одуванчик ваш русский и уснул.
   Кок-сагы?з-- многолетнее травянистое растение рода Одуванчик семейства Астровые, каучуконос.Распространён в межгорных долинах Восточного Тянь-Шаня. Корни содержат до 14 % каучуковых веществ в сухом весе.
   ЭВКОММИЯ ВЯЗОЛИСТНАЯ (ГУТТАПЕРЧЕВОЕ ДЕРЕВО) - двудомное листопадное дерево, достигающее высоты 20 м. Ствол и ветви покрыты коричневато-серой корой. Все части растения содержат гутту. Листья очередные, черешковые, продолговато-эллиптические, темно-зеленые, слегка морщинистые, похожи на листья вяза.
  
   Итальянская автомобильная, да и не только, промышленность остро нуждалась в каучуке и закупала его за валюту. А теперь открылись возможности его получения на территории добрососедского государства в обмен на продукцию итальянской промышленности, на итальянских специалистов и технологии. О серьёзности местных предпринимателей и поддержке иностранных особенно итальянских инвестиций и правительство и промышленно-финансовые круги Италии были извещены, а теперь открывались новые горизонты для сотрудничества. Армяне же были нужны местным предпринимателям для решения одного щепетильного вопроса. Пора было создавать банковскую структуру, но Коран запрещал правоверным заниматься ростовщичеством, а без % банковская система жить не могла. Вот тут-то и появлялись армянские финансисты, они должны были стать банкирами и финансовыми воротилами, а также входить в совместные предприятия, чтобы платить и взимать проценты, брать которые мусульманские партнёры по бизнесу не могли, а в финансировании промышленность нуждалась.
  

Конец Туркестанского края

   Зимняя компания 1921-1922 года началась в конце ноября 1921 года, как только замерзла северная часть Аральского моря. Это дало возможность хивинцам беспрепятственно, не боясь удара с севера Аральского моря перебросить морской десант из устья Амударьи в устье Сырдарьи к одному из двух портов Туркестана - Казалинску. Что также немаловажно, туда же смогли перебазироваться и принять участие в боях все гидросамолёты хивинской армии. И самое важное, у южного побережья Арала территория Хивы непосредственно граничила с территорией Туркестанской республики и можно было действовать в обход Бухары.
   Пока эмир Бухары выторговывал для себя наиболее выгодные условия для вступления в войну, хивинцы двинули многочисленные кавалерийские части, набранные из кочевников вдоль южного берега Арала на Казалинск по суше и морской десант и гидроавиацию по морю.
   Одновременный удар с моря и суши был неожидан, и Казалинск в результате внезапного нападения пал, не успев оказать должного сопротивления. В один день Туркестанская республика лишилась почти всего своего боевого флота на Арале и одного из двух портов. Хивинцы же на первоначальном этапе получили хороший плацдарм для дальнейшего наступления. Далее войска хивинцев начали продвижение сразу в двух направлениях на север с целью захвата второго порта на Аральском море - Аральское море (Аральск) и на юг вдоль Сырдарьи и тянущейся параллельно железной дороги.
   Первое серьёзное сопротивление хивинским войскам большевики оказали на станции Аральское море. Там были моряки аральской флотилии, железнодорожники, а также все части спешно переброшенные по железной дороге с севера. Используя численный перевес в коннице, хивинцы ударили одновременно в нескольких местах и практически разбили всю оборону красных на ряд опорных изолированных пунктов сопротивления вдоль нитки железной дороги. Далее эти опорные пункты подвергались тщательным бомбардировкам и миномётному обстрелу, после чего брались пехотой. Коннице оставалось отбрасывать сбитые с железной дороги части к берегу замерзшего Аральского моря и добивать их там. Тем не менее, станцию Аральское море хивинцы взяли только после четырёхдневных кровавых боёв, в ходе которых красные были выдавлены севернее. В районе станции Аральское море хивинцы остановили наступление и стали закрепляться на старых позициях Туркестанского фронта. Вся железная дорога от Казалинска до Аральска минировалась и готовилась к уничтожению, в случае наступления РККА. Оставив заслон, боевые части были переброшены обратно в Казалинск. И как раз вовремя. У поселка Карамакчи хивинцы были остановлены посланными красными отрядами из города Перовск. Перовск был всё же уездным городом и отряд рабочих наскрести удалось. Следом подошло подкрепление из города Туркестан и начали поступать по железной дороге части из Ташкента.
   Но к Перовску имелась также дорога через пустыню непосредственно из Хивы вдоль старого русла Сырдарьи (Яны-дарья). Именно с запада неожиданно появились конные отряды хивинцев, с налёту взявшие Перовск, и таким образом отрезавшим группу советских войск у Карамакчи. На верблюдах привезли и миномёты с запасами мин. Используя Перовск как базу, хивинцы активизировались и приступили к уничтожению Карамачского отряда. Окружённые советские части после пятидневных непрерывных боёв с наседавшими хивинцами, пошли на прорыв в южном направлении практически без боеприпасов, бросив всё тяжёлое вооружение. Однако подавляющее превосходство в коннице позволило хивинцам, вначале выбить красные отряды с линии железной дороги на ташкентский тракт, а затем выбивать их из станиц, расположенных по тракту в пески пустыни. Лишь единицам из окруженных удалось спастись в пустыне зимой.
   Далее хивинцы начали сосредоточение войск в Перовске и разведрейды конницы южнее его. Советские войска перешли к обороне южнее Перовска, имея в тылу г. Туркестан. Между отрогами хребта Каратау и Сырдарьёй была спешно построена оборонительная линия, железнодорожные станции превращались в опорные пункты обороны. С каждой взятой хивинцами станцией расстояние между РСФСР и Туркестанской АССР опасно увеличивалось. Из европейской части России в казахстанские степи шли и шли воинские эшелоны. Хивинцы ответили засылкой на территорию Тургайской области нескольких диверсионных отрядов самолётами. Последние произвели несколько диверсий на железной дороге и растворились среди местного враждебного к Советам населения.
   В декабре месяце замерз, наконец, и южный Арал. Прекратился подвоз боеприпасов продовольствия и подкреплений по морю. Но напрямую через пустыню караванный путь был и теперь по нему тоненькой ниточкой текли боеприпасы, продовольствие и пополнение в Перовск и там накапливались. В начале декабря несколько кавалерийских частей РККА попытались обойти с востока оборону у станции Аральское море, но были замечены конными дозорами и под ударами превосходящих сил конницы Хивы откатились назад. Вскоре конница и у красных и у хивинцев из-за ослабления коней от зимней плохой кормёжки потеряла мобильность и была отведена в тыл на зимовку.
   Зато красным пришли на нескольких платформах танки. Войска накапливались медленно, ещё медленнее накапливалось продовольствие.
   Хивинцы же, добившись как всегда ближайших тактических целей, всякую стратегическую инициативу утратили и перешли к обороне.
   Семиреченские казаки из соседнего Китая не спешили переходить границу, по крайней мере в зимнее время. В Кокандском ханстве не всё было спокойно и местные курбаши никак не могли поделить власть. Начались опять нападки на русских поселенцев в ферганской долине. Афганские солдаты были на границе, но из-за нежелания эмира Бухары воевать, так там и остались.
   Ситуация складывалась не в пользу хивинцев и те повернули её сами. В один из декабрьских дней на эмира Бухары было устроено неудавшееся покушение. Эмир был ранен (не смертельно), а у схваченного и убитого на месте террориста был найден партбилет, выданный в Ташкенте.
   Далее события развивались с быстротой горного обвала. Телеграмма об объявлении священной войны газават была послана в Ташкент и одновременно союзникам. Уже на следующий день отдельный бронеотряд при поддержке пехоты перешел бухарско-туркестанскую границу и вторгся на территорию красных. А по железной дороге сплошным потоком пошли воинские эшелоны. Уже на второй день наступления было прервано железнодорожное сообщение между Ходжентом и Ташкентом. Между тем именно в этот день командование РККА потребовало от туркестанской красной армии атаковать Перовск с юга, чтобы помочь атакующим с севера советским частям. Фрунзе выполнил приказ и потерял в лобовых атаках немало бойцов. Войска РСФСР действовали более удачно и в результате применения танков и значительных масс пехоты, смогли к исходу пятого дня боев взять станцию Аральское море. На этом их боевой порыв угас, а с Перовска хивинцами были на север перекинуты дополнительные резервы. Драгоценное время было упущено командованием Туркестанского фронта, и на пятый день боёв хивинская армия добилась крупного успеха, захватив железнодорожный мост через Сырдарью.
   Фрунзе перебросил из Чимкента всё, что было, а затем практически оголил фронт у Перовска. Началась мобилизация коммунистов в самом Ташкенте, сводные отряды из военных учебных заведений в спешном порядке перебрасывались на запад.
   Кокандцы, поняв, что военная добыча может уйти у них из-под носа, прекратили свары, и наскоро собрав, разношёрстные отряды, начали наступление на Ходжент, но особых успехов не добились и вскоре прекратили активные боевые действия. Тем не менее, они смогли оттянуть и так немногочисленные советские войска на себя. Обстановка же у Ташкента накалялась с каждым часом. Понимая, что с падением Ташкента Ходжент окажется в окружении хивинцев и падёт, Фрунзе принимает решение перебросить все имеющиеся силы из Ходжента к Ташкенту, бросив их в контратаку, отбить мост и отбросить хивинцев за Сырдарью.
   Получив приказ, комендант Ходжента снял все имеющиеся войска, а также забрал семьи военнослужащих и советских работников и с обозом ночью ушел на Ташкент. Но уже утром колонна из Ходжента лоб в лоб встретилась с автоколонной грузовиков хивинской армии. Головной отряд кавалеристов с шашками наголо кинулся в отчаянную атаку. Каково же было удивление красноармейцев, когда грузовики остановились, с них сдернули тенты, а под ними оказались смонтированные прямо на грузовиках орудия, которые почти сразу открыли огонь прямой наводкой по наступающим рядам конницы. Ещё часть грузовиков огрызнулись длинными пулемётными очередями, из других посыпались с противным завыванием мины и в добавок, появилась многочисленная свежая пехота с ручными пистолетами-пулемётами и автоматическими карабинами кинувшаяся в контратаку. Обоз сделал своё дело. Поднявшаяся среди гражданских лиц паника мигом распространилась по всей длине колонны. А к хивинцам всё подъезжали и подъезжали новые и новые грузовики, трансформировавшиеся в артиллерийские и миномётные батареи. С появлением пары двухбашеных броневиков, ощетинившихся сразу тремя пулемётами каждый, хивинцы двинулись вперед по дороге, сметая всё артиллерийским и миномётным огнём. Буквально за несколько часов вся колонна войск была разгромлена. К обеду голова хивинской автоколонны достигла Ходжента, но там уже был поднят хивинский флаг. Ещё утром, обнаружив впереди пустые окопы хивинцы заняли город и занимались починкой железнодорожных путей, чтобы наладить сообщение. К вечеру в Ходжент вошли также войска кокандцев. Уже на следующий день, хивинцы и кокандцы двинулись по дороге на Ташкент.
   Не дождавшись гарнизона Ходжента и от местных жителей получив информацию, что южная дорога занята басмачами, командование Туркестанского фронта вынуждено теперь готовиться к обороне ещё и с юга. Спешно бросаются силы для подготовки оборонительных рубежей. Между тем, начинает сказываться отсутствие связи с Россией. Тают запасы патронов и снарядов, практически закончились гранаты. Не хватает стрелкового вооружения для добровольцев и мобилизованных. Зато выяснилось, что теперь в основном красноармейцам приходиться вести бои не с басмаческой конницей, а с регулярными пехотными частями, которым придана артиллерия на автомобилях, а также насыщенных автоматическим оружием и миномётами. Ну и главное, не испытывавшим недостаток в патронах и снарядах. Ещё и погода как назло стояла малооблачная и в небе беспрепятственно летали аэропланы и безнаказанно бомбили потрепанные части. Особенно на марше. Днём практически невозможно было перебрасывать подкрепления и маневрировать крупными отрядами.
   Туркестанский фронт трещал, но пока держался. Однако долго это продолжаться не могло. Соломинкой переломившей хребет верблюду явилась, хотя назвать это соломинкой язык не поворачивается, скорее уж удар бревном. В начале декабря 1921 года в бой была брошена афганская пехота. К тому времени были уже видны окраины Ташкента, боеприпасы у советских отрядов прикрытия подходили к концу. А афганские командиры перед атакой выдали щедро каждому воину аллаха по запредельной дозе первосортного опиума. И афганцы пошли во весь рост на пулемёты и штыки. Не выдержав опиумных атак, красноармейцы наконец начали отступать в город. В прорыв хивинцы тут же кинули свежую пехоту и бронемашины. Аэропланы постоянно висели над головами отступающих, поливая пулемётным огнём и забрасывая лёгкими бомбочками и гранатами. Зацепившись за окраины, не давая покоя неприятелю, хивинцы бросили в городские бой штурмовые группы автоматчиков с гранатами. Автоматы и обилие гранат дало ощутимый перевес перед красноармейцами, отбивавшимися практически одними штыками от наседавшего противника. Централизованного отхода не получилось. Часть советских войск отступила из Ташкента на север к г. Туркестану по железной дороге, а часть по тракту Оренбург- Ташкент на Чимкент.
   Хивинцы и тут предпочли придерживаться традиционной тактики боевых действий, а именно после очередной победы - взятия Ташкента, перегруппировались и подтянули резервы и боеприпасы по железной дороге. Недобитые части красных вновь начали готовиться к обороне и получили подкрепления из Туркестана, Аулие-Аты и Пишпека, но новобранцам катастрофически не хватало даже обыкновенных винтовок. Немногочисленные орудия практически имели боекомплект на несколько выстрелов.
   Однако советским войскам приходилось распределяться на два направления и прикрывать и железную дорогу, и тракт. Хивинцы вопреки мнению красных, вдоль железной дороги вообще наступать не стали, а просто разобрали рельсы и оставили минимальный заслон. Все силы хивинцы бросили на Чимкент, рассудив, что взяв этот город рассекут красных вновь на две части и смогут выбирать в дальнейшем, направление главного удара. Уже на второй день боёв сказалась нехватка боеприпасов и красные начали отступать из города и вновь по двум направлениям на г. Туркестан и г. Аулие-Ата.
   Преследовать части, ушедшие к Аулие-Ата хивинцы не стали, а бросились по тракту на г. Туркестан, который и взяли в том же декабре 1921 года. Весь декабрь хивинцы планомерно, станция за станцией, очищали железную дорогу от красноармейских частей, а затем налаживали железнодорожное сообщение между Ташкентом и Перовском.
   Пока войска Фрунзе спешно окапывались под Аулие-Атой, хивинцы практически оголив фронт (оставили отряды кокандцев), перебросили все боеспособные войска и запасы боеприпасов к Казалинску и в новогоднюю ночь начали успешное наступление на посёлок Аральское море. Части РККА, находившиеся на этом направлении, никак не ожидали изменения обстановки раньше весны и уж точно никак не ожидали массированного применения наступающими артиллерии.
   Советские войска были отброшены от ст. Аральское море по ж/д дороге до ст. Саксаульская, а по тракту до ст. Теренли. Оставив вновь заслон и сапёрные части для демонтажа железной дороги и возведения укреплений на ст. Аральское море, хивинцы начали обратное перемещение войск к Чимкенту. Однако наступать на Аулие-Ату не торопились, т.к. запас снарядов быстро пополнить не смогли. Среляные гильзы снарядов направлялись в тыл для нового снаряжения, то же самое было и с гильзами патронов. Однако мин и гранат было в изобилии, благодаря чему, оборонительные порядки красных были перепаханы вдоль и поперек. В результате без приказа из центра афганские и кокандские отряды без хивинцев ночью в рукопашной заняли окопы и к утру очистили городок от красных. Далее произошёл казус, чуть не стоивший многим голов и погон. В городишке находился пивзавод и если отуманенные опиумом афганские солдаты после атаки просто находились в прострации и балдеже, то кокандцы вскрыли бочки и перепились с непривычки до невозможности. А красные далеко не уходили. Хивинские минометные батареи оставались на своих местах и в городок не входили без приказа. Узнав о ситуации в городе, советские войска организовали контратаку, отбивать которую было практически некому. Хивинские медицинские части, которые практически были приданы кокандцам и афганцам после занятия городка поспешили расположиться в зданиях и принять раненых. При контратаке они погрузили на автомашины и повозки перепившихся вояк и таким образом спасли большинство.
   Миномётные батареи вновь принялись планомерно долбить пристрелянные позиции красноармейцев.
  
   Тем временем в тылу в Чимкенте разыгралась драма военного трибунала. Афганцы наказали своих по-своему, а кокандцы по-своему. Но среди пьяных оказался хивинец. И ладно бы рядовой, расстреляли перед строем, да и дело с концом. А то ведь офицер.
   Перед тройкой судей с генеральскими погонами предстал Алты с разбитой опухшей мордой, с обернутыми мешковиной ногами, в красноармейских драных, латаных-перелатаных кавалерийских галифе, в выцветшей фуражке с отодранной звездочкой на голове и в грязном халате на голое тело.
   - Офицер первой разведэскадрилии Мурадов Алты.
   - Как вы объясните Мурадов Алты свой внешний вид и факт нахождения в опьянении на передовой в городе Чимкенте?
   - Производил вечером разведывательный полёт, из-за поломки мотора совершил вынужденную жёсткую посадку. Самолет при посадке развалился и я потерял сознание. Так я попал в плен к красным. Одежду, обувь и личное оружие у меня украли, самого избили и утром должны были повесить, у них патроны все на учёте и расстрелы заменили повешением. Ночью город отбили воины Аллаха и меня освободили. Чтобы не ходить голым я, что нашёл в темноте, в то и оделся. Пошёл на шум. Оказалось воины нашли пивзавод и теперь вскрывали бочки с пивом. Я естественно как каждый правоверный мусульманин пить не хотел.
   - И тебя бедняжку заставили?
   - Нет, при свете я начал осматривать себя, и нашел в кармане галифе кусочки старой газеты под махорку. По-русски я читать умею и прочитал, что скончался великий итальянский тенор и оперный певец Энрико Карузо. Была бы водка, выпил бы её, а так, пришлось помянуть великого человека банальным пивом. А тут красные опять напали, я в чём был на машину к раненым и ходу.
   Минут через пять военный трибунал зачитал приговор.
   - За чтение советских агитационных материалов, от полётов отстранить на три дня и назначит дежурным по аэродрому. Дело закрыто. Увести летуна с глаз долой.
  
   В начале февраля 1922 года красные всё же не удержали Аулие-Ату. Правда, хивинцы тут были не при чём. К этому времени наконец, раскачались бухарцы и выставили на общий фронт своих солдат-сарбазов. Последние хоть и понесли серьёзные потери, но из Аулие-Аты красных выбили. Дальше на отступающих как цепные псы набросились кокандцы и афганцы. Истратив в боях скудные запасы патронов, красные откатывались по тракту. К середине февраля фронт удалось стабилизировать на подступах к Пишкеку. Свой родной город Фрунзе решил защищать всеми возможными способами. К этому времени перебои с патронами были уже и у кокандцев, афганцев и бухарцев.
   Весна была не за горами, а с весной, хивинцы это понимали, РККА двинет на аральские укрепления и понадобятся боеспособные войска, а главное снаряды для артиллерии. В этой ситуации было принято решение всю артиллерию и снаряды по железной дороге перегнать в Перовск, Казалинск и на станцию Аральское море. Зато для штурма Пишкека выделили пехоту, сосредоточили большинство миномётных батарей, а также не пожалели авиации и броневиков.
   После обработки переднего края минами и бомбардировки с воздуха в бой пошли несколько броневиков, которые прорвали проволочные заграждения и проложили путь штурмовым группам автоматчиков, которые следом за броневиками проникли в первую линию обороны и закидали обороняющихся гранатами. Подтянув миномёты и следуя той же тактике прорвали вторую линию и зацепившись за окраины, начали бои в городе, где опять же юркие автоматчики с гранатами брали дом за домом. К концу дня штурм города завершился и как обычно в хивинской армии никто и не удосужился преследовать разбитого врага. Пишкек был первым городом Семиреченской области, взятый хивинцами. Красные беспрепятственно откатились к столице Семиреченской области городу Верному и принялись зализывать раны и готовиться к новым боям.
   Хивинцы с союзниками очистили окрестности от советов и послали несколько отрядов для установления новой власти. Один к укреплению Нарынскому, один к г. Пржевальску и в обход г. Верного к г. Джаркенту. Если укрепление Нарынское было пусто и занято без боя, то в Пржевальске после пары залпов местные большевики и сочувствующие ушли партизанить в горы. Отряд, посланный к Джаркенту, цели не достиг и после боя ушел в Пржевальск. Но шуму он наделал и красные выставили к югу от Джаркента заслон на дороге. О боевых действиях в Семиречьи начали доходить слухи за китайскую границу, чем вызвали движение в среде тамошних семиреченских казаков. Кроме Джаркента в руках красных оставались город Лепсинск и г. Копал, который после ухода казаков тянул на село. Зато из Семипалатинска тоненькой струйкой из РСФСР поступали пополнения и боеприпасы для Туркестанской армии.
   С каждым днём Советы могли повернуть вспять и начать отвоевание Туркестана с двух сторон. В этой ситуации хивинцы побоялись оставить у себя на фланге крупный советский город и решились на штурм Верного, второй целью они ставили захват Джаркента.
  
   В 1921 г положение эмигpантов ухудшилось. Китай не признавал консулов России, и беженцы уже не могли обратиться за защитой. В Кульдже открытись торговые представительства РСФСР, под вывеской которых работали агенты ЧК. После захвата Урги генералом Унгepном власти Китая стали подозревать казаков в Синьцзяне. Теперь партизанам, чтобы избежать ареста, приходилось скрываться от властей
Китая и агентов ЧК, которые 6 февраля убили Дy
това. Атамана и погибших с ним вахмистров Лопатина и Маслова похоронили в одной могиле. После православной панихиды заупокойные молитвы прочитал мулла. В ночь после похорон могилу Дyтова разрыли, тело ритуально обезглавили, а голову привезли в Джаркент.
   После смерти атамана часть eгo казаков ушли к Бакичу в Чyгyчак или перепти гpаницу, в надежде добраться до родных станиц, дрyгие ушли в Маньчжурию. В Кульдже остались около 900 оренбуржцев и уральцев, которые пытались воссоздать структуру войска. Сидоров подчинился преемнику Дyтова полковнику Гербову (казаки и алаши, 3050 шашек). Перевалы Сельке и Чулак контролировал отряд алашей полковника Белянина, (До 1000 киргизов, русские офицеры).
   В долине реки Боротала находился отряд капитана Козлова в 500 сабель. Совершали набеги в Семиречье отряды есаулов Остроухова, Мартемьянова и Аверьянова. Сибиряки и семиреки Анненкова кочевали по Китаю.
   Большую опасность для красных представлял не разоруженный корпус казаков генерала Бакича (12 000 уральцев и сибиряков), которому управляющий Чyгyчакского отделения Русско-Азиатского банка передал около 1 млн золотых рублей.
  
   Именно в это время красные оголяют границу и все сколько-нибудь боеспособные отряды стягивают к г. Верный. Тем временем местные части из семиреков тают на глазах. Дезертиры распыляются по станицам. То же происходит с частями, набранными из крестьян-переселенцев, которые уже восставали в г. Верном в 1920 году. В мартовских боях за Верный вновь активно были применены миномёты, аэропланы с бомбами и штурмовые группы автоматчиков. Впервые перед штурмом над городом были разбросаны листовки с обещанием всем сложившим оружие амнистии и возможности по тракту уйти в Семипалатинск на территорию РСФСР.
   Агитация возымела действие и после начала боёв многие красноармейские части сложили оружие и сдались в плен. Это обстоятельство повлияло на дальнейший ход событий. У красных просто не осталось боеспособных частей после штурма, чтобы организовать оборону Джаркента. Тем более, что получив приказ войска хивинцев не стали задерживаться как обычно в захваченном городе, а тут же ринулись в догонку за отступающими советскими отрядами. Красные ушли на г. Копал, оставив Джаркент в стороне без защиты. А хивинцы, выполняя приказ, взяли Джанкерт без боя и начали готовиться к возвращению в Чимкент, откуда дожны были быть переброшены на север к аральским позициям. Но в этой компании мало, что шло по планам сторон. Со стороны Китая в Джанкерт первым пришел полковник Сидоров с семиреками. Казаков совершенно не устраивало упускать штаб Туркестанского фронта и остатки советстких отрядов и они ринулись по знакомым местам на город Копал. Так как за ними увязались часть кокандских и даже афганских отрядов, город им взять удалось, после чего они погнали красных по тракту до г. Лепсинска. Также сыграла свою роль передача казакам Сидорова значительного количества минометов и запаса мин к ним. Тащить на себе миномёты и мины обратно хивинцы не хотели и учитывая, что им выдадут новые почти все оставили казакам. Также казакам оставили всё захваченное в Верном вооружение красных. Разнобой в вооружении не приветствовался военными специалистами Хивы, старались придерживаться строго итальянского вооружения. Кстати этим в основном объяснялась и скачкообразная тактика боевых действий, даже захватывая арсеналы противника и склады с оружием, хивинцы не могли его использовать, патроны не подходили к итальянскому вооружению и приходилось скурпулёзно собирать гильзочки на месте боёв и ждать, когда
   Здесь к ним присоединились ещё несколько заграничных отрядов и остатки советских войск уже гнали до самой границы Семипалатинской области, где они встретились с шедшим им на помощь подразделением РККА. Казаки остановились в Сергиополе и начали укрепляться. Остатки Туркестанской советской армии ушли на переформирование в Семипалатинск.
   Тем временем войска хивинцев двигались в обратном направлении на Чимкент и конечно к началу весеннего наступления РККА на аральском направлении не успели. Были переброшены лишь авиачасти из-за своей малочисленности и мобильности. Март месяц прошел в накоплении войск. В будущем наступлении РККА главную ставку большевики сделали на испытанные в боях конные армии. Отъевшись на весенних казахских травах они должны были лавиной устремиться к Ташкенту и одним ударом отбросить хивинцев за границу Туркестанской АССР. Пехоте была отведена второстепенная роль по уничтожению окруженных конницей группировок противника. В апреле 1922 года должны были начаться боевые действия, а хивинские отряды были всё ещё на марше к будущему театру военных действий.
   Ситуацию могли бы поправить многочисленные кавалерийские отряды, набранные из киргизов, казахов, каракалпаков и туркмен, но как раз в марте пришёл странный приказ о выводе всех отрядов конницы в г. Перовск, г. Туркестан и даже Чимкент. Комендант станции Аральское море под свою личную ответственность оставил часть конных частей в районе Карамакчи, упросив их командиров дать телеграммы в центр о болезнях и ослабленности коней после зимы. Командиры кавалерийских частей негодовали и обвиняли штабных крыс в предательстве, пришлось даже некоторых арестовать, а часть мятежных отрядов раскидать по другим частям.
   Не улеглась ещё шумиха в кавчастях, как практически все аэропланы были поставлены под модернизацию. Теперь над аральскими укреплениями постоянно висели аэропланы красных, что нервировало артиллеристов и пехоту. Хивинский мажлис завалили обвинениями в предательстве и саботаже штабов. А саботаж был налицо. Конницу оттянули от укреплений в глубокий тыл. Закалённая в зимних боях пехота ещё только топала к Чимкенту. Там же где-то был и бронеотряд. Вся авиация была на модернизации и перестала подниматься в небо.
   Красные решили больше не шутить и развернули против хивинцев первую конную армию под командованием Буденного. В мае 1921 года, после неудачного Варшавского похода остатки армии были расформированы, но штаб остался. Теперь армия разворачивалась вновь в казахстанских степях. В принципе басмачи остались единственной недобитой контрой, а после побед над 11 армией РККА поквитаться с ними просто таки чесались руки, а тут ещё и полный неожиданный разгром за несколько месяцев Туркестанской советской армии и уничтожение советской власти в Туркестане.
  
   К началу 1922 года численность РККА сократилась до 2 млн 500 тыс. человек. Реввоенсовет приостановил дальнейшую демобилизацию в связи с белогвардейскими и бандитскими выступлениями в Карелии и на Дальнем Востоке, а также боевыми действиями, развёрнутыми в Средней Азии.
  
   Мириться с потерей Туркестана никто не хотел и силы для наступления накапливались перед аральскими укреплениями грозя обрушиться и сокрушить басмаческо-белогвардейскую контру. Хотя от белых Хива всячески открещивалась почему-то красные агитаторы упорно обзывали её басмаческо-белогвардейской. Ну да контра она и есть контра.
  
   В Верном одно время заправляли казаки, но вскоре появился ставленник Хивы, а именно верховный судья семиреченской области. Прибыл судья не один, а в сопровождении крупного вооруженного до зубов отряда казахов и сразу показал, кто в доме хозяин. Уже на следующий день по жалобам крестьян несколько казаков были арестованы и представлены на суд сиятельного Ермека. Да того самого знакомого нам Ермека, пришедшего как-то к другу Алты в Красноводске в драном халате. За прошедшее время Ермек не без помощи своих друзей поднялся. Дело тут было в интригах и кадровых перестановках которые проводились правящим "мажлисом" Хивы. Хотя ключевую роль военного министра занимал Джунаид-хан и продвигал на командные должности в армии своих людей, по гражданской линии власть в руках держали представители туркменских родов которые ориентировались на Италию, как долговоременного стратегического партнёра. К ним примыкали маленькие прорусские, проанглийские и исламистские группировки. И получалось на практике, что гражданские посты занимали люди, которых Джунаид-хан и близко бы к власти не подпустил. Семиреченская область была завоевана и войска из неё вышли или выходили в ближайшее время, поэтому министр права из исламистской группировки поспешил назначить в новую область верховного судью и придал ему воинский отряд для наведения порядка. На Ермека выбор пал, так как он никогда не был ни в Англии, ни в Италии. К тому же был правоверным и не местным, т.е. не связанным с Джунаид-ханом человеком. Эта кандидатура устроила и проитальянскую и проанглийскую и даже прорусскую партии, т.к. в последних двух значительную роль играла Мария Николаевна, а именно от неё Ермек поднаторел в русском языке и вообще в русском вопросе. Проитальянская партия тоже была не против назначения, так как итальянский Ермек выучил у Алты дома и вполне по отзывам своего домохозяина подходил под роль своего человека. Так казаха назначили хивинцы наводить порядок в бывших советских владениях. Кроме того он имел и секретные инструкции от своих патронов. Первая касалась генерала Бакича, а именно тех денег, которые ему передал управляющий Чyгyчакского отделения Русско-Азиатского банка. Деньги надо было изъять в казну воюющего Хивинского ханства и чем быстрее, тем лучше. На самих казаков хивинцам было попросту говоря начихать. Уж такими они были циниками от политики. Вторым немаловажным делом было создание постоянно-действующего деревообрабатывающего производства, а именно нужны были телеграфные столбы и шпалы для постройки железных дорог. Третьим делом было запустить кирпичный завод в Лепсинске и вообще все производства, ранее действовавшие, надо было реанимировать. Как эти инструкции соотносились с должностью верховного судьи края? Да никак, других должностных лиц и представителей в семиреченскую область никто не направлял, а значит Ермек был тут не просто судьё, а господом Богом в последней инстанции.
   К его появлению в г. Верном, казаки-семиреки устроили кровопускание своим недавним врагам крестьянам, которые поддерживали красных и за счет земель казаков увеличивали своё землевладение.
   Теперь к злорадству крестьян почти все зачинщики кровопускания были пойманы и приведены пред ясны очи верховного судьи. Тот три дня выслушивал свидетельские показания зверств казаков, свидетелей хватало. Казаки тоже в долгу не оставались и рассказывали, что крестьяне и красные творили в казачьих станицах, пока была советская власть. У другого-кого волосы бы уже от ужаса дыбом встали, а Ермек сидел себе с пиалой кирпично-красного чая и прерывался только для совершения молитв.
   На четвёртый день судебное заседание закончилось и верховный судья встал и произнёс речь.
   - И обвиняемые, и обвинители по этим злодейским делам люди одной крови, одного языка и даже одной веры. Все русские и все православные. Но то, что они сделали не пожелаешь и врагу своему. Руки ваши в крови братьев ваших и сестёр. Как взбесившиеся звери терзали вы друг друга. И было вам мало пролитой крови. Отныне все вы верноподданные всемилостивейшего Хивинского хана. Всем преступникам, а их по списку пятьдесят шесть человек, за их злодейства объявляется приговор, смертная казнь через сваривание в кипящем масле живьём.
   После этих слов в толпе ахнули. Предстоящая казнь поразила многих. Слабонервные хлопнулись в обморок. А судья продолжил.
   - Но казнить такое количество человек сразу без божественного одобрения мажлиса я не возьмусь. Поэтому всем арестованным будет сохранена жизнь, чтобы оплатить своё жалкое существование они будут работать на рубке леса и ждать вестей о своей казни из Хивы. Увести арестованных.
   Так появилось первое поселение лесорубов на территории Семиреченской области.
   С представителями генерала Бакича разговор был не таким гладким как хотелось бы. Ну не хотелось Бакичу отдавать миллион золотых рублей и всё тут. Тогда Ермек пошёл на неслыханную хитрость и разослал по всему краю известие. Мол имеется спирто-водочный завод в городе таком-то, если владелец не откликнется, завод будет продан с молотка первому предложившему большую цену. И так со всеми производствами семиреченского края. А потом состоялась невиданная сделка. Генерал Бакич купил все имеющиеся бесхозные производственные мощности оптом за миллион рублей золотом и аукцион отменили за ненадобностью. 12000 казаков сибирцев и уральцев пересекли границу, дали присягу верности Хивинскому хану и осели на новоприобретённых заводах и фабриках генерала Бакича.
   Золото пошло в далёкую Хиву, предприятия заработали, лесорубы работали с перевыполнением плана. И всё это в короткие сроки. Ермек сразу завоевал себе репутацию надёжного и грамотного администратора. Ещё бы не грамотного, когда за ним стояли воротилы местной промышленности и те же телеграфные столбы и шпалы нужны были позарез.
   Начал он проводит немедленно и реформу образования, то есть, так как всех попов советская власть извела под корень, а выполнять указания мажлиса надо, в каждой станице стали строить медресе для обучения грамоте и письму. Вообще в Хивинской империи у русского было три дороги: стать врачом, т.к. именно русскоязычные врачи лечили и учили, железнодорожником, окончив высшие курсы в Ашхабаде или рыбаком. Ну и конечно пахать и сеять могли все без различия языка и религии. В чиновники мог попасть только тот, кто знал итальянский, это же касалось автомобильного транспорта и аэротранспорта. В армии можно было сделать карьеру двумя путями, в коннице, если ты был человеком Джунаид-хана и в спецвойсках, если ты знал итальянский, а ещё лучше обучался в Италии военному делу.
   Тем временем растаял лёд на Арале, покрылась травой и зацвела цветами степь. Лошади отъедались. Деловито урчали первые советские танки, подбираясь поближе к аральскому укрепрайону. Затейники из генштаба продолжали издеваться над собственными хивинскими пехотинцами и ввели в обиход новинку - противогазы. Теперь солдат во всю гоняли в этих масках до потери сознания. Моральный дух армии падал. Конница по-прежнему бездействовала в тылах. Советы подтянули артиллерию и начали готовить генеральный штурм.
  
   10 апреля 1922 года лавина первой конной армии РККА, легко сбив боевое охранение хивинцев, устремилась в обход укреплённого района, пытаясь отрезать защитников от железной дороги. В то же время стрелковые дивизии двинулись в лоб при поддержке танков, аэропланов и артиллерии. Стараясь сковать защитников боями по фронту. Обороняющиеся ответили сильным артиллерийско-миномётным огнём.
   А вот дальнейшие события не иначе как кошмаром для первой конной не назовёшь. Весенний ветер дул с Аральского моря через укреплённый район на продвигающиеся кавалерийские части. За время первой Мировой Италия произвела 4070 тонн раздражающих газов, да ещё и от союзников щедро получала боевую химию и все запасы с радостью продала азиатам вместе с запасами противогазов.
   Вот только маленький нюанс. В 1922 году существовало множество моделей противогазов для людей и ни одного для лошади. В царских войсках использовались влажные маски Лавриновича и Гонтарева для защиты лошадей представлявшие собой торбы в несколько прослоек со специально обработанным сеном. Кроме дыхательных путей при газовой атаке нужно на лошадь ещё и попону специальную натянуть, очки одеть специальные и на каждое копыто специальный чехол. Свои кавалерийские подразделения предусмотрительные хивинцы отвели в тыл и теперь выпускали на первую конную все запасённые и подвезённые за зиму газы итальянского производства и из баллонов, и из миномётов, и из артеллерийских орудий. Также вовсю старались и аэропланы переоборудованные для разбрызгивания химической гадости с воздуха.
  
   Будённый, "Пройденый путь" ч. II. "В этот день на фронте Конармии было относительно спокойно. Только на правом фланге, главным образом по 14-й кавалерийской дивизии, противник вел артиллерийский огонь и впервые применил химические снаряды. У многих бойцов началась рвота, были случаи и смертельного исхода. Значительное число конармейцев, попавших в зону химического обстрела, требовало срочной госпитализации. Я донес во фронт о применении противником варварских средств войны. Одновременно послал Л. Л. Клюеву распоряжение немедленно, бронепоездом, доставить к линии фронта противогазы". Соответственно, Польская компания, р. Стырь, р-н Броды, июль 1920-го.
  
   Ну если от поляков-европейцев никто не ожидал газовых атак, то от среднеазиатских туземцев и подавно. Да при неожиданном артналёте и не успеть быстро самому противогаз надеть, а потом ещё и лошади, да попону, да чехлы на копыта чувствиетльные к яду. Сами красные и белые охотно применяли газы в братоубийственной войне, особенно для подавления повстанцев не имеющих средств защиты от газовых атак.
  
   ПРИКАЗ Командующего войсками Тамбовской губернии N 0116/оперативно-секретный г.Тамбов 12 июня 1921 г. Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей. Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось. 2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов. 3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ. 4. О принятых мерах донести. Командующий войсками Тухачевский Начальник штаба войск Генштаба Какурин
   Протокол N 18 заседания комиссии по борьбе с бандитизмом от 19 июня 1921 г. Присутствовали: Склянский, Уншлихт, Антонов-Овсеенко, Артем, Студеникин, Шапошников, Эстрейхер-Егоров, Каменев. Председательствовал т.Склянский ...2. Для окончательного выяснения вопроса о переселении из Тамбовской губернии в другие районы образовать комиссию под председательством тов.Артема с участием тт. Уншлихта, Антонова-Овсеенко, Теодоровича, представителя ВЦСПС и НКПС от Наркомата продовольствия т.Брюханова, и от военного ведомства. Комиссии предлагается в трехдневный срок закончить свою работу. ...22. Предложить Тамбовскому командованию к газовым атакам прибегать с величайшей осторожностью, с достаточной технической подготовкой и только в случаях полной обеспеченности успеха...
   ТЕЛЕГРАММА Командующему войсками Тамбовской губернии тов.Тухачевскому Москва 20 июня 1921 г. Главком приказал срочно выслать в распоряжение Тамбовского губернского командования 5 химических команд с соответствующим количеством баллонов с газами для обслуживания боевых участков. 1-й помощник начальника Штаба РККА Шапошников
   ТЕЛЕГРАММА Начальнику артиллерии Особого Назначения Начальнику штаба Орловского военного округа Москва 20 июня 1921 г. Ввиду возможного получения боевого задания химическую роту, находящуюся в лагерях Орловского округа, надлежит срочно доукомплектовать личным составом. По укомплектовании приступить к интенсивному ведению занятий. Инспектор Артиллерии Республики Шейдеман
   ТЕЛЕГРАММА Начальнику 6-го боевого участка тов.Павлову г.Тамбов 24 июня 1921 г. Командующий войсками приказал проверить умение химической роты действовать удушливыми газами. Начальник оперативного управления (армии по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии) Латынин
   24 июня 1921 г. Командующему войсками Тамбовской губернии РАПОРТ Относительно применения газов в Москве я выяснил следующее: наряд на 2000 химических снарядов дан и на этих днях они должны прибыть в Тамбов. Распределение по участкам: 1-му, 2-му, 3-му, 4-му и 5-му по 200, 6-му -- 100. Инструкцию для применения представляю на Ваше рассмотрение, после чего разошлю ее начальникам артиллерии участков. Инспектор артиллерии Тамбовской армии по борьбе с бандитизмом С.Касинов
   ПРИКАЗ войскам 6-го боевого участка Тамбовской губернии N 43 28 июня 1921 г. с.Инжавино Для сведения и руководства объявляю краткие указания о применении химических снарядов. 1. Химические снаряды применяются в тех случаях, когда газобаллонный выпуск невозможен по метеорологическим или топографическим условиям, например: при полном отсутствии или слабом ветре и если противник засел в лесах в местах, труднодоступных для газов. 2. Химические снаряды разделяются на 2 типа: удушающие и отравляющие. 3. Быстродействующие снаряды употребляются для немедленного воздействия на противника, испаряются через 5 минут. Медленно действующие употребляются для создания непроходимой зоны, для устранения возможности отступления противника, испаряются через 15 минут. 4. Для действительной стрельбы необходим твердый грунт, т.к. снаряды, попадая в мягкую почву, не разрываются и никакого действия не производят. Местность для применения лучше закрытая, поросшая негустым лесом. При сильном ветре, а также в жаркую погоду стрельба становится недействительной. 5. Стрельбу желательно вести ночью. Одиночных выстрелов делать не стоит, т.к. не создается газовой атмосферы. 6. Стрельба должна вестись настойчиво и большим количеством снарядов (всей батареей). Общая скорость стрельбы не менее трех выстрелов в минуту на орудие. Сфера действия снаряда 20-25 квадратных шагов. Стрельбу нельзя вести при частом дожде и в случае, если до противника не более 300-400 шагов и ветер в нашу сторону. 7. Весь личный состав батарей должен быть снабжен противогазами. Инспектор артиллерии С.Касинов Начальник 6-го боевого участка Павлов
   ПРИКАЗ Полномочной Комиссии ВЦИК N 116 г.Тамбов 23 июня 1921 г. Опыт первого боевого участка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки. Намечаются особенно бандитски настроенные волости и туда выезжают представители уездной политической комиссии, особого отделения, отделения военного трибунала и командования вместе с частями, предназначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных лиц в качестве заложников и вводится осадное положение. Выезд и въезд в волость должны быть на время операции запрещены. После этого собирается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полномочной Комиссии ВЦИК NN 130 и 171 и написанный приговор для этой волости. Жителям дается 2 часа на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения заложники будут расстреляны через два часа. Если население бандитов и оружия не указало по истечении двухчасового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие исполнить это становятся отдельно, разбиваются на сотни и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию (представителей Особого отдела и Военного трибунала). Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства проводятся новые расстрелы и т.д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей и отправляются на ловлю бандитов. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция. Настоящее Полномочная Комиссия ВЦИК приказывает принять к неуклонному исполнению. Председатель Полномочной Комиссии Антонов-Овсеенко Командующий войсками Тухачевский
   Инспектору артиллерии группы войск Тамбовской губернии С.Касинову РАПОРТ 1 июля 1921 г. Доношу, что сего числа мною были осмотрены газовые баллоны и газовое имущество, прибывшие на Тамбовский артиллерийский склад. При сем нашел: баллоны с хлором марки Е 56 в количестве 250 штук находятся в исправном состоянии, утечки газа нет, к баллонам имеются запасные колпачки. Технические принадлежности, как то ключи, шланги, свинцовые трубки, шайбы и прочий инвентарь в исправном состоянии в сверхкомплектном количестве... Противогазов нет. При наличии противогазов из имеющихся на складе баллонов могут быть произведены атаки без всякого дополнительного инвентаря, т. к. имеется все оборудование, даже бандажи для переноски. Прибывшие на склад два вагона химических снарядов мною осмотрены не были, т.к. они находились в состоянии маневрирования. Газотехник В.Пуськов
   ПРИКАЗ Командующего войсками Тамбовской губернии Поезд командующего 7 июля 1921 г. Разгромленные банды прячутся в лесах и вымещают свою бессильную злобу на местном населении, сжигая мосты и прочее народное достояние. В целях сохранения мостов Полномочная Комиссия ВЦИК приказывает: Первое: Немедленно взять из населения деревень, вблизи которых расположены важнейшие мосты, не менее 5 заложников, коих в случае порчи моста надлежит немедленно расстреливать. Второе: Местным жителям организовать под руководством ревкомов оборону мостов от нападений бандитов, а также вменить в обязанность исправление разрушенных мостов не позднее, чем в 24-х часовой срок. Третье: Настоящий приказ широко распространить по всем деревням среди населения. Командующий войсками Тухачевский
   Из дневника боевых действий артиллерийского дивизиона бригады Заволжского военного округа: в бою 13 июля 1921 г. израсходовано: • гранат трехдюймовых -- 160, • шрапнелей -- 69, • гранат химических -- 4712
   ДОНЕСЕНИЕ 3 августа 1921 г. с.Инжавино Начальнику артиллерии 6-го боевого участка. По получении боевого задания батарея в 8-00 2 августа выступила из с.Инжавино в с.Карай-Салтыково, из которого после большого привала в 14-00 выступила на с.Кипец. Заняв позицию в 16-00, батарея открыла огонь по острову, что на озере в 1,5 верстах северо-западнее с.Кипец. Выпущено 65 шрапнелей, 49 гранат и 59 химических снарядов. После выполнения задачи батарея в 20-00 возвратилась в Инжавино. Командир батареи Белгородских артиллерийских курсов (подпись неразборчива)
  
   Наступление выглядело так, идет колонна конницы с оркестром и красным знаменем во главе. Над колонной проносится низко аэроплан с ёмкостью под брюхом и облако мелкой едучей влаги накрывает колонну. Лошади получив через кожу химические ожоги и задыхаясь рвут поводья унося и калеча всадников, тачанки, повозки лазарета, передки артбатарей. А аэропланы продолжают опрыскивать колонны гадостью, от которой не только у лошадей, и у людей ожоги. Красноармейцы прячутся под телегами, накрываются бурками. От укреплений сплошным болотом тянутся языки зелёного ядовитого газа, а и не у всех красноармейцев при себе противогаз нашёлся, люди мокрыми тряпками закрывают лица. А тут новая напасть. Летучие хивинские орудия на автомобилях грузовиках. Автомобиль - железяка и ему наплевать на газы. Батарея подъезжает, прямой наводкой расстреливает попавшее под газовую атаку подразделение и тут же уезжает, сменяя позицию. А уж если дотягивались до красных миномётные батареи, то и вовсе концентрация боевой химии зашкаливала.
   А обстрел вёлся не только химическими снарядами и минами, а в-перемешку с обычными. Получил лёгкое ранение - получи и его химическиое поражение в добавок.
   Немного по-иному было с пехотными атаками. Здесь красноармейцы в противогазах при поддержке танков медленно прогрызались сквозь надолбы и колючую проволоку под свист падающих мин и разрывающейся шрапнели. Время от времени их поливали сверху пулемётным огнем гидросамолёты, подходившие к берегу суда обстреливали наступающие цепи красноармейцев огнём орудий. Пехота басмачей в противогазах косила красную пехоту пулемётным огнём из окопов и оборудованных огневых точек.
   Атака за атакой захлёбывались и остатки атакующих отползали в тыл, волоча за собой раненых. Красная артиллерия начинала долбить по позициям хивинцев и сразу на поиски батарей вылетали аэропланы с зелёными крыльями и жёлтыми полумесяцами на них, чтобы бомбами заставить замолчать красных артиллеристов.
   Обходной маневр первой конной не удался и лишившись в результате массированного применения химических веществ почти всего конного состава, дезорганизованная и деморализованная она отступала неся огромные потери от артналётов хивинцев и авиации.
   Пехота красных, идя по трупам товарищей, взяла первую линию обороны аральских укреплений и тут наконец по железной дороге начали поступать первые эшелоны закалённой в боях пехоты из Чемкента.
   Эта-то пехота и решила исход сражения. Красные были выбиты из первой линии обороны и отошли на исходные позиции. Практически стороны за несколько недель непрерывных кровопролитных боёв перемололи немало живой силы друг друга, но в результате не продвинулись ни на метр.
   А ведь многотысячную армию нужно было кормить поить и доставлять боеприпасы. Хивинцев было меньше и у них за спиной были плодородные области, а не голодающие крестьяне-каннибалы. Всю зиму они запасали артиллерийские снаряды, патроны и мины, а также закупленную по дешёвке у Италии боевую химию. А надо сказать, что не только Бухарский эмир был трусоватым товарищем. Многие в Туркестане считали, что после свержения советской власти с Советской Россией нужно замиряться. Куда там воевать с Европой. Конечно армейское руководство трусами не было, но и самоубицами тоже. К длительной позиционной войне Хивинское ханство было откровенно не готово. А именно такой сценарий событий разворачивался. Советское руководство не хотело признавать потерю Туркестана и тянуло с мирными переговорами. Соответственно в хивинских верхах поднялась крысиная паника как на тонущем корабле. Утопающий хватается за соломинку, а зажатая в углу крыса может и прыгнуть на того, кто её загнал в угол. В общем, Советы пережали противника. Не имея возможности наступать через усеянные трупами поля сражений, хивинское кавалерийское командование разработало дерзкий план по кавалерийскому рейду в обход Аральского моря на Оренбург с целью перерезать единственный путь отступления РККА и таким образом закончить бои у аральских укреплений. Одновременно и бездействующий хивинский каспийский флот решил поучаствовать в боевых действиях и высадить десант в Баку.
   В результате этих двух несогласованных операций хивинская конница появилась в оренбургских степях, но не имея артиллерийской поддержки (пушки на автотяге оставили на аральских позициях) под Оренбургом были героически разгромлены и на обратном пути чтобы не уронить лицо взяли форт Александровский.
   Моряки же переплюнули кавалеристов и пользуясь поддержкой местного населения высадили успешный десант и с боем взяли столицу Азербайджана, где между прочим передали власть старому правительству мусаватистов, которые тут же начали сводить счёты со своими недавними палачами. А меж тем не будем забывать, что Азербайджан был главным нефтяным соперником Хивы, поэтому наиглавнейшей задачей этого похода, после конечно воздействия на руководство РСФСР в сторону проведения мирных переговоров, было разграбление бакинских нефтепромыслов. Первым делом демонтировалось любое нефтедобывающее оборудование. Хивинцы тащили всё, что могли унести и вывезти, а оставшееся готовили для подрыва. С РККА в Азербайджане они и не думали сражаться.
   Теперь поставим себя на место большевитского правительства. Весеннее наступление на аральские позиции практически провалилось. Первая конная как боевая единица перестала существовать. Все припасы армия уже съела и требовала всё новых и новых вливаний продовольствия, людей, боеприпасов. Хивинская армия показала, что не только умеет эффективно обороняться на заранее оборудованных позициях, но и атаковать большими конными массами (бои в районе Оренбурга, форта Александровского). Также был опасен каспийский флот врага, нашедший в себе силы и средства атаковать Баку и взять его. Обнаглевшие гидроаэропланы разведки даже появились над Астраханью, что ни в какие ворота не лезло. В общем надо было решать проблему кардинально. Приближалось лето и приаралье превращалось в пустыню, куда даже воду надо было подвозить поездами.
   При посредничестве Италии, как же без нее то, в Генуе был подписан мирный договор между РСФСР с одной стороны и Хивинским ханством, Кокандским ханством и Бухарским эмиратом с другой стороны. Хивинцы выводили войска из Азербайджана и признавали эту советскую республику зоной интересов РСФСР. Также уходили хивинцы из форта Александровского в который уже раз. Граница устанавливалась по царским границам Туркестана. Также были подписаны соглашения об обмене пленными и выплате Хивой, Кокандом и Бухарой контрибуции продуктами питания. Последним пунктом Советам подсластили пилюлю, фактически признав себя побежденными в войне.
   С мая 1922 года бои между хивинскими отрядами и РККА прекратились и началось проведение работ по демаркации новых границ. Над всеми завоеванными землями был установлен протекторат Хивы. Бухара и Коканд вынуждены были промолчать, так как противопоставить Хиве было нечего. Даже Коканд, которому обещал поддержку Афганистан, не посмел выступить открыто против Хивы. Зато хивинцы хозяйничали на землях союзников не стесняясь. Как только мусульмане напали на ферганских поселенцев-русских карательный отряд хивинцев пришел в Коканд и потребовал выдачи виновных. Свои действия хивинцы рассматривали через призму миротворцев в регионе. Любое вооруженное выступление и неповиновение должно караться. Под этим предлогом вся сеть железных дорог как-то плавно ушла из ведения Бухары, да так и не вернулась. Расширявшаяся сеть автодорог тем более создавалась за счет средств Хивы и даже не рассматривалась возможность передачи прав на дороги другому государству. В общем гегемон гегемонил вовсю. В то же время порядок наводился, народ не голодал, появлялись новые медресе, оплачиваемой работы было навалом, как на дрожжах росли города и появлялись новые рабочие посёлки.
   Интересная метаморфоза произошла с пленными красноармейцами. Наголодавшись в РСФСР они вдруг очутились в продуктовом раю Средней Азии. Проклятые контрики кормили в трудовых лагерях как на убой. Селили красноармейцев как правило возле итальянских кварталов. А куда же ещё селить неверных как не к неверным. И получалась ситуация, когда много, много русских молодых парней оказывались практически рукой подать от сплошь заселённого одинокими итальянскими женщинами и девушками квартала. Вскоре трудовой лагерь военнопленных бесследно растворился в итальянском квартале. Вернее не бесследно, получился демографический взрыв и массовый отказ пленных возвращаться на Родину.
   Заключив мир, хивинцы демобилизовали как раз к весенним сельхозработам почти весь состав своей армии. Исключение было сделано для железнодорожных войск, летчиков, бронеотряда, части моряков и других спецчастей. Кавалерия казахов, как наиболее знающих границу людей была преобразована в погранотряды, часть границы закрыли семиреченские казаки, которых приняли временно на службу.
   С уходом хивинцев из Азербайджана власть мусаватистов пала и её представители, прихватив нажитое поспешили за море, поселиться на хивинской стороне Каспия. В качестве небесполезного трофея хивинские военные получили знаменитого генерала Мехмандарова, Самед-бек Садых-бек оглы.
  
   Самедбек Мехмандаров происходил из знатного карабахского бекского рода. Отец Самедбека -- Мирза Садыхбек Мехмандаров -- по роду службы в начале 1840-х годов переехал из Шуши в Ленкорань, где занимал должность Муганского пристава Ленкоранского уездного управления и имел чин титулярного советника.
   Самедбек Мехмандаров родился 16 октября 1855 года в Ленкорани. Начальное образование получил в Бакинской гимназии. Военную службу начал 1 сентября 1873 года юнкером 2-го Константиновского военного училища в Санкт-Петербурге. По окончании училища в 1875 году в чине прапорщика был направлен в 1-ю Туркестанскую артиллерийскую бригаду, в которой командовал горным взводом 3-й батареи. С ноября 1875 по февраль 1876 года участвовал в походе в Кокандское ханство. 12 октября 1876 года "за труды и лишения понесенные в походе против Матчинских горцев" награждён был орденом Св. Станислава 3-й степени. В декабре 1876 года произведён в подпоручики, а в декабре 1877 года в поручики.
   Осенью 1879 года Самедбек был прикомандирован ко 2-й артиллерийской бригаде, дислоцированной в Санкт-Петербурге. 13 марта 1881 года награждён орденом Св. Анны 3-й степени, 25 октября переведён во 2-ю артиллерийскую бригаду. 29 ноября 1882 года произведён был в штабс-капитаны.
   17 июня 1885 года был переведён на Кавказ в 38-ю артиллерийскую бригаду, где прослужил девять лет. С 8 июля по 8 ноября 1887 года -- член Кавказского военно-окружного суда. 16 декабря 1890 года Мехмандаров был произведён в капитаны. 21 мая 1891 года награждён орденом Св. Станислава 2-й степени.
   30 сентября 1894 года 38-я артиллерийская бригада была перемещена в Варшавский военный округ. С 12 ноября 1894 года по 25 февраля 1895 года -- член бригадного суда. С 25 февраля 1895 по 22 марта 1896 года -- председатель бригадного суда. С 22 января по 1 июня 1896 года -- временный член Варшавского военно-окружного суда. 14 мая 1896 года удостоен ордена Св. Анны 2-й степени. 22 июля "для пользы службы" прикомандирован к 6-й батарее, 11 ноября переведён в 3-ю батарею с назначением на должность заведующего батарейным хозяйством. Временно командовал 3-й батареей с 22 апреля по 26 сентября 1897 года. 1 января 1898 года Самедбек был производён в подполковники и назначен командиром 1-й батареи 3-го стрелкового артиллерийского дивизиона.
   Ввиду перемещения 1-ой батареи в Забайкалье и переименовании её во 2-ю батарею Забайкальского артиллерийского дивизиона 17 апреля 1898 года был прикомандирован с батареей к Забайкальскому артиллерийскому дивизиону. 23 августа 1898 года прибыл с батареей к месту службы в город Нерчинск Забайкальской области. 24 сентября 1899 года был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени.
   Со 2 июля 1900 года по 26 марта 1901 года батарея Мехмандарова в составе Забайкальского артиллерийского дивизиона, приданного отряду под общим командованием генерал-майора П. Ренненкампфа, участвовала в так называемом "китайском походе" с целью подавления боксерского восстания. По воспоминаниям А. Шихлинского, в ходе этой кампании Мехмандаров получил от Ренненкампфа приказ встать со своей батареей у южных ворот осажденного города Цицикара и уничтожать войска, которые будут пытаться выйти из него. Однако китайские войска выходили без оружия.
   Мимо Мехмандарова дефилировали колонны китайских войск, но без оружия. Получив приказ Ренненкампфа стрелять по ним, Мехмандаров возразил, что по безоружным стрелять он не может. Однако последовал новый приказ с угрозой привлечения к суду, если он будет нарушен. Мехмандаров сделал несколько выстрелов, но через головы безоружных людей. Китайцы тут же вернулись в город...
   За отличия в делах против китайцев 31 января 1901 года высочайшим приказом Самедбек Мехмандаров был произведён в полковники. 18 августа того же года распоряжением командующего войсками Приамурского военного округа он был командирован в город Хуланчен для командования частями Засунгарийского отдела. С 14 мая по 17 июля 1902 года временно командовал Забайкальским артиллерийским дивизионом. 1 февраля 1903 года был зачислен в переменный состав Офицерской артиллерийской школы в Царском Селе. Во время его отсутствия батареей временно командовал капитан Али-Ага Шихлинский. Завершив с отличием курс Офицерской артиллерийской школы, С. Мехмандаров 1 октября 1903 года вернулся в Забайкалье и вновь вступил в командование 2-й батареей 14 октября "за отличия в делах против китайцев" был награждён золотым оружием с надписью "за храбрость".
   После начала русско-японской войны 18 февраля 1904 года высочайшим приказом назначен командиром 7-го Восточно-Сибирского стрелкового артиллерийского дивизиона. Особое место в биографии С. Мехмандарова занимает героическая оборона Порт-Артура. Сухопутная линия обороны делилась на три фронта. В целях совершенствования управления огнем артиллерии для каждого фронта были назначены начальники артиллерии и при них были созданы штабы. Полковник Мехмандаров был назначен начальником артиллерии Восточного фронта. В течение всего периода обороны Порт-Артура Самедбек находился на передовых позициях.
   13 октября 1904 года во время очередного штурма японцев находившийся в третьем форте полковник Мехмандаров был контужен.
   22 октября за отличия в делах против японцев Мехмандаров был произведён в генерал-майоры. 24 октября 1904 года С. Мехмандаров был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени, как сказано в наградных документах, "в воздаяние отличнаго мужества и храбрости, оказанных в делах против японцев в период бомбардировок и блокады Порт-Артура". На военном совете 16 декабря 1904 года Мехмандаров высказался за продолжение обороны крепости во что бы то ни стало. После капитуляции, 20 декабря, весь русский гарнизон крепости оказался в плену. Генералам, адмиралам и офицерам японцами было предложено возвращение в Россию при условии дачи подписки о неучастии в войне. В то время как многие, дав подписку, вернулись на родину, часть генералов и офицеров, в числе которых был и Самедбек Мехмандаров, отказались от подобной подписки, предпочитая разделить участь своих солдат.
   Генерал Мехмандаров уехал в плен; он один из ярых противников сдачи и ухода "домой" под честным словом.
   С 23 декабря 1904 года по 18 ноября 1905 года генерал-майор Мехмандаров находился в плену в Японии, в городе Нагоя. 4 января 1905 года за отличия в делах против японцев был удостоен ордена Св. Станислава 1-й ст. с мечами. Время пребывания в плену было засчитано за действительную службу.
   13 декабря 1905 года был назначен командиром 75-й артиллерийской бригады, которая была переименована в 7-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду. В феврале 1906 года Мехмандаров был командирован в Санкт-Петербург для участия в работе комиссии по рассмотрению наградных представлений по Порт-Артуру. С июля 1906 года по июль 1907 года исполнял обязанности командира 7-й Восточно-Сибирской пехотной дивизии, а также начальника артиллерии 3-го Сибирского армейского корпуса. 15 июля 1907 года высочайшим приказом был назначен исполняющим дела начальника артиллерии 3-го Сибирского армейского корпуса. Во время пребывания с сентября 1907 года в шестимесячном отпуске в Санкт-Петербурге приказом военного министра он был назначен участвовать в заседаниях Верховного военно-уголовного суда по делу о сдаче крепости Порт-Артур японцам. 13 июля 1908 года высочайшим приказом за отличие по службе Самедбек Мехмандаров был произведён в генерал-лейтенанты с утверждением в должности начальника артиллерии 3-го Сибирского армейского корпуса. 24 мая 1910 года был назначен начальником артиллерии 1-го Кавказского армейского корпуса. Неоднократно исполнял обязанности командира корпуса. 6 декабря 1911 года удостоен ордена Св. Анны 1-й ст. 31 декабря 1913 года был назначен командиром 21-й пехотной дивизии 3-го Кавказского армейского корпуса.
   Первую мировую войну генерал Мехмандаров встретил в Варшавском военном округе, куда был передислоцирован с Кавказа 3-й Кавказский армейский корпус. Под командованием Мехмандарова 21-я пехотная дивизия заслужила славу одной из лучших в русской армии, особенно отличились 81-й пехотный Апшеронский и 83-й пехотный Самурский полки. За бои 27-29 сентября 1914 года награждён орденом Святого Георгия 3-й степени. Из наградного представления:
   В период Козеницких боев, под сильным огнем противника, переправился со 2-й бригадой вверенной ему дивизии через реку Вислу и в течение трех дней отделенный от всякой поддержки рекой без всяких переправ, удерживался с названной бригадой на левом берегу реки, отбивая ряд атак гвардейского германского корпуса, нанося своими частями могучие штыковые удары и сам переходя в наступление, несмотря на то, что бригада буквально со всех сторон расстреливалась жестоким огнем.
   11 декабря 1914 года генерал-лейтенант Мехмандаров был назначен командиром 2-го Кавказского армейского корпуса.
   2 января 1915 года генерал Мехмандаров был награждён орденом Св. Владимира 2-й степени с мечами. Высочайшим приказом 14 февраля 1915 года был удостоен Георгиевского оружия, украшенного бриллиантами за то, что 9 и 10 октября 1914 г., преследуя в составе войск корпуса разбитую под Ивангородом германскую армию и встретив на линии Полично-Богуцинский лес шедшие ей на выручку превосходные австрийские силы, стремившиеся охватить фланг нашего боевого расположения, рядом штыковых ударов и решительным наступлением, лично находясь в боевой линии войск и неоднократно подвергая жизнь свою явной опасности, остановил движение противника и ударом во фланг обратил его в бегство. 11, 12, и 13 октября 1914 г. отразил с большим уроном для неприятеля неоднократные попытки превосходных сил его обойти правый фланг нашего боевого порядка, принудив противника к поспешному отступлению по всему фронту, причем за один день -- 11 октября 1914 г. -- нами было взято 1 штаб-офицер, 16 обер-офицеров, 670 нижних чинов и 1 пулемет.
   Это отличие было очень редким, за всю Первую мировую войну такой награды удостоились всего восемь человек.
   23 марта 1915 года Самедбек Мехмандаров был произведён в генералы от артиллерии. Его корпус участвовал в наиболее тяжелых боях против германских войск, в том числе у Прасныша, на Сане, у Холма и Вильны и по ликвидации прорыва германских войск в районе Свенцяны. 2-й Кавказский армейский корпус был усилен двумя пехотными дивизиями, и это объединение получило наименование "группа генерала Мехмандарова".
   9 апреля 1915 года Самедбек Мехмандаров был удостоен ордена Белого Орла с мечами, а 15 октября того же года, ордена Св. Александра Невского с мечами.
   За всю войну корпус Мехмандарова не сдал противнику ни одного орудия. Мехмандаров был удостоен высших военных наград Великобритании, Франции, Румынии.
   После Февральской революции армия стала стремительно разлагаться. Резко возросло дезертирство, стало нормой насильственное отстранение командиров от управления армейскими подразделениями самозваными войсковыми комитетами. 28 марта 1917 года генерал от артиллерии Мехмандаров был отстранен комитетом офицерских и солдатских депутатов от командования корпусом 18 апреля 1917 года он был зачислен в резерв чинов при штабе Минского Военного округа, а 7 августа 1917 года назначен членом Александровского комитета о раненых. В том же году Мехмандаров оставил военную службу, жил во Владикавказе.
   После провозглашения Азербайджанской Демократической Республики в 1918 году он был приглашен на службу в правительство страны. 1 ноября постановлением Совета Министров было учреждено военное министерство. Портфель министра был предоставлен председателю Совета Министров Фатали-хану Хойскому, а помощником его был назначен генерал от артиллерии С. Мехмандаров. 25 декабря 1918 года генерал от артиллерии Мехмандаров был назначен военным министром. Под непосредственным руководством Мехмандарова была сформирована национальная армия Азербайджана. Занимал должность военного министра до занятия Азербайджана XI Красной Армией 28 апреля 1920 года.
   После жестокого подавления антисоветского восстания в Гяндже в конце мая 1920 года практически все офицеры азербайджанской национальной армии были арестованы, в числе арестованных были генералы С. Мехмандаров и А. Шихлинский. Их содержали в Бакинской ЧК. По воспоминаниям находившегося с ними бывшего обер-офицера по поручениям при военном атташе АДР в Грузии, а с июля 1921 года, военного атташе Азербайджана в Турции А. Аскерова-Кенгерлинского, в ЧК генералы подвергались различным издевательствам и унижениям. От репрессий их спасло только вмешательство тогдашнего руководителя Совнаркома Азербайджана Н. Нариманова, который отправил генералов в Москву с сопроводительным письмом на имя В. И. Ленина следующего содержания:
   Дорогой Владимир Ильич!
   Во время гянджинского восстания все офицеры старой азербайджанской армии были арестованы, в числе их были и податели сего известные генералы Мехмандаров и Шихлинский.
   После тщательного расследования оказалось, что эти генералы не причастны, но все же до упрочения нашего положения и с целью помочь нашему общему делу мы решили их отправить в Ваше распоряжение для работы в штабе, так как они, как военные специалисты, являются незаменимыми. Один из них, Шихлинский, в царской армии считался "богом артиллерии".
   До окончания польского фронта пусть они работают в Москве, а затем попрошу отправить их к нам для формирования наших частей. Необходимо за это время за ними поухаживать.
   Политическое убеждение их: они ненавидят мусаватистов, убеждены, что Азербайджан без Советской России не может существовать, являются врагами Англии, любят Россию. 1 августа 1920 года. С коммунистическим приветом.
   Н. Нариманов.
  
   В начале августа 1920 года Мехмандаров прибыл в Москву, где был назначен в распоряжение Всероссийского главного штаба, а затем в состав Артиллерийской уставной комиссии. 18 июля 1921 года вновь был переведён в Азербайджан и зачислен в штаб азербайджанских советских войск.
  

Мирные 20-е годы

   Награбленное в соседнем Азербайджане оборудование дало возможность после заключения мира активизировать разведку и добычу нефти на территории Хивинского ханства, а главное из Азербайджана бежали, попробовав советской власти, специалисты-нефтяники. Теперь местные предприниматели получили возможность самостоятельно организовать нефтяной бизнес, что они и поспешили сделать.
   Одним из неприятных явлений стали бывшие хозяева предприятий прихватизированных хивинским правительством. Они появлялись и заявляли о своих правах. Тут хивинцы поступали мудро и списывая все убытки на советские власти отправляли бывших хозяев судиться на пять нехороших букв в РСФСР. Однако попадались ушлые товарищи, которые доказывали своё право на здания, станки и другое имущество бумагами. Но и тут им с улыбкой вчиняли встречный иск за охрану собственности от советских бандитов и местных уголовников. Если и на этом хозяин не успокаивался, с ним начинали вести частные индивидуальные переговоры.
  
   Не долго пребывал на лаврах Ермек, правда ему плавненько добавили полномочий назначив полномочным представителем Хивы в Семиреченской области, зато и инструкции из центра стали приходить интересные. Сначало пришла инструкция срочно ввести в действие все производственные мощности и обеспечить стабильный выпуск спирта. Ермек недоумевал, зачем столько спирта в мусульманском в основном крае, пока не прочитал аккуратную приписочку карандашем Марии Николаевны "для импорта в Китай". Всё встало на свои места. И как он сразу не догадался, ведь в одном заштатском Лепсинске спирто-водочных завода было два. Эту проблему Ермек быстро переложил на плечи казаков и генерала Бакича в чью собственность эти заводы перепродал.
   Дальше больше. Следующей инструкцией предписывалось создать сахаро-свекольное производство. Ермек сразу начал глазами искать приписку и нашел аж две. Одна Марии Николаевны была "для импорта в Китай и на внутренние потребности", вторая была лаконична и на итальянском "привлеки меннонитов". Тут приписочка на итальянском прям таки выручила Ермека. Таинственными меннонитами оказались немецкие колонисты из Аулие-Аты, правда это была соседняя область, но никто же не запрещает сманить некоторое число колонистов для начала нового производства. Немцы оказались педантичными людьми и задачу понимали и выполняли чётко.
   Порадовал указанием и Джунаид-хан. Приказал сформировать из местных, но не русских пехотный полк, для охраны северных границ. Пришлось по этому вопросу связываться с Алты, тот посоветовал набирать из дунган.
   Вскоре пришло указание по организации в крае спичечного производства. Ермек понимал, что спички товар нужный, но хоть убей, не мог сообразить, как наладить их производство.
  
   В 1918 г. власти начали организацию спичечной промышленности в новой России. В газете "Известия Исполнительного Комитета Советов" N 100 от 21 мая 1918 г. говорилось, что при "Отделе Химической промышленности в Высшем Совете Народного Хозяйства был учрежден Главный Спичечный Комитет (Главспичка)", в который вошли кроме управленцев и специалистов представители от рабочих групп, избранных на Всероссийском съезде рабочих-спичечников.
   К тому времени отрасль почти развалилась, и без коренной реорганизации и материальной поддержки восстановить спичечное производство было невозможно. Об этикетах речи не шло. Спички решили выпускать россыпью или вразнос, или просто в мешках для удовлетворения первейших нужд.
   В феврале 1919 г. вышло постановление ВСНХ "О переходе в ведение Российской Республики некоторых предприятий спичечной промышленности". Около сорока наиболее сохранившихся и оснащенных фабрик объявили собственностью республики. На них были назначены "красные директора", установлено плановое ведение производства. Более мелкие предприятия отдали в ведение губернских и городских организаций. Тем не менее с 1917 по 1937 г. общее количество спичечных производств в стране сократилось с 89 до 17.
   Цены на спички в условиях их острого дефицита были просто сумасшедшие. В октябре 1922 г. в Петрограде коробок спичек стоил 2500 руб. (доллар США тогда стоил 1700 руб.), в феврале 1923 г. - 165 руб. (курс доллара США - 46 руб.).
  
   Следом, однако, пришёл список пород дерева пригодных для производства спичек и примерные требования к постройке цеховых помещений, там же говорилось, что оборудование и специалисты выписаны из Италии и скоро прибудут. Имелось и маленькое письмо от благодетеля Алты следующего содержания: "Ермек, приложи все старания для налаживания производства спичек. В данном предприятии есть и твоя доля лично. Подыщи место с доступом к лесоматериалам и на тракте. Начинай строить помещения цехов и присматривать надёжных работников. Что касается твоей доли в бумажной фабрике, то пока нет решения, где её строить в Хиве или Хорезме. Аллах Акбар. Твой друг Алты".
   Вскоре место он подыскал на берегу озера Иссык-Куль в поселке Рыбачий на западном берегу озера. Главными породами для спичек были выбраны тополь и осина. Благо тополя росли целыми рощами. Опять же озеро не замерзало зимой и с его берегов древесина могла круглогодично доставляться по воде в Рыбачий.
   Пока Ермек суетился в Семиречьи, вдали от большой политики и мог лишь догадываться о том, что происходило в далёкой Хиве, там бурлили нешуточные страсти. Дело в том, что после подписания мира началось "головокружение от успехов". Партия консерваторов требовала ужесточения морали вплоть до высылки всех русских, ну или создания для них гетто в городах. Партия Джунаид-хана хотела взять реванш за неудачу под Оренбургом и не хотела терять влияние в мирное время. Партию младохивинцев не устраивало существование Бухарского эмирата как такового, он явно тормозил развитие всего края и только мешал в прошедшей зимней войне.
   Интересы всех трех партий внезапно сошлись клином именно на Бухаре. Консервативные муллы обвиняли Бухару в развращении, больше всего им не нравилось почти легальное существование мальчиков-проституток бачи в Бухаре. Тут к ним присоединились младохивинцы и обвинили бухарцев в том, что они мешают делу веры, всячески препятствовали войне с гяурами, теперь же будут сидеть на торговых путях и препятствовать внутренней торговле. Партия Джунаид-хана потребовала, чтобы невоевавшее население Бухары возместило джигитам пролитую в войне кровь финансово. Противоречия нарастали и переплетались как снежный ком с горы. Бухарцам сразу припомнили всё оптом. Не прошло много времени, как начались столкновения между бухарцами и хивинцами. Драки переросли в поножовщину, а поножовщина в погромы и беспорядки. Последней каплей стал опиумный вопрос. Опиум шел через Афганистан из Индии. Хива запретила его провоз, кроме как для медицинских целей, Бухара и Коканд присоединились. Если кто-то думает, что хивинцы загорелись борьбой с наркотрафиком, так он ошибается, всё объяснялось экономикой. Опиум производился в Индии и денежки от его продажи уходили туда же. А как же быть своим родным производителям анаши? А ведь из неё потом и конфетки для детей и сладости для женщин делают. Все при деле, а тут какие-то индусы прибыли сбивают, производство развивать не дают. Непорядок это и разбазаривание народного добра. Даёшь родную среднеазиатскую коноплю, прочь иноземный опиумный мак! Эх Чуя, Чуя. Но через владения Бухары прошёл крупный караван с опием и тут же был перехвачен конниками Джунаид-хана. Разразился скандал.
   Для очищения города от скверны в Бухару направили бронеотряд и кавалерийские части. Горожане закрылись, но это не остановило атакующих. Артилерийские орудия на грузовиках снесли ворота после первого же залпа. Армия Бухары тут же растаяла как туман. Конница влетела в город и учинила погром. Совсем другие задачи были у бронеотряда и автоматчиков. Эти товарищи, не отвлекаясь на мелочи, пошли ко дворцу эмира, который и взяли штурмом. Эмир был уверен в собственной неминуемой гибели, но он ошибался, погрузив в бронемашину, его благополучно вывезли вместе с казной и другим добром и семейством. Далее, уже в Хиве, эмир покаялся в грехах и сложив с себя полномочия в пользу Хивинского и Кокандского хана, уехал с комфортом в Мекку на Хадж.
   Кокандцам достались нахаляву некоторые спорные земли и они остались довольны разделом. Хивинцы быстро наводили свои порядки и первым делом всех проституток и бачи выгнали из города на исправработы в устье Амударьи для резки тростника. Работа была адская, но нужная, так как тростник был сырьем для бумажной промышленности. Связь между наказанием была простая. На полученой бумаге намеревались напечатать Коран.
   В результате Джунаид-хан показал свою силу. Младохивинцы убрали тормоз на пути развития страны, а правоверные праздновали победу над гнездом разврата. Однако далее продолжать религиозную истерию было не в планах младохивинцев и они устроили раскол в партии консерваторов от религии. Часть образованных священнослужителей объявила о начале миссионерства и тут же взяло на себя эту миссию. Не зарезать гяура, а обратить его в истинную веру, вот под этим лозунгом теперь выступали консерваторы и находили мощную поддержку среди младохивинцев.
   РСФСР хотела было воспользоваться внутренним конфликтом в Средней Азии, но уж слишком быстро он разрешился. Да и эмир никуда не делся, а был изгнан за распутство и попустительство нарушителям Корана. Эти действия вызвали лишь волну популярности Хивы в мусульманском мире. По сути Хива не была светским государством, просто правительство и мажлис вовсю использовали религиозные лозунги, объясняя свои действия. Более того под распространением религии они продвигали расширение грамотности населения. Медресе появлялись как грибы даже в самых отдалённых аулах и кишлаках. В больших городах толпы народа теперь слушали проповеди известных богословов через радиотрансляторы на минаретах.
   Следом появились многочисленные исторические и философские кружки. Люди после работы собирались в чайхане и непрочь были пообсуждать вопросы философии, религии и истории.
   Появилось множество предпринимателей, которые начинали заниматься промыслами ранее неизвестными. Особые успехи делала лёгкая промышленность, она была призвана завалить рынок тканями и обувью. Строились автодороги и автозаправочные станции. Начали продавливаться и проекты строительства железных дорог.
   Всё европейское пропускалось через призму ислама, и вот вместо верблюдов по дороге едет автоколонна грузовиков, на бортах которых написаны суры Корана. В итальянских и русских кварталах появляются первые мессионеры-мусульмане со свеженапечатаными экземплярами Корана на русском и итальянском. В то же время появляется всё больше учебных заведений для женщин. И это не потому, что все пекуться об образовании женщин, а потому-что на ткацких фабриках работать надо и на швейных производствах тоже и на прядильных. Появляются богословы, которые начинают доказывать с использованием сур Корана равенство женщин и мужчин, а также критикуют многие запреты, наложенные на женщин. А тут ещё соседний правитель Афганистана Аманулла-хан отменил ношение паранджи, да ещё как. Царица вышла без паранджи на совет старейшин.
   Если царское правительство запрещало Хадж, то хивинское его всячески поощряла, тысячи паломников из Туркестана теперь пылили по дорогам мусульманского мира по направлению к Мекке и обратно. Также поощрялись поездки и в другие страны особенно в Италию. В том же 1922 году впервые из Италии с гастролями прилетели специально для этого переделанным из тяжелого бомбардировщика пассажирским самолётом оперные певцы в новенький оперный театр Красноводска. Это тоже было сенсацие и для Азии и для Европы. Несмотря на сумасшедшие цены, билеты в оперу исчезали и достать их было выше человеческих сил. Впервые Алты заработал больше чем жена и понял, что щоу-бизнес это будет даже покруче, чем промышленное производство. А поняв это тут же начал набирать компайнёров для организации первой азиатской киностудии. Свою идею он продвигает как всегда через партию консерваторов, убеждая, что кино это мощнейшее информационное оружие правоверных за умы людей. И поддержку, в том числе финансовую он получил. Тут же была выписана аппаратура и специалисты из Италии.
   Вскоре все три партии стали рассматривать друг друга в качестве неплохого средства для продвижения своих идей. Как сделать больше истинно верующих? Да с помощью радио, кино, книгопечатания которые обеспечат младохивинцы. Кто защитит правоверных от влияния других религий? Да крепкая армия во главе с Джунаид-ханом, истинноверующим мусульманином. А для крепкой армии что нужно? Высокий дух, который даёт высокая духовность и современные технологии, которые продвигает партия младохивинцев. Чтобы нововведения были быстро приняты и внедрились в жизнь, нужно чтобы все думали, что эти нововведения суть древних традиций и освящены религией, а не доходит через муллу, Джунаид-хановы джигиты вобъют через спину и задницу.
   А страна тем временем начинает во всё возрастающих количествах выдавать продукцию на экспорт. В Китай идёт керосин, табак, х/б ткани, спирт, ковры, кошма, свечи. Хивинцы пытаются занять на рынке ту нишу, которую обычно занимала Российская империя и по отдельным товарам это вполне удаётся. Всё больший поток итальянского экспорта теперь идёт на Хиву. И если раньше экспортировалось оружие из армейских складов, то теперь экспортируется в основном оборудование, нанимаются тысячами специалисты всевозможных профессий. А и не только итальянского. Англичане тоже поставляют оборудования для лёгкой промышленности. А разорённая войной Германия за твёрдую валюту готова продать что угодно по дешёвке. Знающие итальянский язык немцы быстро соображают, что можно хорошо заработать за границей. Из Германии ближайший путь через РСФСР и Хива договаривается покупать у своего врага транзит, за продукты питания и мануфактуру. Советы хотели поставки хлопка-сырца, но к сожалению, весь хлопок ушёл на экспорт и для нужд своей легкой промышленности. Предложили поставки спирта, свечей, мануфактуры, стекла и даже кирпича, а также продуктов питания (сухофрукты, изюм, мясо скота, соль, рыба), в обмен на транзит германского оборудования, а также поставки леса и металлов. Советы, скрипя зубами, согласились.
   Появляется первое совместное Ирано-Хиво-Итальянское авиапредприятие по пассажирским и почтовым перевозкам. Оно закупает в Италии самолёты, из хивнцев и итальянских лётчиков формируют составы экипажей и строят аэродромы и обучают персонал. Самое интересное, что появление этого предприятия было обставлено как забота о мусульманах, собирающихся совершить Хадж. Больные и престарелые теперь формально имели возможность собрать средства для перелета и дальнейшего следования в Мекку морским транспортом. И появилось соответствующее благотворительное общество, собирающее деньги на билеты специально для таких категорий пассажиров. Да и само авиапредприятие в целях саморекламы нет, нет, да и перевозило партию пассажиров без оплаты, хотя основными пассажирами стали политики, дипломаты, высокооплачиваемые специалисты и просто богатые люди, по каким-то своим делам решившие сократить время в пути и обезопасить себя от дорожных приключений.
   Для моряков, лётчиков и многих других профессий важен прогноз погоды и на территории Хивы и Ирана начинают появляться первые метеостанции, отданные на откуп военных связистов. В конце концов, сведения должны были как-то передаваться, а сами станции охраняться и оснащаться. Сводки погоды вскоре стали передавать по радио перед молитвами, чтобы таким способом привлечь к молитве не только мусульман, но и неправоверных, которые из любопытства подойдут послушать прогноз погоды, и вынуждены будут услышать начало молитвы Аллаху. Естественно партия консерваторов-исламистов поддержала эту идею и всячески помогла претворению её в жизнь.
   В 1920 году промышленности Италии грозил кризис, но Хива помогла выйти из него, так как сначала поддержала закупками итальянский ВПК и тяжёлую промышленность, а затем как клапан выпустила пар из революционеров. С одной стороны, огромное количество недовольных зарплатой специалистов эмигрировало в Хиву, с другой стороны часть промышленников, напуганных революционными выступлениями рабочих, перенесли производства в Хиву и получили барыши. То есть пар стравливался и снизу и с верху. Чем ниже падала лира, тем больше заказов на станки и оборудование поступало в промышленность. В текстильную промышленность Италии пошёл среднеазиатский дешёвый хлопок-сырец.
   Правда, оборотной стороной этой итальянской экспансии, стало появление первых профсоюзов в Хиве. Они появились сначала в итальянских кварталах, затем в русских, а потом и в туземных. Самым мощным профсоюзом были текстильщики и железнодорожники. Затем рыбаки, дорожные строители и работники хлопковой промышленности. Эти были хоть и более многочисленны, но менее сплоченные. Более сплоченными, но малочисленными были связисты, типографные рабочие, шоферы, авиаработники и другие узкоспециализированные профсоюзы только набиравшие силу.
  
   Жарким днём собрались в Красноводске почтенные богатые люди в доме Алты. А где им и собраться как не там. Пили сегодня исключительно зелёный чай, прекрасно утоляющий жажду. И разговор шёл о нём же. Сошлись на чаепитие сливки хивинского чайного общества, а именно владельцы чайных складов, чаеразвесочных фабрик, крупные перевозчики чая, владельцы чайных заведений, оптовики-перекупщики. Пробовали старый грузинский чай, свежий китайский, индийский и знаменитый и жутко дефицитный русский чай марки "Русский чай Дядюшкина". Выяснилось, что в 1920 году все плантации чая в Грузии погибли. РСФСР пока живет на старых царских запасах, но уже ведет переговоры с Китаем о поставках. Через Среднюю Азию идёт транзит чая в Иран и в последнее время этот путь полностью прибран хивинцами к рукам. Соответственно перевозчики заинтересованы в строительстве дорог в Китай как шоссейных, так и железных, большей грузооборачиваемости. Чем лучше дороги и больше объемов перевозки, тем меньше издержки и жирнее барыши. С другой стороны не мешало бы и свои плантации завести. Ведь те же англичане разводят чай в Индии и Цейлоне и судя по вкусу будут иметь успех. В дальнейшем и РСФСР чай понадобится и если хивинский чай будет конкурентоспособен, то вытеснить китайских чаеводов с рынка дело благое.
   Решений было принято несколько. Поддержать правительство при постройках новых дорог и финансово и идеологически. Так как многие перевозчики боялись потерять работу после строительства дорог. Далее была принята программа, во-первых, по созданию запасов китайского зелёного чая на территории Хивы, чтобы в дальнейшем с его помощью регулировать как закупочные, так и отпускные цены в регионе. Также широко было решено внедрять культуру чая в сельское хозяйство. На деньги чайного общества были должны быть закуплены чайные кусты в соседнем Китае, а также в Индии и на Цейлоне. Далее во многих местностях предлагали посадить один чайный куст и ухаживать за ним согласно прилагаемой инструкции. Сразу предлагалось вознаграждение за посадку и за каждый последующий год жизни куста тоже вознаграждение. Специальные инспекторы должны были проверять приживаемость кустов. В дальнейшем, тем кто вырастит кусты обещалось заключение договоров на новые кусты. Также обещалось и выделение кустов общинам, в которых опыт пройдёт благополучно.
   Чайное дело вызвало живейший интерес в самых отдалённых селениях, это был реальный способ бедному дехканину если не разбогатеть, то иметь постоянный заработок. Если куст высаживался, то на него приходило смотреть всё селение.
  
   Также распространялся тутовник и полупромышленное производство шелковичных червей. Коконы шли на экспорт за валюту или по хорошей цене на внутренний рынок в лёгкую промышленность. Там, где выращивали тутовые деревья рано или поздно появлялись шелкоскупщики, предлагавшие выращивать шелковичных червей на продажу. Это также преображало целые селения до этого момента влачащие жалкое существование. С первыми деньгами, полученными за коконы, появлялись торговцы, жаждущими продать всё, что душе угодно за эти деньги. Да и без этого везде появлялись медресе и учителя, обучающие грамоте и читающие Коран. В больших городах появляются первые газеты и другие печатные издания. В огромных количествах закупается в Италии, благо там лира падает, учебная, особенно техническая литература. Открываются первые публичные библиотеки в больших городах и первые публичные технические библиотеки, особенно при учебных заведениях.
   Отдельно надо остановиться на становлении хивинской азотной промышленности. Ведь электрификация и постройка в основном ГЭС была поставлена приоритетной задачей госудасртва и общества.
  
   При производстве азотных удобрений основным сырьем является аммиак, исходными элементами для получения которого служат водород и азот. Существует несколько способов получения синтетического аммиака. При производстве аммиака способом конверсии кокса требуется большое количество угля, а при производстве электрическим способом (разложение воды на водород и кислород электрическим током) - большое количество электроэнергии. Поэтому предприятия, выпускающие аммиак, раньше размещались в районах угольных месторождений или у источников дешевой электроэнергии.
  
   Разработаных уголных шахт в Туркестане не было, зато с постройкой ГЭС появлялось большое количество дешёвой электроэнергии, а соответственно появлялись условия для создания азотной промышленности. Азотная промышленность даёт два основных продукта: азотные удобрения и взрывчатку. Своя взрывчатка была очень нужна хивинскому государству и не только для военных. Дороги и ГЭС строились в горах, и для ведения взрывных работ требовалась своя качественная взрывчатка в больших количествах. Да и азотные удобрения в сельскохозяйственной стране, решившей осваивать новые сельхозкультуры, были не лишними.
   Так уж выходило, что новые центры промышленного производства прижимались к горам, а вернее к горным рекам, где строились ГЭС, дававшие дешёвую энергию. Вся северная долинная часть Туркестана, примыкавшая к Аралу, как-то сама собой стала зоной интенсивного сельского хозяйства с засильем крупных землевладельцев. Юг с новыми освоенными сельхозугодьями и новыми поселениями вокруг новых производств весьма между собой различались, особенно по составу населения. На юге оно было особенно перемешано.
   Несколько слов хотелось бы сказать и о чиночничестве нового госудасртва вернее о его почти полном отсутствии. Бухарскую администрацию благополучно разогнали как продажную и соответственно нарушающую Коран. В новом государстве административные должности занимать могли лишь знающие итальянский язык. Основную массу знающих язык, захапали военные, и на время войны в принципе занимать должности было некому. Лишь судьи-кази по-прежнему выбирались на местах и потом утверждались мажлисом.
   После войны ситуацию думали улучшить, но не вышло. Бывшие военные не торопились менять кавалерийские шпоры на нарукавники от чернил. Основная масса ушла в предпринимательство и бизнес. Типа свободу мы завоевали пора и богатеть. Власти, чтобы хоть как-то закрыть бреши в аппарате шли несколькими путями. Во-первых, перекладывали часть управленческих функций на местное самоуправление старшин и общинников по принципу - "спасение утопающих дело рук самих утопающих". Второй путь был также прост, как и всё гениальное, раз лучшие администраторы у военных, так на военных стоит и свешать часть управленческих функций. Так в военное ведомство попали все вопросы железных дорог, связисты, метеорологи и почти все предприятия ВПК. Особенно любили передавать гражданские функции военным в зонах боевых действий и прифронтовых зонах. Как только войска отбивали у красных селение за всё, что бы там ни слчилось они и отвечали. В прифронтовых зонах под видом обеспечения боевых действий всё руководство опять вешалось на военных. Правда, тут и обратная тенденция сразу наметилась. Военные, как только заканчивали боевые действия, старались быстро вывести войска и передать власть гражданским властям. Ну и третий способ это свешать несколько функций на одного человека, который проявил хоть какие-то администраторские способности. В результате зачастую возникал вакуум власти, как это имело место в Семиреченской области. Военные как только выбили советские войска, перебросили все войска за территорию области и сняли с себя всю ответственность за происходящее. В результате какое-то время было безвластие, а затем на присланного из центра верховного судью свалили всё, что можно и нельзя, не торопясь укреплять кадрами. Естественно, что тот в свою очередь постарался перебросить часть груза власти на местный уровень, на те же колонии немцев, казачьи круги и крестьянские общины.
   Еще больше ущерба бюрократической неналаженой системе нанесло предпринимательство чиновников. Те немногие, кто всё же вошел в аппарат управления, зачастую рассматривал его как бесплатное приложение к своему бизнесу и без зазрения совести продвигал, пользуясь своим служебным положением, личные дела. Дошло до того, что часть должностей стала неоплачиваемых и их занимали лишь те, кому было это выгодно для своего бизнеса.
   Был ещё и четвёртый способ замещения бюрократии, неприветствуемый в современных светских обществах. Ну да Хива и не провозглашала себя обществом светским. Часть функций власти передали религиозным организациям и включили их таким образом в аппарат управления. Так в Хиве не было министерства образования, всё образование пустили по религиозному руслу в виде начальных школ-медресе при мечетях и при других конфессиях. В городах были частные светские школы и гимназии на частные средства. Большинство специализированных учебных заведений финансировались за счет промышленных предприятий, на которые в дальнейшем поступали выпускники. За счет религии содержались почти все радиостанции в стране, а также большинство типографий.
   По части территорий ещё сама Хива не определилась со статусом и соответственно с организацией власти. Хуже всего ситуация была в Кокандском ханстве. Там централизованная власть существовала только в самом Коканде и практически ничего не могла контролировать. Курбанбаши на местах обладали всей полнотой власти, но некоторые восстанавливали старые структуры, некоторые новые, а большинство замкнули все властные полномочия на себя и ни с кем делиться не хотели. Но такая ситуация как никогда устраивала Хиву, вернее её промышленников и дельцов, можно было за небольшую мзду на месте купить права на землю и ту же нефть качать практически задарма.
  

Маленький бизнес рыбака Петрухи

   Однажды на нижегородской ярмарке ещё до войны брат богатого казанского купца Насибулла увидел стоящего перед конём калмыка. Калмык хотел купить коня, но денег не хватало, а продавец не уступал. И Насибулла добавил, сколько не хватало. Калмык Укурч поклялся вернуть долг. Насибулла был добр и вскоре о своём благодеянии забыл. Шли годы, менялась страна.
   В 1922 году летом в Саратове встретились Насибулла и Укурч на базаре. Еле узнал бывшего веселого казанского татарина калмык. Насибулла схоронил жену и теперь брался за любую работу лишь бы прокормить четверых вечно голодных детей.
   - Ассаляму алейкум уважаемый Насибулла.
   - Алейкум ассалям добрый человек.
   - Вы не узнаёте меня?
   - Простите, если не признал.
   - Я Укурч, Вы мне коня помогли купить. Я должник Ваш.
   - Может быть, может быть, сейчас многое изменилось. Вам не нужен работник уважаемый Укурч, я работаю за еду?
   - Зачем работник работнику? Я всю жизнь сам пас отары, но добро я помню. Тогда я был в нужде, а теперь я вижу в нужде уважаемый Насибулла.
   - На всё воля Аллаха.
   - Как говорят русские: "на Будду надейся, но и сам не плошай". Боги у нас разные, но за добро нужно отвечать добром. Я помогу тебе уважамый Насибулла и верну долг. Возьми своих детей и приходи в мою кибитку, вон она, видишь за лабазом.
   Вечером Насибулла пришел с детьми и впервые за этот год наелся до отвала сам и наелись его дети, хоть и простой пищи. Кибитки калмыков медленно потянулись на юг в края астраханских арбузов. Важно вышагивали верблюды. Солнце неимоверно палило. Шли несколько дней, пока не достигли городка Енотаевска прильнувшего к Волге как раз посередине между Царицыным и Астраханью. Здесь на базаре браконьеры из-под полы торговали черной осетровой икрой, нэпманы, проворачивали свои тёмные делишки. Укурч всех тут знал и быстро выудил из толпы нужного человека. Босого, в драной нательной рубахе, латаных красноармейских портках и будёновке бывшего красноармейца Петруху, а нынче рыбаря. Петруха себя долго упрашивать не дал и забравшись в кибитку номада принялся пить густой калмыцкий чай хурдынг ця - зелёный с молоком, поджаренной мукой и куском масла, весёлым жёлтым пятном таявшего в кипятке. Петруха крепко посолил чай и с видимым удовольствием попивал его маленькими глоточками. На его конопатом носу выступили капельки пота. Давно не стриженые выгоревшие на солнце вихры Петрухи выбивались из под будёновки и норовили залезть в голубые глаза.
   - Пей Петя, сегодня жарко, хурдынг ця пить надо.
   Петруха и не возражал, в такую жару никакая работа его не прельщала, а в кибитке от солнышка крыша войлочная защищает, хорошо вот так попить чайку.
   - Петя, человеку хорошему помочь нужно.
   - Была б деньга, отчего не помочь.
   - Нету у него денег Петя.
   - Нету денег нет и разговора.
   - Я тебе Петя за него заплачу.
   - А тебе он что, родственник?
   - Не родственник, должник я ему, большой доброты человек, коня мне помог купить первого. Сам знаешь, что для калмыка значит конь. Я не одно лето денег копил на своего первого коня, молодой был, здоровый как ты. Надо его на юг переправить.
   - Так в Астрахань можно и на телеге доехать, - парировал Петруха.
   - Петя ему южнее Астрахани надо, - Укурч понимал, что Петро всё уже уяснил, но набивает себе цену.
   - Дык там же Каспий?
   - Надо к людям его веры переправить всю семью. Единоверцам они помогают.
   - Да они всех гребут, там работы полно. Только мне то что с того будет? - Петруха выглядывал из кибитки и жмурился от солнца.
   - Верблюд, какой сам покажешь. Пасти со своим стадом буду, когда скажешь, отдам и куда хочешь приведу.
   - Верблюд это за взрослого, а с ним ещё четверо голопузов, - торговался Петруха.
   - Возьми за каждого овцу, у моих овец хорошая шерсть, сам знаешь, - Укурч готов был пойти и на такую жертву.
   - Ладно я сегодня ночью пойду на ерик пониже острова, где картошку садим, раков половить. Там меня и жди.
   Укурч сунул бывшему красноармейцу в руку кулёк с семечками и Петруха растворился в базарной толпе лузгая и плюясь во все стороны.
   Ночью Насибулла попрощался со своим нежданным благодетелем и вместе с детьми погрузился в лодку Петрухи. Тот накрыл спящих детей и Насибуллу вонючими старыми перемётами и погнал вниз по Волге-матушке неслышной тёмной тенью, скрываясь от недобрых глаз в тени прибрежных зарослей. Уже днём он был в Астраханской дельте и только ему известными путями петлял к Каспийскому морю. Выходить днём в море он конечно не стал, а взял солидную бутыль первача и парочку копчёных балыков, с чем и потопал к погранцам. Нужный человек самогон и балык принял и пообещал, что ночью пограничный катер в море не пойдёт, мотор чегой-то забарахлил, перебрать не помешает. Но только на одну ночь.
   За ночь лодка Петрухи достаточно далеко отошла от берега и с помощью Насибуллы, он начал лов рыбы. Вскоре показалось рыболовное судно под хивинским флагом. Петруха помахал призывно своей драной рубахой и вскоре судно толкнуло бортом его лодчёнку. Насибулла с детьми перешел на борт хивинца, команда которого была сплошным интернационалом. Азербайджанец, армянин, казах, русский, туркмен и даже несколько персов. Хозяином был загоревший до черноты старый итальянец, разорившийся у себя и решивший попытать счастья за океаном. Тут ему неожиданно дали кредит в Армянском банке и он приобрел на родине и перевез по запчастям вместимую мореходную посудину и не суперскоростной, зато надёжный мотор, хоть и не новый, зато перебранный, смазанный и работающий как часы. Рыбу охотно скупали по неплохим ценам и хватало на жизнь и расплачиваться с банком по процентам. С Петрухой итальянец был незнаком, но в одном полку с ним служил его наёмный рабочий из бывших красных военнопленных ещё 11 армии РККА не пожелавших возвернуться в голодающую страну. Был он из комиссаров и хоть и попал в плен раненым и контуженым очень опасался, что ему проститься разгром армии. Красовался он в полосатом бухарском халате на голое пузо, выцветшей казачей фуражке с ремешком под подбородком, чтобы не свалилась во время работы, персидские шальвары дополняли его костюм.
   С Петрухой у него был налажен стабильный бизнес по переправке "бегунцов" через границу. Вся рыба из лодки Петрухи была переправлена в трюм хивинца, а в лодку был опущен солидный бутыль чистого спирта. Вскоре Петруха ужрался в полный нуль и вырубился в лодке. Через несколько часов в таком состоянии его и нашли пограничники, вернее им сообщила о лодке с Петрухой артель рыбаков, а потом уж его выловили. Наличие контакта с контрой было налицо, спирт был хивинский, а рыбы не было. Значит сменял. Лодку обшарили, спирт изъяли, Петруху взяли под арест, а когда проспался, учтя крестьянское происхождение и героические подвиги времен гражданской войны, дали под зад пинка и вернули лодку со снастью.
   Насибулла вскоре очутился на территории Хивинского ханства и первым делом пошёл в мечеть и помолился. Тут же мулла мечети выспросил всё о его биографии, и так как мусульмане должны друг другу помогать, определил в дом к одинокой вдове и принес ей кусок ткани для пошива одежды для детей и самого Насибуллы. А вот работа для Насибуллы нашлась неожиданно быстро и как-то буднично. Насибуллу нашел итальянец-судовладелец и через бывшего комиссара РККА сообщил, что его земляк собрался строить макаронную фабрику в Красноводске, так как продукт этот востребован, особенно со всё увеличивающимся числом итальянцев. Вскоре Насибулла вышел в большие люди, став главным закупщиком зерна и яиц для макаронной фабрики. По своей крестьянской натуре он разбирался и в-первом, и во-втором, и обмануть его было очень сложно. Так как иметь дело приходилось с дехканами-мусульманами, то тут Насибулла был незаменимым человеком, а попадались и русские крестьяне-переселенцы и осевшие казаки с которыми опять же Насибулла находил общий язык. Вскоре, вникнув в производство и женившись на одинокой вдове-домохозяйке, бывший казанский татарин завел собственный птичник, нанял работников и работниц и начал сам поставлять яйца на макаронную фабрику, а пух, перья и мясо кур на местный рынок.
  

Дипломатия

   Как только был заключен мир с РСФСР Хива развила бурную дипломатическую деятельность. В РСФСР было пять крупных диппредставительств: в Астрахани, Казани, Баку, Москве и Питере. Главной задачей этих представительств было всяческая помощь братьям-мусульманам в деле свершения священного Хаджа. Любое действие советских властей против, рассматривалось как ущемление религиозных чувств верующих. Появились организации красного полумесяца, оказывающие помощь, в том числе материальную для нуждающихся братьев по вере.
   Другим интересным направлением деятельности стал Молоканский вопрос. До революции насчитывалось до полумиллиона молокан. После того как Советы отдали Карскую область Турции, верующие - молокане пожелали оттуда вернуться в Россию. Всё бы ничего и какое дело до каких-то молокан Хиве. НО! Консерваторы же поделились на две партии и победила партия, провозгласившая религиозную терпимость и мусульманское мессионерство. Кого же обращать в истинную веру? А молокан!
   Молокане отличаются символическим и аллегорическим толкованием текстов Библии. Они:
      -- признают поклонение Богу только в духе и истине (Иоан.4:23),
      -- не признавая видимых икон,
      -- не признают святых,
      -- не имеют церковной иерархии, клира,
      -- не употребляют в пищу свинину, спиртное, не курят.
      -- не делают изображения креста и не поклоняются ему, не творят крестного знамения.
   Пятый пунктик мессионеров от полумесяца добил окончательно и в Турцию были посланы полномочные представители Хивы с целью молокан переманить в Хиву. И часть переманили. РСФСР предоставило полупустынные Сальские степи для поселенцев, а хивинцы постарались включить их в экономический оборот, но выяснилось, что молокане народ затурканный крестьянский и к любым властям относящийся с подозрением и неприятием. После первых же проповедей мусульман общины замкнулись сами в себе. Однако народ был работящий и как только от них отстали духовные учителя, стали жить поживать и добра наживать, богатеть то есть. Правда с их образованием был большой пробел. В медресе при мечетях они детей не отдавали, а сами оплатить обучение в частных школах были не в состоянии. И тут их упёртость сослужила им хорошую службу. Местные мессионеры собравшись и покумекав, решили провозгласить их переходным звеном между православием и мусульманством. А раз так, получалось, что молокане по религии ближе к мусульманам, чем православные. Сама по себе молоканская вера объявлялась чуть ли не дружественной и приемлемой. И мусульмане начали помогать братьям своим меньшим обустроиться и организовать свою религию. Для них бесплатно строились дома собраний. Помогали с семенами и рабочими местами. Местное население тоже видя, что молокане наотрез отказываются от свинины, спиртного и курева прониклось к ним симпатией. И получилось довольно быстрое "вливание" молокан в Хивинское ханство.
   И наконец, немецкий вопрос. После дикого голода в Поволжье и на Украине многие немцы собрались на свою историческую родину. Только на родине их не ждали. А в Хиве требовались квалифицированные работники, да и почему бы не принять европейский элемент, раз городского населения не хватает. Среди немцев было много врачей и других специалистов. Поэтому возле немецкого посольства, возле будки охраны теперь постоянно находился диппредставитель Хивы. Стоял себе скромненько и всех недовольных направлял в своё диппредставительство. А там уже окучивали сразу и много. Обычно обещали транзит в Европу, мол сначала Хива, затем Италия, а потом фатерлянд. Как только немцы соглашались, их переправляли в ханство, а затем старались расселить, пока оформляются документы по немецким колониям. Ну как могут немцы сидеть без дела, да ещё когда рядом работают другие немцы. В результате транзитные граждане становились постоянными подданными. Немецкие колонии росли и расширялись. А значит дипломатические усилия были не напрасны.
   Хуже всего обстояли дела с Великобританий. Южный Иран британцы считали своей вотчиной, как и Афганистан. Их не устраивало сильное государство в Средней Азии. Ещё меньше устраивало британцев усиление Италии. А за счет оттока населения и заказов промышленности, а также хлопка из Туркестана Италия выходила из послевоенного экономического кризиса и даже начала наращивать текстильную промышленность. Стране по-прежнему не хватало угля, зато керосин и хлопок-сырец поступали в требуемых количествах. Итальянские капиталисты начали вкладывать деньги в азиатские филиалы.
   Если бы не заказы на британских станкостроительных заводах и фабриках военные и дипломаты постарались бы перекрыть кислород, но валюта шла из Хивы и оседала в Лондонских карманах и этот ручеёк был нужен. Тем более что хивинские дипломаты на всех углах кричали, что именно Хива защитила британскую Индию от советской угрозы и теперь является буферным пограничным с Советами государством. Опять же в Афганистан Хива никак не лезла и в Иране вела себя более чем скромно.
   В августе 1922 года Турция разгромила Грецию и сентябре взяла Измир (Смирну). Получалось, что Турция нарушала и не признавала Севрский мирный договор. А ведь по нему от Турции отделялся Курдистан, границы которого должны были быть определены англо-франко-итальянской комиссией. Хиве на Курдистан было наплевать пока курды не воюют с Ираном. Но отторжение части территории Ирана, это как-то не вязалось с политикой стабильности в регионе. Хива через Италию отстаивала нерушимость границ Ирана, но была согласна надавить на Иран с целью дать курдам автономию внутри госудасртва.
   С 1923 начались разногласия с Турцией. Пантюркизм не подходил государству ориентированному на мигрантов. Опять же клирики осуждали светский характер власти, устанавливаемый кемалистами в Турции. Хива то исповедовала политику все политические ходы объяснять с точки зрения веры. Но главным был конечно иранский вопрос. Иран был единственной страной через которую шёл весь транзит хивинской промышленности, за исключением тоненького ручейка из РСФСР и поэтому был стратегическим партнёром за которого стоило перегрызть глотку.
   Основным же вопросом внешней политики Хивы стал Синцзянский вопрос. В 1920 году китайцы перекрыли границу с РСФСР и на рынок пошли британские товары из Индии, но дорога из Индии через единственный каракорумский перевал действовала только 5 месяцев в году. Товары были дорогие. Как только начала становиться хивинская лёгкая промышленность соседний Китайский Туркестан стал основным рынком сбыта и транзитным путём в Китай. С каждым месяцем хивинцы наращивали здесь своё торговое и финансовое присутствие, началось "подкармливание" местных властей и князей. Хивинцы спешили занять здесь место Российской империи и это им пока удавалось.
   Начались серьёзные разногласия с кокандцами. Это молодое государство возглавили люди далёкие от принципов младохивинцев с их итальянским образованием. Но Коканд это центр и средоточие хлопка, а хлопок это всё. До революции и войны русские селекционеры скрестили местный сорт хлопка и американский получив сорт приспособленный к местным условиям и дающий богатый урожай. Выращивать хлопок было очень выгодно, он давал 180 % дохода. И львиную долю хлопка добывал и первично обрабатывал Коканд. А ещё из хлопкового семени многочисленные маслобойни давили хлопковое масло (техническое). Но и это не всё. Коканд был ещё и самым крупным шёлковым производителем. Да ещё и два урожая успевали снимать за год дехкане в Ферганской долине. В общем, Коканд претендовал на самостоятельность и самодостаточность, но быстро подпал под экономическую зависимость от Хивы. А погубил Коканд именно хлопок. Ещё при царе-батюшке хлопка в ферганской долине стали сажать столько, что некуда стало сажать пшеницу и другие продовольственные культуры. И хлеб стали ввозить из Сибири, Оренбурга и казахских степей. Теперь царской России не стало, а в РСФСР был голод и хлеба самим не хватало. Хива была самым крупным поставщиком мяса, лошадей и верблюдов, теперь к этому добавилась рыба и икра. На новых землях в основном сеяли продовольственные культуры. Соль добывалась также в хивинских землях. Самаркандская и Семиреченские области специализировались на пшенице и они теперь подчинялись Хиве. Вот так получилось, что буквально сидящий на "белом золоте" Коканд оказался голодным и единственным его кормильцем была Хива. Хивинцы это тоже поняли и пригрозили прекратить поставки продукции. Хан и крупные хлопкопромышленники предупреждение проигнорировали. Дехкане же и русские поселенцы сразу всю землю отвели под пшеницу и хлопок выращивать прекратили вообще. Ну да сытый голодного не понимает, пока голодный ему по тыковке не настучит. С первыми голодными бунтами хлопкопромышленники кинулись к своим недругам хивинцам за продовольствием, а те просто поменяли весь урожай хлопка на продукты по грабительскому курсу.
   После этого кокандцы уже больше не ссорились со своим соседом и включились и экономически и политически в сферу влияния Хивы.
   Нельзя не упомянуть и взаимоотношений с США. Всё оборудование хлопковых заводов и фабрик было именно совместного англоамериканского производства. Американцы вообще стремились в это время расширить свою сферу влияния в Азии. Этому противодействовали англичане. Хивинцы и пользовались теперь этими противоречиями злыдней-капиталистов в своих корыстных целях.
  

Новые хлопоты Ермека

   Хозяин Семиречья казах Ермек внезапно получил весьма солидные финансовые вливания из центра. Оказалось, что новой нарождающейся элите негде отдыхать. Аральское и Каспийские моря активно эксплуатировались, да ещё и пограничными стали. В Европу летать далеко. А в городе отдохнуть по-европейски было невозможно. Тут-то властьимущие и вспомнили про дальнюю окраину вновьприобретённых владений. Группа итальянцев прибыла к Ермеку и в его сопровождении объездили все его крупные поселения. В результате городок Пржевальск им приглянулся, как и пляжи озера Иссык-Куль. Ушлые итальянцы решили отгрохать подальше от любопытных глаз горнолыжный курорт как на Альпах, а летом ещё и пляжный отдых. Природа кругом не тронутая, красота и чистый воздух.
   И дела пошли. Ермек начал получать крупные партии переселенцев, да ещё каких - немцев. Паралельно пошло финансирование строительства шоссейной дороги до поселка Рыбачего. В самом Пржевальске вовсю строились гостиницы европейского типа и лыжные мастерские. Начали как грибы возникать модные магазинчики. Сфера услуг пухла как на дрожжах, всасывая в оборот местное нетрудоустроенное население и это почти при полном отсутсвии промышленности. Вся инфраструктура была заточена на туристов-толстосумов. Сотни рабочих потребовались, чтобы ложить асфальт. Каток то смогли переправить только для лошадиной тяги. Зато дороги строились с использованием передовой техники за копейки купленной у обнищавшей Веймарской Германии и переправленных через СССР по железной дороге.
   Первоначально в XIX веке улицы городов мостились камнями (булыжная мостовая). Начиная с середины XIX века во Франции, Швейцарии и США и ряде других стран дорожное покрытие начинают делать из битумно-минеральных смесей. В 1876 г. впервые в США применили литой асфальт, приготовленный с использованием нефтяных битумов. Впервые асфальтобетонное покрытие было применено для покрытия тротуаров Королевского моста в Париже в 30-х годах XIX столетия. В начале 30-х годов во Франции в департаменте Эн асфальтом были покрыты тротуары на мосту Моран через реку Рону в Лионе. Бурно развивающаяся дорожная сеть требовала новых типов дорожных покрытий, которые можно было так же быстро сооружать, как и земляное полотно.
   Так, в 1892 г. в США индустриальным методом была построена первая дорожная конструкция из бетона шириной 3 м, а 12 лет спустя с помощью гудронатора со свободным истечением горячего битума 29 км дороги. Асфальт оказался наиболее подходящим материалом для дорожного покрытия. Во-первых, он становится более ровным, а значит, менее шумным и обладает необходимой шероховатостью. Во-вторых, по уложенному асфальтобетону можно сразу открывать движение и не ждать, пока он затвердеет, в отличие от цементобетона, который набирает необходимую прочность только на 28-й день. В-третьих, покрытие из асфальтобетона легко ремонтируется, моется, убирается, на нём хорошо держится любая разметка.
   Летом 1839 г. в Санкт-Петербурге были покрыты тротуары на протяжении 45,5 погонных сажень шириной 5 футов (97,08 в 1,52 м) и часть моста длиной 8,5 и шириной 6,5 футов (2,59 в 1,98 м) у дамбы Тучкова моста. Первым в России наладившим изготовление асфальта был инженер И. Ф. Буттац. Стоимость 1  м« покрытия обходилась в 14 руб. Впервые русский асфальт стали добывать на Сызранском заводе в 1873 г. (на правом берегу Волги выше Сызрани на 20 км).
   В 1876 году городская дума Москвы ассигновала 50 тысяч рублей на проведение эксперимента по устройству асфальтобетонного покрытия. На Тверской улице построили несколько участков из нового материала.
   В 1902 году в Англии был изготовлен первый годный моторный каток массой 16 тонн, снабженный керосиновым двигателем в 18,4 кВт (25 л.с). Первый немецкий моторный каток с двигателем внутреннего сгорания, где в качестве топлива применялась натуральная нефть, был изготовлен фирмой "Якоб и Беккер" в Лейпциге. Он имел регулируемые ведущие вальцы, позволяющие укатывать профили с поперечным уклоном. В России эти катки стали применять в дорожном строительстве с 1909 года. Например, Петербургское земство, являющееся наиболее крупным округом, имело в 1914 году четыре паровых катка и три импортных моторных.
   Вообще-то большинство катков того времени строилось паровых, но в силу определённых условий, короче ну не было в Хиве угля в таком количестве чтобы просто так жечь в топке механического монстра катающего асфальт. Зато своя нефть, и керосин были. Ну и конечно старые катки на лошадиной тяге охотно скупались и использовались, особенно мелкими подрядчиками.
   Чтобы уж совсем по-европейски выглядеть, Пржевальск электрифицировали и даже в той же Германии заказали трамваи для городского хозяйства. В конце-концов, в Ташкенте же есть трамваи бельгийского производства, почему бы в Пржевальске не быть немецких трамваев, а заодно и уличного освещения. Зря что-ли, бухарские евреи собрали местных ремесленников-стекольщиков и организовали производство лампочек. Вообще в отсутствии российской конкуренции, загибавшиеся и разорявшиеся туркестанские ремесленники стали конкурентоспособны и стали получать массу заказов и предложений по расширению и модернизации производства. Совместные с итальянцами производства множились год от года.
   Местные промышленники сами стали разрабатывать медную руду. Мастерские при ж/д депо превращались в механические производства. Вновь начинали работать хилые чугунолитейные производства для местных нужд. Кокандцы начали вкладывать средства в угольную промышленность.

Сфера влияния

   Перерезав себе пуповину от бывшей метрополии на севере, Хива переориентировалась на юг и восток, соответственно в зону её влияния вошли Иран, Афганистан и китайский Туркестан. Именно сюда вывозилась основная доля промышленных товаров.
   Чем больше росла численность городского населения, и выделялось земель под технические культуры, тем больше у молодого государства образовывалось ртов. Проблемма с обеспечением продовольствием решалась на местном уровне путём развития рыбной и рыбоперерабатывающей промышленности и введением в оборот земель ранее не использовавшихся. Но, несмотря на два урожая в год, темпы роста городского населения и сельского населения не производящего пищевых продуктов росли быстрее, чем пищевая промышленность, которая могла бы накормить их.
   Встал вопрос, либо остановить рост городского населения, а с ним и свернуть рост производства, либо найти способ решения проблемы питания. Тут-то и было принято решение паралелльно со своим сельским хозяйством вкладывать средства и в сельское хозяйство соседей с целью, связать соседей плотнее со своей экономикой и расширить рынок сбыта своей продукции.
   Робкие закупки продовольствия частными лицами начали расти год от года и в результате вскоре в Иране, Афганистане и китайском Туркестане начали постоянно закупаться продукты питания. Соответственно начало однобоко развиваться сельское хозяйство данных стран. Больше всех с Хивой оказывается связан Иран, который кроме поставок продовольствия являлся ещё и главным транзитным партнёром Хивы.
   Ориентир на юг стал ещё понятнее с переносом столицы ханства в Ашхабад в новые районы развития текстильной промышленности. В это же время возникает идея связать дорожной сетью все три государства и провести железную дорогу от Закаспийской железной дороги до иранских портов Персидского залива. Итальянцы активно проникают в Хиву, но на государственных постах стоят не итальянские советники и марионетки, а проитальянски настроенные местные политики. Также начинается разделение по специализации поставок продуктов. Из Ирана и Афганистана поставляли пшеницу. А вот из китайского Туркестана в основном чай, рис и скот на мясо. Местные феодалы и племенная знать становятся поставщиками сельхозпродуктов и соответственно становятся зависимыми от политики Хивы, им выгодно, чтобы и далее северный сосед закупал продовольствие, закупочные цены на продукты питания растут.
   В следующем 1923 году Иран направил просьбу о помощи в уничтожении курдского государства и помощь была тут же направлена в виде спецчастей егерей, авиации и бронеотряда. Вообще хивинцы советуют южному соседу уделить больше внимания и финансов для строительства дорожной сети, а пока хивинские самолёты бомбят курдские посёлки, а егеря забрасывают минами отряды горцев. Фактически в том же 1923 году весь Курдистан был оккупирован Ираном и не без посредничества Италии вошёл в 1924 году в состав Ирана. В том же 1923 году в Курдистане произошли первые стычки с турецкими войсками, но после первой же газовой атаки с неба турки поняли, что новый противник агрессивен, крайне по-азиатски жесток, а главное обладает силами и средствами для ведения военных действий, в том числе и на чужой территории. Курдистан остался за Ираном. А между Турцией и Ираном был подписан мирный договор закрепивший новые границы. Англии очень не нравилось происходящее в регионе, и королевство Ирак договор с Ираном так и не подписал. Вообще военные спали и видели, как бы наказать Британскую империю, но средств к подобному наказанию у Хивы не было. Пока не было.
   Япония попыталась выйти в регион, но по сравнению с Италией ничего предложить не смогла, её лозунг "Азия для азиатов" для Хивы не подходил, а в Китае лишний конкурент был не нужен.
   В самой Италии в 1923 году к власти, наконец, пришел Муссолини. Его партию поддержал крупный капитал, напуганный рабочим движением, хотя накал борьбы и был снижен, а многие производства переведены в Среднюю Азию. Но его националистические лозунги как-то тоже не очень подходили к реалиям хивинцев, ратующих за рабочую миграцию в страну. Зато все недовольные фашистами потоком хлынули за Индийский океан. Муссолини не надо было даже в тюрмы сажать своих политических противников. Билет в один конец на морское судно и проблема уплывает к солнечным пескам Каракумов.
   Медленно, но верно, Хива начинает оказывать влияние и на саму Италию. Прежде всего, это сказалось в еде. Итальянские ресторанчики и пиццерии распространились по всем городам Средней Азии, и вдоль больших дорог. В них обычно ели нанятые водители-итальянцы. А хивинцы завезли в Италию моду на восточные сладости. Магазинчики восточных сладостей и специй появлялись в итальянских городах и даже в сельской местности. Соответственно в городах и сельских местностях появилось множество мелких и средних полукустарных предприятий специализирующихся на производстве сладостей для европейцев. Рецептура была старая, а упаковка новая. Сладости хорошо переносили жару и транспортировку. Теперь типографии печатали конфетные обертки, часть конфет заворачивали в шёлк или укладывали в специальные коробочки, но производители стремились продать конфеты не только богатым европейцам, но и среднему классу и людям скромного достатка. Качество сладостей было одинаковым, продукт плохого качества просто не доходил до покупателя, портясь в дороге. Обычно отличались конфеты упаковкой и ингредиентами, но все были отменного качества, ибо экономить на качестве, значило просто потерять весь товар в пути. Конфетная промышленность росла и развивалась приличными темпами и делала солидный финансовый оборот.
   Русские, оправившись от шока революции и гражданской войны стали занимать, на рынке свободные ниши. Так как все врачи были русскоговорящие, вскоре русскоговорящими стали и все аптекари в городах. А следом большое количество русского населения стало уходить в фармацевтическую промышленность. Появлялись соответствующие институты и лаборатории. Поняв суть мусульманского государства русские вскоре начали приспосабливаться к новым условиям. Так текстильная промышленность ввела печать на ткани изречений сурр Корана и новые ткани стали весьма популярны в мусульманских странах и буквально хлынули на рынок, мгновенно вымывая конкурентов из Европы. Аптекари и врачи стали ссылаться на Авицену как на непререкаемого авторитета и под его эгидой, просвещённого и самого знаменитого учёного-врача добились того, что аптеки стали распространяться и на крупные сельские поселения с мусульманским населением. Чего бояться неправоверного аптекаря, если свои знания и умения он почерпнул у правоверного Авицены?
   Снижалась смертность, а значит росло население края.
  
   - Мария! Это что у моего сына на шее болтается?
   - Ты что дорогой, совсем зрение потерял? Это крестик серебряный.
   - И какой шайтан на шею моего сына эту ...надел?
   - Я дорогой, это сделала я.
   - Хорошо, я всё понял. Завтра мы идем обрезать.
   - Чтооооо!!! Себе отрежь, если слишком длиный! Чтобы моему ребёнку пиписку резали!!! Только через мой труп!
   - Тогда снимай крестик!
   - А без крестика его в храм не пускают!
   - И нечего там делать!
   - Да почему я одна то должна туда ходить каждое воскресенье!?
   - И тебе нечего там делать!
   - Как это нечего!? Ты мою православную веру не тронь, я твою не трогаю и ты в мою не лезь. Мало того, что сиротой меня круглой сделал, так ещё и единственную ниточку мою духовную перерезать готов, варвар азиатский!
   - Я варвар азиатский!? Тогда ты хапуга европейская! Сколько тенге у тебя на счетах, а тебе всё мало. "Американскую потогонку" она видите ли решила внедрять в производство. А о безработных ты подумала, которых на улицу выкинут в результате внедрения поточного твоего производства, а о детях их?
   - А о моих детях, кто подумает? Реджеп надо замуж отдавать, а ты о приданном её подумал, кто её сироту без приданного возьмёт? И Маришка, хоть и не член нашей семьи, но в семейном бизнесе не последний человек и тоже не замужем между прочим и сирота!
   - Эта сирота вчера весь вечер по пристани под ручку с каким-то бывшим офицером прогуливалась, рыбья холера!
   - Да уж пора бы ей не только прогуливаться по набережным под ручку, а то в старых девах останется!
   - Могла бы и получше найти, и не офицера задрыпаного, а нормального местного джигита.
   - И быть любимой женой в его гареме? Ты-то не в юрте живёшь, а в особняке, а ей предлагаешь всю жизнь кизил для очага собирать? Совесть то у тебя есть? Благодаря ей почитай весь Туркестан рыбку кушает!
   - Ну знаешь! Джин с ней, пускай хоть с последним нищим целуется, но сына моего не трожь!
   - И ты не трожь! Он и мой сын, если ты не способен на большее, то пускай хоть сын с необрезанным растёт!
   - На что это я не способен?!
   - На меня уже все соседки устали пальцами показывать. Одноразовой меня обзывают. Один всего ребенок, мол с мужем только раз в постели была. А я то тут при чём, если мой благоверный вместо дома, по горам как горный козёл скачет со своими головорезами или из аэроплана не вылазит по неделям. Я между прочим шестерых хочу!
   - Ну это поправимо, пошли ка в спальню, пока меня в командировку не отправили.
  
   Через 9 месяцев жена Алты родила дочь. И после этого учредила женский комитет по защите матерей, на средства которого по всей стране начали строиться родильные дома и открываться фельдшерско-акушерские пункты.
  

Солнечная Бухара

   После изгнания бухарского эмира и присоединения эмирата к Хивинскому ханству все должностные лица Бухары потеряли свои места чиовников, а некоторые и головы, кроме одного. Скромный тюремщик Хасан Батыров не только не лишился своего места, но и стал при новой власти единоличным начальником бухарского зиндана (тюрьмы). А произошло это от того, что Хасан, в отличие от своего брата-близнеца Хусана отличался набожностью и честностью. Как только хивинцы ворвались на территорию зиндана, все служители разбежались, кроме Хасана. Он не мог без приказа бросить свою работу. А дальше командир маленького отряда хивинцев взял Хасана и обошёл с ним все ямы зиндана. Будучи человеком честным он каждому заключенному давал соответствующую характеристику. В тот день многих узников зиндана благодаря информации Хасана выпустили на волю, а вот убийц, грабителей и других уголовников по большей части добрые хивинцы подчистили, проткнув в ямах, длинными копьями. Могли бы и пристрелить, но командир приказал экономить патроны.
   Как только муэдзин с минарета призвал правоверных к молитве Хасан отказался ходить по зиндану и начал молитву, хивинцы присоединились, и решив, что верующий и честный человек им нужен, оставили его в качестве начальника городского зиндана. У всякой власти есть свои враги. Появились враги и у новой власти. А значит, появилась работа у Хасана Батырова. Камеры-колодцы наполнялись новыми узниками. Их надо было сторожить, допрашивать (часто с пристрастием), казнить время от времени. Хасаном вскоре был набран новый штат служащих зиндана. Все они отличались религиозностью, угрюмостью, неразговорчивостью и преданностью начальнику лично. Бухарцы шарахались в сторону, когда один их подручных Хасана появлялся в городе. Вокруг стены зиндана стояли колья с головами тех, кто пытался освободить узников зиндана. В других захваченных хивинцами городах подобного Хасану человека не было, а значит, все враги скурпулёзно свозились в бухарский зиндан и там благополучно помещались. "Нет свободных ям, копаем новые", - провозгласил Хасан и бывшие комиссары Туркестанской армии, засучив рукава гимнастёрок, во всю, махали мотыгами и шуровали лопатами. Бывшие беки и мурзы в потрепанных парадных халатах таскали корзины с землёй, а неправедные судьи выкладывали камнем стены своей будущей темницы.
   Славился бухарский зиндан и своими заплечных дел мастерами выведывать нужную информацию. Подходили они к своему делу творчески с позиций восточных традиций, но не чужды были и техническому прогрессу.
   Сегодня к подручным Хасана попал буддийский монах. К Далай-Ламе шёл шёл и заблудился болезный. В горах его и нашли. Вскоре монах оказался в бухарском зиндане. Почитатель Будды упорно бубнил под нос священные мантры. Подручные главного палача, зевая, раскладывали инструмент и разжигали жаровню. Сам главный палач, почёсывая объёмное волосатое брюхо в распахнутом халате, стоял уже на своём рабочем месте возле солидной плахи и примеривался, прищурив глаз к тщедушному телу монашка. Хасан почти прошёл мимо, но его остановил молоденький служитель, недавно приняьый на работу в зиндан "в связи с расширением сфер обслуживания".
   - Господин Хасан, вся вина этого человека в его вере, прошу отпустить его. Правоверные мусульмане уважают другие религии.
   - Молод, ты ещё и неопытен. Учись.
   Хасан подошёл к монаху и протянув руку, забрал у последнего молитвенные чётки. Затем понюхал их и бросил молодому заступнику.
   - Пересчитай.
   Молодой служитель пересчитал и ответил.
   - Ровно 100 зёрен-бусинок.
   - И все одинакового размера?
   - Да все одинаковы, как одна.
   - Чтобы уважать чужую религию, нужно хотя бы основы её знать, чтобы не попасть в просак. У буддистов 108 бусинок в чётках, а 36 и 72 бусины должны отличаться от иных, для удобства молитв. Кроме того имеет значение и материал, из которого бусины изготовлены. Тибетцы любят изготавливать бусины из мозжевельника, отгоняющего злых духов. Эти четки не из него.
   - Вы говорите загадками уважаемый Хасан. Я не понимаю.
   - Да тут всё ясно. Перед тобой обычный английский шпион, скрывающийся под личиной тибетского монаха, а чётки ему были нужны именно с сотней бусин, чтобы точно отсчитывать шаги до цели. Он вёл разведку горных троп и перевалов. Ну вот половину работы за палача я уже сегодня сделал.
   Тут главный палач обеспокоился.
   - Господин Хасан, необходим ли мне переводчик при пытке?
   - Думаю, он знает и несколько языков Азии, но на всякий случай возьми, бывает, что ругаются на родном языке и выдают ценную информацию.
   Но далее поговорить им не дали, так как явился текинец, в большой черной папахе, с непроницаемым лицом. Вскоре в сопровождении Хасана, они прошли к нему в кабинет, и попив зелёного чаю, долго беседовали о делах государственных тайных. Властям нужны были агенты на территории соседних государств и время от времени в зиндан "подсаживали" нужных людей, чтобы познакомить с другими нужными людьми или в целях обучения. В этот раз текинец действовал полуофициально, а если уж совсем честно, выполнял личную просьбу одного влиятельного лица. Необходим был агент в самой Москве, чтобы отыскать человека и переправить в случае необходимости за границу. Хасан предложил американца из организации красного креста. Тот уже сидел в зиндане месяца два и по мнению тюремных специалистов "дозрел". Пытки к нему не применяли принципиально, потому-что выведывать из пустоголового американца было совершенно нечего. Попался на контрабанде крупной партии бритв. Перевозчики взяли с него плату и сдали всю контрабанду вместе с контрабандистом на ближайший пост пограничников.
   Хасан вызвал американца и продолжил беседу с текинцем. Беседа зашла в сторону вознаграждения за услугу. Хасан хотел отказаться, но текинец сказал, что на этот раз просьба была направлена таким человеком, который может позволить себе отплатить любой суммой или выполнением желания. В пределах разумного конечно. Например, личный самолёт. От такого предложения начальник зиндана несколько обалдел. Текинец же выглядел по-прежнему, спокойным и умиротворённым как американский индеец. Если американец выполнит просьбу, то Хасан получит награду, а пока пусть думает, что пожелать, время у него есть.
   Разговор с американцем был короткий. Найдёт и переправит нужного человека, получит двойную сумму переправленной контрабанды бритв и в дальнейшем сможет торговать беспрепятственно, более того все его проблемы на территории хивинского ханства будут решаться вне очереди и быстро. Естественно в зиндан он больше не вернется. Если он попытаетс скрыться в Америку, то следом к американским гангстерам поступит заказ на его убийство. Для будущего заказа американца тут же сфотографировали.
   Уже спустя неделю новый представитель американского красного креста ходил по московским больницам и выяснял судьбу одного единственного человека - Распутиной Варвары Григорьевны. Вообще у Григория Распутина в семье было семеро детей, но четверо умерли в младенчестве, и выжило только трое: Дмитрий 1895 г.р., Матрона 1898 г.р. и Варвара 1900 г.р.
   Матрона вышла замуж за офицера и эмигрировала через Дальний Восток с мужем Борисом Соловьёвым в Европу. О судьбе своей младшей сестры Марочки она ничего не знала, поэтому написала письмо в Красноводск к Марии Николаевне с просьбой помочь в поиске. Слух о живой царской дочери витал в эмигрантской среде и матронино письмо достигло адресата, так как все подобные письма попадали в разведывательные органы, а там у Марии Николаевны было очень много друзей и знакомых. Большинству отправивших письма возвращались с пометкой "нет адресата". Царевна не желала лишний раз афишировать своё существование в целях элементарной безопасности.
   Однако Матроне Распутиной она отказать не могла. И дело тут не в самой Матроне и не в её отце Григории Распутине. Дело в том, что живя в ссылке в г. Тобольске царская семья нуждалась во многом, так как по пути "царский поезд" разграбили, но помощь пришла только от семьи Распутина. Муж Матроны Распутиной Борис Соловьёв связался с известным банкиром Карлом Иосифовичем Ярошинским и сумел в лихолетье добраться из Петрограда до Тобольска и передать царской семье деньги и ящик с вещами. Последнее письмо в Париже от Варвары Матрона Соловьева получила в феврале 1924 года. Работавшая в Тюмени делопроизводителем судебно-следственного отдела народного суда 4 участка Тюменского уезда Варвара собиралась ехать в Москву в надежде эмигрировать. И сгинула.
   В дальнейшую судьбу младшей дочери Распутиной резко вмешался гражданин США, и пользуясь полномочиями американского красного креста, не только нашёл умирающую от чахотки и тифа молодую женщину, но и сумел откормить, вылечить и переправить в хивинское ханство через Астрахань. За что получил солидную сумму и предложение о взаимовыгодном сотрудничестве особенно в предоставлении информации военно-технического характера из американских авиаконструкторских бюро. Довольный американец уехал на родину богатым человеком, а уважаемому Хасану пришло приглашение посетить новый курорт на Иссык-Куле. Пришлось поехать.
   Встречал дорогого гостя лично хозяин Семиреченского края Ермек. Ехали в шикарном новеньком Альфа-Ромео модели RL, который англичане прозвали "маленьким Rolls-Royce". Да и на чём им было ехать как не на итальянском автомобиле. Именно гоночный автомобиль Альфа-Ромео победил на гонках в чемпионате мира 1925 года. RL конечно был не гоночной моделью, но развивал скорость до 110 км/ч. Да в конце-концов, не последний человек был правитель семиреченского края в этом грешном мире. А всё-таки приятно было ехать в белом кабриолете по ровному как столешница асфальту. Водителем был бывший гонщик-итальянец, пользовавшийся бешенной популярностью у местного женского населения. Ермек просто платил итальянцу больше, чем тот заработал бы на гонках в Европе.
   Вместе с Хасаном в автомобиле ехали Мария Николаевна и скрывавшая короткий ёжик под шляпкой Варвара Григорьевна. Во всех селениях Ермека встречали чуть ли не как божество. Ещё бы! Благосостояние простого дехканина и скотовода в Семиречье за короткое время удвоилось. Появилась прослойка дельцов средней руки, занимавшихся строительством, транспортировкой и гостиничным бизнесом. Лозунг "Одеть, обуть и накормить" дополнился "научить, излечить" и продолжал проводиться в жизнь. Именно от количества продовольствия, одежды, обуви, фельдшерско-акушерских пунктов и медресе зависела судьба властителей в это время. Пускай у тебя нет нефтяной промышленности и ни одной угольной шахты на весь край, зато по производсту мяса на душу населения Ермек был впереди всех хивинцев. Положение его упрочивалось день ото дня. И хотя появились военные, начавшие строить аэродромы и казармы, в общем и целом, вышедший из простых казахов Ермек продолжал оставаться маленьким диктатором на подконтрольной территории и мало перед кем отчитавался. Да и деньги ему приходили в основном целевые. Построить дорогу из пункта А в пункт Б. Построил, остались ещё деньги, а это уже твои проблемы куда ты их потратишь, можешь по обочинам розовыми кустами обсадить или премию личному шофёру выплатить.
   В Рыбачем Ермек оставил высоких гостей на попечение капитану личной яхты, которая понесла путешественников в Пржевальск, в рай лыжников и ценителей нетронутой природы. Дорога вокруг озера была не готова, потому и была предоставлена яхта. Мария Николаевна решила совместить приятное с полезным и одновременно договориться с Хасаном о вознаграждении и поправить здоровье Варвары Григорьевны на курорте, ну и самой отдохнуть от дел. Мария Николаевна была беременна и хотела перед родами подышать свежим горным воздухом, а не городской пылью.
   Пржевальск встретил их толпами отдыхающих толстосумов. Улицы кишели маленькими европейскими магазинчиками и кафешками. По свежеасфальтированным проспектам шняряли мальчишки и девчёнки, предлагавшие в корзинках свежие фрукты и ягоды по мизерным ценам. Были и цветочники, продававшие цветы для джентельменов и синьоров. Тут были и итальянские толстосумы, пожелавшие экзотический отдых в Азиатской Швейцарии. Если быть честным, то единственная местная турфирма, продававшая туры в Пржевальск, принадлежала через подставных лиц Ермеку и он старался создать для тугих кошельков повышенный комфорт. Все названия и указатели обязательно были на итальянском. Даже деньги менять было не нужно, все охотно брали итальянские лиры. Охраняла город и всех в нём находящихся, не простая полиция из местных, а элитные подразделения егерей, расквартированные вокруг и в самом городе. В самом городе было полно переодетых агентов разведки. И только для колорита и видимого поддержания порядка на улицах в парадной форме стояли офицеры из дунган, попрактиковаться в итальянском.
   Отдых троицы проходил размеренно, в основном состоял из прогулок, принятия солнечных ванн и купания. Хасан говорил по-русски и итальянски плохо и в основном играл роль слушателя. Мария Николаевна с подавляющей частью отдыхающих была знакома, а остальная часть прямо жаждала с ней познакомиться или хотя бы представиться. По-вечерам все трое сидели в ресторанах и слушали музыку, играли в карты и нарды, в общем бездельничали. Несколько кавалеров, встретившись с тяжёлым взглядом Хасана, ретировались.
   Здесь нужно сделать маленькое отступление для пояснения дальнейших событий. Ко времени отдыха в Красноводске в Туркестане ломка традиционных устоев добралась и до отдельно взятой семьи. Поразмыслив, солидные среднеазиаты быстро сообразили, что иметь среди разрешённых Кораном 4 официальных жён жён-европеек не только показатель солидности и лояльности к новой власти мужа, но и просто выгодно. Посудите сами, если есть в твоем доме жена-итальянка можно не тратиться на учителя итальянского языка для детей. Учитывая, что русские и итальянские жены ещё и профессиями обладали, они выгодно в глазах будущих мужей отличались от местных женщин, да и разнообразие в постели любому мужику льстило. Отсюда появилась мода на смешанные семьи. Вторая же тенденция родилась из желания восточных женщин не отставать от своих европейских соперниц. Если у мужа было несколько жён, то одну как минимум, он отправлял учиться. Это в глазах окружающих повышало престиж самого мужа и его семьи. В дальнейшем ученая жена могла устроиться на работу и принести в семью дополнительный доход. Да и самому мужу частенько было выгодно, чтобы личным секретарём, ведавшим всей деловой перепиской, была жена, а не чужой человек.
   За жену обычно нужно было давать калым. Хоть цены на отдельных жен были более чем мизерны, например по два рубля за штуку, у большинства молодых людей и карманов то для денег в халатах не водилось, а не то, что самих денег. Но с приходом новой власти благосостояние особенно рабочей молодёжи, а на стройки и новые производства требовалась молодёжь, резко выросло. А соответственно большое количество молодых людей оказались в состоянии выплатить калым и заработать на содержание семьи. Свадебный бум стал обычным явлением в это время. Да и самим женщинам и девушкам стало проше не к старому богатею младшей женой попасть, а с молодым и перспективным мужем свою семью создать.
   Однако всё хорошее кончается. Кончился отпуск и у Хасана. Мария Николаевна отвела его в сторонку и чисто деловым голосом спросила:
   - Хочу наконец узнать, что Вы хотите в качестве вознаграждения за оказанные мне услуги?
   Вопрос был конкретный и ответ ожидался такой же. Всё время отпуска Хасан думал о вознаграждении и перебирал варианты. Не будучу дураком он понял, что ему предоставился шанс. И нужно было воспользоваться единожды в жизни выпавшим шансом. И он воспользовался.
   - Прошу руки Варвары Григорьевны. Видит Аллах, другой награды мне не нужно.
   - Варвара Григорьевна слаба после тифа и сможет ли в будущем иметь детей неизвестно.
   - У меня есть уже одна жена и дети, меня её состояние здоровья не пугает, пусть думает над моим предложением и отдыхает поправляя здоровье с Вами.
   - Чтож, уважаемый Хасан, я рада за Ваш выбор и сделаю всё от меня зависящее, чтобы Варвара Григорьевна приняла Ваше предложение благосклонно.
   Хасан озвучил своё вознаграждение и не жалел о нём. Теперь он в случае женитьбы автоматически попадал на такой верх общества, что стать постоянным или временным клиентом своего заведения ни ему, ни его семье уже не светило.
  

Почему анаша лучше опиума

   Младохивинцы и уж тем более традиционные исламисты были далеки от нарковойн, их больше другие вопросы интересовали, веры и модернизации общества, например, или быстрых способов обогащения себя любимого и своей родни. Но его величество случай в 1925 году изменил расстановку сил. В конечном счёте, страдали интересы англичан и действовали они чужими руками. Секта исмаилитов стала орудием возмездия. Тольско вот не разобравшись в хитросплетениях группировок и властей, было организовано неудачное покушение на Джунаид-хана, который в принципе, конечно был за родную бухарскую анашу, но и без неё прожил бы без проблем.
   Естественно представитель крупнейшей партии власти обиделся. Убийцу из клана ассасинов к нему притащили мёртвым. Двоим, помогавшим не повезло попасться живьём. Но заказчик остался недосягаем для Джунаид-хана. Не помогла в этом вопросе и молодая хивинская военная разведка, подвизавшаяся всё больше на промышленном шпионаже и добывании за рубежом нужных людей.
   Но это покушение всколыхнуло все кланы наркоторговцев и связанных с ними промышленников и не только их сплотило, но и направило в руки Джунаид-хана на блюдечке с голубой каёмочкой. Наркоторговцы просто испугались за свои шкуры и как крысы бросились под защиту сильного. Так получилось, что интересы государственные совпали с интересами частного бизнеса и сильный сожрал слабого. Наркоторговля стала полностью чётко и жёстко подчиняться военным и разведке. Все наркодельцы автоматически становились винтиками в государственной машине. Военные получили доступ к немаленьким денежным суммам от наркоторговли, а сами начали прикрывать торговцев наркотой. Уже в следующем 1926 году дешёвые наркотики из Хивы заполонили Афганистан и через горные перевалы и пустыни начали проникать в Северную Индию. Все наркоторговцы стали одновременно военными шпионами, причем опасными шпионами, обученными на военных базах, снабжённые оружием, имеющим чёткие цели. На территории Хивы они были добропорядочными подданными хана, отдыхали обучались, заводили семьи, а вот за границами они становились бойцами на фронте нарковойны. Афганские кланы очень быстро почувствовали переменившийся вектор торговли и будучи просто транзитёрами, перешли на транзит хивинских наркотиков. Также особый сорт конопли произрастал в граничащем с Семиреченским краем китайском Туркестане и из него тоже делали наркотики местные умельцы. Надо ли говорить, что китайские подданные вскоре перешли на службу иностранной разведки и органично влились в производство и сбыт анаши.
   А ведь из конопли не только наркотики делали, а и много чего ещё, например первые автомобили-форды в Америке делали из прессованного материала, в основе которого конопля. А ещё из семечек масло давят, из волокон канаты, веревки, мешки делают. В общем, весьма прибыльное это производство. А вот у продавцов опиума вдруг начали возникать проблемы. На Лхасской дороге почему-то перевозчики отказались везти в китайский Туркестан опиум. Одновременно то же самое, только в больших масштабах, происходило в Афганистане. Курьеры или отказывались перевозить товар или пропадали вместе с товаром бесследно, зато мешочки со среднеазиатской анашой стабильно поступали в северную Индию, минуя границы. Для удобства доставки наркоторговцы даже строительство моста через Амударью на границе с Афганистаном проспонсировали. Теперь наркоту везли не караваны ишаков по тропинкам, а колонны автомобилей по новеньким дорогам, которые в экстренном порядке на наркоденьги строили местные афганцы. Обратно машины забирали купленное в Афганистане продовольствие для растущих городов и хлопковых районов, где также закупалось продовольсвтие. Афганское правительство отнеслось к нарковойне с пониманием и заняло позицию невмешательства в торговые разборки соседей. А то, что на территории страны пропадали бесследно караваны с опиумом, так это чисто форсмажор, чего только в горах не происходит. Жители же китайского Туркестана, сами втянутые в производство анаши, заняли по отношению к продавцам опиума, а по сути своим конкурентам, резко враждебную позицию.
   Как-то так получилось, что центральные органы разведслужб хивинского ханства плавненько перебазировались в Бухару и там неплохо акклиматизировались.
  
   - Алты, ну ты хоть домой то этих наркоторговцев не водил бы, а? - опять начала распекать мужа Мария Николаевна. У нас ребёнок маленький, а глядя на их рожи у меня точно молоко пропадёт.
   - Тут ты права, физиономии у них приятностью не отличаются, каторжник на каторжнике и каторжником погоняет, но что я могу против прямого указания Джунаид-хана поделать, любовь моя. Сказано, помогать всем возможным, вот и тренируем десантников-парашютистов. Кстати парашюты им на твоих шелкоткацких фабриках тачают.
   - Я то по закону от государственного военного заказа ну никак не откажусь, тем более, что престижно самим парашюты делать, а не из Штатов за бешенные бабки, в валюте между прочим, покупать.
   - А скажи-ка мне белая и пушистая жена моя, чем там в Рейхе занимается ваша совместная с этим итальянским проходимцем Марио фирма? Вот уж на ком действительно ставить клеймо негде, бандит бандитом.
   - Нуууу. Эта фирма в принципе занимается оздоровлением экономики Германии.
   - Банкротство и затем продажа через подставных швейного и ткацкого оборудования по бросовым ценам? Хорошенькое оздоровление экономики.
   - Ну должна я как-то пополнять станочный парк, мой любимый. А это самый дешёвый способ и предложил его Марио, я лишь направляю ему деньги через наших армянских друзей, а получаю станки из Германии, и не только ткацкие и швейные.
   - Да мне тут на глаза попалась случайно номенклатурка содержимого целого эшелона под завязку забитого оборудованием транзитом прошедшего через Советскую Россию. Я понимаю, что за кусок хлеба немцы теперь всё, что угодно отдают, но это же грабёж средь бела дня.
   - Не преувеличивай, им по версальскому договору вообще многие отрасли промышленности иметь запрещено, так, что мы им помогаем избавиться от ненужного им оборудования и кое-каких технологий и всё законно заметь. Пусть развивают сельское хозяйство и выращивают сахарную свеклу.
   - Сама то хурму вон лопаешь и дынями не брезгуешь.
   - А это еда пролетариата, азиатского. Я должна хорошо кушать, потому-что я кормящая мать и твоего ребёнка кормлю грудью. Не нервируй меня пожалуйсто и прекрати водить эти провонявшие анашёй элементы в мой дом.
   - Ладно, азиатский пролетариат, я там арбузик принёс и икорки чёрной осетровой Маришка передала, ты же её любишь.
   - Одна Маришечка обо мне и беспокоится, остальные обидеть норовят.
  
   В том же 1925 году произошло важнейшее событие в экономической и политической жизни Туркестана и Ирана. Дело в том, что нарождающаяся промышленность ханства питалась в основном нефтью. Нефть это кровь экономики. Основной упор был сделан на развитие автомобильного транспорта, а автомобили требовали бензина с каждым годом всё больше. И тут специалисты-нефтяники заявили, что разведанные запасы нефти на Челенгере практически исчерпаны и требуется разведка и обустройство новых месторождений. Фергана дать требуемый объем нефти не могла, да и перерабатывающие заводы были сосредоточены на Каспии. Дело пахло бензиновым кризисом и общим экономическим коллапсом. Железная дорога, соединившая бы хлопковые районы с портами Персидского залива, ещё не существовала физически. Весь хлопок доставлялся автомобильным транспортом, либо перерабатывался в ткань и опять же доставлялся автомобильным транспортом для продажи. Лёгкая промышленность набрала такие обороты, что уже не могла удовлетворяться гужевым транспортом, хотя в районах с плохими дорогами гужевой транспорт играл основную роль. Также требовался бензин для авиаперевозчиков и что совсем кисло для мощного рыболовецкого флота на Каспии и на Арале.
   К кризису правящая верхушка оказалась не готова совершенно и тут южный пассивный до этого времени сосед - Иран избрал новую династию шахов Пехлеви, и что самое главное на присоединённых курдских территориях в Киркуке нашли месторождения нефти.
   Так как должности хана хивинского и эмира бухарского были вакантны, правящая верхушка не увидела для себя ничего зазорного в том, чтобы эти громкие титулы подарить шаху Ирана в обмен на гарантии своих прав. Формально власть Иранских шахов вдруг достигла границ поднебесной империи, фактически же укрепилась единая денежная единица, исчезла призрачная граница между двумя государствами, а с ней и таможенные сборы. Для хивинских капиталистов открыли широко двери в Иран и они туда хлынули. И в первую очередь конечно это были нефтяники.
   Хивинцы сохранили всё внутреннее устройство и систему власти, также вся хивинская армия по-прежнему подчинялась несменяемому Джунаид-хану. Для защиты новых рубежей на юг перебрасывались авиаподразделения, особенно гидросамолётов. В Италии разместили военные заказы на морские мины, торпеды и торпедные катера. Ставка была сделана на москитный флот и авиацию. Так как последняя уже наличествовала, а корабли малого водоизмещения быстрее можно было изготовить.
   Резкое увеличение и усиление шаского Ирана было неожиданностью для всего мира. На карте появилось громадное автократическое государство непонятной мощи ещё и с влиятельной проитальянской партией. Кокандское ханство практически было подконтрольным государством и соседний Афганистан всё теснее и теснее оказывался втянутым в зону развивающейся экномики этого государства. Больше всего это не понравилось Британии, сотрясаемой всеобщими стачками рабочих.
   В следующем 1926 году Иран предъявил претензии на Бахрейн до 1820 года, являвшийся частью территории Ирана.
  

Бахрейнский инцидент

   А во всём был виноват конечно Муссолини. Он в 1923 году провел силами итальянского флота и армии десантную операцию по захвату острова Корфу в ответ на убийство на албанско-греческой границе итальянского генерала Телини. И хотя в сентябре 1923 года под кукареканье местных жителей итальянские войска покинули Корфу, инцидент имел место быть.
   В отличие от Корфу, на Бахрейне не было мощных укреплений и Шейх Иса ибн Али аль-Халифа и его сын Хамад ибн Иса аль-Халифа, провозглашённый наследным принцем 26 мая 1923 года и возглавлявший городское управление Манамы с 1920 года, не могли противопоставить захватчикам боеспособные вооруженные силы. Фактически острова были под протекторатом Великобритании. Только вот Иран все договоры между местными правителями и Великобританией не признавал и считал территорию островов своей.
   С образованием нового государства нужно было громко заявить о себе соседям, а главное окружающим исламским странам. Для данных целей очень бы пригодилась маленькая победоносная война.
   Своего нормального флота, достаточного, для проведения подобной десантной операции Иран конечно не имел. Под Ираном следует понимать и присоединившееся к нему Хивинское ханство с Бухарским эмиратом. Но это не остановило Джунаид-хана и его бравых вояк. Операция была спланирована и осуществлена с помощью итальянского торгового флота.
   Военные сделали крупный заказ на итальянские боевые самолёты и торпедные катера, а также на кое-какое вооружение для пехотных частей. Пока заказ исполнялся, в Италию на кораблях прибывали "приёмщики" заказа. В результате в Персидский залив зимой 1926 года поплыли транспортные корабли, перевозившие фактически боеспособную пехотную бригаду и некое количество самолетов, торпедных катеров в разобранном виде и боеприпасов к ним. Всё это адресовалось в Иран. И до самого входа в залив итальянцы и предположить не могли, что везут практически армию вторжения. А вот когда капитанам указали портом прибытия Манаму, то началась страшная ругань. Однако трудно прекословить вооруженным до зубов пассажирам, которым срочно понадобилось сойти на берег.
   Корабли один за другим вошли в порт и разгрузившись, тут же его покинули. Высадившиеся десантные подразделения первым делом захватили порт и обеспечили полную выгрузку грузов с кораблей. Затем пехота, при поддержке одного броневика двинулась ко дворцу шейха и произвела арест всего семейства. Мелкие острова ещё не знали, что главный остров захвачен, а десантники начали строительство аэродромов и ангаров для сборки и последующего базирования самолётов.
   Первым самолётом, приземлившимся на Бахрейне, был транспортный, на котором в Иран вывезли шейха и наследного принца. Вооруженные силы никакого сопротивления не оказали. Зато жизнь сразу забила ключём. Сразу начали строительство мечети и нового медресе для обучения девочек. Поползли вверх цены на чёрный жемчуг, что не могло не порадовать местных ловцов жемчуга. Поднялось в цене и местное продовольствие, чем порадовались селяне и остались недовольны горожане. Однако вскоре горожанам предоставилась возможность пополнить кошелёк на многочисленных стройках, куда привлекались за щедрую оплату местные жители.
   Собирались и ставились на боевое дежурство быстроходные торпедные катера. Первые гидросамолеты поднялись в воздух, и теперь время от времени барражировали в воздухе над примыкавшими к Бахрейну водными пространствами.
   Единственный броневик стоял напротив Британского посольства, из которого в Лондон потоком шли истеричные телеграммы.
   Первым делом из местной таможни выгнали всех британцев и заменили местными бахрейнцами. После данной меры, популярность захватчиков резко пошла вверх, а в Бомбее на боевые корабли и транспортники начали спешно размешать английские колониальные части. Британские торговые корабли, зашедшие в порты Бахрейна, подверглись таможенному досмотру. Это был международный скандал, даже скандалище. Итальянское правительство не успевало извиняться и оправдываться за действия своих морских капитанов. Муссолини крыл своих южных "союзничков" неподражаемым итальянским матом, выпячивал челюсть, брызгал слюной и грозил кулаками. Южная и восточная Аравия жадно следила за происходящим, симпатизируя Ирану. Франция и США официально осудили действия Ирана, а на деле были только рады столкнуть лбами старую колониальную империю и слишком быстро развивающуюся азиатскую страну.
   Естественно британцы потребовали иранцев убраться с территории протектората и вернуть законных правителей на Бахрейн. Иранцы ответили отказом и начали стягивать к Ирано-Индийской границе конные отряды, а в портовые города началась переброска новых авиачастей. Резко активизировалась разведка на территории Афганистана и западной Индии. По сути, была поставлена задача - организовать восстание мусульманского населения на территории британской колонии.
   Купленые в Италии торпедные катера обладали многими недостатками: дальность плавания была ограничена, плохая мореходность, высокая изнашиваемость бортов и моторов. Катера несли по две торпеды и могли выпускать их как на ходу, так и с выключенными моторами. Могли нести катера и несколько морских мин. Военных эти катера вполне устраивали, они ждали англичан и не собирались торпедные катера куда-нибудь перемещать на большие расстояния.
   Единственной обладательницей авианосного флота после окончания Первой мировой войны была Великобритания. Но в апреле 1918-го по британской морской авиации был нанесен весьма ощутимый удар. Королевский Летный Корпус Великобритании, находившийся в ведении армии, и Королевская Морская Воздушная Служба были объединены в Королевские ВВС. И пока морская авиация находилась под их контролем, она пришла в полнейший упадок. Уровень подготовки пилотов был на порядок ниже, чем, например, в Соединенных Штатах и Японии, а те типы палубных самолетов, которыми располагал Королевский Флот, иначе, как летающими анахронизмами, назвать было сложно. И тем не менее полеты над морем, а также действия с авианосцев и в составе эскадры требовали специальной подготовки и изрядного практического опыта. А поэтому перед Адмиралтейством уже во второй раз за историю существования британских авианесущих кораблей встал вопрос о необходимости создания авиации, подчиняющейся именно флоту. Среди сторонников этой позиции был и Уинстон Черчилль, ставший вскоре Первым Лордом Адмиралтейства. В результате подразделение, получившее наименование FAA (Fleet Air Arm), или Воздушные Силы Флота, удалось сформировать только к апрелю 1924 года.
   К моменту окончания Первой мировой войны в составе британского парка авианесущих кораблей находилось три авианосца -- "Аргус", "Фьюриоз" и "Виндиктив", еще два -- "Игл" и "Гермес" -- находились в процессе постройки. "Гермес" -- первый в мире корабль, изначально спроектированный как авианосец, был заложен англичанами в январе 1918-го на верфи "Армстронг". Разработка документации, да и само строительство шли довольно быстро, но после того, как с Германией было заключено перемирие, все работы были приостановлены. По окончании войны потребность в новом авианосце стала для Адмиралтейства уже далеко не столь очевидной. И лишь в 1920-м "Гермес" был переведен в Девонпорт на достройку.
   В 1922 году был поставлен на ремонт и очередную модернизацию авианосец "Фьюриоз", вошедший в строй еще во время Первой мировой. Легкие линейные крейсера "Корейджес" и "Глориес" оказались неудачными, поскольку даже с учетом сильного вооружения и высокой скорости хода несли крайне слабое бронирование. А потому в июле 1920-го было решено перестроить их в авианосцы по тому же типу, что и "Фьюриоз".
   Итальянцы авианосцы не строили в принципе. Зато они создавали неплохие гидросамолёты. А по поводу последних у младохивинцев был настоящий заскок. Ну вот хлебом их не корми дай гидросамолётов. А тут в Италии в 1922г. Алессандро Маркетти назначили техническим директором и главным конструктором компании "Сочиета идроволанти Альта Италиа" "Общество гидросамолетов Верхней: т. е. Северной Италии" в итальянской аббревиатуре IAI более известной под торговой маркой "Савойя". Маркетти был весьма неординарным человеком и столь же неординарно большинство его конструкций. Гидросамолет S.55 - одна из самых известных итальянских машин и, пожалуй, одна из наиболее необычных по своему облику.
   Под центропланом можно было подвешивать бомбы, торпеду или морские мины. Типовые варианты нагрузки: одна бомба в 800 кг или две по 500 кг, или четыре по 250 кг, или одна торпеда.
   На испытаниях самолет показал максимальную скорость 190 км/ч. По нынешним временам это, конечно, не впечатляет, но тогда для большого гидросамолета выглядело очень неплохо. (Следует также учесть, что в те времена сбрасывать торпеды на больших скоростях было просто невозможно). Самолет был принят военными и отправлен на войсковые испытания в 143-ю разведывательную эскадрилью в Венеции. Второй S.55 оснастили более мощными двигателями "Лоррен-Дитрих" LD12Eb по 400 л.с. Это добавило примерно 20 км/ч к максимальной скорости. Вел себя самолет на воде превосходно. Лодка уверенно взлетала и садилась даже при значительном волнении моря. Скороподъемность и потолок были далеко не выдающимися, но для морской машины это сочли не очень важным.
   Однако раньше военных в 1925 году компания "Аэро эспрессо итальяна" для линии Бриндизи-Стамбул заказала летающие лодки типа S.55C и в том же году получила готовый серийный самолёт. Надо ли говорить, что именно эта фирма имела несколько филиалов на территории Туркестана, а в совете директоров присутствовали лица с явно не итальянскими фамилиями и именами. Летающая лодка делалась из дерева, ткани и фанеры. Военные заказали более мощные моторы, убрали пассажирские кресла из салона, поставили бомбодержатели и наладили выпуск гидроторпедоносцев в южных портах Каспия. К началу Бахрейнского инцидента насчитывалось уже две эскадрилии таких гидросамолётов по двадцать штук в каждой. Могли бы и побольше сделать, но покупные моторы кончились и производство встало.
   Командовал иранской, а по сути, хивинской морской авиацией Абдылла, а вот для действий непосредственно с Бахрейна выделили самолёты как наземного, так и водного базирования и назначили человека опасного и импульсивного. Лучше всего подошёл для этой роли Алты.
   Боевые действия, как и предполагали англичане начались при подходе десантной эскадры к Персидскому заливу и территории Ирана. Конвой транспортных судов охраняли броненосные крейсера, которые должны были артогнём обеспечить высадку с кораблей. Также имелся и авианосец с которого в воздух поднимались самолёты разведчики. Ими то и был открыт счёт. Первого же перса, появившегося в воздухе со стороны Ирана, немедленно сбили. Вскоре показалось ещё несколько устаревших самолётов и вновь британские лётчики на виду у всей эскадры атаковали и сбили в воздушном бою одного перса, а остальные поспешили ретироваться. В течении дня, на десантную эскадру налетали, вернее без всякого успеха пытались это сделать ВВС Ирана. Ближе к вечеру появились одиночные торпедные катера, но после того как один из них на полном боевом ходу внезапно заглох и был расстрелян артиллерией, катера поспешили удалиться и не пытать боевое счастье.
   Джунаид-хан к концу дня был в ярости. И было от чего. Хвалёные "летуны", на которых тратили бешенные суммы в тенге и валюте показали себя совершенно неспособными решать боевые задачи. Корабли противника без потерь прошли в Персидский залив и были готовы сбросить десантные части в море с островов Бахрейна. Абдылла, что-то бубнил в телефонную трубку о неготовности аэродромов, и о проблемах при сборке самолётов на них. Он валил на Алты вину за срыв операции, так как тот забрал на Бахрейн лучшие экипажи самолётов, особенно гидроторпедоносцев. Досталось и флотским, но у тех была готовая отмазка. Купленые торпедные катера не обладают достаточным ресурсом топлива для действий вдали от баз, а доставить их в район боевых действий нечем. Единственный гражданский пароход доставил три катера, но мотор одного из них заглох и катер в бою был уничтожен, остальным дан был приказ уходить.
   На приказ Джунаид-хана о выделении самолетов для дальних действий Алты попросту наплевал, сказав, что не будет рисковать лётчиками без надлежащего истребительного прикрытия, которое не могут ему обеспечить аэродромы на юге Ирана.
   Британцы ночью высаживаться не думали и вся эскадра бросила якоря у берегов Катара.
   С раннего утречка Алты собственной персоной показался над кораблями эскадры на истребителе-биплане. С палубы авианосца тотчас же поднялся в воздух англичанин с целью сбить наглеца. Но Алты тут-же снизился, и сбил не успевший набрать высоту самолёт. Утрений кофе англичан был испорчен. Корабли открыли шквальный огонь по нахалу. С палубы попытался стартовать второй самолёт и вновь был сбит, как только начал набирать высоту. Покачав на прощание крыльями, Алты улетел на аэродром Бахрейна. Он убедился, что воздушное прикрытие у эскадры слабое, а его истребители вполне справляются с истребителями англичан. Не успели англичане раскочегарить судовые котлы, как со стороны Бахрейна показалась первая эскадрилия торпедоносцев S-55 под прикрытием многочисленных истребителей сухопутного базирования. Поднявшиеся в воздух самолёты англичан тут же были связаны воздушным боем истребителями врага. В этой круговерти зенитчики долбили и по-своим и по-чужим, тем более, что бипланы были похожи друг на друга как братья близнецы. Другое дело торпедоносцы S-55. Две лодки под одним крылом и двумя моторами сверху, не спутаешь ни с чем. Между лодками была расположена одна торпеда А-63, которая поражала цель на дальности до 6 км. Целью атаки всей эскадрилии были не боевые корабли и не корабли, транспортировавшие войска, а танкер. В два захода первая эскадрилия выпустила двадцать торпед и тут же ушла обратно за боеприпасами. Танкер рванул знатно и начал гореть огромным чадящим факелом. Факел зажли с целью обозначить противника для топедных катеров, которые до этого времени ждали своего часа и бездействовали.
   Вторая эскадрилия торпедоносцев S-55 и вовсе не долетев до конвоя, высыпала в море кучу бакенов, из которых повалил густой дым. У истребителей прикрытия стало кончаться горючее и боеприпасы и они вынуждены были отступить вместе с освободившимися от груза S-55. Кинувшиеся было в погоню англичане были отогнаны пулемётным огнём кормовых пулемётов с гидропланов и вернулись на авианосец.
   Тем временем настал звёздный час военных моряков нового азиатского государства. Под прикрытием поставленной самолётами дымовой завесы из бакенов несколько десятков торпедных катеров выключили основные моторы и включили бесшумные электрические. Целью катеров конечно были тихоходные морские транспорты с десантом. Каждый катер выпустил две торпеды, после чего дал дёру. Боевые корабли сумели сманеврировать, а вот транспортные сразу два парохода получили серьёзные пробоины и быстро пошли ко дну. Вслед за уходящими торпедными катерами, которые уже не скрываясь включали основные моторы и уходили на максимально возможной скорости бросились более-менее скоростные миноносцы и лёгкие крейсеры.
   При проходе через дымовую завесу крейсер, а затем и один из миноносцев наскочили на морские мины. Крейсеру оторвало носовую часть и он зарывался в воду, обнажая воющие в воздухе винты. Миноносец просто разнесло взрывом на куски. Видя гибель своих кораблей, англичане остановили преследование и поспешили на помошь тонущему крейсеру, тем более, что быстроходные торпедные катера налегке всё больше увеличивали отрыв от противника. Тут-то на англичан и налетела, успевшая за это время подвесить бомбы на место торпед первая эскадрилия S-55. Сразу два миноносца стали жертвами бомбардировки, а один из подошедших на помощб крейсеров получил попадание в палубу и теперь команда боролась с возникшим на палубе пожаром. Не пытаясь подойти к основному конвою, отбомбившиеся, S-55 ушли на базу.
   Пока англичане вылавливали тонущих десантников, на торпедные катера подвешивали торпеды и заполняли баки горючим, а самолёты заправляли и пополняли боеприпасы. Теперь действовать должны были одновременно и воздушные и морские силы. Задача ставилась прежняя: потопление транспортных кораблей, но допускались и иные цели. Алты приказал топить пароходы, но если будет возможность поджечь и авианосец.
   Теперь англичане встретили самолеты противника всеми имеющимися палубными истребителями и зенитными средствами. Вперёд рванули истребители Алты и вскоре над кораблями закружилась огненная карусель из гоняющихся друг за другом истребителей. Тем временем обе эскадрилии S-55 поднялись выше и с безопасной высоты произвели бомбометание. Результат такого бомбометания оказался почти нулевым. Одна бомба угодила в пароход и начавшийся пожар был быстро потушен, вторая попала в один из крейсеров и своротила кормовую орудийную башню. Больше повезло торпедным катерам. Они сумели торпедировать один из транспортов и поставив дымзавесу убраться восвояси. Зато после битвы истребителей на палубу авианосца вернулся лиш один самолёт. Большинство торпедных катеров из-за мощного огня, не смогли подойти на дистанцию пуска торпеды и повернули обратно. Англичане сбили зенитными средствами и истребителями пять самолётов прикрытия и ещё два повредили.
   Поняв безрезультатность высотных бомбардировок и одиночных торпедных атак, Алты решил переменить тактику и связавшись с моряками, договорился о новых совместных действиях. Теперь на истребители нагрузили бомбы и цель их была отвлечь внимание корабельных ПВО на себя. Две эскадрилии S-55 на этот раз с торпедами на борту должны были напасть одновременно с двух направлений и идти как можно ниже над водой. Торпедные катера должны были самостоятельно поставить дымовую завесу и под её прикрытием произвести массовую торпедную атаку на врага.
   План атаки удался лишь частично. Истребители начали бомбёжку и даже было несколько удачных попаданий бомб, по крайней мере на одном из пароходов от близкого разрыва вышло из строя рулевое управление и он начал описывать круги. Нападение торпедоносцев с двух сторон оказалось для британцев неожиданностью и они не смогли сосредоточить огонь ПВО. Пущеные торпеды повредили тяжёлый крейсер, взлетел на воздух миноносец, а авианосец и сразу три транспортника получили солидные пробоины.
   Торпедные катера подошли как раз в то время когда авиация уже возвращалась. Англичане били из всех калибров и образовали сплошную стену разрывов. Два катера, сунувшиеся было ставить дымзавесу, разнесло в щепки, остальные не стали атаковать и вернулись на базу. Единственный истребитель англичан погнался за уходившими S-55 и был сбит из кормовых пулемётов.
   Английскому адмиралу было уже не до десантной операции, он понял, что атаки продолжаться пока эскадра не отойдёт на почтительное расстояние от Бахрейна. Был отдан приказ на отход судов, только вот выполнить его могли не все корабли. Часть была вынуждена остаться для устранения повреждений. Уже к вечеру они были атакованы истребителями с бомбами и торпедными катерами. Две эскадрилии S-55, взяв торпеды, пошли следом за английской эскадрой. Обнаружив ковыляющую эскадру, торпедоносцы набрали высоту и опередили её. Далее, чтобы не тратить ценный бензин гидросамолёты сели в море на пути эскадры и заглушили двигатели, благо погода позволяла это сделать. Им оставалось только ждать и выпустить торпеды на приближающиеся корабельные огни, после чего завести моторы и по навигационным приборам уйти на Бахрейн. Ночная торпедная атака в открытом море была неожиданной, а потому результативной. Получили пробоины сразу три боевых корабля, авианосец и четыре транспортника, из которых два сразу пошли на дно.
   Можно было повторить атаку, но у Алты кончились к тому времени и торпеды и бомбы, да и запасы топлива для самолётов были на исходе. Но нельзя забывать о Абдылле который должен был оправдаться за предыдущий провал. К тому времени он сумел сколотить три эскадрилии из всего, что могло подняться в воздух. И хотя нападавшие действовали как попало, их было много, а у англичан не осталось ни одного истребителя. Команды кораблей были подавлены. Многие корабли были повреждены и дымили непотушенными пожарами. В результате налёта был поврежден флагманский корабль, а сам адмирал контужен и перемещён на лазаретное судно. В отсутствие командования было принято решение кораблям прорываться в Бомбей по-одиночке. Интенсивность огня зенитной артиллерии упала в разы и архаичные аэропланы Абдыллы практически безнаказанно бомбили, торпедировали и расстреливали транспортные корабли и корабли, потерявшие ход в результате повреждений. Практически эскадра была разгромлена в течение трёх дней и одной ночи.
   Новость о поражении английской десантной эскадры всколыхнула все мировые державы. В районе Персидского залива появился новый агрессивный игрок. Мировое сообщество было уверено в продолжении войны между двумя державами, но этого не произошло из-за политики Ирана, вернее Хивы под иранским покрывалом. Англичане ждали восстания в Индии и перехода сухопутных границ. Но этого не произошло. Хивинцы были верны своей ущербной тактике "ударил-отступил". По окончании морской битвы за Бахрейн у ВВС и ВМФ Ирана практически не осталось торпед, морских мин и бомб. Воевать на море было нечем. Иран официально войну Британии не объявлял и лишь высадил войска на спорной территории, которую считал своей. Для нападения на колониальные владения Британии причины военные не видели.
   Волнения в арабской среде в Аравии и Катаре поддержки Ирана не получили. Посол Ирана в Италии обратился к дуче с просьбой, уладить конфликт, пока он не перерос в масштабную войну в Азии. На Бахрейне к тому времени ещё не открыли залежей нефти и в глазах знающих людей он представлялся всего лишь кучкой пустынных островов с жемчужными отмелями и удобным географическим положением. Иран настаивал, чтобы все договоры, заключенные с шейхом Бахрейна были одобрены шахом Ирана и только после этого признавал их действительность. Конфликт скатывался к дипломатии. Англичане не хотели терять лицо, но и воевать после разгрома эскадры не хотелось.
   Военные действия так и не начались, а дипломатические переговоры, при посредничестве Италии затянулись. Иранцы начали выплаты частным лицам, пострадавшим от военных действий. В Британии началась всеобщая забастовка и война как-то не состоялась и всё.
   Абдылле Джунаид-хан погрозил строго пальцем и угостил кумысом, а Алты обнял и назвал шайтан-летуном. Наград никому не дали, типа войны же не было, так мелкое недоразумение. Шах Пехлеви даже в гневе указ издал и уволил министра иностранных дел и посла в Англии. Но военных всё же поощрили деньгами, а рядовых удлиненными отпусками вне очереди.
   Обе страны сделали вид, что ничего необычного между ними не случилось. Две собаки сорвались с поводков у хозяев и погрызли друг друга. Больше досталось английскому бульдогу, хозяева учтиво приподняли котелки в знак уважения и разошлись по своим делам.

Тактика, стратегия и домашние дела.

   - Ну наконец-то, я уж заждалась.
   - Да, Маш, дела всё, британцы проклятущие понагнали своих корыт, пришлось постоянно барражировать с торпедами чтобы видимость создать агрессивности.
   - Садись скорей за стол я тебе макарошек отварила с сыром, как ты любишь.
   - Ды ты обалдела совсем! Ураза! Какие к шайтану макарошки с сыром!? От утреннего, до вечернего намаза даже воду пить нельзя! И целоваться кстати тоже.
   - Э нет, меня на мякине не проведёшь. Алты, Алты! Как не стыдно родную жену обманывать.
   - Я и не обманываю.
   - Уважаемый шах Ирана в полном согласии с учёными муфтиями издал указ, а муфтии придали указу силу фетвы о том, что лётчикам и вообще военным при выполнении боевых заданий Уразу можно в месяц Рамазан не соблюдать. А тебе по военным нормам, как истребителю вообще усиленное питание положено мой милый. Так что садись и кушай макарошки с сыром любимый лгунишка бахрейнский.
   - Нет, мой тушканчик пустынный, я не при выполнении боевого задания нахожусь, а в отпуске, потому Ураза и меня касается. Так что до вечернего намаза ни крошки, ни капли. Мы, офицеры, должны показывать пример подчинённым.
   - Кому ты в отпуске будешь в стенах дома показывать пример? Тут подчинённых нет.
   - Нет ну ты же меня явно в грех вводишь, женщина.
   - Ага ввожу, а макарошки не с простым сыром, а с горгондзолой.
   - С горгондзолой говоришь?
   - А на десерт у нас будет...
   - Молчи, лучше молчи, женщина и не вводи меня во искушение.
   - Маскарпоне, лёгкий как облака в небесах. Ты же любишь облака Алты? Они такие пушистые, влажные.
   - Аллах наказал мужчину женщиной и наделил женщину языком змеи. Горе мне правоверному. О маскарпоне! Грешница, да знаешь ли ты, что полагается, нарушившему пост?!
   - За самовольное нарушение поста без уважительных причин мусульманин обязан восполнить пропущенный пост 1 днём поста и заплатить нуждающемуся определенную сумму, равную 1 са`а пшеницы, или продуктами, купленными на эту сумму денег. Ну что мы нищие, не купим пшеницы бедняку? А ты потом попостишься, как далеко от дома будешь. И вообще я ставни закрою, чтобы тебя не смущать.
   - Ну закрой, ой позор на мою голову.
   - А ещё я знаю, кушай, кушай, мой герой.
   - Ммм?
   - За занятие любовью в светлое время суток необходимо возместить этот день 60 днями непрерывного поста, или накормить 60 бедняков. Ты кушай, не отвлекайся, я уже в ближайшей чайхане заказала ужин на 60 бедняков, так, что тебе всего лишь 60 дней попоститься останеться, всё равно я тебя месяцами не вижу.
   - Да ты с ума сошла, грешница!
   - Тебе что бедняков не жалко!?
   - Да при чём тут бедняки?!
   - Ну знаешь не каждый день такая халява бедолагам поесть от пуза за счет грешника. Опять же это твой имидж поднимет.
   - Это как?
   - А так, другие втихушку грешат, а ты у всех на виду согрешил и тут же искупил, все знают, что ты правоверный и соблюдаешь суры Корана свято.
   - Ну так-то оно так. Хотя грех же!
   - Грех то с орех. Ты чего на макароны то накинулся? Сроду не ел что-ли? Я детей к брату твоему спровадила, так, что пошли посмотрим не отстрелили ли тебе в воздушном бою чего нужного.
   - Говорили мне братья, не женись на русской, - продолжал ворчать Алты с набитым ртом, идя в спальню.
  
   Уже к вечеру Алты сидел на военном совещании у Джунаид-хана. Рассматривались вопросы взаимоотношений с соседями. С Советской Россией был мир и он пока устраивал обе стороны, хотя Азербайджан и рассматривался как объект для нападения. Афганистан был союзником и планы командования здесь были направлены на создание нормальных дорог для быстрой переброски воинских контингентов. Индия была Британской колонией и хотя Западная часть была населена мусульманами, боевые действия здесь всерьёз не рассматривались. Ирак был тоже Британским. Турция была мусульманским государством и её рассматривали также как будущего союзника, но бывшего врага. Взгляды военных были прикованы к западному Китаю. Тут были мусульмане, тяготевшие к своим единоверцам и Хива, а затем и Иран всячески давали понять, что ето движение на воссоединение приветствуется. Местная знать уже посылала молодёжь учиться в соседний Туркестан, особенно старались по религиозной линии продвинуть отношения. На деньги, собранные на западе были построены многие мечети в китайском Туркестане. В религиозном аспекте опасались влияния соседнего Тибета. Но открытое военное столкновение с Китаем было на совещании отвергнуто, не смотря на политическую нестабильность и слабость последнего. Дипломаты возражали, ссылаясь на членство обоих государств в Лиге Наций и на неурегулировании вопроса вокруг Бахрейна с Великобританией. Одно дело оттяпать маленький островок и совсем другое громадный край. Военные экономисты указывали на техническую слабость армии. С помощью мобильной конницы Иран захватит спорную территорию, но затем придётся вступить в затяжную войну с Китаем. Война эта будет крайне невыгодна и в военном и в политическом отношении. У страны нет бронетанковых частей, практически отсутствует тяжёлая артиллерия и флот. А придется перевозить пехоту на огромнее расстояния и держать её в окопах годами против китайской пехоты. А ведь китайцев, что саранчи. Вывод всем был ясен - "захватить - захватим, но не удержим". На войне настаивали лишь командиры кавалерийских частей. Джунаид-хан надеялся на "летунов", но Алты придерживался мнения, что авиация к войне в Китае не готова ни физически, ни морально.
   И тут же Алты подсластил пилюлю и сказал, что авиацию нужно готовить в будущем именно для войны в Китае. А для этого сделать упор на создание авиачастей с базированием на земле, а не гидросамолётов. Также он настаивал на создании спецчастей авиадесантирования, чтобы можно было внезапно и быстро решать задачи захвата ключевых точек на дальнем расстоянии. Это понравилось Джунаид-хану, но не понравилось представителям тяжелой промышленности, которые предлагали начать танкостроение и создание тяжелой артиллерии. В результате совещания было принято решение в виду слабости тяжелой промышленности от производства танков, подводных лодок и надводных тяжелых кораблей отказаться, как отказаться от производства тяжелых артсистемм. Все силы промышленности были брошены на авиастроительство, производство минометов, гранат, стрелкового вооружения, особенно автоматического оружия. Военным морякам была кинута косточка в виде разработки совместно с авиторами проекта первого авианесущего корабля. Так как огневой мощи будущей армии опять не хватало, на авиацию ложились задачи по поддержке непосредственно пехоты в бою. В связи с нехваткой средств огневой поддержки ставка опять делалась на повышенную мобильность. Допускались отступления воинских частей с целью маневра на значительные расстояния и оставление противнику крупных населенных пунктов и стратегических объектов. Для усиления обороны упор делался на минное дело. Установить самодельную мину должен уметь любой пехотинец и кавалерист. Численность горнострелковых и высокогорных спецчастей увеличивалась. По сравнению с армиями европейских стран в армии Ирана наметился явный перекос в сторону авиачастей и узконаправленных спецчастей. Главной ударной силой по-прежнему оставались кавалерийские части, но Джунаид-хан дал понять "летунам", что большие надежды возлагает на новые десантные части, во всяком случае экономить на качестве парашютов правительство не будет.
   Пока основной костяк авиации оставался в районе Персидского залива. Дело в том, что на Бахрейне вездесущие нефтяники нашли-таки нефть, но даже говорить об этом, не то что добывать было опасно. Пустынный остров стал сразу не таким уж и пустынным. Но политикам и военным было выгодно, чтобы его считали всего лишь кучкой песка и камней. Однако защищать эту кучку воздушный флот и торпедные катера должны были до последней возможности.
   До проблем дунган и уйгуров Ирану было далеко, но в этой части Китая начали разведку нефти и угля, и оказалось, что есть и то и другое, да ещё и золото имелось. Конечно тихой сапой промышленники свои мохнатые ручёнки в край потянули, но им нужны были дороги для вывоза сырья и ввоза продукции, нужна была защита и стабильность, а всего этого местная китайская власть была не в силах предоставить.
   Пока же к границам с Китаем подтягивались асфальтированные дороги. Строились новые аэродромы и ремонтные мастерские. Всё глубже и глубже пускала корни разведка за счет местных наркопроизводителей и продавцов анаши. Дунгане и уйгуры, идущие на Хадж в Мекку всюду встречали приют и содействие. В кишлаках и аулах их принимали чуть ли не как мучеников веры. Участились браки между китайскими подданными и подданными шаха Ирана. А главное, совершившие Хадж видели, что соседи живут лучше их. Что не нужно платить взятки чиновнику-иноземцу, что последний бедняк может научиться читать и писать и найдёт работу, позволяющую ему прокормить себя и семью. Лозунг "Одеть, накормить и обуть" претворялся в жизнь. Электрификацию и авиацию вообще воспринимали как чудо. Люди впервые в жизни ехали не на лошади, а на автомашине по хорошей дороге. Симпатии к Ирану и антипатии к Китаю возрастали с каждым мусульманином, совершившим Хадж. Китай воспринимался как тормоз на пути к развитию, а соседний Иран как рай для правоверных. Многичисленные общества помощи единоверцам всячески поощрялись и финансировались.
   Дошло до того, что в пограничных районах местное мусульманское население обращалось по ряду споров к судьям за границей, считая, что данные судьи более беспристрастны и главное грамотнее, учёнее, а значит, лучше знают Коран и нормы Шариата.
   Предприниматели из Ирана теперь селились на приграничных территориях и вели сезонный образ жизни. Обычно закупали сырьё в Китае и вывозили его в Туркестан, а затем, распродав, возвращались с партиями товара и распродавали его уже на территории Китая. Дошло до того, что даже некоторые китайцы, в основном связанные с Туркестаном торговлей стали лояльно относиться к Ирану и более агрессивно к китайской власти на местах. Особенно это коснулось торговцев рисом и чаем. Если чай шёл централизовано, то рисом торговали и частные лица тоже. Контрабандизм процветал пышным цветом. Обычно у контрабандистов была при себе бумажка об отсрочке таможенных платежей и пограничники пропускали спокойно и товар и продавца. Мелкие торговцы настолько наводнили приграничье, что власти Китая смотрели на это безобразие сквозь пальцы и проводили сбор таможенных сборов только в крупных городах и на крупных дорогах, наплевав на мелких нарушителей.
   Скупая у местного населения конопляное масло, и волокно за бесценок, ушлые торгаши тут же перепродавали сырьё на фабрики. Особенно поощрялось производство фанеры из волокна конопли. Его прессовали под большим давлением и проспиртовывали. В результате через несколько лет получался материал пригодный для авиационной и автомобильной промышленности с характеристиками близкими к характеристикам стали. Это было выгодное долгосрочное вложение капитала. Особенно этим с большим размахом занялись производители спирта и наркотиков. Вдоль границ росли как грибы склады и сами фанерные фабрики. Местное население получало дополнительные рабочие места на данных фабриках и складах.
  
   Кутлуш пришел с охоты и принёс несколько лисьих шкурок и тушку кабарги. Он уже скопил немного мускуса и охотился на самцов кабарги именно из-за него. Только вот пока кабаргу поймаешь, взвоешь волком. Жена, его стройная Назугум была рада. На дастархане появился койган аткя (лёгкое, политое жидким тестом) и чон нан (вид хлеба).о
  
   В уйгурской кухне существует более 40 способов приготовления хлеба. Его пекут и в тандыре, и казане, и сковороде, и на углях.
   Пока Кутлуш ел, Назугум рассказывала новости.
   - Помнишь у нас в кишлаке жил казак с семьёй?
   - Семёнов?
   - Да! Видели его на перевале. Он в пограничной охране служит, хорошо живёт, привет тебе передавал.
   - Прямо мне?
   - Нет, ну всем передавал, с кем в кишлаке жил.
   - Зачем про Семёнова сказала?
   - Я коконы шелкопряда собрала, мускус ты и шкурки добыл, но это всё за копейки тут скупают, а потом за границей продают и богатеют, у тебя ружья хорошего нет. Это того гляди от старости разорвёт и покалечит тебя. Урожай плохой будет, зимой голодать будем. Съезди за границу, продай подороже и купи себе хорошее ружьё и патронов к нему побольше, за деньги рис купим, голодать не будем. Пока перевалы не закрыл снег можно пройти на ту сторону.
   - Ну чтож, попытаться стоит. Собери всё в дорогу.
   На утро, с навьюченной лошадью в поводу, Кутлуш неторопливо шёл горной тропой по направлению к границе. Его отец и дед ходили по этой тропе в своё время. На второй день он повстречал разъезд казаков-пограничников. Семёнова среди них не было, но они с ним были знакомы. Порылись в тюках и не найдя ничего незаконного, предложили пообедать с ними, а к вечеру вместе уехать на заставу, где Кутлуш встретится со своим знакомым. От предложения уйгур отказываться не стал и вскоре пообедав прикорнул на солнышке. К вечеру в горах похолодало. Казаки оставили перевал и по горной тропинке устремились к заставе. На заставе весь товар Култуша пытался выторговать ушлый бухарский купец, но казаки, знающие уйгурский отсоветовали, да и сам он понимал, что на заставе ему не дадут настоящей цены. Дородный казачина Семёнов бедного уйгура конечно не помнил, но это не помешало ему накормить бывшего односельчанина и его лошадку. Кутлушу повезло, Семёнову вышел срок отпуска и он с другими отпускниками ехал в родную станицу, а заодно и знакомого с собой были не прочь прихватить.
   Чем дальше на запад ехали казаки с Култушем, тем чаще на пути появлялись киргизские кишлаки. Вокруг кишлаков кипела работа, проводилась вода, на малейшие клочки таскалась в мешках земля, возле домов тут и там зеленели молодые саженцы деревьев, в основном тутовника. В каждом кишлаке Култуш обратил внимание на наличие новенькой мечети, а вскоре в полдень остановились на обед в большом кишлаке где жизнь буквально била ключём. Минарет мечети был опутан странными проводами и торчало устройство типа расширяющейся трубы. Тут же лепилось просторное здание медресе с широченными застеклёнными окнами. Жители старательно устанавливали высоченные столбы под руководством молодого сарта в полосатом халате и тюбетейке. У новенького медресе вовсю старались каменьщики, выводя от фундамента стены ещё одного здания. Здесь руководил работами русоголовый парень в русской косоворотке, постоянно лузгающий тыквенные семечки. Вдоль поднимающейся стены были разложены под навесом солидные мотки проволоки. Везде был шум и гам. Сновали женщины и вечнолюбопытные дети. В сторонке сидели чинно старики-аксакалы и беседовали с молодым муллой, на коленях которого лежал Коран полный закладок.
   Казаков пригласили в дом и заодно Култуша. Но Култуш был настолько снедаем любопытством, что и про еду забыл. Кое-как набив рот, он вновь вышел на улицу, оставив казаков отдыхать в доме. И тут было на что посотреть. Мулла вытащил из мечети ящичек с рукояткой, сверху воткнул в отверстие ящичка трубу, которая напоминала трубу на мечети, затем положил на ящик странного вида лепёшку с дыркой посередине и покрутил ручку. Из ящичка раздался степенный голос, который начал говорить молитвы. Женщины и дети облепили все заборы вокруг говорящего ящичка, старики довольно кивали седыми головами и беззвучно повторяли молитвы за невидимым голосом. Култуш тоже слушал голос из волшебного ящичка муллы. Слова молитвы были величественны и неторопливы. Впервые бедный уйгур почувствовал себя частью чего-то большего, чем род и семья. Он был мусульманином и кругом его окружали единоверцы. Ну за исключением казаков, которые перебросившись парой слов с молодым парнем, назвавшимся странным словом - фельдшер, поехали дальше.
   У Култуша звенело в голове от новых слов: граммофон, радио, электричество, электростанция, фельдшерско-акушерский пункт. Он не понимал их, но они странным образом вселяли в него радость за единоверцев. От этого кишлака дорога пошла лучше. Было видно, что за ней присматривают и пытаются улучшить.
   Ночевали в маленьком кишлаке в котором, хоть и маленькая, но была своя мечеть. Совершив вечерний намаз с жителями кишлака, Култуш уснул, но спал плохо. Во сне он пытался установить столб у своего дома и у него никак не выходило. Столб всё время валился на бок. Вскоре въехали в первую казачью станицу. Куда ни глянь, здесь везде были сады с приятной прохладой. Под ногами важно вышагивали куры и петухи. Дома не жались друг к дружке, а вполне даже вольготно располагались в глуби палисадов с цветами. Селяне были на огородах, лишь старики степенно дымили самосадом на завалинках. Один из казаков был из этой станицы и все направились в его дом. Вскоре молодая хозяйка потчевала гостей пышным пшеничным караваем и кроваво красным супом с кусками жирного мяса барашка. Суп был такой густой, что воткнутая в него ложка стояла не падая. А потом был поставлен прямо в саду огромный медный самовар с медалями на блестящем боку, который пыхал жаром. Култуш пил ароматнейший чай в прикуску с куском сладости, которую русские называли - пряник. Никуда казаки не поехали, потому, что вечером пообещали кино.
   Кино, это было ещё одно чудо. Между двух высоченных тополей натянули белую ткань. Вся станица собралась и расположилась перед этим белым полотном. Главным действующим лицом был молодой парень в аккуратной чалме и длинной рубахе, который сгрузил с ишака какую-то хитрую машинку и круглые коробки. Вскоре из машинки на белый холст упал луч света и началось настоящее волшебство. В начале, показывали парад в Тегеране. Генералы в белых парадных мундирах, увешанных орденами. Сам шах Ирана при регалиях и орденских лентах. Потом пошли ряды конницы с шашками наголо. При виде казачих частей вся станица пришла в восторг, особенно кога крупным планом показали лихого есаула подкручивающего ус. Даже старики одобрительно закряхтели с принесённых стульев и табуретов. Затем пошли ряды странных колёсных машин с торчащими во все стороны орудийными стволами. За ними промаршировала пехота, щетинясь штыками. За пехотой вновь появились машины, на которых сидели солдаты в касках и из тентов торчали толстенные стволы. А дальше было показано небо, по которому величественно проносились крылатые махины. По рядам пронесся шепоток: "Еропланы". Потом показывали смешного человека в странном головном уборе, который даже передвигался смешно. С ним постоянно случались нелепые ситуации и постоянно преследовали стражники с палками и в высоких касках. Станичники смеялись над проделками смешного человечка.
   В эту ночь, в станице Култуш спал ещё хуже, чем в прошлый раз. За Култушем гнались по горам люди в высоких чёрных касках с дубинками, а он убегал, прижимая к груди заветную круглую коробку с чудесным кино.
   С утра казаки пустились в путь в другую станицу. К радости Култуша, вместе с ними поехал и парень в чалме, показывавший кино. Его называли - кинооператор. Всю аппаратуру он погрузил на одного ишака, а сам сел на второго и взяв в руки домбру, начал распевать песни. Распевал он долго и не выдержавшие казаки затянули свою песню, полностью перекрыв своими мощными глотками бреньканье домбры. Так они и пели, не давая кинооператору и рта раскрыть до конца пути. К вечеру остановились в большой станице, где Култуша ждало очередное чудо. Улицы в станице были покрыты идеально ровным материалом, с которым Култуш был незнаком. А пока уйгур рассматривал дорогу под копытами своей лошади, недовольно фыркавшей от незнакомого запаха, мимо него проехало очередное чудо - автомобиль. Волосы у Култуша встали дыбом от ужаса. Одно дело видеть самодвигающиеся повозки на белом полотне и совсем другое, когда такая повозка проезжает рядом с тобой. Из повозки в большую лавку сгружали ящики и тюки с товарами, а обратно вскоре загрузили мешки с мукой в город. Автомобилем управлял седоусый казак в вылинявшей фуражке и выцветших галифе. Рубаха на нём была мокрая от пота.
   Это была родная станица, больше уже тянущая на маленький городок, Семёнова, и погостив у него день, Култуш засобирался в дорогу. Семёнов посоветовал уйгуру продать коконы на шелкопрядильную фабрику к немке Ваплер в Пишкеке.
   Когда Култуш доехал до Пишкека, он уже привык к виду автомобилей. На улицах Пишкека сновали люди в разных одеждах и говорили на разных языках. Носились мальчишки, размахивая листками бумаги с напечатанным текстом, выкрикивая незнакомое слово - "газета". Чудеса тут встречались на каждом шагу, и даже вечером город продолжал гудеть освещённый чудесным светом столбов со стеклянными светящимися шариками - фонарями. Светились витрины многочисленных лавок. У Култуша рябило в глазах от разнообразия выставленных товаров. Немолодой перс из парфюмерной лавки скупил весь мускус, а хивинец из меховой все лисьи шкурки и цену они дали в разы больше чем скупщики. Култуш только диву давался, сколько же получали перекупщики выгоды с каждого жителя только его кишлака. Заночевал уйгур в караван-сарае за мизерную плату, правда и ночевал с конём вместе на глиняном полу, а утром пришел наконец на шелкопрядильную фабрику к немке Ваплер. Только вот немка Ваплер оказалась немкой только по фамилии покойного мужа. Фатима Ваплер бегло говорила на уйгурском, дунганском, киргизском и казахском, да ещё и на русском и немецком спокойно изъяснялась. Тут же коконы из тюков были осмотрены, оценены и куплены. Култуш глазам своим не верил когда бумажки иранских туманов увесистой пачкой зашелестели в руках. Фатима угостила гостя чаем с восточными сладостями и свежими фруктами и порадовавшись хорошему качеству коконов, обещала и далее с радостью покупать подобный товар по высокой цене.
   Дальше был итальянский оружейный магазин. От рядов блестящих, пахнущих свежей смазкой стволов Култуш на мгновение онемел. Покупатели в магазине тщательно проверяли ружья, тут же продавались естественно и патроны. Разноцветные коробочки тут и там заполняли полки магазина. На новенькое ружье и патроны к нему ушла примерно половина вырученных денег. Остатки наличности пошли на покупку нескольких кусков ткани, одной толстой кошмы и пряников. Навьюченая лошадка уже двигалась в обратный путь, но тут уйгура окружила толпа молодёжи о чём-то галдящей. Кое-как выяснив, что он уйгур молодые люди насовали ему всяких мелких безделушек, от заводного цыплёнка, до дешёвых лент на косы. Затем прибежал запыхавшийся паренёк принёсший, аккуратно завёрнутый в "газету" свёрток. Все подарки Култуш спрятал и поблагодарив уехал их гостепреимного Пишкека. Молодежь проводила его до окраины.
   Теперь уйгур торопился до выпадения снега пройти опасные горные перевалы. Пограничные казаки теперь его не осматривали вообще, а проводили до перевала. Вернувшись домой, Култуш выложил перед изумлённой Назугум содержимое вьюков. Та не переставала ахать. Дети грызли чудесные русские пряники, сидя на толстой тёплой кошме и стараясь не уронить ни одной крошки. Чудеснее всего оказалось содержимое газетного свёртка. В свертке лежала, пахнущая свежей краской священная книга мусульман - Коран на уйгурском языке. Култуш отдал бесценный подарок умеющему читать односельчанину и долго потом рассказывал о заграничных чудесах, но большинство не верили ему, уж слишком неправдоподобным были описанные Култушем диковинки. Ружьё и патроны позволили уйгуру хорошо охотиться, а несколько бумажек иранских туманов позволили купить семье провизию и не голодая, пережить зиму.
  

Между миром и войной 1927-1928 год.

   Между тем в соседнем Китае ситуация не улучшалась. В 1927 году были расторгнуты дипломатические отношения с СССР, правда с СССР отношения разорвала и Великобритания после предания гласности документов, свидетельствующих о враждебной деятельности подконтрольного Москве Коминтерна в Китае и Британской империи. Япония направила войска на Шаньдунский полуостров, чтобы помешать продвижению к Пекину Национально-революционной армии Китая. Началось Наньчанское восстание. На западных границах были два молодых и слабых в сравнении с разбухшим Ираном государства с мусульманским населением. Ирак, чью независимость Великобритания пообещала признать в случае вступления последнего в Лигу Наций и Турция, только что вышедшая из мировой бойни и войны против Греции. Воевать против них не имело никакого религиозного смысла, тем более, что все понимали, что при войне против Ирака придётся иметь дело с англичанами. Против СССР воевать было практически самоубийством. На востоке были английские владения. Мир уже был поделен.
   В этой ситуации в Иране продолжилось бешенными темпами строительство шоссейных асфальтированных дорог. В дорожную отрасль вкладывалась уйма государственных средств, а учитывая высокую степень ручного труда и низкую механизацию, огромное количество людей получило возможность работы. Люди разных национальностей были оторваны от родных домов, семей, кланов, племен. Они получали новые знания и всё более и более перемешивались. В поисках работы целые селения уходили с насиженных мест и основывали новые поселения. Эмиграция, особенно после принятия нового уголовного кодекса в Италии не ослабевала.
   Люди постепенно привыкли к эмигрантам, ведь и они в случае надобности часто работали в окружении иноплеменников. В отличие от СССР в Иране строили не только школы, больницы и заводы, но и огромное количество мечетей. Строительная индустрия развивалась и опять же из-за технической отсталости требовалось много неквалифицированного труда. Промышленность Ирана попросту пожирала громадные людские ресурсы и вовлекала в торговый оборот всё новых и новых людей. Все они получали зарплату, а следовательно становились потребителями прежде всего еды, одежды и обуви. В свою очередь растущий спрос на товары народного потребления подстёгивал рост лёгкой и пищевой промышленности. На юге Ирана начал быстро формироваться новый промышленный район вокруг старых иранских портов и рыбачих деревушек. Рос рыболовецкий флот, а также появлялись корабли, перевозившие хлопок и продукты лёгкой промышленности в Европу, прежде всего в Италию. Из района Киркука к портам потянулись ветки нефтепроводов. Автодороги связали Каспийское море и Персидский залив. Парк автомашин, особенно грузовых рос быстрыми темпами вместе с протяжённостью автодорог. Вдоль дорог возникали автомастерские и бензозаправочные станции, на которых требовался труд. Местное население, особенно молодёж осваивала новые профессии. Нуждавшиеся в новых кадрах промышленники и фабриканты охотно финансировали открытие профессиональных училищ.
  
   - Позвольте представиться, синьора, Марио Розетти, - слащавый молодой человек в новейшем европейском модном костюме поцеловал ручку Марии Николаевны.
   - Вы кажется из южной Италии? У вас чувствуется акцент?
   - Нет, я родом из Сицилии, а живу с детства в Америке.
   - Я рада знакомству и буду ещё более рада, если нам удастся договориться о совместной деятельности. Какая отрасль производства Вас интересует?
   - Мы плохо знакомы с местными реалиями, но знающие люди посоветовали обратиться для решения вопросов к Вам, сеньора Мария.
   - Ну чтож, я предполагала, что рано или поздно владельцы американских капиталов обратят внимание на нашу скромную азиатскую страну, где профсоюзы не такие свободные и сильные. Вас, я думаю, заинтересовала бы нефть.
   - Несомненно.
   - Этот сектор экономики жестко контролируют военные, они вообще косо смотрят на неитальянцев, а Вы уж простите в их глазах больше американец, а не сицилиец. С другой стороны есть отрасль, которую местные просто не потянут. Я предлагаю Вам вкладывать в поставки крупнотоннажного оборудования и в железные дороги. Здесь два нюанса. Конкурентов у Вас практически не будет и русский железнодорожный профсоюз с которым можно договориться. Уж строительство новых железных дорог они поддержат. Значит, у Вас изначально не будет врагов и будет мощный друг.
   - Если не ошибаюсь, Вы говорили о слабых профсоюзах?
   - Железнодорожники это скорее исключение из правил, они организовали старейший профсоюз. С этим Вам повезло. И для финансирования Вам понадобятся финансовые структуры.
   - У нас есть свои банки.
   - В Америке, но не в Иране. Вы же не думаете, что я просто так буду иметь с Вами дело.
   - Я лишь нуждался в консультации.
   - За советом можете идти к Советам, а ко мне приходят, чтобы выгодно вложить деньги в гарантированно прибыльное дело. Передайте Вас пославшим, что финансирование должно идти через итальяно-армянские банковские структуры иначе я не могу гарантировать получение разрешений на строительство железных дорог, и вообще, военные могут отнести железнодорожное строительство к стратегическим сооружениям национальной безопасности и заморозить его. Подумайте.
   Розетти поблагодарил, подарил синьоре Марии техническую новинку - телевизор (по 75 долларов за штуку) и убыл обратно в Чикаго. Марии Николаевне, а особенно Алты подарок очень понравился. Ещё бы, ведь их клан владел крупнейшей кинокомпанией в Иране. Следом за Розетти пошло предложение предоставить в итало-армянских банках несколько мест в управлении взамен на лицензию на производство телевизоров.
   Вскоре деньги гангстерских кланов начали перекочёвывать со счета на счет, чтобы в конце оказаться в Иране, где шли на строительство железных дорог. Из далёкой Америки отплыли первые суда с грузом стальных рельс и деревянных шпал. В промышленной Америке было легче купить всё для строительства железных дорог, чем в далёком Иране произвести. Естественно на строительстве работали местные жители.
   Недовольным итальянцам подкинули крупные заказы на рыбоперерабатывающие производства и рыболовецкие суда.
  
   Тем временем мир не стоял на месте. В СССР Сталин отказывается от НЭПа и вводит государственное планирование и распределение. После боёв между отрядами Гоминьдана и частями японской армии в Цзинани Япония вновь оккупирует часть Шаньдунского полуострова. В Египте король Ахмед Фуад I совершил государственный переворот, распустил парламент и приостанавил действие конституции. Китай аннулировал все "несправедливые договоры" с Великими Державами. Чан Кайши избирается президентом Китая. Начались военные действия между Боливией и Парагваем. В Турции в соответствии с поправкой к конституции ислам перестает быть государственной религией.
   Последнее обстоятельство резко ухудшило и так не радужные отношения между Ираном и Турцией. Турцию активно осуждали за отказ от ислама. В глазах иранцев турки стали хуже европейцев, они были предателями веры.
   Самым значимым же в политической жизни стало подписание 27 августа 1928 года договора об отказе от войны в каче­стве орудия национальной политики в Париже представителями США, Франции, Великобритании, Германии, Италии, Бельгии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, ЮАС, Ирландии, Индии, Польши, Чехословакии, Японии Пакт Бриа?на -- Ке?ллога (Парижский пакт).
   Иранский представитель пакта не подписал, но в обществе активно обсуждалось его подписания. Особенно подталкивала в его участии подпись Италии.
   В 1928 году Иран с турне посетил король Афганистана Аманулла-хан. Он объездил много стран и СССР в том числе. Аманулла-хан считался другом и союзником, поэтому встречали его пышно и торжественно, шах Пехлеви даже военный парад по такому поводу учинил. Однако за внешней пышностью скрывались нерешённые внутренние проблемы Афганистана.
   Руководствуясь идеями младоафганцев, Аманулла провёл ряд реформ, направленных на модернизацию страны и усиление центральной власти: в 1923 году была принята конституция, разрешена свободная купля-продажа земли, натуральные налоги заменены денежными. Были также открыты ряд учебных заведений. Реформы Амануллы сопровождались увеличением государственных расходов и ростом налогов, что вызывало недовольство крестьянства.

Афганская война

   Гражданская война в Афганистане началась для всех неожиданно, хотя разведка и предупреждала о шаткости тамошнего режима. Реформы по типу турецких вызывали у населения недовольство. Последней каплей стало введение обязательного ношения всем населением Афганистана европейской одежды и появление фотографии королевы Сорайя Тарзи без чадры и в европейском платье.
   Хабибулла бачаи-и сакао. Хабибулла родился в 1890 году в кишлаке Калакан к северу от Кабула, в семье водоноса, таджика по национальности. Вследствие этого его прозвали Сакао, а за Хабибуллой закрепилось прозвище Бача-и Сакао (то есть сын водоноса). В детстве Хабибуллу отдали в учение местному мулле, однако из-за непокорности и прямоты характера он был вскоре выдворен из медресе и на всю жизнь остался неграмотным. До 1919 года он работал в саду Хусайнкоста, принадлежавший тогдашнему министру финансов Хусейн-хану. В 1920 году Хабибулла по призыву пошёл в армию, прослужив два года. Затем он в течение некоторого времени воевал против советской власти в Средней Азии в одном из отрядов басмачей Энвер-паши. В 1924 году Хабибуллу вновь призвали в армию для прохождения резервной службы. Тогда он участвовал в подавлении мятежа в Южной провинции и был награждён за отличную службу орденом Хедмат.
   В том же году он покинул свою часть вместе с оружием и с того времени стал считаться дезертиром. История эта очень тёмная и неясная. По одному из рассказов, Хабибулла застрелил какого-то известного бандита, за голову которого правительство обещало 6 000 рупий. Однако начальник кабульского котвали (штаба безопасности города), к которому он обратился за деньгами, желая присвоить эту сумму, бросил Хабибуллу в тюрьму и объявил, что убийство бандита -- заслуга его людей. Вскоре Хабибулле удалось бежать из тюрьмы и с этого времени ему приходилось скрываться.
   Пуштунские племена выступили за изгнание Амануллы-хана с женой из Афганистана. Восстание против Амануллы-хана охватило провинцию Лагман, и Хабибулла оказался в самом его центре, объединив таджиков и гильзаи. За голову Хабибуллы была назначена награда эквивалентная $10000. Хабибулла во главе восставших начал наступление на Кабул с севера, восстание охватывало всю страну, и силы восставших начали подходить к Кабулу и с юга.
   В январе 1929 года Аманулла-хан был вынужден передать власть своему брату Инаятулле-хану и бежать. Ещё через пару дней, 17 января Инаятулла-хан сдал Кабул восставшим без особого кровопролития, и Хабибулла был провозглашён эмиром.
   Первым же своим указом Хабибулла отменил европейские одежды и закрыл все школы для женщин. В течение своего короткого правления Хабибулла проявил себя как последовательный борец с западным образом жизни. Свою резиденцию он очистил от всего европейского, в частности, от посаженных на западный манер цветов.
   В отличие от брата Инаятулле-хану вместе с казной бежал в Тегеран, а не в Индию. Больше всего иранцам хотелось поддержать уже захватившего власть Хабибуллу. Аманулла-хан юридически королём уже не являлся, передав власть своему брату. Однако положение Хабибуллы было таким же неустойчивым. Но опытный дипломат Инаятулла-хан не даром бежал именно в Тегаран вместе с казной, ему было что предложить.
   А пока шел торг между Хабубуллой и Инаятуллой-ханом всполошились англичане и вооружили Мухаммед Надир-шаха.
   Мухаммед Надир родился 9 апреля 1883 года в индийском Дехрадуне. Он - представитель рода Баракзай племени Мохаммадзай: его прадедом по отцу был Султан Мухаммед-Хан Телаи, брат Дост Мухаммеда.
   Мухаммед Надир-хан впервые попал в Афганистан в возрасте 18 лет, когда британцы и Абдур-Рахман разрешили его деду Яхья-хану вернуться из изгнания. Мухаммед Надир-хан стал генералом Амануллы-хана и командовал афганскими силами во время третьей англо-афганской войны. После войны Мухаммед Надир-хан стал министром обороны и послом Афганистана во Франции.
   Вскоре после начала восстания Бачаи Сакао Мухаммед Надир отправился в изгнание из-за несогласия с политикой падишаха Амануллы.
   Ставленник Британии на престоле Афганистана совершенно Тегеран не устраивал и было принято соломоново решение. По соглашению между Инаятуллой-ханом Иран получал город Герат и гератскую область, на которую давно претендовал (с 1863 года отошла в результате англо-персидской войны к Афганистану). Хабубулла же уступал северные области с преимущественно таджикским и узбекским населением Кокандскому ханству и опять же Ирану, но оставался в должности номинального их управляющего до конца жизни и уступал Кабул и все оставшиеся земли без боя законному правителю Инаятулле-хану с условием, что он не будет проводить антиисламские реформы. Взамен обоим гарантировалась финансовая и военная поддержка. Правда пошла поддержка не из Ирана, а из Кокандского ханства, которое выставило добровольцев. Собственно Иранская армия заняла новые территории и поспешила закрепиться на ней полностью в соответствии со стратегией "маленьких укусов".
   Объединённые войска повстанцев и последователей Инаятуллы-хана при активной поддержке добровольческих кавалерийских и пехотных частей сумели остановить отряды Мухаммед Надира, а затем отбросить их обратно за индийскую границу.
  
   Алты блеснул хищно зубами и всадил кинжал в шею часовому. Его парашютный десант должен был закрыть Хайберский проход, пока конница Джунаид-хана вырубает пуштунов в бешенной сече. Здесь, глубоко в тылу, где кругом пуштунские селения, никто не ждёт нападения врага. А зря. Они плохо знают хивинцев и их новые части специального назначения. В горах десантирование опасно, поэтому десантировались на территории Индии и найдя все контейнеры с оружием, уничтожили парашюты и пошли к проходу со стороны британцев. Главная проблема была в том, что прыгали почти без оружия, только с пистолетами и кинжалами. Оружие и боеприпасы к нему выбрасывали в тюках с отдельными парашютами. Лёгкие пулемёты и вовсе в полуразобранном виде. Если бы не нашли и не собрали всё оружие операция могла быть сорвана. В хайберском проходе несколько старых британских фортов, в которых расположена стража. Дико завывает ветер и никто не слышит как душат и режут стражников невесть откуда появившиеся враги.
   Длина прохода составляет 53 км, ширина 15--130 м. Основной перевал находится на высоте 1030 м. Проход издревле использовался как важный торговый путь между Южной и Центральной Азией, а также имел стратегическое значение. Наивысшая точка прохода расположена на территории Индии, в 5 км от границы. Севернее прохода протекает река Кабул.
   Хайберский проход начинается от индийского города Джамруд (491 м), примерно 15 км к западу от Пешавара. Через проход проложена железная дорога, идущая с индийской стороны к границе, а также шоссе Пешавар -- Кабул. Дорога вьётся по склонам 48 км, минуя самое узкое место, где расстояние между стенами каньона составляет 15 м, и приводит в афганский город Торхам, где проход заканчивается. Шоссе было построено британцами в 1879 году, а строительство ж/д ветки от Джамруда до Ландикотала заняло 6 лет и завершилось в 1925 году.
   Во времена британского владычества Хайберский проход использовался в трёх войнах с Афганистаном в 1838-42, 1878-80 и 1919 годах. На склонах прохода расположены форты, созданные британцами в то время.
   Утром остатки пуштунских отрядов во главе с Мухаммед Надиром радовались, выйдя на территорию Индии. Они были, наконец, дома, после жесточайших боёв с войсками повстанцев и иранских добровольцев, которые атаковали с маниакальным упорством и в конном и в пешем строю. Пуштуны шли скученно. Внезапно сразу со всех сторон загремели выстрелы и в гущу людей и лошадей полетели гранаты. Пулемёты кинжальным огнём косили нестройные ряды идущих. Автоматические карабины посылали во врагов пулю за пулей. Пули, визжа, отлетали, рикошетируя от камней.
   Мухаммед Надир не был трусом и не смотря на ранение повёл пуштунов на прорыв. Они шли по мёртвым и стонущим раненым под свинцовым дождём, карабкались по окровавленным камням к фортам из которых, не переставая, грохали выстрелы и строчили пулемёты. В результате двухчасовой бойни, всё шоссе было завалено трупами и ранеными, сам Мухаммед Надир был изрешечен осколками гранаты. Пуштуны отступили назад в Афганистан, где у Торхама их уже ждали хивинские добровольцы и повстанцы Хабубуллы.
   Алты с карабином вышел из форта и направился к залитой кровью дороге. За командиром последовали немногочисленные десантники. Они должны были добить живых свидетелей, никто не должен был знать, кто напал на пуштунов на индийской территории. Кругом лежали тела. Парашютисты добивали раненых без лишнего рвения, но тщательно. Мухаммед Надир был ещё жив, когда к нему подошёл человек в лётном комбинезоне, забрызганном кровью. Вытащив из ножен предводителя пуштунов изукрашенную драгоценностями саблю, он одним ударом отсёк голову и завернув в стащенное с трупа пуштунское платье, пошёл дальше, зорко следя, чтобы не осталось живых врагов.
   У Торхама группу ждали лошади, боеприпасы и еда. Вскоре голова Мухаммед Надира была доставлена Джунаид-хану. Последний высоко оценил действия группы и распорядился наградить отличившихся. Алты скрыл, что к концу боя у его парашютистов почти не осталось патронов.
   Англичане остались крайне недовольны поражением своего ставленника и тем более усилением Ирана. Тем не менее, на территорию Афганистана юридически никто не входил, а добровольная уступка территории была подтверждена марионеточным правительством Инаятуллы-хана, который теперь действовал по указке военных, религиозных и экономических советников из Ирана.
  
   Из событий 1928 года следует отметить начавшуюся в Советской России распродажу культурных ценностей на нужды индустриализации. К тому времени у южного соседа уже сформировался слой не только крупной, но и мелкой и средней буржуазии, были и интилигенты, особенно большая прослойка была религиозной интилигенции. Платёжеспособный спрос был и большевики продавали за валюту, либо за транзитные поставки культурные ценности. Единственно, что огорчало большевиков, это низкий спрос на иконы и атрибуты христианства. На них спрос был небольшой, т.к. русские не составляли большинства в богатых слоях населения Ирана. А вот картины и посуду из драгоценных металлов раскупали охотно.
  

Большой перелом

   В начале нового 1929 года Бердымурад Давлетжанов совершил первый беспересадочный перелет из Ирана на Сицилию на S-55. Это был большой прорыв в авиации, а в авиации азиатской просто рекорд. На территории Ирана начинают массово появляться добровольные общества авиалюбителей, строятся сотни новых аэродромов, мастерских и ангаров, авиафирмы возникают и множатся, появляются первые гражданские авиашколы. Воздухоплавание заразило общество. Религиозные лидеры видят в этом только пользу в распространении ислама, ведь на крыльях самолёта Давлетжанова изречения из Корана, а каждая лётная школа и аэродром освящаются и место указывает не только строитель, но и мулла.
   Напомню, что военные не закладывали в бюджет строительство и проектирование танков, подводных и надводных кораблей (помимо одного первенца-авианосца и некоторого количества миноносцев и торпедных катеров), поэтому мажлис мог направлять солидные средства на образование, здравоохранение, электрификацию и строительство автодорог.
   Также в начале 1929 года Иран вступил в Лигу Наций и на следующий день объявил всему миру о разведке залежей нефти на островах Бахрейна. Англичане готовы были лопнуть от злости, но формально они уже уступили острова, тем более, что на них уже базировался почти весь москитный флот Ирана, и было несколько крупных авиабаз. Бахрейн развивался бурными темпами, за счет трудовой имиграции население к тому времени выросло вдвое. Строился судоремонтный завод и верфи. Военные именно на Бахрейне решили собирать и испытывать авианосец. Британская империя была сильна, но все понимали, что мелкий азиатский хорёк, для которого нефть это всё, вцепиться за нефть в глотку любому, даже сильнейшему противнику и будет драться до последнего солдата и самолёта. А как раз авиапарады входили в моду при Иранском дворе.
   В 1928 году конструктор итальянской компании "Брескиа" Альфредо Скотти разработал пулемёт собственной конструкции.
   Тактико-технические характеристики
   Длина 1068 мм. Вес без патронов 12,25 кг. Ствол 636 мм, 4 нареза (правосторонние). Магазин: 250-патронная лента. Скорострельность 500 выстр./мин. Начальная скорость пули 731 м/с. Патроны 7,7-мм, .303 Бритиш. Автоматика оружия основывалась на системе отдачи при выстреле с запиранием затвора. Подача патронов осуществлялась при помощи пулеметных лент или дисковых магазинов.
  
Пулеметом Скотти М28 никто не заинтересовался, поэтому он не был запущен в Италии в массовое производство. Однако Альфредо Скотти сотрудничал не только с компаниями, производившими стрелковое оружие, но и с авиационными компаниями. Иранские военные специалисты не очень приветствовались в фашистской Италии, так как большинство политических оппонентов дуче, рано или поздно оказывалась на территории Ирана и там находили понимание и внимание. Конечно, никто не поддерживал открытую борьбу против правящего режима Италии, но и гонять политических противников никто не собирался, поэтому итальянские-социалисты вполне нормально чувствовали себя на иранской земле, тем более, что многие итальянские профсоюзы имели свои ячейки и в заморских филиалах фирм.
   После Бахрейнского инцидента Иран заполучил стабильную репутацию врага Британской империи и соответственно все политики действовали, основываясь на данном постулате. Однако сами иранцы себя врагами британцев не считали и готовились именно к сухопутной войне против соседнего Китая. Военные высоко оценили творение Альфредо и вскоре производство лёгких пулемётов было налажено для сухопутных войск, а для вооружения самолётов заказали Скотти оружие помощнее, калибра 20 мм. Тяжёлая промышленность всё же развивалась в Иране, хотя и черепашьими темпами. Зато лёгкая, пищевая, химическая, электро и радиопромышленность явно прогрессировала. Сельское хозяйство всё более втягивалось в производство, сельскохозяйственная продукция всё больше требовалась растущим городам и производствам, следовательно, и цены на неё росли постоянно. Строительство дорог связывало всё новые населённые пункты и включало в оборот новые сельские хозяйства. Хлопчатник, тау-сагыз, конопля, гуттаперча требовались всё в больших количествах, а ведь ещё требовался тростник для производства бумаги, тутовник для производства шёлка, чайный куст, виноградная лоза. В сельском хозяйстве строились технически сложные оросительные системы на основе трубных и подземных водоводов, начали использовать азотные удобрения. На поля начали выходить первые американские хлопкоуборочные комбайны. Посевные площади расширялись год от года. Орошались новые земли. Борьба с пустыней и высадка деревьев была объявлена богоугодным делом и каждый мусульманин должен был вырастить хотя бы одно дерево. В горах и предгорьях строили террасы и завозили плодородную землю из долин.
   Отряд китайской полиции врывается в советское консульство в Харбине. В связи с действиями китайских полицейских, направленных против советских дипломатов в Харбине НКИД СССР передаёт китайской стороне ноту -- Нота заместителя народного комиссара иностранных дел СССР поверенному в делах Китая в СССР. Китайская армия маршала Чжан Сюэляна захватила КВЖД, принадлежавшую СССР. Начался Конфликт на КВЖД. НКИД СССР в связи с событиями на КВЖД передал китайской стороне дипломатическую ноту. СССР разорвал дипломатические отношения с Китаем.
   Так как изначально Китай рассматривался в качестве вероятного противника N 1 Иран решил в данном конфликте принять сторону СССР и после Турции подписал пакт Литвинова, тем самым дав понять Москве, что в конфликте с Китаем СССР нечего опасаться удара в спину. Тегеран дал понять, что не будет поддерживать Китай даже поставками вооружения, а также не пропустит ни одного добровольца через свою территорию.
   В пик подготовки советских войск к нанесению удара по Китаю в США разразился экономический кризис, который стал быстро распространяться по всему миру. Тысячи людей теряли работу, предприятия закрывались и разорялись, рухнула американская банковская система и биржа.
   Для того, чтобы сдержать инфляцию тумана шах Ирана объявил о приравнении 1 тумана к 1 килограмму хлопка-сырца и всю внешнюю торговлю хлопком-сырцом взял под государственный контроль, оставив при этом свободную торговлю внутри Ирана. Воспользовавшись ситуацией с падением доллара и проблемами в экономике Иран начал скупать обанкроченные производства и вывозить ценное оборудование из развитых стран подвергнувшихся кризису. К тому времени мафиозные структуры в США были прочно связаны деловыми нитями с финансистами и промышленниками Ирана, они-то и стали помогать и проводить планы иранцев в жизнь. Из США потоком хлынуло сложное оборудование, моторы, металлопрокат и даже самолёты в разобранном виде. Гангстеры вложившие деньги в строительство железных дорог свои деньги не потеряли, их вклады обеспечивались белым золотом-хлопком всего Туркестана и были надёжны. А экономика США продолжала катиться в тартарары.
  
   Великая депрессия наиболее сильно затронула США, Канаду, Великобританию, Германию и Францию, но ощущалась и в других государствах. В наибольшей степени пострадали промышленные города, в ряде стран практически прекратилось строительство. Из-за сокращения платёжеспособного спроса цены на сельскохозяйственную продукцию упали на 40--60 %.
  -- уровень промышленного производства был отброшен к уровню начала XX века, то есть на 30 лет назад;
  -- в индустриальных странах с развитой рыночной экономикой насчитывалось около 30 млн безработных;
  -- ухудшилось положение фермеров, мелких торговцев, представителей среднего класса. Многие оказались за чертой бедности;
  -- резко снизилась рождаемость. По всей территории США от 25 до 90 % детей страдали от недоедания.
   В этой ситуации итальянская мафия быстро сообразила и организовала эмиграцию италоговорящих американцев в Иран. Большинство мигрантов обладали профессиями и опытом работы. Т.е. Иран получил дешёвую высококвалифицированную рабочую силу и передовое оборудование для промышленности, что не могло не вызвать его подъём. Особенность иранской промышленности в том, что она не ориентировалась на экспорт, а больше была рассчитана на удовлетворение внутреннего рынка и замещение иностранных товаров. Внутренний рынок рос и требовал всё больше продукции, следовательно росла и промышленность. За счет мирового кризиса, а в особенности кризиса в США иранская промышленность в 1929-1933 годах, как и промышленность СССР, резко скакнула вперёд. При этом центр тяжёлой промышленности переместился в район Персидского залива, где в портовых городах можно было принять оборудование, металл, уголь и другое сырьё со всего мира и быстро организовать его переработку. Здесь же можно было за гроши нанять высококвалифицированных рабочих-эмигрантов.
  
   В ходе Маньчжуро-чжалайнорской операции 1929 года (наступательная операция войск Забайкальской группы Особой дальневосточной армии в районе железнодорожных станций Маньчжурия и Чжалайнор) войска СССР за три дня разгромили китайцев. Особую роль в боях сыграли танки. Иранские военные тут же забили тревогу. Войска были попросту не готовы к войне с северным соседом. Остановить советские танки было нечем. Летуны сразу сказали, что уничтожение танков нельзя волагать только на авиацию, максимум это удачная бомбёжка моторизированных колонн противника и его эшелонов, единичный танк при нынешнем развитии самолётов и бомбометания практически неуязвим, а замаскированный ещё и невидим. Собирались расширить производство броневиков, но пехотные и кавалерийские специалисты тут же высказали претензии к проходимости. Танк на гусеничном ходу превосходил колёсные броневики, к тому же чем больше на броневике было брони, тем хуже была его проходимость и ниже падала скорость. Фактически броневики могли применяться только на хороших асфальтовых дорогах как мобильное средство поддержки пехоты и конницы, а также в разведцелях. Поняв, что дело с танками будет иметь в основном пехота и кавалерия, армия запросила создание противотанковых артчастей. Но дело это было затратным и долгим, о чём промышленники сразу же и сообщили военным, тем более, что требовалось ещё и создание специальных боеприпасов для этих систем. В конце-концов решили наладить выпуск противотанковых гранат и мин в качестве пассивного средства защиты от танков и противотанковых ружей и автоматических 20 мм. пушек, а также ранцевых огнемётов в качестве оружия активного. С этим заказом промышленность могла справиться в короткие сроки. Для борьбы с танками тех лет данного калибра было вполне достаточно. Крупнокалиберные пулемёты, скорострельные автоматические 20 миллиметровые пушки и экспериментальные противотанковые ружья начали поступать в войска. Однако проблему борьбы с бронированными целями военные не посчитали решённой и на будущее решили сделать задел в разработке более мощных средств. И опять же подхватили американскую идею. Благо работать с американцами в годы Великой депрессии было сплошным удовольствием, где не помогали деньги, там помогала чикагская мафия.
   В 1910 году коммандер ВМФ США Клеланд Дэвис (Cleland Davis) изобрёл орудие, работающее по безоткатному принципу, и предназначенное для вооружения самолётов. В 1911 году он получил на это изобретение патент США за номером N 1108714. Данное орудие использовалось на экспериментальном британском бомбардировщике из серии Handley Page O/100 для целей борьбы с подводными лодками противника. Клеланд Дэвис продолжал совершенствовать орудие, называемое "безоткатная пушка Девиса", и патентовал их модификации с подробным описанием вплоть до 1921 года.
   В соседнем СССР также работали над безоткатными орудиями, но всё было строго засекречено и сам создатель Курчевский Л. В. сидел в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН) за растрату казённого имущества и средств (якобы использованных им на постройку вертолёта).
   Также начались работы над ракетным топливом и вообще ракетным оружием, но здесь в основном превалировала идея создания нового двигателя для самолётов, так как именно лётчикам правительство и военный министр Джунаид-хан выделял львиную долю военного бюджета. Авиационный чин Абдылла именно в 1929 году заявил на совещании министерства: "Если землю уже поделили неверные, то правоверные займут небо".
   В период экономического кризиса американцы продавали самолёт Aeronca C-2 по 1245 долларов за штуку. Хоть он и назывался "летающей ванной", но был прост в управлении и надёжен. Полёты на самолётах стали не просто роскошью, а обычным делом для коммерсантов и дельцов, которым нужно было срочно переместиться из одного края обширного иранского шахства в другой или в Европу, а тем более в Америку.
   Самолёт оказался весьма экономичным и выгодным в эксплуатации. В 1930 году стоимость расходов на одну милю полёта составляла 1 цент.
  
   - Лучиано! Лучиано! Шайтан тебе в копчик, Лучиано!
   - Иду, иду хозяин.
   - Где тебя носит американский паршивец? У нас важный клиент, достопочтенный Мавы, приехавший из самого Коканда.
   Уважаемый Мавы был в выцветшем халате непонятного цвета и узбекской тюбетейке, зато в сапогах густо смазанных бараним жиром, белой шёлковой рубашке с вышитыми изречениями из Корана вокруг ворота и подпоясан был цветастым кушаком. Голова была тщательно побрита, а бородка подстрижена. Смотрел на мир он недоверчево голубыми глазами, (откуда и получил своё имя) доставшимися ему от русской матери. Зато был грамотным, глубоко верующим мусульманином и хлопководом в чёрти-каком поколении. Короче цену себе Мавы знал прекрасно, поэтому и появился в приморском городке сразу же, как только услышал по радио о чудесной американской машине, убирающей хлопок.
   Тощий чернявый "американо-итальяно" гостеприимно распахнул хлипкую дверь покосившегося сарая, вонявшего рыбой и взору Мавы предстала непонятная гора железяк.
   Однако Лучиано своё дело знал и вскоре, взревя мотрором и громыхая внутренностями, некий монстр на уродливых колёсах с грунтозацепами выполз под азиатское солнышко, чтобы предстать перед изумлённым зрителем.
   Тем временем ушлый сардинец, уже лет шесть проживший в Хиве и перебравшийся в Иран, являвшийся хозяином сего заведения, принялся обрабатывать клиента.
   - Перед вами уважаемый лучшее, что может предложить рынок сельскохозяйственных машин Америки - хлопкоуборочный комбайн фирмы Дир, он заменит сразу много работников на полях и стоит сущие копейки. Как солидному покупателю, я продам Вам его со скидкой.
   - Что-то он уж больно ржавый, - почесал бородку Мавы.
   - Это всё от близости моря и от плохой перевозки негодяями "американо", они всю свою страну разорили и готовы теперь на любую пакость. Правда Лучиано?
   - Да, хозяин.
   - Плохо тебе жилось в твоём...ммм
   - Иллинойсе, сэр.
   - Да, да в нойсе твоём, не называй сэром, я тебе не сэр, а хозяин.
   - Да, хозяин.
   - Ну-ка выводи трактор Лучиано.
   Тощий эмигрант опять скрылся в сарае и оттуда выползла железяка поменьше.
   - Берите трактор, раз вам не нравится комбайн. Это машина надёжная, да и фирма их выпускающая делает их качественно, у меня их хорошо разбирают.
   Мавы опять погладил бородку и кряхтя полез под железного монстра. В тракторах он понимал не более, чем в тяжёлых броненосцах, но делать вид знающего человека это ему не мешало. Полежав под брюхом монстра некоторое время, Мавы ткнул пальцем в железяку над головой и спросил:
   - А это зачем здесь?
   Заметьте "не что это?", а "зачем это здесь?".
   Сардинец щёлкнул пальцами и кивнул Лучиано. Хмурый "американо" полез под трактор и устроился рядом с покупателем. Мавы тыкал в детали и спрашивал их назначение, а Лучиано отвечал на вопросы. Хозяин сельхозтехники помялся возле трактора и вскоре ушёл заварить гостю чайку. Мавы только этого и надо было.
   - Лучиано, скажи мне бедному дехканину какого джина ты копаешься в этой ржавчине и пресмыкаешься перед этим шайтаном?
   - Мне нужно кормить семью уважаемый, у меня трое детей, жена болеет. Этот синьор даёт нам кров и пищу.
   - Так он зараза холерная, ещё и не платит тебе! Вот ведь прохиндей.
   - Он заплатил за мой проезд из Америки 10 туманов и я его должник.
   - Дурак ты Лучиано, клянусь бородой пророка, с золотыми руками и светлой головой, а дурак. Ты же всю эту технику наизусть знаешь как я суры Корана, давно бы уехал в глубь страны, поближе к хлопковым полям и работал бы себе нужды не зная.
   - Хозяин подаст на меня жалобу кадию и тот посадит меня в зиндан, а пока я буду гнить заживо в этой яме-тюрьме моя семья умрёт с голоду. Опять же чем дальше от берега тем хуже отношение к христианам, а мы католики.
   - Брешет твой хозяин не хуже моей собаки, а обращается с тобой хуже, чем я с собакой. Хоть и не чистое это животное - собака. За такие мелкие долги ни один кадий тебя в зиндан не отправит, дороги строить отправит, пока долг не отработаешь, а жену и детей под попечение красного креста определят и это в худшем случае. Я тебе другое предлагаю. У меня есть 10 туманов, я тебе их дам, а ты отдашь долг этому кровопийце и уедешь с семьёй в мой кишлак.
   - А потом я буду должен тебе и ты будешь брать с меня проценты?
   - Глупец! Мне запрещено моей верой брать с тебя проценты, я не хочу попасть в ад. Просто подарю тебе эти 10 туманов, а ты поселишься с семьёй в моём доме, пока не построишь свой и будешь работать мне в поле помогать, технику чинить. Не за даром конечно, кормить тебя я буду пока ты мой гость в доме, а за работу платить отдельно. Не скажу, что много заплачу, но и не обижу. Не понравиться, ты свободный человек, отвезу тебя в ближайший город.
   - А вера?
   - Да молись кому хочешь, никто тебе слова против не скажет, в конце концов, ты же не язычник. Ислам Иисуса вашего признаёт, нам даже жениться на христиансках можно. Только в костёл тебе придётся ездить в Фергану, у нас только мечеть.
   - Так у вас даже костёлы есть!?
   - В больших городах повсеместно, итальянцев же много живёт, после большой европейской войны многие из Европы к нам приехали. Почти в каждом городе есть итальянский квартал, а то и несколько.
   - Я согласен, только вот жена болеет.
   - Ну уж фельдшер то у нас есть, не переживай и акушер тоже. У нас возле мечети двухэтажный медицинский пункт, так-что вылечишь свою жену. Кстати ей лучше у нас в горах будет, воздух чище, чем возле этого вонючего моря.
   - Тогда я согласен окончательно, только вот...
   - Что только вот?
   - Конечно хозяин покупал всю технику по цене металлолома и масла для смазки не давал, но это хорошая и надёжная техника, зря вы не купили её. Ржавчину я отчищу, на ней ещё ваши дети пахать будут.
   - Что предлагаешь взять в первую очередь?
   - Комбайн и пару-тройку тракторов, а главное запчастей к ним, чтобы больше не ездить сюда.
   - Вот тебе 10 туманов, отбери всю нужную технику и запчасти, деньги не отдавай, жди пока я не увезу всё купленное, за тобой и семьёй я зайду завтра.
   Вскоре на поля солнечной Ферганской долины вышел хлопкоуборочный комбайн, который заменил труд нескольких десятков людей и первым комбайнёром стал Лучио Американо. Жена Лучио пошла на поправку, а дети в итальянскую школу в Фергане. Вскоре жители кишлака помогли построить "американо" просторный дом, увитый виноградными лозами. Лучио считался лучшим механиком в округе и вскоре к нему на обучение начали отдавать детей, а через некоторое время, он стал официальным консультантом и представителем американской компании Дир в Ферганской долине и многим поспособствовал в покупке тракторов и другой техники.
   Правда и его бывший хозяин сардинец не бедствовал и через год стал директором первого филиала фирмы Дир на иранской земле. Работало под его началом уже несколько сотен бесправных эмигрантов из Америки. Они собирали из поставленных запчастей сельхозтехнику на продажу, а вскоре начали изготовлять часть деталей на месте.
  

Тигр выпускает когти

   18 сентября 1931 г. -- японская армия при поддержке морской авиации начала наступление на Мукден и другие стратегические центры Маньчжурии.
   16 октября 1931 г. -- заседание Совета Лиги Наций обсудило агрессию Японии в Маньчжурии.
   В связи с вторжением японских войск в Маньчжурию Советом Лиги Наций образована "комиссия пяти государств" (Англия, Франция, Германия, Италия, США) во главе с английским лордом Литтоном.
   28 января 1932 г. -- японская армия начала операцию по захвату Шанхая.
   10 мая 1932 г. Чакская война между Боливией и Парагваем.
  
   Жылкыбай и ещё около двух сотен казахов шли пешком на юг, ведя в поводу тощих лошадёнок со скудным скарбом. Коллективизация и вызванный ей голод гнал остатки ранее многочисленного рода к границе к западу от Аральского моря. По всему северному берегу Арала были расположены погранзаставы, поэтому море обходили или с востока или с запада. На востоке была железная дорога, рассекающая степь как плеть. Охрана железной дороги была усилена. Жылкыбай выбрал запад. Но ему не повезло. Все погранзаставы были извещены о бегстве казахов на юг и при приближении к границе наперерез им вышел кавалерийский отряд.
   - Красноармейцы! Шашки вон! Руби кайсаков! Добъём контру! - бурка развивалась за плечами комиссара как чёрные крылья ворона.
   Сотня пограничников рассыпалась, обходя полумесяцем с двух сторон маленький караван. Дети, старики и женщины легли под арбы, мужчины выхватили сабли. Винтовок и ружей почти не было, но просто так лечь под красные шашки степняки не хотели. Прорваться они и не думали, слишком много было врагов, да и лошади истощены голодом как и всадники, но продать жизнь подороже.
   Внезапно треснул выстрел, за ним другой. Красноармейцы начали валиться с сёдел. Всадники останавливали коней и начали разворачиваться, ища нового врага. По красноармейцам стреляли и слева и справа от маленького каравана. Вскоре о казахах забыли. Красноармейцы спешились и началась перестрелка. В течение пары часов обе засады, в которых оказалось по три иранских пограничника, просочившихся на советскую территорию были уничтожены, после того, как красноармейцы обошли их с тыла. Все атаки в лоб иранцы отбили точными выстрелами, оставив на промёрзшем песке трупы советских солдат. Грохнули гранаты и с засадами было покончено.
   Командир погранотряда приказал отправить раненых в тыл. Хорошо, что казахи попались, все потери можно списать на них, а то начнутся вопросы, как шестеро иранцев оказались в тылу отряда и погранзаставы. Трупы иранцев и их оружие командир приказал закопать. Хотя беретту одного из убитых безапелляционно сунул себе в подседельную сумку. Оружие редкое, будет, чем перед товарищами похвастать.
   Только вот недолгим оказался век командира. Со стороны границы вылетел новый свежий отряд конников на красавцах асхалтекинцах и с диким визгом и кличем "Алла!" врезался в отряд. Рубка была страшной. И хотя нападавших было всего четыре десятка, дрались они отчаянно и умело. Один за другим красные конники валились под копыта лошадей. Только всё ж численный перевес был у советских пограничников и опомнившись, они навалились и начали теснить иранцев. Круг мелькающих сабель замкнулся и начал сужаться. Именно в этот момент Жылкыбай и его соплеменники врезались в общую схватку, чем и решили её исход. Отряд советских пограничников был опрокинут, часть бойцов, надеясь на скорость лошадей, ушла в сторону соседней погранзаставы. От иранского отряда осталось едва дюжина окровавленных всадников и преследовать они никого уже не могли. Жылкыбай подъехал, чтобы поблагодарить, но в ответ услышал на казахском.
   - Берите лошадей убитых и скорей к границе! Они вернутся.
   Казахи спешно пошли к границе и вскоре пересекли её, но их злоключения на этом не закончились. Над пустынной степью появился краснозвёздный аэроплан и по уходящему каравану полоснули пулемётные очереди, а затем начали грохать бомбы. Все кинулись в разные стороны, лишь бы уйти от крылатой смерти, которая безнаказанно убивала, не разбираясь млад или стар. Вопили женщины и дети, ржали раненые лошади. Казалось само небо рушилось на головы, карая беглецов. Жылкыбай упал в вонючую воронку от авиабомбы и закрыл телом старшего сына. Тот дрожал всем телом и повторял испугано:
   - Ата, ата, ата.
   Внезапно взрывы стихли. Жылкыбай поднял голову и увидел в небе уже три аэроплана - один краснозвёздный и два с зелёными крыльями и серебристыми полумесяцами на крыльях. Краснозвёздный попытался уйти, но зеленокрылые деловито взяли его в клещи и начали прижимать к земле. Севетский самолёт огрызнулся пулемётными очередями и вновь попытался уйти за границу, но грохот авиационных пушек Скотти возвестил о его смерти. Рванули несброшенные авиабомбы в распоротом снарядами брюхе и горящие ошмётки лёгкого бомбардировщика рухнули в степь. Ещё некоторое время пара истребителей описывала круги над головами казахов, а затем ушла на аэродром.
   Спустя некоторое время все оставшиеся в живых были на погранзаставе, где в кабинете командир заставы с перевязанной бинтами головой орал, что-то по-итальянски в телефонную трубку. Тут же суетился фотограф с фотокамерой и что-то жевал из глиняной посуды белобрысый, явно славянской внешности парень с нашивками крыльев на лацканах гимнастёрки. Казахов и их лошадей тут же накормили и напоили. Фотограф по-одному заводил взрослых женщин и мужчин в клетушку, занавешаную белой тканью и фотографировал. Затем всех выгнали снова из домиков на улицу и командир погранзаставы предложил всем принести присягу верности иранскому шаху, а также подписать прошение о подданстве. Все повторили слова присяги и расписались, кто как мог в коллективном прошении. Тут же фотограф вытащил целую кипу, пахнущих краской паспортов и начал вручать. На фотографиях уже красовалась витиеватая подпись командира погранзаставы. Новых подданных шаха усадили в тентованные грузовики, на лошадей выдали бумаги-обязательства, не гнать же бедных лошадёнок за грузовиками. Туда же в грузовики поместили несколько раненых пограничников и отправили на юг.
   Не успели грузовики отъехать, как над ними застрекотал краснозвёздный самолёт-разведчик. На этот раз земля ответила небу сразу из трёх 20 мм. стволов, установленных в грузовиках. Грузовики с автоматическими пушками шли впереди, позади и в середине автоколонны.
  
   Как только в СССР свернули НЭП и началась массовое раскулачивание и коллективизация с индустриализацией, через южную границу устремились беженцы. А так как бежали в основном казахи, на которых обрушился как итог коллективизации голод 1932-1933 года, и границу охраняли со стороны Ирана тоже казахи, то вдоль всей южной границы постоянно гремели выстрелы и дело доходило часто до боестолкновений. Конные группы с обеих сторон проникали за границу, в воздухе постоянно сбивали нарушителей воздушного пространства. Джунаид-хан приказал спуску Советам не давать и отвечать на все провокации агрессией.
   Однако общая военная доктрина была направлена не против СССР. Тонкий политик Сталин чувствовал напряжение вдоль всей южной границы СССР, но в то же время не мог понять смысла политики Ирана. В открытый бой охотно вступают, но войну не начинают и на территорию не зарятся, тем более известны всему миру как враги Британской империи, сумевшие дать самому мощному флоту мира по зубам и оттяпать нефтеносный район. С Ираном надо было, что-то срочно решать. Единственное крупное месторождение нефти в СССР - бакинское, да и грозненское находилось в прямой досягаемости и морских и сухопутных, а главное воздушных сил Ирана. При объявлении войны первый удар Иранцы нанесут именно туда, а это значит, что исчерпав горючку, встанут механизированные корпуса посреди безводных степей-пустынь Туркестана, не добравшись до центров-оазисов и тем более защищённых горных перевалов, а ведь Иран тянется на юг до самого Персидского залива, на берегу которого новый мощный промышленный район и запасы нефти. А потом перестанут подниматься в воздух советские соколы, которым и так не сладко придётся в небе. Иранцы же в небо поднимут не одну эскадрилию и пойдут бомбить застывшие без горючки мехколонны. Сухопутная армия у азиатов слаба и вообще ни разу против танковых войск не воевала, да и своих танковых частей не имела, но её задача лишь задержать врага и эту задачу она вполне в состоянии выполнить, как говорил опыт предыдущей войны.
   Иран нужен был СССР не как враг, а как союзник, тем более, что с США у азиатов всё более тёплые отношения. А ведь Иран мог давать нефть и нефтепродукты, а лёгкая промышленность и хлопок! Даже каучук из ромашек хитрованы-азиаты сподобились добывать. Развитый автопром, авиапром. Тот же чай начали выращивать. Да, привечают беглых, многие белые офицеры там осели, но опять же не играют они там главной роли, а из Италии от Муссолини в Иран сбежало немало коммунистов и социалистов. Страна-парадокс получается. Идёт своим непонятным путём. Знать бы каким?
  
   - Постой-ка, Рафаэль.
   - А, шайтан-летун! Салют Алты.
   - Пойдём в мой кабинет, у меня есть чуйской анаши чуток. Вспомним молодость. Ломбардию.
   - Тороплюсь я.
   - А мы недолго, пара затяжек и иди по своим делам.
   Вскоре оба друга лежали на толстом ковре, потягивая из мундштуков слоновой кости лёгкий дымок.
   - Рафик, раскрой гостайну, а?
   - А тебе какую?
   - А какие есть?
   - Есть всякие: советские, британские, американские, немецкие, итальянские, да всякие.
   - Ишь ты, прям мешок с секретами.
   - Есть поговорка русская - "меньше знаешь - крепче спишь".
   - Значит ты совсем не спишь, раз столько знаешь?
   - Бывает, что и не сплю, если нужно.
   - Ты же знаешь мой профиль - парашютисты, диверсии, самолёты.
   - Всякая тайная информация имеет ценность.
   - Если она будет мне полезна я смогу подкинуть твоих людей на территорию СССР например или в Индию?
   - Да ты итак их подкинешь, если наша контора попросит.
   - Ну тогда я могу предложить некоторую сумму финансов в любой валюте.
   - Уже интересней, как отчитаешься?
   - На экипировку и тренировку парашютистов потратил.
   - Деньги никогда не помешают, нужны доллары США.
   - Хорошо будут.
   - Твоему слову я верю, вот тебе секрет. У одного влиятельного человека есть дело, скажем связанное с добычей нефти в Иране. Он сам живёт в Италии и у него есть сын Антонио, человек амбициозный, он работает во внешней разведке Италии, добывает секреты. Так вот он добыл в соседней Германии один секрет и сделал подарок отцу, передал копии чертежей. Отец продал их мне за кое-какие акции. Военные не сильно ими заинтересовались. Смысл такой, с 1928 года немцы разрабатывают шестиствольный газомёт для применения химического оружия.
   - Нечто подобное мастерят и русские.
   - Ну у русских секреты хорошо охраняются, а вот у немцев похуже.
   - Понимаю, и чем ценна эта информация для меня?
   - Тем, что по весу, этот газомёт вполне можно сбросить с десантниками на парашюте, а вот калибр у него большой и точность высокая.
   - Ага.
   - Ага, я тебе счёт для перевода черкну.
   - И чертёжики тоже подкинь.
   - Разумеется. Хорошая у тебя анаша.
   - Бери Рафик, не стесняйся, мне ребята с границы ещё привезут.
   - Когда это я стеснялся? - Рафаэль сгрёб остатки травки и бережно сунул в карман непримечательного пиджачка, улыбнулся и пропал в бесконечных коридорах военного ведомства.
  
   В Америке реквизировали у населения золото, вплоть до обручальных колец. Безработные маршировали к Вашингтону, а обвал на Нью-Йоркской бирже достиг исторического минимума. Тем временем в иранских высших кругах росло беспокойство. И было от чего. От молодого государства ускользала добыча, на которую была нацелена верхушка. А именно, раздираемый гражданской войной соседний Китай оккупируется Японией, которая провозгласила принцип "Азия для азиатов". Под азиатами явно имеются в виду сами японцы. Войну с Китаем планировали давно, а вот Япония для Ирана была явно не по зубам. В воздухе конечно можно было посоперничать, а вот на суше и в море японцы явно превосходили. Нужен был союзник для дележа Китая и отпора Японии. Англия была явным врагом. Франции Индокитай бы удержать. Америка погрязла в экономическом кризисе. У других государств в данном регионе колоний и войск практически нет. Не принимать же всерьёз Нидерланды или Португалию. Получалось, что единственным врагом Японии и Китая был СССР, отношения с которым были всё время враждебные.
   Итальянцы и в первую очередь дуче считали, что СССР и Иран враги по определению. Однако торговля между странами не замирала даже в дни, когда по всей линии границы полыхали бои. Тем больше был политический эффект, когда в СССР неожиданно прибыл сам иранский шах Пехлеви лично, якобы для защиты притесняемых братьев-мусульман. Несколько видных мусульманских священнослужителей действительно покинули ГУЛАГ и выехали за южную границу. В то же время Иран и СССР подписали договор о дружбе, а главное о торговле. Иранская нефть и нефтепродукты пошли в экономику СССР, туда же как в бездну ухнул рекордный урожай хлопка. Лёгкая промышленность Ирана буквально в несколько месяцев завалила страну Советов дешёвыми тканями. Ковры, кошма, автомобили, лекарства и сладости, спички и азотные удобрения, консервы и сухофрукты, кожа и листовое стекло. Из СССР на юг шла древесина и металлопрокат, уголь и цветные металлы, золото и культурные ценности, экспроприированные у враждебных классов.
   Но это было не главным, хотя и немаловажным. В Москве Пехлеви и Сталин тайно договорились о разделе сфер влияния. Восточный Туркестан признавался Советами сферой интересов Ирана, взамен Иран гарантировал неприкосновенность южных границ и помощь в войне с Японией. Также Монголия и Манчжурия признавались зоной интересов СССР.
   Сталин, наконец, понял крохоборскую политику своего южного соседа. Откусывать по кусочку. Ведь всё так просто. Могли ведь ввести войска и захватить Афганистан, но откусили по кусочку и восстановили порядок. Отняли нефтеносный Курдистан у соседе,й однако ни в Ирак, ни в Турцию не полезли, да и границу Британской империи не переходят. Зато из-за маленьких пустынных островов осмелились щёлкнуть зубами на матёрого хищника. А рядом Катар и Аравия и никаких поползновений. Иран был большой змеёй, жутко опасной, но эта змея питалась маленькими кусками, которые время от времени заглатывала и долго переваривала, а как только переварила, нацеливалась на следующий кусок. Напади на змею и она ответит, даже если наступил всего лишь на краешек хвостика, причем ответит всей мощью, кинется молниеносно. Зато если рядом кто-то большой просто стоит и не беспокоит, змея не нападёт, она просто не видит перед собой достойной цели, ей не нужен кусок, который она не может проглотить.
   Итогом тайных переговоров стали дальнейшие события в Иране. Семиреченских казаков неожиданно уволили с пограничной службы. Это вызвало волнения. В ответ воинские контингенты в семиреческом крае выросли вдвое и были это киргизы, дунгане и сарды, все кто угодно кроме русских. Понимая, что дальнейшее ухудшение в отношениях приведёт к кровавой бойне, атаман семиреков пошёл к Ермеку на переговоры. Последний развёл руками, показал пальцем в небо и признался, что лично он ни в чём не виноват, это большая политика, указания идут напрямую из Тегерана. Однако Ермек после разговора с атаманом понял, что обстановка накалилась, а потому позвонил всем, кто имел хоть какой-то вес. Результаты звонков оказались неожиданными, всех казаков вновь приняли на пограничную службу и откомандировали на южную границу с Афганистаном и Индией. Туда же или на западную границу с Турцией и Ираком начали перебрасывать казахских пограничников. На их место прибывали персидские, узбекские, курдские, армянские части с юга. Как следствие на северной границе ситуация успокоилась. Новые пограничники не лезли в северные степи к соплеменникам. В Семиречье же новые военные части появлялись всё в большем количестве. Для отвода глаз их бросали на строительство автодорог и железных дорог. К тому времени, благодаря американским друзьям с мутной репутацией железные дороги связали все крупные центры страны и соединили порты Каспия и Персидского залива. Вскоре сдобренные взятками в валюте, китайские власти разрешили продлить железную дорогу до Кульджи, чтобы было удобнее вывозить китайские товары и ввозить иранские.
   На границе же с СССР начали быстро разлагаться боевые пограничные части. Войска НКВД, грозно державшие границу на замке, не смогли удержаться против настырных торгашей и контрабандистов. Хитрые персы и узбеки действовали не оружием, а подарками, подкупом, наркотиками, шантажом. Оружие постоянно исчезало вместе с носителями. Дезертирство стало настоящим бичом частей. Частая смена частей давала лишь кратковременный эффект, зато новички уже плохо знали свои участки границы, а вот противник знал все ходы выходы и вскоре граница с СССР стала напоминать голландский сыр. Можно было за мзду провести и провезти всё, что угодно. Офицеры НКВД умудрялись даже на денёк сгонять развеяться в Кисловодск или отдохнуть на пляже Иссык-Куля, а некоторые завели себе жён за границей. В самом СССР товары из Туркестана настолько завалили магазины, что люди всерьёз поверили в близкий коммунизм. Если азиаты одевают и обувают страну, да ещё и кормить помогают, почему бы не воспользоваться этим и не вложить съэкономленные на лёгкой промышленности деньги в тяжёлую промышленность, тем более, что её продукция так востребована за южной границей. А лёгкая промышленность Туркестана наконец разгрузила свои склады и стала увеличивать обороты. Был провозглашён лозунг: "Одели себя, оденем и весь мир".
   Нужно больше сырья. Сырьё хлопок. Его ну очень много, однако фабрики требуют ещё больше, они готовы купить его больше чем выросло и было собрано. Селекция, удобрения, механизация, мелиорация новых земель. Нужны трактора, хлопкоуборочные комбайны. Хлопкоробы уже не бедные дехкане в домиках из глины. Вокруг просторных, застеклённых домин сады (дополнительный доход), они освещаются электричеством, в каждом кишлаке уже телефон, в каждом доме радио. В богатых кишлаках водопровод, в бедных его тянут хотя бы к мечети для омовений и школе при мечети и фельдшерскому пункту. Страна стала читающей. Культ священной книги вскоре вылился просто в культ книги. Если двадцать лет назад никто бы и не помыслил увидеть женщину с книгой, то теперь чтение стало такой же привычкой как ежедневные молитвы. Телевидение только начинало своё шествие в больших городах, кино было обычно по выходным, радио давало пищу для ума, но этого было мало, зато книги прочно вошли в жизнь. В каждом доме на стене висели полки для книг. Тиражи газет и журналов росли. Так как было множество людей, знающих несколько языков, особое место заняли переведённые книги, переводили много и охотно, также много печатали на итальянском. Итальянская литература прочно вошла в обиход, так же как пища, опера и многое другое. Макароны любых мастей покупались и продавались на всех рынках Ирана.
   Оба государства СССР и Иран быстро набирали силу. Южный сосед выпустил когти и готовился к прыжку на восток, за новым куском. Северный же неистово готовился к большой войне.
   Британия забила тревогу по поводу объединения Советов и мусульман, но она была врагом Ирана, а потому Британии не верили. Торговля это не военный союз. Сегодня торгуют, а завтра воюют.
  

Начало военных действий

   В 1928 году новый губернатор Цзинь Шужэнь начал проводить политику китаизации региона и укрепления связи с центральным гоминьдановским правительством в Нанкине. Первый удар он нанёс по традиционной торговле с Туркестаном, что привело к существенному сужению рынка сбыта товаров скотоводства местного населения, а также к значительному подорожанию промышленных товаров. Отношения с Ираном обострились.
   Также Цзинь Шужэнь произвёл широкий рекрутский набор среди китайских беженцев из своей родной провинции Ганьсу, в которой было только что подавлено восстание дунган, и создал из них несколько боеспособных частей. Для покрытия расходов на резко возросшую в численности армию Цзинь начал выпуск ничем не обеспеченных денег, спровоцировавших инфляцию; он повысил налоги и ввёл ряд госмонополий. Цзинь заменил командный состав армии доверенными людьми, сменил всех уездных начальников, сместил с постов некоторых губернаторов округов и наиболее ненадёжных чиновников, стараясь замещать должности своими родственниками и земляками из Ганьсу, что привело к скачку коррумпированности.
   В марте 1930 года китайские власти упразднили Хамийское княжество, отказавшись санкционировать наследование престола скончавшегося князя Шамахсуда. На территории ликвидированного княжества было образовано два уезда, были введены налоги, уездными начальниками были назначены китайцы. Сборщики налогов, пользуясь бесконтрольностью, помимо официальных налогов стали требовать и незаконные поборы, грозившие крестьянам полным разорением; переброшенные сюда ещё при правлении Ян Цзэнсина войска из-за плохой работы тыла оказались предоставленными сами себе и приступили к самоснабжению путём грабежа местного населения. Беженцами из Ганьсу выделяли землю за счёт местных уйгурских крестьян. Всё это привело к тому, что в назревавшем восстании, проходившем под антикитайскими, панисламистскими и пантюркисткими лозунгами, были задействованы широкие слои населения -- местная аристократия, мусульманское духовенство, купечество, ремесленники и крестьяне.
   Мятеж начался в апреле 1931 года, когда в Сяобао один из китайских сборщиков налогов, китайский ротный командир, решил силой завладеть уйгурской девушкой. Сборщик был убит, 200--300 уйгурских крестьян сожгли управление уездного начальника, убили его самого и начали убивать китайцев. Затем они двинулись на Хами с целью его захвата, но гарнизон отбил приступ, и повстанцы бежали в горы.
   Одновременно с этим в районе города Баркуля организовалась группа казахских повстанцев, которым удалось захватить Баркуль и имевшийся там арсенал. Узнав о подходе правительственных войск, повстанцы тоже бежали в горы, где и соединились с уйгурами. Вскоре к ним примкнули местные крестьяне, отряд вырос до 2 тысяч человек, двинулся на Хами и в мае занял город.
   К повстанцам присоединились недовольные реформами Цзинь Шужэня местные феодалы, которые впоследствии встали во главе восстания. Управляющий хозяйством Хамийского ханства, офицер охраны умершего князя, и Юлбарс-хан, бывший хамийский советник, пригласили на помощь из Ганьсу генерала-дунганина Ма Чжунъина во главе восьми сотен дунганской кавалерии. Перед походом в Синьцзян Ма заключил с Гоминьданом, недовольным правлением Цзиня, негласное соглашение, что в случае победы над ним Ма займёт должность губернатора. К восставшим уйгурам присоединились дунгане, казахи, джунгары, киргизы и другие народности провинции. Ма соединился с кумульскими повстанцами, отряды дунган и уйгуров двинулись в Хотан и Яркенд; в Хотане восставшие во главе с братьями Богра и Сабит Дамуллой образовали Хотанский эмират; мятеж распространился на районы Турфана, где его возглавил купец Максудахун Мухитов, и в Баркуль. К весне 1931 года мятеж охватил практически всю провинцию. Восставших поддержали Иран и Японская империя, в их войсках находились японские и иранские инструкторы-эмигранты.
   Армия Цзинь Шужэня оказалась небоеспособной, а призывать в войска ненадёжных уйгуров и дунган было рискованно. Цзинь Шужэнь затребовал конников-торгоутов из Карашара, но калмыцкий ван отказался дать войска и объявил борьбу за независимость. Правительству пришлось снимать войска с Хамийского направления, чтобы подавить мятеж торгоутов.
   Усилить боеспособность армейских частей можно было только мобилизацией русских эмигрантов. Мобилизации подлежали не только те русские, кто проживал в Синьцзяне, но и те, кто бежал от коллективизации и голода из СССР; человека ставили в строй едва он переступал границу. Однако этих сил было явно недостаточно, и Цзинь обратился за помощью к СССР. Советское правительство в обмен на открытие советских торговых представительств в городах Кульджа, Чугучак, Яркенд, Карашар, Алтай, Урумчи, Куча и Аксу разрешило перебросить в Синьцзян несколько тысяч китайских солдат, отступивших из захваченной японцами Манчжурии и интернированных в СССР. Как только о синьцзяно-советском договоре стало известно в Нанкине, Гоминьдан открыто выступил на стороне Ма, официально назначив его командиром мятежной 36-й дунганско кавалерийской дивизии НРА.
   Среди повстанцев не было единства. Хамийцы, изгнав китайские войска, не хотели продолжать наступление, на чём настаивали дунгане. Юлбарс-хан, поссорившись с Ходжой Ниязом, со 170 сторонниками ушёл к Ма Чжунъину.
   Боясь усиления роли СССР и решив взять под свой контроль данную территорию, в 1932 году иранские военные сделали окончательную ставку на повстанцев. Посол Ирана в СССР неофициально напомнил о секретных соглашениях и политике невмешательства в дела Туркестана. СССР указал на наличие в мятежном регионе японцев. В свою очередь иранцы пообещали выдворить японских представителей и взять контроль за мятежной провинцией в свои руки. Сталин дал понять, что в Синцзянский инцидент СССР не вмешается.
   Добившись дипломатическим путём нейтралитета СССР, Иран без объявления войны принялся оказывать помощь повстанцам, а также брать в свои руки руководство восстанием.
   Ма Чжунъин и Юлбарс-хан, сделали ставку на Гоминьдан, соответственно они лишились поддержки Ирана. Ходжа Нияз же, как оправдавший надежды, получил мощную моральную и материальную поддержку. А главное получил поддержку добровольцами. Относительно боеспособными оставались только русские подразделения, но вскоре на их разложение и нейтрализацию были направлены солидные диверсионные, пропагандистские и финансовые средства, в результате чего началось массовое дезертирство и падение дисциплины. Восстание было антикитайским, а не антирусским. Русских переправляли в Семиреченский край и селили в казачьи станицы.
   Уже в следующем 1933 году Цзинь Шужэнь был убит, но восстание продолжилось, так как объявил себя губернатором Ма Чжунъин. В 1934 году усилиями иранских военных отдельные повстанческие лидеры были объединены в Восточно-Туркестанскую коалицию. Коалиционные войска, опираясь на обильную помощь Ирана, нанесли ряд поражений губернаторским войскам и продолжили антикитайскую политику на освобождённых территориях. На сторону коалиции перешел Юлбарс-хан с отрядом, а также ряд местных феодалов, поняв, что перевес сил не в пользу ставленника Гоминьдана.
   Усиление позиций Ирана и ослабление Китая не входило в приоритеты Москвы и Сталин через Лигу Наций призвал мировое сообщество урегулировать вопрос мирным путём.
   Восставшие добились освобождения де-факто, но не добились признания де-юре. Международные комиссии следовали одна за другой и решение проблемы стало тонуть в болоте дипломатии и бюрократии.
   Японцы попытались втянуть Иран в открытую войну против Китая, но иранцы рассматривали японцев прежде всего как союзников британцев в тихоокеанском регионе. Союз этот был направлен против США, с которыми у Ирана были тёплые отношения. Друг врага наш враг тоже. Рассудив так, иранцы стали оказывать ещё больше влияния на восставшие районы, в то же время всячески вытесняя оттуда японских и британских представителей.
   Не видя способа сдержать агрессора, 23 марта 1935 г. -- СССР продал Китайскую Восточную железную дорогу государству Маньчжоу-го за 140 миллионов иен. По сути он продал КВЖД японцам.
   Также в 1935 году произошло событие, которое Германия и СССР постарались не заметить. В Чакской войне большую Боливию победил маленький Парагвай. А дело в том, что за Парагвай воевали русские эмигранты, а за Боливию немецкие военные специалисты. В результате, русские парагвайцы накостыляли немецким боливийцам. СССР постарался скрыть победу белых генералов по политическим мотивам. По тем же мотивам поражение немецких военспецов постарались позабыть в Германии.
   Иранцы же опытом Чакской войны заинтересовались, так как считали, что при столкновении с СССР или Британской империей этот опыт будет востребован. Сразу после окончания войны И. Т. Беляев и Н. Ф. Эрн были приглашены в тегеранскую военную академию. К удивлению приехавших генералов многие слушатели оказались русскими или русскоязычными, хотя лекции переводились на итальянский, которым пользовались все военные. Тактика создания опорных пунктов, маневренной обороны и широкого применения пистолетов-пулемётов в войсках была принята на ура. Многие русские ветераны Чакской войны оказались в рядах офицеров иранской армии. Вскоре слушателям Беляева и Эрна представилась возможность проверить полученные знания в деле.
   3 октября 1935 г. -- итальянская армия под командованием маршала Пьетро Бадольо вторглась в Эфиопию. Началась Вторая итало-эфиопская война. Причём на стороне итальянских фашистов воевали туземцы-мусульмане, против туземцев-христиан. Первоначальные неудачи итальянских войск спровоцировали не только смену командующего, но и посылку добровольцев Ираном. Ирану было выгодно усиление в регионе Италии в противовес Британии. Было налажено снабжение итальянских войск горючим. Переброшенные кавалерийские и авиационные добровольческие части помогли в разгроме эфиопских войск.
   В том же 1935 году между Германией и Италией было достигнуто соглашение и возникла ось Берлин-Рим. В 1936 году оба государства активно вмешиваются в гражданскую войну в Испании. Однако именно в Испании неожиданно вчерашние союзники в Эфиопии встречаются по разные стороны баррикад.
  
   - Луиджи! Луиджи! Отверни на солнце, за тобой республиканец!
   - Ренато, прикрой, атакую!
   - Алла!!!
   - Сальваторе, за тобой два "тедеско", сажусь им на хвост.
   - (на немецком) Гюнтер, меня атакует макаронник!
   - (на немецком) Карл, ты с ума сошёл, макаронники за нас!
   - Джованни! Это же "тедеско" куда ты к дьяволу, ради всех святых, лепишь очередями?!
   - Я не Джованни, а Паоло - лейтенант пустынных дьяволов. "Тедеско" на фарш!
   - Какие пустынные дьяволы? Дьявол вас побери!
   - Добровольцы из Ирана, мы за республиканцев, щиплем Кондор.
   - Санта-Мария, Джованни они сбили и второго "тедеско"!
   - Чёртовы эмигранты, валите в своё захолустье и не мешайте нам разбираться в Европе!
   - Ах ты молокосос, да я сбил своего первого англичанина когда ты сиську у мамки сосал!
   - Идиото!
   - Кретинно!
   - Луиджи, их больше, валим на базу, пусть начальство разбирается, не хватало ещё перестрелять друг друга.
   - Валите, чернорубашечники, лижите задницу своему Дуче!
   - Ты сволочь красная у меня ещё схлопочешь!
   - Мы зелёные, а не красные. Если бы не мы, вас бы до сих пор эфиопы по африке палками гоняли! Бездыри! Все умные уехали давно за границу, остались одни дегенераты!
   - Лучше бы тебе не конец, а язык твой подрезали по мусульманскому обычаю, брехун!
   - Вали обратно в свой вонючий Неаполь и бухай свою кислятину - Кьянти!
   - Сальваторе, Ринато, хорош галдеть в эфире, горючка на исходе, всем на базу!
  
   Иран поддержал республиканцев. В отличие от СССР танкистов у Ирана не было, а вот лётчиков-добровольцев иранцы послали. Когда Дуче сообщили об участии в боях против его лётчиков иранцев, Муссолини просто отказался верить этому. Но информация вскоре подтвердилась. Иранские лётчики матерились в воздухе исключительно по-итальянски. Вызванный в Рим, иранский посол подтвердил участие иранских добровольцев в войне на стороне республиканского правительства. Разразился жуткий скандал. Дуче же не знал о тайных договорённостях с СССР, а Иран просто отблагодарил союзника за невмешательство в восточно-туркестанские дела. Участие лётчиков-иранцев в испанской войне было краткосрочным. Вскоре республиканское правительство перестало использовать их против итальянского экспедиционного корпуса, так как против немцев и испанцев азиаты воевали хорошо, а вот против итальянцев как-то не очень. Дошло до того, что несколько добровольцев были обнаружены в состоянии наркотического опьянения в компании таких же обкуренных итальянских солдат. Немцев азиаты сбивали регулярно, но вскоре Муссолини перекрыл поставки запчастей к самолётам и добровольцы отбыли домой, не оказав значительного влияния на события в Испании. Сталин же жест Пехлеви оценил по достоинству, трое иранских лётчиков-истребителей были награждены впервые в истории СССР орденом Ленина.
   Постановлением Президиума ЦИК СССР от 10 сентября 1934 года орденом Ленина впервые были награждены иностранцы. За участие в поисках и спасении челюскинцев высокую награду получили граждане США бортмеханики Левари Уильямс и Клайд Армистет.
   Итогом участия в обоих конфликтах военные Ирана остались довольны. 20 мм. автоматические пушки справлялись и с итальянскими танкетками и с немецкими танками, да и с танками СССР Т-26, БТ (использовавшимися франкистами в качестве трофейного оружия) тоже. Лётчики показали высокую боевую выучку и мастерство, сказался длительный налёт часов и подготовка, патронов и горючки для обучения лётного состава не экономили принципиально. Даже кавалерия оказалась на высоте в условиях восточной африки.
   В это время во внешней и внутренней политике Ирана было два направления. Первое направление было чисто традиционным и его придерживались хивинская военная верхушка, это агрессивная внешняя политика - мелких укусов. Второе направление стало вырисовываться с включением Хивинского ханства в Иранское шахство. Персидская знать, окружавшая Пехлеви, восприняла идеи пантюркизма и исламизма слишком буквально и соответственно начала толкать Иран на путь открытой агрессии и объединения всех территорий, населённых мусульманами под скипетром Иранского шаха. К счастью вся верхушка командования была из хивинцев, за исключением личной гвардии Пехлеви и нескольких персидских подразделений. Однако постепенно окружение шаха начало оказывать влияние на внешнюю и внутреннюю политику Ирана. Так, посылка добровольцев в Испанию против франкистов, была вызвана, в том числе, тем, что испанская армия Франко воевала в северной африке против местного мусульманского населения.
   Оба эти течения вскоре начали подковёрную борьбу, если окружение шаха требовало присоединить восточный Туркестан и объявить войну Китаю, то военные попросту отказались воевать открыто, а послали инструкторов и добровольцев. Эфиопская и Испанская компании были уступками военных окружению шаха. Но после Испании более агрессивная партия Газавата вновь начала подталкивать военных к активным антикитайским действиям. Пока сдерживала этот порыв влиятельная группа представителей лёгкой промышленности. Дело в том, что после нападения в 1931 году Японии на Китай, последний объявил бойкот японским товарам. В результате бойкота японская текстильная промышленность переживала глубокий кризис. Закрылось более 40 крупных предприятий, многие рабочие стали безработными. Это было очень выгодно лёгкой промышленности Туркестана, ведь теперь среднеазиатские ткани вышли на рынок Поднебесной. Непродолжительный период с прикрытием торговли Синцзянским губернатором окончился патовой ситуацией в регионе. После инцидента туркестанские ткани вновь пошли на рынок Китая, но уже через земли, контролируемые повстанцами. Хитрые иранцы старались подключить к транзиту местное население, это делало повстанцев заинтересованными в торговле, они получали с провоза товара деньги и не малые по местным меркам деньги.
   В 1937 году Япония начала открытую оккупацию Китая. Потеряв почти всю боевую технику и военную промышленность, которой и так было негусто и не получив обещанной военной помощи от Гитлера, который предпочёл иметь дело с японцами, китайцы обратились за помощью к СССР. Однако встал вопрос о доставке военной помощи. На территории Манчжурии было образовано прояпонское марианеточное государство Манчжоу-го, в Монголии не было дорог, а синцзянская дорога контролировалась повстанцами и Ираном за их плечами. Сталин и рад бы оказать помощь, чтобы японская военная машина забуксовала в китайском болоте, но как? Наконец СССР дал понять, что вопрос с помощью будет решен положительно в случае договорённости Китая с Ираном о транзите через их территорию и территорию проирански настроенных повстанцев.
   В декабре 1937 года, в ходе второй японо-китайской войны, солдаты Императорской Армии Японии зверски убили множество мирных жителей Нанкина, тогдашней столицы Китайской Республики.
   В 2007 году были обнародованы документы одной из международных благотворительных организаций, работавших в Нанкине во время войны. Эти документы, а также записи, конфискованные у японских войск, показывают, что японские солдаты убили более 200 000 гражданских лиц и китайских военных в 28-ми массовых бойнях, и еще по крайней мере 150 000 людей были убиты в отдельных случаях в течение печально известной резни в Нанкине. Максимальная оценка всех жертв -- 500 000 человек.
   Согласно доказательствам, представленным в суд по военным преступлениям в Токио, японские солдаты изнасиловали 20 000 китайских женщин (заниженная цифра), многие из которых впоследствии были убиты.
   Убийства совершались с особенной жестокостью. Огнестрельное оружие, бывшее на вооружении японских солдат, не применялось. Тысячи жертв закалывали штыками, отрезали головы, людей сжигали, закапывали живьём, у женщин вспарывали животы и выворачивали внутренности наружу, убивали маленьких детей. Насиловали, а потом зверски убивали не только взрослых женщин, но и маленьких девочек, а также женщин преклонного возраста.
   Китай попытался самостоятельно решить проблему транзита через Синцзян с помощью военной силы. Но посланные китайские части натолкнулись на готовые к отпору коалиционные войска, насыщенные автоматическим оружием, обладающие многочисленными мобильными кавалерийскими отрядами и не испытывавшими затруднений с боеприпасами.
   Однако под нажимом СССР Иран вступил в переговоры с Китаем и согласился не только организовать доставку советской помощи, но и сам оказать военную помощь, в том числе военными лётчиками, в случае признания Китаем Коалиционных повстанческих правительств легитимными. Т.е. признать суверенитет новых государств. В противном случае, никаких советских поставок через синцзянскую дорогу и открытая война на два фронта. Для пущей убедительности китайским дипломатам были показаны японские письма с предложением союза против Китая и разделе Китая. Настоящие они были или поддельными сам Лаврентий Берия бы не разобрался. Однако Китай потребовал, чтобы суверенитет новых государств признал и СССР, а также установить чёткий размер военной помощи Ирана.
   Иран сделал более чем щедрое предложение о военной помощи, надеясь сбыть старое вооружение из армейских складов, втянуть и Японию и Китай в долгосрочный конфликт, а также за счет конфликта соседей испробовать свои вооруженные силы в войне. В общем, для Ирана Китай был второй Испанией, но поближе, а значит доставка войск дешевела. Опять же СССР все поставки осуществлял бы под контролем иранцев. Тянуть Китай не мог. И после нанкинской резни Китай признал официально Коалиционное правительство восточного Туркестана. Но не признал входящие в коалицию государства, надеясь в будущем на развал Коалиции, а значит конец легитимного государства. Сталин так же признал только Коалиционное правительство, поняв китайскую хитрость.
   Вскоре советские лётчики, танкисты, артиллеристы воевали против японских милитаристов. Немного погодя к ним присоединились и иранские добровольцы.
  
   - Лино!
   - Николай!
   - Какая встреча!
   - Чтож вы из Испании то дунули?
   - Долбаный Дуче перекрыл нам все поставки запчастей, боеприпасов и горючки.
   - Смотри тут не подведи.
   - Здесь нам никто поставки не перекроет.
   - Лино, ну ладно я старый коминтерновец - интернационалист, а ты-то какого лешего сюда припёрся воевать добровольцем?
   - Ох и глуп же ты Коля, сегодня Китай, а завтра Иран и СССР. Уж лучше воевать на чужой территории, чем на своей. На плов вечером придёшь?
   - Конечно, когда я от настоящего плова отказывался. Юру в Испании фриц из Кондора сбил.
   - Гармониста?
   - Да.
   - Приходи к нам обязательно после вечернего намаза, помянем Юру по-русскому обычаю.
  

Ще не вмерла Украина

   В 1931 году в пяти регионах СССР -- Западной Сибири, Казахстане, на Урале, на Средней и Нижней Волге -- вследствие засухи был неурожай, что значительно сократило хлебные ресурсы страны. Ситуативная и некомпетентная политика в сельском хозяйстве, усиленный экспорт зерна урожая 1931 года сделали положение критическим. В 1932 году последовал ещё больший спад производства продуктов питания, и прежде всего за счёт основных хлебопроизводящих районов СССР -- зерновых районов УССР и Кубани. К началу осени 1932 года страна испытывала трудности с обеспечением городского населения продовольствием. К началу весны 1933 года в целом по стране ситуация с продовольствием была тяжёлой -- перебои с продовольствием были даже в Москве и Ленинграде и в ряде военных округов РККА. Голодали Западная Сибирь, Урал, Средняя и Нижняя Волга, Центрально-Чернозёмный Округ. Но ситуация на Украине, Северном Кавказе и Казахстане была самой тяжёлой.
   Несмотря на то, что из 1,1 млн тонн продовольственной, семенной и фуражной помощи, предоставленной в первой половине 1933 сельскому хозяйству СССР, 576 400 тонн было направлено именно в УССР, эта республика по результатам 1933 года стала лидером по абсолютным показателям сверхсмертности, а по относительным её обходил лишь Казахстан.
   Одной из причин голода 1932-1933 годов стал "усиленный экспорт зерна урожая 1931 года", а вызван он был тем, что капстраны вдруг отказались принимать в уплату долгов золото и СССР вынужден был рассчитываться зерном.
   Неурожаи были вызваны вследствии засухи. Но заметьте, Средняя Азия к числу голодающих районов не отнесена. Как же так? Ведь на юге жарко, если в Сибири и Казахстане всё высохло, южнее значит ещё хуже. И это правда. Но есть одно но. И Сырдарья и Амударья текут с гор, это не дождевые реки. Главный источник их питания таяние снега и льда в горах. Чем жарче, тем снега тает больше, тем полноводней эти реки. Поэтому на эти годы приходятся пики урожаев. И не только в Хиве и Самарканде, но и в Персии и в Афганистане. А все эти страны уже связаны хорошими асфальтированными дорогами.
   1932-1933 годы, это годы экономического кризиса и все страны стараются защитить своего фермера от конкуренции из-за границы. И куда девать излишние продукты питания огромной азиатской стране? А соседу продать северному по хорошей цене и за золото, которое никто не принимает. Мы не гордые, мы примем. Не нравиться Британии и Франции? Проглотят.
   Зато сельское хозяйство стало в состоянии закупить у отечественного производителя сельскохозяйственные машины и удобрения. Брошены огромные финансовые средства на освоение новых сельхозземель. Банки получили золотой запас. Промышленность получила заказы на новые сельхозмашины. Да и строительная отрасль работала, про транспорт и вовсе умолчу. Этож громадное число грузов вывезли в СССР по Каспию, железной дороге, автотранспортом.
   Сталин сохранил миллионы жизней в голодающих районах, хоть и пришлось ввести карточную систему. И прекратился голод. Из Казахстана многие едоки просто бежали на юг, как и с Волги, как и с Кавказа.
   Отношения с Великобританией и Францией накалились, а с США испортились. Однако Тегеран стал всё больше разворачиваться на север. Тот же металл было ближе везти с Урала, а не морем из Америки.
   СССР также понимал, что плохой союзник лучше, чем хороший враг. Поэтому, хоть идеологически государства были полной противоположностью, политически они смогли договориться к обоюдной выгоде. Теперь Иран практически защищал мягкое подбрюшье СССР - Баку. Бомбардировочная авиация Британии была в досягаемости ВВС Ирана при попытке бомбардировок Бакинских нефтяных полей. Костяк и большинство зенитной артиллерии Ирана как раз и концентрировались в районе Курдистана. Это же нефтеносный район, стратегически важный, опять же рядом столица государства и её тоже защищать с неба надо. И южный Каспий не замерзает зимой, а значит является аэродромом для гидроавиации, которой у Иранцев было в достатке, в том числе и истребителей.
   А Тегеран ещё и как фильтр не пропускал через южную гарницу СССР британских шпионов и диверсантов. Они отправлялись прямиком в глубокие зинданы Бухары, где и исчезали бесследно. Зато своими шпионами Иран щедро снабжал соседние с ним страны, в том числе и СССР. Особо густой шпионская сеть была на Кавказе, по Волге и в Казахстане. Задачи у шпионов были разные: внедряться в органы власти, вербовать новых агентов, вынюхивать секретную информацию и вообще всякую информацию, запрашиваемую из центра, переправка через границу контрабанды и много ещё чего.
   Шпионов периодически отлавливал НКВД и посольству постоянно приходилось извиняться перед советстким правительством, дело житейское и у НКВД были шпионы в Иране. Обменивали бывали своих на чужих. После установления тёплых отношений изменилось отношение к белогвардейским организациям на территории Ирана, им дали понять, что или они взаимодйствуют с ведома и под контролем Иранской разведки, либо будут разогнаны. Использование своей территрии для диверсий в отношении дружественного государство Тегеран терпеть не намерен.
   Пока союз был выгоден и Сталин и Пехлеви друг другу улыбались, держа кукиш в кармане. Обе страны не имели возможности завоевать друг друга и поэтому перешли к более менее мирному сосуществованию. Но вскоре соотношение сил на весах покачнулось благодаря японцам.
   Союз с СССР ну очень не нравился крупным игрокам. Таким как Великобритания, Франция, Япония, США. Но США зациклились в Латинской Америке и от политики вмешательства в европейские дела отказались. Тем более им было не дотянуться до обширного Азиатского государства. Богатые залежи нефти делали Иран своевольным политиком. Англия понимала, что открытая война с Ираном обернётся потерей всего Персидского залива. Иранцы просто закидают фарватер морскими минами. А дальше будет оккупация английских колоний на побережье Персидского залива и поход в Индию. Аравийские шейхи спят и видят персов. Пример Бахрейна был ну очень заразителен. Тамошняя знать не потеряла свои места, а приобрела немыслимое богатство и могущество.
   Свою скрипку играл и Муссолини, он подначивал Иран присоединиться к странам Оси, и взамен обещал всяческую поддержку в дележе колоний. Ведь Иран достиг такой мощи, что мог в одиночку разгромить иракскую и турецкую армии и выйти через Сирию к Средиземному морю. Но стать нефтяным донором для европейской войны не входило в планы иранцев. Им хватало освоения захваченных кусков, опять же восточный Туркестан вот-вот должен был присоединиться к шахству. Пантюркизм и исламизм ещё не проник настолько в мозги правящей верхушки, чтобы они считали себя великой державой. Вели себя дипломаты Ирана тоже соответственно: улыбались всем, обещали всем, соглашались со всеми, а в итоге делали по-своему. Единственной реальностью был договор с СССР, который стороны соблюдали, пока он был выгоден.
   Опять же отношения с Японией, как с союзницей Великобритании в Тихоокеанском бассеине портились, это был естественный конкурент и враг в Азии. А в Китае и вовсе агрессор, подбирающийся к границам рыхленького шахства. Воевать с Японией боялись, но из страха предпочитали всё же поддерживать до последней возможности буферный Китай. Если войны не миновать, так пусть она будет на чужой территории и ведётся по преимуществу чужимим руками
  

Смерть маршала авиации

   В 1938 году разведка Ирана получила информацию от русскоязычного агента в Харбине о наличии в непосредственной близости в поселке Пинфан японского секретного подразделения под официальным названием "Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии", а в секретных документах именуемое "отряд 731". Отряд располагал собственным авиационным подразделением.
  
   "Отряд 731" -- специальный отряд японских вооружённых сил, занимался исследованиями в области биологического оружия, опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). Также проводились опыты с целью установления количества времени, которое может человек прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание, лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др.). Жертвы в отряд попадали вместе с членами семей.
  
   Биологическое оружие для Ирана представлялось просто уникальным и ценность его в глазах и политиков и военных просто зашкаливала. Алты, как главный диверсант государства получил категорическое задание добыть результаты, образцы и всё, что может помочь учёным. Усилия разведки были направлены на уточнение дислокации отряда. Поток информации шёл непосредственно на Алты. Было заброшено несколько разведгрупп с радиостанциями для уточнения дислокации и наведения самолётов на цель. Алты решил в случае и удачи, и срыва операции уничтожить концлагерь-лабораторию.
   Близость Харбина делала высадку парашютного десанта чересчур опасной и Алты пошёл на явную авантюру. Он заказал на авиазаводе сделать несколько копий японских самолётов для перевозки десантников. Дополнительно были заказаны комплекты японского военного обмундирования. Все десантники подбирались щуплые и ускоглазые, чтобы не отличались от японцев. Действовать должны были тихо и молниеносно. Стрелять строго запрещалось. Замысел заключался в том, чтобы днём на глазах у всех высадиться на аэродроме отряда 731, перерезать охрану аэродрома к ночи выдвинуться непосредственно к лабораториям и захватив, что смогут, уйти, подорвав всё, что можно. Операция должна была прикрываться массированным налётом авиации.
   Операция началась с диверсионных действий ранее заброшенных разведгрупп. Телефонная связь была нарушена и псевдояпонские самолёты средь бела дня сели на аэродром. Вышедшие из самолёта лётчики и военные начали спорить, ругаться и тыкать в планшетные карты, разыгрывая ошибку в навигации. Наконец начальство отправилось в домики офицеров и попыталось связаться по телефонной связи. Связь естественно отсутствовала. Переругавшись, прибывшие военные дали указание выгрузить из самолётов оружие и людей, построиться и следовать на Харбин пешком. Но как только прилетевшие рассредоточились по аэродрому, началась резня. Которая быстро закончилась и трупы японцев уволокли в домики и ангары. Часовые были заменены и на взлётную полосу начали приземляться другие самолёты. Десантники разгружались и самолёты улетали.
   Дальнейший ход операции оказался не таким предсказуемым. Численность японского отряда оказалась около 3 000 человек, тогда как нападавших только около 5 сотен. Несмотря на внезапность нападения и высокий профессионализм, захватить с ходу лагерь не удалось. Из Харбина выслали в Пинфан несколько автомашин с солдатами на помощь. Автоколонна попала в засаду, головная машина наскочила на мину. Кинжальный огонь из нескольких пулемётов выкосил прибывших. Гарнизон Харбина был поднят по тревоге. Десантники не ожидали, что в лабораториях ставили опыты над живыми людьми. После доклада по рации о ходе операции, Алты принимает тяжёлое решение, выбросить массированный парашютный десант под утро, всех заключённых и взятых в плен учёных переправить на территорию Ирана. Так как на счету был каждый обученный десантник, Алты возглавил десантирование, заодно надеясь непосредственно руководить операцией на земле и оперативно решать боевые задачи.
   К утру от высаженного ранее отряда десантников в живых осталось едва две сотни бойцов, да и те вынуждены были одновременно атаковать лагерь и сдерживать отряды, направленные из Харбина. Начали подходить к концу боеприпасы. Именно в этот момент, небо над Пинфаном заполнилось белыми куполами парашютов, а на аэродром начали приземляться транспорты с боеприпасами.
   Для отвлечения противника от главной цели операции часть парашютистов высадилась непосредственно возле Харбина и завязала бои в городе. Была взорвана железная дорога, перерезаны телефонные линии, на автодорогах к городу были созданы заторы из подбитых автомашин. Сковав харбинский гарнизон, Алты перегруппировал отряды и вновь атаковал лаборатории. В казармах рвались ручные гранаты, строчили автоматы и пулемёты, дело доходило до рукопашных схваток. Японцы, надеясь на помощь из Харбина, сражались отчаянно. Освобождённые заключённые и захваченные материалы и персонал грузились на транспортные самолёты. Самолёты ушли в Иран, а заключённых осталось ещё много, они не понимали что происходит, но радовались освобождению. Некоторые после экспериментов были не в состоянии передвигаться. Днём обстановка ухудшилась. Лаборатории были взяты, охрана уничтожена, материалы захвачены и вывезены на аэродром, заключенные переправлены туда же. Но транспортные самолёты должны были прибыть только к вечеру, боеприпасов оставалось мало, бойцов тоже, а японцы, наконец, опомнились и бросили в бой резервы и авиацию.
   Спасала остатки десантников только полная неизвестность японцам численности напавших. Подтащив артиллерию, они долбили позиции парашютистов. Вскоре появились истребители, а затем и бомбардировщики принявшиеся обрабатывать оборону. Алты надеялся отсидеться, приказал экономить боеприпасы. Самолёты японцев улетели, так и не разрушив влётную полосу. Шанс выжить и уйти оставался. Пехота не спешила вставать в атаку. Однако часам 16.00. стало понятно, почему японцы медлили. По дороге, расчищенной от остовов сгоревших грузовиков, шло пять лёгких танков с кругами на броне. Вот теперь пехота пошла в атаку. Алты прицелился и "снял" выстрелом офицера с мечём. Защёлкали скупые выстрелы десанта. Японцы ответили длинными очередями из танковых пулемётов. Чтобы отвлечь японцев от аэродрома, на котором притаились освобождённые узники и лежали раненые десантники, а также ещё куча захваченные материалов по биооружию Алты с группой десанта закрепился непосредственно в захваченном посёлке и яростно оборонялся, стягивая вокруг себя кольцо японцев. Часть зданий была заминирована. Десантники отступали медленно и взрывали захваченные японцами здания. Атаки шли одна за другой. Один из танков наскочил на мину и подорвался. Правда экипаж уцелел и теперь поливал десантников из башенного пулемёта. Второму танку повезло меньше. Один из десантников пшикнул в него из огнемёта и теперь танк жарко пылал, распространяя вокруг мерзкий запах палёной человечины. Остальные три танка вперёд теперь не вырывались, а помогали пехоте огнём, следуя за спинами пехотинцев.
   Силы защитников таяли, как и их боеприпасы. Многие, в том числе и Алты были уже ранены не по разу, только деваться им было некуда. Они дрались в окружении. По рации, каким-то чудом ещё работавшей, Алты отменил высадку следующей части десанта и приказал вылетать бомбардировщикам и пустым транспортникам. Транспортники получили приказ эвакуировать всех с аэродрома, а бомбардировщики уничтожить цель по пеленгу радиостанции.
   Последние оставшиеся в живых парашютисты, возглавляемые Алты, бросились в рукопашную, против японской пехоты. В сумерках при свете горящих казарм все перемешались в орущую и брызжущую кровью кучу-малу. Последнее, что они услышали, это был вой несущихся из темноты авиабомб.
   - Аллах Акбар, косоглазые ублюдки, добро пожаловать в ад!
   Небо услышало последнюю молитву умирающего маршала авиации и обрушилось на землю морем огня и металла.
   Летуны добыли секретное оружие врага, но заплатили высокую цену.
  
   В следующие дни был объявлен траур, зато газеты, вначале иранские, а затем и мировые запестрели ужасными фотографиями и рассказами узников лагеря смерти, от которых волосы на голове шевелились. Казалось, не было такого издевательства, которое не совершили бы японцы. А доказательств создания нового оружия было предостаточно. Были и документы, и образцы, и живые жертвы, и палачи в белых халатах. Последним не повезло. После нескольких интервью они бесследно исчезли в зинданах Бухары, где познакомились и очень близко со своими коллегами. Правда белых халатов коллеги - пыточных дел мастера не носили. Обычно одевали кожаный фартучек поверх обычной одежды, чтобы сильно не испачкаться кровью. Коллеги из бухарской тюрьмы очень обрадовались, не часто им разрешали применить к узникам весь комплект богатого инструментария. Для японцев же сделали коллективное исключение. Электричество для пыток в зинданах не применялось принципиально, так как палачи-бухарцы считали себя древними мастерами, умеющими добиться поставленной цели чисто традиционными средствами. Вскоре стало доподлинно известно, какие и кто конкретно из японцев совершал преступления. Палачи-бухарцы по возможности постарались, чтобы каждый японец испытал на собственной шкуре именно то издевательство и боль, которой он подвергал свои жертвы.
   Жертвы кстати требовали казни своим мучителям, но посетив зиндан, остались довольны увиденным, хотя все дали подписку о неразглашении. Китайцев вернули на родину. Русские отказались возвращаться в Китай и осели в Иране, как и несколько корейцев. Был ещё один монгол, но он вступил в армию, а после обучения записался добровольцем в Китай.
   Результатом разгрома отряда 731 стало не только создание биологического оружия иранцами, но и изменение всей военной доктрины. Чтобы иметь возможность применения оружия, нужны были средства доставки. А именно, самолёты должны были доставить смертельный груз до Японии и вернуться назад. Это можно было сделать двумя способами. Достроить авианосец и создать дальнебомбардировочную авиацию. Иранцы форсировали работы сразу в обоих направлениях. Благо авиапромышленность к тому времени была у них на мировом уровне. Львинная доля военного бюджета по-прежнему уходила на "летунов".
   Также после испанской компании изменилась тактика применения истребителей. Теперь истребители учились летать парами и главным требованием к машине стало - высота и скорость. В результате, от бипланов пришлось отказаться и перейти к постройке монопланов. На самолёты ставили пушечное вооружение, пулемёты уже не удовлетворяли "летунов". Повысились требования и к пилотам.
   Понимая, что главной ударной силой окончательно становится авиация, военное ведомство приступает к созданию защищённых аэродромов подземного и пещерного базирования. Дело это было затратным, но при наличии мощных дорожных и строительных организаций и щедрого финансирования вполне осуществимое. Бронированые капониры для самолётов, должны были выдержать бомбардировку противника. На земле лётчик и самолёт должны были быть максимально защищены. Слишком много средств и сил вкладывалось в каждого летуна.
   Новые требования начали предъявлять и к самим конструкциям самолётов. Для повышения живучести лётчика стали требовать применения бронирования.
   Также шума среди "летунов" наделал военный парад в Москве в 1935 году. Где впервые СССР представил боевой автожир.
  
   Автожиры изобрёл испанский инженер Хуан де ла Сиерва в 1919 году, его автожир С-4 совершил свой первый полёт 9 января 1923 года. Но в 1925 году испанец уехал в Великобританию, где и организовал свою фирму. Большинство автожиров не могут взлетать вертикально, но им требуется гораздо более короткий разбег для взлёта (10--50 м, с системой предраскрутки ротора), чем самолётам. Почти все автожиры способны к посадке без пробега или с пробегом всего несколько метров, к тому же эти аппараты способны висеть на одном месте при сильном встречном ветре. Таким образом, по маневренности они находятся между самолётами и вертолётами, несколько уступая вертолётам и абсолютно превосходя самолёты.
   Автожиры, в некотором отношении, превосходят самолёты и вертолёты по безопасности полёта. Самолёту опасна потеря скорости, поскольку он сваливается при этом в штопор. Автожир при потере скорости начинает снижаться. При отказе мотора автожир не падает, вместо этого он снижается (планирует), используя эффект авторотации (несущий винт вертолёта при отказе двигателя также переводится в режим авторотации, но на это теряется несколько секунд, важных при вынужденной посадке). Пилот может в полной степени управлять направлением снижения, используя все системы управления автожиром. При посадке автожиру не требуется посадочная полоса, что тоже важно для безопасности полёта, особенно при вынужденной посадке в незнакомом месте.
  
  
   Скорость автожира сравнима со скоростью лёгкого вертолёта и несколько уступает лёгкому самолёту. По расходу топлива они уступают и самолётам, и вертолётам, но техническая себестоимость лётного часа автожира в несколько раз меньше, чем у вертолёта, благодаря отсутствию сложной трансмиссии. Типичные автожиры летают со скоростью до 180 км/ч (рекорд 207,7 км/ч), а расход топлива составляет 15 л на 100 км при скорости 120 км/ч. Таким образом, по скорости и экономичности автожир напоминает автомобиль, с той разницей, что не застревает в пробках.
   Ещё одним их преимуществом является широкий обзор и гораздо меньшая, чем в вертолётах, вибрация, что делает их очень удобными для аэрофотосъёмок, видеосъёмок и наблюдения.
   Автожир также имеет существенное преимущество перед другими типами лёгких летательных аппаратов: на нём можно летать даже в сильный (до 20 м/с) ветер.
   Осенью 1929 года появился Камов-Скржинский-1 (КАСКР-1 "Красный инженер") и КАСКР-2 - советские автожиры, разработанные Н. И. Камовым и Н. К. Скржинским. Внешне КАСКР-1 имел сходство с автожиром Cierva C.8L Mk III, имел фюзеляж самолёта У-1 с хвостовым оперением и двигатель М-2 в 120 л. с. КАСКР-2 имел двигатель с увеличенной до 225 л.с. мощностью.
   A-7 -- советский двухместный автожир крылатого типа с трехлопастным ротором, разработанный Н. И. Камовым. Первый в мире боевой автожир и первый серийный винтокрылый аппарат в СССР.
   Первый аппарат был построен в апреле 1934 г. на заводе опытных конструкций при ЦАГИ. В мае автожир был перевезён на аэродром для наземных гонок двигателя и пробежек. 20 сентября 1934 года был совершен первый полёт. Испытания А-7 закончились в декабре 1935 года. Несмотря на которые автожир участвовал на авиационном параде в честь Дня авиации 18 августа 1935 г.
   Автожир имел двигатель воздушного охлаждения М-22 мощностью 480 л.с., что позволяло ему развивать максимальную скорость 218 км/ч. Тянущий винт имел две лопасти, шаг которых можно было изменить на земле. Ротор (несущий винт) перед взлетом раскручивался системой механической раскрутки от двигателя, что уменьшало дистанцию разбега перед взлетом.
   Фюзеляж ферменной конструкции из стальных труб. Состоял из трех отсеков: моторного с топливными баками, раздельной кабины для летчика и наблюдателя и хвостовой балки.
   Оборонительное вооружение состояло из трех пулеметов калибра 7,62 мм. Передний пулемет ПВ-1 с ленточным питанием, стрелял через винт. Оборона задней полусферы осуществлялась пулеметом ДА-2 на кольцевой турели. В последующих модификациях снизу крыла установлены узлы для подвески четырех бомб ФАБ-100 и шести неуправляемых ракетных снарядов РС-82.
   Обилие горных местностей на территории Ирана и его соседей делало автожир средством авиации весьма и весьма востребованным, а ведь он ещё и был проще в управлении, чем самолёт. Автожиром заинтересовались горнострелковые и диверсионные подразделения и даже крестьяне в горных местностях, где посадка и взлёт самолётов был проблематичен. Средства на новое вооружение быстро нашлись. Нашлись и производственные мощности, а также головастые инженеры, которые, разобрав парочку покупных машин, смогли собрать отечественный. Автожир как нельзя лучше подходил для тактики иранских военных, внезапно напал, укусил и отскочил. Топливо правда автожир жрал, но как раз для Ирана это проблемой не было. Чёрное золото добывалось на мировом уровне.

Охлаждение отношений с СССР накануне войны

   В 1938 году в Европе происходили совсем некрасивые события. Германия присоединила Австрию. Затем полюбовно распилили Чехословакию между Германией Польшей и Венгрией.
   С марта 1938 года антисемитски настроенное польское правительство оказывало давление на евреев-граждан Польши, стараясь принудить их к эмиграции. В этот период на территории Германии проживало 50 тысяч евреев с польскими паспортами, и ещё 10 тысяч жили в Австрии. Польское правительство опасалось, что в результате давления и принуждения к эмиграции со стороны властей Третьего рейха эти евреи приедут в Польшу. Поэтому 1 марта президент Польши подписал указ о лишении гражданства польских граждан, проживавших за пределами страны более 5 лет. Затем была введена норма, согласно которой с 15 по 30 октября все граждане Польши за пределами страны должны были предъявить свои паспорта в местные консульства. Итогом этого могло стать появление большой группы лиц без гражданства.
   В ответ на эти действия германское правительство арестовало 28 и 29 октября около 20 тысяч евреев. 17 тысяч немецких евреев с польскими паспортами либо евреев из Польши, лишённых немецкого гражданства, были посажены в поезда и насильственно депортированы через немецко-польскую границу в районе посёлка Збоншинь, а также Хойнице и Бытома. Им было позволено взять с собой только самые необходимые вещи (1 чемодан на человека) и 10 немецких марок. Поскольку евреи были вывезены, оставшиеся имущество было захвачено в качестве трофеев местными нацистскими властями и их соседями.
   Среди депортированых были философ и теолог раввин Авраам Джошуа Гешель и будущий литературный критик Марсель Райх-Раницкий. Примерно 9300 человек оказались в районе Збоншиня.
   Большинство из депортированных оказалось на польской территории без каких-либо средств к существованию. В течение нескольких месяцев тысячи людей жили в чрезвычайно тяжёлых условиях. Помощь им оказали польская еврейская община и благотворительная организация Джойнт.
   Тупиковая ситуация продолжалась в течение нескольких дней, под проливным дождем евреи вынуждены были пребывать без крова и пищи между границами. Четыре тысячи получили разрешение на въезд в Польшу, а остальные 8 000 были вынуждены оставаться на границе. Они ждали там, в суровых условиях, разрешения на въезд в Польшу. Британская газета писала, что сотни людей, как сообщается, скитались, без гроша и вещей, в маленьких деревнях вдоль границы, где они изгонялись гестапо и местными жителями. Условия в лагерях беженцев "были настолько плохими, что некоторые пыталась сбежать обратно в Германию, задерживались и расстреливались", сообщила британская женщина, которая была послана, чтобы помочь тем, кто был выслан из страны.
   Одним из последствий этой акции стало убийство 7 ноября 1938 года в Париже немецкого дипломата Эрнста фон Рата 17-летним польским евреем Гершелем Гриншпаном , чьи родители пострадали от этой депортации. Смерть фон Рата, в свою очередь, стала поводом для развязывания "Хрустальной ночи" -- серии антиеврейских погромов по всей Германии в ночь с 9 на 10 ноября.
   В соседнем СССР было немало репрессировано.
   А ведь в зоне расселения мусульман проведение первых социалистических преобразований было бы попросту невозможно, если бы их не поддержала часть мусульманского духовенства. Взять, к примеру, вопрос о перераспределении байской земли, поскольку верующие дехкане решительно отказывались от передаваемых им наделов, так как, по их мнению, эта земля им не принадлежала и имамы разъясняли им, что в данном случае может быть сделано исключение.
   В качестве примера приведу одно из воззваний духовных лиц того времени, которое гласило следующее: "Баи, имеющие много земель должны сами раздать свои земли безземельным дехканам. Если они сами не отдадут излишки земли, накопленные путем всяких хитростей и обманов, то раздел земель правительством и пользование дехканами этими землями не является запрещенным".
   Несмотря на первоначальную поддержку, советская власть обрушила на верующих мусульман репрессии, многие имамы попали в лагеря, уничтожались мечети, священная литература. Проводилась латинизация письменности. Всё это отравляло добрососедские отношения между странами. Но пока СССР был врагом Японии, союзницы Великобритании внутренние дела СССР рассматривали именно как внутренние дела СССР.
   Однако обстановку серьёзно осложнило обнаружение в соседней Саудовской Аравии нефти. Британцы тут же наложили на неё свою лапку.
   Обстановка на Дальнем Востоке усугублялась и дальше.
   29 июля 1938 г.-- начало боёв на озере Хасан.
   А тут ещё Дуче совсем испортил отношения с Италией.
   Италия оккупировала Албанию. Король Албании Ахмет Зогу бежал в Грецию.
   А ведь албанцы мусульмане. Значит, оккупировано христианами мусульманское государство. Отношения между Италией и Ираном сразу охладели. Почуяв наживу между двумя государствами сразу попытались вбить клин, прежде всего Англия и Франция. Им усиление Италии было совершенно не нужно.
   11 мая 1939 г.-- начало боёв между СССР и Японией на реке Халхин-Гол, на территории Монголии недалеко от границы с Маньчжурией (Маньчжоу-го). Заключительное сражение произошло в последних числах августа и завершилось полным разгромом 6-й отдельной армии Японии.
   23 августа 1939Красная Армия и Монгольские войска перешли в наступление на Халхин-Голе. В Москве заключён "Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом", известный также как "пакт Молотова--Риббентропа".
   Гитлер кинул своего союзника Японию и договорился с СССР. Иран понял заключение договора, как раздел сфер влияния, в котором самому Ирану от СССР не поздоровиться. Разгром целой японской армии показал силу РККА, которая массово применила танки и ракетное оружие с самолётов. Это была другая война. Военные засомневались, смогут ли они отбить массовый прорыв танков. Ведь японская армия этого сделать не смогла. Приорититы на главного врага начали меняться. По сути Иран оказывался в изоляции и у него не было ни одного союзника, кроме слабенького Афганистана.
   Нужно было срочно договариваться с крупными игроками, пока через границы не хлынула война. Италия себя дискредитировала. У Германии не было колоний и она не могла помочь физически. Оставался Франко-Британский блок. США продолжали политику изоляционизма. Как не хотелось Ирану идти к британцам на поклон, а пришлось начать тайные переговоры с Лондоном и Парижем, которые были рады начать переговоры с южным соседом СССР. Суть соглашений сводилась к возможности пропустить британские самолёты к бакинской нефти. Британия и Франция разрешали закупки Ираном своего вооружения.
  -- августа 1938 г.-- в Германии стартовал первый в мире самолёт с турбореактивным двигателем Heinkel He 178.
  -- сентября 1938 г. Заключено перемирие между СССР и Японией после боёв на Халхин-голе.
  -- сентября 1938 г. В Москве заключён Договор о дружбе и границе между СССР и Германией, который фактически закрепил раздел территории Польши между этими странами.
   Москва вскоре узнала о метаниях Ирана и предложила придерживаться прежних договорённостей. Иран потребовал уступок от северного соседа. Крупной поставки танков - 200-300 шт. и освобождения мусульман-зеков. СССР продал Ирану партию старых танков БТ и Т-26. Иран остался недоволен. Специалисты уже успели закупить подобные танки и даже танки с более мощной бронёй у Франции и Англии.
   30 ноября 1938 г. -- начало Советско-финской войны.
  
   Война с финами СССР стала облегчением для иранских военных. Оказывается даже маленькая аграрная страна без собственной танковой и авиапромышленности может противостоять, хоть и недолго РККА. В отличие от финнов иранцы решили вести мобильную оборону в совокупности с мощными воздушными ударами по противнику. От учёных и промышленников, вновь потребовали насытить войска противотанковым оружием. Так как требовалось быстро создать противотанковое оружие обороны, то ученые начали разрабатывать на основе иранских тракторов и иностранных танкеток самоходные артиллерийские установки. Этими установками заинтересовались ПВО и предложили создать целую линейку артсамоходок, противотанковых самоходок и зенитных самоходок. Тем более, что возник проект использования зенитных самоходок и против танков. По подобному же пути ранее пошли вооруженные силы Бельгии, маленького европейского государства, имевшего заокеанские колониальные владения. И наклепала их Бельгия сотни 3 до 1940 года.
   Прошёл проект организации зенитного прикрытия больших городов. Минареты стали главным звеном обороны. На них планировалось установить зенитные орудия или прожекторы. С этой целью все минареты осматривались, ремонтировались, на них устанавливалось подъёмное оборудование и закреплялись зенитки либо прожекторы. Все минареты объявлялись объектами ПВО и соответственно все вновьстроящиеся минареты теперь должны были отвечать единым стандартам и согласовываться с военными.
   Зимой 1939 года впервые Ираном были проведены учения с массовым участием бронетехники. У красных были танки БТ и Т-26. Зелёные держали оборону с помощью новых самоходок. В результате этих учений зелёные всё же выдержали атаку красных, но потеряли много самоходок. Впредь приказано было использовать их из засад, а в лобовые конратаки не выпускать. Было отмечено удовлетворительное насыщение пехоты миномётами и автоматическим оружием. К промышленникам были пожелания установить на ходовой части огнемёт и попробовать установить несколько тяжёлых миномётов. Кавалерийские части решили механизировать по примеру северного соседа. Вообще большинство конницы перевели на границы с Индией и Ираком. Тут от них можно было ожидать маневренности.
   Промышленники ухватились за военные заказы и решили поставить производство на поток, для чего выбрали самую надёжную ходовую часть и все варианты вооружения монтировали на единой основе. Также пустили на этой же ходовой арттягачи и броневички для пехоты на гусеничном ходу. Автопромышленники ответили грузовыми автомобилями повышенной проходимости и полугусеничными арттягачами и автомобилями. Жрали такие полугусеничные машины много топлива, а проходимость была хуже, чем у гусеничных, однако военные загребли всю механику и начали пересаживать конницу и пехоту на бронемашины. Особенно это коснулось пехоты, так как обученных конников ценили выше, чем пехотинцев.
   Для производства траков нужна была особенная сталь и вслед за СССР в 1939 году Иран осваивает выплавку стали Гадфильда.
   Сталь Гадфильда -- сталь с высоким сопротивлением износу (истиранию) при больших давлениях или ударных нагрузках, так же для неё характерна высокая пластичность.
   Предложена в 1882 году английским металлургом Р. Гадфильдом. Сталь Гадфильда сильно наклёпывается при ударных нагрузках. Из неё изготовляют траки гусениц танков, тракторов, машин, щёки дробилок, рельсовые крестовины, стрелочные переводы, работающие в условиях ударных нагрузок и истирания, а также - оконные решетки в тюрьмах, которые невозможно перепилить. Отливки из стали редко подвергаются дополнительной обработке, так как она плохо обрабатывается резанием из-за наклепа поверхности в процессе резания.
   В СССР выплавку стали Гадфильда освоили к 1936 году.
  
   Из этой же стали по примеру англичан и американцев начали изготовлять каски для пехоты, до этого момента каску в армии Ирана заменял тюрбан.
   Так как военные решили для простоты обслуживания использовать только одну ходовую часть, от последней требовалось обладание большой надежностью. Будущие самоходки должны были быть использованы и в заснеженных степях и в раскалённых песках, а также в предгорной и горной местности нужна была широкая гусеница и широкие опорные катки. От тележек вскоре иранские (читай эмигранты-американские) конструкторы хотели отказаться, но замены им не нашли. А вот с бронированием у самоходок был огромный минус. Нормальную броню просто не производили в Иране. Ведь судостроение только, только зарождалось. Броня ставилась противопульная и клёпаная.
   Самоходки разных назначений начали поступать в войска и осваиваться. Военные уверовали, что теперь у них есть надёжное противотанковое средство. В отличии от самоходок, колёсными броневиками всевозможных типов иранская армия была просто перенасыщена за предыдущие годы. Противопульное слабое бронирование и в основном пулемётное вооружение давало возможность использовать эти машины лишь в целых разведки и на хороших дорогах. Но всё же уж лучше плохой броневик, чем вообще ничего.
   Совсем уж старые броневики продавали соседям-китайцам, надо же было тем чем-то воевать с японцами.
   В общем и целом Тегеран успокоился и принялся накапливать боевую мощь, чтобы подороже продать своё участие в разгорающейся войне. Агрессора ждало быстрое отрезвление. При иранском дворе шаха в это время можно было увидеть послов со всего мира. Все толклись и пытались склонить Иран на свою сторону, обещая территории деньги и союзы. Хитрые азиаты соглашались, кивали и тянули время. Переговоры заходили в тупик. Должна была начаться большая война, чтобы выяснить на чью сторону весов выгодно бросить свою армию.
  

Накануне.

   Год 1940 стал поистине годом неопределённости для Ирана. Иран спешно готовится к войне, но не знает, с кем будет воевать. Разгром, а затем раздел Польши между Германией и СССР подорвали пробританскую партию в Иране и так не очень то и многочисленную. Великобритания и Франция ничем не помогли своему союзнику. В этой ситуации вес Германии и СССР растёт. Иран объявляет, что не пропустит через своё воздушное пространство ни одного самолёта. Фактически он заявляет о полном прикрытии сталинской нефти от англичан. Последним данное заявление явно не нравится, но не начинать же из-за этого войну в Азии.
   Вновь начинается сближение с Италией, которая активно лоббирует свои интересы, опираясь на сильную проитальянскую партию внутри Ирана. В результате Иран закупает крупную партию морских торпед и мин в Италии, а также партию торпедных катеров и миноносцев.
   Пытается договориться с Ираном и Гитлер, но пронемецкая партия в Иране слаба и Германию, как активного игрока в Азии, иранцы просто не рассматривают. Однако следуя правилу "вооружайся, где можешь" иранцы закупают партию новых немецких самолётов для своих учёных, а также оборудование для тяжёлой промышленности. По-прежнему в армии Ирана средних и крупных калибров артиллерия в плачевном состоянии и в основном представлена итальянскими орудиями. Своё производилось стрелковое оружие и мелкокалиберная до 20 мм. артиллерия и конечно миномёты, коих изобилие.
   В том же 1940 году к Иранскому шаху обращается Мао Цзедун с просьбой о поставке оружия компартии Китая, т.к. Сталин заключил мир с Японией и лишний раз не провоцировал страну восходящего солнца. Учитывая, что сильный Китай не нужен, а с Японией нужно воевать чужими руками, шах дал своё согласие взамен на официальное признание Коалиционного правительства Синцзянских государств и активизации боевых действий в тылу японской армии. Мао принял условия и вскоре получил радистов и рации с помощью которых был налажен канал поставки коммунистов оружием и боеприпасами. В основном поставляли стрелковое вооружение, боеприпасы, миномёты, гранаты и мины. При Мао появился военный наблюдатель, который ревностно следил, чтобы коммунисты соблюдали договорённость об активизации партизанских действий. В действия Мао он никогда не вмешивался и поперек него слова не говорил, но как только активности не было напоминал о том, что если в такой-то срок не будет партизанских акций, поставки будут прекращены. По сути, шах вынуждал коммунистов платить за оружие (кстати, не новое) кровью японцев.
   Нападение Германии на Францию и её быстрый разгром окончательно убедили шаха, что связываться с англичанами чревато. Английские владения начинают рассматриваться в качестве добычи. Начинается подготовка к войне против Великобритании. Ближайших целей две. Соседний Ирак и Аравийские владения британцев. Но шах то шахом, а военных уж очень смущает флот Великобритании, а также нарастающая угроза со стороны СССР и они тянут время. За Британией маячит Япония и США, а это уже совсем другая весовая категория. Германия и Италия упорно подталкивают Иран к войне. Итальянское влияние в Иране имело твёрдую почву под ногами. Дуче рассыпался в комплиментах Пехлеви, а тот рассыпался в комплиментах Дуче.
   25 сентября 1939 года с визитом в СССР прибыл министр иностранных дел Турции Ш. Сараджоглу. Правда уже в октябре того же года в Анкаре был подписан англо-франко-турецкий договора о взаимной помощи. Турция Франции не помогла и войну Германии не объявила.
   Англия в июле 1940 года напала на французскую эскадру в Мерс-эль-Кебире в районе Орана. Война приближалась к границам Ирана. В августе 1940 итальянцы атаковали Британское Сомали. В сентябре итальянские войска наступают в Египте. Италия нападает на Грецию. Британия высаживает войска на Крите.
   Удар по Ираку и Аравии лишил бы Великобританию нефти. В Лондоне это понимают и предпринимают все попытки, чтобы заполучить Иран в союзники. Но это же понимают в Москве, Берлине и Риме. В Тегеране кишмя кишат разведслужбы всех стран. Страны Оси предлагают разделить колонии Великобритании и Франции, а затем поделить СССР. Это всем кажется понятным и достижимым, но не стоит забывать политики происходящей из Хивы. "По кусочку!". Этот девиз не вязался с разделом громадной колониальной империи и Иран принял решение, которое устраивало по возможности всех. Он объявил о нейтралитете в Европейской войне и следом за северным соседом СССР, присоединившим к себе прибалтийские государства, объявил о присоединении Коалиции Синцзянских государств. Попросту говоря присоединило часть восставшего Китая. Естественно о присоединении к шахству попросило само коалиционное правительство, контролируемое Тегераном. Гоминьдан и КПК были конечно против, но они сами ранее признали Коалицию легитимной. Япония восприняла это как удар в спину врагу Китаю, т.е. положительно. Москва, руководствуясь ранним признанием Коалиции и договорённостями о сферах влияния, тоже не возражала. Британия взамен на признание получила нейтралитет Ирана в Европейской войне. А Германия и Италия остались без действенного союзника, но и Британия и СССР союзника не получили, а нейтрал может стать и не нейтралом.
   Тем временем к декабрю 1940 года Великобритания организовала контрнаступление в Северной Африке и разгромила итальянцев. Иранские военные порадовались, что не стали помогать Дуче. И пришлось союзничка выручать фюреру. А англичане к началу 1941 года начали наступление на итальянскую Эритрею и Эфиопию, а также отбили у итальянцев Сомали.
   Гитлер друга Муссолини в беде не бросил и отправил в Африку Роммеля и немецкий экспедиционный корпус. Обстановка резко изменилась и не в пользу Британии. Высадка немецкого десанта на Крите и наступление в Греции и Югославии лишили Британию Балкан.
   Воспользовавшись поражениями Англии в Европе и на Ближнем Востоке, Рашид Али аль-Гайлани и прогерманская националистическая группировка "Золотой квадрат", возглавляемая полковниками Салахом ад-Дином ас-Сабахом, Махмудом Сальманом, Фахми Саидом и Камилем Шабибом, а также начальником иракского генерального штаба Амином Заки Сулейманом, 1 апреля 1941 года осуществила военный переворот.
   Сформировалось правительство "национальной обороны" во главе с премьер-министром аль-Гайлани. Под контроль нового правительства перешла вся территория страны, за исключением военных баз Великобритании. В середине апреля крупные соединения британских войск высадились в Басре для защиты британских транспортных путей и нефтяных месторождений. Иракское правительство аль-Гайлани, не желая допустить усиления британских войск в стране, приказывает осадить британские войска в Эль-Хаббании. 2 мая британские войска начали военные действия против иракской армии. По договоренности с режимом Виши от 7 мая Германия приступает к транспортировке через Сирию, подмандатную Франции, военного снаряжения в Ирак, но, занятая подготовкой к войне против СССР, Германия не смогла оказать существенной помощи иракским националистам. 30 мая правительство Рашида Али аль-Гайлани было свергнуто взявшими Багдад английскими войсками.
   Иран соблюдал нейтралитет и пропустил боевые корабли и транспорты с британскими войсками. Гайлани сбежал в Берлин к другу Гитлеру. Несколько немецких и итальянских самолётов из Ирака скрылись на территории Ирана. Иностранные лётчики были интернированы, а сами самолёты Иранцы прихватизировали под шумок. Иракская компания показала иранцам, что руки у фюрера коротки и в Азию его армии топать и топать. Гитлер может и послал бы второго Роммеля в Сирию и Ирак, да уж очень спешно готовился к войне с СССР. Но этого в Тегеране не знали. Тем временем Турция, после разгрома Греции и присоединения к Оси Болгарии всё больше и больше склонялась к союзу с Берлином.
   Иран же оказался непосредственно на пороге войны с Японией. Ведь страна восходящего солнца продвигалась по соседнему Китаю на запад, то есть к новым не укреплённым границам с Ираном. А свои границы Иран защищал всеми возможными силами и средствами. В Китай начинают увеличивать поставки вооружений и главное начали всё больше посылать лётчиков и самолётов. Япония должна была быть остановлена на чужой территории и желательно чужой кровью. Если Германия и Италия воюют где-то далеко в Европе, то Япония всё ближе. В этой ситуации Иран начинает искать союзников против Японцев. Таковых три. США, которые нейтральны и наживаются на Великобритании. СССР которые с Японией подписали в апреле 1941 года Пакт о ненападении и Великобритания - давнишний недруг завязший в войне по всему миру и плохо помогающий своим союзникам. Впору вешаться. Ситуация патовая. Два нейтрала и давний враг с плохой репутацией союзника.
   В этой ситуации Иран решает оттягивать вступление в войну всеми возможными силами. Тем более, что биологическое оружие несовершенно, а разрабатывамые средства доставки промышленность военным не выдала. С ракетными двигателями и безоткатными орудиями правда дело продвигалось, но и тут до серийного производства ещё было далеко. Иран увеличивает выпуск самоходок и спешно укрепляет новую восточную границу с Китаем.
   Новые территории были богаты углём. А уголь ну очень был нужен экономике Ирана. Местное население сразу почувствовало перемену. Уровень жизни скакнул сразу на новую планку. Авральными темпами строились дороги, мосты, аэродромы, угольные шахты и новые предприятия. Могучий импульс получило сельское хозяйство в первую очередь хлопководство. С ростом городов, всё больше сельских территорий связываются рыночными отношениями, городское быстрорастущее населений требует продовольствие и цены на продукты растут, а значит, растёт благосостояние крестьян. Новые территории рассматриваются и как новый рынок для продукции иранской промышленности. Строятся школы, мечети, больницы, почтово-телеграфные пункты, библиотеки. Дело в том, что библиотеки стали чем-то повсеместным и жить в населённом пункте без библиотеки для иранцев было такой же дикостью как большинству из нас - жителей городов жить без интернета.
   Кроме угля здесь были железнорудные и золотые месторождения, медные и свинцовоцинковые залежи. Имеются белая слюда, бентонит, известняк, асбест, графит, тальк, каолин, глины, отделочный камень, перлит, сырье для цемента и пр. Причем залежи угля неглубоко от поверхности, разрабатывать можно карьерным способом. Не нужно тратиться на шахты.
   Промышленность Ирана начинает насыщаться ресурсами. В отличии от Германии, Японии и Италии иранцам воевать за ресурсы не нужно, будь они как США почти единственные на материке, проводили бы изоляционистскую политику и строили бы океанский флот.
   Местное население совершенно не удовлетворяло спроса на рабочую силу. Тем более, что нанимать китайцев по политическим мотивам иранцы не хотели. Они только что их вытеснили из региона. Нужно было многочисленное работящее мусульманское население. И где ж его взять то? А нехватка рабочих рук тормозит экономику и снижает прибыли фабрикантам и заводчикам.
   Но 22 июня 1941 года обстановка в мире изменилась. В войну был втянут непосредственный северный сосед Ирана - СССР.

Воевать?

   Разговор в Кремле.
   - Что посол Ирана, молчит?
   - Да, Иосиф Виссарионович. На все наши запросы ответ стандартный: "Мною запрошены распоряжения относительно дальнейших действий в Тегеране".
   - Что сообщает наше посольство в Тегеране?
   - Немцы и итальянцы активизировались, суетятся и англичане, но их суета не проникает во дворец шаха. Пехлеви молчит.
   - Молчит значит, - Сталин затянулся трубкой и выпустил облачко табачного дыма.
   - Наши товарищи также наводили справки в Хиве, но Джунаид-хан отсутствует, есть слухи, что инспектирует войска, но где и какие войска никто не знает, последний раз его видели в аэропорту Коканда.
   - Есть какое-нибудь движение в Китае?
   - Прибыло новое пополнение молодых лётчиков, вооружение поставляется в прежнем режиме без перебоев и добровольцам, и Гоминьдану, и Мао. Никаких изменений в связи с началом военных действий в СССР.
   - Эта змея Пехлеви приготовился к прыжку, а ты говоришь никаких изменений.
   - Наши агенты сообщают, что в больших городах очень бурно прошла реакция на начало войны против СССР. В Ташкенте прошла демонстрация в нашу поддержку.
   - А в поддержку Германии?
   - В Бишкеке прошла демонстрация немцев-поселенцев.
   - Как отреагировали местные власти на демонстрантов?
   - Совершенно никак, товарищ Сталин. Приехали газетные репортёры, сфотографировали демонстрантов и поместили в зависимости от направленности газет, кто на первую полосу, а кто и вообще не упомянул о демонстрантах. А вот про демонстрацию в Ашхабаде почти все газеты написали на первых полосах.
   - Что за демонстрация?
   - Шли только женщины в защиту мира, антивоенная демонстрация. Требовали отозвать военных из Китая и запретить продажу вооружений за границу.
   - Нэ нравится мне эта женская демонстрация. Англичане с подписанием соглашения мурыжат и Пехлеви сидит, считает с кем ему выгоднее, - Сталин подошёл к карте, разложенной на столе. Черные стрелочки германских дивизий хищно нацелились на восток.
   за 18 дней ВОВ РККА потеряно
танков - 82.4% - 11703 из 14200 на 22 июня 1941 г.
самолётов - 43.3% - 3985 из 9200 на 22 июня 1941 г.
орудий и миномётов - 57% - 18794 из 32900 на 22 июня 1941 г.
   Большинство самолётов были уничтожены прямо на аэродромах ударами бомбардировщиков, а потом немцы начали окружать, окружать и окружать. Т.е. оставлять войска РККА без снабжения. Ну не могут красноармейцы, хоть ты тресни на руках вытащить из окружения танк без горючего и боеприпасов. Тем более, что мехкорпуса, где были сконцентрированы основные танковые массы, были брошены разрозненно в контратаки против немецких войск. Это потом Катуков прославиться танковыми засадами, а пока тысячи танкистов гибли во встречных боях с немецкой армией. Достаточно разрушить мост в тылу отступающих войск и всё тяжёлое вооружение остаётся на западном берегу речки или топиться, чтобы врагу не досталось. А главное, не отмобилизованные части РККА полностью уничтожались в многочисленных котлах не оставляя для новых формирований кадрового костяка. Ещё хуже дело обстояло с лётчиками, ведь нового летчика надо учить прежде чем послать даже в первый бой, а кадровые потери среди лётного состава были по сути невосполнимы, нельзя по качеству сравнить кадрового лётчика и лётчика-новичка.
   Не очень повезло СССР и с союзниками. Англичане ни в июне, ни в июле 1941 года никак не помогли, ни одного танка, ни одного самолёта не поставили. Союзник Монголия не мог снять войска, т.к. по-сути, сдерживал Японию на своих границах и был буферным государством. Только к концу августа в Мурманск прибыл первый конвой, так-что, кроме русских, никто не мешал Гитлеру проводить блицкриг. Зато помощников было множество, даже Испания, оставаясь нейтральной формально, прислала в СССР дивизию добровольцев. Прислала войска Италия, Венгрия, Румыния, Словакия, вступила в войну Финляндия. Австрия являлась частью Германии, как и Судеты, польский коридор, Эльзас. Была оккупирована и работала на германскую армию Франция, Бельгия, Голландия, Дания, Норвегия, Чехия, Югославия, Греция, Польша. Практически вся Европа. А ведь те же самолёты и танки надо ещё из Мурманска под Москву переправить. А СССР терял густонаселённые западные территории, эвакуировал заводы и фабрики на восток. После осенних котлов путь на Москву оказался открыт и оборонять её просто стало некому. Сталин обратился к англичанам о выделении воинских частей для защиты столицы, а те предложили заменить советские войска на Кавказе британскими частями и бросить их в бой. В это сложное время посол Ирана был внезапно отозван из Москвы домой.
   Было похоже, что Турция и Иран под нажимом Германии и Италии поддержат страны Оси. Именно в этот момент Сталину сообщили, что на подмосковный аэродром прибыл иранский самолёт с новым послом.
   - Товарищ Сталин, прибыл новый иранский посол.
   - Почему не поставили в известность из Тегерана?
   - С нашим посольством в Тегеране вопрос не согласовывался, новый посол прибыл совершенно неожиданно.
   - Выяснить всё о новом после и доложить мне немедленно, чего стоишь?
   - Иосиф Виссарионович, это женщина.
   - Баба?! Нэ можэт быть, это же мусульманское государство.
   - Из аэропорта доложили, посол женщина.
   - Восток дело тонкое, но жэнщина-посол это неожиданно.
  
   Вскоре состоялась встреча. Сталин галантно протянул руку и тут же её отдёрнул как от змеи. Обе руки дамы украшала свастика.
   - Что же вы засмущались, Иосиф Виссарионович? Хотели же ручку даме поцеловать. Вас наверно рисунок свастики смутил, так вы плохо её рассмотрели. Это не фашистская свастика, а древний восточный знак солнца. Видите концы креста в обратную сторону, а не как у фашистов. Свастика любимый знак у моей мамы Александры Фёдоровны. Рисунок на руках это всего лишь дань новой индийской моде и реклама охры, которую выпускают мои предприятия. Позвольте представиться, Мурадова Мария Николаевна, полномочный и чрезвычайный посол иранского шаха. Я прибыла с целью урегулирования всех разногласий и недопониманий между нашими государствами, а потому готова приступить к этому делу немедленно.
   - Прошу в кабинет Мария Николаевна.
  
   Разговаривать о "насущном" незнамо с кем Сталин не мог и просто мило беседовал с дамой, явно русской, по крайней мере, говорила она на русском прекрасно. Сталин вскоре получил кратенькую записку "Мурадова Мария Николаевна, русская, происхождение неизвестно, негласно возглавляет влиятельнейший клан туркмен, вдова маршала авиации Алты, фабрикантка и промышленница, возглавляет "английский клуб" - крупнейшую проанглийскую организацию Ирана. Также связана с итальянской мафией как в Европе, так и в Америке. Представляет интересы многих итальянских и американских промышленных группировок и частных лиц. Пользуется влиянием среди армянской финансовой группировки. Основные капиталовложения в лёгкой промышленности, рыболовном флоте и добыче озокерита. Имеется много детей, из них большая часть приёмных. Старший сын Дженг (в переводе на русский сражение) в настоящее время служит в ВВС Ирана. Имеет огромный вес в женских организациях, а также среди военных и промышленников. Связана с Джунаид-ханом. Негласно охраняется внутренними спецслужбами Ирана. Настроена антисоветски.".
  
   - Мария Николаевна, я бы хотел подарить, что-нибудь на память для Вас или для Ваших родителей.
   - Замечательное предложение с Вашей стороны, я думаю цветы или венки будут вполне уместны на их могилах, надеюсь уж Вы то лично знаете, где похоронены бывшая императрица и император Российской империи.
   - Вы царская дочь?
   - Мой отец отрёкся от престола, так, что на корону я не претендую, мне она не нужна, я здесь в Москве с совершенно другими целями и не будем терять времени выясняя мою родословную. Иран готов к серьёзному разговору с СССР.
   - Вы меня уже второй раз шокировали.
   - Что Вам нужно, чтобы остановить немцев?
   - Нужны танки, самолёты, солдаты, пушки, снаряды. А главное чёткое понимание позиции Ирана по отношению к СССР.
   - Ну что ж, расставим точки над и. Иран объявил о своём нейтралитете и будет его соблюдать, но воевать будет на Вашей стороне.
   - Как такое возможно?
   - Вы купите у нас вооружение и всё, что Вам понадобиться в войне, а также получите боевые части в качестве добровольных формирований. Через нашу территорию мы пропустим любое количество материалов и вооружений от ваших союзников. Мы не допустим на свою территорию ни одного солдата, воюющего против СССР. Также Иран разрешает разместить какое угодно количество раненых на своей территории. Мы проведем это по линии Красного креста и полностью возмём на себя расходы. А теперь к конкретике. К концу октября мы поставим Вам 500 самоходок, 1000 самолётов с лётным составом, 7 тыс. противотанковых ружей, стрелкового вооружения и амуниции без ограничений, сколько сможете купить, то же и по миномётам. По покупке самолётов ограничений тоже не будет, просто сейчас, я думаю, для Вас важнее будет получить нормальные ВВС, а не гробы с крыльями. Гранаты и мины, а также противотанковые патроны к ружьям тоже без ограничений, а вот по средним и крупным калибром придётся довольствоваться малым. Мы попытаемся развернуть производство снарядов нужных Вам калибров, но много обещать не могу. Также к началу ноября будут полностью отмобилизованы и отправлены на фронт две усиленные стрелковые дивизии и сколько успеет сформироваться бригад. Ну, и мы сможем надавить на Турцию, она не выступит на стороне оси против СССР. А теперь поговорим о цене всего этого.
   - СССР всегда был честным партнёром с Ираном.
   - Иранцы до сих пор помнят Гилянскую республику. За военную технику и материалы расплатитесь испанским золотом, лесом, да и мне неинтересно чем, это договоритесь с нашими экономистами, я про плату за кровь. Мы посылам на войну своих людей, а на войне частенько убивают, вот мы и просим с Вас плату за кровь.
   - Какова же оплата?
   - Один к трём. Я думаю, это будет справедливо.
   - Не понимаю Вас.
   - Да всё просто, у нас в Иране многие зададут вопрос: "А зачем наши парни воюют в СССР?", и у шаха должен быть твёрдый и всех устраивающий ответ на этот вопрос. Сразу скажу, что ответ "деньги" не устроит никого в нашей стране. А вот ответ "братья по вере" устроит всех. У вас в СССР есть заключённые, не совершившие уголовных преступлений - "враги народа". Есть семьи врагов народа, поражённые в правах. Мы считаем, что это Ваша внутренняя политика и мы не вправе её касаться. Но среди них есть мусульмане и священнослужители культа. Поэтому условием участия в войне наших подразделений будет "плата за кровь", за каждого солдата, отправленного на фронт, троих мусульман-заключённых или поражённых в правах вы отдаёте Ирану.
   - И как их определить, мусульманин или нет?
   - Тот, кто произнесёт: "Нет Бога кроме Аллаха и Мухамед пророк его", - тот и есть мусульманин.
   - И этого будет достаточно?
   - Да, в вопросах веры, мы можем верить только слову человека.
   - Мы посоветуемся с товарищами.
   - Я подожду, где скажете, ответ мне нужен немедленно, чтобы начать мобилизацию и оснащение частей.
  
   Ответ был получен положительный и уже на следующее утро И. Т. Беляев и Н. Ф. Эрн получили приказ возглавить и сформировать две усиленные дивизии из русскоязычных подданных шаха.
   Иван Тимофеевич Беляев родился в семье Беляева Тимофея Михайловича, потомственного военного, командующего 1-й лейб-гвардейской артиллерийской бригадой, и Беляевой (Эллиот) Марии Николаевны.
   Родная сестра И. Т. Беляева Мария -- вторая жена Александра Львовича Блока и, соответственно, мачеха поэта Александра Блока. Сводный брат -- учёный-металлург Николай Тимофеевич Беляев. Двоюродный брат И. Т. Беляева -- генерал Михаил Алексеевич Беляев, военный министр в 1917 году, другой двоюродный брат -- генерал Михаил Николаевич Беляев, участник русско-японской войны.
   Окончил 2-й Санкт-Петербургский кадетский корпус. В службу вступил 08.09.1892. Окончил Михайловское артиллерийское училище (1893) в Санкт-Петербурге. Был выпущен из училища в Лейб-гвардии стрелковый артиллерийский дивизион. Подпоручик (ст. 07.08.1893).
   Переведен в лейб-гвардии 2-ю артиллерийскую бригаду (1895). Поручик (ст. 12.08.1899). Старший офицер батареи (11.10.1901-25.09.1909). Штабс-капитан (ст. 12.08.1903). В 1906 году Беляев вернулся в Петербург, где неожиданно скончалась его молодая жена. Капитан (ст. 12.08.1907). Делопроизводитель канцелярии управления Генерал-инспектора артиллерии (25.09.1909-28.07.1911). Командир 2-й батареи 1-го Кавказского стрелкового артиллерийского дивизиона (с 28.07.1911) с переименованием в чин подполковника (ст. 12.08.1907).
   В 1913 году Беляев составил Устав горной артиллерии, горных батарей и горно-артиллерийских групп, ставший серьёзным вкладом в развитие военного дела в России.
   В 1914 году -- полковник (ст. 03.02.1915) и командир батареи в 1-м Кавказском артиллерийском дивизионе. В 1915 году Беляев разрабатывает идею создания в глубоком тылу особых запасных батальонов от каждого действующего полка, где уцелевшие кадровые офицеры и солдаты могли бы воспитывать в молодежи "дух старой армии". В 1915 году -- Георгиевский кавалер "за спасение батареи и личное руководство атакой". В начале 1916 тяжело ранен. Находился на лечении в лазарете Её Величества в Царском селе. В 1916 году -- командир 13-го отдельного полевого тяжелого артиллерийского дивизиона (21.05.1916), участвовал в "Брусиловском прорыве". На 01.08.1916 в том же чине и должности, генерал-майор (пр. 5.10.1917) и командир артиллерийской бригады на Кавказском фронте.
   В марте 1917 года на псковском вокзале в ответ на требование унтера с взводом солдат снять погоны Беляев ответил: "Дорогой мой! Я не только погоны и лампасы, я и штаны поснимаю, если вы повернете со мною на врага. А на "внутреннего врага", против своих не ходил и не пойду, так вы уж меня увольте!".
   В Добровольческой армии с начала 1918 года. Командир батареи. В августе 1918 года -- начальник артиллерии 1-й конной дивизии генерала Врангеля. В ноябре 1918 года на той же должности в 1-м конном корпусе Добровольческой армии. С 3-го марта 1919 года -- инспектор артиллерии 1-го армейского корпуса. Летом 1919 года Добровольческая армия овладела Харьковом, и командующий приказал Беляеву наладить работу по выпуску оружия для фронта на остановившемся с начала войны харьковском паровозостроительном заводе.
   В ноябре 1919 года командующим Добровольческой армией назначается генерал Кутепов. При нем Беляев получает должность инспектора артиллерии армии и полную свободу действий в управлении всем ее артиллерийским хозяйством. В том же месяце артиллерия Беляева прикрывала отход из Харькова корпусов генерала Май-Маевского. Эвакуирован 25.03.1920 из Новороссийска.
   После пребывания в Галлиполи выехал вместе с остатками Добровольческой армии в Болгарию, в 1923 году -- в Буэнос-Айрес, в 1924 году -- в Парагвай. Работал в Военной школе преподавателем фортификации и французского языка.
   В войне Парагвая против Боливии (1932--1935) за Чакский район Беляев, генерал-инспектор парагвайской артиллерии, лично участвовал во многих сражениях, успешно планировал боевые операции будучи начальником Генерального Штаба Вооруженных Сил Парагвая (1933).
   Эрн Николай Францевич родился в семье управляющего Закавказскими военно-аптечными складами Франца Карловича Эрна (1838--1913), брат русского религиозного философа Владимира Францевича Эрна.
   Николай Эрн окончил 2-ю Тифлисскую гимназию, а затем Елизаветградское кавалерийское юнкерское училище (1900). Первые годы службы провёл в 16-ом Тверском Драгунском полку, стоявшем на Кавказе. В 1906 году он закончил Николаевскую академию Генерального штаба.
   Участник Первой мировой войны. В 1915 г. в чине полковника -- начальник штаба 1-й Кавказской казачьей дивизии. С 1916 г. -- командир 18-го Драгунского Северского полка. В 1917 г. был произведён в генерал-майоры. По воспоминаниям дочери Н.Ф. Эрна, "его производство было последним, подписанным Государем Николаем II".
   В Добровольческой армии с самого начала. Помощник дежурного генерала штаба Главнокомандующего. На той же должности в ВСЮР. После эвакуации Русской армии из Крыма состоял при штабе Главнокомандующего в Сремски-Карловци, а также преподавал военную историю в Николаевском Кавалерийском училище, расположенном в 1921-1924 годах в г. Белая Церковь в провинции Банат, королевства сербов, хорватов и словенцев.
   В 1924 г. выехал в Парагвай, где был, приглашен на должность профессора Военной академии. Участник Чакской войны Парагвая с Боливией, генерал-лейтенант в Парагвайской армии и представитель РОВСа в Парагвае.
   Однако ничего у Беляева и Эрна не получилось. Военные наотрез отказывались формироваться по знанию русского языка, ведь команды то все на итальянском, тем более, что для общения хватит нескольких офицеров, знающих русский. Дошло до того, что добровольцы пообещали набить морду и Эрну и Беляеву, если они откажут, хоть одному новобранцу по незнанию русского языка. В результате, последние сдались на давление и просто распределили русскоязычных вояк по всем подразделениям, а остальным вменили в обязательный курс подготовки изучение языка и ношение разговорника, хотя бы русско-итальянского. Усиливались дивизии противотанковыми и другими видами самоходок, бронемашинами, бронетранспортёрами, а также подвижными лыжными частями и многочисленными миномётными и зенитными батареями, а также несколькими автожирами для разведки, корректировки артогня и для других надобностей. По сути это было моторизированное подразделение для ведения мобильной обороны, так как именно такой вид обороны практиковалось вести против немцев. Из-за наплыва казаков-добровольцев, было принято решение сформировать и несколько кавалерийских частей усиления.
   Шах Пехлеви, а по сути Джунаид-хан поставил военным чёткую задачу - до нового года РККА должна выдержать натиск немцев и в этом должна быть оказана всесторонняя помощь. На крайний случай планировалось бросить в бой десантников-парашютистов, которых Джунаид-хан после смерти Алты, холил и лелеял лично. Это в его понимании была, та козырная карта, которую всегда следует держать в рукаве. Мария Николаевна прекрасно знала о планах ВВС, но ни словом не обмолвилась о возможности десанта при переговорах со Сталиным. Также она ничего не сказала Сталину о секретном приказе маршала авиации Абдыллы о защите бакинской акватории от воздушных атак. А данным приказом предписывалось лётчикам каспийской гидроавиации и южнокаспийского района ПВО организовать постоянную разведку и защиту от любых сил авиации бакинского порта и нефтепромыслов. Попросту было приказано сбивать все несоветские самолёты над Баку. Было также секретное распоряжение ещё от 22 июня 1941 года об увеличении запасов ГСМ и зимнего обмундирования. Также позднее было секретное распоряжение об увеличении запасов предметов зимней маскировки и перевязочных материалов.
  
   - Мойша, ты же еврей!
   - Я еврей-мусульманин. Нет Бога, кроме Аллаха и Мухамед пророк его.
   - Хай же буде мусульманин, бис вас разбере. Уси мусульмане по вагонам! А остальные по ёлочкам! План лесозаготовок никто не отменял.

Битва при Бородино

   По своей силе и оснащённости две дивизии Беляева и Эрна превосходили армии РККА, но к началу битвы под Москвой они не успели. Немцы начали операцию "Тайфун".
   1 октября 1941 года 2-я танковая группа Гудериана группы армий "Центр" прорвала на своем центральном участке оборону 13-й армий Брянского фронта А. И. Ерёменко на всю глубину и продвинулась на 60 км. 1 октября 24-й мотокорпус занял Севск. Немецкая 2-я армия прорвала оборону 50-й армии Брянского фронта. К полудню в результате действий немецкой авиации прекратилась связь со штабами 3-й и 13-й армий, группой Ермакова и Генеральным штабом.
   И дело тут было не в нежелании Ирана выполнять взятые на себя обязательства, а в перегруженности железной дороги. На восток двигались эвакуируемые предприятия, а из Ирана шло по договорам вооружение и стратегические материалы, когда первые эшелоны добровольцев пошли следом и разразился транспортный коллапс. Железные дороги просто не выдержали такого дикого наплыва. Поэтому обе дивизии застряли в Западной Сибири, растянувшись от Екатеринбурга до Аральска. На аэродромы по воздуху успели перебросить лишь лётчиков и самолёты, без техперсонала, который так же застрял на железной дороге. Несмотря на это, уже 3 октября 1941 года первые истребители с наспех намалеванными красными звёздами поднялись в воздух и вступили в воздушный бой с немцами.
   2 октября 1941 года Группа армий "Центр" нанесла удары по войскам Западного и Резервного фронтов. На Духовщинском направлении 3-я танковая группа вклинилась в расположение советских войск в стыке 30-й и 19-й армий Западного фронта на глубину 15--30 км. На Рославльском направлении 4-я танковая группа Гёпнера, в составе 46-го, 40-го и 57-го моторизованных корпусов, прорвала оборону 43-й армии Резервного фронта. Началась Вяземская операция (2 октября -- 13 октября) войск Западного и Резервного фронтов. Немецкая 2-я армия Вейхса вклинилась в советскую оборону в стыке между 43-й армией П. П. Собенникова и 50-й армией. 2-я танковая группа к исходу 2 октября вышла на дальние подступы к Орлу.
   Так как опыта руководства иранскими военными у СССР не было вначале обе дивизии хотели поставить во второй эшелон, но этому помешали немцы, очень ужь рьяно рванув на Москву. Гудериан взял Орёл и остановить его иранскими частями уже не успевали, потому бросили против его танков десантников-парашютистов и танковую бригаду Катукова.
   3 октября 1941 года в полосе Западного фронта 3-я танковая группа продвинулась до 50 км, в полосе Резервного фронта 4-я танковая группа -- до 80 км. Командованием Западного фронта для ликвидации прорыва противника в полосе 30-й армии была создана оперативная группа Болдина (152-я стрелковая дивизия, 111-я мотострелковая дивизия, 126-я и 128-я танковые бригады).
   4-я танковая дивизия 24-го моторизованного корпуса 2-й танковой группы, пройдя 250 км, неожиданно для командования Брянского фронта ворвалась в Орёл. Войска Брянского фронта оказались глубоко охваченными с фланга и тыла. Немецкие войска вышли на дорогу, ведущую к Москве.
   По распоряжению Ставки в район городов Орел и Мценск по воздуху перебрасывается 5-й воздушно-десантный корпус в составе 10-й и 201-й воздушно-десантных бригад. В 5 часов 10 минут 3 октября командир корпуса С. С. Гурьев получил приказ осуществить посадочный десант на аэродроме Орёл, задержать продвижение танков противника по шоссе на Тулу и обеспечить сосредоточение 1-го гвардейского стрелкового корпуса. Вечером 3 октября во Мценск прибыла 4-я танковая бригада М. Е. Катукова.
   Однако главный удар наносил не шустрый Гудериан, а 4 (Эрих Гёпнер) и 3 (Герман Гот) танковые группы немцев.
   4 октября 1941 года 3-я танковая группа достигла Холма, подойдя к верхнему течению Днепра прорвалась по уцелевшим мостам на восточный берег и повернула на Вязьму. На севере 3-я танковая группа продвинулась до Белого. Командованием Западного фронта для ликвидации прорыва противника в полосе 30-й армии была создана оперативная группа Болдина (152-я стрелковая дивизия, 111-я мотострелковая дивизия, 126-я и 128-я танковые бригады). Контрудар, нанесенный 4--5 октября в районе Холм-Жирковский по наступающим соединениям немецкой 3-й танковой группы (31-й и 56-й механизированные корпуса) был отражен и требуемых результатов не достиг.
   4-я танковая група заняла Спас-Деменск и Киров.
   К исходу 4 октября противник глубоко охватил группировку из 19-й, 16-й, 20-й армий Западного фронта и 32-й, 24-й и 43-й армий Резервного фронта. Создалась реальная угроза выхода танковых частей противника в район Вязьмы с севера и юга.
   2-я танковая группа достигла Мценска. Передовые части 24-го танкового корпуса овладели Мойном, расположенным по дороге на Тулу. 3-я и 18-я танковые дивизии наступали на Карачев. 17-я танковая дивизия захватила плацдарм на р. Нерусса, обеспечив себе возможность дальнейшего продвижения на север.
   4-я танковая бригада М. Е. Катукова вступила в бои с наступавшей вдоль дороги Орел--Тула 4-й танковой дивизией Лангермана 24-го моторизованного корпуса, применяя тактику танковых засад.
   Обстановка меж тем ухудшалась с каждым часом и разбираться с застрявшими на железной дороге азиатами было некогда. Впрочем умудрённые опытом Беляев и Эрн снабдили солдат сухим пайком на несколько дней и поэтому добровольцы сидели себе в теплушках на мешках с изюмом и курагой и лопали консервы. Эшелоны с войсками были сформированы так, чтобы разгрузившись, сразу могли вступить в бой, т.е. везли с собой необходимый запас боеприпасов, что также перегрузило железную дорогу.
   5 октября 1941 года 3-я танковая группа, приостановившаяся из-за отсутствия горючего, во второй половине дня и возобновила наступление. Немецкая 4-я армия повернула фронтом на север. 4-я танковая группа, обходя с востока и запада большой болотистый район, наступала в направлении Вязьмы, заняла Мосальск и Юхнов. 2-я танковая группа вышла на шоссе Орел -- Брянск.
   Ставка Верховного Главнокомандования разрешает войскам Резервного фронта отойти на рубеж Ведерники, Мосальск, Жиздра. Прикрытие возлагалось на оперативную группу И. В. Болдина и 31-ю армию. Штаб Резервного фронта, потеряв связь со штабами армий, не смог организовать плановый отвод войск фронта на указанный рубеж. Нарушилось управление и в войсках Западного фронта, что создало исключительные трудности при организации отхода. Вечером 5 октября Брянскому фронту так же было разрешено отвести войска на вторую полосу обороны в районе Брянска и на рубеж р. Десна.
   Герман Гот пошёл на повышение и его должность занял Ганс Рейнгард.
   3-я танковая группа Г. Рейнгарда окончательно прорвала вторую линию обороны Западного фронта на всю её глубину и вышла 7-й танковой дивизией на автостраду в районе севернее Вязьмы. Немецкая 9-я армия сломила сопротивление советских войск в районе Белого. 4-я танковая группа поворачивает главными силами на север.
   22-я и 29-я армии Западного фронта отходят в направлении Ржева и Старицы, 49-я и 43-я армии Резервного фронта -- в направлении на Калугу и Медынь.
   17-я танковая дивизия 2-й танковой армии Г. Гудериана ударом с востока захватила Брянск. 18-я танковая дивизия заняла Карачев. Войска Брянского фронта оказались рассеченными на две части, а пути их отхода -- перехваченными. В окружение под Брянском попали силы 3-й, 13-й и 50-й советских армий. В тот же день Ставка отдала приказ об отводе армий Брянского фронта на рубеж Мценск, Поныри, Фатеж, Льгов, потребовав от командования фронта прикрыть направления на Тамбов и Воронеж. Так как связь Ставки с командующим и штабом фронта была нарушена, этот приказ не дошёл до его исполнителей.
   4-я танковая бригада М. Е. Катукова атаковала из засады маршевые колонны немецкой 4-й танковой дивизии Виллибальда фон Лангемана. Вследствие пренебрежения Лангеманом разведкой и охранением немецкие войска понесли большие потери.
   Ставка Верховного главнокомандования издаёт директиву о приведении Можайской линии обороны в боевую готовность. П. А. Артемьев отдал приказ о занятии частями укрепленных районов Можайского рубежа. В течение 6 и 7 октября поднятые по тревоге училища, отдельные части и подразделения были выдвинуты на Можайскую линию обороны.
   Одновременно ухудшилась обстановка и на южном фланге советско-германского фронта.
  
   17-я немецкая армия перешла в наступление на харьковском направлении. Правофланговые соединения 17-й армии за 4 дня боёв продвинулись на 25--30 км, а атаки войск её центра были отбиты войсками 6-й армии Юго-Западного фронта.
   1-я немецкая танковая армия (Эвальд фон Клейст) прорывает оборону севернее Орехова на флангах 12-й и 18-й армий Южного фронта.
  
   Основные силы, обороняющих Москву Резервного и Западного фронтов оказались окружены в Вяземском и Брянском котлах.
  
   7 октября 1941 года немецкая 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы и 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы замкнули кольцо окружения Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. 56-й мотокорпус создал сплошной фронт окружения на участке от Вязьмы до Днепра восточнее Холма. В окружении оказались 19-я и 20-я армии Западного фронта, 24-я и 32-я армии Резервного фронта.
   Германское командование в "Приказе на продолжение операции в направлении Москвы" от 7 октября 1941 г. поставила задачу 9-й армии вместе с частями 3-й танковой группы выйти на рубеж Гжатск -- Сычевка, чтобы сосредоточиться для наступления в направлении на Калинин или Ржев.
   Гудериан: "В ночь с 6 на 7 октября выпал первый снег. Он быстро растаял, но дороги превратились в сплошное месиво и наши танки двигались по ним с черепашьей скоростью, причем очень быстро изнашивалась материальная часть."
   7 октября началась переброска войск из резерва Ставки и с соседних фронтов на можайскую оборонительную линию. Сюда прибывали 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков и ряд других частей. Заново формировались 16, 5, 43-я и 49-я армии.
   1-я немецкая танковая армия соединилась севернее города Осипенко с войсками 11-й армии, прорвавшимися через Мелитополь. В результате 18-я армия Южного фронта попала в окружение в районе пос. Черниговка северо-западнее Осипенко. Из окружения советские войска начали с боями пробиваться на Волноваху и Мариуполь. В последующие дни 12-я армия вела упорные бои, сдерживая немецкие войска на рубеже Павлоград -- Васильковка -- Гавриловка, 18-я армия с боями отходила к Сталино, а войска 9-й армии отступали в район к северу от Таганрога.
  
   Тут-то наконец, и вспомнили, про "азиатское пушечное мясо". Эшелоны сдвинулись и в первоочередном порядке понеслись к Можайску и Волоколамску.
  
   8 октября 1941 года моторизованные корпуса 3-й и 4-й танковых групп, выйдя в тыл вяземской группировки советских войск, отрезали пути отхода соединениям 19, 20, 24 и 32-й армий. Остальным армиям Западного и Резервного фронтов, охваченным с флангов соединениями 4-й и 3-й танковых групп и теснимым с фронта 4-й и 9-й полевыми армиями, пришлось с тяжёлыми боями отступать к Волге, в район юго-западнее Калинина, и на Можайскую линию обороны.
   Немецкие войска заняли Мариуполь.
  
   Однако окружённые советские войска продолжали сражаться в вяземском котле и притягивать к себе немецкие силы.
   9 октября Ставка создала фронт Можайской линии обороны, непосредственно подчинив его Ставке. Командующим фронтом по совместительству был назначен командующий Московским военным округом П. А. Артемьев. Для непосредственного руководства действиями войск на Можайской линии обороны в составе фронта создавалась 5-я армия во главе Д. Д. Лелюшенко. Одновременно на орловском направлении развертывалась 26-я армия А. В. Куркина.
   Войска 3-й и 13-й армий Брянского фронта ведут бои с целью выхода из окружения. 2-я танковая армия вынуждена отложить наступление от Орла на Тулу. 4-я немецкая армия наступает своим правым флангом на Калугу, а 9-я сосредоточивает силы на северном фланге для удара по району Ржева.
   9 же октября 1941 года в Можайск прибыли на самолёте Беляев и Эрн с частью штабных работников, в этот же день Эрн уехал в Волоколамск, где ему "нарезали" полосу обороны.
  
   Ставкой верховного главнокомандования Резервный фронт расформирован. Войска резервного фронта переданы в состав Западного фронта. Командующим войсками Западного фронта назначен Г. К. Жуков. Началась Калининская оборонительная операция (10 октября -- 4 декабря) войск правого крыла Западного фронта. Началась Можайско-Малоярославецкая операция (1941) (10 октября -- 30 октября) войск Западного фронта.
   10 октября немецкие 3-я танковая группа и 9-я армия возобновили наступление на калининском направлении против войск правого крыла Западного фронта и 31-й армии Резервного фронта. Через два дня из района юго-западнее Ржева они пробились вдоль Волги на северо-восток и вышли к Калинину.
   10 октября немецкие войска вышли к можайской линии обороны. Туда же буквально хлынули обе дивизии, поименованные Жуковым 1 добровольческой персидской (Беляев) и 2 добровольческой персидской (Эрна).
   К 10 октября 12-я армия Южного фронта организовала оборону на рубеже Павлоград -- Васильковка -- Гавриловка, а войска 18-й армии, в командование которыми после гибели в окружении А. К. Смирнова вступил В. Я. Колпакчи, пробившись через неплотный фронт немецких войск, отходили: первая на Сталино, вторая -- в район севернее Таганрога.
   Отступающие от Гжатска потрепанные советские части с удивлением выходили к укрепрайону который быстро заполнялся на первый взгляд белогвардейцами и басмачами. Большинство среднеазиатов продолжали носить чалму, а звёздочки, вместо кокард никому не выдали, не до того было. И совсем уж бросалось чёрно-зелёное знамя с золотым полумесяцем. По обочинам дорог спешно врывали в землю маленькие клёпаные самоходки.
   Жуков распорядился выделить лётным частям персов советский технический персонал и уже 10 октября 1941 года иранские бомбардировщики обрушились на наступающие немецкие мехколонны. Сопровождали бомбардировщики хоть и не такие скоростные как немецкие, но юркие и маневренные истребители (типа "ишачков"), только было их не один-два, а десятки и сотни. На 200 бомбардировщиков и 100 штурмовиков приходилось 700 истребителей, которые не только осуществляли прикрытие, но и сами производили штурмовку
   Беляев не стал распылять силы своей прибывающей дивизии по всей линии обороны, тем более, что противотанковых пушек у него было маловато, а начал создавать противотанковые пункты, а между ними насыщать оборону пехотой с противотанковыми ружьями и пулемётами.
   Передовые немецкие отряды буквально напоролись на шквал огня. Подоспевшая авиация немцев попала под удар истребителей иранцев, с земли которые поддерживали 20-мм зенитные автоматические пушки, которых в войсках было достаточное количество. Первые же танковые атаки показали, что иранская противотанковая оборона прекрасно справляется с легкобронированными целями: танками чешского производства и немецкими т-1 и т-2. Но "тройки" и "четвёрки" немцев выдерживали бронебойные пули и снаряды мелких калибров, которые рикошетировали от их лобовой брони.
  
   - Иван Тимофеевич, прут ироды. Двадцатимиллиметровки не берут их и бронебойки зазря только по броне звякают.
   - Бейте по щелям и гусеницам. Пропускате танки через окопы и забрасывайте гранатами. Пусть подставят корму и борт, там броня должна быть тоньше. Отсеките и не пускайте пехоту, а танки сожрут бензин и сами встанут, мы их потом огнемётами вызжем. Не пропусти пехоту.
   - Есть пропускать танки и отсекать пехоту, Иван Тимофеевич.
  
   Если противотанковые средства оказались слабыми, то изобилие миномётов быстро вбили гитлеровскую пехоту в осеннюю грязь. "Катюши" у персов отсутствовали, зато был целый дивизион шестиствольных тяжёлых миномётов на гусеничном ходу. Хрип его немцы сначала приняли за свой, но когда на них посыпались мины, поняли, что попали под удар вражеских установок. Как и у немецкого собрата, у персидского "Ванюши" была демаскирующая особенность. Дымный хвост от мин раскрывал врагу месторасположение установок. Поэтому после каждого залпа иранцы бросали позицию и смывались, чтобы их не накрыла огнём настоящая артиллерия.
   Против прорвавшихся танков персы попробовали использовать самоходки из засад. Но и их пушки не пробивали лобовой брони, зато немецкие прошивали самоходки в любой точке.
   Тактика же отсечения пехоты себя оправдала. Танки попадали в ловушку. По ним били сразу со всех сторон. Ночью к обездвиженным днём танкам подбирались огнемётчики и пехотинцы с гранатами и уничтожали их.
  
   Вечером 10 октября 1941 года Беляев доложил командующему фронтом Жукову:
   - Георгий Константинович, три атаки немцев отбили, пожгли 29 танков, части продолжают прибывать, насыщаю оборону, наращиваю резервы.
   - Иван Тимофеевич, под Малоярославцев туго, немцы рвутся по шоссе, можете помочь соседям?
   - Пошлю дивизион "Ванюш" с возвратом, сорок самоходок с десантом автоматчиков и противотанковыми ружьями. К утру, группа контратакует немцев и попробует хоть ненадолго оседлать шоссе. Перенаправьте через Москву казачьи части, они имеют свои автомобили и если вы их выгрузите, смогут своим ходом по шоссе добраться до Малоярославца за пару часиков.
  
   Вечером 11 октября 4-я танковая дивизия Лангермана вступила в городское предместье Мценска. 4-я танковая бригада М. Е. Катукова атаковала фланги растянувшейся немецкой колонны и рассекла её на части. Через несколько часов дивизия Лангермана была разгромлена.
  
   Утром 11 октября 1941 года после удара "Ванюш" пехота и самоходки иранцев атаковали немцев под Малоярославцем. Туда же прибыли на автомашинах первые казачьи части с ходу вступившие в бой с немецкой мотопехотой. На участке, занятом 1 добровольческой персидской дивизией немцы с опаской пробовали атаковать в разных местах и везде натыкались на упорную жёсткую оборону, уж что, что, а обороняться Беляев был мастер. Против Вермахта сражались не изнурённые обескровленные советские дивизии, а свежие полнокадровые. В воздухе свирепствовала персидская авиация, которая не брезговала атаковать танковые колонны днём, а ночью бомбардировщики сбрасывали боеприпасы и пропитание в район Вяземского котла. Все лётчики уже повоевали до этого в Китае, против японцев и были уже слетавшимися и закалёнными в боях подразделениями. Маршал авиации Абдылла строго приказал, всех добровольцев вначале посылать против японцев в Китай и только после того, как они слетаются достаточно и побывают в боях, целыми эскадрилиями отправлять на советско-германский фронт. Если наземные части предполагали получить советские знаки различия, то лётчики изначально воевали в своей повседневной лётной форме, вернее со знаками различия китайских ВВС.
   Немцы, добравшись до первого сбитого истребителя, и увидев там мёртвого китайского лётчика малость обалдели. Но вскоре до верховного командования начали доходить странные сведения о появлении на русском фронте новых свежих частей, вначале авиационных, а затем и наземных. В новых частях немцы сразу отметили высокую насыщенность автоматическим оружием. Пехоту немцев встречал мощный шквал пулемётно-миномётного огня. Также немцы отметили некоторую пассивность новых частей. Они не часто ходили в контратаки, зато очень часто заманивали немцев в засады под перекрёстный огонь. Они могли даже пропустить часть через свои позиции, чтобы потом ударить по флангам и уничтожить, попавших в ловушку. Обожали новые части и использовать мины. Минировали всё и минировали со вкусом. Каждая атака немцев начиналась с подрыва пехотинцев или танков на свежевыставленных минах и фугасах.
  
   12 октября 1941 года ГКО принял Постановление о создании Московской зоны обороны. Войска Можайской линии обороны подчинены Западному фронту.
   Немецкие войска нанесли из района юго-восточнее Ржева сильный удар вдоль правого берега Волги по направлению к Калинину.
   5-я гвардейская стрелковая дивизия под ударами немецкого 13-го армейского корпуса оставила Калугу. Немецкий 57-й моторизованный корпус подошёл к Медыни.
   Теперь уже Эрн выделял северным соседям свои подразделения в помощь. По сути, прибывающие подразделения обеих добровольческих дивизий раздербанивались Ставкой для затыкания дыр. Часть из них оказалась под Серпуховым, а часть под Калининым. Беляев засел в Можайском УРе намертво. Сапёры лишь наращивали оборону каждый день. Но на юге немцы обходили можайскую линию, двигаясь от Калуги к Тарусе и нацеливаясь перерезать шоссе Москва-Тула. 49 армия откатывалась под ударами немцев на восток.
   Пока главные силы немцев добивали в котле советские войска, Беляев отбивал немецкие атаки, хотя всё более опасался за свой левый фланг, где измотанная 43 армия с трудом сдерживала фашистов.
   13 октября 1941 года завершилась Вяземская операция (2 октября -- 13 октября). Немецкие войска прорвали фронт обороны Красной армии на всю оперативную глубину и, уничтожив часть войск Западного и Резервного фронтов, подошли к Можайской линии обороны Москвы.
   Теперь по иранцам немцы должны были ударить всей мощью. И на следующий день они ударили.
   3-я танковая группа заняла Калинин. Соединения 3-й танковой группы сразу же после захвата Калинина попытались развить наступление на Торжок и выйти в тыл войскам Северо-Западного фронта, но получили отпор со стороны оперативной группы Северо-Западного фронта Н. Ф. Ватутина.
   С 14 октября 1941 года завязались упорные бои на волоколамском направлении, которое прикрывали войска второй добровольческой персидской дивизии. Все попытки 5-го армейского корпуса прорвать фронт в районе Волоколамска не увенчались успехом. Войска дивизии Эрна создали здесь прочную и глубокоэшелонированную оборону, которую немцы прорвать не смогли. В разгар боёв части дивизии продолжали подходить по волоколамскому шоссе из Москвы. Беляев, почувствовав, что немцы перенесли удар, все свои прибывающие в Москву части тоже направлял Эрну в помощь.
   15 октября 1941 года оперативная группа Н. Ф. Ватутина вышла на подступы к Калинину и перешла в наступление с целью разгрома противника в северо-западной части города. Ожесточенные бои длились три дня.
   15 октября 1941 года Государственный Комитет обороны СССР принял решение об эвакуации Москвы. На следующий день началась эвакуация из Москвы (в Куйбышев, Саратов и другие города) управлений Генштаба, военных академий, наркоматов и других учреждений, а также иностранных посольств. Осуществлялось минирование заводов, электростанций, мостов.
   - Николай Францевич, дорогуша, посольству пришло распоряжение перебраться в Самару или как там бишь сейчас большевики этот город называют.
   - Мадам, с кем имею честь говорить?
   - Полномочный посол Ирана в СССР Мурадова.
   - А, Мария Николаевна! Целую ручки. Не ожидал Вас услышать.
   - Я с сентября по просьбе Джунаид-хана обосновалась в Москве, отстояла сегодня молебен за русское воинство. Как всё-таки лепо было в старой Москве. Теперь в Москве по ночам темно, светомаскировка. У Вас там взрывы, Николай Францевич?
   - С утра германцы атакуют по всему переднему краю, но никакой опасности прорыва я не вижу.
   - О, я рада услышать хорошие новости из уст компетентного человека, я уменьшаю охрану посольства до десяти человек и посылаю Вам в помощь высвободившихся бойцов. Не буду усиливать панику и пока никуда не поеду, здесь удобнее делать моё дело и следить за ситуацией. Николай Францевич, а Вы недалеко от Бородинского поля?
   - Иван Тимофеевич на Бородине, его штаб в аккурат, где ставка Кутузова была, расположился.
   - Ну, если Беляев на Бородинском поле, то я уверена, что немцы не пройдут, уж этот-то патриот России ляжет костьми, но врага не пропустит. Спасибо за информацию, желаю боевых успехов.
   - Спасибо за помощь, Мария Николаевна, - повесив трубку, Эрн впился через стереотрубу в ползущие через его окопы танки с крестами на броне. Испортившаяся погода не позволяла вызвать на помощь авиацию и приходилось держаться чем мог. Фыркнул в корму, переползавшего окоп, танка огнемёт и вскоре ещё одна немецкая машина зачадила жирным дымом в октябрьское небо. Уже второй раз за сегодняшний день немецкие танкисты прорывались к штабу второй добровольческой персидской дивизии. Автоматические двадцатимиллиметровые зенитки начали долбить по корме и гусеницам танков с флангов. Немецкая пехота откатывалась под ураганным градом мин и пулемётными очередями.
   16 октября 1941 года в районе Калинина противник отразил все атаки советских войск. Во второй половине дня немецкая 1-я танковая дивизия проложила себе путь для продвижения на Торжок со стороны Калинина и двинулась в северо-западном направлении.
   Немецкие войска возобновили наступление на московском направлении. В районе Волоколамска противник не прекращал атаки. Под ударом немцев соседние 110-я дивизия и 151-я мотострелковая бригада оставили Боровск. Передовые отряды противника завязывают бои на окраинах Малоярославца.
   Первая добровольческая персидская дивизия Беляева вынуждена заворачивать свой левый фланг. Насыщенность обороны и количество резервов уменьшаются. В это время Мария Николаевна подаёт мысль иранскому шаху о создании подразделения "бессмертных". Суть идеи заключалась в постоянной подпитке свежими пополнениями обеих дивизий и создание у противника мифа "неубиваемости" персидских воинов. Идея понравилась и свежие пополнения пошли по железной дороге. Теперь их пропускали в первую очередь без задержек. Все понимали, что свежие солдаты идут прямиком под Москву.
   17 октября 1941 года из войск правого крыла Западного фронта (22, 29 и 30-я армии) и группы Н. Ф. Ватутина создан Калининский фронт во главе И. С. Коневым.
   3-я танковая группа развивает наступление в направлении Торжка. 19-я танковая дивизия 4-й танковой группы подошла к Малоярославецу.
   18 октября 1941 года Немецкие войска заняли Малоярославец и и нанесли ещё один мощный удар по первой добровольческой на Можайск. Немецкая 2-я танковая армия ликвидировала "котел" на юге от Брянска и возобновила продвижение в направлении Тулы.
   Атаки следовали одна за другой, однако по можайскому шоссе и железной дороге вовремя подходили целые эшелоны с минами и свежим пополнением. Если танки неоднократно проходили сквозь оборону иранцев, то немецкая пехота устилала все подступы к оборонительной линии, но продвинуться не могла ни на шаг. Теперь по бронированным машинам били из крупных калибров зенитных орудий. Линия обороны дивизии гнулась, но не ломалась. Насыщенность автоматическим оружием пехоты и большое количество гранат и противотанковых ружей приводила к тому, что лёгкобронированные машины и пехота раз за разом отсекались от "троек" и "четвёрок", которые попадали в многочисленные засады самоходок и зенитных орудий, а также на минные поля. Немецкая артиллерия делала своё дело. Большинство дотов и дзотов на линии уже были разбиты попаданиями снарядов. Прорывавшиеся танки выбивали самоходки с противопульным бронированием. В Можайске подбитые самоходки спешно ремонтировали, используя детали вышедших из строя машин и вновь пускали в бой. Для усиления брони впереди наваливали мешки с песком, а на башню наваривали самодельные экраны. В госпиталя Москвы потоком шли машины с ранеными добровольцами.
   - Георгий Константинович, а как там воюют наши союзники персы?
   - Как сибирские клещи, вцепились намертво в оборону и сковывают основные силы немецкой четвёртой танковой группы, но танки немцев обошли их с юга.
   - Пусть армия Рокоссовского прикроет им фланг.
   - Есть, товарищ Сталин.
  
   Государственный Комитет Обороны 19 октября принял постановление о введении с 20 октября в Москве и прилегающих к ней районах осадного положения. В постановлении указывалось: "Сим объявляется, что оборона столицы на рубежах, отстоящих на 100--120 километров западнее Москвы, поручена командующему Западным фронтом генералу армии т. Жукову".
   Охрана строжайшего порядка в Москве и в пригородных районах была возложена на коменданта Москвы, в распоряжение которого предоставлялись войска внутренней охраны НКВД, милиция и добровольческие рабочие отряды. "Нарушителей порядка,-- указывалось в постановлении,-- немедля привлекать к ответственности с передачей суду Военного Трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте".
   Части 1-й танковой дивизии 3-й танковой группы, двигавшиеся из Калинина в сторону Торжка, вынуждены были отойти в связи с появлением на дороге перед Торжком крупных сил советских войск. 43-й армейский корпус занял Лихвин.
   В ночь с 18 на 19 октября прошли дожди и началась осенняя распутица, первая и вторая добровольческие сидели на двух шоссе Волоколамском и Можайском, соответственно никаких трудностей с подвозом продовольствия, боеприпасов и пополнений не испытывали.
  
   20 октября 1941 года 3-я танковая группа отозвала свои части, посланные в направлении Торжка, и задействовала их в боях с советскими войсками, атакующими Калинин.
  
   Немцы перенесли удар на пятую армию Рокоссовского, пытаясь перерезать шоссе Можайск-Москва.
  
   - Иван Тимофеевич, это Вас сосед беспокоит слева.
   - Слушаю Константин Константинович?
   - Немцы продавливают оборону армии и могут прорваться к шоссе, нет ли возможности оказать помощь?
   - Пошлю самоходки и огнеметчиков с автоматчиками на броне, не застряли бы самоходки.
   - Спасибо Иван Тимофеевич, жду.
   Беляев приник к стереотрубе. На позиции добровольцев ползли приземистые бронированные твари с коротенькими пушками. От толстой лобовой брони рикошетировали бронебойные пули и двадцатимиллиметровые снаряды. Сзади за монстрами, прикрывшись бронёй бежали пехотинцы. Враг понял бесперспективность атак и сменил тактику.
   - Иван Тимофеевич, а где мы самоходки возьмём для Рокоссовского?
   Беляев подошёл к телефону крутанул трубку и вызвал можайскую рембазу.
   - Саид, Беляев у телефона.
   - Да, Иванджан.
   - Сколько к вечеру будет готово самоходок?
   - Двадцать, Иванджан.
   - Из Москвы должно прибыть пополнение огнемётчиков и автоматчиков, пусть на машинах едут с самоходками к Константинджану, понял?
   - Отправлю, всё сделаю Иванджан.
   Зазвонил телефон и Беляев снял трубку.
   - Иван Тимофеевич, прёт германец мочи нету. Пулемётные гнёзда и наши двадцатимиллиметровки самоходками выбивают.
   - Нет мочи, минируй окопы противопехотными минами и отходи, как немцы займут, рви их и контратакуй.
   - Есть, рвать немцев минами.
   21 октября 1941 года в районе Наро-Фоминска заняли оборону подразделения 1-й гвардейской мотострелковой дивизии, прибывшей с Юго-Западного фронта.
   Фон Бок: "Русские беспокоят нас куда меньше, нежели слякоть и грязь. Наблюдается ограниченное продвижение в секторах 4-й армии и левого крыла 9-й армии. 2-я танковая армия и 3-я танковая группа засели в грязи и почти не продвигаются. Под Дмитровом танковая армия уничтожила и взяла в плен остатки войск, вырвавшихся из брянского "котла". Под Калинином русские продолжают атаковать."
   Германский посол в Иране заявил протест против участия Иранских войск в войне против Германии. Иранский шах выразил удивление заявлением германского посла и сообщил, что регулярные части иранской армии в России не воюют, с другой стороны он не может запретить своим джигитам, а также многочисленному русскоязычному населению добровольно поддерживать СССР и в качестве добровольцев участвовать в военных действиях. Шах Ирана также указал, что Испания не объявляла войны СССР, но тем не менее направила целую дивизию добровольцев для войны с СССР, поэтому и Иран не видит ничего предосудительного в направлении своих добровольцев на войну. Что же касается боевой техники, то она куплена СССР и Иран лишь выполняет свои торговые обязательства. Иран с удовольствием поставлял бы оружие Италии и Германии, но к сожалению не имеет своего торгового флота. Гитлер задумался, объявлять ли наглым азиатам войну, но решил отложить данный вопрос до окончания войны с Россией. Если объявить войну сейчас кто знает сколько кадровых дивизий отправят азиаты в СССР.
   22 октября 1941 года наступление, предпринятое немецким 24-м танковым корпусом из района Мценск, потерпело неудачу из-за недостаточного взаимодействия между танками и артиллерией.
   - Бывшие граждане СССР, вы пересекли государственную границу с Иранским шахством, перед лицом шаха Пехлеви вы ни в чём не виноваты, потому вы все свободны с этого момента. Те, кто испытывает патриотические чувства к России, может прямо сейчас записаться добровольцев в дивизии, сражающиеся под Москвой. Кто хочет принять подданство шаха, подходите писать прошение о подданстве, добровольцы под Москву получат воинские билеты и после войны могут решить вопрос подданства.
  
   Удары советских войск в районе Калинина вынудили фон Бока направить в войска директиву о приостановке наступления 3-й танковой группы через Калинин.
   23 октября немецкие войска возобновили наступление на волоколамском направлении в полосе второй добровольческой дивизии Эрна. Войска 49-й армии Западного фронта остановили наступление противника на подступах к Серпухову, у Тарусы и Алексина.
   Немецкая 3-я танковая дивизия 2-й танковой армии прорвала оборону советских войск северо-западнее Мценска, а 18-я танковая дивизия заняла Фатеж.
   Жуков приказал усилить дивизию Эрна советской противотанковой артиллерией. Наличие многочисленных миномётов и автоматического оружия по-прежнему позволяло дивизии справляться с немецкой пехотой.
   24 октября 1941 года войска 33-й и 43-й армий Западного фронта остановили наступление противника на реке Нара. Немецкий 43-й армейский корпус занял Белев на реке Ока.
   Немецкая 2-я танковая армия возобновила наступление на Тулу из района Мценска.
   Рокоссовский с разрешения Жукова передаёт Беляеву для контратаки свой маленький танковый резерв.
   - Привет, басмачи!
   - Привет, коммуняки!
   - Хорош в окопах сидеть, пора гансов бить. Лезьте на броню, прокачу с ветерком.
   Иранская пехота быстро облепила несколько тридцатьчетвёрок и танковый десант помчался выбивать немцев из занятых днём позиций.
   25 октября 1941 года противник силами танковой и пехотной дивизий пытался прорвал оборону 2-й добровольческой персидской дивизии Эрна и выйти к Волоколамску. Немецкая 2-я танковая армия захватила Чернь.
   25 октября в Туле было введено осадное положение.
   По решению ГКО создан специальный Комитет по эвакуации из прифронтовой полосы запасов продовольствия и промышленных товаров, а также оборудования текстильных, обувных, швейных, табачных фабрик и мыловаренных заводов.
   - Иван!
   - Кто здесь?!
   - Это Махмед, сосед по обороне.
   - Что нужно?
   - Иван, сало нужно.
   - Мусульмане сало не едят.
   - Иван, плов хочем делать, Махмед не птичка одну кашу кушать. А плов надо на сале варить. Аллах простит, мы же на войне.
   - А что взамен дашь?
   - Спирт дадим.
   - Откуда у вас спирт?
   - Наркомовские привезли, а у нас мёртвых много и раненых, им уже не надо, но мы взяли и на них.
   - Тащи спирт будет вам сало.
   - Сипасиба Иван.
   - Я не Иван, а Дмитрий.
   - Всё равно сипасиба.
  
   26 октября 1941 года войска Брянского фронта начали отходить на рубеж Дубна -- Плавск -- Верховье -- Ливны -- Касторное.
  
   - Поймали, Николай Францевич!
   Рыжий казак с громадной бородищей втащил в штабную землянку за шкварник маленького худого добровольца в чалме под каской и замызганной фуфайке.
   - Кого ты ко мне притащил, Зябликов?!
   - Это он по ночам раненым германам бошки резал! Вот этим вот.
   Зябликов швырнул на стол изогнутый кинжал.
   - Я ещё днём немца заприметил в ноги подраненного, ночью думал возьму его "языком" никуда он не денется. Пополз как стемнело на стоны, да не успел, этот поганец вперёд меня успел и отхватил по горлу от уха до уха.
   Эрн качнулся с каблука на носок сапога и обратился к добровольцу:
   - Что ж это Вы батенька раненым головы по ночам режете? Как это пониматьс?
   Казак встряхнул свою добычу как тряпичную куклу.
   - Говори ирод!
   - Меня Джавдет зовут, а брата Рустам звали. Его три дня назад немецкий танк совсем раздавил, даже похоронить по обычаю нечего. Я заметил, что много раненых немцев до ночи лежат, а потом к своим уползают. Я за брата мстил, врагов убивал.
   - Джавдет, мстить нужно честно. Поступаешь в разведку под начало Зябликова. Будешь по ночам немцев резать в окопах и траншеях, чтобы не было им покоя ни днём, ни ночью. Свободны оба.
   Генерал Эрн протянул кровнику кинжал со стола.
   27 октября 1941 года немецкий 5-й корпус продолжал безрезультатно рваться к Волоколамску. Немецкая 2-я танковая армия продвигается по направлению к Туле, а 2-я армия -- к Курску
   Немецкое Верховное командование сухопутных сил приказывает повернуть 2-ю танковую армию на Воронеж, а 3-ю танковую группу -- на Рыбинск, но из-за плохого снабжения и дорожных условий противник вынужден отказаться от этих планов.
   - Абдылла, до меня дошла информация, что в СССР посылаем столько самолётов, что военные аэродромы стоят пустые. Ты что пацифист?
   - Уважаемый Джунаид-хан, наши учёные разработали новые виды скоростных самолётов, промышленность приступила к их производству, а всё тихоходное старьё с аэродромов я приказал продать, чтобы освободить место для новых. Русские не покупают гидросамолёты и дежурные эскадрилии истребителей я тоже оставил, так что волноваться не нужно.
   - Вай, молодец. Ещё раз услышу про тебя плохое лично поганцу, сказавшему худое слово камчой рот заткну.
  
   28 октября 1941 года в Куйбышеве по предписанию Л. П. Берии расстреляны 20 советских, партийных и военных деятелей, в том числе Г. М. Штерн, А. Д. Локтионов, Я. В. Смушкевич, Г. К. Савченко, П. В. Рычагов, И. Ф. Сакриер, И. И. Проскуров, С. О. Склизков, Ф. К. Арженухин, Я. Г. Таубин, Ф. И. Голощекин, М. П. Нестеренко.
  
   Военные раскритиковали самоходки и отказались их использовать. Из-за слабой ходовой части в период распутицы самоходки застревали и соответственно уже не были так маневренны. Противопульное бронирование никак не устраивало военных. Они настаивали на выпуске самоходок типа немецких стугов с низким силуэтом, мощной пушкой и противоснарядным бронированием, хотя бы лобовой брони. Беляев даже направил одну захваченную немецкую самоходку стуг для образца. Также он сообщил, что лучшая ходовая часть у советских танков Т-34 и КВ.
  
   С установившимся легким морозом 2-я немецкая танковая армия вышла к Туле, где натолкнулась на оборону советских войск, усиленную поставленными на прямую наводку зенитными орудиями ПВО города Тулы.
  
   Обе добровольческие дивизии получили зимнее обмундирование со звёздочками и стали походить на части РККА. А вот немцы зимнее обмундирование не получили. Облажался Гитлер.
  
   К 30 октября 1941 года противник вклинился в оборону советских войск на глубину от 20 до 75 км и был остановлен на рубеже западнее Волоколамска и далее по рекам Нара и Ока до Алексина.
   Немецкий 53-й армейский корпус вышел на шоссе Орел -- Тула. Немецкой 2-й танковой армии было приказано перерезать ведущие к Москве железнодорожные пути с юга, 4-й танковой группе -- наступать в северо-восточном направлении вместе с 3-й танковой группой, обходя Москву с севера.
   Беляев был обеспокоен своим загнутым левым флангом и начал накапливать казачью кавалерию для удара во фланг немцам, на участке армии Рокоссовского.
  
   Немцы продолжали рваться к Москве и 8 ноября 1941 года бросили в бой против Беляева 638 пехотный полк, состоящий из французов. Полк был разгромлен, больше всего потеряно было от обморожений.
   - Алло, Георгий Константинович на проводе.
   - Да, милейший, генерал Беляев у аппарата.
   - Правда ли, что Вас сегодня атаковали французы?
   - Да в немецких шинельках на рыбьем меху, только нашивки красно-сине-белые. Взяли нескольких в плен и отослали в Москву.
   - От лица ставки выражаю Вам и вашим войскам благодарность.
   - Ну уж на Бородинском поле мои орлы французишек знамо дело побьют. Немцы выдыхаются Георгий Константинович, разрешите ударить казачками через порядки армии Рокоссовского мне пополнение прислали - лыжные батальоны. Грех их в окопах гноить. По снежку они немцам в тыл зайдут.
   - Направление удара?
   - Боровск.
   - И Малоярославец берите, режьте дороги. Рокоссовского я в курс дела поставлю.
   - Премного благодарен за доверие. Доброго Вам вечера.
  
   Наступление однако откладывалось и лишь в начале декабря кавалерийские казачьи части ворвались в Боровск, а затем при поддержке лыжных батальонов завязали бои на окраинах Малоярославца. В результате удара немецкие части под Наро-Фоминском оказались с перерезанными коммуникациями.
   С Нового 1942 года плата за кровь была прекращена. Сталин и советское руководство посчитало чистым жульничеством отправлять переданных за границу зеков на фронт, чтобы получить ещё зеков. Тем более, что в мусульмане записывались поголовно все, кто не был убеждённым верующим не в Аллаха или неверующим в Аллаха.
   После зимнего наступления обе дивизии были обескровлены и шах отозвал их. Советское руководство не препятствовало. Тем более, что всё вооружение дивизий осталось в счет закупок и было немедленно передано в действующие части.
   Летчиков пока оставили, но предупредили, что пополнения им не будет и раненые будут вывозиться и обратно не вернутся.
   В основном были направлены за границу ссыльнопоселенцы из семей врагов народа.
  
   - Софья Павловна, у нас опять иранец объявился!
   - Шура, я же говорила чтобы с волоколамского и можайского шоссе раненых отдельно отсортировывали. Опять иностранцы у нас в палатах.
   - Софья Павловна, мы отсортировывали, но с можайского шоссе много и наших везли, а в пути их немцы разбомбили и раненых по всей дороге заново собрали и перемешали с иранцами. Он очнулся сегодня и сказал раненым в палате, что из Ташкента он.
   - Ну что поделать пошли объяснительную опять писать.
   - А может пусть его лежит, а потом сам как-нибудь?
   - До первой комендатуры?! Ну уж нет, лучше сейчас напишем, чем потом объяснятся почему у нас иностранец неоформленный отлечился.
  
   - Эй, басмач, ты курящий?
   - Я не басмач, я Виктор.
   - Из Ташкента и не басмач, а кто ты есть тогда?
   - Я рабочий из паровозного депо. Слесарь-инструментальщик.
   - Русский?
   - Русский.
   - А родители поди белогвардейцы или контра какая?
   - Сам ты контра, у меня отец в красной армии воевал, его под Самаркандом хивинцы убили.
   - А мать?
   - А мать не грамотная из крестьян-переселенцев, куда она после смерти отца с маленьким ребёнком, осталась в Ташкенте, город большой, работу найти можно, с голоду не померли.
   - Значит ты наёмный работник у буржуев, молчишь и вкалываешь?
   - Почему молчишь, я же сознательный, мы бастовали не раз, и с охранниками дрались бывало, меня даже пару раз в зиндан бросали, это не ваши тюрьмы. Зиндан просто каменная зловонная яма, сверху закрывающаяся решёткой.
   - Стало быть ты пролетарий, а что в комсомол не вступил?
   - У нас нету комсомола, есть только компартия в Иране отдельная, в Хиве отдельная, в Бухаре отдельная и в Фергане отдельная. Они собираются вместе, но ещё не объединились, не решили, кто главней будет.
   - А где тебя пролетарий немец так издырявил, что места живого нету?
   - Да я в приманке стоял.
   - Расскажу, что за приманка, - вокруг иранца, оказавшегося пролетарием, зашебуршились изнывающие от безделья раненые.
   - Да против танков немецких придумали, несколько пушек противотанковых прячем и маскируем и они молчат а повёрнуты друг на дружку метрах в 600 друг от дружки, а несколько пушек глубже в обороне стоят и стреляют по танкам в лоб. Это и есть приманка. Танки прут на них не сворачивая, чтоб борт не подставить и въезжают в засаду подставляя оба борта фланговым орудиям и бронебойщикам. Тут их жарят. Только вот те, кто в приманке смертники. Танки их огнём в первую очередь подавить стараются. Сначала мы прятались в щелях после каждого выстрела, а потом наплевали и пошли по немцам гвоздить, ведь бывает, в смотровую щель попадёшь, или гусеницу перебьёшь. Жить то охота. Тут хоть какой-то шанс. Осколками меня посекло сильно, да ещё на обратном пути автоколонну юнкерсы накрыли и меня взрывом из кузова видать вытряхнуло, потому-как ничего с момента взрыва бомбы не помню. Вот очнулся у вас в палате. Что немцы то Москву не взяли?
   - Немец драпанул от Москвы, только пятки засверкали.
   - Обделался значит Гитлер?
   - Обделался!
  
   - Софья Павловна?!
   - Не мешай, я объяснение пишу с Шурочкой.
   - Там лётчика привезли иранца.
   - Да что же за издевательство такое! Вы что сговорились все! Почему в мой госпиталь всех иностранцев везут!? Мне что одной за них отвечать!?
   - Его с передовой привезли, немцы его прямо над передним краем сбили.
  
   - О ещё одного пролетария привезли!
   - Тебя как звать-то?
   - Дженг.
   - Этот точно басмач.
   - Ты какой национальности?
   - Туркмен.
   - А по-русски почему так чисто говоришь?
   - Мама русская.
   - Та какой он к бису туркмен кода тильки батько не козак!?
   Тут в палату впорхнуло искрящееся улыбкой создание в белом халате и весело возвестило:
   - Ну казаки, подставляйте мне ваши филейные части тела, пришло время процедур.
   - Опять уколы!
   - Сестричка там уже места нету, всё в воронках от прямых попаданий!
   - Товарищи военные, не задерживаем меня, а то будете иметь дело с Софьей Павловной. Она вам быстро клизмы попропишет.
   - Валяй дырявь дочка, лишь бы организму на пользу.
   Так лётчик-истребитель Дженг Мурадов оказался в палате N 7 московского госпиталя. А всё от жадности. Сбил ведь два бомбардировщика, нет, надо было за третьим погнаться, вот и догонялся. Здесь тебе не Китай и немцы ошибок не прощали.
  

Тигр в раздумье

   Обстановка в мире тем временем резко поменялась. Япония нанесла удар по Перл-Харбору. В войну вступили США. Японские войска начали победоносное шествие по колониальным владениям США, Великобритании, Нидерландов. Объявил войну США и бесноватый фюрер, надеясь, что Япония объявит войну СССР, однако воевать с СССР страна восходящего солнца не захотела. Под ударами японских войск и США и Великобритания стали искать союзников.
   Дипломаты вновь начали осаждать дворец шаха. Иран, конечно оказывал большую помощь СССР, чего стоит только расположение на его территории огромного количества госпиталей, но его кадровая сухопутная армия, за исключением двух добровольческих дивизий была не задействована. Имелись также мощные ВВС, а главное стратегическая возможность нанести удар в Китае по японским войскам.
   Совершенно по-иному мыслили в Тегеране. Войной с Японией пусть теперь занимается США. Чем в большую драку втянутся большие страны, тем лучше. Война в Китае не могла принести Ирану территориальных дивидендов, да и сильный Китай был не нужен тоже. Поэтому войну с Японией всерьёз не рассматривали вообще, но сам китайский театр военных действий был ценен. Военные рассматривали его как постоянную кузницу кадров, особенно летчиков. Сразу после возвращения из под Москвы добровольцев, поменялось многое в пехоте. Все оставшиеся и выпущенные самоходки продали в Китай, что позволило увеличить боеспособность китайской армии. Даже с противопульным бронированием самоходки оказались грозным противником для японских танков и бронемашин. По совету иранских военных специалистов самоходки свели в мобильные отряды и теперь использовали в качестве мобильного резерва при оборонительных операциях против японцев.
   В силу ухудшения отношений СССР отказал в домогательствах Ирана по ходовой части к танкам. Однако иранцы вывезли среди металлолома своих самоходок и ходовую часть подбитого Т-34 без башни, раскуроченную в хлам и заваленную остатками иранских и немецких самоходок. Инженеры Ирана глупцами не были и в отличие от воюющих держав имели возможности и доступ к любым материалам. От них требовалось поставить ходовую часть на поток на тракторных производствах юга Ирана и они её поставили. Бронирование взяли за пример от немецких самоходок, а пушку поставили мощную зенитную 90 мм.
   В том же 1942 году при помощи американских специалистов и "позаимствованных" у США разработок иранские военные ученые выдали первую базуку. Конечно она была сырым оружием и на её доводку потребовались месяцы, но как результат в войсках начали отказываться от противотанковых ружей.
   Но самым мощным оружием, которое разрабатывали иранцы в те годы были конечно самолёты. Для большой войны брали за основу немецкие довоенные разработки и в начале 1942 года смогли создать собственный реактивный самолёт. Дальше пошли испытания и вооружение нового монстра тремя пушками. В специализацию реактивному ввели штурмовку, для чего нужно было надежное бронирование и солидный боезапас. Именно на перевооружение ВВС Иран не скупился, тратя огромные средства, полученные от СССР именно на эту программу. Первые самолёты испытали в небе Китая конечно. Так, что первым сбитым самолётом, который записали на счёт реактивные ВВС, был японский самолёт.
   Ещё одним долгосрочным проектом было создание реактивной морской авиации, базированием с авианосца, но эта идея забуксовала, единственный авианосец никто не хотел давать на опыты для реактивных самолётов. В тайне теперь переучивали лётчиков на новые самолёты и заменяли парк техники.
   Тем временем немецкая армия оправилась после зимнего разгрома, подтянула резервы и организовала наступление на юге СССР, рванув к Баку. Немцы в Баку никак Иран не устраивали и поэтому в Тегеране с пониманием отнеслись к потеплению отношений с Москвой. Сталин согласился выделить специалистов для работ над ходовой частью иранских самоходок, вновь разрешил "плату за кровь", но потребовал, да и союзников настроил на присоединение Ирана к антигитлеровской коалиции и объявлении Германии войны.
   Так как противников войны было великое множество, сразу дать утвердительный ответ Иран не смог, зато дал сразу несколько подразделений и не простых я горнострелковых, что позволило Советам быстро выбить эдельвейсовцев с горных перевалов Кавказа. Также в бой была брошена нереактивная старая авиация, которая прекрасно использовалась в горах из-за тихоходности и высокой маневренности. Туда же отправили автожиры, а на Чёрном море появилась морская и гидроавиация иранцев. Иранцы начали открыто давить на Турцию. Дело в том, что в Турции добывалась хромовая руда и по соглашению с Великобританией оптом закупалась ими, однако Гитлер договорился со Стамбулом о поставке руды контрабандой по Чёрному морю. Как только на Чёрном море появились ВВС Ирана, Турцию предупредили о прекращении поставок руды Рейху. А следом началась блокада ВВС турецкого побережья Чёрного моря.
   Самым большим противником войны была проитальянская партия, ведь за Гитлером стоял Муссолини, а воевать с итальянцами не хотелось. Однако вскоре взгляды партии диаметрально поменялись. Дело в том, что сторонники войны начали внедрять лозунг "Война для скорейшего достижения мира". Суть идеи во вступлении Ирана в войну на стороне врагов Италии, чтобы быстро одним ударом сломить сопротивление стран Оси и тем самым помочь той же Италии выйти из войны.
   Идея оказалась живучей и вскоре и так уже милитаризованная для нужд СССР промышленность Ирана начала осуществлять эту идею. Одновременно дипломатам Британии, СССР и США дали понять, что требуются ещё уступки, шах готов вступить в войну, но хочет остаться в выгоде. Конкретно было указано на уступку Британской Империей Катара. Британия ответила отказом. США и СССР давили на Британию, но последняя уже помнила Бахрейн и сдавать свои позиции в нефтеносном районе не собиралась. Тогда Иран предложил на выбор либо вывести из Ирака войска взамен на ввод иранских, либо предоставить Кувейт. Англичане опять заартачились и предложили французские владения в Сирии. Иран естественно отказался, во-первых, Франция рассматривалась не как объект агрессии, ну и главное к этой территории не было прямого доступа. Переговоры зашли в тупик. США ничего существенного предложить не могли ни в качестве территорий, ни в военной поддержке. Больше всего помощь требовалась СССР. Поэтому Сталин предложил Ирану на откуп послевоенное восстановление СССР. Предложение было щедрое, а главное можно было и дальше выкачивать из северного соседа нужные ресурсы. Строительное лобби в Иране было мощным. Общественное мнение и военные были настроены на ведение краткосрочной молниеносной войны, для чего требовался один, но мощнейший удар. В качестве мишени мог быть выбран вермахт. Ибо именно после его поражения вся система государств Оси рассыпалась как карточный домик. Но объектом нападения мог быть и северный сосед. В этом направлении бесперестанно работали германские и итальянские дипломаты.
  
   - Герр, эээ?
   - Юсуп. Представитель красного креста и полумесяца, разумеется.
   - Герр, Юсуп, перед вами русские военнопленные.
   - Герр, Шванк, они, прямо скажу в плачевном состоянии.
   - Да, мрут как мухи, болезни, раны.
   - Плохое питание и уход.
   - Герр, Юсуп, во всем виноват Сталин, СССР не подписал конвенцию, те же английские военнопленные содержаться согласно конвенции в куда более гуманных условиях.
   - Меня мало волнует герр Шванк и Сталин, и конвенция. У вас тут гниёт бесплатная рабочая сила и именно это меня возмущает, Пехлеви договаривается с фюрером о выдаче нам мусульманской части советских военнопленных, поэтому я здесь. Нам в кратчайшие сроки нужно определиться с количеством передаваемых мусульман.
   - А какой толк Германии в выдаче мусульман Ирану?
   - Я думаю, что Гитлер с Пехлеви думают открыть второй фронт против Сталина в Азии. Ведь Япония не поддержала Адольфа, поэтому германская дипломатия обратилась к нейтральному пока Ирану.
   - А под Москвой именно ваши добровольцы и генерал Мороз остановили немецкие танки.
   - Что вы, герр Шванк, из Ирана прибыли лишь две дивизии русскоязычных добровольцев, да некоторое количество устаревших самолётов, которые мы выгодно продали СССР. Была бы Германия поближе, неизвестно сколько бы добровольческих немецкоговорящих дивизий отправилось на фронт. Ведь в Иране живут и немецкие переселенцы. Но это всё добровольцы, а не регулярные части. Немецкий вермахт под Москвой сгубили не две несчастные дивизии добровольцев, а неготовность к серьёзной войне с русскими. Я по долгу службы был и в лагерях с немецкими военнопленными, большинство их было взято в плен в летнем обмундировании, очень много обмороженных. Иран хоть и большая страна, а в одиночку с СССР воевала очень тяжело. Русская армия славится своей традицией, как и немецкая. Но, я думаю, в теперешнем положении Пехлеви решится на вмешательство. Граница почти оголена. Опять же бакинская нефть в сфере досягаемости шахского флота и авиации. Один удар и все советские танки встанут и будут лёгкой добычей вермахта. Фюреру следовало сразу ориентироваться не на Японию, а на Иран. Ведь мы давние и закляьые враги англичан, а враг твоего врага это твой друг, так ведь герр Шванк.
   - Да, герр Юсуп, совершенно верно, что союзников в Азии у Германии пока нет. Фюрер объявил войну США, а Япония, не исполнив своего союзнического долга, в войну против СССР не вступила.
   - Герр Шванк, нельзя ли пригласить к нам вон того солдата с перебинтованной ногой? Он в состоянии ходить?
   - Конечно можно, - помощник коменданта концлагеря отрывисто дал команду и двое дюжих охранник выдернули содата из серой массы и подтащили к гостю.
   - Кто ты есть такой? - на ломаном русском обратился Юсуп.
   - Сержант Красной армии Ахмедов Марат.
   - Татарин?
   - Татарин.
   - Замечательно, я думаю герр Шванк, что нам даже осматривать их не стоит, давайте просто посмотрим их списки, по фамилиям и именам я быстро определю, кто мусульманин, а кто нет. И риска подхватить заразу меньше.
   - Буду рад помочь герр Юсуп.
   - Вы так любезны герр Шванк, могу ли я как-то отблагодарить Вас? У Вас нет родственника в плену?
   - Слава Богу нет.
   - Это замечательно, я мог бы передать письма и посылки. А вообще Вы любите хороший табак?
   - Табак?
   - Да, моя должность в организации не единственный мой источник заработка, у нас с братом на двоих свои табачные плантации в горах, поэтому я могу позволить себе одаривать друзей хорошим табаком.
   - Пожалуй не откажусь попробовать.
   - Вот и замечательно, сообщите мне Ваш адрес и завтра со склада Вам привезут на пробу две коробочки первосортных сигар и сигарет. Если понравится, меня не затруднит присылать Вам ежемесячно любое требуемое Вам количество.
   - О, Вы так щедры.
   - Ну это так, пустяки. Я хотел бы поговорить с Вами о настоящем деле в более уединённом месте.
   Оба уважаемых чиновника вскоре закрылись в кабинете помощника коменданта концлагеря. И развалившись на стульях начали деловую беседу.
   - На меня вышла группа уважаемых иранских предпринимателей герр Шванк. И суть их предложения такова, этим людям нужны ценные специалисты в разных отраслях производства и они готовы заплатить хорошие деньги, в том числе в любой валюте за их получение.
   - Не понимаю о чём Вы? - сказал Шванк, но глаза у него заблестели.
   - Герр Шванк, я дам Вам список необходимых профессий, Вы сообщите мне, имеются ли в лагере нужные люди, а дальше мы немножко поменяем им имена и фамилии, после чего отправим как мусульман по линии красного креста, а дальше уж моя забота, чтобы они были доставлены в нужные руки.
   - Вы толкаете меня на должностное преступление, герр Юсуп.
   - Отнюдь, ведь может оказаться, что ни одного человека нужной профессии нет в лагере, у каждого такого специалиста своя цена, она может не устроить меня или Вас и сделка не состояится, и какое это преступление если военнопленный присвоит себе имя и фамилии умершего, Вашей вины я здесь никакой не вижу.
   - Пожалуй риск всё же есть.
   - Как и в любом деле. Я не предлагаю Вам ответить сегодня, давайте просто возьмем список профессий и расценки скажем в американских долларах или вы предпочитаете имперские марки?
   - Безопаснее марки.
   - Если у герра Шванка есть надёжный родственник я мог бы организовать доставку денег ему, чтобы не легла даже тень сомнений на доблестный мундир военного, это безопаснее всего.
   - Чтож, я не говорю да, но списочек Вы мне завтра принесите. Полюбопытствую.
   - И не забудьте черкнуть адресок для доставки сирарет и сигар.
   На этом разговор был окончен и вскоре герр Шванк получил два ящика ароматнейших табачных изделий, на дне которых находилась энная сумма рехсмарок. Герр Шванк срочно съездил к тёще и вскоре к фрау Штольхиц зачастили посыльные и почтальоны с посылками в которых были дефицитные продукты, товары и определённые денежные суммы. О всём полученном фрау извещала дочь, а та мужа герра Шванка.
   А вот судьба сержанта Ахмедова круто повернулась. Летом 1942 года его и других военнопленных по списку погрузили в товарные вагоны с решётками и отправили в Турцию по железной дороге. Из Турции сержант попал в Иран, аскоро в Синцзян на эвакуированный военный завод из Украины. Немногочисленных рабочих с завода мобилизовали в армию.
   Пехлеви договорился с Гитлером, о вступлении Ирана в войну не позднее 1942 года. Взамен Гитлер обещал направить в Иран всех советских военнопленных-мусульман для замены мобилизуемых в армию рабочих. Однако блюдя личные интересы, дельцы типа Юсупа и Шванка начали под видом мусульман вывозить ценных специалистов. В концлагерях процветала махровым цветом смена русских фамилий на татарские. Как по волшебству Иван Ивановичи и Петро Прохоровичи превращались в Маратов Магобетовых и Дамиров Сухумчановых. Смертность среди русских военнопленных росла бешенными темпами, тогда как пленные с мусульманскими фамилиями и именами даже от смертельных ран почему-то не умирали и исцелялись поразительным образом, правда пересталвали походить на свои фотографии.
   Сразу после договорённости с Гитлером, Иран отозвал с русского фронта всех своих лётчиков. Начались перебои с поставками вооружения и обмундирования. В стране началась тихая мобилизация. Части наполнялись до военных штатов и перебрасывались на север к границе с СССР. Привлекли к военным приготовлениям и афганцев. Афганистан сформировал и передал несколько добровольческих и все кадровые дивизии. Горнострелковые афганские элитные подразделения перебрасывались поближе к Кавказу.
  

Большой Сатурн или азиатский блицкриг

   В сентябре 1942 года в Москву в Ставку верховного главнокомандования совершенно секретно прибыли Беляев и Эрн. Они предоставили данные о количестве выделяемых для войны войск Ирана и времени их сосредоточения. За основу иранцы взяли уже побывавшие в боях добровольческие дивизии и развернули их в две армии. Первая была ударная под командованием Беляева и состояла из моторизованных дивизий усиленных бригадами самоходок. Пехотных дивизий в её составе просто не было. Вторая армия Эрна была более слабой по качеству и количеству и была чисто пехотной, но имела в своем составе горнострелковые афганские подразделения и кавалерию. Если первой армии ставились наступательные задачи, то второй была поставлена задача по сковыванию и уничтожению уже окруженных частей. Район наступления Жуков нарезал персам во втором эшелоне 57 советской армии, которая должна была прорвать оборону и замкнуть кольцо окружения вокруг армии Паулюса, двигаясь на Калач-на-Дону. Беляев должен был наступать на Котельниково, Цимлянское и Ростов-на-Дону. Но это была только сухопутная армия Ирана. В войну вступали ВВС Ирана в количестве трёх воздушных армий, имевших на вооружение новейшие реактивные самолёты. Отдельную Черноморскую группу составляли самолёты гидроавиации, переброшенные из Каспия, Арала и Персидского залива.
   Цель вступления Ирана в войну был быстрейший разгром стран Оси, для чего первоначальной задачей ставился разгром всей южной группировки вермахта и армий союзников, быстрое продвижение вдоль черноморского побережья с выходом к Румынии, выход последней из войны уже к концу 1943 года, что лишило бы Гитлера румынской нефти и румынской армии. Далее следовало продолжать громить армии стран оси на разных направлениях. Авиации ставилась амбициозная цель, завоевать господство в воздухе. Отдельной Черноморской группе придавались авиадесантные спецподразделения и отряды морской пехоты, которые должны были поступить в распоряжение Черноморского флота для проведения десантных операций.
   19 ноября 1942 года советские армии перешли в наступление на центральном участке фронта с целью сковать резервы Вермахта и одновременно нанесли удары по войскам союзников по сходящимся направлениям на Калач-на-Дону. А вот дальше Гитлера ждал неприятный сюрприз в виде объявления Ираном войны Германии, Румынии, Венгрии, Финляндии, Хорватии, Словакии и присоединения к Антигитлеровской коалиции. Как и обещал, Пехлеви вступил в войну в 1942 году, правда против Адольфа, а не за него.
   Ударная персидская армия Беляева выскочила из-за плеч советской 57 армии как чёртик из табакерки и рванула в пробитую последней брешь неудержимым потоком, смывая пехотные румынские дивизии оказавшиеся перед её фронтом. Беляев требовал от своих частей только одного "Темп!". Под гусеницами самоходок и броневиков истаяла немногочисленная румынская кавалерия, остававшаяся в резерве. Беляев рвался к Ростову-на-Дону, стараясь перекрыть бутылочное горлышко снабжения всей кавказской группировке немецких войск. Другой тактики придерживался в это время Эрн. Его дивизии были распылены на широчайшем фронте вдоль Волги и начали одновременное наступление с целью сковать группировку немецких войск на Кавказе и как можно дольше задержать их отступление. В качестве подвижных соединений Эрн использовал старые добрые кавалерийские части, так как всю самоходную технику отдали в ударную армию, туда же отдали все спецподразделения лыжников. Лошадок Эрну дали сколько просил, благо после механизации армии их осталось в войсках достаточно.
   На русский фронт были переброшены все боеспособные иранские части из Китая. А чтобы китайский фронт не рухнул без поддержки, местным воякам подкинули крупные партии противотанковых ружей, снятых с вооружения ввиду замены на базуки. Также перед уходом из Китая иранцы постарались сильнее хлопнуть дверью. Их реактивные самолёты два дня бесперестанно штурмовали аэродромы противника, а реактивные истребители сбивали самолёты в воздухе. Это было "большое учение" перед войной с немцами. Новенькие части спаивались в боевой обстановке, а затем спешно перебрасываись на запад и разворачивались против Люфтвафе.
   Уже первые воздушные бои показали полное превосходство новых истребителей в воздухе. Они выходили на боевое задание тремя двойками и прикрывая друг друга, с большой высоты атаковали немецкие самолёты. Окруженная армия Паулюса была надёжно отрезана от воздушного мостика снабжения. Приказ не пропустить к Сталинграду ни одного вражеского самолёта выполнялся беспрекословно.
   В это время из Крыма уже была выведена 11 армия и там оставались лишь тыловые подразделения, да румынские части с задачей гонять местных партизан и охранять побережье Крыма. Так как наглости иранским воякам было не занимать, Черноморская авиагруппа предложила высадить морской и авиадесант, пользуясь слабостью крымских частей. Это и было осуществлено. Десант был высажен комбинированный, сначала с воздуха, а затем с моря. Целью воздушного десанта было подавление береговых батарей и атака с тыла береговых укреплений. Неожиданный и массовый десант в глубоком тылу вызвал панику. Главным пунктом была назначена Феодосия. В ночь на 30 ноября 1942 года с воздуха было сброшено до тысячи парашютистов и ещё две тысячи морской пехоты высадили гидросамолёты. Дело в том, что в отсутвтие крупнотоннажного флота на гидроавиацию легла роль десантных средств. Тихоходные, но многочисленные летающие лодки доставляли морской десант и высаживали его в нужной бухте, естественно, если перед этим подавлялась ПВО противника. Это было удобно, так как не отвлекались ресурсы ВВС. Просто все гражданские пассажирские гидросамолёты вместе с экипажами взяли в аренду военные. Так что морская пехота, практически не замочив ног, десантировалась с комфортом на берег, хотя аэродромы были в руках противника, а береговая оборона не подавлена. Гидросамолёты легко перепархивали через боновые заграждения и высаживали десант уже на берег.
   "Граждане морские десантники, тетайте персидскими авиалиниями!".
   К каждому десантному отряду морской пехоты был прикомандирован один советский морской десантник из местных, чтобы служить проводником. Если честно, то советские сопровождающие обалдели, когда командир воздушног судна предложил распить бутылочку шампанского за удачную высадку. А оказыватся данная услуга входила в стоимость аренды и военные её не отменяли. После шампанского гидросамолёты мягонко сели и ткнулись в берег. Десантники деловито посыпались и поперли какие-то неудобные трубы и ящики с гранатами, пулемёты и миномёты. Вскоре многочисленные радиостанции сообщили на Большую землю об удаче десанта. Феодосийский порт был взят, а немецко-румынские части отрезаны друг от друга в районе Феодосии. Парашютисты первым делом перерезали шоссе.
   Вся эта операция имела целью предотвратить отступление немцев с Кавказа в Крым. В один миг оказалось, что отступать с Кавказа практически некуда. Подошедший Черноморский флот высадил в Феодосийском порту днём уже крупные советские части с артиллерией и танками. В тылу резко активизировались крымские партизаны, получившие крупные поставки вооружения и боеприпасов, а также радистов и рации. Их действия всё больше координировались и направлялись. Хаос в Крыму нарастал. Парашютисты сыпались с неба днём и ночью. В любой удобной бухточке появлялись гидросамолёты, высаживая морских пехотинцев. Из Феодосии пёрли свежие пехотные части. В зоне действий парашютистов оказалось несколько лагерей советских военнопленных, которые не стали сильно удивляться когда появившиеся неизвестно откуда басмачи начали резать и стрелять лагерную охрану, а деятельно присоединились к последним, а после того как захватили оружие охраны значительно усилили парашютистов. Немецко-румынское командование фактически было полностью сбито с толку, отовсюду поступали сведения о появляющихся десантниках, партизанах, морских пехотинцах и советских пехотных подразделений. Немногочисленные немецкие и румынские тыловые подразделения и так не отличающиеся высокой боеспособностью распылялись и как пожарники на огонь бросались туда, где по соображениям командования было горячее всего. Вместо того, чтобы, собрав все силы в кулак, отбить Феодосийский порт, солдаты атаковали парашютные десанты в своём тылу. Вся проводная связь была прервана, коммуникации нарушены. Ситуация напоминала слоёный пирог, подразделения противника были перемешаны, это тут же сказалось на поддержке немецко-румынской пехоты. Немногочисленная артиллерия и авиация не могли быть использованы против десантников, так как те постоянно перемещались и вклинивались в порядки противника.
   В тыловом Крыму не было стратегических гениев типа Манштейна и организовывали сопротивление и антидесантные меры стратеги попроще. Румынское командование и вовсе оставляло желать лучшего. Стоит только упомянуть, что в румынской армии было целых четыре вида кухонь, отдельно для солдат, офицеров. Вступление в войну мусульманского государства и высадка мусульманских десантных частей в Крыму склонило на сторону СССР местное татарское население, до этого симпатизирующее немцам. Татарские отряды самообороны, гонявшие по горам партизан, переключились на немецких и румынских военных. Скажем прямо, что свою толику в организацию дезорганизации крымские татары внесли сполна. Районы с татарским населением превратились в просоветски настроенные партизанские районы. И подавить их выступления было нечем и некогда. Хаос с каждым днём нарастал, чем не приминул воспользоваться противник и нанес из района Феодосии удар на Керчь. Гидросамолёты выадили многочисленные десанты на северное побережье Крыма, со стороны Азовского моря, где морских десантников уж точно никто не ждал. Немногочисленные воинские подразделения были брошены против них и в этот момент по Керчи был нанесён удар из Феодосии, который уже некому было сдержать. Остатки немецко-румынских войск переправлялись с Керченского на Таманский полуостров и ещё больше дезорганизовали попавшие в окружение на Кавказе части. Теперь десантные части в Крыму получили более-меннее стабильный тыл и ещё один крупный город-порт. Были организованы аэродромы и вскоре на них перебазировалась авиация Черноморского флота, начавшая оперировать против крымских частей немцев и румын. Части десанта постоянно получали подкрепления и собрав ударные силы начали наступление сразу на двух направлениях на Джанкой и на Симферополь. Чтобы ещё больше распылить противостоящие им силы был высажен десант в Судаке. Таким образом, и так немногочисленные силы противника были распылены на три группы, причем судакская группа была практически изолирована от других и никак не могла им помочь. Основные усилия немцы бросили против наступающих на Симферополь войск, чем не приминули воспользоваться остальные группировки. 20 декабря пал Джанкой, 22 декабря Судак был очищен от немецко-румынских войск, которые откатились к Алуште. Если на юге Крыма ситуация временно стабилизировалась, то на севере дела обстояли менее радужно. Из Джанкоя сразу последовал удар на Перекоп, который привел к изоляции Крыма от материковой части. Крымская группировка оказалась в окружении. Закрепившись на старых ишуньских позициях советско-иранские части развернулись и ударили вдоль побережья на Евпаторию. Немецко-румынские части продолжили дробление и часть сил бросили против наступающих на Евпаторию. Евпаторию это не спасло, а вот Симферопольское направление серьёзно ослабилось. Немногочисленные части в Симферополе обошли с севера и запада. Шоссе из Симферополя на Евпаторию было перерезано. Войска устремились к Севастополю. Группировка под Евпаторией оказалась в окружении и постаралась проскочить в Севастополь. Однако растянувшаяся колонна попала под авианалёт, а затем вступила в бой с наседающими сзади и перекрывшими путь к Севастополю советско-персидскими войсками. Именно звуки боя этой группировки дали понять остававшимся под Симферополем войскам, что путь к самому большому порту отрезается. В спешке войска из под Симферополя ринулись в Севастополь, минуя бахчисарай и успели проскочить. К январю 1943 года весь Крым за исключением Севастополя, Ялты и Алушты был советским. Снабжение войск было дрянным, из-за господства противника в воздухе и на море. Морские суда румын и немцев не доходили до крымских берегов. Для обороны Севастополя вскоре были оттянуты войска из Алушты и Ялты. Теперь все силы были стянуты в Севастополь, но легче от этого не стало. Ведь это были не боевые части, а разрозненные и изнурённые боями группки деморализованной пехоты. Большинство и вовсе было не военными, а тыловыми крысами. Защищать Севастополь было рельно некому.
   Тем временем ударная персидская армия перерезав пути отступления кавказской группировке противника в Ростове-на-Дону принялась за расширение колечка. Никем не сдерживаемые механизированные части быстро продвинулись и заняли почти без боя Таганрог. Остановили их только на Миусе и до Мариуполя они не дошли. Беляев понимал, что кроме его армии между Кавказской группировкой и основными частями немцев никого нет, поэтому поспешил на удобных позициях развернуть оборону.
   Перед немцами встала дилемма, кого вытаскивать из котлов первым Паулюса или Кавказскую группировку? В результате, Манштейн решил одновременно двумя ударами снаружи и из кольца смять персидскую армию, которую считал менее устойчивой в обороне, чем советские части. А затем, используя вышедшие из окружения части, ударить на выручку Паулюса.
   Паршивая погода свела на нет превосходство персидской авиации, но в развернувшемся сражении Беляеву помогли выстоять три обстоятельства. Новое мощное противотанковое оружие - базука, которым перенасытили пехотные части, наличие множества мобильных бригад противотанковых самоходок, чьи 90 мм. зенитные орудия с километра пробивали броню немецких танков и наличие многочисленных резервов мотопехоты, которую благодаря узлу дорог Ростов-на-Дону Беляев мог перебрасывать как против Манштейна, так и против Кавказской группировки. Если Манштейну мешали только советские войска, оттянувшие в результате операции Марс под Ржев все резервы на центральный фронт, то в загривок отступающей Кавказской группировки намертво вцепилась армия Эрна и советские части на Кавказе. Крым для отступления был занят. Все попытки прорваться через Ростов-на-Дону привели к чудовищным потерям, особенно в танках. Оставалось только пересечь зимнее Азовское море при полном отсутствии прикрытия с воздуха.
  
   - Светлана! Надежда!
   Две маленькие фигурки со снайперскими винтовками выскочили из подвала разрушенного здания и вытянулись перед командиром.
   - Пойдёте на южные позиции персиков, там немецкая пехота пытается прорваться, поддержите союзничков огоньков. Ваше дело офицеры и снайперы, остальных нехай персики сами косют.
   - Есть!
   - И не нажираться! Вы мне стройные и незаметные нужны!
   - Есть!
   Поспели девушки-снайперы в аккурат к очередной атаке пехоты. Облюбовали себе бруствер возле пулемёта неизвестной конструкции возле которого приплясывали в валенках на морозце два пулемётчика в ушанках и полушубках. Неожиданно девушки услышали немецкую речь.
   - Курт, заряжай давай, опять фашики попёрли.
   - Может их мины успокоят Фридрих?
   Как будто услышав Курта из персидских траншей по наступающим порядкам ударили миномёты и с противным свистом начали лопаться мины. Где-то в тылу утробно "захрипели" шестиствольные "ванюши" и оставляя за собой дымные хвосты, понеслись крупнокалиберные мины. В ответ ударили артиллерийские батареи. Однако пехота противника несмотря на потери от миномётного обстрела упорно продвигалась вперёд. Все были в касках и не разберёшь, который тут офицер, а который рядовой.
   Девушки не понимали где находятся и держали немцев-пулемётчиков на мушке, а те не обращая на них внимания, засуетились у своего чудища и вскоре ствол пулемёта заплясал, выплёвывая свинец в наступающих. Кругом загрохотали выстрелы. Весь передний край обороны персов заработал десятками пулемётов всех калибров прижимая наступающую пехоту к земле. Немцы-пулемётчики старались вовсю. Мимо девушек промчались два подносчика боеприпасов в фуфайках, матерясь по-немецки. В обратную строну два санитара протащили раненого.
   - Курт, гранаты готовь, уже близко подобрались!- рявкнул Фридрих, не отрываясь от пулемёта.
   - Алла! - понеслось над позициями. Курт метнул пару гранат и после взрывов, немцы схватив коротенькие автоматы, до этого лежавшие в земляной нише, выскочили по земляным приступочкам из траншеи и понеслись вперёд. Траншеи выбросили вперед бойцов и те устремились в контратаку. Наступающие были тоже полны решимости прорваться. Автоматные очереди и разрывы гранат вскоре сменились ором и матершиной рукопашной. В ход пошли приклады, сапёрные лопатки и ножи.
   На глазах у снайперов немцы резали немцев, причем резали озверело и беспощадно. Не выдержав контратаки, атакующие откатились. Пулёметчики ввалились в траншею и начали жадно курить сигареты дрожащими окровавленными пальцами.
   - Не Фридрих, это уже не немцы, а животные какие-то, идти в атаку не побрившись. Куда этот ефрейтор Фатерлянд завёл.
   - Да Курт, и рассказать то стыдно, говорят вчера вшивого в плен взяли. Вшивый немец! Позор нации. А ведь есть такие выражения как "немецкая аккуратность", "немецкая педантичность", "немецкая точность" наконец.
   - После этой войны такие понятия Фридрих забудутся и будут нас по всему миру называть фашистами или гитлеровцами. Ты не знаешь, когда нас казахами сменят?
   - Да этого никто не знает, Беляев тасует части и играет с Манштейном в хитрые пасьянсы, так что не факт, что завтра мы не окажемся на северных от Ростова позициях.
   - Что ни говори, а хорошо, что немецкие семиреченские батальоны ставят в оборону, значит ценит нас командование и имеет уверенность, что через нас гитлеровцы не пройдут.
   Как не жались к стенкам траншеи две девушки, а вскоре их заприметили, появился здоровенный офицер белобрысый с небесно-голубыми глазами, внешне стопроцентный ариец, правда общую картину портил орден красной звезды на груди. Он тут же навис всей тушей над снайперами, разогнал понабежавших пехотинцев и распорядился обеих бойцов спороводить в командирскую землянку. В землянке было жарко натоплено и просто до неприличия чисто. Даже одеколоном в воздухе попахивало. На стене висело распятие. На столе библия в потёртом кожаном переплёте. На столе тут же начали появляться деликатесы. Немецкая домашняя колбаса черти скольких сортов, печенье, плитки шоколада и восточные сладости всех мастей в разных интересных баночках и коробочках которые все хотелось попробовать. Принесли также в солдатском котелке плов который невозможно было есть не запивая, настолько он был переполнен специями и густой суп посыпанный сухариками. Всё это великолепие командир немецкого пехотного семиреченского батальона и связисты пытались скормить в девушек разом и вообще уделяли им слишком много внимания. Даже притащили солдата пиликавшего восточный мотив на губной гармошке. Обильная еда и тепло сделали своё дело и вскоре оба снайпера спали, свернувшись под тёплыми солдатскими полушубками, подложив под голову ушанки.
   Разбудил их среди ночи страшный грохот артиллерийской канонады. Стены землянки сотрясались от разрывов. Два связиста сидели тихо за столом и при свете коптилки резались в карты. Офицер, несмотря на грохот, мирно спал на противоположных нарах, во сне смешно сведя белобрысые брови домиком. Грохотало недолго и вскоре просунувшаяся в землянку голова в каске возвестила: "Танки!". Офицера как ветром сдуло. Как не протестовали связисты, но девушки с винтовками выбрались из землянки под звездное небо расцвеченное дорожками трассирующих пуль. Впереди опять рвались со свистом мины. Но до слуха пехоты доносился и рёв моторов. На них шли танки. По траншеям таскались с ящиками и какими-то трубами-обрубками. Однако движения были деловито-рассчётливыми. Танки были жданными гостями. Молчали пулемёты. Танки шли, поливая из пушек и пулемётов позиции немецкого батальона, а в ответ, только многочисленные миномёты засыпали минами, следовавшую за танками пехоту.
   Танки подошли уже близко и наконец в их сторону фырча улетела красная ракета. По этому сигналу начали хлопать многочисленные трубы. А вот танкам стало не позавидуешь. Выстрелы из труб гарантированно их дырявили и буквально за несколько минут танковая атака захлебнулась. С десяток машин дымили, ещё две крутились с перебитыми гусеницами, а ожившие траншеи поливали отходящих гитлеровцев пулемётным и миномётным огнём. На этом и кончилась ночная атака. Девушек отправили опять в землянку досыпать.
   Разбудил их аромат восточных свежеиспеченных в тандыре лепёшек. Распятия и библии не было, как и самих немцев. На позициях кишели уйгурские пехотинцы лопоча по своему, где то тренькала домбра. Траншеи поправляли и подновляли, весело тащили ящики с боеприпасами. Куда исчез под утро немецкий батальон никто девушкам сказать не мог. Землянку заняли низкорослые связисты и командир уйгурского батальона, который поцокав языком тут же приказал девушкам выдать две кошмы, чтобы было на чём спать и чем укрываться. Кормили их опять всем батальоном как на убой. Днём наконец-то их вызвали по телефону и приказали отправляться обратно в Ростов-на-Дону.
   Пешком их не пустили, а посадили на гусеничный подвозчик снарядов, который вывозил раненых с передовой. Как не отнекивались девушки, а хитрые уйгуры насовали им полные карманы шинелей всяких коробочек и свёрточков со сладостями, а в заплечных мешках оказались куски сахара, круги колбасы, несколько плиток шоколада и порядочное количество орехов и сухофруктов. Командир смотрел на припухшие со сна глазки своих снайперов и укоризненно качал головой.
   - Ну я же приказал, не жрать у персиков!
   Обе провинившиеся опустили глаза в цементный пол подвала.
   - Ведь персики живут в буржуазном государстве, им там с детства мозги промывают пропагандой, что в СССР постоянно голодают и недоедают, потому они и рады для Вас последний кусок отдать, а вы этим и пользуетесь.
   - Они не последний, у них ещё было.
   - Вон с глаз моих, обе. Сссссснайперы. Етить.
   Вскоре запах колбасы распространился по подвалу и подарки были коллективно уничтожены, а девчонки увлечённо слушали про немецкий батальон и уйгурские лепёшки с кунжутом которые в тандыре делают.
   А мимо подвала, громыхая траками, шла противотанковая казачья бригада самоходок. Из люков высовывались бородачи в танкистких шлемах, кряжистые и основательные. Где-то далеко от города слышалась артиллерийская канонада, но в городе было спокойно, на улицах пленные румыны в заштопанных фуфайках растаскивали завалы и приводили город в порядок. Руководил ими кудрявый и смешной итальянец, который сновал между ними бесперестанно ругаясь по-своему и охаживая по спинам деревянной лёгкой тросточкой, которую ему выдали в госпитале после ранения.
  
   В результате вступления Ирана в войну, резко изменилась расстановка сил на русском фронте. Не имея подвоза боеприпасов и продовольствия, Паулюс быстро сдался. Кавказскую же группировку кромсали до самой весны, поэтому обе персидские армии были прикованы и в наступлении на запад практически не участвовали. Зато освободившиеся из-под Сталинграда советские части развернули мощное наступление на юге и выбили немцев из Донбаса. Крымские части взяли весной Севастополь и пополнили советские дивизии на юге. Фронт откатывался на Украину, однако в центре и на севере обстановка не менялась к лучшему. Ржев немцы держали крепко. Персидская авиация по прежнему третировала немецкие ВВС. К весне обе персидские армии наконец расправились с остатками кавказской группировки и были спешно пополнены резервами. В это время советское наступление забуксовало в весенней грязи и румынских границ не достигло. Фронт на юге растянулся.
   Далее в высших эшелонах, как и всегда после победы начались разногласия. Советское руководство опасалось, что именно персы будут выглядеть победителями, так как именно они уже второй раз за войну играли важнейшую роль на главных направлениях. Именно этим объясняется странный весенний парадокс. Обе персидские армии оказались весной 1943 года на границе с Финляндией. Беляев оказался опять в своей стихии - в лесах. Только теперь в его войсках были кадровые закалённые в зимних боях дивизии с большим количеством артиллерийских бронированных самоходок. Эрна Беляев отправил на самый север, брать Петсамо, а сам появился в лесистой и болотистой местности и начал наступление на Петрозаводск. Появление целой свежей армии между Онежским и Ладожским озёрами для финских войск стало полной неожиданностью, а низенькие бронированные монстрики персов уже пёрли по лесу, пробивая финскую оборону. Одну бригаду самоходок отдали Эрну и это помогло последнему взять Петсамо и продвинуться на территорию Норвегии. Немногочисленные финские части под ударами во много раз превосходящего противника откатывались из межозёрья. Среднеазиаты оказались весьма неприхотливыми солдатами и буквально на горсти сухофруктов умудрялись сутками топать по болотистым низинкам, заходя во фланги финской обороны. Кувалды бригад самоходок взламывали узлы обороны, с прямой наводки расстреливая безнаказанно финские укрепления. Беляев как пианист виртуоз сменял уставшие части и бросал в бой всё свежие и свежие подразделения. Он наступал сразу и везде, не оставляя финским войскам пространства для маневра. В межозёрье, не боясь за свои фланги он смог навязать свою тактику боёв и быстро перемалывал немногочисленные финские резервы, брошенные в бой. Натыкаясь на многочисленные персидские отряды пехоты и откатываясь от бронированный самоходок, финны несли невосполнимые потери и отходили. Выйдя из межозёрья, Беляев мог наступать сразу в трёх направлениях на север, запад и юг. Однако он не думал распылять свои силы. При наступлении на север и запад, ему приходилось действовать в одиночку, а вот при наступлении на юг, вдоль Ладожского озера, он выходил в тыл финским войскам, сражавшимся на Ленинградском фронте и к крупному транспортному узлу Выборгу. Поэтому перейдя на севере и западе к пассивной обороне, он все мобильные силы собрал в кулак и этой бронированной кувалдой вдарил на выборском направлении. К маю, после упорных боёв пал Выборг, а финская армия на данном направлении была измочалена до последней степени. Все резервы были давно перемолоты в боях и части откатывались на запад не в силах сдержать противника. Беляев пытался охватить финские войска и прижать их к ленинградскому фронту и заливу, но темпов ему не хватало, и финны успели вывести войска из мешка. Осада Ленинграда была прорвана с севера (до этого она была прорвана на юге советскими войсками пробившими коридор вдоль южного берега Ладожского озера шириной 8-11 км. "Дорога победы"). Беляев посетил несколько ленинградских церквей и отстоял молебен.
   Ленинградцам было дико видеть на улицах города царского генерала. Однако факт оставался фактом. Войска ленинградского фронта оказались перед покинутыми финнами окопами и вскоре перешли на позиции ленинградского фронта, обращённого против немецких позиций группы армии "Север".
  
   - Густав Карлович!
   - Иван Тимофеевич!
   Два бывших царских генерала облобызались. Затем состоялся скромный ужин. В основном говорил Беляев про индейцев южной Америки.
   - Да, поразбросала жизнь генералов царя-батюшки. Кого в финскую глушь, а кого в Америку.
   - Да Иван Тимофеевич, кого-кого, но Вас я в финских лесах увидеть не ожидал.
   - Полно Вам, Густав Карлович, теже дебри да болотины, пустошь одним словом, тактика абсолютно та же, да и немецкие офицеры те же.
   - Я думал, что азиаты непривычны к нашим местам.
   - Не все, уйгуры, казахи, дунгане к лесам и болотам да морозу привычны, а остальные потренировавшись под Сталинградом тоже привычку к морозу приобрели. Главное среди них много замечательных охотников, а это готовые снайперы.
   - Ходил и я, знаете по Азии в экспедиции, не ожидал такого прогресса. Азиатская армия побеждает европейскую.
   - Ну, если бы Вам столько денег выделяли на военные нужды, сколько выделяет иранский шах. Опять же с 1931 года в соседнем Китае военный конфликт не затихает и можно позволить себе иметь квалифицированные обстрелянные военные кадры.
   - А как Вам новое русское правительство?
   - Знаете, вполне сносное, а главное адекватное. Конечно у всех свои недостатки, в том числе мешает и идеология, но ведь и Иран не без греха. Тут куда не плюнь сплошной восточный обман. Все пекуться о мусульманской вере, а у власти итальяноговорящая элита, которую макаронами не корми, дай только заезжих оперных див послушать. Призывают всех соблюдать традиции, а сами как отпуск едут на горных лыжах кататься и предаваться безделью на тёплых пляжах с европейским комфортом. Да что там говорить Густав Карлович восток нынче не тот. Шах Пехлеви любит больше самолёты, чем мечети и Коран.
   - Да самолёты у Вас передовые, ваши истребители и штурмовики не догнать.
   - Техника, прогресс, правда не всё так радужно, кораблестроение вот серьёзно отстаёт, самая захудалая отрасль в шахстве.
   - Ну Финляндия и этим похвастать не может. Я хотел бы начать переговоры о перемирии.
   - Да я рад бы, да связан союзническими обязательствами Густав Карлович, всё что могу, это поспособствовать обращению Вашему к Москве и попридержу своих джигитов, чтоб раньше времени в Хельсинки не рванули, они у меня народ горячий.
   - И на том спасибо Иван Тимофеевич, от всего финского народа.
   - Вам Густав Карлович нужно уже немцев в качестве притивников рассматривать, они народ как я понял совсем одичавший, понагадят вам в Лапландии, ой понагадят.
   - Что Вы предлагаете?
   - Перебрасывайте ка, пока не поздно, боеспособные части из Карелии на север, а я своих орлов под Ленинград буду перенацеливать, пора кончать эту войну. Да и Эрну в Норвегии поможете маленько, надо же и соседей от немецкой оккупации освободить.
   - Если получу гарантии от СССР, то так и сделаю.
   - Вы батенька будьте поуступчивей со Сталиным, ему нужны базы для флота, так дайте ему эти базы, пока есть возможность Финляндии необходимо отмежеваться от бесноватого ефрейтора, он всех тянет на дно как пушечное ядро.
   - Ваша правда Иван Тимофеевич, руки у этого австрийца загребущие.
   - Ну так Ваше здоровье Густав Карлович, надеюсь будете у нас в Тегеране и заскочите в мою скромную академию.
   - Пренепременнейше, сочту за честь.
  
   А почему бы и нет. У Финляндии к Ирану территориальных претензий не было и у Ирана к Финляндии тоже. Так что идущие боевые действия обе стороны рассматривали как досадное недоразумение. Договариваться о чём либо с Манергеймом Беляев не мог, он был связан договорённостями и с СССР и с другими союзниками по антигитлеровской коалиции. Но как командующий мог поспособствовать переговорам и распорядиться прекратить огонь. Он и поспособствовал, а то ведь идиотизм получается, узбеки убивают финнов.
   После ужина с Иваном Тимофеевичем, ситуация в Суоми круто поменялась - президент Финляндии ушел в отставку и Густав Карлович стал президентом. Финляндия отвела войска за государственную границу 1941 года. В переговоры вступили русские, потребовавшие участия в войне и базы для подводных лодок. В результате уже в 1943 году финские войска были переброшены на север и вступили в войну против немцев.
   Получив такое подкрепление, Эрн перешёл в наступление на Керкинес и завязал бои в Северной Норвегии, где местное население было настроено против немцев. Советский Северный флот занялся высадкой морских десантов и немецкие части под ударами советско-финско-иранских войск отходили по территории Норвегии на юг. Никелевые рудники Финляндии для Германии были потеряны. Финский флот начал охотиться за шведскими рудовозами, к нему вскоре присоединились подводные лодки балтийского флота, перебазировавшиеся в финские порты. Так Германия лишилась и шведской руды. В общем и целом на севере дела у гитлеровцев пошли из рук вон плохо, как и на юге, где с крымских аэродромов советская и иранская авиация начали налёты на румынские нефтепромыслы. Турки ввиду полного превосходства Черноморского флота прекратили поставки в Германию контрабандной хромовой руды. Хуже всего было, что ударная иранская армия, вновь к лету 1943 года освободилась и сосредоточилась в Ленинграде против немецкой группы армий "Север". С выходом из войны Финляндии создался нехороший прецендент. Иранские дипломаты начали зондировать Италию на предмет сепаратного мира.
   В этой ситуации Гитлер жаждал реванша в летнюю компанию. Операция по удару с севера на юг с целью разгрома советских армий и захвату Донбаса и Ростова-на-Дону должна была вновь перевесить чашу весов в сторону немцев. Однако Беляев испортил эти планы. Его армия нанесла удар с Ораниенбаумского плацдарма во фланг обороны Кюхлера. Быстрое наступление на Нарву и Лугу поставило под угрозу разгрома весь северный фланг немецкого фронта. Сдерживало Беляева только ограничение тоннажа перевозки войск балтийским флотом. Зато он пользовался господством авиации в воздухе и щедро высаживал парашютные десанты в тылу немецких войск с целью перерезания немногочисленных дорог.
   Скрепя сердцем Гитлер вынужден был посылать на север одну свежую часть за другой. Закрепившись и перейдя к обороне на русско-эстонской старой границе Беляев все силы бросает на Псков, чтобы ещё больше вклиниться в оборону группы армий "Север". В северных лесах и болотах негде было разгуляться немецким танковым дивизиям, зато прекрасно просачивалась в тыл и фланг пехота Беляева, учёная в финских лесах весной 1943 года. Псковское озеро прекрасно прикрывало правый фланг наступающих и немцы вынуждены были бросать резервы прямо под удар. В результате Псков Беляев так и не взял, зато вся северная группировка немцев оказалась в полуокружении под Ленинградом, а все части для летней компании были переброшены с центрального фронта на север.
   Как только немцы начали операцию по уничтожению вклинившейся персидской ударной Беляева, советские танковые армии взломали оборону немцев на юге и железным потоком устремились в Молдавию, Украину и Румынию. Беляев не только сидел в обороне, но и отчаянно контратаковал, не давая немцам снимать ударные силы с его направления. Его войска нащупывали слабые места в немецкой обороне и прорывались с запада на восток, стремясь окружить последних под Ленинградом. В итоге летней компании немецкий фронт вытянулся от Ленинграда до Румынии, а новейшие танки и самоходки были издырявлены пехотой Беляева в псковских лесах из базук и самоходных противотанковых орудий.
   Пока в Италии зрел заговор против Муссолини, в воды Средиземного моря вошёл через Суэцкий канал единственный авианосец Ирана.
  

Продолжение военных действий на германском фронте

и боевые действия против Японии

   В ходе боевых действий против немцев на русском фронте в руки иранцев попала любопытная машина Sd.Kfz.231 (8-Rad). До сих пор мощные иранские автозаводы выпускали лишь грузовики и легковушки, по сути гражданскую технику для фронта. Своей танковой промышленности так и не было, мощности тракторных заводов хватило на выпуск гусиничной ходовой части которую активно использовали под самоходки разного назначения. А танка своего так и не было. Вот тут то умные головы автомобилестроения и решили создать чисто колёсный танк. Разработки они вели используя старые наработки итальянцев построивших в 1929 году колёсный танк фиат-ансальдо. Старые документы легче добыть. Но после знакомства с четырёхосным немецким броневиком, автомобилисты буквально влюбились в него за дикую для колёсной машины проходимость.
  
   Schwerer PanzerspДhwagen 8-Rad -- германский тяжёлый бронеавтомобиль 1930-х годов. По германской ведомственной системе обозначений военной техники носил индекс Sd.Kfz.231 (8-Rad). Был разработан в 1934--1936 годах для замены не отвечавших новым требованиям неполноприводных трёхосных бронеавтомобилей Sd.Kfz.231 (6-Rad) и стал первым в мире полноприводным четырёхосным бронеавтомобилем. Sd.Kfz.231 являлся одним из наиболее технически совершенных бронеавтомобилей своего времени и был способен действовать на пересечённой местности, обладая сравнимой с танками проходимостью. Серийное производство Sd.Kfz.231 осуществлялось в 1936--1943 годах, всего было выпущено 607 бронеавтомобилей этого типа в линейном и ради?йном, под обозначением Sd.Kfz.232, вариантах. Sd.Kfz.231 поступали на вооружение разведывательных подразделений вермахта и активно использовались им в ходе Второй мировой войны на всех театрах военных действий.
  
   А главное практика применения этих машин уже была отработана в иранской армии, ведь ещё со времен войны с Туркестанской советской республикой применялись артиллерийские грузовички. А теперь можно было построить колёсный танк повышенной проходимости и таким образом, повысить огневую мощь мобильной пехоты.
   Опять же и обстановка на фронте диктовала свои условия. Эрн медленно освобождал Норвегию и усиления техникой не требовал. В ущельях и фьордах сильно не разгуляешься. Тут ему и наличных сил вполне хватало. Беляев же застрял в псковских болотах и на границе с Эстонией. Тяжёлые бои в болотисто-лесистой местности вымотали армию до предела. Сталин отказывался снимать Беляева и его армию с псковского направления. Она как гигантский магнит притягивала к себе все резервы вермахта. В это время советские армии успешно продвигались на юге и уже вышли к румынской границе.
   Однако жалобы Беляева дошли до шаха. Джунаид-хан искренне считал, что в северных лесах армия исчерпала свои наступательные возможности и необходима её переброска на южное направление.
   Тут ещё случилось несчастье с вошедшим в Средиземное море авианосцем. Его миссия состояла в поддержке высадки парашютного десанта на Крите, но операция даже не началась. Немецкая авиация смогла повредить авианосец и парашютисты были отправлены обратно. Однако иранская разведка в средиземноморье действовала напрямую на итальянских военных, части которых были разбросаны по Югославии, Албании, Греции. И многие военные готовы были перейти на сторону антигитлеровской коалиции.
   Иранцы предполагали прорваться на Балканы, если уж не получилось с юга, то через Румынию с севера. Здесь вовсю мог быть использован потенциал горно-стрелковых подразделений Ирана. Да и климат здесь был привычный для большинства иранских солдат.
   Была тут и политическая составляющая, Иран, предчувствуя скорую победу, решил оттяпать у своего сюзничка по антигитлеровской коалиции - Британии зону влияния в южной Европе. Для чего требовалось очистить балканы силами иранской армии и таким образом, установить в регионе своё влияние после войны. Товарищ Сталин тоже имел свои интересы на балканах, но если союзников можно столкнуть лбами, то почему бы и нет? В результате, было принято половинчатое решение. Советы входили на балканы, но во втором эшелоне, после иранских войск. Данное решение принесло нежданные плоды Советам. Как только армия Беляева начала скапливаться у румынских границ, румыны и болгары испугались, что на их территорию вторгнуться мусульмане и начнуться погромы на религиозной почве. Немцы всячески раздували подобные слухи себе же во вред. И Румынское и болгарское правительство решили выбрать СССР в качестве ориентира и Сталин пообещал в случае перехода на сторону коалиции оградить их территории от религиозных погромов.
   Румынская армия ударила в тыл немецким частям и открыла дорогу советским и иранским войскам. Болгарская армия тоже поспешила принять участие в антигитлеровской войне. Арест Муссолини вывел из войны Италию, более того часть итальянских дивизий начала воевать с немцами. Иранские моторизированные колонны промчались по Румынии и Болгарии, после чего вошли в Грецию, Югославию и Венгрию. Беляев опять требовал соблюдать темп.
   Уже через несколько недель вся южная группировка немцев была изолирована на отдельные группы и потеряна для Рейха. Одновременно советские армии провели операцию по разгрому растянувшейся группировки армий Центр и Север. Удар с юга на север в Польшу практически изолировал немецкую армию от собственно Германии. Советские армии безнаказанно кромсали и уничтожали оказавшиеся в окружении войска, а Германия ничем не могла помочь, так как все резервы сжирал южный фронт. Иранская армия прорвалась в Венгрию и Австрию, где завязались упорные бои. С потерей румынской нефти и польских заводов по производству синтетического горючего немецкая армия по сути лишилась мобильности, скудных запасов хватало лишь на оборонительные операции. Немецкая пехота пылила по дорогам Европы под бомбами союзной авиации. Всем было понятно, что Рейху конец. Генералы попробовали укокошить Гитлера, но попытка провалилась. Англия и США поняли, что Рейх вот вот рухнет и в срочном порядке высадились в Нормандии. В ситуации, когда кругом сплошные бомбёжки и отовсюду наступают враги, а не хватает практически всего для армии, Германия уже к 1944 году была поставлена на колени и генералы, повторно произведя переворот, сдали фюрера и его окружение, а также открыло фронт. Эсесовцы не смогли выдержать удар превосходящих сил врага и попросту рассыпались. Наличие большоего количества моторизованных частей позволило Ирану захапать под зону оккупации всю южную Германию, Австрию, Венгрию и даже территории западной и центральной Германии, куда их части добрались быстрее англичан и американцев.
   Иранская армия растянулась по дорогам СССР, Турции и даже по морям. СССР оказался один на один с бывшими союзниками в Европе.
   Далее, по договору должны были добить Японию. Иран, как мог, играл на руку итальянцам. Британия требовала, чтобы иранцы убрались из Греции. В ответ иранцы потребовали, чтобы британцы и американцы убрались из Италии. Дошло до того, что иранцы ратовали за сохранение довоенных колоний Италии в африке. Но тут уж все возмутились и указали шаху на место. Американцы и англичане были очень недовольны. Джунаид-хан решил проблему просто и эффектно. Все оккупированные территории передал СССР и свои войска вывез в Азию.
   Однако в победной эйфории иранцы зарвались и решили заявить о себе как о великой державе. Части Эрна и Беляева ещё только возвращались в Иран, а военные уже подготовили операцию "Джин".
   Как уже говорилось, создать нормальную дальнебомбардировочную авиацию иранцы тужились, но результаты были аховые, все средства ушли на реактивные истребители и штурмовики, которые в воздухе жрали горючку со страшенной силой и соответственно могли воевать считанные минуты. Единственный аваносец был повреждён. Но иранские инженеры решили проблему доставки оружия на дальние расстояния оригинально. Взяв за основу старые добрые гидросамолёты и довоенные разработки в этой области, они часть гидросамолётов переделали в летающие топливные баки, заполнив всё пространство их гондол за исключением кабин пилотов топливом. А остальные гидросамолёты и переделывать не стали, просто бомбардировщики приспособили для перевозки биологического оружия.
   Про ядерное оружие иранцы пока не имели информации в необходимом количестве, поэтому решили поставить себя в ряд великих держав посредством оружия биологического. Женевский протокол 1925 года о запрете применения биологического оружия иранцы не подписывали. Их гидросамолёты смогли решить проблему с доставкой оружия массового поражения. Дозаправка происходила в открытом море с гидросамолётов переделанных в топливозаправщики.
   Не было взрывов авиабомб над японской землёй, из моросящего дождичка появлялись самолёты и пролетая на низкой высоте высыпали мешки с блохами и мухами, заражёнными чумой. Водоемы заражали холерой и сибирской язвой. После столь мерзкого дела все самолёты разворачивались и ложились на обратный курс.
   Если в Китае от применения Японией билогического оружия ориентировочно умерло от 450 до 500 тыс. человек, то на японских островах, где населению и деваться то было некуда, эпидемии стали гулять со страшной силой. Скученность и антисанитария в городах Японии делали своё чёрное дело. Большие острова подверглись заражению, а вот маленькие островки почти и не пострадали от атак. Островное положение Японии дало иранцам повод предполагать, что на материк зараза не распространиться.
   Иранцы ещё несколько раз совершили налёты, распыляя возбудителей болезней скота и другие пакости, пока японские ПВО не начали настоящую охоту за гидросамолётами. Разведка доложила об активизации сил ПВО и больше налётов не делали, а операцию "Джин" посчитали успешно завершённой. Оружие было опробовано в деле и сухопутные войска стали готовиться к рывку на восток. В Китай прибывали в первую очередь воздушные армии. Которые сразу используя превосходство, начали завоевание неба. Однако сама война уже стала настолько непопулярна, что войска прибывающие с запада почти поголовно демобилизовывались. Добровольцы составляли меньшинство. Армия Ирана стремительно скукоживалась, как сдутый шарик. Да и экономика спешила выйти на гражданскую продукцию. В этой ситуации вести развёрнутые боевые действия как в Европе иранцы не могли. Была провозглашена "Большая война малыми силами". Суть её сводилась к ведению войны силами прежде всего китайской армии. Но война отныне должна быть победоносной. Армии Китая усиливались вооружением и военными специалистами. Несколько добровольческих мобильных дивизий ветеранов сводились в экспедиционный корпус и должны были наносить мощные удары и отсекая, уничтожать отдельные японские части. Причем, оружие китайцы получали вновь как коммунисты Мао, так и гоминьдановцы. "Кто воюет, тому и оружие". С этим принципом Мао был знаком. Теперь коммунисты сразу отправили часть своих вояк в соседний Иран для обучения на бронетехнику. Гоминьдан с этим запоздал, ориентируясь на англо-американский блок.
   Также были дополнительно развёрнуты на китайской территории военные госпитали и начало завозиться продовольствие. Вскоре коммунисты воевали в форме иранской армии. Надо же было девать куда-то громадные запасы обмундирования. Его и сбагрили китайцам, благо размерчики маленькие им подходили.
   А в СССР происходила настоящая мешанина и всё из-за персов. Большинство зеков из ГУЛАГа не получили подданства иранского шаха и получалось остались гражданами СССР. Теперь они были в большинстве своём награждены, в том числе советскими орденами, их семьи были подданными шаха, а сами они оказались демобилизованы в Европе. С одной стороны враги, а с другой стороны кровью искупили. И таких были целые дивизии и они обивали пороги советских военных комендатур по всей Европе, а многие не определились куда им возвращаться в Союз или попробовать начать новую жизнь в Иране.
   Ещё один пласт были бывшие советские военнопленные, которых иранцы сумели вывезти из концлагерей в 1942 году. До 1944 года они пахали на советских эвакуированных заводах, а в 1944 году заводы начали вывозить опять в СССР, а вопрос с военнопленными и их статусом встал перед советским правительством. Часть из бывших военнопленных хитрые иранцы успели завербовать в дивизии добровольцев в Китай. Часть обзавелись семьями и осели в Восточном Туркестане. Но и это было не всё. По всей территории СССР бродили неприкаянно иранские раненые, выписывавшиеся из госпиталей СССР. И такая же волна выздоравливающих брела по Азии в обратном направлении из госпиталей Ирана в СССР. А были ещё и такие, кто в годы войны оказались в советских частях или наоборот иранских. И виноваты тут были сами советские военачальники, которые не раз наплевав на приказы заграбастывали себе иранские пополнения, а потом прибившиеся "персики" продолжали воевать в подразделениях советской армии. Многие и разговаривать по-русски не умели и вскоре отзывались на Иванов, Вась и Дим. Путаница была страшенная и органы, пока шла война, закрывали глаза на безобразия и лишь время от времени проводя карательные рейды по выявлению "персиков" в частях. А были ведь и русскоязычные "персики" из бывших белоэмигрантов, которые целенаправленно пытались смешаться, чтобы вернуться в Россию. Короче в 1944 году НКВД была поставлена задача провести тотальную проверку победоносной РККА и почистить её от иностранного элемента.
  
   - Имя?
   - Карабек.
   - Национальность?
   - Не знаю.
   - Как так?
   - Папа киргиз, мама из казахов, а жили среди тувинцев.
   - А где жили постоянно?
   - Нигде не жили постоянно, начальника, мы кочевники.
   - Где кочевали?
   - Где травы много там и кочевали.
   - Не темни. По СССР кочевали?
   - Кочевали маленько.
   - Очень хорошо, а паспорт у тебя есть? Документы?
   - Нету.
   - Значит не иранцы вы и не советские. По Китаю кочевали?
   - Кочевали по Синцзяну и в Иран заходили, там границы практически нету, можно спокойно стада гонять.
   - Тебя в армию, где брали?
   - Обижаешь начальник, я добровольно в армию пошел в 1940 году, я же джигит.
   - А в чью армию?
   - Сначала в коалиционную, а потом в иранскую, но воевал в китайской до 1942 года, а в 1942 году нас под Сталинград бросили.
   - Да, прошлое у тебя тёмное.
   - Ой тёмное начальник, сам не знаю чей я. На фронте тоже начальники то персы, то афганцы, то казахи, то русские.
   - Как попал в советскую дивизию?
   - В 1943 году под Ленинрадом у нас цыган командовал, вот он почти всех русскому капитану и проиграл и снайпера, и миномётчиков, и нас пулемётчиков, и автоматчиков.
   - Как в карты проиграл? - у чекиста лоб покрылся испариной.
   - Да списал всех в убой, ему новое пополнение прислали, а русский капитан нас под другими фамилиями вписал, у него после атаки мало солдат осталось, а подкрепления не подвозили долго. Дот брать надо, начальство кричит, а кем брать? Мы на следующий день дот брали, а потом высоту брали. А потом нас на юг перебросили и мы на Украине под Киевом воевали.
   - А капитан?
   - В Польше убили капитана.
   - А кроме советских документов на погибшего бойца Вершкова у тебя что-нибудь есть?
   - Справка есть из госпиталя на моё имя, видишь Карабек написано.
   Пока наркомовец рассматривал справку из госпиталя, киргиз достал ещё одну бумажку.
   - А это комендатура в Германии иранская выдала - прошение о подданстве называется.
   - Заполнил?
   - Нет, вдруг я советский.
   - А где родня твоя?
   - С 1940 никого не видел.
   - А письма?
   - Они неграмотные у меня, как они напишут, тем более на убой меня списали, похоронка должна прийти была, зачем мёртвому писать будут.
   - Тьфу, ты нерусь. Иди в казарму запрос буду писать в посольство Иранское.
   - И в китайское напиши обязательно, может там моя Родина. И начальника в Туву запроси может я всё-таки советский товарищ.
   - Иди уже товарищ!
  
   - Следующий!
   - Мурат
   - Национальность?
   - Контуженый я, не помню ничего и документов нету.
   Наркомовец готов был завыть.
   - В Красную армию ты как попал?
   - Не помню, говорят к обозу в Померании прибился. У меня на ноге левой ожёг, может я огнемётчик?
   - А может танкист?
   - А может и танкист, не помню.
  
   Была и ещё одна категория советских людей, которые попали под внимание органов.
  
   - Чудак человек, ну как я вас распишу, если она колхозница, а ты иностранец?
   - Ты Петрович хитрый человек, вай хитрый. Я законы советские знаю, там нет запрета выходить замуж за иностранцев.
   - Алимхан, ну ты прими гражданство советское, вступи в колхоз наш и женись!
   - Петрович, ты не шути, у меня дом свой и вся родня в Ашхабаде, а я к тебе в колхоз запишусь.
   - Ну сам посуди, как она, советский человек, комсомолка, колхозница к тебе в буржуйскую страну поедет, батрачить чтоли?
   - Зачем обижаешь Петрович! Я в вашу советскую веру не мешаюсь, пусть в коммунизм верит, кто ей не даёт оставаться советским человеком и комсомолкой.
   - Ну колхозов то у вас нету.
   - Нету. Ну и что. Сделаем колхоз раз такие твои условия. Надо колхоз. Клянусь бородой пророка будет колхоз.
   - Алимхан, ну посмотри, кругом разруха, я тебе лучшую колхозницу ударницу отдам, а сам то с кем останусь? Со старухами?
   - Вот это я понимаю, деловой разговор. Я не сразу невесту увезу, год в колхозе отработаю и трактор, не новый, но на ходу колхозу подарю.
   - Трактор то ты где возьмёшь? - ахнул председатель.
   - Где возьмёшь, где возьмёшь. Брату напишу письмо, он вышлет, что ему для меня старый трактор жалко.
   - Слушай, Алимхан, а ты не кулак? - осторожно осведомился председатель колхоза "Путь коммунара".
   - Кулак - это тот, кто других работать заставляет и богатый, да?
   - Да.
   - Ну ты насмешил Петрович. У меня пятеро братьев и семь сестёр, все вместе трудились всегда на земле. Себя бы прокормить, а ты говоришь, кого другого заставить работать.
   - А как ты колхоз организуешь?
   - Так соберу дехкан и попрошу в колхоз пойти.
   - И пойдут?
   - Абдурашид пойдёт, Абдурахим пойдёт, Абдурахман пойдёт, Абд...
   - Погоди, погоди. У вас все в деревне с именами на А?
   - Нет.
   - Ты скажи, кто не пойдёт в колхоз.
   - Турсунмурад не пойдёт.
   - Богатый?
   - Нет, безногий.
   - Тьфу, Алимхан тебя не переспоришь. Чёрт с тобой. Если Оксана согласна, как трактор от брата твоего придёт и ты мне всё вспашешь на нём, играем свадьбу.
   - Ай молодец Петрович, первого сына твоим именем назову.
   - Тарасом?
   - Нет, Петровичем.
   - Уйди с глаз моих, проходимец.
  
   - Лаврентий, почему фронтовиков на Красную площадь нэ пускают?
   - Товарищ Сталин, это иранские демобилизованные военные.
   - Тем более иностранцы.
   - Они не на площадь, а к Вам, товарищ Сталин пройти пытаются, скандалят, с караулом вчера подрались.
   - А чего они хотят?
   - Хотят, чтобы им жениться разрешили на советских девушках.
   - А почему ко мне с такими вопросами?
   - А наркомат иностранных дел не справляется, они своими заявлениями парлизовали его работу и сутками возле дверей толкуться, вот самые отчаянные и пытаются в Кремль прорваться.
   - Нехорошо, в войне нам помогли, из Европы ушли, против Японии воюют. Нужно помочь товарищам фронтовикам Лаврентий.
   - Да товарищ Сталин, процедуру упростить.
   - Именно, упростить. Пусть парами по Красной площади гуляют, а не дерутся с караулом.
   - Разберёмся, товарищ Сталин.
  
   - Слушай, как там тебя? Махмед.
   - Да начальник.
   - Ты совесть то поимей, уже в четвёртый раз ко мне приходишь и всё с разными бабами.
   - Не с бабами, а с женщинами. Давай разрешение начальник.
   - И опять с поражённой в правах, с бывшей женой врага народа!
   - Слушай, начальник, вот зачем придираешься, я мусульманин мне по Корану разрешено иметь четырёх жён. А то, что они все бывшие жёны врагов народа, так я не виноват, что они все красивые. Русские вообще красивые, где я таких у себя в Иране без калыма найду. А дети не помеха, у меня руки есть, голова есть, неужто я детей не прокормлю. Пиши разрешение начальник.
   - Ну эта Васнецова последняя?
   - Вай, зачем так говоришь начальник, если вдруг помрёт одна из жён, я могу ещё взять, не говори последняя.
   - Ладно, езжайте в свою Азию.
   Махмед аккуратно сложил выданную бумагу к трём другим и довольный направился к железнодорожному вокзалу, где его ждали четыре невесты и целый выводок детей до конца ещё не верящих, что их выпустят из СССР в сказочную страну Туркестан.
  

Год 1945 начало ядерной эры.

   В 1945 году в Иран хлынула последняя крупная волна эмигрантов-европейцев, главным образом из СССР и из Италии. Некоторое время промышленность Ирана продолжала выпускать военную продукцию, её надо было кому-то продать, хоть в долг и вскоре иранцы стали самыми крупными азиатскими поставщиками вооружения. Бывшие азиатские колонии европейских стран, завоеванные японцами вступили в череду национально-освободительных войн и нашли поставщика дешёвого оружия в лице Ирана. Требовалось стрелковое вооружение, гранаты, мины, базуки. В общем, то, что как раз и выпускали серийно иранцы. Оружие уходило огромными партиями и вскоре загрохотало в джунглях южной Азии. Не прекращалась война и в Китае, где японская армия под ударами коммунистов и гоминьдановцев откатывалась на восток. Японцы как и гитлеровцы надеялись на разработки новейшего вооружения. Идея камикадзе стала приносить свои плоды. По крайней мере американское вторжение на Окинаву закончилось большой кровью и крупными потерями не только в десантных частях, но и в кораблях и самолетах.
   Японский "проект Эн"
   Летом 1942 года, в то самое время, когда Гитлеру было доложено, что создание атомной бомбы потребует не месяцев, а лет, штаб японского императорского флота провел совещание с учеными о возможности военного применения атомной энергии.
   В разгар Тихоокеанской войны именно японский флот стал инициатором встречи адмиралов с академиками. Список приглашенных возглавлял видный японский физик Иосио Нисина, в свое время учившийся у Нильса Бора.
   В мае 1943 года Нисина доложил военным, что создание атомной бомбы технически возможно. Была утверждена секретная программа под названием "проект Эн" (производное от имени Нисина).
   Но экономический потенциал тогдашней Японии был слишком слаб. По подсчетам Нисины, чтобы получить достаточное количество урана-235 лишь для одной атомной бомбы, потребовалась бы восьмая часть всей производившейся тогда в стране электроэнергии. А истощенной японской экономике, переживавшей тотальный дефицит ресурсов, это было не по плечу.
   Так, параллельно "проекту Эн" в Японии перед концом войны начал осуществляться "проект Сюсуй" - "Осенние воды"(по созданию ракетного оружия).
   Американцы пронюхали про проект и в ходе бомбардировок лаборатория проекта и физик Иосио Нисина были уничтожены. Русские копались в нацистских архивах. Главные фашистские физики свалили в США, а иранцы продолжали почивать на лаврах, хотя на Потсдамскую конференцию Пехлеви не пригласили. Американские самолёты Б-29 с высоты 10 километров безнаказанно бомбили страну восходящего солнца, самолёты которой забирались в небо только на 8 километров.
   А тут ещё и англичане крупно подгадили. В 1945 году при их поддержке была создана Лига арабских государств, которая сразу начала продвигать английские интересы. По сути Иран оказывался всё более в изоляции. Вступление в войну против Японии СССР, быстрый разгром японской армии и ядерные бомбардировки американцами Хиросимы и Нагасаки вновь отодвинули Иран во второй ряд заштатных государств. Верхи иранского общества, испытывавшие победную эйфорию в 1944 году, в следующем 1945 году как будто облили из ведра ледяной водой. Ядерной бомбы нет, ракетного оружия нет, современных тактических бомбардировщиков нет, морского флота нет. С СССР очередное охлаждение отношений. Соседний Китай освобожден и объединяется под рукой коммунистов, а значит союзник Москве. Британия создала лигу мусульманских государств, которая работает против Ирана, а американцы и вовсе смотрять чуть ли ни как на рабов и недочеловеков. Максимум на что способен Иран - это яростная оборона. Ну и единственным союзником вновь является Афганистан.
  
   Джунаид-хан был уже стар, однако для поддержания традиций сидел не в доме, а в юрте кочевника, на мягкой кошме, подогнув ноги. Перед ним стояла пиала с зелёным чаем, но он не пил. Его лицо ничего не выражало. Глубокие борозды морщин, как долины горные плато, расчерчивали его обветренное горячими ветрами Каракумов лицо.
   Вошел итальянец в белом костюме и шляпе. Этот синьор был любимцем женщин и частенько появлялся в Европе.
   - Присаживайтесь граф, - глухо произнёс военный министр.
   Граф тут же сел на корточки и улыбнулся.
   - Не радуют меня новости в последнее время граф. Особенно не радуют действия вашей организации.
   - И зря, американцы нас всё же опасаются и воевать не хотят, пока они не определились с нашим статусом, уж больно мы для их промышленности конкурентны.
   - Что с ядерной бомбой.
   - Очень глухо. С ядерной физикой вообще туговато.
   - Так достаньте учёных! Купите чертежи! Пусть молодые подумают! Разведка вы или что, шайтан вас побери!
   Пиала отлетела и расплескала чай.
   - В последнее время не буду отрицать наших провалов, но и добыть мы кое-что сумели.
   - Говори.
   - Мы смогли провернуть операцию "Бруно" в Саратове и в наши руки попал Николай Вавилов, официально он мёртв, а неофициально жив и наконец-то, благодаря нашей медицине, здоров.
   - Он же биолог.
   - Вот и пускай разрабатывает биологическое оружие.
   - У нас нет средств доставки и оно показало низкую эффективность.
   - Пока нет средств доставки, США готовятся к ядерной войне с СССР. Радиация страшная штука, мы должны помочь русским.
   - Граф, ты совсем обалдел. Нам бы кто помог.
   - СССР это наш единственный шанс, они могут создать противовес американцам, по крайней мере немецкие разработки у них. Сталин нуждается в наших реактивных истребителях, вот и пусть их получит, а взамен разрешит нашим студентам, обучаться в их ВУЗах.
   - Да оттуда же одни коммунисты выйдут.
   - Нет, выйдут физики-ядерщики.
   - И нужно советскому флоту дать базы в Персидском заливе, пусть нас охраняют сталинские подводные лодки.
   - Сколько нам нужно времени, чтобы создать свою атомную бомбу?
   - Учитывая наш большой энергетический потенциал лет десять.
   - Активизируйте гангстерские связи в Америке, мы должны сократить это время до минимума. В конце-концов ихние деньги вложены в иранскую промышленность и в их интересах нам помочь.
   Николай Иванович Вавилов (1887-1943) -- российский генетик, растениевод, географ, автор закона гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов, создатель учения о биологических основах селекции и центрах происхождения и разнообразия культурных растений, академик АН СССР и АН УССР (1929), академик и первый президент (1929-1935) ВАСХНИЛ. Брат физика Сергея Ивановича Вавилова.
   Николай Вавилов организовал ботанико-агрономические экспедиции в страны Средиземноморья, Северной Африки, Северной и Южной Америки, установил на их территории древние очаги происхождения и разнообразия культурных растений. Собрал крупнейшую в мире мировую коллекцию семян культурных растений, заложил основы госсортоиспытания полевых культур. Обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов (1920).
   Н. Вавилов - автор концепции линнеевского вида как системы (1930). Инициатор создания многих научно-исследовательских учреждений. Член ЦИК СССР (1926-1935), президент Всесоюзного географического общества (1931-1940). Премия имени Владимира Ильича Ленина (1926). 6 августа 1940 арестован, обвинен в контрреволюционной вредительской деятельности и в июле 1941 года приговорен к расстрелу, замененному в 1942 году 20-летним заключением.
   - Ну что, Мусса, ты всё таки уезжаешь?
   - Да, извини, Гиясуддин.
   - Судить тебя будут, политработник ты, хоть и в плен раненый попал.
   - Скорпион себя убивает жалом,
   Орёл разбивается о скалу.
   Разве орлом я не был, чтобы
   Умереть, как подобает орлу?
   Поверь мне, Родина, был орлом я, -
   Горела во мне орлиная страсть!
   Уж я и крылья сложил, готовый
   Камнем в бездну смерти упасть.
   Что делать? Отказался от слова,
   От последнего слова друг-пистолет.
   Враг мне сковал полумёртвые руки,
   Пыль занесла мой кровавый след...
   - Я всё-таки напечатаю твои стихи, пусть все знают, что поэт Муса Джалиль не трус.
   - Как знаешь.
  
   В большом горном кишлаке.
   - Мама, я уезжаю.
   - Куда, сынок?
   - Повестка пришла, учиться в СССР еду.
   - Ты же своё отвоевал.
   - А теперь ещё отучиться должен.
   - Да куда же это шах смотрит, что же это за напасть, увижу я наконец внуков на старости лет.
   - Закон мама вышел, все мусульмане обязаны учиться.
   - Так грамотен ты и языки знаешь.
   - Сейчас этого мало, ещё учиться надо. Не переживай, там пули не свистят, отучусь и вернусь. Ты сестру в дорогу готовь, ей тоже повестка пришла.
   - О, пророк, и девушек учиться отправляют?
   - Всё, вчера по радио передали, образование, кроме начального, выделили от учителей веры. Теперь, будет отдельно наука по изучению веры и Корана и светская наука. Первую будут изучать по-желанию, а вот вторую обязаны будут изучать все.
   В садах наливались персики, а на воротах мечети в кишлаке прибивали новый лозунг, начертанный в 15 веке по приказу Улугбека на дверях бухарского медресе: "Стремление к знанию является обязанностью каждого мусульманина и мусульманки".
  
   В коридорах призывных пунктов Самарканда слышались шутки и хохот фронтовиков.
   - Юсуф и тебя призвали?
   - Да вот повестка на медкомиссию.
   - Видать доктора думают, что через два года у Юсуфа ноги отросли, - сказал однорукий бывший танкист, всё лицо которого представляло собой страшную обожженную маску.
   В коридорах грохнул солдатский хохот.
   - Из кабинета, скрипя протезом, вышел одноглазый лётчик.
   - О, летун, чего тебе врачи написали?
   - Годен к обучению, три дня на сборы.
   - Вот тебе и номер! - в коридоре притихли.
   А из кабинета, в котором проводился медосмотр, один за одним начали выходить инвалиды и почти у всех было написано то же самое, правда, разнились сроки на сборы.
   По договорённости с СССР, в первую очередь в учебных заведениях были забронированы места для поступающих инвалидов ВОВ и эту бронь иранцы выбирали тщательно до последнего инвалида. Во вторую очередь бронировались места для бывших военнослужащих, награждённых за бои на территории СССР орденами и медалями СССР, и наконец, для военнослужащих воевавших на территории СССР. Учитывая, что снабжались питанием и состояли на довольствии все обучающиеся по иранскому военному ведомству, а вдобавок Иран ещё ввёл дополнительные продовольственные пайки для обучающего персонала и отдельно оплачивал обучение, для СССР это было ненакладно. Да и смотрели на обучающихся персов все с уважением, ведь все они поголовно сражались на территории СССР с общим врагом.
   Среди студентов-персов царила железная военная дисциплина, им даже шёл военный стаж за время обучения. По сути они вновь были призваны в армию.
   Тем временем иранцы всё больше входили в жизнь послевоенного СССР. Лётчики-истребители Ирана охраняли небо СССР. Советские военные моряки-подводники охраняли персидский залив и прилегающую акваторию Индийского океана. Правительство СССР ставило целью восстановление разрушенного войной хозяйства, но иранцы предложили помощь в решении этой задачи и также решить задачу понятия жизненного уровня граждан СССР. Причем последнюю задачу советское руководство и персы видели по-разному. Иранцы сразу же решили, что должны довести уровень жизни среднего русского до зажиточного перса. Специалисты съездили в ближайшую деревню, где жители жили в землянках и город, где рабочие ютились в бараках. Программа иранцев предусматривала строительство индивидуального жилья для каждого советского гражданина, строительство асфальтированных автодорог по стандартам Ирана в каждый населённый пункт, где это возможно и производство автомобиля для каждой советской семьи минимум, ну и плюс продовольствие и одежда, обувь, про которые у иранцев и сомнений не было, что данными благами советский человек должен быть обеспечен без ограничения.
   Подряды на строительство и контракты на продукцию выставили на аукционы и промышленники расхватали их. Далее на территорию СССР пошла сплошным потоком строительная техника и рабочие-строители в основном. На рынки СССР хлынули заграничные азиатские продукты, одежда и обувь. Конечно цены на неё были централизовано установлены, но рынок очень быстро насытился и уже в 1946 году карточки на продукты и товары были отменены.
   Персидский автопром получил такой чудовищный заказ на автомобили, что перешел на круглосуточный график работы и повсеместно внедрился конвеерный способ производства. Дошло до того, что часть производств разместили в соседнем Афганистане, а часть запчастей для автомобилей закупили в Италии. Тем временем строители персы приступили к строительству жилья и автодорог по всему советскому Казахстану, а также Поволжью, Азербайджану и южной Сибири. Именно туда пришли первые строители и там начали свою работу. Так как никакой централизации строительства в Иране не было отродясь, подрядчики стремились, чтобы именно их объект выделялся качеством и внешним видом, надеясь на получение новых контрактов в будущем. Советские города расцвели новыми постройками с южными орнаментами, резьбой по камню и мозаиками. Строили персы только исключительно гражданские объекты и автодороги, зато строили ударными темпами и очень качественно. Фирмы, которые некачественно строили, к тому времени в шахстве вымерли как мамонты. Рабочих-строителей нужно было кормить, а иранские туманы в магазинах СССР не принимали, потому иранцы начали выплачивать им часть зарплаты в советских рублях. А в советский союз хлынули автомобили для частных лиц всевозможных типов и прежде всего на территорию, где иранцы с маниакальным упорством строили качественные автодороги.
   В результате, СССР смог вновь все средства перераспределить в ВПК, а за легкую и пищевую промышленность, а также автопром с успехом сработали персы и насытили рынок.
   Выглядело в натуре, особенно в сельской местности это сотрудничество диковато. К председателю колхоза из райцентра приезжало начальство и несколько персов-подрядчиков, они ходили, вымеряли места для построек и дотошно выспрашивали у председателя всё, вплоть до цвета загородок для свиней. Доведя председателя колхоза, до нервного срыва, гости уезжали и про них благополучно забывали. Но вскоре к деревне начинали тянуть асфальтированную дорогу от райцентра, а как только она была протянута, асфальтировать начинали грязные деревенские улицы, все подряд и даже делать асфальтовые тротуары возле домов. Следом появлялась армия рабочих и бесконечный поток автомашин со стройматериалами. Одно за другим строения взлетали стенами в небо и в свинарниках загородки для свиней действительно были окрашены именно в тот цвет, который заказывал председатель. А в новенький сельмаг уже завозили машинами новый ассортимент и продукты, которые раскупали те же строители-работяги, которые конечно скупали всё съестное у местного населения, т.к. ну если очень хочется морковки с огорода, то почему бы и не купить. А в новый колхозный гараж уже закатывали трактора и автомобили. Каждый дом колхозника был новым с иголочки. Сельская школа сияла изразцами восточной работы, а клуб походил на дворец среднеазиатского феодала. Кто сказал, что коммунизм нельзя построить руками капиталистов. Очень даже запросто, вопрос в цене.
  

Израильский вопрос

   Иран продолжал оставаться на вторых ролях до 1949 года. Конечно иранцы вкачали в образованный Британией Пакистан тонны оружия и боеприпасов, но решили не присоединять эту территорию, а иметь её пока буфером, слишком сильны там были пробританские группировки. Зато к объединению под своей властью Пакистана подталкивался соседний король Афганистана, ставленник шаха.
   В том же 1947 году самопровозгласилось государство Израиль, которое неожиданно поддержал СССР, чтобы уменьшить влияние Британии на Ближнем востоке. Так как Израилю объявили войну арабские государства из пробританской Лиги арабских государств, то Иран занял выжидательную политику.
  
   15 мая 1948 года Египет, Сирия, Ливан, Трансиордания, Саудовская Аравия, Ирак и Йемен объявили войну евреям Палестины и напали на только что провозглашённый Израиль с целью уничтожения нового еврейского государства и, согласно декларации арабских стран при вторжении, для создания в Палестине единого государственного образования, "где все жители будут равны перед законом". Силы арабских армий, вторгшихся в Палестину, составляли по различным оценкам от 42 до 54 тысяч человек, в то время как вооруженные силы Израиля на первых порах составляли от 35 до 45 тысяч человек.
  
   К неудовольствию Британии, израильцы арабские армии разбили и даже расширили свою территорию. Вроде бы ситуация устаканилась. Однако в 1949 году неожиданно для всех шах Пехлеви распорядился решить вопрос в пользу единоверцев, пусть и пробритански настроенных. Ирак и Сирия пропустили иранские войска. Но главный удар нанесли персидские ВВС и воздушно-десантные войска. Армия вторжения была просто больше по численности, чем всё население Израиля. Армия Израиля просто перестала существовать после первых же боестолкновений с иранской военной машиной. Но и повсеместных погромов не получилось. Всё еврейское население подчистую было вместе с имуществом погружено на автомашины и бронетранспортёры и с армейскими колоннами вывезено в Иран. Там, где воевали несколько лет Иран поставил точку своими войсками в несколько дней. Всем привезённым были розданы образцы прошений о подданстве и временные паспорта на год. Евреи и раньше жили в Иране как и другие эмигранты без каких-либо притеснений, а бухарские вообще составляли элиту общества. Шах дал новым эмигрантам подъёмные и разрешил строить синагоги в местах компактного проживания. На этом вопрос с новым государством был решен, а Сирия, Ливан, Трансиордания и Ирак подпали в сферу влияния Ирана и вскоре вышли из Арабской лиги государств и присоединились к Мусульманской лиге, в которую уже входили Иран, Афганистан и Пакистан.
   Британские позиции в регионе Ближнего Востока серьёзно пошатнулись, зато позиции шаха серьёзно усилились. Вооружённые силы Ирана показали, что на территории Азии именно персидская армия обладает потенциалом, с которым может поспорить лишь сухопутная армия СССР и никто больше. Также великим державам дали понять, что по ряду вопросов Иран обладает собственным независимым мнением, которое ему есть чем подкрепить.
  

Конец книги


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"