Крюкова Наталья Вячеславовна: другие произведения.

Дожить до полудня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты удачно улизнула из дома, счастливо избежала нежеланной помолвки. Сама нашла себе жениха и, чтобы никто не заподозрил что твоя-то помолвка всего лишь фикция, успела всё это провернуть до двенадцати часов? Отлично! Но рано радоваться, девочка. Для того чтобы спасти свою маму и наказать подлого отчима до следующего полудня тебе придётся дожить, причём желательно целой и сохранившей рассудок.

Вступление, или болтовня ни о чём.

Книга. Нет, всё-таки это будет книга! Комплект из золотой цепочки с кулончиком, браслетом и колечком мне уже дарили, на шестнадцатилетие. А поскольку я по роду занятий не носила, не ношу и, что называется, в жизни не надену бесполезных, то есть сугубо декоративных, украшений, он с того самого дня так и лежит дома, в шкатулке. Платье (вкупе с кучей нудных нравоучений) мне, несомненно, презентует бабушка. Ничего другого своей безнадёжно непутёвой внучке она никогда в жизни даже и не подумает подарить - принципиально! Единственно возможным разнообразием были туфли в тон, но и то всего пару раз, не больше. Ну, может быть, по случаю первого совершеннолетия от её немыслимо аристократичных щедрот мне перепадут и какие-нибудь другие аксессуары: сумочка, там, шляпка или, скажем, перчатки. Каждая вещь будет чрезвычайно обильно присыпана длинными, пространными, высокопарными и жутко надоевшими нотациями, чтобы я поддержала, не посрамила и блистала, как и положено всякой девице из почтенного дворянского семейства, а не моталась по лугам-оврагам-буеракам в компании негодящей приблудной псины и сомнительных кровей жеребца!

Не понимаю, чем он ей не понравился. Жеребец, в смысле. Вот он, долгогривый, вороной мой красавец: косит глазом, сияет лоснящейся на летнем солнце шкурой, пытается бить копытом, зараза этакая. Но стоит довольно смирно, по крайней мере, ни с кем не задирается - потому что я держу у него перед носом здоровенный кусок сладкой морковки - и ждёт вместе с хозяйкой своей очереди на телепортацию. Характер у него отнюдь не сахарный, признаю, но если близко не подходить, то помянутый характер совершенно незаметен. Зато экстерьер - с любой дистанции - просто превосходный. Даже в столице прохожие, бывало, восхищались. Так что не знаю чем таким он мог бы перед бабушкой провиниться, она всё красивое очень любит.
С собакой-то давно всё ясно, поскольку мой Бус, ещё когда был маленьким щенком, просто обожал кататься на платьях. Если вы никогда не видели этого процесса, поясню: пёсик крепко упирается всеми четырьмя лапками в пол, хватается зубками за подол, и едет по паркету за хозяйкой, весело сверкая глазёнками и виляя хвостиком, при этом периодически рычит и мотает головёнкой, старательно изображая страшного, дикого и жутко свирепого зверя, чем умиляет вышеупомянутую леди до состояния восторженно-поросячьего визга. Подол, разумеется, для этого должен быть длинным, желательно даже со шлейфом. Бус вообще редкая умничка (и неважно, что беспородный!), он это развлечение придумал абсолютно самостоятельно (и ничего я его не натаскивала!). Причём вышеописанные "гадкие, совершенно безобразные выходки" никак не были связаны с уроками этикета и музыки, что бы про это ни говорила бабушка. Мы просто играли, и нам было весело!
Щенок, если он абсолютно здоров, не может постоянно спать, как бы этого ни хотели домашние учителя. И даже самые горячие пожелания родной бабушки, щедрой рукой отмеренные и предназначенные лично любимой хозяйке пёсика, тоже ситуацию исправить не в состоянии! Ему - то есть щенку - требуются регулярные активные игры плюс посильные физические упражнения, чтобы нормально развиваться с точки зрения собачьей психологии и просто расти. Это, само собой, помимо полноценного питания. Да и, в конце концов, может же быть у разумного существа собственное хобби! А Бус, между прочим, гораздо умнее той безнадёжно засушенной, занудной - аж до зубной боли! - безжизненно-серой мымры неопределённого возраста, которую мне в самой категоричной форме предлагалось держать за идеальный образец достойного поведения. Тем более что когда Бусик вырос, все покатушки прекратились самопроизвольно - из-за его размера (и нечего предлагать запрячь этого кобеля в телегу!). Ещё он очень ласковый и невероятно добрый. Ну, не сообразил, что бабушка расстроится, если порвётся её любимое домашнее платье. Так он был маленький! А платье старое!!! Нет, чтобы порадоваться абсолютно законному поводу обновить свой гардероб, она скандал закатила. И то, что я постоянно ношу штаны, напрочь отвергая всякие там изначально непрактичные платья и юбки, тоже никакого значения никогда не имело. Для меня, по крайней мере. А также для мамы! И папы, пока он был жив...

Ну да, конечно, по бабушкиному, предельно авторитетному, мнению я просто обязана быть как можно более женственной, иначе "до самой смерти не дождаться ей правнуков" (не вижу трагедии, кстати). Баталии по этому поводу начались чуть ли не со времени моего появления на свет. Я, само собой, подразумеваю баталии по поводу моей женственности, до правнуков бабушка додумалась значительно позже. Поначалу она сосредоточилась исключительно на моей непонятной, прямо-таки неестественной тяге к совершенно неподобающей настоящей леди одежде, сиречь - штанам. Почему её абсолютно искренне удивляло моё ярое нежелание круглосуточно изображать малоподвижную очаровательную куклу, наряженную в кружевное платьице - не знаю, не спрашивайте. Чуть позже бабуля всерьёз попыталась изгнать с позором категорически неподходящие моему полу и возрасту книги. А потом - напрочь запретить тренировки с оружием (всё одинаково безрезультатно). При этом периодически - а также хаотически или просто спонтанно - на бабушку снисходили самые разнообразные по составу и размаху гениальные идеи о новых, максимально эффективных методах и мероприятиях для прививания мне непреходящей любви к настоящим, прямо-таки единственно верным, женским занятиям: рукоделию, рисованию, музыке и танцам.

Надо сказать, с рисованием мы разобрались быстро: в детстве рисовать я любила чрезвычайно (кстати, люблю и сейчас), что бабуле поначалу очень сильно импонировало. Её даже не смущали, насмерть изгвазданные в не-пойми-какой-цвет, не подлежащие восстановлению скатерти, платья и всякие разные предметы интерьера, попавшие мне под горячую - и грязную - художественную руку. Но "кайф был жестоко обломан", как таинственно выражается мой мелкий брательник, непосредственно учителем рисования. Лично!!! Он честно заявил бабуле что ребёнок у вас, конечно, миленький (за исключением абсолютно неуёмного характера), но великого живописца из него, то бишь меня, он не сделает ни за какие деньги - это попросту невозможно! После чего у них с бабушкой случился крупный интеллигентный скандал.

Эпохальная битва умов, в результате которой бедный педагог потерял рабочее место и последние остатки собственных нервов, произошла непосредственно после того как бабуля, ничтоже сумняшеся, завела пространную речь о том, как замечательно было бы направить меня учиться в столичную Академию Художеств. Конечно, придётся сдавать всякие разные экзамены, что является самой настоящей глупостью, ибо дворянки, по мнению бабушки, должны поступать куда только им ни заблагорассудится просто так, исключительно за своё, дарованное свыше богами, благородное происхождение. И любые разумные педагоги - маститые и не очень - абсолютно всех учреждений образовательной сферы просто обязаны сердечно приветствовать их появление на подотчётной территории, а также бурно выражать самую искреннюю радость! Преподаватели в Академии Художеств этого, очевидно, не понимают. Увы. Но моя бабуля была готова забыть о данном недоразумении и великодушно простить вышеупомянутому учебному заведению чересчур косные и явно непродуманные порядки. Ибо именно в помянутой Академии уже занимается высоким искусством внучка одной из лучших бабушкиных подружек, а также целая куча других, весьма знатных, барышень и мне, мол, там преподадут всё самое нужное для жизни настоящей леди: к примеру, умения одеваться со вкусом и с умным видом закатывать глаза.
Пока речь шла о совершенно безобидной домашней мазне вполне стандартного по художественным меркам ребёнка - то бишь пока мои кривули-коряки показывали исключительно соседям и те либо покорно терпели это безобразие, ибо свои такие же рисовальщики дома когда-то бегали, либо восхищались из вежливости (себе ничего не стоит, а старухе соседке приятно) - художник был совершенно спокоен. Да, молодой мастер приехал за свежими впечатлениями, собираясь писать северные пейзажи - и, можете быть уверены, он писал их в своё удовольствие! Да, в оплату за комфортное проживание и полноценный стол в нашем замке он согласился пару-тройку раз в неделю чуток повозиться с весёлой девчушкой, но мы с ним прекрасно поладили (в отличие от некоторых других моих учителей)! Однако когда ему, весьма категорично, предложили сделать из меня художественную звезду, то есть юного гения живописи, причём объявить об этом официально, в той же Академии, он очень твёрдо объяснил бабуле, что я отнюдь не вундеркинд и никогда им, по его мнению, не стану. Потому что с моими жалкими задатками весьма посредственного рисовальщика вполне реально научиться довольно грамотно воспроизводить перспективу и более-менее узнаваемо изображать объекты типа ваз, лошадей или зданий. После нескольких лет упорных занятий, разумеется. На сём далёком рубеже мои способности себя, скорее всего, полностью исчерпают.
Нет, моих невеликих данных вполне хватит для иллюстрации каких-нибудь светских сплетен или, скажем, альбомов путевых заметок. Теперь это, кстати, жутко модно - пуститься путешествовать по миру, дабы поражать друзей и знакомых собственноручно накарябанными картинками всяких разных диких, неизведанных прежде просвещённым дворянским обществом, мест. Пейзажами, по мнению профессионала, эти творческие выплески назвать будет никак нельзя, но от меня высокохудожественного изображения какой-нибудь местности никто никогда и не потребует! Рукотворные иллюстрации в точности такого же, весьма поганого, качества подавляющее большинство благородных леди пачками пихают в специально сделанные для демонстрационных целей альбомы, заполняют оставшееся пустое место цветочными букетами-бордюрами-виньетками и плохими стихами по тематике путешествия, а затем с гордостью демонстрируют результат окружающему миру как доказательство своей способности что-нибудь накарябать или написать. Подобных альбомов лично он, то есть наш художник, уже видел очень, очень много - гораздо больше чем хотел, честно говоря. При этом никакого восторга от акта обозрения дамского народного творчества не испытал, и в будущем испытать ничуть не рассчитывает.

Ну, вообще-то, зря он всё это сказал. Даже маленькой мне было совершенно ясно - сейчас художнику достанется на орехи. Поскольку к своим неполным восьми годам я успела твёрдо усвоить: открытая критика любых аспектов светской жизни в бабушкином присутствии - это уголовно наказуемое деяние! Мда. Само собой разумеется, моя аристократичная бабуля не позволила себе возвысить голос и, например, зашвырнуть в потрясателя мировых основ и оскорбителя священных понятий "чем потяжельше", как иногда, на гребне мощной волны душевного порыва, делает наша кухарка. Ни в коем случае! Она необычайно выразительно, как говорится, с большим чувством, отпила ещё один глоточек чаю, подчёркнуто чётко и аккуратно поставила чашку на блюдце, гордо подняла голову, и невероятно спокойным, почти ледяным, голосом сообщила что благороднорождённые девы - по крайней мере те, что учатся в Академии Художеств, - часто пишут портреты.
Опытная я полезла под стол - от греха подальше. Неопытный художник не только туда не полез, но неблагоразумно осмелился высказать мысль, что насчёт каких бы то ни было портретов моей кисти, с его точки зрения, говорить ещё очень рано. Мне бы всё ту же перспективу научиться изображать - для начала. А что будет в конце, станет ясно только через несколько лет упорной учёбы. Сейчас - по крайней мере, конкретно ему, - мои портретные перспективы представляются весьма, весьма сомнительными. Да и вообще, особо широких горизонтов он, как состоявшийся мастер, для меня в живописи не провидит, от слова совсем. Разве что можно взять палку и сутками стоять над душой несчастного ребёнка, дрессируя бедняжку меня самым варварским образом. Так любой рисовать научится, слов нет. Однако против подобного развития событий восстаёт вся его суть свободного художника и профессионального живописца. Более того, мастер прекрасно понимает, что усидчивостью, даже минимальной, обсуждаемый ребёнок не отличался с момента рождения. И отличаться, разумеется, не будет уже никогда. Посему выработка необходимых навыков рисовальщика для данной конкретной девчушки растянется, скорее всего, на десятилетия. Более того, наш живописец, конечно, сознаёт, что если семья упрётся рогом, то мне найдут художественно одарённого педагога с любыми, даже откровенно садистскими замашками, но лично он наотрез отказывается участвовать в этом совершенно неблаговидном действе.
Надо сказать, что в плане усидчивости наш художник был абсолютно прав. Мама часто в шутку говорила, что все дети, как дети: сначала учатся сидеть, потом стоять, ходить и бегать - последовательно. А вот я в один прекрасный день как встала, так и побежала, до сих пор остановиться не могу. Мелкопакостный мой братик по этому поводу выражается гораздо грубее, типа, "у некоторых шило в заднице так велико, что заменяет собою сразу весь позвоночник". (На себя бы, кстати, посмотрел, языкастый бесёнок!) Короче, к чему я веду: факт полного отсутствия усидчивости у вашей покорной служанки ни для кого в семье не является секретом. Однако бабушка почему-то твёрдо уверена, что при должном количестве усилий, предпринятых в нужном направлении, этот мой недостаток можно успешно искоренить. Так что родственная старушенция, начисто проиграв вышеописанный спор, по-настоящему разъярилась - как же, её единственную внучку не хотят правильно воспитывать! - и, если бы не отец, жить бы мастеру кистей и красок где-нибудь на деревенском хуторе, либо, может, вообще в каком-нибудь старом лодочном сарае. Вы не смотрите что бабуля моя - миниатюрная женщина невысокого роста. С ней не всякий дракон совладать сможет! Скандал в её исполнении - прямо-таки невообразимой, титанической силы тайфун, так что художнику пришлось съехать от нас в тот же самый день. Более того, в приступе буйной ярости бабушка поклялась самыми страшными клятвами не допустить пребывания этого подлого субъекта на территории, подвластной роду Торриш, и немедленно подключила к реализации своего намерения всех наличных подруг и сонмы хороших знакомых, организовав неугодному художнику самую настоящую травлю. Поэтому папа тихо и молча нашёл нашему живописцу чей-то вполне приличный коттедж на берегу моря, подальше от замка. Договорился об аренде на своё имя и помянутый живописец спокойно прожил в нанятом доме остаток лета и большую часть осени. Более того, мы с ним остались друзьями - то есть я и мои родители. Даже навещали порой.

Несколько позже, в нашей славной столице, в галерее Художественной Академии, появилось огромное живописное полотно, теперь очень знаменитое, все ходят на него смотреть. Говорят, лучшая работа одного из самых одарённых молодых мастеров. Разумеется, это пейзаж! На нём изображена морская бухта. Сильно изрезанная линия берега, густо поросшего деревьями и украшенного живописными валунами, восхищает и зрителей, и коллег пейзажиста. Последние даже грозятся так же отправиться на самый край земли, тоже поселиться на отшибе, в небольшом коттедже, и привезти оттуда ничуть не менее впечатляющие полотна. В глубине бухты, там, где река впадает в море, ютится крошечный рыбацкий городок, на заднем плане одна за другой громоздятся серые гранитные скалы, а вдалеке над ними вздымаются ввысь стены и башни большого замка. Сверкающие на солнце волны бороздит некрупный сторожевой корабль, а также несколько, более мелких, ярко окрашенных, разноразмерных рыбацких судёнышек. Неподалёку расположен маяк, над ним парят неизменные чайки. А на переднем плане мы можем увидеть необычайно тщательно прорисованные фигурки людей - со вкусом одетых мужчины и женщины, присевших мирно отдохнуть в тени, среди камней и деревьев, чтобы полюбоваться на бескрайнюю блистающую морскую гладь. Если у вас хорошее зрение, то вы сразу сможете разглядеть ещё и ребёнка. Если плохое - придётся присмотреться, но вы его тоже обязательно увидите! На всякий случай подсказываю: между двух здоровенных сосен торчит очень высокий валун, похожий на указательный палец, вот на нём-то, лёжа плашмя, и умостился третий персонаж пейзажа. Поскольку одет ребёнок в штаны, все считают что это мальчик. Наш художник уже даже устал объяснять, что не мальчик, а девочка. А ещё в малой гостиной у нас теперь висит пейзаж его работы. Другой, не этот. Но красивый пейзаж, мне тоже нравится.

Короче, я хочу сказать, что таким образом общая площадь приложения бабушкиных сил несколько подсократилась, но не думайте, что воздействие на окружающий мир этой самой силы - мощностью в одну бабушку - внезапно прервалось! Если я на склоне лет от большого ума (или маленького склероза) вдруг возьмусь писать мемуары, то всё своё детство и юность я в книге так и разграничу: "эпоха шитья" или "период менуэта". Неплохо звучит, по-моему, хотя бабушке, конечно же, такая идея гарантированно не понравится. И вполне возможно, обычными нотациями по этой теме я не обойдусь, будет что-то ещё неприятное. Но как бы то ни было, одно утверждать можно твёрдо и абсолютно уверенно: во все времена, эры, периоды и эпохи наша с бабушкой борьба за и против моей женственности являлась чрезвычайно ожесточённой, велась непрерывно и протекала довольно бурно.
Если подбить итоги, то её жертвами пали: три пианино, две флейты, одна арфа, целый гардероб детских - а потом и не очень детских - платьиц, роскошный комплект вязальных спиц, несколько десятков пялец разной конструкции и несчётное множество иголок. Истраченные нервные клетки как мои, так и моей бабули - а также моих родителей, няни, гувернанток и преподавателей - точному учёту, разумеется, не поддаются. Но, поверьте, их тоже было погублено немало! Вы не подумайте, бабку свою я очень уважаю, если не за идеи, то хотя бы за упорство. Ибо настоящие леди никогда не сдаются! Мой шибко затейный младшенький братик по этому поводу даже изобрёл малопонятное выражение "закатает как битюг", но, на мой взгляд, невысокая, сухонькая старушка никак не тянет на фризского тяжеловоза. И вообще на битюга. А вот на несгибаемого бойца - вполне, вполне! Даже теперь, спустя полтора десятка лет бесславных баталий, бабушка определённо не оставила надежды сделать из меня достойную наследницу, пусть небогатого, но славного и - самое главное! - весьма, весьма древнего дворянского рода. Так что из вредности родственная старушенция мне может как презент даже веер торжественно вручить, наверное. Но веер я переживу уж как-нибудь, в конце концов, это просто бытовая мелочь. Главное чтобы в порядке воспитания подрастающего поколения мне не попытались всунуть очередной талмуд по этикету или новейшее пособие по кройке и шитью (брррр!).

С другой стороны, следует признать что внезапного наплыва практичных подарков ожидать попросту неразумно. По сути, у меня всё есть. Базовый комплект артефактов маминого исполнения - лечебный универсального действия, бодрящий и строго от магических травм - уже давно и надёжно прописался в моей сумке. Всё оружие мне зачаровали задолго до поступления в университет. (МАГУ - наш дом родной! Тарам-тарам-пам-пам!) До легального использования боевых артефактов мне ещё целый год учиться, так что видимо всё-таки главным "деньрожденьченским" презентом (да-да, всё он, мой братик!) будет книга. Но тогда она должна быть совершенно особенной! Может быть, даже волшебной. Всё-таки моя мама - дипломированный артефактор, а мне исполнилось восемнадцать!

Как хорошо возвращаться домой, особенно для того чтобы отметить свои первые взрослые именины. Жаль, что на празднике не будет моего младшего брата. Я не видела его почти год! А если точнее, то девять месяцев учёбы плюс пять недель практики и ещё трое суток на всеобщий финальный сабантуй. Однако, поверьте мне на слово, отсутствие нашего маленького наследника - это только к лучшему. Что называется, меньше ссор, народа и больше кислорода. Отчима он на дух не выносит и, по-моему, его чувства взаимны - целиком и полностью. Хотя отчим старается конфликт не обострять и эмоции не демонстрировать... Но не будем о грустном. Мы с мелким всё равно увидимся, когда дядя Вад - это бывший папин сослуживец и боевой побратим, именно он по завещанию взвалил на себя титанический труд по воспитанию нашего несносного мальчика - привезёт братишку на очередную годовщину... Так, не будем о грустном, я сказала!

Первое совершеннолетие предполагает тихий домашний праздник, относительно скромный бал и многочисленные подарки. При этом нужно отметить, что без бала я бы обошлась совершенно спокойно. Ну, вот просто абсолютно спокойно! Всё равно одна половина понаехавших в наш дом гостей будет приглашена лично моей бабушкой. ("Ах, эта молодёжь! О чём они только думают?! Девочке давно пора замуж, а она, представьте себе, пошла учиться. И куда?!! На боевой факультет!!!") Вторая половина традиционно будет состоять из наших соседей. ("Поздравляю! Ты уже совсем большая, девочка. И какой красавицей выросла! Знакомься, это мой племянник...")
Во время "буйного празднества" за столом неспешно обсудят виды на урожай и явную перспективу грядущей засухи (или затяжных дождей, ну, это если с засухой не задалось). Поведают про новейшие и эффективнейшие методы лечения болезной скотины (вы просто не представляете, сколько всяких разных болячек может подхватить самая обыкновенная овца или, например, корова!). Подробно разберут многообразные проблемы сбыта родной сельхозпродукции и ценовые перспективы грядущей Большой осенней ярмарки. А после трапезы, благочинно рассевшись в гостиной, дамы будут яростно выпытывать у меня информацию о самых мельчайших новинках столичной моды и воодушевлённо рассказывать, какой жутко знаменитый кутюрье шил нашей баронессе новое платье. Странно только, что столичный "Модный вестник" про него никогда ничего не писал, видимо, волшебник подиума был тут инкогнито, поэтому и взял псевдоним.
Да что я вам объясняю, все наши (и не наши тоже!) деревенские посиделки проходят до ужаса однообразно, отличаясь только поводом и местом для скопления приглашённого народа. Все всех давно и прочно знают (а меня они видели ещё "вот такой малюсенькой" - ррррррррр!). Если не иметь проблем с памятью, можно предсказать поведение гостей буквально поминутно: кто что и когда предпочтёт съесть или выпить, кто кому и как испортит настроение (ну, это если не вмешается хозяйка праздника), кто с кем и о чём будет сплетничать, станет спорить, пустится танцевать, сядет играть в карты, задремлет в библиотеке, соберётся домой и так далее. Мы, что называется, всё это проходили. Много раз.
По большому счёту, я вообще не сильно-то и рвалась назад, в родовое гнездо, но очень уж хотелось увидеть маму. Ну, и от подарков, само собой, мне отказываться совершенно не улыбалось. От слова совсем! Возможно, они не будут какими-нибудь там сверхоригинальными, но их должно быть очень, очень много!! А какие вкусные пляцки со сливами испечёт наша кухарка по случаю моего приезда!!! Ммм... Потрепав своего любимого жеребца по шее и заранее предвкушая бурную встречу с родительницей и домочадцами, я покрепче перехватила повод и радостно устремилась вперёд.

Глава первая. Домой!

Если ехать к нам от столицы, то бишь непосредственно из МАГУ, то пилить мне до дома добрых месяца полтора. А не повезёт с погодой - то и два с полтиной. Если отправиться из Севара (это центр нашей провинции - Севар тэ Хоркан, может, слышали когда), то дорога до родного Торриш-Холла займёт почти полную неделю. Или совсем полную, ну, если очень не спешить.
Это я имею в виду путешествие на лошади. Пешедралом-то ещё дольше, естественно. Конечно, если использовать портальные станции, то путь сокращается в разы. Другой вопрос что порталы стоят денег, и не маленьких, но тут уж каждый выбирает самостоятельно - либо время, либо наличные. Кроме того, своего Тайфуна я могла провести далеко не через всякий портал, так уж они устроены. Но это вы наверняка и сами знаете: есть грузовые порталы, доставляющие большую массу переносимого вещества на относительно небольшие расстояния, и есть индивидуальные. Ну, понятно, что они переносят гораздо меньший вес или объём, но зато переход через них можно организовать сразу аж на пол-страны. Что характерно, вторые существенно дороже. Это меня, например, всегда безумно удивляло - базовое заклинание-то по сути своей одно и то же! Но дядя Вад мне не так давно всё объяснил: ключевым параметром в данном уравнении, то есть математически выраженном заклинании, может быть задано либо время (а именно - тот промежуток времени, когда портал открыт), либо расстояние (на которое он переносит). Отсюда и разница в режиме работы. Одни порталы открываются на относительно длительный период, пока через них неспешно, одна за другой, проезжают телеги. Вторые не в состоянии работать так долго, зато могут обеспечить более высокую дальность перемещения. Кроме того, основными покупателями услуг грузовых порталов являются купцы, особенно часто ими пользуются крупные торговые дома, они порталами водят целые обозы, поэтому цена на услуги грузовых порталов по сути оптовая; а вот услуги индивидуальных предлагаются, что называется, по розничной цене. В том числе - если путешественник идёт в комплекте с конём.
Ну, это да. Могу авторитетно подтвердить: цена - штука дюже мощная, и прямо скажем, определяющая, даже если у тебя особых затруднений с наличностью ни разу в жизни не наблюдалось. Именно поэтому в благих целях экономии собственного времени я воспользовалась не индивидуальным, а сдвоенным грузовым телепортом (и всё равно получилось дешевле!). А целью назначения определила Террик - ближайший к нам населённый пункт, гордо именующий себя городом, пусть и глубоко провинциальным.

Ничего особо примечательного в нём, то есть в Террике, лично я никогда не находила. Стандартный набор: храм с больницей (там же у нас аптека и работает местный алхимик), почта с пунктом общественной магосвязи, трактир с гостиницей, игорный дом - всё в единственном экземпляре. Городская управа, Рыночная площадь с булыжной мостовой и целой россыпью разнокалиберных лавок, торгующих всем на свете - от тетрадок и карандашей до артефактов и ювелирных украшений. Сейчас, ранним утром, она была ещё полупустой, лишь кухарки затоваривались свежими продуктами для грядущих барских трапез, да коробейники, уже успевшие загрузиться всякой разной грошовкой-мелочёвкой у местных оптовиков, разбредались по деревням - дурить крестьянских детишек, девок и, по возможности, баб с мужиками.

Я невольно поморщилась. Вот если есть на свете профессия, которая подходит только исключительно неприятным, можно прямо сказать - просто категорически мерзостным личностям, так это именно коробейник! Не люблю я их, если честно. Причём абсолютно и окончательно. Конечно, они весьма колоритны - с точки зрения этнографа или художника, полезны - с точки зрения купцов и доставляют товар, а порой и почту, туда, куда и ворон костей не заносит. Их часто рисуют на лубках, рекламных плакатах и даже порою - картинах. На подавляющем большинстве упомянутых изображений тяжело гружёный коробейник бодро идёт (или грузно бредёт) сквозь бури-дождь-снег-град и прочие неблагоприятные погодные условия, а в тёплой хате у окна уже сгрудились девки, парни, детишки и ждут - когда же появится добрый дядя? Воистину, идиллическая бытовая сцена...

Ну, что я могу сказать. В реальности, прежде чем вы коробейника углядите, вы, скорее всего, сможете его услышать. Конечно, если сходу не оглохнете от издаваемых этим субъектом воплей. Для данной разновидности торговцев чрезвычайно важен громкий голос, равно как и умение кричать непрерывно, напрочь заглушая всех возможных конкурентов. Некоторые просто орут, как на пожаре, некоторые при этом стараются ещё и срифмовать что-то вроде примитивных частушек. Вообще, умение быстро и с юмором реагировать на любые жизненные ситуации - непременная составляющая успеха всех коробейников. Зато вот совсем лишней вещью для них являются совесть и порядочность. Сколько лично я ни знала представителей коробейного племени (а они к нам в замок часто заглядывают!), ни один приличный человек в этом профессиональном статусе надолго так и не задержался. Потому что невозможно спокойно смотреть на царящие в наших деревнях сирость и перманентное безденежье, но яро торговаться за каждый медяк и впаривать-впаривать-впаривать всякую негодящую, грошовую дрянь за тройную цену. При этом громогласно убеждая зачастую абсолютно неграмотного покупателя, что 'этакое чудо не грех и за золотой продать, но вот по доброте душевной практически себе в убыток торгую'.
Есть такое понятие 'коммерческая целесообразность'. Причём чем мельче бизнес, тем сложнее торговцу до этой самой целесообразности добраться. Шаг вправо - шаг влево и всё, пролетел с прибылью, считай убытки и радуйся, если никакому оптовику ещё и должен не остался. Другой вопрос - более крупные предприятия. У них есть запас прочности, то бишь этакая денежно-жировая прослойка, каковую они расходуют при наступлении неблагоприятных жизненных обстоятельств. Коробейник же, даже если вдруг и имел жировую прослойку до момента вступления в стройные ряды бродячих коммивояжеров, очень быстро её потеряет.

Ходить пешком с большим мешком, ну, или тяжёлым коробом - это определённо не то занятие, при котором набираешь лишний вес. В щепку бы не превратиться. Помню одного весьма симпатичного коробейника, душевный такой дядька был. Так вот, таскался он со своим коробом туда-сюда по Хоркану, в том числе заходил и в наш замок, на кухню - тоже ж люди живут, как же не зайти - но каждый раз как мы его видели, он становился всё худее и худее. Аж страшно смотреть под конец стало: поневоле поверишь в старые легенды, ну, вы помните хоть одну такую наверняка - как живой человек самопроизвольно превратился в привидение. Жил-был, жил-был, а потом что-то вдруг случилось - и всё, истаял как снег на солнце. В последнее время прямо мода на них пошла: в столице в любой, даже самой мелкой, книжной лавчонке есть хотя бы один экземпляр свеженькой истории про призраков. С цветными иллюстрациями, подробно показывающими всю невыразимую жуть процесса превращения и прочие литературно-фантазийные безобразия вплоть до кровавых подробностей, если они там по сюжету полагаются. Тоже мне, развлечение нашли! И ведь ещё советуют на ночь читать - так, типа, впечатлений больше получится. Моровое поветрие пополам с психозом, не иначе!
Так вот, возвращаясь к нашим баранам, то бишь коробейникам: мужик этот несчастный худел и худел, наша кухарка, добрая душа, его откармливала и откармливала, но где ж тут откормишь, когда он приходит не чаще раза в месяц! Короче, вмешался отец и выяснил, что дабы не сдохнуть с голодухи, коробейник должен за месяц-полтора оббежать примерно пол-провинции (двигаться медленнее не получится, Хоркан не маленький!). Если же вышеупомянутый хочет получать прибыль, то кроме того что бегать бегом, высунув язык, он должен ещё и драть три шкуры с покупателей, причём абсолютно безжалостно. А с безжалостностью у нашего гостя были по-настоящему большие проблемы. У него самого семья и детки часто кушать просят, смотреть на таких же голодных карапузов он не может - душа не выдерживает. Соответственно, прибыли в дом он приносит очень, очень мало, а лошадь, даже плохонькую, купить не в состоянии, так что в плане скорости передвижения выиграть тоже никак не выходит. В общем, отец его куда-то пристроил потом. Помнится мне, он оказался неплохим резчиком по дереву или столяром, а может - маляром, я тогда ведь почти совсем маленькая была, уже и путать начинаю по давности событий. Ну, не суть важно...

С большим трудом отбившись от особо активного представителя этого доставучего племени, с ног до головы обвешанного дешёвыми бусами, узорчатыми платками, зеркальцами, разноцветными лентами и одноразовыми артефактами, как какой-нибудь знаменитый вождь с далёкого юга, я юркнула за угол. Фууух, вырвалась. И чуть не шибанулась головой о вывеску единственной в городе нотариальной конторы. Хорошей конторы, не подумайте: там у нас оказывают услуги перевода, есть юридическая консультация и более того - свой собственный адвокат! Здесь уже никаких коробейников гарантированно не встретишь: всё только для чистой публики. Вот, например, модный салон мадам Миталь (он же ателье, перчаточная мастерская, обувной магазин и лавка модистки одновременно). Рядом с ним обосновалась наша главная вышивальщица и кружевница, госпожа Нэрина. Её работницы - кто на дому, кто в мастерской - создают совершенно поразительные вещи! По крайней мере те, что я периодически привозила в столицу, непременно вызывали небольшой ажиотаж в женском общежитии МАГУ. Но это всё совершенно безопасная территория, а вот дальше (прямо как в 'Догматах Творения'!) располагается 'пещь страстей человеческих': кофейня, а напротив - мекка и голгофа всех сладкоежек - кондитерская!

На самом деле это один большой семейный бизнес и, пожалуй, самое дорогое заведение в Террике. В кофейне царствует госпожа Тирена, а её супруг возглавляет кондитерскую. Поженившись, бизнес свой они оставили раздельным, чтобы легальным путём минимизировать отчисления в городской бюджет. И к такому разделению, и к самому факту существования кофейно-кондитерского альянса можно относиться по-разному. Владелец трактира, например, при случае с радостью уничтожил бы и то, и другое - желательно, безвозвратно. Кому-то мнится что там чересчур дорого, а кому-то - что поразительно вкусно. Цитируя изречения древних мудрецов, 'вкусы разные'. Вот как по мне, так кондитерская - это самое опасное место во всём городе, куда там какому-нибудь кладбищу с упырями!
Крошечная, мощёная нарядным разноцветным булыжником, круглая площадь с миниатюрным фонтанчиком, с одной стороны стоят столики кофейни, с другой - кондитерской. И везде, везде цветы! Миниатюрные розы и махровые петунии - в горшках и подвесных ящиках - украшают столики и окна. На тротуаре, из огромных вазонов, взмывают вверх 'фонтаны' метельчатой гортензии, а по стенам вольно вьются многочисленные побеги глицинии, В воздухе неустанно витают упоительные ароматы, а если вы придёте вечером, то сможете ещё и послушать хорошую музыку. Конечно, сразу же вспоминаешь о фигуре (а потом и о кошельке), пытаешься всё-таки взять себя в руки и даже не смотреть в огромные, абсолютно прозрачные, невероятной чистоты витрины от пола и до потолка (предмет чёрной зависти мадам Миталь), в которых выставлен свежий, постоянно меняющийся ассортимент сладких вкусностей. Но взгляд сам прикипает к роскошному трёхэтажному торту, цепляется за цукаты, перетекает на пёстрые полянки бисквитных и домики заварных пирожных, прилипает к фигурному шоколаду всех оттенков, теряется в горе конфет, блуждает между башенок разноразмерного печенья, тонет в сладкой глубине разноцветных джемов, плутает в лабиринте печатных пряников, и даже героически обогнув богатейшие россыпи засахаренных орехов, медовых казинаков, мармелада, зефира и пастилы, безнадёжно вязнет в мороженом, уже красиво разложенном в посеребренных креманках. Подавленные разнообразием богатого ассортимента, вы, можно сказать, впадаете в некий ступор. Пёстрый калейдоскоп сластей безжалостно подчиняет себе все органы чувств, ваша воля к сопротивлению стремительно слабеет и - бесполезно шарахаться по сторонам! - мощные, восхитительные запахи горячей выпечки и свежезаваренного кофе коварно сбивают вас с ног и валят на ближайший стул. В ту же секунду перед вами возникает магическое меню с прекрасными объёмными иллюстрациями (предмет чёрной зависти хозяина трактира) и вы пытаетесь нащупать кошелёк, не лопнуть от жадности, и не захлебнуться слюной одновременно.
Некоторые, говорят, умудряются даже в этот драматический момент предпринять попытку к бегству, но над клиентом уже навис радостно улыбающийся официант в белоснежном переднике или очаровательная девушка, тоже в переднике и не менее белоснежном чепце. Весь вид его, или её, говорит о том что он как минимум неделю (а то и весь месяц!) ждал именно вашего появления и готов ради удовольствия столь приятного клиента работать денно и нощно, без перерыва на обед и выходные. Глядя в его честные глаза, вы понимаете что выбора нет, не выпив хотя бы чашечку кофе вы сделаете этого достойного человека несчастным на всю жизнь. Так что ваш кошелёк становится легче на некоторую (и не маленькую!) сумму, вы впадаете в философское настроение (зато есть повод похудеть, и не в деньгах счастье, в конце-то концов!), а кофейня и кондитерская продолжают работу, неумолимо затягивая в свои сладкие тенета всё новые и новые жертвы.

Чуть дальше по той же улице работают три сестры-белошвейки, а в соседнем квартале их почтенная тётушка и миленькая смешливая кузина вяжут чулки, носки, свитера, платки и вообще всё, что только можно связать на заказ. Лично я с огромным удовольствием ношу невероятно тёплый свитер их работы - из верблюжьей шерсти. Где только они её здесь, на севере, достали?! Ума не приложу. Но если вам вдруг такой предложат - возьмите, не отказывайтесь. Мировецкая вещь!
А вот наша пекарня, она же булочная, а ещё в сезон там продают просто обалденно вкусные пироги с вишней, черникой или яблоками. Но вы бы видели, сколько голубей здесь крутится! А насколько они наглые!!! Пришлось вот разгонять, а то и на лошади не проехать - лезут прямо под копыта. Когда-то мы с папой... Ну, в общем, снова не будем. Да, хлеб там тоже очень хороший!

Возле перекрёстка Трёх Мастерских - плотника, шорника и бондаря - постелили новые доски на деревянной мостовой. Мой Тайфун счёл их слишком гулкими и, возможно, даже немного опасными. Пришлось утихомиривать коня, слезать с седла и вести в поводу. Сколько себя помню, городские власти тут всё обещают и обещают нормальную брусчатку на мостовую положить. И никак не кладут, конечно, ибо им 'бюджетного финансирования недостаточно'. А между прочим рядом, там, где городская кузница и гарнизонная конюшня с гарнизонными же казармами, уже давным-давно всё замощено крепким, долговечным, несгораемым камнем.
Очевидно, отцы города решили, что перестилать деревянную кладку возле кузни раз в год-полтора слишком хлопотно и шибко дорого обойдётся. А чего они хотели, мне интересно? Общеизвестно, что от кузнечного горна палы-пожары зачастую случаются, сколько ни остерегайся, как не берегись. И так везде, не только в Террике! В той же столице специальным указом градоправителя возле каждой кузнечной мастерской держат вёдра для воды и ящики с песком. Ибо где есть кузня - там будет пожар. Без шансов. Как часто выражается наш просвещённый юный наследник, 'похороны завтра и крутись, как хочешь'. Но городу-то без кузницы никак не обойтись! Примерно так же, как градоправителю с присными не обойтись без распила городского бюджета. Да, не шибко почтительно к старшим, почтенным, достойным, ответственным и всё такое прочее. Ну, а как ещё про них сказать? Нет, я могу и иначе, пусть и урождённая леди, но толку с того...
Действительно, проще - и дешевле! - однократно потратиться на пожаробезопасную, надёжную брусчатку, сняв проблему внеплановых ремонтов мостовой сразу, то бишь целиком и полностью. Хотя 'лишние' траты городской муниципалитет жутко не любит и решается на них только по прямому принуждению, на которое способны лишь наше шибко мудрое правительство и жестокая судьба. Да, ежегодная операция по перекладке (а также покупке в самом правильном месте!) новых, подходящих досок позволяет положить в чиновничий карман ещё немножечко блестящих, звонких монеток, но крупное, перманентное превышение установленного законом государственного норматива по частоте ремонта городской мостовой чревато визитом государственной же комиссии. С проверкой. А с проверяющими гарантированно придётся делиться. Причём в любом случае, даже если они 'ничего не найдут'. Так что градоправитель наш тупо подстраховался от лишних (и очень личных) затрат. Ну, как порой глубокомысленно изрекает мой младший братик, 'жизнь заставит - и не так раскорячишься'.

Вот было бы хорошо, если бы вышеупомянутая жизнь как-нибудь заставила нашего градоначальника, в конце-то концов, и ветеринарную клинику отремонтировать. Я лично считаю, что в этой конкретной ветеринарке абсолютно весь персонал заслуживает самого глубокого уважения. Более того - по собственному почину местные ученики лечат даже бездомных кошек и собак, пошли боги здоровья этим людям!!!
Между прочим, слева от неё, буквально в двух шагах, большая вывеска строительно-ремонтной конторы. Старый мастер Тобиас и его четыре сына возведут, перестроят, восстановят, исправят, починят, перекроют (не черепицей, так матом!). Любой каприз за ваши деньги.

А вот тут живёт дед Корош. Его дом легко узнать по свиньям. И ничего я не издеваюсь, не думайте. Он единственный в городе держит найских свинок - мелких, шустрых, пронырливых, жутко визгливых, но зато абсолютно всеядных и, что особенно интересно, умудряющихся на самом плохом корму набирать относительно приличный вес. С голодухи, как утверждает хозяин, эти твари способны и доски сжевать. Более того - жуют ведь и так, бесы поганые, выдирают из мостовой и жуют!
Что характерно, выглядят эти свинки всегда довольно поджарыми, чуть ли не тощими, как бы хорошо и обильно их ни кормили; за что и порицаемы абсолютно всеми, хоть сколько-нибудь солидными, свинарями (ну какая ж это свинья, если в ней весу меньше пяти пудов, а сала почитай что нет вообще!). Один, особенно эмоциональный, местный свиновод во всеуслышание даже обозвал найчанок 'копытными курями'. Но данный факт ничего не меняет. Сам дед плевать хотел на все авторитеты скопом, а его внуки и подавно. Вон - опять, негодники, скачки по улице устроили: оседлали животинок и погоняют, кто чем горазд. Визгу - до небес! И крику тоже: дед самолично выскочил воспитывать поганцев, с длиннющим ивовым прутом наперевес. Да как заорёт! Тайфун, бедный, аж шарахнулся, а у меня заложило уши.
Это, значит, внучки мастера снова от работы оторвали. Сгорбленный, седой как лунь, но ещё весьма бодрый и очень жизнерадостный старик искусно плетёт из лозы красивые короба, корзины, подносы, блюда, шкатулки и вазочки, а также забавные фигурки людей, птиц и животных, но кроме этой мелочёвки делает весьма и весьма элегантную садовую мебель. У нас в Торриш-Холле комплект его работы уже несколько лет украшает зимний сад. Госпожа Корош - дородная и степенная супруга старого мастера - шьёт и чинит одежду. А по соседству расположились башмачник, медник, травница и гончар.

А вот и 'весёлый квартал'. Начинается он преогромной, грязно-мутной, никогда не высыхающей лужей, поелику до сих презренных злачных мест, рассадника всевозможных бед, гнезда беспутства и пороков, забота шибко многомудрых отцов нашего города, совершенно очевидно, не простирается. Три кабака (с девками) и пара борделей (с выпивкой), как я понимаю, клиенты посещают в зависимости от личностных приоритетов - то есть чего больше хочется в данный момент: бабу или надраться. Я в них, разумеется, никогда не была (иначе бабушка меня убьёт собственноручно и это отнюдь не метафора!). Но, уверяю вас, если смотреть снаружи, все здания в этом квартале, ну, просто абсолютно идентичны. Как их люди не путают - ума не приложу.
Вот, видимо, в целях упрощения процесса ориентации чуток подвыпивших, а также совершенно трезвых, гостей, на противоположной стороне квартала вместо лужи и выкопали длинную, глубокую канаву. С одной стороны - быстрее определишь куда идёшь, с другой - есть выбор куда падать. (Может быть, кому-то в луже лежать слишком мелко - он, типа, глубоководный, как наблюдательно заметил однажды мой брательник, вживую обозревая одного из местных завсегдатаев.) Если же клиент предпочитает никуда не падать, более того - сохранить свою морду лица, а также одежду и обувь, в чистом виде, то местный бизнес и это предусмотрел. Для практического осуществления данных целей тут имеются доски. Много досок. Нет, они не собраны в мостовую, а просто лежат себе на дороге в стратегически важных местах.

Непосредственно за канавой начинаются склады - во всём своём разнообразии - большие и маленькие (тут же оптом можно приобрести любой имеющийся в наличии товар). К ним примыкает циклопически-колоссальных размеров сарай с ничуть не менее впечатляющим сеновалом - это такая своеобразная гостиница для простых обозников и их лошадей. Стенка в стенку с последним расположена мелкоформатная, грязная забегаловка с дырявым походным котелком вместо вывески, торгующая помимо прочего огромными, тонкими-претонкими лепёшками с разнообразной, но очень, очень подозрительной начинкой. Зачастую ей брезгуют даже бывалые, тёртые суровой жизнью обозники, неосмотрительно польстившиеся на дешевизну этого условно пищевого продукта. Но не думайте, что тут у нас образуется этакая некультурная свалка органических отходов. Выброшенную еду подбирают бездомные псы, которые постоянно крутятся возле складов и этой самой забегаловки. Частенько её же выпрашивают не менее бездомные кошки и люди. Настоящие, бродячие нищие, а не те ушлые мошенники, которые чаще всего и сидят с протянутой рукой на видном месте возле храма. Мда. Отличать настоящих побирушек от профессионалов - это целая наука, как оказалось. И я только начинаю её изучение.
Если встать спиной к вышеупомянутой забегаловке, то наискосок через улицу вы увидите наше единственное похоронное бюро (многие горожане твёрдо уверены что близкое соседство с 'Дырявым Котелком' весьма способствует процветанию оного). А вдалеке, за стеной, хорошо просматриваются купы высоких деревьев, растущих на городском кладбище. В общем, всё как везде.

То бишь, я хочу сказать, что кроме возможности легко и быстро переправить даже крупный, тяжело гружёный, обоз, ничем наш Террик не отличается от десятков тысяч других таких же тихих маленьких городков. Другое дело, что с этим местом у меня связана масса приятных воспоминаний. Сюда мы с папой ездили на ярмарку, и он позволял мне объедаться сладостями и обпиваться сладкой шиповкой сколько влезет. Потом у меня болел живот, а мама ругалась с папой в соседней комнате, думая, что я их не слышу. Если же мы ехали с мамой на почту, то обязательно долго ходили по ужасно скучным лавкам. Я быстро уставала и начинала капризничать. Тогда мы шли в крошечный книжный магазин. Местный книжник усаживал меня в уголок, совал в руки сборник старинных легенд, книгу детских сказок, 'Рассказы о животных' или 'Заметки любознательного путешественника' (хоть новый выпуск, хоть старый - значения не имело), и мама могла свободно гулять, где ей вздумается, ближайшие два часа, а то и существенно больше. С папой мы часто ходили к кузнецу. Единственный мастер на всю округу, он ковал и гвозди, и подковы, и серпы, но для отца, боевого мага, выполнял заказы на метательные звёзды, ножи, и даже однажды чинил наш арбалет. Они подолгу беседовали, присев на простые табуретки возле кузни, а я играла с кусочками угля, перебирала готовые изделия и училась метать папины звёзды в нарисованную на заборе мишень. А ещё сюда приезжал королевский зверинец, тут ставили карусель, выступали жонглёры и акробаты из пёстро разрисованного шапито, и фокусник выпускал голубей и вытаскивал длинные ленты из шляпы, которая за секунду до этого была абсолютно пустой. Всего три года прошло, а, кажется, как давно это было. Если бы не этот странный несчастный случай... Но не будем о грустном. Не будем, я сказала!

Благодаря телепорту наш Террик периодически на несколько дней заполняет пёстрая, шумная масса разнокалиберного приезжего народа. Вот и сегодня, не глядя на разгар лета, городские власти собирались устроить ярмарку. Не Большую, как осенью, а скорее промежуточную, что ли. Ну, как бы это объяснить чтобы быстро и просто...
В общем, через наш город проходит довольно много обозов, больших и маленьких. Им, разумеется, необходим отдых. То есть не самим обозам, а коням и возницам: много и часто по телепортам не напрыгаешься, особенно это вредно лошадям - у них от перемещения сильно страдает пространственная ориентация. Поэтому периодически организуются такие вот мелкие ярмарки, а купцы, чтобы не простаивать зазря, с удовольствием в них участвуют. И городу прибыль, и людям покупки, и купцам торговля. Более того, если ярмарки не предвидится, или градоправитель вдруг заломил цену за место на рынке, то ушлые приказчики торгуют вразнос - с лотков (или как там называются те здоровенные подносы, что они весь день таскают на голове?). И городу платить не надо, и людям товар дешевле. Я вот, например, не слезая с коня, прикупила кулёк разноцветных леденцов, берестяной туесок с холодным морсом и несколько булочек - с корицей и кардамоном. Ярмарку я планировала посетить чуток попозже, уже после дня рождения - тогда мои наличные наверняка будут на максимальном подъёме, приобрести чего-нибудь по божеской цене (тут, чать, не столица, драть деньгу бессмысленно). Людей посмотреть, себя показать...

В принципе, людей смотреть и сейчас можно было, но я в этом сильно не нуждалась. Не сильно тоже. Домой человек едет, его, то есть меня, мама ждёт!

Глава вторая. По дороге с достопримечательностями.

Да, из Террика к нам добираться ближе всего, но всё же тоже время не малое нужно. Полдня как минимум, если по дороге. Обычно я на пару часов срезаю путь, проезжая через Поющую рощу, но об этом не распространяюсь, ибо чревато - эта роща у нас что-то типа заказника или заповедника (отдельного запрета на посещения всадниками нет, так что букву закона я не нарушаю, но всё-таки...). Своё название роща получила, так сказать, за содержимое: там массово гнездятся соловьи. Причём ещё со времён моего пра-пра-пра-прадеда, то есть уже никак не меньше трёх столетий!

Чтобы не нанести ущерб бесценной колонии пернатых певцов, в роще запрещено птиц ловить, кормить и пугать, а также оставлять пустые бутылки, объедки, салфетки и всякий другой хозяйственный мусор. За соблюдением порядка круглогодично следит тощий, низкорослый, вредный, слегка подслеповатый, седенький дедок. Сам по себе он сторож не ахти какой - возраст всё-таки даёт о себе знать, особенно в осенне-весенний дождливый, слякотный период, когда зверски ноют больные суставы и старик большей частью сидит дома, у печки. Но вокруг него вечно вьётся целый выводок разновозрастных, шустрых внучат, которые в основном и выполняют почётную и полезную уборочно-надзорную работу. Всё это не просто так, не думайте. В роще там и сям построены вполне уютные беседки, в которых за весьма скромную мзду можно устроить пикник, и, поверьте мне, в летний сезон прямо отбоя нет от желающих. Нежные городские дамы, например, особенно высоко ценят магически гарантированное отсутствие в беседках мух, комаров и прочих гадких насекомых, на корню губящих удовольствие от 'восхитительно близкого, возвышающего душу, общения с дикой, первозданной природой'.
Вы не подумайте, эту ерунду я не сама сочинила, а строчку из рекламного буклета процитировала. Вот... писаки криворукие, иначе не скажешь. Ну, какая тут первозданная природа, где они её нашли, если и луг заливной, возле протекающей рядом речки, вовсю используется в хозяйственном плане, и беседки те же по всей роще стоят?! Может коровы, вольно пасущиеся на вышеупомянутом лугу, по представлению придурков-рекламщиков и являются дикой природой, но могу вас авторитетно заверить - они абсолютно ручные! И дают очень вкусное молоко.

Лучше бы эти горе-креативщики в своём глупом буклете рассказали про могучие, раскидистые, старые-престарые ивы, красиво склоняющиеся над рекой, чтобы получше рассмотреть блики солнечных зайчиков, пляшущие на водной глади, и их серебристые узкие листья, боязливо трепещущие между округлыми прибрежными камнями. Описали причудливый полёт целых полчищ ярких стрекоз, огромные солнечно-жёлтые кувшинки, столь плотно заполняющие тихие заводи, что воды за ними никак не разглядеть, шустрые стайки крошечных, любопытных мальков снующих в таинственной речной глубине, золотистые перья камыша, танцующие бесконечный вальс дуэтом с мелкими голубыми волнами. Воспели яркие звёзды, отражающиеся в спокойной ночной реке, как в зеркале, и неумолчную песню ветра в ветвях высоких, стройных, удивительно белых берёз.
Надо сказать, что настолько светлых берёзовых стволов я нигде больше не видела. Гораздо чаще нижняя, прикорневая часть высокой, большой берёзы бывает угольно-чёрной. Сплошняком! Дальше ствол постепенно светлеет, на нём всё резче проступают характерные чёрные чёрточки - где реже, где чаще - а вот в нашей роще берёзки, все как одна, могут похвастаться исключительно белыми, удивительно ровными, стройными 'телами'. Недаром к нам в рощу регулярно привозят будущих живописцев из столичной Академии Художеств. Это у них что-то типа нашей учебной практики. Располагаются юные художники обычно на лугу, садятся, кто куда хочет, и чиркают что-то себе потихоньку - кто карандашами, кто красками, кто пастелью. Правда, любопытно заглянув однажды в мольберты будущих живописцев, я в восторг не пришла: некоторые такую фигню намалевали, ничего не разберёшь - где там речка, где берёзы, абсолютно не понятно. То-то, гляжу, и преподаватель им всё время что-то объяснить пытается (похоже, безрезультатно). Но, думаю, они ещё научатся, времени у них - навалом! Тем более что рисовать, то есть, скажем правильно - писать, нашу рощу можно, наверное, бесконечно. Очень уж она красивая!!! И это не только моё мнение, вот!
Красива соловьиная обитель и ранней весной, когда, только-только проклюнувшиеся из набухших почек, крошечные листики зеленеют на тонких ветвях подобно нежнейшему туману, будто там прилегло отдохнуть некое волшебное облако. И осенью - когда листва берёз полыхает червонным золотом, метины на стройных стволах от дождей становятся темней угля, а в корнях влажными красными и оранжевыми шляпками сверкают, как праздничный фейерверк, грибы-подберёзовики. Ах, как хорошо, как здорово походить тут с корзинкой! Гарантированно полную наберёшь, сколь бы велика она ни была. Ну, в случае, если вы не любитель 'тихой охоты', то можно и без корзинки погулять - виды тут, в роще, поверьте, просто великолепные! А на реке порою и зимой, когда все деревья заметают огромные - минимум по пояс - сугробы искрящегося снега, можно встретить отдыхающую в особенно живописном месте компанию.
А уж в начале лета любители соловьиных трелей сюда целыми толпами валят. Привозят детей, даже довольно маленьких (с другой стороны - почему бы и нет?). Ночи тёплые, во многих беседках есть безопасный очаг, в некоторых даже печечки такие миниатюрные сделаны. И тепло, и светло, и мясо поджарить на углях можно, и чай к сладостям вскипятить. А самое главное - не надо вовремя ложиться спать! Чем не приключение для ребёнка?

Закат все встречают обычно на берегу реки, одной большой и шумной компанией - оттуда солнце видно много лучше, чем из глубины рощи. А, надо сказать, закаты у нас просто шикарные: растекаются вширь на пол-неба, щедро позлащая облака, и лес, и реку, и самих зрителей. По мере того, как солнечный диск спускается всё ниже, свет постепенно становится из золотого красным, а облака загораются пожаром - от ярко-алого, через оранжевый до мрачного багрово-чёрного. Небо потихоньку темнеет, с него робко выглядывают первые звёзды, меняется ветер и с водной глади отчётливо тянет прохладой. Последние солнечные лучи отчаянно цепляются за самую подкладку облаков, не желая покидать рощу, луг и речку одних, во мраке ночи. Пока солнце медленно, но неумолимо удаляется за горизонт, чтобы позже порадовать нас новым рассветом, зрители жгут костёр (или костры, потому что народу порой собирается просто тьма-тьмущая). Причём разводят огонь обязательно в строго установленном месте! Это не прихоть какая-то, не подумайте. Соловьи, как вы должны, конечно, знать, часто гнездятся непосредственно на земле. Сами гнёзда очень маленькие и пернатые владельцы их прекрасно маскируют. Поэтому невнимательному человеку наступить на выводок птенцов - плёвое дело. И, естественно, малыши после такого обращения выжить просто не в состоянии. А какой заповедник будет поощрять подобное поведение? Вот и я думаю что никакой...
Вдоволь полюбовавшись закатом и проводив солнце в нескончаемый путь к новому рассвету, посетители расходятся мелкими группами по быстро темнеющему лесу, опять же - строго! - по узким тропинкам. Внучата вредного дедка бдительно следят за соблюдением этого правила, законно срубая гонорар за сопровождение посетителей, то есть заботятся чтобы дорогие гости невзначай не заплутали в ночи и, упаси боги, не передавили всю живую местную достопримечательность разом. В это время суток соловьи только пощёлкивают, распеваются, хотя и их репетиции совсем, совсем не скучно послушать. Если же вы хотите насладиться настоящим, большим концертом, то вам нужно набраться терпения и немного подождать. Солисты и хор должны морально и физически подготовиться: распеться, прорепетировать, чтобы, так сказать, не ударить в грязь лицом (или клювом). Поэтому все слушатели берут с собой корзинки с едой - 'люблю повеселиться, особенно поесть', как доверительно сообщает порой мой мелкий братец - для вящего скрашивания неизбежных тягот и скуки в процессе ожидания выступления пернатых гениев. Здесь, пожалуй, следует отметить, что музыкальные инструменты в роще не приветствуются, воспроизводящие музыку кристаллы строго запрещены, но записывать соловьиные трели - на те же кристаллы - отнюдь не возбраняется. По возможности соблюдая тишину - ещё одно обязательное условие, иначе испуганные певцы могут вас вообще ничем не порадовать - люди терпеливо ждут ночи. Всем давным-давно известно, что именно тогда соловьи закатывают свои самые лучшие, самые грандиозные, порою просто умопомрачительные концерты.
И вот, сначала вступают солисты. Они свистят и щёлкают, аукаясь и соревнуясь друг с другом. Потом постепенно к ним присоединяются менее смелые, неопытные певцы, их хор становится всё больше и больше (иногда вы можете услышать свист и трели прямо у себя под ухом), всё громче и громче звучат рулады, всё выше и выше взмывает песня. Темнота густеет, звёзды становятся ближе и ярче, будто склоняются к вам, внимая происходящему, а ночь плотно наполняется звуками. Сперва постепенно, помаленьку, поодиночке, потом спонтанно, взрывом, как внезапно подхватившись, принимается петь основной состав соловьиного ансамбля. И вот тогда происходит чудо. Все звуки тёплой летней ночи: вздохи лёгкого ветерка, чуть шуршащего листвой, дружное победное стрекотание кузнечиков, издалека доносящаяся тихая мелодия журчащей воды, сливаются воедино с этим пением. Сюда же прибавляется ровный гул огня и резкий, громкий треск поленьев в костре, почти неслышное шипение гаснущих искр, мерное дыхание слушателей, шёпот сияющих звёзд, стук вашего сердца, и, кажется, весь огромный мир - включая вас! - на какой-то момент стал единым, чудесным образом ожившим существом. И в этот удивительный миг он поёт о невероятной радости, охватившей его, и счастье земного бытия. По-моему вот это и называется - священные песнопения...
Нет, вы не подумайте, я слышала в столице знаменитый на весь белый свет Сводный хор нашего Главного Храма, слышала не раз и не два. В конце концов, надо же повышать себе культурный уровень. Да, этот коллектив многократно приглашали для услаждения слуха августейших персон, в том числе и в соседние державы. Да, поют они великолепно, невероятно гармонично и по-настоящему восхитительно, более того - чудесно! Да, слушатели плачут (сама видела!!). Но вот положа руку на сердце - не тот у них эффект, определённо не тот!!!

Террик наш имеет не бог весть какие высокие стены, шибко грозным укреплением не является, но всё-таки в городе есть одни большие ворота, которые постоянно пропускают караваны обозов, и одни малые, для народа попроще или вовсе пешего. Разделение тут, конечно, очень и очень условное: куда человеку надо, туда он и пойдёт (или поедет) и будет либо терпеливо ждать вместе со всеми рядом стоящими, либо пытаться проскочить побыстрее, в зависимости от характера и уровня спешки. Само собой разумеется, что дворяне вообще идут вне очереди, но безжалостно расталкивать конём баб с корзинками, рискуя покалечить их детей, нормальный человек, по-моему, не станет, независимо от своего социального статуса. Почему я про них вспомнила: мне были нужны именно малые ворота. От них вполне приличная дорога бежит по полям и лугам мимо соседских угодий, и только ближе к границам наших территорий начинается лес.

Разумеется, нам принадлежит не только этот лесной массив. У нас немало арендаторов, обрабатывающих пашни и пасущих скот, кое-кто из них разводит кроликов, фазанов или перепёлок, имеются маслодельня и сыроварня, фруктовые сады и теплицы, даже пасека есть своя. Но это всё, если можно так выразиться, находится с другой стороны замка. То есть, выезжая из города, вы всего этого богатства увидеть не сможете. Зато увидите очень красивые лесные и речные пейзажи, в том числе водяную мельницу, комплекс рыбных прудов и, уже под конец пути, небольшую придорожную гостиницу, всю увитую пёстрым плющом, с исключительно красочным палисадником. Это жена хозяина, госпожа Летина, старается. У неё просто талант из самых дешёвых цветов составить яркую, гармоничную композицию. Её супруг утверждает, что и готовит его Летти по тому же принципу: прямо-таки из ничего творит исключительно вкусные вещи. Потому и бизнес у них идёт очень хорошо - отличная еда за скромную цену как магнитом притягивает постояльцев. Со своей стороны могу вас авторитетно заверить: таких пирожков с грибами вы и в столице не попробуете! И вообще, на мой взгляд, все грибные блюда удаются госпоже Летине как никому другому. Так что настоятельно рекомендую - не проезжайте мимо.

Дальше идёт широкий деревянный мост, прозванный в народе русалочьим, через который вам обязательно придётся проехать. Легенда гласит, что в незапамятные времена где-то в этих краях жила-была крестьянская девушка. Конечно, неописуемая красавица. (Иначе и быть не может, легенда всё-таки!) И случилось так, что однажды, солнечным весенним днём, встретила она пригожего кузнеца из соседней деревни и они полюбили друг друга с первого взгляда. Как положено у всех порядочных людей, кузнец красавицу просватал и весёлая, хмельная свадьба разгулялась на оба-два села единовременно. Всеобщий праздник безжалостно прервал проезжий лорд. Он собственноручно убил несчастного кузнеца, а красавицу невесту пленил и силой повёз в свой замок. По пути девушке удалось выскользнуть из рук подлого похитителя, добраться до реки и броситься в её хладные воды. Теперь несчастная стала русалкой, дабы вечно оплакивать своего безвременно почившего возлюбленного.
Поскольку случилась эта история ещё во времена оны, плачет бедняжка уже много столетий. Оттого у этой речки именно здесь, в нижнем течении, настолько топкие берега. Более того, если в ясный, солнечный день вы встанете ровно на середину моста и посмотрите в воду, то при случае сможете увидеть мелькнувший на глубине полупрозрачный женский лик. Это русалка ждёт, не придёт ли к реке её обидчик, тогда она набросится на него и утопит.

Надо сказать, что такие же, или подобные этой, истории мне случалось слышать не только в нашей провинции. Скажу даже больше - чрезвычайно сходные по сюжету трагические сказки составляют красочно оформленный, весьма солидный, почти полупудовый двухтомник народных легенд и повествований, записанных известными иностранными братьями-этнографами Кримм. (Читала я как-то эти сказочки, так там через раз кого-то убивают, в каждой жутко заколдовывают или хотя бы магически калечат, народный позитив называется, хоть целителя душ вызывай.)
Короче, я хочу сказать, что в целом за репутацию своего рода я вполне спокойна. Да и вам волноваться не советую, никого наша русалка покамест в воду не утянула. Так что пользуйтесь мостом без опаски, тем более другого пути как через реку тут всё равно не существует. Поскольку речка-капризуля здесь резко уходит влево от вас, пересекая дорогу, чтобы, поплутав некоторое время то туда, то сюда, вновь ринуться вам под ноги, пробежать мимо нашего замка - занырнув при этом под очередной мост, только уже каменный - сделать ещё пару петель, и проскочив насквозь ближайший рыбацкий городок, наконец, влиться в море.

Да, мы самые окраинные дворяне в провинции, да, живём на краю земли, но мне это ужасно нравится. Мы богачи: у нас есть лес, река и море одновременно! И пусть бабушка ворчит об унизительно мизерном размере моего приданого, сколько хочет!!! Наш замок стоит на вершине, ну, не горы, но скального утёса. Днём, под жаркими лучами летнего солнца, его серые стены выглядят почти нарядными. Тени играют в нишах и галереях, в трубах весело поёт ветер, сияют радугой витражи, а черепичная крыша горит на солнце. Ночью серебристый свет луны делает Торриш-Холл изрядно похожим на таинственный дом, то бишь - замок, с привидениями. То есть, можно сказать, что современной моде мы в принципе соответствуем. Ну, по крайней мере, хотя бы очень стараемся! Собственно, самих привидений я у нас пока ещё ни разу не встречала, но думаю, это поправимо. Если скооперироваться с братом, вполне реально организовать себе парочку-другую призраков - для комплекта и атмосферы. Основной проблемой в этом важном вопросе у нас является отсутствие подходящих кандидатур на чрезвычайно почётную и ответственную роль домашних духов. Нет их пока, к сожалению. Но мы не отчаиваемся. Главное - искать и не сдаваться! А до безвременной кончины мы с братишкой кого угодно доведём. Если не верите - спросите у бабушки, по этому вопросу она у нас непререкаемый авторитет!
Осенью, с приходом затяжных, холодных дождей камень стен сильно темнеет, цвет его становится довольно мрачным, почти траурным, но яркие краски осенней листвы в нашем саду, заалевший старый плющ, обвивающий башни, или свежевыпавший белый снег сильно разбавляют неблагоприятное впечатление, значительно украшая Торриш-Холл. Зимой же толстая снежная шапка надёжно укрывает черепичную крышу, а со всех карнизов и балконов, тоже густо облепленных снегом, целыми гирляндами свисают длинные сосульки, к праздникам Новогодья превращая замок в нарядный, сахарный, узорчатый пряник.

Да и сам по себе он смотрится очень величественно, словно, составляя одно целое со скалой, абсолютно самостоятельно вырос из земли, гордо поднявшись, как говорится в старой сказке, 'выше леса стоячего, ниже облака ходячего'. Волей богов именно в этом месте, пронзив колоссальную материнскую плиту, ввысь вознёсся высокий, массивный гранитный шпиль, лишь слегка не достигнув вышеупомянутых облаков. На его вершине теперь очень выгодно расположена наша Дозорная башня. Вокруг шпиля вьётся длинная сторожевая галерея, к нему же лепится караульное помещение для дозорных. Поскольку материалом для всех строений Торриш-Холла служил всё тот же местный гранит, сразу так и не разберёшь, где целиком рукотворные постройки, а где люди приспособили под свои нужды уже имеющиеся природные образования. Этим обстоятельством чрезвычайно бурно, шумно и многословно восхищался тот самый молодой мастер живописи, который, к счастью, наотрез отказался делать из меня вундеркинда. Он весьма поэтично сравнивал наш замок со спящим богатырским, волшебным сном великим воином Арктуром, который должен пробудиться лишь в час суровой невзгоды, грозящей всему миру, дабы уберечь всё сущее от грядущей напасти. И если вы когда-нибудь увидите Торриш-Холл, вы, несомненно, с ним согласитесь! Гармонично сплетаясь своими стенами с выпирающими из горной породы гранитными массивами, образуя на них смотровые башни, а под ними - заградительные укрепления с бастионами и контрфорсами, замок неявно, но неустанно контролирует свою территорию, как лесной орлан или снежный буревестник - бессменный часовой нашего побережья.
От самых стен Торриш-Холла до края скального обрыва широким плащом стелется буйная зелень дикого разнотравья - а это добрых полчаса езды! - внизу вечно пенится белый прибой, а за ним простирается, блистающая на солнце, безбрежная морская гладь. И этот бесконечный, мерный, умиротворяющий шум волн! Боги милосердные, как же мне его не хватало там, в столице!!!

Неладное почудилось мне ещё на мосту через реку, откуда к нашему замку ведёт прямая брусчатая дорога. Назвать причину охватившей меня тревоги я бы не смогла и под угрозой немедленного уничтожения, но ощущение типа 'что-то тут не так' по мере приближения к воротам всё усиливалось и возрастало. Остановив коня, я на всякий случай внимательно осмотрела наше родовое гнездо: вроде всё в порядке. Флаг реет, мост опущен, решётка поднята, в ворота проезжают телеги, стража бдит как положено. Самая мирная и привычная картина. Наверное.
Ближе к воротам стало ясно: неладное мне не почудилось. Отнюдь не почудилось. Люди смурные. Стража мрачна. Говорить со мной явно не хотят ни те, ни эти. Им, видите ли, не приказано объяснять почему среди лета крестьян вырвали из хат и полей для ремонта рва и предзамковых укреплений (да и как объяснишь подобный идиотизм, скажешь что барин спятил?). Нет, как говорит мой братишка 'это реальный бред', ведь сейчас лето - страда - пора горячая. Не косьба, так прополка, тот же сбор урожая, да мало ли что ещё. Крестьянам сейчас спать некогда, а отчим ров рыть надумал! Да кому он нужен, этот ров?! На наше государство в последний раз нападали полсотни лет назад. И то это было на далёком юге - как известно, кочевники границ не разбирают. А тут, на севере, было бы с кем воевать: ближайший вероятный противник находится в тысячах и тысячах морских миль отсюда - через Ледяное море (по которому умные не попрутся, а попрутся так пожалеют). Со всеми граничащими державами мир у нас, и последние двадцать лет абсолютно никаких поползновений к агрессии от соседей не наблюдается. Да даже если бы и наблюдалось - до нас ещё добраться надо. Через всю страну.

Действительно, наш Хоркан недаром считается одной из самых безопасных провинций в королевстве: извне на нас за всю писаную историю никто никогда не нападал. А также не нападает и вряд ли нападёт хоть когда-нибудь, ибо попросту некому - жизнь без соседей имеет вполне определённые плюсы, согласитесь. Разве что пираты внезапно активизировались. Но опять же - главные морские пути на юге, пираты там же. У нас не тот климат чтобы круглогодично промышлять морским разбоем. Конечно, на Шумящих островах - на которых, как вы наверняка помните, расположена самая северная точка королевства - климат ещё хуже, там вообще море замерзнуть может всё целиком (аж жуть берёт, как подумаешь). Но и к нам с морскими течениями ледяные глыбы приносит частенько. Обычно это случается ранней весной, но кочующие льдины своенравны, как красивые женщины: могут нагло заявиться и зимой, и в холодные дни осени. С Подзимков начиная рыбаки только скопом в море уходят: чтоб, если крушение, вытащить потерпевших сразу же. Да что я вам объясняю, всем известно, что мореходство по северным водам - это невероятно опасное дело. Десять минут купания за бортом, особенно в наши морозы, и всё - человека можно сразу в саван заворачивать и кидать обратно. Нужно отметить, что пиратам почему-то такие условия работы не слишком нравятся, хотя иногда находятся и любители экзотики, не буду врать. Короче, странно всё это как-то, вот что я хочу сказать.

Двор замка напоминал, как это ни банально, разворошенный муравейник, особенно если вместо сосновых иголок и тонких веточек вообразить солому и брёвна. Набежавший народ мельтешил как осенний гнус, то рассредоточиваясь, то создавая плотную деловито-хмурую толпу. Боги милосердные! Откуда отчим взял столько людей? И зачем, самое главное (к чему такая спешка, нас что прямо завтра атакуют)?! В полном недоумении, безуспешно выглядывая знакомые лица, я с трудом добралась до конюшни через весь этот внезапный бардак. Однако расспросить, что происходит, снова было не у кого. Вообще! Коня у меня принять выбежал какой-то мелкий, кривоногий, плюгавый типчик; никогда его раньше не видела, а если бы видела, точно б запомнила. Морда как у разбойника, но мало ли у кого какая морда. Вон у начальника нашего гарнизона настолько выразительная вывеска, что в темноте прохожие сами кошелёк отдают, а мужик он очень хороший, женат счастливо, четверо детей. Кстати, где это он? И мой пёс меня не встречает...
- А где Бус?
- Чего госпожа спросить изволит?
- Пёс мой где?
- Не могу знать, госпожа. Я тут недавно совсем.
Два раза странно. Кто такой Бус знает каждая замковая крыса - он их ловит при случае не хуже кота. Наша повариха за это ему всегда сохраняет косточку посочнее - погрызть на сон грядущий ('для сну', как она выражается). И меня уговаривает не ложиться с пустым животом, утверждая что два-три пирожка в постели, съеденные пополам с супругом, делают её ночи значительно спокойней и приятнее. Не могу ничего сказать про ночи, но платья нашей поварихи неизменно становятся слишком узкими и их приходится часто перешивать, а её талия (не говоря уже про всё остальное) скоро перестанет проходить в двери чёрного хода. И придётся ей бегать в кухню через парадные залы, а это долгий путь я вам скажу...

Но если серьёзно, как так могло случиться, что пёс меня не встретил? У него же прямо нюх на моё присутствие! Мама ещё шутит, что с тех пор как я его спасла, у нас с ним установилось мистическое родство душ, как в старинной легенде. Ну, вы наверняка её и сами помните! Только там был кот, он потом превратился в юного принца, а спасшая его девушка стала принцессой потому что вышла за него замуж. Распространённая легенда, её рассказывают и в соседних странах, и, говорят, даже за морем есть своя версия этой сказки. Разумеется, со счастливым концом, опасным началом и кучей разного волшебства посередине. Правда, в моей жизни всё было куда как прозаичнее, без всяких там волшебств и чудес.
Меня, как и всех прочих барышень, достигших тринадцати лет, учили ездить верхом. Успешно освоив процесс восхождения на седло, я страшно возгордилась и потребовала немедленно обучить меня скакать галопом. Всем присутствующим - кроме меня, конечно, - было совершенно ясно, что сперва лучше научиться ездить шагом, а потом уже рысью. Дальше следуют быстрая рысь и собственно столь необходимый мне галоп. Но даже при такой последовательности начинающему жокею достаточно трудно ни разу не упасть! Также было очевидно, что с ребёнком (то есть со мной) придётся действовать хитростью, чтобы полностью исключить дурную инициативу, ибо на галопе очень легко слететь с коня и свернуть себе шею, и не важно падаешь ты на булыжник замкового двора или, например, на луговую траву.
Итак, мне твёрдо обещали галоп в режиме 'вот прям щас' (это тоже выражение моего дюже придумчивого братца, но вы и сами догадались, да?), но предупредили что сначала последует разминка, как и положено на любой серьёзной тренировке. Я ведь тоже считаю что у нас настоящая, серьёзная тренировка? Будучи уже знакома с темой тренировок с папиной лёгкой руки (и категорически против экспертного мнения бабушки), я согласно закивала головой и со своей стороны горячо заверила преподавателя, что буду максимально старательно выполнять все положенные упражнения. Меня прокатили шагом по двору, похвалили, и сказали что теперь мы продолжим тренировку на траве. Только место поровнее найдём. С этой целью меня вывезли за ворота и велели ехать (пока только шагом!!!) вперёд по дороге. Я и поехала, к нашей речке. А там с моста кто-то сбросил мешок с выводком полуторамесячных щенят. Я до сих пор не могу спокойно вспоминать это зрелище, поэтому буду предельно краткой: Бус выплыл, а все остальные - утонули.

Истерику, которая со мной случилась по этому поводу, мама до сих пор видит в кошмарах. Достаточно сказать что из города, экстренным телепортом, вызвали дежурного целителя, потому что успокаиваться я отказывалась наотрез, а оторвать меня от единственного выжившего щенка было абсолютно невозможно ещё недели две. Так совершенно беспородный Бус остался жить у меня в комнате, занятия верховой ездой затормозились почти что на год, а папа приказал всем арендаторам в обязательном порядке (и под угрозой целой серии крупных штрафов) заклинать неплеменную домашнюю живность на гарантированное отсутствие потомства.

Глава третья. Домашний бардак и непонятные безобразия.

Свою поклажу - две чересседельные сумки и небольшой заплечный мешок с минимумом необходимых вещей - я дотащила до покоев сама, так и не встретив по дороге никого из знакомой прислуги. Вообще-то это очень, очень странно: родители всегда старались содержать как можно менее раздутый штат, отчего всех слуг в замке я знала просто наперечёт. Абсолютно всех, я нисколько не преувеличиваю! Папа, кстати, всегда говорил, что если он, как замковладелец, не будет знать каждого воина в своём гарнизоне, что он хочет и чем он дышит, то грош цена ему самому - и как боевику, и как хозяину, и как командиру. Твои боевые соратники должны быть твоей родной семьёй, а ты, дворянин, раз уж судьба поставила тебя на ступеньку выше, просто обязан быть им защитой и опорой. А челядь у нас, на севере, в принципе ничем от гарнизона не отличается. И доверяют слугам, в общем-то, ничуть не меньше, и в случае атаки тех же пиратов они, насколько сумеют, традиционно станут помогать в обороне. У нас в Хоркане так принято, поймите.
Разумеется, в других странах могут быть совсем иные порядки. Бабушка мне об этом рассказывала довольно часто, особенно после того как, возмущённая до самой глубины души, обнаруживала меня весело играющей в 'совершенно неподходящей для юной леди компании грубых простолюдинов'. Вот как раз в качестве разумного основания для своих претензий или выдвигаемых требований она и приводила - порою весьма радикальные, надо сказать - иноземные идеи для разрешения проблемы взаимодействия личностей, относящихся к разным социальным уровням. К счастью, папа самым решительным образом на корню пресекал любые бабушкины поползновения ограничить мои контакты с прислугой убогим ассортиментом сухих и манерных этикетно-дежурных фраз. И мама всегда считала что нормальные, человеческие отношения с челядью ничем не грозят репутации истинной дворянки, чем вызывала целые штормы, грозы и бури бабушкиного праведного негодования.

То есть я хочу сказать что раньше, идя по замку, я дружески общалась со всеми, кто мне только ни встречался. Здоровалась, спрашивала о детях, самочувствии, родне, делах и всяком прочем. И, разумеется, мне отвечали! А теперь вот даже не знаю, кого о помощи попросить. Домой, называется, приехала!!! Вы, конечно, можете назвать это паранойей, но я очень, очень не люблю доверять чужим людям свои вещи. Если кому-то вдруг покажется странным, что нежеланная помощь неизвестно от кого меня банально нервирует даже в стенах родного замка, напоминаю: в двух моих сумках лежат деньги, причём в нормальном таком количестве. Ну, по меркам прислуги, конечно же. А в мешке за плечами болтаются весьма и весьма дорогие амулеты, пара книжек для мелкого (тоже совсем не дешёвых, кстати), да и маме в подарок из столицы я прихватила несколько интересных, довольно-таки редко встречающихся камушков (не бриллианты, разумеется, но всё-таки!).
Это я всё рассказываю к тому, что какой-то тощий, длинноносый, хитроглазый хмырь, зачем-то без дела болтавшийся в холле, настырно порывался взять понести хоть что-нибудь, даже предпринял попытку нагло выдрать мои вещи из моих же рук, но я решительно отвергла его помощь. И, между прочим, пусть спасибо скажет, что по длинному носу не прилетело, ибо нефиг чужое лапать! В конце концов, не поломаюсь, сама донесу. Тем более - не дальний свет.

В отсутствие пса моя спальня показалась мне неожиданно огромной и неприятно пустой. Мда. За последние несколько лет, прожитых вместе с собакой, как-то я отвыкла от ощущения прямо-таки неизмеримого простора окружающего пространства. Массивный, шумный, лохматый Бус сразу же занимал собой добрую половину любой комнаты или залы. А если забирался на постель - то практически всю её целиком. Пока не подвинешь - толком не ляжешь. Более того, мне ещё порой приходилось с ним воевать за одеяло и подушку! Ну, тот, кто хоть раз пытался вытащить собственные вещи - не важно, какие именно - из-под вольготно разлёгшейся на них крупной, довольной жизнью, собаки, меня поймёт легко и быстро. Остальным объясняю - это тяжёлый, предельно неблагодарный труд!!!
Кстати, некоторые, абсолютно непросвещённые личности - особенно часто ими оказывались гостьи моей бабушки - издалека даже принимали Бусика за модных нынче миниатюрных лошадок пони. Вот тоже ерунду придумали! Хотя теперь в домах кого только декоративного не держат: и змей, и ящериц, и крыс, и кур, и свиней, и пауков, и даже, представьте себе, тараканов!!! На этом фоне лошадь в дом протащить - вовсе плёвое дело! Действительно, ну, просто вдумайтесь: любой паршивенький пони - по крайней мере, на мой взгляд, - куда симпатичнее, например, даже очень, очень привлекательного и весьма редкого паука. Особенно если вышеупомянутое насекомое какого-нибудь исключительно противно-волосатого вида и размером примерно с вашу подушку. Да, теперь у людей и такое дома заводится! И не такое тоже - типа, современные веяния, смелые решения и всё тому подобное. Ну, что бы ни говорила там шибко модно-передовая часть человечества, а пауки, крысы и тараканы в доме - это перебор! Пусть даже и сидят они круглосуточно по своим клеткам, и в кухню - ни ногой, ни лапой.

В остальном же дома всё осталось как раньше: на полках стоят мои любимые книги, на окнах - лёгкие светлые занавески (категорически не люблю тяжёлых штор, раздражают они меня). На столе привычно громоздилась целая гора спелых яблок: я их трескаю как белка семечки, так что прислуга сразу приносит целую корзинку, чтобы не бегать в кухню каждые полчаса. У нас в подвалах давным-давно выделено отдельное, специально зачарованное, помещение для хранения именно этих фруктов. Ну, чтобы хозяйская дочка внезапно не загнулась от острого авитаминоза. Стоит отметить, что замковый сад - а у нас, в Торриш-Холле, есть и сад, и парк, и огороды, и даже большой пруд с толстыми, неповоротливыми карпами - моих потребностей в яблоках отнюдь не покрывает. Так что в своё время папа заботливо приказал арендаторам разбить несколько сугубо яблоневых садов - как он выразился, 'с заделом на будущее'. Кто ж знал, что это будущее... Ну, в общем, вы поняли - о грустном не будем, от слова совсем!

Облегчённо скинув с плеча чересседельные сумки (можно подумать, что там у меня не учебники с одеждой, а булыжники грудами лежат - холерно тяжёлые!) и тут же, освободившейся рукой, машинально цапнув яблоко, я зорко оглядела свои комнаты на предмет наличия живых людей. Надо же и мне узнать, что за странная фигня в нашем замке происходит! Горничной моей почему-то тут не нашлось, зато по комнатам болталась какая-то наглая, грязная, оборванная девка. Тоже довольно примечательный экземпляр, надо сказать. На лбу её, конечно, не написано что это дешёвая подзаборная шлюха, но так было бы куда практичнее, да и для самой потаскухи лучше. Потому как без соответствующей надписи я бы, например, сказала, что девку эту с позором вышвырнули из весёлого квартала за перманентно грязную морду лица, неизлечимый алкоголизм и явную, непреходящую вороватость. Неприятная личность, мягко говоря (так, это яблоко я спрячу, и чуток попозже сама продезинфицирую, а остальные просто прикажу тщательно перемыть, а то мало ли что)...
- Ты кто и почему здесь находишься?
- Я ваша новая горничная.
- Старую позови, пожалуйста.
- Никак не могу, госпожа, уволена она.
- Почему?
- Не могу знать, госпожа.
Если она и может этого не знать, то я догадываюсь отчего уволили мою Миду: она уже один раз пожаловалась что 'барин проходу не даёт'. То есть горничная отчима честно отшила, вот он её и уволил, сволочь подлючая. Значит, приму обратно, я уже совершеннолетняя. (Ну, это, конечно, если она согласится вернуться.) Или пусть хоть посоветует кого-нибудь малёк поприличнее этой потасканной алкоголички.
- Так, тебя в моих покоях не будет. Выйди вон и не смей сюда больше заходить.
Вы не подумайте, обычно я не груба с прислугой: ни мама, ни папа этого никогда не приветствовали. Да и бабушка тоже грубость совсем не жаловала как вещь, в принципе не подходящую для дворянки любого возраста. Но поймите меня правильно, в доме должны работать нормальные люди, а не болтаться какая-то ободранная шелупонь!

С неожиданным удовольствием прослушав звук захлопнувшейся двери, я в недоумении и замешательстве потёрла лоб. Вот кто её сюда взял вообще и что творится в этом мире, а? Сколько себя помню, наша экономка всегда очень, очень строго подходила к найму горничных. А управляющий - как он мог такую личность просмотреть?! И кто из прежних клиентов пожелал дать этой подержанной шалаве рекомендации нужного уровня? Вот ни за что не поверю, что без рекомендательных писем можно получить работу горничной! Это настолько обычная практика, что она давно воспринимается как устоявшаяся традиция: у соискательницы должно иметься письменное подтверждение, мол, данная женщина ничего не сворует, будет хорошо работать и, что совсем немаловажно, мало болтать. Если подтверждения нет, никто её кандидатуру даже рассматривать не станет! Нет, я, правда, ничего не понимаю. Каким боком эта мерзкая девка смогла сюда проскочить?! Она даже выглядит как обычная грязная уличная побирушка. В столице, кстати, её же коллеги-бродяги в центр бы ни за что не пропустили. Чтобы профессию не позорила. Там на паперти приличные люди сидят! Мда, просто так после этой 'дамы' я не уйду. Нельзя. Вдруг она уже что-нибудь спёрла!
На то чтобы проверить всё ценное, что мне пришло на ум, ушло некоторое время. Убедившись, что вроде бы ничего из вещей пока ещё не пропало, переложила честно заработанные гроши в любимый заплечный мешок - на всякий случай - и заперла дверь, закрепив эффект комплексным заклинанием. Не панацея, конечно же, но лучше я не сделаю, не научили пока. Изловив первого попавшегося на пути лакея (ещё одно новое лицо!), и выяснив что мама, то бишь леди Арлина, с утра изволит пребывать в библиотеке, побежала туда - здороваться и дарить привезённые камушки.

Сегодня явно день открытий! Исключительно неприятных открытий!!! Это я прочувствовала, полностью и целиком, сразу как только увидела свою маму. Когда я уезжала, мама ещё была моложавой и румяной, часто улыбалась, вполне могла пошутить, а в последнее время даже смеялась иногда. А теперь передо мной была старая, полуседая женщина с горькими складками у рта и пустыми глазами на сером лице. Всё что осталось от моей прежней мамочки - это привычно гордая осанка, которая, увы, теперь её не украшала, а воспринималась как какой-то жуткий обломок кораблекрушения.
Ну, вы же понимаете, что я хочу сказать?! Мне лично сразу вспомнились мачты полуразрушенных кораблей, которых временами выбрасывает штормом на наш берег. Искалеченные, обломанные, в обрывках парусов, уже абсолютно бесполезные, чудом уцелевшие на беспомощном, безнадёжно проигравшем сражение со стихией судне, но по привычке сохраняющие стройность и вертикальное положение. И самое страшное - им уже никогда не стать прежними!
Замерев на пороге, я стояла ошарашенная, в ужасе пытаясь сообразить, что нужно сделать с человеком, чтобы меньше чем за год он настолько изменился?!
- Я преступно мало занималась вашим воспитанием, дочь моя. Хочу наверстать упущенное немедленно. Прочитайте эту книгу, она прекрасно подходит для молодых леди, - без приветствия мама протянула мне открытый том.
- Мам, что произошло? - едва взглянув на страницу, я заложила её пальцем.
- Всё в порядке, дорогая.
- Ты не в порядке, я же вижу! И Бус пропал, и откуда у нас новые слуги самого отвратного вида взялись? И с каких пор мы стали 'выкать'?
- Ваш слог, дорогая, следует исправить. Прочитайте эту книгу, она даст вам представление о том, как должно поступать девушке из приличной семьи, - двигаясь как манекен, мама проплыла к соседним полкам и начала шуроваться там, явно собираясь взять ещё один фолиант. - Вы в курсе, что бабушка уехала лечиться на воды? Её не будет два ближайших месяца, так что вам следует ей написать.
Мама сунула мне в руки новую книгу, выхватив ту, что дала ранее, и напоказ сделала в ней закладку, загнув уголок страницы. Как говорит мой брат, 'убиться веником'. Нам не разрешалось портить книги. Нас даже за фамильные портреты так не ругали как за сокровища научной мысли и родной литературы! Хотя бы потому что портреты были давно и надёжно зачарованы от детских шалостей.
Посудите сами, вот, будучи ребёнком - поди, попробуй удержаться и не пририсовать клыки, уши или рожки какому-нибудь особенно гнусному дядьке с бородой! А потом оказывается, что это старое полотно работы жутко известного художника и в наши дни стоит просто неимоверных денег. Поэтому всё твоё творчество удаляют одним щелчком пальцев. А самое обидное, что ты при этом ещё и остаёшься без мороженого!!!

Пока я размышляла, как поётся в модной нынче песенке 'к чему б такие перемены', мама попыталась засунуть книгу с закладкой мне в сумку. Я отошла от ступора и завершила процесс. И надо сказать, вовремя. Шаги отчима приглушил ковёр, но всё равно их было слышно, ибо тот шёл быстро. Да что там быстро, почти бежал. Так, значит отчим. И не один. Фактически вместе с ним в двери влетел лендлорд Хоркана, достопочтенный Вирташ тан Кершан. Интересно, что должно было произойти, чтобы сам высокородный барон и наместник нашей провинции в одном лице соизволили заглянуть в наше скромное и тихое жилище? Я его раньше видела только издалека, ибо ходил сей государственный муж в плотном окружении стражи, общался с такими дворянами как мы, что называется, 'через губу', показательно искривив при этом породистую морду лица. Типа он весь такой великий-превеликий, а мы тут так, под ногами валяемся. Без 'подарка', кстати, к нему подходить не рекомендовалось. Шибко занятой человек.
Вблизи барон производил куда менее величественное впечатление (нельзя же с таким солидным лишним весом нестись как заполошная курица, тут не только имидж может пострадать). Лысина многоуважаемого лендлорда могла поспорить ярким, насыщенным цветом с букетом алых роз, традиционно украшающих нашу большую гостиную. Отчим, как всегда, был строен и элегантен, но выражение его глаз мне не понравилось совершенно.

Если заглянуть в ретроспективу, мне он не понравился изначально, то есть весь, полностью и целиком, с самого первого дня, когда он абсолютно неожиданно возник в Торриш-Холле, и мама сообщила нам радостную весть, что у нас появился новый папа. Мы никогда не звали его папой. Ни я, ни брат. Как сговорившись, мы величали его лорд Дерриш, лорд отчим или ваша милость - по ситуации. Братишка не переносил его в принципе и вообще, я же ясно понимала что наша мама ещё молодая, привлекательная женщина и если ей с ним хорошо, то пусть его, я могу и потерпеть лорда отчима.
- Марита, дитя моё, мы тебя очень рады видеть.
- Взаимно, милорды, - угу, я вас тоже, что называется тем же предметом и по тому же месту.
- Однако, к твоему празднику у нас ещё ничего не готово, и я в растерянности - ты написала, что приедешь только завтра. Прости, но мы просто не ждали тебя так рано!
- Так получилось. А где мой Бус и почему уволена моя горничная?
- Пёс слишком большой для того чтобы держать такого зверя в доме, я велел его отвести к табунщикам. А твоя горничная уволилась сама, вышла замуж.
- Я совершеннолетняя, милорд отчим, и имею полное право распоряжаться своим имуществом. Бус мой любимец и он будет жить там, где я захочу, а конкретно - в моих комнатах. Кстати, горничную я найму другую. Эта новенькая мне не нравится.
- Как пожелаешь. Но ты же не поедешь за собакой на ночь глядя? Более того, у нас, как видишь, гости. А завтра мы устроим праздничный обед. Вы ведь останетесь у нас до завтрашнего вечера, милорд?
- Разумеется, я буду счастлив лично поздравить юную барышню со столь знаменательной датой как первое совершеннолетие.
- Вот видите, дитя моё, вы нужны нам здесь.
- Мне очень жаль, но я сильно беспокоюсь о моём любимце и хочу видеть его как можно скорее, - я не только поеду, но ещё и в суд подам, если с моей собакой что-нибудь случилось! - Я заберу его и к празднику обязательно вернусь.
- Ты поступаешь против общепринятых норм, - скривился отчим.
- Я очень сожалею, но решения своего не изменю, - замечательно, пусть побесятся. Кроме того что видеть ваши морды, господа хорошие, у меня настроения нет совершенно, мне обязательно надо поговорить с табунщиками - вдруг хоть там остался кто-нибудь из старой прислуги.
- Кстати! Арлина, дорогая, я просил тебя заняться воспитанием дочери. Видишь, она бросает почётных гостей на произвол судьбы! Что скажут о нас в обществе?!
- Не беспокойтесь, матушка дала мне книгу по этикету, так что вашу просьбу она выполнила.
- Рад, что ты прислушиваешься к моему мнению, дорогая, - расплылся отчим.
- Прочитайте книгу, что я вам дала, дитя моё. Обязательно прочитайте, - безжизненная кукла, сопровождаемая нашими взглядами, медленно проплыла к выходу из библиотеки. Видимо, вдохновившись выражением моего лица, отчим решил изобразить доброго и мудрого наставника.
- Я понимаю, что вас беспокоит, дитя моё. Не обращайте внимания на поведение вашей матушки. У неё, увы, случился выкидыш и она, разумеется, в глубоком горе.
- Разумеется, - подтвердила я.
Угу, скорее это ты в горе. Потому что целиком и полностью перевести супругу под свой контроль не сумел, только ты об этом ещё не знаешь.

Возможно, вы не в курсе, но, чтобы насильно добиться беспрекословного послушания от любого непокорного вам человека, есть два магических пути: первый - это амулеты, второй - зелья. И те, и другие намертво подавляют силу воли, частично гася разум жертвы. Оба в достаточной степени опасны для здоровья, чтобы их использование признали тяжким уголовным преступлением. В некоторых странах подобные действия даже законодательно приравнивают к убийству.
Пользуются обоими этими путями очень, очень редко, даже можно сказать - почти никогда: старый, добрый и ни разу не магический шантаж куда как безопаснее с точки зрения преступника, ибо в разы сложнее доказуем. Тем не менее, прецеденты случаются. Не на всякого удаётся добыть компромат, наверное. С другой стороны, разыскать мастера, не убоявшегося уголовной ответственности - плюс ещё и способного изготовить сам подчиняющий артефакт, - ничуть не проще. Их вообще совсем не много в природе, таких специалистов: товар-то штучный, чрезвычайно сложный, это тебе не антипохмельные бляшки, что сотнями штампуют ученики да подмастерья в МАГУ. Тут и ежу понятно, что вычислить производителя - минутное дело. Мда. С зельями, к сожалению, ситуация немного другая. Нет, кухарка вам его, конечно, в кофейнике не сварит; но если имеется на руках верная пропись вредоносного состава, то всё дело по сути упирается в наличие профессионального опыта и количество - а также качество - необходимых ингредиентов.
Вот такой примерный расклад по ситуации. Причём в данном конкретном случае я бы уверенно поставила именно на зелья, как на самый вероятный вариант, поскольку отчим когда-то учился в МАГУ - на алхимика. И не доучился, что примечательно.

По какой именно причине он не получил диплома, я никогда не интересовалась. Ну, не был мне занимателен гадкий, мерзопакостный лорд отчим! Конечно, помимо этого, я целиком и полностью положилась на мнение своей мамы, столь неосмотрительно одарившей данного негодяя своим доверием и любовью. А вот теперь уверена, что совершенно напрасно так поступила. Точнее, мы обе были не правы - в равной степени. В корне неправы. Но кто, скажите мне, мог заранее знать, что родовитый дворянин, эрудированный мужчина, благовоспитанный человек, привлекательный, стильный, элегантный лорд Дерриш - законченный подлец и потенциальный преступник?!

С его слов, кстати, единственным поводом отчисления из МАГУ была острая нехватка магического резерва. А резерв у отчима действительно мизерный, что называется - кот наплакал. Правда, далеко не всегда это можно назвать неразрешимой проблемой: некоторым, особенно упорным личностям, удаётся значительно нарастить свой природный магический потенциал. Существуют надёжные, многократно опробованные методики, но для достижения успеха в этом нелёгком деле необходимо напрочь забыть про сон и отдых как минимум на весь период обучения. А порой и намного, намного дольше! Да, не все на это способны, но результат, поверьте, воистину стоит усилий!
Теперь я думаю, что для отчисления милорда отчима могла существовать и иная причина. Возможно, неофициальная. Бывает же так, что милосердные преподаватели не хотят окончательно портить жизнь нерадивому студенту. Ведь даже с незаконченным образованием порой можно неплохо устроиться, сделать карьеру. Тем более алхимику. Зелья - штука очень нужная, широко распространённая и часто применяемая. В том числе и в противоправных целях, к сожалению. Логика тут проста, как кривая оглобля: амулеты всегда дороги, зелья - в любом случае! - существенно дешевле. Если же говорить именно о составах, подавляющих волю - дешевле на несколько порядков. Кроме того, последствия применения зелий гораздо легче скрыть.


Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Art "Мы больше не друзья" (Молодежная проза) | | Д.Хант "Королева-дракон" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Романтическая проза) | | Т.Серганова "Секрет Ведьмы" (Городское фэнтези) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | У.Гринь "Няня для дракоши" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"