Крюкова Наталья Вячеславовна: другие произведения.

Дожить до полудня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты удачно улизнула из дома, счастливо избежала нежеланной помолвки и, чтобы никто не заподозрил что помолвка фиктивная, успела всё это провернуть до двенадцати часов? Отлично! Но рано радоваться, девочка. Для того чтобы спасти свою маму и наказать подлого отчима до следующего полудня тебе придётся дожить, причём желательно целой и сохранившей рассудок.

Вступление, или болтовня ни о чём.

Книга. Нет, всё-таки это будет книга! Комплект из золотой цепочки с кулончиком, браслетом и колечком мне уже дарили, на шестнадцатилетие. А поскольку я по роду занятий не носила, не ношу и, что называется, в жизни не надену бесполезных, то есть сугубо декоративных, украшений, он с того самого дня так и лежит дома, в шкатулке. Платье (вкупе с кучей нудных нравоучений) мне, несомненно, презентует бабушка. Ничего другого своей безнадёжно непутёвой внучке она никогда в жизни даже и не подумает подарить - принципиально! Единственно возможным разнообразием были туфли в тон, но и то всего пару раз, не больше. Ну, может быть, по случаю первого совершеннолетия от её немыслимо аристократичных щедрот мне перепадут и какие-нибудь другие аксессуары: сумочка, там, шляпка или, скажем, перчатки. Каждая вещь будет чрезвычайно обильно присыпана длинными, пространными, высокопарными и жутко надоевшими нотациями, чтобы я поддержала, не посрамила и блистала, как и положено всякой девице из почтенного дворянского семейства, а не моталась по лугам-оврагам-буеракам в компании негодящей приблудной псины и сомнительных кровей жеребца!

Не понимаю, чем он ей не понравился. Жеребец, в смысле. С собакой-то давно всё ясно, поскольку мой Бус, ещё когда был маленьким щенком, просто обожал кататься на платьях. Если вы никогда не видели этого процесса, поясню: пёсик крепко упирается всеми четырьмя лапками в пол, хватается зубками за подол, и едет по паркету за хозяйкой, весело сверкая глазёнками и виляя хвостиком, при этом периодически рычит и мотает головёнкой, старательно изображая страшного, дикого и жутко свирепого зверя, чем умиляет вышеупомянутую леди до состояния восторженно-поросячьего визга. Подол, разумеется, для этого должен быть длинным, желательно даже со шлейфом. Бус вообще редкая умничка (и неважно, что беспородный!), он это развлечение придумал абсолютно самостоятельно (и ничего я его не натаскивала!). Причём вышеописанные "гадкие, совершенно безобразные выходки" никак не были связаны с уроками этикета и музыки, что бы про это ни говорила бабушка. Мы просто играли, и нам было весело!
Щенок, если он абсолютно здоров, не может постоянно спать, как бы этого ни хотели домашние учителя. И даже самые горячие пожелания родной бабушки, щедрой рукой отмеренные и предназначенные лично любимой хозяйке пёсика, тоже ситуацию исправить не в состоянии! Ему - то есть щенку - требуются регулярные активные игры плюс посильные физические упражнения, чтобы нормально развиваться с точки зрения собачьей психологии и просто расти. Это, само собой, помимо полноценного питания. Да и, в конце концов, может же быть у разумного существа собственное хобби! А Бус, между прочим, гораздо умнее той безнадёжно засушенной, занудной - аж до зубной боли! - безжизненно-серой мымры неопределённого возраста, которую мне в самой категоричной форме предлагалось держать за идеальный образец достойного поведения. Тем более что когда Бусик вырос, все покатушки прекратились самопроизвольно - из-за его размера (и нечего предлагать запрячь этого кобеля в телегу!). Ещё он очень ласковый и невероятно добрый. Ну, не сообразил, что бабушка расстроится, если порвётся её любимое домашнее платье. Так он был маленький! А платье старое!!! Нет, чтобы порадоваться абсолютно законному поводу обновить свой гардероб, она скандал закатила. И то, что я постоянно ношу штаны, напрочь отвергая всякие там изначально непрактичные платья и юбки, тоже никакого значения никогда не имело. Для меня, по крайней мере. А также для мамы! И папы, пока он был жив...

Ну да, конечно, по бабушкиному, предельно авторитетному, мнению я просто обязана быть как можно более женственной, иначе "до самой смерти не дождаться ей правнуков" (не вижу трагедии, кстати). Баталии по этому поводу начались чуть ли не со времени моего появления на свет. Я, само собой, подразумеваю баталии по поводу моей женственности, до правнуков бабушка додумалась значительно позже. Поначалу она сосредоточилась исключительно на моей непонятной, прямо-таки неестественной тяге к совершенно неподобающей настоящей леди одежде, сиречь - штанам. Почему её абсолютно искренне удивляло моё ярое нежелание круглосуточно изображать малоподвижную очаровательную куклу, наряженную в кружевное платьице - не знаю, не спрашивайте. Чуть позже бабуля всерьёз попыталась изгнать с позором категорически неподходящие моему полу и возрасту книги. А потом - напрочь запретить тренировки с оружием (всё одинаково безрезультатно). При этом периодически - а также хаотически или просто спонтанно - на бабушку снисходили самые разнообразные по составу и размаху гениальные идеи о новых, максимально эффективных методах и мероприятиях для прививания мне непреходящей любви к настоящим, прямо-таки единственно верным, женским занятиям: рукоделию, рисованию, музыке и танцам.

Надо сказать, с рисованием мы разобрались быстро: в детстве рисовать я любила чрезвычайно (кстати, люблю и сейчас), что бабуле поначалу очень сильно импонировало. Её даже не смущали, насмерть изгвазданные в не-пойми-какой-цвет, не подлежащие восстановлению скатерти, платья и всякие разные предметы интерьера, попавшие мне под горячую - и грязную - художественную руку. Но "кайф был жестоко обломан", как таинственно выражается мой мелкий брательник, непосредственно учителем рисования. Лично!!! Он честно заявил бабуле что ребёнок у вас, конечно, миленький (за исключением абсолютно неуёмного характера), но великого живописца из него, то бишь меня, он не сделает ни за какие деньги - это попросту невозможно! После чего у них с бабушкой случился крупный интеллигентный скандал.

Эпохальная битва умов, в результате которой бедный педагог потерял рабочее место и последние остатки собственных нервов, произошла непосредственно после того как бабуля, ничтоже сумняшеся, завела пространную речь о том, как замечательно было бы направить меня учиться в столичную Академию Художеств. Конечно, придётся сдавать всякие разные экзамены, что является самой настоящей глупостью, ибо дворянки, по мнению бабушки, должны поступать куда только им ни заблагорассудится просто так, исключительно за своё, дарованное свыше богами, благородное происхождение. И любые разумные педагоги - маститые и не очень - абсолютно всех учреждений образовательной сферы просто обязаны сердечно приветствовать их появление на подотчётной территории, а также бурно выражать самую искреннюю радость! Преподаватели в Академии Художеств этого, очевидно, не понимают. Увы. Но моя бабуля была готова забыть о данном недоразумении и великодушно простить вышеупомянутому учебному заведению чересчур косные и явно непродуманные порядки. Ибо именно в помянутой Академии уже занимается высоким искусством внучка одной из лучших бабушкиных подружек, а также целая куча других, весьма знатных, барышень и мне, мол, там преподадут всё самое нужное для жизни настоящей леди: к примеру, умения одеваться со вкусом и с умным видом закатывать глаза.
Пока речь шла о совершенно безобидной домашней мазне вполне стандартного по художественным меркам ребёнка - то бишь пока мои кривули-коряки показывали исключительно соседям и те либо покорно терпели это безобразие, ибо свои такие же рисовальщики дома когда-то бегали, либо восхищались из вежливости (себе ничего не стоит, а старухе соседке приятно) - художник был совершенно спокоен. Да, молодой мастер приехал за свежими впечатлениями, собираясь писать северные пейзажи - и, можете быть уверены, он писал их в своё удовольствие! Да, в оплату за комфортное проживание и полноценный стол в нашем замке он согласился пару-тройку раз в неделю чуток повозиться с весёлой девчушкой, но мы с ним прекрасно поладили (в отличие от некоторых других моих учителей)! Однако когда ему, весьма категорично, предложили сделать из меня художественную звезду, то есть юного гения живописи, причём объявить об этом официально, в той же Академии, он очень твёрдо объяснил бабуле, что я отнюдь не вундеркинд и никогда им, по его мнению, не стану. Потому что с моими жалкими задатками весьма посредственного рисовальщика вполне реально научиться довольно грамотно воспроизводить перспективу и более-менее узнаваемо изображать объекты типа ваз, лошадей или зданий. После нескольких лет упорных занятий, разумеется. На сём далёком рубеже мои способности себя, скорее всего, полностью исчерпают.
Нет, моих невеликих данных вполне хватит для иллюстрации каких-нибудь светских сплетен или, скажем, альбомов путевых заметок. Теперь это, кстати, жутко модно - пуститься путешествовать по миру, дабы поражать друзей и знакомых собственноручно накарябанными картинками всяких разных диких, неизведанных прежде просвещённым дворянским обществом, мест. Пейзажами, по мнению профессионала, эти творческие выплески назвать будет никак нельзя, но от меня высокохудожественного изображения какой-нибудь местности никто никогда и не потребует! Рукотворные иллюстрации в точности такого же, весьма поганого, качества подавляющее большинство благородных леди пачками пихают в специально сделанные для демонстрационных целей альбомы, заполняют оставшееся пустое место цветочными букетами-бордюрами-виньетками и плохими стихами по тематике путешествия, а затем с гордостью демонстрируют результат окружающему миру как доказательство своей способности что-нибудь накарябать или написать. Подобных альбомов лично он, то есть наш художник, уже видел очень, очень много - гораздо больше чем хотел, честно говоря. При этом никакого восторга от акта обозрения дамского народного творчества не испытал, и в будущем испытать ничуть не рассчитывает.

Ну, вообще-то, зря он всё это сказал. Даже маленькой мне было совершенно ясно - сейчас художнику достанется на орехи. Поскольку к своим неполным восьми годам я успела твёрдо усвоить: открытая критика любых аспектов светской жизни в бабушкином присутствии - это уголовно наказуемое деяние! Мда. Само собой разумеется, моя аристократичная бабуля не позволила себе возвысить голос и, например, зашвырнуть в потрясателя мировых основ и оскорбителя священных понятий "чем потяжельше", как иногда, на гребне мощной волны душевного порыва, делает наша кухарка. Ни в коем случае! Она необычайно выразительно, как говорится, с большим чувством, отпила ещё один глоточек чаю, подчёркнуто чётко и аккуратно поставила чашку на блюдце, гордо подняла голову, и невероятно спокойным, почти ледяным, голосом сообщила что благороднорождённые девы - по крайней мере те, что учатся в Академии Художеств, - часто пишут портреты.
Опытная я полезла под стол - от греха подальше. Неопытный художник не только туда не полез, но неблагоразумно осмелился высказать мысль, что насчёт каких бы то ни было портретов моей кисти, с его точки зрения, говорить ещё очень рано. Мне бы всё ту же перспективу научиться изображать - для начала. А что будет в конце, станет ясно только через несколько лет упорной учёбы. Сейчас - по крайней мере, конкретно ему, - мои портретные перспективы представляются весьма, весьма сомнительными. Да и вообще, особо широких горизонтов он, как состоявшийся мастер, для меня в живописи не провидит, от слова совсем. Разве что можно взять палку и сутками стоять над душой несчастного ребёнка, дрессируя бедняжку меня самым варварским образом. Так любой рисовать научится, слов нет. Однако против подобного развития событий восстаёт вся его суть свободного художника и профессионального живописца. Более того, мастер прекрасно понимает, что усидчивостью, даже минимальной, обсуждаемый ребёнок не отличался с момента рождения. И отличаться, разумеется, не будет уже никогда. Посему выработка необходимых навыков рисовальщика для данной конкретной девчушки растянется, скорее всего, на десятилетия. Более того, наш живописец, конечно, сознаёт, что если семья упрётся рогом, то мне найдут художественно одарённого педагога с любыми, даже откровенно садистскими замашками, но лично он наотрез отказывается участвовать в этом совершенно неблаговидном действе.
Надо сказать, что в плане усидчивости наш художник был абсолютно прав. Мама часто в шутку говорила, что все дети, как дети: сначала учатся сидеть, потом стоять, ходить и бегать - последовательно. А вот я в один прекрасный день как встала, так и побежала, до сих пор остановиться не могу. Мелкопакостный мой братик по этому поводу выражается гораздо грубее, типа, "у некоторых шило в заднице так велико, что заменяет собою сразу весь позвоночник". (На себя бы, кстати, посмотрел, языкастый бесёнок!) Короче, к чему я веду: факт полного отсутствия усидчивости у вашей покорной служанки ни для кого в семье не является секретом. Однако бабушка почему-то твёрдо уверена, что при должном количестве усилий, предпринятых в нужном направлении, этот мой недостаток можно успешно искоренить. Так что родственная старушенция, начисто проиграв вышеописанный спор, по-настоящему разъярилась - как же, её единственную внучку не хотят правильно воспитывать! - и, если бы не отец, жить бы мастеру кистей и красок где-нибудь на деревенском хуторе, либо, может, вообще в каком-нибудь старом лодочном сарае. Вы не смотрите что бабуля моя - миниатюрная женщина невысокого роста. С ней не всякий дракон совладать сможет! Скандал в её исполнении - прямо-таки невообразимой, титанической силы тайфун, так что художнику пришлось съехать от нас в тот же самый день. Более того, в приступе буйной ярости бабушка поклялась самыми страшными клятвами не допустить пребывания этого подлого субъекта на территории, подвластной роду Торриш, и немедленно подключила к реализации своего намерения всех наличных подруг и сонмы хороших знакомых, организовав неугодному художнику самую настоящую травлю. Поэтому папа тихо и молча нашёл нашему живописцу чей-то вполне приличный коттедж на берегу моря, подальше от замка. Договорился об аренде на своё имя и помянутый живописец спокойно прожил в нанятом доме остаток лета и большую часть осени. Более того, мы с ним остались друзьями - то есть я и мои родители. Даже навещали порой.

Несколько позже, в нашей славной столице, в галерее Художественной Академии, появилось огромное живописное полотно, теперь очень знаменитое, все ходят на него смотреть. Говорят, лучшая работа одного из самых одарённых молодых мастеров. Разумеется, это пейзаж! На нём изображена морская бухта. Сильно изрезанная линия берега, густо поросшего деревьями и украшенного живописными валунами, восхищает и зрителей, и коллег пейзажиста. Последние даже грозятся так же отправиться на самый край земли, тоже поселиться на отшибе, в небольшом коттедже, и привезти оттуда ничуть не менее впечатляющие полотна. В глубине бухты, там, где река впадает в море, ютится крошечный рыбацкий городок, на заднем плане одна за другой громоздятся серые гранитные скалы, а вдалеке над ними вздымаются ввысь стены и башни большого замка. Сверкающие на солнце волны бороздит некрупный сторожевой корабль, а также несколько, более мелких, ярко окрашенных, разноразмерных рыбацких судёнышек. Неподалёку расположен маяк, над ним парят неизменные чайки. А на переднем плане мы можем увидеть необычайно тщательно прорисованные фигурки людей - со вкусом одетых мужчины и женщины, присевших мирно отдохнуть в тени, среди камней и деревьев, чтобы полюбоваться на бескрайнюю блистающую морскую гладь. Если у вас хорошее зрение, то вы сразу сможете разглядеть ещё и ребёнка. Если плохое - придётся присмотреться, но вы его тоже обязательно увидите! На всякий случай подсказываю: между двух здоровенных сосен торчит очень высокий валун, похожий на указательный палец, вот на нём-то, лёжа плашмя, и умостился третий персонаж пейзажа. Поскольку одет ребёнок в штаны, все считают что это мальчик. Наш художник уже даже устал объяснять, что не мальчик, а девочка. А ещё в малой гостиной у нас теперь висит пейзаж его работы. Другой, не этот. Но красивый пейзаж, мне тоже нравится.

Короче, я хочу сказать, что таким образом общая площадь приложения бабушкиных сил несколько подсократилась, но не думайте, что воздействие на окружающий мир этой самой силы - мощностью в одну бабушку - внезапно прервалось! Если я на склоне лет от большого ума (или маленького склероза) вдруг возьмусь писать мемуары, то всё своё детство и юность я в книге так и разграничу: "эпоха шитья" или "период менуэта". Неплохо звучит, по-моему, хотя бабушке, конечно же, такая идея гарантированно не понравится. И вполне возможно, обычными нотациями по этой теме я не обойдусь, будет что-то ещё неприятное. Но как бы то ни было, одно утверждать можно твёрдо и абсолютно уверенно: во все времена, эры, периоды и эпохи наша с бабушкой борьба за и против моей женственности являлась чрезвычайно ожесточённой, велась непрерывно и протекала довольно бурно.
Если подбить итоги, то её жертвами пали: три пианино, две флейты, одна арфа, целый гардероб детских - а потом и не очень детских - платьиц, роскошный комплект вязальных спиц, несколько десятков пялец разной конструкции и несчётное множество иголок. Истраченные нервные клетки как мои, так и моей бабули - а также моих родителей, няни, гувернанток и преподавателей - точному учёту, разумеется, не поддаются. Но, поверьте, их тоже было погублено немало! Вы не подумайте, бабку свою я очень уважаю, если не за идеи, то хотя бы за упорство. Ибо настоящие леди никогда не сдаются! Мой шибко затейный младшенький братик по этому поводу даже изобрёл малопонятное выражение "закатает как битюг", но, на мой взгляд, невысокая, сухонькая старушка никак не тянет на фризского тяжеловоза. И вообще на битюга. А вот на несгибаемого бойца - вполне, вполне! Даже теперь, спустя полтора десятка лет бесславных баталий, бабушка определённо не оставила надежды сделать из меня достойную наследницу, пусть небогатого, но славного и - самое главное! - весьма, весьма древнего дворянского рода. Так что из вредности родственная старушенция мне может как презент даже веер торжественно вручить, наверное. Но веер я переживу уж как-нибудь, в конце концов, это просто бытовая мелочь. Главное чтобы в порядке воспитания подрастающего поколения мне не попытались всунуть очередной талмуд по этикету или новейшее пособие по кройке и шитью (брррр!).

С другой стороны, следует признать что внезапного наплыва практичных подарков ожидать попросту неразумно. По сути, у меня всё есть. Базовый комплект артефактов маминого исполнения - лечебный универсального действия, бодрящий и строго от магических травм - уже давно и надёжно прописался в моей сумке. Всё оружие мне зачаровали задолго до поступления в университет. (МАГУ - наш дом родной! Тарам-тарам-пам-пам!) До легального использования боевых артефактов мне ещё целый год учиться, так что видимо всё-таки главным "деньрожденьченским" презентом (да-да, всё он, мой братик!) будет книга. Но тогда она должна быть совершенно особенной! Может быть, даже волшебной. Всё-таки моя мама - дипломированный артефактор, а мне исполнилось восемнадцать!

Как хорошо возвращаться домой, особенно для того чтобы отметить свои первые взрослые именины. Жаль, что на празднике не будет моего младшего брата. Я не видела его почти год! А если точнее, то девять месяцев учёбы плюс пять недель практики и ещё трое суток на всеобщий финальный сабантуй. Однако, поверьте мне на слово, отсутствие нашего маленького наследника - это только к лучшему. Что называется, меньше ссор, народа и больше кислорода. Отчима он на дух не выносит и, по-моему, его чувства взаимны - целиком и полностью. Хотя отчим старается конфликт не обострять и эмоции не демонстрировать... Но не будем о грустном. Мы с мелким всё равно увидимся, когда дядя Вад - это бывший папин сослуживец и боевой побратим, именно он по завещанию взвалил на себя титанический труд по воспитанию нашего несносного мальчика - привезёт братишку на очередную годовщину... Так, не будем о грустном, я сказала!

Первое совершеннолетие предполагает тихий домашний праздник, относительно скромный бал и многочисленные подарки. При этом нужно отметить, что без бала я бы обошлась совершенно спокойно. Ну, вот просто абсолютно спокойно! Всё равно одна половина понаехавших в наш дом гостей будет приглашена лично моей бабушкой. ("Ах, эта молодёжь! О чём они только думают?! Девочке давно пора замуж, а она, представьте себе, пошла учиться. И куда?!! На боевой факультет!!!") Вторая половина традиционно будет состоять из наших соседей. ("Поздравляю! Ты уже совсем большая, девочка. И какой красавицей выросла! Знакомься, это мой племянник...")
Во время "буйного празднества" за столом неспешно обсудят виды на урожай и явную перспективу грядущей засухи (или затяжных дождей, ну, это если с засухой не задалось). Поведают про новейшие и эффективнейшие методы лечения болезной скотины (вы просто не представляете, сколько всяких разных болячек может подхватить самая обыкновенная овца или, например, корова!). Подробно разберут многообразные проблемы сбыта родной сельхозпродукции и ценовые перспективы грядущей Большой осенней ярмарки. А после трапезы, благочинно рассевшись в гостиной, дамы будут яростно выпытывать у меня информацию о самых мельчайших новинках столичной моды и воодушевлённо рассказывать, какой жутко знаменитый кутюрье шил нашей баронессе новое платье. Странно только, что столичный "Модный вестник" про него никогда ничего не писал, видимо, волшебник подиума был тут инкогнито, поэтому и взял псевдоним.
Да что я вам объясняю, все наши (и не наши тоже!) деревенские посиделки проходят до ужаса однообразно, отличаясь только поводом и местом для скопления приглашённого народа. Все всех давно и прочно знают (а меня они видели ещё "вот такой малюсенькой" - ррррррррр!). Если не иметь проблем с памятью, можно предсказать поведение гостей буквально поминутно: кто что и когда предпочтёт съесть или выпить, кто кому и как испортит настроение (ну, это если не вмешается хозяйка праздника), кто с кем и о чём будет сплетничать, станет спорить, пустится танцевать, сядет играть в карты, задремлет в библиотеке, соберётся домой и так далее. Мы, что называется, всё это проходили. Много раз.
По большому счёту, я вообще не сильно-то и рвалась назад, в родовое гнездо, но очень уж хотелось увидеть маму. Ну, и от подарков, само собой, мне отказываться совершенно не улыбалось. От слова совсем! Возможно, они не будут какими-нибудь там сверхоригинальными, но их должно быть очень, очень много!! А какие вкусные пляцки со сливами испечёт наша кухарка по случаю моего приезда!!! Ммм... Потрепав своего любимого жеребца по шее и заранее предвкушая бурную встречу с родительницей и домочадцами, я покрепче перехватила повод и радостно устремилась вперёд.

Глава первая. Домой!

Если ехать к нам от столицы, то бишь непосредственно из МАГУ, то пилить мне до дома добрых месяца полтора. А не повезёт с погодой - то и два с полтиной. Если отправиться из Севара (это центр нашей провинции - Севар тэ Хоркан, может, слышали когда), то дорога до родного Торриш-Холла займёт почти полную неделю. Или совсем полную, ну, если очень не спешить.
Это я имею в виду путешествие на лошади. Пешедралом-то ещё дольше, естественно. Конечно, если использовать портальные станции, то путь сокращается в разы. Другой вопрос что порталы стоят денег, и не маленьких, но тут уж каждый выбирает самостоятельно - либо время, либо наличные. Кроме того, своего Тайфуна я могла провести далеко не через всякий портал, так уж они устроены. Но это вы наверняка и сами знаете: есть грузовые порталы, доставляющие большую массу переносимого вещества на относительно небольшие расстояния, и есть индивидуальные. Ну, понятно, что они переносят гораздо меньший вес или объём, но зато переход через них можно организовать сразу аж на пол-страны. Что характерно, вторые существенно дороже. Это меня, например, всегда безумно удивляло - базовое заклинание-то по сути своей одно и то же! Но дядя Вад мне не так давно всё объяснил: ключевым параметром в данном уравнении, то есть математически выраженном заклинании, может быть задано либо время (а именно - тот промежуток времени, когда портал открыт), либо расстояние (на которое он переносит). Отсюда и разница в режиме работы. Одни порталы открываются на относительно длительный период, пока через них неспешно, одна за другой, проезжают телеги. Вторые не в состоянии работать так долго, зато могут обеспечить более высокую дальность перемещения. Кроме того, основными покупателями услуг грузовых порталов являются купцы, особенно часто ими пользуются крупные торговые дома, они порталами водят целые обозы, поэтому цена на услуги грузовых порталов по сути оптовая; а вот услуги индивидуальных предлагаются, что называется, по розничной цене. В том числе - если путешественник идёт в комплекте с конём.
Ну, это да. Могу авторитетно подтвердить: цена - штука дюже мощная, и прямо скажем, определяющая, даже если у тебя особых затруднений с наличностью ни разу в жизни не наблюдалось. Именно поэтому в благих целях экономии собственного времени я воспользовалась не индивидуальным, а сдвоенным грузовым телепортом (и всё равно получилось дешевле!). А целью назначения определила Террик - ближайший к нам населённый пункт, гордо именующий себя городом, пусть и глубоко провинциальным.

Ничего особо примечательного в нём, то есть в Террике, лично я никогда не находила. Стандартный набор: храм с больницей (там же у нас аптека и работает местный алхимик), почта с пунктом общественной магосвязи, трактир с гостиницей, игорный дом - всё в единственном экземпляре. Городская управа, Рыночная площадь с булыжной мостовой и целой россыпью разнокалиберных лавок, торгующих всем на свете - от тетрадок и карандашей до артефактов и ювелирных украшений. Сейчас, ранним утром, она была ещё полупустой, лишь кухарки затоваривались свежими продуктами для грядущих барских трапез, да коробейники, уже успевшие загрузиться всякой разной грошовкой-мелочёвкой у местных оптовиков, разбредались по деревням - дурить крестьянских детишек, девок и, по возможности, баб с мужиками.

Я невольно поморщилась. Вот если есть на свете профессия, которая подходит только исключительно неприятным, можно прямо сказать - просто категорически мерзостным личностям, так это именно коробейник! Не люблю я их, если честно. Причём абсолютно и окончательно. Конечно, они весьма колоритны - с точки зрения этнографа или художника, полезны - с точки зрения купцов и доставляют товар, а порой и почту, туда, куда и ворон костей не заносит. Их часто рисуют на лубках, рекламных плакатах и даже порою - картинах. На подавляющем большинстве упомянутых изображений тяжело гружёный коробейник бодро идёт (или грузно бредёт) сквозь бури-дождь-снег-град и прочие неблагоприятные погодные условия, а в тёплой хате у окна уже сгрудились девки, парни, детишки и ждут - когда же появится добрый дядя? Воистину, идиллическая бытовая сцена...

Ну, что я могу сказать. В реальности, прежде чем вы коробейника углядите, вы, скорее всего, сможете его услышать. Конечно, если сходу не оглохнете от издаваемых этим субъектом воплей. Для данной разновидности торговцев чрезвычайно важен громкий голос, равно как и умение кричать непрерывно, напрочь заглушая всех возможных конкурентов. Некоторые просто орут, как на пожаре, некоторые при этом стараются ещё и срифмовать что-то вроде примитивных частушек. Вообще, умение быстро и с юмором реагировать на любые жизненные ситуации - непременная составляющая успеха всех коробейников. Зато вот совсем лишней вещью для них являются совесть и порядочность. Сколько лично я ни знала представителей коробейного племени (а они к нам в замок часто заглядывают!), ни один приличный человек в этом профессиональном статусе надолго так и не задержался. Потому что невозможно спокойно смотреть на царящие в наших деревнях сирость и перманентное безденежье, но яро торговаться за каждый медяк и впаривать-впаривать-впаривать всякую негодящую, грошовую дрянь за тройную цену. При этом громогласно убеждая зачастую абсолютно неграмотного покупателя, что 'этакое чудо не грех и за золотой продать, но вот по доброте душевной практически себе в убыток торгую'.
Есть такое понятие 'коммерческая целесообразность'. Причём чем мельче бизнес, тем сложнее торговцу до этой самой целесообразности добраться. Шаг вправо - шаг влево и всё, пролетел с прибылью, считай убытки и радуйся, если никакому оптовику ещё и должен не остался. Другой вопрос - более крупные предприятия. У них есть запас прочности, то бишь этакая денежно-жировая прослойка, каковую они расходуют при наступлении неблагоприятных жизненных обстоятельств. Коробейник же, даже если вдруг и имел жировую прослойку до момента вступления в стройные ряды бродячих коммивояжеров, очень быстро её потеряет.

Ходить пешком с большим мешком, ну, или тяжёлым коробом - это определённо не то занятие, при котором набираешь лишний вес. В щепку бы не превратиться. Помню одного весьма симпатичного коробейника, душевный такой дядька был. Так вот, таскался он со своим коробом туда-сюда по Хоркану, в том числе заходил и в наш замок, на кухню - тоже ж люди живут, как же не зайти - но каждый раз как мы его видели, он становился всё худее и худее. Аж страшно смотреть под конец стало: поневоле поверишь в старые легенды, ну, вы помните хоть одну такую наверняка - как живой человек самопроизвольно превратился в привидение. Жил-был, жил-был, а потом что-то вдруг случилось - и всё, истаял как снег на солнце. В последнее время прямо мода на них пошла: в столице в любой, даже самой мелкой, книжной лавчонке есть хотя бы один экземпляр свеженькой истории про призраков. С цветными иллюстрациями, подробно показывающими всю невыразимую жуть процесса превращения и прочие литературно-фантазийные безобразия вплоть до кровавых подробностей, если они там по сюжету полагаются. Тоже мне, развлечение нашли! И ведь ещё советуют на ночь читать - так, типа, впечатлений больше получится. Моровое поветрие пополам с психозом, не иначе!
Так вот, возвращаясь к нашим баранам, то бишь коробейникам: мужик этот несчастный худел и худел, наша кухарка, добрая душа, его откармливала и откармливала, но где ж тут откормишь, когда он приходит не чаще раза в месяц! Короче, вмешался отец и выяснил, что дабы не сдохнуть с голодухи, коробейник должен за месяц-полтора оббежать примерно пол-провинции (двигаться медленнее не получится, Хоркан не маленький!). Если же вышеупомянутый хочет получать прибыль, то кроме того что бегать бегом, высунув язык, он должен ещё и драть три шкуры с покупателей, причём абсолютно безжалостно. А с безжалостностью у нашего гостя были по-настоящему большие проблемы. У него самого семья и детки часто кушать просят, смотреть на таких же голодных карапузов он не может - душа не выдерживает. Соответственно, прибыли в дом он приносит очень, очень мало, а лошадь, даже плохонькую, купить не в состоянии, так что в плане скорости передвижения выиграть тоже никак не выходит. В общем, отец его куда-то пристроил потом. Помнится мне, он оказался неплохим резчиком по дереву или столяром, а может - маляром, я тогда ведь почти совсем маленькая была, уже и путать начинаю по давности событий. Ну, не суть важно...

С большим трудом отбившись от особо активного представителя этого доставучего племени, с ног до головы обвешанного дешёвыми бусами, узорчатыми платками, зеркальцами, разноцветными лентами и одноразовыми артефактами, как какой-нибудь знаменитый вождь с далёкого юга, я юркнула за угол. Фууух, вырвалась. И чуть не шибанулась головой о вывеску единственной в городе нотариальной конторы. Хорошей конторы, не подумайте: там у нас оказывают услуги перевода, есть юридическая консультация и более того - свой собственный адвокат! Здесь уже никаких коробейников гарантированно не встретишь: всё только для чистой публики. Вот, например, модный салон мадам Миталь (он же ателье, перчаточная мастерская, обувной магазин и лавка модистки одновременно). Рядом с ним обосновалась наша главная вышивальщица и кружевница, госпожа Нэрина. Её работницы - кто на дому, кто в мастерской - создают совершенно поразительные вещи! По крайней мере те, что я периодически привозила в столицу, непременно вызывали небольшой ажиотаж в женском общежитии МАГУ. Но это всё совершенно безопасная территория, а вот дальше (прямо как в 'Догматах Творения'!) располагается 'пещь страстей человеческих': кофейня, а напротив - мекка и голгофа всех сладкоежек - кондитерская!

На самом деле это один большой семейный бизнес и, пожалуй, самое дорогое заведение в Террике. В кофейне царствует госпожа Тирена, а её супруг возглавляет кондитерскую. Поженившись, бизнес свой они оставили раздельным, чтобы легальным путём минимизировать отчисления в городской бюджет. И к такому разделению, и к самому факту существования кофейно-кондитерского альянса можно относиться по-разному. Владелец трактира, например, при случае с радостью уничтожил бы и то, и другое - желательно, безвозвратно. Кому-то мнится что там чересчур дорого, а кому-то - что поразительно вкусно. Цитируя изречения древних мудрецов, 'вкусы разные'. Вот как по мне, так кондитерская - это самое опасное место во всём городе, куда там какому-нибудь кладбищу с упырями!
Крошечная, мощёная нарядным разноцветным булыжником, круглая площадь с миниатюрным фонтанчиком, с одной стороны стоят столики кофейни, с другой - кондитерской. И везде, везде цветы! Миниатюрные розы и махровые петунии - в горшках и подвесных ящиках - украшают столики и окна. На тротуаре, из огромных вазонов, взмывают вверх 'фонтаны' метельчатой гортензии, а по стенам вольно вьются многочисленные побеги глицинии, В воздухе неустанно витают упоительные ароматы, а если вы придёте вечером, то сможете ещё и послушать хорошую музыку. Конечно, сразу же вспоминаешь о фигуре (а потом и о кошельке), пытаешься всё-таки взять себя в руки и даже не смотреть в огромные, абсолютно прозрачные, невероятной чистоты витрины от пола и до потолка (предмет чёрной зависти мадам Миталь), в которых выставлен свежий, постоянно меняющийся ассортимент сладких вкусностей. Но взгляд сам прикипает к роскошному трёхэтажному торту, цепляется за цукаты, перетекает на пёстрые полянки бисквитных и домики заварных пирожных, прилипает к фигурному шоколаду всех оттенков, теряется в горе конфет, блуждает между башенок разноразмерного печенья, тонет в сладкой глубине разноцветных джемов, плутает в лабиринте печатных пряников, и даже героически обогнув богатейшие россыпи засахаренных орехов, медовых казинаков, мармелада, зефира и пастилы, безнадёжно вязнет в мороженом, уже красиво разложенном в посеребренных креманках. Подавленные разнообразием богатого ассортимента, вы, можно сказать, впадаете в некий ступор. Пёстрый калейдоскоп сластей безжалостно подчиняет себе все органы чувств, ваша воля к сопротивлению стремительно слабеет и - бесполезно шарахаться по сторонам! - мощные, восхитительные запахи горячей выпечки и свежезаваренного кофе коварно сбивают вас с ног и валят на ближайший стул. В ту же секунду перед вами возникает магическое меню с прекрасными объёмными иллюстрациями (предмет чёрной зависти хозяина трактира) и вы пытаетесь нащупать кошелёк, не лопнуть от жадности, и не захлебнуться слюной одновременно.
Некоторые, говорят, умудряются даже в этот драматический момент предпринять попытку к бегству, но над клиентом уже навис радостно улыбающийся официант в белоснежном переднике или очаровательная девушка, тоже в переднике и не менее белоснежном чепце. Весь вид его, или её, говорит о том что он как минимум неделю (а то и весь месяц!) ждал именно вашего появления и готов ради удовольствия столь приятного клиента работать денно и нощно, без перерыва на обед и выходные. Глядя в его честные глаза, вы понимаете что выбора нет, не выпив хотя бы чашечку кофе вы сделаете этого достойного человека несчастным на всю жизнь. Так что ваш кошелёк становится легче на некоторую (и не маленькую!) сумму, вы впадаете в философское настроение (зато есть повод похудеть, и не в деньгах счастье, в конце-то концов!), а кофейня и кондитерская продолжают работу, неумолимо затягивая в свои сладкие тенета всё новые и новые жертвы.

Чуть дальше по той же улице работают три сестры-белошвейки, а в соседнем квартале их почтенная тётушка и миленькая смешливая кузина вяжут чулки, носки, свитера, платки и вообще всё, что только можно связать на заказ. Лично я с огромным удовольствием ношу невероятно тёплый свитер их работы - из верблюжьей шерсти. Где только они её здесь, на севере, достали?! Ума не приложу. Но если вам вдруг такой предложат - возьмите, не отказывайтесь. Мировецкая вещь!
А вот наша пекарня, она же булочная, а ещё в сезон там продают просто обалденно вкусные пироги с вишней, черникой или яблоками. Но вы бы видели, сколько голубей здесь крутится! А насколько они наглые!!! Пришлось вот разгонять, а то и на лошади не проехать - лезут прямо под копыта. Когда-то мы с папой... Ну, в общем, снова не будем. Да, хлеб там тоже очень хороший!

Возле перекрёстка Трёх Мастерских - плотника, шорника и бондаря - постелили новые доски на деревянной мостовой. Мой Тайфун счёл их слишком гулкими и, возможно, даже немного опасными. Пришлось утихомиривать коня, слезать с седла и вести в поводу. Сколько себя помню, городские власти тут всё обещают и обещают нормальную брусчатку на мостовую положить. И никак не кладут, конечно, ибо им 'бюджетного финансирования недостаточно'. А между прочим рядом, там, где городская кузница и гарнизонная конюшня с гарнизонными же казармами, уже давным-давно всё замощено крепким, долговечным, несгораемым камнем.
Очевидно, отцы города решили, что перестилать деревянную кладку возле кузни раз в год-полтора слишком хлопотно и шибко дорого обойдётся. А чего они хотели, мне интересно? Общеизвестно, что от кузнечного горна палы-пожары зачастую случаются, сколько ни остерегайся, как не берегись. И так везде, не только в Террике! В той же столице специальным указом градоправителя возле каждой кузнечной мастерской держат вёдра для воды и ящики с песком. Ибо где есть кузня - там будет пожар. Без шансов. Как часто выражается наш просвещённый юный наследник, 'похороны завтра и крутись, как хочешь'. Но городу-то без кузницы никак не обойтись! Примерно так же, как градоправителю с присными не обойтись без распила городского бюджета. Да, не шибко почтительно к старшим, почтенным, достойным, ответственным и всё такое прочее. Ну, а как ещё про них сказать? Нет, я могу и иначе, пусть и урождённая леди, но толку с того...
Действительно, проще - и дешевле! - однократно потратиться на пожаробезопасную, надёжную брусчатку, сняв проблему внеплановых ремонтов мостовой сразу, то бишь целиком и полностью. Хотя 'лишние' траты городской муниципалитет жутко не любит и решается на них только по прямому принуждению, на которое способны лишь наше шибко мудрое правительство и жестокая судьба. Да, ежегодная операция по перекладке (а также покупке в самом правильном месте!) новых, подходящих досок позволяет положить в чиновничий карман ещё немножечко блестящих, звонких монеток, но крупное, перманентное превышение установленного законом государственного норматива по частоте ремонта городской мостовой чревато визитом государственной же комиссии. С проверкой. А с проверяющими гарантированно придётся делиться. Причём в любом случае, даже если они 'ничего не найдут'. Так что градоправитель наш тупо подстраховался от лишних (и очень личных) затрат. Ну, как порой глубокомысленно изрекает мой младший братик, 'жизнь заставит - и не так раскорячишься'.

Вот было бы хорошо, если бы вышеупомянутая жизнь как-нибудь заставила нашего градоначальника, в конце-то концов, и ветеринарную клинику отремонтировать. Я лично считаю, что в этой конкретной ветеринарке абсолютно весь персонал заслуживает самого глубокого уважения. Более того - по собственному почину местные ученики лечат даже бездомных кошек и собак, пошли боги здоровья этим людям!!!
Между прочим, слева от неё, буквально в двух шагах, большая вывеска строительно-ремонтной конторы. Старый мастер Тобиас и его четыре сына возведут, перестроят, восстановят, исправят, починят, перекроют (не черепицей, так матом!). Любой каприз за ваши деньги.

А вот тут живёт дед Корош. Его дом легко узнать по свиньям. И ничего я не издеваюсь, не думайте. Он единственный в городе держит найских свинок - мелких, шустрых, пронырливых, жутко визгливых, но зато абсолютно всеядных и, что особенно интересно, умудряющихся на самом плохом корму набирать относительно приличный вес. С голодухи, как утверждает хозяин, эти твари способны и доски сжевать. Более того - жуют ведь и так, бесы поганые, выдирают из мостовой и жуют!
Что характерно, выглядят эти свинки всегда довольно поджарыми, чуть ли не тощими, как бы хорошо и обильно их ни кормили; за что и порицаемы абсолютно всеми, хоть сколько-нибудь солидными, свинарями (ну какая ж это свинья, если в ней весу меньше пяти пудов, а сала почитай что нет вообще!). Один, особенно эмоциональный, местный свиновод во всеуслышание даже обозвал найчанок 'копытными курями'. Но данный факт ничего не меняет. Сам дед плевать хотел на все авторитеты скопом, а его внуки и подавно. Вон - опять, негодники, скачки по улице устроили: оседлали животинок и погоняют, кто чем горазд. Визгу - до небес! И крику тоже: дед самолично выскочил воспитывать поганцев, с длиннющим ивовым прутом наперевес. Да как заорёт! Тайфун, бедный, аж шарахнулся, а у меня заложило уши.
Это, значит, внучки мастера снова от работы оторвали. Сгорбленный, седой как лунь, но ещё весьма бодрый и очень жизнерадостный старик искусно плетёт из лозы красивые короба, корзины, подносы, блюда, шкатулки и вазочки, а также забавные фигурки людей, птиц и животных, но кроме этой мелочёвки делает весьма и весьма элегантную садовую мебель. У нас в Торриш-Холле комплект его работы уже несколько лет украшает зимний сад. Госпожа Корош - дородная и степенная супруга старого мастера - шьёт и чинит одежду. А по соседству расположились башмачник, медник, травница и гончар.

А вот и 'весёлый квартал'. Начинается он преогромной, грязно-мутной, никогда не высыхающей лужей, поелику до сих презренных злачных мест, рассадника всевозможных бед, гнезда беспутства и пороков, забота шибко многомудрых отцов нашего города, совершенно очевидно, не простирается. Три кабака (с девками) и пара борделей (с выпивкой), как я понимаю, клиенты посещают в зависимости от личностных приоритетов - то есть чего больше хочется в данный момент: бабу или надраться. Я в них, разумеется, никогда не была (иначе бабушка меня убьёт собственноручно и это отнюдь не метафора!). Но, уверяю вас, если смотреть снаружи, все здания в этом квартале, ну, просто абсолютно идентичны. Как их люди не путают - ума не приложу.
Вот, видимо, в целях упрощения процесса ориентации чуток подвыпивших, а также совершенно трезвых, гостей, на противоположной стороне квартала вместо лужи и выкопали длинную, глубокую канаву. С одной стороны - быстрее определишь куда идёшь, с другой - есть выбор куда падать. (Может быть, кому-то в луже лежать слишком мелко - он, типа, глубоководный, как наблюдательно заметил однажды мой брательник, вживую обозревая одного из местных завсегдатаев.) Если же клиент предпочитает никуда не падать, более того - сохранить свою морду лица, а также одежду и обувь, в чистом виде, то местный бизнес и это предусмотрел. Для практического осуществления данных целей тут имеются доски. Много досок. Нет, они не собраны в мостовую, а просто лежат себе на дороге в стратегически важных местах.

Непосредственно за канавой начинаются склады - во всём своём разнообразии - большие и маленькие (тут же оптом можно приобрести любой имеющийся в наличии товар). К ним примыкает циклопически-колоссальных размеров сарай с ничуть не менее впечатляющим сеновалом - это такая своеобразная гостиница для простых обозников и их лошадей. Стенка в стенку с последним расположена мелкоформатная, грязная забегаловка с дырявым походным котелком вместо вывески, торгующая помимо прочего огромными, тонкими-претонкими лепёшками с разнообразной, но очень, очень подозрительной начинкой. Зачастую ей брезгуют даже бывалые, тёртые суровой жизнью обозники, неосмотрительно польстившиеся на дешевизну этого условно пищевого продукта. Но не думайте, что тут у нас образуется этакая некультурная свалка органических отходов. Выброшенную еду подбирают бездомные псы, которые постоянно крутятся возле складов и этой самой забегаловки. Частенько её же выпрашивают не менее бездомные кошки и люди. Настоящие, бродячие нищие, а не те ушлые мошенники, которые чаще всего и сидят с протянутой рукой на видном месте возле храма. Мда. Отличать настоящих побирушек от профессионалов - это целая наука, как оказалось. И я только начинаю её изучение.
Если встать спиной к вышеупомянутой забегаловке, то наискосок через улицу вы увидите наше единственное похоронное бюро (многие горожане твёрдо уверены что близкое соседство с 'Дырявым Котелком' весьма способствует процветанию оного). А вдалеке, за стеной, хорошо просматриваются купы высоких деревьев, растущих на городском кладбище. В общем, всё как везде.

То бишь, я хочу сказать, что кроме возможности легко и быстро переправить даже крупный, тяжело гружёный, обоз, ничем наш Террик не отличается от десятков тысяч других таких же тихих маленьких городков. Другое дело, что с этим местом у меня связана масса приятных воспоминаний. Сюда мы с папой ездили на ярмарку, и он позволял мне объедаться сладостями и обпиваться сладкой шиповкой сколько влезет. Потом у меня болел живот, а мама ругалась с папой в соседней комнате, думая, что я их не слышу. Если же мы ехали с мамой на почту, то обязательно долго ходили по ужасно скучным лавкам. Я быстро уставала и начинала капризничать. Тогда мы шли в крошечный книжный магазин. Местный книжник усаживал меня в уголок, совал в руки сборник старинных легенд, книгу детских сказок, 'Рассказы о животных' или 'Заметки любознательного путешественника' (хоть новый выпуск, хоть старый - значения не имело), и мама могла свободно гулять, где ей вздумается, ближайшие два часа, а то и существенно больше. С папой мы часто ходили к кузнецу. Единственный мастер на всю округу, он ковал и гвозди, и подковы, и серпы, но для отца, боевого мага, выполнял заказы на метательные звёзды, ножи, и даже однажды чинил наш арбалет. Они подолгу беседовали, присев на простые табуретки возле кузни, а я играла с кусочками угля, перебирала готовые изделия и училась метать папины звёзды в нарисованную на заборе мишень. А ещё сюда приезжал королевский зверинец, тут ставили карусель, выступали жонглёры и акробаты из пёстро разрисованного шапито, и фокусник выпускал голубей и вытаскивал длинные ленты из шляпы, которая за секунду до этого была абсолютно пустой. Всего три года прошло, а, кажется, как давно это было. Если бы не этот странный несчастный случай... Но не будем о грустном. Не будем, я сказала!

Благодаря телепорту наш Террик периодически на несколько дней заполняет пёстрая, шумная масса разнокалиберного приезжего народа. Вот и сегодня, не глядя на разгар лета, городские власти собирались устроить ярмарку. Не Большую, как осенью, а скорее промежуточную, что ли. Ну, как бы это объяснить чтобы быстро и просто...
В общем, через наш город проходит довольно много обозов, больших и маленьких. Им, разумеется, необходим отдых. То есть не самим обозам, а коням и возницам: много и часто по телепортам не напрыгаешься, особенно это вредно лошадям - у них от перемещения сильно страдает пространственная ориентация. Поэтому периодически организуются такие вот мелкие ярмарки, а купцы, чтобы не простаивать зазря, с удовольствием в них участвуют. И городу прибыль, и людям покупки, и купцам торговля. Более того, если ярмарки не предвидится, или градоправитель вдруг заломил цену за место на рынке, то ушлые приказчики торгуют вразнос - с лотков (или как там называются те здоровенные подносы, что они весь день таскают на голове?). И городу платить не надо, и людям товар дешевле. Я вот, например, не слезая с коня, прикупила кулёк разноцветных леденцов, берестяной туесок с холодным морсом и несколько булочек - с корицей и кардамоном. Ярмарку я планировала посетить чуток попозже, уже после дня рождения - тогда мои наличные наверняка будут на максимальном подъёме, приобрести чего-нибудь по божеской цене (тут, чать, не столица, драть деньгу бессмысленно). Людей посмотреть, себя показать...

В принципе, людей смотреть и сейчас можно было, но я в этом сильно не нуждалась. Не сильно тоже. Домой человек едет, его, то есть меня, мама ждёт!


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Свободина "Таинственная помощница для чужака" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | LUSI "Похоть Демона" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Я с тобой не останусь" (Романтическая проза) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 3" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Короткий любовный роман) | | Ф.Клевер "Улыбнитесь, господин Ректор!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"