Крюкова Наталья Вячеславовна: другие произведения.

Дожить до полудня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты удачно улизнула из дома, счастливо избежала нежеланной помолвки. Сама нашла себе жениха и, чтобы никто не заподозрил что твоя-то помолвка всего лишь фикция, успела всё это провернуть до двенадцати часов? Отлично! Но рано радоваться, девочка. Для того чтобы спасти свою маму и наказать подлого отчима до следующего полудня тебе придётся дожить, причём желательно целой и сохранившей рассудок.

Вступление, или болтовня ни о чём.

Книга. Нет, всё-таки это будет книга! Комплект из золотой цепочки с кулончиком, браслетом и колечком мне уже дарили, на шестнадцатилетие. А поскольку я по роду занятий не носила, не ношу и, что называется, в жизни не надену бесполезных, то есть сугубо декоративных, украшений, он с того самого дня так и лежит дома, в шкатулке. Платье (вкупе с кучей нудных нравоучений) мне, несомненно, презентует бабушка. Ничего другого своей безнадёжно непутёвой внучке она никогда в жизни даже и не подумает подарить - принципиально! Единственно возможным разнообразием были туфли в тон, но и то всего пару раз, не больше. Ну, может быть, по случаю первого совершеннолетия от её немыслимо аристократичных щедрот мне перепадут и какие-нибудь другие аксессуары: сумочка, там, шляпка или, скажем, перчатки. Каждая вещь будет чрезвычайно обильно присыпана длинными, пространными, высокопарными и жутко надоевшими нотациями, чтобы я поддержала, не посрамила и блистала, как и положено всякой девице из почтенного дворянского семейства, а не моталась по лугам-оврагам-буеракам в компании негодящей приблудной псины и сомнительных кровей жеребца!

Не понимаю, чем он ей не понравился. Жеребец, в смысле. Вот он, долгогривый, вороной мой красавец: косит глазом, сияет лоснящейся на летнем солнце шкурой, пытается бить копытом, зараза этакая. Но стоит довольно смирно, по крайней мере, ни с кем не задирается - потому что я держу у него перед носом здоровенный кусок сладкой морковки - и ждёт вместе с хозяйкой своей очереди на телепортацию. Характер у него отнюдь не сахарный, признаю, но если близко не подходить, то помянутый характер совершенно незаметен. Зато экстерьер - с любой дистанции - просто превосходный. Даже в столице прохожие, бывало, восхищались. Так что не знаю чем таким он мог бы перед бабушкой провиниться, она всё красивое очень любит.
С собакой-то давно всё ясно, поскольку мой Бус, ещё когда был маленьким щенком, просто обожал кататься на платьях. Если вы никогда не видели этого процесса, поясню: пёсик крепко упирается всеми четырьмя лапками в пол, хватается зубками за подол, и едет по паркету за хозяйкой, весело сверкая глазёнками и виляя хвостиком, при этом периодически рычит и мотает головёнкой, старательно изображая страшного, дикого и жутко свирепого зверя, чем умиляет вышеупомянутую леди до состояния восторженно-поросячьего визга. Подол, разумеется, для этого должен быть длинным, желательно даже со шлейфом. Бус вообще редкая умничка (и неважно, что беспородный!), он это развлечение придумал абсолютно самостоятельно (и ничего я его не натаскивала!). Причём вышеописанные "гадкие, совершенно безобразные выходки" никак не были связаны с уроками этикета и музыки, что бы про это ни говорила бабушка. Мы просто играли, и нам было весело!
Щенок, если он абсолютно здоров, не может постоянно спать, как бы этого ни хотели домашние учителя. И даже самые горячие пожелания родной бабушки, щедрой рукой отмеренные и предназначенные лично любимой хозяйке пёсика, тоже ситуацию исправить не в состоянии! Ему - то есть щенку - требуются регулярные активные игры плюс посильные физические упражнения, чтобы нормально развиваться с точки зрения собачьей психологии и просто расти. Это, само собой, помимо полноценного питания. Да и, в конце концов, может же быть у разумного существа собственное хобби! А Бус, между прочим, гораздо умнее той безнадёжно засушенной, занудной - аж до зубной боли! - безжизненно-серой мымры неопределённого возраста, которую мне в самой категоричной форме предлагалось держать за идеальный образец достойного поведения. Тем более что когда Бусик вырос, все покатушки прекратились самопроизвольно - из-за его размера (и нечего предлагать запрячь этого кобеля в телегу!). Ещё он очень ласковый и невероятно добрый. Ну, не сообразил, что бабушка расстроится, если порвётся её любимое домашнее платье. Так он был маленький! А платье старое!!! Нет, чтобы порадоваться абсолютно законному поводу обновить свой гардероб, она скандал закатила. И то, что я постоянно ношу штаны, напрочь отвергая всякие там изначально непрактичные платья и юбки, тоже никакого значения никогда не имело. Для меня, по крайней мере. А также для мамы! И папы, пока он был жив...

Ну да, конечно, по бабушкиному, предельно авторитетному, мнению я просто обязана быть как можно более женственной, иначе "до самой смерти не дождаться ей правнуков" (не вижу трагедии, кстати). Баталии по этому поводу начались чуть ли не со времени моего появления на свет. Я, само собой, подразумеваю баталии по поводу моей женственности, до правнуков бабушка додумалась значительно позже. Поначалу она сосредоточилась исключительно на моей непонятной, прямо-таки неестественной тяге к совершенно неподобающей настоящей леди одежде, сиречь - штанам. Почему её абсолютно искренне удивляло моё ярое нежелание круглосуточно изображать малоподвижную очаровательную куклу, наряженную в кружевное платьице - не знаю, не спрашивайте. Чуть позже бабуля всерьёз попыталась изгнать с позором категорически неподходящие моему полу и возрасту книги. А потом - напрочь запретить тренировки с оружием (всё одинаково безрезультатно). При этом периодически - а также хаотически или просто спонтанно - на бабушку снисходили самые разнообразные по составу и размаху гениальные идеи о новых, максимально эффективных методах и мероприятиях для прививания мне непреходящей любви к настоящим, прямо-таки единственно верным, женским занятиям: рукоделию, рисованию, музыке и танцам.

Надо сказать, с рисованием мы разобрались быстро: в детстве рисовать я любила чрезвычайно (кстати, люблю и сейчас), что бабуле поначалу очень сильно импонировало. Её даже не смущали, насмерть изгвазданные в не-пойми-какой-цвет, не подлежащие восстановлению скатерти, платья и всякие разные предметы интерьера, попавшие мне под горячую - и грязную - художественную руку. Но "кайф был жестоко обломан", как таинственно выражается мой мелкий брательник, непосредственно учителем рисования. Лично!!! Он честно заявил бабуле что ребёнок у вас, конечно, миленький (за исключением абсолютно неуёмного характера), но великого живописца из него, то бишь меня, он не сделает ни за какие деньги - это попросту невозможно! После чего у них с бабушкой случился крупный интеллигентный скандал.

Эпохальная битва умов, в результате которой бедный педагог потерял рабочее место и последние остатки собственных нервов, произошла непосредственно после того как бабуля, ничтоже сумняшеся, завела пространную речь о том, как замечательно было бы направить меня учиться в столичную Академию Художеств. Конечно, придётся сдавать всякие разные экзамены, что является самой настоящей глупостью, ибо дворянки, по мнению бабушки, должны поступать куда только им ни заблагорассудится просто так, исключительно за своё, дарованное свыше богами, благородное происхождение. И любые разумные педагоги - маститые и не очень - абсолютно всех учреждений образовательной сферы просто обязаны сердечно приветствовать их появление на подотчётной территории, а также бурно выражать самую искреннюю радость! Преподаватели в Академии Художеств этого, очевидно, не понимают. Увы. Но моя бабуля была готова забыть о данном недоразумении и великодушно простить вышеупомянутому учебному заведению чересчур косные и явно непродуманные порядки. Ибо именно в помянутой Академии уже занимается высоким искусством внучка одной из лучших бабушкиных подружек, а также целая куча других, весьма знатных, барышень и мне, мол, там преподадут всё самое нужное для жизни настоящей леди: к примеру, умения одеваться со вкусом и с умным видом закатывать глаза.
Пока речь шла о совершенно безобидной домашней мазне вполне стандартного по художественным меркам ребёнка - то бишь пока мои кривули-коряки показывали исключительно соседям и те либо покорно терпели это безобразие, ибо свои такие же рисовальщики дома когда-то бегали, либо восхищались из вежливости (себе ничего не стоит, а старухе соседке приятно) - художник был совершенно спокоен. Да, молодой мастер приехал за свежими впечатлениями, собираясь писать северные пейзажи - и, можете быть уверены, он писал их в своё удовольствие! Да, в оплату за комфортное проживание и полноценный стол в нашем замке он согласился пару-тройку раз в неделю чуток повозиться с весёлой девчушкой, но мы с ним прекрасно поладили (в отличие от некоторых других моих учителей)! Однако когда ему, весьма категорично, предложили сделать из меня художественную звезду, то есть юного гения живописи, причём объявить об этом официально, в той же Академии, он очень твёрдо объяснил бабуле, что я отнюдь не вундеркинд и никогда им, по его мнению, не стану. Потому что с моими жалкими задатками весьма посредственного рисовальщика вполне реально научиться довольно грамотно воспроизводить перспективу и более-менее узнаваемо изображать объекты типа ваз, лошадей или зданий. После нескольких лет упорных занятий, разумеется. На сём далёком рубеже мои способности себя, скорее всего, полностью исчерпают.
Нет, моих невеликих данных вполне хватит для иллюстрации каких-нибудь светских сплетен или, скажем, альбомов путевых заметок. Теперь это, кстати, жутко модно - пуститься путешествовать по миру, дабы поражать друзей и знакомых собственноручно накарябанными картинками всяких разных диких, неизведанных прежде просвещённым дворянским обществом, мест. Пейзажами, по мнению профессионала, эти творческие выплески назвать будет никак нельзя, но от меня высокохудожественного изображения какой-нибудь местности никто никогда и не потребует! Рукотворные иллюстрации в точности такого же, весьма поганого, качества подавляющее большинство благородных леди пачками пихают в специально сделанные для демонстрационных целей альбомы, заполняют оставшееся пустое место цветочными букетами-бордюрами-виньетками и плохими стихами по тематике путешествия, а затем с гордостью демонстрируют результат окружающему миру как доказательство своей способности что-нибудь накарябать или написать. Подобных альбомов лично он, то есть наш художник, уже видел очень, очень много - гораздо больше чем хотел, честно говоря. При этом никакого восторга от акта обозрения дамского народного творчества не испытал, и в будущем испытать ничуть не рассчитывает.

Ну, вообще-то, зря он всё это сказал. Даже маленькой мне было совершенно ясно - сейчас художнику достанется на орехи. Поскольку к своим неполным восьми годам я успела твёрдо усвоить: открытая критика любых аспектов светской жизни в бабушкином присутствии - это уголовно наказуемое деяние! Мда. Само собой разумеется, моя аристократичная бабуля не позволила себе возвысить голос и, например, зашвырнуть в потрясателя мировых основ и оскорбителя священных понятий "чем потяжельше", как иногда, на гребне мощной волны душевного порыва, делает наша кухарка. Ни в коем случае! Она необычайно выразительно, как говорится, с большим чувством, отпила ещё один глоточек чаю, подчёркнуто чётко и аккуратно поставила чашку на блюдце, гордо подняла голову, и невероятно спокойным, почти ледяным, голосом сообщила что благороднорождённые девы - по крайней мере те, что учатся в Академии Художеств, - часто пишут портреты.
Опытная я полезла под стол - от греха подальше. Неопытный художник не только туда не полез, но неблагоразумно осмелился высказать мысль, что насчёт каких бы то ни было портретов моей кисти, с его точки зрения, говорить ещё очень рано. Мне бы всё ту же перспективу научиться изображать - для начала. А что будет в конце, станет ясно только через несколько лет упорной учёбы. Сейчас - по крайней мере, конкретно ему, - мои портретные перспективы представляются весьма, весьма сомнительными. Да и вообще, особо широких горизонтов он, как состоявшийся мастер, для меня в живописи не провидит, от слова совсем. Разве что можно взять палку и сутками стоять над душой несчастного ребёнка, дрессируя бедняжку меня самым варварским образом. Так любой рисовать научится, слов нет. Однако против подобного развития событий восстаёт вся его суть свободного художника и профессионального живописца. Более того, мастер прекрасно понимает, что усидчивостью, даже минимальной, обсуждаемый ребёнок не отличался с момента рождения. И отличаться, разумеется, не будет уже никогда. Посему выработка необходимых навыков рисовальщика для данной конкретной девчушки растянется, скорее всего, на десятилетия. Более того, наш живописец, конечно, сознаёт, что если семья упрётся рогом, то мне найдут художественно одарённого педагога с любыми, даже откровенно садистскими замашками, но лично он наотрез отказывается участвовать в этом совершенно неблаговидном действе.
Надо сказать, что в плане усидчивости наш художник был абсолютно прав. Мама часто в шутку говорила, что все дети, как дети: сначала учатся сидеть, потом стоять, ходить и бегать - последовательно. А вот я в один прекрасный день как встала, так и побежала, до сих пор остановиться не могу. Мелкопакостный мой братик по этому поводу выражается гораздо грубее, типа, "у некоторых шило в заднице так велико, что заменяет собою сразу весь позвоночник". (На себя бы, кстати, посмотрел, языкастый бесёнок!) Короче, к чему я веду: факт полного отсутствия усидчивости у вашей покорной служанки ни для кого в семье не является секретом. Однако бабушка почему-то твёрдо уверена, что при должном количестве усилий, предпринятых в нужном направлении, этот мой недостаток можно успешно искоренить. Так что родственная старушенция, начисто проиграв вышеописанный спор, по-настоящему разъярилась - как же, её единственную внучку не хотят правильно воспитывать! - и, если бы не отец, жить бы мастеру кистей и красок где-нибудь на деревенском хуторе, либо, может, вообще в каком-нибудь старом лодочном сарае. Вы не смотрите что бабуля моя - миниатюрная женщина невысокого роста. С ней не всякий дракон совладать сможет! Скандал в её исполнении - прямо-таки невообразимой, титанической силы тайфун, так что художнику пришлось съехать от нас в тот же самый день. Более того, в приступе буйной ярости бабушка поклялась самыми страшными клятвами не допустить пребывания этого подлого субъекта на территории, подвластной роду Торриш, и немедленно подключила к реализации своего намерения всех наличных подруг и сонмы хороших знакомых, организовав неугодному художнику самую настоящую травлю. Поэтому папа тихо и молча нашёл нашему живописцу чей-то вполне приличный коттедж на берегу моря, подальше от замка. Договорился об аренде на своё имя и помянутый живописец спокойно прожил в нанятом доме остаток лета и большую часть осени. Более того, мы с ним остались друзьями - то есть я и мои родители. Даже навещали порой.

Несколько позже, в нашей славной столице, в галерее Художественной Академии, появилось огромное живописное полотно, теперь очень знаменитое, все ходят на него смотреть. Говорят, лучшая работа одного из самых одарённых молодых мастеров. Разумеется, это пейзаж! На нём изображена морская бухта. Сильно изрезанная линия берега, густо поросшего деревьями и украшенного живописными валунами, восхищает и зрителей, и коллег пейзажиста. Последние даже грозятся так же отправиться на самый край земли, тоже поселиться на отшибе, в небольшом коттедже, и привезти оттуда ничуть не менее впечатляющие полотна. В глубине бухты, там, где река впадает в море, ютится крошечный рыбацкий городок, на заднем плане одна за другой громоздятся серые гранитные скалы, а вдалеке над ними вздымаются ввысь стены и башни большого замка. Сверкающие на солнце волны бороздит некрупный сторожевой корабль, а также несколько, более мелких, ярко окрашенных, разноразмерных рыбацких судёнышек. Неподалёку расположен маяк, над ним парят неизменные чайки. А на переднем плане мы можем увидеть необычайно тщательно прорисованные фигурки людей - со вкусом одетых мужчины и женщины, присевших мирно отдохнуть в тени, среди камней и деревьев, чтобы полюбоваться на бескрайнюю блистающую морскую гладь. Если у вас хорошее зрение, то вы сразу сможете разглядеть ещё и ребёнка. Если плохое - придётся присмотреться, но вы его тоже обязательно увидите! На всякий случай подсказываю: между двух здоровенных сосен торчит очень высокий валун, похожий на указательный палец, вот на нём-то, лёжа плашмя, и умостился третий персонаж пейзажа. Поскольку одет ребёнок в штаны, все считают что это мальчик. Наш художник уже даже устал объяснять, что не мальчик, а девочка. А ещё в малой гостиной у нас теперь висит пейзаж его работы. Другой, не этот. Но красивый пейзаж, мне тоже нравится.

Короче, я хочу сказать, что таким образом общая площадь приложения бабушкиных сил несколько подсократилась, но не думайте, что воздействие на окружающий мир этой самой силы - мощностью в одну бабушку - внезапно прервалось! Если я на склоне лет от большого ума (или маленького склероза) вдруг возьмусь писать мемуары, то всё своё детство и юность я в книге так и разграничу: "эпоха шитья" или "период менуэта". Неплохо звучит, по-моему, хотя бабушке, конечно же, такая идея гарантированно не понравится. И вполне возможно, обычными нотациями по этой теме я не обойдусь, будет что-то ещё неприятное. Но как бы то ни было, одно утверждать можно твёрдо и абсолютно уверенно: во все времена, эры, периоды и эпохи наша с бабушкой борьба за и против моей женственности являлась чрезвычайно ожесточённой, велась непрерывно и протекала довольно бурно.
Если подбить итоги, то её жертвами пали: три пианино, две флейты, одна арфа, целый гардероб детских - а потом и не очень детских - платьиц, роскошный комплект вязальных спиц, несколько десятков пялец разной конструкции и несчётное множество иголок. Истраченные нервные клетки как мои, так и моей бабули - а также моих родителей, няни, гувернанток и преподавателей - точному учёту, разумеется, не поддаются. Но, поверьте, их тоже было погублено немало! Вы не подумайте, бабку свою я очень уважаю, если не за идеи, то хотя бы за упорство. Ибо настоящие леди никогда не сдаются! Мой шибко затейный младшенький братик по этому поводу даже изобрёл малопонятное выражение "закатает как битюг", но, на мой взгляд, невысокая, сухонькая старушка никак не тянет на фризского тяжеловоза. И вообще на битюга. А вот на несгибаемого бойца - вполне, вполне! Даже теперь, спустя полтора десятка лет бесславных баталий, бабушка определённо не оставила надежды сделать из меня достойную наследницу, пусть небогатого, но славного и - самое главное! - весьма, весьма древнего дворянского рода. Так что из вредности родственная старушенция мне может как презент даже веер торжественно вручить, наверное. Но веер я переживу уж как-нибудь, в конце концов, это просто бытовая мелочь. Главное чтобы в порядке воспитания подрастающего поколения мне не попытались всунуть очередной талмуд по этикету или новейшее пособие по кройке и шитью (брррр!).

С другой стороны, следует признать что внезапного наплыва практичных подарков ожидать попросту неразумно. По сути, у меня всё есть. Базовый комплект артефактов маминого исполнения - лечебный универсального действия, бодрящий и строго от магических травм - уже давно и надёжно прописался в моей сумке. Всё оружие мне зачаровали задолго до поступления в университет. (МАГУ - наш дом родной! Тарам-тарам-пам-пам!) До легального использования боевых артефактов мне ещё целый год учиться, так что видимо всё-таки главным "деньрожденьченским" презентом (да-да, всё он, мой братик!) будет книга. Но тогда она должна быть совершенно особенной! Может быть, даже волшебной. Всё-таки моя мама - дипломированный артефактор, а мне исполнилось восемнадцать!

Как хорошо возвращаться домой, особенно для того чтобы отметить свои первые взрослые именины. Жаль, что на празднике не будет моего младшего брата. Я не видела его почти год! А если точнее, то девять месяцев учёбы плюс пять недель практики и ещё трое суток на всеобщий финальный сабантуй. Однако, поверьте мне на слово, отсутствие нашего маленького наследника - это только к лучшему. Что называется, меньше ссор, народа и больше кислорода. Отчима он на дух не выносит и, по-моему, его чувства взаимны - целиком и полностью. Хотя отчим старается конфликт не обострять и эмоции не демонстрировать... Но не будем о грустном. Мы с мелким всё равно увидимся, когда дядя Вад - это бывший папин сослуживец и боевой побратим, именно он по завещанию взвалил на себя титанический труд по воспитанию нашего несносного мальчика - привезёт братишку на очередную годовщину... Так, не будем о грустном, я сказала!

Первое совершеннолетие предполагает тихий домашний праздник, относительно скромный бал и многочисленные подарки. При этом нужно отметить, что без бала я бы обошлась совершенно спокойно. Ну, вот просто абсолютно спокойно! Всё равно одна половина понаехавших в наш дом гостей будет приглашена лично моей бабушкой. ("Ах, эта молодёжь! О чём они только думают?! Девочке давно пора замуж, а она, представьте себе, пошла учиться. И куда?!! На боевой факультет!!!") Вторая половина традиционно будет состоять из наших соседей. ("Поздравляю! Ты уже совсем большая, девочка. И какой красавицей выросла! Знакомься, это мой племянник...")
Во время "буйного празднества" за столом неспешно обсудят виды на урожай и явную перспективу грядущей засухи (или затяжных дождей, ну, это если с засухой не задалось). Поведают про новейшие и эффективнейшие методы лечения болезной скотины (вы просто не представляете, сколько всяких разных болячек может подхватить самая обыкновенная овца или, например, корова!). Подробно разберут многообразные проблемы сбыта родной сельхозпродукции и ценовые перспективы грядущей Большой осенней ярмарки. А после трапезы, благочинно рассевшись в гостиной, дамы будут яростно выпытывать у меня информацию о самых мельчайших новинках столичной моды и воодушевлённо рассказывать, какой жутко знаменитый кутюрье шил нашей баронессе новое платье. Странно только, что столичный "Модный вестник" про него никогда ничего не писал, видимо, волшебник подиума был тут инкогнито, поэтому и взял псевдоним.
Да что я вам объясняю, все наши (и не наши тоже!) деревенские посиделки проходят до ужаса однообразно, отличаясь только поводом и местом для скопления приглашённого народа. Все всех давно и прочно знают (а меня они видели ещё "вот такой малюсенькой" - ррррррррр!). Если не иметь проблем с памятью, можно предсказать поведение гостей буквально поминутно: кто что и когда предпочтёт съесть или выпить, кто кому и как испортит настроение (ну, это если не вмешается хозяйка праздника), кто с кем и о чём будет сплетничать, станет спорить, пустится танцевать, сядет играть в карты, задремлет в библиотеке, соберётся домой и так далее. Мы, что называется, всё это проходили. Много раз.
По большому счёту, я вообще не сильно-то и рвалась назад, в родовое гнездо, но очень уж хотелось увидеть маму. Ну, и от подарков, само собой, мне отказываться совершенно не улыбалось. От слова совсем! Возможно, они не будут какими-нибудь там сверхоригинальными, но их должно быть очень, очень много!! А какие вкусные пляцки со сливами испечёт наша кухарка по случаю моего приезда!!! Ммм... Потрепав своего любимого жеребца по шее и заранее предвкушая бурную встречу с родительницей и домочадцами, я покрепче перехватила повод и радостно устремилась вперёд.

Глава первая. Домой!

Если ехать к нам от столицы, то бишь непосредственно из МАГУ, то пилить мне до дома добрых месяца полтора. А не повезёт с погодой - то и два с полтиной. Если отправиться из Севара (это центр нашей провинции - Севар тэ Хоркан, может, слышали когда), то дорога до родного Торриш-Холла займёт почти полную неделю. Или совсем полную, ну, если очень не спешить.
Это я имею в виду путешествие на лошади. Пешедралом-то ещё дольше, естественно. Конечно, если использовать портальные станции, то путь сокращается в разы. Другой вопрос что порталы стоят денег, и не маленьких, но тут уж каждый выбирает самостоятельно - либо время, либо наличные. Кроме того, своего Тайфуна я могла провести далеко не через всякий портал, так уж они устроены. Но это вы наверняка и сами знаете: есть грузовые порталы, доставляющие большую массу переносимого вещества на относительно небольшие расстояния, и есть индивидуальные. Ну, понятно, что они переносят гораздо меньший вес или объём, но зато переход через них можно организовать сразу аж на пол-страны. Что характерно, вторые существенно дороже. Это меня, например, всегда безумно удивляло - базовое заклинание-то по сути своей одно и то же! Но дядя Вад мне не так давно всё объяснил: ключевым параметром в данном уравнении, то есть математически выраженном заклинании, может быть задано либо время (а именно - тот промежуток времени, когда портал открыт), либо расстояние (на которое он переносит). Отсюда и разница в режиме работы. Одни порталы открываются на относительно длительный период, пока через них неспешно, одна за другой, проезжают телеги. Вторые не в состоянии работать так долго, зато могут обеспечить более высокую дальность перемещения. Кроме того, основными покупателями услуг грузовых порталов являются купцы, особенно часто ими пользуются крупные торговые дома, они порталами водят целые обозы, поэтому цена на услуги грузовых порталов по сути оптовая; а вот услуги индивидуальных предлагаются, что называется, по розничной цене. В том числе - если путешественник идёт в комплекте с конём.
Ну, это да. Могу авторитетно подтвердить: цена - штука дюже мощная, и прямо скажем, определяющая, даже если у тебя особых затруднений с наличностью ни разу в жизни не наблюдалось. Именно поэтому в благих целях экономии собственного времени я воспользовалась не индивидуальным, а сдвоенным грузовым телепортом (и всё равно получилось дешевле!). А целью назначения определила Террик - ближайший к нам населённый пункт, гордо именующий себя городом, пусть и глубоко провинциальным.

Ничего особо примечательного в нём, то есть в Террике, лично я никогда не находила. Стандартный набор: храм с больницей (там же у нас аптека и работает местный алхимик), почта с пунктом общественной магосвязи, трактир с гостиницей, игорный дом - всё в единственном экземпляре. Городская управа, Рыночная площадь с булыжной мостовой и целой россыпью разнокалиберных лавок, торгующих всем на свете - от тетрадок и карандашей до артефактов и ювелирных украшений. Сейчас, ранним утром, она была ещё полупустой, лишь кухарки затоваривались свежими продуктами для грядущих барских трапез, да коробейники, уже успевшие загрузиться всякой разной грошовкой-мелочёвкой у местных оптовиков, разбредались по деревням - дурить крестьянских детишек, девок и, по возможности, баб с мужиками.

Я невольно поморщилась. Вот если есть на свете профессия, которая подходит только исключительно неприятным, можно прямо сказать - просто категорически мерзостным личностям, так это именно коробейник! Не люблю я их, если честно. Причём абсолютно и окончательно. Конечно, они весьма колоритны - с точки зрения этнографа или художника, полезны - с точки зрения купцов и доставляют товар, а порой и почту, туда, куда и ворон костей не заносит. Их часто рисуют на лубках, рекламных плакатах и даже порою - картинах. На подавляющем большинстве упомянутых изображений тяжело гружёный коробейник бодро идёт (или грузно бредёт) сквозь бури-дождь-снег-град и прочие неблагоприятные погодные условия, а в тёплой хате у окна уже сгрудились девки, парни, детишки и ждут - когда же появится добрый дядя? Воистину, идиллическая бытовая сцена...

Ну, что я могу сказать. В реальности, прежде чем вы коробейника углядите, вы, скорее всего, сможете его услышать. Конечно, если сходу не оглохнете от издаваемых этим субъектом воплей. Для данной разновидности торговцев чрезвычайно важен громкий голос, равно как и умение кричать непрерывно, напрочь заглушая всех возможных конкурентов. Некоторые просто орут, как на пожаре, некоторые при этом стараются ещё и срифмовать что-то вроде примитивных частушек. Вообще, умение быстро и с юмором реагировать на любые жизненные ситуации - непременная составляющая успеха всех коробейников. Зато вот совсем лишней вещью для них являются совесть и порядочность. Сколько лично я ни знала представителей коробейного племени (а они к нам в замок часто заглядывают!), ни один приличный человек в этом профессиональном статусе надолго так и не задержался. Потому что невозможно спокойно смотреть на царящие в наших деревнях сирость и перманентное безденежье, но яро торговаться за каждый медяк и впаривать-впаривать-впаривать всякую негодящую, грошовую дрянь за тройную цену. При этом громогласно убеждая зачастую абсолютно неграмотного покупателя, что 'этакое чудо не грех и за золотой продать, но вот по доброте душевной практически себе в убыток торгую'.
Есть такое понятие 'коммерческая целесообразность'. Причём чем мельче бизнес, тем сложнее торговцу до этой самой целесообразности добраться. Шаг вправо - шаг влево и всё, пролетел с прибылью, считай убытки и радуйся, если никакому оптовику ещё и должен не остался. Другой вопрос - более крупные предприятия. У них есть запас прочности, то бишь этакая денежно-жировая прослойка, каковую они расходуют при наступлении неблагоприятных жизненных обстоятельств. Коробейник же, даже если вдруг и имел жировую прослойку до момента вступления в стройные ряды бродячих коммивояжеров, очень быстро её потеряет.

Ходить пешком с большим мешком, ну, или тяжёлым коробом - это определённо не то занятие, при котором набираешь лишний вес. В щепку бы не превратиться. Помню одного весьма симпатичного коробейника, душевный такой дядька был. Так вот, таскался он со своим коробом туда-сюда по Хоркану, в том числе заходил и в наш замок, на кухню - тоже ж люди живут, как же не зайти - но каждый раз как мы его видели, он становился всё худее и худее. Аж страшно смотреть под конец стало: поневоле поверишь в старые легенды, ну, вы помните хоть одну такую наверняка - как живой человек самопроизвольно превратился в привидение. Жил-был, жил-был, а потом что-то вдруг случилось - и всё, истаял как снег на солнце. В последнее время прямо мода на них пошла: в столице в любой, даже самой мелкой, книжной лавчонке есть хотя бы один экземпляр свеженькой истории про призраков. С цветными иллюстрациями, подробно показывающими всю невыразимую жуть процесса превращения и прочие литературно-фантазийные безобразия вплоть до кровавых подробностей, если они там по сюжету полагаются. Тоже мне, развлечение нашли! И ведь ещё советуют на ночь читать - так, типа, впечатлений больше получится. Моровое поветрие пополам с психозом, не иначе!
Так вот, возвращаясь к нашим баранам, то бишь коробейникам: мужик этот несчастный худел и худел, наша кухарка, добрая душа, его откармливала и откармливала, но где ж тут откормишь, когда он приходит не чаще раза в месяц! Короче, вмешался отец и выяснил, что дабы не сдохнуть с голодухи, коробейник должен за месяц-полтора оббежать примерно пол-провинции (двигаться медленнее не получится, Хоркан не маленький!). Если же вышеупомянутый хочет получать прибыль, то кроме того что бегать бегом, высунув язык, он должен ещё и драть три шкуры с покупателей, причём абсолютно безжалостно. А с безжалостностью у нашего гостя были по-настоящему большие проблемы. У него самого семья и детки часто кушать просят, смотреть на таких же голодных карапузов он не может - душа не выдерживает. Соответственно, прибыли в дом он приносит очень, очень мало, а лошадь, даже плохонькую, купить не в состоянии, так что в плане скорости передвижения выиграть тоже никак не выходит. В общем, отец его куда-то пристроил потом. Помнится мне, он оказался неплохим резчиком по дереву или столяром, а может - маляром, я тогда ведь почти совсем маленькая была, уже и путать начинаю по давности событий. Ну, не суть важно...

С большим трудом отбившись от особо активного представителя этого доставучего племени, с ног до головы обвешанного дешёвыми бусами, узорчатыми платками, зеркальцами, разноцветными лентами и одноразовыми артефактами, как какой-нибудь знаменитый вождь с далёкого юга, я юркнула за угол. Фууух, вырвалась. И чуть не шибанулась головой о вывеску единственной в городе нотариальной конторы. Хорошей конторы, не подумайте: там у нас оказывают услуги перевода, есть юридическая консультация и более того - свой собственный адвокат! Здесь уже никаких коробейников гарантированно не встретишь: всё только для чистой публики. Вот, например, модный салон мадам Миталь (он же ателье, перчаточная мастерская, обувной магазин и лавка модистки одновременно). Рядом с ним обосновалась наша главная вышивальщица и кружевница, госпожа Нэрина. Её работницы - кто на дому, кто в мастерской - создают совершенно поразительные вещи! По крайней мере те, что я периодически привозила в столицу, непременно вызывали небольшой ажиотаж в женском общежитии МАГУ. Но это всё совершенно безопасная территория, а вот дальше (прямо как в 'Догматах Творения'!) располагается 'пещь страстей человеческих': кофейня, а напротив - мекка и голгофа всех сладкоежек - кондитерская!

На самом деле это один большой семейный бизнес и, пожалуй, самое дорогое заведение в Террике. В кофейне царствует госпожа Тирена, а её супруг возглавляет кондитерскую. Поженившись, бизнес свой они оставили раздельным, чтобы легальным путём минимизировать отчисления в городской бюджет. И к такому разделению, и к самому факту существования кофейно-кондитерского альянса можно относиться по-разному. Владелец трактира, например, при случае с радостью уничтожил бы и то, и другое - желательно, безвозвратно. Кому-то мнится что там чересчур дорого, а кому-то - что поразительно вкусно. Цитируя изречения древних мудрецов, 'вкусы разные'. Вот как по мне, так кондитерская - это самое опасное место во всём городе, куда там какому-нибудь кладбищу с упырями!
Крошечная, мощёная нарядным разноцветным булыжником, круглая площадь с миниатюрным фонтанчиком, с одной стороны стоят столики кофейни, с другой - кондитерской. И везде, везде цветы! Миниатюрные розы и махровые петунии - в горшках и подвесных ящиках - украшают столики и окна. На тротуаре, из огромных вазонов, взмывают вверх 'фонтаны' метельчатой гортензии, а по стенам вольно вьются многочисленные побеги глицинии, В воздухе неустанно витают упоительные ароматы, а если вы придёте вечером, то сможете ещё и послушать хорошую музыку. Конечно, сразу же вспоминаешь о фигуре (а потом и о кошельке), пытаешься всё-таки взять себя в руки и даже не смотреть в огромные, абсолютно прозрачные, невероятной чистоты витрины от пола и до потолка (предмет чёрной зависти мадам Миталь), в которых выставлен свежий, постоянно меняющийся ассортимент сладких вкусностей. Но взгляд сам прикипает к роскошному трёхэтажному торту, цепляется за цукаты, перетекает на пёстрые полянки бисквитных и домики заварных пирожных, прилипает к фигурному шоколаду всех оттенков, теряется в горе конфет, блуждает между башенок разноразмерного печенья, тонет в сладкой глубине разноцветных джемов, плутает в лабиринте печатных пряников, и даже героически обогнув богатейшие россыпи засахаренных орехов, медовых казинаков, мармелада, зефира и пастилы, безнадёжно вязнет в мороженом, уже красиво разложенном в посеребренных креманках. Подавленные разнообразием богатого ассортимента, вы, можно сказать, впадаете в некий ступор. Пёстрый калейдоскоп сластей безжалостно подчиняет себе все органы чувств, ваша воля к сопротивлению стремительно слабеет и - бесполезно шарахаться по сторонам! - мощные, восхитительные запахи горячей выпечки и свежезаваренного кофе коварно сбивают вас с ног и валят на ближайший стул. В ту же секунду перед вами возникает магическое меню с прекрасными объёмными иллюстрациями (предмет чёрной зависти хозяина трактира) и вы пытаетесь нащупать кошелёк, не лопнуть от жадности, и не захлебнуться слюной одновременно.
Некоторые, говорят, умудряются даже в этот драматический момент предпринять попытку к бегству, но над клиентом уже навис радостно улыбающийся официант в белоснежном переднике или очаровательная девушка, тоже в переднике и не менее белоснежном чепце. Весь вид его, или её, говорит о том что он как минимум неделю (а то и весь месяц!) ждал именно вашего появления и готов ради удовольствия столь приятного клиента работать денно и нощно, без перерыва на обед и выходные. Глядя в его честные глаза, вы понимаете что выбора нет, не выпив хотя бы чашечку кофе вы сделаете этого достойного человека несчастным на всю жизнь. Так что ваш кошелёк становится легче на некоторую (и не маленькую!) сумму, вы впадаете в философское настроение (зато есть повод похудеть, и не в деньгах счастье, в конце-то концов!), а кофейня и кондитерская продолжают работу, неумолимо затягивая в свои сладкие тенета всё новые и новые жертвы.

Чуть дальше по той же улице работают три сестры-белошвейки, а в соседнем квартале их почтенная тётушка и миленькая смешливая кузина вяжут чулки, носки, свитера, платки и вообще всё, что только можно связать на заказ. Лично я с огромным удовольствием ношу невероятно тёплый свитер их работы - из верблюжьей шерсти. Где только они её здесь, на севере, достали?! Ума не приложу. Но если вам вдруг такой предложат - возьмите, не отказывайтесь. Мировецкая вещь!
А вот наша пекарня, она же булочная, а ещё в сезон там продают просто обалденно вкусные пироги с вишней, черникой или яблоками. Но вы бы видели, сколько голубей здесь крутится! А насколько они наглые!!! Пришлось вот разгонять, а то и на лошади не проехать - лезут прямо под копыта. Когда-то мы с папой... Ну, в общем, снова не будем. Да, хлеб там тоже очень хороший!

Возле перекрёстка Трёх Мастерских - плотника, шорника и бондаря - постелили новые доски на деревянной мостовой. Мой Тайфун счёл их слишком гулкими и, возможно, даже немного опасными. Пришлось утихомиривать коня, слезать с седла и вести в поводу. Сколько себя помню, городские власти тут всё обещают и обещают нормальную брусчатку на мостовую положить. И никак не кладут, конечно, ибо им 'бюджетного финансирования недостаточно'. А между прочим рядом, там, где городская кузница и гарнизонная конюшня с гарнизонными же казармами, уже давным-давно всё замощено крепким, долговечным, несгораемым камнем.
Очевидно, отцы города решили, что перестилать деревянную кладку возле кузни раз в год-полтора слишком хлопотно и шибко дорого обойдётся. А чего они хотели, мне интересно? Общеизвестно, что от кузнечного горна палы-пожары зачастую случаются, сколько ни остерегайся, как не берегись. И так везде, не только в Террике! В той же столице специальным указом градоправителя возле каждой кузнечной мастерской держат вёдра для воды и ящики с песком. Ибо где есть кузня - там будет пожар. Без шансов. Как часто выражается наш просвещённый юный наследник, 'похороны завтра и крутись, как хочешь'. Но городу-то без кузницы никак не обойтись! Примерно так же, как градоправителю с присными не обойтись без распила городского бюджета. Да, не шибко почтительно к старшим, почтенным, достойным, ответственным и всё такое прочее. Ну, а как ещё про них сказать? Нет, я могу и иначе, пусть и урождённая леди, но толку с того...
Действительно, проще - и дешевле! - однократно потратиться на пожаробезопасную, надёжную брусчатку, сняв проблему внеплановых ремонтов мостовой сразу, то бишь целиком и полностью. Хотя 'лишние' траты городской муниципалитет жутко не любит и решается на них только по прямому принуждению, на которое способны лишь наше шибко мудрое правительство и жестокая судьба. Да, ежегодная операция по перекладке (а также покупке в самом правильном месте!) новых, подходящих досок позволяет положить в чиновничий карман ещё немножечко блестящих, звонких монеток, но крупное, перманентное превышение установленного законом государственного норматива по частоте ремонта городской мостовой чревато визитом государственной же комиссии. С проверкой. А с проверяющими гарантированно придётся делиться. Причём в любом случае, даже если они 'ничего не найдут'. Так что градоправитель наш тупо подстраховался от лишних (и очень личных) затрат. Ну, как порой глубокомысленно изрекает мой младший братик, 'жизнь заставит - и не так раскорячишься'.

Вот было бы хорошо, если бы вышеупомянутая жизнь как-нибудь заставила нашего градоначальника, в конце-то концов, и ветеринарную клинику отремонтировать. Я лично считаю, что в этой конкретной ветеринарке абсолютно весь персонал заслуживает самого глубокого уважения. Более того - по собственному почину местные ученики лечат даже бездомных кошек и собак, пошли боги здоровья этим людям!!!
Между прочим, слева от неё, буквально в двух шагах, большая вывеска строительно-ремонтной конторы. Старый мастер Тобиас и его четыре сына возведут, перестроят, восстановят, исправят, починят, перекроют (не черепицей, так матом!). Любой каприз за ваши деньги.

А вот тут живёт дед Корош. Его дом легко узнать по свиньям. И ничего я не издеваюсь, не думайте. Он единственный в городе держит найских свинок - мелких, шустрых, пронырливых, жутко визгливых, но зато абсолютно всеядных и, что особенно интересно, умудряющихся на самом плохом корму набирать относительно приличный вес. С голодухи, как утверждает хозяин, эти твари способны и доски сжевать. Более того - жуют ведь и так, бесы поганые, выдирают из мостовой и жуют!
Что характерно, выглядят эти свинки всегда довольно поджарыми, чуть ли не тощими, как бы хорошо и обильно их ни кормили; за что и порицаемы абсолютно всеми, хоть сколько-нибудь солидными, свинарями (ну какая ж это свинья, если в ней весу меньше пяти пудов, а сала почитай что нет вообще!). Один, особенно эмоциональный, местный свиновод во всеуслышание даже обозвал найчанок 'копытными курями'. Но данный факт ничего не меняет. Сам дед плевать хотел на все авторитеты скопом, а его внуки и подавно. Вон - опять, негодники, скачки по улице устроили: оседлали животинок и погоняют, кто чем горазд. Визгу - до небес! И крику тоже: дед самолично выскочил воспитывать поганцев, с длиннющим ивовым прутом наперевес. Да как заорёт! Тайфун, бедный, аж шарахнулся, а у меня заложило уши.
Это, значит, внучки мастера снова от работы оторвали. Сгорбленный, седой как лунь, но ещё весьма бодрый и очень жизнерадостный старик искусно плетёт из лозы красивые короба, корзины, подносы, блюда, шкатулки и вазочки, а также забавные фигурки людей, птиц и животных, но кроме этой мелочёвки делает весьма и весьма элегантную садовую мебель. У нас в Торриш-Холле комплект его работы уже несколько лет украшает зимний сад. Госпожа Корош - дородная и степенная супруга старого мастера - шьёт и чинит одежду. А по соседству расположились башмачник, медник, травница и гончар.

А вот и 'весёлый квартал'. Начинается он преогромной, грязно-мутной, никогда не высыхающей лужей, поелику до сих презренных злачных мест, рассадника всевозможных бед, гнезда беспутства и пороков, забота шибко многомудрых отцов нашего города, совершенно очевидно, не простирается. Три кабака (с девками) и пара борделей (с выпивкой), как я понимаю, клиенты посещают в зависимости от личностных приоритетов - то есть чего больше хочется в данный момент: бабу или надраться. Я в них, разумеется, никогда не была (иначе бабушка меня убьёт собственноручно и это отнюдь не метафора!). Но, уверяю вас, если смотреть снаружи, все здания в этом квартале, ну, просто абсолютно идентичны. Как их люди не путают - ума не приложу.
Вот, видимо, в целях упрощения процесса ориентации чуток подвыпивших, а также совершенно трезвых, гостей, на противоположной стороне квартала вместо лужи и выкопали длинную, глубокую канаву. С одной стороны - быстрее определишь куда идёшь, с другой - есть выбор куда падать. (Может быть, кому-то в луже лежать слишком мелко - он, типа, глубоководный, как наблюдательно заметил однажды мой брательник, вживую обозревая одного из местных завсегдатаев.) Если же клиент предпочитает никуда не падать, более того - сохранить свою морду лица, а также одежду и обувь, в чистом виде, то местный бизнес и это предусмотрел. Для практического осуществления данных целей тут имеются доски. Много досок. Нет, они не собраны в мостовую, а просто лежат себе на дороге в стратегически важных местах.

Непосредственно за канавой начинаются склады - во всём своём разнообразии - большие и маленькие (тут же оптом можно приобрести любой имеющийся в наличии товар). К ним примыкает циклопически-колоссальных размеров сарай с ничуть не менее впечатляющим сеновалом - это такая своеобразная гостиница для простых обозников и их лошадей. Стенка в стенку с последним расположена мелкоформатная, грязная забегаловка с дырявым походным котелком вместо вывески, торгующая помимо прочего огромными, тонкими-претонкими лепёшками с разнообразной, но очень, очень подозрительной начинкой. Зачастую ей брезгуют даже бывалые, тёртые суровой жизнью обозники, неосмотрительно польстившиеся на дешевизну этого условно пищевого продукта. Но не думайте, что тут у нас образуется этакая некультурная свалка органических отходов. Выброшенную еду подбирают бездомные псы, которые постоянно крутятся возле складов и этой самой забегаловки. Частенько её же выпрашивают не менее бездомные кошки и люди. Настоящие, бродячие нищие, а не те ушлые мошенники, которые чаще всего и сидят с протянутой рукой на видном месте возле храма. Мда. Отличать настоящих побирушек от профессионалов - это целая наука, как оказалось. И я только начинаю её изучение.
Если встать спиной к вышеупомянутой забегаловке, то наискосок через улицу вы увидите наше единственное похоронное бюро (многие горожане твёрдо уверены что близкое соседство с 'Дырявым Котелком' весьма способствует процветанию оного). А вдалеке, за стеной, хорошо просматриваются купы высоких деревьев, растущих на городском кладбище. В общем, всё как везде.

То бишь, я хочу сказать, что кроме возможности легко и быстро переправить даже крупный, тяжело гружёный, обоз, ничем наш Террик не отличается от десятков тысяч других таких же тихих маленьких городков. Другое дело, что с этим местом у меня связана масса приятных воспоминаний. Сюда мы с папой ездили на ярмарку, и он позволял мне объедаться сладостями и обпиваться сладкой шиповкой сколько влезет. Потом у меня болел живот, а мама ругалась с папой в соседней комнате, думая, что я их не слышу. Если же мы ехали с мамой на почту, то обязательно долго ходили по ужасно скучным лавкам. Я быстро уставала и начинала капризничать. Тогда мы шли в крошечный книжный магазин. Местный книжник усаживал меня в уголок, совал в руки сборник старинных легенд, книгу детских сказок, 'Рассказы о животных' или 'Заметки любознательного путешественника' (хоть новый выпуск, хоть старый - значения не имело), и мама могла свободно гулять, где ей вздумается, ближайшие два часа, а то и существенно больше. С папой мы часто ходили к кузнецу. Единственный мастер на всю округу, он ковал и гвозди, и подковы, и серпы, но для отца, боевого мага, выполнял заказы на метательные звёзды, ножи, и даже однажды чинил наш арбалет. Они подолгу беседовали, присев на простые табуретки возле кузни, а я играла с кусочками угля, перебирала готовые изделия и училась метать папины звёзды в нарисованную на заборе мишень. А ещё сюда приезжал королевский зверинец, тут ставили карусель, выступали жонглёры и акробаты из пёстро разрисованного шапито, и фокусник выпускал голубей и вытаскивал длинные ленты из шляпы, которая за секунду до этого была абсолютно пустой. Всего три года прошло, а, кажется, как давно это было. Если бы не этот странный несчастный случай... Но не будем о грустном. Не будем, я сказала!

Благодаря телепорту наш Террик периодически на несколько дней заполняет пёстрая, шумная масса разнокалиберного приезжего народа. Вот и сегодня, не глядя на разгар лета, городские власти собирались устроить ярмарку. Не Большую, как осенью, а скорее промежуточную, что ли. Ну, как бы это объяснить чтобы быстро и просто...
В общем, через наш город проходит довольно много обозов, больших и маленьких. Им, разумеется, необходим отдых. То есть не самим обозам, а коням и возницам: много и часто по телепортам не напрыгаешься, особенно это вредно лошадям - у них от перемещения сильно страдает пространственная ориентация. Поэтому периодически организуются такие вот мелкие ярмарки, а купцы, чтобы не простаивать зазря, с удовольствием в них участвуют. И городу прибыль, и людям покупки, и купцам торговля. Более того, если ярмарки не предвидится, или градоправитель вдруг заломил цену за место на рынке, то ушлые приказчики торгуют вразнос - с лотков (или как там называются те здоровенные подносы, что они весь день таскают на голове?). И городу платить не надо, и людям товар дешевле. Я вот, например, не слезая с коня, прикупила кулёк разноцветных леденцов, берестяной туесок с холодным морсом и несколько булочек - с корицей и кардамоном. Ярмарку я планировала посетить чуток попозже, уже после дня рождения - тогда мои наличные наверняка будут на максимальном подъёме, приобрести чего-нибудь по божеской цене (тут, чать, не столица, драть деньгу бессмысленно). Людей посмотреть, себя показать...

В принципе, людей смотреть и сейчас можно было, но я в этом сильно не нуждалась. Не сильно тоже. Домой человек едет, его, то есть меня, мама ждёт!

Глава вторая. По дороге с достопримечательностями.

Да, из Террика к нам добираться ближе всего, но всё же тоже время не малое нужно. Полдня как минимум, если по дороге. Обычно я на пару часов срезаю путь, проезжая через Поющую рощу, но об этом не распространяюсь, ибо чревато - эта роща у нас что-то типа заказника или заповедника (отдельного запрета на посещения всадниками нет, так что букву закона я не нарушаю, но всё-таки...). Своё название роща получила, так сказать, за содержимое: там массово гнездятся соловьи. Причём ещё со времён моего пра-пра-пра-прадеда, то есть уже никак не меньше трёх столетий!

Чтобы не нанести ущерб бесценной колонии пернатых певцов, в роще запрещено птиц ловить, кормить и пугать, а также оставлять пустые бутылки, объедки, салфетки и всякий другой хозяйственный мусор. За соблюдением порядка круглогодично следит тощий, низкорослый, вредный, слегка подслеповатый, седенький дедок. Сам по себе он сторож не ахти какой - возраст всё-таки даёт о себе знать, особенно в осенне-весенний дождливый, слякотный период, когда зверски ноют больные суставы и старик большей частью сидит дома, у печки. Но вокруг него вечно вьётся целый выводок разновозрастных, шустрых внучат, которые в основном и выполняют почётную и полезную уборочно-надзорную работу. Всё это не просто так, не думайте. В роще там и сям построены вполне уютные беседки, в которых за весьма скромную мзду можно устроить пикник, и, поверьте мне, в летний сезон прямо отбоя нет от желающих. Нежные городские дамы, например, особенно высоко ценят магически гарантированное отсутствие в беседках мух, комаров и прочих гадких насекомых, на корню губящих удовольствие от 'восхитительно близкого, возвышающего душу, общения с дикой, первозданной природой'.
Вы не подумайте, эту ерунду я не сама сочинила, а строчку из рекламного буклета процитировала. Вот... писаки криворукие, иначе не скажешь. Ну, какая тут первозданная природа, где они её нашли, если и луг заливной, возле протекающей рядом речки, вовсю используется в хозяйственном плане, и беседки те же по всей роще стоят?! Может коровы, вольно пасущиеся на вышеупомянутом лугу, по представлению придурков-рекламщиков и являются дикой природой, но могу вас авторитетно заверить - они абсолютно ручные! И дают очень вкусное молоко.

Лучше бы эти горе-креативщики в своём глупом буклете рассказали про могучие, раскидистые, старые-престарые ивы, красиво склоняющиеся над рекой, чтобы получше рассмотреть блики солнечных зайчиков, пляшущие на водной глади, и их серебристые узкие листья, боязливо трепещущие между округлыми прибрежными камнями. Описали причудливый полёт целых полчищ ярких стрекоз, огромные солнечно-жёлтые кувшинки, столь плотно заполняющие тихие заводи, что воды за ними никак не разглядеть, шустрые стайки крошечных, любопытных мальков снующих в таинственной речной глубине, золотистые перья камыша, танцующие бесконечный вальс дуэтом с мелкими голубыми волнами. Воспели яркие звёзды, отражающиеся в спокойной ночной реке, как в зеркале, и неумолчную песню ветра в ветвях высоких, стройных, удивительно белых берёз.
Надо сказать, что настолько светлых берёзовых стволов я нигде больше не видела. Гораздо чаще нижняя, прикорневая часть высокой, большой берёзы бывает угольно-чёрной. Сплошняком! Дальше ствол постепенно светлеет, на нём всё резче проступают характерные чёрные чёрточки - где реже, где чаще - а вот в нашей роще берёзки, все как одна, могут похвастаться исключительно белыми, удивительно ровными, стройными 'телами'. Недаром к нам в рощу регулярно привозят будущих живописцев из столичной Академии Художеств. Это у них что-то типа нашей учебной практики. Располагаются юные художники обычно на лугу, садятся, кто куда хочет, и чиркают что-то себе потихоньку - кто карандашами, кто красками, кто пастелью. Правда, любопытно заглянув однажды в мольберты будущих живописцев, я в восторг не пришла: некоторые такую фигню намалевали, ничего не разберёшь - где там речка, где берёзы, абсолютно не понятно. То-то, гляжу, и преподаватель им всё время что-то объяснить пытается (похоже, безрезультатно). Но, думаю, они ещё научатся, времени у них - навалом! Тем более что рисовать, то есть, скажем правильно - писать, нашу рощу можно, наверное, бесконечно. Очень уж она красивая!!! И это не только моё мнение, вот!
Красива соловьиная обитель и ранней весной, когда, только-только проклюнувшиеся из набухших почек, крошечные листики зеленеют на тонких ветвях подобно нежнейшему туману, будто там прилегло отдохнуть некое волшебное облако. И осенью - когда листва берёз полыхает червонным золотом, метины на стройных стволах от дождей становятся темней угля, а в корнях влажными красными и оранжевыми шляпками сверкают, как праздничный фейерверк, грибы-подберёзовики. Ах, как хорошо, как здорово походить тут с корзинкой! Гарантированно полную наберёшь, сколь бы велика она ни была. Ну, в случае, если вы не любитель 'тихой охоты', то можно и без корзинки погулять - виды тут, в роще, поверьте, просто великолепные! А на реке порою и зимой, когда все деревья заметают огромные - минимум по пояс - сугробы искрящегося снега, можно встретить отдыхающую в особенно живописном месте компанию.
А уж в начале лета любители соловьиных трелей сюда целыми толпами валят. Привозят детей, даже довольно маленьких (с другой стороны - почему бы и нет?). Ночи тёплые, во многих беседках есть безопасный очаг, в некоторых даже печечки такие миниатюрные сделаны. И тепло, и светло, и мясо поджарить на углях можно, и чай к сладостям вскипятить. А самое главное - не надо вовремя ложиться спать! Чем не приключение для ребёнка?

Закат все встречают обычно на берегу реки, одной большой и шумной компанией - оттуда солнце видно много лучше, чем из глубины рощи. А, надо сказать, закаты у нас просто шикарные: растекаются вширь на пол-неба, щедро позлащая облака, и лес, и реку, и самих зрителей. По мере того, как солнечный диск спускается всё ниже, свет постепенно становится из золотого красным, а облака загораются пожаром - от ярко-алого, через оранжевый до мрачного багрово-чёрного. Небо потихоньку темнеет, с него робко выглядывают первые звёзды, меняется ветер и с водной глади отчётливо тянет прохладой. Последние солнечные лучи отчаянно цепляются за самую подкладку облаков, не желая покидать рощу, луг и речку одних, во мраке ночи. Пока солнце медленно, но неумолимо удаляется за горизонт, чтобы позже порадовать нас новым рассветом, зрители жгут костёр (или костры, потому что народу порой собирается просто тьма-тьмущая). Причём разводят огонь обязательно в строго установленном месте! Это не прихоть какая-то, не подумайте. Соловьи, как вы должны, конечно, знать, часто гнездятся непосредственно на земле. Сами гнёзда очень маленькие и пернатые владельцы их прекрасно маскируют. Поэтому невнимательному человеку наступить на выводок птенцов - плёвое дело. И, естественно, малыши после такого обращения выжить просто не в состоянии. А какой заповедник будет поощрять подобное поведение? Вот и я думаю что никакой...
Вдоволь полюбовавшись закатом и проводив солнце в нескончаемый путь к новому рассвету, посетители расходятся мелкими группами по быстро темнеющему лесу, опять же - строго! - по узким тропинкам. Внучата вредного дедка бдительно следят за соблюдением этого правила, законно срубая гонорар за сопровождение посетителей, то есть заботятся чтобы дорогие гости невзначай не заплутали в ночи и, упаси боги, не передавили всю живую местную достопримечательность разом. В это время суток соловьи только пощёлкивают, распеваются, хотя и их репетиции совсем, совсем не скучно послушать. Если же вы хотите насладиться настоящим, большим концертом, то вам нужно набраться терпения и немного подождать. Солисты и хор должны морально и физически подготовиться: распеться, прорепетировать, чтобы, так сказать, не ударить в грязь лицом (или клювом). Поэтому все слушатели берут с собой корзинки с едой - 'люблю повеселиться, особенно поесть', как доверительно сообщает порой мой мелкий братец, - для вящего скрашивания неизбежных тягот и скуки в процессе ожидания выступления пернатых гениев. Здесь, пожалуй, следует отметить, что музыкальные инструменты в роще не приветствуются, воспроизводящие музыку кристаллы строго запрещены, но записывать соловьиные трели - на те же кристаллы - отнюдь не возбраняется. По возможности соблюдая тишину - ещё одно обязательное условие, иначе испуганные певцы могут вас вообще ничем не порадовать - люди терпеливо ждут ночи. Всем давным-давно известно, что именно тогда соловьи закатывают свои самые лучшие, самые грандиозные, порою просто умопомрачительные концерты.
И вот, сначала вступают солисты. Они свистят и щёлкают, аукаясь и соревнуясь друг с другом. Потом постепенно к ним присоединяются менее смелые, неопытные певцы, их хор становится всё больше и больше (иногда вы можете услышать свист и трели прямо у себя под ухом), всё громче и громче звучат рулады, всё выше и выше взмывает песня. Темнота густеет, звёзды становятся ближе и ярче, будто склоняются к вам, внимая происходящему, а ночь плотно наполняется звуками. Сперва постепенно, помаленьку, поодиночке, потом спонтанно, взрывом, как внезапно подхватившись, принимается петь основной состав соловьиного ансамбля. И вот тогда происходит чудо. Все звуки тёплой летней ночи: вздохи лёгкого ветерка, чуть шуршащего листвой, дружное победное стрекотание кузнечиков, издалека доносящаяся тихая мелодия журчащей воды, сливаются воедино с этим пением. Сюда же прибавляется ровный гул огня и резкий, громкий треск поленьев в костре, почти неслышное шипение гаснущих искр, мерное дыхание слушателей, шёпот сияющих звёзд, стук вашего сердца, и, кажется, весь огромный мир - включая вас! - на какой-то момент стал единым, чудесным образом ожившим существом. И в этот удивительный миг он поёт о невероятной радости, охватившей его, и счастье земного бытия. По-моему вот это и называется - священные песнопения...
Нет, вы не подумайте, я слышала в столице знаменитый на весь белый свет Сводный хор нашего Главного Храма, слышала не раз и не два. В конце концов, надо же повышать себе культурный уровень. Да, этот коллектив многократно приглашали для услаждения слуха августейших персон, в том числе и в соседние державы. Да, поют они великолепно, невероятно гармонично и по-настоящему восхитительно, более того - чудесно! Да, слушатели плачут (сама видела!!). Но вот положа руку на сердце - не тот у них эффект, определённо не тот!!!

Террик наш имеет не бог весть какие высокие стены, шибко грозным укреплением не является, но всё-таки в городе есть одни большие ворота, которые постоянно пропускают караваны обозов, и одни малые, для народа попроще или вовсе пешего. Разделение тут, конечно, очень и очень условное: куда человеку надо, туда он и пойдёт (или поедет) и будет либо терпеливо ждать вместе со всеми рядом стоящими, либо пытаться проскочить побыстрее, в зависимости от характера и уровня спешки. Само собой разумеется, что дворяне вообще идут вне очереди, но безжалостно расталкивать конём баб с корзинками, рискуя покалечить их детей, нормальный человек, по-моему, не станет, независимо от своего социального статуса. Почему я про них вспомнила: мне были нужны именно малые ворота. От них вполне приличная дорога бежит по полям и лугам мимо соседских угодий, и только ближе к границам наших территорий начинается лес.

Разумеется, нам принадлежит не только этот лесной массив. У нас немало арендаторов, обрабатывающих пашни и пасущих скот, кое-кто из них разводит кроликов, фазанов или перепёлок, имеются маслодельня и сыроварня, фруктовые сады и теплицы, даже пасека есть своя. Но это всё, если можно так выразиться, находится с другой стороны замка. То есть, выезжая из города, вы всего этого богатства увидеть не сможете. Зато увидите очень красивые лесные и речные пейзажи, в том числе водяную мельницу, комплекс рыбных прудов и, уже под конец пути, небольшую придорожную гостиницу, всю увитую пёстрым плющом, с исключительно красочным палисадником. Это жена хозяина, госпожа Летина, старается. У неё просто талант из самых дешёвых цветов составить яркую, гармоничную композицию. Её супруг утверждает, что и готовит его Летти по тому же принципу: прямо-таки из ничего творит исключительно вкусные вещи. Потому и бизнес у них идёт очень хорошо - отличная еда за скромную цену как магнитом притягивает постояльцев. Со своей стороны могу вас авторитетно заверить: таких пирожков с грибами вы и в столице не попробуете! И вообще, на мой взгляд, все грибные блюда удаются госпоже Летине как никому другому. Так что настоятельно рекомендую - не проезжайте мимо.

Дальше идёт широкий деревянный мост, прозванный в народе русалочьим, через который вам обязательно придётся проехать. Легенда гласит, что в незапамятные времена где-то в этих краях жила-была крестьянская девушка. Конечно, неописуемая красавица. (Иначе и быть не может, легенда всё-таки!) И случилось так, что однажды, солнечным весенним днём, встретила она пригожего кузнеца из соседней деревни и они полюбили друг друга с первого взгляда. Как положено у всех порядочных людей, кузнец красавицу просватал и весёлая, хмельная свадьба разгулялась на оба-два села единовременно. Всеобщий праздник безжалостно прервал проезжий лорд. Он собственноручно убил несчастного кузнеца, а красавицу невесту пленил и силой повёз в свой замок. По пути девушке удалось выскользнуть из рук подлого похитителя, добраться до реки и броситься в её хладные воды. Теперь несчастная стала русалкой, дабы вечно оплакивать своего безвременно почившего возлюбленного.
Поскольку случилась эта история ещё во времена оны, плачет бедняжка уже много столетий. Оттого у этой речки именно здесь, в нижнем течении, настолько топкие берега. Более того, если в ясный, солнечный день вы встанете ровно на середину моста и посмотрите в воду, то при случае сможете увидеть мелькнувший на глубине полупрозрачный женский лик. Это русалка ждёт, не придёт ли к реке её обидчик, тогда она набросится на него и утопит.

Надо сказать, что такие же, или подобные этой, истории мне случалось слышать не только в нашей провинции. Скажу даже больше - чрезвычайно сходные по сюжету трагические сказки составляют красочно оформленный, весьма солидный, почти полупудовый двухтомник народных легенд и повествований, записанных известными иностранными братьями-этнографами Кримм. (Читала я как-то эти сказочки, так там через раз кого-то убивают, в каждой жутко заколдовывают или хотя бы магически калечат, народный позитив называется, хоть целителя душ вызывай.)
Короче, я хочу сказать, что в целом за репутацию своего рода я вполне спокойна. Да и вам волноваться не советую, никого наша русалка покамест в воду не утянула. Так что пользуйтесь мостом без опаски, тем более другого пути как через реку тут всё равно не существует. Поскольку речка-капризуля здесь резко уходит влево от вас, пересекая дорогу, чтобы, поплутав некоторое время то туда, то сюда, вновь ринуться вам под ноги, пробежать мимо нашего замка - занырнув при этом под очередной мост, только уже каменный - сделать ещё пару петель, и проскочив насквозь ближайший рыбацкий городок, наконец, влиться в море.

Да, мы самые окраинные дворяне в провинции, да, живём на краю земли, но мне это ужасно нравится. Мы богачи: у нас есть лес, река и море одновременно! И пусть бабушка ворчит об унизительно мизерном размере моего приданого, сколько хочет!!! Наш замок стоит на вершине, ну, не горы, но скального утёса. Днём, под жаркими лучами летнего солнца, его серые стены выглядят почти нарядными. Тени играют в нишах и галереях, в трубах весело поёт ветер, сияют радугой витражи, а черепичная крыша горит на солнце. Ночью серебристый свет луны делает Торриш-Холл изрядно похожим на таинственный дом, то бишь - замок, с привидениями. То есть, можно сказать, что современной моде мы в принципе соответствуем. Ну, по крайней мере, хотя бы очень стараемся! Собственно, самих привидений я у нас пока ещё ни разу не встречала, но думаю, это поправимо. Если скооперироваться с братом, вполне реально организовать себе парочку-другую призраков - для комплекта и атмосферы. Основной проблемой в этом важном вопросе у нас является отсутствие подходящих кандидатур на чрезвычайно почётную и ответственную роль домашних духов. Нет их пока, к сожалению. Но мы не отчаиваемся. Главное - искать и не сдаваться! А до безвременной кончины мы с братишкой кого угодно доведём. Если не верите - спросите у бабушки, по этому вопросу она у нас непререкаемый авторитет!
Осенью, с приходом затяжных, холодных дождей камень стен сильно темнеет, цвет его становится довольно мрачным, почти траурным, но яркие краски осенней листвы в нашем саду, заалевший старый плющ, обвивающий башни, или свежевыпавший белый снег сильно разбавляют неблагоприятное впечатление, значительно украшая Торриш-Холл. Зимой же толстая снежная шапка надёжно укрывает черепичную крышу, а со всех карнизов и балконов, тоже густо облепленных снегом, целыми гирляндами свисают длинные сосульки, к праздникам Новогодья превращая замок в нарядный, сахарный, узорчатый пряник.

Да и сам по себе он смотрится очень величественно, словно, составляя одно целое со скалой, абсолютно самостоятельно вырос из земли, гордо поднявшись, как говорится в старой сказке, 'выше леса стоячего, ниже облака ходячего'. Волей богов именно в этом месте, пронзив колоссальную материнскую плиту, ввысь вознёсся высокий, массивный гранитный шпиль, лишь слегка не достигнув вышеупомянутых облаков. На его вершине теперь очень выгодно расположена наша Дозорная башня. Вокруг шпиля вьётся длинная сторожевая галерея, к нему же лепится караульное помещение для дозорных. Поскольку материалом для всех строений Торриш-Холла служил всё тот же местный гранит, сразу так и не разберёшь, где целиком рукотворные постройки, а где люди приспособили под свои нужды уже имеющиеся природные образования. Этим обстоятельством чрезвычайно бурно, шумно и многословно восхищался тот самый молодой мастер живописи, который, к счастью, наотрез отказался делать из меня вундеркинда. Он весьма поэтично сравнивал наш замок со спящим богатырским, волшебным сном великим воином Арктуром, который должен пробудиться лишь в час суровой невзгоды, грозящей всему миру, дабы уберечь всё сущее от грядущей напасти. И если вы когда-нибудь увидите Торриш-Холл, вы, несомненно, с ним согласитесь! Гармонично сплетаясь своими стенами с выпирающими из горной породы гранитными массивами, образуя на них смотровые башни, а под ними - заградительные укрепления с бастионами и контрфорсами, замок неявно, но неустанно контролирует свою территорию, как лесной орлан или снежный буревестник - бессменный часовой нашего побережья.
От самых стен Торриш-Холла до края скального обрыва широким плащом стелется буйная зелень дикого разнотравья - а это добрых полчаса езды! - внизу вечно пенится белый прибой, а за ним простирается, блистающая на солнце, безбрежная морская гладь. И этот бесконечный, мерный, умиротворяющий шум волн! Боги милосердные, как же мне его не хватало там, в столице!!!

Неладное почудилось мне ещё на мосту через реку, откуда к нашему замку ведёт прямая брусчатая дорога. Назвать причину охватившей меня тревоги я бы не смогла и под угрозой немедленного уничтожения, но ощущение типа 'что-то тут не так' по мере приближения к воротам всё усиливалось и возрастало. Остановив коня, я на всякий случай внимательно осмотрела наше родовое гнездо: вроде всё в порядке. Флаг реет, мост опущен, решётка поднята, в ворота проезжают телеги, стража бдит как положено. Самая мирная и привычная картина. Наверное.
Ближе к воротам стало ясно: неладное мне не почудилось. Отнюдь не почудилось. Люди смурные. Стража мрачна. Говорить со мной явно не хотят ни те, ни эти. Им, видите ли, не приказано объяснять почему среди лета крестьян вырвали из хат и полей для ремонта рва и предзамковых укреплений (да и как объяснишь подобный идиотизм, скажешь что барин спятил?). Нет, как говорит мой братишка 'это реальный бред', ведь сейчас лето - страда - пора горячая. Не косьба, так прополка, тот же сбор урожая, да мало ли что ещё. Крестьянам сейчас спать некогда, а отчим ров рыть надумал! Да кому он нужен, этот ров?! На наше государство в последний раз нападали полсотни лет назад. И то это было на далёком юге - как известно, кочевники границ не разбирают. А тут, на севере, было бы с кем воевать: ближайший вероятный противник находится в тысячах и тысячах морских миль отсюда - через Ледяное море (по которому умные не попрутся, а попрутся так пожалеют). Со всеми граничащими державами мир у нас, и последние двадцать лет абсолютно никаких поползновений к агрессии от соседей не наблюдается. Да даже если бы и наблюдалось - до нас ещё добраться надо. Через всю страну.

Действительно, наш Хоркан недаром считается одной из самых безопасных провинций в королевстве: извне на нас за всю писаную историю никто никогда не нападал. А также не нападает и вряд ли нападёт хоть когда-нибудь, ибо попросту некому - жизнь без соседей имеет вполне определённые плюсы, согласитесь. Разве что пираты внезапно активизировались. Но опять же - главные морские пути на юге, пираты там же. У нас не тот климат чтобы круглогодично промышлять морским разбоем. Конечно, на Шумящих островах - на которых, как вы наверняка помните, расположена самая северная точка королевства, - климат ещё хуже, там вообще море замерзнуть может всё целиком (аж жуть берёт, как подумаешь). Но и к нам с морскими течениями ледяные глыбы приносит частенько. Обычно это случается ранней весной, но кочующие льдины своенравны, как красивые женщины: могут нагло заявиться и зимой, и в холодные дни осени. С Подзимков начиная рыбаки только скопом в море уходят: чтоб, если крушение, вытащить потерпевших сразу же. Да что я вам объясняю, всем известно, что мореходство по северным водам - это невероятно опасное дело. Десять минут купания за бортом, особенно в наши морозы, и всё - человека можно сразу в саван заворачивать и кидать обратно. Нужно отметить, что пиратам почему-то такие условия работы не слишком нравятся, хотя иногда находятся и любители экзотики, не буду врать. Короче, странно всё это как-то, вот что я хочу сказать.

Двор замка напоминал, как это ни банально, разворошенный муравейник, особенно если вместо сосновых иголок и тонких веточек вообразить солому и брёвна. Набежавший народ мельтешил как осенний гнус, то рассредоточиваясь, то создавая плотную деловито-хмурую толпу. Боги милосердные! Откуда отчим взял столько людей? И зачем, самое главное (к чему такая спешка, нас что прямо завтра атакуют)?! В полном недоумении, безуспешно выглядывая знакомые лица, я с трудом добралась до конюшни через весь этот внезапный бардак. Однако расспросить, что происходит, снова было не у кого. Вообще! Коня у меня принять выбежал какой-то мелкий, кривоногий, плюгавый типчик; никогда его раньше не видела, а если бы видела, точно б запомнила. Морда как у разбойника, но мало ли у кого какая морда. Вон у начальника нашего гарнизона настолько выразительная вывеска, что в темноте прохожие сами кошелёк отдают, а мужик он очень хороший, женат счастливо, четверо детей. Кстати, где это он? И мой пёс меня не встречает...
- А где Бус?
- Чего госпожа спросить изволит?
- Пёс мой где?
- Не могу знать, госпожа. Я тут недавно совсем.
Два раза странно. Кто такой Бус знает каждая замковая крыса - он их ловит при случае не хуже кота. Наша повариха за это ему всегда сохраняет косточку посочнее - погрызть на сон грядущий ('для сну', как она выражается). И меня уговаривает не ложиться с пустым животом, утверждая что два-три пирожка в постели, съеденные пополам с супругом, делают её ночи значительно спокойней и приятнее. Не могу ничего сказать про ночи, но платья нашей поварихи неизменно становятся слишком узкими и их приходится часто перешивать, а её талия (не говоря уже про всё остальное) скоро перестанет проходить в двери чёрного хода. И придётся ей бегать в кухню через парадные залы, а это долгий путь я вам скажу...

Но если серьёзно, как так могло случиться, что пёс меня не встретил? У него же прямо нюх на моё присутствие! Мама ещё шутит, что с тех пор как я его спасла, у нас с ним установилось мистическое родство душ, как в старинной легенде. Ну, вы наверняка её и сами помните! Только там был кот, он потом превратился в юного принца, а спасшая его девушка стала принцессой потому что вышла за него замуж. Распространённая легенда, её рассказывают и в соседних странах, и, говорят, даже за морем есть своя версия этой сказки. Разумеется, со счастливым концом, опасным началом и кучей разного волшебства посередине. Правда, в моей жизни всё было куда как прозаичнее, без всяких там волшебств и чудес.
Меня, как и всех прочих барышень, достигших тринадцати лет, учили ездить верхом. Успешно освоив процесс восхождения на седло, я страшно возгордилась и потребовала немедленно обучить меня скакать галопом. Всем присутствующим - кроме меня, конечно, - было совершенно ясно, что сперва лучше научиться ездить шагом, а потом уже рысью. Дальше следуют быстрая рысь и собственно столь необходимый мне галоп. Но даже при такой последовательности начинающему жокею достаточно трудно ни разу не упасть! Также было очевидно, что с ребёнком (то есть со мной) придётся действовать хитростью, чтобы полностью исключить дурную инициативу, ибо на галопе очень легко слететь с коня и свернуть себе шею, и не важно падаешь ты на булыжник замкового двора или, например, на луговую траву.
Итак, мне твёрдо обещали галоп в режиме 'вот прям щас' (это тоже выражение моего дюже придумчивого братца, но вы и сами догадались, да?), но предупредили что сначала последует разминка, как и положено на любой серьёзной тренировке. Я ведь тоже считаю что у нас настоящая, серьёзная тренировка? Будучи уже знакома с темой тренировок с папиной лёгкой руки (и категорически против экспертного мнения бабушки), я согласно закивала головой и со своей стороны горячо заверила преподавателя, что буду максимально старательно выполнять все положенные упражнения. Меня прокатили шагом по двору, похвалили, и сказали что теперь мы продолжим тренировку на траве. Только место поровнее найдём. С этой целью меня вывезли за ворота и велели ехать (пока только шагом!!!) вперёд по дороге. Я и поехала, к нашей речке. А там с моста кто-то сбросил мешок с выводком полуторамесячных щенят. Я до сих пор не могу спокойно вспоминать это зрелище, поэтому буду предельно краткой: Бус выплыл, а все остальные - утонули.

Истерику, которая со мной случилась по этому поводу, мама до сих пор видит в кошмарах. Достаточно сказать что из города, экстренным телепортом, вызвали дежурного целителя, потому что успокаиваться я отказывалась наотрез, а оторвать меня от единственного выжившего щенка было абсолютно невозможно ещё недели две. Так совершенно беспородный Бус остался жить у меня в комнате, занятия верховой ездой затормозились почти что на год, а папа приказал всем арендаторам в обязательном порядке (и под угрозой целой серии крупных штрафов) заклинать неплеменную домашнюю живность на гарантированное отсутствие потомства.

Глава третья. Домашний бардак и непонятные безобразия.

Свою поклажу - две чересседельные сумки и небольшой заплечный мешок с минимумом необходимых вещей - я дотащила до покоев сама, так и не встретив по дороге никого из знакомой прислуги. Вообще-то это очень, очень странно: родители всегда старались содержать как можно менее раздутый штат, отчего всех слуг в замке я знала просто наперечёт. Абсолютно всех, я нисколько не преувеличиваю! Папа, кстати, всегда говорил, что если он, как замковладелец, не будет знать каждого воина в своём гарнизоне, что он хочет и чем он дышит, то грош цена ему самому - и как боевику, и как хозяину, и как командиру. Твои боевые соратники должны быть твоей родной семьёй, а ты, дворянин, раз уж судьба поставила тебя на ступеньку выше, просто обязан быть им защитой и опорой. А челядь у нас, на севере, в принципе ничем от гарнизона не отличается. И доверяют слугам, в общем-то, ничуть не меньше, и в случае атаки тех же пиратов они, насколько сумеют, традиционно станут помогать в обороне. У нас в Хоркане так принято, поймите.
Разумеется, в других странах могут быть совсем иные порядки. Бабушка мне об этом рассказывала довольно часто, особенно после того как, возмущённая до самой глубины души, обнаруживала меня весело играющей в 'совершенно неподходящей для юной леди компании грубых простолюдинов'. Вот как раз в качестве разумного основания для своих претензий или выдвигаемых требований она и приводила - порою весьма радикальные, надо сказать - иноземные идеи для разрешения проблемы взаимодействия личностей, относящихся к разным социальным уровням. К счастью, папа самым решительным образом на корню пресекал любые бабушкины поползновения ограничить мои контакты с прислугой убогим ассортиментом сухих и манерных этикетно-дежурных фраз. И мама всегда считала что нормальные, человеческие отношения с челядью ничем не грозят репутации истинной дворянки, чем вызывала целые штормы, грозы и бури бабушкиного праведного негодования.

То есть я хочу сказать что раньше, идя по замку, я дружески общалась со всеми, кто мне только ни встречался. Здоровалась, спрашивала о детях, самочувствии, родне, делах и всяком прочем. И, разумеется, мне отвечали! А теперь вот даже не знаю, кого о помощи попросить. Домой, называется, приехала!!! Вы, конечно, можете назвать это паранойей, но я очень, очень не люблю доверять чужим людям свои вещи. Если кому-то вдруг покажется странным, что нежеланная помощь неизвестно от кого меня банально нервирует даже в стенах родного замка, напоминаю: в двух моих сумках лежат деньги, причём в нормальном таком количестве. Ну, по меркам прислуги, конечно же. А в мешке за плечами болтаются весьма и весьма дорогие амулеты, пара книжек для мелкого (тоже совсем не дешёвых, кстати), да и маме в подарок из столицы я прихватила несколько интересных, довольно-таки редко встречающихся камушков (не бриллианты, разумеется, но всё-таки!).
Это я всё рассказываю к тому, что какой-то тощий, длинноносый, хитроглазый хмырь, зачем-то без дела болтавшийся в холле, настырно порывался взять понести хоть что-нибудь, даже предпринял попытку нагло выдрать мои вещи из моих же рук, но я решительно отвергла его помощь. И, между прочим, пусть спасибо скажет, что по длинному носу не прилетело, ибо нефиг чужое лапать! В конце концов, не поломаюсь, сама донесу. Тем более - не дальний свет.

В отсутствие пса моя спальня показалась мне неожиданно огромной и неприятно пустой. Мда. За последние несколько лет, прожитых вместе с собакой, как-то я отвыкла от ощущения прямо-таки неизмеримого простора окружающего пространства. Массивный, шумный, лохматый Бус сразу же занимал собой добрую половину любой комнаты или залы. А если забирался на постель - то практически всю её целиком. Пока не подвинешь - толком не ляжешь. Более того, мне ещё порой приходилось с ним воевать за одеяло и подушку! Ну, тот, кто хоть раз пытался вытащить собственные вещи - не важно, какие именно - из-под вольготно разлёгшейся на них крупной, довольной жизнью, собаки, меня поймёт легко и быстро. Остальным объясняю - это тяжёлый, предельно неблагодарный труд!!!
Кстати, некоторые, абсолютно непросвещённые личности - особенно часто ими оказывались гостьи моей бабушки, - издалека даже принимали Бусика за модных нынче миниатюрных лошадок пони. Вот тоже ерунду придумали! Хотя теперь в домах кого только декоративного не держат: и змей, и ящериц, и крыс, и кур, и свиней, и пауков, и даже, представьте себе, тараканов!!! На этом фоне лошадь в дом протащить - вовсе плёвое дело! Действительно, ну, просто вдумайтесь: любой паршивенький пони - по крайней мере, на мой взгляд, - куда симпатичнее, например, даже очень, очень привлекательного и весьма редкого паука. Особенно если вышеупомянутое насекомое какого-нибудь исключительно противно-волосатого вида и размером примерно с вашу подушку. Да, теперь у людей и такое дома заводится! И не такое тоже - типа, современные веяния, смелые решения и всё тому подобное. Ну, что бы ни говорила там шибко модно-передовая часть человечества, а пауки, крысы и тараканы в доме - это перебор! Пусть даже и сидят они круглосуточно по своим клеткам, и в кухню - ни ногой, ни лапой.

В остальном же дома всё осталось как раньше: на полках стоят мои любимые книги, на окнах - лёгкие светлые занавески (категорически не люблю тяжёлых штор, раздражают они меня). На столе привычно громоздилась целая гора спелых яблок: я их трескаю как белка семечки, так что прислуга сразу приносит целую корзинку, чтобы не бегать в кухню каждые полчаса. У нас в подвалах давным-давно выделено отдельное, специально зачарованное, помещение для хранения именно этих фруктов. Ну, чтобы хозяйская дочка внезапно не загнулась от острого авитаминоза. Стоит отметить, что замковый сад - а у нас, в Торриш-Холле, есть и сад, и парк, и огороды, и даже большой пруд с толстыми, неповоротливыми карпами - моих потребностей в яблоках отнюдь не покрывает. Так что в своё время папа заботливо приказал арендаторам разбить несколько сугубо яблоневых садов - как он выразился, 'с заделом на будущее'. Кто ж знал, что это будущее... Ну, в общем, вы поняли - о грустном не будем, от слова совсем!

Облегчённо скинув с плеча чересседельные сумки (можно подумать, что там у меня не учебники с одеждой, а булыжники грудами лежат - холерно тяжёлые!) и тут же, освободившейся рукой, машинально цапнув яблоко, я зорко оглядела свои комнаты на предмет наличия живых людей. Надо же и мне узнать, что за странная фигня в нашем замке происходит! Горничной моей почему-то тут не нашлось, зато по комнатам болталась какая-то наглая, грязная, оборванная девка. Тоже довольно примечательный экземпляр, надо сказать. На лбу её, конечно, не написано что это дешёвая подзаборная шлюха, но так было бы куда практичнее, да и для самой потаскухи лучше. Потому как без соответствующей надписи я бы, например, сказала, что девку эту с позором вышвырнули из весёлого квартала за перманентно грязную морду лица, неизлечимый алкоголизм и явную, непреходящую вороватость. Неприятная личность, мягко говоря (так, это яблоко я спрячу, и чуток попозже сама продезинфицирую, а остальные просто прикажу тщательно перемыть, а то мало ли что)...
- Ты кто и почему здесь находишься?
- Я ваша новая горничная.
- Старую позови, пожалуйста.
- Никак не могу, госпожа, уволена она.
- Почему?
- Не могу знать, госпожа.
Если она и может этого не знать, то я догадываюсь отчего уволили мою Миду: она уже один раз пожаловалась что 'барин проходу не даёт'. То есть горничная отчима честно отшила, вот он её и уволил, сволочь подлючая. Значит, приму обратно, я уже совершеннолетняя. (Ну, это, конечно, если она согласится вернуться.) Или пусть хоть посоветует кого-нибудь малёк поприличнее этой потасканной алкоголички.
- Так, тебя в моих покоях не будет. Выйди вон и не смей сюда больше заходить.
Вы не подумайте, обычно я не груба с прислугой: ни мама, ни папа этого никогда не приветствовали. Да и бабушка тоже грубость совсем не жаловала как вещь, в принципе не подходящую для дворянки любого возраста. Но поймите меня правильно, в доме должны работать нормальные люди, а не болтаться какая-то ободранная шелупонь!

С неожиданным удовольствием прослушав звук захлопнувшейся двери, я в недоумении и замешательстве потёрла лоб. Вот кто её сюда взял вообще и что творится в этом мире, а? Сколько себя помню, наша экономка всегда очень, очень строго подходила к найму горничных. А управляющий - как он мог такую личность просмотреть?! И кто из прежних клиентов пожелал дать этой подержанной шалаве рекомендации нужного уровня? Вот ни за что не поверю, что без рекомендательных писем можно получить работу горничной! Это настолько обычная практика, что она давно воспринимается как устоявшаяся традиция: у соискательницы должно иметься письменное подтверждение, мол, данная женщина ничего не сворует, будет хорошо работать и, что совсем немаловажно, мало болтать. Если подтверждения нет, никто её кандидатуру даже рассматривать не станет! Нет, я, правда, ничего не понимаю. Каким боком эта мерзкая девка смогла сюда проскочить?! Она даже выглядит как обычная грязная уличная побирушка. В столице, кстати, её же коллеги-бродяги в центр бы ни за что не пропустили. Чтобы профессию не позорила. Там на паперти приличные люди сидят! Мда, просто так после этой 'дамы' я не уйду. Нельзя. Вдруг она уже что-нибудь спёрла!
На то чтобы проверить всё ценное, что мне пришло на ум, ушло некоторое время. Убедившись, что вроде бы ничего из вещей пока ещё не пропало, переложила честно заработанные гроши в любимый заплечный мешок - на всякий случай - и заперла дверь, закрепив эффект комплексным заклинанием. Не панацея, конечно же, но лучше я не сделаю, не научили пока. Изловив первого попавшегося на пути лакея (ещё одно новое лицо!), и выяснив что мама, то бишь леди Арлина, с утра изволит пребывать в библиотеке, побежала туда - здороваться и дарить привезённые камушки.

Сегодня явно день открытий! Исключительно неприятных открытий!!! Это я прочувствовала, полностью и целиком, сразу как только увидела свою маму. Когда я уезжала, мама ещё была моложавой и румяной, часто улыбалась, вполне могла пошутить, а в последнее время даже смеялась иногда. А теперь передо мной была старая, полуседая женщина с горькими складками у рта и пустыми глазами на сером лице. Всё что осталось от моей прежней мамочки - это привычно гордая осанка, которая, увы, теперь её не украшала, а воспринималась как какой-то жуткий обломок кораблекрушения.
Ну, вы же понимаете, что я хочу сказать?! Мне лично сразу вспомнились мачты полуразрушенных кораблей, которых временами выбрасывает штормом на наш берег. Искалеченные, обломанные, в обрывках парусов, уже абсолютно бесполезные, чудом уцелевшие на беспомощном, безнадёжно проигравшем сражение со стихией судне, но по привычке сохраняющие стройность и вертикальное положение. И самое страшное - им уже никогда не стать прежними!
Замерев на пороге, я стояла ошарашенная, в ужасе пытаясь сообразить, что нужно сделать с человеком, чтобы меньше чем за год он настолько изменился?!
- Я преступно мало занималась вашим воспитанием, дочь моя. Хочу наверстать упущенное немедленно. Прочитайте эту книгу, она прекрасно подходит для молодых леди, - без приветствия мама протянула мне открытый том.
- Мам, что произошло? - едва взглянув на страницу, я заложила её пальцем.
- Всё в порядке, дорогая.
- Ты не в порядке, я же вижу! И Бус пропал, и откуда у нас новые слуги самого отвратного вида взялись? И с каких пор мы стали 'выкать'?
- Ваш слог, дорогая, следует исправить. Прочитайте эту книгу, она даст вам представление о том, как должно поступать девушке из приличной семьи, - двигаясь как манекен, мама проплыла к соседним полкам и начала шуроваться там, явно собираясь взять ещё один фолиант. - Вы в курсе, что бабушка уехала лечиться на воды? Её не будет два ближайших месяца, так что вам следует ей написать.
Мама сунула мне в руки новую книгу, выхватив ту, что дала ранее, и напоказ сделала в ней закладку, загнув уголок страницы. Как говорит мой брат, 'убиться веником'. Нам не разрешалось портить книги. Нас даже за фамильные портреты так не ругали как за сокровища научной мысли и родной литературы! Хотя бы потому что портреты были давно и надёжно зачарованы от детских шалостей.
Посудите сами, вот, будучи ребёнком - поди, попробуй удержаться и не пририсовать клыки, уши или рожки какому-нибудь особенно гнусному дядьке с бородой! А потом оказывается, что это старое полотно работы жутко известного художника и в наши дни стоит просто неимоверных денег. Поэтому всё твоё творчество удаляют одним щелчком пальцев. А самое обидное, что ты при этом ещё и остаёшься без мороженого!!!

Пока я размышляла, как поётся в модной нынче песенке 'к чему б такие перемены', мама попыталась засунуть книгу с закладкой мне в сумку. Я отошла от ступора и завершила процесс. И надо сказать, вовремя. Шаги отчима приглушил ковёр, но всё равно их было слышно, ибо тот шёл быстро. Да что там быстро, почти бежал. Так, значит отчим. И не один. Фактически вместе с ним в двери влетел лендлорд Хоркана, достопочтенный Вирташ тан Кершан. Интересно, что должно было произойти, чтобы сам высокородный барон и наместник нашей провинции в одном лице соизволили заглянуть в наше скромное и тихое жилище? Я его раньше видела только издалека, ибо ходил сей государственный муж в плотном окружении стражи, общался с такими дворянами как мы, что называется, 'через губу', показательно искривив при этом породистую морду лица. Типа он весь такой великий-превеликий, а мы тут так, под ногами валяемся. Без 'подарка', кстати, к нему подходить не рекомендовалось. Шибко занятой человек.
Вблизи барон производил куда менее величественное впечатление (нельзя же с таким солидным лишним весом нестись как заполошная курица, тут не только имидж может пострадать). Лысина многоуважаемого лендлорда могла поспорить ярким, насыщенным цветом с букетом алых роз, традиционно украшающих нашу большую гостиную. Отчим, как всегда, был строен и элегантен, но выражение его глаз мне не понравилось совершенно.

Если заглянуть в ретроспективу, мне он не понравился изначально, то есть весь, полностью и целиком, с самого первого дня, когда он абсолютно неожиданно возник в Торриш-Холле, и мама сообщила нам радостную весть, что у нас появился новый папа. Мы никогда не звали его папой. Ни я, ни брат. Как сговорившись, мы величали его лорд Дерриш, лорд отчим или ваша милость - по ситуации. Братишка не переносил его в принципе и вообще, я же ясно понимала что наша мама ещё молодая, привлекательная женщина и если ей с ним хорошо, то пусть его, я могу и потерпеть лорда отчима.
- Марита, дитя моё, мы тебя очень рады видеть.
- Взаимно, милорды, - угу, я вас тоже, что называется тем же предметом и по тому же месту.
- Однако, к твоему празднику у нас ещё ничего не готово, и я в растерянности - ты написала, что приедешь только завтра. Прости, но мы просто не ждали тебя так рано!
- Так получилось. А где мой Бус и почему уволена моя горничная?
- Пёс слишком большой для того чтобы держать такого зверя в доме, я велел его отвести к табунщикам. А твоя горничная уволилась сама, вышла замуж.
- Я совершеннолетняя, милорд отчим, и имею полное право распоряжаться своим имуществом. Бус мой любимец и он будет жить там, где я захочу, а конкретно - в моих комнатах. Кстати, горничную я найму другую. Эта новенькая мне не нравится.
- Как пожелаешь. Но ты же не поедешь за собакой на ночь глядя? Более того, у нас, как видишь, гости. А завтра, ближе к часу, мы устроим праздничный обед. Вы ведь останетесь у нас до завтрашнего вечера, милорд?
- Разумеется, я буду счастлив лично поздравить юную барышню со столь знаменательной датой как первое совершеннолетие.
- Вот видите, дитя моё, вы нужны нам здесь.
- Мне очень жаль, но я сильно беспокоюсь о моём любимце и хочу видеть его как можно скорее, - я не только поеду, но ещё и в суд подам, если с моей собакой что-нибудь случилось! - Я заберу его и к празднику обязательно вернусь.
- Ты поступаешь против общепринятых норм, - скривился отчим.
- Я очень сожалею, но решения своего не изменю, - замечательно, пусть побесятся. Кроме того что видеть ваши морды, господа хорошие, у меня настроения нет совершенно, мне обязательно надо поговорить с табунщиками - вдруг хоть там остался кто-нибудь из старой прислуги.
- Кстати! Арлина, дорогая, я просил тебя заняться воспитанием дочери. Видишь, она бросает почётных гостей на произвол судьбы! Что скажут о нас в обществе?!
- Не беспокойтесь, матушка дала мне книгу по этикету, так что вашу просьбу она выполнила.
- Рад, что ты прислушиваешься к моему мнению, дорогая, - расплылся отчим.
- Прочитайте книгу, что я вам дала, дитя моё. Обязательно прочитайте, - безжизненная кукла, сопровождаемая нашими взглядами, медленно проплыла к выходу из библиотеки. Видимо, вдохновившись выражением моего лица, отчим решил изобразить доброго и мудрого наставника.
- Я понимаю, что вас беспокоит, дитя моё. Не обращайте внимания на поведение вашей матушки. У неё, увы, случился выкидыш и она, разумеется, в глубоком горе.
- Разумеется, - подтвердила я.
Угу, скорее это ты в горе. Потому что целиком и полностью перевести супругу под свой контроль не сумел, только ты об этом ещё не знаешь.

Возможно, вы не в курсе, но, чтобы насильно добиться беспрекословного послушания от любого непокорного вам человека, есть два магических пути: первый - это амулеты, второй - зелья. И те, и другие намертво подавляют силу воли, частично гася разум жертвы. Оба в достаточной степени опасны для здоровья, чтобы их использование признали тяжким уголовным преступлением. В некоторых странах подобные действия даже законодательно приравнивают к убийству.
Пользуются обоими этими путями очень, очень редко, даже можно сказать - почти никогда: старый, добрый и ни разу не магический шантаж куда как безопаснее с точки зрения преступника, ибо в разы сложнее доказуем. Тем не менее, прецеденты случаются. Не на всякого удаётся добыть компромат, наверное. С другой стороны, разыскать мастера, не убоявшегося уголовной ответственности - плюс ещё и способного изготовить сам подчиняющий артефакт, - ничуть не проще. Их вообще совсем не много в природе, таких специалистов: товар-то штучный, чрезвычайно сложный, это тебе не антипохмельные бляшки, что сотнями штампуют ученики да подмастерья в МАГУ. Тут и ежу понятно, что вычислить производителя - минутное дело. Мда. С зельями, к сожалению, ситуация немного другая. Нет, кухарка вам его, конечно, в кофейнике не сварит; но если имеется на руках верная пропись вредоносного состава, то всё дело по сути упирается в наличие профессионального опыта и количество - а также качество, - необходимых ингредиентов.
Вот такой примерный расклад по ситуации. Причём в данном конкретном случае я бы уверенно поставила именно на зелья, как на самый вероятный вариант, поскольку отчим когда-то учился в МАГУ - на алхимика. И не доучился, что примечательно.

По какой именно причине он не получил диплома, я никогда не интересовалась. Ну, не был мне занимателен гадкий, мерзопакостный лорд отчим! Конечно, помимо этого, я целиком и полностью положилась на мнение своей мамы, столь неосмотрительно одарившей данного негодяя своим доверием и любовью. А вот теперь уверена, что совершенно напрасно так поступила. Точнее, мы обе были не правы - в равной степени. В корне неправы. Но кто, скажите мне, мог заранее знать, что родовитый дворянин, эрудированный мужчина, благовоспитанный человек, привлекательный, стильный, элегантный лорд Дерриш - законченный подлец и потенциальный преступник?!

С его слов, кстати, единственным поводом отчисления из МАГУ была острая нехватка магического резерва. А резерв у отчима действительно мизерный, что называется - кот наплакал. Правда, далеко не всегда это можно назвать неразрешимой проблемой: некоторым, особенно упорным личностям, удаётся значительно нарастить свой природный магический потенциал. Существуют надёжные, многократно опробованные методики, но для достижения успеха в этом нелёгком деле необходимо напрочь забыть про сон и отдых как минимум на весь период обучения. А порой и намного, намного дольше! Да, не все на это способны, но результат, поверьте, воистину стоит усилий!
Теперь я думаю, что для отчисления милорда отчима могла существовать и иная причина. Возможно, неофициальная. Бывает же так, что милосердные преподаватели не хотят окончательно портить жизнь нерадивому студенту. Ведь даже с незаконченным образованием порой можно неплохо устроиться, сделать карьеру. Тем более алхимику. Зелья - штука очень нужная, широко распространённая и часто применяемая. В том числе и в противоправных целях, к сожалению. Логика тут проста, как кривая оглобля: амулеты всегда дороги, зелья - в любом случае! - существенно дешевле. Если же говорить именно о составах, подавляющих волю - дешевле на несколько порядков. Кроме того, последствия применения зелий гораздо легче скрыть.
Что характерно: и амулеты, и зелья подчинения в результате длительного воздействия на человека дают разрушенную психику, проще говоря, сводят с ума. Но зелья действуют не в пример мягче, дольше, и последствия их применения лучше поддаются лечению. Амулет же работает с математически выверенной точностью и абсолютной безжалостностью разящего клинка, калеча разум молниеносно и безвозвратно. Этим и неудобен: сильные изменения в ауре потерпевшего заметны сразу и, сняв амулет, мы немедленно получаем неопровержимые доказательства его применения. Приём же зелий растянут во времени и организм, сопротивляясь, успевает частично сгладить негативные воздействия. Сила сопротивления (недавно медиками даже было предложено ввести новый термин - 'магический иммунитет'), увы, индивидуальна, ни вычислению, ни предсказанию не поддаётся. Бывает ведь так, что заболеваешь гриппом, что называется, 'на ровном месте', а иной и в самом очаге заражения остаётся цветущим здоровяком. Вот, примерно тот же случай!

К сожалению, доказать факт использования алхимических составов (опять же - любых) существенно сложнее. Изменения в поведении с юридической точки зрения никакой не показатель, увы. С медицинской, в общем-то, тоже не он. Вышеупомянутые метаморфозы легко можно объяснить, например, чрезвычайно сильным стрессом, как уже успел сделать наш шибко многомудрый милорд отчим. И, вполне возможно, благородный лорд мне даже не соврал: выкидыш собственной жене для алхимика спровоцировать проще простого. Как и зачатие, кстати.
То есть в Террик маму везти совершенно бесполезно. Максимум, что может сделать целитель очень широкого профиля и не сильно высокого полёта (а других я там и не найду) - рекомендовать конкретного специалиста в Севаре, к которому я смогу обратиться за консультацией. Более того, и рекомендованный специалист, скорее всего, ничего мне толком не скажет без детального обследования со всех мыслимых сторон и боков. Многодневного и дорогостоящего. Увы, клиническая картина даже после длительного приёма сильнодействующего препарата - какого хотите, не обязательно именно подчиняющего, - далеко не всегда бывает совершенно одинаковой. Кроме того, сильно подозреваю, что для возбуждения уголовного дела в отношении отчима мне в обязательном порядке потребуется ещё и экспертное заключение опытного алхимика. Причём не того же приснопамятного широкого профиля, из городской больницы Севара (не обучены они толком такое распознавать!), а узкого специалиста из криминальной лаборатории столичной службы правопорядка. Их совсем немного, таких экспертов, по обычным вызовам населения они никогда не ездят, в клиниках никого не принимают, работают практически исключительно на государственные силовые структуры или секретные службы, поскольку могут подвергнуться административным наказаниям, если начнут оказывать услуги частным порядком. А буде вам удастся всё-таки уговорить алхимика-криминалиста отойти от устоявшегося стандарта, требуют за свой труд суммы просто заоблачные. Каковыми мы с мамой, увы, не располагаем.
Следовательно, мне потребуется сначала найти хотя бы кончик ниточки, с которой можно начать распутывать этот мерзкий клубок. И, обнаружив, максимально убедительно данный кончик продемонстрировать в соответствующих инстанциях. Иначе никто не воспримет мои тревоги серьёзно. Ну, вот приди я завтра, прямо с утра, в городскую управу и нажалуйся, мол, барон вкупе с отчимом творят жуткие непотребства в нашем замке, гадкие козни строят, женщин всякой гадостью опаивают - меня тут же сдадут тому же отчиму для спешного промывания моих мозгов и эффективного пресечения всех надуманных, глупых, детских претензий. А барон ему с удовольствием поможет и пресечь, и промыть. Чтоб наверняка.

В принципе, картинка потихоньку начинала складываться, но роль высокочтимого барона-наместника я пока представляла себе очень и очень смутно. Показательно аккуратно отложив полученную от мамы книгу по этикету на ближайший пюпитр, я вежливо раскланялась с почтеннейшим гостем, и свалила из библиотеки. Что называется, от греха подальше.

Вы, наверное, сочтёте, что первым делом я отправилась назад в свою комнату. В общем и целом, здесь вы абсолютно правы. Именно это я и планировала: спокойно запереться у себя и тщательно, со всех сторон, рассмотреть сложившуюся расстановку сил и плавно вытекающие из оной довольно мрачные перспективы. Думаю, в подобной ситуации любому человеку было бы просто жизненно необходимо немного успокоить нервы и хорошенько поразмыслить в тишине и покое! Но тут, что называется, вмешалась судьба: по дороге меня отловил какой-то незнакомый мордоворот, явно из охраны, с целью выяснения моей личности и причины нахождения оной в этом конкретном замке. Я, не скандаля, его прямо спросила, а кто он такой и по какому праву устраивает мне допрос. Оказалось, что у нас сменилась вся замковая стража! Вся, вообще!!! До последнего человека. А вот этот конкретный тип, он, оказывается, начальник дневной смены и заместитель нового командира гарнизона. Более того, как выяснилось в ходе нашего с ним диспута, почти всю прежнюю прислугу тоже вымели поганой метлой, вместе с экономкой и старым управляющим! Причём, что интересно, отчим, героически отринув суетную дворянскую гордыню, коей у него имелось немало, лично занимался и увольнением старой, и наймом новой прислуги. И всё это - при живом и здоровом управляющем. Мда. Нонсенс, однако, самый настоящий нонсенс!
Так вот, данный мордоворот, как ответственный зам начальника, всех слуг знает и помнит в лицо, а тут вдруг я одна такая, неопределённо-подозрительная, нарисовалась. Потащила было его к матери, но он не пошёл, сказал что поскольку нанимался к хозяину замка, то и обязан отчитываться перед ним, и только перед ним. Так что потопали мы к отчиму. Тот снова взялся мести языком (особенно после того как я тихо-вежливо поинтересовалась, а когда это наш замок стал его собственностью). Типа, раз он мужчина, то ему и брать на себя ответственность - и за всех, кто в замке находится, и за всё, что в этом замке творится. А мама ему, своему супругу, полностью доверяет. Поэтому выдала ему, то есть лорду Дерришу, все необходимые документы на управление движимым и недвижимым имуществом. Что характерно - абсолютно добровольно! Кстати, непременно прилагающийся к документам акт об использовании амулетов истины при нотариальном заверении имущественных договоров очень даже имеется, так что никакого обмана нет и быть не может. Вот он акт, лежит на столе, можешь сама ознакомиться... Всё!!! 'Нет слов, одни выражения', как однажды высказался мой замечательный братик.

Из замка я вылетела злая, как все бесы разом. Ненавижу их всех! Ненавижу!!! От попытки немедленной расправы над отчимом меня удержала только мысль о матери и брате. Если меня арестуют за убийство, кто сможет о них позаботиться? Кто их защитит?! Ясное осознание того, что мне жизненно необходима как можно более подробная и, желательно, достоверная информация о происходящем (причём срочно!), омрачалось ничуть не менее ярким пониманием собственного бессилия. Абсолютного, полного и совершенного. Амулет истины - это не просто серьёзно, это очень серьёзно! Чтобы определить, что с ним что-то не так, нужна специальная межведомственная комиссия. А чтобы добиться её созыва, мне потребуются воистину неопровержимые доказательства что имело место противоправное действие! Это вам не на соседа в управу нажаловаться. И даже не маму в столицу к доктору свозить. Считается, что амулет истины в принципе невозможно сломать. И так же нереально склепать поддельный. Слишком сложная конструкция. Тогда каким образом отчим получил этот акт? Кто помог ему с амулетами?! Как вообще такое могло произойти?!!
Сильно подозреваю, что ответы на эти вопросы я буду искать очень долго и тщательно. И опрашивать окружающих в процессе поиска мне придётся исключительно осторожно и чрезвычайно вдумчиво. Но игры в следствие придётся отложить. На светскую или любую иную беседу я сейчас совершенно не способна. Я даже смотреть на этих самых окружающих спокойно не могу. Как я не покусала никого по дороге - ума не приложу! То ли это у меня в глазах от ярости так потемнело, что я никого вокруг не увидела, то ли они сами по углам рассосались, глянув на мою морду лица - не спрашивайте, не знаю. (Если второе, их совсем не сложно понять!)

В зеркале я себя не наблюдала, но что есть, то есть - голова моя отключилась полностью и целиком. То бишь даже не задалась вопросом, куда и зачем я лечу с такой бешеной скоростью. Сама не поняла, как оказалась на заднем дворе, возле конюшни. Стою, типа, вся в тяжких раздумьях и избиваю кулаком коновязь. Угу. Конечно! Ищейка. Мыслительница! Юридически обоснованные доказательства искать собралась. Хорошо, что ничего натворить не успела! Ведь попадись мне сейчас под руку давешний конюх (ну, тот новенький, с противной рожей), не миновать бы ему допроса с пристрастием. Вполне возможно, даже магическим (и плевать что это незаконно - там мою маму обижают!). Но на наше общее счастье, на конюшне уже дежурил давным-давно знакомый мальчишка.
- Здрасте, госпожа. Чего желаете?
- Коня, Борго, и побыстрее.
- Какого прикажете заседлать? Ваш-то притомился небось, - мелкий скользнул в конюшню, продолжая тараторить - Тут наших лошадей-то мало нынче, лорд их всех в табун отослать велели, видать место надо было: гости ж приедут скоро, да барон с сыном тута уже. А у барона тааакой жеребец! Злюшшшый но красивенныыый - страсть! Грива серебряная! Вот, как есть серебряная!!! Вы б зашли, поглядели, барышня. Таких и в столице нету, небось! Когда ещё увидишь этакое диво?!
Я зашла в конюшню, ни секунды не сомневаясь в том, что узнаю что-то очень, очень интересное: Борго в жизни не был болтуном. Наоборот, за совершенно исключительные в его возрасте молчаливость, собранность и сметливость, проявивший талант к работе с лошадьми, мальчик и был взят нашим старшим конюхом в буквальном смысле слова с помойки. Банальнейшая история: родители Борго умерли, и его поневоле растила дальняя родня, не отличавшаяся ни чрезмерной добротой, ни хоть сколько-нибудь заметным достатком. Я бы даже сказала - обыкновенные пьянчуги. Лишний рот им был нафиг не нужен (они и своих-то детей не сильно жаловали), так что, если бы не мы, парнишку гарантированно ждала бы незавидная судьба нищего побродяжки, а то и чего-нибудь похуже.

Продолжая слушать трескотню мальчишки, я прошла к стойлу баронского жеребца и послушно полюбовалась на матёрую зверюгу редкой игреневой масти. Затем мне было предложено осмотреть кобылу его сына. Красивая, тонконогая вороная лошадка игриво ткнула меня носом и принялась искать по карманам - проверять, могу ли я быть полезной порядочной животинке, то есть, нет ли у меня чего-нибудь вкусненького. В качестве вкусненького кобылке было предложено яблоко, кое было ею потреблено с большим воодушевлением. Пока мы с кобылой взаимоприятно общались, Борго споро соорудил примитивного соломенного человечка из подстилки своей подопечной, посадил его на лошадь, указал на меня одной рукой, затем второй на всадника и свёл руки вместе. Я вытянула из человечка одну соломинку, сварганила из неё кольцо, надела на безымянный палец и продемонстрировала конструкцию мальчишке, пристально посмотрев тому в глаза. Борго яростно закивал. Потрепав мелкого по макушке, я скормила ему остаток завалявшихся в кармане леденцов и велела седлать моего Тайфуна. В любом случае, куда ни посмотри, выбора мне не оставили. И с точки зрения лошади, ибо других коней здесь нет (только две старые клячи, в принципе неспособные к быстрому передвижению); и с точки зрения замужества, ибо баронам не отказывают - чревато.

Нет, ну что за день такой, а? Все тридцать три несчастья на одну мою бедную голову! А если учесть последнюю новость - то как минимум вдвое больше!!!

Возможно, вы решите, что я зря так негативно и остро реагирую на брачно-баронскую инициативу: очень, очень многие девушки мечтают получить титул через замужество, а уже потом, с высоты занятого положения, разбираться с неугодными личностями, я это знаю, но тут вы в корне неправы! В нашу глушь свежие сплетни всегда долетают с опозданием; кроме того, я никогда не была завзятой собирательницей слухов (скорее, с этим надо обращаться к моей бабуле), однако то, что баронет тан Кершан - законченный дурак, завзятый азартный игрок и кобель каких мало, не знал, наверное, только абсолютно глухой идиот.

Глава четвёртая. Короткая, или общие размышлизмы о мировой несправедливости.

Наше демократичное законодательство, естественно, предусматривает что девушку не должны выдавать замуж насильно, но тут есть целый ряд очень важных нюансов. Полную самостоятельность в личной жизни я обрету только по достижении двадцати одного года, когда наступит второе совершеннолетие. Но не раньше! До этого срока я всё ещё остаюсь ребёнком на попечении старших. Сиречь - отчима. Судите сами: бабушку он отправил лечиться на воды (и мне ещё предстоит выяснить, что он с ней для этого сделал). Мама уже не в состоянии защитить ни себя, ни меня. Брата можно вообще ещё не считать, естественно. Дядя Вад мне, увы, не родственник, соответственно, ничем не поможет, разве только советом.

Да, с учётом моего состоявшегося восемнадцатилетия, отчим будет вынужден официально спросить, согласна ли я на брак с баронетом тан Кершан. Но вопрос этот так и останется вопросом, то есть чистейшей воды формальностью! Допустим, я отвечу барончику 'нет'. Тогда до срока достижения невестой (то есть мной) возраста в двадцать один год отчим имеет полное право заключить брачный контракт от моего имени. Таков закон. Если я не приведу хотя бы одну, фактически обоснованную, уважительную причину по которой я ну вот никак не могу выйти замуж за протеже моего опекуна, контракт будет признан действительным и до второго совершеннолетия юридически я буду считаться невестой баронета тан Кершан. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вы не подумайте, я не отношусь к тем принципиальным, напоказ воинствующим юным леди, которые напрочь отрицают саму идею вступления в брак как заведомо пагубную и потенциально вредную. Нет, я не против замужества как такового, но надо же различать любящую семью и краткую запись в храмовой книге бракосочетаний! Кроме того, я бы не хотела провести всю свою оставшуюся жизнь в четырёх стенах, выбираясь на балы пару-тройку раз в сезон. Да пусть бы и десять раз в сезон, без разницы! Домашняя жизнь очень скучна, даже у баронессы. А если меня ещё и выпихивают насильно...

Короче, ситуация мне не нравилась совершенно. Буквально на днях вот точно так же внезапно вляпалась в совершенно ненужный ей брак одна моя сокурсница. Абсолютно неприемлемый с её точки зрения жених очень понравился родителям, а поскольку барышня не смогла сказать ничего конструктивного в защиту собственного мнения (кроме того, что вот этот мерзкий хмырь ей глубоко противен), контракт был подписан и она теперь три года обязана безропотно терпеть общество отвратительного субъекта с интеллектом кастрированного петуха. Происшедшее бурно обсуждалось у нас в общаге, очень уж актуальной оказалась тема. Обсуждение велось с привлечением сторонних специалистов (выпускников с юридического факультета), которые с умными лицами объясняли всем и каждому, почему девушка уже не может ничего сделать и чем ей это грозит. Причём самой поганой новостью для невесты оказалась та, что охранные заклятья, которыми предусмотрительно обвешивается любой мало-мальски разумный человек (а тем более маг!), на невест-женихов действуют гораздо слабее, чем на всех остальных окружающих. Типа, эта наглая сволочь теперь почти что член твоей семьи! Сообразно воображению претендента на приданое (или претендентки на наследство) можно попытаться создать ситуацию, в которой у невесты или жениха не останется другого выбора кроме как согласиться на упорно навязываемые брачные обязательства.
Подробностей об интеллекте отвратительного субъекта я узнать не успела, но, верьте мне, эта девушка не из тех, что устраивают истерики на ровном месте, отнюдь. Боевички вообще к истерикам не склонны - профессия, знаете ли, обязывает! Более того, насколько мне известно, упомянутая барышня нацелена на успешное окончание учёбы ничуть не меньше меня, плюс замуж выходить пока не хочет абсолютно. То есть здесь можно заподозрить только корыстный умысел родителей обоих брачующихся: денег в приданом у неё хватает, жених вроде тоже совсем не беден, так что родичи вполне могли прийти к решению объединить состояния.

Законом признаётся несколько причин, по которым девушка может отвергнуть претендента: порочащие жениха факты (воровство, убийство, лжесвидетельство и тому подобные антиобщественные поступки), порочащие девушку факты (то же и связь с другим мужчиной), а также - наличие уже имеющейся клятвы о помолвке у любого из брачующихся. Порочить мерзопакостного барончика мне было, к сожалению, нечем и, более того, неоткуда в срочном порядке добыть компромат. Порочиться самой не хотелось абсолютно: мне ж надо будет потом с этим жить! А с испорченной репутацией это очень трудно - как мужчине, так и женщине.
Из объяснений я абсолютно точно помнила, что все телодвижения лучше всего совершать задолго до объявления принудительной помолвки. А если не получилось задолго, то непосредственно перед ней, потом уже будет слишком поздно что-то менять. Оставался один вариант - обзавестись женихом до завтрашнего званого обеда (то есть в реальности - утра, потому что дома мне необходимо появиться до наступления полудня!). Однако тут же, во весь рост, вставала новая проблема: придумать, где его взять.
Жаль, что ни в одном городе нет специализированных магазинов, в которых за умеренную плату тебе предложат вполне пристойный экземпляр будущего супруга, подумалось мне. Можно даже без упаковки! Но обязательно с гарантией. Это необходимо, разумеется, чтобы была возможность заменить бракованный товар, если вдруг заметишь несоответствия категории качества или отклонения значений рабочих характеристик от заявленных производителем. Свахи меня в таком важном, требующем кристальной коммерческой честности, деле категорически не устраивали. Они же так и норовят всунуть некомплект, некондицию или вообще бес знает что за дрянь. При этом никаких гарантийных обязательств не несут изначально. Дикий рынок, что ни говори!

Каких-нибудь экзотических требований к кандидату в женихи - типа 'ищу прекрасного принца на белом коне' - у меня не образовалось. В принципе, меня устроил бы любой мужик с внешностью ниже среднего, но с порядочностью в пределах нормы. Хорошо бы он при этом ещё и не был слишком старым (столетний дед лично мне бы вполне подошёл, но определённо вызвал бы массу вопросов у окружающих), хотя с юридической точки зрения преклонный возраст будущего супруга препятствием к свадьбе отнюдь не являлся. Оставалась одна-единственная серьёзная закавыка: поскольку совсем не сложно предсказать реакцию барона на мой отказ, искомого потенциального кандидата не должна испугать возможная месть весьма могущественного в этом уделе человека. Мда. Вот это действительно полноценная проблема...

Идею воззвания к друзьям мужского пола с отчаянным воплем о спасении пришлось с глубоким сожалением отвергнуть. Каникулы начались не вчера. Все более-менее подходящие личности давно разъехались по домам. При наличии двух-трёх свободных дней этот вариант был бы просто идеален, но суровая жизненная логика подсказывала мне, что по домашнему кристаллу связи я ни с кем не смогу поговорить безнадзорно, что полностью исключало не только конфиденциальность беседы, но и возможность увильнуть от помолвки. Следовательно, мне придётся ехать в город к открытию почты, использовать общедоступные каналы магосвязи (полдня - уже в минусе, а встревоженный отчим, соответственно, в плюсе), и если я найду согласного мне помочь парня, ждать мне его там никак не менее полных суток, а то и двух (и где прятаться при этом прикажете?). Ему же ещё до нас доехать надо, а заочного заключения помолвки, увы, не бывает. Отправиться ему навстречу - отнюдь не вариант. Отчим, сложа руки, сидеть не будет, однозначно. Бестолково суетиться и размахивать ими - тоже. Он, скорее всего, просто объявит меня похищенной или пропавшей без вести и с подачи барона на меня натравят сыскарей (или в просторечии - ищеек) из севарской службы дознавателей - специально обученных, опытных боевых магов. С мощными антииллюзионными амулетами, разумеется, слепком моей ауры, родственной кровью (матери или бабушки - не важно) и трёхмерным портретом, чтобы уже точно никто и ни в чём не ошибся. Поскольку в ходе патрулирования столицы, а также в рамках учебного плана, мы вплотную ознакомились с работой сыскного отделения - насколько нам это было позволено, само собой, - я могла с полной уверенностью сказать, что при таких условиях мои шансы успешно удрать от помолвки не то чтобы равны нулю, а, скорее, стремятся к минус бесконечности.

Если же в поисках героя, способного меня спасти, начать вспоминать местных дворян, то в радиусе ближайшей полусотни поместий не нашлось бы ни одного кандидата, отвечающего моим требованиям. Более того, их не было вообще! Опустим грядущие проблемы с баронской немилостью, тут другое. Все соседские дети были или существенно меня старше, или настолько же моложе. Бабушка по жизни ворчала, что если бы у меня была нормальная девичья компания, я бы не была столь безнадёжной оторвой и законченной пацанкой, а спокойно сидела бы у окна и вышивала крестиком (фу, какая гадость!) как любая порядочная девица моего возраста. Вообще, с её точки зрения, я выросла сплошным семейным разочарованием, ибо в ближайшем (а вполне возможно, что и в отдалённом) будущем выходить замуж и заводить кучу детей не собиралась. И помочь мне в столь благом, прямо скажем - богоугодном начинании (пусть и не моём лично) бабушка так и не смогла. Невзирая на всё своё упорство. А уж если даже моя бабуля не обнаружила в округе ни одного подходящего по возрасту кандидата мне в женихи, то мысль о самостоятельном поиске могла вызвать только громкий жизнерадостный смех.

Короче, помощи мне было ждать неоткуда. Оставалось, как рыцарю в известной легенде, ехать, куда глаза глядят, положившись на волю богов. Делай, что должно, и будь что будет!

Глава пятая. Много думать вредно! А порою и бесполезно.

Вот что мне было совершенно непонятно, так это зачем сиятельному барону понадобилась именно я (ну, не самостоятельно же кобелистый баронет вдруг решил жениться, да?). Почему нашему лендлорду не подошла какая-нибудь другая дворянская девушка?! Если вы хотите спросить, не думаю ли я о большой и чистой любви, я сразу честно отвечу - нет. Любовь и лендлорды в принципе не сочетаются. Тем более, если речь идёт о бароне тан Кершан.

Возможно, вы захотите возразить, что раз уж жениться баронету, то и выбирал невесту он сам, по собственной доброй воле. Очень романтично. Но абсолютно нереально! Да, конечно, мы с ним знакомы. Виделись в МАГУ, года два назад, более того - имели беседу. Краткую, но довольно бурную. Правда, расстались в состоянии острой неудовлетворённости друг другом.
Пожалуйста, не поймите меня превратно! Моя неудовлетворённость состояла из глубокого разочарования пополам с презрением: ну, не люблю я самодовольных и самоуверенных идиотов, не люблю! Особенно титулованных и богатых, считающих что им всё позволено: именно эти 'золотые детки' не дают проходу хорошим людям, портят нервы учителям, гадят по аудиториям и вообще поганят атмосферу нашего учебного заведения - самым своим присутствием. Что касается неудовлетворённости баронета, то сильно подозреваю, что та была несколько более примитивной, и вот как раз она лежала существенно ближе к области физиологии (чему очень способствовал жирный фингал под глазом).

Кроме того, ещё на первом курсе, когда мы только познакомились с моей соседкой - Канька учится на целительском - та злобно выдрала из моих рук плохонький любовный романчик, купленный на распродаже в каком-то ларьке, и всунула книжку по психологии. В романчике, довольно живым языком, повествовалось об исключительно красивом, умном, храбром, обаятельном, авантюристичном, но очень-очень бедном искателе приключений, который на протяжении всех страниц романа ищет свою любовь (то бишь деньги!). Получается это у него вполне уверенно, поскольку ему помогают богатые, красивые и знатные дамы. С каждой из них у нашего авантюриста образовывается нежное взаимопонимание (это если в вежливо-завуалированной форме). По ходу дела он выручает их из всяческих бед и несчастий, как-то: вернуть драгоценности, крайне неосмотрительно подаренные любовнику, или, например, спасти похищенную сестру. Влезает в интриги сильных мира сего, с трудом спасается, заводит самых разных друзей и врагов и вообще живёт полноценной, активной жизнью; иначе и писать о нём было бы совсем не интересно, наверное. А в конце, как и полагается, случается хэппи-энд со свадьбой по любви и всеобщей радостью. Это если конспективно. Ничего такая книженция, под слабую головную боль за развлечение сойдёт. То есть, я хочу сказать, что данное литературное произведение уместно тогда, когда думать головой уже совсем не получается, но заснуть ты пока ещё никак не можешь.

Так вот, кратко ознакомившись с содержанием сего печатного опуса, моя соседка впала в ярость и начала меня срочно образовательно воспитывать, то есть максимально быстро повышать мой интеллектуальный уровень. Потому что, как она пояснила, практиковаться на снятии стрессовых состояний ей некогда, учёба не ждёт (и вообще она будущий педиатр, а не психотерапевт!). А если я собираюсь ломать себе жизнь, свято уверовав в дикую идею, что все кобелистые мужики только и ждут момента, чтобы нежно влюбиться в подходящих леди, то, как будущий медик, она просто обязана снять с себя ответственность за мой идиотизм.
Сказала она тогда ещё много чего: и что от таких мужиков надо держаться подальше, а после общения с ними тщательно мыть руки, и что любой двуногий кобель - это рассадник венерических заболеваний, почище старой портовой проститутки. Также меня подробно просветили насчёт научной классификации двуногих самцов, сделав упор на давным-давно доказанный факт, что романтической жилкой обладает хорошо если один из десяти тысяч ловеласов. Ещё Канька кричала, что все кобели одинаковы, и дуры те девки которые думают что гулящие мужики нарабатывают обширный опыт а постельных делах. Схемы обольщения они удобные нарабатывают, и разнообразные заболевания коллекционируют, а как любовники они в подавляющем большинстве весьма и весьма посредственны.
Когда она чуток успокоилась (к тому моменту я уже осилила - правда, большей частью по диагонали - почти половину психологического талмуда), я максимально осторожно спросила Каню о причинах столь мощного эмоционального взрыва. Оказалось, что им как раз читали лекцию по теме взаимоотношения полов с применением самых современных методов - путём иллюзий и внушения заставляли прожить кусочек жизни пациента. Это, говорят, очень помогает в будущей работе. Что-то там есть такое в медицинской этике (или практике?), связанное с понятием 'раненного целителя' и абсолютно искренним сочувствием пациенту, то есть обретением с оным душевного взаимопонимания. Желательно полного.
Короче, чувствую я, взаимопонимание там действительно обрели. Все, абсолютно - и слушатели, и преподаватель. И было оно гарантированно полным и совершенно всеобъемлющим. То есть ни кусочка лишнего снаружи не осталось.

Содержание Канькиной высоконаучной талмудины я тут пересказывать не буду совсем, даже конспективно, но общее резюме я усвоила твёрдо: кобель он кобель и есть, ему важно количество окученных дам, по достижении постельного результата чувства вышеозначенных его не интересуют в принципе. А хоть какую порядочность к подобному типу даже гвоздями не приколотишь. То бишь, если у барончика и есть любовь, то её предмет он ежедневно умилённо обозревает в зеркале, удаляя отросшую за ночь щетину.

Поэтому первым делом, конечно, в качестве причины сватовства напрашивалась финансовая подоплёка такого решения. Если долго и старательно тратить деньги (не важно, куда), то даже самое большое состояние станет маленьким. Или вовсе исчезнет. Но тогда совершенно очевидной кандидатурой в невесты становлюсь вовсе не я, а дочка ближайшего баронского соседа. Кстати, тоже баронесса, а не просто дворянка без всякого титулования! Это, конечно, очень важно. Даже исключительно важно, но, как дюже интеллигентно выражается порой наш юный наследник, 'ша, слушайте сюда дальше'!
Мало того, что соседская дочка уже имеет равнозначный баронский титул, так по законодательству - раз владения будущих супругов граничат - существует реальная возможность последующего объединения земель и, следовательно, повышения прямых потомков обоих родов на социальной лестнице до титула, к примеру, графа. Последнее, разумеется, самопроизвольно не случится. От слова вообще. И самим молодожёнам, и особенно их родителям придётся изрядно потрудиться (и потратиться!), чтобы эта потенциальная возможность хоть одной ногой перешла в реальную плоскость, но оцените сам факт!!! У вас, разумеется, может быть собственное, совершенно иное мнение, но я лично знаю нескольких чрезвычайно активных, шибко благороднорождённых матерей, ради одной такой возможности готовых абсолютно самостоятельно, без всякой посторонней помощи, перегрызть глотки двум-трём десяткам ближайших родственников. И отсутствие природных клыков их совсем не остановит, не думайте!
Помимо всего вышеперечисленного, помянутая барышня ещё и обладает просто умопомрачительной кучей материальных ценностей в приданом. При этом она - пока - единственная наследница всего состояния, земель и собственно титула! Правда, девочка ещё слишком маленькая для замужества, ей, как мне помнится, никак не больше тринадцати, ну, может, четырнадцати лет, но родителям с такими деньгами и связями при желании не слишком сложно договориться и с храмом, и с судьями, и вообще с кем угодно (пожалуй, кроме богов).
Более того, в нашем распрекрасном стольном граде, в том самом режиме 'вот прям щас', пребывают сразу две персоны младых, ядрёных дочери купеческих - на выданье, разумеется, - от размера содержания которых у всех нежных светских дам поголовно сводит жуткой судорогой челюсти и пальцы (сама видела - интересное зрелище!). В плане материального обеспечения абсолютно любой баронессе до них - как отсюда до столицы на карачках. Ещё раз повторяю: абсолютно любой!! Да, что там какие-то жалкие баронессы, далеко не каждая герцогиня способна принести в дом супруга столько бабла за один заход!!! Папаши, естественно, стараются купить своим девочкам женихов познатнее, при этом, повторюсь, в приданом у вышеупомянутых барышень значатся настолько круглые суммы, что воротить нос даже очень титулованным дворянам невероятно трудно. Хотя они и стараются.

Вторым чином, разумеется, идёт моя родословная. Она, конечно, очень длинная, куда длиннее, чем у баронета тан Кершан. Но жениться ради родословной может какой-нибудь купец, безродный выскочка, мошенник, нувориш, ну, в крайнем случае, отважный офицер, недавно получивший дворянство за свершённые во славу отчизны военные подвиги, но никак не политическая фигура относительно высокого положения. Тем более сын наместника провинции, ё-моё! Кроме того, припоминаются мне, курировавшиеся лично бабушкой, безмерно скучные уроки геральдики, на которых мы с братом проходили добрый десяток дворянских семей с корнями абсолютно невероятной, прямо-таки немыслимо-безумной длинны (и в подавляющем большинстве своём - настолько же пустыми кошельками). Может быть, в них не случилось вовремя родиться невестам, не знаю, не знаю.

Третья очередь, по моему скромному разумению, могла бы принадлежать моим способностям, если бы в них было хоть что-нибудь исключительное. Но боевых магов моего уровня силы и подготовки всегда и всюду оценивали, что называется, на 'медячок за пучок'. Да, как боевик я весьма перспективна, но эти перспективы ещё нужно реализовать! Точно так же как целители годами оттачивают мастерство максимально точно и аккуратно оперировать магическими потоками, так и боевые маги упражняются в молниеносном формировании нужных заклинаний, учат тактику и стратегию, укрепляют тело, получают опыт, в конце концов. Только после окончания обучения можно будет говорить насколько хорошим боевиком я смогу стать.
Нет, не стала, а именно стать, в будущем времени! Наш куратор все эти годы не устаёт нам ежедневно твердить, что боевой маг сдаёт свои экзамены всю свою сознательную жизнь. Каждый бой - это очередная проверка: насколько основательно боец усвоил теорию, как старательно тренировался и всё такое прочее. При этом он частенько добавляет, что до пенсии доживает хорошо если половина боевиков. Так что самый главный наш экзамен - жизнь, и уж если мы будем плохо учиться, она с нас спросит по максимуму. Хоть и наградит аналогично - с большим запасом. А весь наш жизненный путь будет состоять из непрерывного сражения с собственными глупостью, ленью и страхом, а также неустанного самосовершенствования в режиме 'каждый божий день' - вплоть до гробовой доски.
Да, конечно, можно вспомнить, что мои отважные, благородные, доблестные предки долгие столетия преданно служили короне, некоторые даже были особо доверенными лицами нескольких наших правителей, но, как однажды экспрессивно возопил мой брат, 'они же давно уже все поумирали'! Чем мне сейчас поможет данный факт? Кроме вышеупомянутых и - что греха таить - весьма расплывчатых перспектив, а также относительно большого резерва у меня за душой пока действительно ничего стоящего просто нет. Ну, это если не считать помянутую душу. А вот если учесть, что некоторый процент несчастных случаев со смертельным финалом происходит и во время учёбы, скажем, на практике - тому же упырю, например, бывает почему-то очень трудно доступно объяснить, что его пришли убивать в сугубо мирных, академических целях - то может и не быть вообще, невзирая на всяких там предков, кем бы они ни являлись.
Более того, если уж продолжать логически мыслить именно в этом направлении, то я лично знакома с двумя дамами (проживающими, кстати сказать, через две двери от моей комнаты в общаге), у которых этот самый резерв в разы больше. Обе дворянки и не замужем. При этом одна обучается на артефактора, а вторая лекарь. В плане замужества это существенно лучше чем боевик. То есть боевичка. Особенно с мужской точки зрения: обе они не норовят умотать в самый неподходящий момент бесы знает куда, не таскают в дом всякую пакость в виде костей-шкур-черепов лично добытых монстров и вообще значительно покладистей характером. А если перейти на уровень академических слухов, то на подготовительном отделении у нас, бают, имеется девушка, резерв которой вообще зашкаливает далеко за все известные в общемировой практике величины (при этом, говорят, если эта барышня сумеет сохранить темп учёбы, получит степень магистра непосредственно в день окончания МАГУ, прямо вместе с дипломом). Гений, одним словом.

Вы не подумайте, я не желала несчастным леди зла, то есть мне бы хотелось, чтобы мерзкий барончик навсегда отказался от идеи на мне жениться. Более того, я бы с удовольствием подсунула его какой-нибудь гадкой, подлой, корыстной стервозине! (Желательно ещё косой, хромой и горбатой!!) А девчонки пусть живут спокойно. Они хорошие!!! Просто я хочу сказать что никаких логических предпосылок баронскому поступку я не только не находила, а даже и предположить не могла где их можно начать искать!

Безусловно, было бы приятно польстить себе и решить что моя неземная красота сразила жениха наповал с одного-единственного взгляда, но первое же встречное зеркало безжалостно развеяло бы эту иллюзию. Худощавая фигура и не слишком-то правильное лицо при соответствующей обработке могли бы дать вполне приемлемый результат, признаю, но заниматься своей внешностью мне было некогда и откровенно лениво. До лекций я спала здоровым, крепким сном, пробуждаясь в самый последний момент - нередко с громкими стонами истинной мученицы и записной страдалицы - чтобы, наскоро вычистив зубы и плеснув водой в лицо, умчаться в столовую, а оттуда сразу на занятия. После учёбы я предпочитала что угодно: полигон, библиотеку, поход на природу, прогулку по городу, лишь бы не тратить время на наведение хрупкого лоска, коий лоск всё равно смотрелся бы дико в сочетании с видавшими виды кожаной курткой, плотными штанами и сапогами до колен.
Это на других факультетах девушки абсолютно безнаказанно ходят разряженными в пух и прах (ну, кроме медиков - там есть свои, профессиональные, хирурго-гигиенические заморочки). А нас могут в любой момент внезапно припахать на задержание удравшего из участка мелкого воришки, внеплановое конвоирование толпы бродяг, срочное усмирение драчливых алкоголиков или отлов стайки беспризорных мальчишек. А при случае и на досмотр девиц нетяжёлого поведения можно нарваться, ибо абсолютно все боевики - поголовно! - каждую секунду своей жизни обязаны быть готовы реальным делом поддержать законность и порядок в родном государстве. 'Двумя руками и хотя бы одной ногой', как однажды весьма удачно сформулировал мой сообразительный мелкий братец. Сие законодательное безобразие, хоть и не столь образно, но зато весьма и весьма категорично, красивым каллиграфическим шрифтом прописано в Своде правил Академии. И городская стража прекрасно эти правила знает, так что никакие наши возражения ими не принимаются никогда, ни в каком виде, ни по какому поводу. Надо - значит, надо!!!

Следует чётко понимать, что откосить от выполнения своих непосредственных обязанностей можно только ценой отчисления из Академии: с давних пор каждому студенту любого факультета, сразу же после успешного поступления в МАГУ, вживляют индивидуальный информационно-опознающий кристалл. Он одновременно служит пропуском в библиотеку (или общежитие), меткой для опознания у помянутых стражей правопорядка, больничным листом и зачётной книжкой. А уже по окончании всех учебных мытарств кристалл извлекается, переделывается (а чаще - просто заменяется) и становится именным, выполняя ещё и роль удостоверения личности, предъявляемого работодателю диплома, плюс - впоследствии, разумеется, - тот же самый артефакт включает любые другие официальные документы на присуждение учёных степеней, премий, званий и иже с ними. Или наоборот - порицаний, штрафов и тюремных сроков. Так что вся информация о карьере данного конкретного мага - начиная от того сколько раз он пропустил занятия (или насколько интенсивно болел за время учёбы) до того где он был такого-то числа такого-то месяца текущего или любого другого года - становится вполне доступна для официально уполномоченных к получению оной лиц и персон. Потому что любые перемещения магов - абсолютно всех, не только боевиков - через те же порталы, к примеру, обязательно отслеживаются и записываются. Таков закон. В истории были зафиксированы случаи, когда волшебников, причём высокопоставленных, удачно подставляли под следствие. Со всеми отсюда вытекающими проблемами. И вообще, наше шибко мудрое правительство считает всех одарённых - поголовно - достаточно опасными людьми чтобы организовать целую систему тотального контроля, путём использования как раз таких вот меток.
Да, очень мерзко и даже подло, но, следует признать, большей частью всё-таки удобно. Работа у нас такая что личные вещи или официальные документы в любой момент могут быть потеряны, сожраны или сожжены - в зависимости от специфики трудовой деятельности. Поэтому боевикам по окончании учёбы кристалл вживляется не в середину лба, как принято у теоретиков или артефакторов, а в грудину. Это никакая не прихоть, не подумайте - место диктуется сугубо утилитарными соображениями: если тебе, например, откусят руку или ногу (что на практике случается не так чтобы и редко), то артефакт подаст сигнал бедствия, поисковая партия быстро найдёт всё уцелевшее и, вполне возможно, лекари успешно восстановят отгрызенное и поставят результат обратно в строй. Причём сигнал подаётся как автоматически, с ориентацией на критически важные жизненные показатели, так и с инициативы его владельца (то есть пока от тебя ещё не успели ничего существенного откусить). Я, например, считаю, это очень удобным! Тут главное - вовремя подсуетиться. (Само собой, потеря головы в том же случае отгрызания - штука фатальная, но и тогда поисковая партия обнаружит твои останки в максимально сжатые сроки, даже в желудке - бывшего голодного, а теперь уже сытого, - монстра.)
Все именные кристаллы сведены в единую, чрезвычайно сложную информационную систему, в отличие от упрощённых студенческих моделей, более похожих на обычные маячки с неким подобием записной книжки. Последние входят лишь в информационную систему Академии, каковая и позволяет городской страже с помощью специальных амулетов молниеносно обнаруживать несчастных студентов-боевиков в любой точке нашей славной столицы. Зато оная система может, в том числе, позвать на помощь всех близко находящихся коллег в режиме SOS. Разумеется, от помянутых коллег ожидается максимально быстрая и положительная реакция на сей призыв. Да, вы совершенно правы, это такая своеобразная предварительная профессионально-психологическая подготовка - не выдерживающие жёстких требований студенты отчисляются абсолютно безжалостно. Хочу заметить, на мой взгляд, эта практика совершенно оправданна! Если вы дадите себе труд немного поразмыслить на сей счёт, то, несомненно, полностью со мной согласитесь: человек, бросивший товарища в критической ситуации ненадёжен, не важно, студент он там или нет. То есть, я пытаюсь сказать, что пока мы учимся - самое время проверять нашу способность оперативно приходить на помощь попавшим в беду. Потом такие проверки будут куда более затратными в плане человеческих ресурсов и материального ущерба. И надо отметить, администрация Академии полностью со мной солидарна.

Ещё в самый первый день наш декан в традиционной приветственной речи особо подчеркнул, что никакой пощады лентяям, симулянтам и отказникам небыло никогда и быть не может в принципе. С нынешнего дня слово 'прогул' бесследно исчезает из нашего лексикона, все пьянки-праздники - крупным оптом - переносятся на период каникул, родители-тёти-бабушки грустно болеют в одиночестве, похмелье любой степени тяжести объявляется несущественным препятствием для несения службы. Конечно, если у нас вообще получится напиться до состояния бодуна. Потому что алкоголю на территории Академии не место, ну, за исключением медицинского спирта в местной больничке, разумеется. Он, то бишь декан, лично проследит за нашей перманентной трезвостью и, если вдруг, то обеспечит целому курсу полное отсутствие даже минуты свободного времени на весь период обучения. Как паллиатив. (Также само собой понимается, что студентам МАГУ никакие заболевания не положены по статусу: любое недомогание молниеносно излечивается в больничном корпусе и веским поводом для пропуска занятий служить не может в принципе и вообще.) После вышеописанной неимоверно вдохновляющей, чрезвычайно яркой начальственной речи состоялся индивидуальный деканский инструктаж для старост и их помощников со всего потока. А непосредственно по завершению сего замечательного события у помянутых личностей внезапно открылись просто нечеловеческие таланты по обнаружению у сокурсников заначек спиртного в любой таре, составе, форме и концентрации. Так что о культурном - а особенно некультурном! - отдыхе на весь период учёбы нам, к сожалению, пришлось коллективно позабыть.

Более того, надо вам знать, что боевой факультет могут централизованно - и совершенно неожиданно - сдёрнуть на патрулирование столичных улиц или внеплановые практические занятия по уничтожению какого-нибудь особенно редкого и мерзостного умертвия. В связи с чем, кстати, оставлять оружие и артефакты - например, в общаге, - мы разучились абсолютно все, непосредственно после самого первого, великодушно устроенного нам деканом, учебно-познавательного сюрприза. Можно сказать, что наш достойный куратор, в режиме нон-стоп (не побоюсь этого ино- и просто странного слова), прямо-таки с остервенением выискивает для своей любимой группы самых поганых и наиболее зловредных монстров из числа соответствующих нашему уровню подготовки. Для вящей тренировки, разумеется. Причём значительная часть из вышеупомянутых чудовищ - наверняка принципиально, от повышенной гадостности характера, - так и норовит обустроить себе логово на каком-нибудь старом кладбище, в давно заброшенном склепе, свить гнездо в самой глубине гнилого болота, обжиться в бездонных недрах коллектора столичной канализации, ну, или в любом другом, настолько же мерзком, отвратительно грязном и умопомрачительно зловонном, месте! О внешнем облике учащихся после этих, воистину незабываемых, практикумов я, пожалуй, скромно умолчу...
Помимо этого, как иногда выражается наш деканствующий куратор, 'совсем отдельного удовольствия', всех боевиков могут срочно собрать чохом и совершенно безжалостно затащить в академическую больничку - показать 'очень интересные' ранения или травмы. Дабы мы мудро учились на чужом горьком опыте и никогда не повторяли действия наблюдаемых 'адиётов, таки заработавших себе эти жуткие болячки'. Впечатлений, поверьте, подобные медико-просветительские визиты оставляют много. Иногда хватает на целую неделю кошмаров, хотя порой обходится банальным обмороком или вообще - хоровым визгом. В смысле, как повезёт. В общем и целом, медицина сама по себе, как я уже успела понять из личного опыта, забирает жутко много нервов, перманентно забирает, я бы сказала. Даже если объект учебного обозрения покамест жив и слегка шевелится. Всё равно эффект от увиденного, ну, очень негативный: 'никак не развидеть' называется! Хуже было нам, пожалуй, только на кафедре общей некромантии, когда обозреваемое шевелится не слегка и уже совсем, сиречь окончательно, мёртвое. А видели бы вы наших прекрасных дам после первого, почти торжественного, посещения столичного морга! Нет, оригинальным цветом лица отличались все студенты нашей группы, посетившей сие почтенное заведение в тот злосчастный день, но вашей покорной служанке хотя бы не пришлось в срочном порядке застирывать подол нарядной юбки или горько сожалеть о безвозвратно загубленном кружевном жабо.

Ну, в общем, очевидно, что настолько бурная общественно-полезная деятельность чрезвычайно пагубно сказывается на состоянии дамских туалетов (а также макияжа и особенно маникюра!), в связи с чем даже те наши сокурсницы, что поначалу старались хоть как-то соответствовать требованиям современной моды, совершенно перестали напрягаться и одеваются дёшево и удобно. Иначе денег не напасёшься тряпки покупать.

В принципе, существовал ещё один, очень плохой вариант развития событий, по которому барону вовсе не нужна была я в качестве невестки. Нет, я ничего не путаю. Судите сами: мою маму они уже фактически устранили, бабушка (поскольку она с материнской стороны) никак не может претендовать на наследство, я, выйдя замуж, тоже утрачиваю первенство в праве наследования, поскольку свою часть - приданое - уже получила. То есть из живых и, что называется, реально возможных наследников Торриш-Холла остаётся только мой младший брат, несовершеннолетний мальчишка, не имеющий никакой возможности себя защитить (что бы он там себе про это ни думал!). И если сейчас меня выдадут замуж, а позже с братом что-нибудь случится, то наследовать замок и всё остальное будет мама, а после её смерти - отчим или их общие дети, если, конечно, они успеют появиться на свет. Очень страшная причина и верить в неё мне совсем не хотелось.
Но, с другой стороны, у меня же больше ничего нет! Имеется в виду - нет ничего такого, что могло бы понадобиться барону и его сыночку. Не бог весть что, вы скажете (и будете совершенно правы!). Но, может быть, с их точки зрения, суть именно то, что нужно? Потому что как иначе объяснить их участие в делах отчима я не знаю и не понимаю. Не такая уж он большая шишка чтобы барон, наместник провинции, лично(!) им занимался. Хотя, возможно, отчим может предложить ему что-то ещё помимо моих денег?!

Поймите меня правильно, я не нагнетаю панику. Именно участие лендлорда Хоркана и делало вышеописанную схему жизнеспособной. Ведь если бы отчим был вынужден действовать сугубо в одиночку, то задача устранить всех наследников и не попасться при этом самому (а как иначе пользоваться нечестно добытой собственностью?) оказалась бы практически невыполнимой. Но барон, как наместник всей нашей провинции, является в то же время Верховным судьёй Хоркана, и, соответственно, имеет гораздо более широкие возможности, чем обычный дворянин, особенно в плане воздействия на органы следствия и правосудия. Так что вполне может статься, отчим захотел получить Торриш-Холл в собственное безраздельное пользование. Не для этого ли ему так нужен барон тан Кершан?

Глава шестая. Туда и в гости - по одной дороге.

Табун я отыскала не сразу: от глубоких нервных переживаний моя голова всегда плоховато соображает, так что пришлось немного поездить туда-сюда. Ещё сложнее оказалось утихомирить мою собаку, впавшую в буйное блаженство от долгожданной встречи с горячо обожаемой хозяйкой. Мда. В отличие от неистовствовавшего Буса, я была предельно далека от восторга. Пёс похудел, длинная шерсть свалялась в колтуны и потеряла всякий лоск, в хвост набились разноразмерные репьи, а на правом ухе я даже нашла здоровенного, жирного клеща! Свирепо выговорив ближайшему из табунщиков (ещё один новенький, кто бы сомневался!), тут же отослала его в замок, сказать, что заночую у нашей лекарки - типа, хочу поболтать с подругой. И я вправду очень часто так делала! В действительности же мне требовалось самое банальное алиби: ну, должен же кто-то ответственно засвидетельствовать что я тихо-мирно спала в мягкой постели, а не спасала свою судьбу назло всем врагам и подлому лорду отчиму. На всякий случай.

Конечно, оставался шанс что отчим успел запугать лекарку, дать ей много денег, или того хуже - напоить её тем же зельем что и мою маму, но это мне казалось крайне маловероятным. По рождению Ритана была обычной деревенской девушкой (или как принято говорить в научной среде - волшебником-самородком), с небольшим, но устойчивым магическим даром. Закончила она не столичный университет, а Севарское Магическое Училище, дававшее образование на уровне первых трёх курсов МАГУ, то бишь не обладала достаточно глубокими знаниями чтобы распознавать редкие зелья или заклинания. (Увы мне, а особенно маме!) Более того, в замке она на моей памяти ни разу не появлялась, так что никакого интереса для отчима - по моему слабому разумению, - не представляла. Даже несмотря на стервозно-пробивную, упорную натуру.
Нет, этот момент не стоит недооценивать! Вы только представьте себя на месте несовершеннолетней девочки из глухой деревни, не умеющей ни читать, ни писать, которая вопреки пожеланиям всех родных отправилась в Севар (то бишь к бесу на рога по представлениям деревенских обывателей), чтобы реализовать свою мечту и стать профессиональной целительницей. Ритка не особо распространялась о том, как она несколько лет подряд мыкалась по чужому городу, одна, без гроша в кармане.
Нет-нет, не стоит ожидать от меня каких-нибудь сенсационных фактов. От слова совсем: я никогда специально Ритку не расспрашивала. Сама понимаю, что воспоминания отнюдь не из области приятных. Так что о проблемах, неосмотрительно вставших между будущей лекаркой и её образованием, имею только предположительное представление. Единственное, что можно сказать абсолютно точно - в училище нет подготовительного отделения как такового, соответственно, грамоте Ритана училась где-то вне его стен. А неграмотных туда не принимают по определению, как бы силён ни был дар (не потому ли по деревням у нас вечно не хватает целителей?). Редких везунчиков, от рождения обладающих действительно уникальными, выдающимися способностями к магии оттуда направляют сразу к нам, в МАГУ. Как ту гениальную девочку с подготовительного, с феноменальным резервом. Но такое чудо свершается в лучшем случае раз в десять-пятнадцать лет. А то и гораздо реже. Все остальные идут на общих основаниях.

Мы подружились с Ританкой уже после того как она получила диплом. В то время папа, наконец, выбил из удельной администрации деньги на ставку нашей лекарки (кстати, слухи о том, что вышибал он их вкупе с чьими-то зубами - полный бред!). Таким образом, новоиспечённая целительница и свободное рабочее место удачно совместились друг с другом.
Наша личная встреча произошла, естественно, в лесу. Я как раз моталась верхами по арендаторам со всякими разными бумажками (папа считал что мне полезно разбираться в бухгалтерии и договорах, бабушка была резко против), когда на тропку вышла Ритана с мелкоформатным стогом лечебных трав за плечами. Мне сразу стало интересно, чем это тут без меня человек занимается, и мы разговорились. По результату беседы я помогла лекарке найти дорогу домой, а то Ританка здорово заплутала, собирая травы летней ночью. А лекарка в благодарность напоила меня совершенно восхитительным травяным чаем собственного сочинения.
С тех пор мы часто встречались: и ей, и мне не хватало общения с себе подобными. И если я к этому привыкла с детства, то Ритке приходилось дуже тяжко. Это раньше она была обыкновенной девчонкой, а потом одной из многих учащихся. Теперь она лекарка, то бишь уже куда больше чем простая деревенская баба, но всё ещё существенно меньше чем дворянка. То есть попала она промеж двух социальных уровней, как зерно в жернова. Но Ритка выдержит, не девка - кремень!

Многие говорят, что сословные различия ставят между членами нашего прекрасного общества непреодолимые барьеры. Я в это не верю. Нет таких барьеров, которые человек не смог бы преодолеть при наличии желания или соответствующего стимула. Более того, если два человека имеют нормальные мозги и не имеют осознанного намерения злостно выпендриваться, то и общаться они могут вполне продуктивно и даже взаимоприятно. Взять вот нас с Ританой. Несмотря на различия в происхождении, образовании и воспитании, мы, в целом, прекрасно поладили. Единственный камень преткновения между нами двумя состоял в том, что, как всякая деревенская девушка, наша лекарка была твёрдо убеждена в несомненной пользе замужества как такового. Ну, это в городе мужчина логично становится банальным живым приложением к мягкой мебели, предметом роскоши, если хотите. А в деревне, попробуй, обойдись без крепких мужских рук! Так что я не знала, каким образом сейчас гарантированно привлечь её на свою сторону, не раскрывая при этом всех своих мыслей и опасений.
Поймите меня правильно, Ритана - замечательный человек, глубоко порядочный и очень принципиальный, но если я расскажу ей всё как есть, она в первую очередь помчится в замок: осматривать мою мать, ругаться с отчимом и поднимать бучу по поводу и без. Такой уж у неё характер. Допустив подобное развитие событий, я стану жертвой собственной глупости (а в придачу к этому крепко подставлю Борго). Хотя лгать подруге тоже не хотелось. От слова совсем. Ведь когда-нибудь она обязательно всё узнает, и вранья мне - абсолютно точно! - не простит.

Вот так, занятая размышлениями что именно и как сказать Ритане, чтобы не навредить ни маме, ни себе, а лучше - вообще никому, я и топала по тропинке, ведя Тайфуна в поводу. Бус вольготно сновал туда-сюда, суя любопытный нос в каждую нору, обследуя кусты и изредка помечая деревья. Собственно, идти было не так чтобы близко, но и не очень уж далеко. Лекарка наша жила на отшибе, в роще между двумя самыми большими посёлками и замком, почитай, на полдороге от каждого. То есть, грубо говоря, примерно в центре не совсем правильного треугольника. Очень удобно и для неё, и для пациентов. Тут тебе и лес под боком, где растёт большинство необходимых ингредиентов для лекарств, и жизненно необходимая для плодотворной работы тишина, и совсем рядом с хаткой бьёт родничок чистейшей ключевой воды, и живёшь спокойно, без непрерывного потока гостей.

Сперва-то Ританка, ничтоже сумняшеся, обосновалась в посёлке. Соответственно, там к ней ежевечерне толпой прибегали девки-бабы "на погадать". Ну, как же - раз учёная, значит, ведьма! И никакие объяснения - а потом и скандалы! - их отвадить так и не смогли. Ещё бы - такое развлечение приехало! Парни тоже не отставали, хотя, в отличие от женщин, их волновал классический мужской вопрос "кто будет первым". Но вот замуж Ритку никто не звал, более того - даже не собирался. Не будет же лекарка в поле работать или, например, обихаживать скотину, правда? Тогда кому она нужна как жена?! Правильно, никому! Вот покувыркаться с ней в кустах - это пожалуйста, за милую душу...
Короче, Ритана съехала в эту хатку. Несколько веков назад тут был охотничий домик кого-то из моих предков. Потом предок умер, дом был позабыт, позаброшен, и как следствие - развалился, оставив после себя относительно крепкий каменный фундамент и, нелепо торчащий из подлеска, щербатый кусок стены с дверным проёмом. Теперь же уникально ущербная стенка давно разобрана, а на месте барской забавы, не без помощи мастера Тобиаса "с чады и домочадцы", стала хатка лекарки. Непосредственно к ней примыкает сарайчик, одновременно выполняющий почётную роль курятника, маленького сеновала и скромной обители двух наглых белых коз, постоянно пытающихся на корню изничтожить крошечный Риткин огородик. Также там любят посидеть, поразмыслить три приблудившихся к домику кота. Другой скотины Ритана, действительно, не завела: что свиньи, что коровы требуют много времени и сил, не для лекарки они, определённо. Так и живёт одна, без мужа.
Зато меня сватает самым регулярнейшим образом! Ну как - сватает. Убеждает что замужество - самое главное событие в жизни женщины и основная цель её (то есть женщины) существования. Я, в свою очередь, упорно уверяю Ритану что на мужиках свет клином не сошёлся, любовь штука сложная, а без любви выходить замуж просто глупо. Порой у нас такие философские баталии выходят, хоть сама садись, книжку пиши! Чтобы материал не пропал. Не скажу, чтоб вдруг устала с Риткой спорить, но вот именно сейчас мне бы очень хотелось избежать всех этих брачно-умозрительных бесед. Теоретически Ритана вполне могла решить (исключительно из самых лучших побуждений!), что баронет - это моя судьба. Богатый, знатный, молодой, образованный, с магическим талантом. И наехать со своим извечным "выходи замуж, а то так в девках и просидишь всю жизнь".

Не спешите обвинять её в непроходимой глупости! Это самая настоящая крестьянская практичность: любовь - штука непрочная, чего на неё надеяться. Есть много простых, понятных и непреходящих вещей. Например, титул. Мне пришлось столкнуться с этой точкой зрения ещё год назад, когда Ритка упорно меня уговаривала нашего кафедрального декана окрутить, с изумлением узнав, что он до сих пор неженат (её главным аргументом было: "графиней будешь!"). Поначалу я даже обиделась. Но потом поразмыслила и поняла подоплёку ошибочности собственных рассуждений.
Видите ли, то, что баронет кобель и дурак, для Ританки - суть мелочи жизни. Что-то типа переломанного носа, наверное. То есть, конечно, некрасиво, но в целом не страшно: здоровью не вредит, жить не мешает. В деревнях к кобелистости вообще относятся довольно спокойно, иногда она даже приветствуется (в зависимости от культуры региона, само собой). Это мне Ритка сама рассказала. И напела; кстати, у неё неплохой голос. Кажется, мы тогда дегустировали её новую наливку. Если я правильно помню, из чёрной рябины. А может, из красной (потому что шла она за красной смородиной, то есть за наливкой из красной смородины). Но песенка мне в любом случае очень понравилась! Забавная такая песенка, про то как жёны надоевших своих мужей продавали на базаре. Весь текст я не запомнила, но общее содержание меня до глубины души поразило своим неизбывным прагматизмом: главным критерием мужской привлекательности объявлялась полезность ("йще сгодыться"). В результате ожесточённых торгов никаких покупателей не нашлось только на запойного алкоголика и патологического лентяя! А все остальные огрехи - неверность, физическое уродство, маленький рост, старость - мужчинам легко прощались. Кроме того, с точки зрения лекарки в пользу моего замужества имелся один прямо-таки убийственный аргумент: так решил мой отчим. ("Ну, положено же - по слову отца. В деревне все так делают! И мать моя по отцовскому сговору замуж выходила, и бабушка...")
Единственным существенным недостатком барончика Ритана смогла бы признать лишь записное мотовство. Однако хоть сколько-нибудь твёрдых гарантий и на это у меня, увы, не имелось. Короче, хотела бы я так повести разговор, чтобы обойти стороной столь некстати возникшие подводные камни. Иначе наша лекарка мне все мозги проест, профессионально, вплоть до копчика. По дороге к Риткиной хатке я старательно подбирала аргументы в пользу своей позиции. На всякий случай. К счастью, они мне не понадобились.

Лекарка собралась в деревню - за ней примчался хлопчик, у матушки которого начались схватки. Мать его я прекрасно знала, эта милейшая женщина, ещё будучи подростком, часто приносила на нашу кухню лесные грибы и ягоды. Теперь важную функцию снабжения замка съедобными дикоросами взяли на себя её старший сын и две средние дочери. Разумеется, я передала и ей, и её будущему ребёнку мои самые наилучшие пожелания, а потом пошла в дом, здороваться с Риткой. Та заполошно металась по помещению, сгребая в корзинку травки, склянки, тряпки и прочий лекарский инвентарь абсолютно непонятного для меня предназначения. Толком мы с ней даже обняться не успели: Ритана предполагала тяжёлые, сложные роды, а мальчишку, как водится, послали за лекаркой с изрядным опозданием, так что нужно было поспешить.
Нет, эта деревенская логика меня буквально убивает: может, ещё обойдётся. Ну да, конечно, проблема внезапно рассосётся сама собой, не придётся деньги платить. А то, что женщина мучается, умереть может - нееет, подождём ещё чуток. Вот когда уже точно без лекарки помрёт, тогда пацана и отправим!!!
Короче, всё, что успела подруга - это впустить меня в дом и стребовать клятвенное обещание дождаться и не уезжать на праздник, не поболтав как следует. В свою очередь, я лишь сподобилась получить заверения, что Ритана вернётся сразу как только управится. Запирая за подругой дверь, я облегчённо выдохнула: как бы я ни уважала Ритку, дискуссию о замужестве, при её брачном фанатизме и неуёмном темпераменте, я бы сейчас наверняка не вынесла. Разревелась и сдала всех и вся.

Что интересно, замка в Риткиной хатке никогда не имелось. Преодолеть систему охранных заклятий и заговорённый засов всё равно никто из деревенских не мог. Хотя мальчишки по дури иногда пытались. После чего порой неделями ходили с горбатой спиной и кривыми руками, пока их родители собирали хабар для лекарки, чтоб та не сильно ругалась за хулиганство.
Поначалу основным эффектом несостоявшейся попытки взлома была ярко-красная, жутко перекошенная, местами сморщенная, мерзкая рожа с выпирающими изо рта клыками, но деревенские парни не сочли наказание сколько-нибудь серьёзным и с превеликим удовольствием пугали своим обликом прохожих на ближайшем тракте - хозяйственно подбирая всё, что, убегая, бросали особо впечатлительные путники, - пока не вмешался отец. К тому моменту уже по всему Хоркану целыми косяками ходили слухи о невиданных доселе безмерно жутких, кровожадных, могучих чудовищах, огромными стаями (или стадами?) поселившихся в наших тёмных лесах. Монстры по воле молвы обзаводились когтями, хвостами, рогами, копытами и шкурой, которую не возьмёт даже самый острый меч. Причём наличие и копыт, и когтей одновременно ни слушателей, ни рассказчиков ничуть не смущало! Просто делало описываемых монстров ещё страшнее и опаснее. Из глаз они исторгали свет, из ноздрей - пар. (Искры из-под хвоста в комплект почему-то не входили.) Порой им случалось летать и похищать невинных младенцев, порой - поедать живьём неосторожных путников. А иногда, видимо, под настроение, они выскакивали на свет божий из-под земли, дабы увести в полон девицу-другую, ибо состояли в прямом родстве с самим Великим Полозом. Более того - это именно он, коварный, злобный змей, и наслал на людей эту напасть с целью извести весь род человеческий и стереть с лица земли даже память о нём.
Короче, сплетни плодились, множились и разлетались по миру, как горячие пирожки с капустой и яйцом на Большой осенней ярмарке. Как водится, абсолютно все рассказчики перевирали ранее услышанное самым что ни на есть безбожным образом, до полусмерти пугая неграмотных деревенских баб, безоговорочно мотивируя купцов переплачивать за охрану караванов, а одиноких, пеших и конных, путников - кардинально менять привычные маршруты. Мда. Как говорится в старых хрониках, "здесь сила слова возбуяла". Да так, что сбор со всех наших мостов и гостиниц начал ощутимо падать. Разумеется, отец "шутку юмора" не понял и прекратил разыгравшееся безобразие как сумел. Шутников он велел нещадно драть кнутом, а их семьи весьма ощутимо наказал деньгами. Лекарке же было сделано строгое внушение, принесшее довольно своеобразные плоды. Теперь любой дурак, покусившийся на её имущество, обзаводился огромным, чрезвычайно болезненным горбом, а его руки оказывались неестественно вывернуты в локтях и запястьях. Таким образом, чтобы даже есть ими было совершенно невозможно. Этого уже крестьянская душа не выдерживала. Охотники за Риткиным барахлишком перевелись мгновенно - как по волшебству.
Для меня засов преградой не являлся, как и для других магов, но грабить друг друга в магическом сообществе, знаете ли, как-то не принято. Нас не так много, чтобы портить отношения даже с отдельно взятым коллегой. Тем более, что можно ценного найти у обычной деревенской лекарки?! Но это всё была лирика, так сказать, философское отступление от темы...

Ритана убежала, сопровождаемая пацанёнком, тащившем корзину с её вещами. Ждать её раньше завтрашнего, причём очень позднего, утра смысла попросту не имело: ей теперь всю ночь не спать. Я же скинула куртку на стул, поплотнее задёрнула занавеску на окошке и соорудила обманку на постели из одеяла и обеих подушек. На случай если кому-нибудь шибко подозрительному придёт в голову приказать проследить. Бояться разоблачения этой примитивной уловки, по-моему, совершенно не стоило. До табуна я добралась как раз к моменту коллективного обеда. О нём красноречиво говорил большой, старый, пёстрый платок, постеленный вместо скатерти, на котором в живописном беспорядке вольготно располагались: добрый шмат густо обсыпанного тмином сала, здоровенная коврига чёрного хлеба в компании целой россыпи чесночных головок, несколько деревянных, изрядно обгрызенных, ложек, тряпка, нож и щербатая глиняная кружка. Пара горшков, прикрытых чистыми рушниками, и расписной квасник несли караульную службу под ближайшим кустом. Рядом вихрастый подпасок сосредоточенно ссыпал травки в кипящий котелок, стоящий на углях костра - заваривал чай. Так что нервы тратить мне было действительно незачем.

Поскольку никаких авралов нигде и ни с кем не случилось, мужики сперва спокойно поедят. Спешить-то некуда! Потом настанет время распивать холодный, ядрёный квас или горячий, ароматный травяной чай, с обязательным обсуждением всех моих очевидных достоинств и вопиющих недостатков. Обстоятельным и неторопливым. Ну, как же, барскую дочку первый раз увидели! А уж после того как всё будет решено и обговорено, придёт пора неспешно собираться в путь. Пока табунщик доберётся до замка, пока барин выделит время для беседы, пока пастух всё расскажет, получит инструкции и вернётся назад - естественно, предусмотрительно не забыв плотно поужинать на замковой кухне - уже гарантированно стемнеет. Стучать они не осмелятся: побоятся, что иначе я выйду, и мало им не покажется. А через щёлку в занавеске будет слишком сложно разобраться - лежит там внутри человек или нет. Куртку мою, конечно, придётся оставить, что называется, для вящей убедительности, но лето наступило, авось, не замёрзну. Собаку я изобразила лохматой Риткиной шубой, найденной в одном из сундуков (тоже в темноте не угадаешь - он или не он). Искать вороного коня по лесным полянам, ночью, чтобы проверить тут я или нет - вовсе гиблое дело. Тем более что увести его я могла, ну, просто куда угодно: волков рядом с нашим замком давным-давно никто в глаза не видел, а мой Тайфун вполне может за себя постоять.

Возможно, вы подумаете, что чрезмерная конспирация - это не наш выбор, но в этой связи хочу вам напомнить, что опаивание женщин - даже законных жён! - всякими нехорошими алхимическими составами тянет на уголовное преступление, а если человек уже совершил одно противоправное действие, то второе ему совершить много легче. Я совсем не хотела знакомиться со способностями моего отчима в плане противоправных дел на собственном опыте. Потому что подозревала, что он окажется "очень сильно печальным опытом", как уныло определил мой братишка после одного, в своём роде незабываемого, урока алхимии. Кроме того, была абсолютно уверена, что узнай барон о моём отсутствии в домике лекарки - и меня начнут чрезвычайно активно искать. В том числе и в Террике.

Таким образом, вместо того, чтобы восторженно слушать соловьиный концерт или просто безмятежно наслаждаться тишиной и покоем прекрасного летнего вечера, я устало тряслась в седле и размышляла на довольно мрачные темы лично-семейного характера, попутно решая очень сложную задачу: как добраться до города и вернуться обратно в максимально короткие сроки. При этом - обязательно! - не привлечь к своей персоне излишнего внимания, а также сохранить лошадь не просто здоровой, но и побеспокоиться о том, чтобы конь не выглядел вымотанным и уставшим. Во избежание всяких разных вопросов вкупе с совершенно ненужными подозрениями.
Мой Тайфун, конечно, имеет в дальних предках роскошных призовых скакунов, но, невзирая на прекрасную наследственность, он - живое существо, и, как у любого живого существа, у него есть вполне определённый предел выносливости. А поездка из города домой, а потом снова в город плюс опять назад в родовое гнездо, явно находилась далеко за гранью его сил и возможностей. Да, за неполных пять часов спокойной, медленной рыси конь не слишком устал, но отдохнуть после этого он нисколько не успел, а мне предстояло снова махнуть в город, решить там все свои проблемы и вернуться обратно. В общем и целом выходит аж пятнадцать часов верхом, пусть и без малого. Математика - наука точная, чтоб её, холерную, бесы забрали. Это вам не просто так, как иногда значительно изрекает братишка. Совсем не просто! Как бы нам всем тут замертво не свалиться, ехать шагом ведь не получится: желательно поспеть домой к завтраку или, в крайнем случае, к полудню - некоторое время на приготовление к празднеству тоже необходимо.
Наиболее трудной, сложно решаемой задачей представлялось мне обеспечение отсутствия любых подозрений у лорда отчима. Слишком уж долго мотаться в седле придётся, столько за один раз я в жизни никогда не проезжала. Можно смело сказать - буду ставить личный рекорд! Мда. А ведь мне так же надо будет где-то хоть как-то отдохнуть, ибо на балу я должна выглядеть цветущей и довольной жизнью именинницей, а не заморенной, полудохлой клячей.

Возможно, тут вы вспомните, что в моей сумке имелось два отличных амулета, маминой работы, вполне применимых в текущей ситуации - от усталости и лечебный. Использовав оба, я была бы в полном порядке, но закавыка состояла в том, что нас-то уже стало существенно больше. То есть двумя амулетами, рассчитанными на одного человека, требовалось взбодрить-вылечить и человека, и коня (а в идеале ещё и собаку!). Это, разумеется, было в принципе невозможно. Я хочу сказать - невозможно в плане энергоёмкости, а отнюдь не конструктивных особенностей артефакта. Мамочка у меня предусмотрительная - хоть иногда, как показала практика, её предусмотрительность не срабатывает - поэтому все лечилки мне сделала универсальные, годные и на людей, и на животных (вы не подумайте, не каждый магистр так сумеет!). Само собой подразумевалось что я могла в случае нужды заново зарядить амулеты и использовать их несколько раз подряд. Профессионально сделанные артефакты тем и отличаются - их можно подзаряжать и использовать практически неограниченное количество раз. Проблема заключалась в том, что любому такому артефакту нужно довольно значительное время - как правило, несколько часов - для полноценного восстановления, чтобы полученная извне магическая энергия правильно распределилась и начала должным образом циркулировать по силовым каналам. Отсутствие этого времени создаёт определённые сложности в использовании амулета, а главное - весьма существенно снижает эффективность его работы. К счастью, как вы помните, я получила кое-что за практику, и, уповая на грядущую ярмарку, вполне могла позволить себе прикупить самое необходимое в городе.
Светиться в знакомых лавках я бы, разумеется, не рискнула. Там, где мы с мамой обычно пасёмся, работают вполне компетентные специалисты, этого не отнимешь, но меня обязательно вспомнят - без шансов. А это нам сейчас, безусловно, совсем не нужно и, несомненно, может оказаться довольно опасно. Надеяться на маскирующую магию, как часто описывается в популярной приключенческой литературе, тут не стоит. Это у героя в книжке ничем не пробиваемая личина получается с пол-плевка, а в жизни вы такого чуда увидеть не сможете - гарантированно. Даже если мне удастся, поднатужившись, навести на себя пресловутую комплексную иллюзию: то есть склепать одну личину, колдуя при этом как можно проще и экономичнее, прибавить вторую, помощнее уже созданной, и умостить последнюю сверху, эдаким бутербродом, совсем не факт что этот хитрый финт ушами мне поможет. Подобная стратегия, к вашему сведению, всего лишь позволяет гарантированно избежать автоматического опознавания системой слежения на входе. Помянутые системы, в целом, однотипны, стоят практически в каждой торговой точке, даже самой маленькой, разница лишь в том насколько мощные чары применяются при их создании. Что примечательно: никаких сложных проблем они по сути не решают, из-за чего непосредственно в торговом помещении могут быть ещё более совершенные охранные средства установлены. Как правило - уже комплексного характера. А если лавка с дорогим товаром - типа коллекционных вин или старинных книг, к примеру, - то тех комплексных средств будет несколько видов, да и обыкновенными, живыми охранниками купец отнюдь не побрезгует. В столице крупные торговые дома, имеющие по нескольку магазинов - без всякого там антиквариата или драгметаллов внутри, к слову сказать - даже дипломированных магов зачастую нанимают. Именно бытовиков, со специализацией на иллюзиях. Так что лучше не рисковать, честно вам говорю. У нашего знакомого мастера артефактора в Террике фокус с комплексной личиной гарантированно бы не прошёл, я точно знаю. И в большом ювелирном магазине, расположенном по соседству, тоже, кстати. Ну, я же говорю - профессионалы, а не какие-нибудь идиоты.
Любой хороший специалист, не важно, волшебник он или нет, должен обладать толикой, а лучше и не одной-единственной толикой, предусмотрительности (так и наш куратор говорит: думать надо постоянно, а не когда жареный петух сзади клюнет). Стало быть, любой лавочник обязательно предпримет все доступные меры против тех же иллюзий - воров и фальшивомонетчиков никто, к примеру, не отменял. Сколько ни совершенствуют чеканку и степени защиты дензнаков специалисты нашего Монетного двора, постоянно находятся те, кто эту защиту пробует сломать. Или не пробует, здраво оценивая собственные силы, зато вовсю пытается надурить окружающих, рассчитывая, в первую очередь, на всем известную неисчерпаемую бесконечность человеческой глупости. Как порой многомудро высказывается мой братишка - "лох не мамонт, он не вымрет".
Хотя тут как раз вполне реально (и даже приятно!) посмотреть на ситуацию с другой стороны: на хорошие артефакты у меня сейчас всё равно денег недостаточно. Если прикинуть, ну так, для интереса, сколько примерно мне нужно копить на один амулет, скажем, маминого производства - исходя из получаемой стипендии плюс деньги за практику - выйдет никак не меньше трёх лет! И то, наверное, придётся подработку искать. Зато по ярмаркам, и у нас в том числе, зачастую продают одноразовые дешёвенькие поделки из дерева или глины. Производят их подмастерья-артефакторы из МАГУ а также ученики из профильных маг-училищ; ну, типа Севарского, которое заканчивала Ритка. Стоят они, по сравнению с мамиными шедеврами, сущие гроши. Правда и работают не так чтоб очень, но на безрыбье и рак - рыба, что называется.

Зелья, например, я бы торговать на базаре, с рук, вообще не рискнула. Их нужно брать только у проверенных специалистов. Этого правила строго придерживаются все разумные одарённые, да и не одарённые люди тоже! Слишком велик шанс нарваться на криворукого дурака-недоучку или вообще, упаси боги, мошенника. До сих пор помню, как вместо состава, укрепляющего память, один наш однокурсник по сходной цене приобрёл у какого-то шарлатана, проживавшего на окраине нашей славной столицы, просроченное зелье от поноса. Как у него болел живот! Причём скрутило бедолагу непосредственно перед самым экзаменом, уже рядом с аудиторией, в коридоре. А в академическом лазарете нам потом сказали, что парню ещё здорово повезло: если бы мы не доволокли его вовремя до врачей, сдох бы как собака под забором. Никогда раньше не думала, что неправильно приготовленное зелье может быть опасно для жизни. То есть я хочу сказать, что нам про это, безусловно, говорили - и в институте, на занятиях, и дома. Причём неоднократно! Но слушать теоретические выкладки и видеть своими глазами как вполне приятный парень, твой ровесник, внезапно падает на пол, корчится и воет от боли - это две большие разницы. Очень большие, поверьте! Ловили мы этого мерзавца-алхимика потом всем курсом. В качестве производственной практики и для профилактики финансовой глупости, как выразился декан.

Хатка Ританы, конечно же, входила в краткий перечень моих самых доверенных торговых точек. Но, в силу сложившихся обстоятельств, у лекарки я разжилась только простеньким укрепляющим настоем и зельем под говорящим самоназванием "бодрячок". Многого с их помощью я достичь бы в принципе не смогла, даже если бы попыталась. Всё что они мне обеспечат - это приличный экстерьер, сиречь отсутствие явных признаков утомления. Причём стоило учитывать, что зелье только придаст мне бодрый внешний вид, усталость "бодрячок" не снимает. Более того, данный состав выпьет часть магии, соответственно, без крайне веских причин его лучше вообще не использовать.

Летом смеркается долго, а ворота Террика не закрываются до полной темноты. В преддверии ярмарки их могли не закрывать и до полуночи, но я решила не рисковать, соответственно, заставила коня чуток ускориться, применив-таки артефакт с лечебным заклинанием. Себя и Буса я тоже подбодрила магией. А то застрянем где-нибудь во чистом поле на ночь глядя. Съесть не съедят, но приятного будет мало. В результате наших общих усилий к воротам мы подъезжали уже в полутьме. Что было очень, очень кстати. Потому что, поразмыслив, я всё-таки реализовала, ранее пришедшую в голову, идею об изменении внешности. Да, при посещении какой-нибудь лавки она, безусловно, ничем не поможет. Зато от случайных, но нежеланных, свидетелей надёжно упасёт, без сомнения. Магов у нас в Террике, мягко говоря, немного, так что если с ними не встречаться, то иллюзия гарантированно оградит меня и от любопытных знакомых горожан, и просто от неудобно памятливых встречных-поперечных. Мелочиться не стала, выложилась как следует: наворожила себе сугубо крестьянскую одежду, солидный возраст, полуседую шевелюру и куцую бородёнку. Тайфун стал толстенькой гнедой кобылкой, а Бус - полугодовалым жеребчиком. Типа я его торговать еду...
Разоблачения на въезде в Террик я нисколько не боялась. Как это ни странно, даже элитная столичная стража, денно и нощно бдящая на воротах, имеет довольно примитивные, на удивление слабые амулеты, защищающие от иллюзий! Да, они входят в базовый комплект артефактов, но почему-то не считаются основными. Причину я вам не назову, можете даже не спрашивать. По мне так куда проще выявлять потенциальных преступников прямо на входе в город, чем потом ловить по всяким тёмным закоулкам, но у наших высокопоставленных бюрократов, очевидно, другое мнение на сей счёт. Начальник смены привратной столичной стражи, с которым нам однажды пришлось попрактиковаться, с важным видом просветил неразумных студентов, чересчур наивно подивившимся бесполезным, напрочь разряженным "побрякушкам", что хорошие амулеты дороги, на всех не напасёшься. И приводят оные в порядок им, оказывается, не чаще чем раз в полгода. Зато у городских патрулей - всё в той же самой столице, что характерно, - как позже внезапно оказалось, они вполне себе нормальные (это такой нонсенс, который мне никто не объяснил пока). Но то - богатый, славный стольный град. А уж в беспросветно провинциальном Террике, где штатные городские маги, вынужденно отрабатывавшие постдипломную практику МАГУ, никогда не задерживались дольше оговоренного контрактом срока, а должность штатного артефактора вообще была перманентно вакантной, сколько я себя помню, не стоило ожидать проблем на воротах. Вот патрули лучше всё-таки обходить. Во избежание. А то вдруг градоправителю придёт в голову выгнать-таки городского мага на улицу - поработать. Или заставить его же хотя бы зарядить страже антииллюзионные амулеты (поелику артефактора нету и не предвидится). Маловероятно, но лучше поберечься. Бережёного все боги берегут, как говорится.

В виду городских ворот мне вспомнилась ещё одна досадная деталь: для заключения брачного контракта необходим нотариус, но нотариальная контора открывается поздно, ближе к полудню. Можно, конечно, побеспокоить почтенного законника и в домашних, так сказать, условиях, однако же стоить такой контракт будет в разы дороже. (Этот вариант, разумеется, оставляем самый на крайний случай, если вдруг придётся действовать быстро, уже даже не поминая о какой-либо конспирации.) Таким образом, моей задачей будет не только обнаружение мужеского тела, свободного от брачных обязательств и с нужными параметрами, но и удержание оного в течение длительного периода времени в нужном месте. Заглянув в кошелёк и решив, что денег на ночную попойку в какой-нибудь дешёвой забегаловке у меня вполне хватит, я положила себе не заморачиваться мелочами. Если что, я его свяжу. Говорят, некоторым даже нравится.

Глава седьмая. Охота и сопутствующие оной трудности.

Мы втроём медленно трусили по улицам. То есть трусили Тайфун и Бус, а я тряслась в седле. Ничего приятного в вынужденной прогулке по ночному городу ни для кого из нас троих не нашлось, и отыскиваться в принципе не планировало. Пёс уже начал слегка прихрамывать, конь всё более и более натурально изображал измождённую непосильной работой жалкую крестьянскую клячу, а я - немощного старика: ноги подло болели самым преизряднейшим образом, спина зверски ныла, а отбитая попа не чувствовалась вообще. Я не обольщалась этим обстоятельством, ибо сильно подозревала, что последняя скажет своё веское слово только завтра. Зато мало мне тогда не покажется, ну, вот от слова совсем! Короче, нам, всем троим, жутко хотелось смачно плюнуть на все и всяческие поиски, а конкретно вашей покорной служанке - вымыться и рухнуть в постель.

Учитывая выбранную маскировку, передвигались мы относительно неспешно, старательно избегая центральных улиц: не место там обычному небогатому крестьянину (и патрули городской стражи чересчур часто ходят). Я, как и положено порядочному продавцу перед ярмаркой, сделала подношение богам. Ну, а то, что молитва была совсем не о прибыли, значение имеет только для меня самой.
Разумеется, как будущий боевик я, вполне логично, могла бы попросить о помощи, так сказать, профильное божество - покровителя воинов, но тут есть одна маленькая деталь: предполагаемый эффект от успешной мольбы меня категорически не устраивал. Ну, просто вдумайтесь. Сам бог не спустится лично с небес, дабы покарать моих врагов, однозначно. Услышав мою просьбу, он лишь придаст мне сил для славного сражения, чтобы я смогла разобраться со своими проблемами совершенно самостоятельно и, что характерно - единственно приемлемым для данного небожителя способом (то есть ниспровержением помянутых неприятелей в открытом поединке). Следовательно, обретя испрошенное божественное покровительство и прибыв в обнимку с оным в замок, я достану меч и изрублю в мелкий фарш всех, кого сочту врагами. Сиречь, фактически всех тех, кто там находится. Последствия вышеописанной гекатомбы вы себе и без меня прекрасно представляете. В лучшем случае либо тюрьма, либо лечебница, причём всё - пожизненно. Возможно, после смерти обо мне всё-таки сложат легенды и саги, но я бы предпочла существенно менее героический вариант собственной судьбы.
Идею поискать алтарь небесного покровителя торговли - я ж вроде с товаром в город заявилась, не просто так - я также отвергла, ибо сделки как таковой тут не предвидится: мне, как вы помните, предлагать барону совершенно нечего, а то что благородному лендлорду действительно необходимо - он возьмёт и сам. В принципе, мне бы, наверное, смог бы поспособствовать бог знаний и мудрости, покровитель всех наук, а также - преподавателей и студентов. Хотя у него своеобразная, отнюдь не активная, жизненная позиция, а совсем даже наоборот. То есть данный небожитель яро исповедует философию "с благородным достоинством прими всё, чему не можешь эффективно воспротивиться". Такая перспектива мне, как вы также прекрасно понимаете, совершенно не улыбалась! Словом, вдоволь посомневавшись, я не стала тратить воистину драгоценное время на поиски земного аналога источника мудрости. Тем более что лукавое лицо богини удачи с резной алтарной панели как будто само выглянуло из-за угла, и я сразу же спешилась и максимально бодро заковыляла в сторону столь счастливо подвернувшегося жертвенника. Ну, вы же и без меня прекрасно всё понимаете: такими приглашениями не пренебрегают!

Как всем отлично известно, именно богиню удачи обнаружить сложнее всего. Дама это капризная, переборчивая и совершенно неуловимая в самом прямом смысле слова. Если она сама не пожелает вас выслушать - вы её алтарь найти не сможете даже в приделах Главного Храма, где он гарантированно пребывает уже которую сотню лет.

У нас в МАГУ даже пари заключаются порой, когда какая-нибудь наиболее радикально-атеистически настроенная персона пытается отыскать помянутый алтарь с помощью самых современных магических средств или наиновейших заклинаний. Жрецы, следует заметить, всячески одобряют, поддерживают и приветствуют подобные эскапады. Даже рекламируют, можно смело сказать. Поскольку в процессе этой прогрессивной волшбы находится всё что угодно - от солидного кирпичного сарая до старого ботинка, только сей момент выброшенного владельцем на помойку, - но не алтарь повелительницы удачи! За одним энтузиастом от атеизма мне даже довелось лично пронаблюдать, от начала и до конца. Довольно забавно, надо сказать, смотрелись его усилия - при полном отсутствии успеха, разумеется.
Храм, само собой, использует оное отсутствие в свою пользу: ему и Академия, как рассадник ересей и атеизма, и сами маги, как высокообразованные люди, стоят огромной костью поперёк горла. Больше всего, конечно, храмовники осуждают наше умение думать совершенно самостоятельно и, соответственно, собственноручно разбираться со всеми возникшими проблемами, не полагаясь на молитвы шибко благочестивых жрецов. Пожертвований - особенно крупных! - от нас, кстати, до конца времён не дождёшься. Вот такое мы... гм... Мда. Жрецам, разумеется, куда приятнее и значительно удобнее руководить беззащитным, безграмотным крестьянством, которое всё же нет-нет, а потащит кровно заработанные гроши конкурентам - лекарям или бытовикам, невзирая на дюже грозную, но всё-таки весьма призрачную перспективу божьего гнева. (Небожители, увы, довольно редко снисходят до мольб простых смертных, а маги - вот они, рядом.)
Дальше перспектив, впрочем, дело никогда не заходит: любое покушение со стороны служителей храма на честь, жизнь, здоровье или имущество любого волшебника карается государством со всей строгостью закона. Даже если вы пострадали в какой-нибудь дикой глухомани, где проживает племя свирепых людоедов под началом подлого и злобного шамана (ну, вдруг у вас получится таковое обнаружить). Главное - до этого самого закона добраться живым и желательно целым, а дальше и племени, и шаману не поздоровится, можете ни секунды не сомневаться. Раньше-то случалось всякое, включая поголовное истребление целых семей - под сладкие молитвы и громкие обещания спасти от греха магические души. Только почему-то дома волшебников никто не забывал сперва разграбить, а потом сжечь. Первое делали жрецы - дабы мерзость на распространилась по миру, а вторым уже занимался народ попроще, для всеобщего блага и пущей надёжности. Да, в те жуткие для всех одарённых столетия храмовники не просто плели интриги против "безбожных, гнусных, богомерзких колдунов" на самом высоком государственном уровне, а буквально на нас охотились. Без шуток. Сейчас об этом не пишут, но в прежние времена на одинокого, пришлого мага могли и собак спустить, и толпу разъярённых крестьян натравить, просто так, под настроение, а уж как они нас в своих проповедях обличали - вы просто не поверите! Но благодаря активной, максимально жёсткой, позиции короны открытая вражда жрецов с магами - и магов со жрецами - в нашем королевстве теперь, считайте, закончилась.

Так вот, можете ни секунды не сомневаться - богиня удачи существует; это доказанный факт, многократно проверенный экспериментальным путём. И чувство юмора у неё есть, что приятно, пусть и нечеловеческое.
С другой стороны, данная небожительница, говорят, чрезвычайно ревнива. Не помню точно в чём там суть (по-моему Удача просто когда-то поклялась доказать, что она сильнее всех или что-то в этом духе), но не думаю что так уж важно именно сейчас припоминать все до единой божественные склоки. Их было более чем достаточно и, уверена, будет как минимум ещё столько же. Хотя вот учитывать личные качества капризной богини, определённо, стоило. В том плане, что после вознесения молитвы к данной госпоже беспокоить её небесных соседей (или всё-таки конкурентов?), вроде бы, жрецами категорически не рекомендовалось. Так что искать помощи какого-либо другого божества я просто не рискнула, хоть теоретически и могла бы попросить о помощи бога-отца - по совместительству покровителя королей, лендлордов, судей, стражников, а также преподавателей и студентов с юридического факультета, - он, в том числе, ответственен и за справедливость.
Маленькие алтари (как ехидно формулирует мой братишка, "весь ассортимент пантеона - поштучно в россыпь"), разумеется, традиционно устанавливаются по всем улицам всех городов нашего славного государства. А то вдруг у кого-то деньги заведутся, а до храма он их не донесёт! Всякое ведь случается в жизни...

Не сомневаюсь, что и вы, хотя бы раз, делали подношение на таком алтаре. По сути это каменная или деревянная доска с барельефом божества, укреплённая на стене в достаточно оживлённом месте. Единственным возможным исключением из этого правила является небесный покровитель знаний и наук: он суеты на дух не переносит. Поэтому адепты божественного мудреца ищут его алтари по принципу "от противного" - там, где царят тишина и покой. Под доской, вроде маленькой узкой полочки, устанавливается алтарь, непосредственно под ним крепится съёмный сосуд для денежных пожертвований. Схема действий молящего тоже проста: вы прикасаетесь к алтарю, мысленно взываете к изображённому божеству, высказываете ему свои мысли и пожелания, и возлагаете на алтарь жертву или бросаете монетки в ёмкость, на ваш выбор. В качестве жертвы имеет смысл выбирать то, что предпочитает данный бог или богиня. Не стоит приносить цветы богу войны или сердце поверженного врага - богине милосердия. Не оценят. Также, разумеется, большое значение имеет стоимость дара. С деньгами-то всё сразу ясно: чем больше сумма, тем существеннее проблема жертвующего. Но вот гложет меня подозрение, что до богов все эти монеты почему-то не доходят. Уж сколько раз Канька молилась своей небесной покровительнице, а экзамены всегда сдаёт только со второго или даже третьего раза. Вы не подумайте чего такого, учится она старательно, даже можно смело сказать - вдохновенно, просто слишком сильно нервничает при сдаче. Порой дело аж до глубоких обмороков доходит. Что, скажете, дюже сложно богине-целительнице нервы человеку разок подлечить, или, там, послать ей немножко спокойствия? Думаю, нет.

Поэтому я сочла, что в моём случае денег недостаточно. То есть не в плане стоимости. Вы же наверняка слышали, что богу можно пожертвовать ценную вещь. Совсем не обязательно золотое кольцо или, скажем, алмазную диадему. Главное чтобы эта вещь была ценна лично для вас. Мнится мне, что в этом случае боги получают не бренную материальную выгоду (кстати, зачем она им?), а те эмоции, что связаны с этим предметом. Да, эта информация храмом не афишируется, но если читать старинные книги - а особенно легенды, - в которых упоминаются разнообразные жертвы богам достаточно внимательно, то подобный вывод напрашивается сам собой. Естественным, так сказать, образом. Сами жрецы, на мой взгляд, явно предпочитают получать от жертвователя звонкие монеты. И, разумеется, любят их тратить - как правило, на вполне материальные цели. (После личного знакомства с одним из вольно странствующих по Хоркану проповедников братишка даже предположил что "жрец" - логическая производная от слова "жрать".) Таким образом, это всего лишь мои личные соображения. Но кроме соображений, у меня имеется не менее личный опыт.

Могу даже рассказать, как это было. Мы с мамой приехали в город и, как обычно, обходили лавки. Для развлечения мне прихватили тряпичную куклу. Единственную, с которой я соглашалась играть. Ну, вы наверняка видели хотя бы одну такую! Это очень примитивные фигурки, у крестьян они считаются оберегами матери и семьи. Для исполнения своих обязанностей в хате их помещают рядом с изображениями божеств, но чуточку в стороне, чтобы не смешивались святые образы и домашнее знахарство. Делают такие фигурки из обычных обрезков тряпок. В основу берётся короткий жгут из ткани белого цвета. Его складывают пополам, на сгибе, то есть у самого толстого конца, перевязывают лентой, чтобы получилась круглая голова. На ней завязывают крошечный платочек. Лиц таким куклам чаще всего не рисуют вообще, но одёжки делают с "рукавами", через которые пропускают второй белый жгут, потоньше, - он образует своеобразное подобие рук. На талии завязывают пояс, окончательно закрепляющий всю конструкцию, и - кукла готова! Вспомнили? Вот, и мне такую подарили. На счастье.

Вот уж не знаю почему, но играть с куклами я никогда не любила. Хотя у меня, в основном стараниями бабушки, собралось целое семейство очень красивых фарфоровых кукол. Большие и маленькие, разодетые в дорогие, шёлковые или кружевные платьица, они выглядели как настоящие произведения искусства, искренне восхищавшие всю прислугу ("ой, глядят - вот прям живые люди", как восторженно высказалась однажды наша кухарка). Имелся у меня и кукольный дом с миниатюрной мебелью, самыми настоящими зеркалами и даже кроватями, застеленными практически взрослым, всамделишным, вышитым льняным бельём. Вдобавок ко всему этому, почти невыносимому, богатству бабушка мне торжественно презентовала дорогущий игрушечный кухонный набор с крошечной плитой и не менее ценный фарфоровый сервиз для кукольных чаепитий (он, кажись, до сих пор совершенно цел и пылится где-то на чердаке). А папа своими руками сделал маленькую деревянную тележку с лошадкой. Тележку я очень полюбила. И ветряную мельницу, которую он же мне смастерил чуток попозже, тоже просто обожала - если подуть на крылья, чтобы они крутились, в маленьком окошечке мельницы менялись картинки. А вот куклы я даже не трогала. Вообще. И сколько бабушка с мамой ни старались, та примитивная тряпичная куколка так и осталась единственной в моей жизни.

Итак, мы делали покупки. На второй или третьей лавке мне весь этот процесс жутко надоел и, пока мама активно обсуждала что-то с продавцом, я потихоньку выбралась наружу. На другой стороне улицы, на тротуаре чуть ближе к трактиру, красиво одетая, хорошенькая девочка играла с котёнком. Сделала ему бантик на верёвочке и таскала туда-сюда. Котёнок его ловил, всем было весело. Я побежала к котёнку, смотреть и гладить, а потом мы стали играть втроём. Ни одна из нас не заметила, как мы постепенно выбрались практически на середину улицы. Ну, вы наверняка и так всё поняли: что могло случиться, то и случилось - проносящийся мимо всадник не заметил котёнка и покалеченный малыш, весь в крови, вопиял от страшной боли. Моя новая подружка немедленно разревелась от горя и ужаса, я, конечно, тоже жутко перепугалась, аж до тошноты (до сих пор отлично помню это состояние!), но всё-таки сумела сообразить, где следует искать помощи, подхватила её и котёнка, и мы со всех ног понеслись в храм. Каким образом я тогда умудрилась не потерять мою куклу, более того - вывалить её на алтарь вместе с окровавленным пушистым тельцем, даже не спрашивайте. Не отвечу. Но на глазах двух жутко перетрусивших, зарёванных, перемазанных в пыли и кошачьей крови девчонок игрушка исчезла, а пушистый малыш стал здоров. Честное слово, куклы мне было ничуть не жалко!

Перебрав всё своё невеликое на данный момент имущество, я пришла к весьма удручающему выводу, что порадовать богиню мне просто нечем. Оружие госпоже удачи дарить нельзя, от слова вообще. Целительские амулеты - тоже не к ней, определённо. Передаривать подарки - совсем плохо, в любом случае, что с человеком, что с богом. Ну, не рассматривать же как презент ношеную одежду или вообще - бельё?! Так и молнией по макушке схлопотать недолго. Мысль об экстренной покупке некоего дюже эксклюзивного подарка, по-настоящему достойного капризного божества, показалась мне чрезвычайно сомнительной. В первую очередь - с финансовой точки зрения. Вряд ли ведь мне кто-нибудь ещё одну куклу-оберег на ночь глядя презентовать сподобится. А с той далёкой детской поры вкусы у меня претерпели, прямо скажем, существенные изменения, причём в сторону резкого удорожания запросов. Более того, совсем не последнюю роль в данный момент играл и фактор позднего времени. Полноценный торг начнётся только завтра с утра, ну, не коробейника же сейчас, в темноте, разыскивать. А все лавки - что на рынке, что по городу, - уже давным-давно закрыты. Увы. Ну, и самое главное: как я потом алтарь-то искать буду?! Вдруг богиня внезапно передумает мне помогать?!!!
После нескольких минут довольно трудных размышлений, скрепя сердце, я пожертвовала красную нить с собственного запястья. Да-да, ту самую, которой связывают руки роженицы и младенца в процессе имянаречения в храме богини-Матери, и которая волшебным образом изменяет свой размер, оставаясь на ручке ребёнка пока он растёт. Вы, конечно, скажете что я сошла с ума. И я поддерживаю ваше мнение! Целиком и полностью. Отдавать кому-либо такие вещи не рекомендуется в принципе, ни при каких обстоятельствах. Хотя бы потому, что позже, на моё второе совершеннолетие, эту нить я должна вернуть обратно на алтарь богини-Матери, чтобы, в свою очередь, получить её помощь в поиске хорошего мужа и рождении здоровых детей. (Представьте себе, я всё это знаю. И тоже думаю о себе очень и очень плохо. Действительно, можно было бы обойтись и более скромным даром.) Но это было моё решение.

Предпраздничная митусня, впрочем, подарила мне идею. В толпе промелькнуло несколько легко узнаваемых ряс, и я вспомнила что все договора, в том числе и брачные, можно заключить в храме. Круглосуточно открытом! Таким образом можно было сэкономить кучу времени и сил. Более того, если договор, заключённый нотариусом, при желании вполне реально взять и расторгнуть, то клятва богам является священной и никто, включая его величество короля собственной персоной, не смог бы заставить меня пойти против слова, данного пред божественным ликом.
Ободрённая собственной догадливостью, я с новыми силами стала присматриваться к толпе. Несмотря на относительное обилие прохожих, ни одна физиономия не показалась мне настолько заслуживающей доверия, чтобы вывалить на неё все мои беды, горести и проблемы. Как назло, народ вокруг был абсолютно несимпатичен, хмур, серьёзен, деловит, озабочен, а местами даже суров, что полностью исключало разговор по душам о моей несчастной доле. Более того, как на грех, молодёжи на улицах практически не наблюдалось, а неспешно передвигающиеся по улицам дородные, степенные дядьки наверняка уже имели и жён, и детей.
Отчаяние придавало мне сил, разум охотно подсказывал, что так мы ничего не добьёмся, и тут же добивал логическим выводом, что и другого пути отыскать жениха за столь краткий срок я не найду. Прикупив у проезжавшего мимо, припозднившегося к ярмарке, оптовика целый пук относительно приличных (и замечательно дешёвых!) одноразовых амулетов, я упорно продолжала поиски, держась уже исключительно на чистом упрямстве. Ибо сдаться на баронскую милость всегда успею. В очередной раз развернув Тайфуна, я направила его на короткую и темноватую улочку - как раз на границе с весёлым кварталом: нам предстоял третий круг по городу.

Если бы не Бус, я бы никогда его не нашла. Более того, ни разу не подумала что вот эта куча мокрых, грязных тряпок, неподвижно валяющаяся в вонючей канаве, может оказаться человеком. Надо сказать, что и после того как пёс, обнюхав находку, радостно завилял хвостом (вы представляете себе лошадь, виляющую хвостом прямо посреди улицы?) по выражению моего братца я "не врубилась в проблему". А потом не захотела эту проблему решать. Нет, правда, зачем мне какой-то алкаш? Это же несерьёзно! Однако если что у нас с Бусом общего и есть, то это упрямство. Пёс сначала заскулил, а потом попытался залаять, на что я могла только быстро зажать ему пасть и согласиться сделать всё что он хочет, лишь бы сохранить нашу маскировку. В переулке темно и пусто, даже если кто и видел, ну, помахала лошадь хвостом как-то нестандартно, это ещё можно списать на конский каприз, освещение или пиво. Ибо кто же перед ярмаркой не выпьет кружечку-другую? А вот если лошадь ещё и лаять начнёт... В общем, несколько свежекупленных, чрезвычайно дефицитных амулетов пришлось израсходовать на совершенно банальные благотворительные цели, ругмя ругая сразу всех известных мне бесов и, до кучи, богов.
Обнаруженный объект (холерно тяжёлый, кстати!) был извлечён из канавы, начерно очищен от грязи и порванных тряпок, придирчиво осмотрен и на скорую руку залечен. А затем сгружен на седло, поперёк тоскливо посмотревшего на меня Тайфуна. Я же схватила жеребца под уздцы и ломанулась в сторону прихрамовой больницы, небрежно сметая по пути последних неосторожных прохожих.

Если вы сейчас подумали что у меня внезапно, крупным оптом, проснулись жалость, милосердие, сострадание и другие высокие моральные качества, то вы сильно дали маху. Добытый мужик, во-первых, был подходящего возраста вкупе с семейным положением, то есть лет так примерно двадцати пяти и брачной татушки он, к счастью, пока ещё не имел. А во-вторых, придурок попросту умирал! Здесь я ошибиться не могла нисколько: нам с первого курса преподавали анатомию и всякую другую не шибко сложную, но очень медицинскую премудрость, ибо идеальный боевой маг должен суметь залечить и свои, и чужие раны, если рядом не окажется целителя. Или хотя бы максимально грамотно оказать первую помощь пострадавшему и оттащить оного в полевой лазарет, не покалечив бедолагу окончательно и безвозвратно. Дисциплина весьма полезная, поверьте. Судя по воспоминаниям всех моих знакомых боевиков, военные лекари - причём практически поголовно - обладали удивительной способностью буквально испаряться на глазах изумлённой публики именно в ту самую минуту, когда они оказывались нужнее всего.
Благодаря полученным знаниям, я могла с полной уверенностью заявить, что дольше получаса, даже с моей помощью, этот тип не протянет. Я, конечно, могла бы сказать и гораздо больше: например, то, что настолько многочисленные повреждения и неприятные раны надо ещё очень постараться дабы заиметь. Возможно, данный конкретный индивид коллекционировал шрамы (они, вроде как, сильно украшают мужчину), но тут у него случился явный перебор! Короче, я действительно очень спешила. Попутно тихо ворча, что непутёвый племяш меня разорит, пустит по миру свою несчастную мать-вдову и сгинет без вести, если не перестанет постоянно пить и драться. Большинство мужиков понятливо сторонились, некоторые усмехались, кто-то уже волок своего такого же бузотёра, бабы охали или фыркали, кого-то тихо утешали, но главное - нам с Тайфуном и Бусом не встретилось ни одного одарённого и удалось довезти найденного придурка в живом состоянии. Повезло!

Глава восьмая. Добыча и прилагающиеся подробности.

По традиции все, кто не мог оплатить лечение, получали помощь бесплатно. Ибо великая богиня исцеления всепрощающа, бескорыстна и милосердна. Её служителям, естественно, полагалось почтительно следовать стезёй своей божественной госпожи. В теории. На практике же это обозначало только то, что, повалявшись в бессознательном состоянии на алтаре и получив всю необходимую для выздоровления небесную благодать, лежать моему потенциальному жениху в общем бараке на грязных нарах, возведённых в несколько этажей, до тех пор, пока он не выздоровеет или не сдохнет. На его усмотрение. В том состоянии, в которое привёл себя этот идиот, вариант самостоятельного исцеления выглядел крайне маловероятным. Именно поэтому я и устроила представление "дядюшка и племянник", иначе, поди, объясни простодушным народным массам почему ты платишь за лечение и койку для абсолютно незнакомого тебе человека. Инкогнито - в первую очередь!

Тут мне, надо сказать, опять улыбнулась фортуна. Причём довольно радостно и даже, я бы сказала - основательно. Дело в том, что прихрамовую богадельню, сиречь госпиталь, не так давно отремонтировали и немного перестроили. За отданную со стонами и слезами на глазах серебрушку (чувствую, до храмовой кассы она явно не доберётся) мы с "племянником" получили не только счастливую возможность слегка ополоснуться в еле тёплой воде, плюс две койки с чистым бельём - я тоже живой человек! - но и почти отдельную палату в новом корпусе больнички.
Уважительно назвав сие строение корпусом, я, конечно, здорово преувеличила: словосочетание "каменный сарай" звучало бы куда как честнее и уместнее, а палата представляла собой всего лишь глубокую двухместную нишу, но её можно было занавесить плотным матерчатым пологом и, отгородившись от суетного мира, спокойно поспать. К неожиданному счастью, кроме нас в новом корпусе никого из больных не оказалось, что и было для меня той самой настоящей небесной благодатью: очень многие - если не все! - недужные деревенские жители воспринимают пребывание в больнице как своеобразный отпуск, позволяющий, кроме всего прочего, донимать своих соседей нескончаемыми разговорами. Более того, благостное отсутствие посторонних позволило мне сэкономить немало энергии, которую иначе пришлось бы потратить на поддержание личины. Сэкономленное в срочном порядке пустила на восстановление себя любимой, а то девять часов в седле - тут и окочуриться недолго!
Буса, правда, пришлось оставить на конюшне вместе с "мамой", но и ему, и Тайфуну не раз случалось ночевать вдвоём, то бишь за них я не шибко сильно волновалась. Другой вопрос, что мне было бы куда спокойнее, если бы пёс спал у меня в ногах, но чего нет, того нет. Тащить в больничную палату жеребчика - это слишком эксцентричный поступок, не находите? В преддверии ярмарки я с большим трудом устроила свой зверинец в прихрамовой конюшне, совмещённой с мини-сеновалом. Там меня радостно приветствовали уже зарывшиеся в сено и активно греющиеся самогонкой мужики, но я благоразумно презрела их общество, только наскоро пообщалась, вежливо отказавшись выпить за компанию, и отвалив ещё медяк нахальному парнишке при конюшне (оказывается, жених - это жутко дорогое удовольствие!), отправилась на боковую.

Утром нас всех, согласно предварительному уговору, служки подняли с рассветом: ярмарочные ряды заполнялись очень быстро и тот, кто замешкался, мог вообще ничего никому не продать. Прихватив свой зверинец, я за рукав вывела изрядно шатающегося "племянника" (ещё один лечебный артефакт и склянка укрепляющего зелья от Ританы, но надо, надо!) и повела его завтракать. Банальную истину, что сытый мужчина более стойко воспринимает удары судьбы, я запомнила с детства и уже не раз получала её практическое подтверждение. (Что вполне естественно, в мужском-то коллективе!) Кроме того, мне было крайне необходимо найти время подробно обсудить сложившееся положение с дядей Вадом, а сделать это можно было только с пункта общественной магосвязи на почте. В принципе, такой кристалл должен был бы работать ещё и в городской управе, где обслуживалась бы большей частью состоятельная публика, но там он уже давным-давно сломался, а деньги отпущенные на починку градоправитель ловко присвоил себе. Я, разумеется, собиралась посетить переговорный пункт непосредственно после регистрации помолвки.

Народ вокруг двигался куда бодрее нас и мне приходилось одновременно следить за тем чтобы этот несостоявшийся труп снова не свалился в канаву, Бус не залаял если ему наступят на лапу, а Тайфун никого не пришиб если нагло дёрнут за хвост. Долго так продолжаться, само собой, не могло, и я уже вовсю крутила головой, высматривая уголок поспокойнее, чтобы пристаканить туда весь свой зверинец - двуногий и не очень, - но тут мой новый подопечный что-то неразборчиво промычал и потянул меня в крохотный переулок, полностью утопающий в цветущей зелени.

Странное дело, в городе я отнюдь не в первый раз, а про этот закуток совершенно ничего не знаю! И без того предельно узкий - не каждый толстяк пролезет - проход в, мощёный светлым булыжником, крохотный отнорок надёжно загораживала буйная зелень соседских садов, щедро выплёскивавшаяся на улицу. Не будешь знать, где сворачивать - в жизни не найдёшь!!! Но больше всего меня поразила роскошная вывеска, почти полностью заплетённая вьющейся алой розой, на которой плавно рассекал бурлящие волны вполне узнаваемый белый лебедь. Ну, скажите мне, люди, кто в здравом уме и трезвой памяти вешает красиво нарисованную вывеску там, где её практически не видно?! Любой вменяемый хозяин гостиницы выставил бы её на улицу, без вариантов! Мда. Что-то странное творится в этом мире или, может быть, у местного отельера какая-то своя, особенная логика? Присмотревшись внимательно к окружающей действительности, магическим зрением я заметила слабое свечения заклинания забвения, мелкой сетью затягивающее весь переулочек. Интересно-то как получается...
Любой, кто сюда нечаянно заглянет, быстро забудет где находится это место. А на входе в этот отнорочек наверняка висит заклятие на отвлечение внимания. Их существует несколько разновидностей, но работают они все примерно одинаково: только посмотришь в сторону переулочка, а тут или собака рядом залает (не на тебя, на кошку), или голубь пролетит (и нагадит тебе на куртку), или ещё что-нибудь произойдёт вполне обычное, не возбуждающее любопытства, однако в сторону скрываемого объекта ты смотреть уже совершенно гарантированно не станешь. Это ведь сейчас отнорочек закрыт густой листвой, а вот поздней осенью или зимой такие заклятья наверняка целиком и полностью отрабатывают вложенные в их создание силы и время. Ибо надёжно спрятать пусть и крохотный, но открытый проход в весьма оживлённом месте - задача не из лёгких.
Из логического анализа увиденного напрашивался естественный вывод: "кто надо, тот знает, а всех остальных тут не ждут". Справедливо сочтя себя в числе тех самых, кого не ждут, почувствовала, что мне явно следует обдумать, а надо ли мне туда идти? И вообще, куда это меня волокут (не тут ли его так хорошо отделали вчера?), я притормозила и... поняла, что везение кончилось. Из гостиницы торопливо выскочила представительная пожилая женщина в белоснежном кружевном чепце и простом тёмно-синем платье, на ногах её легко, то бишь невооружённым глазом, просматривались обыкновенные пушистые домашние тапочки. Тоже насыщенного синего цвета, кстати. Даму сопровождал высокий симпатичный парень в форменной одежде лакея. Голубая куртка его была украшена белым лебедем, искусно вышитым на груди. Если парень меня взволновал предельно мало, то вот женщина явно была магичкой и весьма высокого класса. Убегать было рано и глупо (этого жениха надо до алтаря довести, поскольку другого кандидата искать уже поздно), стоять на месте - бессмысленно, так что, в общем-то, выбор у меня был невелик. Отчаянно надеясь что барону меня не сдадут, или хотя бы сдадут не сразу, я приветливо кивнула головой и передала парню повод Тайфуна, похлопав жеребца по шее и строго наказав ему вести себя как следует. Из того что хлопец был осторожен и почтителен с конём, а также не совершил глупой попытки увести ещё и "жеребчика", я сделала единственно возможный, неутешительный вывод - моё инкогнито раскрыто целиком и полностью.

Пока у меня забирали четвероногое средство передвижения, почтенная магичка бегло осмотрела моего спутника, небрежным движением руки развеяла морок надо мной и Бусом, и, ласково назвав меня милой деточкой, предложила скорее заходить. Дескать, сейчас нас как следует покормят, напоят, а потом уж мы спокойно, вдумчиво разберёмся со всеми возникшими у нас проблемами. Пёс первым рванул в дом, благо дверь была предусмотрительно открыта. За ним медленно поковылял мой дюже перспективный найдёныш, бережно направляемый дамой в синем и белом. Я степенно последовала в их кильватере, не сочтя необходимым немедленно выяснять куда именно я попала. Это можно сделать попозже. Докапываться, кто это "мы", я тоже не стала. Сначала присяду и поем!

Накрытый стол радовал глаз. Разумеется, сперва мы дошли до умывальника, где я освежила лицо и вымыла руки, а мой потенциальный жених даже ополоснулся до пояса. Заодно я получила возможность поподробнее рассмотреть при свете дня своё новое приобретение. Добытый мужик оказался среднего роста, крепкого телосложения, тёмно-русого окраса и относительно приличного внешнего вида. Ну, это если не считать многочисленных и разнообразных синяков. Их, надо сказать, было столько, что данный процесс вполне мог бы продлиться аж до обеда, а то и вплоть до самого вечера. Считать я, впрочем, и не собиралась, а собиралась вкусно покушать. Вы, конечно, можете усомниться, но я только сейчас сообразила, насколько в действительности голодна! Бус, следует отметить, активно поддерживал свою хозяйку в этом, воистину благом, начинании, вовсю приплясывая у края стола и умильно поглядывая то на меня, то на продуктовое изобилие. Из угла приоткрытой пасти уже начала течь слюна. Прямо на ковёр! Убрав это безобразие салфеткой, я оглядела стол, выбрала на одном из блюд кусок окорока с костью и, срезав основную часть мяса, отдала результат собаке. Бус тотчас же удалился под компактный сервировочный столик в углу столовой и смачно захрумкал оттуда.

Надо сказать, обильный у нас получился завтрак. И продолжительный. Совершенно очевидно, пожилая магичка тоже ещё поесть не успела. А судя по взглядам, которыми она - примерно раз в минуту - осматривала спасённого мужика, старушка за него нешуточно переживала. Причём очень искренне. Кем ей приходится моя добыча, я сказать никак не могла. Ни сходу, ни по размышлении. Можно, конечно, было бы предположить, что мне случилось спасти её сына или более дальнего родственника - возможно, племянника. Ну, не зря же она так дёргается, глядя на его вдрабадан разбитую вывеску. Но для подобного умозаключения мне банально не хватало данных. Ведь, как правило, достаточно просто взглянуть на лицо человека, чтобы примерно сообразить - есть там хоть какая-то степень родства или нет. И пускай в перспективе даже не просматривается знаменитого огромного фамильного носа или, скажем, отвислой родовой нижней губы (жуть как отвратительно смотрится, но зато ведь аристократично до безумия!), близкие и не очень родичи обычно хоть примерное, но некоторое сходство физиономий всё-таки имеют. Здесь же и сейчас визуальным способом ничего установить было нельзя по определению. Лицо у моего найдёныша, как я смогла раньше отметить, было ужасно разбито и вдобавок уже успело изрядно опухнуть. Сколько ни сравнивай, никак не поймёшь - похож, не похож. Скажу дальше больше: вряд ли после полного восстановления физиономии спасённого я исхитрюсь его узнать, если судьба вдруг снова столкнёт нас лицом к лицу!

Не знаю, видели ли вы такую штуку - кривое зеркало. Это когда, по сути, обычное, лишь слегка деформированное, зеркальное стекло самопроизвольно корячит и искривляет вашу внешность так, как не всякий бес способен. Предприимчивые дельцы-коммерсанты эти качества зеркал весьма активно используют: например, в нашей славной столице уже много лет, на постоянной основе, вполне успешно функционирует так называемая "комната смеха". Ну, лично я бы даже сказала сильнее - целый коридор. Там этих зеркал висит - наверное, с полсотни. И все разные! Выпуклые, вогнутые, уменьшающие, увеличивающие, изгибающие, корёжащие, раскорячивающие вас так, что под конец забавы голова уже просто идёт кругом.
Абсолютно простецкое, конечно, но, надо признать, весьма, весьма популярное в народе развлечение. Успешный бизнес, короче. Даже к нам в Террик как-то раз привозили целую галерею этих "кривых зеркал". Ну, всё было организовано как полагается: развесили кривули свои стеклянные в полутёмном балагане, огородили, чтоб народ под полога не лазил (а то тут много всяких умных развелось, что хотели сэкономить на билете), да поставили на входе крикуна - чтобы рекламировал. И брали за входной билет всего один медяк. Смотреть ходили все. И мы, конечно, тоже сходили, с папой, аж два раза подряд. Бабушка, кстати, сочла что мои абсолютно безответственные родители совершенно неразумно приучают ребёнка к ужасно пошлым, вульгарным, грубым простонародным развлечениям, напрочь портя мне, старательно взращиваемый ею, будущий высокохудожественный вкус. Жутко на всех разозлилась и, естественно, закатила очередной воспитательный скандал с закатыванием глаз, заламыванием рук и противно-манерными причитаниями.
Так вот, самым весёлым моментом в упомянутом действе оказался миг, когда зрители выходили из балагана. Видели бы вы эти морды! Будучи внутри, все от души кривлялись как умели - и языки высовывали, и рожи корчили, и уши оттягивали, старались перещеголять друг друга, сами зеркала и ещё не знаю кого. А уже как оттуда шли - все свои мордарии щупали, не покривились ли внезапно на самом деле. Некоторые даже к настоящим зеркалам, не искривлённым, подходили, чтобы посмотреть, проверить. Вот смеху было!

Это я к чему всё веду - добытого мной мужика отделали так, как не всякое кривое зеркало способно изуродовать: на левой скуле наливался глубоким фиолетовым цветом синяк, бровь была рассечена в двух местах, а глаз, соответственно, заплыл и не открывался. На лбу, точно по центру, среди многочисленных ссадин и лиловых разводов, багровела огромная выпуклая шишка, кроме того, его кто-то явно со всей широты великой северной души двинул в челюсть - справа. Соответственно, и там имелась нормального такого размера опухлость вкупе с сине-красно-фиолетовой цветовой гаммой основательно сделанной гематомы. По носу ему тоже, видимо, прилетело, но как-то очень удачно. Необычно удачно даже: при мне, то есть возле умывальника, он отмыл немало засохшей крови с верхней губы. То бишь по шнобелю ему таки попали, но на переносице виднелась всего-то пара жалких царапин, и на данный момент он, то есть нос, даже, наверное, не очень сильно распух. Однако внешний вид мужику, поверьте, это никак не спасало. Общее впечатление складывалось просто потрясающее!
Я постаралась, хотя бы примерно, представить себе насколько увлечённо его должны были лупить. Мда. Хорошо, если у найденного мной... ммм... шибко умного человека зубы на месте остались. Хотя бы некоторые, не говоря уже о полном комплекте. Но, вроде, жевать у спасённого, в принципе, получалось. При сильной недостаче зубов так бодро не жуют. И не так тоже, кстати. Вообще не жуют, если уж на то пошло - мы в участке как-то раз видели одного не слишком честного купца (надо сказать, они все, каждый по-своему, нечестные, но этот сильно выделялся из общей массы коллег, за что и потерпел изрядно). Вот у него вообще всю челюсть от зубов освободили - чтоб на чужое рот не разевал. Зрелище было из разряда ужасающих и жалких одновременно. Совсем не то, что я наблюдаю сейчас. Мда. Хотя, конечно, мне всё ещё очень, очень интересно за что именно нашего болезного найдёныша так изукрасили...

Так вот, о наблюдаемом мужике: вполне возможно, это не родственник, а ученик пожилой магички. Для многих наставников их воспитанники зачастую становятся и приёмными детьми. В том числе совершенно официально, с юридической точки зрения. Магу довольно сложно найти свою половинку, это общеизвестно. И не надо кричать, что половинки бывают у попы, а я, мол, целая! Я, конечно, целая, это, хвала богам, факт и прекрасный факт. Но вот какую вещь я вам скажу: одарённые живут значительно дольше обычных людей и шансы найти душевно близкое существо противоположного пола, с которым проживёшь всю жизнь, соответственно, изначально невелики. Кроме того, помимо почти тотальной увлечённости выбранной работой, порою - вплоть до бешеного фанатизма, у большинства магов от рождения не самые хорошие и покладистые характеры. И это ещё мягко выражаясь! Так что, даже вполне успешно переженившись, многие одарённые разводятся задолго до появления потомства. И далеко не все решаются на повторный брак. Уж больно ярких впечатлений успевают нахвататься супруги. Поэтому институт приёмных детей, сиречь учеников, в магической части человеческого сообщества весьма популярен и сильно развит.
Вот и эта немолодая женщина, видимо, когда-то усыновила обнаруженного мной индивида. А теперь вовсю переживала за своё великовозрастное дитятко, пусть и здорово где-то в чём-то напортачившее. Всё-таки родное - не чужое, как говорится, за него и душа болит, и сердце ноет. Наверняка она этой ночью вдоволь нанервничалась, не дождавшись приёмыша к назначенному часу. Так что теперь женщина активно заедала полученный стресс, вовсю налегая на сладкое. Объект её тревоги тоже был явно голоден, как волк. Что совсем не удивительно. Надо вам знать, что, вопреки широко распространённому и твёрдо устоявшемуся в народе мнению, ускорение регенерации при магическом исцелении идёт отнюдь не только благодаря полученной на алтаре божественной энергии - в просторечии "благодати", - но и за счёт имеющихся в организме больного жизненно необходимых веществ. Ну, всяких там минералов, аминокислот, жиров и витаминов. А этим веществам, соответственно, надо откуда-то в том самом организме браться. Правда, жевалось болезному с некоторым трудом, невзирая на интенсивный курс лечения, но он сражался с едой изо всех сил. И, следует признать, побеждал.
Что касается Буса, то его при табуне явно толком не кормили. Если кормили вообще: в деревнях с собаками традиционно обращаются так, что мне порой их всех убить охота. Вот просто прийти и убить. Людей, я имею в виду. Особенно когда они больных собак отводят в лес и там привязывают, чтоб их задрали волки. А то вдруг ещё корову или коня заразят, лечи потом ценную скотину, деньги трать. Или просто перестают своих дворовых псов в старости кормить - ну, чтоб сдохли побыстрее. Всё равно ведь им уже помирать! Отсюда вот и пошло расхожее выражение "собачья смерть". Это когда тебя подло предали и бросили все кого ты искренне любил и кому изо всех сил старался делать только добро. Даже в детских книжках зафиксированы такие моменты. Ну, вы же наверняка помните сказку про волка и старую собаку. "Жил-был пёс. Он долгие годы верно служил своему хозяину. Но когда нюх у пса ослабел и он стал хуже видеть, хозяин выгнал его из дому." В той сказке волк благородно помог бедолаге, и старый пёс смог дожить свои дни в сытости, тепле и комфорте, но вот в реальности так, увы, не случается. Причём от слов вообще, совсем и никогда... Поверьте, я понимаю, что бесполезно нервы жечь по этому поводу: норма - она у каждого своя. Отношения крестьян с их домашними животными складывались тысячелетиями, не мне их менять. Да, я всё это понимаю! И всё равно поделать с собой ничего не могу!!!

Я, к слову, старательно поддерживала компанию, так же воодушевлённо поедая всяческие вкусности, коих на столе наблюдалось немало. Меня никто не отвлекал, я соответственно, отвечала тем же. В результате трескали все, с прекрасным аппетитом, очень увлечённо и за милую душу.

В процессе активного насыщения беседа, естественно, не завязалась. Отдельные дежурные реплики типа: "передайте сахар, пожалуйста" или "деточка, тебе добавки положить?", в счёт, конечно же, не идут. Да и как тут говорить прикажете, если рот - и твой, и потенциального собеседника - перманентно занят? Так что разговор у нас состоялся уже за кофе с мазурками. Точнее, говорили только я и магичка, а найдёныш с Бусом всё ещё продолжали жевать - каждый в меру своих способностей.
Сперва мне попытались выразить невероятно глубокую, самую что ни на есть искреннюю, ну, прямо-таки абсолютно безбрежную благодарность... и быстренько отправить восвояси в компании некоторой суммы денег: "компенсации за внезапно причинённое беспокойство", как выразилась пожилая магичка. Я, разумеется, как можно вежливее отказалась от предложенной наличности. В объяснение своего решения разъяснила, что у меня самой приключилась чрезвычайная ситуация, а поскольку я спасла её протеже жизнь, то теперь у меня есть право потребовать равнозначную услугу. Магичка согласно кивнула и совершенно спокойно попросила уточнить, что именно мне требуется. Дескать, они постараются исполнить любое моё разумное пожелание. (Обсуждаемый спасённый при этом явно скис, нахохлился как воробей под дождём, и жевал исключительно мрачно.)
Я подозревала, что на слово "помолвка" последует довольно бурная мужская реакция, но не видела смысла рубить хвост ящерицы по частям. На самом деле реакция последовала с двух сторон, однако женщина отреагировала очень сдержанно, только губы поджала, а вот у моей добычи аж голос прорезался: "вы хотите, чтобы я на вас женился?!" - звонким фальцетом возопила жертва обстоятельств.
- Упаси боги! - я покачала головой, чтобы не оставить перепуганному мужчине никаких иллюзий на этот счёт, - Я не собираюсь замуж в ближайшую пятилетку, до самого конца учёбы. Мне нужна только помолвка, желательно в храме, чтоб наверняка.
- Нежеланный жених? - вполне ожидаемо проявила жизненную мудрость магичка.
- Младший тан Кершан, - кратко, но ёмко описала я проблему, ожидая яростного сопротивления. Ибо гадостность старшего баронского характера была настолько же хорошо известна, как и кобелистость младшего.

Вопреки моим опасениям, повторного взрыва праведного негодования не последовало, наоборот, наступило довольно странное молчание, в период которого мои сотрапезники обменялись долгими, многозначительными взглядами. Выражения их физиономий в этот момент мне ничего не сказали. Магичка прекрасно держала лицо, а про мужика я уже раньше говорила: морда - почти один сплошной синяк, ну, кроме носа. Единственное, что я смогла уловить - отказываться они, вроде, были не намерены.
- Деточка, я прекрасно понимаю твоё нежелание становиться невестой баронета, но хочу уточнить: тебе нужен именно этот конкретный кандидат?
- У меня сегодня в полдень праздник в честь дня рождения, отчим на нём объявит помолвку с баронетом, так что мне кровь из носу надо быть дома через шесть часов, а на дорогу уйдёт как минимум четыре с половиной. Это первое, - начала я, - Второе: я хочу получить твёрдые гарантии, что потенциальный кандидат в мои спасители не увильнёт по дороге в храм и не откажется от клятвы перед алтарём, ибо времени искать другого у меня нет. Третье: единственный человек, от которого я могу не ждать таких подлянок, сидит здесь. Исходя из вышесказанного, боюсь ни у вас, ни у меня, просто нет выбора.

Да я слегка приврала, отняв от графика целый свободный час, но ведь мне нужно не только добраться до дома, но и привести себя в порядок, а это, как ни крути - весьма затратное по времени дело. В момент произнесения моего монолога магичка сидела исключительно спокойно, внимательно слушала, время от времени слегка кивая головой, словно бы подтверждая или одобряя сказанное. Мне подумалось, что такая привычка есть у очень многих наших университетских учителей с солидным стажем: они так привыкли вежливо подгонять перманентно неуверенных в своих силах и знаниях абитуриентов, что автоматически продолжают одобрительно кивать уже вне зависимости и от личности собеседника, и от темы разговора.
- Видишь ли, синяки у Торса сойдут не раньше, чем через три дня, соответственно, поехать с тобой он, к сожалению, сегодня не сможет.
- А он мне там не нужен, достаточно брачной татуировки.
- Разве ты не хочешь представить жениха родителям?
- Отчиму он всё равно не понравится, а мама сейчас не в состоянии общаться, - видимо, я что-то не то или не так сказала, потому что у меня попытались относительно осторожно, но весьма, весьма настойчиво выпытать, в чём проблема. То бишь, вызвать на максимально откровенный разговор.
Тут мне пришлось побороть очень сильное искушение, надо признаться, даже куда более существенное, чем рядом с окнами кондитерской. Только вдумайтесь - вот сидит маг, высококвалифицированный, опытный специалист, внимательно меня слушает, и я могу вывалить сейчас всю правду-матку и про барона, и про отчима, и про его грязные делишки с подчиняющим зельем! От женщины исходила такая мощная волна сердечной доброты и искренней благожелательности, мудрой уверенности и тихого спокойствия, настолько приятно она смотрела и улыбалась, что мне просто нестерпимо захотелось, так сказать, преклонить голову на дружеское плечо. И как следует на оном выплакаться. Наверняка ведь эта пожилая леди информирована гораздо лучше меня по данному, да что там данному - любому, вопросу и сможет подсказать, где и как мне искать улики!
И, наверное, я бы ей всё так-таки и рассказала. Как на духу. Если бы не одно но: уровень тяжести данного преступления, как я уже говорила, вполне сопоставим с убийством. А если вы обвиняете другого человека в убийстве, то вам требуется предъявить труп, или хотя бы привести более-менее веские доказательства наличия оного в каком-либо месте. Так принято. Если же трупа у вас на руках не окажется, или доказательства не подтвердятся, вы попадёте в весьма незавидное положение. В конце концов, есть такое понятие как клевета, а также - ответственность за необоснованное очернение личности.

Нет, в любом случае профессиональный следователь обязан проверить все сведения, которые вы ему предоставите. Это общепринятая практика. Конечно, существует вариант при котором оный следователь может быть вашим лучшим другом, и возьмётся разбирать дело исходя из ваших голословных подозрений, но в данном случае такого варианта никак не предвиделось. Потому как при полном отсутствии фактов речь может идти лишь о личном доверии. Доверять абсолютно незнакомой тётке, даже очень приятной, я бы не решилась. И она на меня полагаться в таком деле не стала бы тоже, уверена! Поэтому я сказала, что возникшую проблему, скорее всего, сама и разберу. А вот если не получится, тогда, само собой, сразу к ним. После чего вспомнила, что мне нужно обязательно рассказать все плохие новости дяде Ваду, и напрямую спросила, согласен ли данный конкретный маг стать моим женихом на ближайшие три года без всяких обязательств с его стороны по дальнейшей женитьбе. Получила положительный ответ и заторопилась в храм. Меня остановили. Оказалось, что мой жених должен, в первую очередь, оповестить свою родню о радостном событии. На моё вполне резонное предложение зайти по дороге в пункт общественной магосвязи мне ответили, что тут и без него, то есть пункта, прекрасно обойдутся. Я не поняла в чём фокус, и откровенно недоумевала пока жених не привёл меня в крохотную каморку без окон и почти без мебели - если не считать таковой старый трёхногий табурет - с пюпитром под переговорный кристалл. Опа! Я что, вляпалась в помолвку с кем-то из структур магического контроля?! Это может мне выйти боком, наверное...

Пока Торс взывал к далёкой родне посредством локальной магосвязи, я лихорадочно пыталась сообразить какие плюсы и минусы можно отхватить в роли невесты такого силовика.
Возможно, необходимо пояснить, что магический контроль - это часть службы государственной безопасности. Небольшая, но очень весомая, поскольку контролирует, как вы вероятно уже догадались, именно магическую часть нашего общества. То есть большую половину дворянства, внутренние и пограничные войска, а также всяких мастеров, алхимиков, лекарей, знахарей, аптекарей и прочих высокоучёных персон, имеющих разнообразные возможности напакостить ближнему своему магическим путём. Самое примечательное - про существование маг-контроля знают все: и одарённые, и не очень. А вот, что называется, "в глаза" его никто никогда и не видел. Поэтому всяких сплетен про его сотрудников ходит столько - аж жуть берёт. Причём большая их часть - откровенная брехня, без шансов! Теперь я начинала представлять себе каким образом службам маг-контроля удаётся оставаться невидимыми для широкой публики. Ну, надо же! А я-то считала, что их кабинеты надёжно запрятаны где-то в лабиринтах коридоров городской управы, возможно, скрытые сверхсовременными мощными иллюзиями. Кто бы мог подумать, что в реальности-то ничего сложного, оказывается. Пара не шибко сильных заклятий - и всё!
По размышлениям о перспективах брачных обязательств с Торсом выходило, что ничего особо страшного для меня не предвидится. Обманывать я никого не собираюсь - незачем, преступлений никаких не совершала (делать мне больше нечего!), а достать любого человека из маг-контроля чрезвычайно сложно. Даже для барона. Красота!

Мда, недолго празднику в душе было длиться. Торсу ответили. Состоявшаяся беседа куда больше походила на допрос с пристрастием, чем на разговор двух родных - пусть даже очень нелюбимых! - людей. Причём допрашивали нас обоих, явно сильно сожалея о полной невозможности развести подозреваемых - то есть именно нас! - по разным комнатам, с тем, чтобы позже сравнить показания.
В конце концов, я вспылила и заявила: раз если я их всех настолько не устраиваю, то просто пойду и встану у алтаря, а уж тогда Торс придёт ко мне сам, как баран на верёвке. Если жить хочет. Ибо времени у меня уже совсем не осталось и терпения тоже!!! И что лично я предпочла бы менее проблемного кандидата в женихи. Более того, если я вот этого конкретного Торса ещё раз увижу подыхающим в какой-нибудь грязной луже, то ни за что не буду лечить и спасать. Пусть дохнет! (Говорила же мне Канькина кузина, не раз и не два, что в личной жизни от мужиков одни неприятности, а я ей не верила, дура была...)
В ответ мне хмыкнули и осчастливили сентенцией типа "должен же он" - то есть наш высокопоставленный визави - "знать кого берёт в семью на целых три года". Я слегка прищурилась и спросила: "В вашу семью, милорд? Я ведь на службу к вам не рвусь...". Вот тут мне удалось выбить из собеседника ещё один хмык, а из жениха сдавленное кхеканье. Затем нас, наконец, милостиво отпустили восвояси, зачем-то посоветовав Торсу за мной хорошенько присматривать.

По результатам собеседования я поняла две вещи: первое - родственное начальство одобрило мою кандидатуру; второе - я уже никак не успеваю к пункту общественной магосвязи! Там всегда большая очередь, а сегодня тем более - в базарный-то день!!! Пришлось, скрепя сердце, пожертвовать конспирацией и разговаривать с дядей через местный шарик. Рассказала я ему всё: и про ров, и про маму, и про собаку, и про нашествие невнятных слуг, и про странный визит барона, и, разумеется, про планы вышеупомянутого лорда плюс мои горькие мысли по этому скорбному поводу. Жениха, конечно же, пришлось представить дядюшке, как единственному близкому мне взрослому человеку, на данный момент пребывающему в здравом уме и трезвой памяти. (Торс же меня, с кем смог, познакомил.) Также я высказала дяде Ваду все свои опасения, вкупе со слёзной просьбой присматривать за братом в оба глаза и ни в коем случае не отпускать одного домой.
Дядя, со своей стороны, посоветовал мне пару вариантов проверки отчима "на вшивость" и сообщил, что та симптоматика, которую мне довелось наблюдать у моей мамы, действительно, может быть результатом не только подавляющих волю зелий или амулетов. Вдобавок призвал ни в коем случае не пороть горячку и дать ему время для консультации со знакомыми алхимиками: вдруг есть какие-нибудь составы, дающие схожий эффект, и всё на самом деле не так страшно. Конечно, дядюшка отчасти пытался меня успокоить, но я точно знала, что если действительно у нас с мамой всплывёт серьёзная проблема, колебаться и довольствоваться какими-то полумерами он не станет - дядя Вад не тот человек. Говорили мы долго. Никаких подозрений, что новообретённый жених пристроится под дверью и будет нас подслушивать, у меня даже не возникло, ибо наличествовала твёрдая уверенность - обязательно будет! Но вот то, что они с почтенной дамой это станут делать вдвоём, меня несколько удивило. Не относится моя судьба к сверхважным для государства делам. Ну, никак не относится!

Вдоволь поудивляться, однако, мне не дали. Сразу же заворковали, что в силу юного возраста я ещё чересчур неопытная, и вследствие этого - совсем чуть-чуть, немножечко, глупенькая девочка, а мне нужно было сразу поведать им всё-всё-всё непосредственно по прибытии. С трудом удержавшись от комментариев, я вежливо уточнила что именно меняет мой рассказ. Оказалось - многое. Даже очень многое!
Непосредственно после нашего бракосочетания она, то бишь магичка, начнёт срочно собирать весь честной народ для торжественно-ознакомительного визита в наш замок. Таким образом, Торс со всей семьёй и лучшими друзьями приедет в Торриш-Холл уже завтра, точно к полудню. ("Лучше бы он, конечно, поехал вместе с тобой, но не выйдет, ах, не выйдет! Сама я отправиться с тобой никак не смогу, нет, а послать-то больше и некого совсем, ах!") Синяки жениху вследствие открывшейся необходимости будут сводить каким-то, жутко особенным, совершенно секретным экспресс-методом (судя по выражению торсовой морды лица метод был ещё тот). Меня заверили, что в жениховой свите обязательно будут достаточно грамотные, компетентные люди, обладающие всеми необходимыми правами и даже полномочиями, которые быстро разберутся в возникшей ситуации и разрешат оную наиболее оптимальным, абсолютно законным путём. Главное сейчас - это чтобы отчим и барон за текущие сутки никуда внезапно не исчезли и ничего непоправимого ни с кем не сотворили. Соответственно, мне предписывалось негласно за потенциальными преступниками присмотреть - насколько смогу, само собой. Также я обязательно должна беречь себя и быть предельно осторожной во всём и со всеми.
То есть я всё-таки оказалась свидетельницей противоправных действий? На этот вопрос мне ответили чрезвычайно уклончиво, из чего я сделала вывод - скорее всего, да. А из того, что мне в приказном порядке всунули фантастически сложный медальон экстренной связи и строго-настрого наказали ни в коем случае его не снимать, никому ни за что не показывать и если вдруг, то, не медля ни секунды, звать Торса на подмогу по парному данному экземпляру амулету - что уровень противоправности был довольно высок. Если он в принципе был. Кроме моих слов доказательств-то у меня никаких нету...

Вообще интересные люди мне попались, никогда не отвечают на вопросы толком. Сколько я ни пыталась переспрашивать, ничего определённого мне узнать не удалось. Расплывчатые "может быть" и "посмотрим" на тему маминого здоровья вполне понятны и легко объяснимы (фактов-то я не предоставила, у меня самой пока только догадки на руках), но хотя бы настоящие имя-фамилию жениха мне вполне могли бы сообщить. А так дама по кристаллу переговорила с кем-то из храма, на улице нас встретил служка, провёл в часовню служебным ходом, и там, в кратчайшие сроки, был свершён полный обряд помолвки со всеми полагающимися записями в храмовых книгах. В них я заглянула первым делом и установила, что помолвка записана задним числом (а точнее - вчерашним утром), а жених мой носит имя Торсар и фамилию тан Кейр (никогда не слышала!). Разумеется, я не помнила наизусть абсолютно все дворянские рода нашего славного государства, чай, не герольд ни разу, но что-то она мне кажется какой-то странной. Не фальшивая ли?
Ну, вы же наверняка и так знаете, что самые древние дворянские фамилии нашего королевства имеют окончание "- риш" или "- рриш". Не столь древние - "- шан" или "- тан". На этом, в принципе, всё разнообразие и заканчивается. Встречаются, конечно, "- эс" или "- ес" - не слишком часто, мягко говоря, и "- эм" или "- ем" - совсем редко, буквально единичные случаи. А вот "- ейр" (или "- эйр"?) - это вообще не к нам, по-моему. Даже не знаю, откуда такое могло бы взяться. Может, с каких югов далёких прилетело? Решила спросить жениха - его фамилия, пусть он и отвечает, в конце-то концов!
Торс постарался развеять мои опасения и, торжественно возложив руку на алтарь, твёрдо заверил, что никакого обмана здесь нет. В это пришлось поверить: обмануть богов - себе дороже. Прецедентов в нашей истории предостаточно, даже более чем! Только вот что-то он свою фамилию слишком долго вспоминал, прежде чем написать, наверное, выбирал из официальных псевдонимов. Ну, или как там называются специально зарезервированные за каждым агентом фальшивые имена, под которыми они порой работают? Так, если подумать, то получается что обмана, может, и нет, а вот хитрость, наверное, всё-таки есть.

С другой стороны, какая мне разница? Татуировка легла как надо (что у меня, что у него - я проверяла), храмовые записи в наличии, амулет для связи в порядке, дядя оповещён. Пора выдвигаться в сторону дома.

Глава девятая. Под размышления - обратно.

Дорога заняла не так много времени, как я боялась. Оказалось, в каждом стойле этого замечательного трактира смонтирована целая система амулетов, обеспечивающая максимально быстрое и полное восстановление лошади! То есть практически мгновенное. Как в сказке: раз - и всё! Благодаря этому быстроногий, вороной мой скакун был как обычно норовист, а также абсолютно свеж, очень бодр и невыносимо весел. В отличие от меня самой. Я кисла, куксилась, кунявилась и вообще чувствовала себя разбитой на множество мелких, уже сейчас - то бишь, начиная прямо с раннего утра - сильно завядших кусочков. Что поделаешь, нервы и недосып никого не делают ни бодрее, ни счастливее. Однако передвигаться я старалась по возможности быстро, не привлекая внимания общественности, максимально сосредоточившись на задаче момента: добраться до дома без каких бы то ни было лишних приключений. Самым сложным оказалось, конечно, не отвлекаться на переживания о плачевном состоянии моей несчастной матушки. Чем её напоили, как теперь быть, кого звать, каким образом лечить - я не знала и сообразить не могла, даже потенциально дельных версий не построила (как часто говорит нам наш декан: если фактов нет, то и думать не о чем, одни фантазии получатся в итоге). Поэтому просто ехала себе и ехала. Благо, было чем голову занять, помимо всего вышеперечисленного.

Поначалу зубрила наизусть "легенду", предусмотрительно составленную мной и пожилой магичкой. Этот своеобразный плод совместного нелитературного творчества должен был быть мне весьма полезен. Ну, я имею в виду историю о том, как мы с Торсом встретились, познакомились, кто он такой, где живёт-работает-учится, то есть учился, какие у него родители и всё такое прочее. Мало ведь притащить в дом жениха, надо доказать ещё что он не какой-нибудь проходимец или ворюга. Барон наш конкурентов не терпит (это, в общем-то, юмор такой плохой, но можно не смеяться - самой не весело). Потом пришлось магически подлечить себя и, до кучи, собаку, поскольку мы оба начали безудержно расклеиваться от накопившейся усталости и массы переживаний. Вернусь к Ритане - подправлю ещё и собственный внешний вид, а то лохматая, потная, грязная, как сама из той канавы вылезла. Аж зубы сводит, так противно!!! Конечно, по дороге мне удалось ещё разок умыться - в речке, там же я напоила коня и намеренно отправила в воду Буса, чтобы пёс, сполоснувшись, стал хоть чуток почище, но основной проблемы это отнюдь не снимало.

Оставшийся путь опять ушёл на размышления, тем, прямо скажем, хватало. К сожалению, опять-таки не доставало фактов, над которыми мог бы трудиться мой ум. Или же я в упор не видела каких-то, совершенно очевидных для силовиков, связей между ними. Поэтому и не могла постичь их действий. А также просчитать последствий оных для меня и моих родных. Особенно остро в данный момент ощущалась нехватка юридических знаний. К несчастью, мы пока получили лишь самые общие сведения о гражданском и уголовном праве. И то, большую часть - на практических занятиях, со слов стражей правопорядка. Более того, и в перспективе у меня юридическая наука сильно не маячила. Не сильно, кстати, тоже. Изучать законодательство во всех параграфах, пунктах и подробностях будет только ничтожно малая толика нашего курса. Та, что после обучения, в полном составе, уйдёт работать в военную прокуратуру. Не военных юристов у нас готовят на специальном факультете совсем другой - отнюдь не волшебной академии. Даже если у них есть магический дар, что, в общем-то, в тамошних академических пенатах - исключительно большая редкость. А я, вкупе с моими одногруппниками, по программе буду проходить только относительно небольшой курс юридической премудрости, причём довольно фрагментарно, поскольку и мне, и им предстоит стать боевыми магами, так сказать, наиболее общего профиля.

Да, есть ещё и не общий профиль, как же ему не существовать! Но на учёбу в Военную Академию женщин не принимают ни под каким видом, от слов совсем, вообще и абсолютно. Ну, в принципе не очень-то нам и хотелось, надо отметить. Там настолько драконовские нормы подготовки, что далеко не каждый мужчина выдерживает темп обучения, невзирая на предельно жёсткий, даже можно смело определить - явно садистский, предварительный отбор при поступлении. Но зато в результате на военную службу идут настоящие штурмовики, способные в одиночку, практически голыми руками, справиться с целым отрядом хорошо вооружённых оппонентов.
Ну, что я могу вам об этом рассказать. Общались мы с Канькой как-то раз с целой группой этих супервоинов - на благотворительном вечере. И нас, и их туда пригнали "для объёма", дабы придать довольно банальному и жутко скучному действу хоть сколько-нибудь приличный приток участников. Ну, вы меня, думаю, отлично поняли: устроителям требовалось создать иллюзию праздника, носящего практически всенародный характер. С этой целью всех нас и использовали. Ибо опытные организаторы мудро предполагали, что, учитывая весьма убогий уровень развлекательных номеров, обильный официоз длинных речей и чрезвычайную скромность, чтобы не сказать - жидобскую скудость, предложенного гостям угощения, никто по собственной доброй воле туда к ним просто не потащится. Мы с Канькой этих устроителей, в общем и целом, хорошо понимали. Действительно, единственным стоящим развлечением у шибко щедрых благотворителей оказались танцы. И то с купюрами: бал был по-военному кратким, зал неожиданно маленьким, оркестр подозрительно немногочисленным, а танцевать было практически не с кем: всех более-менее приличных кавалеров молниеносно разобрали бойкие, шустрые целительницы. Так уж получилось, что наш факультет преимущественно мужской, Канькин - практически полностью женский, плюс в том же помещении обретались ещё и теоретики, где дамский контингент также превалирует над сильным полом. Так что мои сокурсники оказались, что называется, просто нарасхват. Поскольку наши великие воины, как выяснилось, больше похожи на медведей на льду, чем на кавалеров, причём что конкретно звучит - полька или вальс - им без разницы. И какие они все одинаковые!!! Одни и те же шутки, одни и те же расхожие фразы, одни и те же жесты. У них даже причёски практически идентичны! Мы обе, честно говоря, были глубоко и горько разочарованы.
Нет-нет, наш факультет - это наиболее оптимальный выбор из всех возможных! Нас, разумеется, охотно принимают в регулярную армию, с руками отрывают провинциальные градоправители, с распростёртыми объятиями встретят даже в столичной страже (не говоря уже о городах поменьше), истово зазывают в охрану караванов купцы, а если повезёт, мы можем поступить на службу к какому-нибудь барону, герцогу или графу. Или вообще попасть в штат посольства (вот где работа - не бей лежачего!), но это, конечно, уже только по весьма и весьма высокой протекции которая светит отнюдь не каждому. Мы воины, стражники, охранники, телохранители, можем работать на границе как следопыты или вовсе уйти в вольнонаёмные охотники - на приснопамятных упырей. При небольшой переподготовке из нас можно сделать тех же сыскарей (это ведь тоже в своём роде охота, только в незавидной роли загоняемой дичи выступают преступники) или даже дознавателей. Короче, мы - оперативники, а не бумажные крысы. Но придётся честно признать - в юридических тонкостях мы обычно разбираемся из рук вон плохо!

Таким образом, мне действительно оставалось только задаваться многочисленными вопросами. Допустим, я оказалась очень удобным свидетелем опаивания своей мамы подавляющим волю зельем. Силовики хотят барона обвинить и используют мои показания в суде. Допустим, барона на основании моих показаний осудят и посадят (или даже казнят). Что дальше? Будет ли тогда казнён мой отчим? А моя мама - смогут ли её в чём-нибудь обвинить? Как вообще полагается доказывать что ты вовсе не преступница, а сама пала жертвой обстоятельств? Заставляли ли её пить что-либо силой? И кто изготовлял состав - барон или отчим? У барона есть родственники, разумеется. У кого их нет... Интересно, насколько они влиятельны и обрадуются ли они такому повороту событий? Ни на один из этих вопросов ответа я, разумеется, так и не нашла. Решила позже спросить дядю и попытать жениха, как приедет. В конце концов, нужна же ему живая невеста, правда?

Домашнее празднество не отличалось особой пышностью. Очевидно, отчим не был готов как следует раскошеливаться, невзирая на визит такого сверхважного гостя как барон. Даже с учётом свиты. Оказывается, на сей раз из соседей-знакомых никого к нам не приглашали, зато барон с баронетом притащили с собой уйму людей, которые теперь, прямо на моих глазах, подло пожирали всякие разные вкусности за наш с мамой счёт! Причём с большинством из них я не только раньше не была знакома, но и предпочла бы ни разу не встречаться вообще, тем более - сидя за одним столом!!! На редкость противные рожи, все, как на подбор. Весельем праздник тоже не блистал: редкие тосты "за прекрасную именинницу" самого стандартного типа "чтоб у неё было всё хорошо" звучали вымученно-натужно и произносились в подавляющем большинстве случаев только после выразительного баронского взгляда, выдающего волшебный пендель подчинённым. Мама по-прежнему казалась бледным, ко всему безучастным призраком. Сидела молча, почти не ела и совсем ничего не пила. Что характерно, отчима это не беспокоило ни в малейшей степени. А вот моё поведение его явно чем-то не устраивало. Хотя я была сама вежливость и скромность. Прямо-таки эталонный образец барышни из почтенного дворянского семейства: благонравие, благоразумие и благовоспитанность в одном флаконе (то есть мне!).
Ну, не знаю. Ему следовало бы хоть немного порадоваться: я, между прочим, в точности воспроизвела иллюстрацию из любимой книги моей бабушки "Наставления барышням благородных семейств", глава пятая "Как вести себя за столом". И насколько тщательно, заметьте! Вплоть до полагающегося по этикету выражения "благородного спокойствия и ненавязчивого, но благостного внимания к собеседнику" прямо во всю свою морду лица (хотя обычно это называется "постная рожа"). Короче, до самого десерта - то есть целых полтора часа! - я старалась изо всех своих сил. Вообще-то так и помереть недолго, от перегрузки.
Или от обжорства. Потому что ела я за троих. А вот не надо мне напоминать про поездку в город и состоявшийся ранним утром завтрак! Во-первых, он был ужасно давно. А во-вторых, попробуйте провести почти сутки в седле - ну, хорошо, не сутки и с перерывами на еду и отдых, но всё-таки! - затем нанервничаться "по самое немогу" плюс наколдоваться до потери пульса. Потом всласть поспорить с потенциальным свёкром (хотя он мог быть и не свёкром ни разу, но крови выпил - море), пережить исключительно сложную помолвку и, наконец, благополучно вернуться в дом, ничем не нарушив строгую конспирацию. У кого хочешь, ну, просто зверский аппетит проснётся! Возможно, именно поэтому лорд Дерриш, как действующий хозяин замка и единственный блюститель моих манер, раздражался чем дальше, тем больше. Ближе к десерту он даже явно злиться стал, привлекая жутко перекошенной рожей ненужное внимание своих весьма благонравных соседок. А мне-то что? Я сижу тихо, никого не трогаю. Вот, четвёртое пирожное ем. То есть уже пятое. И нефиг жадничать, а то сейчас шестое возьму! Хотя уже почти не лезет...

Наконец, лорда отчима пробило на вопрос: "как я вижу своё дальнейшее будущее?". Мол, он, как ответственное лицо, должен помочь мне с выбором жизненного пути. Я, чуть не поперхнувшись недоеденным пирожным - и нисколько не лукавя, надо сказать! - изобразила на физиономии самое искреннее удивление и напомнила этому шибко ответственному, что отучилась пока только на трёх курсах академии, и в перспективе у меня ещё пять полноценных лет учёбы. А потом два года практики, так у всех. То бишь отступлений от стандартного академического плана я не предвижу. Ни в одну сторону. В ответ отчим разразился речью о превратностях судьбы, а также сложностях и опасностях взрослой жизни вообще и выпавшей мне доли боевого мага - в частности. Особенно меня умилил логический переход к безвременной кончине моего отца, как к примеру этих самых превратностей. То, что оные были кем-то, как я теперь подозреваю, скорее всего, тщательно спланированы, он благоразумно опустил, принял скорбный вид и риторически вопросил, неужели я думаю что моя любящая мать желает мне ранней смерти. Вид он при этом имел настолько комичный, что я, по оригинальному выражению моего горячо любимого братца, "аж припухла". Угу, картина маслом по бутерброду - "убелённый сединами мудрец отечески наставляет неразумную дщерь свою". Да. Конечно. Поверила. Аж три раза подряд. Хотя, разумеется, впечатлилась. Настолько, что выпучила глаза и посмотрела на оратора в стиле "а не прибалдел ли ты, дяденька" (не спрашивайте меня, что именно имел в виду наш дюже талантливый малыш, сочиняя этот абсолютно нелитературный выверт!). Очевидно, я снова жестоко попрала все нормы этикета разом, так что даже барон дёрнулся отвлечь меня сентенцией о материнских чувствах, пока отчим лихорадочно соображал как дальше повести разговор. Видимо, спич свой лорд Дерриш готовил давно, очень тщательно продумал, и наивно ожидал что я проникнусь им прямо-таки до печёнок.

Я уже говорила, что на первый взгляд отчим мне не понравился? Так вот, на второй он мне понравился ещё меньше, поскольку считал всех женщин дурами от рождения (как говорит обычно наш физрук "канструкция бабы мазгов не предусматриваит"). Есть, есть такая мужская точка зрения, хотя более-менее разумные индивиды её обычно не озвучивают. Ибо прекрасно понимают - в подавляющем своём большинстве женщинам мешают думать эмоции, а реальным отсутствием ума и логики страдают далеко не все дамы. Без сомнения, дуры встречаются, и довольно часто. Однако же не чаще дураков! Мда. Раньше благородный лорд как-то сдерживал свой язык и настолько явно на мой идиотизм не намекал. Может, считал что тыкать своим мнением мне в лицо неразумно. Или преждевременно? Хотя и сейчас зря он так, вообще-то...

Приведя физиономию в нормальный вид, чтобы не шокировать публику, я честно ответила что учиться мне нравится, а после учёбы я обязательно стану работать по специальности, тем более Торс обещал мне непыльную и относительно безопасную совместную службу. На нервный вопрос "а кто такой этот Торс?" абсолютно честно сказала, что забыла порадовать матушку сразу по приезду (не будем уточнять, что оный приезд состоялся лишь сегодня утром), вся в тихом ужасе и жесточайшем стрессе из-за её плачевного состояния. Громко назвала полное имя жениха, сообщила что мы все, здесь собравшиеся, будем иметь честь лицезреть его вкупе с ближней роднёй только завтра после полудня, и торжественно продемонстрировала присутствующим запястье с татуировкой. Эффект получился оглушительным. Другого слова не подберёшь. Морду лорда Дерриша надо было видеть! Но что он, все, абсолютно все за столом просто замерли. Включая барона. Только баронет ещё что-то машинально (и довольно звучно) жевал. Не до конца проникся, наверное.
Первым опомнился, как ни странно, хозяин замка, стола и праздника - отчим. Приняв выражение заботливого папаши, пекущегося исключительно о благе горячо любимой дочери (которое, однако, резко контрастировало с тем, насколько судорожно он вцепился в столовые приборы), засыпал меня вопросами на тему помолвки. Конечно, лорд Дерриш предусмотрительно старался не светить свой интерес к конкретным деталям, но было не сложно понять, что беспокоили его три проблемы: 1 - была ли помолвка закреплена богами (то есть являлась ли нерасторжимой); 2 - кто эта наглая сволочь (жених, разумеется); 3 - почему он сразу не приехал знакомиться с будущей роднёй. Это если в порядке убывания интереса. В общем, пожилая магичка была права - её "легенда" мне очень пригодилась.

А вообще интересненько так получается, простите за тавтологию. И странный набор гостей сюда прекрасно вписывается, и отъезд бабушки (сама по себе старушенция, хоть помирать будет, ни за что не упустит возможности прочистить мне мозги на предмет скорейшего замужества, рождения детей и прекращения учёбы), и мамино состояние, и внезапное исчезновение наших преданных и надёжных слуг. Тут хочешь, не хочешь, а уверуешь в теорию заговора жутко злобных недругов. Против себя, любимой. В какой-то степени даже лестно, наверное: это ж сколько народу возлагает на меня свои надежды! Если бы не было так страшно: это ж зачем я им сразу всем-то понадобилась?! Ума не приложу... Тоже кусок имения отхапать хотят? Так на такую прорву народу его просто не поделить!!!
И ещё все эти гости - сидят солидно, смотрят строго, как государственная комиссия на каком-нибудь важном экзамене. И чего именно они от меня ждут всё-таки? Опять ума не приложу. Жаль, что тут не наша аудитория: там бы хоть кто подсказку бы дал, что ли. Тогда, может, нашлось бы, что и куда прикладывать. И тут меня осенило: есть, есть у меня подсказка! Только я её не читала пока, забегалась и забыла.

К счастью, послеобеденные мероприятия всеобщих танцев не предусматривали. Видимо, поэтому большая часть гостей - состоящая, скорее всего, из наименее сильно заинтересованных в баронских делах персон - рассосалась непосредственно после трапезы. Почти половина сразу же отправилась домой (всё равно основное представление завершено, лояльность сюзерену продемонстрирована целиком и полностью, а ехать далеко и долго). Народ постарше тусовался в гостиной, расслабляясь после сытной трапезы, кое-кто также, в свой черёд, неспешно собирался покинуть наше скромное общество. Некоторая часть присутствующих засела играть по маленькой в карты. В результате самофильтрации народных масс на мою долю оставались только баронет со товарищи в количестве четырёх штук плюс три миловидные курицы, то есть, извините, племянницы кого-то из понаехавших прихвостней. К несчастью (увы и ах!), бросать гостей прямо на произвол судьбы никакой этикет не дозволяет. Пришлось бросать криво. То есть позволить кавалеру наступить на подол. Дальше вы и так всё хорошо представляете: характерный треск, испуганное "ой", галантные извинения, побег с комментарием "нет-нет, тут и так мало дам, кавалеры совсем заскучают" ну и далее по сценарию - "мы очень ждём!" и "я скоро вернусь!". Всё.

В свои комнаты я влетела вполне готовая ко всему, в том числе к тому чтобы найти свою горячо любимую собаку мёртвой-зарезанной. Всё-таки маг я пока совсем не самый сильный, откровенно говоря. Бус, устало дремавший в своём (и моём!) любимом кресле у окна, был, к счастью, жив и относительно доволен. Ни в мясо, ни в свежую воду, предусмотрительно захваченные мною с кухни, ничего лишнего добавлено не было. Видите ли, чтобы исключить самую возможность отравления Бусика, я собственноручно выбирала ему кусочки повкуснее, с полагающимися к случаю причитаниями что "гоняли моего бедного пёсика гадкие, злые конюхи по огромному пастбищу денно и нощно, вот как он похудел-побледнел-осунулся". Ну, по крайней мере, мне не удалось обнаружить в пёсьих мисках посторонних примесей даже магическим путём. Но зачем-то собаку ведь удаляли из замка. Неужели только из-за новой прислуги?
Процесс размышлений прервал стук в дверь. Весьма настойчивый. Оказалось, баронет, как самый ответственный из компании, прислал служанку мне помочь. Да и присмотреть заодно, как я понимаю. Вдруг в бега рвану - непорядок! Вы спрашиваете, почему я так решила? Потому что девица была точной копией отвергнутой мною "горничной". Я удивлённо подняла брови и, сделав вид, что перепутала эту "даму" со вчерашней, сообщила что не меняю своих решений и дверь спокойненько так закрыла. Не хватало ещё чтобы это мерзкое существо тут беспрепятственно шастало. Я и без служанок не уверена что в моей комнате теперь можно спокойно спать. Тайный ход ко мне, разумеется, никто не проделывал и даже не собирался. Но и помимо вышеописанного, жутко романтического, фердебобля можно много чего всякого такого понапридумывать. Например, недавно на практическом занятии мы разбирали дело об убийстве старого ювелира. Которому молодая супруга, хорошо изучив привычки благоверного, насыпала яду в чай (к несчастью для неё, отрава попала и на любимый плед старика), употребив для этого одноразовый артефакт, искусно замаскированный под потолочную лепнину. Сама она в момент совершения преступления в доме отсутствовала, поскольку целый месяц безвылазно гостила у любимой матушки, весьма кстати подхватившей какую-то особо гнусную хворобу. Наш декан назвал этот случай классическим примером использования артефактов с отсроченным действием. Не то чтобы я боялась отравления, это, скорее, как возможный вариант, но ведь бывает всякое, я хочу сказать.

Наложив предварительно парочку скрывающих заклятий кратковременного действия на свою комнату (до остальных мне ещё расти и расти!), я сменила платье и взялась за сумку. Да, да, вы абсолютно правы, об этом надо было думать с самого начала. Но, вот, смотрите, я честно пытаюсь исправиться! На случай обыска быстро, магией, рассовала артефакты за шкафы в гардеробной. Склянки с зельями спрятала за похожими на полках; туда же, за книги, приткнула и мамин фолиант. Да, всё по принципу "дерево надо прятать в лесу". Не забыла, уходя, и обновить защиту собственной обители. Вот так как-то поспокойнее будет...

Глава десятая. Охота на невесту и, до кучи - на тайник.

Назад я спускалась в лёгкой задумчивости. Разумеется, я не удержалась и прочла эту страницу. Ту самую, которую мне указала мама. Сильно легче мне от этого не стало. Не сильно тоже. Вообще не легче, если уж говорить честно и откровенно. Пресловутый источник знаний оказался старинным сборником легенд. Большую часть отмеченного листа занимала красивая цветная иллюстрация. На ней был изображён, возлежащий на лесной поляне, доброжелательный дракон (чушь несусветная, кстати) наставляющий на путь истинный какого-то благороднорождённого сиротинушку. Рядом мирно пасся сиротинушкин скакун (уникальная методология, по которой герой смог убедить дракона не жрать ещё и лошадь, в книге не упоминалась). Вокруг цвели цветы и пели птицы, рядом тёк ручеёк, под лапой ящера вольготно располагался нехилый такой талмуд, открытый ровно посередине, непосредственно рядом с талмудом торчала высокая подставка со странным кристаллом связи или, возможно, то была жемчужина мудрости, не знаю. Под кристаллом располагалась груда литературы, что характерно - корешками к дракону (то есть не ко мне!). На груду опирался сиротинушкин щит (что говорило об уникальной беспечности этого конкретного ящера, но никак не о его уме!). Остальные детали близлежащего пейзажа скрывали многочисленные кусты и деревья. В дальнем далеке, над пейзажем господствовал маленький замок. Очевидно, он стоял на высокой горе, позволяя донжону задевать облака флюгером в виде указующей руки (между прочим, флага на донжоне не было). Помимо всего вышеперечисленного на картинке, в левом верхнем углу, имелось солнце. Короче, информации было немного. И это мягко выражаясь. Собственно, то, что сиротинушка был не какой-то там сермяжный крестьянин, а вполне себе дворянин, я почерпнула на предыдущей странице. Ибо непосредственно под картинкой нашлась одна-единственная фраза: "Твоя кровь наследника откроет тебе правильный путь". И всё. А на обороте страницы с драконом, в самом центре, красовалась вся такая завитушечно-информативная надпись "конец главы". Как любит иногда патетически заключать мой братишка, "абзац"!

Не подумайте, я не дурочка. Догадаться что речь, скорее всего, идёт о какой-нибудь фамильной ухоронке, запечатанной на кровь наследника рода, было совсем не сложно. Вопрос момента звучал иначе: "как её искать"? Замок большой, даже если исключить все подсобные помещения, конюшню, крыло для слуг и домик садовника с прилегающим комплексом теплиц, сараев и сараюшек, остаётся солидное пятиэтажное здание, на беглый осмотр которого уйдёт никак не меньше двух полновесных часов. Казалось бы, ничего особо сложного - ходи и смотри. С первым, разумеется, всё просто (пока ноги на месте), а вот куда смотреть-то будем? Насколько мне было известно, для того чтобы сработало открывающее заклинание, необходимо пролить искомую кровь на строго определённое место. Причём в целях конспирации оное вполне может оказаться размером с ноготь младенца. Поэтому и крови нужно совсем чуток, пары капель вполне хватит. Отличный способ, между прочим: экономно, гигиенично, не страшно и незаметно для посторонних. Но это самое "определённое место" теоретически может располагаться где угодно. Даже на крепостной стене, если уж на то пошло (не самый худший вариант, к слову сказать, особенно в мирное время). Логично вытекающую отсюда идею покрыть весь замок тонким слоем моей крови можно рассматривать только гипотетически. Как жест крайнего отчаяния а также полной безысходности. То есть, вынужденно отвергая глубоко народную методологию "ногой в дверь", необходимо хорошенько подумать. Или, как часто элегантно шутит наш юный наследник, "пошевелить мозгой, вдруг какая мысль оттуда выскочит".

Давайте рассуждать логически. Что критически важно для скрытно-секретного места миниатюрных размеров, которое открывает проход куда-то там? Во-первых, наверное, постоянная доступность. Чтобы его ничем не заслонили. Например, шкафом (ни проход, ни ключевую точку). Причём в очень отдалённой перспективе, то есть чтобы никому, никогда и в голову не пришло переставить там, где они находятся, громоздкие вещи. Ведь если мы двигаем всё тот же шкаф (тем более самостоятельно!) мы неизбежно привлекаем внимание. И теряем, возможно, бесценное время. Вдруг искомый предмет потребуется незамедлительно? То есть подпунктом сюда же следуют быстрота и простота изъятия сокровища.
Что дальше? Ценные вещи, которые нельзя доверить сейфу в кабинете или фамильной сокровищнице и следует максимально секретно хранить, должны настолько же секретно и доставаться (или убираться обратно). Чтобы никто не видел. Отсюда свойство номер два: отсутствие посторонних. В данном конкретном случае: не только гостей, но и прислуги. А в идеале - ещё и домашних, особенно детей. Секреты, как известно, имеют пакостную привычку портить жизнь осведомлённым о них людям. Для этого их надо просто разболтать. Ребёнку это сделать проще простого. Следующий - номер третий: присутствие хозяина должно выглядеть максимально естественно. Поэтому все подсобки я исключила изначально. Ну, не лазают приличные господа по всяким там каморкам (если, конечно, не подозревают прислугу в воровстве или растрате). К тому же в них слишком часто играют в прятки юные наследники. Или просто сидят очень-очень тихо, страстно желая избежать встречи с домашним учителем. Это мы, что называется, уже проходили, причём многократно. (Следует заметить, про некоторых юных наследников, регулярно обживающих тёмные чуланы, я могла бы и вспомнить кое-что весьма забавное, но, наверное, всё-таки в другой раз.) Короче, кладовки отметаем.
Пожалуй, четвёртым номером я бы определила пожелание к оригинальности расположения искомого ключевого места. Но уж очень узкий выбор мне оставляли предыдущие пункты. Кабинет, библиотека, спальня. Где ещё у нас минимальный поток народа? Да практически нигде! Каминный зал, все гостиные, портретная галерея - настоящий проходной двор. В жилых комнатах то ремонт, то перестановка. На моей памяти, например, мамины апартаменты ремонтировали раз пять точно, а папины - как минимум дважды. Только бабушка в силу возрастных привычек уже не любит как-то видоизменять своё жизненное пространство, но в молодости, как мне однажды поведала няня, она была первейшей модницей всей нашей провинции. Во всём первейшей! То есть интерьерные баталии с постоянными соперницами и заклятыми подругами - а также дедушкой, то бишь собственным мужем, - выдерживала регулярно. Деда, правда, больше всего интересовала отнюдь не эстетико-триумфальная, а совершенно банальная, прямо скажем - отвратительно низменная, финансовая сторона вопроса.

Глава одиннадцатая. Гости, пакости и продолжение охоты.

От жизненно важных размышлений пришлось отвлечься. На гостей. Я уже говорила, что наша картинная галерея - это проходной двор? Вот вам подтверждение: один почти шарообразный экземпляр из расползшегося по замку баронского гадюшника завернул как раз сюда. С супругой, разумеется. Старые полотна осматривает. Пришлось исполнять роль радушной хозяйки. Слушать как он сокрушается, мол, некоторые лица на портретах уже плохо различимы. Вот конкретно этот точно реставрировать пора.
Ну, пора. А что вы хотите, милейший? Портретику-то уже лет четыреста, с хорошим таким хвостиком. Тут кто угодно потемнеет до полного безобразия - хоть изображение, хоть оригинал. Более того: портрет, надо сказать, и при создании светлым не являлся. От слова совсем. Традиционно мрачная картинка, но тогда других и не рисовали вообще-то. Фон жутко тёмный. Сходу не поймёшь: то ли стена специально подобным образом окрашена (мрак!), то ли это драпировка настолько ровно висит (не меньший мрак!). На нём, то есть фоне, этак значительно, старательно скроив шибко умную морду породистого лица, стоит один из основателей нашего рода. При полном параде, разумеется. Сиречь в длинной такой чёрной разлетайке, почти до пяток, тёмно-бордовой шапке и с фигурно-колодезной цепью на шее. Из чистого золота цепочка, шириной в мою ладонь, холерно тяжёлая небось, да ещё с богатой россыпью разноцветных драгоценных булыжников классической огранки "кабошон". Совершенно очевидно - всё для пущих дворянских понтов! (В такой пышной декоративной конструкции только в омуте топиться хорошо: никакой жёрнов на шею вешать не потребуется.) К могучей узорной цепи крепится какая-то относительно мелкая, раскозявистая финтифлюшка, которая красиво болтается ровно посередине мужественной груди предка. В правой руке, как полагается, кинжал. В левой - книга. И щит на стене за спиной висит - с нашим гербом, разумеется. Хм. А вот что мне интересно на самом деле: вот это полустёртое солнышко, вышитое на портьере, с левой стороны и маленький замок в окошке с правой - они никому ничего не напоминают? Тот же донжон, те же стены, вот только флюгера в виде руки на шпиле не видно. Интересно, что это значит и насколько это важно?
Очевидно, толстячок принял мой задумчивый вид за молчаливое согласие; так возбудился, что аж подпрыгивать начал. Нет, уважаемый гость, я не хочу реставрировать картины прямо сейчас. У меня мама больная (вы же слышали - такое несчастье!), а реставрация денег стоит. Больших. А вдруг на лечение не хватит? Картины эти тут висели полных четыреста лет, ещё годик-другой повисят, не испортятся. Но как только, так сразу. Естественно, к вам! Непременно. Несомненно! Обязательно. Конечно! Безусловно. Как вы правы! Да-да. (От, чтоб ты сдох, поганец прилипчивый!) Фууууух, отвязалась...

Итак, что у нас дальше? К сожалению, не поиски, а гости. Нежеланные. И деть их некуда (было бы чем - просто перетравила бы, наверное). Волей-неволей пришлось потратить на них ещё несколько драгоценных часов. И кучу любезного внимания. Потом был торжественный вынос четырёхэтажного именинного торта. Со всякими разными напитками и предварительными лёгкими закусками. А то вдруг кто-то из наших достопочтенных визитёров останется голодным - непорядок! Само собой, мне пришлось возглавить и это отвратительно бессмысленное заседание. Я была зла. Барон был спокоен. Отчим был мрачен. Гости жрали, как не в себя. Или мне это просто показалось? Не знаю, не присматривалась. Находиться среди совершенно несимпатичных тебе людей и старательно изображать довольство жизнью, вместо того чтобы абсолютно логично разогнать всю эту мерзкую шоблу к драным бесам, поверьте, очень, очень утомительно. Настроение портилось соответственно потерянному времени. В надежде почерпнуть хоть что-то об этих самых гостях, я самоотверженно пыталась прислушиваться к разговорам за столом, но они ровным счётом ничего мне не поведали. Обычный набор деревенских сплетен. Погода, виды на урожай, помолвки-свадьбы-измены-разводы, мелкие скандалы: "Ах, она вышла в свет без перчаток! Какой ужас!". (Два ужаса, вы плохо сосчитали, дорогая.) Но что характерно - ни одного едкого высказывания, ни единой ссоры. Вообще ничего, кроме подтверждения теории о том, что это одна сплочённая команда. Очень сплочённая, что особенно печально.
Разумеется, баронет не мог не предпринять никаких шагов по добровольному разрыву моей внезапной помолвки. Мне попытались предложить прогулку по вечернему саду, но я отговорилась жуткой усталостью: только вчера приехала из города, потом с вами полдня танцевала. Пожалейте бедную, слабую девушку! Чувствуется, к моему отказу общественность снова оказалась не готова. Походу именинницу собирались зажать в каком-то тёмном месте и непосредственно при свидетелях залепить самый наижутчайший компромат. То есть приезжает жених, а тут невеста в постели с кем-то совсем чужим и посторонним. Скандал, разрыв помолвки и, конечно, благородный посторонний персонаж немедленно женится на обесчещенной леди. Я вот никогда не могла этого понять. Особенно если речь шла об изнасиловании. Ну, вы же, наверное, и сами знаете, что лет этак двести или триста назад поразительно добрый, невероятно великодушный насильник торжественно вёл свою жертву под венец, и она просто обязана была быть довольной и счастливой. О времена, о нравы! Прям радуешься, что сейчас таких нет...

Но вообще-то это снова материал для размышления. За столом отчим взывал к моей беспросветной глупости, хотя раньше так никогда не делал. В картинной галерее интерес пузанчика был шит белыми нитками по чёрному портрету. Сейчас на дурочку берут. В чём причина всеобщего веселья? Может, я чего-то не знаю? Не рискнув проверять еду и напитки прилюдно, проверила втихаря. Надо же леди припудрить носик? Даже одну из куриц за собой уволокла для достоверности. А что перед этим я капнула вином на рукав и заныкала крошку торта за щекой - так кому та капля мешала, я вас умоляю. Впрочем, ничего неожиданного я не обнаружила. То есть факт наличия посторонних примесей и в вине, и в торте был вполне и совершенно предсказуем. Какую именно гадость мне подмешивали, сидя, простите, попой на унитазе, распознать было абсолютно невозможно. То есть какой-нибудь маститый алхимик со стажем, мастер или магистр, наверное, мог бы с легкостью игнорировать сии, крайне неблагоприятные, условия для работы, но мне-то нормальная лаборатория нужна. Желательно - в гармоничном сочетании с библиотекой популярно-научной литературы по профильному предмету. (Особенно приветствуются чёткие, подробные инструкции!) Не напрягайтесь, удивляться не стоит: нас, как боевиков, вообще не учат сложные зелья распознавать, даже краткого ознакомительного курса не начитывают. И толковой алхимической лаборатории у меня просто нет - десяток реторт с пятью пробирками плюс пара разноразмерных горелок не в счёт, - нам она по профессии как таковая не полагается. Разве что к отчиму залезть...

Хотя нет, мне не в лабораторию, мне на конюшню нужно! Да-да, к симпатичной вороной кобылке, что-то я её давно не навещала. Разумеется, визит к милой животинке придётся отложить на послебальное время, но посмотреть на неё я просто обязана!

Что именно меня спасло от всей этой зловредной алхимии, я догадалось довольно быстро: мощный медальон экстренной связи, который я получила от наставницы жениха, был уже наполовину разряжен. Значит, кроме возможности срочно послать сигнал бедствия, меня обеспечили ещё и весьма солидной, комплексной магической защитой. Это очень хорошо, конечно, спасибо им преогромное плюс наше красивое с кисточкой, но вот вам интересный момент - мне про эти свойства одолженной цацки никто ничего не рассказал. И даже не собирался сообщать, как я теперь думаю (любопытно, а какие ещё функции в этой недетской игрушке запрятаны - прослушка, маячок?). И вот какую удивительную несуразность я вспомнила по дороге домой: это странное ощущение почти безграничного доверия к совершенно незнакомой пожилой магичке - откуда, интересно, оно взялось? Обычно я так на людей не реагирую! Мда, осторожнее надо быть, осмотрительнее. Со всех сторон. И пора, наконец, закругляться с гостями. А то мало ли что...
Легко сказать, но трудно сделать. Это я как раз про "моих" гостей. Потому как обременённый солидным возрастом и набитым желудком баронский гадюшник начал потихоньку расползаться по собственной инициативе (вся еда уже кончилась, чего ещё тут ждать). А вот баронет со товарищи именно сейчас затеяли новомодную танцевальную игру, с частой сменой партнёров и передачей цветов из рук в руки. Музыка довольно быстрая, причём и кавалеры, и дамы в ходе танца меняются местами хаотично, а не по каким-либо правилам, в результате отгадать конечного адресата совершенно нереально. Нет-нет, ничего сложного: ведущим, в тайне от остальных танцоров, загадывается цветок-призёр (название пишут на бумажке, бумажку сворачивают, кладут на стол) и тот, кому счастливое растение попадает в руки последним, получает маленький презент. Забавно. Даже мне понравилось. Не говоря уже о гостьях! Так что танец определённо удался, и это почувствовалось сразу: баронет заулыбался, кавалеры старались изо всех сил, курочки вошли во вкус. Все довольны и желают продолжения праздника. Кроме меня, разумеется. Рвать платье во второй раз представлялось мне абсолютно бессмысленным, и я было уже смирилась с тем что придётся реально подвернуть ногу, дабы прекратить все эти поганые игрища и получить, наконец, столь страстно вожделеемую мной возможность спокойно поразмыслить, но отчим решил нас разогнать по собственной инициативе. Выяснилось, что барышням далеко ехать (уж вечер близится и всё такое), барону рано вставать и тоже ехать, моя матушка устала (она ещё не вполне оправилась, к сожалению) и вообще. Самое главное "и вообще".

Меня это, разумеется, вполне устраивало. Что неудивительно, баронета тоже - раз сорвалась эта попытка прибрать меня к рукам, пора предпринимать следующую, чего зря время-то терять. Возмутились только дамы, но женский бунт был подавлен на корню родителями или дядьями (я не разбиралась кто там где), и гостьи отбыли в направлении пенатов.

Глава двенадцатая. Домашние, но очень научные исследования.

Проводив последнего визитёра, облегчённо выдохнув и ещё раз убедившись, что моя собака жива-здорова, я, наконец, получила ту самую долгожданную возможность максимально тщательно обследовать свои личные апартаменты. А то всё руки не доходили: готовиться к празднику-то пришлось в жуткой спешке. Судите сами: пока из города добралась до Ританы, пока доехала домой, времени осталось - как в старой сказке - каких-то жалких три четверти часа. Соответственно, стартовав прямо с седла, я от конюшни с разгону влетела на кухню, нахватала еды и налила питья своему жутко уставшему, несчастному псу. Потом, уже нагруженная награбленным, молнией помчалась к себе, заперлась как смогла надёжней, побросала все сумки с вещами куда пришлось, скинула потную, грязную одежду - прямо одним комом с сапогами, - понеслась в ванную и заметалась между ней и гардеробной, пытаясь мыться, сушиться, краситься и одеваться в одно и то же время.
Ну, апартаменты громко сказано, но спальня (с ванной комнатой), гардеробная и гостиная - она же по совместительству лаборатория, кабинет и комната отдыха - это вполне солидно, по-моему. Можно и апартаментами назвать. Тем более что спрятать какую-нибудь мелкоформатную бяку здесь проще простого, а вот найти - совсем наоборот. Наиболее уязвимой для потенциальных злодеев зоной я определила спальню и не прогадала: над моей кроватью был закреплён примерно такой же хитрый амулетик, какой мы разбирали на практических занятиях (ну, помните, с супругой ювелира). Поскольку заклинание поиска ядов на нём результата не дало никакого, то я предположила что там либо афродизиак, либо снотворное. То есть пока всё укладывается в схему, где я нужна отчиму и барону вполне живая и совсем послушная. Живая - это хорошо, наверное. Только один маленький вопрос: а до какого срока я им буду полезна именно в живом состоянии. И что со мной будет потом? Хороший такой вопрос...

Дальнейшие исследования на местности никаких доказательств потенциально злодейской деятельности не принесли. То ли это они такие непредусмотрительные, то ли я такая неумелая. Нет, это не упадок сил и не самобичевание. К сожалению, пока мы проходили исключительно простые и общеупотребительные заклятия поиска. То есть те, которые известны всем образованным одарённым. Поголовно. Ну и, соответственно, помянутые образованные одарённые, желающие совершить какую-нибудь гадость, абсолютно логично выбирают средства никак не подпадающие под эти всем известные заклинания. Из чего следует совершенно естественный вывод, что ночевать в своих комнатах мне нельзя. Как бы ни хотелось. Вздохнув по этому поводу пару раз, я взялась за сумку - пора снова паковаться и идти на поиски таинственной ухоронки. Хорошо бы ещё знать куда!

Логично предположить, что искомое ключевое место находится на портрете. Действительно, совершенно очевидный вывод. Если в книге есть аналогичный замок с рукой, а на портрете без руки, он так и просится наружу (вывод, разумеется, не замок). Так что всё просто. Даже очень просто. Даже слишком просто. Нет, тут что-то не так! Думаем дальше... Портрет - вещь непрочная. Холст можно порезать, краску соскоблить, более того - случись пожар, и от жизненного важного полотна вообще ничего не останется. Помимо этого, исследовать портрет (например, при той же реставрации) может абсолютно любой желающий. Соответственно, ключевое место в рамках картины прятать просто неразумно. А вот в качестве подсказки использовать вполне реально.
Итак, что мы видели на той интересной картинке? На двух картинках, если уж быть точной. Во-первых, солнце и замок на одних и тех же местах (в левом и правом верхнем углу соответственно). Во-вторых, щит, опционально - прислонённый к книгам. Возможно, как символ охраны некой информации. Рука, наверное, намёк куда именно надо лить кровь: на шпиль донжона. Теперь сообразить бы где донжон - и дело в шляпе. Реальный исключался намертво. Наш замок, даже с учётом всех перестроек, не был похож на картинку, ни с одной стороны. Более того, в ходе вооружённых конфликтов башни - донжоны они там или нет - имеют привычку падать. Это нехорошее (или полезное - смотря с какой стороны рва вы стоите) свойство не только косит ряды защитников, но и автоматически исключает вариант с ключевой точкой. Где гарантии что, например, в ближайшее столетие враг не разрушит именно эту башню? Нет их, и никогда не будет. Более того, нас даже слегка покосившаяся башня никак не устроит, ибо любое смещение самой ключевой точки (в том числе - самое минимальное) может дать сбой в отпирающем заклинании.
Ох! Вот жеж... И как же это я раньше-то не подумала?! Но что теперь? Внешний периметр замка - и крепостные стены, и строения - исключается сразу, внутренние слишком часто перестраиваются или ремонтируются. Ведь если вспомнить о смещении, то есть его гарантированном отсутствии, рядом с этим долбаным ключевым местом даже молотком сильно стучать не рекомендуется! Также следует начисто исключить возможность применения боевых заклятий, желательно - воздействия едких зелий и вообще всего, что только может эту точку сместить в любую сторону, хоть на волос. Нет, мягкой тряпочкой протирать это место можно, вы не правы. Не мягкой тоже. Даже веником можно обмести! А вот всё остальное - нельзя. От слова совсем. То бишь следует искать такое место в замке, которое за четыреста с изрядным лишком лет никогда никем не перестраивалось и в принципе не ремонтировалось! Боги милосердные, дайте ума!!! Потому что своего мне тут явно не хватит...

Так, прекратила истерику! Собрала мозги в кучку. Обняла собаку. Крепко обняла! Успокоилась (медленное, равномерное почёсывание собачьего уха - мой фирменный и абсолютно безотказный способ!). Думаем дальше. Жилое крыло для слуг отметаем сразу: дед там делал тотальный ремонт. Я тогда была ещё совсем маленькой, но всё равно помню, что в те дни творилось: снимали полы, перекладывали балки, короче, раскурочили всё - от крыши до подвала включительно. Наше жилое крыло тоже придётся отмести - и кабинет, и библиотека, и тем более родительская спальня за эти годы гарантированно подвергались ремонту, причём неоднократно. Но тогда где, где мне искать?!
Хорошо, попытаемся абстрагироваться от конкретных помещений. Обратимся к логической периодичности ремонта. Ну, чтобы понять, где у нас наиболее пригодное для ключа место. Итак, что мы имеем? А ничего. Потолки за полвека нельзя не поменять, что уж тут говорить о половине тысячелетия! Стены тоже, чтоб облупленными не стояли, про полы и вспоминать нечего - они же по большей части деревянные. Только камень выдержит настолько длительный срок активной эксплуатации. И то с некоторыми купюрами - например, лестница чёрного хода в старом крыле. Гранитная, между прочим! А ведь уже протёрта ногами челяди, пора ступени ровнять, ходить становится неудобно. Мда. Ну, вот куда девать эту точку при таких условиях - под фундамент, в землю зарывать?!

Вот оно! Конечно, в землю!!! Более того, я даже знаю где именно она может быть закопана! То есть не закопана, а вплавлена глубоко в гранит...

Глава тринадцатая. Поиски на выбивание.

Если бы у нас, как в Военной Академии, существовали нормативы на скоростное одевание, я бы их точно перевыполнила. Все и сразу. Более того, на волне радостного предвкушения я чуть не забыла об опасности быть застигнутой в кульминационный момент поисков. Тем более что и отчим, и барон (как мне тогда почему-то подумалось), скорее всего, даже не подозревают о том, что в полуподвальном этаже самого старого крыла есть зал, пол которого представляет собой ровно стёсанный участок гранитной скалы. Той самой, на которой и стоит наш замок.

Здесь потребуется отдельно отметить, что скалы вообще по природе своей довольно редко бывают ровными. Конечно, имеются исключения из правила, мы вот недавно на военной истории проходили целых две фактически неприступных крепости, сооружённых на вершинах столообразных гор. Но наша-то скала совсем не такая! В те далёкие времена, когда самый первый лорд из рода Торриш прибыл на дарованную ему щедрым сюзереном землю, дабы воздвигнуть здесь свой замок, он увидел высокий каменный зубец, почти вертикально торчащий из массивного гранитного основания. Сносить такую махину - дело сложное и затратное, даже учитывая все новейшие достижения в области магии и технологии строительства. А тогда это было попросту нереально. Логичным решением оказалось встроить имеющуюся готовую вершину в проект будущего замка. Туда же отправили систему естественных пещер, образованную водой за века бесхозности земли. В пещерах теперь чего только нет - и накопители для воды, и погреба, и подвалы, и темницы (которые практически не используются); если я не ошибаюсь, там же предки расположили первые лаборатории и организовали рабочий кабинет. Куда он потом делся, в хрониках не указывалось, но полагаю, его просто перенесли. Да, при первых хозяевах этих земель подземная часть замка была куда больше надземной. И использовалась она не в пример активнее нынешнего времени. При строительных работах, разумеется, ровняли всё, что только можно было сровнять. Таким вот макаром и образовалась большая плоская поверхность, часть которой и послужила полом в вышеупомянутом зале.

Когда весь наш Холл состоял из единственного жилого крыла и пары башен, зал был каминным. Вечерами под его сводами собирались почти все жители замка: хозяева вместе со слугами, как и предписывал обычай тех лет. На огне жарилась целая туша свиньи (а иногда и быка), благо леса тогда было полным-полно, жги - не хочу. В этот каминище, судя по иллюстрациям к семейным хроникам, порой закладывали целые стволы! Каждый занимался своим делом, максимально используя яркий свет, подаренный огнём. А потом, завершив положенные работы, вдоволь поболтав и насытившись, все расходились по узким холодным комнатам - до утра. Кто, каким образом и когда впаял в серый гранит балки тёмной стали, украсив пол сложным орнаментом, я не знала. В хрониках об этом ни слова не было, а расспрашивать родителей я, к несчастью, банально не посчитала нужным. Камин теперь уже давным-давно не топили, а использовали для хранения дров, намертво перекрыв трубу, чтобы избавиться от жутких сквозняков, рождаемых могучей тягой. По периметру зала стояла старая мебель, буфеты с посудой и запасными скатертями-салфетками-полотенцами, тут же приютился древний покорёженный садовый столик с плетёными креслами, валялись корзины, громоздились чистые бочки, большие и маленькие. А самую середину помещения покрывали многочисленные толстые, пёстрые домотканые половики. Собственно, если бы однажды маленький Бусик не затеял борьбу с самым противным с виду (по его мнению, разумеется) половиком, ухватив тот зубами за угол, я бы так никогда и не узнала, что, кроме абстрактного геометрического узора, пол зала украшают и многочисленные изображения, удачно расположенные в его розетках. По давности сего события с уверенностью утверждать, что загадка разгадана было бы крайне опрометчиво, но версия казалась настолько логичной...




Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru Мой парень — козёл. Ника ВеймарСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисБоль и сладость твоих рук. ЭнкантаАртефакт для практики. Юлия ХегбомНить души. Екатерина НеженцеваПомни меня...1. Альбина Новохатько IБеспокойное Наследство. Надежда умирает последней. MelethОт меня не сбежишь! Кристина ВороноваМонсТР из-под кровати. Кароль Елена / Эль СаннаВам конец, Ева Григорьевна! Паризьена
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"