Крокодилов Матвей: другие произведения.

Абрикосы отшельника Кима

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.23*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Легенда об отшельнике Киме с улицы Кисилева

  Все ведущие шаманы, тантрики, оккультисты и даосы Минска утверждают, что спуск возле площади Победы - это мощнейшее Место Силы.
  Позади осталась серьёзная торжественность Октябрьской площади, где резиденция президента и Саркофаг, и сам мост, широченный, парадный и с огромными жёлтыми урнами. И вот открылся исполинский круг площади, а посередине, словно ракета, вздымается обелиск над вечным огнём.
  ПОДВИГ НАРОДА БЕССМЕРТЕН - сообщают огромные буквы. Кусок площади с тем домом, который ПОДВИГ НАРОДА, как-то попал на пяцьсот рублёу образца 1993 года выпуска. Получилась уникальная купюра, вроде бы двуязычная, а вроде и нет.
  Внизу - кольцевой подземный переход и метро, где как раз под вечным огнём горит оранжевый Леденец.
  Если спуститься вниз, чтобы шум машин не заглушил голоса духов, и оглядеться, то тебя захлестнёт значимыми местами. Вот торчит над домами другой стороны старая антенна-глушилка, которую пытались взорвать в 1970-е какие-то недопойманные диссиденты.
  Посмотришь в другую сторону - там поднялась Минская Телебашня в железной шестеричной короне. Ночью она переливается жуткой радугой.
  Под ней - сталинско-ампирный Дом со Шпилем, любимец минских художников, соединённый аркой с неприметной жёлтой пятиэтажкой Коммунистическая, 4, как раз под психотронным излучателем. Мемориальной доски нет, а ведь целый год здесь жил минчанин, которого знает вся Америка. Курил на балконе, работал слесарем на заводе Горизонт, а потом уехал в Америку, где его убил хозяин ночного клуба. Звали минчанина Ли Харви Освальд.
  Через дорогу, на берегу, - деревянный и деревенский дом, где прошёл первого собор социалистов из РСДРП.
  Рядом выдаётся в обмелевшую Свислочь высоченная беседка из шершавого серого бетона. Никто не знает, зачем она здесь. Телема рассказывает, что после Вальпургиевой ночи и других знаковых праздников там находят огарки чёрных свечей.
  Летний день тянулся сквозь город, словно огромный тяжёлый питон. А мы с Телемой отправились на вечер памяти отшельника Кима. Наш путь лежал за дом, где ПОДВИГ НАРОДА.
  Там, в заросшем дворе, притаились книжный магазин, бар Zavadnaya Korova и галерея Uneskladovae. В этом изогнутом белом здании энергия завихряется в совсем странный водоворот и случайный гость вполне может наткнуться на спор о Карле Поппере на школьно-белорусском языке.
  Там уже не протолкнуться от всеразличных гостей. Разливают чай, режут пироги из известной булочной на углу и облысевшие интеллектуалы вспоминают, как много их слушали в перестройку.
  Прямо на подступах нас атакуют двое пожилых в светлых костюмах с брошюрками. Один хромает, у второго голубоглазое лицо обложено короткой белой бородой и постоянно трепещет и расплывается.
  - Дети, а вы хотите узнать Иисуса?
  Телема вытягивается во весь свой двенадцатилетний рост и отвечает:
  - Иисуса нам не надо. Мы - телемиты,
  - Кто?
  - Ну, вы нас сатанистами ещё называете. Сэр Алистер Кроули, слышали про такого? Твори свою волю - таков да будет Закон!
  - Девочка, как можно говорить такие вещи? Твои родители знают, что ты сделала с верой предков.?
  - Так это и есть вера предков. У меня папа - Андрей Гайдучик, слышал?
  - Это главный телемит по Минску,- пояснил я,- Мастер маг Ордена Восточных Тамплиеров, третий градус посвящения. Все Ищущие называют его Мастер Телемы. А недруги - Телемастером.
  - У меня пока только первый градус,- сообщила Телема,- Я бы на мага сдала, но мама не разрешает. Там тантрические психопрактики. У нас в семье все телемиты - и папа, и мама, и я, и моя младшая сестрёнка - её Астартой зовут.
  - Ты, наверное, просто не понимаешь, как это опасно,- начинает расплывающийся,- Неужели ты не слышала, что Дьявол рыщет среди людей, и ведёт против Христа войну на всех уровнях: информационную, геополитическую, внутреннюю и даже консциентальную! Мы еще очень мало знаем о консциентальной войне. Но кое-что все же понятно. И когда настанет конец света...
  - А он уже настал. В 1904 году. Вы, наверное, просто не заметили.
  - Вот, вот оно, бесовское наваждение. Неужели ты не слышала, что в Брестском районе сатанисты украли колокол?
  - А ещё Свято-духов собор осквернили,- мечтательно добавила Телема,- в 1996 дело было, к юбилею готовились. Написали над алтарём "Я есть сатана, я есть истина". И сбоку - "Волчье логово восстало из пепла, которое несёт смерть. Придите, праведники, Сатана жаждет и вас! Пентаграмма любит тебя!"
  - Нас Свято-духов собор не волнует,- засмущался плавучий,- Они там все шпионы Кремля. Нас волнует спасение вашей души.
  - А вот ты послушай, послушай,- возбудился хромой,- вот ты слышала, что под Москвой случилось? Там уже давно Сатана! Так вот, два школьника-сатаниста решили пойти на кладбище в Вальпургиеву ночь. Там на земле спал какой-то мужчина. Они хорошенько подзарядились пивом, а потом забили его нунчаками и вырезали на лбу свастику!
  - Интересно,- задумалась Телема,- А зачем этот чел со свастикой на лбу спал на кладбище в Вальпургиеву ночь? С шабаша что-ли возвращался?
  Но тут зазвенел колокольчик и началось выступление. Народу было так много, что стол с докладчиком пришлось вытащить на крыльцо, а большой чёрный звуковой пульт оттащить к дубу. Телема уселась рядом и приготовилась слышать.
  Первым выступал наш подпольный газетный магнат, Лисинич. Крупный и бородатый, он был словно сбит из рассыпчатой земли, он рассказал о Киме то, что положено знать людям, которые никогда прежде о нём не слышали.
  Его родители большевики-романтики двадцатых годов. Отсюда имя и большая библиотека. Учился в одном классе с Жоресом Алфёровым, который и оставил самое подробное расписанное воспоминание - увы, только про ранние годы.
  Уже в школе Ким отличался огромным умом и неуёмным характером. Например, один раз сделал вид, что грабит прохожего, чтобы пережить опыт преступности: Родителям удалось замять дело.
  Потом Ким поступил в университет, учился блестяще. Эксперименты тоже вышли на новый уровнь. Как-то в конце сороковых на очередном семинаре Ким поднялся на трибуну и потребовал, чтобы Сталина немедленно сместили, арестовали и отдали под трибунал.
  Вернувшись после отсидки, он застал совсем другой, почти шестидесятнический Минск. Официальные учреждения принимать его не желали. Ким радовался: так оставалось больше времени на друзей. Он числился сторожем на склад железобетонных конструкций, а зарабатывал а жизнь тем, что писал диссертации.
  Так и жил, пока в 1962 году не сел повторно. Но антисоветчики его своим не числят, потому что статья была неправильная, параджановская.
  - Человека, который на него донёс, я называть не буду,- сказал Лисинич,- потому что он тоже сегодня здесь.
  В тюрьме Ким не оставил научных занятий: написал гражданину начальнику диссертацию и впервые прочитал Тейяра де Шардена. Потом его отправили для дополнительного образования в дурку. Там он лежал в одной палате с легендарным Порфирием Ивановым, всесоюзным гуру моржевания с хутора Верхний Кондрючий.
  А потом снова возник в Минске. Писал диссертации - это был его основной источник дохода. И просто давал советы, рассуждал на любые гуманитарные темы. а после двух бутылок водки - и о естественнонаучных, вплоть до ядерной физики. А крошечная квартирка была битком набита архитекторами и актёрами, метафизиками и авангардистами, поэтами из трамвайного депо и милиционерами-оккультистами.
  Питался он в основном хлебом, сгущёнкой и крепчайшим чаем из пивной кружки. И даже ухитрился переболеть цингой. Бородатый, в красном берете, и неприменно с тремя книгами (одна в руке, остальные по карманам), он появлялся то в опере, то на берегу Свислочи, то в полупустом полуденном трамвае номер шесть, то в йогической медитации на Кальварийском кладбище, среди зарослей и склепов.
  В постперестоечном хаосе Ким стал без пяти минут советник правительства. Ездил в известный Птичий Городок объяснять власть имущим, что такое ипотека (выяснилось, что нужна), составил план кредитования госбюджета из самого госбюджета, и даже напечатал одну статью - о том, что когда ТРИЗ преобразует мир, мудрым людям наконец-то разрешат заняться не тем, что просят, а тем, что по-настоящему нужно.
  Всю жизнь он писал две главных книги - сказку "Солдат и смерть", и огромный ворох рукописей по теории навстречности, потенциально бесконечные.
  Незадолго до конца сказку сжёг и начал писать заново.
  В 2000 он умер. И новые поколения обращаются за сведениями обо всём на свете уже к Википедии.
  Вторым взял слово взял раввин Шуман. Как обычно немного нервный, он даже сейчас не выпускал из рук том Дов-Габбая.
  - Кима я не люблю,- начал он,- и вообще не люблю самородков. От учёного мы ждём не интересных разговоров и теорем, а плодотворной работы в академии и англоязычных публикаций. Кимы нам не нужны, нам нужны профессионалы, овладевшие новейшими технологиями, про которых у нас никто и не слышал.
  - А как ими овладеть,- спросила Телема,- если про них никто не слышал?
  - Купите мою книгу, я их там применил. Так вот, о Киме. Он учил, рассуждал, рассказывал - ну и что? Единственный результат... ну, то, что мы вот здесь все собрались. И каждый уверен, что интеллектуал - это тот, кто сидит на кухне, и учит, рассуждает, доказывает. Каждый второй - Ким непонятно откуда. Это никуда не годится. Нам нужны не самородки, а нормальное производство интеллектуального продукта. В советское время мы, измученные "Малой Землёй" и суконным официальным диаматом, ходили к подобным шаманам. Особенно в Перестройку - и это когда в десяти местах Минска стало возможным купить Хайдеггера! Посудите сами - вот писал он всю жизнь свою теорию, писал её, писал... а что теперь с этими рукописями?
  - Кто-то из учеников забрал,- сказали из толпы,- разбирать и готовить к изданию.
  - А когда издадут-то? Уже лет пятнадцать прошло.
  - Они просто заняты очень. А кто-то даже умер.
  - А у кого из учеников сейчас рукописи?
  Толпа загомонила. Гомон сводился к тому, что никто не знает - но человек, наверное, хороший.
  - Ну, вот видите...
  Потом выступил матаджи кришнаитов гуру Шри Бернштейн Свами. По случаю летнего времени, он был в оранжевой рясе на татуированное голое тело.
  - Вы несправедливы к Хадееву,- начал он,- потому что судите его мерками технократической европоцентричной культуры. Которая совсем юна по сравнению с древней культурой Востока. Почему не оценить заслуги Кима в критериях культуры Индии? Как вы знаете, индийское общество до сих пор разбито на касты и варны. Поэтому для простого обывателя единственным напоминанием о возможности духовного пути для всех каст являются бездомные, заросшие бородой святые саддху, погруженные в глубочайшую йогу тела и духа. Даже сейчас, с приходом европейской науки, горожане Индии поддерживают саддху и учатся у них той мудрости, какую не получишь из сухих и прагматичных книг Запада. Ким был саддху нашего города и именно благодаря ему наш город не превратился в беспросветную провинцию. У нас сейчас много книг, Хайдеггер всякий, прочие мудрецы. Но они далеко от нас, а Шри Ким был рядом. О похожем пишет наш махагуру Бхак...
  Конец речи Бернштейна Свами потонул в скрипе и писке. И пропал.
  А потом заговорило опять:
  - Девяносто три!- сказал девичий голос.
  Все обомлели.
  Телема потёрла набалдашник запасного микрофона и хорошенько в него дунула. Потом отпихнула ногой хвост микрофона главного и продолжила:
  - Восемь! Восемь! Восемь, восемьдесят, четыреста и восемнадцать! Айвасс, служитель Гоор-паар-крата открыл все это. Кхабс пребывает в Кху, а не Кху в Кхабс. Так и поклоняйся Кхабс, и смотри, как пролит мой свет над тобой. Меня слышно?
  - Слышно,- загомонила толпа.
  - В Книге Закона сказано: люди поклоняются только глупцам,- начала она,- Все боги глупцов и люди, поклоняющиеся глупцам, - идиоты. Поэтому так важны святые и гуру. Они - сводят небо на землю. Вот почему в Индии говорят: бог в гневе - гуру спасёт, гуру в гневе - даже бог не спасёт! Но у нас тут далеко не Индия, само собой. Так вот я о чём. Ким отшельничал здесь, рядом. Улица Кисилёва, дом 17, квартира 24. И я не понимаю: почему мы тут, а не там?
  Толпа заволновалась, недоумевая. Телема выдернула шнур, обмоталась им, как брахманским шнуром, и зашагала прочь. Микрофон теперь служил жезлом, вроде тех, что носят девочки-волшебницы из японских мультиков.
  Вот мы уже высыпались на улицу Кисилёва, где сталинки с красным низом и желтым верхом и окна у них полукруглые. Прошли один квартал и вот он - одряхлевший домик.
  Это послевоенная двухэтажка с железной крышей и треугольным фронтоном. Дальше, на Осмоловке, такие все. Их строили после войны пленные немцы и итальянцы. В те времена они считались элитным микрорайоном, а сейчас в сырых дворах сушится бельё, гниют деревянные лавочки и доживают своё бывшие заслуженные артисты.
  Ким жил на втором этаже, куда вела пахучая деревянная лестница. Вот и покрытые пылью окна его квартиры. Словно собрались праздновать его день рождения - даже чай всё тот же, в одноразовых рифлёных стаканчиках. И даже абрикосовое дерево всё так же изгибает тонкие ветки.
  Телема карабкается наверх и усаживается на ветке, как раз напротив заветной квартиры.
  Я замер. Толпа замерла. И даже дом замер.
  Сейчас, наверное, произойдёт что-то важное.
  И тут послышался хруст. Дом дрогнул, всхлипнул и брызнул жёлтой пылью. А потом стена кракнула и развалилась, как порванная страница. Из дыры, на фоне куска неба, вылезло чёрное жало исполинского скорпиона.
  Секунда - и оно превратилось в ковш экскаватора. Экскаватор взревел, дёрнулся и повёл ковш в бок, круша умирающий дом...
  Так и закончилось.
Оценка: 7.23*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"