Крюкова Анастасия Павловна: другие произведения.

Имя им - грех

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Странный город. Один из немногих, где происходят таинственные происшествия. Из-за него появилась привычка бояться маков, из-за него мы узнали, что нечисть на самом деле существует. Город Роудхелл - прибежище вампиров, оборотней, ведьм и других созданий тьмы. Теперь его жители подвергаются еще большей опасности: в город прибывает таинственный антикварщик без имени, чтобы устроить благотворительную ярмарку. Все вещи, которые там продаются, можно купить почти за даром - покупателю лишь нужно отдать то, что попросит антикварщик. Но что это будет? Пять центов или же бессмертная человеческая душа?


Дорогой читатель!

Добро пожаловать в самое зловещее и удивительное место на земле - город Роудхелл. Оглядитесь по сторонам. Если вы не увидели ни одной подозрительной личности - вы попали не туда. Здесь, в Роудхелле, обитают самые опасные существа из мира фантастики. Все они - реальны. Вам страшно? Трясутся поджилки? И правильно. Потому что это место прибежище самого дьявола...

И на этот раз он задумал еще более опасную игру, чем прежде...

0x01 graphic

СБОРНИК ПРОИЗВЕДЕНИЙ

"Имя им - грех"

  
   Аннотация:
  
   "Странный город. Один из немногих, где происходят таинственные происшествия. Из-за него появилась привычка бояться маков, из-за него мы узнали, что нечисть на самом деле существует. Город Роудхелл - прибежище вампиров, оборотней, ведьм и других созданий тьмы. Теперь его жители подвергаются еще большей опасности. Приезжий таинственный антиквар без имени, но с историей, прибывает в город, дабы устроить благотворительную ярмарку. Все вещи, которые там продаются, можно купить почти за даром - покупателю лишь нужно отдать то, что попросит антиквар. Но что это будет? Пять центов или же бессмертная человеческая душа?"

ПРОЛОГ

  

By Ashley Duea and Rose Waverley

  
   Стрелка часов стремительно приближалась к полуночи. Застегнув последнюю пуговицу, Грегори Престон поправил колючий шарф, и направился к выходу. Сейчас сувенирная лавка казалась ему мрачной и тесной. Рабочий день подошел к концу, а Грег до сих пор чувствовал тяжесть стен на своих плечах. Выдохнув, мужчина выключил свет, и вышел за порог.
   Ночь была темной. Фонари как всегда освещали лишь одну сторону дороги, и к несчастью не ту, на которой он находился. Престон нервно вытащил из кармана связку ключей, и попытался попасть в замок, но, то ли испорченное к возрасту зрение, то ли трясущиеся от страха руки, не давали ему этого сделать.
   Роудхелл славился своим ночным миром. Для Грегори и всех его жителей не был секретом тот факт, что странные вещи, происходящие в городе не просто случайности, а заранее спланированные действия. Его работа в сувенирной лавке была сущим наказанием, ведь уходить он мог лишь к началу ночи, а это... это не совсем хорошо, когда ты живешь в городе-призраке.
   - Простите, - неожиданно спросил появившийся рядом голос, и Престон, вздрогнув, выронил связку ключей. - Я не хотел вас напугать.
   Грег испуганно пошатнулся, и увидел перед собой высокого худого мужчину. Его черный цилиндр удачно гармонировал с длинным тонким плащом. Сверкнув желтоватыми глазами, незнакомец обнажил зубы, и оперся на трость.
   - Но я всё же вас испугал.
   - Мы... мы уже закрыты, - взяв себя в руки, буркнул Престон, и нагнулся за ключами.
   - Какая жалость. Я только приехал.
   - Зайдите к нам завтра.
   - Но у меня на завтра другие планы.
   - Тогда, - Грегори сглотнул ком, подкативший к горлу, и, наконец, нащупал связку в темноте. - Тогда прошу меня извинить.
   Резко поднявшись, Престон с притворной жалостью улыбнулся, попал, наконец, в замочную скважину и закрыл дверь. Кивнув, Грег двинулся в сторону дома, и на ходу протянул:
   - До встречи.
   - Но куда, же вы? - незнакомец недоуменно улыбнулся. - А как же дверь?
   - В смысле?
   Бледный от ужаса Грег остановился и повернулся к магазинчику.
   - Вы оставили её открытой.
   - Не может быть. Я только что... - тут Престон осекся, увидев щель между порогом и стеной. - Это какая-то ошибка.
   - Ошибка?
   - Да. Я закрыл дверь.
   - Разве? Вы не делали этого. Поверьте, я бы заметил.
   - Но...?
   - Попробуйте ещё раз.
   Грегори нервно дернулся и подошел к входу. Придавив дверь, мужчина ещё раз вставил ключи в скважину и прокрутил их. Моргнув, он дернул ручку на себя, убедился, что в этот раз лавка закрыта, и растеряно улыбнулся:
   - Прощайте, мой друг.
   Престон вновь попытался отойти от незнакомца, но и в этот раз ему не удалось этого сделать.
   - Мне ужасно неловко, но...
   - Что? - Грег резко развернулся, и едва ли не лишился чувств. Дверь была открыта. - Это чертовщина какая-то.
   - Чертовщина? - гость выразительно рассмеялся, и пристукнул тростью. - Ставлю всё, на то, что дьявол вовсе не виноват в этом происшествии. Он давно перестал развлекаться таким способом, я знаю.
   - Знаете? - Престон отошел на шаг назад, не сводя глаз с незнакомца. - Знаете!?
   - Да. Кстати, вы зря вечно употребляйте его имя. Не думаю, что вам пришлось бы по душе, если бы каждый прохожий при любой возможности восклицал: Престон! Или какого Грегори?! - незнакомец вновь улыбнулся, а потом закатил глаза к небу. - Не хочу вас обижать, но как-то с вашим именем не звучит...
   - От... откуда вы, знаете, как меня зовут? Мы встречались раньше?
   - Нет, что вы. Но мы встретимся в будущем.
   - О чем вы? - Грегори потянулся рукой к телефону.
   - Я много чего знаю, в меру своей сферы деятельности. И Грег, не надо.
   - Что?
   - Не надо трогать телефон. Связи нет.
   Именно в этот момент сердце Престона с треском провалилось вниз. Бледный от ужаса, мужчина вспомнил, какие ходили слухи о нечисти, населявшей город, и впервые осознанно в них поверил.
   - Кто вы?!
   - У меня много имен. И прошу, давай на "ты".
   - Кто вы такой? - взорвался Грег, и панически пробежался глазами в поисках хоть какой-нибудь помощи. Улицы были пустынны, как обычно. - Что вам от меня нужно?
   - Мне? От тебя?! - незнакомец вскинул трость и резко приблизился к мужчине. - Раз ты спросил, я должен ответить, так? Ну, слушай. У меня появилось дело в Роудхелле. Я не мог остаться в стороне, понимаешь? Нужно где-то перекантоваться, но где? Я хотел побыть у своих давно знакомых приятелей, но дом Блеквудов сгорел! Потом искал Фомора, но и тот исчез. Ариэль испарилась... я весьма озадачен ситуацией в этом городе, и намерен исправить это недоразумение. Но тебе наверно интересно, чего я хочу именно от тебя? Так вот, Грегори, мне нужна твоя лавка.
   - Л-лавка? - дрожащим голосом прошептал Престон, и нервно кивнул. - Забирайте, что вам угодно, но прошу, отпустите меня. У меня жена, и д-дети...
   - Аааа, Грег! - внезапно горячо воскликнул гость, и недовольно стукнул об асфальт тростью. - Не лги мне! У тебя нет ни жены, ни детей.
   - Прошу вас!
   - Именно это меня и привлекло, - игнорируя мужчину, продолжил незнакомец. - Никто тебя не хватится, понимаешь?
   - Умоляю, Господи, я...
   - Господи? - перебил гость, и разразился смехом. - Ты взываешь к Господу?! - Поправив цилиндр, незнакомец ещё раз усмехнулся. - Он не смотрит сейчас на тебя, поверь мне.
   - Но...
   - Бог - это не наигравшееся дитя. Каждый день, он ставит ваши жизни на кон, и не думает о всепрощении и жалости. Он сделал свой ход, сейчас моя очередь.
   - Очередь? Игра? - Престон попытался сорваться с места, но не смог даже шевельнуться. Его, словно приковали невидимые цепи к холодной каменной стене собственного же магазина. - Прошу вас! Отпустите меня!
   - Не надо. - Незнакомец устало выдохнул, и подошел к мужчине. - Не надо меня бояться. Наша с тобой встреча лишь начало новой жизни. Твоей жизни.
   - М-моей?! Я не понимаю.
   - Прими это как досрочную расплату за свои грешки.
   - Грешки?! Прошу вас!
   - Не бойся. Там для всех место найдется.
   - Где? - Престон панически замотал головой, оглядываясь по сторонам. - Где там? Где?!
   - До встречи, - прошептал гость, и наклонился к жертве. - В аду.
  
  
   ГРЕХ ПЕРВЫЙ.
   ЗАВИСТЬ.
   0x01 graphic
  
  

Пролог

  
   Лавка чудес сверкала огнями. Настолько неестественными, что даже старожилы города обращали на это внимание. Проходя мимо небольшого уютного магазинчика, Саманта Джойс удивленно вскинула светлые брови.
   - На этом месте раньше всегда стояла эта лавка? - спросила она у своего друга. Дин пожал плечами.
   - Даже не знаю, наверное. Кажется, на прошлой неделе я видел ее по дороге к "Green Frog", а что?
   - Ничего, - отмахнулась блондинка, - Просто спросила. Это...довольно странно.
   - Тебе не все равно? Идем, мы опаздываем на смену.
   Ребята направились вперед, по своим делам, а тем временем, в лавку спешно вбежала девушка. Она была маленького роста и похожа на куколку. Лицо, словно фарфоровое, с большими карими глазами и пухлыми губками. Одета она была в короткие шорты темного цвета и розовую футболку с надписью "Папочкина дочка".
   - Дядя Грегори! - крикнула девушка, стуча по звоночку на прилавке, - Дядя!
   Но никто не отвечал. Девушка фыркнула, и огляделась. Может, дядя зарылся в своих безделушках и теперь даже не слышит ее? Где он, черт его подери? Вдруг из-за занавески вышел мужчина. Высокий, с орлиным носом и немного узковатыми карими глазами.
   0x01 graphic
0x01 graphic
   - Чем могу помочь вам, юная леди? - улыбнулся он. Девушке понравилась эта улыбка - она притягивала к себе внимание.
   - Э...я ищу дядю, - сказала она неуверенно, оглядываясь по сторонам, - Но, кажется, его здесь нет. А вы кто такой, могу я узнать?
   - Оу, ваш дядя Грегори уехал из города, - ответил ей незнакомец, игнорируя ее вопрос об имени, - Я временно его заменяю. Хотя, нет, не временно. Скорее, можно сказать, что теперь я владею этим местом.
   Мужчина обвел взглядом помещение лавки и девушка, все так же непонимающе, покачала головой. По ее миловидному личику расплылась улыбка.
   - Но...странно, что он ничего нам не сказал. Мы его единственная родня.
   - Родня?
   - Ну да, мой отец его кузен.
   - Оу, - мужчина будто бы удивился, но через секунду на его лицо снова вернулось то же выражение. Глаза сверкнули. - Что ж, видимо, он слишком торопился. Знаете, такое случается.
   - Ага, ну да. Э...ну я это, пойду, - буркнула девушка и, развернувшись, пружинисто зашагала к двери.
   - Простите, - окликнул ее мужчина. Девушка полуобернулась на пороге, и вопросительно взглянула на него. Тот улыбнулся, и спросил: - Как ваше имя?
   - Магдалина, - ответила девушка, и выпорхнула из магазина, словно бабочка. Незнакомец вздохнул, и подошел к застекленному прилавку, рядом с кассой. Вдруг в его руках, словно по волшебству, появилась мягкая бархатная подушка. На ней покоились семь прекрасных колец. Незнакомец положил подушку под стекло, и бережно провел по ней пальцами. Кольца засияли, приветствуя своего хозяина. Мужчина ухмыльнулся, и в этот миг его глаза сверкнули желтым.
   - Время начинать шоу... - тихо сказал он, и, надев на голову, откуда-то появившийся черный цилиндр, вышел из лавки чудес, насвистывая на ходу.
  

1

Завистники умрут, но зависть - никогда.

Мольер

  
   - Я первая! - воскликнула Магдалина, вбегая в торговый центр. За ней бежала подруга, Эрика Бронкс, вся запыхавшаяся и уставшая от утомительных прогулок по городу. Сегодня в Роудхелле светило яркое солнце, и, наверное, впервые за столько лет, небо было истинно голубым, а не серым, как обычно. Девочки звонко смеялись, озорничая, словно маленькие дети. Лина, опережая подругу, буквально ворвалась в один из отделов, который оказался обувным, и, развернувшись, показала подруге язык.
   - Ты опять проиграла!
   - Да ну тебя, ты весишь меньше! - отмахнулась Эрика, поправляя светлые волосы, - И вообще, с моей астмой бегать категорически запрещено.
   - Ты зануда, Эр, - фыркнула маленькая брюнетка, - Идем лучше выберем мне туфли для сегодняшнего вечера.
   0x01 graphic
   Девушки зашагали к высоким полкам, на которых красовались туфли, различных цветов и форм. Удобные, на маленькой подошве; с узким носом и на высокой шпильке; с круглыми носиками. Лина удовлетворенно улыбнулась.
   - О даааа, мне нужны самые крутые, - сказала она, разглядывая и меряя бархатистые зеленые туфли, - Сегодня я должна быть выше на пятнадцать сантиметров.
   - Именно на пятнадцать? - усмехнулась Эрика, присев рядом на мягкий розовый пуфик, - Это что, какая-то магическая цифра?
   - Это ровно столько, сколько мне не хватает до роста Оливии Мартинез, - скорчила рожицу Лина, - Она будет на этой вечеринке.
   - И что с того? Тебе не все равно? Вы уже давно не соревнуетесь, насколько я знаю...
   - Нет, Эр, ты не понимаешь. Я должна быть лучше нее.
   - Ладно-ладно, поняла, - буркнула девушка, и, взяв со столика журнал, начала листать его. Прошло около двадцати минут, а Лина все никак не могла выбрать себе обувь. Эрику это раздражало. Неужели эта маленькая выскочка не может делать все быстрее? Вечно она торчит в магазинах дольше, чем любой другой среднестатистический человек. Подняв голову, Эрика заметила, как к ним приближается парень. Невысокого роста, с темно-каштановыми волосами и приветливой улыбкой "продавца, желающего впарить какую-нибудь ерунду".
   - Здравствуйте, - сказал он, - Вам помочь?
   - Ой! Здрасте, - сверкнула улыбкой Лина, и, вскочив на высоченных каблуках, на которых, казалось, невозможно было вообще стоять, пробежалась вокруг продавца. Он улыбался, она улыбалась, а Эрика сидела и смотрела на все это с откровенным негодованием. - Что думаете, мм? Мне идут?
   Парень думал про себя что-то совсем не хорошее, как показалось Эрике, но вслух сказал совершенно иное:
   - Безусловно, это ваш цвет, мисс...
   - Просто Лина, - и снова девушка сверкнула белозубой улыбкой, - А вы?
   - Адам, - сказал продавец, и взглянул на Эрику. Та сидела, и пристально смотрела на него, будто видела в нем что-то, чего видеть ей не полагалось. Он моргнул, и снова перевел взгляд на Лину. Девушка уже примеряла другие туфли.
   0x01 graphic
   - А эти?
   Она снова и снова кружилась вокруг зеркала, а потом, наконец-то, определилась и взяла сразу три пары. Третью пару только из соображений типа "у той крашеной дуры тоже есть такие, но мне они понравились первой".
   - Иногда мне кажется, что ты можешь отобрать у человека последний кусок хлеба, лишь бы он ему не достался... - пробормотала Эрика, когда девочки стояли у кассы. Лина ничего не ответила ей. Лишь фыркнула, и продолжила укладывать коробки в пакеты.
   Именно тогда Эрике показалось, что ее подруга просто одержима завистью.
  

2

  

Каждый, кто хоть раз побывал в Роудхелле, знает, что здесь нет места совпадениям. Поэтому то, что произошло дальше совершеннейшая "не случайность".

М.

  
   Две девушки шли по маковому полю. Казалось, что абсолютно весь Роудхелл состоял только из этих мрачных, зловещих цветов. Все в них так и кричало - Убегай! Убегай без оглядки...
   Но девушки этого не замечали. Они прожили здесь всю жизнь, родились здесь. Вероятно, и умереть им предстояло тоже здесь.
   - Слушай, как здорово было бы когда-нибудь покинуть это местечко, а? - ни с того, ни с сего начала разговор Лина. Эрика посмотрела на нее.
   - С чего ты это взяла?
   - Ну, - брюнетка мечтательно закатила глаза к небу, и, раскинув руки, стала кружиться. - Ты только представь! Что там, за пределами этого города...ты знаешь?
   - Э...нет, - ответила Эрика, снимая коричневый кардиган, и закидывая его на плечо, - Мне как-то и тут хорошо.
   - Ну и зря! - воскликнула Лина, пожалуй, чересчур горячо. Затем она остановилась перед подругой, и заглянула ей в глаза. - Мне хотелось бы убежать отсюда, Эр. Здесь мне душно, и тесно...и это место всегда внушало мне ужас. Здесь подозрительные личности, здесь полно странностей и еще - почти ни одного нормального парня!
   - Ах, вот в чем дело, - выдохнула Эрика, закатывая глаза, - А я-то думала...
   - Да нет же! Ты разве не видишь, что нам здесь нет жизни?
   - Жизнь есть везде, Лина. И здесь тоже. Для меня, по крайней мере, жизнь есть только здесь.
   - Ты опять о своем придурковатом Гэвине?
   - Заткнись, а? Он вовсе не придурковатый. Он отличный парень, Лина. Мне с ним повезло.
   Магдалина Престон фыркнула, и задумалась о своем, а через секунду, словно по мановению волшебной палочки, или чего-то еще, снова стала той же взбалмошной девчонкой, что и раньше. Она порхнула на тропинку, ведущую к ее дому, и почти сразу же остановилась.
   - Ой, что это? - она нагнулась, поворошила траву, и вытащила оттуда что-то блестящее. - Вот это круто...
   Эрика подошла ближе, и увидела, что держит в руках подруга. Кольцо. Ярко сверкающее в лучах полуденного солнца. Оно выглядело дорогим. Неужто кто-то потерял его здесь? - подумалось Эрике.
   0x01 graphic
   - Ты погляди-ка! Самое настоящее, - проверещала Лина, разглядывая безделушку, - Повезло, так повезло. Я знала, что сегодня у меня будет удачный день.
   Лина подняла кольцо вверх, чтобы посмотреть, как оно переливается. На серебряном ободке, инкрустированном самыми настоящими бриллиантами, сидел зеленый камень, овальной формы. По краям камень обвивал еще какой-то темный металл. Он напоминал аккуратно подведенные ресницы, а по середине - глаз, с черным камнем внутри. Этот глаз выглядел довольно мрачно, но Лина не захотела заострять на этом внимание, и с решимостью, всегда ей присущей, тут же нацепила кольцо на палец. Оно засияло с еще большей силой, и волна невероятной энергии пронзила девушку. Лина выдохнула.
   - Здорово...
   - А почему ты себе его присвоила? Могла бы, и поделиться с единственной подругой, - буркнула Эрика, разглядывая кольцо, так красиво сверкающее на пальце девушки. Лина подняла взгляд на подругу, и, усмехнувшись, зашагала вперед.
   - Лина! Ты просто задница! - крикнула ей вслед Эрика, и, услышав громкий смех подруги, кинулась за ней. Они снова играли в игру.
   "Кто кого", или, как ее называли в Роудхелле, "Игра на выживание".
  

3

Зависть есть ненависть, поскольку она действует на человека таким образом,

что он чувствует неудовольствие при виде чужого счастья, и наоборот находит удовольствие в чужом несчастье.

(с) Бенедикт Спиноза

   Колесо фортуны крутится постоянно. Кому-то в этой нелегкой жизни сказочно везет, а кому-то нет. Все определяет фортуна. Так и здесь - Лина выиграла счастливый билетик, который, как ей казалось, может изменить всю ее жизнь. Что ж, казалось ей так не зря.
   Парковка у Средней школы Роудхелла была забита под завязку. Впрочем, как и всегда. Нынешние школьники любили казаться взрослыми, и делать то, что положено делать взрослым. А именно - заниматься незащищенным сексом, принимать наркотики, и, конечно же, покупать дорогие машины. Лина Престон не была исключением из правил. Свою девственность она потеряла еще год назад, легкое экстези всегда лежало в сумочке из крокодиловой кожи, а новый красный "Каддилак" сверкал своей роскошью. На парковке ее машина могла посоревноваться только с "Мерседесом" Эндмунда Уайта, и "Порш Кайеном" Оливии Мартинез. Именно эти три семьи были богачами Роудхелла.
   Припарковавшись в тени кустистых деревьев, Магдалина грациозно выпорхнула из машины, и зашагала к зданию.
   - Эй, приветик, Магда, - услышала она позади себя мерзкий голос своей соперницы. Лив Мартинез прошествовала мимо нее, едва задев плечом, и полуобернувшись, улыбнулась. Ноги Лив, казалось, росли от самых ушей. Лина считала, что эта девушка выглядит уж слишком доступно, почти как шлюха. Короткая юбка, едва прикрывающая все ее достоинства; топик, открывающий плоский живот с проколотым пупком; и высокие сапоги черного цвета. Волосы Лив всегда были растрепаны, как будто ее только что поимели.
   - Сука, - прошептала Лина, и горделиво задрав носик, поспешила обогнать девушку. Лив рассмеялась ей в спину.
   0x01 graphic
   - Классные туфли, Магда, - сказала она, насмехаясь, - Но ты все равно останешься коротышкой, что ни делай.
   Магдалина хотела сказать ей что-нибудь обидное, но ее отвлекло кольцо. Оно слегка обжигало кожу, и светилось ярким зеленым светом. Глазик на ободке словно подмигивал ей. Лина зачарованно пялилась на него, и не заметила, как подошла ее подруга. Эрика подтолкнула ее, и сказала:
   - Мечтаешь о том, чтобы ее убить? - кивнула блондинка в сторону уходящей Мартинез. Лина оторвала взгляд от кольца, и в этот момент Эрике почудилось, что глаза подруги загорелись зеленым азартом.
   - О да, именно об этом я и думаю.
  
   Пару часов спустя, Эрика сидела в столовой, вместе со своим парнем, Гэвином Зингом. Он нежно поглаживал ее по коленке, и улыбался.
   - Как думаешь, предки разрешат нам пожениться после школы?
   - Вряд ли, - сказала Эрика, - Ты ведь знаешь мою маму.
   - Ну да. Она меня недолюбливает.
   - Вовсе нет! Просто...она довольно консервативна в том, что касается моего выбора парней.
   Гэвин вздохнул, и нелепо уставился на то, что было позади Эрики. Она обернулась. В столовую вошла Лина. Ее лицо было расцарапано, а глаза напоминали костер - они просто горели. Эрика вскочила и подлетела к подруге.
   - Господи, Лина, что случилось?
   - Я подралась с...
   - Лив? Ты сошла с ума?! Она известная психопатка! - вопила Эрика, но Лина ее остановила, и вытащила из сумочки небольшую коробочку. Эрика непонимающе уставилась на нее. - Что это?
   - Ты вечно не даешь мне договорить, - буркнула Лина, а затем ее лицо озарила улыбка. Немного безумная. - Я подралась с Кортни Брайс.
   - Э...из-за чего? Что она тебе сделала?
   Магдалина пожала плечами, и как ни в чем не бывало, присела за столик, рядом с Гэвином. Все присутствующие пялились на нее, но она этого не замечала. Она открыла коробочку, и достала оттуда незамысловатые белые бусики. Эрика пораженно смотрела на подругу, и не понимала, что происходит. Вдруг Лина подняла на нее взгляд, и он показался Эрике совершенно сумасшедшим.
   - Эта сука купила последние бусы из коллекции Кляйна, - тихо сказала Лина, бережно складывая бусы то так, то сяк. Перекладывая их из одной руки в другую, - Я хотела их!
   Гэвин, Эрика и остальные ребята смотрели на девушку, как на сумасшедшую.
   - Пойдем отсюда, Лина, - сказала Эрика, беря подругу за руку, - Идем со мной, ладно?
   - Конечно, - улыбнулась Лина, и словно ничего и не произошло, гордо зашагала в сторону выхода. В руке она крепко сжимала бусы.
  

***

  
   Лина и Эрика сидели в женской раздевалке. Так как там никого сейчас не было, Эрике показалось, что они вполне смогли бы побыть там наедине.
   - Расскажи, что случилось. Кортни что-то сказала тебе? Или ты...может, она первая полезла? - осторожно спросила Эрика. Лина фыркнула, и недовольно закатила глаза к потолку.
   - Я ведь уже сказала причину! Ты что, тупая? С первого раза не доходит?
   - Да что с тобой? - возмутилась Эрика, вскакивая со скамейки, - Совсем рехнулась? Я хочу тебе помочь! Вообще-то, если ты не забыла, мы подруги!
   Магдалина встала, и, усмехнувшись, пошла прочь из раздевалки. Эрика догнала ее, и остановила.
   - Ты курила травку?
   - Чего? - Лина скорчила рожицу, - Ничего я не курила.
   - Тогда что с тобой твориться? Тебя как подменили!
   - Не хочу говорить с тобой, - сказала Лина, и, вывернувшись из хватки подруги, вышла из раздевалки, громко хлопнув дверью. Эрика стояла и смотрела ей вслед, не понимая, в чем причина ее перемены.
   Этого не понимал никто.
  

4

  

Никто не бывает так склонен к зависти, как люди самоуниженные.

Спиноза Б.

  
   На следующий день
  
   После третьего урока, на занятии по биологии, Лина поняла, чего ей хочется больше всего. Ее сердечко буквально грозилось выпрыгнуть из груди при виде чего-то чужого. Ей хотелось заколку, как у Майи Соденберг, новую сумочку, как у Лары Верриорт, а еще ей хотелось...Гэвина Зинга - парня своей лучшей подруги. Изнутри ее съедало чувство, которое она не могла объяснить. Как же ей хотелось заполучить то, что дорого Эрике.
   0x01 graphic
   После звонка, Лина заметила Гэвина возле шкафчиков, и решительно зашагала к нему.
   - Приветик, Гэв, - промяукала она, - Слушай, ты не мог бы помочь мне с алгеброй? Никак не могу понять одну тему.
   Гэвин улыбнулся, запирая шкафчик.
   - Конечно. Пойдем в библиотеку?
   - Нуууу, нет. Лучше приходи сегодня ко мне домой, а? У меня никого не будет. Никто нам не помешает...
   - Э...я не могу после школы. У нас с Эрикой свидание. Извини, Лина.
   Он развернулся, чтобы уйти, но Лина ему не позволила. Она схватила Гэвина за руку, и буквально повиснув у него на шее, крепко поцеловала в губы. Он тут же отшатнулся.
   - Ты что делаешь?
   - Извини, - Лина оторопело смотрела на него, не понимая, что наделала. - Извини, я...не знаю, что со мной...
   И кинулась бежать. Прочь из школы.
   Прочь.
  

***

   В гостиной дома Престонов в который раз трезвонил телефон. Родители Магдалины отправились в кругосветное путешествие, оставив дочку на попечение дяди. Но и тот пропал, буквально через пару дней после этого.
   Лина сидела на кухне, и разглядывала прошлогодний школьный альбом. На фото она выглядела намного лучше, чем сейчас. Там у нее не было кругов под глазами. Темные, сероватые круги, на фоне которых, ее прекрасные карие глаза казались ввалившимися, и сама она выглядела истощенной. Через день после того, как она поцеловала парня лучшей подруги, ее начало грызть чувство вины. Она должна сказать об этом Эрике. И помириться. Ведь они с детства были подругами!
   Снова звонок телефона. Лина раздраженно фыркнула, и, наконец, сняла трубку.
   - Алло?
   - Лина? Привет, - раздался приятный мужской голос в трубке, - Это Энди.
   - Какой еще Энди?
   - Уайт, конечно же.
   - Оу, приветик, - тут же оттаяла Лина. Ей нравился Эндмунд Уайт. Как и всем прочим барышням Роудхелла, - Ты что-то хотел?
   - Подумай, если бы я ничего не хотел, стал бы я звонить?
   - Точно...извини, я сегодня немного торможу. Ну, так что тебе нужно?
   - Ты ведь дружишь с Эрикой Бронкс?
   Лина насторожилась. С чего бы самому Эндмунду Уайту спрашивать про ее заурядную подругу?
   - Э...ну да. А что?
   - Я хотел позвать ее на школьные танцы. А сегодня я видел, как ты целовалась с этим ее...как его? - Энди замолчал, размышляя, и через секунду продолжил, - У него еще такая странная фамилия...
   - Зинг, - ответила Лина, - Его зовут Гэвин Зинг.
   - Точно! Слушай, она с ним рассталась, или что-то вроде того?
   - Нет...нет, они вместе... - рассеяно пробормотала она. В голове Лины вдруг отчетливо стала видна картинка, как она и Гэвином целуются в школьном коридоре, и ей это понравилось. Она хотела этого парня. Сейчас, когда Энди напомнил об этом, ей захотелось этого еще больше.
   Она просто отчаянно хотела заполучить Гэвина Зинга.
   И пусть для этого ей придется предать даже собственную подругу.
   - Знаешь, Энди, может быть, мы с тобой сможем помочь друг другу?
   В трубке послышался смешок, а затем томный голос произнес:
   - Я знал, что ты скажешь это.

5

Зависть -- яд для сердца.

Вольтер

  
   - Эрика Бронкс, вас просят пройти в кабинет директора, - раздался из динамиков голос секретаря. Девушка в это время стояла у кабинета, и рылась в рюкзаке. Услышав свое имя, она вскинула голову. Странно, вроде бы ничего такого она не натворила, тогда зачем ее вызывает к себе директор?
   Эрика повесила рюкзак на плечо, и направилась в сторону учительской. Кабинет директора находился совсем рядом. Она постучала и вошла. Мистер Ховард сидел за своим столом, а напротив него - мама Эрики, Джулиана.
   - Мам? Что случилось?
   - Это ты мне скажи, - недовольно воскликнула миссис Бронкс, - Я думала, что мы вырастили тебя порядочной девушкой, Эрика.
   - Я...не понимаю, - пробормотала девушка, - Что я сделала?
   - Мисс Бронкс, - вмешался директор, - Мне сообщили, что вы украли ответы на билеты по ближайшей контрольной работе по химии.
   - Что? Я этого не делала!
   - У меня есть неопровержимые доказательства, и вас видело, по крайней мере, два человека.
   Эрика поперхнулась собственной слюной.
   - Быть этого не может! Мама, я этого не делала! Черт возьми, да я ведь отличница, мистер Ховард!
   - Следи за языком, Эрика! - прикрикнула на нее мать, и, встав, подошла к дочери, - Как ты могла...это позор.
   - Мама...
   - Молчи.
   - Мисс Бронкс, мне придется отстранить вас от занятий на две недели, - изрек свой вердикт директор, - И, надеюсь, что такого больше не повториться. До свидания.
   Миссис Бронкс схватила дочь за руку, и они вышли из кабинета. Эрика чувствовала себя униженной. Она ничего не делала! Почему ее судят так несправедливо?
   - Мама, клянусь тебе...
   - Эрика, я сказала - замолчи. Мы поговорим об этом дома. Идем, - сказала миссис Бронкс, и зашагала вперед, к выходу. Эрика плелась за ней, и гадала, кто же мог так подставить ее? Кто может быть способен на такое?
   Когда она проходила мимо рядов личных шкафчиков, то заметила, как ее подруга, Лина Престон, стоит рядом с Эндмундом Уайтом, и они что-то оживленно обсуждают.
   Эрика не понимала столь странного союза. Лине никогда не нравился Уайт. Так что же сподвигло ее общаться с ним сейчас?
   Ведь все знали - Эндмунд Уайт был самым настоящим дьяволом во плоти.
  

***

   Три дня спустя
  
   - Да говорю же - эти цветы мне не подходят! Я хочу именно пионы! - восклицала Магдалина, - Вы не понимаете, что такое восемнадцатилетие для девушки!
   Лучшие дизайнеры и флористы собрались в этот день в доме Престонов. Капризность виновницы торжества уже порядком раздражала их, но они молчали. Как, впрочем, и все остальные. Лина разослала приглашения почти всей школе, за исключением законченных ботаников, и, как ни странно, своей лучшей подруги. Магдалина знала, что путь к завоеванию Гэвина сложный, но она все сделает для достижения своей цели. Подстроив эту ловкую аферу с украденными вариантами ответов, Лина отблагодарила Энди Уайта тем, что пригласила его на свою вечеринку, и дала так называемый шанс наладить отношения с Эрикой.
   С другой стороны, Лина размышляла над тем, что она станет делать с тем фактом, что Эрика обязательно узнает о ее увлечении Гэвином. Ну и пусть, - думалось ей.
   - Все равно он подходит мне больше... - пробормотала она, завязывая на голове бежевую повязку.
   - Разговариваешь сама с собой? - за ее спиной появился Энди, и девушка обернулась, сверкнув белоснежной улыбкой.
   0x01 graphic
   - Привет, - сказала она, - Ты уже здесь? Как-то рановато.
   - О, я пришел сказать, что не смогу прийти на твою вечеринку, Лина. Придется пропустить все шоу...
   - Как это? - удивилась девушка. Энди пожал плечами.
   - У меня срочное дело...прости, - он наклонился и легонько поцеловал Лину в щеку, а затем протянул ей маленькую коробочку. - Это тебе, подарок.
   - Ой, спасибо.
   Лина стала развязывать бантик, и вскоре вскрыла коробку. На дне лежал великолепной красоты браслет, очень похожий на змею. Когда Лина надела его на руку, то оказалось, что этот браслет просто идеально подходит к ее кольцу.
   - Как влитой, - сказал Энди, - Я рад, что тебе понравился подарок.
   - А я не сказала, что он мне понравился, - хитро подмигнув, сказала Лина. Энди, не спуская с нее взгляда, загадочно улыбнулся.
   - Я читаю твои мысли.
   И действительно, Лине показалось, что парень стоящий напротив нее, просто вычитывал информацию из ее мозга. Он определенно нравился ей теперь, и она откровенно не понимала, почему про него ходили слухи, будто он самый последний придурок на земле. На ее взгляд, Энди Уайт был просто совершенством.
   - Увидимся, Магдалина, - произнес он, и когда Лина снова подняла на него взгляд, он исчез. Как по волшебству.
  

***

   Наступило время вечеринки. Гости, большинство из которых, даже не подозревало, кто такая Магдалина Престон, развлекались, как могли. Купались в бассейне голышом, курили травку, сидя в беседке, а кто-то, конечно же, занимался сексом в родительской спальне.
   Лина взглядом искала того, кого ждала больше всего. Если Гэвин не придет, весь ее план полетит к чертям. Невозможность обладания им была просто невыносимой для нее. Лина почти физически ощущала чудовищную боль в груди от чувства, которое она не могла побороть.
   Зависть.
   Противное, мерзкое зеленое чувство, подкрадывающееся все ближе к ее сердцу. Лина вздохнула, и решила, что именно сегодня она должна перестать думать о других, и позаботиться о своем счастье. Наконец, она увидела, как в двери ее дома робко вошел Гэвин Зинг.
   - Гэвин! - крикнула она, кидаясь ему навстречу, - Наконец-то! Я тебя заждалась.
   - Да? Э...с днем рождения, Лина, - неуверенно пробормотал парень, и протянул ей какой-то пакетик. Лина не стала заострять на нем внимания, и сразу же приступила к делу.
   - Спасибо. Пойдем со мной, - сказала она, и, взяв его за руку, повела наверх. Гэвин шел послушно, но по его лицу было заметно, что он чувствует вину. - Знаешь, я думала, ты уже не придешь...после того, что я устроила. Хах, этот поцелуй был просто смешным. Извини еще раз.
   - Ничего, - буркнул Гэвин, и увидел, как закрывается за ним дверь. Лина привела его в свою комнату. - Прости, а...что мы здесь делаем?
   - Я хотела тебе кое в чем признаться, Гэвин, - сказала Лина, и ее глаза сверкнули огоньком. В них была какая-то чертовщинка. Она обогнула кровать, и, забравшись на нее, стала, как кошка подбираться к Гэвину. - Присядь, я все тебе расскажу.
   - Ээ...нет, прости, Лина, я не могу. У меня ведь есть Эрика, и я люблю ее...
   - Да кому нужна твоя Эрика! Она просто глупая корова, и не заслуживает такого замечательного парня, как ты!
   - Я? - поражено спросил Гэвин, пятясь назад, - Слушай, не знаю, чего ты там нанюхалась, но я не хочу этого, Лина. Я люблю Эрику, и никогда не променяю ее на кого бы то ни было.
   Лина вскочила с кровати, и, подлетев к Гэвину, буквально повисла на нем, и поцеловала в губы. Он не успел отцепить ее от себя, потому что в следующий момент в комнату вошла Эрика.
   - Гэвин? Какого черта?!
  

6

Неизменно завистливы те, кто из прихоти и тщеславия желает преуспеть во всем сразу. У них всегда найдется, кому позавидовать, ибо невозможно, чтобы многие хоть в чем-нибудь их не превосходили.

Бэкон Ф.

  
   Лина медленно отошла от парня, и улыбнулась.
   - Прости, подруга, так уж вышло, что он мне нужен, - сказала она, пожимая миниатюрными плечиками. Эрика была вне себя от злости. Глаза загорелись, а губы сжались в тонкую полоску.
   - Как ты могла...ты знаешь, как я к нему отношусь! - заорала она, - Мы ведь подруги, Лина! Какого хрена ты творишь?!
   Магдалина усмехнулась.
   - Тебе всегда доставалось все самое лучшее, и мне вдруг захотелось того же.
   - Что?! Да ты сама не знаешь, что несешь! Ты красива, богата, у тебя куча друзей и парней, которые готовы тебя на руках носить! Ты что, завидуешь...мне?
   Лина не знала, что ответить на этот вопрос. Завидовать Эрике? Да, собственно, и завидовать-то было нечему. Но тут Лина почувствовала резкую боль в пальце, и тут же посмотрела на него. Кольцо сверкало, словно призывало ее говорить и делать то, чего она не хочет.
   Гэвин вышел из комнаты, не желая мешать женским разборкам, а Эрика подошла ближе к подруге. Та подняла на нее взгляд - острый и колючий, как проволока.
   - Скажи, что с тобой происходит...- прошептала Эрика, - Может, я смогу помочь.
   - Со мной все в полном порядке... корова. Ты права, тут нечему завидовать, - ядовито прошипела Лина, и в этот момент она напомнила Эрике настоящую змею. - Твои предки в разводе, сама ты ходишь непонятно в чем, и вечно эти твои непричесанные патлы! Ты портишь мою репутацию...ты портишь все. Знаешь, почему я стала дружить с тобой? Да потому что больше никто с тобой не общался, и я тебя просто пожалела...ты такая жалкая, что мне противно даже смотреть на тебя.
   Эрика проглотила ком, вставший в горле, и почти насильно заставила себя не разрыдаться прямо здесь, перед этой мерзкой девкой, которую она совсем недавно считала подругой.
   - Сука, - бросила она, и, развернувшись, выбежала из комнаты. Лина стояла так минут пять, а потом, словно кто-то подтолкнул ее.
   Схватив со столика ключи от машины, она кинулась вслед за бывшей подругой.
  

7

"Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего"

Библия

   Машина Лины неслась со скоростью ветра. Она ехала по трассе 69, мимо маковых полей и площади Роуз. Впереди себя она видела красный "Ситроен" своей подруги. Лина сигналила, сигналила и снова сигналила. Но Эрика не останавливалась. Показались деревья Кровавого парка, и Лина прибавила скорость. Наконец, она сравнялась с машиной Эрики, и снова посигналила.
   - Останови эту чертову тачку! - заорала она, оглядываясь то на дорогу, то на лицо подруги. - Эрика!
   Лина понимала, что подруга не остановится. Ей нужно заставить ее это сделать. Поднажав еще, Магдалина решила пойти на таран. Она свернула вправо, и, объехав Эрику, прижалась боком прямо к водительской дверце. По металлу прошелся скрежет, противный и будоражащий.
   - Ты что, спятила?! - завизжала Эрика, и когда Лина повторила свой маневр, свернула на обочину, резко затормозив. Машину развернуло, и Эрика чуть не врезалась в дерево. От ствола ее отделяли каких-то пару сантиметров. Лина притормозила рядом, и стрелой вылетев из машины, направилась прямо к ошарашенной подруге. Эрика все еще сидела в машине, и учащенно дышала. По щекам катились слезы, размазывая тушь, и портя весь вид. Лина подбежала к машине, с размаху открыла дверь "Ситроена", и буквально силой вытащила оттуда девушку.
   - Отпусти меня! - кричала Эрика, вырываясь из хватки Лины. Та была просто в бешенстве. Маленький рост и комплекция не помешали ей ударить подругу так, что та рухнула на землю, протаранив ее лицом. Лина подошла ближе, наклонилась, и прошептала:
   - Этот раунд за мной, подружка.
   - Тварь... - прошипела в ответ Эрика, и поднялась с земли. Ее лицо было в крови, поцарапанное и ободранное. - Какая же ты тварь, Магдалина. Ты просто змея! Ждала удачного случая, чтобы выплеснуть на меня свой яд? А?! Как долго ты копила в себе все это?! Как долго ты притворялась моей подругой?
   Лина усмехнулась, и нервно поправила выбившиеся из прически волосы. Тут Эрика и заметила то странное кольцо. Оно ярко светилось на пальце Лины, и казалось, что глаза ее сверкают в такт ему. Из карих они превратились в зеленые.
   Сверкающие зеленой завистью глаза.
  

Каин завидовал брату Авелю, потому что дар Авеля был принят Господом Богом, а его собственное приношение - нет. Зависть не давала ему покоя: как хотелось получить то, что досталось другому! (Быт. 4:3-8). Обида толкнула его на убийство: ....ибо где зависть и сварливость, там неустройство и все худое. (Иак. 3:16).

  
   - Лина...это кольцо, - рассеянно пробормотала Эрика, уставившись на блестящую безделицу на пальце Лины. Та подняла руку, и задумчиво посмотрела на кольцо. Затем улыбнулась, и снова перевела взгляд на Эрику.
   - Нет, это все ты... - прошипела брюнетка, надвигаясь на свою жертву, - Это ты отняла у меня то, что я хочу...
   - Я ничего у тебя не отнимала! Ты совсем с катушек съехала?!
   - Гэвин! Я хочу его!
   - Что? С каких это пор он тебе нравится? Ты его не переносила!
   - Не правда! - взревела Лина, толкая подругу, - Я всегда его хотела!
   - Да...точно, ты всегда хочешь то, что есть у других, хотя у тебя и так всего предостаточно! Ты завистливая сука, Лина Престон!
   Внезапно поднялся сильный ветер, и девочки, наконец, отвлеклись друг от друга. Они огляделись и поняли, что находятся в том самом парке, о котором ходили легенды. Зловещее, страшное место - Кровавый парк.
   - Давай уйдем отсюда, - тут же спохватилась Эрика, забыв про все обиды. Но Лина не забыла. Она покачала головой, и снова заговорила:
   - Нет! Нам нужно все выяснить раз и навсегда!
   - Послушай...давай просто уйдем отсюда и тогда мы сможем...
   - Вряд ли, девочки, - раздался незнакомый голос из тени деревьев. Затем появилась фигура. В темноте девочкам было плохо видно, и они не смогли разглядеть незнакомца. Но когда он подошел ближе, вышел на свет, Лина тут же признала в нем продавца антикварной лавки своего дяди.
   - Что вы... - начала она, но он прервал ее одним движением пальца, прислоненного ко рту.
   - Тшш, не кипятись, Магдалина, - сказал мужчина, подходя ближе, но с виду казалось, что он плывет по воздуху. - Я не причиню вам боли. - он усмехнулся, - Ну почти.
   - Ты кто такой, а?! - завизжала Лина, - Куда ты дел моего дядю?
   - Туда же, куда оправишься ты в скором времени, - мужчина подошел совсем близко к Лине, и быстрым движением схватил ее за руку, на которой сидело кольцо. - Ммм...ты хоть понимаешь, во что вляпалась, Магдалина?
   - Отвали от меня! - кричала она, пытаясь вырваться из хватки незнакомца, - Я закричу!
   - Да ты и так вопишь, как сумасшедшая. Что думаешь, Эрика, я прав?
   Дьявол обернулся в сторону второй девушки, и сверкнул белозубой улыбкой. Эрика пятилась назад, с огромными от ужаса глазами.
   - Не бойся, тебя я не заберу, - сказал он ей, - Пока что.
   - Да что ты несешь, придурок?! - все продолжала Лина. Дьявол вздохнул, и, закатив глаза к небу, щелкнул пальцами. Губы Лины сомкнулись, словно склеенные. Она от неожиданности рухнула на землю, и стала пытаться разодрать губы, но ничего не получалось.
   - Ох, так намного тише, - сказал дьявол, и обернулся, чтобы увидеть Эрику, но ее уже и след простыл. Тогда он снова тяжко вздохнул, наклонился к мучающейся Лине, и прошептал ей на ухо:
   - Ты будешь первой.
   В следующий момент из-за тернистых кустов выползла змея. Зеленая, со склизкой кожей, и горящими изумрудными глазами. Не настоящими. Она тихо ползла к Лине, а та вопила все громче и громче. Наконец, змея оказалась достаточно близко, чтобы укусить.
   Одно быстрое движение - и Магдалина Престон уже была мертва. А ее бессмертная душа улетала далеко-далеко, туда, где ее не достать никому. Туда, откуда ее не вытащить даже ангелам.
   В царство ужаса и страха.
   В недра Преисподней.
  

Эпилог

  
   Быстрее, быстрее...бежать! Как можно быстрее. Прочь из парка, прочь с маковых полей, прочь из города Роудхелл.
   Эрика Бронкс бежала так быстро, как позволяли ей легкие. Она уже задыхалась, но не могла остановиться. Тогда он догонит ее, и заберет с собой. Как Лину.
   - Боже... - тихо причитала Эрика, - Господи Боже...
   Вскоре она добежала до площади Роуз. Остановившись, Эрика тщетно пыталась отдышаться, но, казалось, словно она бежала вечность - так тяжело ей было. Она тут же вспомнила недавние игры с Линой. Как они бежали наперегонки, как смеялись над этим, как мерили наряды в магазинах, как гуляли вечерами...
   Волна отчаяния охватила девушку, и она, осев на обочине дороги, зарыдала в голос. Она кричала, рвала на себе волосы.
   - Нет...этого не может быть...это все нереально...
   Откуда-то издалека послушался вой сирен. Но так показалось Эрике. Это была всего лишь машина скорой помощи. Она не проехала мимо. Остановилась. Из нее вышел среднего роста мужчина, в белом медицинском халате.
   - Эрика? Ты в порядке?
   - Нет...нет... - продолжала шептать девушка, мотаясь из стороны в сторону, словно сумасшедшая. Доктор подошел к ней ближе, и попытался поднять ее с земли, но Эрика воспротивилась. Она закричала, и стала вырываться. Тогда из машины скорой помощи выбрались еще пару санитаров, которые ее и связали. Доктор не понимал, что делала на трассе такая приличная девушка, как Эрика Бронкс. Не знал он и того, что она пережила.
   - Я видела дьявола... - шептала Эрика, - Я видела...дьявола...
  
   Неделю спустя
   Психиатрическая клиника имени Роззи Дженсен
  
   - Эрика, здравствуй, - сказал доктор Розен, входя в палату. Она была одиночной, с одной кушеткой и ничем больше. Девушка сидела в углу комнаты, и что-то шептала себе под нос. Доктор подошел ближе.
   - Тебе нужно принять лекарство. Это очень важно, Эрика. Оно поможет тебе...
   Эрика Бронкс молчала. Она не издала ни звука с тех самых пор, как ее поместили сюда. Всеми днями она качалась из стороны в сторону, и смотрела в одну точку. Иногда санитарам удавалось услышать то, что она шепчет. Это была все та же фраза, что и раньше.
   Я видела дьявола.
   - Эрика, открой рот, - попросил доктор Розен, доставая из маленькой коробочки таблетки, - Пожалуйста. Я не хочу причинять тебе боль, поверь мне.
   Девушка покачала головой, и тихо рассмеялась.
   - Он повсюду...даже здесь, - прошептала она, оглядываясь по сторонам, - Он везде...этот город проклят...он везде...
   Через пару минут отчаянной борьбы с пациенткой, доктор Розен вышел из ее палаты, крепко-накрепко заперев за собой дверь. Ему не верилось в то, что эта девушка когда-то сможет выйти отсюда.
  
   Два часа спустя
  
   Звук, похожий на стук о железную поверхность, заставил Эрику очнуться. Она медленно поднялась с пола, и, шаркая ногами, подошла к двери. В ней было небольшое окошечко, и она заглянула в него. Напротив ее палаты, была еще одна. На табличке было написано: "Роза Элизабет Дженсен". Неужели та самая? - подумалось Эрике.
   - Эй, - раздался тихий голос из соседней двери, - Эй, ты там?
   - Я Эрика. А ты...кто ты?
   - Ооо...ты разве не слышала обо мне? - голос вдруг стал похож на карканье вороны, - Я та самая сумасшедшая...первая пациентка.
   Девушка безумно рассмеялась, так, что у Эрики мурашки побежали по коже. Затем послышался болезненный кашель.
   - Я знаю, за что ты попала сюда... - прошептала Роза, - Знааааю...
   Эрика решала, стоит ли ей вообще разговаривать с этой чокнутой. Но с другой стороны, она могла бы рассказать ей что-то важное. Вздохнув, Эрика спросила:
   - Откуда ты знаешь?
   - А я тоже здесь по той же причине...
   - Но...откуда ты знаешь мою причину?
   - Ты видела его, верно? - таинственно спросила Роззи. Эрика встрепенулась, и, вспомнив то, чего не хотела, даже вздрогнула.
   - О ком ты?
   - Ой, да брось ты это притворство! - раздраженно буркнула Роззи, - О дьяволе я говорю! О сущем дьяволе!
   Эрика испуганно отшатнулась от решетки, пятясь назад.
   - Я знаааю, что ты слышала меня...знаю, что ты видела его...и знаю, что он сделал с ней, - говорила сумасшедшая тихим, вкрадчивым голосом, - И ты знаешь. Он ее забрал...теперь будет печься на адской сковородке, как мой муженек...да-да. Точно будет. Но ты учти, блондиночка... - Роззи сделала паузу, словно выжидая момента, а потом снова заговорила, - ...она первая была...но далеко не последняя.
   Первая, но не последняя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГРЕХ ВТОРОЙ.
   УНЫНИЕ.
  
   0x01 graphic
  

1

О, нет страшней врага на свете,

Чем Лень, живущая с тобой.

Затянет в омут тёмной сетью,

В обитель горести больной.

Сакра Терра.

   Поздний вечер.
   На небе не видно звезд из-за темных туч. Сильный ветер дует в лицо, каждый раз скидывая капюшон легкой курточки. Ледяные руки совсем не греются в карманах, и в мечтах я уже сижу, дома в кресле, укрывшись теплым пледом, и попивая горячий чай. Ботинки издают хлюпающие звуки, раздражая и так пошатнувшуюся нервную систему.
   Еще не отойдя от разговора с Оскаром, я постоянно возвращаюсь к той мысли, что оказалась не просто жертвой. Мне пришлось стать жертвой своей единственной старшей сестры, которая не могла просто сказать мне об этом. Она выходит замуж за моего парня...
   Уму непостижимо!
   Я два года не замечала того, что он приходил, оказывается совсем не ко мне, а к ней. Теперь-то я понимаю, почему он выбирал именно то время, когда я была занята.
   Показалась знакомая каменная тропинка. Открыв дверь гаража, я пробралась в дом через заднюю дверь. Скинув у порога мокрую куртку, затряслась от холода. Наконец-то я дома!
   На кухне никого не было. Кто бы сомневался. В это время люди спят, кроме, конечно, меня и моей сестры. Забежав в маленькую, но уютную ванную, я скинула одежду и залезла под теплый душ. По телу пошли мурашки от смены температуры, и мне стало еще холоднее. Выключив горячую воду, и надев теплый халат и любимые тапочки, я вышла из ванной. В коридоре горел свет, и раздавалось какое-то шуршание. Услышав звук падающих ключей, я поняла, что это Рокси - моя старшая сестра.
   Решив, что сейчас нам лучше не видеться, по крайне мере, сегодня, я незаметно проскользнула к лестнице и, поднявшись, закрылась в комнате. А как же горячий чай с любимыми круассанами? Согрелась, называется...
   Комнату я обустраивала сама, так как не люблю, когда кто-то вмешивается в мои дела. Обои бежевого цвета, два окна с широкими подоконниками, большой туалетный столик с массой косметики, и прочей ерунды. Еще высокий стенной шкаф с большим, во весь рост, зеркалом внутри. В него лучше не заглядывать, так как может случиться беда, и вся моя одежда вырвется на свободу. На полу мягкий ковер, потому что часто хожу босиком; в углу самый любимый цветок, который обвивает одну сторону окна, словно ядовитый плющ свою жертву.
   Сев за столик, я взяла расческу и стала аккуратно проводить ею по волосам.
   0x01 graphic
   На меня смотрела милая девушка с длинными волнистыми волосами, цвета шоколада. Глаза, глубокие и проникновенные, отдавали чернотой, хотя были карими. Иногда мне казалось, будто в них есть что-то темное. Пухлыми аккуратными губами и высокими скулами я частенько хвастала, так как считала это моим главным достоинством. Многие говорят, что у меня аристократический, но в тоже время высокомерный взгляд. Не понимаю, где они увидели высокомерие? Всего лишь любовь к себе.
   После вечернего прихорашивания, я села на подоконник, взяв с собой плеер. Включив любимую песню, стала разглядывать небо. Сегодня, наверное, не мой день. В школе неприятности с преподавателем по истории, парень и сестра обманывают меня, мама почти не проводит со мной время, да и погода отвратительная.
   Мне не хотелось, чтобы наступало завтра. Ведь придется все-таки поговорить с сестрой и вновь увидеть... его. Роксана вероятно даже не догадывается, как тяжело мне видеть их вместе! Черт...
   Нервная система все-таки не выдержала, и я решила лечь спать, предвкушая следующий день пыток.
  

***

  
   Радостное солнце проскальзывало сквозь зашторенные окна и листья цветка. Сощурив глаза, я недовольно перевернулась на другой бок и закрылась с головой одеялом. От слез горели глаза, и голова гудела противной мелодией; сразу же вспомнился вчерашний день, и вставать с постели перехотелось еще больше. Пересилив себя, я вспомнила, что сестра каждое утро заходит в комнату, чтобы разбудить меня. Сейчас я определенно не хотела ее видеть.
   Взглянула на часы. 6:25. У меня оставалось полчаса до того, как она войдет.
   Вскочив с постели, на цыпочках я вышла в коридор и пробралась в ванную. Умывшись так быстро, как никогда раньше, я поспешила к шкафу. Выбрав самый скромный наряд, из всех существующих, то бишь светлые джинсы, блузку с высоким воротом, и коричневый жакет, направилась к выходу.
   Пройдя по каменной дорожке, перешла на другую сторону дороги и отправилась в кафе, в котором мы обычно сидим с Тришей - моей лучшей подругой. Дома позавтракать не получилось, а весь день голодать не в моем стиле. По мне не скажешь, что я много ем, но это так.
   Неожиданно, мой взгляд зацепился за маленькую девочку, стоящую прямо в метре от меня. Пшеничные волосы обрамляли круглое детское лицо, голубые глаза искрились радужным светом, который был направлен именно в мою сторону. Она, не отрывая взгляда, что-то шептала. Мне стало как-то не по себе от этого, и я попыталась пройти мимо, но она вдруг крепко вцепилась в мою руку сильной, далеко не детской хваткой.
   0x01 graphic
   - Что тебе нужно? - пытаясь сохранить спокойствие, спросила я, освобождая руку.
   - Помоги мне... - прошептала она, умоляюще гладя на меня своими огромными глазами, - Прошу...
   - Помочь? Чем?
   - Купи у меня кольцо, - ее просьба показалась странной. - Мне очень надо.
   - Почему я должна это делать?
   - Прошу! Пожалуйста...
   Купить? Или не купить? Может, если я возьму у нее это чертово кольцо, она отстанет? И в ее глазах было столько мольбы и искренности, что я не смогла удержаться.
   - Ладно... сколько?
   - Доллар, - произнесла девочка со странной улыбкой, и достала из кармана курточки красивое светло-бардовое кольцо с голубым квадратным камнем в середине. Вложив мне его в руку, она кивнула. - Я уверена, ты будешь мне благодарна...
   Посмотрев на кольцо в своей руке, я нахмурилась. Благодарна? За что?
   Подняв голову, я испуганно огляделась по сторонам, но улица была пуста.

***

  
   Напряженно глядя на чашку кофе, я не могла выбросить из мыслей ту загадочную девочку. Почему она появилась именно сейчас? Почему подошла ко мне? Зачем отдавать такое кольцо, да еще и почти даром? И куда она так быстро исчезла? Вопросы, вопросы, вопросы.
   Допив вкусно пахнущую, но уже остывшую жидкость, я бросила на стол купюру и вышла из "Evening Flower". Времени до начала первой пары у меня оставалось не так уж и много. Если вновь опоздаю в колледж, меня просто-напросто выгонят оттуда, а этого мне не хотелось бы.
   Простояв на остановке около полутора часов, я так и не смогла уехать. Все такси проезжали мимо, словно нарочно. Я чувствовала, что мне точно попадет за то, что я прогуляла пары. Конечно же, позвонят матери, и тогда скандала не избежать. Она наверняка набросится на меня с обвинениями в том, что я неблагодарная, невежественная и вообще редкостная лентяйка. Не отрицаю, иногда все мы ленимся что-то делать, но я никогда не злоупотребляла этим.
   Задумавшись, я не заметила быстро несущуюся машину, о чем потом тысячу раз пожалела, минуту спустя, стоя вся мокрая и грязная.
   - Черт! Ну почему я?! - завопила я, привлекая внимание проходивших мимо людей. Еще чуть-чуть и я бы разрыдалась от осознания своей беспомощности и невезучести, но меня прервали.
   - Иногда я задаю себе тот же вопрос, - раздался голос сбоку. Повернув голову, я увидела мужчину с бутылкой бренди. Выглядел он немного... пьяным. Светло-русые волосы были растрепаны, трехдневная щетина, голубые глаза, и немного нахальная улыбка. Одет он был в серую рубашку, джинсы и черные байкерские ботинки. На улице было достаточно холодно, поэтому я была удивлена тому, как он ходит по улицам. Когда мой взгляд вновь наткнулся на бутылку, я многое поняла.
   0x01 graphic
   - Будешь? - улыбнулся он, протягивая мне ее. Сама от себя такого, не ожидая, я взяла бутылку и сделала глоток. Подавившись, поморщилась, отчего мужчина рассмеялся приятным грубоватым смехом.
   - Дрейк, - протянул он руку. Пожав ее, я помедлила произносить свое имя, не доверяя ему. Но потом поняла, что мы можем больше и не встретиться, и сказала:
   - Кейт.
   - Очень приятно, - он сделал глоток. - Жаль, что мы познакомились в такой ситуации. Хотя... - он вновь рассмеялся, смотря на мою одежду и грязные волосы.
   - Не вижу ничего смешного, - проворчала я, как обычно упираясь руками в бока, - Посмотрела бы я на тебя в такой ситуации...
   - Ну, вряд ли со мной это бы случи... - не успел он договорить, как еще одна машина облила нас грязью. Не выдержав, я расхохоталась, глядя на его вид.
   - Какого черта?!
   Я еще больше рассмеялась, уже хватаясь за живот.
   - Вот сейчас уже не смешно, - воскликнул он, выкидывая испачканную бутылку. - Это из-за тебя все. И зачем только познакомился с ходячей неприятностью?
   - Эй! Поосторожнее со словами! - ткнув пальцем ему в грудь, произнесла я. - Никто не смеет меня так называть, кроме меня самой.
   В сумке завибрировал телефон и я, грязными руками, достала его. Звонила мама. Вот это мне уже не нравилось. Не готовая к таким разговорам, я сбросила звонок.
   - Ого, а мы еще и мамочку не слушаемся, - нахальная улыбка вновь вернулась к моему новому знакомому. Я осклабилась.
   - Да, ну тебя! - буркнула я, и, развернувшись, пошла обратно домой.
  

***

  
   Пока я шла домой, мама позвонила еще тринадцать раз, но я так и не взяла трубку. Не хотела разговаривать с ней по телефону. Бесконечная ругань ждет меня дома, поэтому слушать ее лишний раз было бы просто садомазохизмом. Набрала номер Триш, но она не ответила. Что она там делает? Ответ я получила через несколько минут. Она прислала см-с весьма печального содержания:
  
   "Извини, что не отвечала. Умер дядя, я на похоронах. Позвоню позже. Целую, подружка, не грусти".
  
   На небе стали сгущаться тучи, и мелко закапал дождь. А зонтик я сегодня забыла, хотя, можно было догадаться, что будет дождь. Все предвещало это, но я очень неудачливая личность, поэтому сейчас бежала сломя голову к дверям квартиры, шлепая по лужам, и забрызгивая себя грязью еще больше.
   Черт. Дома, наверняка, меня ждут Рокси с Оскаром. Мне так не хотелось их видеть, что даже сердце сжималось от одной только этой мысли. Боль, которую они мне причинили, было нельзя просто так забыть. Мне нужно было укрытие. Место, где я смогла бы оправиться от проблемы под названием "предательство".
   У мамы рабочий день заканчивался в шесть вечера, так что я еще вполне успевала забежать к ней и поговорить. Я развернулась и бросилась в сторону остановки. Недолго погодя, села в такси, и поехала в ее офис. Я знала, что она всегда занята и не сможет уделить мне и минуты, но нужно было попытаться как-то попросить ее о квартире. Моем личном гнездышке.
   Она вполне может купить ее мне, но, зная свою мать, мне придется снимать жилище на свои деньги.
   Зайдя в высотное серое здание, я поздоровалась с Иваном - белокурым мужчиной сорока лет, с пышными усами. Он кивнул мне как обычно, проводив взглядом. Поднявшись на лифте на десятый этаж, пошла по коридору. Мамины коллеги, знающие меня, приветливо здоровались. Постучавшись к ней в кабинет, я зашла. Моя мама - Бетани - разговаривала по телефону и что-то быстро помечала у себя в блокноте. Увидев меня, она махнула рукой, что означало "подожди". Сев в кресло, я положила сумку на стол.
   - Говори быстро, у меня мало времени. Сколько денег на сегодня для покупок? - она постоянно что-то записывала, - Ты уже успела все потратить? И почему ты не отвечала на мои звонки?
   - Я хочу жить отдельно в собственной квартире, - выпалила я, проигнорировав ее остальные вопросы.
   - Что? - выпучила она глаза. Я вздохнула.
   - Мам, ты должна понимать, что сейчас у меня за период...я не хочу каждый день наталкиваться на эту сладкую парочку. Прошу тебя, мне нужно это больше всего на свете. Уединение, мама.
   - Ты можешь устроиться на работу, и снимать квартиру. Не думала о самостоятельности?
   - Ма, прошу. Это последняя моя просьба к тебе, - сказала я, - Обещаю.
   Мать вздохнула, и, почесав тыльной стороной карандаша затылок, сказала:
   - Ладно, Кетрин. Твоя взяла - будет тебе своя квартира. Но учти - если что-то случиться, будешь разгребать сама, так как с этого момента ты взрослая, самостоятельная личность. Идет?
   - Идет.
  

2

Уныние - это вечная смерть.

Дарий

   Оказавшись в своей комнате, я начала медленно собирать свои вещи. Много решила не брать, только часть, если что всегда можно вернуться, когда никого нет. А ключи всегда при мне.
   Сложив в сумку самое необходимое, я поставила ее у двери, и потопала вниз, на кухню. Взяла из холодильника пару яблок, и направилась в гостиную. Почему-то меня странно тянуло к дивану. Захотелось вдруг отдохнуть, как будто бы я работала, не покладая рук. Странно.
   Не сказать, что я много смотрю телевизор или сижу в Интернете. Меня чаще можно заметить в каком-нибудь магазине, или бутике, куда поступила новая коллекция стильной одежды.
   Вдруг хлопнула дверь, и я поняла, что пришла мама. Встав с дивана, счастливая от мысли о самостоятельной жизни, я направилась в коридор, но тут я увидела совсем не то, что хотела. Моя улыбка резко пропала.
   Роксана снимала пальто, но остановилась, когда поняла, что на нее кто-то смотрит. Развернувшись ко мне лицом, она улыбнулась своей любимой милой улыбкой, на которую я раньше всегда покупалась. Но это был не тот случай. Я знаю, каким мое лицо выглядело со стороны. Злое, перекошенное от обиды, глаза смотрели надменно.
   - Ты уже дома? - неуверенно спросила сестра. Я молчала, хотелось быстрее поговорить и уйти из этого дома. - Думаю, нам надо поговорить... так может, не будем стоять в коридоре?
   Она так говорила, как будто это не ее дом. Развернувшись, я с поднятым вверх подбородком прошла в гостиную и села с уже более спокойным выражением лица. Главное, не взорваться.
   Сев напротив, она попыталась улыбнуться, но у нее явно не получалось.
   - Давай покончим с этим глупым разговором побыстрее, у меня нет времени, - спокойным голосом сказала я, видя, что она сомневается и боится, - Я знаю о том, что вы от меня все скрывали. И главный вопрос в том, почему?
   - Ну... понимаешь, ты ведь любила Оскара, и я не хотела, чтобы твои чувства были задеты. Думала, что ты разлюбишь его со временем...и...- она опустила глаза, как провинившаяся. - Мы любим друг друга, но ты дорога нам обоим...
   - Я вижу, - перебила я ее. - Теперь у вас будет много времени для любви, в которой вы меня определенно больше не увидите. Если уж встречусь в колледже, увольте, но бросить его я не могу. Это мой последний шанс вырваться в люди. А вот дом теперь в полном твоем распоряжении, - я развела руками, показывая это.
   - В смысле?
   - В том смысле, что теперь я буду жить в собственной квартире, одна.
   - Но это не обязательно...
   - Я так не думаю, - резко ответила я, отчего сестра села прямо. - Так будет даже лучше для нас всех.
   Встав, я вышла из гостиной. Телефон в моей комнате забренчал мелодией, и я быстро стала подниматься вверх. На дисплее высветилось имя "Мама".
   - Ну, что? - тут же спросила я.
   - Все готово, - обрадовала она меня. - Ты точно решила?
   - Да, - уверенно ответила я. Теперь я буду стоять на своем.
   - И на какую же работу ты собираешься устраиваться? - в ее голосе слышалась издевка. - Можешь работать у меня в компании, тут есть...
   - Нет, я сама. С этих пор больше никакой помощи, только в крайнем случае...
   - Ну, раз решила, пусть так и будет.
  
   Я стояла на пороге своей новой квартиры с лицом, перекошенным от ужаса. Это точно для меня? Квартира была, мягко говоря, не первой свежести. Кое-где отклеились обои, старая мебель, поскрипывающие полы, неприятный аромат. Было такое чувство, будто здесь кто-то умер.
   Это мама решила так надо мной поиздеваться? Или проучить? Или она решила, что это повод для моего решения вернуться обратно? Не тут-то было! Я не вернусь!
   Мой взгляд вновь обошел квартиру.
   Хотя, возможно, все же придется вернуться...
  
   Через несколько часов мук и страданий, мне удалось все прибрать, помыть, проветрить. В общем, осталось только поклеить новые обои и сменить мебель. Проблема лишь в том, что денег у меня на это нет, а у мамы вновь просить я не собираюсь. Ну, вот, что со мной делать? И какого черта я вообще решила переехать? Жила бы себе дома, в тепле и уюте, а не в этом убогом месте.
   Время показывало 22:38 и я решила, что на сегодня страданий хватит. Нужно отдохнуть. Хотя, я не представляю, как на этом вообще можно спать?
   Свернувшись на краю дряхлой старой кровати, я попыталась заснуть. Это странно, но Морфей решил пожалеть меня на сегодня, приняв в свои объятия...
  
   Лесная чаща. Ночь, выглядывающая из-за темных туч. Капает мелкий дождичек. Едва его чувствуешь. Вдалеке слышится вой стаи собак, тихо поют светлячки. Идиллия.
   Единственное, что нарушает этот покой странная, но очень верная мысль: "Какого черта я тут делаю?"
   - Кого-то ищешь? - раздался знакомый детский голос за спиной. Подпрыгнув от испуга, я с расширенными от ужаса глазами повернулась. Та самая милая девочка с голубыми глазами и пшеничными волосами смотрела на меня совершенно невинно. На ней было цветастое платьишко с короткими рукавами, совершенно не подходящее под погоду и место.
   - Что ты тут делаешь? Да еще и одна. Где твои родители? - спросила я, начиная трястись то ли от холода, то ли от неприятного ощущения. Что-то здесь было явно не так.
   - Родители? - она сказала это со странной улыбкой. - У меня нет родителей.
   Это меня совсем убило.
   - А... зачем ты гуляешь в лесу в такое время? - незаметно для себя, я стала медленно отходить от нее подальше. Она улыбалась невинной улыбкой, переступая вместе со мной.
   - Я хотела встретить тебя... тебе ведь понравился мой подарок?
   Я вспомнила о кольце, и хотела было полезть за ним в карман, как поняла, что одета в свою пижаму. Паника совсем одолела меня.
   - Я....
   - Ты должна надеть его, Кейт, - прошептала девочка, и я еще на шаг попятилась назад, и тут позади меня словно образовалась пропасть, в которую я и провалилась. Темнота поглощала меня, а я кричала так, что сорвала связки и теперь просто хрипела. А в голове все вертелись ее слова:
   Ты должна надеть его...
  
  

3

  

Порой кажется, что сам дьявол

придумал поставить леность на рубежах наших добродетелей.

Ларошфуко Ф.

  
   Я проснулась в холодном поту, и резко вскочила с кровати. Обернулась, посмотрела по сторонам - ничего. И никакой таинственной девочки и пропасти, тянущей меня вниз.
   Взяв сумку с пола, я стала копаться в ней, и, в конце концов, нашла то, что искала. Вот оно.
   0x01 graphic
   Вернувшись к кровати, я села и положила кольцо на простыню. Это было удивительным! Кольцо поблескивало, но солнца не было, а свет я не включала. Как такое вообще возможно?
   Оно манило своим блеском, так хотелось его надеть...
   Подавив это желание, я снова положила его в маленькую коробочку и спрятала в самый дальний угол шкафа. Лучше на него не смотреть.
  
   Укутавшись в осенний тонкий плащик, я шла по улице, медленно, но верно, приближаясь к колледжу. Чуть ускорила шаг, и незаметно оказалась почти у входа в ворота. Меня там уже поджидала Триша. Вместе мы направились на занятия. По дороге я рассказывала ей о своей новой квартире, о том, что говорила с сестрой, и даже о своем новом знакомом. Но только не о кольце. Мне казалось, что никто не должен узнать о нем, тем более Триша. Она была болтлива, и все мои секреты тут же становились достоянием общественности.
   0x01 graphic
   - Кейт, ты меня слышишь? - прервала поток моих бесконечных мыслей Триша. Девушка пыталась привлечь мое внимание, помахав перед лицом рукой.
   - Извини, задумалась...
   - Я тебя не узнаю! Скоро вечеринка по случаю Хэллоуина, а ты сидишь, как статуя, - проворчала она. - Где восторг? Где предвкушение веселья?
   Кто бы мне ответил на эти вопросы.
   - Ты уже придумала, какой костюм наденешь?
   - Мм...пока нет, а ты?
   - Нет, нет и нет. Я хочу сделать сюрприз для всех, - повесив сумку на плечо, взяв журнал и свой кофе, девушка грациозно вышла из столовой, увлекая за собой взгляды парней.
   Раз Триша не скажет, кем она будет, то и мне нужно придумать что-то такое, чтобы всех шокировать. Люди на вечере просто обязаны запомнить мой образ в этом году. Это будет фееричное шоу.
  

***

  
   Я снова сидела на кровати с загадочным кольцом в руках. Не понимаю... ничего не понимаю. Оно отталкивает и в тоже время завораживает, пугает и привлекает. Хочется его выкинуть, но рука не поднимается это сделать. А ведь так хочется его надеть...
   И я надела.
   По телу тут же разлилось странное наслаждение, в глазах загорелся огонь. Оно было волшебно, а если быть точнее, дьявольски приятно...
   На улице шел дождь. Уже несколько часов. Я была раздражена, или быть может, опечалена? Мне не хотелось даже встать и спустится на кухню, чтобы поесть. Мне ничего не хотелось. Странные мысли крутились в голове.
   Кольцо поблескивало у меня на руке, и от этого блеска становились противно. Но снять его было очень трудно. Оно словно меня не отпускало, держало насильно, не давая думать ни о чем другом. Хотелось просто разрыдаться, и, уткнувшись в подушку, пролежать так целую вечность. Но меня удерживало одно - я должна перебороть себя. Должна забыть об Оскаре, и о том, что меня предали родные, любимые люди. Я должна стать сильной всем назло.
   - Какая же ты все-таки глупая, Кетрин, - вдруг раздался голос над моим ухом. Я вскочила и вытаращила на нее глаза. Девочка, та самая, что вручила мне кольцо, стояла у моего стола, и улыбалась мне.
   - Я уже начинаю сомневаться в том, что кольцо надо было отдать тебе, - сказала она совсем не детским голосом, и тут, прямо на моих глазах перевоплотилась в мужчину. Высокий, темноволосый, с зелеными глазами, заглядывающими прямо в душу, он стоял теперь и рассматривал меня.
   0x01 graphic
   - Боже... - прошептала я, - Кто вы...такой?
   - Кети, это не тот вопрос, который тебе нужно задавать, поверь мне. Может, лучше попробуешь "Что вы со мной сделаете?"
   Я молча пялилась на мужчину, и не могла понять, сон это или реальность?
   - Думаю, твоя подруга подошла бы намного лучше для этой роли... - коварно улыбнулся он, - Она любительница поваляться в койке. Пусть и с мужиками, но все же...это довольно ленивое занятие, не находишь?
   - Что в этом кольце такого? - встряла я, - Что оно делает со мной?
   - А как ты думаешь, Кет? Что это за кольцо, по-твоему?
   Я замялась, и посмотрела на сверкающий камень на моем пальце. Кольцо было настолько гармоничным вместе со мной, своей владелицей, что мне казалось, будто оно всегда было со мной. Даже когда я не знала...
   - Твои мысли верны, - сказал мужчина, снова улыбнувшись, - Ты и кольцо - одно целое. Береги его, Кетрин. И, увидимся.
   - Постойте! А почему вы выбрали меня? Я ведь...никакая не избранная, и совсем обычная...
   - Никогда не знаешь, как поведет себя тот или иной игрок, - ответил таинственный незнакомец, - Мне интересно будет понаблюдать за тобой.
  

4

  

Нас утешает любой пустяк,

потому что любой пустяк приводит нас в уныние.

Блез Паскаль

  
   Я снова сидела дома, на своей любимой постели, пила кофе с булочками, только что после душа. Очередной разговор с мамой закончился хорошо, и я ненадолго от нее отвязалась. Сейчас все мои мысли занимал тот мужчина. Или, девочка? Кто он на самом деле? Мне казалось, что я знаю ответ на этот вопрос, но...что-то подсказывало не озвучивать его вслух.
   Высушив волосы и собрав их лентой в хвост, я надела черные джинсы, белую футболку и черный жилет. Спустившись вниз, накинула плащ и вышла из дома.
   Вытащив телефон, позвонила Триш. Та, после долгих гудков, все же взяла трубку.
   - Ну и? Что это значит? Не звонила, не писала, в колледж не ходила. Ты решила меня бросить? - воскликнула она.
   - Прости, мне просто нужно было побыть одной....
   - Но ты всегда была со мной!
   - Триш, ты же меня простишь? - с притворной мольбой спросила я. Она никогда не умела долго обижаться.
   - Конечно, прощу.
   - Тогда встретимся в колледже.
   Зайдя в здание, я стала искать глазами подругу. Но ее не было. Может, еще не пришла?
   Решив подождать ее в кабинете, я поправила сумку и прошла в класс. Не заметив порога, я чуть не встретилась с полом, но кто-то вовремя меня подхватил.
   - Умеешь же ты быть невезучей, - прозвучал знакомый грубый голос.
   - Я тоже рада тебя видеть, Дрейк, - дерзко ответила я, поправив жилет. Сейчас он выглядел совсем по-другому, в отличие от нашей прошлой встречи. Серый костюм, белая рубашка, причесанные волосы, выбритый. Я была немного изумлена, но только немного.
   - Не ожидал тебя здесь встретить...
   - Скажу тоже самое.
   - Вот как оказывается... мои ученицы пьют, - нахально улыбнулся он, поправив свой галстук.
   - Твои ученицы? - удивилась я, вскинув брови. Он горделиво кивнул.
   - Ну да, я новый преподаватель, - теперь он улыбался еще шире. - Не правда ли, это прекрасно?
   - Прекраснее не бывает, - проворчала я.
   - Что?
   - Говорю, рада, что так случилось, - мило улыбнулась я, предчувствуя не самые удачные дни учебы. Хотя, мне кажется, что удача уже давно от меня отвернулась. Как и все остальные.
   Но вот кто же повернулся ко мне лицом? Неужто сам дьявол?
  

5

Растить в душе побег уныния - преступление.

Омар Хайям

   - Кетрин Озборн, вы меня слышите?
   Триша толкнула меня в бок, и я растерянно оглянулась.
   - Не люблю, когда меня перестают слушать, - с улыбкой сказал Дрейк, продолжая занятие. Я злобно выдохнула, готовая его растерзать. Он, видя это, еще шире улыбнулся.
   - Кейт, почему тебе так не нравится мистер Бернер? Я боюсь твоего взгляда, когда ты на него смотришь.
   - Просто не выношу его, не знаю почему.
   - Может, потому что он на самом деле тебе нравится? - она улыбнулась своей мысли.
   - Возможно, - не стала отрицать я. Раньше я не встречала таких мужчин, как он. - Извини, я не хочу об этом говорить.
   Тоска с каждой секундой обуревала меня, и теперь я просто сидела и молча пялилась в стену. Когда, наконец, прозвенел звонок, я схватила сумку, и понеслась прочь из здания колледжа. Не хотелось никого видеть, особенно Триш. Она начнет свои разглагольствования о вечеринке, нарядах и прочем, но меня сейчас это мало интересовало. Я снова думала о кольце, и о том, кто дал его мне.
   Что со мной станет, если я продолжу его носить? Быть может, что-то ужасное? Или наоборот? Ответов не было.
   Я топала к воротам, и тут заметила прямо рядом с ними Дрейка. Как он оказался там раньше меня?
   - Здравствуй, Кейт, - улыбнулся он, поправив портфель под мышкой, - Снова.
   - Здорова, Дрейк, - ответила я, желая отвязаться от него как можно быстрее и пойти домой. Но не тут-то было.
   - Как же я люблю твою дерзость. Так здороваться с преподавателем... - улыбнулся он, доставая из кармана пачку сигарет.
   - Слушай, давай лучше сразу переспим, и ты от меня отстанешь, - резко ответила я, отчего тот даже выплюнул сигарету.
   - Что? - закашлялся он. Я улыбнулась.
   - Я же знаю, ты не просто так ко мне пристаешь.
   - Ну, вообще-то...
   - Понятно, значит, я права, - так и, решив, я прошмыгнула мимо него, довольная собой. Вроде бы ничего не сделала, а так легко стало на душе.
   - Я согласен, - услышала я его тихий голос. Обернулась, посмотрела. Он не стеснялся, нет, просто нагло смотрел на меня, изучающим взглядом. Я кивнула.
   - Ну, так идем.
   Прошло около пяти минут, прежде чем он снова заговорил. Дрейк шел рядом со мной, и выкуривал уже третью сигарету.
   - Ты, правда, хочешь этого? - приподняв одну бровь, спросила я.
   - А почему бы и нет? - сказал он, - Ты очень привлекательная девушка.
   - А тебя не смущает то, что я сразу согласилась? Может, я веду тебя в ловушку, чтобы убить, мм?
   - Не думаю, - улыбнулся он, - Я чувствую, что ты хороший человек, Кейт. Это видно по твоему общению с подругой, к примеру.
   - Связи между преподавателями и студентами запрещены, - четко произнесла я, пытаясь заставить его передумать. Не знаю, почему я это делала, но мне казалось, что если мы переспим, все еще больше осложнится. Я чувствовала свое к нему влечение, и его ко мне, но что-то подсказывало, что все это не к добру...
   - А я уволюсь, - просто ответил он.
   - Ты сделаешь это ради меня? - удивилась я, немного волнуясь.
   - Да нет, просто мне не очень-то дорога эта работа. Я могу работать, где хочу.
   - И почему же?
   - Потому что я делаю это ради удовольствия, Кейт, - он снова блеснул белозубой улыбкой, - А не ради денег. У меня их полно.
   - Оу, так ты еще и миллионер?
   - О да. Смотри, вон такси, - он махнул рукой, и машина остановилась. Мы сели в салон, и поехали ко мне. Внутри меня было странное чувство. Будто бы этот человек мне очень близок. По духу или быть может, мы встречались в прошлой жизни? Меня тянуло к Дрейку, ужасно тянуло.
   Но, в то же время, я не хотела связываться с ним. Потому что если свяжусь - это не будет правильным решением.
   Кольцо вдруг засверкало, и я поспешила спрятать руку.
   Оно предвещало беду?
  

6

  

ОТ ДУХА УНЫНИЯ РОЖДАЕТСЯ ВСЯКОЕ ЗЛО.

Варсонофий

   Я проснулась оттого, что моя голова была готова разорваться. Ее даже поднять было сложно, из-за того, что она была странно тяжелой. Что со мной такое?
   Встав с постели, я вышла из комнаты и спустилась вниз. Обойдя весь дом, я никого не нашла. Где Дрейк?
   Я помню, как привезла его домой, а дальше...ничего.
   Внезапно меня охватило страстное желание отдохнуть. Я словно устала искать, и, осев на диван в гостиной, включила телевизор. Вот, это другое дело. Мне нравилось сидеть и ничего не делать, я буквально получала от этого физическое удовольствие. Никакой секс не мог заменить этого сейчас.
   Вдруг я услышала шум - это была вода в душе. Дрейк принимает душ?
   Хотела встать и проверить, но словно приросла к дивану. Канал переключился, и на экране я увидела того мужчину, что являлся мне. Он улыбнулся таинственной, зловещей улыбкой, от которой у меня мурашки побежали по телу, и заговорил:
   - Как ночка, Кейт?
   Стоп. Он обращается ко мне? Через телевизор?
   - Не думай, ты не спятила, - сказал он, появляясь вдруг за моей спиной, - Все в порядке. Так и должно быть.
   - Я...не понимаю...
   - А что тут понимать? - развел руками мужчина, присаживаясь напротив меня на диван, - Ты, наверняка, уже догадалась, кто я такой. Верно? Отсюда следует, что я нехороший парень, и пытаюсь что-то сделать с тобой с помощью кольца, которое так прекрасно сверкает на твоем пальчике...дальше?
   - Вы...это все... - мне даже говорить было лень. Я просто развалилась на диване, и, глядя на мужчину, просто слушала его. Мне было уже все равно, что со мной будет. Лишь меня не отвлекали от отдыха.
   - Ммм... - протянул зеленоглазый, - Вот и все. Ты почти готова. Знаешь, ты мне нравишься, Кейт. Даже не хочется забирать тебя. Хотя...нет, хочется еще больше. Ты станешь прекрасной жемчужиной в моей коллекции.
   - Что...о чем вы?
   - Ни о чем, крошка, пока тебе не стоит об этом думать.
   0x01 graphic
0x01 graphic
   Мужчина продолжал смотреть на меня, и в его глазах вдруг промелькнул едва уловимый желтый блеск. Я насторожилась, но не смогла заставить себя даже заподозрить неладное.
   - Скоро, - произнес он, вставая, - Все решится очень скоро, Кети. Я буду с нетерпением тебя ждать.
   И исчез. Растворился у меня на глазах.
   - Кейт? - раздался голос Дрейка. - Ты проснулась?
   Дрейк вошел в комнату, и странно посмотрел на меня. Вскинул бровь, но я продолжала молчать. Дотянувшись с усилием до пульта, я переключила канал, все так же, не обращая внимания на парня, и стала смотреть какое-то телешоу.
   - Ты ведь объяснишь мне, что с тобой такое? - спросил он немного погодя. Я лениво пожала плечами, и сказала:
   - Не принесешь мне лазанью? Она в холодильнике.
   - Нет. Объясни мне, что с тобой творится. Вчера ты привела меня сюда, а когда мы... - он замялся, - ...ты просто сказала, что устала и легла спать. Во что ты играешь со мной, Кейт?
   Я протянула ему руку, но не прикоснулась к кольцу. Дрейк непонимающе уставился на меня.
   - И что это такое? Твой парень подарил тебе его? Или что? Я не игрушка, Кетрин, и не желаю ею становиться, уяснила?
   - Плевать, - просто сказала я, щелкая каналы на пульте. Дрейк фыркнул, и, надев рубашку, направился к выходу. Когда за ним захлопнулась дверь, я даже не осознала, какую фатальную ошибку совершила.

7

Унынье -- не лекарство,

горький яд, когда поправить дело невозможно...

Уильям Шекспир

   Прошло неизвестное количество дней.
   Все это время я лежала на диване, периодически переключая каналы телевизора, или просто пялясь в окно. Мне было так тошно, что и не представить. Тело болело, голова словно опустела, а желудок с каждым днем просил все больше, но я не могла подняться. Просто встать, и пойти на кухню за едой. Я не могла. Физически.
   Миллионы раз мне звонила мать, сестра и Триш, но вот от Дрейка я не могла дождаться звонка. Да и вообще не была уверена, что смогу на него ответить, даже если он позвонит.
   Ни мужчина, ни девочка больше не появлялись, и я была совершенно одна. Наедине со своей беспомощностью, и ленью.
   Как-то раз, переключив на канал новостей города, я узнала, какое сегодня число. Оказывается, прошла почти неделя, и близился Хэллоуин, на который я так хотела пойти. Но теперь дорога туда мне закрыта.
   Что со мной? Я молилась, чтобы не стало еще хуже.

***

  
   Еще один день.
   Я чувствовала, как от меня воняет. Непереносимый запах мочи, вперемешку с потом, и чем-то еще, был просто невыносим. Боль в пояснице и ягодицах давала о себе знать каждую секунду моего никчемного существования.
   Снова звонила Роксана. Оставляла сообщения, молила перезвонить, потому что боялась за меня. Чушь собачья! Она волновалась только за себя и своего Оскара.
   Моего Оскара...
   Я заплакала от бессилия. Что я делаю? Почему не встану и не позвоню кому-нибудь? Может, Дрейку? Или он вконец забыл обо мне?
   Сама этого не заметив, я начала молиться. Первую попавшуюся молитву, которую знала. Ее я учила еще в школе.
   - Отче мой Истинный, На Тебя Единого уповаю...и молю Тебя, Господи...лишь о спасении души своей...
   Ничего. Все впустую. Никто не поможет мне теперь...
   Апатия практически стала моей частью. Я всеми днями грустила, плакала, а затем, погружаясь в эту угнетающую атмосферу, включала телевизор одним нажатием кнопки, и тупо пялилась в него.
   Наконец, в один из дней, мне стало хуже. Я не ела уже очень давно, и не пила тоже, поэтому наступило обезвоживание организма. Так я это поняла. Слабость во всем теле вскоре заменилась бессилием, да таким, что я просто не могла поднять руку. Просто сидела в одной позе, и лишь изредка из глаз у меня лились слезы.
   Я знала, что если позволю себе расслабиться до конца, то просто упаду без сознания, и умру. Совсем скоро.
   И я расслабилась.
  

***

  
   - ...нет! Кет!
   Смутные очертания человека, берущего меня на руки, возникали в сознании. Но на самом деле я просто слышала его голос. Дрейк пришел. Он не бросил меня, как Оскар.
   - Прошу тебя, дыши! Еще чуть-чуть...
   Слышался звук отъезжающей машины, и чувство, как я лежу на чем-то мягком, и теплом. Заднее сидение.
   Дрейк везет меня в больницу.
  
   Еще одно видение. Вокруг меня куча народу, все суетятся, и я даже слышу мамин обеспокоенный голос - она плачет, причитает. Она сожалеет о том, что отпустила меня жить одну. Далее я слышу голоса подруг, в том числе Триш. Она кричит кому-то, что со мной все будет хорошо, и ее голос звучит так отчаянно, что я понимаю - она действительно переживает. Наконец, другой голос.
   Знакомый, зловещий мужской голос.
   - Я жду тебя на той стороне, Кетрин Озборн. Теперь осталось недолго...
   И отключаюсь.
  

Эпилог

  
   Как много можно понять лишь от одного взгляда на человека. Дрейк Бернер был стопроцентным героем. Многие девушки продали бы душу за такого. Да-да, поверьте, уж я-то знаю в этом толк.
   Сейчас он стоял у стекла, отделяющего его от прекрасной Кети, и молча смотрел на нее. Да, она была прекрасна. Не зря мой второй выбор пал именно на нее. Уязвленная предательством родной сестры, и собственного парня, она упала в пучину уныния и печали почти с удовольствием. К тому же, постоянные нападки со стороны матери, которая не верила в то, что ее дочь когда-либо сможет стать самостоятельной, привели нас к этому моменту.
   Интересно...мне было очень интересно наблюдать за ее смелыми попытками жить самой. Отдельно ото всех.
   Забавно...как люди могут загубить себя одной лишь ленью. Преодолеть ее можно, нужно лишь взять себя в руки в один-единственный момент, и "дать газу". И все пошло бы по-другому.
   Предсказуемо...ее воля оказалась слишком слабой, чтобы противостоять греху. Как и всегда бывает с людьми. Они все слишком слабы.
   Наблюдая за Дрейком, и его обеспокоенным взглядом, я все же решил подойти. От него просто воняло "хорошим парнем", готовым на все ради своей любви. Или просто ему хотелось эту девушку? Ну, тогда, он определенно не стал бы спасать ее.
   - Привет, - сказал я, слегка улыбнувшись ему. Парень посмотрел на меня с подозрением, но все же кивнул.
   - Я вас знаю? - спросил он.
   - Меня все знают, - усмехнулся я, чем вызвал в парне еще более негативные эмоции. Стоило перевести тему? Что ж, хорошо.
   - Она твоя девушка? - спросил я.
   - Нет...ученица.
   - Мм...и ты так печешься об одной только ученице? Странно.
   Дрейк вздохнул.
   - Ладно, она не просто ученица. Эта девушка...
   - ...прекрасна, - закончил я за него. Парень кивнул, и снова зачарованно уставился взглядом сквозь стекло. Хм, говорят, что любовь это самое удивительное и прекрасное чувство на земле. Могу сказать с уверенностью, что это не так. Самое удивительное чувство возникает в такие моменты как сейчас.
   Вдруг аппарат, к которому была подключена Кейт, странно запищал, и на экране монитора высветилась длинная, сплошная красная полоса...
   Что бы это могло быть?
   Улыбка самопроизвольно расплылась у меня по лицу. Вот оно - удивительное чувство, господа. Никак не любовь.
   Мораль этой истории проста. Не стоит поддаваться греху, тем более, если это не обязательно. Кетрин Озборн канула в лету из-за своей печали и лености.
   А вы? Каков ваш грех?

  
   ГРЕХ ТРЕТИЙ.
   АЛЧНОСТЬ.
  
   0x01 graphic
  
  
  

1

Жажда золота иссушает сердца, и они замыкаются для сострадания, не внемлют голосу дружбы, кровные узы порываются, люди томятся лишь по богатству и способны продать все, вплоть до человечества.

Жан-Поль Марат

  
   Когда на небе взошла полная луна, девушка, кутаясь в тонкий бледный шарф, уже сидела в поезде. Стук колес мерно чеканил, не сбиваясь со своего ритма. Девушке вдруг показалось, что этот стук будет длиться бесконечно. Даже когда она прибудет к месту своего назначения, он не покинет ее.
   Сжав ладонями виски, чтобы унять головную боль, девушка прислонила голову к окну. Тонкий, мерцающий лунный свет дребезжал, разливаясь по чернеющему небу. Было что-то притягательное, волнующее в этом свете. Казалось, что еле уловимые лучики проскальзывают в самую душу, окрыляют ее. Но в то же время от таких мыслей девушка чувствовала, как дрожь пробегает по ее телу и заставляет сердце учащать свое биение. Она чувствовала себя уставшей и совершенно разбитой.
   Перед глазами снова и снова всплывал прощальный момент с ее матерью.
   - Ты должна найти ее, она ведь твоя сестра! - возмущалась худощавая женщина, прохаживаясь по комнате. - Эми, подумай о том, что с ней может случиться!
   - Я не знаю, где ее искать! Ты же знаешь, что Мэри сбежала в тайне не только от тебя, но и от меня! - девушка попыталась обнять свою мать и утешить, но та лишь отмахнулась.
   - Прошу, найди мою Мэри.
   Сердце Эмили болезненно сжалось, когда она услышала мольбу в голосе матери, а в глазах прочитала страх. Никогда она так не боялась за нее, только за Мэри. Внезапно она почувствовала укол ревности. Ее сестре всегда доставалось все, а ей - лишь остатки любви. Никогда глаза матери не будут выдавать беспокойство за нее, никогда с ее губ не сорвутся слова о любви и нежности. Никогда ей не занять место своей старшей сестры.
   - Хорошо, - выдохнула она, кусая губы. - Я постараюсь найти ее.
   Эмили крепко обняла мать и прикрыла глаза. В ее душе царил полный беспорядок. Дорога в неизвестность пугала ее, даже хуже - ужасала. Она никогда не покидала пределов родного штата, а тут придется ехать куда-то за границу - куда, только возможно, поехала ее непутевая сестра.
   0x01 graphic
   Испустив глубокий вздох, Эмили принялась собирать вещи. Ее тонкие, но умелые руки дрожали от волнения. Найдет ли она сестру? Что принесет ей это путешествие?
   Те же мысли одолевали девушку и в поезде. Как ни пыталась она уснуть, все было тщетно. Вагон был практически пустым, и какая-то странная неуютная тишина поглотила все вокруг. В который раз поежившись от холода и навалившихся мыслей, Эмили надела наушники и погрузилась в музыку.
   Через несколько часов поезд со скрипом остановился возле станции с вывеской "Добро пожаловать в Роудхелл". Эмили спешно поднялась и буквально выбежала на улицу. Оказавшись на свежем воздухе, девушка наконец могла почувствовать себя свободной.
   Какой человек не пытается найти оправдания своим действиям? Вот и сейчас Эмили представляла, что эта поездка - не вынужденное обстоятельство, а небольшое, полезное для ее творчества, путешествие.
   Миниатюрная Эмили, с длинными, почти по пояс, белоснежными волосами и красиво-очерченным лицом, только-только окончила академию искусств. В ее планы входил поиск работы, может, отдых с семьей или друзьями где-нибудь за пределами штата.
   "Буду считать, что я отправилась за вдохновением, - думала она, пристраиваясь на лавочке у вокзала, где она планировала провести остаток ночи. - Может, пока я буду искать сестру, смогу нарисовать несколько работ".
   Успокоив себя, Эмили снова попыталась уснуть. Сон нехотя проникал в ее сознание, будоражил в душе самые скрытые и опасные страхи. Но, в конце концов, Эмили удалось уснуть. Ей снилась Мэри. Счастливая девушка, обладательница таких же длинных и густых волос, как у Эмили, бежала к своей сестре, чтобы наконец обнять ее. На смуглом лице с широкими скулами мерцала улыбка. Когда между сестрами оставалось всего несколько шагов, Эмили вдруг почувствовала тревогу. Они обе замерли в недоумении, чувствуя вибрацию земли под ногами. Через несколько мгновений между ними разверзлась зияющая пропасть, не оставляя девушкам ни единого шанса встретиться...
  

2

  

Жажда золота, власти и наслаждений плодит людей кровожадных.

П. Буаст

  
   Начинался дождь. Тяжелые капли одиноко падали на асфальт. Эмили открыла глаза и поняла, что если сейчас же не спрячется где-нибудь, то промокнет до нитки.
   Она сонно потянулась, поднимаясь со скамейки. Все ее тело ныло и болело, словно ночью ее били, как боксерскую грушу.
   - Тебе повезло, - голос раздался так неожиданно, что Эмили подпрыгнула на месте, забыв о боли. Прямо около нее стоял высокий парень с темными короткими волосами и восторженно-удивленным выражением на худощавом лице.
   - Прости? - пробормотала девушка, прочищая горло.
   - О, я напугал тебя, - всполошился незнакомец. - Я не хотел.
   Он улыбнулся, и протянул свою ладонь.
   0x01 graphic
   - Итан.
   - Эмили, - ответила девушка, - можно просто Эми.
   - Хорошо, Эми. Тебе на самом деле повезло.
   - Это еще почему? - девушка решительно воззрилась на незнакомца. Ей вдруг отчаянно захотелось сбежать от этого парня и спрятаться где-нибудь в безопасном месте. Он почему-то не внушал ей доверия.
   - Роудхелл не самое безопасное место для такой девушки, как ты. - Итан снова улыбнулся, но на этот раз более дружелюбно, чем прежде.
   - Что не так с Роудхеллом? - равнодушно бросила Эми, пытаясь унять учащенное сердцебиение. Да что с ней такое?
   - Ну... - протянул парень, оглядываясь по сторонам, - ...я бы сказал, что это место проклято. Здесь много чего странного творится. А зачем ты здесь?
   - Не твое дело, - отчеканила Эмили, и направилась в сторону дороги, ведущей в город. Этот парень, Итан, поспешил за ней. Он что, станет преследовать ее? Спустя пару минут, девушка обернулась, и резко посмотрела на него.
   - Послушай, я не сделаю тебе ничего плохого, - тут же стал оправдываться он, - Несколько недель назад я был в таком же положении, что и ты. Но сейчас я могу помочь тебе!
   Эмили неопределенно повела плечами, пытаясь решить, можно ли верить Итану.
   - Разве похоже, что мне нужна помощь?
   Парень звонко рассмеялся. У Эмили проскользнула мысль о том, что Итан - обладатель прекрасной улыбки. Она тряхнула головой, совсем не желая попадаться на очарование нового знакомого.
   - Да брось, ты всю ночь спала на вокзале.
   - Знаешь, - решительно начала Эмили, снова разворачиваясь, - мне надо идти. Спасибо за беспокойство.
   Ироничный тон девушки сопровождался по-настоящему искренним и благодарным взглядом, как ни пыталась она его скрыть. Итан вздохнул, поняв, что девушка непреклонна, и не собирается больше говорить с ним.
   Через несколько минут, она вошла в здание вокзала и скрылась из виду.
  
   Эмили оглянулась назад только спустя несколько секунд. Но не увидела того, что ожидала. Итана уже и след простыл.
   Она вздохнула, и побрела к стенду с расписанием автобусов. Ей предстоял тяжелый день. Чем раньше она найдет свою сестру, тем скорее она сможет вернуться домой.
  

3

  

Наша жадность... заставляет нас преследовать одновременно такое множество целей, что в погоне за пустяками мы упускаем существенное.

Ф. Ларошфуко

   - Простите, можно вас на минутку?
   Уже смеркалось. Эмили устало опустилась за столик в кафе, подзывая к себе официанта.
   - Да, слушаю вас, - высокий, довольно симпатичный парень в форме подошел к девушке и приготовился записать заказ.
   Эмили спешно достала из сумочки свой мобильный и показала парню фотографию своей сестры.
   - Я ищу сестру. Вы ее не видели?
   Официант задумчиво всматривался в телефон, сохраняя молчание. А затем он поднял голову и покачал головой.
   - Прошу прощения, ничем не могу помочь.
   Эмили испустила глубокий вздох и убрала телефон в сумку.
   - Спасибо, - прошептала она и закрыла лицо руками. Она чувствовала себя такой беспомощной, как никогда в жизни. Эмили Райт всегда была лидером. В отношениях с сестрой, парнем, и подругами. Она была на вершине элиты города, и ее любили, почитали и уважали. В школе все девушки стремились к тому, чтобы быть похожей на нее. Но только не Мэри. Она никогда не завидовала сестре. Напротив - Эми завидовала ей.
   Когда сестра пропала, убежав из дома, все внимание тут же обратилось к ней. Словно она была центром вселенной. А про Эми забыли буквально все. Ее это не только задевало, но еще и жутко бесило. Почему все всегда должно доставаться ее сестре? Этой взбалмошной, грубой, и невоспитанной девке с глупыми целями в жизни? Почему у Эмили, умной и образованной девушки из высшего общества, нет того же расположения, что и у Мэри?
   Этот вопрос уже давно мучил бедную девушку, но вот ответа на него она так и не находила...
   Весь день она пыталась отыскать Мери, обошла все магазины и большие здания в Роудхелле, но бесполезно. В ответ люди лишь пожимали плечами и извинялись. А некоторые даже смотрели как на сумасшедшую.
   - Вы будете делать заказ? - официант напомнил о своем присутствии.
   - Кофе, - не поднимая головы, ответила Эмили. Когда парень удалился, она окинула взглядом кафе и невольно поморщилась. Помещение было полностью забито, от такого количества людей стало тяжело дышать. Со всех сторон доносились голоса, смех, звон посуды. Эмили чувствовала, что с каждым новым звуком ее голова раскалывается все больше и больше. Она что есть силы сжала виски и попыталась представить море. Это всегда ей помогало. Вот Эмили опускается на влажный теплый песок и окунает ноги в прохладную, мерцающую в лунном свете воду. И ей становится так хорошо, так спокойно... волны снова и снова подкатывают к берегу, затем отступают назад, словно унося все печали в водную гладь.
   Головная боль начала отступать и мысли прояснились.
   - Вам нехорошо? - внезапный женский голос ворвался в подсознание девушки. Она подняла глаза и увидела миловидную, стройную незнакомку с длинными светлыми волосами, почти как у нее самой, и добродушной улыбкой.
   - Может, вам нужна помощь? - незнакомка села напротив Эмили и озадаченно посмотрела на нее. В ее глазах блеснул еле заметный странный огонек - девушка на секунду изменилась в лице, но потом снова продолжила улыбаться.
   0x01 graphic
   - Спасибо, все в порядке, - прошептала Эмили, слабо улыбаясь. Ей не хотелось, чтобы незнакомые люди знали о ее проблемах. Но девушка не отставала.
   - Вы уверены?
   Эмили кивнула и убедила незнакомку, что помощь ей не нужна. Если уж никто в городе не видел ее сестру, так эта незнакомка уж точно.
   - Кстати, я Лорел.
   - Эмили.
   - Ты новенькая в Роудхелле?
   Эмили усмехнулась.
   - Неужели это так заметно?
   - Да, поверь. Если бы ты хорошо знала этот город и его обитателей, то никогда бы не показывала свою слабость окружающим.
   - Не понимаю, - покачала головой Эмили, подпирая подбородок рукой.
   - Все просто. Люди здесь получают наслаждение от чувства превосходства над другими. Твои проблемы никого не интересуют.
   - А как же ты? И я встретила еще одного парня сегодня утром...
   - Тебе везет.
   Лорел поднялась со столика и двинулась к выходу.
   - Постой! - окликнула ее Эмили и, забрав все свои вещи, поспешила вслед за новой знакомой, позабыв о своем заказе.
   Ей совсем не хотелось терять девушку из виду. Эмили жаждала узнать о чем девушка говорила. Что такого в этом странном городе?
   Тонкая фигура снова появилась на горизонте, свернув в темный переулок на противоположной стороне улицы. Эмили последовала за ней, заинтригованная и сбитая с толку.
   "Здесь все не так, как в других городах. Здесь даже воздух кажется удушливым, а атмосфера вокруг такая наряженная, что ни на минуту не можешь расслабиться. Что за ерунда здесь творится? Неужели Мэри в самом деле променяла наш дом на это убогое место?"
   С такими мыслями Эмили оказалась в темном переулке, куда несколько минут назад проскользнула Лорел. Сейчас эта девушка не казалась ей такой доброй и миролюбивой. Едва уловимый отголосок страха проскользнул под кожу Эмили и обдал ее резким холодом.
   Где-то неподалеку послышались голоса, вселяя ужас в сердце девушки. Теперь оно колотилось, будто крича: "Беги отсюда, скорее!". Но ноги отказывались слушаться свою хозяйку. Голоса все приближались, сопровождаемые гулкими шагами.
   - Она такая наивная...- проскрипел голос где-то совсем близко. - Даже лучше предыдущей! Будет легко...она уже почти попалась...
   И смех заполнил все сознание девушки. Жуткий, невыносимый смех, от которого сдавливало горло.
   Наконец совладав со своим телом, Эмили ринулась назад, но наткнулась на кого-то, уткнувшись лицом в его грудь.
   - Какого черта ты тут забыла? - прошипел тихий, знакомый голос, а сильная рука утащила вглубь другого переулка. Эмили было хотела закричать, но не успела - ее рот накрыла теплая ладонь. - Не кричи, все испортишь. Я ведь предупреждал, что это опасное место. Этот чертов город не для тебя. Что ты тут забыла?
   Эмили отчаянно пыталась вырваться, но сильные руки парня крепко сжали ее запястья, не позволяя ей сдвинуться с места. Этот Итан был слишком силен для обычного человека.
   - Убирайся из Роудхелла, ясно? - прошептал он, пристально глядя ей в глаза.
   - Н-не понимаю... - сбивчиво проговорила девушка, восстанавливая сбившееся дыхание.
   - Еще немного - и ты могла попрощаться со своей жизнью! Какого черта ты лезешь, куда не надо?
   - Перестань на меня кричать! - вспылила Эмили, отталкивая Итана. - Что, черт возьми, тут происходит?
   Она была до смерти напугана, ей так хотелось убежать, скрыться, раствориться в воздухе...
   Итан не был похож на того парня, которого Эмили встретила утром на вокзале. Выражение лица ожесточенное, голос твердый, а движения более резкие. Что изменилось за несколько часов?
   - Я не могу тебе рассказать всего, но... - начал Итан, сжимая плечи Эмили, - Вообщем, это сложно. Лучше ответь мне, наконец, что ты делаешь в этом месте?
   - Я ищу сестру. Судя по ее кредитке, она остановилась где-то здесь.
   - Сестра? - удивленно переспросил Итан, и задумчиво посмотрел прямо в лицо Эмили. А затем криво улыбнулся. - Мэри?
   Эмили чуть не задохнулась от внезапного заявления Итана. Он знает ее сестру?
   - Как ты...
   - Я знаю ее.
   - И откуда же?
   Итан хмыкнул, и весьма красноречиво посмотрел на Эмили. Девушка вскинула брови.
   - Неужели ты и есть тот самый парень, ради которого она сбежала из дома?
   - Именно.
  

***

   Двое спешно поднялись на самый верх девятиэтажного здания в центре города и юркнули в крохотную однокомнатную квартирку.
   Девушка, почувствовав, как за ней захлопнулась тяжелая железная дверь, перевела дыхание. У нее до сих пор дрожали коленки, и голова шла кругом. Неужели она найдет свою сестру так скоро? И этот парень...на самом деле, парень ее сестры? Ну почему так происходит? Почему Мэри всегда достается все самое лучшее?!
   - Эмили, - прорезал темноту голос Итана. - Ты в порядке?
   Девушка промолчала. Она выглядела так, будто попала в иной мир.
   Итан щелкнул выключателем и комнату озарил мягкий, желтоватый свет. Люстры на потолке не было, но по всей комнате светились маленькие лампочки в форме свечей, развешенные на стенах. Казалось, будто ты попал в глубину ночного неба, и отовсюду проникает звездное сияние.
   - Симпатично, - прошептала Эми, отвечая на вопросительный взгляд Итана, - ...и весьма необычно.
   Парень довольно улыбнулся.
   - Мой отец занимался подобными вещами. Он всегда умел превращать обыденные вещи в нечто особенное, - парень подошел к дивану, стоящему у стены. - Например, не сразу заметно, что обивка здесь совсем ободрана, а обои выцвели и при ярком свете выглядят грязно.
   - И где же Мэри? - прервала его Эмили, робко прислоняясь к стене. - Она здесь?
   - Нет, - отчего-то парень вдруг виновато опустил голову и замолчал на несколько минут.
   У Эмили перехватило дыхание. Мягкий свет падал на худое красивое лицо парня с высокими скулами и тонкими алыми губами. Его веки были прикрыты, но и так Эмили чувствовала, что глаза сейчас выдадут слабость парня. Он что-то скрыл от нее. Мэри здесь нет, а значит...
   - Мэри пропала, - Итан резко вскинул голову, застав девушку врасплох. Его лицо стало вновь жестким, все черты исказились от гнева, и теперь парень выглядел не печальным, а разозленным. - Ее нет дома уже три дня.
   - И...что же ты, ничего не делаешь для ее поисков?
   - Все не так просто! - вдруг вспылил он, но взглянув на Эми, вздохнул, и продолжил: - Я пытался ее отыскать, но следы привели меня в никуда. Последний раз ее видели возле странного магазинчика...антикварного магазинчика. Раньше его тут не было, но совсем недавно появился, и, честно говоря, не внушает мне доверия. Но я там еще не был...хотел подождать. Сейчас я думаю, что нужно туда съездить, и расспросить, была ли там Мэри.
   - Постой, - оборвала его Эмили, заставив посмотреть на нее. - То есть, ты думаешь...что Мэри похитили?
   Парень горько усмехнулся и невольно повел плечом.
   - А что же еще? Она бы не ушла от меня просто так...
   - Ошибаешься, - резко сказала Эмили, и вдруг в ее душе зародилось какое-то странное чувство. Она не могла описать его, но скорее всего это был гнев. Она злилась на сестру. - Мэри всегда исчезает и никому ничего не говорит. Так она сбежала и из дома. Мать себе места не находит...вот и послала меня сюда, отыскать ее.
   Эмили машинально откинула волосы назад и поджала губы. Она знала свою сестру, как никто другой, и знала, что Мэри просто маленькая авантюристка, решившая, что ей все может сойти с рук. Она убежала специально. Чтобы позлить ее.
   - Мне необходимо остаться, чтобы найти ее. Иначе...моя мать будет не очень мной довольна, - пробубнила Эмили, и уткнулась взглядом в стену напротив. Итан усмехнулся, заметив, как она себя ведет. Странно, для девушки потерявшей сестру.
   - Ты не хочешь, чтобы она нашлась... - вдруг сказал он. Эмили перевела взгляд на него.
   - С чего такое умозаключение?
   - Ты ее не любишь, верно?
   - Как я могу ее не любить? - уклончиво ответила Эми, и встала, - Ты идешь?
   - Куда? - удивился Итан.
   - В ту антикварную лавку, разумеется. Мы найдем эту несносную девчонку, хочет она того или нет.
   Эмили зашагала вперед, и даже не заметила, что на лице прекрасного Итана затаилась коварная ухмылка...
  

4

  

Алчность есть преступное желание чужого.

Цицерон

  
   Едва на горизонте показались первые лучи солнца, на улицу вышла худенькая девушка, которую, казалось, вот-вот может унести ветер. Ее сутулость не выглядела преимуществом, но, похоже, ей было все равно.
   Светловолосая путница так сжалась всем телом и опустила голову, что совершенно не интересовалась окружающим миром, а это так противоречило ее прежним привычкам. Она хотела поскорее скрыться. Убежать из этого проклятого города...как можно дальше.
   0x01 graphic
0x01 graphic
   - Простите, - откуда ни возьмись, перед девушкой появился мужчина средних лет с короткой стрижкой и одетый в весьма модную и дорогую с виду одежду. В руках он держал небольшую коробку, содержимое которой тут же заинтриговало девушку.
   "Кто бродит по улицам в такую рань?" - с губ девушки едва не слетел вопрос.
   - Я тебя напугал? - спросил мужчина с едва заметным английским акцентом. Блондинка улыбнулась.
   - Нет. Ни капельки.
   Мужчина взглянул на коробку, которая отлично сочеталась с его образом: темное дерево, из которого была изготовлена шкатулка, делало эту неприметную сперва вещицу богатой. А сам незнакомец походил на настоящего короля. Орлиный нос, и пронзительные карие глаза выражали его аристократичность.
   - Я рад, что ты все же решила остаться, Мэри, - мужчина криво улыбнулся, и у Мэри Райт перехватило дыхание. Он знал ее имя. Знал, кто она такая, и что она решила сбежать.
   - Откуда вы...
   - Оу, откуда я знаю, кто ты такая? - мужчина сделал еще один шаг к ней, и оказался на расстоянии вытянутой ладони, - Видишь ли, это моя работа. Знать все. Я знаю, что ты - причина, по которой твой милая сестричка приехала в этот город. А она нужна мне. Твоя Эмили...
   Мэри попятилась, и, развернувшись, кинулась бежать. Но как только она добежала до дороги, внезапно ее тело словно отказалось ее слушаться. Она застыла на месте, не в силах даже шелохнуться. Позади себя она слышала шаги. Они казались такими громкими в тишине утра, и словно заполняли собой весь воздух. Ей стало трудно дышать. Мэри ухватилась за горло руками, и стала хватать ртом воздух.
   - Мэри-Мэри...ну зачем же ты совершаешь эти банальные ошибки? Почему бы тебе не согласиться на мои условия? Почему вы, люди, всегда пытаетесь убежать?
   Голос приближался, и вскоре, Мэри почувствовала прикосновение теплых ладоней к своим плечам. Она застыла, и стала ждать, что будет дальше. Горло саднило, но она молчала.
   - Я предлагаю тебе сделку, Мэри Райт, - прозвучал его голос прямо у нее над ухом, - Помоги мне получить душу твоей сестры, и я дам тебе все, что ты пожелаешь...даже... - он замолчал на секунду, и продолжил шепотом: - ...даже отдам тебе твоего возлюбленного. Я освобожу его душу. Итан Брэйн будет свободен, и ты сможешь уехать с ним. Вы будете жить в неприкосновенности всю свою долгую жизнь...
   Мэри закрыла глаза, и по щеке скатилась слеза. Продать душу сестры в обмен на парня? Безумие! Но Мэри была способна на это. Она любила Итана больше жизни. Больше сестры.
   - Согласна, - прошептала она, и в следующую секунду улица была пуста.
  

***

   Итан припарковал машину напротив антикварной лавки и заглушив мотор, посмотрел на Эмили. Красиво очерченное лицо напомнило ему черты любимой. Они были очень похожи, можно сказать, как две капли воды. Сердце парня сжалось. Ему придется это сделать...чтобы быть рядом с Мэри.
   - Ну что? Идем?
   - Да, - ответила Эми, - Конечно.
   Девушка вышла из машины, и направилась прямиком к зданию, где находилась лавка. Итан двинулся вслед за ней, но тут дорогу ему преградили. Девушка, светловолосая. Улыбка выдала ее тут же.
   - Я выполняю все, как Вы сказали... - прошептал юноша, отводя взгляд от пронзительных желтых глаз, - Она скоро будет Вашей...
   - Да-да, это я знаю, Итан, - ответила девушка, похлопав его по плечу, - Но проблема в том, что ты пытаешься обмануть меня.
   - Что? Нет...я не...
   - Не стоит утруждаться. Я ведь знаю тебя, и ты знаешь, что врать мне бесполезно. Даже не думай о том, чтобы спасти ее душу...Мэри - моя.
   - Ты с самого начала врал мне! - вскипел парень, почти набрасываясь на очередной образ дьявола, - Ты обещал, что не тронешь ее!
   Дьявол в облике Лорел Миллс улыбнулся.
   - Что ж, значит, я такой коварный, как обо мне и говорят. Иногда слухи оказываются правдой, мой дорогой друг. А, вот еще что... - дьявол вдруг переменился в лице, и через секунду превратился в Итана. Парень все понял.
   - Да, Итан, - сказал Князь тьмы, - Все верно. Ты мне больше не нужен.
   В один лишь миг Итан Брэйн превратился в дуновение ветра, унесенное далеко-далеко, подальше от города Роудхелл. Возможно, в саму Преисподнюю...
  
   Эмили вошла в лавку, и тут же ахнула. Сколько роскошных вещей она еще никогда не видела. Хотя, в ее доме было предостаточно всяких милых безделиц, все же мать никогда не позволяла ей покупать вещи настолько дорогие. Фарфоровые куклы, отлитые из чистого серебра бокалы, шкатулки, отливаемые, по-видимому, из настоящего золота. Все это доставляло Эмили неподдельное удовольствие. Она словно попала туда, где была должна находиться все это время. Великолепное месте с кучей всего, что она обожала. Эмили любила богатство. Очень любила.
   В один момент она даже позабыла, зачем пришла сюда. Все ее внимание поглотили эти вещи.
   И тут ей на глаза попалось нечто особенное. Девушка потеряла дар речи, когда увидела этот "товар". Шесть невообразимой красоты колец располагались на черном бархате. Видимо, раньше здесь было семь колец, поскольку была одна пустая прорезь в ткани. Эмили, словно завороженная, протянула руку к золотому кольцу, которое величественно мерцало в утреннем свете и походило на гору золотых монет. Сама того, не осознавая, она коснулась пальцами ювелирного чуда и на несколько секунд перестала дышать.
   0x01 graphic
   В следующее мгновенье кольцо было уже на пальце Эмили. Она прикрыла глаза, каждой клеточкой тела ощущая холодное покалывание. Опомнившись, она вновь распахнула глаза.
   - Вам помочь чем-нибудь? - послышался мужской голос позади нее. Эмили обернулась и увидела обладателя того самого голоса. Среднего роста, темные волосы, зеленые глаза. Красивый, даже слишком.
   0x01 graphic
   - Оу, я...просто смотрела. Извините, не стоило трогать это... - пробормотала девушка, и уже собиралась снять кольцо, но мужчина ее остановил.
   - Нет-нет, что вы, - сказал он приятным баритоном, - Оставьте его себе. Эти кольца подарочные.
   - Неужели? - радостно произнесла Эмили, и вновь посмотрела на сияющую драгоценность. - Оно...божественно.
   - Да. Как и вы.
   Эмили ничуть не смутило то, что мужчина пытался с ней заигрывать. Но, пожалуй, для нее он был слишком взрослым. Ее мать определенно не одобрила бы эту связь. Поэтому, Эми решила перейти к делу, рад которого приехала сюда. Кое-как оторвавшись от созерцания великолепного кольца, она посмотрела на мужчину, и заговорила:
   - Простите, а вы не поможете мне кое в чем?
   - Конечно, - улыбнулся он, глядя ей в глаза, - Все, что угодно.
   - Моя сестра недавно приехала в этот город, и пропала. Вы случайно не видели ее? - Эми достала фото, и показала мужчине. Он долго рассматривал его, но в итоге только качнул головой.
   - К сожалению, не видел. Мне очень жаль вашу сестру...должно быть это тяжело - терять близкого человека?
   Эмили натянуто улыбнулась, и неоднозначно пожала плечами.
   - Мэри взбалмошна, и такое случается, чуть ли не каждый день, так что...спасибо вам за кольцо, мне нужно идти. Странно, куда запропастился Итан... - тихо проворчала Эми, и еще раз попрощавшись с владельцем магазина, вышла из лавки чудес.
   Дьявол ухмыльнулся.
   - Веселье начинается...
  

5

  

Алчности свойственна любовь к деньгам, которых не пожелал бы ни один мудрый; они, словно пропитанные злыми ядами, изнеживают тело и душу мужу; алчность всегда безгранична, ненасытна и не уменьшается ни при изобилии, ни при скудости.

Саллюстий

  
   Выйдя на улицу, Эмили снова бросила взгляд на кольцо. Оно так ярко засияло, что чуть не ослепило девушку. Она быстро отвела взгляд от него, и тут же чуть не наткнулась на Итана.
   - Ну, что там? - спросил он. Его выражение лица показалось Эмили немного другим, нежели несколько минут назад. Он выглядел подозрительно спокойным.
   - Ничего. Владелец не видел ее, и ничего не знает. А где был ты?
   - Я был здесь. Осматривал местность...
   - И?
   - Ничего. А что это у тебя? - спросил Итан, кивая на кольцо, и уголки его губ поползли вверх, но он все же не улыбнулся. Эмили покачала головой и убрала руку, на которой сияло кольцо, в карман. Потом отвернулась. Снова то чувство, странное и непонятное, вернулось к ней. Словно клещами зажатое сердце, защемило, и ей показалось, что вот-вот оно взорвется под напором грудной клетки, и девушка, глубоко вздохнув, присела на корточки. Прижала к груди руки. Сердце все еще болело. Словно в него постепенно вливался яд.
   - Что с тобой? - спросил Итан, подходя к Эмили. Она отчаянно пыталась отдышаться, прекратить боль, но ничего не выходило. Тогда она резко встала, и стала оглядываться по сторонам в поисках того, кто причинял ей эту адскую боль. Но никого, кроме Итана, в ее окружении не было. Улица была пуста. Ей казалось, что ее кто-то душит. Невидимые руки, или что-то еще, но Эмили ясно это понимала. И только когда она взглянула на старинную антикварную лавку буквально в пяти шагах от нее, то тут же поняла, что душит ее вовсе не человек.
   Это была самая настоящая жадность.
   Эмили вдруг невыносимо сильно захотелось снова войти в этот магазин, и купить что-нибудь.
   Нет, не что-нибудь.
   Все, что она там увидела.
  

6

  

Жадность до денег, если она ненасытна, гораздо тягостней нужды, ибо чем больше растут желания, тем большие потребности они порождают.

Демокрит

  
   - Думаю, мне нужна и эта ваза тоже... - сказала Эмили, улыбаясь и рассматривая свои новые приобретения. Среди кучи вещей из магазина антиквариата, она отыскала старинную медную шкатулку, сделанную на заказ для какого-то герцога; еще там было просто море монет различного происхождения и стоимости - Эмили считала, что они ей просто необходимы и обязательно когда-нибудь пригодятся. Плюс часы во весь ее рост, три кресла, покрытые шелковыми накидками, коллекция сервизов из фарфора, так же фарфоровые куклы и еще много всяких несомненно дорогих вещей.
   Внезапно раздался звонок телефона. Эмили нехотя отвлеклась от разглядывания безделушек, и ответила:
   - Что?
   - Эми? - голос принадлежал ее матери, - Ты нашла ее?
   - Кого? - непонимающе спросила девушка. Надо же, она совершенно забыла о том, зачем сюда приехала. Кажется, она кого-то искала? За покупкой различных вещей, она забылась. Совсем забылась.
   - Ты что, с ума сошла? - ее мать уже кричала, и Эмили слышала панику в ее голосе, - Мэри! Твоя сестра пропала! Ты нашла ее?
   - Оу, нет, - равнодушно ответила Эми, - Не нашла. Но здесь еще много чего интересного...пока, мам, я тебе позвоню.
   - Что? Ты...
   Женщина не успела договорить - Эмили уже положила трубку, и снова вернулась к своему неотложному делу.
   - Заверните этот ковер! И те часы! Спасибо, мальчики.
   Пока грузчики загружали все в большую машину, Итан спокойно наблюдал за жертвой номер три, и улыбался. Она оказалась слабее двух прочих. Тут же попалась на удочку, заглотила крючок по самое "не хочу". Казалось, ее жадность не имеет предела. А с виду она была не такой, подумалось ему.
   - Эмили! - окликнул он девушку. Та обернулась, и Итан увидел в ее глазах тот самый азарт, который его восхищал. Вот она.
   Avaritia.
   - Чего тебе?
   - Ничего, продолжай...у нас еще несколько остановок в этом районе. Есть еще куча магазинов, где ты пока не побывала, - сказал он, и рассмеялся. Он знал, что не потребуется и дня, чтобы она окончательно погрязла в грехе. Еще до рассвета душа Эмили Райт станет принадлежать ему...
  

7

  

"Avaritia est immoderata divitiarum cupiditas et amor"

Скупость есть неумеренное желание и любовь к богатствам.

   Все, что она видела перед глазами, так это золото.
   Так было всегда, и Эмили Райт никогда не отрицала этого ужасного факта. Ей всегда хотелось больше - денег, одежды, любви парней и матери. Больше популярности. Ее алчность не знала пределов теперь. Вся ее настоящая сущность вырвалась наружу, и Эмили не могла с ней больше совладать.
   Она скупала все. Не в силах остановиться, она опустошала прилавки местных магазинов, и попросту забыла о том, что ее младшая сестра пропала. Что, возможно, она уже мертва. Эмили словно не волновало это - она погрязла в пучине греха, имя которому Алчность.
  
   Дьявол принял привычный для себя образ незнакомца в цилиндре, и подошел к зданию, где располагался магазин ювелирных украшений. С интересом он наблюдал за тем, как Эмили спорит с продавцом насчет того, что на ее карточке недостаточно средств для оплаты ее покупки, которая к слову, вылилась в баснословно крупную сумму наличных.
   - Вы не имеете права! Мне это нужно! - кричала она на весь магазин, - Необходимо! Мне нужно еще...вот это колье, и цепочка...
   Дьявол усмехнулся, и решил, что пора. Нужно сделать это сейчас. Он открыл дверь магазинчика, и вошел. Колокольчики над дверью призывно звякнули. Продавец и Эмили обернулись.
   - Эмили, можно тебя на минутку? - спросил мужчина в цилиндре. Это лицо посетила легкая, приятная улыбка. Эмили выдохнула, и, бросив грозный взгляд на ошеломленного продавца, процокала каблуками до двери. Когда они оказались снаружи, дьявол снял цилиндр, и в миг перевоплотился в продавца из антикварной лавки. Его леденящая кровь улыбка заставила Эмили поежиться.
   - Кто вы такой? - тут же спросила девушка, делая шаг назад. Вдруг она поняла, что находится уже не на площади, не у ювелирного магазина, а стоит прямо на краю той самой пропасти, которую видела во сне. Пропасти, отделявшей ее от сестры.
   Мужчина улыбнулся, обнажив белые, ровные зубы.
   - Странный вопрос, Эмили. Я думал, что ты догадаешься сама, - произнес он, и шагнул чуть ближе к девушке. Та хотела попятиться, но пропасть была слишком близко, и она могла провалиться в нее очень легко. Эми остановилась, и на ее глазах выступили слезы. Она так боялась умереть, что не в силах была этого скрыть.
   - Что...что вам нужно? - лепетала она, постоянно оборачиваясь и глядя вниз. От страха у нее тряслись колени. - Прекратите это делать!
   - Боишься потерять способность скупать все на своем пути, Эм? - иронично спросил дьявол, и рассмеялся. От этого смеха по спине у Эмили пробежали мурашки. - Брось, я не стану убивать тебя. Ну, или может быть, я лгу. Кто меня знает, верно? Я такой гадкий, не правда ли?
   Эмили закрыла глаза, и стала повторять про себя "Мне это кажется". Она сказала это как минимум сто раз, перед тем, как упасть. Она закричала, думая, что падает в пропасть, но не случилось ничего подобного. Она лишь осела на землю. Дьявол склонился над ней, а потом присел. Погладил Эмили по миловидному лицу, улыбнулся, и сказал:
   - Ты хочешь получить свою сестру обратно, Эмили?
   - Ч-что ты с ней сделал?! Где она?!
   - Тшш...не стоит кричать об этом на весь мир, моя радость, - прошептал дьявол, - Как насчет сделки?
   Эмили вздрогнула от его прикосновения, и отстранилась. Его глаза стали желтыми - теперь он не скрывал того, кто он. Дрожь била Эмили, словно удары отбойного молотка. Ей было страшно, и больше совсем не хотелось что-то покупать. Теперь ей жутко хотелось домой.
   - Какой сделки? - пролепетала она, пряча от него глаза. Эмили не хотела смотреть на него.
   - Очень простой, Эмили. Твоя душа взамен на душу твоей маленькой сестрички. Она отправится домой, как и хотела твоя мать. А ты...станешь моей.
   - Я не вижу выгоды от этой сделки, - вдруг вырвалось изо рта Эмили, и она тут же поспешила его закрыть. Дьявол рассмеялся.
   - Ах, Жадность! Вечно ищет выгоду для себя. Хорошо. Будет тебе выгода. Как насчет несметных богатств, и, скажем, тысячи подчиненных тебе душ, мм? Что скажешь, Эмили Райт? Ты согласилась бы отдать свою бессмертную душу за право быть одной из тех, кого по праву называют демоницами? Я отведу тебе отдельную нишу в аду, моя милая! - дьявол расхохотался, и, встав, протянул Эмили руку. Она колебалась. Условия сделки были неравными. Она отдаст душу...а взамен получит богатство и демоническую сущность? Но как же ее сестра?
   - А что с Мэри...она будет свободна?
   - Оу, ты подумала, наконец, о сестре. Чудно, - он улыбнулся, и, поразмыслив минуту, ответил: - Да, пожалуй, она будет свободна. И знаешь почему?
   - Нет...
   - Потому что ее душа чиста, и для Преисподней слишком хороша. А вот твоя...в самый раз. Мэри никогда не желала чего-то сверх меры, Эмили. А ты пропитана этим. Ты - черна и порочна. Для меня...то, что нужно.
   Эмили посмотрела на дьявола, и спустя секунду, протянула ему руку.
   - Это согласие?
   Эмили Райт ничего не ответила, но дьявол знал, что она согласна. Ее склонность и всепоглощающая любовь к богатству погубила ее. Девушка все еще надеялась на то, что ее сестра будет свободна. И только дьявол знал, что это не так. И не будет так.
   Душа Мэри Райт давно была у него.
   Она продала ее сама.

Эпилог

  
   "Счет 3:0 в мою пользу" - подумал дьявол, наблюдая за темноволосой девушкой с красной помадой на великолепных губах. Она разговаривала с каким-то блондином, и томно улыбалась ему. Он улыбался в ответ, и явно хотел от нее нечто большего, чем простой разговор. В воздухе витал сладкий аромат соблазна.
   Жертва номер четыре сама просилась в руки. Прекрасная, удивительная...
   Похоть.
   Еще чуть-чуть и он начнет эту игру. Раз, два...
  
  
   ГРЕХ ЧЕТВЕРТЫЙ.
   ПОХОТЬ.
   0x01 graphic

"Моя мама частенько повторяла мне о том, что не стоит связываться с плохими мальчиками. Но почему она забыла упомянуть, что опаснее плохих мальчиков могут быть только плохие девочки?"

(Марла Сингер, из личного дневника)

  

ПРОЛОГ

  
   - Я могу закурить?
   Голос девушки был спокойным, даже слегка безразличным. Казалось, она прожигала меня взглядом. От одного её прищура хотелось вывернуться наизнанку. Ощущение, что напротив тебя сидит исчадие Преисподней.
   - Разве в вашем возрасте уже можно курить, мисс Блэк?
   - В моем возрасте и убивать не положено, но я все-таки совершила убийство, детектив Гриффитс.
   Я нервно поежился от услышанного - ни капли раскаяния из её уст. В тот же миг я поймал себя на мысли о том, что любуюсь идеальной игрой её губ, слежу за каждым надменным взглядом и блеском озорных глаз. Жесты девушки были точными, ничего лишнего, никакой резкости. Все плавно и равномерно. Одним своим видом она давала понять, что является хозяйкой положения. Для нее это все игра, в которой ей нет равных.
   0x01 graphic
   - Вы только что признались, что убили Марлу Сингер.
   - У вас нет доказательств, детектив.
   - Ответьте только на один вопрос, Аманда: зачем? Зачем вы убили девушку, которую так сильно любили?
   Аманда опустила взгляд и, поправив свои белоснежные кудри, игриво покосилась на детектива:
   - В вашем вопросе уже есть половина ответа, детектив Гриффитс.
   - Я вас не понимаю.
   - Но это не мешало вам мысленно поиметь меня во всех позах, верно?
   - Что за...
   - Расслабьтесь, детектив. Вашей вины здесь нет. Во всем виновато это чертово кольцо.
   Девушка потянулась за сумкой и, достав два блокнота, провела по ним ладонью.
   - Это дневники: мой и Марлы. Сопоставив мой рассказ, дополненный теми сведениями, что вы прочтете в них, вы поймете, почему все произошло именно так.
   - Вы понимаете, что после всего услышанного, мне придется вас арестовать?
   - Арестовать? - девушка хмыкнула и расплылась в добродушной улыбке. - Боюсь, вам это не удастся, как бы вы не старались и не хотели этого.
   Она закусила нижнюю губу, подразнивая мое воображение. Еще никогда я так сильно не желал никого, как сегодня. Мне стоило больших усилий, чтобы вновь сконцентрироваться на происходящем. Казалось, девушке подвластна особая магия - уже спустя несколько минут разговора я не мог думать ни о чем, кроме того, что хочу её. Это необъяснимо. Это не похоже на магию любви, когда тебя переполняют эмоции, чувство влюбленности, которое сродни маленькому безумству. Нет, совсем не то. Словно похоть, которая разносится по твоему телу с одним-единственным желанием - желанием впиться в эти губы. Желанием сорвать эту блузку. Желанием наслаждаться её стонами и криками. Я хотел её, и ничего не мог поделать с тем, что это чувство усиливалось с каждым взглядом девушки: то она казалась сдержанной, даже целомудренной, но вмиг, - в ней улавливалась страсть и дикое желание одержимости.
   Я хотел испытать вкус этих губ. Я хотел...
   - Не поддавайтесь на мои чары, детектив. Сопротивляйтесь искушению. Вы же верующий человек, не так ли?
   - Да, верующий.
   - Именно поэтому я выбрала вас. Если не поверите вы - не поверит никто.
   - Ваша история как-то связана с религией? Вы стали жертвой секты?
   - Хуже, детектив. Я поддалась искушению и согрешила. Но я говорю сейчас не об убийстве или похоти. Я говорю о сделке с дьяволом.
   - Что? - её слова на миг заставили меня вернуться в реальность. - Аманда, вы сейчас сказали...
   Девушка улыбнувшись, утвердительно кивнула.
   - Включайте ваш диктофон. Только пообещайте, что не будете перебивать, пока я не закончу. Обещаете?
   Немного замешкавшись, я все же слегка кивнул. Казалось, меня тянуло к этой девушке просто уже из-за того, что я нахожусь с ней здесь и сейчас. Остальное не имело уже никакого значения. Я был покорен, и это меня угнетало. Внутри велась необъяснимая борьба между моралью и желаниями. Грязными, пошлыми желаниями. Я мысленно начал повторять про себя молитву.
   - И не поддавайтесь на искушение. Ни при каких обстоятельствах. Помните, что на все воля Божья. Вы должны донести людям истину.
   Я включил диктофон и, прикрыв глаза, Аманда начала свой рассказ.
  

  

1

О похоть, похоть, похоть,

Страшней огня в геене.

Нотр-Дам де Пари (Notre Dame de Paris)

   Мне всегда казалось, что я не такая, как все. Только я никогда не озвучивала свои мысли вслух. Я боялась того, что совершенно другая. Мне чужды развлечения обычных подростков. Я никогда не напивалась, никогда не меняла парней как перчатки, была очень замкнутой, но при этом, как ни странно, меня любили за наличие юмора и то, что я никогда не лезла в чужие дела. Ценное качество в наше время.
   В школе я училась хорошо, практически была отличницей. Увлекалась волейболом, пела в церковном хоре, принимала участие в конкурсах по химии и биологии. У меня, как и положено любой хорошенькой школьнице, был тайный воздыхатель - Мэтт Грин. Поговаривают, что у парня было перспективное будущее - его приглашали учиться в сам Йель! Но он, не взирая на упреки и угрозы бедных родителей, выбрал нашу местную академию. Ужасное образование Роудхелла вместо того прекрасного будущего, которое сулила ему учеба в Америке. Многие посчитали его сумасшедшим, кто-то решил, что парень просто струсил, и лишь единицы знали, почему Мэтт пожертвовал таким шансом ради заурядной кафедры по биологии. В итоге, ему пришлось уйти из дома и, поговаривают, что сейчас он живет в городском приюте для бездомных. Но большинство жителей волновала не столь дальнейшая судьба местного самородка, сколько его уникальная коллекция бабочек.
   - Тебе помочь с контрольной? - Мэтт решился заговорить со мной только через месяц после начала учебы, когда, наконец-то, начались семинары и лабораторные работы.
   - Спасибо, но у меня достаточно легкий вариант, - шепнула я тогда и добродушно улыбнулась.
   Мне было жалко этого парня. Он был неплох внешне, но робость и неуверенность присутствовала в каждом его жесте. Мэтт не мог смотреть на меня дольше пяти секунд, он непременно отводил взгляд в сторону. Проводя дни и ночи в библиотеке, юноша мог забывать о том, что надо помыть голову или сменить испачканную рубашку. Для меня это не было главным показателем, но я все равно почему-то акцентировала внимание на таких вещах. Казалось, я просто пыталась найти какие-то банальные оправдания тому, что не могу ответить взаимностью на столь сильные чувства Мэтта. Я всегда мечтала о том, что моя любовь будет страстной, сильной, в ней не будет места страху и отчаянию. Мэтт не мог мне дать того, чего я так желала - уверенности.
   После занятий я часто любила гулять по парку, захватив с собой книгу. В тот период мне нравился Джойс и Сэлинджэр, так же я перечитывала Уайльда и Джерома. В тот день я сидела под дубом и читала Мэлвилла, как вдруг, услышала звонкий стук каблуков. Нехотя оторвав взгляд от книги, я осмотрела приближающуюся ко мне фигуру: босоножки на неприлично длинной шпильке, колготки в сеточку, маленькое черное платье, клатч на тонкой цепочке, болтающийся через плечо, темная шляпка с длинными полями - девушка выглядела так, словно только что сошла с обложки модного журнала. Её ярко-красные губы манили многих мужчин Роудхелла. Про эти губы слагали легенды и весьма пошлые истории. Такие же ярко-красные, как и маки, между которыми она грациозно лавировала, приближаясь ко мне. Маки, о которых ходила не менее дурная слава, чем о Марле.
   Её грациозная походка - не строптивой лани, а хищной пантеры, будоражила воображение не одного юноши. Я не раз слышала о том, как знакомые барышни завистливо обсуждали необычайный цвет глаз девушки - зеленый, который слегка отдавал бирюзой. Сейчас они были скрыты за большими темными очками. Но я знала, что как только она их снимет, я, словно завороженная, буду наблюдать за тем, как они меняют свой цвет. Не иначе, как восьмое чудо света.
   0x01 graphic
   В этой девушке было все ангельски прекрасным, все, кроме её репутации. Марла Сингер была самой известной девушкой легкого поведения в Роудхелле. В свои девятнадцать лет она переспала не с одним десятком мужчин. И, кажется, её не смущало, что о ней ходит дурная слава. Казалось, Марлу вообще не заботило никто и ничто, кроме своей внешности. Но, в тот день я узнала, что это не так.
   Она подошла ко мне, и я, не отводя взгляда, наблюдала за тем, как она, словно в замедленном кадре, вначале сняла очки, оценивающе осмотрев меня, а после, томно вздохнув, присела рядом, облокотившись о ствол дуба. Ни единого лишнего жеста. Все было идеально.
   - Я не могу понять, что такой парень, как Мэтт Грин нашел в такой девушке, как ты?
   Надменный вопрос, но я ни капельки не обиделась на него. Признаться честно, я сама задавалась тем же вопросом практически каждый день. Тем более, в интонации Марлы я не услышала ни малейшего желания обидеть или унизить меня. Наоборот, казалось, в её голосе я слышу отчаяние.
   Она снова посмотрела на меня и, поправив выбившийся локон за ухо, произнесла:
   - Я знаю Мэтта с детства и, сколько себя помню, ты всегда была для него идеалом. Что в тебе такого, что ты свела этого парня с ума?
   Я не знала, что ответить ей на этот вопрос.
   - Ты хотя бы знаешь, какого живется этому мальчику?
   Я едва заметно улыбнулась. Все-таки весьма странно слышать из уст девятнадцатилетней девушки слово "мальчик" в адрес юноши, который младше её всего лишь на пару лет.
   - Зачем ты пришла и рассказываешь мне все это? - я еле выдавила из себя этот вопрос. Я не могла узнать свой голос, словно кто-то другой говорил за меня.
   - Вчера вечером он пытался покончить жизнь самоубийством.
   - Что?
   - Он отчаялся, Аманда. И я не знаю, как ему помочь. Ты сводишь его с ума. А я схожу с ума вместе с ним.
   На её глаза нахлынули слёзы, но она во время приглушила эмоции. Марла была очень сильной девушкой, и это так подкупало. Мне было плевать на её дурную славу, я всегда восхищалась и тянулась к сильным личностям. Марла была именно такой.
   - Где он?
   - В больнице. Но к нему сейчас не пускают никого, кроме родителей. Хотя те без особого энтузиазма решились на то, чтобы проведать сына. Он совсем один, Аманда.
   - Мне жаль, что так произошло. Честно, жаль.
   Девушка осмотрела меня и, обдумав что-то, утвердительно кивнула.
   - Я верю тебе. Но этого мало.
   - Ты так переживаешь за Мэтта. Насколько я знаю, у него практически нет друзей.
   - Мэтт... он хороший. Он очень добрый и очень умный.
   Странно было слышать подобные слова от Марлы. Я никогда не общалась с ней раньше, но много чего слышала об этой девушке. У нее не было подруг. Женщины завидовали её красоте и презирали за дурную славу. Насколько мне известно, она жила с дедушкой, который еле передвигался по дому. Марла практически не ходила в школу из-за того, что приходилось много где подрабатывать, чтобы хоть как-то расплачиваться за еду, одежду, коммунальные услуги. Моя мама, социальный работник, всячески пыталась помочь этой девочке несколько лет: выбила для неё дополнительную социальную помощь, пыталась убедить суд отдать Марлу в элитный детский дом, но все безрезультатно. Наверное, поэтому она так рано повзрослела, столкнувшись один на один с жестоким реальным миром. Миром, где правят взрослые люди, которым не чужды смертные грехи. Первый грех, с которым Марле пришлось столкнутся лицом к лицу, была похоть. Она рано стала красивой девушкой. Красивой, желанной девушкой.
   Я затрясла головой, прогоняя прочь дурные мысли.
   - Я прошу тебя об одном: дай ему шанс доказать, что он достоин тебя.
   - Ты просишь слишком много.
   - Я не хочу его потерять.
   Девушка покосилась на книгу, которая лежала у меня на коленях.
   - Неужели это так сложно, Аманда?
   - Прости, но я не люблю его. Я не могу врать.
   - Я не прошу тебя спать с ним. Я не прошу у тебя ничего, кроме одного - дай ему шанс. Посмотри на Мэтта моими глазами.
   Я тяжело вздохнула.
   - Обещаю, что подумаю над твоей просьбой.
   Она, прикрыв глаза, утвердительно закивала, понимая, что на большее не может даже и рассчитывать.
   - Удивительно, насколько злыми бывают люди, - тихо произнесла я и тревожно осмотрела проходящих мимо людей: они пялились на Марлу и еле слышно обсуждали что-то между собой. Мы обе знали, что сейчас они перемывали ей косточки. В Роудхелле очень любят это дело. Но Марлу, казалось, это нисколько не смущало. Она опустила взгляд вниз, но в её поведении не чувствовалось ни капли смущения или стыда. Видимо, она научилась хорошо справляться с эмоциями, не поддаваясь на провокацию внешнего мира.
   Я спрятала книгу в рюкзак и, приподнявшись, протянула ей руку, помогая встать. Миг прикосновения, и меня словно прошибло током. Казалось, что-то в горле мешало мне дышать - с каждой секундой мне казалось, что я задыхаюсь.
   - Ты совершенно не такая, как о тебе говорят.
   Марла отвела взгляд.
   - Все верно, малышка Аманда. То, о чем поговаривает наш городишко, правда: я не самая приличная и целомудренная барышня Роудхелла, - она закусила нижнюю губу, словно стыдясь своего откровения.
   - Но ведь... у тебя очень трудная жизнь.
   - Всегда есть выбор. Всегда. Но, как и в моем случае, чаще всего нам не хватает того, чтобы кто-то очень близкий и родной вовремя напомнил о том, что всегда есть другой путь.
   Она грустно улыбнулась и, достав из клатча сложенный лист бумаги, протянула мне:
   - Если тебе что-то понадобится от меня - звони.
   Я закивала головой и, словно завороженная, наблюдала за тем, как она медленно разворачивается, чтобы уйти. Не знаю, что на меня нашло, но в тот момент я была словно не в себе от нахлынувших на меня эмоций.
   - Постой, Марла!
   Девушка обернулась: её глаза манили своей бирюзой. Казалось, в них переливались какие-то непонятные искорки озорства вперемешку с неприступностью. В тот миг я поняла, что по непонятным причинам желаю стать частью мира Марлы Сингер. И мне не важна цена, которую придется за это заплатить.
   Еще миг и я, схватив Марлу за руку, притянула ее к себе. Прикрыв глаза, я поцеловала её. И она, не смотря на удивление, ответила на этот поцелуй. Всего лишь несколько секунд, прежде чем я одернулась и испуганно посмотрела на Марлу. Она прожгла меня насквозь. Прожгла насквозь всего лишь мимолетным касанием губ. О Боже, а что же испытывают мужчины, когда она полностью отдается им? Что они испытывают, когда ложатся с ней в постель?
   - Я... я не знаю, что на меня нашло.
   - Все в порядке, Аманда, - спокойно ответила девушка, поправляя шляпку. Её темно-каштановые волосы слегка развивались на ветру, что придавало образу еще большей таинственности. - Просто я не догадывалась, что ты...
   Она тактично замолчала. Я даже не сразу поняла, что Марла хотела сказать.
   - Что? Нет, я не лесбиянка! Нет.
   - Да ладно, - заулыбалась девушка, прищурив взгляд.
   - Мне нравится один парень. Он очень красивый, но я его совершенно не интересую. Но это не значит, что я лесбиянка.
   Казалось, я почувствовала, как в голове Марлы родилась одна безумная затея.
   - А что, если я... - я уже знала, что услышу от нее именно эту фразу. Слово в слово. -...помогу тебе заполучить этого парня? Что если он станет твоим? Ты согласишься на то, чтобы дать Мэтту шанс?
   - Но как?
   - Поверь, я знаю, о чем говорю.
   Она была очень уверенной. Меня это подкупало и возбуждало одновременно. Но как это возможно? Казалось, с каждой секундой я хотела эту девушку все больше и больше. Странная похоть расплывалась по моему телу.
   - Хорошо. Я согласна на твое условие, Марла Сингер. Не знаю почему, но я верю тебе. И верю в то, что ты способна мне помочь.
   - Я делаю это не ради тебя, так что можешь не раскидываться подобными фразами вежливости.
   Внезапная жесткость в тоне девушки слегка задела меня.
   - Итак, кто наша цель?
   - Эндмунд Уайт.
   Марла скептически покачала головой.
   - Сын мэра? А ты не промах, малышка Аманда.
   - Он очень красивый молодой человек.
   - Это единственное его достоинство, поверь мне.
   Показалось, что Марла знает, о чем говорит. Но что за глупости? Этот высокий статный блондин с прекрасными синими глазами был мечтой многих девушек не только благодаря своей потрясающей внешности, но и за немалые спортивные достижения, активную благотворительную деятельность и любовь к живописи. Разве такой всесторонне развитый юноша мог быть плохим?
   - Внешность обманчива, никогда не слышала эту поговорку?
   - Это не про Энди.
   - Ну да, богатенький парнишка не может быть редкостной сволочью.
   - Ты явно не тот человек, который должен читать морали, не находишь? - выпалила я.
   Марла резко одернулась, сдерживая нахлынувшие эмоции. Она молча опустила взгляд, не решаясь что-либо ответить мне. Видимо, Мэтт и вправду был для нее очень дорог, раз она сдерживается от резких ответов. Потому что я на её месте не простила бы такого хамства.
   - Прости, я...
   - Не извиняйся. Никогда не извиняйся за то, что у тебя хватает смелости говорить людям правду, Аманда.
   Я робко кивнула, все еще не понимая, почему выпалила эту фразу? Почему я так активно защищаю того, с кем даже лично не знакома? Влюбленность влюбленностью, но это было всего лишь мнением Марлы. Её появление взбудоражило меня. Я по-прежнему оставалась той же замкнутой девчонкой, которая проводит время за чтением книг, изучением биологии, походами в театры, но с появлением Марлы мне захотелось открыться. Мне захотелось открыться ей.
   - Завтра утром позвони мне, и мы обсудим наши дальнейшие действия, хорошо?
   Она подошла ко мне впритык и, нежно поцеловав в губы, провела ладонью по лицу.
   - Кажется, я начинаю понимать, что такого необычного нашел в тебе Мэтт.
   Казалось, это был лучший день в моей жизни. День, когда я познакомилась с Марлой. Хотя, анализируя дальнейшее развитие этой истории, теперь я могу с уверенностью сказать, что именно так и было. Вообще, порою мне кажется, что Марла - это самое лучшее, что было в моей серой жизни.
  

2

Как дождь пронизывает крытый соломой домишко, так и похоть проникает в неразвитый ум.

Будда

   Я принялась активно общаться с Марлой. Казалось, с ней дни пролетали легко и непринужденно. Мы посещали с ней выставки, ходили в дорогие рестораны, где часто бывал Энди, но безрезультатно. Нам ни разу не удалось пообщаться с ним лично. Я не теряла надежды, но, как оказалось, обещанию Марлы не суждено было сбыться. Я даже не подозревала, насколько близко они знакомы с Энди и что она уже несколько дней умоляла его проявить знаки внимания в мой адрес. Но, увы, Эндмунд Уайт был слишком хорош для такой простой девушки, как я. Почему же Марла молчала? Почему ничего не рассказала мне о том, каков этот юноша на самом деле? Хотя, вряд ли я поверила бы ей и послушала бы её советы.
  
   "...Весь вечер Энди провел у меня дома. Мы занимались сексом, пока ему не наскучило. Я в очередной раз попросила его подойти завтра к моему столику и завести разговор с малышкой Амандой, но безрезультатно. Он сказал, что пока что еще очень любит себя, чтобы заигрывать с такой замухрышкой, как Блэк. Я надеялась, что смогу задобрить его, но, похоже, что кроме секса Энди от меня ничего не нужно. Я ничего не значу для него. Придется прибегнуть к плану "Б". И что Аманда нашла в этом богатеньком Риччи? Надеюсь, он того стоит. Хочется подарить ей хотя бы несколько дней счастья. Ей и Мэтту. И почему она не замечает того, что замечаю я? Мэтт прекрасен..."
  
   Но я ничего не знала об этом. Я прочла эти записи только после смерти Марлы. Её дневник ответил на все вопросы, на которые я никак не могла найти ответ.
   На следующий день Марла заявилась ко мне домой. Родители были на работе, а я осталась в надежде на то, что смогу безнаказанно прогулять лекции - настроения хватало лишь на то, чтобы смотреть сопливые мелодрамы и тоннами кушать шоколадное мороженое.
   - Ты в курсе, сколько там калорий? - улыбнулась Марла, заходя в дом.
   Я по-прежнему стояла возле двери, немного смущаясь, что Сингер застала меня с немытой головой, зареванным лицом и в нелепых мешковатых спортивках в красную клетку, в грязной серой футболке.
   - Траур? Не рановато ли?
   - У нас ничего не выйдет, Марла.
   - Это ты так думаешь. Я проанализировала и поняла, в чем наша проблема.
   - Что?
   Марла взяла меня за руку и потащила к большому зеркалу. Я робко взглянула в него и ужаснулась. Какой же контраст был между нами - красавица и уродина. Её глаза искрились неподдельной радостью и уверенностью. Мне казалось очень странным, что, не взирая на все удары судьбы, Марла сохранила оптимизм и веру в светлое будущее. Она была такой лучезарной, что от одного её взгляда мир казался ярче и прекраснее.
   - У тебя красивое платьице.
   - Спасибо. Я принесла тебе ничуть не хуже.
   - Что?
   Марла игриво улыбнулась, приподняв левую бровь.
   - Ну, у меня родилась одна безумная затея. Я решила поработать над твоим имиджем и немного... развратить тебя. Совсем немного.
   - Вот как.
   - Во-первых, мне не нравится твоя одежда. Во-вторых, все барышни ХХI века уже давным-давно не выходят из дому без косметики. Все, кроме тебя. В-третьих...
   Я закатила глаза.
   - Стоп, стоп, стоп! Я все поняла. Но... к чему мне это все? Неужели ты думаешь, что если переоденешь и накрасишь, то Энди тут же заметит меня?
   - Спорим?
   - Спорим, - я с полной уверенностью приняла вызов.
   - На желание.
   - Заметано. Делай, что хочешь, - я развела руками и лениво плюхнулась на диван.
   Вряд ли я смогу детально припомнить все, что делала Марла. Скажем так, она творила настоящие чудеса. Через несколько часов я с удивлением рассматривала себя в зеркале: неужели такое возможно? Всего лишь новая прическа, классический макияж, красивое белое платье - и в зеркало на меня смотрит совершенно чужая девушка. Красивая, уверенная в себе девушка.
   - Вау! - только и произнесла я.
   - Сочту это как самый искренний комплимент моей работе, - хищно улыбнулась Марла.
   - Наверное, на все это ушло килограмма два косметики, - попыталась пошутить я.
   Сингер отрицательно покачала головой:
   - Я всего лишь подчеркнула красоту твоих серых глаз. Серые глаза бывают лишь у людей с ярким, разноцветным внутренним миром. Не бойся показать его людям. Они увидят твой свет, свет твоей души в твоих бездонных глазах.
   Я не знала, что ответить ей. Мне хотелось так много сказать Марле о том, как я ей благодарна, и что она сделала для меня даже больше, чем должна, но что-то заставило меня промолчать.
   - Чуть не забыла: последний штрих.
   И Марла сняла со своего пальца кольцо. Раньше я как-то не замечала его, но когда она надела его на мой палец, я внимательно рассмотрела украшение. Оно было прекрасным. Ярко-синий камень, по бокам которого были несколько пар рук, тянущихся к нему, цепко впившимися в кольцо. Складывалось ощущение, что они пытались разорвать его по частям.
   0x01 graphic
   Всепоглощающая похоть. С каждой долей секунды мне казалось, что этих рук становится все больше и больше. Я тряхнула головой и дурное видение прошло.
   Еще тогда мне показалось, что от него исходила дурная энергетика. Надев его, я судорожно глотнула воздух.
   - Ух, ты, - произнесла Марла. - Вот теперь, ты идеальна.
   Впервые в её глазах я заметила восхищение вперемешку с обожанием. Казалось, еще минута, две, и наши губы сольются в поцелуе, в поцелуе столь страстном, как в фильмах, когда между героями словно проходит разряд тока. Я всего лишь несколько раз целовалась с мальчишками, но ни один из моих кавалеров не отличался умением хорошо целоваться. Марла на миг прикрыла глаза и нерешительно погладила меня по лицу.
   - Ты необычайная, малышка Аманда.
   - Надеюсь, это поможет заполучить Энди. Я чувствую себя не в своей тарелке в таком вот виде.
   - Все будет хорошо.
   - Когда ты так говоришь, я не могу тебе не верить.
   Она внимательно всматривалась в мои глаза. Мне стало не по себе: я не знаю, что Марла заметила в них в тот миг, но за этим взглядом последовал поцелуй. Из моих губ послышался сладостный стон. Казалось, я никогда еще не испытывала ничего подобного. Её касания словно прожигали меня. Именно так, если бы меня попросили описать этот поцелуй одним словом, я назвала бы его "обжигающим". Я горела, горела изнутри. Я всегда думала, что мне хочется большой и светлой любви. Но когда Марла поцеловала меня, поцеловала так, как никто и никогда не целовал, я поняла, что готова предать все свои мечты, променяв их на одержимость. Я была одержима Марлой. Увы, она никогда не была одержима мною.
  

3

Злость, как и похоть, в приступе своем не знает стыда.

Галифакс, Джордж Сэвил

   "...Что я делаю? Зачем я поцеловала эту девочку? Зачем я позволила ей надеть чертово кольцо? Казалось, если бы не осознание того факта, что я знаю секрет резкой привлекательности Аманды, что все это случилось лишь благодаря магии, черной магии, я не остановилась бы и зашла слишком далеко. Я хотела её. Я желала её. Я взглянула на малышку Аманду глазами тех мужчин, которые не могли устоять против моих чар. Казалось, я была животным, одержимым только одним желанием - утолить свою похоть. Что за глупости? Чем любовь отличается от банального желания похоти? Но кому, как ни мне, знать, что это очень разные чувства. Кому, как ни мне понимать, что желания души и желания тела не всегда совпадают. Желание души - это любовь. Желание тела - всего лишь похоть. Но я понятия не имею, кем сегодня для меня была Аманда. Кажется, я окончательно запуталась в себе..."
  
   Я несколько раз перечитывала этот момент. Казалось, вот она, надежда на то, что Марла, возможно-таки, любила меня. Но я оказалась слишком эгоистичной и слишком темной для таких светлых чувств. Это кольцо... оно изменило меня. Хотя, нет, люди не меняются. Оно лишь пробудило во мне то, что крепко-крепко спало долгие годы. Желание обладать кем-то. Желание покорять кого-то. Неважно кого, главное чтобы тебя хотели, обожали, желали. И как я сразу не догадалась, что виной всему кольцо? Хотя, стоит признать, что поначалу меня радовал результат.
   - Марла Сингер! - Энди расплылся в улыбке. Мне казалось, что даже голливудские актеры моих любимых мелодрам, не столь прекрасны, как он. - Что за прелестная особа сегодня рядом с тобой?
   0x01 graphic
   Марла не спеша, отпила вина и, приподняв бровь, игриво посмотрела в мою сторону.
   - Неужели Эндмунд Уайт никогда раньше не видел Аманду Блэк?
   - Роудхелл немаленький город, здесь люди могут вечность не пересекаться друг с другом, - он поцеловал мою руку и присел рядом с нами.
   - Странно, я не знал, что у Марлы есть подруги.
   - Мы совсем недавно начали общаться. У нас общий друг, - я пыталась вспомнить самые вызывающие и сексуальные гримасы Марлы. Но её мимика была такой естественной и непринужденной, а вот я - я больше напоминала неопытную молодую актрису, которая примеряла на себя образ, который явно был ей не по зубам. Но, казалось, Энди этого не замечал.
   - И чем ты занимаешься, Аманда? Надеюсь, подружка не заразила тебя дурным примером? И не заразила ли вообще чем-нибудь дурным? - Энди громко рассмеялся, похлопывая Марлу по плечу. Казалось, Сингер ничуть не задела идиотская шутка Эндмунда.
   - Я биолог. Вернее, пока что еще только учусь в академии, но в будущем планирую стать биологом.
   - Впечатляет, - тон Энди немного изменился. - Еще никогда не трахался с биологами.
   Его глаза горели диким желанием. Все его тело кричало о том, что он хочет меня. Трудно описать словами. Трудно вообще объяснить, почему это происходило. Сейчас я все это понимаю - как и почему, но тогда... тогда я была напугана.
   Честно говоря, не так я представляла себе наш первый разговор. Наивная дура! И на что я рассчитывала, придя в ресторан, расфуфыренная, словно проститутка? Да еще в компании Марлы Сингер, самой доступной девушки Роудхелла? Конечно же, Энди принял меня за какую-то дешевку. Мой идеал рухнул - оказывается, мистер Уайт совсем не прочь ни к чему не обязывающих отношений на одну ночь. Но я хотела большего. Я хотела любви.
   - Придется вас огорчить, но я не трахаюсь с кретинами и козлами. Хотя, козлы мне любопытны, но только с точки зрения зоологии. А вот кретины... здесь наука бессильна, - и я быстро зашагала прочь из ресторана, еле сдерживая слёзы.
   Не помню, сколько я просидела на лавочке в парке, пока кто-то не накинул мне на плечи пиджак. Когда я подняла взгляд, то увидела рядом Энди.
   Он молча рассматривал звезды, по его виду трудно было что-либо сказать.
   - Ну и ночка выдалась сегодня, - спокойным тоном произнес Энд, разглядывая небо. - А у биологов часто бывает ощущение, что они вели себя, как полнейшие кретины?
   - Нет, - сухо ответила я. - По крайней мере, я никогда о таких не слышала.
   - Наверное, круто быть биологом.
   - Каждому свое.
   Наконец-то, он решился и посмотрел на меня.
   - Прости... я повел себя как полнейший придурок.
   - Как кретин.
   Он усмехнулся, отводя взгляд. Очаровательная улыбка, которая могла быть присуща либо милому ангелу, либо закоренелому негодяю. Судя по взгляду Энди, ему подходил именно второй вариант. Глаза так много могут сказать о человеке. Иногда, они могут сказать абсолютно все.
   - А ты дерзкая.
   - Я биолог.
   Он засмеялся и, казалось, мой лед обиды начал потихоньку таять от его шарма.
   - Веселая, умная, красивая. Вот только подруг тебе нужно выбирать осмотрительнее. Чем ты думала, когда появилась на людях в обществе Марлы Сингер? Не говори только, что не знала, кто она.
   - Знала.
   - И? Я поражаюсь женской логике!
   - Марла очень добрая.
   - Марла спит со всеми, кто платит ей деньги!
   - Это не мешает ей быть доброй.
   Эндмунд взял мою руку. Вначале я одернулась, но он отрицательно покачал головой.
   - Не бойся, я не буду к тебе приставать. Просто... запомни на будущее, что Марла - она не такая. Она кажется хорошей, милой, у нее было столько проблем и испытаний в жизни, и именно поэтому она научилась играть. Она - актриса, та еще интриганка. Не водись с ней. Нельзя ждать чего-то хорошего от человека, которого энное количество раз ломала жизнь...которого использовали, предавали люди.
   Ну, разве эти глаза могут врать? Я смотрела и понимала, что, не взирая ни на что, действительно испытываю желание узнать этого человека. Понять. Изменить. Полюбить. Вам покажется это странным, но у каждого своя любовь и свои потребности. В этом юноше чувствовалась сила, уверенность. Именно то, что сводит меня с ума. То, что я в первую очередь ищу в мужчинах. И кажется, я ему тоже стала интересна.
   Я видела, как он хочет меня. Похоть похотью, но я так хотела вызвать в нем любовь. Прежде всего, именно любовь. Хотя, в нашем мире это закономерно: вначале секс, а после - после посмотрим. Но я хотела, чтобы в моей жизни все было так, как того хочу я.
   - Аманда.
   Энди протянул мне визитку.
   - Я понимаю, что наше знакомство началось не очень хорошо, - он ухмыльнулся. - Вернее даже, вообще ужасно. Я все пойму, но все же, если есть шанс, что ты захочешь со мною встретиться - позвони мне. И я с удовольствием тебя куда-то приглашу. Пообщаемся. Может, даже поцелуемся.
   Он подмигнул и, поцеловав мою руку, пошел прочь.
   Не помню, долго ли еще сидела вот так, наслаждаясь ночным небом и теплом его пиджака. Но тогда мне показалось, что я, наконец, поняла, что такое счастье. А ведь и, правда. Всего лишь показалось...
  

4

Похоть всегда побеждает любовь.

Семь смертных грехов (Seven Deadly Sins)

   Последующие дни мы с Энди гуляли ночи напролет. По-моему, только ленивый в нашей академии не знал, что Аманда Блэк, тихоня и умница, встречается с золотым мальчиком нашего города - сыном самого мэра. Моя мама была без ума от счастья, папа лишь скептически разводил руками, а я - сияла от радости.
   Все эти дни Марла не давала о себе знать. Не отвечала на телефонные звонки. Дома её тоже не было.
   Но меня это тогда не очень волновало. Более того, я зациклилась на Эндмунде Уайте.
   - Трудно удержаться от соблазна, тем более, когда он носит такое красивое женское имя... - мы снова и снова изучали друг друга прикосновениями губ. Он бесцеремонно скользил рукой по спине и ягодицам, а после - быстрым движением стянул с меня футболку. Его губы скользнули по шее, задержавшись на груди, а после, - плавно последовали вниз, по животу. Я нетерпеливо изогнулась, пытаясь сдержать сладостный стон. Своими пальцами я впивалась в его волосы, не зная, чего хочу больше: чтобы его губы вернулись назад и прильнули к моим губам, или что бы он следовал дальше.
   Не беспокойтесь, детектив Гриффитс, я не буду посещать вас в превратные подробности нашего первого раза. Его не было. В тот момент в комнату постучала мама, сказав, что ко мне пришла Марла. Она явно была недовольна тем, что я общаюсь с такой сомнительной особой. Но зато теперь вы знаете, что я быстро простила Энди те оскорбления и была готова к тому, чтобы как можно дольше наслаждаться своим неожиданно свалившимся, как снег на голову, счастьем.
   - Ты где так долго пропадала? - я зашла в гостиную, оценивающе рассматривая Марлу. Вид у неё был еще тот: под глазами ужасные синяки, видимо, она не высыпалась или много плакала. А скорее всего, и первое, и второе. На лице ни следов макияжа - это так непохоже на Марлу. Она была встревожена, обеспокоена чем-то.
   - Что случилось, Марла?
   - Мэтта наконец-то выписали из больницы.
   - Я так рада. Честно, очень рада.
   - Он постоянно спрашивает о тебе, Аманда.
   Тогда я поняла, к чему клонит Марла. И меня ужаснула одна мысль от того, что она всерьёз считает, что я исполню свое обещание и дам хоть какой-то мизерный шанс Мэтту на то, что он может мне нравится. Нравится, как парень.
   - Марла, я только начала отношения с Энди.
   - Да, я уже наслышана о знаменитой паре Энди плюс Мэнди. Так вас окрестили в народе, не так ли?
   Я учтиво кивнула. Что поделать, всего лишь пара дней, а наша пара стала более обсуждаемой, чем пара Йен Сомерхолдер и Нина Добрев.
   - Но ты ведь честная девушка и сдержишь свое обещание, данное мне?
   - Марла, послушай...
   - Аманда, я помогла тебе заполучить Энди.
   - И я благодарна тебе за помощь. Что угодно, но только не проси меня жертвовать отношениями с Энди ради Мэтта.
   Марла умоляюще смотрела на меня, сдерживая слезы. Почему-то тогда я поймала себя на мысли, что на её месте испытывала бы гнев, ненависть, презрение, что угодно, но вряд ли опустилась бы до того, что в тот момент сделала Марла. Она стала на колени.
   - Я прошу тебя. Сделай это. Энди не обязательно знать обо всем. Просто дай ему надежду, чтобы он смог жить дальше.
   - Я не могу. Я не хочу.
   Слезы покатились по её щекам. Я прикрыла глаза, пытаясь совладать с эмоциями.
   - Отдай мое кольцо, - сухо попросила Марла, даже не смотря в мою сторону. Она все еще стояла на коленях, не в силах поверить в происходящее.
   Я утвердительно кивнула, вернув ей украшение. Как-то неудобно даже: я совсем забыла о нем. И о том, что неплохо было бы его вернуть законной хозяйке.
   Марла надела кольцо на палец и, встав, спокойно произнесла:
   - Теперь, я ухожу, Аманда Блэк. И советую тебе больше никогда и ни под каким предлогом не искать встречи со мной. Единственное, чего я не прощаю людям, так это предательства. Ты предала меня. Позволила полюбить всей душой и потом предала.
   - Марла, я...
   - До свидания, малышка Аманда. Будь счастлива. С ним или без него.
   Еще тогда меня насторожила её последняя фраза.
   "С ним или без него"
   Казалось, Марла что-то знает. Сейчас я понимаю все, но тогда - я не понимала ничего из происходящего.
   А ведь как только я предала Марлу - мир и вправду рухнул. Моя сказка закончилась, так и не успев начаться.
  

5

Книга Иакова > Глава 1 > Стих 14:

...но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью;

   Вот уже почти неделю Энди не отвечал на мои звонки. У нас и вправду все закрутилось слишком быстро, но его дикое обожание и полное повиновение улетучилось сразу же, после ухода Марлы. Казалось, словно чары любви куда-то резко пропали.
   Он игнорировал меня и это угнетало. Я не могла сосредоточиться на учебе, постоянно ссорилась с родителями, пропускала лекции, не ходила на дополнительные курсы, книги и фильмы не интересовали меня. Каждый день я искала встречи с ним.
   К концу близилась уже вторая неделя, а я все еще не знала, как мне быть и жить дальше. Моя мечта была в моих руках - и вот, все рухнуло. Все рухнуло сразу после ухода Марлы. Возможно, в этом вся проблема? Но я не могла найти логичного ответа и хоть как-то связать эти события.
   Я решила попытаться поговорить с Марлой.
   - По-моему, я ясно сказала, что не хочу тебя видеть?
   - Мне нужна твоя помощь.
   Марла недоумевающее смотрела на меня, не пуская на порог своего дома.
   - Ты... издеваешься?
   - Я понимаю, что обманула тебя, предала, но я в отчаянии. Энди игнорирует меня.
   - Видимо, на то есть свои причины.
   - Сразу после твоего ухода его как подменили!
   Марла отвела взгляд в сторону.
   - Ничем не могу помочь.
   - Я согласна сейчас же пойти к Мэтту, только верни мне Энди.
   - Зачем он тебе? - Марла смотрела на меня с сожалением. - Аманда, прости, конечно, но это глупая одержимость. Ты же не знаешь его. Ты влюбилась лишь в красивую картинку - тебя не интересует содержимое этой картинки.
   - Не тебе поучать меня, что такое любовь.
   - О чем, о чем, а о любви я знаю все. И я вижу, когда человек любит. В случае с Энди - у тебя просто одержимость. Дай-ка я опишу, что творится у тебя в душе, - она подошла очень близко, томно шепча мне на ухо: - Внутри у тебя бушует дикая жажда. Ты желаешь обладать Энди. Но тебя меньше всего интересует душа - в порыве похоти и страсти ты желаешь одного - обладать его телом.
   Казалось, внутри меня все выворачивается наизнанку. Мне было противно от её слов. Гнев пожирал меня изнутри. Я не выдержала и ударила Марлу. Это была пощечина, сильная пощечина. Сингер испуганно глянула на меня и, схватившись за щеку, молча смотрела, не отводя взгляд.
   - Марла, я...
   - Что с тобой произошло, Аманда?
   - Прости меня.
   Не в силах, что-либо объяснить, нормально извиниться, я бежала сломя голову, захлебываясь слезами. Еще никогда мне не было так противно от самой себя.
  

*****

   Через несколько дней я решилась наведаться в тот ресторан, где мы впервые познакомились с Энди. Спустя час, я наконец-то увидела его. Моя улыбка, неуместная улыбка, сползла с лица, как только я заметила, что мой возлюбленный был навеселе в компании двух роскошных брюнеток. Одной из них была Марла. Мой мир рушился с каждой минутой, что я наблюдала за ними. Он обнимал её, целовал, я видела, каким взглядом Энди смотрел на неё - даже на меня, в порыве страсти, он не смотрел так, как сейчас на Марлу.
  
   "...Я не могла решиться сказать Аманде о том, что уже два года периодически сплю с её возлюбленным. Я не могла решиться сказать ей о том, что он тот еще бабник, меняет девушек, как носки. Хотя нет, девушек он меняет чаще. И я должна была сказать об этом еще до того, как помогать охмурять Уайта. Обычно, Энди довольствуется парою ночей и сразу забывает о девушке, стирает её из памяти, из своей жизни. Хотя, как можно стереть из жизни того, кого в неё никогда и не пускал? Но я почему-то задержалась возле него надолго. Словно некая отдушина. И дело даже не в кольце. Это чувствуется. Он дико ревновал меня ко всем моим мимолетным мужчинам. Со мною он мог быть таким, каковым являлся на самом деле, - слабым и беззащитным. Я была его поддержкой и опорой, так как он единственный, кто помог мне в самый трудный момент. Он заплатил за дорогостоящую операцию Мэтта. Я отплачивала ему сексом. Никакой любви, никаких чувств - просто он получал то, что хотел: человека, перед которым не нужно играть роль. Я была обязана ему до конца жизни. Я обязана ему всем. А значит, я принимала его любым. Я принимала его таковым, каковым он был бы противен обществу. Он нехороший человек, я знаю это. Но его прелесть в том, что он и не скрывает этого от меня..."
  
   Похоже, лишь в тот вечер я сняла с себя розовые очки. Меня душила обида, меня гложила ненависть. Как Марла могла допустить это? Неужели она решила отомстить мне? Если бы я знала, что между ними уже давным-давно существовала некая связь, возможно, все было бы иначе. Однозначно, все было бы иначе. Но тогда я не знала ничего. Я верила лишь тому, что видела.
   Еще несколько дней я наблюдала за тем, как ему хорошо в компании Марлы. Казалось, ей тоже было приятным его общество. Хотя, судя по её грустному взгляду, было еще что-то, что ускользало от меня, что-то, о чем я не знала.
   И тогда, именно тогда я решилась на свою подлую авантюру - украсть дневник Марлы. Однажды, прогуливаясь возле озера Атра, мы разговорились о том, что ведем дневники. Мы вообще много о чем разговаривали в тот день.
   храню его за зеркалом. Бабушка прятала там шкатулку с драгоценностями. Мама - дорогую картину. А я - дневник. Все мое сокровище, вся моя жизнь в нем. Жизнь, после момента, когда я... стала той, кем являюсь" - это признание далось ей нелегко. Но Марла никогда ни о чем не жалела. А ведь это так нереально: столько света в таком сломленном жизнью человеке.
   В ту ночь, когда Марла уехала к Энди, я пробралась в её дом. Дедушка Сингер умер еще год назад и, по логике, больше никого не должно было быть здесь. Я с легкостью отыскала нужное мне зеркало в комнате Марлы и, достав дневник, принялась тут же его листать. Спустя пару минут, я все же решила начать ознакомление с первой страницы.
  
   "...Сегодня мне пришлось переспать с мужчиной. Мне не хватало денег, чтобы заплатить за дедушкины лекарства. Старый аптекарь сказал, что сможет мне простить долг, если я разденусь, раздвину ноги и никому не скажу о том, что он будет делать. Мне было очень больно, я плакала, но в итоге все же не платила за лекарства и даже получила новый заказ. Только аптекарь сказал, что мне придется еще несколько раз к нему прийти, и он повторит то, что делал. А мне только придется снова раздеться и раздвинуть ноги. А возможно, даже..."
  
   Я судорожно перелистала несколько страниц. Судя по датам, Марле тогда еще не было и двенадцати лет! Какой ужас. А ведь я знаю этого аптекаря - уважаемый человек. У него прекрасная жена и двое детей. С его сыном мы даже некоторое время общались на занятиях по латыни и органической химии.
  
   "...Мне надоело это делать. Но только так я могу получить деньги, чтобы оплатить все наши расходы. Мэтт говорит, что это называется "сексом", и я уже ненавижу это слово. Но Мэтт говорит, что мне не будет противно, когда я испытаю "любовь". Он умный мальчик и я верю ему. Мне даже кажется, что я люблю его. Но он уже давно влюблен в другую девочку. Её зовут Аманда, его одноклассница. Он сохнет по ней, сколько я себя помню. Кажется, он единственный, кто вообще не обращает на меня внимания. Странно, что внезапно я начала интересовать многих мужчин. Это меня угнетает. Такое чувство, что я просто вещь, которую можно использовать, как того пожелаешь. Противно, что сама я уже давно ничего не желаю. Разве чтобы дедушка и Мэтт были здоровы"
  
   Не то. Я листала дневник, пока не наткнулась на то, что окончательно перевернуло мои взгляды на жизнь.
  
   "...Будь проклято это кольцо. Я должна была догадаться, что проблема не во мне. Оно, словно магнит, притягивает мужчин. Они хотят меня, они желают меня, похоть поглощает их развратные души. Я должна была догадаться! Теперь на моей душе метка. Я открыла врата для того, чтобы этот грех блудливости вырвался в наш мир. Если бы я только знала. Но уже поздно, что-либо менять. Я хожу в церковь, но никто не в силах помочь мне. Я молюсь каждую ночь, но безрезультатно. Если я перестану продолжать сеять похоть, вначале умрет дедушка. Потом придет черед Мэтта. А после... после уже не страшно: тогда уйду я. Но это такие мелочи в сравнении с тем, что я натворила. Мэтт винит себя в содеянном, но разве он мог знать, что это кольцо принесет столько горя и бед?"
  
   Если бы я не одевала этого кольца, то сочла бы все написанное за бред сумасшедшей. Но оно было на моем пальце, я чувствовала, какую силу и власть дает это кольцо. Мужчины смотрят на тебя восторженными взглядами. Они хотят тебя, желают. Они не в силах устоять против плотского искушения обладать тобою, наслаждаться твоим телом.
   В тот миг я вспомнила, что прогуливаясь у озера, мы завели диалог о мистике. Многие поговаривали, что местность, где мы любили гулять, полна разных неизвестных созданий. Они живут в озере и питаются человеческой плотью.
   - Эти существа называют мавками, - подтвердила легенду Марла. - Из-за них в этом озере уже давно никто не рискует купаться.
   - Но это ведь абсурдно! - помню, я тогда возмутилась, как можно во все это верить? - Наши биологи уже сотни раз проверяли озеро на наличие пираний и других существ. Зеро. Пусто. А ты говоришь о мавках.
   - Я верю в мистику. Мне кажется, что в таком городе как Роудхелл, нельзя отрицать тот факт, что здесь много необычных явлений. И чем их больше, тем они становятся обыденней.
   Итак, тогда я узнала, что вся её магия, все женские чары были заключены в кольце. Странно, но меня весьма обрадовал этот факт. По крайней мере, тогда я испытала дикий восторг, словно одержала главную победу в своей жизни. Теперь я знаю, как вернуть благосклонность Энди. Теперь я знаю, как снова вызвать в нем обожание и восхищение, как заставить его снова желать меня, хотеть меня, любить меня.
   Идеальный парень, идеальный жених, идеальный муж. Именно тот, о ком я мечтала. В нем чувствуется сила, уверенность, власть. Он красивый, обаятельный, влиятельный. У нас будут красивые дети.
   - Аманда?
   Кажется, я вскрикнула от неожиданности. Позади меня у дверей стоял Мэтт. Он был очень бледным. Его карие глаза изучающее рассматривали меня.
   - Что ты здесь делаешь? Зачем тебе дневник Марлы?
   - Я хотела узнать правду, и я её узнала. О кольце. Откуда оно у вас, Мэтт?
   - Это зло, Аманда. Зло, с которым нужно давным-давно покончить.
   Я округлила глаза, не понимая, почему он так рассуждает. Ведь это только вина Марлы, что она не смогла с ним совладать, использовать с умом, правильно.
   - Если это зло, почему ты подарил его Марле?
   - Я не знал, что оно натворит столько бед. Когда-то я зашел в одну старинную лавку, где было много разных украшений, мне очень хотелось что-то купить, чтобы порадовать Марлу, которая в то время пережила много бед, - слова давались Мэтту с трудом. Ему было неприятно вспоминать былое время. Время, когда он испортил жизнь человеку, который, как, оказывается, преданно любил его. - Я был тогда еще совсем ребенком, в кармане у меня было всего лишь два доллара. И за два доллара старенькая бабушка предложила мне это кольцо. Она сказала, что оно обязательно принесет моей подружке счастье.
   - Ты купил магическое кольцо за два доллара?
   - Похоже, это единственное, что удивляет тебя в данной ситуации, - сухо подметил Мэтт.
   Он присел на кровать, испытывая легкую одышку.
   - Может, тебе принести какие-то лекарства? Или воды?
   Мэтт отрицательно замотал головой. Казалось, ему было неприятно получить от меня хоть какую-то помощь.
   - Марла говорила тебе, что со мной произошло?
   - Да. Мне очень жаль, Мэтт.
   - Пустяки. Знаешь, эта ситуация меня многому научила. На самом деле, мне было сложно смотреть на мучения Марлы, на то, как она спит со всеми этими уродами, чтобы хоть как-то оплатить мое лечение, лечение дедушки. Мои родители всего-навсего молча принимали деньги, помалкивая о том, как они нам достались. А теперь... я стал для нее обузой. Обузой, которая даже не может подарить ей ту любовь, которую она заслуживает!
   Я присела рядом, внимательно обдумывая все, что услышала. В надежде узнать хотя бы еще что-то, я положила ладонь на руку Мэтта, и тихо спросила:
   - Но почему, Мэтт?
   - Таково мое наказание. Марлу желает каждый мужчина, кроме меня.
   - То есть? - услышанное, как-то не укладывалось в моей голове.
   - Такова сила кольца: только тот мужчина, которого любит женщина, не будет хотеть её.
   - Что за бред? На мне было кольцо и...
   И тут как гром среди ясного неба. Впервые я заговорила нерешительно, словно каждое слово давалось мне с большим трудом. А ведь Марла была права - я не люблю Энди. И никогда не полюблю его. Я желала, чтобы рядом был идеальный мужчина. Чтобы его было не стыдно показать родственникам. Чтобы мне завидовали друзья. Чтобы каждый раз все восторгались, какая мы прекрасная пара. Я всегда была тихой, серой мышкой. И теперь, вступая во взрослый мир, мне хотелось быть на высоте. Я хотела заявить о себе. Но когда у меня возникло такое желание? Когда я перестала быть собой? Я пробудила зло, которое теперь не в силах побороть. И теперь остается только идти до конца.
   Мне казалось, что это единственное правильное решение.
   - Мне нужно идти, Мэтт. Выздоравливай!
   Я чмокнула его в щеку и пулей выскочила из комнаты, припрятав дневник в сумку.
   Осталось лишь найти эту лавку. Лавку, где магическое кольцо можно купить всего лишь за два доллара. Но как только я вышла из дома - меня ждало еще одно открытие. Сказать, что я была удивлена, значит, не сказать ничего. Прямо напротив дома Марлы разместилось здание под названием "Девятые врата", и что-то мне подсказывало, что именно здесь когда-то Мэтт купил то злощасное кольцо. Но, еще полчаса назад, этого здания здесь не было и в помине. Я решила рискнуть и войти внутрь. Именно тогда я подписала смертный приговор Марле Сингер.
  

6

Книга Псалтирь > Глава 10 > Стих 3:

(9-24) Ибо нечестивый хвалится похотью души своей; корыстолюбец ублажает себя.

   Я привыкла к тому, что добро и зло - неразделимые понятия. Не существует "абсолютного добра" и "абсолютного зла", а значит, - в этом вечном противостоянии никогда не будет победителя. Но, тем не менее, борьба продолжается. Борьба бессмысленная и безрезультатная.
   Добро и зло не может быть абсолютным, тотальным. Светлые и темные стороны ведут свою борьбу не за то, чтобы править миром. Они ведут борьбу, прежде всего, в каждой человеческой душе. Только там они могут понять, кто же сильнее. Только это поле битвы определяет истинного победителя. Печально, что моя душа сдалась на растерзание злу.
   Я прикрыла дверь и осмотрела старенькую лавку. Несмотря на миниатюрный вид, внутри здание оказалось весьма просторным: в нескольких метрах от меня раскинулись многочисленные полки с травами и различными амулетами; в левом углу - небольшой столик со старинным кассовым аппаратом еще военного времени, а в правом - сундуки и шкатулки разнообразнейших размеров, форм и цветов. Были здесь еще две двери, на которых весели громадные замки. Присмотревшись, я заметила лестницу, которая вела на второй этаж, где я увидела стеллажи с книгами. В целом, ничем не примечательная лавка: слегка пыльная, от того, что старенькая. Но что-то в ней было зловещее, что-то, заставляющее мое сердце биться быстрее от страха. Я прекрасно понимала, что именно здесь творятся вещи, неподвластные моему пониманию.
   - Ты абсолютно права, Аманда. Даже я не понимаю, как происходят те или иные чудеса. Но они происходят, - раздался приятный мужской голос. - Не бойся меня, я не причиню тебе вреда. Ты мне нужна.
   Я судорожно осмотрелась по сторонам, пытаясь понять, откуда доноситься голос. Но эхо, казалось, было повсюду. А спустя пару минут, я уверенно полагала, что на самом деле голос звучит в моей голове.
   - Полагаю, ты пришла за кольцом?
   - Ты так много знаешь обо мне, - еле слышно произнесла я, прикрыв глаза. - Это телепатия?
   - Я следил за твоей жизнью, Аманда. И я знаю обо всем, что тебя тревожит. О чем ты думаешь. Чего желаешь.
   Кто-то подошел ко мне сзади, обхватив горло и талию. Я вскрикнула, но не более - тело отказывалось слушаться меня. Я не могла пошевелиться. Он бесцеремонно водил руками по моему телу, наслаждаясь его формами и изгибами. Он целовал мою шею - и я не могла противиться этому. В тот момент я чувствовала себя совершенно беспомощной и сотни раз пожалела о своем решении прийти сюда.
   - Тебе так неприятно то, что я с тобой делаю? Но разве ты пришла не за кольцом похоти?
   - Я хочу приворожить любимого человека. Мне не нужны все мужчины. Я хочу одного, - запинаясь, произнесла я, пытаясь подавить нарастающее отвращение и захлестывающую меня беспомощность.
   Мой собеседник остановился. Он убрал от меня руки и, засмеявшись, произнес:
   - Увы, кольцо есть только в одном экземпляре, Аманда.
   - Марла не отдаст его мне. Только не после того, что я сделала, - я с ужасом вспомнила то, как залезла в её дом, украла дневник, нагрубила Мэтту. Не казалось, что в этом причины моих бед. Но, как оказалось, Марла все равно не отдала бы мне его - тяжкую ношу, которую она не пожелает нести никому. Кольцо не просто вызывает похоть. Кольцо способствует всячески тому, что вместе с похотью тебя постигают проблемы и неприятности. Когда ты одеваешь его на палец, вся твоя жизнь превращается в черную полосу. Марла Сингер не собиралась передавать этот тяжкий крест кому-либо другому. Даже по его собственной просьбе. Марла не могла позволить себе такую низость. Увы, я не такая, как Марла.
   - Тогда, есть только один способ заполучить кольцо: ты должна украсть его, - немного поразмыслив, произнес незнакомец. - Но даже тогда оно не подействует. Понимаешь, кольцо связано со своей хозяйкой. И если она не отдаст тебе его добровольно, магия не будет действовать. Так что... либо она все же передает его тебе добровольно, либо... - настала эффектная пауза, - тебе нужно дождаться смерти его законной хозяйки.
   - И это все, что ты мне можешь посоветовать? Предлагаешь убить Марлу?
   Голос истерически засмеялся. От этого смеха умерли все те воображаемые мурашки, которые бегали по моей коже.
   - Нет, нет, нет. Я даже и не заикался об этом, моя дорогая. Но, ты не находишь странным то, что мои безобидные слова толкнули тебя к такому умозаключению?
   Я чувствовала его дыхание совсем близко. И меня ужаснула одна только мысль о том, что я хочу вновь ощутить руки незнакомца на своем теле. Я всячески противилась этим мыслям, но чем больше сопротивлялась, тем больше думала о нем.
   - Не нужно бояться, Аманда. Такова моя судьба - меня хотят все.
   - Прямо Эндмунд Уайт! - попыталась иронизировать я, чем вызвала усмешку незнакомца. По крайней мере, он прыснул со смеху.
   - Помни, моя дорогая, это кольцо похоти - оно ни в коем случае не поможет тебе в любви.
   Внезапно, я упала на пол. Вовремя подставив руки, я рухнула лишь на колени. Тем самым, осознав, что я вновь нахожусь на улице, возле дома Марлы. Казалось, я пробыла в лавке всего лишь десять минут, но вокруг уже начало светать. Отряхнувшись, я хотела вернуться и дождаться возвращения Марлы, но что-то внутри меня упрямо твердило о том, что сейчас я была не готова к разговору. Не то место, не то время, не те обстоятельства. Все в тот миг было не так. Подсознательно я понимала, что готова пойти на что угодно, чтобы заполучить кольцо.
   Я была готова убить Марлу Сингер.
   Я была готова предать любовь...
  

*****

   Я знала, что по утрам она любит бегать. Марла выходит из дома без пятнадцати минут семь, делает легкую разминку в саду и потом бежит вдоль улицы, поворачивая в проулок Январской реки, а после, свернув в сторону парка, она выбегает на улицу Семи Холмов. Привычный, неизменный маршрут вот уже на протяжении нескольких лет. Я знала о нем. Я знала, что примерно в двадцать минут восьмого она будет пробегать возле озера Атра. Плюс-минус пять минут.
   Я сидела на длинном помосте, который раскинулся от этого берега и доходил до граничащего с озером Кровавым парком. Им мало кто пользовался, так как доски, не взирая на частые замены и реконструкции, порою не выдерживали веса людей. Они ломались, или падали в озеро - большинство так и не всплывало.
   Проклятое место.
   Проклятое, и потому такое прекрасное. На этом месте можно было целую вечность любоваться дивными рассветами и закатами. Здесь было умиротворенно, настолько умиротворенно, что казалось вот-вот, непременно, кто-то должен нарушить эту гармонию.
   И вот, я услышала знакомые шаги.
   Я сидела, свесив ноги вниз, хаотично болтая ими в нескольких сантиметрах от воды. Заметив знакомую оранжевую футболку, я помахала Марле рукой. На лице застыла неуверенная улыбка. Один вид Марлы заставил меня усомниться в своем решении.
   Девушка одарила меня холодным взглядом и, остановившись, решительно зашагала на помост.
   - Доброе утро, малышка Аманда.
   Марла присела рядом. Её глаза изучающее рассматривали меня. Поправив мой локон за ухо, она провела ладонью по лицу, задержавшись возле шеи.
   - Ты действительно готова убить меня ради кольца?
   - Что?
   - Ты же знаешь, я не отдам тебе его добровольно.
   - Но почему? - я пыталась достучаться до нее, но безрезультатно. - Ты сможешь быть счастлива с Мэттом. Я займу твое место. Все будут только рады. Особенно Мэтт.
   - Ему нужна только ты, Аманда.
   - Но мне не нужен Мэтт, - возразила я. Как она не понимает, что, по сути, я делаю ей большое одолжение?
   - Как и Эндмунд. Это меня и пугает, Аманда. Ты забыла про любовь, про эмоции... тебе больше всего хочется заполучить кольцо и вселять в людей желание хотеть тебя! Чтобы они думали о тебе, чтобы они сходили с ума с тобой и без тебя. Чтобы они боготворили тебя. Но помни, что после всего этого они возвращаются домой, где их ждут любимые жены, невесты, девушки. А ты... ты всегда будешь обречена на одиночество.
   - Отдай мне кольцо, - в моем голосе была стальная уверенность в том, что именно я должна обладать им.
   - Ни за что.
   - Марла...
   - Я не хочу, чтобы твоя жизнь стала проклятием!
   - Не тебе решать, как мне жить.
   - Я не решаю, как ты должна жить. Я только не дам тебе совершить мои ошибки. Ты заслуживаешь лучшего, Аманда. Лучшего, чем может дать тебе это кольцо.
   Мне показалось, что Марле практически удалось до меня достучаться. Одна часть меня понимала, что она, безусловно, права. Но вот другая часть меня твердила о том, что это кольцо откроет мне большие перспективы. "Но ни слова о любви, Аманда. Ни слова о любви" - эхом раздались доводы первого голоса.
   Марла встала и, пройдя несколько метров, облокотилась о перила помоста.
   - И еще, верни мне мой дневник.
   Я утвердительно кивнула, любуясь тем, как она смотрит куда-то вдаль. Казалось, Марлой можно было любоваться вечность.
   - Ты даже не представляешь, Аманда, что теряешь. За все это время только Мэтт дарил мне ощущение счастья.
   - У каждого оно свое, Марла. У каждого свое счастье.
   Я заметила, как в озере промелькнула какая-то тень. Резко одернув ноги от воды, я испугано вскрикнула - чья-то цепкая рука пыталась затащить меня в воду. И тут я впервые увидела их.
   Мавки.
   Статные девушки-русалки были необычайно красивыми и смертельно опасными. Передо мною была мавка с полуразложившимся лицом, которая, выползая на помост, принялась ползти за мной, с целью затащить и столкнуть в воду. Я быстро вскочила на ноги и выбежала на берег. Теперь я знаю, для чего в этом парке посажены бессмертники. Эти цветы отпугивают мавок.
   Забежав за линию бессмертников, можете быть уверенными, что вам ничего не грозит. Я успела добежать. Мавка протянула руку и взвыла от боли: магические свойства бессмертников сжигали её руку в доли секунды дотла. Она одернула её, но было поздно: мавка осталась без ладони.
   Я облегченно вздохнула. Я успела добежать. Я спаслась. А Марла нет. Только сейчас, находясь в безопасности, я увидела, что Марле не хватило лишь несколько метров - её поймала мавка и сразу впилась ей в ногу.
   Она закричала - вмиг в её крике я расслышала своё имя. Марла звала меня на помощь. Я плохо помню, что происходило потом. Помню, как протянула ей руку. Помню, как она с глазами, полными надежды и слез, изо всех сил тянулась ко мне.
   Сзади я слышала неприятные звуки - мавка отдирала плоть ноги и поглощала её с невероятной скоростью. Если с чем-то и можно сравнить эту нечисть, так это с пираньями. Марла закричала от дикой боли, я попыталась вырвать её из цепкой хватки, но - безрезультатно.
   Я услышала плеск воды и краем глаза увидела, что на сушу выползают другие мавки. Но я никак не могла решиться на то, чтобы спасти Марлу. Я могла, но не спасла её. Мой взгляд застыл на кольце. Сингер сквозь слёзы заметила это. Она лишь отрицательно покачало головой, шепча мне "Нет".
   Но я была очарована им - кольцо манило меня. Я медленно стянула его с пальца Марлы, стянула и отпустила её ладонь. Девушка, прикрыв глаза, уже не сопротивлялась нападениям мавок. Она понимала, что проиграла в этой борьбе. Не в борьбе за свою жизнь. В борьбе за мою душу.
   Мавки набросились на девушку и принялись одновременно отдирать её плоть и тащить её в воду. Я не помню, кричала ли Марла, скорее всего, да. Это ведь страшная боль. Врагу такого не пожелаешь.
   Я была очарована кольцом. Я не замечала ничего и никого вокруг. Только кольцо.
   Когда я все же обратила внимание на озеро, то видела, что вода буквально вскипела от снующих туда-сюда мавок. Миг - и настал полный штиль. Спокойствие и тишина. Как будто ничего и не произошло еще пару минут назад. Как будто я не видела того, как неизвестные мне ранее создания убили Марлу Сингер.
   Но лишь спустя пару дней я осознала одну ужасную вещь: на самом деле Марлу убила я.
  

7

"Похоть же зачавши, рождает грех..." (Иак. 11:15).

  
   - Итак, это все, что вы хотели поведать мне? - я еле сдерживал себя, чтобы не перебить эту странную девушку. Настолько необычной казалась её история. Страшной, омерзительной, необычной. Передо мною сидела девушка, которая обезумела от любви к Марле Сингер. Обезумела настолько, что убила её. Моя немалая практика подсказывала, что я имею дело с особой, которая окончательно и бесповоротно слетела с катушек. Ей место в психиатрической больнице. От начала и до конца Аманда Блэк была уверена в правдивости своего рассказа. Но, тогда у меня оставалось всего лишь два вопроса: почему дневник Марлы Сингер совпадает с тем, что девушка только что поведала мне и... почему меня всячески влечет к этой девушке? Я еле контролирую свои желания, я хочу её. Хочу, и не могу ничего с этим поделать.
   - А разве этого мало, детектив? Я виновата в смерти Марлы и должна понести заслуженное наказание.
   Я хотел было высказать этой девушке все, что думаю: о том, что это все бред и ей нужно лечиться. Но все больше и больше я желал одного - её тела.
   - Если бы... если бы не мои желания и мои мысли, я счел бы твою историю безумством больной девушки.
   Аманда кротко кивнула и, закусив нижнюю губу, тихо произнесла:
   - Вы мне верите, детектив?
   - В твоей истории много недоговоренности, Аманда. Ты была настолько увлечена Марлой, что забыла о не менее важных персонажах рассказа.
   - Мэтт и Энди?
   Я закурил сигару и, наслаждаясь табачным дымом, утвердительно кивнул.
   - Ты говоришь, что в этом месяце вы встречались с Энди, что, более того, Марла с ним спала, но... - я не знал, как помягче донести до девушки то, что собирался сказать. Вздохнув, я решил, что должен сказать все, как есть: - Аманда, вчера был найден труп Эндмунда Уайта. Почти месяц он находился в заброшенной пещере на границе Кровавого парка и Трассы 69.
   Девушка непонимающе смотрела на меня. Конечно же, шок.
   - Не понимаю, детектив. Я же...
   - Никто не видел вас в обществе Энди Уайта. Никто никогда не слышал, что вы встречались. Тем более, никто и никогда не видел, чтобы вы до дня убийства общались с Марлой Сингер.
   Аманда прикрыла глаза. Она была не в силах что-либо ответить, поэтому, прикрыв лицо ладонями, принялась дико хохотать.
   - Что за бред? Быть этого не может.
   - Увы, Аманда, ваша история всего лишь плод вашего воображения.
   - Но, спросите Мэтта! - закричала она. Крик последней надежды. Ей не хотелось верить в то, что вся эта история, лишь плод её бурного воображения.
   - Он сейчас не в том состоянии, чтобы отвечать на наши вопросы, Аманда.
   Я несколько раз за время расследования исчезновения Марлы пытался достучаться до Мэтта, но - безрезультатно. Парень окончательно сошел с ума. Родители не хотели отдавать сына в лечебницу, забрав его домой. Он днями и ночами проводил время, рассматривая свою коллекцию бабочек. Сотни различных бабочек, которые теперь были единственным смыслом жизни Мэтта Грина. Он потерял все. Он потерял Марлу и теперь потеряет Аманду.
   Только сейчас я заметил, как по её щекам предательски катились слёзы. Аманда плакала, а я не знал, как утешить её. Выключив диктофон, я подошел к девушке и, присев напротив, крепко обнял. Я противился похоти, как только мог, понимая, что не могу проиграть. Я не настолько слаб, что не смогу устоять даже против дьявольских чар.
   - Сейчас ты выйдешь из офиса и, как ни в чем не бывало, будешь жить дальше. Ты уедешь из города далеко-далеко, и никогда сюда не вернешься. А это, - я взял её ладонь и медленно снял кольцо. - Я спрячу так, чтобы ни одна живая душа не смогла найти его.
   - Так вы мне верите?
   - Я не могу тебе поверить. Но я верю, что это кольцо действительно несет в себе неведомые силы, которые способны погубить тебя.
   Я чувствовал, как в ней боролись две силы: желание узнать правду и хотя бы немного приглушить боль потери и желание забыться. Второе оказалось сильнее.
   - Спасибо вам, детектив.
   Я сухо кивнул, и, поцеловав её руку, наблюдал за тем, как девушка покинула мой кабинет. Больше я никогда не видел Аманду Блэк. Но история о таинственном исчезновении Марлы Сингер еще долго не давала мне покоя. Чем больше я узнавал подробностей, собирал малейшие факты, тем больше убеждался, что история Аманды не лишена правдивой почвы, и она имела место быть в нашем весьма странном мире...
  

Эпилог

   Знаете закон детективного жанра? Он действует для многих книг и фильмов. Главный злодей должен обязательно присутствовать по ходу развития сюжетной линии. Надеюсь, вы уже догадались, кто он?
   Энди усмехнулся, протирая кольцо похоти, которое переливалось ярко-синим цветом на солнце. Он неспешно подошел к сейфу, достав оттуда шкатулку и, открыв её, укомплектовал украшение на свободное место, среди десятка таких же колец. Энди самодовольно ухмыльнулся, поглядывая на Марлу, и произнес:
   - Как видишь, похоти хватит на всех.
   Девушка ничего не ответила - лишь пристально наблюдала за тем, кто находился в теле Энди. В теле, которое она знала как свое.
   - Прекрасная коллекция, не правда ли? - юноша подошел к Марле и, обняв её, принялся осыпать поцелуями. Девушка, прикрыв глаза, равнодушно ожидала окончания: все в этом юноше было чужое - и манера целоваться, и холодные объятия, и его прикосновения.
   - Я все равно верю, что рано или поздно найдется тот, кто не поддастся искушению, - внезапно произнесла Марла, чем насторожила демона. По крайней мере, Энди остановился и подозрительно посмотрел на девушку. А после, отстранившись, принялся хохотать.
   - Увы, такова ваша сущность, дорогая. Даже твой добрый, милый Мэтт поддался искушению.
   - Ты пообещал ему Аманду.
   - И я сдержу слово. Они будут вместе. Я просто не уточнил, что это произойдет в аду, - Энди расплылся в довольной улыбке.
   Марла закатила глаза и, вздохнув, пошла к выходу. Но дверь не поддалась. Она не выпускала девушку. Энди терпеливо выжидал, пока Сингер прекратит жалкие попытки открыть дверь, но его терпение лопнуло и он, схватив Марлу за руку, повернул к себе.
   - Ты не можешь уйти. Теперь твое место здесь.
   У него был спокойный, утешительный голос. На миг даже показалось, что он сожалеет о том, что произошло. Но лишь на миг - после в глазах Энди вновь появился этот фирменный дьявольский огонек.
   - Приятно иметь в своей коллекции кристально чистую душу, - он провел ладонью по её лицу.
   - Ты же знаешь мою историю, - прикрыв глаза, произнесла Марла. Ей было приятно это прикосновение, и она, как не пыталась, не могла противиться этому факту.
   - Тем приятнее, что, не взирая, на грязь и разврат этого мира, ты сохранила свой свет и свою красоту, - подытожил Энди. - Такие души огромная редкость в нашем мире. Ты стоишь тысячи грешных душ.
   Девушка непонимающе смотрела на дьявола, ожидая подвоха. Но почему-то его не последовало.
   - Почему ты так добр ко мне?
   - Люди вдоволь измучили твое тело. Но я рад, что никто не смог притронуться к самому главному - к душе. За похотью они не видят того, что имеет истинную ценность и может принести еще большее наслаждение.
   - Душа?
   Энди еле заметно улыбнулся, удивленно приподнимая бровь.
   - Как грустно, что в нашем мире, она интересует только демонов, - он непроизвольно хмыкнул. - Парадокс? Именно поэтому мне безумно нравится ваш мир, Марла. Единственный, кто готов преклонить колени пред твоим светом, является порождением Преисподней.
   - А ведь и, правда, это худший из худших миров.
   - Надеюсь, когда-то ты поймешь, что это не так. Ты прекрасна. Но этому миру уже давным-давно чуждо все прекрасное. Он утопает в серости грехов. Не худший и не лучший из миров. Здесь живут обычные люди, которые просто запутались в себе. И я этим охотно пользуюсь.
   Марла скептически пожала плечами.
   - Поздравляю, но зачем ты мне все это рассказываешь?
   - Потому что мне нужен ассистент в моей любимой лавке грехов. Готова стать помощницей дьявола?
   Марла приоткрыла рот от удивления. И самое страшное, что как только она услышала вопрос, девушка уже знала, что скажет в ответ...
   - Да. Я согласна...
  
   ГРЕХ ПЯТЫЙ.
   ГНЕВ.
   0x01 graphic

1

  

Гнев -- отрицательно окрашенный аффект, направленный против испытываемой несправедливости, и сопровождающийся желанием устранить её.

  
  
   - У вас осталось всего две попытки, сэр, - напомнил работник призового тира, без особого энтузиазма наблюдая за игрой.
   Всучив мне полупустую бутылку коньяка, Билл Харпер машинальным движением убрал со лба челку и с решительным видом взял со стойки дротик. На месте Адама - так гласил бейдж того самого паренька - я бы тоже не рискнула доверить ему в таком состоянии ружье или арбалет. Дартс - в самый раз.
   0x01 graphic
0x01 graphic
   - Попадите в центр игрового табло, и вы выиграете главный приз, - бодро добавил Адам, встретившись со мной взглядом. В неровном свете карнавальных огней его глаза неестественно блеснули. Это были красивые серые глаза.
   - И что же стоит на кону? - поспешила вмешаться моя подруга Мария, облокотившись о стойку так, чтобы декольте платья выгодно подчеркнуло ее достоинство. К слову, Марианна Джойс была невероятно привлекательной девушкой: смуглая кожа, длинные темные волосы, точеные скулы, аккуратный носик и чувственные пухлые губы. Экзотический облик дополняли выразительные шоколадные глаза, обрамленные кружевом густых ресниц.
   0x01 graphic
   Несмотря на красоту, личная жизнь Марии, откровенно говоря, не ладилась - в наше время не так просто найти достойного кандидата для длительных отношений. Последним ее серьезным ухажером был Билл, но после девятого свидания девушка отшила и его. Так мы с ним и познакомились.
   - Сегодняшний выигрыш - нечто особенное, - Адам растянул губы в обаятельной улыбке, блеснув идеально ровными зубами. Пока Билли, нахмурившись, пытался прицелиться, парень открыл маленькую бархатную коробочку - внутри лежало кольцо с большим красным камнем, к которому угрожающе тянулись две изящные женские ладони. Я невольно ахнула - приз явно не был дешевой подделкой. В чем в чем, а в украшениях я разбиралась неплохо.
   0x01 graphic
   - Давай, милый, ты сможешь! - крикнула я и приободряюще чмокнула его в щеку. В ответ он нежно улыбнулся мне и, покачав головой, кинул дротик - мимо. С моих губ сорвался вздох: я даже не пыталась скрыть разочарования.
   - Сегодня явно не ваш день, - добродушно заметил Адам, вновь как-то странно посмотрев на меня. Мне показалось, или он действительно был чем-то обеспокоен?
   Следом к игре приступила Марианна: три попытки и все мимо, особой меткостью она никогда не отличалась. Но девушку волновало отнюдь не это - за исключением стандартной вежливости Адам явно игнорировал все ее знаки внимания. Красавица-Джойс, в отношениях с мужчинами никогда не делавшая первых шагов, к такому обращению не привыкла.
   Разочарованные каждый по своей причине, мы еще несколько часов без дела бродили по площади Роуз: центральная площадь Роудхелла утопала в свете огней; территорию оккупировали торговые лавки, заманивающие прохожих разными диковинками; а в воздухе витал знакомый с детства аромат сладкой ваты и кукурузы. Мы успели посмотреть представление мимов, послушать живую латинскую музыку и, отстояв немаленькую очередь, попасть на сеанс к Маргарет Тревис - гадалке местного разлива. Старая шарлатанка, предсказав моим спутникам счастья и здоровья, увидев меня, выпучила глаза и незамедлительно вернула деньги за билет. Все бы еще ничего, но после этого она нагло выставила нас из шатра и прекратила на сегодня все сеансы. Неужели у меня такая плохая карма?
   К двум часам ночи сопровождающая карнавал музыка местной рок-группы стихла, люди стали постепенно расходиться по домам - место веселого празднества вдруг стало выглядеть неприветливо и заброшенно. И мы тоже поторопились к выходу.
   - Идите за машиной, - вдруг сказала я, заметив, что палатка с тиром все еще открыта. Это чертово кольцо никак не выходило у меня из головы, и я решила вновь попытать удачу. - Я вас сейчас догоню, - достав из сумки ключи от машины, кинула их Марианне.
   Я ожидала возражений, но вместо этого девушка кивнула и, взяв под руку шатающегося Билла, уверенной походкой двинулась в сторону парковки. Провожая взглядом ее грациозный силуэт, я вдруг вспомнила, что когда-то они встречались. Черт. Возможно, стоило бросить все и пойти вслед за ними, но мной овладело неконтролируемое желание, во что бы то ни стало, заполучить это кольцо. Единственное в своем роде - не знаю, откуда пришло такое знание, но я готова была поставить на это свою жизнь.
   Адам, собираясь закрываться, неспешно убирал с полок мягкие игрушки, стоя ко мне спиной. Словно ощутив мое приближение, он, не оборачиваясь, сказал:
   - Вы из тех, кто никогда не сдается? - голос его казался усталым и, если меня не обманули чувства, слегка грустным. Плохая выручка?
   - А вы, я смотрю, хорошо читаете чужие души?
   Его плечи приподнялись и опустились в тяжелом вздохе, а затем он удивил меня:
   - Вы как открытая книга, Грейс Белл.
   Я недоуменно приподняла брови и открыла рот, собираясь спросить, откуда он знает мое имя, но Адам не дал мне такой возможности.
   0x01 graphic
   - Уходите, - сказал он резко, а затем, увидев выражение моего лица, смягчившись, добавил: - Уже поздно, наверняка ваш бой-френд волнуется.
   Я чувствовала, что за его словами кроется нечто большее, но их тайный смысл, увы, ускользал от меня. Ощутив где-то глубоко внутри зарождающееся раздражение, я хотела закричать и заставить его немедленно объясниться, но тут мне на глаза попалась коробочка с кольцом. Все мысли вылетели из головы, я видела только его: камень ярко переливался в ночи, способный своим сиянием затмить любую звезду в небе. Это было... волшебно.
   - Вы забыли: я никогда не сдаюсь, - тихо хмыкнула я и полезла в карман за деньгами, но парень неожиданно накрыл мою руку своей, останавливая меня. Его кожа, не смотря на холодную ночь, оказалась на удивление теплой.
   - Оно ваше, Грейс, - сказал он, выдав мне напряженную скупую улыбку. - Забирайте даром.
   Он взял кольцо и, держа меня за руку, наигранно торжественно надел его мне на палец. В тот момент, когда холодный металл коснулся кожи, я забыла буквально обо всем. Меня уже не волновало, откуда он знает мое имя, меня не волновало, с каких пор в тире стали раздавать украшения из чистого золота. Кольцо - мое, и этого было достаточно, чтобы не задавать никаких вопросов. От этого знания меня пронзило наслаждение, граничащее с эйфорией, но следующие слова Адама заставили меня вернуться с небес на землю:
   - Поторопитесь, Грейс. На вашем месте я не стал бы оставлять жениха наедине с такой подругой.
   Сам того не зная Адам попал в больное место: мы с Биллом встречались уже чуть больше года, а он так и не сделал мне предложение. И все это время я страшно боялась, что причиной тому был никто иной как Марианна Джойс.
   - Соблазн слишком велик, чтобы можно было устоять, - его голос упал почти до неслышного шепота; шею обдало горячим дыханием - Адам стоял прямо у меня за спиной, я чувствовала его присутствие всем телом.
   Невольно вздрогнув, отшатнулась и резко открыла глаза - не помню, как закрывала их. Но в следующий миг я, онемев от ужаса, буквально застыла на месте: там, где только что находился тир, стояла старая заброшенная палатка.
   - Адам! Адам! Адам! - гробовую тишину ночи прорезал мой крик. Я, как обезумевшая, носилась вдоль площади, ища хоть одно доказательство того, что сегодня здесь проводился карнавал: ни людей, ни ларьков, ни Адама. Я была совершенно одна. Я словно выпала из реальности.
   Ноги сами принесли меня к выходу. Я остановилась у кованных железных ворот, пытаясь отдышаться. Из глаз невольно брызнули слезы. В голове стоял туман - я чувствовала, как ко мне медленно подкрадывается безумие...
   С такими мыслями я залетела в машину и, ничего не объясняя, завела мотор и вдавила педаль газа. С заднего сиденья на меня воззрились две пары пронзительных глаз: Билл и Мария, используя зеркало, внимательно разглядывали мое лицо. В салоне авто воцарилось странное молчание. Воздух, казалось, как разряд тока пронзило напряжение.
   - Где ты была, Грейс? Мы... - девушка осеклась, подавшись вперед. - Что с тобой? Ты что, плакала?
   Бинго, Джойс. Подняв взгляд к зеркалу, я увидела не самое чарующее зрелище: красные опухшие глаза; остатки макияжа черными разводами застыли на щеках.
   - Милая, что произошло? - между сиденьями показалось обеспокоенное лицо Билли. Он положил руку мне на плечо, и я подавила странное желание отдернуться: - Мы волновались за тебя.
   - Я вижу, как вы волновались, - фраза сорвалась с губ прежде, чем я успела себя остановить; голос так и сочился ядом.
   - Да в чем дело? - Харпер убрал ладонь и, нахмурившись, откинулся назад. - Я не узнаю тебя!
   Теперь он тоже злился.
   Откровенно говоря, я сама себя не узнавала: мной овладело раздражение, при воспоминании о недавних событиях хотелось плакать и кричать от ужаса. Мне нужно было, чтобы кто-то сказал, что я не сумасшедшая. Марианна и Билл были важными в моей жизни людьми, и в этот момент так захотелось рассказать им правду, чтобы они утешили меня и пообещали, что все будет хорошо.
   Сделав глубокий вдох, я повела плечами и попыталась успокоиться. Напряжение, сковавшее все тело, стало медленно отступать. Следя за тем, чтобы голос оставался спокойным, я решилась заговорить.
   - ... карнавал, тир - все исчезло, - подойдя к концу рассказа, я сосредоточила взгляд на дороге, стараясь не смотреть на своих спутников. - Знаю, звучит как безумие. Но в один миг все действительно исчезло! Я... он... - не в силах объяснить что-либо еще, замолчала, плотно стиснув зубы. Я была готова услышать многое: от банального смеха до обвинения в том, что я окончательно сбрендила. Но вопрос Марии поставил меня в самый настоящий тупик:
   - Какой карнавал, Грейс? - девушка нахмурилась, давая понять, что не понимает, о чем идет речь. - О чем ты говоришь?
   В поисках поддержки я посмотрела на Билли, но его лицо молчаливо выражало недоумение. Тут пришла моя очередь хмуриться.
   - Вы шутите надо мной? - я невесело усмехнулась, чувствуя, как раздражение вернулось. - Это не смешно! Совсем не смешно!
   Вот так всегда и бывает: открываешь близким людям душу, а они, смеясь, плюют в нее. На секунду, всего на одну секунду я почувствовала к этим двоим настоящее омерзение.
   Билл и Марианна неподвижно сидели на заднем сидении, странно переглядываясь. А у меня вдруг возник очень важный вопрос: а что они делали на заднем сидении до того, как я села в автомобиль?! Я открыла рот, собираясь заговорить, но Билли прервал меня:
   - Милая, послушай, мы не были ни на каком карнавале, - он поднял руку, пресекая мои возражения. - Мы вместе ходили по магазинам, затем встретили Марию и пошли в "Green frog", неужели ты не помнишь? Это ведь твой любимый бар! - в его голосе было столько нежности и заботы. А также страх - среди всего этого ясно читался страх.
   - Вон пакеты с покупками, - Джойс, вымученно улыбнувшись, кивнула на переднее пассажирское сиденье. - Мне так понравилось платье, которое ты себе купила! Дашь поносииить? - протянула девушка, явно пытаясь сменить тему.
   Я скосила взгляд влево: на сидении, в самом деле, лежало несколько пакетов, на одном из них красовалась марка моего любимого магазина. Эти дурацкие пакеты являлись неопровержимым доказательством их слов. Но у меня было свое доказательство:
   - А как же кольцо? - я подняла руку вверх и, слегка обернувшись назад, наблюдала за реакцией Марии и Билла. Слегка пошевелила пальцами, акцентируя внимание на украшении, и прибавила: - Я выиграла его на карнавале.
   Ну, выиграла - это сильно сказано. Кольцо придало мне уверенности, я ожидала, что сейчас они признаются в том, что это была шутка, и мы дружно посмеемся. Но вместо этого Марианна пронзительно закричала:
   - Машина, Грейс! Следи за дорогой!
   Я резко вскинула голову - прямо на нас мчался огромный грузовик; от столкновения разделяла ничтожная пара метров, сквозь влажное от разыгравшегося дождя стекло можно было различить расширенные, полные страха глаза водителя. Раздался пронзительный автомобильный гудок.
   Не понимая, что делаю, я резко крутанула руль влево: колеса заскользили по мокрому асфальту, и авто понеслось в сторону ограждения, туда, где находился обрыв.
   - Тормози! Тормози! - кричал Билли над самым ухом, но я слышала его голос словно издалека.
   С отчаянным озверением я вдавила педаль тормоза в пол - машина начала тормозить, шины с визгливым скрежетом заскользили по асфальту. Сделав один разворот, автомобиль остановился в нескольких сантиметрах от ограждения. Везение. Это было невероятное везение.
   Все одновременно выдохнули.
   - Идиотка! - голос подруги дрожал от страха. - Ты съехала на встречную полосу! Идиотка!
   Я с трудом оторвала руки от руля, чувствуя, как быстро колотится сердце, еще миг - и оно, сломав ребра, выскочит из груди.
   - Но кольцо... - беспомощно промямлила я; взгляд упал на большой темно-красный камень.
   Джойс, словно ураган, подлетела ко мне сзади и, замахнувшись, замерла. Все еще находясь в каком-то оцепенении, я спокойно обернулась к ней, ожидая удара. Наши глаза встретились - в этот момент она могла сломать мне нос, а я бы так и продолжала сидеть на месте. Вся моя спесь вдруг мигом куда-то испарилась.
   - Ты сошла с ума, - тихо сказала она, отвернувшись от меня. - Встань, пусть за руль сядет Билл. Иначе мы точно не доедем до дома живыми.
   - Он пьян, - я покачала головой и вдруг почувствовала подступающую тошноту.
   - По-моему, пьяна здесь только ты! Билл за сегодня и грамма не выпил!
   Ее зрачки были неестественно расширены, словно смотришь в бездну - и она затягивает тебя; кожа - белая, как мел.
   Я тяжело вздохнула и, отстегнув ремень, на подгибающихся ногах вылезла из машины. Без лишних возражений, умница, Грейс. Мария была испугана и не на шутку раздражена - лучше не спорить с людьми в гневе, никогда не знаешь до конца, на что они способны.
   В этот самый момент я вдруг заметила сцепленные ладони Харпера и Марианны. Билли быстро убрал руку и, не смотря меня, пересел на переднее сиденье.
   Что ж, прекрасно. Я спятила?
   - Грейс, - услышала я откуда-то издалека голос Билла.
   Нет-нет, я отчетливо помню Адама и ярмарку. Неужели...
   - Родная, ты просто устала, - почти ласково сказал он, когда я никак не отреагировала. - Скоро будем дома, и ты отдохнешь.
   Тут я резко вскинула голову и посмотрела на него: лицо любимого, будто по мановению волшебной палочки превратилось в сплошную жесткую насмешку, и я могла поклясться, что он сказал вовсе не "отдохнешь", а совершенно другое слово. Мерзкое, грязное, воняющее ненавистью слово.
   Сдохнешь.
   "Скоро мы будем дома, и ты...сдохнешь"
  

2

  

Гнев -- начало безумия.

Цицерон

  
   Просто поразительно, как быстро может сломаться чья-то жизнь. Две недели. Ровно столько времени потребовалось на то, чтобы моя жизнь превратилась в ад. После того случая на дороге мы с Марией больше не виделись - наш неразлучный дуэт раскололся при первой же ссоре, не выдержав проверки на настоящую дружбу. А Билл... Мой Билли стал отдаляться от меня, он стал холоден и безразличен. И если первое еще как-то можно было пережить, то второе просто сводило меня с ума. Харпер целями днями пропадал на своей треклятой работе, он посвящал ей все свободное время - в какой-то момент я даже стала опасаться, что он женится на ней. Но мои опасения развеял один звонок, поселивший в мою душу настоящий ужас: коллега по работе сообщила мне, что видела мужчину, очень похожего на моего Билла, в компании с сексапильной мексиканкой - это был удар, настоящий удар под дых. За несколько часов до этого телефонного разговора Билли собрал вещи и сказал, что на три дня уезжает на конференцию. В другой город. В моей голове вдруг разом пронеслись все его мнимые отъезды за этот год - он врал мне, этот сукин сын врал мне!
   Я не находила себе места, не знала, во что верить, и пошла на крайние меры - наняла детектива.
   - Вот ваши фотографии, мэм, - худощавый мужчина с сальными черными волосами, протянув мне белый конверт, слегка помедлил: - Сначала деньги, пожалуйста.
   0x01 graphic
   Джозеф Винсент был настоящим профессионалом, он уложился в невероятно короткий срок - один день, и фотографии уже были у меня. Фотографии, которые должны были изменить все. Они либо уничтожат мои отношения с Биллом, либо... я окажусь полной дурой. В данный момент, я даже не знала, что будет предпочтительнее.
   - Откроете или так и будете пялиться на конверт? - на губах Винсента блуждала странная улыбка, он следил за каждым моим движением.
   Чувствуя на себе его пристальный взгляд, я вскрыла конверт и высыпала фото на стол: вот Мария скачет на Билле, а вот он загнул ее раком, теперь они в миссионерской позе...
   О Боже!
   Фотографии выпали из рук, меня начало трясти. Билл Харпер разбил мое сердце, разорвал его на куски, а затем потоптался на кровавых ошметках. Больно, это было действительно больно.
   - Мне жаль, мисс Белл, - сказал детектив, но я не услышала в его холодном голосе ни капли жалости или сочувствия. - Ваш парень настоящий поддонок, не представляю, как вы справитесь с этим.
   Он слегка поклонился, в лучших традициях детективного жанра нахлобучил на голову шляпу, с которой никогда не расставался, и двинулся к выходу. А я... я смотрела на эти чертовы фотографии и чувствовала себя самой несчастной женщиной на Земле. Мои страхи ожили.
   Не доходя до двери, детектив остановился и, повернувшись ко мне, вдруг сказал:
   - Я бы на вашем месте заставил их заплатить за это, мисс Белл.
   "Заплатить за это... заплатить..." - эти слова вихрем крутились в моей голове; я чувствовала, как сильно бьется сердце, словно пытаясь вырваться из груди от невыносимой боли. Джозеф Винсент говорил так спокойно, так разумно...
   Он был прав.
   Внутри меня словно что-то щелкнуло, словно какой-то монстр выбрался, наконец, из клетки. Не помню, как вскочила на ноги. Только лишь обрывки воспоминаний о том, как я крушила все подряд: вазы, тарелки, стол, стулья. Этот монстр не пощадил ничего, он растерзал бы любого, кто встретился бы ему на пути. Мои ноздри раздувались от ярости, которая с каждой секундой все нарастала и нарастала, и я уже не могла нормально дышать. Продолжая крушить мебель, я старалась понять, почему же Билл так поступил со мной. Ответ простой - он никогда не любил меня. Никогда. Я ненавидела себя за то, что поняла это только сейчас - почему я была так слепа? Почему не видела таких очевидных вещей? Постоянные выезды "по делам", поздние приходы домой. Впервые в жизни я осознала, что способна на убийство. Самое страшное, что эта мысль ничуть не испугала меня.
   Опомнилась я только тогда, когда оказалась на полу: раскрасневшаяся, вся в слезах. Глаза болели, в голове продолжала пульсировать боль. Я чувствовала себя так, словно подхватила лихорадку. Лихорадку, название которой - гнев.
   На улице стемнело, сквозь окна в комнату попадал слабый лунный свет. Детектива нигде не было, наверняка, он уже давно ушел - надеюсь, он не видел приступа моего сумасшествия.
   В темноте кухни вдруг ярким светом блеснуло кольцо - оно было таким красивым, в нем было мое спасение, моя защита.
   Месть.
   Все мои мысли витали вокруг этого слова. Билл и Марианна жестоко обманули меня, заставили страдать. И я должна была отплатить им той же монетой, я хотела увидеть их страдания.
   Вдруг из коридора раздался звук открываемой двери. Мой блудный возлюбленный вернулся домой...
  

3

Можно перенести всякую рану, только не рану сердечную, и всякую злость, только не злость женскую. Сирах (гл. 25, ст. 15)

  
  
   - Привет, детка... - услышала я его голос, и только через несколько секунд увидела его самого. Билл был одет в черные брюки, сшитые на заказ; поверх темно-синей футболки с небольшим V-образным вырезом, надета черная удлиненная куртка. Руки в карманах, как всегда, на глазах - темные очки. Не глядя на меня, и беспорядок в комнате, он снял куртку, повесил ее на крючок. Все спокойно, размеренно. Он делает вид, что все так, как и надо! Меня это взбесило.
   - Ты рано, Билл, - голос мой был похож на звук скрежета по металлу. Билл взял бокал воды из кухни, и прошел, наконец, в комнату. Его брови взлетели вверх, и он удивленно посмотрел на меня.
   - Что здесь произошло? Торнадо прошелся?
   0x01 graphic
   Я улыбнулась. Холодно, резко. Как настоящая психопатка. Мне хотелось разорвать его в клочья, стереть с когда-то любимого лица эту мерзкую усмешку. Он считал меня слабой, и немощной девочкой?
   Именно так и было.
   Я ненавидела его за это.
   - Что с тобой случилось? - спросил Билл, - Ты плакала?
   - А тебе это интересно?
   Мои руки все еще тряслись от гнева, и я никак не могла унять дрожь. На лице, вероятнее всего, отражалось все то омерзение и отвращение, которое я сейчас к нему питала. Билл - был всем для меня. Раньше. Сейчас же...он был лишь еще одной моей проблемой.
   Проблемой, которую нужно устранить.
   Ах, как мне хотелось это сделать. И с каждой секундой, что я смотрела в его глаза, в которых уже не было правды, я понимала, что должна сделать то, что задумала. Мне это было нужно.
   - Что за странные вопросы, Грейс? - спросил Билл, подходя ко мне, - Мне интересно, и ты знаешь это. Я переживаю за тебя, детка.
   0x01 graphic
   - Не называй меня так, - огрызнулась я и снова нервно стала теребить кольцо, которое теперь просто пылало от накатывающей злости.
   - Что?
   Удивляешься, Харпер? Ну-ну. То ли еще будет.
   - Ты слышал меня, Билл.
   Мой "псевдо" возлюбленный снова вскинул брови, и - о, какой это было ошибкой! - подошел ко мне. Близко. Взял за руку, нежно потянул к себе, обнял. Я ощущала его дыхание на своей шее, его руки блуждали по моей спине, но я не могла насладиться этим моментом. Потому что знала - все это подлая ложь. Фикция.
   - Ты злишься? - спросил он тихо, целуя шею, - Мм? Брось, Грейси, я ведь уже здесь. Вернулся...раньше... - он делал небольшие паузы, и заполнял их поцелуями, - ...чтобы не заставлять тебя нервничать. Мне дороги твои чувства...
   Я молча слушала его, и старалась не расхохотаться, как безумная. Он врет. Снова и снова, снова и снова. Для него это стало смыслом жизни! Посмотрим, что он скажет, когда я покажу ему фото, где он трахается с этой грязной потаскушкой!
   - Не трогай меня.
   - Детка, да что с тобой? - возмущенно пробормотал он, отстраняясь, - Ты странно себя ведешь...
   Я взглянула на пол, и подобрала фото, которые валялись в куче осколков и прочего мусора, в который превратилась моя квартира.
   - Посмотри, - я протянула их Биллу. Он взял фотографии, и стал внимательно их рассматривать. Выражение его лица не менялось ни на секунду, и я находила это весьма странным. Ему совсем безразлично, что я теперь все о них знаю?
   - И что скажешь в свое оправдание? - уже почти не сдерживаясь, гаркнула я, - Как всегда, станешь искать тупые отговорки?! Знаешь, Билл, меня достали твои гребанные лживые россказни! Как ты мог?! КАК?!
   - Эй-эй, Грейси, тшш, - Билл схватил меня за руку, но я вывернулась, и со всей силы ударила его по щеке. Он пораженно уставился на меня.
   - Ты что, спятила? Какого черта?
   - Ты сукин сын! - прогремела я, и готова поклясться, что в этот момент на лице моего благоверного отразился страх. - Я верила тебе!
   - Да о чем ты говоришь?! - заорал он, больше не сдерживаясь, - Я ни черта не понимаю! Что я сделал?
   Я замерла. Внутри меня стала подниматься тошнота, я почувствовала, что сейчас меня просто стошнит - прямо на него, прямо в его мерзкую рожу. Вранье. Меня тошнило от этого вранья. Хочет играть, хочет и дальше притвориться невинным дурачком?
   Билл Харпер не отрывал от меня глаз, он ждал ответа; а я готова была плюнуть ему в лицо. Что я и сделала. Он замер и, вытерев с лица слюну, пораженно уставился на меня. Больше ни осталось, ни злости, ни криков, казалось, он искренне не понимал меня. Это и добило меня, это его выражение лица, такой Билл... честный, родной, любимый.
   На глаза невольно навернулись слезы и, не давая Харперу шанса увидеть мое поражение, я резко развернулась на каблуках и, схватив на ходу куртку, направилась к выходу.
   - Куда ты, Грейс? Грейс! - кричал он мне вслед. А ответом был лишь стук двери и шум дождя.
  

4

  

Крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность;

стрелы ее -- стрелы огненные.

Песнь песней (гл.8 , ст. 6)

  
   Через час после бесцельного сиденья на крыльце, под дождем, я, продрогшая до костей, вернулась домой. Очень не хотелось встречаться с Биллом, и мне повезло: когда я вошла в спальню, из ванной комнаты доносился звук льющейся воды. Я, облегченно выдохнув, быстро скинула с себя мокрые вещи и легла на кровать, под одеяло, тут же провалившись в сон.
   Через некоторое время до меня стали доноситься слова. Говорил Билл. Вот только с кем?
   Я открыла глаза и, пошатываясь, кое-как встала с постели: голова невыносимо болела, мне срочно требовалась таблетка аспирина. Но выходить из комнаты и дать себя обнаружить я не спешила - мне почему-то важно было знать, с кем все-таки говорит Билл. Он стоял в коридоре, сквозь приоткрытую дверь доносились неясные обрывки слов. На цыпочках я подобралась к двери и, прижавшись спиной к стене, прислушалась:
   - ...ты же знаешь ее. А что я могу сделать? - он слегка повысил голос, но, спохватившись, снова перешел на шепот. - Она не должна узнать об этом, Ри...Она не должна знать о том, что мы придумали. Это все испортит.
   Раз, два, три - щелчок! И я просто отключилась от восприятия происходящего: во мне с новой силой разгорался огонь ярости. Ярости, которую невозможно было контролировать.
   - ...мне тоже это не нравится! А что я могу? Думаешь, сработает? - Билл слегка рассмеялся, тихо-тихо. Так он смеялся, когда был рядом со мной. - Ну, хорошо. Я подъеду через час. Да, все обсудим.
   "Дыши, Грейс, дыши! Это просто твоя фантазия. Он не мог так с тобой поступить", - я продолжала повторять это про себя, как мантру, и не могла сдержать резких хрипов, вылетающих из моего горла. Сдерживать рыдания было очень, просто адски тяжело.
   Он собирается встретиться с ней!
   "Мне тоже это не нравится...А что я могу?"
   ЧЕРТ! Ему не нравится притворяться передо мной? Неужели? Какой честный Билли Харпер!
   "Думаешь, сработает?"
   Какого черта они задумали? Хотят меня убить, чтобы счастливо зажить вместе?
   "Я подъеду через час..."
   Нет, Билли, через час этой суки больше не будет в живых.
  

***

  
   Мое состояние можно было расценивать как "тяжелое", по шкале ярости от 0 до 10 я с верностью могла бы взять десятку.
   Его звонок Марии выбил меня из колеи, и я окончательно потеряла рассудок. Теперь мне хотелось заставить эту мерзкую суку пожалеть о том, что она, прикидываясь моей подругой, потихоньку уводила моего парня. Злость переполняла меня, все внутри кипело, и так хотелось дать всему этому гневу выход, что я не сдержалась от соблазна.
   Дождавшись, пока Билл уйдет в другую комнату, я выбежала из спальни и, схватив со столика ключи от его машины, кинулась прочь из дома.
   Шаги отдавались грохотом в ушах - я слышала их так же отчетливо и громко, как и свое дыхание, которое было учащенным. Сердце билось быстрее, казалось, в миллионы раз. Я не могла контролировать приступы отсутствия дыхания, отдающиеся эхом в моем горле, и с каждой секундой словно задыхалась от слов, крутившихся в моем мозгу.
   на не должна знать о том, что мы придумали. Это все испортит".
   Вдох.
   Еще один.
   Нужно...успокоиться...нужно...успокоиться...
   Я повторяла это, как молитву, раз за разом отчаянно пытаясь совладать с собой. Я повторяла это, когда садилась в машину и заводила мотор, когда вжимала педаль газа до упора. Но это было также бессмысленно, как пытаться переплыть океан. Битва была уже заранее проиграна, и я знала, кто одержал победу: мой гнев.
   Напоследок я оглянулась в зеркало заднего вида и, увидев выбежавшего на дорогу Билли, послала ему ехидную улыбку: он что-то кричал мне вслед, махал руками. Открыв окно, я показала ему средний палец и направилась прямо к дому Марии. Хватит с меня этой отвратительной лжи! Пора снять розовые очки и перестать верить в сказки и счастливые концы: Билл не любит меня. Не любил никогда.
   Мария... Чертова шлюха! Как же я тебя ненавижу! Ярость горела во мне костром, который уже нельзя было потушить. И раз уж я сгорю в нем, то и она сгорит со мной вместе.

***

  
   Вылетев на трассу, я прибавила газу, и теперь машина не ехала - летела. Меня не беспокоило то, что я не соблюдала абсолютно никакие правила дорожного движения. Плевать на все. Сейчас мной управляла сила, способная разрушить все на своем пути. Хотелось кричать, визжать от переполнявшей меня злости: я треснула ладонью по рулю и резко вскрикнула. Но не от боли, нет - от восторга! Я чувствовала, что в данный момент могу сделать все, что угодно, и ни разу об этом не пожалею. Зато пожалеет Мария.
   Потаскуха.
   Вывернув руль, я повернула на перекрестке, и тут, откуда не возьмись, прямо под колеса моего Лэнджровера, выскочила девушка: от сильного удара она отлетела в сторону и рухнула на землю чуть поодаль от дороги. Все это произошло так быстро, что я даже не заметила, как проехала дальше. Мне было все равно, я не собиралась останавливаться, чтобы помочь ей. У меня была миссия поважнее: Мария. Она получит свое...... получит... получит! Мерзкая, маленькая, мексиканская шлюха!
   Решили меня надуть, значит? Грейс такая глупая и не сообразит, что происходит на самом деле?! Черта с два, ублюдки. Я не так глупа, как вы считали.
   Гнев кипел. В голове рождались самые ужасные мысли, но, как ни странно, меня они не ужасали, а лишь привлекали. Я хотела заставить их страдать. Билли решил, что я не достаточно хороша для него и выбрал мою лучшую подругу? Отлично. Значит, они оба заплатят за это.
   Я взглянула на кольцо: оно горело, сверкало в ночном свете, как кровавое солнце. Мурашки прошлись по коже, и я отвела взгляд от кольца, но оно снова и снова манило меня к себе. Палец начало жечь, и я застонала от боли.
   "Ты должна поторопиться, Грейс, - говорило кольцо, - Ты должна сделать это...".
   Я надавила на педаль газа со всей силы и уже неслась на полных парах к дому Марианны Джойс. Своей бывшей лучшей подруги и будущей мертвой предательницы.

***

  
   Резко завизжали тормоза, и я, наконец, смогла остановиться. Выскочив из машины, я тут же подошла к багажнику - там Билл всегда хранил какие-то инструменты. Меня не интересовало, что станется с той девушкой на дороге, мне даже было наплевать, что будет со мной за убийство человека. Совершенно наплевать. Ничто не имело смысла по сравнению с тем, что я собиралась сделать сейчас.
   В коробке инструментов мне на глаза попался большой гаечный ключ. Вот оно. То, что нужно. Взяв его, я прикинула, как он смотрится в моей руке, несколько раз замахнулась. Я была похожа на настоящего маньяка, готовившегося к встрече со своей жертвой. Довольная результатом, удовлетворенно улыбнулась и направилась к дому Марии.
   Она жила в небольшом двухэтажном коттедже на последней улице в этом районе. Далеко от всех соседей. От "ушей" и "глаз", которые могли засечь их с Биллом, пока они развлекались в ее постели.
   Отлично, Джойс. Никто не услышит твоих криков.
   Я подошла к калитке и открыла ее. Она скрипнула, отчего я не удержалась от легкой улыбки. Теперь я была маньяком, проникающим в дом своей первой жертвы. С гаечным ключом в руках и ненавистью, которую ничего не могло побороть...
  

5

Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем;

(К Ефесянам 4:26)

  
   Когда я вошла, Марианна сидела у зеркала в гостиной и, как всегда, разглядывала себя. Высокомерная мразь.
   Спрятав железку за спину, я сделала шаг вперед. Скрипнула половица, и Мария тут же обернулась.
   - Грейс? - в ее голосе было неподдельное удивление.
   - А ты ожидала не меня? - усмехнулась я, делая еще шаг в ее сторону. Она выглядела так, словно собиралась кого-то охмурить. В данной ситуации, я понимала, кого именно. - Ждешь Билли?
   - Откуда ты знаешь? - оторопело спросила она, поглядывая на мои руки, которые опасно подергивались от злости. В одной из них я держала орудие ее убийства, и мне казалось, что Мария это просекла. - Черт. Он все рассказал? Ты приехала, чтобы покончить со всем этим?
   Мария даже улыбнулась.
   - Так и есть, подружка, - прошептала я и слегка скривила губы в улыбке. Но эта улыбка, вероятно, показалась Марии не очень дружелюбной, и она поспешила встать.
   - Ты давно должна была приехать... почему ты здесь только сейчас? - спросила она.
   Мне хотелось разнести ей всю черепушку этим чертовым гаечным ключом, что был в моей руке, но я просто стояла и молчала. Неужели она сама во всем признается? Я ждала.
   - Хорошо, можешь не отвечать. Мы с Биллом собирались...
   - Заткни свою лживую пасть, сука, - прошипела я, прекратив сдерживать себя и свой гнев. Марианна пораженно воззрилась на меня.
   - Как ты меня назвала?
   Давай, Джойс. Продолжай в том же духе, и мне будет еще легче угробить твою никчемную маленькую жизнь.
   - Мне вот интересно... - начала я, делая еще один шаг к предательнице, - ...как давно ты трахаешься с моим парнем? А, Джойс? Как давно вы дурите меня, заставляя верить вам обоим?
   - Да что ты несешь? - пролепетала Марианна, хлопая ресницами, - О чем ты...
   - Я все знаю, - отрезала я. - И про то, что ты сегодня звонила ему, тоже. Он не успеет тебя спасти... - я замолкла и, безумно усмехнувшись, достала из-за спины гаечный ключ, - ...Ри.
   Несколько секунд Мария пристально смотрела на меня, видимо, пытаясь осознать глубину дерьма, в которое она провалилась, а затем со всех ног кинулась бежать к лестнице. Вверх, как в самом паршивом фильме ужасов. Я усмехнулась снова.
   Это будет весело.
  

***

  
   Я вышибла дверь ногой. Не знаю, как у меня на это хватило сил, но я не стала заострять на этом свое внимание. Мария прижалась к стене, судорожно набирая номер на мобильном. Я в ярости подлетела к ней и с криком накинулась. Она стала отбиваться, но моя злость не унималась. Она просила большего. Она просила жертвы.
   - Остановись, Грейс! Какого черта ты делаешь?!
   Мой безумный, огненный взгляд, который я увидела в зеркальном отражении, пронзил ее насквозь, словно раскаленным мечом, и Мария зарыдала.
   - Ты паршивая дрянь, Марианна, - прошипела я, взглянув на трясущуюся от страха подругу. - Я заставлю тебя пожалеть о том, что ты сделала...
   Я толкнула ее к стене, и она ударилась головой. Недолго думая, я повторила это действие еще раз, и еще, и еще...пока она не осела на пол. По ее лицу медленно стекали кровавые дорожки, но Мария была еще жива.
   - Прекрати! Прекрати, прошу... - лепетала она, закрываясь от меня руками, - Я все объясню...прошу тебя, Грейс!
   Я не стала долго ждать, церемонится, слушать ее вопли: занеся над ее головой руку с гаечным ключом, я ударила со всей силы. Послышался противный звук ломающейся кости, и в лицо мне брызнула кровь. Теплая, пахнущая старым металлом кровь.
   Удар. Еще удар.
   Я не могла остановиться. Нанося тяжелые, размашистые удары ключом, я ликовала. Внутри меня все танцевало!
   Затем я взглянула на Марианну Джойс: лица у нее больше не было. Вместо лучистых глаз цвета шоколада, вместо пухлых губок, не раз улыбающихся мне, было сплошное кровавое месиво.
   Я облегченно вздохнула. Ну, вот и все.
   Кольцо засверкало, и я снова обратила на него свой взор. Затем, совершенно внезапно для меня, я услышала голос. Он доносился из-за спины. Пораженный и испуганный голос Билла Харпера, моего жениха.
   - Грейс...что ты наделала?

6

  

Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас;

(К Ефесянам 4:31)

   Я все еще была зла.
   Билл стоял у порога и в ужасе смотрел на изувеченное тело Марианны. Она была мертва, в этом не было сомнения.
   - Ч-что...ты сделала? - прошептал Билл, сползая вниз по стене и закрывая лицо ладонями, - Боже...Грейс...
   - Ты виноват в этом.
   Он вскинул голову, и я увидела, как на его глазах выступили слезы. Надо же, потерял свою любимую подстилку. Интересно, убивался бы он так обо мне?
   Гнев, гнев, гнев. Он забирал последние частички моего разума. Все больше я повиновалась его зову, чувствам, которые никак не могли остыть. Сердце колотилось как бешеное от адреналина, заполняющего все мое тело. Стеклянный взгляд Билла переходил от меня к трупу Марии и снова на меня. Он словно не верил своим глазам.
   - Что вы планировали? - накинулась я на него. Билл все еще пребывал в шоковом состоянии и не мог ничего сказать, не заикаясь. - Хотели меня убрать? Чтобы не мешала вам, голубкам, любить друг друга?! Я знала, что рано или поздно она снова на тебя позарится! Чертова шлюха! И ты... - я присела рядом с ним на колени и посмотрела прямо в голубые глаза, которые были полны страха, - ...ты меня уничтожил, Билли...а я ведь была так предана тебе! Я любила тебя, ублюдок!
   Я вдохнула воздуха в легкие, так как от злости он словно весь испарился из моего тела. Потом посмотрела на кольцо: оно призывно сверкало.
   "Давай...убей его...- говорило оно мне. - Я бы на твоем месте заставил заплатить их за это, Грейси... обоих...".
   Боже, что со мной? Почему я слушаю кольцо?
   Я чувствовала, что схожу с ума. Потихоньку мой разум начинал закипать, и я отчаянно мотала головой из стороны в сторону. Я хотела избавиться от этого голоса в голове!
   - ЗАТКНИСЬ! - завопила я, что есть сил, и, свернувшись комочком на полу, зарыдала от одного только осознания, что кольцо может говорить со мной, наталкивать на мысли, поступки. Нет, нет!
   - Грейс...нам нужно уходить, родная, прошу... - шептал Билл, пытаясь поднять меня с пола, но я только отбивалась от него. - Грейс! Вставай!
   - Отойди от меня... ты не имеешь права касаться меня! - завизжала я и неожиданно силы снова появились. Я даже смогла встать. Гнев снова завладевал мной.
   Я медленно поднялась с пола и посмотрела на Билла. Он уже не трясся от страха или шока. Он протягивал мне руку.
   - Идем домой... - прошептал он, осторожно делая шаг ко мне. Я покачала головой и снова почувствовала, что неприятно улыбаюсь. Билл убрал руку и тяжело вздохнул. Затем сделал два шага назад, ближе к окну.
   - Что вы хотели сделать со мной? Зачем ты должен был встретиться с ней сегодня? - я кивнула на тело Марианны, и Билл невольно поморщился.
   - Мы хотели...чтобы... - он запнулся и потер переносицу, затем взглянул на меня, - ...чтобы вы с Марией помирились. Чтобы ты простила ее за ту вспышку...когда мы возвращались из "Green frog"...
   - Я не помню такого, - сказала я, продолжая качать головой, отрицая все, - Помню карнавал и парня, который дал мне кольцо...
   - Никакого карнавала не было, черт возьми, Грейс! Опомнись и увидишь, что ты натворила! - вскипел Билл. - Ты убила лучшую подругу!
   - Ты трахался с ней! - в отчаянии завопила я. Билл всплеснул руками и практически зарычал от злости.
   - Такого не было! Я звонил ей, чтобы обговорить детали сюрприза, который она тебе готовила! Чтобы помириться, Грейс...она хотела, чтобы вы не были в ссоре. Она любила тебя...
   Моя голова кипела от слов Билла. Я не хотела воспринимать все сказанное им всерьез. Он снова лгал мне, чтобы я не устранила его.
   Устранила. Холодное, расчетливое слово.
   - Я не верю тебе, - сказала я, наконец. - Ты лжешь...я помню Адама! И карнавал! Посмотри, у меня есть кольцо! Вот же оно!
   Я тыкала ему в лицо красным перстнем, а Билл еще сильнее злился из-за этого. Он схватил меня за руку и прижал к себе.
   - Успокойся, прошу... - говорил он, поглаживая меня по голове. - Грейси, прошу тебя. Успокойся, я говорю правду. Ты просто устала, родная...поехали домой, и там ты отдохнешь...
   "Сдохнешь...сдохнешь" - эхом донеслось до моего мозга.
   Снова щелк. И дальше, после этих слов, я уже ничего не соображала. Не помнила, как завизжала, как ударила и оттолкнула Билла, так, что он, не успев ухватиться за что-либо, вылетел из окна. Затем - темнота. И конец...
   Я, словно в коматозе, спустилась по лестнице и вышла на задний двор дома Марианны, даже не заметив, что идет дождь. Билл лежал там, на асфальте, - неподвижный. Когда я подошла ближе, то увидела, как неестественно он лежал. Одна нога вывернута в противоположную сторону, из-под тела, вливаясь в потоки воды, которая мгновенно становилась красной, стекала кровь; и его шея - она была свернута, и в прекрасных голубых глазах Билла Харпера больше не было жизни...
   0x01 graphic
   Я закрыла лицо ладонями и зарыдала.
   А потом кинулась прочь с этого места, не видя перед собой ничего.

7

"То, что у тебя в мыслях, я вижу в твоих глазах,

Я вижу правду, которую ты скрыл.

То, что у тебя в мыслях, я вижу в твоих глазах,

Нет жалости, один лишь гнев..."

Within Temptation - A Dangerous Mind

  
   Просто поразительно, как быстро может сломаться чья-то жизнь. У меня на это ушло ровно две недели и три дня. Гнев - опасное оружие, словно острый меч он ранит не только того, на кого направлен, но и самого гневающегося. Его ржавчина разъедает тебя изнутри, она режет твою душу, оставляя бездыханные лоскутки.
   Я сидела на лавочке и, спрятав голову в коленях, покачивалась из стороны в сторону, пытаясь придти в себя.
   Придти в себя? Что я несу?!
   Это невозможно, это просто невозможно...
   Зверь ушел, оставив после себя пустоту, разочарование и боль. Он откусил кусок от моего сердца и оставил огромною кровоточащую рану. Я сидела неподвижно, закрывая лицо руками. Мимо меня проходили безразличные люди, но... на самом деле, меня словно не было здесь.
   Перед глазами то и дело мелькало то кровавое месиво, в которое я превратила лицо Марии... Боже, неужели это сделала я?! Хотелось плакать, кричать, орать, биться головой о стену! Я не верила, я просто не верила, что могла такое сделать! И Билли, мой Билл... я отчетливо видела его побледневшее лицо, испуганный взгляд и ужас, с которым он смотрел на меня. Словно я была чудовищем. Да, да, да, черт возьми, я действительно была гребанным монстром!
   С моих губ невольно сорвался всхлип, а затем еще один и еще. Я даже не заметила, как начала рыдать в голос. А люди так и проходили мимо, будто я была невидимкой. Может, я сошла с ума? Я действительно сумасшедшая. Без сомнений.
   - Нет, Грейс, ты не сумасшедшая, - при звуках этого голоса я вздрогнула и, слегка повернув голову, обнаружила, что сижу на лавочке не одна.
   - А-адам? - промямлила я заплетающимся языком. - Что ты...
   - Это все кольцо, Грейс, ты не виновата, - сказал он, грустно улыбнувшись мне.
   0x01 graphic
   При этой фразе я почувствовала, как чертово кольцо сжалось вокруг пальца, словно срастаясь со мной в единое целое. Металл стал нагреваться, и кожу вдруг начало жечь, адски жечь. "Убей", - говорило оно. - "Убей, Грейс, ты должна наказать виновных".
   - Нет, нет! - закричала я, и несколько людей, проходивших мимо, наконец, неодобрительно посмотрели в мою сторону.
   - Пожалуйста, нет, - шептала я, пытаясь снять кольцо, но оно никак не поддавалось. Кольцо, которое буквально пару дней назад так и норовило слететь с пальца, вдруг стало тесным и узким.
   Я зажмурилась и вновь заплакала, обхватив голову руками, словно это могло помочь мне избавиться от голоса в голове. Я боролось, пыталась бороться и... безуспешно проигрывала. Проигрывала в войне с самой собой, гнев был сильнее меня, и я так легко поддалась ему.
   На плечо вдруг легла теплая ладонь - Адам в утешение слегка приобнял меня и попытался притянуть к себе, но я начала сопротивляться.
   - Это все ты! Это ты! - кричала я, кидаясь на него с кулаками. Мне нужен был кто-то, кого я могла обвинить в своих несчастьях; Адам стал идеальной мишенью. - Ты отдал мне это дурацкое кольцо!
   Он без труда перехватил мои руки, заставив меня остановиться; на лице больше ни осталось и тени сочувствия, во взгляде - сталь.
   - Ты не понимаешь, Грейс, - сказал он, снизив голос до шепота и оглядываясь по сторонам. Он боится? Но чего? - Его не остановить.
   - О ком ты говоришь? - спросила я и попыталась вырваться, но Адам сжал руки и прижал меня к себе, его объятия походили на стальные тиски.
   - Неважно, кто дал бы тебе кольцо, - я или кто-то другой - но так или иначе оно бы все равно оказалось на твоем прелестном пальчике. Оно твое, Грейс, теперь вы одно целое.
   Я вновь заплакала. Все, чего мне хотелось, это упасть в чьи-то объятия, забыться, выплакаться. Мне хотелось, чтобы меня утешили, сказали, что все будет хорошо. Боже мой, может, это всего лишь сон?! Страшный кошмар?!
   - Но это не сон, Грейс, это реальность, - сказал Адам и, отстранившись, отпустил меня. - И он придет за тобой. Он ближе, чем ты думаешь...
   - Кто придет? Кто?! - завопила я. Я была на грани, все ближе к той черте, после перехода через которую никогда больше не возвращаются.
   - Не обо мне ли говорите? - этот голос. Боже, такой знакомый голос... Знакомый до боли. Ведь сегодня я убила его обладателя.
   Я медленно, словно в замедленной съемке развернулась: надо мной возвышался мужчина. Или точнее сказать - призрак. Билл Харпер, мой жених, которого я убила несколько часов назад, стоял рядом, и в его голубых кристальных глазах я видела только холод. Ледяной, отталкивающий холод, заставивший меня задрожать. Этот человек, кем бы он ни был, стоял как Билл, двигался, как Билл и даже улыбался, как Билл. Но ведь это невозможно!
   Билл мертв. Я сама это видела.
   - Ты...не настоящий... - пролепетала я, глядя во все глаза на странную копию моего любимого. Он словно был его темным двойником. Потому что у Билла не было таких глаз.
   - Нууу, это как посмотреть, - протянул мужчина, засовывая руки в карманы брюк. - Некоторые вполне верят в меня, Грейси.
   - Не называй меня так!
   - Оу, ты гневаешься, - улыбнулся Билл, подплывая ближе ко мне. - Мне это нравится. Это твой грех, воистину. Вроде бы с виду маленькая, беззащитная, невинная, рыженькая девочка, но с таким характером...ммм, ты просто клад.
   Я старалась не слушать то, что вылетало из его рта, и думала о своем. Куда подевался Адам? Он хотел мне помочь, я видела это, а теперь мне конец.
   - Ты могла бы сама выбрать свой конец, - проговорил Билл, и я невольно взглянула на него. Жесткая усмешка, мертвые глаза, отдающие желтизной, и манера поведения выдавали его с потрохами. Он был злом во плоти.
   Истинным злом.
   И я знала его имя.
   - Ты...дьявол... - прошептала я, незаметно отходя от него.- Люцифер...
   Мужчина всплеснул руками и низко хохотнул.
   - Ну, наконец-то! Хоть кто-то назвал это имя. Я уже начал его забывать.
   - Что ты хочешь от меня? - выдавила я.
   - Всего-ничего, - ответил он, по-прежнему улыбаясь и делая широкий шаг вперед, ко мне. - Твою бессмертную душу, моя милая Грейси.
   Я застыла на месте, как будто меня заморозили. Так вот откуда взялся этот гнев...мне его навязали? И тут, взглянув на кольцо, я все поняла.
   - Хах, милая, твое больное сознание сделало свою работу, - дьявол плавной, ленивой походкой двинулся ко мне, словно хищник. - Марианна и твой драгоценный возлюбленный не были любовниками. Это был лишь твой страх, твой, Грейс, и он ожил, стоило тебе начать сомневаться в себе.
   Меня словно пронзило током. Обрывки воспоминаний всплывали в памяти одно за другим: карнавал, которого вовсе не было, первая ссора в машине, спровоцированная гневом, когда я чуть не убила нас троих. Далее - все по сценарию. Мария и Билл вовсе не были любовниками. Любовниками их сделала моя больная фантазия и страх остаться одной. Кольцо навязало мне эти мысли, дало мне свободу воли, чувств, порывов. Я могла воспротивиться этому, но совершила ошибку.
   Я поверила в то, что мне показывало кольцо.
   И вот тогда все полетело к чертям.
   Теперь, стоя здесь, словно на смертном одре, я думала и сожалела о том, что натворила. Все это было моей виной - это знание острым лезвием вонзилось мне в сердце, я задыхалась от невыносимой боли. Я убила двух самых дорогих мне людей, поддавшись гневу. Убила без сожаления. А значит, моя душа...
   - Проклята и черна, как ночь, Грейси, - озвучил мои мысли дьявол. Я подняла голову и взглянула на него: он улыбался, довольный своей победой. Но не все так просто. Я не готова была сдаться.
   - Никогда я не стану такой, как ты хочешь, - бросила я. - И никогда ты не получишь мою душу.
   И бросилась бежать со всех ног. Я знала, что он отыщет меня, где бы я ни была, но сейчас я не хотела умирать. Вдруг я почувствовала легкое жжение, и кольцо, которое так плотно сидело на моем пальце, слетело и рухнуло на асфальт с громким стуком. Мои уши заложило от этого звука, и я зажмурилась, непроизвольно пытаясь отгородиться от боли. Но боль была впереди.
   Внезапно я поняла, что стою прямо на дороге, но было уже поздно. В меня на огромной скорости врезался большой черный Лэнджровер.
  

ЭПИЛОГ

  
   Мои глаза открываются, и я вижу свет. Я стою на дороге, но машины уже нет. Она уехала. Неужели в последний момент мне удалось избежать столкновения и спастись?
   Ответом на все мои вопросы оказался Билл. Он стоял рядом и протягивал мне руку. Как тогда, в доме Марии, он просил меня пойти с ним домой...
   Сейчас я понимала, как была глупа. И эмоциональна. Слишком.
   - Ты здесь... - пролепетала я, заглядывая в его голубые глаза. Он улыбнулся и провел холодной ладонью по моей щеке. Затем за его спиной появился еще кто-то, и я внимательно присмотрелась. Это был Адам.
   - Адам? Что ты здесь делаешь?
   - Я пришел за тобой, Ira.
   Покачав головой, я крепче ухватилась за руку Билла, но через секунду поняла, что в моей руке больше нет его ладони. И его самого больше не было. Теперь я стояла над своим телом. В морге.
   Я была искалечена, разбита, уничтожена. Мой грех поборол меня.
   - Как и всех, Грейс, - услышала я сочувствующий голос Адама. Он стоял рядом со мной и тоже смотрел на мое мертвое тело. Затем взял меня за руку. - Ты должна просто смириться с этим. Он всегда побеждает, - Адам приподнял уголки губ в грустной улыбке. - Но все же я до самого конца верил, что ты выберешься. Я не смог помочь...и мне жаль, Грейс, действительно жаль.
   Незаметно для себя я осознала: все, что я сделала, было не виной кольца, а моей. Я поддалась греху, и он поглотил меня целиком и полностью. Ведь если бы моя вера была сильна, я, возможно, осталась бы в живых. Я запомнила этот урок. Но теперь было поздно.
   - Идем? - спросил Адам, слегка улыбаясь мне. Я вздохнула и сказала:
   - Добро пожаловать в ад, Грейси.
  
   ГРЕХ ШЕСТОЙ.
   ЧРЕВОУГОДИЕ.
  
   0x01 graphic

1

  

"Человек освобождается от греха, раскаявшись в его свершении.

Не следует совершать его опять,

ибо человек очищается прекращением греховных действий"

Законы Ману

   Мария Антуанетта Харрисон.
   Именно такое имя придумали бедной девочке при рождении. Ее мать, помешанная на фильмах о великой королеве Франции, думала, что для ребенка это самое подходящее имя. Отец, пьющий наркоман на последней стадии, не возражал. Ему только подавай дозу, и он на все согласится.
   Мари росла в атмосфере абсолютной анархии, и родители, не особо пеклись о ее здоровье или состоянии души. Год за годом девочка становилась все больше похожей на настоящую мумию, высыхая от недостатка витаминов, и, собственно, пищи. Ее маленькие худые руки были похожи на веточки, которые в любой момент могли сломаться под дуновением ветра или чьим-то прикосновением.
   В тот день ей исполнилось семнадцать. Мать, уже пребывающая в пьяном угаре, даже не вспомнила об этом знаменательном событии своей жизни, так же как и отец девочки. Мари расстроенно поплелась в школу, не получив ни одного подарка от родных.
   Школьный автобус останавливался почти рядом с ее домом, но Мари как обычно не успевала сесть на него. Так случилось и в этот раз.
   - Эй, погодите! - кричала она из всех сил, но водитель, впрочем, как и все остальные, лишь посмеялся над худенькой девочкой, и прибавил газу. Мари остановилась, и постаралась отдышаться. Ее маленькое, хрупкое тело безумно устало всего от одной пробежки, и теперь она боялась, что не сможет попасть в школу вовремя. Достав из кармана подержанный сотовый телефон, она дрожащими руками набрала номер своей единственной подруги - Оливии Мартинез.
   - Лив?
   - А? - послышался в трубке грубый голос девушки, - Ты опять опаздываешь?
   - Д-да... ты должна заехать за мной, прошу. Иначе преподаватель позвонит предкам и мне не жить... - жалобно попросила Мари. Подруга на том конце провода тяжко вздохнула.
   - Ну лаааадно, жди. Скоро буду.
   Буквально через несколько минут к дому Мари подъехал дорогой "Порш Кайен" и резко затормозив, из него вылезла сногсшибательная рыжеволосая девушка. Длинные ноги, казалось, росли от ушей, и прикрывались едва заметной коротенькой юбочкой в стиле "японской школьницы". Фигура, шикарная и достойная зависти, казалось, никогда не сможет испортиться. Года ей не помеха, думалось Мари. Но у Лив были проблемы иного рода, отличные от проблем Мари...
   0x01 graphic
0x01 graphic
   Мари помахала ей рукой, и подошла.
   - Привет, - сказала она, все еще неважно дыша, - Ты быстро.
   - Конечно, - девушка ухмыльнулась, кивнув на свой новенький "Порш", и достала из кармана кожаной куртки пачку сигарет "Мальборо".
   - Эй, ты чего? Ты же бросила!
   - Нет. Отчим вчера опять до меня докапывался, - буркнула Лив, и закурила, нервно подергивая пальцами, - Я уже так не могу! Он скоро трахнет меня, вот увидишь...
   - Не говори так, - успокоила ее Мари, - Он ничего тебе не сделает. Что на это миссис Мартинез говорит?
   - Ничего. Эта шлюха спит и видит, как бы выжить меня из дома, - раздраженно проворчала Лив, и достала что-то из кармана кожаной куртки. Это оказался новый телефон, о котором Мари давно мечтала. - Кстати, вот твой подарок. С гребанным днем рождения, детка.
   Мари улыбнулась, и крепко обняла подругу. Затем, они вместе сели в машину, и Лив нажала на газ. Когда они отъехали от дома, на месте прежнего местоположения машины выросли цветы.
   Прекрасные маки. Они предупреждали...
  
   Роудхелл, 8.40 по местному времени
  
   Звонок на урок же давно прозвенел, но учителя в классе еще не было. Мари была самой прилежной ученицей в классе, за что остальные одноклассники ее не переносили. Девушка была изгоем в школе, ее никуда не принимали, с ней не хотели общаться. Мари постепенно привыкала к одиночеству, и старалась не обращать внимания на издевки со стороны сверстников.
   Болезнь, которой она страдала, называлась анорексия. Крайняя форма. Это также выступало предметом обсуждения, и насмешек. Девочка, которая боялась, что следующий шаг или вздох может стать для нее последним, держалась как могла. И надеялась на лучшее.
   - Может устроим тусу на этой неделе? - спросила ее Лив, отвлекая от созерцания голубого неба за окном. Мари повернула голову в ее сторону, и слабо улыбнулась.
   - Как ты себе это представляешь? Я не смогу веселиться и танцевать румбу, Лив.
   - Да ладно тебе! После парочки стопок текилы тебе станет намнооого легче.
   - Очень смешно.
   Лив поняла, что сморозила глупость, и решила перевести разговор в другое русло.
   - Ты к врачу ходила?
   - Зачем?
   - Как зачем? Ты больна, подруга!
   - Это не лечится, Лив, - немного раздраженно пробормотала Мари, уткнувшись в тетрадь, - И хватит уже обо мне. Со мной все решено.
   - Ничего не решено, - фыркнула Лив, - Ты поправишься, и тогда, будь уверена, я сведу тебя с самым горячим футболистом, который так тебя оприходует, что мало не покажется...
   - Лив! - шикнула на нее подруга, и девочки дружно засмеялись. В это самый момент дверь в класс медленно открылась, и вошел мужчина. Но это был не мистер Дингл, их старый профессор истории. Нет, кто-то другой, незнакомый.
   - Здравствуйте, дети, - сказал он тихим, почти вкрадчивым голосом, - Я ваш новый учитель. Меня зовут... Люциус Ивил.
   Произнося свое имя, мужчина как-то странно улыбнулся, и, оглядев толпу учеников, остановил свой взгляд на Мари. Девочка вздрогнула от столь проницательного взгляда, и поспешно отвернулась, чтобы не смотреть в эти странные глаза.
   0x01 graphic
   - А где мистер Дингл? - спросила одна из учениц. Мужчина, Люциус, перевел свой взгляд на нее, и покачал головой.
   - Он в отпуске.
   - Надолго? - спросил кто-то еще.
   - Скорее всего, да. Но не волнуйтесь, - глаза мужчины странно сверкнули желтым, но казалось, что никто, кроме Мари этого не заметил, - ... я позабочусь о вас. Даже не сомневайтесь.
   - Тогда, добро пожаловать в Роудхэлл! - воскликнула Лив, и все тут же поддержали ее улюлюканьем и лозунгами, типа "Да, детка!"
   Мужчина улыбнулся.
   - Спасибо. Этот город как раз то, что мне было нужно...

2

  

Излишество в удовольствиях - это распущенность,

и она заслуживает осуждения.

Аристотель

  
  
   Стоя на Роудхеллском кладбище, Лив ощутила наплыв грусти и непреодолимой жажды напиться в хлам, чтобы не помнить, не знать, что ее отец погиб. Матери всегда было наплевать и на него, и на родную дочь. Поэтому, когда он скончался, она даже не горевала. На следующий день она просто отправилась за покупками, а через неделю привела домой того похотливого мужика, инструктора из фитнес-клуба. Марко Сивилл был довольно примитивным представителем мужского пола, и не стеснялся даже при Лив хватать ее мать за задницу, и говорить всякие пошлые фразочки. Что же касается самой Лив, Марко не скрывал прямой сексуальной заинтересованности в девушке. Еще бы! Лив всегда считалась одной из лучших девушек Роудхелла. Ее длинные стройные ноги были видны за километр, и она часто пользовалась этим своим преимуществом.
   Надвигалась гроза, небо становилось черным, и Лив поспешила уйти с кладбища. Это место внушало ей нешуточный страх, и не удивительно - о кладбище Роудхелла ходили страшные легенды. Будто бы там обитали призраки и другие мистические существа, способные на ужасные поступки. Набрав номер Мари, девушка спешным шагом направилась к воротам.
   - Алло? - послышался в трубке еле слышный голос подруги.
   - Эй, Мари, поговоришь со мной, пока я иду домой?
   - А где ты? На улице такая отвратительная погода...
   - Я была на кладбище. И здесь жутко. Сейчас иду домой... - запыхавшись, выговаривала слова Лив, - Ты дома?
   - Конечно, где же мне еще быть.
   - Слушай, можно я к тебе приду? - Лив вспомнила, что сегодня матери нет дома, и она останется один на один с Марко. Эта мысль привела ее в ужас, и девушку даже затошнило.
   - Ну...у меня не лучшая обстановка, ты же знаешь...
   - Ничего, это ерунда. Так могу я...?
   - Да, приходи. Поторопись, кажется, скоро начнется ураган...
   Лив кивнула, переходя дорогу, и нажала отбой. Мари была права - ливень начался буквально через пару минут, и девушке пришлось бежать. Остановившись у столба, чтобы отдышаться, она вдруг заметила небольшое здание. "Хм...похоже на магазин" - подумала Лив, и прибавила шагу. Там она отогреется, и переждет грозу. А когда все стихнет, она отправится к Мари.
   Но когда девушка переступала порог магазина, ей вдруг вспомнилось, что раньше на этом месте никакого магазина не было. Буквально пару часов назад...
  
   Собственное отражение в зеркале угнетало Мари даже больше, чем постоянные склоки между родителями. Девушка обняла себя холодными тонкими руками, и вздохнула. Неужели ей никогда не удастся стать красивой? Приобрести изящные формы, которые помогут ей не быть изгоем. Одна маленькая скупая слезинка скатилась по ее худому лицу, и упала на линолеум.
   За окном бушевала гроза, и Мари тут же подумала о подруге. Где же пропадает Лив? Она ведь сказала, что скоро будет у нее. Но до сих пор не было никаких вестей. Мари набрала номер, и стала ждать ответа. Но его не было.
  
   Войдя в теплое, уютное помещение, девушка осмотрелась. Покупателей здесь не было и ей вдруг подумалось, что магазин закрыт, а она зря завалилась сюда. К тому же, мокрая. Но когда дверь за ней захлопнулась, зазвенел звоночек, и из-за занавески, вышла женщина. Ее лицо показалось Лив знакомым, и девушка повнимательней пригляделась к ней. Женщина улыбалась так же, как улыбалась Лив ее мать когда-то, очень давно. Черты ее лица проглядывались в женщине, и даже походка была такой же.
   - Добрый вечер, милая, - сказала женщина приятным голосом, - Что привело тебя сюда в столь неважную погоду?
   0x01 graphic
   - Простите, но могу я тут перекантоваться какое-то время? Переждать грозу.
   - О, конечно, - женщина взглянула на нее, - Ты можешь остаться. Налить тебе горячего чаю, дорогая? Или, кофе? Не знаю, что ты предпочитаешь...
   - Нет, спасибо, - ответила Лив, - Мне бы только переждать здесь.
   - Это место в твоем распоряжении. Но, может быть, ты хотела бы чего-то покрепче, чтобы согреться? - вдруг спросила женщина, хитро поглядывая на Оливию. Девушка опешила. Эта женщина предлагает ей выпить?
   - Нет...благодарю. Я согреюсь и так.
   Лив сняла мокрую толстовку, и женщина поспешно убрала вещь, заменив ее новой.
   - Вот, надень, - она протянула Лив кофту с изображением бутылки "Джима Бима", - Надеюсь, ты не заболеешь.
   Лив переоделась, и уселась в старое антикварное кресло ручной работы. Проведя ладонью по бархатным подлокотникам, она улыбнулась. Когда-то такая вещь была и у них дома. Когда ее отец был жив. Но после его смерти, мать распродала все имущество на Ибэе, а на вырученные деньги купила старинный особняк с видом на кладбище. Идиотка.
   - Ты одна гуляла в такую скверную погоду, дорогуша? - спросила женщина, протирая запыленные витрины. Лив пожала плечами, все еще разглядывая убранство комнаты. Все сверкало роскошью, и ей непременно хотелось все это купить. Заметив свой странный порыв, она посмотрела на женщину. Та достала из-под стекла небольшую подушечку, на которой Лив увидела кольца. Сверкающие, словно бриллианты, которые носила когда-то ее мать. Колец было семь. Все привлекали взор, и хотелось тут же надеть их на все пальцы сразу. Лив нравились они все.
   - Какое тебе больше по душе, дорогая? - спросила женщина, поднося их ближе. Оливия не знала. Она решила рассмотреть их все, и выбрать то, что приглянется больше всех. Аккуратно взяв с подушки первое кольцо, она стала вертеть его в руках. Фиолетового цвета, и довольно странной формы, напоминающее павлина, гордо расправившего свои крылья.
   - Нет, пожалуй, не это... - пробормотала она, и принялась рассматривать следующие два кольца. Одно было похоже на маленький стульчик, с подушечкой в середине, а второе, зеленого цвета, больше походило на хитрый, коварный глаз. Но довольно красивый.
   Лив отложила эти кольца в сторону и принялась разглядывать остальные. Вот кольцо, похожее на руки, желающие задушить свою жертву, другое - словно горы золотых монеток, третье - обвивающие друг друга руки, наслаждающиеся соитием, и, наконец, Оливия добралась до последнего кольца на подушке. Оно лежало в самом укромном уголке, словно притаившись от нее. Девушка взяла его, и ей внезапно захотелось его примерить. Красное, сверкающее изысканными камнями, оно обвивало ее палец, будто бы пасть дракона. Оно словно хотело съесть ее всю.
   - Оно? - спросила женщина, лукаво улыбаясь девушке. Оливия зачарованно глядела на прекрасное произведение искусства, и поражалась его красоте. Наконец, она выдохнула, и сказала:
   - Да, это оно. Я его беру.
   0x01 graphic
  
   Когда ливень закончился, Лив вежливо поблагодарила странную владелицу не менее странного магазина, и со спокойной душой направилась прямиком к подруге. Рассматривая кольцо, сияющее на руке, она удивлялась, почему эта женщина отдала ей кольцо почти задаром - за него она заплатила всего несколько долларов, хотя оно, наверняка, стоило целое состояние. Поразительно, - подумалось Лив.
   Девушка перешла дорогу, чтобы поймать машину, и тут заметила, что магазинчик, который только что стоял прямо напротив, и в котором она купила кольцо, исчез, оставив после себя только поле, усыпанное красными маками...
  

3

"Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом:

потому что пьяница и пресыщающийся обеднеют, и сонливость оденет в рубище"

(Притчи 23:20,21)

   Мари сидела у окошка, и все еще ждала прихода подруги. До сих пор она так и не появилась, заставляя девушку волноваться. Конечно, Лив всегда была непостоянной и взбалмошной, точно так же, как Марла Сингер, местная, можно сказать, звезда. Обе девушки страдали много, и проблемы просто-напросто съедали их, не давая возможности жить счастливой жизнью. Но в отличие от Марлы, Лив не спала со всеми подряд. Ее недуг был хуже. Подруга частенько употребляла наркотики, и только когда Мари пригрозила сообщить куда надо, та поспешила отказаться от пагубной привычки. В основном наркотики были легкими, то бишь ЛСД, кокаин, и марихуана, которые Лив закупала у одного парня из своего прошлого. Платила она деньгами, данными ей на школьные обеды. Ее мать не знала об этом. Да что говорить - она вообще не обращала внимания на то, чем занимается ее несовершеннолетняя дочь, и иногда та даже воровала из материнских сбережений.
   Итак, Мари сумела отучить подругу от привычки глотать всякую дрянь, но сама так и не победила свою лихорадочную манию красоты.
  
  
   Лив шла вдоль трассы, ведущей в сторону ее дома, и рассматривала кольцо. Новенькое, светящееся, словно луч в темноте, оно казалось ей каким-то необычным.
   На улице было темно, но Лив уже не боялась. Кольцо занимало все ее сознание, словно яд, заполняющий кровь человека после укуса змеи. Девушка не знала, что оно - это нечто большее, чем просто красивая безделушка. Оно - тьма.
   Вдруг желудок Лив неприятно заурчал, и девушка тут же вспомнила, что уже давно ничего не ела. Еще с позавчера, когда отчим поймал ее на кухне и пока она наливала молока в большой прозрачный стакан, начал стаскивать с нее майку, в которой она обычно спала. После этого инцидента Лив тут же перехотелось есть. Этот человек вызывал в ней столько отвращения, что она не могла находиться с ним в одной комнате дольше пяти минут. Но сегодня она не боялась прийти домой. Страх как будто покинул ее, заменившись непреодолимым желанием насытиться.
   Услышав звук подъезжающей машины, Лив остановилась, и оглянулась назад. Она знала эту машину. На ней ездил Эндмунд Уайт, или просто Энди, как его называли друзья. Энди был сыном мэра, и когда-то их с Лив семьи были очень дружны. А если быть точнее, просто мерялись состояниями. Но Энди и Оливия не участвовали в этих соревнованиях. Дети просто дружили, ходили вместе в одну и ту же школу живописи в Роудхелле, и тогда еще не знали, как судьба сведет их снова, через несколько лет.
   Машина остановилась. Музыка грохотала из колонок так, что вся машина, казалось, тряслась. Стекло со стороны водителя открылось, и взору Лив предстал ее старинный друг, Энди Уайт. У этого парня были светлые взлохмаченные волосы, пристально смотрящие в нее голубые, почти синие, глаза, и очаровательная "негодяйская" улыбка.
   0x01 graphic
   Лив осклабилась, и зашагала дальше, прежде чем Энди успел заговорить. Но отставать просто так от девушки он не собирался.
   - Эй, а не коротка ли юбчонка, Лив? - донесся его голос до ушей Оливии. Девушка остановилась, и улыбнулась про себя. Ей нравился Энди, но только в качестве друга, так как в качестве парня он был просто отвратителен. Скотский характер Энди не позволял ему заводить "постоянных" девушек, да он и не хотел. Он пользовался женским вниманием, и телами, так же легко и непринужденно, будто просто был создан для этого.
   - Какое твое дело, Энд? - насмешливо осведомилась Лив. Тут ее желудок снова заявил о себе, и она уже не могла сдерживать его позывы. Ей так хотелось есть. Она улыбнулась Энди, и последовала дальше. Машина неспешно двигалась за ней по пятам.
   - Почему ты одна в таком месте? И так поздно?
   - Была на кладбище.
   - Мертвых вызывала? - тупо пошутил Энди, поравняв машину прямо с Лив, - Слушай, давай я тебя подвезу?
   - Нет уж, - коротко ответила Лив, - Не желаю быть очередной твоей шлюхой, пупсик.
   - Ли-и-и-в, ты меня обижаешь, - протянул блондин, глядя на Лив своими бесконечно-дьявольскими глазами, - Садись. Мы ведь были друзьями когда-то, помнишь?
   Оливия задумалась. А ведь это правда. Когда-то этот паренек был для чуть ли не ближе, чем Мари. А теперь они даже не виделись, не то чтобы общаться. С виду Энди был вполне нормальным парнем, красивым и богатым. Завидным женихом Роудхелла, можно сказать.
   - Ладно, - сказала Лив, потирая взбунтовавшийся живот, - Но только без рук.
   - Можно и без рук, - улыбнулся Энди, и похлопал по пассажирскому сиденью рядом с собой. Оливия обошла машину, и села в нее. Желудок продолжал предательски просить чего-то, и ей пришла в голову совершенно неожиданная мысль. Будто внутренний голос подтолкнул ее.
   - Энд?
   - А?
   - У тебя остались те таблетки?
  
   Спустившись вниз по лестнице, Мари остановилась на пороге кухни. Ее мать лежала на полу, в луже собственной блевотины, и что-то тихо бормотала. Отца видно не было, но следы того, что он был здесь, присутствовали: использованные шприцы, капли крови на линолеуме, и такой привычный запах лекарств. Запах болезни.
   Мари остановилась у тела матери, и присела на корточки. Нужно было помочь ей, но в душе девочка знала, что это далеко не последний раз. Так будет происходить и дальше, до того самого момента, как все закончится нелепой смертью обоих - и отца и матери. Мари вздохнула, и все же перевернула мать на бок, чтобы та не захлебнулась.
   - Мари... - пролепетала женщина, потянувшись к дочери. Но девочка отпрянула, и поднявшись, отошла. Ей было отвратительно видеть то, что она видела. Ей так хотелось, чтобы все в ее жизни вдруг стало хорошо. Ей хотелось стать красивой, чтобы мальчики засматривались на нее так же, как на Лив. И еще хотелось, чтобы мать с отцом прекратили заниматься гадостью, и нашли работу.
   Было одно "но".
   Это было всего лишь несбыточной мечтой девушки.
   Мари взяла телефон, и снова набрала номер подруги. Лив не отвечала тогда, не ответила и сейчас. Что творилось с ней? Где она пропадала снова?
   - Лив, это я, - сказала Мари автоответчику, - Я уже в миллионный раз оставляю тебе сообщение. Где ты? Обещала приехать, а тебя все нет...позвони мне, как сможешь. Я волнуюсь...
  
   Открыв глаза, Лив поняла, что находится не у себя дома. И даже не в доме Мари. Боль в голове была невыносимой, но девушка все же решилась подняться с постели. Побрела по дому в поисках хоть кого-то, но не находила. А чей это вообще дом? Лив была точно уверена, что не раз бывала в этом доме. Стоп-стоп, а что она делала до того, как попасть сюда?
   Все воспоминания смешались в одно - она шла к Мари домой. Но это не дом Мари, определенно.
   Выйдя из одной комнаты, Лив направилась проверять другие. Но только она сделала шаг, как живот ее снова начал урчать, и требовать чего-то. Как и вчера.
   - Черт...
   Кухня. Ей нужна кухня.
   Девушка спустилась по лестнице, и спешно двинулась на восток. Будто бы знала, что кухня именно там. Лив не обращала внимания ни на что, только шла и шла, скорее к заветной цели.
   Ей нужно поесть. Срочно.
   Зазвонил ее телефон, и Лив раздраженно нажала на отбой. Почему эти люди не могут подождать, пока она не поест? Ей так нужно поесть. Желание становилось просто непреодолимым. Наконец, добравшись до кухни, девушка открыла холодильник, и посмотрела в него. Боже, столько вкуснятины. На верхних полках лежали куски копченой ветчины, мясные рулеты; на других полках - сладкое. Всевозможные пирожные, конфеты в пачках, и пастила. А в боковом отделении находилась главная страсть Оливии - алкоголь. Девушка любила выпить с друзьями, и иногда это приводило к весьма печальным последствиям.
   Достав бутылку "Bowmore", девушка откупорила ее, и жадно сделала пару глотков виски прямо из горла. Горячий поток энергии пролился внутрь нее, и Лив улыбнулась этому наслаждению. Невыносимое, до боли приятное чувство. Снова и снова, раз за разом, отправлявшее ее в пучину нирваны. Она готова была поглощать все это вечно...
   Вдруг она заметила на одной из полок холодильника большой кусок курицы. Лив больше не могла держать себя в руках, и накинулась на нее с таким рвением, даже не заметив, что курица была сырой...

***

  
   Спустя некоторое время, до Лив донесся знакомый голос, и она нехотя оторвалась от своей трапезы. Повернув испачканное в чем-то липком, лицо, она взглянула на вошедшего. Это был Энди.
   - Может, ее стоит поджарить? - иронично спросил он, глядя на то, что было в руках Лив. Девушка растерянно посмотрела на свои руки, и ужаснулась. Они были в крови, и к тому же она все еще держала в них курицу. От нее уже почти ничего не осталось, но когда Лив поняла, что ела сырую птицу, ее стошнило.
   Энди подошел ближе, и озадаченно взглянул в холодильник. Там буквально ничего не было. Только остатки той или иной еды.
   - Не знал, что ты так голодна.
   - Что я здесь делаю? - спросила Лив, оглядываясь по сторонам, и вытирая лицо первым подвернувшимся под руку полотенцем. Энди пожал плечами, и как-то странно улыбнулся ей.
   - Тебе стоит принять душ, Лив, - сказал он, - От тебя воняет.
   - Я задала вопрос! Что я здесь делаю? И где это, вообще, здесь?
   - Это мой дом, забыла? Вообще-то, не совсем мой, - Энди кружил вокруг Лив, как голодная акула, прожигая своим взглядом все ее тело, - Вчера ты отлично тут отрывалась. Со мной...
   - Хочешь сказать, что я с тобой переспала? - фыркнула Лив, и принялась отчищать футболку от блевотины, - Не может быть, я бы такое запомнила.
   - Ты была под кайфом, Оливия.
   Девушка приостановила свои действия, и удивленно посмотрела на парня. Его злорадная ухмылка всегда напоминала ей о дьяволе. Когда-то ее мать частенько посещала церковь, и брала ее с собой. Так вот там проповедники описывали образ дьявола: хитрый, коварный взгляд, в чьем бы тебе он не находился; немного аристократичные манеры, и самое главное - глаза. Ярко-желтые глаза дьявола смотрят пристально, призывая свою жертву к поклонению...
   Глаза Энди Уайта сейчас напоминали Лив именно те самые глаза. Он протянул руку, и спросил:
   - Хочешь еще таблеток, Лив?
   Девушка задумалась только на секунду.
   - Да...да, хочу.

4

  

"Наблюдайте же за собой, чтобы ваши сердца никогда не отягощались перееданием, пьянством и житейскими заботами и чтобы тот день не застиг вас внезапно, как ловушка. Ибо он найдёт на всех живущих по всему лицу земли"

(Луки 21:34,35).

  
   Проснувшись раньше положенного, Мари быстро собралась, и направилась к дому Лив. Пешком до него было не так далеко, но она решила поспешить. Вдруг с ней что-то случилось?
   Когда девушка уже подходила к дому, то заметила машину Лив, а возле нее мужчину. Высокий, темноволосый, с давнишней небритостью, он выглядел более, чем привлекательно.
   Мари подошла ближе, и присмотрелась. Глаза парня сияли голубым, почти бирюзовым светом, и от него будто бы исходило некое свечение - он был похож на прекрасного ангела. Девушка остановилась.
   - Кто вы? - спросила она у незнакомца. Парень слегка улыбнулся, и словно задумался на секунду, но потом все же заговорил:
   - Мое имя... Майкл.
   - Я спросила не об этом. Кто вы такой, и что делаете у дома моей подруги? Вы ее знакомый?
   - Нет, - ответил он, и полез за чем-то в карман куртки. Мари слегка дернулась, но осталась стоять на месте. Она откуда-то знала, что этот мужчина не опасен. Что-то внутри нее говорило - доверься ему.
   Парень достал маленькую коробочку, и протянул ее Мари.
   - Что это?
   - Открой.
   Мари послушалась, и медленно, аккуратно открыла белую коробочку. В ней находилось кольцо. На вид оно было недорогим, скорее всего сделанным из серебра, но что-то в нем ее все же привлекало.
   - Что это за кольцо? - спросила Мари, взглянув на загадочного мужчину, - И зачем вы даете его мне?
   - Ut fides, quia est sacrum.
   - Что?
   - Ты была избрана, чтобы противостоять ему, Мария, - произнес мужчина, - Это твой долг. Твоя вера сильна, и только она сможет заставить его остановиться. Конец близок... все грехи уже на свободе...
   Как только Мари собиралась спросить о чем говорит мужчина, он исчез, не оставив от себя даже следа. Девушка не понимала ничего. Грехи? Что за чушь?
   Ей хотелось выбросить странное кольцо, и тут же забыть о странном незнакомце, но все же она этого не сделала. Вместо этого Мари надела кольцо на палец, и вошла в ворота дома подруги.
   Ее не покидало чувство, что что-то не так...
  
   Запахи.
   Много различных запахов и вкусов вертелось у Лив в голове, на языке. Она отрыла глаза, и посмотрела на то место, где находилась.
   Это ее дом. Она дома? Но ведь совсем недавно она была у Энди Уайта. Что она там делала? Лив помнила, как парень дал ей те таблетки, что давал раньше, год назад. Затем она проголодалась...и...
   Дальше все, как в тумане. Ничего не сохранилось в памяти девушки, и она решила, что тот приступ яростного голода был всего лишь сном. Поднявшись с мягкой постели, Лив потянулась, и тут увидела себя в отражении зеркала. Ее волосы были перепачканы в чем-то красном. Подняв руку, девушка провела ладонью по темно-красной массе на кончиках, и затем поднесла ко рту. Попробовала. Это оказался кетчуп.
   Боже, что она делала прошлой ночью?
   В дверь позвонили, и Лив спешно спустилась по ступенькам, чтобы открыть ее. Дома, по-видимому, никого не было, так как стояла почти мертвая тишина. Только тиканье часов нарушало гармонию.
   Открыв дверь, Лив увидела на пороге свою подругу.
   - Ты где пропадала? - тут же воскликнула Мари, - Я волновалась! Тысячу сообщений оставила, наверное...
   - Ээ...я была с другом, - отмахнулась Лив, и тут заметила, что на ее пальце нет кольца. - Что за...
   - Что с тобой?
   - Ничего, - спешно сказала Лив, и побежала наверх.
   - Лив!
   Но Лив уже не слышала подругу. Ей срочно нужно было отыскать кольцо. Она будто бы слышала его зов, оно умоляло найти его. Ворвавшись в комнату, она принялась рыться в вещах, переворачивать все верх дном, но кольца не было.
   - Черт...черт!
   В комнату вошла Мари.
   - Что с тобой? - спросила она у подруги. Та лишь раздраженно вздохнула, и отмахнулась от нее. Через несколько минут беспрерывных ругательств и поисков кольца, Лив наконец-то успокоилась. Она села на край постели, и Мари заметила, как ее руки дрожат.
   - Лив? Что с тобой...скажи мне, прошу, - прошептала девушка, подходя к подруге, - Я за тебя переживаю...еще вчера с тобой все было нор...
   - Жди меня здесь, - грубо перебила ее Лив, и встала, - Помою голову, и поедем в школу. Со мной все нормально.
  

5

Один лишь не может ничем побежден быть желудок. Жадный, насильственный, множество бед приключающий смертным.

Гомер

   Когда девочки подъехали к школе, то увидели, что возле крыльца столпилась большая толпа народа. Лив вылезла первой, и зашагала к ним, Мари спешила следом. Ученики что-то оживленно обсуждали, и Мари показалось, что это было что-то плохое. Кольцо на ее пальце засверкало, и слегка вдавилось ей в кожу. Она было хотела снять кольцо, но ее отвлекла некая тень, промелькнувшая в проеме окна на первом этаже. Ей показалось, что это был их новый учитель, мистер Ивил.
   - Представляете...вот это ужас, - говорил кто-то.
   - Поверить не могу...
   - Да быть этого не может!
   Мари подошла к Лив, и заметила, что та почти позеленела, и ужас на ее лице был неподдельным.
   - Что такое? Что случилось? - спросила Мари, дотрагиваясь до руки подруги. Та резко ее отдернула, и что-то тихо пробормотала. Тогда Мари решила спросить у других.
   - Эй, Сидни, - обратилась она к светловолосой девушке с пирсингом в носу, - Что произошло?
   - Энди Уайт найден мертвым! Представляешь? Оказывается, он почти месяц пролежал в пещере на границе Кровавого парка и Трассы 69...
   Мари, ошарашенная таким известием, посмотрела на Лив. Та больше не могла стоять, и присела на ступеньки крыльца. Она продолжала что-то тихо бормотать, и качаться из стороны в сторону, как сумасшедшая.
   - Лив? Что ты говоришь? Я не слышу...
   - Он... Энди... - только и бормотала девушка, - Он...
   - Я знаю, вы когда-то дружили...мне так жаль, Лив, - попыталась утешить ее Мари, но Лив тут же вскочила, и бегом бросилась к машине.
   - Лив!
   Но Лив не слышала. Захлопнув дверцу машины, она на полную вломила по газам, и с визгом шин, унеслась прочь.
   - Мисс Харрисон? - послышался позади знакомый голос, и девушка обернулась. В дверях школы стоял мистер Ивил. - Могу я с вами поговорить?
   - Да, да...конечно, - откликнулась Мари, и шагнула вперед. И лишь боль в пальце, на котором сверкало серебристое кольцо, не давала ей покоя.
  
  
   - ЭНДИ! ЭНДИ! - кричала Лив, тарабаня в дверь дома Уайтов, - Открой!
   Лив не понимала ничего из происходящего. Как он мог быть мертв уже месяц, если она видела его только вчера? Может, все это было действием наркотиков? Нет...ведь когда она встретила Энди на трассе, ведущей к ее дому, она не была под кайфом. Она абсолютно точно помнит, что видела Энди Уайта той ночью.
   - Прошу тебя, ну открой же эту чертову дверь! - завопила Лив, разбивая руки в кровь, но продолжая колотить по двери, - ЭНДИ!
   Внезапно щелкнул замок, и дверь открылась. Сама по себе. Лив осторожно толкнула ее, и вошла внутрь дома. Но как только дверь за ней захлопнулась, дом семьи Уайтов превратился в ту самую лавочку, где она купила злощасное кольцо.
   - Нет...не может быть...
   Девушка двинулась на пару шагов вперед, и застыла на месте. Все точно так же, как было в той лавке. Кресло, в котором она сидела, витрины, стеллажи с различными безделицами, и полка на которой она заметила бархатную подушечку. Там когда-то лежало семь колец. Но теперь...их там не было. Лив потянулась рукой к запыленной витрине, и тут услышала, как скрипит дверь. Она обернулась, и увидела Энди. Он был жив, и на вид вполне здоров.
   - Что за...
   - Привет, Лив, - улыбнулся он, - Ты вернулась.
   - Как такое возможно? - дрожащим от страха голосом пробормотала Лив, делая шаг назад, - Все говорят, что ты мертв! Что твое тело уже месяц...лежит...
   - Я похож на мертвого, Лив? - спросил Энди, и сделал два медленных и осторожных шага к девушке. Та лишь качала головой, и истерично плакала.
   - Но...ведь полиция не может врать?
   - Но разве ты своими глазами не видишь меня сейчас прямо перед собой? Ли-и-в, это всего лишь глупые сплетни. Я здесь, посмотри на меня.
   Энди был настоящим, он не был ее галлюцинацией или чем-то еще. Лив отчетливо понимала, что вот он - Энди Уайт, живой и невредимый. Прямо перед ней. Но почему все упорно твердят, что он мертв?
   - Верь мне, Оливия, - прошептал он, и ласково улыбнулся ей. Как в детстве, когда они были друзьями. - Мы с тобой друзья, ведь так?
   - Д-да...
   Энди снова улыбнулся ей, и, обняв, прижал к себе. Пока он гладил ее по голове, Лив казалось, что все так и должно быть. Она доверяла ему. Безоговорочно доверяла. Затем Энди отстранился и оглядел ее с ног до головы.
   - Кажется, в тебе что-то изменилось... - сказал он, и его взгляд упал на руку Лив. На ту, которая осталась без кольца. - Где то прекрасное кольцо, которое было на тебе вчера?
   Лив пожала плечами.
   - Я его посеяла, кажется. Ну и черт с ним, - отмахнулась она, - Ты жив, это главное.
   Энди Уайт задумчиво посмотрел вверх, и усмехнувшись, покачал головой.
   - Ццц...так не честно, папочка, - тихо проговорил он. Лив вскинула брови, и вопросительно посмотрела на друга.
   - Что ты сказал?
   - Ничего, Ливви, все в порядке, - сказал Энди, и взял ее за руку, - Идем, я хочу кое-что подарить тебе ...
  

6

  

Как нехорошо есть много меду, так домогаться славы не есть слава.

(Прит.25:27)

  
   Мари вошла в кабинет вслед за учителем, и закрыла за собой дверь. Мистер Ивил выглядел довольно устрашающе с этой своей черной бородой, и глазами, которые, казалось, выжигали Мари насквозь. Он дал ей знак присаживаться, и Мари опустилась на стул напротив. Мистер Ивил казался ей странным, даже слегка подозрительным, но Мари решила свалить все это на свою мнительность. Она часто не доверяла людям. Тем более тем, кого мало знала.
   - Итак, - начал мистер Ивил, - Я бы хотел поговорить с тобой, Мари.
   - О чем? - спросила девушка, и потерла палец. Кольцо просто свербело, не давало ей расслабиться. Да что с ним такое?
   - Думаю, ты знаешь.
   - Нет...
   Мари уже мысленно искала пути к отступлению. Ее внутренний голос просто вопил о том, что что-то странное с этим учителем. Что он вовсе не тот, кем кажется.
   "Уходи, Мари...ты должна выполнить свою миссию..."
   Этот голос в голове был поразительно похож на голос того мужчины, который дал ей кольцо, и девушка застыла от страха. Миссию? Что за миссия?
   - Так полагаю, по спасению души твоей подружки-наркоманки, - сообщил повседневным тоном мистер Ивил, улыбаясь Мари. Девушка, было, дернулась, чтобы встать, но тут же, как будто приросла к стулу. Ее тело отказывалось слушаться, не двигалось, как бы она не пыталась.
   - Знаю, Михаил приходил к тебе, Мария, - сказал мужчина, описывая круги вокруг Мари, как голодная акула, - Знаю, что он дал тебе. Но это уже не имеет никакого значения. И знаешь почему?
   Мистер Ивил победно ухмыльнулся, и развел руками.
   - Потому что мисс Мартинез уже вне игры, малышка. Она утопает в своем грехе, и тебе ее не спасти.
   Глаза Мари заслезились от ужасного взгляда мужчины, и слезы самопроизвольно покатились по ее щекам. Тогда Мари начала усиленно молиться.
   - Верую в Бога единого...Отца всемогущего, создателя неба и земли...всех видимых и невидимых...
   Дьявол рассмеялся в лицо девушки, и хлопнув в ладоши, произнес:
   - Молитва не поможет тебе, Мари...потому что ты не веришь. Твоя вера слаба, как и ты сама...
   - НЕТ!
   - Да, так и есть, - усмехнулся дьявол, - Ты не веришь даже в то, что я существую на самом деле. Тебе хочется верить в то, что это все ложь, твои домыслы, но нет - я здесь, воистину здесь, Мария. Так что давай...убегай. А я буду тебя догонять.
   Мари кинулась из кабинета из всех сил, что у нее когда-либо были. Она неслась по коридорам, сшибая всех на своем пути, и думала:
   "Только бы успеть...только бы успеть спасти Лив"
  
  
   20.38 по местному времени
  
   Звук, подозрительно похожий на взмах крыльев оповестил его о прибытии нежелательных гостей.
   - Приветик, Михаил, - произнес мистер Ивил, и повернулся лицом к таинственному посетителю. Молодой человек смотрел на мужчину, как на врага. Никто даже не догадывался, что они были самыми настоящими братьями.
   Михаил и Люцифер, вечно борющиеся друг с другом, братья.
   - Остановись, пока не поздно.
   - А кто сказал, что еще не поздно? Ты? Знаешь, братец, ты играешь нечестно. Колечко святости? Надо же...ты просто гений. Но я всегда был умнее всех вас.
   - Твоя Гордыня говорила за тебя, Люцифер, как и сейчас, - сказал Михаил, - Я не стану загонять тебя в клетку, если ты прекратишь эти безумства.
   Дьявол расхохотался, и снова принял образ Энди Уайта. Теперь братья выглядели на один возраст.
   - Знаешь, что? Я очень люблю играться с людьми. Прямо как наш папочка! И, Михаил, я еще не наигрался. Люди...очень забавные существа. Они как голодные собаки - только попробуй отобрать у них косточку, и они тебя загрызут. В этот раз, я решил поиграть на их грешках. Все мы грешны, не так ли? Уж я-то так точно. А люди... - Уайт усмехнулся, - ...они просто мерзость. Например, возьмем Оливию. Голод ее скоро станет настолько сильным, что уже не будет разницы, что потреблять - куски сырой курицы...или...собственного отчима?
   Люцифер присел на другой край стола, и пожал широкими плечами.
   - Дорога в ад этим семерым уже обеспечена, Михаил, и тебе ничего с этим не поделать. Даже твоя подсадная, Мари, ничего не сможет сделать. Их уже не остановить...они все поглощены своими грехами. Люди - слабые существа, брат, они не способны побороть соблазн...
   - Вера, вот что их спасет, - прогремел Михаил, нависая над братом, - Ты проиграешь, Люцифер, потому что вера способна победить тебя.
   - Что ж, вот и посмотрим. Увидимся, брат, - сказал дьявол, и, щелкнув пальцем, заставил Михаила испариться.
  
  
   Лив, вместе с Энди, поднялась наверх по лестнице, прямо в комнату, которая по ее предположениям была комнатой самого Энди, и остановилась на пороге. Парень прошел внутрь, подошел к большому деревянному комоду, и, открыв первый же ящик, достал из него маленькую коробочку, перевязанную оранжевой лентой.
   Затем подошел к Лив, и протянул ее ей.
   - Держи, это тебе, - сказал он, мило улыбнувшись, - Мой подарок тебе, Лив.
   Девушка улыбнулась в ответ, и развязав ленточку, открыла коробку. На мягкой бархатной подушечке, лежало ее кольцо. То самое, которое она купила в странной лавке. Но она думала, что потеряла его!
   - Это...
   - Твое кольцо, верно. Я нашел его, и подумал, что оно тебе дорого...решил вернуть. Ты рада, Лив?
   Девушка задумчиво посмотрела на кольцо. Оно переливалось под светом люминесцентных ламп, сияло, как настоящая драгоценность. Красный камень посередине словно манил ее, призывал, и Лив ничего не могла с этим поделать. Ей хотелось его надеть. Снова.
   - Я помогу? - предложил Энди, и аккуратно взяв кольцо с подушечки, стал надевать его на средний палец левой руки девушки. Лив молча наблюдала за этим, за лицом Энди. Он еле заметно улыбался.
   Через пару секунд, когда кольцо было уже на ее пальце, Лив почувствовала легкое покалывание и будто бы тяжесть на душе.
   - Что такое? - спросил Энди Уайт, - Ты в норме?
   - Да...я вспомнила, что ничего не ела весь день... - пробормотала Лив, - Сходишь со мной куда-нибудь?
   Энди вздохнул, и взял девушку за руку.
   - Ты сейчас должна пойти домой, Оливия. Твоя мама звонила мне, когда ты была в школе, и она... - глаза его на миг опасно сверкнули, - ...волнуется за тебя. Ты должна пойти домой...сейчас. Там тебя ждет сюрприз.
   Лив, как зачарованная, кивнула головой, тем самым, согласившись с другом. Ей казалось, что он абсолютно прав. Она ведь даже не дала матери знать, где она, когда не ночевала дома. Наверняка, она подняла на ноги весь город.
   - Да... конечно, я должна...
   - Ну вот и славно, - сказал Энди, - А когда ты закончишь там, мы с тобой отправимся в самое лучшее место из всех, Лив. Я тебе обещаю.
   Лив вышла из дома Энди Уайта в четыре минуты десятого.
   Минуты неумолимо бежали вперед...
  
  
   Девушка бежала по трассе 69, задыхаясь, и практически падая от бессилия. Но все же продолжала бежать, потому что знала, как важно это для нее сейчас. Она должна успеть спасти подругу от неминуемой гибели. Должна противостоять злу.
   Совершив поворот с одной дороги, на другую, Мари остановилась. Что-то казалось ей странным. Она словно бежала по бесконечной тропе, которая никак не хотела кончаться. Ведь она знала эту дорогу с детства - она никогда не была такой длинной.
   Отдышавшись, девушка посмотрела на свое кольцо. Оно снова горело на ее руке, и заставляло двигаться вперед.
   "Ты сможешь" - словно твердило оно. Мари вздохнула, и собиралась уже сделать новый шаг, но тут, откуда не возьмись, появилась машина. Черный Лэнджровер. Мари кинулась в сторону, но слишком поздно. Машина на полном ходу сбила ее, и девушка отлетела на огромное расстояние, вперед. Лежа на холодной, грязной земле, Мари думала, что сейчас водитель вылезет из кабины, и поспешит ей на помощь, но этого не случилось. Машина завизжала шинами, и пронеслась мимо нее на полной скорости, и лишь в последний миг Мари сумела увидеть водителя. Рыжеволосая девушка с лицом, перекошенным от гнева.
  
   Дом семьи Мартинез, 21.15 по местному времени
  
   Дверь была открыта.
   Лив вошла в дом, и огляделась. Ничего, что могло бы предвещать беды, или заставлять тревожиться. Девушка машинально потерла рукой взбунтовавшийся живот, и двинулась вперед. В сторону кухни.
   Но тут ей дорогу преградил отчим. Марко как всегда смотрел на Лив глазами, полными сексуального желания, и улыбался, словно настоящий маньяк-убийца из фильма ужасов. Девушка молча смотрела на мужчину, пока тот не заговорил:
   - Явилась, наконец. Мать себе места не находила. Какого хрена ты не позвонила ей?
   0x01 graphic
   Но Лив не слушала Марко. Ей хотелось поскорее утолить свой голод, который с каждой секундой становился все сильнее, и сильнее...
   - Эй, маленькая дрянь, ты меня вообще слышала? - бросил Марко, хватая Лив за руку, и тут же отшатнулся от нее. Глаза девушки казались ему огромными, и полными чего-то нехорошего. Зрачков почти не было видно, и это внушало некоторый ужас. Она смотрела на него, как на большой кусок мяса. Марко махнул на Лив рукой, и пошел в гостиную.
   - Опять под кайфом, сучка... - донеслись до Лив его слова.
   Сильнее...
   Сильнее...
   Стук сердца в ушах и рокот животного порыва заглушали все, Лив не могла больше контролировать себя. Ей казалось, что если сейчас же она не насытиться, то умрет. Окончательно и бесповоротно.
   Марко сел на диван, и включил телевизор. Каждодневное его занятие, не приносящее никакой пользы. Лив подошла ближе, сзади, и положила руки ему на плечи. Марко повернул голову, и посмотрел на падчерицу. Девушка соблазнительно улыбалась ему, и гладила его грудь.
   - Эй...ты чего это? - спросил он, лукаво улыбнувшись, - Хочешь развлечься, крошка Лив?
   Девушка охотно закивала. Слов из ее рта больше не вырывалось. Зато вырывалось жуткое урчание живота, которое не мог не заметить Марко.
   - Что с тобой? - спросил он, когда Лив садилась на него сверху, - Голодная?
   - Да... - прошептала она, облизывая его ухо, - Да, я такая...голодная...
   Марко решил не обращать на это внимания, и принялся лапать Лив руками везде, где только было возможно. Взяв ее за талию, сильнее прижал к себе, и затем их губы слились в поцелуе. Диком, страстном.
   Так думал Марко Сивилл.
   Но вскоре страсть, с которой Лив целовала его переросла в нечто другое. Она укусила его.
   - Ауч! - воскликнул он, отпихнув ее, - Больно же!
   Посмотрев на Лив, он заметил, что она просто сидит на нем, и молча исследует его шею, руки, пресс. Марко очень хотелось эту девчонку. С того самого момента, когда он впервые перешагнул порог их дома, и увидел ее в коротенькой юбчонке. Но сейчас она выглядела не так, как прежде. Что-то в девушке изрядно поменялось, но в силу своего невеликого ума, фитнес-тренер не мог этого понять.
   - Может, пойдем куда-нибудь...в более удобное место? - спросил он, все еще потирая свое ухо. Лив покачала головой. Отрицательно.
   СИЛЬНЕЕ....
   - Ну тогда... - начал Марко, и в следующий момент Лив буквально накинулась на него. Звериный порыв, с которым она просто не в силах была совладать.
   Она набросилась на него и впилась в шею, оторвав огромный кусок мяса и в два счета проглотив его. Отчим кричал от дикой боли, пытаясь отбиться от Лив, но в девушку словно вселился демон. Хрупкая неженка была посильнее взрослого мужчины в десятки раз. С легкостью пираньи, она отодрала еще один кусок и, издав нечленораздельные звуки, вновь проглотила его. Кровь была повсюду, но это меньше всего заботило Лив. Она упивалась, она наслаждалась каждым кусочком. Спустя некоторое время, крики отчима перестали доноситься по дому. Вместо них эхом раздавалось еле слышное блаженное чавканье...
  

7

Их конец - погибель, их бог - чрево, и слава их - в сраме, они мыслят о земном.

(Фил.3:19)

  
   Волчий вой заставил Мари открыть глаза. Она все еще лежала на той трассе, где ее сбила машина. Чувствуя сильную боль в области грудной клетки, и бедер, девушка застонала. Наверняка, у нее все поломано. Но, она жива, и это главное.
   Вдруг послышался тонкий свист, похожий на ультразвук, и Мари поспешила зажать уши ладонями.
   Свет, и звук лился не откуда-то, а именно из кольца, что было на ее худой руке. Мари подняла руку, и посмотрела на сияние. Оно было волшебным, великолепным, словно в каком-то неведомом сне.
   - Иди, Мария...вставай и иди... - послышался чей-то голос. Девушка послушалась его, и встала. Это далось ей легко, и она не могла понять, как такое возможно. Ведь всего минуту назад, она лежала, вся переломанная и разбитая. Теперь же ее тело было в порядке.
   В голове крутилась эта фраза - Иди, Мария, вставай и иди...
   Кто говорил с ней? Кто помогает ей?
   Решив оставить эти вопросы на потом, девушка спешным шагом направилась вперед, по дороге, ведущей к дому Оливии Мартинез.
  
   22.05 по местному времени
  
   - Лив!
   Мари ворвалась в дом подруги с невиданной скоростью, и принялась окрикивать ее. Девушки нигде не было, но когда Мари вбежала в гостиную, из ее горла непроизвольно вырвался крик.
   Лив сидела на полу, и что-то жевала. Вокруг нее, на ней, была кровь, и ошметки мяса. Она продолжала смотреть в пустое пространство, и лениво, будто бы ей уже надоело, жевать что-то.
   - Лив... - тихо прошептала Мари, делая маленький шаг к подруге. Та вдруг посмотрела на нее так, как будто впервые видела. Глаза Лив были черными. Наполненные неизвестной тьмой, которой так боялась Мари. Она опоздала.
   - Что верно, то верно, - послышался вдруг голос позади нее. Мари резко обернулась и увидела Мистера Ивила. Он стоял, оперевшись на трость, с черепком на изголовье, и улыбался. Эта улыбка заставляла Мари содрогаться от ужаса.
   - Ох, Лив-Лив... - произнес он, вздыхая, - Какая досада.
   - Вам ее не забрать, - сказала Мари, становясь возле подруги, - Я не позволю.
   Дьявол вскинул брови.
   - А ты знаешь, что жует твоя подружка? - спросил он, усмехаясь, - Уверен, ты даже такого не ожидала. Даже мне это было неприятно...брр.
   Мари посмотрела на пол, где валялись ошметки мяса, которое поедала Лив. Среди них она заметила палец. Загорелый, мужской палец.
   - Боже... - пролепетала Мари, закрывая ладонями рот. Дьявол с улыбкой пожал плечами.
   - Да-да, Мария, твоя подружка скушала своего ненавистного отчима. Каким он был, Лив? Вкусным?
   - Замолчите! - закричала Мари, - Вы не заберете ее! Она сделала это не по своей воле...всему виной кольцо. Лив, - обратилась она к подруге, - ... сними его. Сними кольцо.
   Оливия непонимающе посмотрела на Мари, и со слезами на глазах, покачала головой.
   - Я...была так...голодна...
   - СНИМИ КОЛЬЦО!
   - Она не снимет, зря стараешься, - парировал дьявол, появляясь за спиной Оливии, - Ее уже поглотил грех. Она слилась с ним.
   - Нет...она снимет. Лив, посмотри на меня! - воскликнула Мари, боясь подходить ближе, - Ты сможешь это сделать! Я знаю...ты сможешь.
   Лив только хлопала глазами, и оглядывала комнату, окровавленную и забросанную кусками человеческого тела, которое она только что пожирала. Руки девушки тряслись, из горла рвался дикий крик.
   - Я...не могу... - шептала она, заливаясь слезами, и качаясь из стороны в сторону, - Я не могу, Мари...
   Дьявол победно улыбнулся, и протянул Лив руку.
   - Идем, Оливия. В самое лучшее место из всех...
   Лив вдруг резко посмотрела на мужчину, стоявшего прямо перед ней, и тихо прошептала:
   - Энди...
   Мари не обратила на это ровно никакого внимания, ей это показалось лишь бредом подруги, и она продолжила борьбу с бесом, пытающимся забрать ее душу.
   - Лив! Борись с ним! Просто сними кольцо, и все кончится!
   - Представляешь, что подумает твоя мать, когда узнает, что ты сделала, Лив? - парировал дьявол, - Она возненавидит тебя...
   - НЕТ! - выкрикнула Лив, и вскочив, схватила первое, что попалось под руку. Раскладной ножик, который принадлежал ее отчиму. - Я... нет...
   - Да, Лив, она будет проклинать тот день, когда решила зачать тебя! - науськивал дьявол, - Снимешь кольцо - и навсегда останешься здесь, с матерью, которая тебя презирает...подумай об этом. Сможешь ты вынести такое?
   Мари подошла совсем близко, и встала рядом с Лив. Затем осторожно обняла ее за плечи.
   - Ты сможешь противостоять ему, я знаю тебя. Ты сильная...сними кольцо...
   Лив, все еще плача, дотронулась до кольца, и попыталась его стянуть. Но оно не поддавалось. Она тянула, тянула, вертела его, но ничего. Оно плотно засело на ее пальце, словно въелось в кожу.
   - Видишь? Я ведь говорил, - с торжествующей улыбкой произнес дьявол, - Оно - это ты, Лив. Тебе не освободиться от греха...ты и есть - грех.
   Лив, закричав, кинулась к столу. Ни Мари, ни сам дьявол не понимали, зачем. Но вскоре все стало понятно. Лив открыла нож, и поднесла его к пальцу. Руки ходили ходуном, дрожали так, что она не могла попасть на нужное место.
   - Господи... - прошептала она, - ...помоги мне...
   И отрезала. Палец вместе с кольцом упал на пол, вызвав вздох негодования со стороны дьявола, и дикие визги Лив.
   - Что ж, - проговорил Мистер Ивил, взглянув вверх, - Отлично.
   После этих слов он испарился в воздухе, оставив подруг вдвоем.
   - Все будет хорошо, - приговаривала Мари, - Все будет хорошо...
  

ЭПИЛОГ

  
   Полицейский участок Роудхелла, два дня спустя.
  
   - Мисс Мартинез, вы помните, что сделали?
   Голос детектива звучал тихо, и Лив, покачиваясь на стуле, еле услышала то, что он говорил. Она не хотела отвечать на вопросы, не хотела вспоминать те ужасные, жуткие события, что случились накануне. В ее голове постоянно крутилась мысль, что она сделала нечто поистине злое. Кошмарное.
   Ей нет оправданий.
   - Оливия? Скажи что-нибудь, дорогая... - услышала девушка голос матери. Убитый голос, который та пыталась контролировать. Лив посмотрела на мать, и зарыдала, не выдержав психологического напора. Голова ее уже ничего не соображала, но она отчетливо слышала, что говорит детектив:
   - Миссис Мартинез, нам придется задержать ее здесь до прихода психиатра. После установления ее психологического состояния, мы сможем сказать вам, что будет дальше с вашей дочерью...
   - Но ведь она не убивала его... - отчаянно заверяла мать, - Не может быть, чтобы она это сделала...месяц назад она даже не общалась с ним! У Оливии не было причин убивать этого мальчика...
   Стоп. Мальчика?
   Оливия подняла голову, и сквозь слезы посмотрела на детектива, а затем на мать.
   0x01 graphic
   - О чем вы говорите? - спросила она. Лицо детектива приняло весьма сочувственное выражение, и он, протянул Лив листок бумаги, свернутый втрое. Лив, дрожащими руками развернула его, и начала читать:
  
   " Ты не сможешь от меня убежать, Лив. Я буду преследовать до тех пор, пока ты не сдашься. И твои глупые угрозы на меня не подействовали, знай. Ты не сможешь этого сделать. Ты не уберешь меня с дороги...

Энди"

   Дата написания стояла в конце. Ровно месяц назад.
   Лив взглянула на детектива, и, протянув ему письмо обратно, покачала головой.
   - Нет...я не видела этой записки...никогда не видела.
   - Почерк совпадает с почерком мистера Уайта. Там даже есть его отпечатки пальцев, Оливия. Письмо мы нашли у тебя в комоде, и...еще...вот это, - детектив протянул ей небольшой пакет, в котором лежал пистолет.
   0x01 graphic
   - Что это? - тупо спросила Лив, пялясь на пакет.
   - Орудие убийства. Эндмунда Уайта застрелили. Около месяца он лежал в пещере, на окраине города. В его теле наши семь пулевых ранений.
   - Но...я не убивала его, - пробормотала девушка, таращась на полицейского, - Я не...он жив! Энди жив! Я видела его...
   - Нет, Лив. Это не так, - сказала, наконец, ее мать. Девушка посмотрела на нее, не веря своим ушам. - Я была на опознании...это действительно труп Энди. Он мертв, дорогая...но скажи...зачем ты это сделала? Что между вами случилось?
   - Вы что-то не поделили? Он преследовал тебя, верно? - спросил детектив, - Это все из-за наркотиков, что он тебе давал?
   Лив качала головой все усерднее, и вскоре, после многочисленных обвинений, она не выдержала.
   - Я НЕ УБИВАЛА ЕГО! ЭНДИ ЖИВ! ОН ДАЛ МНЕ ЧЕРТОВО КОЛЬЦО!
   Детектив и миссис Мартинез замолчали, и уставились на девушку, которая уже не контролировала себя. Ее лицо было перекошено от гнева, а руки тряслись с безумной силой. Так же горели ее глаза - безумством.
   - Милая...ты должна успокоиться, - ласково сказала мать, - Все будет хорошо...
   - Нет, не будет! Вы не верите мне? Тогда как объясните это?! - Лив в ярости сорвала бинт в руки, и взору присутствующих предстала ее рука, без одного пальца. Пальца, который она отрезала, когда пыталась снять кольцо.
   - Я отрезала его, что снять чертово кольцо! - вопила она, - Не верите?! МАМА! Это все дьявол! Это он...это Энди....
   Наконец, Лив осела на пол, и снова заплакала. Ее сердце колотилось с невероятной силой, она не могла совладать с собой. Все рыдала и рыдала, причитая, и повторяя лишь одно имя...
   Энди.
  
   День спустя
  
   Миссис Мартинез и Мари Харрисон встретились в коридоре полицейского участка Роудхелла рано утром. Мари принесла подруге еды, но вот уже который день Лив отказывалась от пищи, и вообще от всего, что могло напомнить ей то, что она сделала. Мать Оливии просила детектива не напоминать дочери о том, что она сделала с отчимом. Для нее это было бы просто невыносимым. Поэтому все тактично молчали.
   - Здравствуйте, миссис Мартинез, - сказала Мари, - Вы уже знаете, что с ней сделают?
   - Да... - прошептала мать девушки, и предательские слезы скатились у нее по щекам, - Боже... почему она сделала это, Мари? Я не понимаю.
   Мари посмотрела на кольцо на своем пальце. Оно больше не сияло, и девушка знала, почему. Ее вера утеряна. Так и шанс на спасение души Лив.
   - Я не знаю... - соврала Мари, - Могу я...увидеться с ней?
   - Она никого не принимает, ничего не ест и не пьет. Попробуй, но...не думаю, что она пустит тебя.
   - Спасибо, - поблагодарила Мари, и пошла в ту сторону, где находилась камера ее подруги. Войдя туда, она увидела Лив на полу. Так сидела, и молча смотрела в стену. Лицо ее было опухшим от слез, и измученным от недоедания.
   - Привет... - тихо сказала Мари, закрывая за собой дверь. Лив даже не посмотрела на нее, просто продолжала сидеть и молча пялиться в стену. Мари подошла и села рядом с подругой. - Ты должна быть сильной, Лив.
   - Не могу, - прохрипела она, - Больше нет сил. Ты знаешь...что со мной сделают?
   - Мне так жаль... - прошептала Мари, утирая выкатывающиеся из глаз слезы, - Мне очень жаль, милая...
   Лив повернула голову к Мари, и посмотрела на нее. Долго, тщательно изучая каждую частичку ее лица. А затем сказала:
   - Ты мне веришь?
   - Да, конечно.
   - Ты веришь, что я не убивала Энди? Веришь, что он жив?
   Мари вздохнула, и крепко сжала руку подруги.
   - Я видела его тело, Лив, и он мертв.
   - Нет же! Он приходил ко мне! Он дал мне кольцо...почему никто не верит этому?
   Мари промолчала. Ей не хотелось еще больше расстраивать подругу, слишком много выпало на ее долю. Поэтому она просто обняла ее, и прижала к себе.
   - Ты должна быть сильной, как никогда, - повторила она, - И молиться. Каждую секунду молись о спасении своей души, Лив...верь, и молись.
   Девушки заплакали вместе, и прижались друг к другу крепко-крепко. Их дружба была самой настоящей, и была сильнее всего на свете.
   Даже сильнее смерти.
  
   2 часа спустя
  
   Лив сидела, и смотрела в маленькое окошко, через которое проходил свет в камеру. Скоро она умрет. Искусственное усыпление все-таки намного легче, чем казнь на электрическом стуле. Это немного успокаивало ее.
   Лив думала о матери. Что теперь станет с ней? Она покончит жизнь самоубийством или же найдет в себе силы жить дальше? Лив очень хотелось, чтобы все вышло хорошо. Она хотела мира и покоя.
   Вдруг в дверь камеры тихо постучали. Что? Так рано? Уже сейчас она должна умереть?
   Дверь открылась, и в камеру вошла женщина. Лив тут же узнала ее. Это была та продавщица из лавки чудес, где она приобрела кольцо...
   - Приветик, Лив, - произнесла она, улыбаясь, - Узнала меня?
   - Вы...
   - Ага, я.
   Затем, всего мгновенье спустя, женщина превратилась в того учителя, мистера Ивила, что был в ее доме в ночь безумства. Глаза Лив округлились, и она раскрыла рот от удивления.
   - Боже... - пролепетала она. Мистер Ивил фыркнул, и присел на край кушетки, на которой сидела Лив. Девушка отпрянула, и воззрилась на него непонимающим взглядом.
   - Нет, не он, - сказал мужчина, - Думаю, ты знаешь, кто я. Ну, на самом деле. Знаешь ведь, Лив?
   И тут, прямо на глазах Лив, мужчина-учитель перевоплотился в парня. В Энди Уайта. Лив охнула, и, вскочив, принялась тарабанить в дверь.
   - ПОМОГИТЕ! КТО-НИБУДЬ!
   - Да ты успокойся, Лив, - проговорил Энди, улыбаясь, - Тебя никто не услышит. Присядь лучше, и расскажи...зачем же ты убила меня?
   Дьявол рассмеялся над собственной шуткой, и откинулся на подушку. Лив дрожала от ужаса, цепляясь за ручку двери, но та не открывалась. Дьявол в обличии Эндмунда Уайта усмехнулся.
   - Знаешь, я полагал, что заставлю тебя съесть и твою подружку, но ты оказалась такой стойкой. Мне нравится это, правда. И Энди это нравилось. До того момента, как я убил его и занял его прелестное тельце. Мордашка просто шик, не находишь?
   Энди встал и подошел к девушке вплотную. Лив вжалась в стену, и, закрыв глаза, стала читать молитву. Как говорила Мари.
   - Ух ты, - провозгласил дьявол, - Выучила молитву к моему приходу? Надо же...отлично-отлично, Лив, продолжай, а я послушаю. Ведь на меня они не действуют, если надеешься прогнать меня с их помощью...
   - Что тебе нужно от меня?
   - Ну как что, Лив? Ты ведь умная девочка...мне нужна твоя душа. Попорченная Чревоугодием душонка, одна из семи. Ты наверняка слышала о семи смертных грехах? Так вот, твой был шестым по счету...еще один остался.
   Лив молча стояла, и слушала то, что говорил Энди. Даже не шевелилась, и внутри, про себя, то и дело повторяла молитву.
   - Знаешь...этот городок просто кишит испорченными людьми. Злодеями, негодяями, называй, как хочешь, - продолжал он свою речь, поглаживая ее по волосам, - Меня, кстати, тоже считают злодеем, но это не совсем так. Если покопаться...хотя, это не так важно сейчас.
   Он прервался, но всего на секунду.
   - Пойдешь со мной по доброй воле, или мне еще побороться за тебя, Оливия?
   - Отправляйся в ад...
   Лив открыла глаза, и встретилась лицом к лицу с врагом. Глаза Энди, когда-то зеленые, приобрели желтоватый оттенок, и теперь пугали ее.
   - Отлично, - сказал, наконец, дьявол, - Увидимся там...Гула.
  
   7.44 утра, восточное крыло лаборатории больницы Роудхелла
  
   "Этот препарат используется для эвтаназии -- искусственного умерщвления преступников в и "усыпления" неизлечимых больных" - доносились до нее голоса говорящих врачей. За стеклом стояли люди, Лив чувствовала их присутствие. Мать и подруга были там, за стеклом, и наблюдали за тем, как ее будут убивать. Медленно, постепенно. Каждая клеточка ее мозга умрет.
   0x01 graphic
   Лив боялась. Но не самой смерти, а того, что станет с ней после. Лежа на этом столе, девушка продолжала тихо молиться про себя.
   Наконец, когда все трубки были вставлены, она услышала голос мужчины, доктора:
   - Начинаем.
   Секунда за секундой, Лив понимала, что это конец. Вот он, так близко. Последние секунды она потратила на то, чтобы взглянуть в последний раз на мать, и Мари. Но когда Лив подняла голову, то не увидела их. Вместо этого за стеклом она видела лишь зевак, которые пришли посмотреть на убийцу и людоедку перед ее страшной казнью.
   Когда все было кончено, доктор, что проводил эвтаназию, вздохнул, и, улыбнувшись, произнес одну единственную фразу:
   - Теперь ты в самом лучшем месте.
  
   ГРЕХ СЕДЬМОЙ.
   ГОРДЫНЯ.
   0x01 graphic

1

Лучше царствовать в аду,

чем прислуживать на небесах.

Д. Мильтон

  
  
   Тэмми проснулась рано. Чувство предвкушения мучило ее всю ночь, и от этого она не могла нормально спать. Ведь сегодня решится судьба их нового дома. Перевернувшись на бок, она посмотрела на своего жениха. Роберт Макфирсен представлял собой отлично сложенного мужчину тридцати двух лет, с ухоженными светлыми волосами, немного напоминающими солому, и глазами цвета свежей зелени. Также он был биржевым маклером, и довольно неплохо зарабатывал. Так, что на жизнь им хватало с лихвой. Тэмми встречалась с ним с семнадцати лет, и мечтала о свадьбе так же, как и все остальные девушки планеты Земля. И в один прекрасный день, а точнее, пару недель назад, он - таки сделал ей предложение руки и сердца. С цветами, поцелуями и прочими любовными радостями, и конечно же шикарным обручальным кольцом с бриллиантом в целых пять карат. Тэмми была несказанно рада такому событию, но старалась особо не докучать жениху - он не любил, когда ему мешали работать.
   Сама Тэмми была миловидной блондинкой, небольшого роста, с очаровательной улыбкой и скромным нравом. Она всегда считалась самой положительной и примерной девочкой в их семье. Отец с матерью часто водили юную Тэмми в церковь, чтобы та не забывала, что создал их Бог, и никто иной, и что она должна ежедневно отдавать дань уважения и почтения. Тэмми хоть это и не особо нравилось, но она не подавала виду, и всегда соглашалась во всем с родителями. Только единожды она решилась ослушаться их - когда начала встречаться с Робертом. Он был намного старше нее, но это не смущало девушку. С самого первого дня их знакомства, она знала, что именно Роберт - ее судьба. Что с ним она свяжет свою жизнь.
   0x01 graphic
0x01 graphic
   Переезд в новый город, новый дом был неожиданностью для нее. Но Роберт не принимал возражений, и Тэмми пришлось снова согласиться.
   - Роуд...что? - переспросила она, когда Роберт читал путеводитель по штату.
   - Роудхелл. Шеф говорит, что там открывается новый офис, и меня перебрасывают туда. Тебе там понравится! Смотри, какая красота.
   Тэмми обратила взор на буклет, который показывал Роб.
   Маки. Целое поле маков, которое устилало весь путь до самого города, и во многих его местах тоже.
   - Хм...мне почему-то не нравятся эти цветы, - буркнула она, - Они такие...мм...зловещие, что ли.
   Роберт рассмеялся.
   - Да брось, по-моему, милые цветы.
   - Ничего милого в них, как впрочем, и в названии города нет. Мне не нравится этот город...
   - Милая, ты привыкнешь, - сказал Роб, делая поворот направо, - Мы идеально впишемся в это место, вот увидишь.
   Тэмми тяжко вздохнула, и отвернулась к окну. Ей ничего и никогда так не хотелось, как сейчас возразить Робу и приказать вернуться в родной Висконсин. Но она не могла. В силу своего характера, она всегда со всеми соглашалась, не имея своего мнения. Такова была Тэмми Прауд. И, несмотря на фамилию, она собой не гордилась.
  

2

"Начало гордости -- удаление человека от Господа и отступление сердца его от Творца его;

ибо начало греха -- гордость, и обладаемый ею изрыгает мерзость;

и за это Господь посылает на него страшные наказания и вконец низлагает его".

  
   Въезд в город Роудхелл был в точности похож на изображение в буклете. Тэмми заворожено смотрела в окно, пока их машина проезжала по 69-му шоссе, по обе стороны от которого росли маки. Такие красивые цветы, и в тоже время она их отчего-то боялась. Нельзя было объяснить то странное чувство, что она испытывала в данный момент - возможно, помесь волнения и страха?
   Роберт за всю оставшуюся дорогу не сказал ей ни слова больше, и Тэмми вдруг ощутила некий холод между ними. Это было неприятно, и уязвляло самолюбие Тэмми.
   - Кажется, это здесь... - пробормотал Роб, сворачивая налево. Улица была довольно узкой, и темной, несмотря на дневное время суток. Что-то заставляло ее быть такой. Ветер, колыхавший деревья; дома, похожие на раковины улиток, пытающихся спрятаться от опасности, и даже витрины магазинчиков...все это каким-то таинственным образом действовало на Тэмми. Ей хотелось бежать с этого места. Бежать и не оглядываться.
   - Тэм?
   - Мм?
   - Мы на месте, - сказал Роберт, кивая на большой двухэтажный дом в готическом стиле. Брови Тэмми взлетели до небес.
   - Ты что, издеваешься? Это наш...дом?
   Роб улыбнулся, и погладил девушку по голове.
   - Мы его обустроим, и он станет похож на сказочный дворец, - сказал он, улыбаясь. Но когда заметил выражение лица Тэмми, его улыбку словно смыло. - Милая, это все, что смог предложить риэлтор.
   Тэмми хотела сказать, что не согласна здесь жить, но в этот момент зазвонил телефон Роберта, и он снял трубку.
   - Да? А, Генри! Здравствуй. Что? Как скоро?
   И на этом разговоры о том, что волнует или не волнует Тэмми, закончились. Дела были для ее жениха важнее всего на свете. Даже важнее нее, видимо. Тэмми на секунду задумалась над своей жизнью. А что у нее вообще есть, кроме Роберта? Мать, которая никогда не уделяла ей должного внимания? Или младшая сестра, ненавидящая ее, да и вообще все живое на планете? Или же отец, лгущий не только всей своей семье, но и в первую очередь себе самому? На все эти вопросы был только один ответ - у Тэмми ничего и никогда не было. До того момента, как появился Роберт. Он спас ее жизнь, спас ее от ужасного существования. Без него она никто...или ей так кажется?
   Машину припарковали возле тротуара, и Тэмми, больше не желавшая слушать болтовню Роберта и его друга, вышла. Прохладный ветер одним дуновением заставил ее поежиться, и побольше укутаться в теплое пальто. Взглянув на зловещий дом, Тэмми тяжко вздохнула и по ее телу тут же побежали мурашки.
   - Не к добру это... - прошептала она тихонько. Роберт закончил разговаривать, и подошел к ней. Обнял за плечи, и торжественно произнес:
   - Ну что? Добро пожаловать в Роудхелл?
  

***

  
   Изнутри дом выглядел еще хуже, чем снаружи. Ветхие полы скрипели при малейшем давлении на них, а потолок был покрыт столетней паутиной, которую вряд ли кто-то вообще снимал, даже когда дом был жилым. Стены прихожей представляли собой еще более жалкое зрелище - черные, то ли от копоти, то ли от сырости, они будто разваливались на части.
   Тэмми оторвала взгляд от всего этого ужаса, и увидела впереди себя широкую лестницу, ведущую на второй этаж. По одну сторону от нее находилась стена с красивой резной аркой, и в проеме была видна кухня. Точнее, ее кусочек.
   - Ну...кажется, здесь очень даже мило, - бодро сказал Роберт, и поставив чемоданы к стене, подошел к невесте, - Не расстраивайся, все придет в норму. Я тебе обещаю, что мы будем счастливы и здесь. Неважно, где мы живем, Тэмми, я все равно буду тебя любить.
   Тэмми улыбнулась. Такой Роберт ей безумно нравился. Романтичный, любящий, заботливый. Но таким он бывал крайне редко. И сейчас он разговаривал с ней так только потому, что хотел, чтобы она не доставала его нытьем и жалобами в будущем.
   - Хорошо, я постараюсь что-нибудь сделать с этим...домом. Только мне нужны деньги для покупки всего необходимого.
   Роберт достал из кармана бумажник, и вытащил оттуда кредитку.
   - Держи, покупай все, что посчитаешь нужным. Черт, - буркнул он, глядя на часы, - Я уже опаздываю. Пока, увидимся вечером.
   И, поцеловав ее на прощанье, убежал. Тэмми огляделась. Ну что может помочь этому месту? Кроме сожжения его дотла, ей больше ничего не приходило на ум. Дом был таким мрачным, что ей тут же захотелось оттуда сбежать. Поэтому, взяв сумочку и кредитку Роберта, Тэмми отправилась на обзор города. Какие радости и разочарования он ей принесет? Вопрос без ответа.
  

***

   "Здесь вообще ходит хоть какой-то транспорт?" - возмущенно подумала Тэмми, тщетно пытаясь вызвать такси. Никто не отвечал. Прохожие, а точнее два молодых парня и девушка (они были единственными, кого она встретила), словно не заметили ее, когда она попыталась спросить у них, как проехать в центр города. Тэмми показалось это очень странным, но она продолжила поиски нужного места. Должны же здесь быть хоть какие-то магазины? Ей просто необходимо купить что-нибудь для обустройства дома. Иначе она просто не сможет там жить.
   Наконец, спустя добрых полчаса, она увидела вдалеке приближающийся трамвай. Он был небольшой, красного цвета с черной полосой посередине. Когда он остановился на станции, она залезла в него и облегченно вздохнула. Через несколько секунд подошел кондуктор. Женщина, лет сорока с небольшим. Она напоминала латиноамериканку. Возможно, из-за цвета глаз и кожи, а может быть, потому что на ее бейджике было написано - "Люсия Мартинез, контроллер". Тэмми вежливо улыбнулась, и протянула деньги за проезд.
   - Здравствуйте.
   - Добрый день, мисс, - женщина отдала билет, и хотела уже двинуться в другую сторону вагона, но Тэмми ее остановила.
   - Простите, а вы не знаете, где здесь можно купить краску для стен?
   Женщина осмотрела Тэмми с ног до головы, и, наконец, изрекла:
   - Вы недавно в Роудхелле?
   - Эм...да. Мы с женихом переехали сюда буквально несколько часов назад, - сказала она, улыбнувшись. В лице Люсии были все черты, которые могут нравиться людям - добрый взгляд, приветливая улыбка и казалось, что она довольна своей жизнью, работой, домом. Но спустя несколько секунд ее добрый взгляд сменился на испуганный, и было что-то такое, от чего Тэмми вдруг стало холодно.
   - Бегите отсюда...это место проклято... - тихо сказала женщина-контроллер, и удалилась в другой конец вагона. Тэмми лишь оторопело смотрела ей вслед, и думала над тем, что она сказала. Проклятое место, город Роудхелл...неужели, женщина не шутит?
  

3

Начало греха - есть гордость.

  
   - ...Осознаете ли вы, что такое грех? Осознаете, что он мерзок и порочен? Ответ очевиден - нет. Люди не замечают за собой никаких грехов. Сегодня вы съели или выпили в два раза больше нормы, и считаете это нормальным. Завтра вы хотите ту газонокосилку, что есть у вашего соседа, а послезавтра вам и ее уже не хватает, а потом вам хочется уже самого соседа, что неправильно и мерзко. Еще через день вы начинаете думать, а не полежать ли мне на диване, вместо того, чтобы идти на работу? И злитесь, когда понимаете, что это невозможно. Ведь вы обязаны работать, чтобы прокормить себя и, возможно, свою семью. Или же нет? Может, вы настолько хороши в работе, что заслужили, чтобы все вами восхищались, а не заставляли работать?
   Что ж, значит, все семь грехов уже с вами. Чревоугодие, Зависть, Алчность, Похоть, Лень, Гнев и Гордыня. Они - погибель для человеческой души. Они разрушают ее на миллионы частиц, убивают все хорошее, что есть в людях. Спасение от грехов - молитва. Долгая, каждодневная молитва о спасении души...
   Тэмми подошла поближе, чтобы получше расслышать, о чем рассказывалось в телепередаче. На экране она увидела большую студию, в главном кресле сидела девушка. Лет тридцати на вид, со светлыми волосами, она продолжала говорить что-то о смертных грехах.
   - Ну что за бред? - услышала она возмущенный возглас позади себя. Обернувшись, она буквально наткнулась на девушку. Она была немного полновата. Жирок, который она пыталась скрыть под темно-зеленым жакетом, свисал с боков, а резинка от брюк была растянута больше некуда. Тэмми взглянула на ее лицо: пухлые щеки, маленькие темные глазки, неумело подкрашенные черным карандашом, и губы, на которых еще остались крошки от недавно съеденного гамбургера.
   - Эм...простите?
   - Ой, извините, я что, вслух это сказала?
   Тэмми снисходительно улыбнулась, и снова отвернулась к телевизору. Мысли сами по себе полезли в ее голову. "Ну вот же она! Мисс Чревоугодие, собственной персоной..."
   В этот момент девушка пододвинулась к ней ближе, и спросила:
   - Извините меня, но Вы не скажете, где здесь можно купить принадлежности для рисования? Я совсем недавно в городе, а мне нужны кисти. Свои совершенно случайно оставила дома...
   - Я тоже приезжая, - ответила Тэмми, - Извините, но я не смогу Вам подсказать.
   - Оу...ясно. А почему приехали сюда?
   Тэмми не очень-то хотелось разговаривать с надоедливой девушкой, но правила приличия и этики не позволяли ей просто уйти от разговора.
   - Мой жених получил здесь работу, - коротко ответила она, пытаясь услышать то, что говорили по телевизору, но громкий голос девушки заглушил все.
   - Вот здорово! А я здесь совершенно случайно, знаете ли. Мои родители сказали, что когда мне исполнится 21, я смогу делать то, что хочу. Вот и отправилась путешествовать!
   - У Вас сегодня день рождения?
   - Ага.
   - Что ж, мои поздравления, эм...как Ваше имя?
   - Джоан.
   Тэмми натянуто улыбнулась.
   - Надеюсь, у Вас все получится, Джоан...
   Зазвонил телефон, и Тэмми, обрадованная до глубины души, ответила:
   - Да?
   - Тэмми, где ты? - голос Роберта.
   - Я в магазине, здесь, напротив еще антикварная лавка, ее сложно не заметить...
   Роберт фыркнул в трубку.
   - Черт, собрание перенесли на половину шестого вечера. Придется мне пошататься с тобой.
   - Ты очевидно недоволен?
   Молчание, а затем вздох.
   - Не начинай. Просто я, как любой нормальный мужчина, не люблю шопинг.
   Все это время девушка, Джоан, внимательно слушала программу, идущую по телевизору. Почему-то ей казалось, что женщина-телеведущая слишком часто упоминает слово "грех", и смотрит прямо в камеру, словно на нее, Джоан. Девушка поежилась, и переключила кнопку на телевизоре. Мурашки не заставили себя ждать, когда на другом канале она увидела ту же женщину, и услышала от нее слова:
   - Грешники горят в аду, запомните это и устрашитесь гнева Божьего. Ибо он страшен...страшись...Джоан...
   Джоан в ужасе кинулась из магазина, чем привлекла на себя внимания персонала и покупателей. Тэмми тоже обернулась, чтобы посмотреть, что такое произошло, и увидела как девушка, с которой она только что разговаривала, выбегает на улицу, и ее на полном ходу сбивает черный внедорожник.
  

***

   - Это было просто ужасно... - прошептала Тэмми, кладя голову на плечо Роберта, который как мог, успокаивал ее, - Она...она была такой молодой...у нее был день рождения. Как раз сегодня...не понимаю, что заставило ее выбежать на дорогу.
   - Милая, такое случается каждый день, - сказал Роб, - Не расстраивайся так, прошу тебя...
   - Роберт, я была так...несправедлива к ней. Пыталась отвязаться от нее...черт, теперь это будет преследовать меня всю жизнь!
   - Да брось ты! Что за чушь? Девушку ты не знала, и она сама виновата в том, что с ней случилось. Тебе не стоит винить себя. Ни в коем случае. Идем, - Роберт поднялся со скамейки, и увлек за собой Тэмми. Она нехотя поднялась, и вздохнула.
   - Может, зайдем в ту лавку? - парень кивнул на магазинчик, вывеска которого гласила: "Всемирная ярмарка безделиц! Приходите и выбирайте себе товар по душе". - Купим что-то для украшения дома. Думаю, там обязательно найдется что-то, что тебе понравится. Как ты на это смотришь?
   Тэмми печально улыбнулась, и кивнула.
   - Хорошо, давай зайдем.
  
   Дверца магазина скрипнула, и он увидел ее. Последнюю, но далеко немаловажную деталь своей игры. Она была прекрасна. Длинные светлые волосы опускались на хрупкие плечи, карие глаза были печальны, как будто ее что-то расстроило. Но, несмотря на это, он видел в ней все то, что требовалось для последнего греха...она была создана для него. Рядом с ней шел парень. Но он не будет преградой. Она положит начало концу...
  
  
   Только Тэмми взялась за ручку двери, как та распахнулась сама, и она чуть не налетела на девушку. Она странно разглядывала занятную коробочку в руках, остановившись прямо на пороге.
   - Уйдите с дороги, - фыркнула девушка, и, толкнув Тэмми плечом, выбежала из лавки чудес. Роберт, который, кажется, даже не заметил, что его невесте нагрубили, опять копался в своем телефоне.
   - Ты осмотрись пока, а мне нужно позвонить, хорошо? - спросил он, и, не дожидаясь ответа, отошел в сторону. Тэмми вздохнула. Он никогда не изменится.
   - Ага, - буркнула она, и двинулась в сторону забавных настольных часов. Они были в форме двух ладоней, сплетенных в одно. Красиво, элегантно, но - слишком уж дорого. Целых триста баксов. Тэмми разочарованно отошла от них, и тут заметила мужчину. Он стоял у прилавка, а точнее прислонившись спиной к нему, и задумчиво смотрел в зал. Его темные волосы были слегка взъерошены, на лице было выражение скуки. Он был красив.
   0x01 graphic
   Как и многие мужчины, он, конечно же, знал об этом. "Вероятно, его самолюбие зашкаливает", - подумала Тэмми, и тут их взгляды встретились. Его глаза, бутылочного зеленого цвета, прожигали в ней дырку. А потом он просто шагнул к ней. Подошел, улыбнулся, и тогда она услышала его чарующий голос:
   - Добрый день, чем я могу Вам помочь?
   - Здравствуйте, - губы Тэмми сами по себе распылись в улыбке. Этот мужчина был поразительно похож на ее первую любовь, Джонни Хэнсена, из Кливлендского университета. Те же манеры, тот же вкус в одежде.
   "Боже...неужели, это он?" - пронеслась мысль в голове у Тэмми.
   - Простите, а мы с Вами случайно не знакомы? - спросила она, испытующе глядя на мужчину. Тот очаровательно улыбнулся, и на миг Тэмми показалось, что его глаза сменили цвет. С зеленого на желтый...но лишь на миг.
   - Думаю, что нет, - ответил он.
   Тэмми смущенно улыбнулась, и тут же почувствовала, как румянец заливает ее щеки. Она так его стеснялась, как никогда и никого. Обернувшись, чтобы посмотреть, как там Роберт, она заметила, что он вообще вышел из магазина и теперь стоит на улице, разговаривая по телефону. Со спокойной душой, Тэмми повернулась обратно к приятному незнакомцу. Он рассматривал ее с невероятным интересом.
   - Вы недавно в Роудхелле? - спросил мужчина.
   - Да, совсем недавно. Мы переехали буквально пару часов назад. С моим женихом.
   "Господи, Тэмми, зачем ты это сказала?"
   - Оу, это замечательно. И когда же великое событие?
   - Через два месяца.
   - Что ж, поздравляю Вас, мисс...
   - Прауд, - пропела Тэмми, - Тэмми Прауд.
   - Очень красивое имя. Как и Вы сами, - голос мужчины прошелся шелком по ее спине, - Тогда, в честь такого события, я разрешаю выбрать то, что приглянется Вам...совершенно бесплатно.
   Глаза Тэмми округлились.
   - О, так это Вы владелец магазина?
   - Да. Выбирайте то, чего захочет Ваша прелестная душа...- мужчина улыбнулся снова, и Тэмми почувствовала какую-то странную потребность отказать ему, но не смогла. Снова.
   - Большое спасибо, это очень мило с вашей стороны.
   - Не стесняйтесь.
   Тэмми нехотя отошла от мужчины, и стала осматриваться в поисках чего-то поистине интересного. На полках, и в витринах было столько всего, что у Тэмми откровенно разбегались глаза от такого выбора различных безделушек. Но некоторые вещи были и дорогими, наверняка привезенными из самых удивительных уголков мира. Осматривая товар, Тэмми не ожидала, что найдет что-то, что сможет ей понравится настолько, чтобы она забрала это с собой. Краем глаза она наблюдала за таинственным владельцем магазина. Он стоял, убрав руки за спину, и смотрел на нее. На его красивом лице застыла ухмылка, и создавалось ощущение, что он что-то задумал, но Тэмми не придала этому особого значения, и продолжила поиски. Не прошло и двух минут, как она услышала тихий голос у себя над ухом:
   - Позвольте, я помогу Вам?
   Тэмми обернулась, и оказалась прямо лицом к лицу с ним. Мужчина снова томно улыбнулся, и жестом указал на слегка пошарканную витрину рядом с полкой со старинными книгами. В ней, на подушечке, лежали несколько колец с яркими самоцветными камнями. Каждое из них было по-своему привлекательно, от них исходила какая-то удивительно-привлекательная сила. Они манили людей своим видом: кричащим, возможно, даже вульгарным; но, несмотря на это - на подушке уже почти не осталось колец, а, судя по вмятинам на подушке, их было ровно семь.
   - Вам нравятся эти кольца? - спросил мужчина, глядя на Тэмми. Она незамедлительно кивнула, и потянулась, как зачарованная, за одним из них. Оно словно звало ее, заставляя забрать. Синего цвета, с прямоугольным сиреневым камнем, обрамленным четырьмя бриллиантами, оно было великолепнее всех колец на свете. По крайней мере, так казалось Тэмми. Она протянула руку, и взяла его с подушки. Оно словно еще больше засверкало в ее руках, и Тэмми просияла.
   0x01 graphic
   - Могу я...помочь Вам надеть его? - в глазах владельца лавки была некая искра в тот момент, и Тэмми показалось, что ему она, как никому другому, может довериться. Сейчас, держа в руках кольцо, она вдруг почувствовала себя увереннее, и решительней. Улыбнувшись, она кивнула.
   - Да, конечно...
   Мужчина взял ее руку, и медленно стал надевать кольцо на безымянный палец. Все это время Тэмми глядела на него, прикованная и завороженная, и не могла оторвать глаз. Он излучал энергию, силу, власть. Казалось, что он король Вселенной, а не всего лишь владелец небольшой сувенирной лавки в странном городе. Тэмми считала удачей то, что в первый же день она встретила именно такого человека. Ей нужен был взрыв, толчок, чтобы попытаться измениться. И теперь он у нее был. Она словно прямо сейчас чувствовала в себе изменения. Сейчас, когда этот мужчина надевал кольцо на ее руку.
   - Ну вот, по-моему, оно сидит идеально, - сказал он, глядя Тэмми в глаза, - Оно словно создано для Вас, Тэмми...
   - Да...да, я тоже так думаю.
   - Ну, тогда забирайте его. Оно теперь Ваше, - и, наклонившись, он поцеловал ее руку. Тэмми снова улыбнулась, но на этот раз не было никакого смущения. Ей это понравилось.
   - Тэмми?
   Роберт стоял чуть подальше от входа, и выражение его лица было раздраженным, хоть он и не показал этого голосом. Он, видимо, закончил разговаривать раньше, и увидел, как абсолютно чужой мужчина целует его невесте руку.
   - Ты идешь?
   - Эмм, да, я уже иду, - ответила Тэмми, - Кстати, это мой жених, Роберт.
   Хозяин лавки кивнул, и ухмыльнулся.
   - Да-да, я догадался. Приятно познакомиться, Роберт. И поздравляю, - его глаза снова сверкнули желтым, - У Вас просто превосходный вкус.
   - Спасибо, - холодно ответил Роб, и, взяв Тэмми под руку, зашагал к двери. Она, обернувшись, последний раз посмотрела на загадочного мужчину, и поймала его манящий взгляд. Когда они уже были почти у выхода, то услышали тихий, но отчетливый голос мужчины:
   - Надеюсь еще раз лицезреть Вас здесь, Тэмми...
   - Это вряд ли, - буркнул Роберт, выводя невесту из странного магазина. Его шестое чувство подсказывало, что все это не к добру. Тревожные мысли начали заполнять его голову. Но когда он завел машину, и у него снова зазвонил телефон, он забыл о происшествии в антикварном магазине, и не заметил, как его невеста, улыбаясь восхищенной улыбкой, стала рассматривать себя в зеркале...
  

4

  

"Свет мой зеркальце, ответь, кто прекрасней всех на свете?

Ты, только ты"

   На часах была половина второго ночи. Сидя в своем кабинете, Роберт заканчивал работу над последним делом, которое было запланировано на сегодня. После того, как они вернулись домой, Тэмми тут же сослалась на головную боль и ушла в спальню, по дороге то и дело, рассматривая только что приобретенное кольцо. Роберту оно показалось слишком вычурным, и даже вульгарным. Плюс еще тот факт, что подарил его тот странный парень, который совсем не понравился Роберту. Он решил, что когда-нибудь, не сейчас, вернется в магазин и объяснит нахальному типу, что дарить кольца его невесте неприемлемо.
   - Черт возьми, уже половина второго... - пробурчал Роб, и, отложив бумаги в сторону, потянулся. Спина затекла от долгого сидения, и сейчас ему жутко хотелось массажа. Но, к сожалению, ночью массажисты не работают. Роберт отключил ноутбук, и пошел наверх. Дом находился в стадии ремонта, но спальня была закончена еще месяц назад. Как сказал риелтор, этот дом раньше принадлежал какому-то богатенькому старикашке, с тараканами в голове, и однажды он, по неизвестной причине просто пустил себе пулю в лоб. Это случилось как раз в спальне. Поэтому ремонт был сделан там уже сразу после этого.
   Дверь скрипнула, и Роберт чертыхнулся про себя. Он не хотел будить Тэмми, но войдя в комнату, увидел, что она вовсе не спит. Тэмми сидела у зеркала, и расчесывала волосы, при этом тихо напевая какую-то мелодию.
   - Почему ты не спишь? - спросил Роберт, подходя ближе. Девушка улыбнулась своему отражению, и пожала плечами.
   - Не хочу.
   - Ты, кажется, жаловалась на головную боль?
   - У меня все нормально.
   Роберт хмыкнул, и решил оставить этот вопрос. Сняв с себя всю одежду, он лег на кровать и еще раз взглянул на Тэмми. Она вела себя странно. Хотя, возможно, так казалось со стороны. Он никогда не видел, чтобы она так много уделяла себе внимания. Сидя за столиком, она раз за разом проводила ладонью по лицу, и выражение ее лица было удивительно счастливым. Даже когда он целовал ее, она не казалась такой счастливой.
   - Тэмми?
   - Мм?
   - Иди ко мне, - Роберт похлопал ладонью по постели, и улыбнулся. Ему хотелось обнять ее, свою Тэмми, поцеловать, и возможно даже заняться любовью, но она пресекла все его желания на корню.
   - Нет, - холодно проговорила она, продолжая разглядывать себя в зеркале, - Ты не мог бы сделать мне кофе?
   - Ночью? - удивился Роберт, - Может, лучше ляжешь спать?
   - Нет. Сделай мне кофе.
   Роберт поднялся с постели, и подошел ближе к невесте. Кольцо на ее безымянном пальце переливалось, как на солнце, и ему вдруг вспомнилась мерзкая ухмылка того антиквара. В грудной клетке стало горячо. Роберт злился.
   - Уже три часа, и я не собираюсь делать тебе кофе, - раздраженно буркнул он, - Мне рано вставать, ты забыла?
   Тэмми неохотно оторвала взгляд от кольца, и повернулась. На ее лице впервые он смог увидеть недовольство. За столько лет, почти половину жизни, Роберт находился рядом с Тэмми, и ни разу она не выказывала хоть какого-то несогласия с ним. Хотя он, Роберт, знал, что это эгоистично, и он не имел никакого права так обращаться со своей любимой женщиной, он все же так поступал. В силу своего характера. Но Тэмми никогда не делала то, что хотела, и даже не говорила.
   - Тебе сложно поднять свою задницу, и принести мне кофе? - заявила Тэмми, пронзая ледяным взглядом жениха. Тот, не понимая, откуда вдруг в ней такие новшества характера, фыркнул и пошел вниз, на еще недостроенную кухню, чтобы сделать ей кофе. Впервые в жизни ему не хотелось ей перечить.

***

   Руки холодны, как лед и ей никак не согреться. Что происходит? Почему она находится не дома, под теплым одеялом, вместо того, чтобы мерзнуть на окраине Аляски? Тэмми шагнула вперед, и дорога, по которой она шла, дала трещину. Стоп. Нужно понять, что происходит, и где она. Холод и темнота - все, что она видит, чувствует, осознает. Вокруг ни души, только она одна стоит посреди заснеженной улицы. Дома, в который не горит свет, похожи на те дома, что были в Барроу, когда она жила там с родителями, много лет назад. В ненавистном городе, с ненавистными родственниками.
   Тэмми двинулась вперед всего на пару сантиметров, и тут же остановилась. На дороге появилась темная фигура. Мужская, и без сомнения, знакомая. Отец. Он стоит неподвижно, но губы его шевелятся - он говорит что-то. Тэмми снова движется к нему, но такое ощущение, словно она стоит на месте. Она бежит, бежит, но снова ничего. Тогда до нее, наконец, доносится голос отца:
   - Ты будешь расплачиваться за это вечно! Будешь гореть на адской сковородке, маленькая дрянь! Что ты наделала?! Кем ты себя возомнила?! Ты все такая же трусливая, ничтожная девчонка, какой и была всегда! Тебе не стать лучше всех!
   В следующую секунду она видит, как по замшевой куртке отца расплывается огромное красное пятно, а за ним еще одно, и еще...
   - Нет...нет! Это не я! Я бы такого не сделала...- говорит Тэмми, но никто ее уже не слышит. Фигура отца пропала, и она снова одна на улице, покрытой снегом, в маленьком городке Барроу на Аляске.
  
   Распахнув глаза, Тэмми села на кровати. Дыхание сбилось, и по телу стекали мелкие струйки пота. Роберт по-прежнему мирно спал на своей стороне кровати и, конечно же, не слышал, как она проснулась.
   Тэмми спустила босые ноги на холодный деревянный пол, и глубоко вздохнула. Странный сон. Намного более странный, из когда-либо снившихся ей. Что означали слова ее отца? Угрозу? Или это было просто навязчивое напоминание того, что ей стоит позвонить домой? Да, пожалуй, стоит. Она не звонила слишком долго. Уже около трех лет.
   Тихо встав с постели, и надев теплые меховые тапочки и халат, Тэмми направилась на кухню. Запах горячего кофе по утрам всегда приводил ее в чувства.
   Новый телевизор она включила почти сразу же. Что-что, а смотреть забавные и познавательные телепередачи и ток-шоу, Тэмми просто обожала. На первом же попавшемся канале показывали новости штата.
   - ... по крайней мере, еще три смерти было зафиксировано на этой неделе, - говорила корреспондентка, хорошенькая брюнетка лет двадцати на вид, - Жители Роудхелла не удивляются - такое не впервые происходит в этом странном городке. Череда таинственных смертей и исчезновений преследует город с незапамятных времен, что вызывает в жителях бурю страха и паники. И на этот раз все еще хуже. После трагической гибели мисс Джоан Стерлинг, студентки художественной школы Роудхелла, случилось самоубийство возле озера Атра. Молодой человек, судя по словам очевидцев, новенький в городе, просто шагнул в озеро и больше оттуда не вышел. Никто не пытался его спасти, и неудивительно - об озере ходит дурная слава. Впрочем, как и обо всем Роудхелле.
   Не переключайтесь, далее новости города...
   Тэмми выключила телевизор также быстро, как и включила. Эта тема с самоубийствами ее угнетала. Ей вообщем-то совсем не хотелось слушать о чьих-то проблемах, и своих хватало. Позвонить родителям или не позвонить? А может лучше сразу взять билет до Барроу и махнуть туда без предупреждения? Ее размышления прервал свисток чайника, возвещавший о том, что он вскипел.
  
  
   Начало греха есть гордость. Гордость, как грех, никогда не бывает одна. Она порождает целую вереницу, с нею связанных, других грехов. Гордый человек ищет похвалу, себя возвышает, других презирает, высшим не покоряется, совет не принимает, обижается, не может простить, помнит зло, не хочет уступить, не может признаться в ошибке, хочет быть лучше других, своевольничает...Таким образом, гордость есть не только грех, но и начало и источник всякого другого греха и зла. Очень часто не глупый, интеллигентный и образованный человек из-за гордыни превращается в глупца.
  
  
   - Тэмми? Ты здесь? - голос Роберта доносился до нее словно через плотное матовое стекло - приглушенно, еле слышно. Тэмми встряхнула головой, и глаза ее открылись. Оказывается, какое-то время она стояла посреди кухни с закрытыми глазами. Роберт вошел в кухню, и на его лице тут же появилось выражение ужаса.
   - Господи! - он подлетел к ней, и выхватил что-то из рук. Тэмми не обратила внимания на то, что это было. - Что случилось?!
   Она непонимающе смотрела на жениха, и не могла выявить причину его переживаний.
   - Ничего не случилось, - спокойно ответила она, - Я просто хотела сделать кофе.
   - Ты обожглась!
   - Что?
   Тэмми взглянула на свою руку. Она покраснела, и покрылась волдырями. Роберт достал из морозильника кусок замороженной говядины, и, приложив к ране, посмотрел в лицо Тэмми. Она стояла все с тем же видом, что и прежде. Словно ничего и не случилось. Будто бы она ничего не почувствовала.
   - Как это произошло?
   - Да не волнуйся ты так, - отмахнулась Тэмми, с улыбкой, - Я в полном порядке. Чувствую себя...лучше всех.
   - Ты чуть не сожгла себе руку, - сдерживая себя от гнева, произнес Роберт, глядя ей в глаза, которые светились то ли от счастья, то ли от чего-то еще, чего он не мог понять. Она была по непонятным причинам счастлива, и это пугало Роберта.
   - Милая, давай ты приляжешь? Отдохнешь, поспишь.
   - Нет. Мне хорошо, Роберт, - сказала Тэмми, - Как никогда хорошо. И еще - у меня не болит рука, так что можешь убрать говядину обратно в морозильник. Ну или приготовь ее, как мне нравится.
   Тэмми улыбнулась, и, высвободившись из рук жениха, уверенным шагом направилась наверх. Роберт тихо выругался. Что за чертовщина творится с его невестой? Ответом, которого так и не заметил Роберт, было кольцо, ярко переливающееся на ее руке.
  

5

"Сказал же Бог:

"О Иблис, что удержало тебя от поклонения тому, что Я создал Своими руками?"...

Он сказал: "Я лучше него: Ты создал меня из огня, а его создал из глины"

Коран

   Телефон стоял на столике в гостиной. Тэмми подошла к нему, и застыла на месте. Что она делает? Эти люди никогда не заботились о ней, никогда не принимали участия в ее жизни. При живых родителях, она могла по праву считать себя сиротой. Их волновали только собственные проблемы, и вера. Это всегда выводило Тэмми из себя. Она презирала их каждой клеточкой своей души. Но почему же тогда ей так хотелось им позвонить?
   От размышлений ее отвлек Роберт. Снова он делает это. Учит ее жизни.
   - Тэмми, давай съездим к врачу?
   - Зачем это?
   - Может поэтому? - Роб кивнул на обожженную руку, которую Тэмми даже не давала забинтовать. - Нельзя так все оставлять, ты ведь понимаешь. Может быть заражение.
   Тэмми тяжко вздохнула, и возвела глаза к потолку. Как же ей хотелось, чтобы он, наконец, отстал от нее.
   - Успокойся, Роберт, - раздраженно сказала она, доставая аптечку, - Я и сама смогу себе помочь, лучше любого врача.
   - Это серьезный ожог!
   - Я сказала, что справлюсь сама!
   Голос Тэмми поднялся не на одну октаву выше, что непомерно удивило Роберта. Он никогда в жизни не замечал за ней такого. Тэмми просто не умела повышать голос. Она никогда не кричала, и даже серьезно не спорила с ним.
   - Да что с тобой такое? - спросил он, недоуменно глядя на любимую. Та достала из аптечки бинт, и просто перемотала запястье. Никаких процедур, ничего. Ей думалось, что все заживет само собой. Особенно, на ее руке.
   - А что такое? - удивленно спросила она, и улыбнулась. Что-то в ее улыбке показалось Роберту ненормальным. Какая-то безумная искринка промелькнула в ее глазах, и эта улыбка. - Я в полном порядке, что со мной может случиться?
   - Тебе могут отрезать руку, вот что, - буркнул Роберт, и тут снова зазвонил его телефон. Он вздохнул, все еще поглядывая на невесту, и ответил:
   - Макфирсен.
   - Роб, ты нам срочно нужен, - прозвучал в трубке голос его начальника, Лари Корсовика. Роберт обреченно прикрыл глаза рукой, и выругался про себя.
   - Что-то срочное?
   - К сожалению, да. Приезжай, как можно скорее.
   - Хорошо, - это единственное, что оставалось Роберту. Согласиться. Все знают - споры с начальством приводят к увольнению, а ему очень нужна была эта работа. Платили за нее больше, чем когда-либо получал Роберт.
   - Снова уезжаешь? - вдруг спросила Тэмми. В ее голосе звучали холодные, высокомерные нотки. Словно она осуждала его.
   - Да, - сказал Роб, - Мне нужно уехать. Боссу срочно что-то нужно от меня.
   - Как всегда. И ты бежишь по первому зову, вместо того, чтобы послать его. У тебя единственный выходной, и ты снова убегаешь из дома, оставляя меня сидеть здесь одну и смиренно ждать тебя. Знаешь что, Роберт? Меня это достало. Сделай с этим что-то, или все закончится.
   После этих слов Тэмми встала и, взяв сумочку, направилась к входной двери.
   - Куда это ты? - спросил ошеломленный Роберт, хватая ее за другую, здоровую руку. Тэмми молча смотрела на него, прожигая взглядом, полным презрения, пока Роберт не сдался и не отпустил руку. Затем Тэмми улыбнулась одними губами.
   - Хватит с меня твоего контроля, дорогой. Теперь я буду делать только то, что хочу я. А сейчас... - она едва коснулась губами его губ, - Я хочу пройтись по магазинам, и вряд ли у тебя получится меня остановить.
   Когда Тэмми вышла из дома, громко хлопнув дверью, Роберт так и остался стоять у порога с телефоном в руках. Он был настолько поражен, что описания этому просто не существовало. Тихая мышка Тэмми Прауд превращалась на его глазах в нечто довольно неприятное, и он был на сто процентов уверен, что это неспроста. Он начинал смутно подозревать, что во всем виновата та сувенирная лавка...или он сходит с ума вместе с Тэмми?
  

***

  
   Улица была как всегда тихой, одинокой и мрачной. Фонари горели тускло, и темнота поглощала все в округе. К тому же было холодно, и ощущение того, что за ней постоянно кто-то наблюдает, не покидало девушку. Как она здесь оказалась? Еще пару минут назад она лежала в своей теплой постели, и пыталась заснуть. А может быть это и есть ее сон? Глория Прауд была в смятении. Она не совсем ясно понимала, почему именно здесь происходят события ее сна. Она ни разу в жизни не была на этой улице, и в этом городе.
   - Нужно проснуться... - прошептала Глория, будто сама себе. Хотя, на самом деле, так и было. Ведь на темной улице не было ни души. Холод окутывал ее с каждой секундой все больше и больше, а легкая кофточка совсем не защищала. Тогда Глория решила двинуться вверх по улице, в надежде отыскать хоть кого-нибудь, и узнать где она находится. Но пройдя несколько метров, остановилась. Перед ней стоял небольшой магазинчик. Сверкая огоньками, вывеска гласила: "Сокровища Тартара". Антикварная лавка. Откуда она здесь появилась? Только что ее не было, - подумалось Глории. Дверь призывно была приоткрыта, и девушка, самопроизвольно шагнула вперед.
   Внутри было так уютно и тепло, что ей невольно захотелось улыбнуться. Красивое место, приятная атмосфера, все располагало к покою. Играла тихая, мелодичная музыка; вещи, выставленные на продажу, были настолько притягательны, и Глории так захотелось их купить, что она подошла к прилавку, и нажала на звоночек. Он весело звякнул, и через несколько секунд, появился мужчина. Черные, цвета воронова крыла, волосы были коротко подстрижены; зеленые, нет - даже изумрудные глаза продавца смотрели на Глорию с интересом.
   0x01 graphic
   - Добрый вечер, - сказал мужчина, очаровательно улыбнувшись, - Глория.
   Девушка пораженно уставилась на продавца. Откуда он знает ее имя? Хотя, это ведь ее сон! Здесь может происходить что угодно.
   - Добрый...вы владелец магазина?
   - Это не так уж и важно, Глория. Ты здесь не для того, чтобы что-то покупать.
   - А для чего же? - удивленно спросила девушка, - Кажется, я сама могу распоряжаться, что мне делать, а что нет. Это мой сон! Я хочу куп...
   Один щелчок пальцем - и девушка замолчала. Рот словно склеился, и она не могла больше произнести ни слова. Мужчина снова улыбнулся, но на этот раз его улыбка показалась Глории пугающей.
   - Итак, теперь послушай меня, и не перебивай, - произнес мужчина, - У меня тут намечается одно очень забавное развлечение. И дабы произвести больший фурор, ты мне нужна, Глория. Это не сон, если ты так подумала. Все взаправду.
   Глория попыталась что-то сказать, но получилось только мычание. Мужчина продолжал:
   - Знаю, ты ненавидишь свою сестру. И она тебя тоже. Это большой плюс для меня, Глория! - воскликнул он с восхищением, - Ты сделаешь половину моей работы...сейчас Тэмми нужен толчок...чтобы она показала себя. И ты станешь этим толчком.
   Еще щелчок - и рот Глории снова открылся. Она глубоко вдохнула в легкие воздух, и перепугано уставилась на странного мужчину.
   - Что вы несете?! Кто вы?
   - Ну, мое имя слишком уж известное, чтобы его называть...но скоро мы с тобой встретимся, Глорри, и я скажу тебе, кто я. Если не догадаешься сама, - улыбнулся мужчина, - Я жду тебя там, откуда ты никогда не сможешь выбраться...там, где я буду для тебя всем, моя милая Глория. Ты будешь там вместе с сестричкой...
   - Боже... - выдохнула Глория, когда увидела, как сверкнули желтые глаза безумного мужчины. Тот рассмеялся.
   - А вот и нет, не угадала. Еще попытка?

***

   Тэмми гуляла по берегу озера, и размышляла, что ей дальше делать со своей жизнью. Ей хотелось чего-то особенного. Такого же особенного, как и она сама. Желание было просто непреодолимым. И тут ей вспомнился тот мужчина, владелец антикварного магазинчика, в котором ей посчастливилось побывать недавно. Он был идеален. Такого красивого лица она не видела за всю свою жизнь. Может быть, за исключением Джонни Хэнсена, которого она считала, чуть ли не Богом среди мужчин. Но тогда Тэмми была еще подростком, и часто ошибалась в своих суждениях. Сейчас же ей казалось, что этот мужчина, чье имя она даже не знала, был самым прекрасным созданием на земле. После нее, конечно.
   Тэмми улыбнулась, и зашагала в сторону дороги, прочь от озера. Она должна была узнать его имя. Должна увидеть его еще раз.
  
  
   Телефон Роберта просто разрывался от постоянных звонков. Ни единой свободной минутки, чтобы хотя бы позвонить Тэмми, у него не было. Он должен знать, где она. Должен знать, что она не натворит глупостей, как вышло с тем чайником.
   В кабинет вошел Джим Моззе, его самый главный и непосредственный начальник. Полноватый мужчина, сорока пяти лет, с сединой в густых черных волосах, был сдержанным и серьезным человеком. Его принципы никто не мог побороть, так же как и вредную привычку курить кубинские сигары. Моззе присел на кресло из дорогой крокодильей кожи, и ухмыльнулся.
   - Ну как? Договорился с Питерсоном?
   Роберт вздохнул. В последнюю очередь он сейчас мог думать о работе. Тэмми, где же ты?
   - Эмм...да, все получилось, Джим, - рассеяно ответил он, - Думаю, дело выгорит.
   - Отлично! Как насчет того, чтобы отметить это дело сегодня?
   - К сожалению, у меня есть планы на вечер, сэр.
   Джим Моззе нахмурился.
   - Это печально. Я думал, что ты будешь там, Роберт.
   Тон босса не предвещал ничего хорошего для Роберта в будущем. Ему нужно было согласиться. Оставить все свои дела и снова бежать за Джимом Моззе хоть на край света, если тому будет нужно. Роберт тяжко вздохнул в душе, а на лице отразилась натянутая улыбка. Специально по заказу для босса.
   - Я буду там, Джим, - сказал он, но в голове все еще крутился вопрос: Тэмми, Тэмми...где же ты?
   Позже, когда Джим ушел, Роберт снова набрал номер Тэмми. Но ответа по-прежнему не было.
  

***

   Дверца магазина снова скрипнула, и он уже заранее знал, кто это. Длинные светлые волосы, карие глаза, более чем радовали его взор. Его новое творение - сама Гордыня вошла в зал, освещая все своим темным светом. Величественная улыбка на ее лице полностью соответствовала нынешнему ее положению в его неповторимой семерке.
   - Вот ты и пришла, - сказал он, улыбаясь, - Я заждался.
   - Ты ждал меня? - радостно спросила Тэмми Прауд. Дьявол протянул ей свою руку.
   - Идем же, Superbia...
   И Тэмми приняла ее.
  

6

"Гордыня, сыграв в человеческой комедии подряд все роли,

и словно бы устав от своих уловок и превращений,

вдруг является с открытым лицом, высокомерно сорвав с себя маску..."

Франсуа Ларошфуко.

  
  
  
   Имеет ли темнота имя? Жестокость, ненависть, каковы их имена? Проще все решить, что вы чисты и невинны. Что за вами не числится никаких грехов. Вы встаете, каждый день с мыслью, что у вас все получится, что сегодня вы наконец-то не будете, как все - человеком с грязной душой. Знаете, что я вам скажу? У каждого порока есть имя. Это Ваше имя.
  
  
   Тэмми зачарованно глядела в глаза дьявола и не могла оторваться от созерцания такого прекрасного зрелища. Его холодная, будто мертвая, рука держала ее крепко. Так что было больно. Но Тэмми не собиралась отступать - ей был нужен лучший мужчина, достойный такой, как она.
   - Мне нравится цвет твоих глаз, - сказала она, разглядывая мужчину. Он, проведя ладонью по ее плечу, улыбнулся. Его глаза сейчас напоминали яркий подсолнух - желтые, коварные.
   - Я понравлюсь тебе еще больше, моя дорогая...совсем скоро.
   - Скажи... - Тэмми краем глаза взглянула на себя в зеркало, которое висело на противоположной стене, - Я красива?
   - Ты лучшая из всех, - ответил дьявол, - Ты должна гордиться собой, Тэмми...
   - Я горжусь.
   - А что насчет твоей сестры? Ты гордишься ею?
   Вопрос застал Тэмми врасплох. Она немного отстранилась от мужчины, и нахмурилась.
   - Зачем ты спрашиваешь о ней? - подозрительно спросила девушка. Дьявол небрежно пожал плечами.
   - Ты ведь ненавидишь ее, да? Хочешь, чтобы она заплатила за всю ту боль, что причинила тебе? Хочешь заставить ее страдать, Тэмми?
   Дьявол словно подначивал ее, заставлял думать так, как хочет он. Тэмми не могла отрицать того, что сестра никогда не любила ее, и делала все, чтобы она, Тэмми, была несчастной. В детстве между ними постоянно возникали ссоры: из-за игрушек, одежды, позже - парней. Глория всегда была лучше...красивее, умнее, в глазах родителей она была примером. Тэмми откровенно и жгуче ненавидела сестру. Да, мужчина был прав. Она хочет, чтобы Глория страдала. Хочет, чтобы ей было невообразимо больно и страшно.
   - Да, - ответила Тэмми, улыбаясь, - Я этого хочу.
   В следующую секунду, как по волшебству, в центре выставочного зала появился стул, а на нем светловолосая девушка. Она вся тряслась, в глазах застыло выражение ужаса.
   - Тэмми! Прошу, вытащи меня отсюда! - завопила Глория, дергаясь на стуле, - Этот парень псих!
   Тэмми медленно повернулась в сторону мужчины, и посмотрела на него. Он молча смотрел на извивающуюся на стуле девушку, и на его лице было выражение триумфа.
   - Я могу делать с ней все, что захочу? - спросила Тэмми.
   - Да, любовь моя, все что угодно, - ответил дьявол, почти что нежно улыбаясь своей игрушке. Да, именно, игрушке. Тэмми Прауд была под его полной и безоговорочной властью. Она настолько погрязла в своем грехе, что никто уже не мог вытащить ее оттуда. Она была на полпути к полному разрушению души...
   Глория с ужасом смотрела на сестру, которая медленно, казалось, играя с ней, подходила все ближе и ближе. В ее безумных глазах светилась фиолетовая искорка. Точно так же светилось и мерцало ее кольцо. Внезапно, как по волшебству, в руках Тэмми появился стальной нож, и вот тогда Глории по-настоящему стало страшно...
   А дьявол только улыбался.
  
  
   Вечеринка была в самом разгаре. Джим Моззе сидел рядом с Робертом, и постоянно, не прекращая ни на минуту, что-то ему рассказывал. О своей жене, о том, как она его достала, и что он хочет запихать ее в шкаф и похоронить вместе с ее шмотками. Роберт не разделял его видений ситуации, но и не возражал, ибо начальство всегда право.
   - А я ему и говорю...- разглагольствовал Моззе, попуская один стакан бренди за другим. Терпение Роберта сдавало позиции, и он больше не мог спокойно сидеть и наслаждаться тусовкой. Его гложило желание срочно найти невесту.
   - Извините, сэр, мне нужно отойти, - прервал его Роберт, и, вскочив со стула, ринулся в сторону туалетов. Предчувствие, что что-то не так с Тэмми, его не оставляло. Он снова набрал ее номер, и на это раз все повторилось - абонент был недоступен. Нервы начинали сдавать, и Роберт подумал, что если сейчас он не узнает хоть что-то о ней, то сойдет с ума. Он кинулся бежать к выходу, не обращая внимания на босса, или кого бы то ни было еще. Ему было все равно. Сердце стучало, как бешенное. Что-то не так. Что-то определенно случилось...
   Сев в машину, он быстро завел мотор и на полной скорости понесся к дому. Если ее там нет, то можно начать волноваться по-настоящему.
  
   Роберт подъехал к дому в половине десятого вечера. Выскочив из машины, он побежал к дому. Распахнул дверь, громко позвал невесту, но та не откликнулась. Тогда она начал проверять все комнаты в доме. Нигде ее не было. Спальня была последним пунктом. Когда Роберт вбежал туда, то у него перехватило дыхание. На стене большими буквами было написано:
  

"И замкнула Гордыня круг, и упали к ногам ее все вокруг..."

  
   Поначалу эта фраза показалась Роберту полной чепухой, но потом, когда он вдумался в смысл слов, ему стало все ясно. Вот почему Тэмми вела себя так странно в последнее время! Вот почему она так часто смотрелась в зеркало...не почувствовала боли, когда обожглась...и попыталась сама помочь себе, считая, что ей все по плечу. Что она может все, и что ей навредить невозможно. Гордыня...смертный грех. Он читал что-то про это. "Но как? Каким образом она смогла поддаться этому греху? Тэмми ведь никогда не была гордой...- Роберт вздохнул, - Или была?"
   Вдруг Роберта осенило. Кольцо! То злощасное кольцо, которое подарил ей антиквар! Быть может, оно всему виной...
   Он достал из кармана ключ, и открыл им потайной ящик в своем кабинете. Там лежал револьвер. Роб покупал его на тот случай, если в дом ворвутся воры. Сейчас он намеревался использовать его, чтобы заставить того антиквара снять проклятье с Тэмми, и навсегда оставить их в покое...
  

***

  
   Конец истории был близок, как никогда. Дьявол знал, как все завершится. Именно так, как он планировал. Именно убийство, страшный грех, завершит разрушение ее души окончательно.
   Девушка была прекрасна. Одно из прекраснейших созданий, созданных его Отцом. Он ни на минуту не сомневался, кого наделить грехом гордыни - Тэмэла Прауд безошибочно подходила на эту роль. Он видел в ее глазах тот самый азарт, что был и в прежней носительнице греха. Он помнил, что стало с той несчастной девушкой...
  
   Тэмми подошла к сестре, и встала прямо напротив нее. Нож в ее руках сверкал, так же как и глаза, полные гордости за то, что она делала. Глория уже не плакала, лишь тихие всхлипы доносились до ушей Тэмми.
   - Прекрати хныкать, как маленькая, - порицающим тоном сказала Тэмми, - Это отвратительно.
   - Что...что я тебе сделала? - пропищала Глория. Тэмми усмехнулась, проводя холодным лезвием ножа по руке сестры. Та бешено завизжала, когда почувствовала нажим, а потом и острую боль в запястье. Оно расходилось, как по волшебству, и из раны сильным потоком вытекала темно-красная жидкость.
   - Надо же, - холодно улыбнулась Тэмми, - У тебя красная кровь...а я то думала, что голубая. Так ты себя вела.
   - Прекрати! Пож...пожалуйста...
   - Кто ты такая, чтобы указывать мне? Я делаю то, что хочу. Для меня больше нет преград, поняла? Мы поменялись местами, сестренка...теперь я буду лучшей.
   И снова, невзирая на просьбы и мольбы сестры, Тэмми полоснула ножом по второй ее руке. Глория закричала, но уже не так сильно. Видимо, кровь уходила из ее тела слишком быстро, и она постепенно слабела. Говорить уже не было сил, но она все же пыталась.
   - Тэм...ми...прошу-у-у...не делай этого...
   - Заткнись, Глори, - почти вежливо прервала ее Тэмми, и присела рядом с ней на корточки, - Ну сколько можно? Ты ноешь и ноешь, перестань унижаться! Ты всегда была сукой, что теперь изменилось, а?!
   Голова Глории безвольно повисла на плечах, она больше не могла держать ее поднятой. Сил не оставалось. Она лишь мечтала о том, чтобы сестра просто убила ее. И поскорее.
  
  
   Магазинчик стоял все на том же месте, когда Роберт подъехал. Сверкал и переливался в огнях фонарей. Сильное чувство тревоги не покидало Роберта на протяжении всей поездки. Ему хотелось поскорее найти невесту и увезти ее из этого проклятого города. Как он только согласился на эту сделку? Почему не запротестовал и не остался филиале Рокфорда? Это он виноват. Из-за него Тэмми попала сюда, в эту ситуацию. Чувство вины мучило Роберта. Так, что казалось, будто он на грани.
  
  
   Вот-вот это должно было произойти. Все грехи соберутся вместе, и тогда он заберет их несчастные грязные души с собой. Триумфальная игра, поистине. Она ему удалась. Все жертвы сделали со своими душами такое, что никогда не поможет собрать их воедино снова. Это разрушило их навсегда. Никакая молитва не помогла бы им покрыть эти грехи. Печальная, унылая девушка в поисках сестры, разозленная на весь мир рыжая бестия, страстная, жаждущая любви, но получившая лишь желание малышка, окутанные завистью подруги, жадная студенточка и обезображенная чревоугодием несчастная наркоманка - все они намеренно хотели этого. Всего, что с ними произошло. Будь то смерть, или нечто иное. Тэмми Прауд отличалась от всех. Ее грех был воистину ужасен и смертелен. Ведь Гордыня никогда никому не подчиняется...никогда не прощает, не забывает зла...не принимает другого мнения, кроме своего собственного...она непобедима.
  
  
   - Хочешь покончить с этим? - задала вопрос Тэмми, поднимая голову сестры, чтобы та могла видеть ее лицо. - Хочешь, Глория, чтобы все кончилось?
   - Да... - еле слышно прошептала она. Тэмми горделиво задрала подбородок, и как бы свысока взглянула на Глорию.
   - Тогда скажи, что мне нет равных. Я хочу, чтобы ты признала это. Сейчас.
   Глория Прауд судорожно сделала вздох, и слегка качнула головой.
   - Никогда...ты ничтожество, - прошептала она, глядя в сверкающие глаза сестры. - И всегда останешься такой...в тебе...нет...ничего хорошего...
   Тэмми не разозлилась, как ни странно. На ее лице лишь отразилась смутная тень презрения, и некого отвращения, но она не разозлилась. Следующее, что последовало за словами Глории, был удар ножа, с противным хлюпающим звуком впечатавшегося ей в грудь. Один раз, второй, третий...и снова и снова, пока Глория, с окаменевшим от шока, лицом не перестала дышать. Тэмми посмотрела на свою блузку. На ней были крупные и мелкие, как капельки дождя, следы крови. Крови ее сестры, которая отказалась признать Гордыню лучшей из ныне живущих...
  
  
   Роберт ворвался в "Сокровища Тартара", распахнув дверь ногой. В его руках был заряженный револьвер, он направлял его вперед, на неприятеля. Темноволосый мужчина стоял у прилавка, облокотившись об него одной рукой, а во второй у него была серебряная трость с черепом на изголовье. Он хитро ухмылялся.
   - А я все ждал, когда же ты явишься, Роберт, - его голос прозвучал громко, отдаваясь эхом по всему залу. Роберт, не сводя с него взгляда, двинулся чуть в сторону.
   - Где Тэмми? Я знаю, ты ее забрал.
   - Будет тебе, дружище, пистолетом меня не напугаешь, - сказал дьявол, наблюдая, как Роберт тщетно пытается угрожать ему. Легкая улыбка тронула его губы, но потом он снова стал серьезным. До чего же забавными иногда казались ему эти людишки. Вечно они пытались выставить себя героями.
   - Где Тэмми?! - на этот раз голос Роберта почти сорвался на крик. Глаза бегали в разные стороны, в надежде высмотреть невесту. Где он мог ее спрятать? И жива ли она еще?
   - Возможно, тебе захочется узнать, что сделала Тэмми, - предположил дьявол, - Или нет? Хочешь знать, на что способна твоя невеста, Роберт? На что она пошла, чтобы стать лучшей из лучших?
   Роберт не успел ничего сказать, так как пораженно уставился в соседний зал, ранее скрывавшийся под занавеской. В центре стоял стул, а на нем он увидел светловолосую девушку, чем-то напомнившей ему саму Тэмми. Грудь девушки была в крови, на ней не было живого места.
   Его Тэмми стояла рядом. На ее лице застыло выражение торжества, а в руках ее он увидел окровавленный нож.
   - Боже... - вырвалось у него, - Нет...Тэмми...
   Как будто бы услышав его, Тэмми обернулась.
   - Роберт? Что ты здесь делаешь? - спокойно спросила она, но по ее лицу было заметно, что она раздражена. Роберт замер на мгновенье, а потом перевел взгляд с невесты на мужчину, который стоял чуть поодаль от него и улыбался торжествующей улыбкой.
   - Что ты сделал с ней...
   - Роберт, разве это теперь важно? - иронично спросил дьявол, разводя руками, - Она уже поражена грехом. Он в ней...вокруг нее...повсюду.
   Его вкрадчивый шепот словно раздавался по всей его голове, и Роберт, безуспешно пытающийся заглушить голос, прикрыл ладонями уши.
   - Бож-же...что это?! Прекрати!
   Дьявол с улыбкой обернулся к Тэмми. Она стояла, молча, убрав руки за спину, и наблюдала за происходящим. Выражение глубокого высокомерия застыло на ее лице, казалось, навечно.
   Боль в ушах стала просто невыносимой, и Роберт закричал.
   - Боже здесь совсем не причем, Роберт, - зловеще констатировал дьявол, - Все дело...в том, как человеческие пороки, созданные миллионы лет назад, поражают вас так молниеносно. Стоило мне только подтолкнуть их к этому...и все! Они уже полностью погрузились в пучину грязной похоти, зависти и прочих мерзостных грехов, так присущих вам. Я, знаешь ли, люблю так развлекать себя, Роберт. Этот город несказанно радует меня! Здесь просто кладезь всякого рода нечестивцев. И ты...и твоя милая Тэмми...оу, пардон, - он усмехнулся, - ...моя Тэмми. Вы прибыли сюда отнюдь не случайно. Все было запланировано...уже очень давно.
   Роберт не в силах больше переносить боль, упал на колени и свернулся пополам.
   - Тэ...эмми...это кольцо...сними его...- шептал он, - Сними...кольцо...
   Дьявол хохотал, глядя, как простой заурядный человек, пытается заставить Гордыню следовать его совету. Ему было доподлинно известно, что ничто не могло поколебать ее мнения. Даже он сам.
   - Зачем ты явился, Роберт? - спросила Тэмми, подходя ближе к жениху. Тот уже лежал на полу, и его руки и ноги тряслись будто бы в лихорадке.
   - Ч...чтобы...забрать тебя...д-домой...
   - Но меня не нужно забирать, - холодно произнесла Тэмми, и присела на колени рядом с Робом, - Я не желаю идти с тобой куда-либо. И знаешь...давно хотела тебе сказать - ты не достоин такой девушки, как я. Думаю, нам стоит пересмотреть нашу помолвку, а лучше отменить. Так как, я думаю, ты до утра не доживешь.
   С этими словами Тэмми встала и направилась во второй зал, где уже разлагался труп ее сестры. Подошла к ней, и вынула из ее груди нож. Раздался противный звук, и Роберта чуть не стошнило. Он краем глаза видел, как Тэмми, с выражением крайнего восторга и торжества, направляется к нему. С ножом в руках. В одно мгновенье он понял, что сегодня его последний день, и вся его жизнь пролетела перед глазами, как реактивный самолет. Больше ему не увидеть белого света. Больше не почувствовать тепло солнца на коже, или касания морской воды. Он никогда больше не сможет быть здесь, с ней...и знать, что она его любит. Она покончит с ним сегодня, так и не поборов свой грех...
  

7

  

На пороге гибели стоит гордость.

Соломон

  
   Открыв глаза, Тэмэла Джессика Прауд непонимающе огляделась по сторонам. Вокруг нее не было ничего, кроме белых стен и одной единственной кушетки, на которой она лежала. "Что такое? - подумалось Тэмми, - Где я?" Ответом на ее вопросы послужил незнакомый голос, раздавшийся из-за двери.
   - Тебя пришлось изолировать.
   Голос был женским и довольно неприятным - хриплый, жесткий, он скорее был похож на карканье вороны. Отвратительный, мерзкий. Тэмми поморщилась, не желая представлять, как же выглядит женщина с таким голосом. Приняв более удобное положение, Тэмми села на кушетке, и наконец, словно очнувшись от дурмана, смогла разглядеть место, где находилась. Палата. Определенно, больничная палата. Но почему она здесь одна, и как вообще попала сюда?
   - Из-извините... - пробормотала она, глядя на дверь, - Где я? Что со мной случилось?
   Молчание по ту сторону двери продолжалось несколько минут, пока Тэмми, не выдержав, не переспросила:
   - Эй! Вы можете мне ответить?
   Снова тишина, но на этот раз недолгая.
   - Ты поддалась греху, Тэмэла.
   - Что? - непонимающе спросила Тэмми, и предприняла попытки встать с кушетки. К сожалению, они не увенчались успехом, и она бессильно упала обратно. "Что сказала эта женщина? Она поддалась греху? Что за чушь?"
   - И за это... - продолжала женщина за дверью, - ...ты попала сюда.
   - Но где я?!
   Негодование настигало Тэмми с каждой секундой все быстрее и быстрее. Ей хотелось узнать ответ, но мерзкая женщина не давала ей его.
   - Там где тебе и положено быть, - ответил хриплый голос, и на секунду Тэмми показалось, что она услышала голос отца, но это не мог быть он! Он сейчас на Аляске! Вместе с матерью и сестрой. Кажется...
   - Эй, прошу вас, кто-нибудь! Слышите меня?
   - Никто больше тебя не услышит, Тэмми... - голос Роберта! Он здесь, он пришел за ней!
   - Роберт? Роберт! Я здесь! Они меня заперли, я не понимаю... что происходит... - Тэмми закрыла лицо ладонями, и непонимающе покачала головой. И тут дверь открылась. Девушка моментально подняла взгляд, и увидела на пороге мужчину. Того самого, из антикварного магазинчика! Он стоял, опираясь на косяк, и внимательно изучал ее лицо. При этом он лениво покачивал головой и иронично усмехался.
   - Ццц...видишь, Тэмми, до чего все дошло...
   - Как я здесь оказалась?! Я не понимаю...
   Она помнила только то, как они с Робертом вышли из магазинчика, и оправились домой. Ничего больше - словно ее память кто-то стер. В разуме была некая странная брешь, будто вырезанные воспоминания. Она не понимала, почему оказалась здесь. Ведь они с Робертом переехали сюда еще совсем недавно ...она помнит его, странных ребят на улице, отказавшихся показать ей дорогу, женщину-контролера в трамвае...и ту девушку, Джоан, что попала под машину...потом был тот магазинчик. И этот мужчина, который сейчас смотрел на нее, и усмешка на его лице превращалась в маску презрения.
   - Ты ничего не помнишь? - спросил мужчина холодным, мертвым голосом. Тэмми отчаянно пыталась вспомнить хоть что-то, что могло бы помочь ей восстановить цепочку недавних событий.
   - Нет... - покачала она головой.
   - Жаль. Я думал, хотя бы твои воспоминания сохранятся. Тебе уютно здесь, Тэмми? - усмешка становилась все холодней и холодней, и Тэмми поежилась под его взглядом.
   - Нет. Где я?
   - А ты не знаешь? - мужчина подошел к ней, и слегка наклонившись, прошептал: - Ты убила их всех...
   - Ч-что? - глаза девушки испуганно глядели на собеседника, и она откровенно не понимала, о чем он ей говорит. - Это не так, я никого не убивала!
   - Правда? - улыбнулся он, - Ты не помнишь, как вонзила нож в собственную сестру и резала ее...резала...резала!
   - НЕТ! НЕТ! Я не делала этого! - истерично завопила Тэмми, отмахиваясь от мужчины, словно от назойливой мухи, - Это ложь!
   Но дьявол не отступал.
   - А потом ты перешла к своему женишку...о, Роберт, он был таким славным парнем. Он мне даже нравился. А ты искромсала его, - он театрально вздохнул, и сделал разочарованное лицо, - Нехорошая девочка. Гордыня погубила тебя, Тэмми. Она забрала твою душу...
   - Нет! Да что вы несете?! - взорвалась Тэмми, - Я вас не понимаю! Вы сумасшедший...
   - Заметь, не я сейчас сижу в "белой комнате", одетый в смирительную рубашку.
   Тэмми снова огляделась, и попыталась посмотреть на свои руки, но не смогла. Они были связаны, укутанные в белую рубашку. Он был прав. Она в психушке. Слезы горечи покатились по щекам девушки, и она зарыдала во весь голос.
   - Н-нет...я не могла убить...только не Роберт... - причитала она.
   - Роберт, Глория, твои отец и мать. Все они отправились на тот свет.
   Полные слез глаза Тэмми Прауд посмотрели на своего мучителя. Он лишь улыбался таинственной, немного странной улыбкой.
   - Мама? Отец? Нет...нет нет нет... это не...правда...
   - Правда, Тэмми. После того, как ты избавилась от всеми любимой сестры, и докучающего тебе жениха, ты не остановилась на этом. Тебе захотелось поквитаться со всеми, кто считал тебя ничтожеством...и ты отправилась к родителям. Вначале ты позвонила...
   В памяти Тэмми мало помалу всплывали некоторые отрывки, но она никак не могла понять, почему она делала это. Она вспомнила телефон в своих окровавленных руках, и то, как она набирала такой знакомый номер. Номер матери. Помнила, как говорила что-то о том, что хочет увидеться...что ей срочно нужна их помощь...помнила свой наигранно-жалобный голос, и то, как позже безумно хохотала над трупами своих родных...она была счастлива и горда, за то, что избавилась от них...
   - О Боже... - выдохнула Тэмми, - Нет...
   - Вспомнила? - усмехнулся дьявол, - Надеюсь, что да. Ведь тебе придется переживать это снова и снова...и снова...и снова...вечно, Тэмми. Целую вечность в муках совести. Неужели это не прозаично?
   Дьявол развернулся и со странной, казалось, очень удовлетворенной улыбкой, прошептал:
   - Добро пожаловать в ад, дорогая. Устраивайся поудобнее, тебе предстоит долгое путешествие...
  

Эпилог

   Смерть - окончательная точка. Нет ничего после смерти. Хотя, возможно, рай и ад существуют, не знаю. Это лишь домыслы людей, которые изо всех сил пытаются выдумать что-то, какой-то иной мир, где они смогут жить и после того, как умрут. На самом деле этого нет. Все, что вы думаете - фикция. Не реально. Но, возможно, надежда на лучший исход сможет однажды побороть даже доказанные утверждения...
  
   Кровь лилась рекой. Как в самый страшный судный день. Дьявол наблюдал за своей игрой, улыбаясь и торжествуя внутри. Его прекрасные грехи собрались вместе, и теперь все должно было завершиться. Семь душ, когда-то светлых и чистых... перестали быть таковыми. Погрязнув в пучине страха и отчаяния, они вытворяли такое, что не приснится и в кошмарах. Ранили, убивали, истязали. Это была ночь настоящего ужаса. Но все закончилось также стремительно, как и началось. Очернив свои души настолько, чтобы они сгодились для преисподней, грехи явились к нему, чтобы отдать себя навсегда. Или до той поры, когда он снова решит сыграть в эту забавную игру...
  

...По крайней мере, здесь

Свободны будем. Нам здесь бог не станет

Завидовать и нас он не изгонит.

Здесь будем править мы. И хоть в аду,

Но все же править стоит, ибо лучше

Царить в аду, чем быть рабом на небе.

Джон Мильтон, "Потерянный рай"

  

By Megan Watergrove

Из горящего вырвавшись, Ада, сбросив цепи тяжелых оков,

Пришли огненным смрадом, на землю, семь смертных грехов...

Их не звали ужасом ночи, им подвластен каждый из нас.

Они знают, кто чего хочет, и наносят удар один раз.

Им пороки людские за пищу, их зло не видит границ.

Не сбежать от них - снова отыщут, эти семеро дьявольских лиц.

Обещаньями веру ломают, разрушая единственный щит.

После, разумом ложь управляет, в подсознании - свергнут, убит...

Из горящего выбравшись Ада, сбросив цепи тяжелых оков.

За пороки в Бездну, наградой, заберут семь смертных грехов...

  
  

  
   - Говорила же тебе, Митч, это не та дорога! Она никуда не ведет, - возмущалась темноволосая девушка по имени Кортни, переворачивая карту в очередной раз, - Тупица.
   - Знаешь, что? Веди тогда сама.
   На заднем сидении Опеля - Вектра послышался смех. Кортни обернулась, и увидела, что ее друзья неистово хохочут, затыкая рты. Оуэн согнулся в три погибели, так же как и Джи-Джи, а Эмбер так вообще почти валяется на полу вместе с Джимом. И только одна, сидевшая в самом углу, Сэнди смотрела на них, как на идиотов. Накурились, снова.
   - Ну и придурки, - буркнула Кортни, и снова вернулась к изучению карты дороги. Митч свернул налево, и вдруг показался перекресток, а за ним поля красных цветов, которые, как позже догадались ребята, оказались маками.
   0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
   0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
   - Ух ты, - восхищенно произнесла Джи-Джи, выглядывая в окно, - Круто, и...страшновато. Зловещее местечко.
   - Эй, смотрите-ка, - Оуэн указывал пальцем на вывеску, - "Добро пожаловать в Роудхелл". Слыхали когда-нибудь о таком городе?
   Все молчали, а Кортни усиленно пыталась найти город на карте, но тщетно.
   - Ребят, такого нет.
   - Чего? - встряла Эмбер, высовываясь из-за спины Оуэна, - В смысле, города?
   - Да, дура накуренная, города нет.
   - Сама такая! - возмутилась девушка, и тут началась ругань. Девушки спорили, обзывали друг друга, как только могли, но грубый голос Оуэна прервал их.
   - Сучки, заткнитесь, - пробасил он, - Я жрать хочу. Может, заедем куда-нибудь, где можно будет пожевать что-нибудь съедобное?
   - Ты предлагаешь въехать в город, которого нет на карте? - пораженно спросила Сэнди, пялясь на парня. Он подмигнул ей, и нагло облизнулся.
   - Развлечемся, Сэнд? Или ты трусишь, куколка?
   - Нет. Просто не хотелось бы попасть в неприятности.
   - Решено! - провозгласил Оуэн, всплескивая руками, и все еще смеясь от действия марихуаны, - Мы едем в Роудхелл!
  
  

Страх - неподдельная черта.

От страха трясутся поджилки?

Вам нравится бояться?

М.

   Митч остановил машину возле обочины, и, наконец, заглушил мотор. Вокруг, на улице, никого не было, и ребятам показалось это довольно странным. Они вылезли из машины, и направились в сторону бара, известного всем жителям Роудхелла, как "Vamped Club".
   По дороге им встречались люди, но никто не говорил с ними, словно не замечая компанию семерых подростков.
   Оуэн Филипс был заводилой в их компании, и возле него всегда крутились все девчонки, особенно Эмбер и Джи-Джи. Он славился тем, что менял девушек, как перчатки. Кортни была законченной феминисткой и богатенькой маминой дочкой, а Сэнди попросту стеснялась вешаться ему на шею, так как была безумно влюблена в Оуэна, к сожалению, безответно.
   Митч Филипс, был полной противоположностью своего несносного брата. Всегда следил за порядком, развозил всех по домам, когда те напивались. Иногда он даже завидовал брату. Ведь у него была такая простая жизнь.
   Друг Митча, Джим Фоллс отличался тем, что всегда и везде хвастался своим положением в обществе. Его отец руководил несколькими нефтяными компаниями, и Джим очень гордился тем, что так круто живет.
   Ребята представляли собой вполне обычных подростков, которые встречаются в каждом городе, в каждой стране. Ничего особенного в них не было. Если оценивать на первый взгляд...
   Митч и Кортни шли впереди, и разговаривали о том, о сем, пытаясь не обращать внимания на выходки других ребят.
   - Слушай, как думаешь, я смогу в этом году поступить? - спросила Кортни, закуривая, - Просто, боюсь, баллов не добрала, когда тест писала.
   - Все будет, как надо, Кортни, я уверен, - улыбнулся Митч.
   - Эй, братишка, у тебя мои деньги?
   - Это вообще-то мои деньги, - фыркнул Митч, не оборачиваясь, - Чего тебе надо?
   - Купишь мне выпивки, - насмешливо пробасил Оуэн, и, обогнав пару ребят, присвистывая, первым вошел в двери бара. Джи-Джи, затем Эмбер нырнули за ним, Сэнди, а потом и Джим. Кортни была предпоследней, а Митч остановился, увидев надпись на табличке у входа - "Людям вход воспрещен". Это удивило парня, но он, посчитав все это глупой шуткой, все же вошел в бар. Он был тем, кто запер за собой дверь...
  
  

"Меня всегда пугали такие места, как одинокий Роудхелл.

Здесь прямо-таки воняет чертовщиной"

М.

  
   В баре доминировали красно-черные цвета, официантки напоминали героинь готических фильмов о вампирах, а бармены так и норовили угостить ребят "Кровавой Мэри". Но Митч просто попросил столик в конце зала, и расплатился теми наличными, что недавно снял с кредитки. Рядом с ним сидела Кортни, и что-то просматривала в телефоне.
   - Что будете заказывать? - раздался вдруг над ухом Кортни голос официанта. Она подняла взгляд и увидела довольно приятного молодого человека в белой рубашке с галстуком, и блокнотом в руках. - Что-то особенное? У вас торжество?
   - Эм...нет, - ответила Кортни, - Просто мы приезжие, хотели покушать. Ребята пока не выбрали что хотели. Странно...
   Кортни посмотрела на других официантов, но среди них не было ни одного парня, только девушки. Может, он единственный в своем роде? - подумалось ей, и она приветливо улыбнулась молодому человеку.
   - Я буду среднепрожаренный стейк, и стакан белого вина, пожалуйста. Ребята! Эй, - окликнула она сидящих напротив Джи-Джи, Оуэна и Эмбер, - Выбирайте уже, не задерживайте человека.
   Пока друзья выбирали, что поесть, Кортни повернулась и решила поговорить с приятным юношей. А почему бы нет? Общение с новыми людьми всегда было ей в радость.
   - А вы давно тут работаете...ээ...
   - Адам, - ответил парень, улыбаясь, - Нет, совсем недавно. А вы, говорите, проездом?
   - Да. Остановились здесь ненадолго. Скоро уедем.
   - Не думаю, - подмигнул ей официант, но, заметив недоуменное выражение лица девушки, тут же поспешил оправдаться, - Здесь очень интересно. Вы не пожалеете, если останетесь. К примеру, совсем недавно здесь открылась ярмарка антиквариата...вы могли бы посетить ее. Это совсем недалеко.
   Кортни знала свое пристрастие к старым вещам, и не могла удержаться от того, чтобы не попасть на эту ярмарку.
   - А когда она открыта?
   - О, весь день. Вплоть до вечера, - сказал молодой человек, и тут ребята подали ему знак, что готовы заказать. Официант еще раз улыбнулся Кортни, и отошел. Когда заказ был сделан, он удалился.
   - Ребят, может, посетим ярмарку антиквариата? - тут же предложила Кортни, - Я бы очень хотела посмотреть, что там продают. Мм, как считаете?
   - Ты хочешь здесь задержаться? - недоверчиво спросил Митч. Оуэн фыркнул, и махнул на брата рукой.
   - Не слушай его, малыш, мы задержимся здесь определенно! Это крутое место!
   - А мне здесь не нравится, - тихо прошептала Сэнди, и как раз в этот момент к столику подошла девушка. Официантка.
   - Что будете заказывать? - спросила она, улыбаясь во весь рот. Ребята с открытыми ртами разглядывали ее декольте, а девушки невольно фыркали при виде такой особы. И только Кортни обратила внимание на то, что официантка была уже второй, кто принимал у них заказ.
   - Но мы уже заказали у того парня, официанта, - сказала она, глядя на девушку. Та недоуменно вскинула брови, и ответила секунду спустя:
   - У нас только девушки-официантки, мисс. Наверное, произошла какая-то ошибка. Так что вы будете заказывать?
  

Мрачные мысли.

Кругом.

Адский Роудхелл цепляет не по-детски.

М.

  
   После довольно смачного подкрепления, ребята отправились на экскурсию по городу. В Роудхелле было много так называемых достопримечательностей. Взять, к примеру, озеро Атра, славившееся тем, что там часто пропадали люди, собственно, как и в "Кровавом парке" - заброшенном и зловещем местечке. Так же ребята заглянули и на кладбище, что находилось рядом с озером, и проехали мимо дома, что сгорел здесь много лет назад. По преданиям там до сих пор томились души умерших людей, в том числе и владелицы дома Тиары Блеквуд. Но ребята не считали все эти места такими ужасными, какими они были на самом деле. И зря.
   Многие поплатились своими жизнями, недооценивая странный город Роудхелл.
   Проезжая мимо череды магазинов, и незамысловатого строения домов, ребята вдруг заметили поблескивающую вывеску, и только потом саму лавку. "Сокровища Тартара" - гласила она.
   - Вот это роскошно, - протянула Эмбер, сидя на коленях у Оуэна, который в свою очередь слюнявил ее шею, - Хочу туда зайти. Останови, Митч!
   - Да, я тоже хотела бы... - произнесла Кортни, и тут же вспомнила слова того загадочного официанта, который так больше и не появился.
   "...Здесь очень интересно. Вы не пожалеете, если останетесь. К примеру, совсем недавно здесь открылась ярмарка антиквариата...вы могли бы посетить ее..."
   - Хорошо, - пробормотал недовольный Митч, - Но только быстро. Нам нужно уезжать отсюда, и так задержались уже.
   Машина остановилась напротив магазинчика, и ребята вылезли из нее, оглядываясь по сторонам. Народу, как ни странно, здесь не было. Улица была пустынна, и казалась неживой.
   - Идемте! Чего встали? - ухмыляясь, произнес младший Филипс, - Или испугались?
   - А чего тут бояться, интересно? - поддержала его Джи-Джи, - Вперед! Хочу купить какую-нибудь хрень, чтобы запомнить эту поездочку.
   Все согласились, и, перейдя дорогу, вошли в двери лавки чудес. Колокольчик призывно оповестил хозяина лавки о новых визитерах...
  

Мурашки, мать их.

Они несутся по телу, будто слоны к водопою.

Только вот водопой этот из крови невинных жертв.

М.

  
   Грациозной походкой из-за прилавка вышла девушка. Прекрасное тело двигалось так, словно она была пантерой, а не человеком. Зеленые глаза, отдававшие странной бирюзой, пронизывали ребят своим острым взглядом. На губах, как и всегда, аккуратно лежала ярко-красная помада, привлекавшая когда-то внимание каждого мужчины Роудхелла. Да, она была прекрасна, и в этом не было сомнений.
   0x01 graphic
   Остановившись чуть впереди прилавка, девушка слегка улыбнулась, и тихим, можно сказать, эротичным голосом произнесла:
   - Добрый день.
   Первым, кто обратил внимание на изящную девушку-продавца, был, конечно же, Оуэн Филипс. Этот парень просто не мог пройти мимо такой красоты. Он присвистнул, и, оставив Эмбер и Джи-Джи осматривать витрины, подошел ближе.
   - Ух ты, а ты красотка, - произнес он своим томным басом, - Как зовут?
   - Это не так важно, - тихо сказала девушка, медленно переводя взгляд от ботинок Оуэна к его мощному телу, а затем и к лицу. Он ухмылялся, как настоящий Казанова, и не знал, что на эту девушку у него просто не хватит обаяния.
   - О'кей, ты хочешь остаться загадкой, - поднял он руки в сдающемся жесте, - Это мне нравится еще больше.
   - Тебе не стоит заигрывать со мной, Оуэн, - как бы стыдливо проведя по краю блузки, сказала она, - Это не принесет тебе счастья. Только разогреешь свое неуёмное желание...
   - И что? Может, я так хочу?
   - Знаю, что хочешь.
   В глазах этой странной девушки Оуэн вдруг заметил неясный огонек, который словно манил его. Привлекал снова и снова, но он устоял, и просто улыбнулся.
   - Вы проездом здесь? - спросила девушка, переведя тему.
   - Да. Путешествуем. Не хочешь с нами поехать? Познакомились бы поближе...
   Девушка вдруг отвела взгляд, и ее ярко-красные губы дернулись в легкой, казалось бы, неуверенной улыбке. Затем она одним движением поправила коричневый локон, выбившийся из густой копны волос, и чуть качнула головой. Оуэну в тот момент показалось, что она идеальна.
   - К сожалению, я не могу покинуть это место, - сказала она, немного погодя. - Но ты можешь купить какой-нибудь сувенир, на память обо мне и этом городе. Ты и твои друзья. Я могла бы что-то подобрать вам...
   - О, это было бы здорово! - воскликнула Эмбер, подошедшая как раз в тот момент, - Я бы хотела что-то изящное.
   Марла Сингер улыбнулась. Она знала, что обязана исполнить свою работу. Знала, что предстоит пережить этим ребятам, как когда-то пришлось пережить ей. Но ослушаться она не могла.
   - Посмотрите сюда, - указала она на дальнюю витрину, в которой, на мягкой черной бархатной подушке покоились семь колец. Семь прекрасных колец, способных заставить человека совершать ужасные поступки. Ребята столпились вокруг витрины, и каждый из них счел необходимым охнуть от удивления.
   - Ух ты-ы-ы... - заворожено прошептала Джи-Джи, - Вот это супер.
   - Их как раз семь, - сказала Марла, - Как и вас. Возьмите их, как сувенир на память о нашем городке. Уверяю, они совершенны. Это работа одного непризнанного мастера...он оставил их здесь очень давно, желая продать их, но со временем, они просто запылились на этой полке. Думаю, я могла бы продать их вам всего за семь долларов. Символичная цена, согласитесь? Они могли бы стать вашими счастливыми талисманами, - в этот момент Марла взглянула на Оуэна. Тот зачарованно пялился вовсе не на кольца, а на нее. Она отлично знала его грех. Как знала и свой. - Ну, так что?
   - Мы берем их, - произнес Оуэн, все также глядя на прекрасную Марлу Сингер, девушку, которая только что продала ему и его друзьям, билетик в Преисподнюю...
  
  
   "Семь грехов губительных и смертных,
   Семь грехов, ведущих душу в ад,
   На первый взгляд, как будто, незаметных,
   Толкающих жизнь каждого назад..." (с)
  
  
  
  
  
  
   С лат. переводится, как "Гнев"
   Героиня рассказа Викки Рид "Похоть"
  
   Герой рассказа Викки Рид "Похоть"
  
   пер.с латыни "Сохрани веру, ибо она священна"
  
   В пер. с латыни означает "Чревоугодие"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   257
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) О.Рыбаченко "Трудно ли быть роботом? "(Киберпанк) Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru High voltage. Виолетта РоманМагия обмана. Ольга БулгаковаСлужба контроля магических существ. Севастьянова Екатерина"Шанс". Ильина Оксана��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаСоветник. Готина ОльгаБаба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)В плену монстра. Ольга ЛавинДурная кровь. Виктория Невская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"