Кротов Сергей Владимирович: другие произведения.

Чаганов: Война- Часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Пятая книга, часть 2.


   Чаганов: Война- II.

  Часть вторая.

  Глава 1.

  Бавария, Альпы,
  Резиденция Гитлера 'Орлиное Гнездо'.
  2 апреля 1939 года, 12:00.

  Ева Браун, высокая белокурая девушка, со страхом приблизилась к краю обрыва, огороженному невысокой деревянной оградой и, сцепив руки на груди, беззвучно зашептала:
  'Спасибо тебе, господи, за то, что ты сделал для меня. Сначала ты отослал в Дрезден эту змею Ангелу (сводная сестра Гитлера), которая, пользуясь своим положением полноправной хозяйки в Бергхофе, обворовывала брата. За то, что ты сохранил жизнь фюреру,... моему возлюбленному, в этом ужасном взрыве'.
  Обращаясь к богу, Ева, впрочем, не была с ним до конца откровенна. На самом деле взрыв в Мюнхене и ранение Гитлера, всё это отвечало самым сокровенным её мечтаниям. Здесь в недавно построенном чайном домике, прилепившемся на вершине одноимённой горы, фюрер, наконец-то принадлежал только ей, а не тем красивым и знаменитым женщинам, что так и вьются с ним рядом на приёмах. Сколько слёз она пролила в одиночестве, в последнее время визиты фюрера в Мюнхен становились всё реже, и всё короче.
  'А теперь он мой,- улыбается девушка, обводя взором великолепный вид на заснеженные вершины,- он, я и горы, не считая двух слуг. Все остальные внизу, там, куда ведёт, пробитая в скале, стометровая шахта лифта'!
  - М-м-м,- стонет во сне фюрер, он полулежит в большом кресле на террасе, укрытый шерстяным пледом.
  Ева заботливо поправляет сбившуюся набок подушку.
  'Теперь всё изменится,- девушка ласково гладит бледную тонкую руку фюрера,- она займёт, наконец, достойное место рядом с ним, они поженятся.... Тогда этот неотёсанный мужик Борман прекратит издеваться над ней, пряча от высоких гостей, заставляя безвылазно торчать в Мюнхене'.
  - Где Борман?- вдруг Гитлер открывает глаза,- позови его, срочно.
  'Помяни дьявола, и он тут как тут'...
  * * *
   - Мой фюрер,- начинает рейхсляйтер, дождавшись когда 'глупая гусыня' закроет за собой дверь кабинета,- вчера вечером из Парижа от высокопоставленного чиновника в правительстве Деладье я получил копию документа чрезвычайной важности. Это, конечно, не моё дело делать выводы, но я считаю, что Рейх находится в ужасной опасности...
  - Мартин, давай без длинных вступлений,- морщится Гитлер.
  - Конечно, мой фюрер,- послушно кивает Борман, вытирая носовым платком свой лоб с большими залысинами,- документ называется 'План франко-германского сближения'. Он ещё не подписан, но проходит последние согласования. С нашей стороны авторами являются крупнейшие промышленники Тиссен, Бош, Крупп и Флик, они заручились поддержкой генералитета и Дойче Банка. С французской- богатейшие люди Франции, представители, так называемых, 'двухсот семейств'. Проект детально проработан, предусматривает франко-германское сотрудничество во всём мире: на Балканах, в Испании, в Марокко, в Камеруне, Индии и Южной Америке, в общем всюду. Руководить этим процессом будет совместная комиссия, распоряжаясь фондом, превышающим вместе взятые бюджеты Франции и Германии. Уже составлены списки членов комиссии, начальников отделов и так далее. Сотрудничество предполагается не только экономическим, но и политическим и даже военным. Третий Рейх отказывается от поддержки Муссолини в его территориальных претензиях к Франции. Франция выступит вместе с нами против республиканцев в Испании.
  - 'Лягушатники' решили порвать с 'томми',- едва слышно замечает Гитлер,- этого следовало ожидать, у них сейчас не лучшие времена... Мартин, ты сказал, что генералы поддерживают этот проект, откуда это известно?
  - Я не совсем точно выразился, мой фюрер. Об этом плане мне стало известно только вчера вечером, просто сейчас уже ни для кого не секрет, что 'денежные мешки' в недавней схватке за власть между генералами, Герингом и Гиммлером сделали ставку на генералов. Конечно, военные тоже не едины, товарищи по партии в Генеральном штабе сообщают, что в их среде есть две группировки: одна, в которой неформальным лидером является Канарис, ориентируется на англичан, другая, группирующаяся вокруг Кейтеля, резко против...
  - Чего же они хотят?- Гитлер прикрывает глаза, щурясь от солнечного света.
  - Непонятно, но теперь я думаю, что они за 'французский вариант' с германским верховенством...
  - Надо узнать об этом поточнее... Как ведёт себя Геринг?
  - Он, как мне кажется, выжидает...- Борман делает паузу, в дверях появляется Ева с какой-то микстурой на подносе, и продолжает, когда та выходит из кабинета,- я думаю, что он с самого начала был в курсе подготовки этого плана. От него, как главы Рейхстага, зависит будет ли он принят.
  - Будет торговаться, как на рынке...
  - Полностью с вами согласен, мой фюрер!
  - Что можешь сказать о Гиммлере?- Гитлер морщится от громкого голоса рейхсляйтера.
  - Он точно ни к кому не примыкает, похоже, что СС, проиграв вермахту, оказалась в изоляции, он не частый гость в Берлине, предпочитает оставаться в Баварии, где у него осталось поддержка земляков...
  - Понятно... похоже времени на лечение у меня не осталось совсем... Возможна ситуация, когда Рейхстаг не только утвердит 'Соглашение', но и назначит нового канцлера... кого-нибудь из генералов попослушнее. Вот что, Мартин, надо срочно передать сведения о плане через наших людей из посольства в Лондоне в Форен Офис. Это позволит нам выиграть некоторое время. А самим готовиться к празднованию моего юбилея. Времени осталось чуть больше двух недель. Позвоните Гиммлеру и передайте ему, чтобы он срочно приехал в 'Орлиное гнездо', пусть сделает это незаметно. Моё появление на собрании в Мюнхене должно быть для всех неожиданным, я выступлю с коротким обращением к нации... Не смотри на меня так, я справлюсь... доктор даст обезболивающих, первитина. Хотя... с другой стороны, надо будет заранее сделать магнитную запись моего выступления и включить её через громкоговоритель... это на всякий случай.
  * * *
  - Мой фюрер!- Гиммлер опускается на колено перед креслом, бережно подхватив слабую руку Гитлера своими двумя,- какое счастье, провидение не оставило Германию... Слёзы хлынули из глаз рейхсфюрера, он потянулся за платком чтобы протереть запотевшие стёкла очков.
  - Генрих, надо усилить охрану здесь и в Бергхофе...
  - Мой фюрер, уже сделано. Я распорядился дополнительно перебросить в окрестности из Судет две Айнзацкоманды группы 'Дрезден', там несут службу лучшие из лучших, преданные из преданных.
  - Почему из Судет?- Гитлер резко подался вперёд и скривился от боли,- они по плану уже должны быть в Праге.
  - Нет приказа, мой фюрер, Вермахт топчется на месте... В генштабе окопались предатели.
  - Как продвигается расследование?- Гитлер обессиленно откидывается назад.
   - Следствие установило заказчиков и исполнителя взрыва. Наш агент, ведущий наблюдение за домом английского резидента в Голландии, сфотографировал входящего во двор человека, который в день покушения выехал из Германии. Им оказался столяр Иоган Георг Эльзер, позднее по фотографии его опознала хозяйка, у которой он снимал квартиру в Мюнхене и официанты из 'Бюргерсброя', Эльзер там часто бывал.
  - Он сделал всё в одиночку?
  - Возможно, что ему помогала женщина с партийным значком, но точного её описания составить не удалось. В гестапо считают она могла быть радисткой, так как чердаке дома при обыске была обнаружена радиостанция английского производства.
  - Тебе не кажется, Генрих, что это очень подозрительно... может быть гестапо идёт по ложному следу.
  - На панели колонны, в которой была установлена бомба, обнаружены отпечатки Эльзера. Причем как снаружи, так и внутри. Он умел обращаться со взрывчаткой, так как раньше работал на карьере, где велись взрывные работы. На фотографии из Голландии видно лицо посетителя. Это- Эльзер.
  - И на на демонстрацию тоже не похоже,- фюрер вновь надолго замолкает, повернувшись к окну,- в любом случае, мы сейчас не можем ответить им ударом на удар. Внутренний враг в данный момент страшнее внешнего, в стране зреет заговор... толстосумы и часть военных ведут тайные переговоры с кем-то из правительства Деладье о заключении торгового, политического и военного договора. Предатели, торгуя интересами Рейха, надеются узурпировать власть, заручившись поддержкой из-за границы, сделать Германию послушным орудием в руках мирового еврейства...
  - Мой фюрер, только дайте приказ, СС калёным железом!...
  Гитлер останавливает Рейхсфюрера жестом, тот вытягивает шею и замирает, боясь пропустить хоть слово.
  - ... Но начинать гражданскую войну, которой от нас ждут наши враги мы не станем. Мы будем воевать с предателями их руками: пусть Гейдрих встретится с Канарисом и передаст ему копию вот этого документа,- Гитлер кивает на стопку листов, лежащих на столике перед ним,- это проект соглашения...
  - Слушаюсь, мой фюрер!
  - А теперь давай, Генрих, обсудим место и время моего обращения к нации.

  Москва, Большой Кремлёвский дворец.
  Зал заседаний Верховного Совета.
  2 апреля 1939 года, 11:00.

  - Товарищей, выбранных в Президиум съезда, прошу занять места,- провозглашает председательствующий на первом заседании Молотов, зал вновь взрывается аплодисментами.
  - Товарищу Сталину- ура!- оглушает меня, сидящий справа делегат из нашей Московской делегации.
  'Одна молодёжь на съезде,- подчиняясь всеобщему порыву, тоже вскакиваю на ноги и осматриваю зал,- относительно, конечно, но четверо из пяти не старше сорока... Даже в президиуме нас не мало, взять того же Кузнецова, ему чуть за тридцать а уже второе лицо в Ленинграде'.
  - На съезд избрано 1574 делегата с решающим голосом, прибыло 1567,- продолжает Предсовнаркома,- ввиду этого разрешите мне, по поручению ЦК партии, объявить 18 партийный съезд открытым. Переходим к первому вопросу порядка дня: слово для отчётного доклада ЦК имеет товарищ Сталин.
  * * *
  - Товарищи!- спустившись вниз к трибуне, вождь неторопливо наливает в стакан 'Нарзан' и делает глоток,- со времени 17 съезда прошло пять лет. За это время мир успел пережить значительные изменения. Для капиталистических стран этот период стал периодом экономических и политических потрясений...
  ' Да, уже скоро будет пять лет как мы с Олей здесь... можно подводить первые итоги... определённые успехи, конечно, имеются... главный, наверное, это вывоз в Союз всего добытого в мире урана из Бельгийского Конго и самой Бельгии... если ещё удастся сохранить в секрете наш урановый 'котёл', то ни американцам, ни немцам получить атомную бомбу к концу войны точно не удастся... разведка месторождений урана, добыча руды и её обогащение добавит к срокам американской атомной программы несколько лет по сравнению с моей историей, а вот нашу сильно ускорит... посмотрим ещё кто будет кого догонять'...
  - ... Экономический кризис 1929- 1933 годов перешёл в депрессию, затем началось некоторое оживление, но со второй половины 1937 года начался новый экономический кризис, захвативший в первую голову США, Англию и Францию. В области политической эти годы стали годами серьёзных политических конфликтов и потрясений. Уже второй год идёт новая империалистическая война, разыгравшаяся на громадной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более 500 миллионов населения...
  ' ...Война. Удастся ли отсрочить её... и предотвратить катастрофическое её начало для нас? 'Вундервафлями', типа самонаводящихся бомб, советской 'ФАУ' или даже РЛС эту задачу не решить... необходимо резкое увеличение в кратчайшие сроки выпуска высокооктанового топлива, резины, стали, цветных металлов, новой качественной машиностроительной продукции, но самое главное обучить миллионы людей- рабочих, техников, инженеров, лётчиков и танкистов, солдат и генералов... Неподъёмная задача для страны, её просто невозможно выполнить даже объединив все силы... Станки, заводы, инструменты и сырьё всё это можно купить, но где взять кадры'?
  - ... Для Советского Союза, наоборот, эти годы стали годами роста и процветания, годами экономического и культурного подъёма, годами роста политической и военной мощи. Вот несколько цифр: США, Франция и Италия к текущему моменту по объёму производства промышленной продукции так и не вышли на уровень докризисного 1929 года, Германия, Англия и Италия с трудом его преодолели, а рост Германии на 65 процентов не идёт ни в какое сравнения с нашим ростом 477 процентов!...
  Через два человека от меня в том же ряду сидит Вячеслав Малышев, бывший директор Коломенского машиностроительного завода и ловит каждое слово вождя. По итогам недавнего бурного заседания Совета Труда и Обороны, участником которого, как главный 'радист', был и я, он назначен наркомом среднего машиностроения с наказом добиться коренного перелома в деле разработки и постановки на производство новейших образцов танков.
  Сведения о том, что немцы разрабатывают сразу два новых средних танка, причем второй Т4, уже пошёл в серию, заставило наше правительство реагировать. Программа разработки новой техники была пересмотрена. В самой больше степени изменения коснулись, как ни странно, разработки тяжёлых танков, СТиО прекратил работы над многобашенными танками: 'СКМ' и '100'. Руководству Кировского завода (Зальцману) и его СКБ-2 (Котину) было предложено сосредоточиться на однобашенном танке КВ с торсионной подвеской и микулинским двигателем мощностью 900 лошадиных сил.
  В части средних танков, было решено отказаться от продолжения разработки образца на колёсно-гусеничном ходу А-32. Вместо неё харьковские конструкторы займутся двумя моделями: А-34, известной мне как танк Т-34, и А-43 с торсионами, поперечным расположением двигателя и увеличенной башней по примеру немецких танков. Скорее всего последний в моей истории в серию не пошёл, так как я что-то не припомню танка с индексом Т-43.
  'А жаль, в большой башне для радиоаппаратуры значительно больше места'...
   Радикальные изменения планов в Ленинграде и Харькове коснулись и московского завода 37 с его плавающим танком Т-40. Главному конструктору Астрову было предложено разработать вариант с установкой на него нового Рыбинского дизеля мощностью 120 лошадиных сил, недавно успешно прошедшего испытания на стенде и рекомендованного для применения на тяжёлом грузовике Ярославского автомобильного завода. Для этого варианта также запланирована установка авиационной 20-миллиметровой пушки ДШАК.
  'Что-то я отвлёкся,- ловлю себя на том, что не слушаю речь вождя,- а, заканчивает первую часть доклада о международном положении Советского Союза'.
  - Задачи партии в области внешней политики...- несколько монотонный голос Сталина, многократно усиленный аппаратурой, заполняет собой всё пространство сильно вытянутого в длину зала.
  'Так, для таких 'внимательных' как я повтор по пунктам в порядке важности: проводить политику мира, укреплять деловые связи со всеми странами, соблюдать осторожность, не дать втянуть себя в конфликты провокаторами войны, укреплять боевую мощь Красной Армии и Красного Флота, крепить связи с трудящимися всех стран, заинтересованными в мире и дружбе... На последнем месте... Красноречиво'.
  В правительстве принято решение о строительстве ещё одного моторного завода по выпуску линейки дизелей Ендрашика мощностью от 45 до 175 лошадиных сил. Стройка уже объявлена ударной, её завершение запланировано на начало будущего года, оборудование завода будет закуплено за золото в Швейцарии у фирмы 'Ганц'.
  'Надеюсь, что авиаторы не отберут завод у наркомата среднего машиностроения... на дизели Ендрашика большие надежды и у Радиопрома, мы хотим использовать мощные грузовики ЯГАЗа для размещения в из кузове РЛС 'Подсолнух'... Если не удастся получить грузовики, похоже, они уже поштучно распределены в новые мехкорпуса, то хотя бы сами движки, они- идеально подходят нам в качестве мощных электрогенераторов для стационарных станций'.
  До конца года по плану Воронежский завод должен изготовить двенадцать 'Подсолнухов', в следующем- тридцать шесть. Первый серийный образец уже отправлен в Забайкалье, где по сведениям нашего Генерального штаба японские войска в Маньчжурии готовят вооружённую провокацию против Монголии. Второй предназначен для отправки на Кавказ в район Баку, восемь станций на Запад в Особые военные округа и последние две- на защиту Москвы и Ленинграда.
  - С точки зрения внутреннего положения СССР,- Сталин переходит ко второму разделу: 'Внутреннее положение Советского Союза',- отчётный период представляет картину дальнейшего роста народного хозяйства, культуры и укрепления политической мощи страны...
  'Сталинские выражения, однако, почти без изменений использовались вплоть до распада страны, в устах наследников превратившись в заклинания... Хм, 'количество тракторов за пять лет удвоилось, количество автомобилей выросло в пять раз'... Автомобилей много, а большегрузных не хватает, как и тягачей, это сейчас головная боль у военных... Стоп, а что же они тогда не били в колокола до войны? Почему не пришли к вождю со своей болью? Самоотверженно и молча переносили её или вообще не подозревали, что есть такая'?
  После войны в хрущёвские времена, да и после, но уже не так явно, некоторые из высокопоставленных военных обвиняли своего Главнокомандующего во всех грехах, что перед войной в войсках было недостаточно самолётов и танков 'новых типов', что он 'командовал войсками по глобусу' и даже в том, что он, видите ли, неправильно определил направление главного удара немцев в начале войны, хотя допустили этот разгром Красной Армии именно они... ну да давно известно, что у победы много отцов, а поражение всегда сирота... Но самое главное чего не простили они ему, так это своего страха, когда после войны вождь на встрече с избирателями вдруг заявил: 'Говорят, что победителей не судят. Это неверно, победителей можно и нужно судить, критиковать и проверять'.
   Как только вождь узнал от меня о проблеме с тяжёлым транспортом в наших мехкорпусах, он сразу же принял меры, вызвал Вознесенского, наркома Семёна Гинзбурга, дал им конкретные поручения по строительству Рыбинского моторостроительного завода и жилья для рабочих. За две недели Наркомстрой утвердил типовой проект завода, город выделил площадку на берегу Волги, Внешторг связался с фирмой 'Ганц' и, не торгуясь, договорился об оплате оборудования золотом, потому что для Сталина боеспособность Красной Армии превыше всего, а время- дороже денег.
  * * *
  Решение о строительстве нового завода далось не просто, мнения в Совете Труда и Обороны разделились.
  - Будем размещать завод в Ленинграде на 'Красном Октябре',- безапелляционно заявил Вознесенский,- всё равно к концу года прекращаем производство запчастей для Т-26 и БТ, освободятся мощности.
  - Правильно, а дублёром сделаем Уфимский завод комбайновых моторов,- поддакнул Федоренко.
  - Позвольте, товарищи,- краска бросилась в лицо наркому Хруничеву,- 'Красный Октябрь' обещан нам под моторы Рыбинского авиазавода, а Уфимский- завод-дублёр Рыбинского.
  - Кто вам дал такие обещания, товарищ Хруничев?- мрачно посмотрел на него заместитель председателя Совнаркома.
  - Это записано в мобилизационном плане,- не отводит взгляда нарком авиационной промышленности.
  - План- не догма,- в голосе Вознесенского появились угрожающие нотки,- а инструмент государственного управления, появилась новая задача- меняется план.
  'Во время войны Ленинград будет слишком уязвим для авиации противника, даже если и удастся избежать блокады. Рыбинск в общем-то тоже, но будет находится от линии фронта значительно дальше... больше тысячи километров, кажется, а если ещё включить Рыбинск и Ярославль в зону ответственности Московского ПВО, то вообще эвакуация может не понадобиться'.
  - Но мой-то план по выпуску моторов останется неизменным,- твёрдым голосом возражает Хруничев,- где мне взять мощности?
  - У нас большая страна,- начинает Вознесенский,- стройте заводы в Сибири...
  - Мы сейчас тут в начале заседания,- Сталин поднимает голову, отрываясь от чтения какой-то бумаги,- прослушали доклад Госплана о размещении промышленности на Востоке страны... намечается развернуть в Сибири большое числа военных заводов. Этот план нереальный, для того, чтобы его выполнить надо население Сибири увеличить на 20-30 миллионов человек. Вы хотите знать, как я это посчитал? Я взял максимальную производительность труда Ленинградских рабочих и разделил цифры плана на эту производительность. Чтобы выполнить такое задание каждому рабочему в Сибири надо либо работать в четыре раза дольше, что невозможно, либо увеличить во столько же раз свою производительность труда, что также невозможно. Остается завести в Сибирь новых жителей, с семьями будет как раз столько, сколько я сказал.
  - Я ещё раз проверю контрольные цифры плана, товарищ Сталин,- с трудом разжимает побелевшие губы Вознесенский.
  - Позвольте мне слово сказать,- пользуясь возникшей тишиной, поднимается с места Будённый,- у нас в Красной Армии стоят на вооружении, и ещё долго будут стоять, тысячи Т-26 и БТ. Без запасных частей 'Красного Октября' завтра нечем будет их ремонтировать. Одно лечим, другое калечим... так выходит.
  'М-да, два таких прилюдных щелчка по носу,- смотрю, в глазах Молотова заиграли весёлые огоньки,- с его то самолюбием... как поник сразу Николай Иванович'.
  - Разрешите мне, товарищ Сталин?
  - Говорите, товарищ Малышев,- вождь чиркает спичкой, прикуривая 'Герцеговину',- не вставайте.
  - Я недавно вернулся из Уфы,- краснеет от волнения нарком среднего машиностроения,- инспектировал, значит, наш завод комбайновых двигателей. В городе начинается большое строительство, рядом на берегу Белой строится огромный нефте-химический завод, имеется нефте-перерабатывающий завод, расчищается площадка под авиамоторный. Наш комбайновый, зажатый между ними, по сравнению с этими гигантами совсем маленький, но производит больше половины двигателей 'Форд-НАТИ' мощностью 28 лошадиных сил для всех типов комбайнов. Если мы начнём сейчас перепрофилировать его под выпуск автомобильных дизелей, то Ростсельмаш останется без моторов. Производственные площади там небольшие, поэтому, я думаю, если мы хотим разместить завод по автодизелям в Уфе, то лучше строить его на другой площадке, на новом месте, там где будет возможность расширения.
  Вождь одобрительно кивает, выпуская через нос табачный дым.
  - И ещё одно, вот вы, товарищ Сталин,- приободрился нарком,- указали на важность учёта наличия людских ресурсов при выборе места для новых заводов. Исходя из этого, я думаю, что лучше разместить дизельный завод в Рыбинске. Почему в Рыбинске? Потому что его население сравнимо по численности с населением Уфы, чуть меньше, правда, около ста пятидесяти тысяч, но зато рядом Ярославль, где проживает больше трёхсот тысяч. Мы ведь грузовики собрались производить, так? В Ярославле находятся автомобильный и шинный заводы, а если под боком будет моторный, то вообще хорошо... Кроме того, в Рыбинске третий год ведётся строительство ГЭС, металл из Сталинграда по Волге или по каналу имени Москвы станем завозить...
  'Третий щелчок... даже жалко его, надо бы вмешаться'.
  - Что хотите возразить, товарищ Чаганов?- чутко улавливает мои мысли вождь.
  - Да, то есть не совсем... не по поводу этого конкретно случая. Просто хочу отметить, что задача наивыгоднейшего размещения объектов, например, как в данном случае заводов или там станков в цеху, особенно если таких объектов и мест размещения много, очень трудная математическая проблема, которая в общем виде не решена до сих пор...
  Вознесенский поднимает голову.
  - ... но учёные во всём мире работают над этим, у нас в Ленинграде над этим работает профессор Канторович. Скоро у него выйдет книга 'Математические методы организации и планирования производства', там один из параграфов посвящён этому вопросу. В этой книге он разбирает множество конкретных экономических задач, таких как распределение деталей по станкам, дающее наивысшую производительность...
  - Поставь за каждый станок стахановца, вот и будет у тебя производительность,- Молотов поворачивается к Шапошникову, говорит негромко, но так чтобы все слышали.
  - ... да, товарищ Молотов, в идеале такое возможно, только на деле станки будут иметь разную производительность, они разные по устройству, какие-то детали можно сделать на фрезерном станке, какие-то только на револьверном, не все детали можно поручить автомату и так далее... Невозможно понять что выгоднее, дать каждому рабочему одинаковое задание точить весь ассортимент деталей для комплекта готового изделия или каждый рабочий будет изготавливать свою, а может быть один будет точить только одну деталь, второй- две, а третий- четыре. Вариантов тысячи! Какой из них наилучший, который обеспечивает наибольший выпуск готового изделия, а не просто количества деталей? А если стоит условие, что отходы производства или затраты энергии на единицу продукции должны быть наименьшими? Или, например, возникла задача построить кратчайший маршрут трактора МТС, при обработке колхозных полей. Таких проблем в народном хозяйстве тысячи и все их можно решить при помощи метода разрешающих множителей профессора Канторовича.
  - Кто же будет рассчитывать все эти графики, задания и маршруты, товарищ Чаганов?- вождь тушит сигарету в пепельнице.
  - Релейная вычислительная машина, товарищ Сталин, профессор Канторович, кстати, в своей работе использовал РВМ и даже привёл в книге некоторые программы, позволяющие быстро произвести расчеты. Мы на одном из московских радиозаводов уже начали эксперимент по использованию вычислительной машины в производстве...
  - А вы знаете сколько стоит эта ваша машина?- цедит Молотов, не глядя на меня,- как бы не вышло так, что полученная выгода не сможет покрыть расходов на неё. Получится так, что овчинка выделки не стоит.
  - РВМ стоит сейчас 70 тысяч рублей. Сейчас мы её используем в основном для оптимального раскроя медных пластин. Если, как ожидаем, мы получим за год экономию меди на пять процентов, то эффект составит полмиллиона рублей...
  - А как вы считаете этот эффект,- перебивает меня Вознесенский,- отходы меди ведь снова идут в дело.
  - Считаем разницу между ценой, по которой сдаём отходы и ценой, по которой получаем листовую медь... Вы, кстати, задали, Николай Алексеевич, отличный вопрос. Дело в том, что радиозавод имеет план по сдаче отходов, который в новом году будем не в состоянии выполнить. Прошу вас отменить этот показатель для завода имени Орджоникидзе и других заводов, которые перейдут на эту сберегающую технологию.
  - Мы тоже хотим такую машину в наркомат строительства,- вступает Гинзбург,- наши отходы вообще идут в печку. Вот если бы пересчитать на ней наши стандартные деревянные домостроения...
  - Кхм,- кашлянул Малышев,- мы бы тоже нашли такой вычислительной машине применение, когда можно её получить?
  - Так, товарищи,- поднимает руку Сталин, прерывая возгласы с мест,- это вопрос серьёзный, по нему надо собирать отдельное совещание, из Академии наук, заинтересованных представителей из наркоматов. Пусть товарищ Чаганов выступит с докладом. Кстати, то у нас производит РВМ?
  - Опытный завод при Ленинградском Физтехе...
  - Вот, пригласим академика Иоффе, профессора Канторовича. Товарищ Малышев, готовьте обоснование для строительства моторного заводы в Рыбинске. Товарищ Гинзбург вы должны согласовать этот документ и представить план строительства в плановую комиссию и в Совнарком. Товарищ Чаганов, вы тоже подключайтесь к этой работе, будет интересно научное обоснование решения о строительстве.
  * * *
  'Фу ты, со своими воспоминаниями совсем потерял счёт времени, что такое?- мои соседи вдруг повскакивали с мест,- А-а, перерыв тридцать минут'. В центральном проходе на красной ковровой дорожке между рядами стульев с откидными сиденьями встречаемся с Ленинградской делегацией, чуть не сталкиваюсь с невысоким блондином лет тридцати со знакомым лицом.
  - Здравствуйте, товарищ Чаганов,- вырывается у него от неожиданности.
  - Здравствуйте, товарищ Устинов,- на автомате отвечаю я, будущий член Политбюро зависает.
  'Блин, ну что такое со мной, что за ребячество,- опасливо кручу головой по сторонам в поисках Берии, сидевшего неподалёку,- ложная тревога, остановился с Богданом Кобуловым'.
  - Вы то мне и нужны, голубчик,- сбоку берёт меня локоть командарм 1-го ранга Шапошников,- нужно поговорить.
  'Согласно языку жестов, которому меня обучила Оля, взять за локоть кого-то означает предложение посекретничать... сходится'.
  - Пойдёмте лучше на воздух,- начальник Генштаба, недовольно осматривает толпу страждущих, бросившихся в курительную комнату.
  - Борис Михайлович, вам вообще курить вредно, а на морозе вдвойне. К тому же в гардеробе будем стоять до конца перерыва.
  - Поздно мне менять свои привычки, голубчик,- командарм тяжело кашляет, прочищая горло,- ну ладно, давайте поговорим внутри, я знаю на первом этаже один закуток... что я увас хотел спросить, как у вас продвигаются дела с управлением железнодорожными перевозками?
  - Хорошо продвигается, установили в здании НКПС вычислительную машину,- усаживаемся на стулья под какой-то лестницей,- пока мы работаем только с Октябрьской железной дорогой, получаем заявки на грузовые первозки, машина обрабатывает их, увязывает с расписание пассажирских поездов и предлагает наилучший вариант. Затем в девять вечера передаём общее расписание по станциям: пока по телеграфу, но вскоре заработает фототелеграф, причём с шифрованием, чтобы нельзя было перехватить кому-либо постороннему.
  - И об этом подумали,- кивает командарм, стуча себя по карманам,- в шинели остались... Как же быть с воинскими эшелонами, для них нужна своя машина?
  - Нет-нет, вычислительная машина остаётся той же самой. Каждому составу наряду с номером задаётся ещё и свой приоритет, воинским, как я понимаю, будет присваивается наивысший. Машина будет, кроме того, знать примерный вес эшелона, чтобы не допускать его по устаревшим путям и, естественно, не пустить его по узкоколейке.
  - Серьёзно всё у вас... а вот проследить где находится в настоящее время нужный состав можно?
  - К сожалению нельзя, Борис Михайлович, машина лишь может указать где он в данный момент должен находиться. Но если будет поставлена такая задача, то надо будет создавать специальное подразделение диспетчеров. Они будут вносить на носитель информации сведения о прохождении каждым поездом узловых станций. Тогда машина по запросу сможет выдавать на печать список составов, отстающих от расписания.
  - Понимаю, Алексей Сергеевич,- задумывается на минуту Шапошников,- надо предусмотреть возможность, на случай войны, менять расписание движения поездов в любой момент, а не только раз в сутки: на случай разрушения мостов, участков пути...
  - А это осуществимо и сейчас в течение трёх-четырёх часов, всё пока упирается в скорость передачи сообщений на места и выучку диспетчеров. Машина считает быстро, люди учатся и работают значительно медленнее и к тому же ещё ошибаются.
  - Люди...- согласно кивает командарм,- я думаю, что пришла пора прикомандировать к вычислительному центру наркомата путей сообщения наших людей из управления военных сообщений. В угрожающий период они должны будут встать к рычагам вашей счётной машины.
  - Мне кажется, Борис Михайлович, что не только ВОСО должно приобщиться к вычислительной технике. Вот представьте, что началась война, необходимо одновременно проводить мобилизацию, эвакуацию промышленности и населения из прифронтовой полосы и переброску частей Красной Армии к фронту. Нагрузка на транспорт возрастёт многократно, столкнутся два потока с запада и востока. Многие тысячи поездов мешают друг другу, блокируют пути, становятся легкой добычей германской авиации...
  Командарм хмурится, его остановившийся взгляд направлен внутрь.
   - ... Никакой человек, будь он семи пядей во лбу, не в состоянии справиться с возникшим хаосом, а машине неведомы усталость, она не впадает в панику от трудности задачи, считает себе варианты и выбирает наилучший. Используя вычислительную машину, можно сделать армейские штабные учения более приспособленными к реальности. К примеру, такая задача: перебросить войска из внутренних округов к границам, сколько времени на это потребуется? Как я понимаю, сейчас эта задача решается приблизительно на основе средних чисел по округам и железным дорогам, ведь провести действительную переброску сотен тысяч людей к границе трудно по политическим и экономическим причинам, а вычислительная машина за несколько минут скажет вам более или менее точно, так как знает сколько паровозов, вагонов, платформ у неё в наличии, какая пропускная способность каждой ветки и сколько времени у каждой конкретной части пошло на погрузку и выгрузку на последних учениях.
  - Это в идеальных условиях...- командарм внимательно смотрит на меня, будто бы увидел в первый раз.
  - Действительно, Борис Михайлович, в идеальных... предположим к примеру, что на развёртывание на границе у нас уходит тридцать дней,- взгляд Шапошникова становится подозрительным,- на самом деле, учитывая противодействие противника: вывод из строя авиацией и артиллерией мостов, паровозов и участков пути, больше. Оператор, в данном случае работник Оперативного управления и одновременно оператор вычислительной машины, задавая ей различные вводные, сможет в течение получаса получить ответ сколько на самом деле уйдёт: тридцать пять, сорок или сорок пять суток..
  - Заманчиво, заманчиво...- проводит рукой по волосам командарм,- думаю, что не только ВОСО и Оперативное управление следует подключить к этому делу, но и мобилизационное, и, вновь образованное, тыла и снабжения. Выходит, необходимо и нам в Генштабе иметь такую машину. Когда вы, Алексей Сергеевич, сможете передать нам такую?
  - Месяца через три-четыре,- прикидываю в голове кого можно подвинуть в уже приличной очереди заказчиков,- но уже прямо сейчас надо принимать организационные меры: выделить большую комнату под вычислительный центр, примерно сто квадратных метров, командировать людей, желательно с высшим техническим образованием, к нам на учебные курсы, составить перечень задач, которые вы хотите решать с помощью вычислительной машины. Наш отдел программного обеспечения совместно с представителями управлений Генштаба составит требования к этим задачам...
  - Хорошо, голубчик,- поднимается с места Шапошников,- пойдёмте, негоже опаздывать, перерыв кончился.
  * * *
  Через не очень широкие ворота Спасской башни делегаты 18 съезда проходят плотной толпой под оглушающий бой курантов. Высокопоставленные москвичи, подбадриваемые морозным ветерком, бегом бросились по направлению к Васильевскому спуску, где ввиду запрета остановки машин на Красной площади, их дожидались водители. Гости столицы направились в сторону гостиницы 'Москва'.
  - Здорово, сосед,- чувствую тяжёлую руку на своём плече,- а я тебя, Алексей, весь день ищу, ты куда прятался в перерывах, курить начал?
  Мне крепко жмёт мне руку Лихачёв, директор ЗИСа, который расположен рядом с новыми корпусами радиозавода имени Орджоникидзе.
  - Ни за что на свете,- засмеялся я, вспомнив как тот отчитывал при первом знакомстве нас с директором Волковым, за то, что он закурил в неположенном месте,- не поверите, Иван Алексеевич, совещание у себя на заводе на Большой Татарской проводил...
  - Тебе хорошо,- завистливо присвистнул Лихачёв,- а я до своего в обеденный перерыв не успеваю обернуться. Ты куда, пешком к себе? Давай, что ли я тебя провожу, ноги разомнём, а то сидели сегодня весь день.
  - Так может быть лучше я вас провожу?
  - Нет, я на завод потом поеду,- Лихачёв зашагал рядом, широко расставляя ноги и чуть косолапя по старой матросской привычке,- вот о чём я хочу поговорить, браток, слыхал, что ты у себя организовал что-то, кружки качества какие-то, будто бы Отдел Технического Контроля сократил?
  - Мы сократили штат ОТК, а не сократили отдел совсем, поскольку изменились его обязанности. Мы решили не сажать рядом с каждым сборщиком и наладчиком контролёра, а развивать самоконтроль работников, причём ОТК ведёт лишь выборочную проверку...
  - Вон оно значит как,- директор ЗИСа недоверчиво смотрит на меня.
  'Что-то среднее между БИПом- системой Бездефектного Изготовления Продукции и СБТ- Системой Бездефектного Труда, работавших на советских предприятиях в 50-60-х годах'.
  - ... Наш метод предусматривает полную ответственность непосредственного исполнителя за качество, неукоснительное исполнение технологии производства и за полное соответствие изделия технической документации...
  - Смело,- хмыкает Лихачёв,- а не боишься, что без строгого контроля твои рабочие брак начнут гнать?
  - Как на бояться, Иван Алексеевич, боюсь, но просто другого пути у нас нет. Нет у нас такой возможности приставить грамотных радиотехников к каждому регулировщику и радиомонтажнику. Остаётся рассчитывать на сознательность последних, в конце концов, они работают на себя, а не на капиталистов...
  - Так-то оно так...- грустно качает головой директор.
  - Выходной-то контроль у нас есть, товарищ Лихачёв, готовые изделия проходят обязательную военную приёмку, то есть в армию идёт проверенная продукция, опасность мы видели в увеличении процента изделий, не прошедших этот последний барьер. В первый месяц так оно и было, приходилось разбираться в причинах брака, поднимать карточки изделия, всех деталей, входящих в него, находить виновных, но вот уже по итогам первого квартала завод имени Орджоникидзе сравнялся по проценту брака с заводами, работающими по старой системе. Прежде всего мы выделили работников, работающих без брака, для этого стали еженедельно вычислять 'Коэффициенты Качества Труда' для каждого работника, то есть получили количественную меру качества труда работника. Передовикам вручили личные клейма, которыми они стали маркировать свою продукцию, подняли им зарплату в рамках фонда заработной платы, прогрессивку стали распределять только среди работников, работающих бездефектно, учитывая ККТ, соответственно бракоделы сильно потеряли в оплате, многих из них это подстегнуло работать лучше, некоторых неисправимых пришлось уволить по статье...
  - Материальное и моральное поощрения все используют, Лёша, только вот работают они далеко не всегда.
  - Согласен, Иван Алексеевич, но мы на этом не остановились. Вникая глубже в причины брака, выяснили, что значительный вклад в процент брака вносит конструкторский и технологический отделы: имеются случаи некачественно выполненных чертежей, небрежно составленные техпроцессы. Тогда мы решили включить в эксперимент и иженерных работников, организовать на каждом участке из наших передовиков во главе с инженером 'кружки качества'. В этих кружках разбираются случаи брака, произошедшие на их участке. Есть предложения включить в процесс и служащих.
  - А их то зачем?- даже останавливается Лихачёв.
  - Чтобы чувствовали себя причастными к общему делу, к борьбе за качество продукции. Плановики, снабженцы, кладовщики все они участвуют в создании благоприятных условий труда, улучшении социально- бытовых условий работников. Порой предложение рядового снабженца имеет больший экономический эффект, чем рабочего и инженера...
  - Это да, тут я согласен,- Лихачев делает призывный знак своему водителю, остановившемуся у въезда на мост,- спасибо за урок, Алексей, так я зашлю своих плановиков к тебе? Пусть получше разберутся в этом, похоже, дело стоящее.
  * * *
  Бегом поднявшись по лестнице, с удивлением в столь поздний час обнаруживаю в приёмной 'Грымзу'.
  - Алексей Сергеевич,- недовольным тоном говорит она, кивком головы указывает на щуплого молодого парня с густыми бровями, сидящего в углу,- тут к вам товарищ Кошкин, третий час сидит говорит по очень важному делу...
  'Кошкин? Это который танк Т-34 сконструировал? Я думал, что он постарше'...
  - Проходите, товарищ Кошкин,- открываю дверь в кабинет.
  - Я телефоны на вас переключила,- бросает мне в вдогонку секретарь.
  - Прошу вас присаживайтесь,- вешаю пальто на вешалку,- вы же из Харькова с паровозостроительного завода?
  - Нет, я из Ульяновска,- смущается посетитель,- с патронного, имени Володарского...
  'Патронного, странно... моего возраста, лицо какое-то знакомое. С патронного это хорошо, а то Оля в последнее время стала на меня вопросительно поглядывать, типа, есть ли новости по 'Гренделю'?'.
  - ... Я- Лев... Николаевич,- краснеет парень,- Кошкин, конструктор-механик.
  - Рассказывайте,- подбадриваю я его.
  - Бригадир конструкторов,- его голос зазвучал увереннее,- приехал в наш Наркомат Боеприпасов с предложением, построить автоматическую линию по производству патронов...
  'Ну конечно, Лев Кошкин!- расплываюсь в улыбке,- создатель роторных линий, будущий руководитель КБ Автоматических Линий... Вот откуда его я помню, где-то в середине 80-х он выступал по телевидению, в дискуссии легко разгромил оппонентов, ратовавших за замену автоматических линий роботами. Просто привёл одну цифру, что производительность роторных линий в тысячу раз больше, чем у самого совершенного робота'.
  - Ну вот, вы тоже улыбаетесь, товарищ Чаганов,- роняет голову конструктор,- как наш нарком...
  - А кто посоветовал вам ко мне обратиться?- любопытствую я.
  - Так нарком товарищ Сергеев и посоветовал, у нас, говорит, наркомат боеприпасов, мы делаем боеприпасы, а не станки, всякими фантазиями не занимаемся, как у Чаганова... ой,- замолкает он и краснеет.
  - Правильно сказал ваш нарком,- подмигиваю я,- вам ко мне, товарищ Кошкин, продолжайте про вашу автоматическую линию.
  - В общем автомат построен по принципу барабана,- зачастил конструктор,- или ротора, на внешней стороне которого быстросъёмные рабочие инструменты...
  - Покажите на рисунке, Лев Николаевич, нет на вашем чертеже слишком мелко,- отдёргиваю занавеску на стене, за которой оказывается ученическая доска.
  Кошкин берёт в мелок и точными движениями начинает быстро чертить.
  - Это- инструмент, это- заготовка, копир, ролик ползуна, ползун... В секторе питания ротора каждый инструмент получает заготовку; в рабочем секторе инструмент получает движение, обеспечивающее выполнение операции; в секторе выдачи обработанная деталь освобождается и удаляется; последний сектор нерабочий, он может быть использован для проверки состояния инструмента или его замены, а также его очистки, промывки, охлаждения и смазки. Меняя радиус ротора, число позиций для монтажа инструментов в каждом секторе и скорость вращения барабана можно теоретически добиться изготовления детали любой сложности за один оборот ротора. Основное преимущество роторных линий заключается в том, что процессы перемещения детали и её обработки совмещены, это обеспечивает их исключительную производительность. На такой линии можно добиться, что операционный цикл обработки детали, цикл инструмента и темп машины, определяющие производительность не зависят друг от друга...
  - Я правильно понял, товарищ Кошкин, что на одной и той же линии можно изготовлять разные детали, просто меняя рабочие инструменты? Отлично, но тогда для неё нужно разрабатывать особые, легко съёмные инструменты, ведь так?
  - Именно так...- конструктор вытирает ладонью пот со лба, размазывая на нём мел.
  - Хорошо, быть может это позволить решить экономическую проблему таких линий, ведь ваша машина будет стоить очень дорого и сможет быстро окупиться только при изготовлении достаточно простой и очень массовой продукции, как, например ваши патроны... или, скажем, мои электролитические конденсаторы, но тут надо считать в каждом конкретном случае.
  - Я как-то не думал над экономикой...
  - А это очень важно, товарищ Кошкин, смотрите, высокая производительность машины- необходимое условие быстрейшей окупаемости затрат на изготовление вашей линии. Но может статься так, что для данного производства такая производительность избыточна, тогда линия будет какое-то время простаивать, что увеличит время окупаемости. Если же часто переналаживать линию на изготовление других деталей, то это потребует дополнительных затрат и потерь времени, что также приведёт к увеличению срока окупаемости. Ещё надо учитывать, что для обеспечения экономически необходимой производительности в немассовых производствах будет связано с одновременным использованием завышенного количества рабочих инструментов, что приведёт к замораживанию дополнительных средств. И наконец, применение машин с очень высокой производительностью, способной, например, обеспечить выпуск годовой программы за несколько дней тоже невыгодно, так как будет замораживать оборотные средства в готовой продукции. Поэтому я и говорю, что надо семь раз отмерить, чтобы один раз отрезать.
  'Задумался... это хорошо, с патронами всё действительно просто, но таких массовых изделий не так уж и много'.
  - Тогда, товарищ Чаганов,- лицо конструктора озаряется вдохновением,- надо сразу делать многономенклатурную роторную машину!...
  - Это как?
  - ... это когда на одном роторе,- мелок замелькал в руках Кошкина,- в разных позициях выпускаются разные детали. Одновременно подаются разные заготовки, каждая обрабатывается в нужной позиции своим инструментом и выходной сектор для каждого изделия свой.
  - Понимаю-понимаю, Лев Николаевич- вы гений! Переходите ко мне на работу...
  - Я же по распределению,- лицо Кошкина заливается краской.
  - С вашим наркомом я вопрос о переводе или длительной командировке решу, здесь к вашему распоряжению будет опытный инструментальный участок, если сами не сможем изготовить, закажем на любом заводе по вашему выбору, конструктора дам и двух чертёжниц. Для начала, чтоб вам было проще, сконструируйте и изготовьте роторную линию по одновременному изготовлению патронов калибром 7.62 и 6 миллиметров. Если вы согласны, товарищ Кошкин, то я прямо сейчас звоню вашему наркому.
  - Мне нужно только двое суток, товарищ Чаганов, в Ульяновск съездить, дела передать, в общежитии рассчитаться.
  - Конечно, сколько нужно времени, столько и берите,- берусь за телефонную трубку 'вертушки',- сейчас распоряжусь подготовить вам комнату, это напротив через дорогу отсюда...
  * * *
  Поворачиваю ключ в замке и открываю домашнюю дверь, из гостиной доносится звон бокалов.
  - А вот и муж с работы пришёл,- слышу голос слегка подвыпившей супруги.
  'Кто сегодня? Что-то у нас в последнее время много гостей,- не снимая ботинок обречённо плетусь в комнату,- так, понятно, кинематографическая богема'.
  - Здравствуйте, товарищи,...
  'Слишком официально начал,- гляжу на вытянувшиеся лица, подскочивших с места мужчин.- надо бы разрядить обстановку и лицо сделать попроще'.
  - ... выездное заседание творческого совета кинофильма 'Трактористы'?
  'Не вышло, теперь у всех округлились глаза'.
  - Это я рассказала Алексею Сергеевичу о предстоящих съёмках,- приходит на выручку Оля, незаметно показывая мне кулак.
  - Да точно, ну, главных героев мне представлять не надо,- улыбаюсь я, обходя круглый стол и пожимая руки Николаю Крючкову и Марии Ладыниной.
  - Я- Иван Пырьев, режиссёр,- слегка кивает блондин лет тридцати пяти,- по совместительству муж главной героини.
  - Маша Пастухова, актриса,- представляет свою юную спутницу Крючков.
  - А вы, Алексей Сергеевич, правы,- берёт инициативу в разговоре Пырьев,- именно заседание...
  Я выразительно смотрю на открытые бутылки и подмигиваю, все смеются.
  - ... решаем, что делать. Госккино требует подправить сценарий, а у нас уже натура снята. Вы знакомы с сюжетом, Алексей Сергеевич?
  - В общих чертах,- киваю я,- молодой танкист после окончания службы едет в колхоз, где работает стахановка, о которой он знает из газет, так?
  - Так, но нам предложили немного расширить тему военной службы главного героя. Вместо простого упоминания, что тот служил на Дальнем востоке, добавить батальные сцены событий на озере Хасан. Конечно, придётся кое-что доснимать, но мы, весь наш творческий коллектив, готовы, просто рассматриваем это как открывшиеся возможности сделать фильм интереснее. Решили встретится с участниками событий...
  ' Не понял, Оля проболталась, вроде официально о нас не сообщалось'?- скашиваю глаза в её сторону.
  - ... в частности, с героем Советского союза Мошляком, когда он приезжал к нам в Киев...
  - Понимаю, товарищ Пырьев, но мы с женой не танкисты...
  'Стоп, фильм ведь увидят миллионы людей... среди них, наверняка, будут военные и конструкторы танков... что если показать на экране то, как должна выглядеть башня танка изнутри? Не технические подробности, которых я толком не знаю, а взаимодействие экипажа, с чем у нас в начале войны были большие проблемы. Командир танка был явно перегружен обязанностями, так вместо того, чтобы наблюдать за полем боя, искать цели и руководить экипажем, он должен был ещё и стрелять из пулемёта и пушки... Хотелось бы избежать этой ошибки в новом среднем танке, который идёт на замену Т-28... но как, думал я? Моя роль в процессе создания нового танка строго определена рамками, установленными АБТУ: размещение в нём радиостанции и переговорного устройства'.
  - ... Хотя,- обвожу взглядом поникший творческий коллектив,- есть одна идея... поговорю со знакомыми танкистами, может быть, кто-то согласится проконсультировать вас.
  - Спасибо, Алексей Сергеевич,- Пырьев расплывается в улыбке,- у нас в фильме есть финальная сцена, где трактористы в поле поют песню о трёх танкистах, сейчас я подумал, что хорошо бы устроить перебивку со сценой в танке, где они поют её же в бою, но кабина у трактора открытая...
  - Вам нужна башня танка в разрезе, но вы не знаете как там всё устроено...- понимающе киваю я.
  'Устроим в лучшем виде, в Подлипках от Лавочкина остался макетный участок... трёхместная башня будет, ну чтобы танкистам было удобнее петь'...
  - Я вам помогу с башней, товарищи... А что за песня у вас такая?
  - Коля,- подскакивает Ладынина,- неси баян...
  - Он у меня тут, в кустах,- под общий смех Крючков спешит в прихожую.
  'Гремя огнём сверкая блеском стали,
  Пойдут машины в яростный поход,
  Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин,
  И Первый конник в бой нас поведёт'!- все вместе подхватываем куплет, оборачиваюсь назад и вижу застывшую в дверях Розалию Землячку в домашнем халате.

  Москва, Большой Кремлёвский дворец.
  Зал заседаний Верховного Совета.
  6 апреля 1939 года, 18:00.

  ''Появление в зале членов президиума делегаты встречают бурными аплодисментами',- ноги сами подбрасывают тело вверх, а ладони начинают бить друг дружку,- эх, как было бы здорово, если б я мог отменить этот ритуал, ведь сколько времени пропадает зря? Не менее 20%, я думаю... О, сегодня на вечернем заседании председательствует Киров'.
  - Объявляю заседание съезда открытым, слово для доклада имеет товарищ Молотов.
  'Блин, и снова понеслось на пять минут'.
  Доклад Молотова во многом повторяет доклад вождя, просто в нём больше разных цифр. Киров опускает голову, видимо что-то читает, его примеру следует Вознесенский, он сидит в длинном ряду президиума слева, почти у выхода.
  'Мне, конечно, почитать во время речи Предсовнаркома не удастся, люди не поймут,- устраиваюсь поудобнее на стуле,- а следовало бы'...
  Две недели назад на 'кировских посиделках' в его квартире Сталин с чувством повозил меня носом по столу: я оказался совершенно не знаком с трудами немецких философов 18-19 веков. Слыхал, конечно, фамилии Кант, Ницше, Шопенгауэр, Гёте, Гегель, ... Маркса даже давно изучал, как бы... Короче, мне было предложено в кратчайший срок ликвидировать этот пробел в образовании. Решил начать изучение первоисточников с 'Фауста' Гёте, всё-таки стихи, попроще будет для начинающего, чем философский тракт, написанный заумным языком.
  Начал читать вдумчиво, но через десять минут перешёл на скорочтение, запихав в себя текст. Затем перешёл к Гегелю, он хоть и идеалист, но хотя бы объективный, красиво звучит: 'всё действительное- разумно, всё разумное- действительно'. Встретив в процессе изучения почти родные понятия, 'отрицание отрицания' и 'диалектика', проникся к Гегелю уважением, при этом Шопенгауэра, как противника его учения, отверг с порога. Канта и Ницше оставил на потом, так как информация уже потекла из ушей.
  'Скорее всего 'посиделки' сегодня не состоятся, ведь съезд идёт, у секретарей ЦК горячая пора'.
  Сосед справа суёт мне в руку многократно сложенный клочок бумаги с надписью 'Чаганову', разворачиваю её: 'Встречаемся как обычно, Киров'.
  'Верный признак того, что в верхах всё спокойно. Не знаю уж какая обстановка была на прошлом съезде, но в дни пленумов Киров был очень занят, встречаясь за день с десятками людей'.
  * * *
  Мельком взглянув на лампочку рамки металлодетектора, знакомый сержант ГУГБ, стоящий у входа на этаж, кивает мне и я по ковровой дорожке быстрым шагом по широкому коридору со сводчатым потолком спешу к двери новой квартиры Кирова, которая примыкает к кремлёвской квартире вождя. Стукнув ради приличия пару раз и не получив ответа, прохожу в маленькую пустую прихожую, из неё по узкому проходу в кабинет, откуда доносится взволнованный голос Кирова.
  - Я думаю, Коба, что ты находишь у Булгакова глубину там, где её попросту не существует,- заметив меня, хозяин квартиры кивает на небольшой кожаный диван,- этот его роман есть ни что иное, как бульварное чтиво, где переплелись приключения, мистика и злобная сатира...
  'Это он о каком романе'?- довольный как школьник, которого не вызвали к доске, тихонько опускаюсь на скрипучее сиденье.
  - ... у него там вообще нет ни одного положительного героя, только полюбившиеся ему образы жуликоватых управдомов, театральных администраторов и буфетчиков, для которых главное- деньги и иностранная одежда. Прямо второй Зощенко. Но особенно ему ненавистны его коллеги из театрально-писательского цеха. Он им и головы отрубает и квартиры громит и в Ялту забрасывает из Москвы нагишом...
  'Мастер и Маргарита'.
  - ... не роман, а кляуза в домоуправление, всё у него крутится вокруг 'квартирного вопроса'. Булгаков обыкновенный обыватель, которого начальство обошло при распределении благ и он затаил злобу на весь мир. Алексей, ты прочёл этот роман, что я послал тебе на прошлой неделе?
  - Прочёл, Сергей Миронович.
  - Интересно, что думает вы о нём думаете, товарищ Чаганов?- чиркает спичкой Сталин, прикуривая папиросу.
  'Надеюсь, не раскрытый мною текст, что послал Киров, не сильно отличается от того, что давали мне почитать в середине семидесятых'.
  - Кхм, попробую изложить... Я как раз только что закончил 'Фауста', товарищ Сталин, поэтому мне сразу бросилось в глаза схожесть даже не сюжета, а его затравки...
  - ... Сделка с дьяволом... доктора Фауста и Мефистофеля, похожа на сделку между Воландом и Мастером, в первом случае- Фауст получает дар познания, во втором- Мастер получает возможность закончить свой роман; у Фауста с Мастером их подруги носят одинаковое имя- Маргарита...
  - Постой, Алексей, что-то я не припомню, чтобы Мастер заключал сделку с Воландом.
  - А это подразумевается, Сергей Миронович, они были знакомы до момента начала повествования в книге. Мастер в беседе с Бездомным проговаривается: 'Воланд может запорошить глаза и человеку похитрее', хотя Ивану Воланд своего имени не называл. Откуда взялись сто тысяч рублей в корзине с грязным бельём? Как раз столько чтобы хватило на жизнь до окончания романа. Откуда у Мастера вдруг появилась эта уверенность: 'Вчера на Патриарших прудах вы встретились с сатаной'? Логичнее предположить, что это преступники подстроили гибель Берлиоза... Поэтому делаю вывод, что Воланд нанял Мастера, чтоб тот написал роман.
  - Железная логика,- Сталин тянется за новой папиросой,- только Мастер пишет не роман, а евангелие, евангелие от Воланда. Воланд дьявол, так зовут падшего ангела, а ангел- просто вестник. По православному учению человек поставлен выше ангелов, так как он способен творить. Творчество связано с нашей телесностью. Чтобы наша душа могла повелевать телом, бог дал человеку дар творчества. Поэтому сатана и нуждается в человеке... Воланд просто использует Мастера, создаёт ему все условия для работы, даёт деньги, подсовывает музу. После написания книги она ему уже не нужна, он хочет вечного покоя.
  'В один из дней она взяла жёлтые цветы и вышла на улицу, чтобы он узнал её'...
  - И в 'Фаусте' так же, доктор бросает Маргариту,- вырывается у меня.
  - Булгаков изобразил в романе себя,- продолжает Сталин,- а меня- в Воланде. Вот я у него такой получился в книге, как '... часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо'. Спасибо и на этом.
  'Знакомое что-то... давно, выходит, приклеилось к вождю это слово 'вопреки''.
  - Вот я что не пойму, Коба,- Киров достаёт беломорину,- к кому Булгаков обращается? Если к потомкам, то зачем было давать его почитать друзьям, среди которых, он знает, есть секретные сотрудники, лежал бы и лежал в письменном столе. Выходит- к тебе, а это значит, что роман только для тебя. Он же этим самым сделку 'дьяволу' предлагает: возвысь меня, изгони этих 'жалких и ничтожных личностей' из храма литературы. Я нужен тебе, не они, только от меня, истинного творца, будет зависеть каким ты останешься в памяти поколений.
  'Сталин- дьявол... впрочем, чего можно ожидать от племени литературных 'цеховиков', готовых вцепиться друг другу в глотку и вдруг как по команде встающих плечом к плечу, если дело касается святого- денег'?
  - Не надо меня за Советскую власть агитировать, Мироныч,- морщится Сталин,- я сам кого угодно разагитирую. Ты пойми, Булгаков- талантливый художник, ему многое подвластно, он в своих произведениях может изобразить то, что неподвластно другим...
  - Жаль только, что он не видит дальше своего мелкого мещанского кружка...- перебивает его Киров.
  - ... Он разоблачает и саморазоблачается перед читателем и этим он полезен и важен!
  'Разошлись не на шутку... Дьяволы, ангелы... А кто я сам? С одной стороны ангел, так явился в этот мир бестелесным, но стал человеком, убив чужую душу... Та сила, которая стремилась к добру, но совершила зло? А может быть совершает зло? Добрыми намерениями устлана дорога в ад. Что если в этой истории, почуяв растущую мощь нашей страны против СССР ополчатся и англичане с американцами... Что это вожди так подозрительно смотрят на меня? Я что всё это произнёс вслух? Нет, вроде'...
  - Я вот, что хочу спросить, товарищ Сталин,- с замиранием сердца прохрипел я,- как вы думаете, не будет ли издание этого романа с отрывками евангелия от дьявола возвращением к старой политике борьбы с церковью или по тексту так просто не понять, что его настоящий автор Воланд?
  'Ясно, попы поймут, Исус у Булгакова получился не канонический с человеческими недостатками... к старой политике партии возврата нет... фу-ух, вроде бы нигде не налажал, но всё равно, уж лучше про философию Ницше... блин, а вот последнюю фразу я точно сказал вслух'.
  - Действительно,- соглашается Киров,- хватит спорить о несуществующем романе, у нас немецкие философы по программе. Хочешь, Алексей, начать с Ницше?
  'Почему я сказал Ницше, я же его не читал'?
  - Ницше- в своей идее о смерти бога и пришедшем ему на смену 'сверхчеловека' в своей книге 'Воля власти' стал идеологом фашизма...
  'И это всё о нём'...
  - Слышал звон, но не знает где он,- грустно протянул Киров и стал яростно тушить в пепельнице папиросу,- во-первых, никакую книгу 'Воля власти' он не писал, это творчество, в кавычках, его сестры, по трагическому совпадению тоже Ницше, которая надёргала цитат, к месту и не к месту, из произведений брата, благо автор он и в самом деле афористичный...
  'Стыдно-то как,- провожу ладонью по вспыхнувшим щекам,- хорошо ещё, что нос у меня при этом не растёт, как у Буратино. Но у меня совершенно нет времени на эту философию, я работаю двадцать четыре часа, семь дней в неделю'.
  - ... во-вторых,- продолжил рубить слова хозяин дома,- Ницше, наверняка, после того как фашисты воспользовались его понятием 'сверхчеловек', крутится в своём гробу. Они , судя по словам Гитлера, действительно вообразили себя сверхлюдьми, 'высшей расой'. Если он в сверхчеловеке видит диктатора и завоевателя, то Ницше- свободного мыслителя и интеллектуала, который созидает, а не разрушает. У фашистов же 'сверхчеловек'- раб, зависим и подчинён, он господин только по отношению к 'низшим расам'.
  - Как же так, Сергей Миронович,- в голове мелькают обрывки мыслей,- он же говорил там о 'сильной расе', которая повелевает другими...
  - В это понятие Ницше вкладывал другой этический смысл,- Сталин поднимается на ноги,- имеется в виду интеллектуальная элита, безотносительно к национальности. Войну и насилие философ понимал метафизически, как духовную войну, а не призыв к боевым действиям.
  'Ну где взять на это всё время? Предложить Оле совместное изучение, за счёт?...- не могу сдержать улыбку,- интересно, она поддержит меня в этом? Фу-ух, то в жар, то в холод бросает'...
  - Что с тобой, Алексей? Ты весь горишь,- маленькая холодная рука вождя касается моего лба.

  Москва, Большой Кремлёвский дворец.
  Зал заседаний Верховного Совета.
  7 апреля 1939 года, 11:00.

  Утреннее заседание съезда, как обычно, началось с гимнастики: с подскакиваний и хлопков в ладоши. Сталин, как обычно, занимает крайнее место справа в длинном ряду президиума у самого выхода и внимательно смотрит в зал, в сторону где расположилась московская делегация. Наши глаза встречаются, он едва заметно кивает.
  Вчера вечером Оля послушала мои легкие, в них всё чисто, дала аспирин. Через пару часов полегчало, а через четыре- был как новенький, покидал гирю и принялся за Шопенгауэра.
  'Хорошо быть молодым'.
  Сегодня весь день будем обсуждать доклад Молотова, записалось для выступлений сорок человек, в основном пока- совершенно пустые речи ни о чём: люди хотят произвести впечатление на вождя, а он довольно часто незаметно уходит со сцены, где расположился президиум через боковой выход.
  - Слово имеет товарищ Косыгин,- голос Жданова, председательствующего на этом заседании, многократно усилен динамиками.
  'Косыгин- один из ярких представителей партийной молодежи, сидящей на этом съезде, те кому сейчас тридцать-сорок лет, через десять-пятнадцать выйдут на ведущие роли в партии и государстве, а ещё через десять- на первые. Это они погубят коммунистическую идею в СССР'... Поднявшийся было со стула Сталин, садится, слушает энергичное выступление наркома текстильной промышленности, Микоян что-то одобрительно говорит на ухо вождю.
  'Чем отличается речь Косыгина от других? Да ничем... всё по шаблону: ритуальная хвала Молотову, вставляет модную на съезде сталинскую фразу о 'постепенном переходе от социализма к коммунизму'... Дальше о своём, сравнил количество веретён в Англии, США, Германии и СССР... Не знаю, может быть он и на своём месте, но на должность Председателя Совета Министров он явно не годился, чего только стоила стране реформа Косыгина- Либермана... начало дрейфа от социалистической системы народного хозяйства к капиталистической... началось с прибыли, самостоятельности предприятий, а закончилось'...
  - Нами повседневно руководит, нам помогает,- повышает голос оратор,- глава советского правительства, ближайший соратник великого Сталина- товарищ Молотов, а также соратники великого вождя, учителя и друга- товарищи Микоян и Жданов!
  'Прошу прощения, если кого-то не назвал'...
  * * *
  - Товарищи из Московской делегации!- кричит молодая симпатичная девушка со строгим лицом, пытаясь перекричать шум хлопающих сиденьев,- по окончанию утреннего заседания останьтесь на местах, будет короткое собрание делегации.
  'Чёрт, в три пятнадцать я должен быть в Академии Наук'.
  Мой сосед слева, совершенно седой мужчина в очках с толстыми стёклами, понимающе улыбается в усы, прочитав досаду на моём лице.
  - Я- Василий Петрович Никитин, товарищ Чаганов...
  'Академик, секции технических наук, директор и заведующий кафедрой сварки металлов в МММ (Московском Механико-Машиностроительном институте, ака МВТУ). Повезло, теперь мне уже к Вавилову не надо'...
  - Алексей Чаганов, очень приятно. Василий Петрович, у вас есть сейчас время? Мне очень надо с вами поговорить... Я знаю тут тихое место.
  - Извольте...
  - Товарищ Никитин,- усаживаю академика на 'шапошниковский стул',- я недавно из Америки от одного сотрудника 'Амторга' получил очень интересную информацию...
  ' Почти правда, сообщение получено из Америки, но от Ахилла, (нашего с Олей милого старичка, брошенного в чужой стране военного разведкой) устроившегося поработать в 'Нэшинал Тюб Компани''.
  - ... кстати, вы знакомы с таким способом автоматической сварки под флюсом, который за океаном называется 'Юнионмелт'?
  - Да, конечно,- оживляется академик,- некто Робинофф взял в 1936 году на него патент, потом продал его в 'Националь Тюб', а те в 'Линде Эйрпродукт'...
  'А у учёных-то, похоже, сбор сведений поставлен не хуже, чем Разведупре'.
  - ...Патент-то я посмотрел,- сокрушается Никитин,- но, вы же знаете, что толку в нём немного, технологии сварки и состав флюса там не найти. Понимаете, товарищ Чаганов, очень трудно изготовить электродную проволоку с толстым покрытием, очень сложен также токоподвод к нему. И мы в Московской лаборатории в Москве, и наши коллеги на заводе 'Электрик' в Ленинграде, и в институте Сварки в Киеве второй год безуспешно бьёмся над этой проблемой.
  - Может быть, Василий Петрович, у меня есть ответы на ваши вопросы...
  - Но откуда?
  - Из Америки, точнее сказать не могу... Я изучил чертежи, посмотрел описание к ним, технологические карты. Насколько можно судить, одно из устройств- это автомат, предназначенный для электросварки толстых стальных плит встык...
  - А технология изготовления электродов с толстой обмазкой там есть?
  - ... Я понял, что там используются тонкие электроды, проволока на бобине и механизм подачи...
  - Как же флюс подаётся в сварочную зону?- вновь перебивает меня академик.
  - ... с этим я не разобрался, но точно не из электрода... а во втором полуавтоматическом устройстве для сварки труб, там рисунок более понятный, флюс покрывает поверхность изделия, под ним шлаковая корка, ещё ниже- сварной шов.
  - Мне надо срочно посмотреть на эти чертежи!- поднимается со стула Никитин.
  - Пожалуйста, приглашаю вас, Василий Петрович, ко мне в КБ на Большую Татарскую... в обеденный перерыв.
  - А можно также с вашими материалами познакомится мой коллега, профессор Хренов? Константин Константинович лучший специалист здесь в Москве...
  -Нежелательно, товарищ Никитин, расширять круг посвящённых...- морщусь я.
  - Дело в том, товарищ Чаганов,- волнуется академик,- что подписано постановление о включении вашего покорного слуги в комиссию Госплана, кроме того, я директор МММИ, боюсь, что мои административные дела будут мешать научной работе...
  'Толкач в Госплане- это очень хорошо'...
  - Ну хорошо,- вздыхаю я,- только вы должны будете поручиться за него... речь идёт о жизни нашего сотрудника, добывшего эту документацию.
  - Я ручаюсь за Константина Константиновича, это честнейший и порядочнейший человек. Вы не знаете, товарищ Чаганов, откуда здесь можно позвонить?
  - Да, конечно, обратитесь к коменданту это здесь по коридору у главного входа, только ничего не говорите о нашем разговоре профессору по телефону, просто пусть он нас ждёт у Спасской башни в три часа.
  - Вот ты где, Алексей,- в фойе прямо на меня, расставив широко руки, движется Кузнецов, в идеально отглаженной форме флагмана второго ранга,- который день не могу тебя поймать, избегаешь боевого друга?
  - Как можно, Николай Герасимович, не знал, что вы тоже на съезде... вы из Приморской делегации?
  - Из Приморской,- разжимает свои объятия моряк,- только я уже полгода как уехал с Дальнего Востока, сначала меня направили в составе нашей делегации на переговоры в Испанию...
  'Слыхал, что между СССР и республиканцами заключено новое соглашение о поставках боевой техники. Расплачиваться Мадрид будет, в том числе, и своими кораблями, крейсером 'Сервантес' и тремя эсминцами', для содержания которых у республиканского правительства попросту нет средств.
  - ... а по возвращению оттуда был в отпуске, потом съезд и вот вчера получил новое назначение- командующим Северным флотом.
  - Поздравляю!- крепко пожимаю руку Кузнецову.
  - Спасибо, а о твоих успехах, Алексей, не спрашиваю, так как газета 'Правда' меня регулярно информирует,- смеётся своей шутке командующий, но заслышав первый звонок, зачастил,- ты ведь депутат Верховного Совета от Архангельской области, так? Давно там был на Судострое?...
  - В Молотовске? Месяц назад.
  - ... Ну и как дела на заводе?
  - Дела идут по плану, построены железная и шоссейная дороги, достраиваются коробки заводских корпусов, общежития, жилые дома. Летом будет пущена ТЭЦ, а осенью ожидаем завершения монтажа большого стапеля для закладки линкора. А почему вы спрашиваете, Николай Герасимович?
  - Нарком поручил проверить возможность уже в ближайшее время ремонта крупных кораблей на Северном Флоте,- заметив мой недоумевающий взгляд, Кузнецов шепчет мне на ухо,- хочет перебросить на Север 'испанцев' и кое-что с Балтики и Черного моря. База в Ваенге только начала строиться, для приёма больших кораблей ничего не готово...
  - Хотите у нас в Молотовске базироваться?
  - ... может быть временно, частью сил,- качает головой он,- основную ставку делаем на Ваенгу, там неподалёку уже идёт строительство аэродрома морской авиации. Времени у нас в обрез, решать надо быстро, я предложил наркому перебросить пока корабли на Тихоокеанский флот, оттуда в случае чего их к нам можно провести по Северному морскому пути, но он хочет рассмотреть все возможности.
  - Второй звонок, Николай Герасимович, пора, приглашаю вас вечером к себе в гости... тут недалеко, Первый Дом Советов на Берсеневской набережной, с женой познакомлю, поговорим подробно.
  - Идёт, только я с твоей Аней знаком, это она поставила с ног на голову штаб флота, требуя дополнительный транспорт для раненых... боевая девушка, запугала всех, тебя не обижает?- ехидно подмигивает мне Кузнецов.

  Глава 2.

  Москва, Большой Кремлёвский дворец.
  Зал заседаний Верховного Совета.
  12 апреля 1939 года, 14:30.

  В последний день съезда у дверей второго бокового зала Большого Кремлевского дворца, который продолжают называть 'Екатерининским', столпотворение- выборы. В фойе, называемом 'боярской площадкой', собрались более полутора тысяч делегатов, разделившись на тринадцать колонн по числу столов для выдачи бюллетеней. Я стою в очереди в последней, объединяющей буквы от 'Ч' до 'Я'.
  Утреннее заседание было объявлено закрытым для делегатов с совещательным голосом и гостей съезда, на нём согласовывались списки кандидатов в члены ЦК и Ревизионной Комиссии. Он получилось коротким, за полчаса президиум съезда утвердил списки, которые подали делегаций и передал их на печать. Поздней ночью на собрании нашей самой многочисленной на съезде московской делегации мы утверждали своих кандидатов.
  - Товарищи,- начал собрание, округлившийся за последний год, заведующий отделом руководящих партийных органов Георгий Маленков,- вы сейчас получите список кандидатов в центральные органы партии. Каждый присутствующий, кто пожелает, сможет высказаться по отводу представленных кандидатур, а затем мы проголосуем списком или индивидуально. Возражений нет?
  - Нет, нет, нет,- понеслось со всех сторон.
  Собрание происходит на ногах в парадных апартаментах императрицы, лишившихся почти всей мебели, в небольшую на три окна комнату с трудом втиснулись более двухсот человек.
  - Розалия Самойловна,- протягивая Землячке лист, замечаю, как она вдруг побледнела от духоты,- вон у камина кресло, хотите присесть?
  - Да что бы я... в царское кресло, ни за что,- вспыхивает она, надевая пенсне, и быстро пробегает глазами лист,- ... позвольте мне!
  - Пожалуйста, товарищ Землячка,- кадык на шее Маленкова нервно дёрнулся.
  - Мне вспоминается 'впередовский' период нашей партии,- она гордо вздёргивает подбородок кверху,- когда мы во главе с Лениным порвали с меньшевиками, когда меньшевики захватили 'Искру', когда большевики выпустили свой печатный орган газету 'Вперёд' и готовились к третьему съезду...
  'К чему это она'?- вижу, как за спиной Маленкова в проёме высокой двери застыли фигуры Сталина и Кирова, а сзади, вытянув шеи, прислушиваются к происходящему в комнате Ворошилов, Будённый и Берия.
  - ... в то время Ленин писал: 'Надо шире и смелее, смелее и шире, ещё раз шире и ещё раз смелее вербовать молодёжь, не боясь её! Молодёжь решит исход всей борьбы. Бросайте старые привычки чинопочитания и прочего. Надо с отчаянной быстротой пускать её в ход, не бойтесь неподготовленности молодёжи, не дрожите от её неопытности'. В 1935 году товарищ Сталин выдвинул лозунг 'кадры решают всё', он потребовал 'чтобы руководители всех уровней помогали и поощряли молодые кадры, когда они показывают первые успехи, выдвигали их вперёд'. Я предлагаю добавить кандидатуру товарища Чаганова в список кандидатов в члены ЦК от московской делегации.
  - Но в с-списке д-должен быть ровно семьдесят один человек ,- полные щёки Маленкова мелко затряслись,- чтобы добавить товарища Чаганова, нужно кого-то из него удалить, к тому же его партстаж всего на всего два года, он ещё комсомольского возраста, а уже в списке кандидатов в кандидаты...
  - Можете меня удалить,- безапелляционно отрезает она,- пусть теперь молодёжь работает.
  - Постойте-ка, товарищ Землячка,- в наступившей тишине раздался голос вождя,- как же так, а кто третьего дня в своём выступлении говорил: 'Мы, молодые старики, под руководством вечно молодого товарища Сталина готовы соревноваться в жизнерадостности с любым комсомольцем и бороться бок о бок с ними за победу коммунизма'?
  - Так я и сейчас готова посоревноваться,- смеется она,- на тайных выборах, кто больше наберёт голосов, того и в ЦК.
  - А ведь неплохая мысль,- Сергей Миронович сегодня с орденом Ленина на груди, в щегольском костюме, а не в привычной гимнастёрке,- в уставе партии процедура выборов в члены ЦК не определена, порядок определяется съездом. Так давайте попробуем, расширим внутрипартийную демократию, скажем, на утреннем заседании поставим вопрос о расширении списка кандидатов, чтобы внести в наши выборы элемент соревновательности...
  У стоящего позади Кирова Микояна вытянулось лицо.
  - ... например, членов и кандидатов в члены ЦК голосовать вместе: 71 человек, кто наберёт больше всего голосов, станут членами ЦК, остальные 68 будут кандидатами,- делегаты зашумели,- или выдвинуть двести или даже больше кандидатов на 139 мест.
  'Неожиданно, на прошлом съезде было бы даже опасно для 'сталинской группы', на этом- полная уверенность в своих силах'.
  Все взгляды устремились на вождя.
  - Пусть съезд решает,- наконец согласно кивает он.
  А съезд утром не пошёл на радикальные изменения, решил оставить состав обоих списков в количестве 139 человек, при этом состав ЦК будет определяться голосами 'за', поданными за каждого кандидата.
  * * *
  - А вот я не понял, Алексей,- поворачивается ко мне директор ЗИСа Лихачёв,- а что будет, если последний наберёт столько же голосов, сколько и следующий за ним, они что оба пройдут?
  - Нет, Иван Алексеевич, в ЦК должно нечётное количество членов. Уже избранные в ЦК будут голосовать за них поднятием рук.
  - А если снова равенство? Товарищ Ворошилов предложил решить вопрос поединком на саблях, кто-то жребием...
  - В итоге решили, что будут чередоваться, год- один, год- другой, тем более кандидаты в члены ЦК всё равно присутствуют на пленумах, просто решающего голоса не имеют.
  * * *
  - Товарищ Чаганов, вам пакет,- кричит мне вслед дежурная по подъезду дома,- вот распишитесь...
  'Интересно, 'Всесоюзный комитет по делам высшей школы при СНК СССР' что-то твёрдое внутри,- не доходя до лифта разрываю конверт,- диплом доктора технических наук... решением ВАК по представлению президиума Академии наук... подпись- Кафтанов С.В... не день, а просто праздник какой-то... член ЦК ВКП(б)... теперь это. Вавилов постарался? Что тут действительно моё? Достоин ли высокого звания? Не так уж много... РВМ? Пожалуй, да. У немца взята лишь общая идея, схемотехника моя. Тепловизор? Тоже да, не припомню такой его реализации в моей истории. РЛС? Нет, и идея, и схемы заимствованные. Засекреченная связь?... Пятьдесят на пятьдесят. Тоже самое можно сказать и об АВМ и о расчёты стрелковки на ней... Тянет ли это на докторскую? По теперешним меркам- вне всякого сомнения'...
  - Ты уже дома,- дверь в квартиру оказывается незапертой, а у зеркала в прихожей крутится жена.
  - Нас к Сталину вызывают,- Оля одёргивает скромное серое платье и закалывает простую мельхиоровую брошку на белой блузке, - Поскрёбышев только что звонил.
  - А я думал...
  - Нет, мы и так опаздываем,- отрезает она,- нам ещё до Ближней дачи ехать.
  * * *
  - В кабинет идите,- буркнул Власик, принимая нашу с Олей верхнюю одежду,- вас только ждут.
  Бегом пересекаем гостиную и стучим в полуоткрытую дверь, в кабинете вождя на стульях и креслах расположились перевыбранный сегодня секретарь ЦК Осип Пятницкий, Олин начальник Игнатьев, Берзин из Разведупра, незнакомая блондинка лет сорока пяти и хозяин.
  - Товарищ Берзин,- кивает нам Сталин, показывая на кожаный диванчик,- повторите кратко о чём успели рассказать.
  - Если кратко, то на границе Монголии и Маньчжурии складывается тревожная ситуация. По сведениям, полученным от местных жителей, в основном пастухов, японцы начали в этом районе концентрировать войска, завершается строительство железнодорожной ветки от КВЖД к границе Монголии, мы отмечаем увеличение радиообмена между воинскими частями маньчжурской армии. Мы считаем, что японцы готовят на границе с Монголией вооружённую провокацию, которая начнётся два-три месяца. Но дело в том, что наша агентура в Токио эту информацию не подтверждает, более того Рамзай прямо говорит, что никаких боевых действий в этом районе японский генеральный штаб не планирует. У Разведывательного Управления есть просьба к товарищу Чаганову по примеру Дальнего Востока, организовать филиал Центра Дешифровки в Чите, поближе к предполагаемому театру военных действий. В Монголии уже находится батальон радиоразведки. Считаю, что совместными действиями они смогут добыть нужные для нас сведения.
  'Где людей и технику брать'?
  - Товарищ Куусинен,- вождь подходит к большому письменному столу,- вам приходилось работать с Рамзаем, что вы можете сказать о нём?
  - Приходилось, так,- немолодая блондинка, после паузы, заговорила растягивая слова, с сильным прибалтийским акцентом, - знала его два года, в в 36-ом и 37-ом, бывала в Токио на его квартире, замечала за ним, любит много выпить, ещё замечала женщина японская живёт у него на квартире...
  'В последней фразе почувствовалась какая-то злоба... отвергнутая женщина? Вроде бы Зорге будет помоложе её'.
  - ... деньги много тратит на неё, при ней о делах говорит, конспирация плохая.
  - Вы, товарищ Пятницкий, как можете охарактеризовать Рамзая?
  - Я познакомился с ним в середине двадцать пятого года, когда он пришёл на работу в Коминтерн. Начал с должности референта в информационном отделе, довольно быстро себя проявил как учёный, ранее в Германии Рамзай стал доктором права, стал учёным секретарём в Институте марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), печатался в журнале 'Большевик' и других. Характер имел неуживчивый, твёрдо отстаивал свою точку зрения, не взирая на любые авторитеты, поэтому часто переходил из одного отдела в другой. После того, как его выгнал из своих секретарей Бухарин, я взял его в свой Отдел Международных Связей, решил испытать на оперативной работе. Хорошо себя проявил на работе в Норвегии и Англии, высказал ряд дельных предложений по оперативной работе, но у него вновь не складывались отношения теперь уже с руководством местных компартий, поэтому я порекомендовал его товарищу Берзину для работы в Разведупре.
  - Кхм-кхм,- поднимает голову руководитель военной разведки,- в соответствии с этими рекомендациями, я старался найти для Рамзая работу, где он мог проявить все свои лучшие качества: глубокие знания, целеустремлённость, умения добиваться поставленных целей. Отправил его в качестве резидента в Китай, где он проявил себя с самой лучшей стороны, на голом месте за год создал сеть агентов, завязал знакомства, а 1933 года- через Германию в Японию. Хотя, конечно, я понимаю, что если разведчик вступает в контакт с представителями иностранной разведки, пусть и с разрешения Центра, то всегда нужно рассматривать возможность вербовки его этой разведки или, того что он станет двойным агентом.
  - Правительству надо это точно знать,- Сталин испытывающе смотрит на Берзина,- если Рамзай предатель, то необходимо срочно создавать новую сеть... под новые ответственные задачи. Товарищ Пятницкий, вы можете идти...
  'Пятницкий свободен, а я что тут делаю'?
  - ... Товарищу Игнатьеву,- продолжает вождь, когда дверь за секретарём ЦК закрылась,- поручено организовать такую проверку, вы, товарищ Берзин, будете помогать ему в этом. Прошу вас, Алексей Алексеевич...
  - Детальный план действий будет сообщён каждому участнику позже,- Игнатьев легко поднимается со стула,- а сейчас только общая идея. Айно Андреевна возвращается в Токио, там она продолжает играть роль богатой шведской писательницы, изучающей язык и культуру Японии... Щёки Куусинен порозовели от удовольствия.
  - ... Сопровождать её будут служанка и личный шофёр...
  - Я буду шофёром?- острый локоток Оли незаметно врезается мне в бок, Айно фыркает в кулачок, Сталин расчёсывает чубуком трубки усы.
  - Нет, Алексей Сергеевич,- невозмутимо продолжает Игнатьев,- вашей задачей будет участие в радиоигре. Точнее мы хотим, чтобы японцы вскрыли наш радиошифр, но чтоб это не выглядело игрой в поддавки и не поставило под угрозу раскрытия принципы, по которым работает наша служба шифрования...
  'Ничего себе задачка'.
  - ...Руководить операцией на месте будет товарищ Ольга,- глаза Куусинен превратились в щёлки,- которая в Токио будет играть роль служанки, роль шофёра- товарищ Коваленко...
  'Николай Кузнецов'.
  - ... Предположительная длительность операции- полгода.
  * * *
  - Ну чего ты молчишь,- прижимается ко мне Оля, на пустой мокрой аллее внутреннего двора 'дома на набережной',- всего-то полгода...
  - Как будто дома работы нет,- отвечаю, выдерживав долгую паузу,- скажи, ты всё это затеяла?
  - Я просто предложила Игнатьеву идею использовать наших агентов за кордоном не для добычи каких-то сведений, а для оказания влияния на руководство враждебных государств с целью изменения их политики по отношению к СССР... и пример привела, что было бы здорово агрессию японских милитаристов направить в сторону Юго-Восточной Азии. Остальное всё сделал Игнатьев...
  - А если тебя японская контрразведка возьмёт, ты об этом подумала? Секретоносителя высшей категории отправить за кордон!
  - Это мы с тобой знаем, что я секретоноситель,- отпускает мою руку Оля,- а со слухами, что я твоя жена, мы успешно боремся запуском других слухов... Уверена, в твоём досье в японской контрразведке подшиты сотни донесений о том, что у тебя с десяток любовниц, а жена- артистка кино Валентина Серова из-за твоих измен два раза пыталась покончить с собой...
  - Они что идиоты, чтобы поверить в такую ерунду?
  - ... в абвере вроде тоже сидят не идиоты, на почему-то в войну каждого пленного нашего генерала спрашивали о Розе Каганович, любовнице Сталина. На каждое сообщение о том, что ты у нас такой замечательный учёный, десять- что ты пьяница и ловелас, которого проталкивает наверх Киров. Москва полнится слухами, а посольским шпионам надо регулярно о чём-то информировать своих начальников. В конце концов, почему один из руководителей Коминтерна товарищ Куусинен не против подпольной работы своей жены в Японии, а ты против?
  - Может быть, он уже новую себе завёл,- приобнимаю жену за талию,- кстати, ты не боишься, что по возвращении из командировки, на твоём месте будет лежать, как ты сказала, артистка Валентина Серова?
  - Я поговорю с ней до отъезда,- поворачивается ко мне Оля и вдруг начинает меня целовать.

  Берлин, здание Кролль-Оперы,
  20 апреля 1939 года, 14:00.

  - Хайль Гитлер!
  Казалось, что три огромных хрустальных люстры, свисающие с потолка оперного зала на мощных железных цепях, качнулись от этого оглушительного выкрика. Фюрер, показавшийся из-за кулис, слегка покачнулся, но справился с собой и нетвёрдой походкой направился к трибуне. Сцена оперы, служившей после пожара 1933 года в здании рейхстага местом проведения нечастых заседаний парламента (после принятия закона о передаче кабинету Гитлера законодательных функций), подверглась кардинальной перестройке.
  Исчезло огромное кресло под раскинувшим крылья орлом, где восседал председатель рейхстага Герман Геринг, на его место была водружена высокая бронированная трибуна, закрывающая фигуру фюрера по грудь. Сам Геринг расположился внизу за простым длинным столом в ряду со своими помощниками и главами комитетов.
  - Уважаемые члены Германского парламента! Народ Германии!- из громкоговорителей, специально по этому случаю установленных в зале, раздался многократно усиленный голос Гитлера. Фюрер в последний момент решился не использовать свою заранее записанную на магнитную ленту речь.
  Дело в том, что буквально за день до заседания рейхстага, посвящённого его пятидесятилетнему юбилею, президент США Франклина Рузвельт обратился по телеграфу к нему и Муссолини с призывом воздержаться в течении десяти лет от нападения на тридцать одно государство Европы, Азии и Африки. Он предлагал созвать международную конференцию по разоружению и решению экономических споров.
  Особенно задела Гитлера последняя фраза американского президента: 'Вы неоднократно утверждали, что вмести с народами Германии и Италии не желаете войны. Если это верно, то и не должно быть никакой войны'.
  - Мой фюрер,- отговаривал его Гиммлер, когда узнал о решении Гитлера выступить вживую,- вы еще слабы, мы не можем сейчас показать её.
  - Это первый раз когда мне бросают вызов,- фюрер поворачивает голову к Риббентропу, чудом не сильно пострадал при взрыве в Мюнхене,- Рузвельт хочет публичной дискуссии? Он получит её, и серьёзно потом пожалеет об этом.
  - Вы правы, мой фюрер,- поддакивает министр иностранных дел,- ваше выступление будут слушать во всём мире, сотни радиостанций готовы предоставить вам свой эфир, в том числе и из Америки.
  - Не беспокойся, Генрих,- глаза Гитлера с одним расширенным зрачком поднялись к потолку,- доктор Моррель знает своё дело, двадцатого апреля я буду в порядке.
  * * *
  - Сегодня мне исполнилось пятьдесят лет,- Гитлер сжимает поручни, приваренные к боковым стенкам трибуны,- оглядываясь на шесть лет назад, мне вспоминается картина той степени упадка, которого мы достигли тогда. Казалось, что только немедленное проявление чуда может спасти Германию. Мы, национал-социалисты, верили в это чудо, наши противники лишь надсмехались на нашей верой...
  'Очухался, упырь,- рывком надеваю наушники и хватаюсь за ручку подстройки приёмника, пятно 'магического глаза' занимает всю площадь индикатора,- жаль, что с моим знанием языка многого не понять, но всё же попытаюсь, не даром же столько сил потратил. Так, небольшой экскурс в историю... спасение Европы началось на юге с Муссолини и фашизма, продолжилось национал-социалистами на севере... дальше о врагах: на первом месте международное еврейство, затем социалисты, намеренные отменить частную собственность, финансисты, играющие на бирже, атеисты-коммунисты расположились между монархистами и епископами- политиками... смена акцентов? Не факт'.
  - Я смотрю сейчас перед собой,- Гитлер отклоняется назад, опираясь задом на перила,- на представителей народа, и вижу среди вас представителей Остмарка и Судетов, собранных мною германских земель...
  'Остапа понесло... отказ от исполнения Версальского договора, репарации... давай уже ближе к делу... вот, о Великобритании'...
  - Я на протяжении всей своей политической деятельности придерживался идеи о тесной дружбе и сотрудничестве между Берлином и Лондоном...
  'Но? Что- то его голос стал слабеть'...
  - ...Сегодня Англия, как на неофициальном, так и на официальном уровне, придерживается взглядов, что Германии следует препятствовать всеми средствами проводя уже знакомую нам политику 'окружения', не гнушаясь даже открытым террором...
  'Не стал углубляться в эту тему, хочет оставить себе пространство для манёвра, но слово не воробей'...
  - ... Таким образом, оснований для существования англо-германского морского договора больше не существует.
  'По сути, объявил о денонсации соглашения от 1935 года. Кто у нас следующий? Польша'.
  - Данциг!- длинная чёлка Гитлера полетела назад,- мы предложили правительству Польши замечательный вариант, величайшую уступку: Польша соглашается на строительство Германией экстерриториальных шоссейных и железнодорожных путей к Восточной Пруссии, мы- забываем о гнусном наследии Версальского договора. Поляки высокомерно отвергли этот уникальный компромисс, но самое худшее, что они, как и чехи год назад решили провести мобилизацию, хотя Германия не призвала ни одного солдата!...
  'Ой не зря он ввернул эту фразу о Чехословакии'.
  - ... Видит бог, все сообщения о том, что Германия вынашивает планы напасть на Польшу являются подлой выдумкой зарубежной прессы!
  'Журналисты, значит, виноваты... интересный ход, если вскроется, что такой план существует, то всегда можно найти козла отпущения, неизвестно ведь чем занимались германские военные в последние полгода, когда фюрер находился на больничной койке. А вот выяснить то, будут ли они готовы к войне с Польшей этой осенью, или вынуждены будут перенести её на весну 1940-го, становится первоочередной задачей советской разведки'.
  - Польское правительство заключило соглашение с Англией, которое при определенных обстоятельствах вынудит её предпринять военные действия против Германии, подобное поведение противоречит пакту о ненападении, нарушая его условия,- оратор делает эффектную паузу,- в свете данных событий Германия более не является связанной с Польшей никакими обязательствами. Какой толк может быть от заключённого пакта если одна из сторон уклоняется от его исполнения?
  'Второй договор в мусорную корзину... так, а вот пришёл и черёд Рузвельта'.
  - Американский президент, - слышно было как застучали зубы Гитлера о стеклянный стакан с водой,- как следует из его письма ко мне, считает, что миллионы людей в Европе, Азии и Африке живут, испытывая постоянный страх в ожидании новых войн. Прежде чем гадать на кофейной гуще будет, обратим наш взор на новейшую историю: после подписания Версальского договора произошло 14 войн, ни в одной из них Германия участия не принимала, а вот страны Западного полушария принимали. Сами США совершили за это время 26 кровавых интервенций. Марокканцы, берберы, арабы, негры, многие другие народы пали жертвой меча, на рукояти которого было выбито- 'Выкован в демократических государствах'.
  'Согласно сталинского определения, 'агрессор' обвиняет 'поджигателя' в излишней агрессивности'.
  - Я был бы счастлив, если бы противоречия между странами на самом деле могли бы быть решены исключительно мирными средствами за столом переговоров на международной конференции. Однако мой скептицизм основан на том, что сама Америка ярко продемонстрировала своё неверие в действенность конференций. Величайшая конференция всех времён- Лига Наций, представляющая все народы мира, была создана по инициативе американского президента, однако первым государством, которое вышло из этой организации, были Соединённые Штаты. Я последовал примеру Америки лишь после долгих лет бесполезного членства...
  'Как чешет, второе дыхание пришло или он на допинге? Первитин- реальная проблема... надо подумать с кем переговорить из военных по поводу амфетамина. Если уж не оправившийся от травмы Гитлер уже час речь свою толкает, можно себе представить, что творили обдолбанные немцы сутки напролёт без отдыха, дёргая рычаги своих танков или ручки управления самолётов'.
  - Теперь по поводу гарантий ненападения на 31 страну, которые меня просит дать Рузвельт в своей курьёзной телеграмме. Я потрудился выяснить у перечисленных государств, во-первых, считали они, что для них существует угроза и, во-вторых, был ли запрос американского президента сделан по их просьбе или, по крайней мере, с их согласия. Во всех случаях ответ был отрицательным... Правда от нескольких государств я не смог получить ответы на свои вопросы, потому что в настоящее время они, как, например, Сирия, так как оккупированы и лишены независимости армиями демократических государств...
  'Ни дать, ни взять- голубь мира... если подходить к вопросу чисто формально, то и в самом деле Германия не воюет аж двадцать лет, ведь Эльзас, Австрию и Судеты Гитлер получил бескровно... похоже, что и остальную Чехословакию он захватит так же. Хотя по сравнению с моей историей с последним уже нарисовалась задержка. Было бы неплохо, если б сдвиг вправо повлиял на польские планы 'голубя', передвинув их на весну 1940-го. Всё, трансляция обрывается, видимо заряд батарейки у оратора закончился'.
  - Алексей Сергеевич, у вас всё в порядке?- в двери появляется встревоженное лицо 'грымзы',- вы не отвечаете на звонок 'вертушки'... а-а, понятно, вы были в наушниках. Звонили из секретариата товарища Кирова, экономическое совещание переносится из наркомата путей сообщения в Кремль.

  Москва, Кремль. Свердловский зал.
  20 апреля 1939 года, 18:00.

  - Спасибо, товарищ Канторович, присядьте пока здесь,- Киров, ведущий совещание, показывает рукой на стул в первом ряду,- приглашается товарищ Чаганов. Пусть он дополнит выступление профессора в части, касающейся использования вычислительной машины для поиска наилучших способов грузоперевозок, а потом уже начнём обсуждение, где товарищи смогут высказаться по данному вопросу. Желающие выступить присылайте записки с указанием своей фамилии и должности. Подхожу к столику председателя и оглядываю большой зал, в котором собралось человек сорок-пятьдесят, в основном из СНК, Госплана и НКПС.
  - Прежде, чем перейти к своему вопросу, прошу дать мне ещё пятнадцать минут для освещения вопроса, также имеющего отношение теме совещания.
  - Как товарищи считают, дадим?- обращается Киров к залу.
  - Дадим, пусть говорит,- раздалось несколько голосов.
  - Я работаю в качестве наркома недавно,- наливаю себе из графина, пережидая возникший шум,- до этого непосредственно с такими показателями работы предприятий, выполнение плана по валовой и товарной продукции и другим, не сталкивался. Поэтому, наверное, острее чувствую их, чем опытные товарищи, которые уже успели нарастить толстую кожу...
  'Поощрительно хмыкают, улыбаются... посмотрим что будет дальше'.
  - ... С одной стороны, по ним страна судит о работе предприятий, а с другой- по плановым показателям предприятие судит о том, чего от него требует страна. Любое решение наркомата и директора завода принимается с оглядкой на то, как оно отразится на выполнении плана и показателях работы предприятия. Такая высокая роль показателей предъявляет к ним очень высокие требования. К сожалению, на мой взгляд, система показателей, принятых сейчас в народном хозяйстве, имеет ряд крупных дефектов, приводит к большим потерям...
  Брови Вознесенского встречаются у переносицы, Молотов начинает нервно тереть своё пенсне носовым платком, лицо Маленкова непроницаемо, в зале установилась звенящая тишина, что стали слышны тихие шаги Сталина у меня за спиной.
  'А что делать, не бросать же на амбразуру Канторовича? Вызываю огонь на себя'.
   - Поясню на примере, когда я полгода назад начал разбираться с причинами 'штурмовщины' на одном из наших заводов... я говорю на одном, но это вовсе не значит, что эта проблема относится только к одному заводу Радиопромышленности. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что это общая 'болезнь' почти всех обрабатывающих и сборочных предприятий Союза...
  'Никакой реакции на мои слова, все замерли'.
  - ... Довольно быстро выяснилось, что причина этого явления кроется в том, что в качестве основного показателя предприятия была выбрана товарная продукция, в которую незавершённая продукция не включалась. Поэтому предприятия, заинтересованные в выполнении к концу месяца производственного плана по законченной продукции, перебрасывают всех рабочих на сборку и полностью проедают задел. В результате в начале следующего месяца предприятия, не имея необходимого задела, не может нормально работать, что ведёт к простою рабочей силы и оборудования, как следствие растёт брак, так как не все рабочие имеют нужную квалификацию, как следствие- перерасход сырья и энергии.
  - Так ты что, предлагаешь в качестве основного показателя валовую продукцию?- зло выкрикивает Вознесенский,- так проходили мы это, когда включали в план незавершёнку, все склады забиты 'выгодными' деталями, а на выходе- ноль, одни некомплектные изделия. Затем и перешли на товарную продукцию.
  Собравшиеся одобрительно загудели.
  - Нет, товарищ Вознесенский,- пытаюсь перекричать всех,- я предлагаю не это, хотя строчка объём валовой продукции из плановых показателей наркоматов и главков никуда не делась... некоторые из них, как я знаю, очень ловко пользуются этим. Валовая продукция отрасли получается сложением продукции отдельных её предприятий. Но продукция одних предприятий отрасли даёт сырьё, материалы или полуфабрикаты для других предприятий той же самой отрасли. Получается, что просто разукрупняя большие предприятия, можно резко, в два и больше раз, увеличить валовые показатели отрасли, без увеличения выпуска физической продукции, так как создаваемые стоимости будут учитываться дважды, трижды и так далее...
  - Мы знаем об этом и боремся с этим явлением,- выкрикнул кто-то.
  - ... Хорошо если так, но не проще ли бороться с этим экономическими методами? Так вот, что я, точнее, мы с группой учёных из Ленинграда, предлагаю для совершенствования системы плановых показателей. Прежде всего, сделать основным плановым показателем чистую продукцию, в которой учитывать только стоимость, созданную на самом предприятии, без учёта перенесённой стоимости в сырье, энергии, материалах, а иногда и готовых изделий, типа моторов, от смежников. Такое нововведение позволит легко определить, как работает предприятие: в поте лица своего или выезжает на чужом горбу. Посудите сами, доля сырья и материалов в горнодобывающей продукции очень мала 1-3%, в машиностроении уже 33, а пищевкусовой достигает 80%. Это различие приводит к тому, что по валовой продукции, выраженной в рублях, угольная промышленность, привлёкшая значительные средства и усилия, соизмерима со швейной и значительно уступает кондитерской. Понятно и то, кому легче выполнить план по валу...
  - Кто же эту вашу чистую продукцию станет считать?- снова прерывает меня Вознесенский,- в Госплане работает всего сто человек.
  - ...Думаю те же люди, что считают сейчас валовую продукцию, а именно, работники плановых отделов предприятий, главков и наркоматов. По оценкам учёных объём расчётов увеличится ненамного, да пусть даже и увеличится, экономический эффект от введения разумного показателя превзойдёт в тысячи если не десятки тысяч раз даже двукратной увеличение штата плановиков. Первое- предприятие не будет пытаться выбить себе изделия с большой долей перенесённой стоимости, не будет выгодных и невыгодных изделий, то есть не будет стремления к нарушению ассортимента. Второе- введение чистой продукции приведёт к экономии сырья, топлива, электроэнергии. Экономия ресурсов никак не влияет на вал. А вот если, например, литейно-кузнечный цех на машиностроительном заводе будет получать деньги только за сделанную работу, то он не станет производить простую отливку с большими припусками для любого изделия, а получит стимул выпускать более сложную в производстве заготовку, учитывающую размеры и вес будущей детали. Третье, по выпуску валовой продукции очень трудно судить о производственной мощности предприятия: одному и тому же объёму чистой продукции может соответствовать совершенно разный валовый объём, что создаёт у директоров желание преуменьшать мощность завода.
  'Практически слово в слово то, о чём писали советские газеты в 70- 80-е годы. А ведь эти работы Канторовича датируются концом 30-х началом 50-х годов... хорошо, вычёркиваем войну, 40 лет спячки... всё было разжёвано в них, но не удалось внедрить. Может быть сейчас удастся, при здоровом и полновластном Сталине, когда ещё есть время до войны'?
  - Моё время истекает,- безуспешно пытаюсь понять по непроницаемым лицам слушателей реакцию слушателей,- я понимаю, что вот так на ходу обсуждать такие вопросы нельзя, они требуют серьёзного осмысления, проверки практикой. Подробное описание предлагаемых реформ содержится в нашей докладной записке, которая будет сегодня послана в адрес СНК и ЦК ВКП(б). Но и затягивать с решением этого вопроса тоже нельзя, поэтому предлагаю в качестве эксперимента на нескольких заводах наркомата Радиопромышленности немедленно организовать планирование и учёт по новому с использованием показателя чистой продукции. В конце года подведём итоги. Расчёты на них для полноты данных будем вести и с использованием старых показателей валовой товарной продукции, так что будет с чем сравнивать. А двойную нагрузку на плановиков мы компенсируем помощью со стороны вычислительной техники. Перехожу к ней...
  * * *
  'Сталин дал добро на эксперимент'!
  В приподнятом настроении подхожу к двери квартиры, но открыв её и заметив стоящие в прихожей чемоданы, вспоминаю, что завтра утром Оля уезжает.
  - Не многовато ли для простой служанки багажа?- приоткрываю дверь в спальню и замираю.
  Спиной ко мне, разглядывая себя в зеркало, стоит японка в лиловом кимоно. Заметив меня, она плавно поворачивается, мелко перебирая маленькими красными башмачками, длинные широкие шёлковые рукава, как паруса лодки, мягко колышутся в такт её движению. Длинные иссиня-чёрные волосы японки, собранные на макушке в виде гриба, обрамляют лицо цвета слоновой кости, на нём выделяются две узкие чёрные стрелки подведённых глаз и ярко- красный бутончик рта.
  - Хай ватаси но дэнка,- пропищала она голосом заводной куклы, сгибает колени при этом оставаясь прямой как палка.
  Кручу головой на 180 градусов, но не нахожу Оли.
  'Училка японского'?- но тут натыкаюсь взглядом на знакомое малоприметное родимое пятнышко на шее незнакомки.
  - Здравствуйте, товарищ,- подхожу к ней поближе и протягиваю руку для приветствия, 'японка' непонимающе хлопает ресницам,- только плоская ты какая-то ... хотя, с другой стороны, послушная, искушённая в лучшем смысле этого слова... а может быть жена её привела, ну пока сама в командировке? одно плохо, чай придётся пить на полу.
  'Японка' прыскает в кулачок, я прихватываю её за талию, тяну на себя широкий шёлковый пояс и быстро... запутываюсь в хитросплетении ремешков и бечёвок.
  - Стой-стой,- кричит Оля, отталкивая меня,- затянешь, я тогда его вообще не смогу снять!
  'Что японцу хорошо, то русскому- смерть'.

  Берлин, Рейхсконцелярия,
  Вильгельмштрассе 77, кабинет Гитлера.
  23 апреля 1939 года, 10:00.

  Два рослых эсэсовца в чёрных парадных мундирах, касках, белых ремнях и перчатках, сжимающие стволы винтовок (их приклад покоятся на войлочных ковриках, чтобы не царапать мрамор), застыли по бокам двухстворчатой шестиметровой двери красного дерева словно мраморные изваяния. Они лишь слегка скашивают глаза, наблюдая за процессией военных во главе с Кейтелем, вереницей, осторожно ступая по огромному персидскому ковру, проходящей между охранниками и в восхищении разглядывающей огромный зал.
  Задирают головы, чтобы лучше рассмотреть десятиметровый резной потолок, строгие окна во всю высоту стены перед ними и старинные германские гобелены. В дальнем углу кабинета за очень длинным письменным столом расположился Гитлер на кресле с высокой спинкой обитой кожей, перед ним в небольших креслах напротив лицом к лицом Гиммлер и Геринг, отводящие друг от друга взгляды.
  - Хайль Гитлер,- генералы вскидывают руки в нацистском приветствии.
  - Прошу садиться,- не вставая, фюрер кивает на стулья по числу гостей, установленные в десятке метров от его стола и, не дожидаясь пока они займут свои места, начал,- господа, я созвал вас для того, чтобы обрисовать вам политическое положение, дабы вы получили представление на чём основывается моё решение действовать...
  В зале установилась полная тишина, так что стало слышно как в камине на дальней стене кабинета потрескивают угли.
  - ... Мне стало ясно, что раньше или позже столкновение с Польшей должно произойти. Я принял это решение ещё осенью прошлого года, но известные вам трагические события нарушили мои планы. Должен признать, что сначала я рассчитывал выступить против Запада и только после этого- против Востока. Поначалу я хотел установить с Польшей приемлемые отношения, однако этот план оказался неосуществимым, мне стало ясно, что при столкновении с Западом Польша нападёт на нас. Польша стремится получить выход к морю, заглядывается на Мемельскую область, поэтому столкновение с поляками может произойти в неблагоприятный для нас момент...
  Гитлер нетвёрдой рукой подносит к губам хрустальный стакан с водой и жадно пьёт.
  - ... В значительной степени судьба Германии и Европы зависит от меня,- подскочивший адъютант принимает, готовый выскользнуть из рук фюрера, стакан,- от моего существования, моих политических способностей. Ведь это факт, что такого доверия всего немецкого народа, каким пользуюсь я, не приобрести никому. И события, произошедшие после покушения на меня, это наглядно показали: мои соратники без направляющей руки своего фюрера, чуть не погубили Третий Рейх, едва не бросив его в пучину гражданской войны... Геринг и Гиммлер перестали дышать.
  - ... Второй фактор- это Муссолини,- соратники едва слышно выдохнули,- его существование тоже очень важно. Случись с ним что-нибудь и верность Италии уже не может быть надёжной. На вражеской стороне картина обратная, в Англии и Франции личностей крупного масштаба нет. Для нас принятие решений- дело лёгкое. Нам нечего терять, мы можем только выиграть. Экономическое состояние Германии в результате западных ограничений таково, что мы можем продержаться ещё лишь максимум пару лет. Геринг может подтвердить это...
  Голова рейхсмаршала мелко затряслась.
  - ... Нам не остаётся ничего иного как действовать!- бледный кулак Гитлера неслышно ударил по массивной богато инкрустированной столешнице,- наши противники рискуют многим, а выиграть могут мало, руководители же у них- ниже среднего уровня. Наряду с персональными факторами для нас благоприятна и политическая обстановка. Англия находится в состоянии крайней угрозы: господство на море оказалось недостигнутым, конфликт между Англией и Ирландией нарастает, Южно-Африканский союз стремиться к полной независимости, приходится идти на уступки Индии. Положение Франции также ухудшилось, особенно в Средиземном море. Благоприятным для нас является следующее: Югославия несёт в себе зародыш разложения, Румынии угрожают Венгрия и Болгария, со времени смерти Кемаля Турцией правят мелкие бесхребетные личности. Через два-три года этих счастливых обстоятельств не будет. Никто не знает, как долго я проживу, так пусть лучше столкновение произойдёт сейчас. Образование Великой Германии явилось большим политическим свершением, в военном же отношении оно было рискованным, так как было достигнуто посредством моего блефа. Пришло время испробовать военную силу, причём не в генеральном сведении счётов, а путём решения отдельных задач.
  - Отношения с Польшей стали невыносимыми,- на лице Гитлера появилось страдальческое выражение, его взгляд устремился к потолку, вырезанному из резного палисандра,- мои предложения (Данциг и корридор) оказались сорваны вмешательством Англии, Польша изменила тон по отношению к нам. Допустить переход инициативы в чужие руки нельзя. Покушение на меня должно было изменить обстановку, когда оно не удалось с нами вновь заговорили на языке Версаля. Возникла опасность потери престижа. Сейчас вероятность того, что Запад не вмешается, ещё велика. Мы должны пойти на риск с, неостанавливающейся ни перед чем, железной решимостью. Мы стоим перед суровой альтернативой: либо нанести удар самим, либо раньше или поздно оказаться уничтоженными.
  - Железные нервы и железная решимость,- повышает голос фюрер, уловив сомнение на лицах военных,- Англия и Франция приняли на себя обязательства по отношению к Польше, но выполнить их обе не в силах. В Англии никакого настоящего вооружения не ведётся, одна только пропаганда. Программа военно-морского строительства за 1938 год не выполнена. Сейчас они лишь покупают рыболовные паровые суда, значительное усиление их флота ожидается в 1941 или 1942-ом году. На суше изменения небольшие, Англия сейчас способна послать на континент лишь три дивизии. В авиации начало что-то меняться, но это только начало. На весь остров всего 150 старых зенитных орудий, новые лишь передаются в производство. Англия хочет чтобы война началась через 2-3 года. Судите сами, бриты дали Польше кредит всего на 8 миллионов фунтов на покупку вооружений, но и на эту мизерную сумму, это так в Китай Англия вложила полмиллиарда, не может найти оружия. Международное положение Англии затруднительно, она на риск не пойдёт.
  - ... Франция,- захрипел фюрер и вновь схватился за воду,- в стране резкое сокращение рождаемости, не хватает солдат, артиллерия устарела, она тоже не хочет влезать в авнтюру. У Запада остаётся только две возможности бороться с нами: блокада, которая из-за нашей автаркии будет неэффективна, и наступление с линии Мажино- это я считаю невозможным. Другие возможности, связанные с нарушением Англией и Францией суверенитета Голландии, Бельгии, Швейцарии и Скандинавских стран, считаю очень маловероятными. У Запада ещё есть надежда, что после поражения Польши, нашим противником станет Россия. Но он не учитывает моей огромной способности принимать решения. Наши противники- жалкие черви, я видел их в Мюнхене. Я убеждён, что Сталин не пойдёт на союз с Англией и Францией против нас, так он ненавидит Польшу. Он заменил Литвинова на Молотова, это признак слабости, Сталин хочет хороших отношений со мной, так его экономика и армия слабы, а государство нестабильно. Я готов пойти на это, чтобы получить новые источники для поставок сырья: пшеницы, скота, угля, свинца, цинка из Китая и России на случай английской блокады. Я уже дал распоряжение фон Риббентропу о начале переговоров с Россией о заключении пакта о ненападении и торговом соглашении. Генеральному штабы надлежит немедленно начать разработку плана Польской кампании. К осени всё должно быть готово к удару по Польше с тем, чтобы закончить войну в течении нескольких недель. Затем мы обратим наши взоры на Запад...
  - Эти жалкие черви Чемберлен и Деладье,- речь Гитлера становится неразборчивой, глаза невидяще смотрят перед собой,- они слишком трусливы, чтобы напасть... Мой пакт с Польшей... для выигрыша времени... с Россией мы проделаем тоже самое... после смерти Сталина, он тяжелобольной человек, мы разгромим Советский Союз... начало разрушения господствующего положения Англии уже положено... Заря германского господства уже забрезжила на всём земном шаре.
  - Спасибо, господа, аудиенция закончена,- за спиной фюрера вырастает высокая фигура секретаря,- фюреру необходим отдых.

  Москва, Антипьевский переулок, д. 2,
  Наркомат Обороны, кабинет Будённого.
  24 апреля 1939 года, 09:30.

  - Проходите, товарищ Чаганов,- навстречу спешит секретарь наркома, распахивая передо мной тяжёлую с кожаной обивкой дверь,- маршал ожидает вас.
  'Штерн, с нового года вступивший в должность начальника Управления ПВО, Голованов, конструктор Чижевский, Сидорин, главный инженер ВИАМа, Берзин, от Генштаба Захаров... и неизвестный мне худощавый мужчина лет сорока пяти с причёской 'под Котовского' и орденом 'Красной звезды' на лацкане пиджака. Авиаразведку будем обсуждать'?
  - Все в сборе,- подкручивает ус Семён Михайлович,- комбриг Штерн, введите товарищей в курс дела, можно сидя.
  - Товарищ маршал, в последнее время участились случаи отклонения германских гражданских самолётов, выполняющих регулярные рейсы по маршрутам Берлин- Кенигсберг- Ковно- Великие Луки- Москва и Берлин- Кенигсберг- Рига- Таллин- Ленинград, от согласованных трасс. Иногда эти отклонения составляют сотни километров и, как правило, проходят над местами базирования флота, военными аэродромами, либо крупными промышленными объектами. Объяснения, которые дают пилоты 'Люфтганзы', совершенно неудовлетворительны: то у навигационные приборы барахлят, то они совершают 'пробные полёты по новым трассам', которые предполагается открыть в скором времени. Мы предположили, что таким образом германцы совершают шпионские действия против военных объектов и одновременно проводя незаконное картографирование нашей территории. Выяснилось, что такие факты происходили и в прошлом: в 1936 году один из таких самолётов потерпел крушение в Крыму недалеко от Симферополя. Тогда, при разборе обломков, были обнаружены искусно замаскированные фотокамеры, дополнительные топливные баки и установленные в двигателях турбокомпрессоры для высотных полётов. Этот самолёт не был приспособлен для гражданских перевозок, так как не имел пассажирских кресел...
  - Так и есть,- кивает начальник Разведупра,- 'Люфтганза' использует такие же 'Хейнкели' и для грузовых перевозок по тем же маршрутам. Внешне их не различить, а внутрь наших пограничников не пускают.
  - Этот самый разбившийся самолёт, кстати,- продолжает Штерн,- летел по маршруту Берлин- Тегеран и не должен был входить в наше воздушное пространство. Советское правительство послало ноту в адрес министерства иностранных дел Германии, однако несколько раз и после этого случая немецкие пассажирские самолёты замечались службой ВНОС над Баку, в Средней Азии и даже в районе Памира. Трудность в деле пресечения такого рода полётов заключается в том, что Управление ПВО не имеет своей истребительной авиации, приходится обращаться к ВВС, на это уходит много времени и нарушитель безнаказанно скрывается. И это несмотря на то, что мы с помощью радиоуловителей начинаем видеть вражеские самолёты издалека...
  - Мы знаем, что такие случае бывали в прошлом,- отвечает Голованов на вопросительный взгляд Будённого,- мною отдан приказ, чтобы командиры авиачастей, расположенных рядом с пунктами ВНОС, немедленно реагировали на такие сообщения, не дожидаясь подтверждений от вышестоящего командира. Но, как я понимаю, основная трудность в работе с нарушителями заключается в том, что мы не имеем на вооружении настоящего высотного перехватчика.
  - Товарищ Чижевский?- голова маршала поворачивается в сторону авиаконструктора.
  - Месяц назад по приказу наркома на заводе ?289 мы возобновили тему БОК-7 -стратосферный разведчик. Работы ведёт мой заместитель Каштанов и группа конструкторов. Он обещает, что к лету первый экземпляр с гермокабиной, пулемётом с дистанционным управлением и планер второго экземпляра будут готовы к испытаниям. Если кто не помнит, то два года назад БОК-7 с пилотом и наблюдателем достигли высоты 14100 метров. Работа была прекращена из-за ненадёжной работы двигателя...
  - Не двигателя, а турбокомпрессора ТК-1,- вскакивает с места 'Котовский'.
  - Спокойней, товарищ Микулин,- хмурит брови Будённый,- сядьте, что вы хотите сказать?
  - Лопатки турбины не держали температуры,- продолжил красный от возмущения двигателист,- а мой 34-й отработал отлично...
  - Да, я имел в виду турбокомпрессор,- исправился Чижевский, - турбокомпрессор разрабатывался в ЦАГИ и ВИАМе.
  - ... вот,- удовлетворённо хмыкает конструктор,- я давно уже для себя решил, если хочешь сделать хорошо- делай сам. Я как узнал, что Иван Иванович сделал новую жаропрочную сталь... Сидорин бросает быстрый взгляд в мою сторону, я предостерегающе качаю головой из стороны в сторону.
  'Сделал, сделал... знать состав стали- это хорошо, но далеко не достаточно, вот промышленную технологию создать, а затем её отладить- совсем другое дело'.
  - ... так стал свой нагнетатель чертить. Пришлось повозиться с конструкцией и с высокоскоростными подшипниками, но дело сдвинулось: пятьдесят часов я уже на стенде получил, рассчитываю к концу года выйти на сто. Главное, чтобы лопатки...
  - Товарищ Сидорин, расскажите про вашу сталь,- Будённый, стараясь скрыть раздражение, перебивает Микулина.
  - А, сталь,- отвлекается от своих мыслей профессор,- не плохая получилась... не дешёвая, с высоким содержанием никеля, но жаропрочность её почти в два раза выше ферритной...
  'Значит, получился-таки у Ивана Ивановича 'Тинидур', который позволил немцам создать первые серийные реактивные двигатели'!
  - ... Хочу поблагодарить товарища Чаганова...
  'Ну просил же'...
  - ... за электрическую печку, что он уступил нашему институту, это позволило нам быстро, прямо в своей лаборатории, получать опытные образцы... За то, что дал возможность работать на его замечательном микроскопе, непосредственно рассматривать рельеф металла, его кристаллическую структуру...
  - Скажете тоже, товарищ Сидорин, не надо благодарить за это,- мягко сворачиваю спич профессора,- вы лучше скажите, когда собираетесь передавать технологию в производство?
  - Рассчитываем завершить к концу года, много времени забирает прецизионные измерения образцов стали для расчёты предела ползучести, при разных температурах, в зависимости погрешностей поддержания необходимого химического состава, разных примесей.
  - Но для начала испытаний вы, товарищ профессор,- мягким голосом спрашивает маршал,- сможете выдать сталь пораньше, на изготовление нескольких нагнетателей?
  - Да мы и сейчас можем дать,- кивает Сидорин,- основная трудность в выплавке такой стали, чтоб была повторяемость её механических свойств.
  - Хорошо бы уже сейчас,- делает упор на последнем слове Будённый,- начать работу с заводом, кто у нас лучший по этому делу?
  - Электросталь,- не задумываясь отвечает профессор.
  - Ленинградский завод 'Электрик' хоть и поменьше,- добавляю я,- но там очень опытные кадры.
  - Правильно мыслишь, товарищ Чаганов,- поглаживает маршальскую звезду в петлице нарком, поворачивается он к бравому полковнику, что-то записывающему за приставным столиком,- так и пиши, товарищ Жидов, пусть дублёром будет, да и другой нагнетатель не плохо было б заказать, у кого?
  - У Швецова в Перми,- не задумываюсь ни на минуту, отвечаю на вопрос Будённого,- товарищ маршал, я так понимаю, речь у нас идёт о создании высотного перехватчика с целью уничтожения вражеских стратосферных разведчиков. Это и впрямь очень важная задача, но только половина того, что нам нужно: сбивать хорошо, а самим разведывать тоже надо, ведь так? Поэтому предлагаю начать разработку своего стратосферного разведчика, лёгкого, быстрого, который вместо вооружения будет нести на борту только фотоаппаратуру и способного находиться в воздухе по многу часов. Желательно чтобы такой самолёт был двухместным и двухмоторным для надёжности. Я сейчас занимаюсь организацией поставок из Южной Америки бальсы- очень лёгкой, легче пробки, и прочной, прочнее сосны, древесины. Вот я и подумал, ведь это отличный материал для стратосферного разведчика. Заберётся такой на пятнадцать километров, ну хорошо на двенадцать, никакая зенитка или там истребитель его не достанет, а он за сутки нам не только Германию, но и каждый уголок Англии сможет запечатлеть на фотоплёнке.
  - Заманчиво,- проводит рукой по волосам Семён Михайлович,- даже очень..., что скажете, товарищ Голованов?
  - Да, интересная мысль,- согласно кивает тот,- сходное предложение сделал конструктор Томашевич в письме в Совет Труда и Обороны. Правда там не о бальсе, он ставит вопрос шире- коренным образом пересмотреть вопрос использования древесины в самолётостроении. Дело в том, говорит Томашевич, что поставляемая для производства самолётов сосна принимается усреднённо, как имеющая определённый предел прочности при определённом удельном весе. Исходя из этих цифр и ведёт свой расчёт конструктор, но в реальности нередки случаи, когда предел прочности и удельный вес могут сильно отличаться от одной партии сосны к другой. Тут сказывается место произрастания дерева, режим её сушки, итоговой влажности материала и так далее, что может привести к сильным отличиям как в весе самолёта, так и его прочности. Томашевич предлагает создать специальную организацию, которая бы занималась вопросами сортировки и тщательного отбора авиалеса...
  'Сушка... надо будет Голованову после совещания сказать об СВЧ- печки на базе магнетрона. Насколько я помню, сушка древесины тот ещё процесс- долгий и с плохо предсказуемым результатом'.
  - ... но такой вопрос надо будет серьёзно прорабатывать, наркома Хруничева подключать, специалистов из наркомата лесной промышленности.
  - Вот-вот, товарищ Голованов, прорабатывай, созывай совещание, да не затягивай это дело... - Разрешите присутствовать, товарищ маршал,- дверь в кабинет широко открывается, на пороге появляется плотная фигура Кулика.
  - Спасибо, товарищи,- Будённый встаёт, пожимает руку начальнику ГАУ,- товарищ Голованов готовит совещание в расширенном составе по вопросам, что мы здесь обсуждали, время совещания я согласую с товарищем Сталиным. Все свободны, кроме товарищей Чаганова и Штерна. Кулик машет рукой в открытую дверь.
  'Та-ак, появляется Костенко... значит речь пойдёт о многострадальном проекте завода имени Калина- трёхдюймовой зенитной пушке 3К... Кто это с ним рядом? Наверно директор или главный инженер... Скоро исполнится два года теме, а результата нет. Сначала без особого успеха возились с самой пушкой и синхронно-следящим приводом, затем начали мучиться с моей системой автоматического управления. Только что-то начало получаться, решили... по моему предложению... ставить зенитку и систему на железнодорожную платформу, оказалась слишком тяжёлой для автомобиля. Тут вылезли новые проблемы: из-за сильных вибраций, вызванных выстрелами, стал проявляться 'микрофонный эффект' в электронных лампах, что резко ухудшало точность наведения ствола. К тому времени уже накопили опыт, полученный от испытаний морской ПУАЗО, улучшили демпфирование платформы с электронным оборудованием и дело пошло, но... началась непонятная чертовщина: у одной пушки испытание проходит удачно, у другой- полный провал. Причину нашли довольно быстро, подключили осциллограф к выходу системы управления 'плохих' пушек и увидели большое перерегулирование, то есть ствол пушки установившееся значение принимал через серию затухающий колебаний'.
  * * *
  - Ничего не понимаю,- после очередных испытаний сокрушался Попов,- и там и тут одинаковые 'кубы' одни зенитки работают нормально, другие танец святого Витта исполняют,- просто мистика какая-то. От температуры не зависит, зимой и летом- одним цветом.
  - Проверь снова расчёты на устойчивость,- советовал я.
  - Десять раз проверял, по графикам устойчива и с большим запасом по фазе.
  - 'Кубы' переставляли?
  - Переставляли, перерегулирование от регулятора не зависит.
  - Двигатели?
  - Тоже, но тут ещё страннее, перерегулирование иногда следует за мотором, иногда- остаётся с пушкой. Понятно, что этот эффект возникает из-за того, что зенитка должна крутить стволом быстрее, чем пушки основного калибра, но не понятно как это лечится. Будущее светило отечественной автоматики с надеждой смотрит на бывшего студента, учившегося по его книгам.
  'Смешно, но назвался груздем'...
  - Веди меня, Евгений, в свою обитель, будем проверять одну мою мыслишку.
  - Как всё просто,- разочарованно вздыхает Попов через полчаса, когда 'плохая' пушка стала 'хорошей',- столько времени потеряли, а надо было просто ввести параллельное корректирующее устройство.
  'Мой косяк, надо было уже давно посмотреть в чём у них затык, всё на бегу, времени нет'.
  * * *
  'Так, это я отвлёкся... выступает не директор и не главный инженер, а ведущий конструктор завода ?8 Григорий Дмитриевич Дорохин, разработчик 85-миллиметровой зенитки... что 3К уже не актуальна?... Кулик хочет больший калибр... трёхдюймовка на бронепоезд не идёт, будет выпускаться малой серией для установки на больших Ярославских грузовиках с ручным наведением. А зениткой радиолокационным прицелом и автоматическим наведением станет Дорохинская 52К... да хоть сто миллиметровую давай, у нас всё готово'.

  Глава 3.

  Монголия, Улан-Батор,
  Полевой аэродром 100-й смешанной авиабригады.
  30 апреля 1939 года, 11:00.

  - Идём на посадку,- старается перекричать шум двигателей Голованов. Наш 'Дуглас' по широкой дуге обходит цепь невысоких покрытых кустарником гор, закрывающих с севера Улан-Батор, и начинает плавное снижение на относительно ровную широкую площадку, где-то изумрудную от травы с яркими красными пятнами цветущих маков, но в основном с желтоватым оттенком от начинающего уже по-летнему припекать солнца.
  'И не надеялся, что в обозримом будущем мне удастся подняться в воздух, последний полёт с Рычаговым в районе озера Хасан, казалось поставил на этом крест... однако человек полагает, а товарищ Сталин располагает'.
  Еще вчера вечером, выходя из вагона на вокзале в Чите, рассчитывал с утра вместе с прибывшим ранее из Владивостока Романом Кимом начать проверку работы мобильного пункта дешифровки. В Москве он был спешно оборудован в обычном пассажирском вагоне, прибыл в Читу неделю назад и сейчас стоял на дальнем пути под усиленной охраной сотрудников местного НКВД. Впрочем нарушение планов началось раньше ещё в пути, когда мы были на полпути между Улан-Уде и Читой.
  * * *
  - Алексей,- бледный как смерть Пятницкий, мой сосед по купе, с трудом разлепил спёкшиеся губы,- плохо мне...
  - Что с вами, Осип Аронович?- вешаю мокрое полотенце и набрасываю спортивную майку на раскрасневшееся от холодной воды тело.
  - ...язва проклятая.
  - Я мигом за доктором.
  - Товарища Пятницкого нужно срочно в больницу, возможно прободение язвы желудка,- поворачивается ко мне пожилой врач после осмотра пациента,- но, пожалуй, до Читы ничего подходящего нет. Я дал ему снотворное, остаётся надеяться, что эти четыре часа он сможет вынести... Было бы неплохо дать туда телеграмму, чтобы на вокзале поезд встречала карета скорой помощи.
  - И в Москву, товарищу Сталину,- шепчет Пятницкий, когда дверь за доктором закрылась,- вот, товарищ Чаганов, его личное письмо товарищу Мао-цзе-дуну, отвечаете за него головой...
  'За Мао- цзе-дуна'?
  - Товарищ Мао- генеральный политкомиссар Китайской Красной Армии,- принимаю из дрожащих рук Пятницкого большой конверт, запечатанный сургучём,- член Политбюро ЦК Коммунистической партии Китая,... он завтра пребывает в Читу из Яньаня... вы как член ЦК передадите это письмо ему...
  - Не беспокойтесь, товарищ Пятницкий, передам,- снова повторяю эти слова уже на перроне в Чите, когда два дюжих санитара укладывают больного на стоящие у дверей вагона носилки.
  - Товарищ Чаганов,- кричит издалека капитан с железнодорожными петлицами,- вас по ВЧ вызывает Москва! Я провожу вас к телефону.
  - Вы получили от товарища Пятницкого письмо?- без предисловий начинает Сталин,- как быстро вы сможете прибыть на ближайший пункт засекреченной связи?
  - Тут рядом на запасных путях стоит мой дизель- вагон, там есть всё необходимое. 'Мао попросил о переносе встречи в Улан-Батор,- после разговора с вождём выхожу подышать свежим воздухом из жарко натопленного спецвагона,- мудрит что-то, какой для него выигрыш по времени будет? Часа полтора, не больше... Хорошо то, что наше руководство всё-таки решилось одновременно с отпором японской агрессии на востоке Монголии ударить по ним на юге с выходом к к реке Хуанхэ, освобождением двух городов- Боа-Тоу и Гуй-Хуа-Чена, расположенных в ста километрах от границы... Если операция на юге пройдёт успешно, то мы решим сразу две стратегические задачи: во-первых, получим сухопутный коридор с Северным Особым районом Китая, где находятся Центральные органы КПК и самые боеспособные части Китайской Красной Армии, а во-вторых, в этом районе расположено крупнейшее в мире месторождение редкоземельных металлов Баян-Обо, в частности неодима... Пусть китайские рабочие добывают там руду, а советские рабочие пришлют им за это в дар соответствующее количество военной техники'.
  * * *
  Буквально через десяток минут за нашим 'Дугласом' на посадку заходит его брат-близнец, также с красными звёздами на крыльях. Когда 'близнец подрулил к месту нашей стоянки', Голованов, приветствуя лётчика поднял большой палец вверх.
  - Мой экипаж,- толкает он меня в плечо,- я с ребятами миллион километров налетал по Забайкалью и Дальнему Востоку. Заметил, минута в минуту? Аэрофлот держит марку.
  Из открывшейся после остановки винтов задней двери на землю лихо спрыгивает молодой парень в лётном комбинезоне, устанавливает небольшую лестницу и помогает сойти первому пассажиру, китайцу лет тридцати пяти в темно-синем полувоенном френче. За ним, опасливо ступая на перекладины, другой китаец, более пожилой в серой куртке и штанах с заплатками.
  'Всё, больше никого... а где же Мао- цзе-дун'?
  - Я- Ван-мин,- улыбается жёлтозубой улыбкой первый пассажир, заметив растерянность на моём лице,- Политбюро поручило мне провести переговоры. Я тоже не ожидал встретить вас здесь, товарищ Чаганов...
  'По-русски говорит довольно хорошо, но откуда он меня знает? Ни в жисть не повери, что я настолько известен в Китае. А его спутник смотрит на нас как-то подозрительно'...
  - Я почти шесть лет жил в Москве,- продолжает улыбаться Ван-мин,- представлял нашу партию в Коминтерне, вернулся назад чуть больше года...
  Из подъехавшей к самолёту 'эмки' выскакивает взъерошенный человек лет тридцати, спешит к нам и острым чекистским взглядом осматривает нас.
  - С благополучным прибытием в столицу Монголии,- крепко жмёт нам руки он,- я- Михаил Голубчик, Полномочный представитель СССР в Монголии, здравствуйте товарищи.
  - Мой переводчик Вэй,- представляет спутника Ван мин.
  - Предлагаю проехать к нам в Полпредство,- машет в сторону машины Голубчик.
  - Нет, товарищи,- отрицательно машет головой Ван-мин,- предлагаю поговорить здесь на аэродроме, если поедем в посольство, то можем оказаться в неудобном положении к хозяевам, не пригласив их...
  'Умный и опытный политик'...
  - Здесь на ногах? Да нас гнус сожрёт,- не может сдержать недовольства полпред.
  - Я буду разговаривать лишь с членом ЦК товарищем Чагановым... с глазу на глаз,- твёрдо произносит Ван-мин.
  - Возражений нет,- подхватываю я,- давайте поговорим в самолёте, а пока пройдёмся немного?
  Переводчик начинает что возбуждённо шептать на ухо Ван-мину по-китайски, но тот резко прерывает его.
  - С удовольствием, товарищ Чаганов, не плохо размять кости.
  'Косточки'...
  * * *
  'Что-то медленно читает мой собеседник,- насупившийся Ван-Мин беззвучно шевелит губами,- наверное одновременно обдумывает содержание'.
  - Товарищ Сталин пишет,- наконец лист бумаги с типографской шапкой 'ЦК ВКП (б)' ложится на поверхность стола в салоне 'Дугласа',- что секретарь ЦК Пятницкий уполномочен передать на словах что-то очень важное товарищу Мао'.
  - Товарищ Пятницкий неожиданно заболел и сейчас находится в больнице в Чите...
  - Очень жаль,- искренне сокрушается Ван-Мин,- я хорошо его знаю по работе в Коминтерне.
  - ... он попросил меня заменить его на встрече с товарищем Мао, а в Яньнань была послана радиограмма. Разве вас не предупредили?
  - Нет не предупредили,- невесело улыбается мой собеседник,- получается, товарищ Чаганов, что оба участника переговоров не имеют полномочий. Выходит, мы оба зря летели.
  - Я немедленно отправлю шифровку в Москву с просьбой вести разговор с вами, а вам никакие особые полномочия не нужны, вы- член Политбюро, просто передайте то, что я скажу своим товарищам. Идёт?
  - Идёт!- веселеет Ван-Мин.
  'Да чем он так обеспокоен?- гляжу на взволнованное лицо моего собеседника по возвращению в салон самолёта из штаба бригады,- похоже колеблется'.
  - Товарищ Чаганов,- наконец решается он,- пока мы ждём ответа из Москвы я хочу рассказать вам о ситуации, которая сложилась в руководстве нашей партии. Прямо скажу- нездоровая ситуация. Вы сможете точно передать мои слова товарищу Сталину?
  - Не сомневайтесь, товарищ Ван-Мин,- ваши слова будут переданы слово в слово, у меня очень хорошая память.
  - Хорошо... Мао-цзе-дун, пользуясь тем, что силы партии в данный момент разбросаны по нескольким районам страны, который разделены между собой японскими войсками и войсками Чан-Кай-Ши, тем, что многие члены ЦК и Политбюро находятся в подполье мы не можем провести ни съезд, ни пленум ЦК, пытается сейчас захватить власть в партии. В Яньнани сейчас лишь пятеро из двенадцати членов, но Мао в нарушение устава проводит заседания Политбюро, решая кадровые вопросы. Началось с того, что три года назад, опираясь на своего друга Ло Фу и нерешительного Чжу Дэ просто отобрал пост политкомиссара Красной Армии у Чжоу-Энь-лая, а Ло узурпировал пост Генерального секретаря, оттеснив Бо Гу. Это всё происходило на собрании пяти членов Политбюро, без кворума в нарушение устава, так как такие вопросу могут решаться только на пленуме. На это собрание явились охранники Мао и громкими криками не давали говорить противникам такого беззакония...
  'Он что действительно хочет чтобы Сталин наводил у них порядок'?
  - ... Узурпировав власть 'фракция Мао- Ло' начала саботировать установку Коминтерна: 'атаковать японцев, обороняться от Чан-Кай-Ши'...
  'А это серьёзно, речь то идёт о союзнике СССР в борьбе с Японией'.
  - ...Недавно Мао выпустил брошюру 'О новодемократизме', гле обрушился с критикой на ленинизм, называя его русским марксизмом, он не говорит прямо, но явно имеет в виду, что его цель создание нового учения 'маоцзедунизма'- китайского марксизма. Однако его взгляды напрямую противоречат марксизму в оценке характера, этапов и движущих сил революции. Платформа Мао- это, по сути, платформа китайской национальной буржуазии!
  'Испытующе смотрит на меня... Что ему сказать? Конечно, это святое дело поддержать своего сторонника в руководстве КПК, но тут возникает вопрос- а способен ли Ван Мин возглавить оппозицию? Получится мы делаем ставку на неё, а Мао разбирается со своими оппонентами как с котятами, на ровном месте получаем ещё одного врага у своих границ'...
  - Мао идёт на прямое сотрудничество с мировой буржуазией,- горячится Ван Мин,- водит дружбу с американским журналистом Эдгаром Сноу. На самом же деле журналистика- это только прикрытие, он- патентованный шпион!
  'Знакомая ситуация... многовекторный брат навек, значит. Я думал, что Мао стал таким после того, как разругался с Хрущёвым... Что делать? Сначала подожду ответа из Москвы... одно ясно, отпускать ситуацию нельзя, опасно'.
  - Скажите, товарищ Ван Мин, какие должности вы занимаете в партии помимо члена Политбюро?
  - Я возглавляю комиссию ЦК по делам женщин и являюсь ректором Женского университета. До недавнего времени был секретарём Чанцзянского бюро ЦК КПК, но Мао и Ло Фу распустили его.
  - Скажите, а много ли у вас сторонников в руководстве партии?
  - Понимаю почему спрашиваете, товарищ Чаганов,- оживляется мой собеседник,- в Политбюро мне сочувствуют двое- Чжоу Энь-лай и Бо Гу, основные же мои соратники остались в Шанхае, Центральном районе, на юге. В Яньнане их почти нет, здесь вотчина Мао. У Чжоу Энь-лая осталась большая поддержка в армии, многие командиры корпусов назначались им лично.
  Снаружи раздался металлический стук, иду в хвост самолёта и открываю дверь.
  - Товарищ Чаганов, радиограмма из штаба,- весёлым голосом рапортует молодой сержант, из-за его спины пытается заглянуть внутрь китайский переводчик с заплатами.
  'Отлично, Сталин даёт добро'.
  - Ваш переводчик проявляет нездоровый интерес к нашему разговору.
  - Это соглядатай, приставленный ко мне Мао,- кривится он,- даже одевается также, чтобы выглядеть своим среди крестьян.
  - Товарищ Ван Мин, я уполномочен сообщить вам, что в скором времени в течение месяца- двух наша армия планирует освобождение городов Боа-Тоу и Гуй-Хуа-Чена ...
  - Отличные новости,- подскакивает с места он,- это же прорыв блокады Особого района! Энь-лай давно ставит перед Мао вопрос о наступлении, чтобы перерезать железную дорогу, по которой японцы получают снабжение, но тот не хочет воевать. Только у меня имеется сомнение, как бы этот факт наши националисты, в том числе и сам Мао, не расценили как захват китайской территории, ведь никто в Китае не признаёт Маньчжоу-Го отдельным государством.
  - Я неточно выразился, товарищ Ван Мин, под 'нашей армией' я имел ввиду Монгольскую армию, усиленную частями нашего 57-го корпуса в монгольской форме. Сведения, добытые нашей разведкой, что японцы планируют вооружённую провокацию на границе с Монголией, подтвердились, стычки на границе уже начались, к лету мы ожидаем усиление конфликта.
  - Понимаю вас, товарищ Чаганов,- мой собеседник снова садится на стул,- необходимо, чтобы и КПК, и Гоминьдан восприняли эти события как монгольский ответ на японскую агрессию. Такая позиция 'Объединённого фронта' безусловно возможна, но вопрос в том, что будет дальше?
  - Дальше по завершению конфликта наша армия должна вернуться в Монголию, а чтобы японцы вновь не заняли этот район в него должны зайти части Китайской Красной Армии, готовые его защищать.
  - Это очень правильно, думаю и Мао, и Чан-Кай-Ши не станут возражать. Думаю, что Чжоу-Энь-Лай, а он является нашим представителем на переговорах Гоминьданом, сумеет убедить противоположную сторону. Но я чувствую, товарищ Чаганов, что есть что-то ещё?
  'Проницательный человек, умный... А как по-русски говорит хорошо, с сильным китайским акцентом, конечно, (вместо 'л' у него получается 'р'), но как грамотно'.
  - Вы правы, товарищ Ван Мин, ещё одной целью операции является разработка редкой руды в районе Баян-Обо. СССР заинтересован в её покупке, мы готовы помочь китайским товарищам специалистами, техникой, проложить узкоколейную железную дорогу от месторождения до монгольской границы и само собой вооружением.
  - Так это замечательно,- потирает он ладони,- если под дружескими отношениями находится надёжная экономическая база.
  'Конечно, самое лучшее - это создать новый район с просоветскими силами во главе, со своей армией, промышленностью, сельским хозяйством, без Мао и Чан-Кай-Ши, но вряд ли Сталин пойдёт на раскол и 'Объединённого фронта', и Китайской компартии'.
  - Думаю, если китайская сторона сочтёт это нужным, было бы хорошо заранее сформировать местные органы власти, чтобы не возникла ситуация, когда японская власть сбежит, а новая- задерживается.
  - В этом как раз нет никакой трудности,- мой собеседник внимательно смотрит на меня,- трудность в другом, как сделать так, чтобы новая власть не была слепой исполнительницей воли Мао, чтоб не зависела от его политической двуличности.
  'Мысли мои читает, или я его'?
  - Товарищ Ван Мин, я понимаю вашу позицию и передам товарищу Сталину эти слова, но уверен, что советское руководство не станет вмешиваться во внутрипартийную борьбу китайских коммунистов. Хотя... иметь в руководстве КПК единомышленников нам бы очень хотелось.
  - Так помогите нам!- срывается он.
  - Хорошо давайте на чистоту: число ваших сторонников не может быть велико. В основном это товарищи, работающие в Коминтерне, не раз бывавшие в Москве. Вас ваши оппоненты знают наперечёт и, наверняка, даже называют 'москвичами' или 'русскими', ведь так? Ван Мин неопределённо машет головой.
  - Насколько я понял из вашего рассказа, вы и ваши единомышленники в последнее время потерпели ряд болезненных поражений, потеряли ключевые посты в партии, группа Мао- Ло получила реальную власть...
  Мой собеседник опускает глаза.
  - ... Вместе с тем я не призываю вас прекращать борьбу, отстаивать свои убеждения, товарищ Ван Мин, но для получения власти вам следует пойти 'в народ', чтобы вербовать сторонников, из нынешних единомышленников сделать соратников, составить план действий и начать его осуществлять. Вот вы говорили о подборе органов власти для новых 'северных территорий'. С вашей позиции секретаря комиссии ЦК по вопросам женщин вы влиять на это не можете, это очевидно. Что бы на вашем месте сделал я? Придержал бы сведения об операции монгольских войск, пошёл бы к генсеку Ло Фу, к Мао 'покаялся' и попросил бы дать возможность исправиться, отправить на север провинции секретарём уездного комитета. Уверен, что Мао и Ло поддержат это предложение, так как ситуация, когда член Политбюро, их противник, занимает должность уездного секретаря, им понравится. Для них это даже смешнее, чем член Политбюро- ректор Женского университета...
  'Ничего не поймёшь по лицу Ван Мина, но слушает внимательно, возражать не спешит... тогда продолжу'.
  - ... прибыв на место, начал бы проверку местных кадров, на общем собрании актива, членов партии и сочувствующих. Как я понимаю, на сторонников Мао у вас глаз намётанный, изолировал бы их, опёрся бы на молодых и целеустремлённых, пообещал скорый карьерный рост. Как только монгольская армия выбьет японцев Гуй-Хуа-Чена, без промедления бы выехал в него и уже оттуда доложил в ЦК о начале переговоров по выводу монгольских войск с территории Китая и присоединению всего этого района к вашему уезду...
  - А если Мао пришлёт своего представителя на переговоры из Яньнаня?- горящие глаза выдают моего собеседника, надевшего маску безразличия.
  - ... Безусловно Мао попытается перехватить у вас инициативу, но тут надо действовать быстро. Пока это представитель прибудет на место, а монгольские войска в состоянии замедлить и даже воспрепятствовать этому, у нас будет достаточно времени на организацию монголо-китайских переговоров. Хорошо бы ещё захватить с собой несколько надёжных журналистов, которые бы сразу начали передавать новости из освобождённого города во все газеты, не забывая отмечать вашу личную смелость, прозорливость, ну и так далее. В общем, создавать в партии и стране образ героя, победителя японцев и монголов...
  Ван Мин не выдерживает и смеётся во всё горло.
  - Мао сразу всё поймёт,- тень пробежала по лицу моего собеседник,- что я скрыл от него тему наших переговоров.
  - ... Поймёт, конечно, но будет поздно. Мао не станет в открытую выступать против ваших действий, скорее всего просто промолчит, тем более на вас будут завязаны переговоры по оказанию военной помощи Китайской Красной Армии.
  - Он не простит,- качаает головой Ван Мин,- затаится, а потом укусит.
  - Не исключено,- соглашаюсь я,- в ход могут и выстрелы из-за угла и отравления. Отсюда вывод, если вы согласны вступить на путь политической борьбы в обстановке войны, то должны уже сейчас позаботиться о своей безопасности и безопасности своих близких. Наше правительство сможет оказать вам в этом помощь.
  - Я согласен,- в голосе моего собеседника прозвучали железные нотки.

  Япония, Токио, район Адзабуку.
  20 мая 1939 года, 14:00.

  - Тейши (стой)!
  Щуплый рикша в серых коротких штанах, свободной рубахе и соломенной шляпе-грибке тут же останавливается, опускает оглобли, поворачивает голову назад и терпеливо ждёт пока франтовато одетый иностранец и его спутница в кимоно, прикрывающая лицо бумажным зонтиком, выйдут из повозки. Мужчина вытаскивает из жилетного кармана несколько медных монет и небрежно бросает их в мозолистые ладони японца, сложенные в виде чаши.
  - Здесь недалеко,- шепчет по-немецки Кузнецов, увлекая девушку за собой вдоль пыльной, залитой нестерпимым блеском солнечных лучей, улицы в японском квартале.
  Миновав с десяток похожих друг на друга, маленьких домиков с крохотными садиками, они свернули в переулок и остановились у одного из них, неотличимого от своих соседей. Мужчина уверенно толкает незапертую калитку и парочка почти сразу попадает в дом через низенькую, приоткрытую для вентиляции, дверь, им в лица пышет воздух, наполненный ароматом горячего дерева.
  Они проходят насквозь две комнатки, с убогой обстановкой, которая ограничивалась несколькими шаткими столиками, на одном из которых лежал клочок потёртого красного бархата, оставляют слева детскую кухоньку и вступают на скрипучую лесенку, ведущую на второй этаж. Наверху обстановка оказалась богаче: большой письменный стол, мягкий кожаный диван, по стенам от пола до потолка- книжные полки, довершал картину старомодный граммофон с серебристым раструбом.
  - Агнес, это ты?- из соседней комнаты раздался низкий хриплый мужской голос,- ты же сегодня работаешь...
  Вошедшие по короткому узкому коридору пошли на звук и становились на пороге, так как почти всю спальню занимал футон, толстый японских матрас, на котором в одежде ногами к двери лежал на спине высокий мужчина с растрёпанными волосам, подбитым глазом и растрёпанными чёрными с сединой волосами.
  - Вы кто? Я таю не заказывал,- продолжил по-немецки хозяин дома, обдав гостей тяжёлым перегаром, до того, как его взгляд сумел сфокусироваться на гостях,- оу, а эта недурна собой... милая, ты же не гейша, таю повязывают пояс спереди. Постой-ка, да ты не японка, сколько за неё просишь? И ты тоже...
  - Вы читали сегодняшнюю 'Асахи', герр Зорге?- теряет терпение Кузнецов.
  - Газету?- рычит хозяин дома, но вдруг осекается, переводя свой взгляд поочерёдно на стоящих в двери гостей.
  Вдруг в соседнем доме громко заиграло радио, а из дома напротив донёсся истошный плач ребёнка.
  - Стены тростниковые...- растерянно произносит Зорге, рывком садясь на постели.
  - Отзыв?- едва слышно шепчет Кузнецов.
  - Я не читаю по-японски... дайте мне пять минут,- срывается с место хозяин,- подождите меня в кабинете.
  И действительно когда через пять минут, Зорге, умытый и расчёсанный, возникает на пороге, гости едва успевают закончить осмотр кабинета, в последнюю секунду плюхнувшись на диван.
  - Чай, кофе?- обращается он к мужчине.
  - Поди проверь периметр,- по-русски приказывает Оля помощнику, у Зорге от удивления подпрыгивают брови.
  - Я- Ревизор, мой разговорный немецкий не очень хорош, поэтому буду говорить по-русски,- большие голубые глаза девушки несколько секунд пристально рассматривают лицо 'Рамзая'.
  - Признаться, я себе его по-другому представлял, ну что вы так на меня смотрите?- не выдерживает тот, переходя на русский,- что лицо побитое? Так я докладывал, что полгода назад попал в аварию, долго в больнице лежал.
  - Кто такая Агнес?- голос Оли спокоен и тих.
  - Японка, официантка из 'Золота Рейна', я с ней живу уже три года. Осуждаете? Думаете в каждой стране по жене? А ещё не вылезаю из кабаков,- с вызовом смотрит он на девушку,-напиваюсь каждый день. Я седьмой год без отпуска, истощён морально и физически, директор это понимает?...
  Рамзай подбегает к секретеру, приоткрывает крышку и на свет появляется недопитая бутылка американского виски, наливает чуть-чуть в залапанный стакан и одним глотком выпивает его содержимое.
   - ... Но это не самое плохое в моей жизни. Ужасно то, что с некоторых пор я совершенно не понимаю линию Коминтерна, его пассивной тактики. Создаётся впечатление, что вся политика Коминтерна заключается в помощи СССР, понятие мировой революции ошельмовано и отброшено, активность компартий на Западе ограничивается.
  - Товарищ Зорге,- набелённое лицо Оли ничего не выражает,- мне кажется, что вы не по адресу обращаетесь, хотя если бы вы обратились по правильному адресу, то было б только хуже. Я не знаю, что думают в правительстве, но для себя я понимаю ситуацию так: перемирие, установившееся по окончании империалистической войны, заканчивается, новая мировая война на пороге. Без союзников нашей стране не выстоять, сказывается вековое отставание в образовании, развитии промышленности и так далее. Других союзников, кроме капиталистических стран, не существует...
  - Коминтерн- единственный союзник Советской России,- почти выкрикивает Рамзай,- надо его изо всех поддерживать, а не предавать!
  - ... дайте мне закончить,- бесстрастным голосом продолжает девушка,- считаю, что в верхах сочли, что компартии на данном этапе не в состоянии противостоять силам реакции в своих странах. В многих странах Европы и Америки компартии просто разгромлены и это случилось ещё до того, как руководство Коминтерна взяло курс на блокирование с социал-демократами, на создание народных фронтов. СССР сейчас бросает все усилия и средства на подготовку к войне и не в состоянии как было раньше финансировать такую дорогостоящую организацию как Коминтерн. Поймите вы, что если наша страна выйдет победителем в грядущей мировой войне, то в проигравших странах, как в России в 1917 году, будут созданы все условия для победы социалистических революций, тогда в руководство Коминтерна придут новые силы, будут новые цели, задачи и лозунги. А сейчас мы должны бросить все свои силы на помощь СССР.
  - Почему прямо не сказать?- растерянно шепчет Зорге, глядя прямо в глаза Оле.
  - Не стану врать, я не знаю, я даже не уверена, что мои мысли правильные, но они мне помогают в трудную минуту... Итак, времени у нас мало, поэтому перехожу к делу: директор благодарит вас и всю вашу резидентуру в Японии, за успешную работу на протяжении последних лет. Информация, которую вы посылаете в центр, очень ценна для нас. Я направлена сюда Центром чтобы помочь вам...
  В глазах резидента заиграли весёлые огоньки, он непроизвольно бросил взгляд в сторону секретера.
  - ... прошу отнестись к моим словам со всем вниманием,- девушка закусила губу,- то, что ваша группа до сих пор не вскрыта японской контрразведкой- это большая ваша удача...
  - Я не виноват, что шпики не заходят в бары, где я провожу свои встречи с агентами, а ждут меня на выходе,- Зорге улыбается, показывая ряд золотых коронок,- не выносят запах алкоголя и вообще я давно для себя решил, что лучшая конспирация, это отсутствие всякой конспирации и как видите мой метод хорошо работает.
  - Работает до поры до времени... про удачу я сказала не просто так,- почти зашипела Оля,- во время недавней аварии на мотоцикле, той самой, во время которой вы потеряли свои зубы, вас спасло только то, что вы сразу не потеряли сознание, ведь при вас была радиограмма, так?
  - Не потерял же,- кривится резидент.
  - Но вы везли радисту незашифрованное сообщение. Он у вас что сам шифрует радиограммы?
  - У меня нет на это времени,- вновь взрывается Зорге,- я трачу всё своё время на добычу секретов...
  - Пусть так,- едва заметно улыбается Оля,- я посмотрела текст радиограммы, 'Фриц' в ней, кстати, добавил своё сообщение о всех подробности ваших злоключений в тот день и как он изъял из вашего дома компромат. Так вот, из этого текста можно было опытному контрразведчику, сделать далеко идущие выводы о составе вашей группы. Вы продолжаете поддерживать личные контакты с 'Отто', 'Жиголо' и 'Джо'?
  - Вы что предлагаете мне прервать с ними отношения?- холодно спрашивает он,- вот это будет очень подозрительно. Японская контрразведка давно определила круг моих знакомых, привыкла к тому, что я часто встречаюсь с ними, как видите это их не волнует.
  - Извините меня, товарищ Зорге,- Оля снова надела маску безразличия,- что я говорю с вами об элементарных вещах, о том, как работает контрразведка. Если что-то не волнует её в настоящий момент, то это не значит, что она не заинтересуется вашими друзьями в будущем. Представьте себе, что через год иди два Япония объявит войну Соединённым штатам, контрразведка сразу же возьмёт в оборот всех, кто прибыл оттуда или раньше подолгу там проживал. 'Джо' сразу же попадёт в разработку и ей не составит труда узнать, что он, кроме этого, ещё и коммунист. Последует его арест, затем жёсткий допрос и всё головка вашей группы будет вскрыта. Это только одна из возможных ситуаций. Дело в том, что ваша группа разрослась до тридцати человек и с каждым новым человеком опасность провала сильно возрастает. Ещё один момент, я заметила, что вы довольно часто выходите в эфир, иногда по нескольку раз в день, причём действительно ценная информация перемежается со слухами и даже газетными сообщениями. Мы в Москве читаем те же самые газеты, что и вы, так что это бесполезно, а точнее просто вредно- вы подвергаете ненужному риску радиста... Хозяин дома насуплено молчит, опустив голову.
  - ... Центр предлагает вам полностью перестроить свою работу. Как можно быстрее откомандировать всех членов группы, связанных компартией Японии за границу...
  - И 'Отто' тоже?- поднимает глаза,- учтите, ведь именно он добывает особо ценную информацию из кабинета министров.
  - Он поддерживает сейчас связь с товарищами по партии?
  - Насколько я знаю, нет. Ещё со времени, когда он жил в Китае.
  - Хорошо, пусть остаётся, но вы не должны больше встречаться с 'Отто'- вся связь через тайники. Оставьте в резидентуре всего несколько человек, самых ценных сотрудников. Ваш радист вскоре будет отозван на Родину...
  - А что делать с компанией, которой он владеет?- Зорге достаёт сигарету, зажигает её и жадно затягивается.
  - Пусть продаст, а вырученные деньги пойдут вам на оперативные расходы. А сейчас о главном, о тех задачах, которые ставит перед вашей группой Центр...

  Чита, ул. Аргунская д.5,
  Штаб Забайкальского военного округа.
  26 мая 1939 года, 18:00.

  - Проходите, товарищ Чаганов,- пожилой капитан распахивает передо мной высокую дверь кабинета командующего.
  - ... 24 мая три И-16-х и два И-15-х 22 истребительного авиаполка майора Глазыкина,- стоя докладывает грузный полковник с авиационными петлицами,- при патрулировании монгольской территории к востоку от реки Халхин-Гол были атакованы пятёркой японских самолётов И-96... У длинного стола, покрытого зелёной ситцевой тканью, сгрудились военные. Рокоссовский, сидящий во главе стола, показывает мне на стул по левую руку от себя.
  - Откуда здесь морские самолёты, это ведь палубный истребитель?- сидящий напротив меня Голованов, отрывается от чтения документа, в котором я узнаю свою дешифровку, переданную в штаб два часа назад.
  - Так комполка доложил, а ему лётчики...- замялся докладывающий.
  - Неоткуда им тут взяться,- хмурится начальник ВВС, бросая быстрый взгляд на меня,- это их новые армейские истребители Ки-27, отдалённо напоминающие японские палубники, продолжайте.
  - ... один из И-16-х был сбит, лётчик Лысенко погиб.
  - Каково на сегодняшний день соотношение сил нашей и японской авиации?- поднимает голову командующий.
  - По данным разведки, самураи сосредоточили на двух аэродромах вблизи Хайлара и Ганьчжура примерно поровну 126 истребителей, 36 лёгких и 18 тяжёлых бомбардировщиков, всего 180 машин. Мы имеем 203 самолёта, 99 истребителей, 88 скоростных бомбардировщиков и 16 лёгких штурмовиков.
  - То есть примерно поровну,- Рокоссовский достаёт из папки свой экземпляр моей дешифровки,- а вот что докладывает войсковая разведка, данные на 26 мая: В Хайларе- 33 истребителя, 6 разведчиков и 6 лёгких бомбардировщиков, в Ганьчжуре- 19 истребителей, итого- 64 машины. Товарищи, кто же прав, данные отличаются в три раза?...
  Собравшиеся загудели.
  - Товарищ командующий,- Голованов прочистил горло,- я посмотрел перед совещанием ещё раз перепроверил данные фоторазведки за всё время наблюдения, в том числе и в ночное время над Ганьджуром. Вынужден признать, что тамошнем аэродроме никогда не было замечено более 19 самолётов.
  - Это как 'в ночное время'?- раздалось сразу несколько голосов.
  - При помощи спецтехники,- отвечаю на выразительный взгляд начальника ВВС,- которая способна улавливать тепловые лучи, исходящие от разогретой за день техники. Эти лучи испускаются не только днём, но и ночью, попадают на чувствительную плёнку и формируют изображение наподобие того, которое получается на обычной фотографии.
  - Нужная вещь,... а в остальном всё плохо,- Рокоссовский заиграл желваками,- присаживайтесь товарищ Иванов. Авиаторам нужно принимать срочные меры чтобы исправить положение: за три дня боёв мы потеряли десять самолётов, сбив лишь один. Учтите, без господства в воздухе нам самураев не одолеть... Вы что-то хотели сказать, товарищ Чаганов?
  Голованов бросает испепеляющий взгляд на начальника ВВС округа.
  - Да, я хотел предложить в дополнение к уже работающему в Монголии радиоуловителю 'Подсолнух', развернуть ещё один на нашей территории, вблизи границы с Манчжурией, оттуда до Хайлара не более тридцати километров, а не сто шестьдесят как от Тамцак-Булака. Тогда мы сможем прямо на экране радиоуловителя видеть японские самолёты, взлетающие и заходящие на посадку на аэродроме Хайлара.
  - Это то, что надо, ведь там основные силы самураев,- потирает ладони Голованов,- в Приморье сейчас два радиоуловителя...
  - Хорошо, я свяжусь с Апанасенко,- кивает командующий,- продолжим, получены заслуживающие доверия сведения, что в ближайшие день-два противник перейдёт в наступление на восточном берегу реки Халхин-Гол силами до одного пехотного и одного кавалерийского полка с целью захвата всего правобережья. Пусть вас не вводит в заблуждение довольно скромный наряд сил самураев, цели перед собой японское командование ставит высокие. Это наступление является по сути разведкой боем, они хотят прощупать нас, чтобы понять готов ли СССР в самом деле защищать границы Монголии как свои собственные. Вскоре за этим последует генеральное наступление. Так же считают и в Генеральном штабе, японцы затеяли строительство стратегической железной дороги, соединяющей Хайлар, что на КВЖД и Центральный Китай. Пройти она может только в долине Халхин-Гола на запад от Хингана. В случае начала войны с Монголией при нынешней границе эта дорога может оказаться в пределах досягаемости нашего артиллерийского огня, поэтому японцы захотят отодвинуть границу на запад километров на тридцать-сорок на рубеж реки. Товарищ Лукин, зачитайте приказ наркома обороны.
  'Тот самый генерал, а сейчас заместитель командующего ЗабВО,- вглядываюсь в суровое лицо, поднявшегося с места, подтянутого комбрига,- поди пойми этого человека, вполне может статься, что протокол его допроса в немецком тылу- фальшивка, хотя какой в этом был резон у абвера делать это в 1941 году? Если б подделали, то точно б опубликовали... Просто повезло генералу Лукину больше, чем расстрелянному генералу Понеделину, хотя формально оба вели себя в плену одинаково, и штабные карты с расположением их войск схожим образом попали к врагу. Разница лишь в том, что протоколы допроса второго достались СМЕРШу, а первого- американцам'.
  - ... Переформировать 57-й Особый корпус в 1-ю Армейскую Группу, командующий комдив Конев...
  'Конев...,- неподалёку от меня поднимается с места комдив со знакомым лицом,- логично, был первым командиром 57 ОСК в Монголии, а до последнего времени- командующим 2-й Краснознамённой армией здесь в Приморье, подчиняющейся лично наркому обороны'.
  - ... начальник штаба комбриг Богданов, в составе 57 ОСК, 11-го отдельного мехкорпуса и 32-й стрелковой дивизии Забайкальского Военного Округа.
  'Отдельный... это 11-й мехкорпус ЗабВО, переведённый на новые штаты с артиллерийским полком трёхдивизионного состава'.
  - ... образовать Забайкальскую Фронтовую группу, командующий комкор Рокоссовский, комбриг Кузнецов, в составе с расквартированием в городе Чита, в составе: 1-й Краснознамённой армии, 2-й Краснознамённой армий, 1-й Армейской Группы, частей ЗабВО и частей Монгольской Армии. Фронтовой группе передаётся авиационная группа под командованием комкора Голованова, в составе...
  'Не понял, он же начальник управления ВВС, неужели... нет, не может быть, Сталин и Будённый Головановым очень довольны, скорее всего сам напросился, временно... Лукин... Снова и снова возникает этот вопрос- можно ли наказывать человека за то, чего он не совершал? Ведь поступки человека определяются не только его убеждениями, характером и подготовкой, но и сложившейся обстановкой, случаем. Война, конечно, в основном расставит всё по своим местам, но не слишком ли велика цена у такого 'естественного отбора' для страны? Не помню кто уж там считал, но лишь каждый пятый из довоенного высшего руководства РККА, начиная от командующих округов и заканчивая наркомом обороны, сумели сохранить свои высокие должности, окончив войну командующим фронтом и выше. То есть выходит, что генералы мирного времени плохо приспособлены к войне. Не знаю существуют ли вообще в мире такие методики, чтобы с помощью полиграфа или 'сыворотки правды' выявить негодных, но мне-то они и не нужны, я помню судьбы всех высших военачальников, успешных так точно, с множеством деталей, грех не воспользоваться этим знанием, но как'?
  - Товарищ Кузнецов сейчас доложит военному совету фронту,- негромкий голос Рокоссовского с лёгким польским акцентом заполнил собой кабинет,- о мерах, принимаемых командованием фронта для отражения японской агрессии и о намётках плана контрнаступательной операции...
  'Стоп, а я тут, собственно, каким боком?...- оглядываюсь по сторонам,- в лицо знаю ещё лишь лишь несколько человек: начштаба фронта Михаила Андреевича Кузнецова, корпусного комиссара Гапановича, начштаба 57 корпуса, а теперь армейской группы Богданова и командира мехкорпуса Терёхина... Ан нет, кто это там помогает развешивать карты? Пётр Григоренко! Помяни нечистого... Кстати, наглядный пример- на фронт попал в конце войны, генералом Григоренко стал уже после, сейчас майор, что с майорами начинать бороться'?
  - ... Пользуясь личным знакомством с товарищем Чагановым,- командующий хитро прищурился,- нас с ним итальянцы бомбили в Средиземном море, едва не утонули, я пригласил его помочь нам в организации радио..., как правильно называется...
  - Радиоэлектронной борьбы,- улыбаюсь я,- в общем, будем помехами нарушать противнику радиосвязь, при этом не мешая своей собственной.

  Токио, район Нагато-тё,
  Посольство Германии.
  31 мая 1939 года, 14:00.

  Из высоких дверей помпезного трёхэтажного здания красного кирпича показалась группа высоких, белокурых женщин, окружённых детьми и остановились у флагштока с огромным полотнищем с черной свастикой в центре.
  - Смотрите, Хана, на наших детей,- назидательно говорит старшая среди женщин, обращаясь к одной из них постройнее и помоложе,- вам с Максом тоже надо, не откладывая дело в долгий ящик, решить этот вопрос. Германии нужны дети, они будут иметь счастливое будущее.
  - Мы тоже с мужем очень хотим этого, фрау Эгер,- почтительно отвечает та, прижимая руки к груди,- надеемся, что бог услышит наши молитвы.
  - Не забудьте, через неделю у нас в посольстве благотворительный завтрак,- пытается перекричать детей прощаясь старшая,- хайль Гитлер!
  - Анна Жданкова?- перейдя через дорогу, Хана Клаузен вдруг слышит негромкий женский голос у себя за спиной.
  - Э...э,- Хана поворачивается всем телом, вжимает голову в плечи и испуганно поднимает глаза на красивую девушку в белом шёлковом платье.
  - Не бойся,- подхватывает та её под руку и увлекает за собой,- я- ревизор... зови меня Оля, центр отзывает вас с Максом домой... муж уже сказал тебе об этом?...
  - Не-ет,- отвечает по-русски Анна и зажмуривается.
  - ... Вот это меня и беспокоит...,- Оля тянет Жданкову на деревянную скамейку в укромном месте небольшого садика,- понимаешь, Аня, у Макса, видимо, другие планы... он здесь хорошо устроился, у него большой дом, автомобиль, два десятка наёмных рабочих в мастерской по производству и ремонту копировальной технике, не сравниться с работой электромеханика в колхозе в Республике немцев Поволжья...
  - Что вы, Оля,- сжимает её руку Анна,- это всё не наше, это же для упрочения нашего положения в германском обществе, для материальной помощи нашей группе.
  - Макс, похоже, не всё вам рассказывает,- Оля немигающе смотрит на неё,- практически никакой материальной помощи не оказывает, ссылается на недостаточную прибыльность своего предприятия. Наши специалисты проверили финансовый отчёт, который ваш муж прислал в Москву. Так вот по нему выходит, что он едва сводит концы с концами, а на самом деле дом в котором вы живёте стоит более шестидесяти тысяч иен. Это в двое превышает сумму, которую он получил из Москвы на организацию своего дела. Выходит, что на самом деле прибыль от компании есть и она не маленькая...
  - Что снами будет, нас арестуют?- крупные слёзы катятся у неё по щекам.
  - Не бойся, Аня,- Оля кладёт руку на плечо женщины,- я одна занималась проверкой финансов вашего мужа, я- бухгалтер по первой специальности. Обещаю сохранить этот факт в тайне, но для этого Макс должен передать, официально продать, всё свое имущество человеку, который прибудет ему на смену. Скажи, ты любишь своего мужа?
  - Люблю... - В таком случае, это и в твоих интересах уехать отсюда,- Анна непонимающе смотрит на Олю,- мой помощник проследил за Максом... У него есть связи на стороне... Он ведь часто не ночует дома, так?
  - Кто она?- Жданкова роняет голову на руки.
  - Одна американка- художница, другая японка из ресторана... Только не вздумай устраивать ему сцены,- нашептывает женщине на ухо Оля,- всё испортишь, наоборот стань ласковой и печальной. Повторяй ему, что ты больше не можешь жить в постоянном напряжении за его жизнь... Говори, что у тебя предчувствие, тебе всё время кажется что он арестован... ну да ты не маленькая девочка, сама понимаешь. А остальное- моя забота, слежку я ему устрою...
  - Спасибо тебе,- растроганная Аня в порыве благодарности бросается Оле на шею.

  Токио, район Минато,
  Полпредство СССР.
  31 мая 1939 года, 16:00.

  - Вот, товарищ Крылов,- в приёмную помощника военного атташе заходит дежурный консульского отдела, из-за его коренастой фигуры выглядывает женщина в широкополой шляпе и длинном сером пыльнике,- тут к вам женщина, назвала пароль.
  Крылов с интересом рассматривает посетительницу, повернувшись спиной к своей секретарше, с которой только что заигрывал.
  - Хорошо, Петров, ступай,- строгим голосом приказывает ему он и распахивает перед женщиной дверь своего кабинета,- прошу вас, товарищ.
  Он плотно прикрывает дверь перед носом вытянувшей шею секретарши и, затаив дыхание, рассматривает фигуру женщины, которая вешает летний плащ на стоящую углу вешалку.
  - Присаживайтесь, пожалуйста,- указывает он на плетёный стул у кофейного столика, сам садится на соседний,- чем могу быть полезен...
  - Клин,- тихо произносит Оля, разглаживая подол шёлкового платья у себя на коленях.
  - Так вы от Ревизора? Но мы ожидали мужчину,- закашлялся Крылов,- мой агент сегодня полчаса прождал вас у театра 'Такарадзука', но ...
  - Я- Ревизор,- в голосе Оле послышался металл,- я назвала пароль Ревизора... а ваш подчинённый привел на встречу 'петуха'...
  - Ергунов у нас самый опытный,- растерянно пробормочет он,- доложил, что всё было чисто...
  - Вы ведь, товарищ Крылов, помощник резидента по оперативной работе, так?- перебивает его Оля,- пригласите, пожалуйста, сюда Лазарева.
  - Может быть лучше мы...- мямлит помощник.
  - Нет,- отрезает Оля,- и отошлите вашу секретаршу подальше от приёмной. Красный как рак, хозяин кабинета исчезает за дверью.
  - Товарищи, Директор очень не доволен работой легальной резидентуры,- начинает Оля, едва военный атташе занимает свое место у стола,- все материалы, присланные вами в центр по военной промышленности, системе мобилизации, арсеналам, армии Японии и её экономики, в большинстве признаны малой или средней ценности. А работа по изучению объектов вербовки и развитию знакомств в японской среде оценивается как провальная. Вашу помощь нелегальной резидентуре Рамзай описывает как околонулевую.
  - Как же так 'околонулевую',- едва не задохнулся от возмущения атташе,- мы только в этом году трижды встречались с ними, передали 'Рамзаю' и 'Фрицу' восемь тысяч долларов и приняли от них почту. Их связь-то через шанхайскую резидентуру становится всё более опасной из-за действий японцев, мы взяли на себя эту работу...
  - Сколько 'Рамзай' находится в Японии?
  - Чуть больше шести лет,- делает непонимающее лицо Лазарев.
  - И за это время,- рубит слова Оля, вы не удосужились организовать запасной канал связи для нелегальной резидентуры, например, через Гонконг. Вместо этого вы в нарушение элементарных правил конспирации, что две резидентуры в стране ни в коем случае не должны пересекаться, идёте на связь с 'Рамзаем', причём через сотрудников, не имеющих опыта оперативной работы. Хотите что-то возразить?...
  В кабинете повисает зловещая тишина.
  - ... И при этом вы ставите под сомнение перед Центром работу всей нелегальной резидентуры,- жжёт взглядом военных разведчиков девушка,- которая без отдыха в течение шести лет, каждодневно подвергаясь смертельной опасности делает своё дело... Ладно, давайте посмотрим всё ли у вас в порядке с документацией и пригласите мне для беседы 'Лору', 'Кротова' и 'Ергунова'... по одному.
  * * *
  - Вот читаю я ваш отчёт о встрече с агентом 'Мини', отставным младшим офицером, товарищ Кротов,- Оля закрывает пухлую папку,- и удивляюсь, вот вы послали ему по почте билеты на утренний сеанс...
  - Я бросил конверт в почтовый ящик далеко от полпредства,- бурчит тот, нервно сжимая огромные рабочие ладони.
  - ... это неважно,- терпеливо объясняет девушка,- вполне вероятно, что это письмо перлюстрируют, так как адрес на конверте написан 'гайдзином'. Заинтересуются и проследят вашего агента до кинотеатра и увидят там в зале вас, сидящих рядом, как два голубка, в полупустом зале...
  - Кто он такой этот 'Мини', чем сейчас занимается, какие сведения вы собирались от него получить?
  - Ясное дело какие,- недовольно сопит Кротов,- военные, об оружии, где ихние части располагаются, он же офицер.
  - В запасе...- вздыхает Оля, перелистывая страницу дела,- ну хорошо, где ваш агент служил, почему нет в деле?
  - В Маньчжурии,- на лбу проверяемого выступили капельки пота,- где-то под Харбином, на телеграфе.
  - А сейчас?
  - Тоже на телеграфе в Токио... телеграммы проверяет у корреспондентов иностранных газет, у тех, что в Америку материалы шлют.
  - Значит работает на подводный телеграфный кабель, что идёт через Иокогаму в Манилу и дальше в Сан-Франциско,- насторожилась Оля,- сколько вы ему платите?
  - Восемьдесят иен в месяц,- Кротов исподлобья с опаской смотрит на девушку.
  - Надо удвоить или даже утроить жалование 'Мини',- Оля поворачивается к Крылову,- снабдите его миниатюрной камерой...
  - У нас нет такой,- с облегчением выдыхает тот.
  - ... меня это не интересует, обеспечьте и пусть фотографирует всё интересное, что проходит через его руки, включая газетные репортажи, биржевые сводки и тому подобное. Организуйте тайник, через который будете получать фотоплёнку и передавать ему оплату. Личные встречи- только в случае острой необходимости, но не чаще одного раза в два-три месяца. Плёнки будете посылать диппочтой... Скажите, товарищ Кротов, а где точно под Харбином служил 'Мини'?
  - Городок там есть рядом,- напрягается тот,- как же его? На аэродроме... Пиньфань! Точно!
  - Хорошо, устройте мне встречу с вашим японцем. Срочно. Адрес конспиративной квартиры и время встречи вам сообщит товарищ Крылов, сейчас свободны,- дождавшись, когда Кротов закроет за собой дверь, продолжает,- а теперь к радистам.

  Чита, железнодорожный вокзал.
  10 июня 1939 года, 17:00.

  'Сколько же у неё идей... предлагает в нашем полпредстве наладить перехват радиограмм, идущих из германского, британского и американского посольств, так как все они находятся в пределах круга с радиусом в один километр. Идея неплохая... даже их направленные антенны не спасут от перехвата. С дешифровкой немецких радиограмм дело налаживается, а вот с английскими и американскими сложнее... информации о них слишком мало. А именно: британская 'Турех-2' по принципу действия схожа с 'Энигмой', имеет пять роторов, из которых лишь два сменных, и один рефлектор. Казалось бы, должно быть проще чем 'Энигма', но ни тут-то было, всё дело в том, что английские роторы имеют большое количество зацепов, отвечающих за перемещение соседнего ротора, а не один в конце полного оборота как у немецких. Без точного знания устройства роторов и зацепов взломать 'Турех-2' будет очень трудно... хотя, конечно, не так, как американскую 'Сигабу'. У неё целых пятнадцать роторов! Это уже перебор, так никакой вычислительной мощности не хватит. Стоп, а что если попробовать не только перехватывать радиограммы, но и... время от времени глушить их'.
  От предчувствия удачи у меня зачесалась старая рана на голове, встаю и выхожу на свежий воздух из разогретого на солнце вагона.
  ' Оля считает, что американцы, когда из-за плохого прохождения коротких радиоволн прерывается связь с Сан-Франциско, начинают использовать телеграфный кабель. В биржевых котировках можно скрыть какое угодно по размеру сообщение, не думаю, что японские контролёры сверяют цифры в поданной на проверку телеграмме с газетными цифрами. Если это так, то можно использовать такой сценарий: радист в американском посольстве начинает передавать сообщение, мы пишем его на магнитофон, но в конце радиограммы включаем мощный короткий импульс помехи от генератора на чердаке нашего полпредства. В результате принимающая сторона теряет или получает лишний знак в сообщении. Поскольку 'Сигаба' использует потоковое шифрование, то это приведёт к неправильному расшифрованию текста, идущего следом за таким символом. Что делает передающий радист, когда не получает квитанции от принимающего? Правильно, ставит новую перфоленту с ключом и повторяет это же сообщение. Не знаю уж сколько раз по инструкции у них разрешается повторять одну и ту же радиограмму подряд, но и два раза тоже неплохо. Положим, что и во второй раз его постигла неудача, тогда он понесёт это сообщение на телеграф и мы получим третью шифровку, кодирующую одно и то же сообщение. Уже кое-что для криптоанализа. А если тот же фокус проделать с англичанами? Вряд ли они захотят использовать американский кабель, у них же есть свой- в Шанхай. Вот действительно нужное дело найти такого 'Мини', сидящего на британском кабеле'.
  - Алексей Сергеевич,- ко мне подходит бригадир технических работников из НИИ-48, их вагон стоит по соседству с моим 'дешифровальным',- метеозонд готов к старту, осталось закачать водород.
  - А 'Подсолнух' готов?- поворачиваю голову в сторону, где на небольшом холме где был развёрнут только что прибывший из-под Владивостока радиолокатор.
  - Да, я только что звонил его командиру, там мой техник проверил регистрирующую аппаратуру, сигнал на самописец поступает. - Приступайте.
  * * *
  Примерно полгода назад ко мне в кабинет на Большой Татарской пришёл посетитель, невысокий рыжий полный человек со смутно знакомым лицом.
  - Профессор Молчанов,- с достоинством представился,- заведующий кафедрой аэронавигации в Ленинградском институте инженеров гражданского воздушного флота.
  - Здравствуйте, Павел Александрович,- усаживаю гостя в кресло в углу комнаты,- не удивляйтесь, вы у нас в ЛЭТИ однажды лекцию читали по физике когда я был студентом.
  - Припоминаю...- неуверенно произносит он и вдруг краснеет как рак.
  - Вы нам ещё про радиозонд рассказывали...
  - Точно,- смеётся он,- вместо Валентина Петровича Вологдина... Так я как раз к вам, Алексей Сергеевич, по поводу этих самых радиозондов. Завод 'Метприбор', метеорологических приборов, это я по старинке, сейчас он называется номер 224, его передали в наркомат авиационной промышленности. Так вот ему в план не включили производство радиозондов. Мне там сказали, что их будут делать на другом заводе, а 'Метприбор' полностью загрузили высотописцами и ветромерами.
  - Скажите, Павел Александрович, конструкция вашего радиозонда не изменилась? Датчик температуры, давления, механические коммутаторы и генератор на ламповом триоде?
  - В основном та же самая, только ещё добавили измеритель влажности вплоть до ста процентов,- охотно поясняет он,- пучок обезжиренных волос, пружинка и стрелка-указатель, которая движется по гребёнке с десятью зубцами...
  'Не особо высокая точность 10%, но, наверное, больше и не надо. Температура же измеряется поточнее, плюс-минус один градус, там стрелку движет биметаллическая пластина. То же можно сказать и датчике давления, где стрелку поворачивает изгибающаяся барометрическая трубка, там точность где-то тридцать миллиметров ртутного столба'...
  - А как вы определяете местоположение зонда, чтобы нанести на карту изобару?
  - Если возможно, то визуально, оптическими приборами. Высоту находим по атмосферному давлению, делаем пересчёт по барометрической формуле...
  'Радиолокация! И вся электроника идёт лесом вместе с массивной батареей, катушками индуктивности и конденсаторами. Ветряк и всю механику оставляем, а вместо генератора- маломощное реле, которое будет коммутировать антенну. Берём четыре взаимно перпендикулярных проводника длиной в четверть волны, на которой работает РЛС. При попарном замыкании проводников образуется система двух полуволновых вибраторов, они будут отражать сигналы локатора гораздо сильнее, чем четыре четвертьволновых. Придётся, конечно, повозиться с согласование волновых сопротивлений антенны и коммутатора, но это всё легко поддаётся точному расчёту. В итоге на регистраторе получим точно такую же 'морзянку', какую радиозонд даёт в эфир с использованием генератора на электронной лампе. Отличие будет состоять в том, что принимать их будет самописец подключённый к приёмнику РЛС, а не радист в наушниках'.
  * * *
  Белый пузырь из латекса стремительно взмывает на нашими головами, унося в небеса небольшой деревянный ящик, в днище которого сразу же закрутился пропеллер ветряка.
  - Пойдёмте, товарищ Зазнобин,- говорю я бригадиру,- посмотрим какие данные твой регистратор выдаёт на гора.
  - Товарищ Чаганов,- сразу заводится тот,- я вам ответственно заявляю, что методику сравнения показаний радиозонда завода 'Метприбор' и нашего КБ я метеорологу не подписал.
  - Это ещё почему?
  - Потому что, представитель 'Метприбора' отказался ставить уголковый отражатель на свой прибор, а без этого точно определить высоту нельзя, на которой находится ихний радиозонд. Там погрешность будет в сотни метров...
  - Логично,- киваю я.
  'Метеоролог... новое лицо в штате 'Подсолнуха'. Я привык, что все дела по радиоуловителю идут через меня сверху, а тут вдруг оператор Ленинградской станции предлагает использовать его для слежения за дождевыми облаками и осадками. Раньше мы не видели, но с улучшением чувствительности приёмника и качества люминофора их на экране стали появляться какие-то непонятные светлые пятна. Объяснение этому явлению у операторов нашлось довольно быстро, заинтересовалось военное начальство, в первую очередь лётное. Это и понятно, выгода для них очевидна- можно будет реже посылать самолёты на разведку погоды, причём для бомбардировщиков это вообще спасение, можно заранее до вылета знать метео обстановку далеко в тылу противника... сантиметровый диапазон 'Подсолнуха' очень даже подходит для метеорологической РЛС, в теории он позволяет заглянуть километров на двести пятьдесят, но это в теории... реально сейчас на нынешнем уровне развития техника на 100-120. Впрочем скоро, когда мы доведём до ума самолётную РЛС, то можно будет рассчитывать на удвоение дальности, заглянув за горизонт'...

  Токио, район Тиёда.
  Парк Чидоригафучи.
  17 июня 1939 года, 23:30.

  - Что там за речкой?- шёпотом спрашивает Кузнецов, махнув рукой в сторону противоположного тёмного берега, едва различимого за пеленой дождя.
  - Императорский дворец, с парком занимает целый квартал,- Оля поворачивается в противоположную сторону, шурша тонким прорезиненным плащом,- и это не речка, ров. А здесь британское посольство...
  - Однако тоже размахнулись,- присвистнул Николай, разглядывая высокую ограду из кованых пик, протянувшуюся метров на сто пятьдесят, подсвеченную газовыми фонарями,- будем брать на абордаж?
  - Как бы тебе, дружок, в итоге на рее не оказаться вздёрнутым, у бриттов с пиратами разговор короткий... Ладно, рассказывай какие у тебя сегодня успехи.
  - Встретил 'Изольду' неподалёку от её дома,- загадочным тоном начал Кузнецов,- рыжая, худая как селёдка, дылда в летах, одета правда неплохо, со вкусом. Я в своём пасхальном костюме, повязал лучший галстук, выбритый до синевы, одеколон дорогой. Да на улице Горького меня такого...
  - Отбрила?- бросает насмешливый взгляд Оля.
  - ...на немецком к ней обращаюсь, со всем почтением... кланяюсь как учили. А она равнодушно так смотрит сквозь меня и тоже на сносном немецком: 'Я вас не знаю и не говорю на улице с незнакомыми'. Ну я приподнял шляпу, извинился, а сам за ней на большом расстоянии. 'Изольда' вдруг шасть в подъезд какого-то дома. Ну, думаю, номера на час... Так и оказалось, заплатил портье, он показал мне её комнату, снял соседнюю... через пять минут слышу кто-то заходит к ней... слов не разобрать, но вздохи, поцелуи стоны и...
  - Я поняла, дальше.
  - ... через полчаса вроде стали собираться. Я руки в ноги и к выходу, хочу посмотреть кто же был с 'Изольдой'?...
  - Женщина?
  - Ну вот откуда вы всё знаете?- с досадой стучит по стволу дерева Кузнецов. 'Пока всё совпадает с тем как её описал 'Андрей': 'Изольда' знает немецкий, не любит мужчин, стройная, высокая... А вдруг совпадение и это не она'...
  - За этой за второй женщиной проследил?
  - Обижаете,- снова оживляется Николай,- это жена британского консула! Её фотокарточку в 'Асахи' печатали.
  'Даже если это не та 'Изольда', всё равно будет 'крючок', компромат,- Оля отстраняется от толстого ствола сакуры,- то, что позволено мужчинам, женщинам не разрешено'...
  - Постой, какого ещё консула?- длинный до пят плащ девушки противно заскрипел,- нет в Японии никакого британского консула.
  - Ну может быть посла, я не уверен.
  - Посла?! Фамилия жены Крейги?
  - Крейги...
  - Вот это удача, так удача,- счастливо улыбается Оля,- завтра с утра бросаешь всё и занимаешься только этой сладкой парочкой... всё, я сказала. Мне нужны их фотографии в постели. Будешь следить за жена посла, только осторожно, а я займусь 'Изольдой', если она та, кого мы ищем, то, скорее всего, работает в шифровальном отделе, как и до этого в британских посольствах в Германии и Чехословакии...
  'Интересно, как её в Германии сумел обаять Быстролетов'?
  - ... Ну а сейчас, поскольку мы всё равно рядом,- девушка сбрасывает плащ и остаётся в чёрном облегающем спортивном костюме,- давай посмотрим, как тут устроились 'просвещённые мореплаватели'.

  Москва, Кремль, кабинет Сталина.
  18 июня 1939 года, 18:00.

  - Я хочу, товарищ Берзин,- Сталин неторопливо расхаживает по кабинету с трубкой в руках перед сидящим на стуле начальником Разведупра,- чтобы вы хорошо понимали политическую обстановку, которая сложилась в данный момент в Юго-Восточной Азии. Наиболее острая обстановка сложилась в Китае. Недавние события, в Тяньцзине, где убийцы прояпонского чиновника укрылись на территории английской концессии и особенно то, что Великобритания отказалась их выдавать властям, привели к японской блокаде Тяньцзиня и росту антибританских акций по всему Китаю. Империалистические страны Япония и Великобритания играют мускулами, но пока не готовы к тому, чтобы схлестнуться в военной схватке за Китай...
  Вождь подходит к письменному столу и наливает в стакан пузырящийся нарзан.
  - ... За событиями внимательно наблюдает выздоравливающий Гитлер, в его интересах обострение этого конфликта, чтобы отвлечь Великобританию от более активных действий в случае скорого нападения Германии на Польшу. Англичане понимают, что главные события разворачиваются в Европе, поэтому захотят разрешить ситуацию с Японией мирным путём, путём уступок агрессору, путём соглашения наподобие Мюнхенского. Этот прогноз подкрепляется ещё и тем, что Великобритания отказалась выступить единым фронтом с Америкой против декларации правительства Японии, что 'Азия для азиатов'. Очевидно в Лондоне рассчитывают отвести японский удар от себя, направив его на американцев. Поэтому в самое ближайшее время нам следует ожидать начала японо-британских переговоров.
  Сталин делает небольшой глоток и продолжает.
  - В интересах Советского Союза, если невозможно сорвать, то следует оттянуть заключение этого соглашения, чтобы сделать Великобританию более сговорчивой на идущих сейчас в Москве англо-франко-советских переговорах, а японцев более осмотрительными в их авантюре в Монголии.
  - Было бы неплохо,- начинает Игнатьев, когда взгляд вождя останавливается на нём,- повысить градус англо-японского противостояния... но сделать это чужими руками, руками германцев или американцев.
  - Лучше только германцев,- в голосе Берзина послышались нотки ревности,- всегда надо бить в одну точку, думаю, следует продолжить дело, начатое в Голландии. Можно задействовать в этой операции людей 'Рамзая'... Я так понимаю, что него самого и его резидентуры снят ярлык неблагонадежности?
  - Это так, Ян Карлович,- кивает Игнатьев,- 'Ольга' прислала в целом положительный отзыв, но я против его участия в этом деле. Группа 'Рамзая' будет сильно сокращена и отныне займётся только сбором стратегический информации, ставить перед ней оперативные задачи, тем более 'под чужим флагом', неправильно, нет у неё для этого специальной подготовки.
   - Ещё один момент,- вождь чиркает спичкой прикуривая,- который вы не должны упускать из виду при подготовке операции,- это не допустить укрепления доверия между Японией и Германией. Если короче, то надо перессорить и столкнуть всех наших соперников на Дальнем Востоке и в Европе, только так мы сможем обезопасить себя от опасности одновременной войны на Западе и на Востоке. Времени у нас мало, жду ваших предложений через три дня.
  * * *
  - То, что надо,- хмыкает Оля, быстро просматривая пачку фотографий, что принёс Кузнецов,- а зачем так много напечатал, да в разных ракурсах, на добрую память?
  - Да я это подумал,- густо краснеет Николай,- выдержку поставил большую, вдруг где-то лицо будет смазанным.
  - Эти две я возьму себе, а остальные пусть порадуют, если я разрешу, редакторов местных газет. Кстати учти, твоя подопечная миссис Крейги- американка, дочь известного дипломата.

  Чита, железнодорожный вокзал.
  25 июня 1939 года, 23:00.

  - Давай, Роман, пройдёмся по воздуху,- вижу Ким начинает клевать носом,- на вокзальный буфет зайдём, съедим чего-нибудь.
  - Это я завсегда с радостью,- легко поднимается он, аккуратно складывает распечатки с дешифровками в железный шкаф и спешит на выход из купе.
  - Постой-постой, да уже одиннадцать. Ты уже две смены отстоял, сейчас заморим червячка и тебе спать.
  - А как же вы, Алексей Сергеевич?- Ким с удовольствием вдыхает прохладный воздух, со стороны Читинки, небольшой речушки метров десять в ширину, на железнодорожную станцию медленно наползает редкий туман,- никогда не видел вас спящим.
  - Мне много не надо, подремлю часок-другой и свежий как огурчик... Роман с тоской смотрит на освещённое фонарями далёкое кирпичное здание вокзала и вздыхает:
  - Нет, пойду спать, сил нет никаких... Пусть Кравцов просто откладывает в сторону те дешифровки, которые имеют хоть какой-то смысл, а окончательно переводить я буду сам.
  - Ну давай,- провожаю взглядом пошатывающегося Романа, который бредёт в соседний спальный вагон и бодро шагаю между путей..
  От охраны, обеспечивающей периметр, отделяются два вохровца и идут за мной поодаль сзади.
  - Аркадий Дмитриевич,- в дальнем углу полупустого зала замечаю стоящего за высоким столиком Швецова, уткнувшегося в тарелку с говяжей котлетой и толчёной картошкой,- какими судьбами?
  - Алексей Сергеевич! Так вы тоже здесь, а я уже уезжаю,- кивает он на чемоданчик, стоящий у него в ногах,- поезд через полчаса. Пора, дел на заводе по горло, я уж тут месяц как, а вы?
  - Я тоже около того,- ставлю на стол точно такие же, как у Швецова, тарелку и стакан компота.
  - Как тогда в Америке,- смеётся он, показывая на еду,- котлета с картошкой и компот...
  - Только супа не хватает... Так, Аркадий Дмитриевич, как вы тут оказались, если не секрет?
  - Какие от вас секреты... нарком приказал,- понижает голос Швецов,- он тут затеял спешную замену моторов на всех И-16, что есть в округе, на новые М-62. Они же по габаритам и посадочным местам одинаковые с М-25-ми, а тут выяснилось, наш регулятор наддува упирается в маслобак. Вот Хруничев и приказал чтоб я лично на месте проверил как наша доработка работает. Только без винта с изменяемым шагом у И-16 почти вся выгода от М-62 идёт на ветер. Вижу по глазам, Алексей Сергеевич, что хотите меня спросить мотор с непосредственным впрыском... 'Ещё как хочу, система управления на стержневых лампах готова, а двигателя нет, не на чем её испытать'.
  - ... Каюсь, не смог выполнить своё обещание... Форсунка, будь она не ладна, сложная в изготовлении: от силы пара часов до выхода из строя...
  - Что-то не так с пьезокерамической головкой, Аркадий Дмитриевич?
  - Как раз к ней-то нареканий нет,- вздыхает конструктор,- основная трудность- притереть подвижную иглу к соплу. Диаметр у сопла чуть больше миллиметра, притирка должна быть такой, чтобы топливо не подтекало, что вызывает нагар в сопле и выход из строя всего цилиндра... кроме того, желательно иметь топливо высокой очистки...
  - Но и выгоды от непосредственного впрыска топлива огромные,- застываю с куском котлеты на вилке,- не нужен впрыскивающий насос, регулятор состава смеси, лётчик сможет управлять мотором используя лишь сектор газа, это не считая выигрыша в мощности и работы двигателя на топливе с более низким октановым числом!
  - Да я понимаю, Алексей Сергеевич,- Швецов аккуратно корочкой хлеба подчищает тарелку,- поэтому и работа эта у меня и сейчас на контроле, каждый день звоню по ВЧ на завод... не получается пока быстро, хоть убей. Не могу я вам сейчас М-82 послать, сейчас все четыре мотора стоят на заводе на стенде на заводских испытаниях, если всё пройдёт хорошо, то через три месяца- государственные... Если хотите, могу дать только М-62, лучше приезжайте в Пермь, выделю участок, дам лучших наладчиков. Чуть какая неисправность с форсункой они вам за час её поменяют и настроят.
  - Договорились, сегодня... то есть уже завтра мои люди выезжают к вам на завод.
  - Милости просим,- Швецов берётся за чемодан, услышав гудок шум приближающегося поезда,- они будут в Перми раньше меня, но я из поезда телеграмму дам на завод.
  - Я вас провожу, Аркадий Дмитриевич...
  У выхода на перрон сталкиваемся с Головановым:
  - Спасибо, товарищ Швецов, за вашу помощь.
  'Надо же, при такой запарке как у всех сейчас нашёл время лично поблагодарить... Уважаю. Не чинится. Видел раз как по прилёте в авиаполк он собрал штаб и комэсков не в помещении, а прямо на краю аэродрома. Сели кружком на травку и как равные обсудили текущие дела и ближайшие планы. Сам спит не более четырёх часов в сутки, а память не хуже моей работает чётко, ни тебе блокнотов, ни адъютантов... Учиться мне у него надо'.
  * * *
  - Хорошее дело затеял, Алексей,- идём с Головановым по опустевшему перрону,- я имею в виду охоту за облаками при помощи радиоуловителя, большое облегчения для нас- не посылать разведчиков погоды...
  - Да это не я предложил, Александр Евгеньевич...
  - Прекращай уже выкать,- деланно сердится начальник ВВС.
  - Привычка... есть несколько минут?- Голованов кивает,- ты мне вот что скажи, как вы в авиации планируете наряд сил по задачам, численности групп и количеству операций?
  - Очень просто, прежде всего выполняем заявки на поддержку своей пехоты, затем противовоздушная оборона аэродромов и, наконец, разведка и штурмовка позиций пехоты противника и аэродромов. Состав групп определяется исходя из наличных сил, подготовки лётчиков, исправности техники и данных разведки...
  - Без всякой теории, интуитивно?
  - ... Можно и так сказать, что-то я не слыхал ни о какой такой теории.
  - Ты знаешь, Александр Евгеньевич, у меня сейчас работает группа математиков-экономистов, они занимаются задачами организацией перевозок, оптимальным размещением заводов и другими задачами. Так вот они рассказали мне о математической теории конфликта, которая может быть применена к военным действиям и, в частности, к действиям авиации.
  'Теорию игр- в массы'.
  - Интересно, интересно,- недоверчиво смотрит на меня начальник ВВС,- а подготовку лётчиков и характеристики самолётов она учитывает?
  - Учитывает, но не на прямую, просто вводится коэффициент, учитывающий сравнительную силу самолётов и пилотов противника, в среднем. У нас же почти месяц идут воздушные бои, так? Уже можно сделать приблизительный расчёт, например, чему равен один наш И-16. Кроме того, это теория позволяет выбрать правильную стратегию за каждую сторону. Родоначальником этой теории, кстати, является Эммануил Ласкер...
  - Шахматист?- поворачиваем в другую сторону, достигнув конца перрона.
  - Да, чемпион мира... затем её развивали группа математиков при участии германских военных. По просьбе последних рассматривался случай воздушной войны, в которой участвовали силы красных и синих, причем для следующих случаев: когда силы красных значительно сильнее синих и когда они незначительно сильнее или вовсе равны.
  - Значительно- это как?- скашивает на меня глаза Голованов.
  - Если красные сильнее синих более чем в две целых и семь десятых раза. Математический аппарат позволяет точно рассчитывать веса стратегий, но я буду не о количественной, а о качественной стороне дела. Итак, перед командующими ВВС красных и синих стоит одна и та же проблема по как оптимальному распределению свои силы для выполнения трёх задач: ударов по аэродромам противника, противовоздушной обороны и поддержки пехоты...
  - Давай, Алексей, рассмотрим наш реальный случай. Синие, то есть японцы, слабее нас примерно в полтора раза. Как действовать ВВС Красной Армии, что говорит наука?
  - А наука говорит, что на начальном этапе нам следует сосредоточиться только на двух задачах: ударам по аэродромам и ПВО,- замечаю недоверие в глазах лётчика,- к поддержке наземных операций можно переходить только на последующих этапах... Это доказано математически, сразу говорю, что оптимальная стратегия иногда противоречит интуиции, но не перестаёт быть верной...
  - Ну хорошо, скажи тогда, как распределить силы по этим двум задачам?
  - Точная пропорция рассчитывается по формуле, исходя из текущего соотношения сил противников и числа этапов, отпущенных командованием на разгром противника.
  - Что за этапы?
  - Этапы можно измерять в сутках, но лучше- в самолёто-вылетах, хотя это затруднительно, пересчитывать наряд сил после каждого вылета, так как они могут происходить для разных частей в разное время.
  - Ну допустим,- поворачиваем в обратную сторону,- а как лучше всего действовать японцам?
  - Синие не могут использовать одну стратегию, как красные. Они должны концентрировать все свои силы на одной задаче: либо бить по аэродромам, либо- отряжать все силы на ПВО, но также, как и красные, не должны отвлекаться на поддержку своей пехоты. Причём, выбор задачи синими на следующий день, должен приниматься случайным образом, чтобы обмануть противника...
  - Это я как раз понять могу: мы разделяемся, а они смогут принимать бой всеми своими силами, а вот что мне непонятно, так это как учитываются в твоей теории зенитки, которые защищают аэродром от налётов?
  - Учитываются как поправочный коэффициент к силе ПВО, но как я слышал по рапортам лётных командиров на совещании у командующего подавляющее число потерь самолётов происходит именно в результате воздушных боёв, а не от огня зениток.
  - Ну не знаю,- Голованов задумчиво качает головой,- вот так с бухты-барахты... нужно это дело обмозговать, попробовать на учениях в мирной обстановке...
  - Проанализировать данные по результатам боёв,- согласно киваю я,- обкатать собранные данные на вычислительной машине.
  - Именно. Ты же знаешь, я двумя руками за науку... 'Надеюсь, что военные сумеют сделать правильные выводы, времени до войны осталось совсем мало'.
  - Ты мне лучше вот чего скажи, , Алексей, почему лётчики продолжают жаловаться на плохую работу радиостанций? Уже на твои новые. Я ничего не хочу сказать, связь стала лучше, чем была, но всё-таки...
  - Помехи от электрооборудования самолёта никуда не делись. Чтобы с ними бороться недостаточно мер, принятых в конструкции самой радиостанции, нужен комплекс мер по экранировке помех во всём самолёте. В технических требованиях на новый самолёт требуется его полная 'металлизация': все съёмные и подвижные металлические части конструкции длиной более полуметра и площадью свыше ноль-двух квадратных метров должны быть присоединены к общей 'массе', или по другому к корпусу самолёта при помощи гибких проводников малого сопротивления. Например, на нашем И-289 и новом истребителе Яковлева связь замечательная, а на И-16 много хуже, потому что нереально 'металлизировать' самолёт, который проектировался без её учёта.
  - Считаешь, что только в этом проблема? А я уж грешным делом...
  - Ручаюсь, проверено много раз. Кстати, после замены двигателей на 'ишаках' связь должна улучшиться, в М-62 проведена экранировка магнето.
  * * *
  - А почему бы нам с тобой, Мэри, не уехать куда-нибудь подальше отсюда,- Изольда ставит пустой бокал на журнальный столик и тянется к сигарете,- на Кубу, или в Южную Америку? Я когда встретила тебя в первый раз тогда в баре, то сразу поняла, ты- та, с кем я хочу прожить остаток своей жизни, где-нибудь там, на берегу тёплого океана... Гавана... Рио-де-Жанейро?
  'Надеюсь, Кузнецов сегодня без камеры'- Оля набрасывает на голые плечи плед.
  - Замёрзла?- заботливо накрывает её всю Изольда.
  - Гавана, Рио-де-Жанейро,- эхом вторит ей девушка,- чтобы бросить всё и уехать туда нужны деньги, а чтобы безбедно жить там нужны большие деньги.
  - Мы будем работать,- чиркает спичкой старшая,- я могу пойти гувернанткой в богатый дом...
  - Без рекомендаций,- возражает Оля,- ты забываешь, что мы будем жить по подложным документам, они, кстати, тоже стоят немало.
  - С тобой я готова жить в любых трущобах!
  - Я тоже, Изольда, фу... от тебя пахнет табачищем как от подвыпившего матроса... но на панель я не пойду...
  Изольда бежит в ванную чистить зубы, Оля показывает кулак стене, за которой притаился её помощник.
  - Я, кажется, кое-что придумала,- продолжает она когда в комнату возвращается её подруга.
  - Что придумала?- Изольда наполняет бокалы.
  - Как добыть деньги... ты же знаешь, я работаю уборщицей у одного важного 'гуся' в германском посольстве. Он в в своём сейфе дома хранит какие-то важные бумаги, а я знаю где он прячет ключ. Как ты, Изольда, думаешь купит ли их кто-то, например, из ваших шпионов?
  - Нет, не думаю,- женщина снова машинально тянется к сигарете,- за большие деньги можно продать что-то очень важное или же постоянно снабжать разведку документами. А что это за 'гусь'?
  - Он работает в каком-то отделе в посольстве... часто бывает в командировках, ездит по японским заводам, я слышала, как он с женой об этом говорил.
  - Нет, за экономическую информацию мы вряд ли что-нибудь получим,- делает большой глоток вина старшая,- но мысль ты подала интересную, дай я тебя, Мэри, за это обниму.
  - Какую мысль? Погоди,- Оля ловко уворачиваются от рук Изольды и мигом оказывается сверху, крепко прижав её руки к постели.
  - Какая ты сильная и ловкая,- восхищённо выдыхает женщина, показывая кровавые от красного вина зубы,- а ведь мне палец в рот не клади, когда-то отлично играла в теннис.
  - Я работала в цирке в Берлине воздушной акробаткой, ходьба по канату под куполом цирка, прыжки со штамборта,- на лице девушки появляется мечтательное выражение.
  - Я в детстве тоже об этом мечтала,- заливается смехом Изольда.
  - Ну, говори скорее, что за мысль?- деланно строгим голосом говорит Оля,- или я тебя сейчас отшлёпаю.
  - Нет, забудь, это слишком опасно,- грустнеет женщина.
  - Просто скажи, а потом уже решим, стоящее ли это дело. Не отпущу пока не скажешь.
  - Ну хорошо-хорошо, слушай... есть у нас на территории посольства такой незаметный двухэтажный флигелёк, неподалёку от главного корпуса. В нём находится шифровальный отдел. Я работаю на первом этаже, иногда бываю на втором, там находится шифровальная машина. Вот за документацию на неё германцы отвалили бы кругленькую сумму.
  - Я знаю такого человека, ты умница,- Оля в порыве целует подругу.
  - Погоди, Мэри, на входе всё равно круглосуточная охрана, к тому же усиленная- завтра в субботу у нас праздник, день королевы Виктории. Её никак не обойти, разве что по небу...
  - Труба печная на крыше есть?- перебивает её Оля.
  - Каминная...
  Вдруг раздаётся лязганье ключа в замке, дверь в номер распахивается настежь и на пороге показывается женщина лет тридцати в длинном плаще, трясёт рыжей копной волос и обводит скромно обставленный номер совершенно безумными глазами. Её взгляд сразу останавливается на раскрытой постели. За стенкой слышится грохот переворачиваемого стула.
  - Изольда, ты- сука!- визжит она, в руке у неё тускло блеснула воронёная сталь пистолета,- променяла меня на какую-то шлюху!
  - Бридж, ты всё не так понимаешь,- хрипит побелевшая Изольда, поднимаясь с футона, лежащего на циновке, толстого матраса.
  В ответ раздаются громкие пистолетные выстрелы, звон разбитого стекла и маленький номер заполняется гарью сгоревшего пороха. Оля мягко выскальзывает из-под одеяла и рывком, сверкнув белыми бёдрами, откатывается в сторону, чтобы уйти с линии огня, но укрыться в почти пустой комнате негде: два матраса и сдвинутый в угол плетёный столик с короткими ножками. Она оборачивается и краем глаза замечает появившегося в дверях Кузнецова, падающую женщину, сжимающую в руке пистолет, и голую Изольду, зажимающую руками рану на шее, из которой толчками хлещет кровь.
  - Проверь их, пистолет не трогай,- шипит Оля, видя, как напарник не двигаясь с места, просто переводит взгляд с одной женщины на другую.
  - Ходу,- девушка одной рукой подхватывает свою одежду, срывает с крючка плащ и вылетает в коридор, снизу доносится топот ног и чьи-то громкие выкрики,- к тебе в номер... отвернись... как Изольда?
  - Не жилец, у другой просто обморок... клянусь, я её пальцем не трогал.
  - Потом,- перебивает его девушка распахивая окно, ей в лицо ударили крупные капли дождя,- тут карниз скользкий, осторожнее...
  - Откуда она взялась?- спрашивает Оля, когда они отошли быстрым шагом, перепрыгивая через лужи, отошли от гостиницы.
  - Понятия не имею.
  - Портье настучал... Чёрт, всё на смарку... Чёрт!- кусает губы девушка,- ладно, будем надеяться полиция не станет слишком глубоко копать... а мы ей в этом поможем... когда меня проводишь, мигом- в кабак к Зорге, передашь одну из тех фотографий, на свой вкус. Пусть подкинет её осторожно, лучше через других лиц своим журналистам собутыльникам... скажи, чтобы после этого сразу шёл на конспиративную квартиру, ту, где мы были в последний раз... Нет, фотографию не передавай, лучше просто скажи чтобы бросал всё и бежал ко мне... с тобой встречаемся в полночь у британского посольства, захвати с собой два свёртка, что я тебе вчера показывала и поосторожней с ними... да, старухе скажи чтобы начинала паковать чемоданы, завтра вечерней лошадью мы покидаем Токио в направлении Даляня.
  * * *
  - Это будет настоящая бомба!- хмель мгновенно вылетает из головы Рамзая как только он берёт в руки снимки,- 'Отто' сообщает, что посол Крейги будет представлять британскую сторону на переговорах с министром иностранных дел Аритой. Речь там пойдёт о разделе сфер влияния Японии и Британии в Китае... а тут жена такое вытворяет. Кто вторая женщина?
  - Сотрудница британского посольства,- отвечает Оля после долгой паузы,- это ещё не всё... Час назад эта жена в гостинице застрелила её, приревновав к другой женщине.
  - Что?!- подскакивает со стула Зорге,- вот это поворот... Японцы наверняка захотят сохранить эту грязную историю в секрете, чтобы иметь дополнительный козырь на переговорах. А если власти введут запрет, то ни один редактор самой задрипанной газетёнки не решится напечатать об этом...
  - Японской газеты,- делает ударение на первом слове девушка.
  - Ты что, предлагаешь мне этот материал?- в глазах Рамзая зажглись радостные огоньки.
  - Не совсем, отнеси их в германское посольство и скажи там, что получил снимки от одного из знакомых японских репортёров.
  - Но почему?- хмурится Зорге.
  - Ну, во-первых, тебе ещё здесь работать, не надо привлекать к себе ничьё внимание...
  - Я выпущу статью под псевдонимом, напечатаю в Шанхайской газете.
  - ... под псевдонимом, ты действительно считаешь, что твоё авторство удастся скрыть? А во-вторых, пусть лучше она выйдет в Германии: сначала как просто сообщение в пару строк, а потом после британского опровержения, уже подробно с фотографиями.
  - Пожалуй ты права, Гитлеру будущие японо-британские переговоры как кость в горле: если они договорятся по Китаю, то Англия сможет полностью сосредоточиться на европейских делах.
  - И, кроме того, ваш авторитет, товарищ Зорге, в германском посольстве сильно вырастет, а ещё вы можете попросить там денег на покупку этих фотографий, согласитесь, что это будет приятное финансовое подспорье для резидентуры?
  - А другие фото оттуда же вы, товарищ Ревизор, сможете достать?... Нет-нет, я подумал, американцы ведь тоже не в восторге от позиции Британии в Китае...
  - Хотите дважды продать один товар,- улыбается Оля.
  - Не один, а разный... репортёр-подлец не сдержал своего обещания. - Найдём фотографии на любой самый изысканный вкус. Американцы, конечно в центральных газетах такое не напечатают, но в бульварных- с большим удовольствием.
  - Приятно работать с такой умной и обворожительной... товарищем.
  - Товарищ завтра уезжает,- поднимается и Оля,- фото уже лежат тайнике номер три. Берегите себя.
  * * *
  Из окна второго этажа правого крыла британского посольств повалил густой белый дым.
  - Пожар! Пожар!- несутся издалека истошные крики.
  В наушнике у Оли, лежащей на траве на куске чёрной прорезиненной ткани в тридцати метрах от двухэтажного флигеля, послышалось учащённое дыхание бегущего Кузнецова.
  - Как всё прошло?- качнула она головой в сторону напарника, неотрывно глядя на плохо освещённое здание.
  - Удачно, точно попал в открытое окно,- плюхается он рядом,- правда пришлось повозиться с запалом, не хотел зажигаться. Что ты там разглядываешь, не видно ж ни зги?
  - На втором этаже окна заделаны кирпичом,- шепчет Оля,- странно, труба одна... похоже два дымохода с первого и второго этажа совмещённые... а как же вентиляция? И её тоже совместили? Ладно будем проверять. Коля, гляди в оба, кыш с подстилки.
  Оля в черном спортивном костюме, подхватив под мышку коврик, исчезает в темноте.
  'Так и есть, три- в одном, оригинально... задохнуться же можно,- девушка заглядывает в трубу, накинув на плечи подстилку и включив головной фонарик,- и толстую решётку ещё вмуровали в кирпич от охотников за чужими секретами... то, что нам мешает, то нам поможет'.
  - Коля, двигайся ко входу,- Оля достаёт и заплечного мешка туго перетянутую жгутом картонную коробку,- будь готов, сейчас на тебя побежит стадо кабанов...
  Девушка опускает коробку на решётку, дёргает за верёвочку, выглядывающую из неё, внутри что-то шипит, наружу вырывается клуб чёрного едкого дыма с запахом нафталина. Она поспешно закрывает отверстие трубы подстилкой, а сама не скрываясь спешит к водосточной трубе. Быстро перебирая руками по креплениям водостока к стене дома, в мгновение Оля оказывается на земле.
  - Первый- мой,- девушка встаёт справа от входной двери сбоку от забранного решёткой окна.
  Они с Кузнецовым синхронно надевают толстые ватные маски, авиационные очки, в их руках оказываются короткие деревянные палки. Оля в прыжке бьёт битойей по горящей над входом электрической лампочке. Через несколько секунд наружу донёсся звериный вой, послышались звуки переворачиваемой мебели. Тяжёлая, обитая железом дверь широко распахивается, и первый ревущий 'погорелец' вылетает на крыльцо флигеля, где его тяжёлый подбородок встречается со свистнувшей бейсбольной битой. Подкашивающиеся ноги, опережая голову, успевают ещё сделать несколько шагов вперёд, но в итоге его тело опрокидывается на спину, не успев достигнуть ступенек. Второй охранник получает палкой слева по затылку и как подкошенный валится на первого. Перепрыгнув через четвёртого, Оля первой врывается во флигель.
  - Не убивайте меня, пожалуйста,- из-под стола раздаётся жалобный женский голос.
  - Але зинд йе, пас ауф зи ауф (нем. Все тут, позаботься о них),- бросает девушка через плечо напарнику, а сама, выключив свет в комнате, начинает споро поднимать тяжёлые шторы и открывать окна.
  - Заткнись и с тобой всё будет хорошо,- грозно рычит на поскуливающую англичанку Кузнецов, хватает за ноги ближнего охранника и втягивает его внутрь комнаты.
  - Их бин обн (нем. Я- наверх),- Оля включает головной фонарь и бросается к лестнице.
  'Больше ста кэгэ'...
  Девушка безуспешно пробует приподнять за угол объёмистый агрегат, составленный из пишущей машинки, к бокам которой прилепились два цилиндрических печатающих устройства, сзади- блок с рядом роторов, а за ним- протяжный механизм как на магнитофоне с двумя кассетами бумажной ленты.
  'Зачем две печаталки? А понятно... один для открытого текста, другой для зашифрованного... точно, и один перфоратор... это, видимо для сопряжения с телеграфным аппаратом... Зачем тексты печатать на ленте?... Для более безопасного хранения архива? Ленту ведь так просто не сфотографировать как лист бумаги... чёрт его знает пусть Чаганов над этим думает... так, не видно вокруг ни одной папки, за исключением написанного от руки текста на держателе, который, видимо, набивал оператор... А где шифроблокнот с ключами'?
  Олин взгляд падает на небольшой железный шкаф, стоящий на полу справа от шифровального агрегата.
  'А ключ, как и ожидалось торчит в замочной скважине... на пожаре, как на пожаре... что тут, так, есть блокнот... вырванные листы... использованные листы по инструкции должны сжигаться... оператор попался пунктуальный... неиспользованные бесполезны, так как будут обязательно заменены... Черт, чёрт... ладно возьму шифроблокнот на память... Дальше, деревянный ящик со сменными роторами... всего три?! Не всё так просто... ротор составной звёздочка с буквами и отдельный блок с контактами, который вставляется в неё... Основная проблема в том, что скрыть исчезновение железок никак не удастся, а значит и брать их бесполезно. Документация на шифровальную машинку отсутствует... то есть её обслуживание ведут другие люди, но зато шкаф забит катушками с бумажной и красящей лентой... Красящая лента! Две катушки, одна на принтере открытого, другая- зашифрованного текста. То, что надо'!
  Оля срывает со спины маленький полупустой рюкзачок и, поколдовав над печатающим устройством, освобождает сначала одну катушку затем другую, аккуратно заворачивает их в тряпку и укладывает в мешок. Выбрав пару использованных катушек из коробки, стоящей на нижней полке шкафа, она ловко вставляет их в машинку и на секунду задумывается. Выдохнув, возвращает на место шифроблокнот, запирает шкаф, кладёт ключ в карман. Большой отверткой, лежащей в ящике стола, суёт отвёртку в замочную скважину, пытается её провернуть, затем несколько раз царапает дверцу железного шкафа и с силой бросает её в стену. У лестницы обводит внимательным взглядом комнату и, мягко ступая, несётся вниз.
  - Кто тут у вас главный?- шипит Оля, нависнув над плачущей англичанкой. Та, приподнявшись, дрожащей рукой тычет в лежащего рядом без сознания мужчину со сломанной челюстью, изо рта которого течёт кровавая слюна.
  - Гут,- отработанным ударом без размаха ребром ладони по шее Оля отправляет женщину нокаут, вытаскивает ключ от шкафа и кладет его в карман шефа шифровальщиков.
  - Шнеллер, шнеллер,- умело грассирует Кузнецов, закрывая окна, его напарница в этот момент простым карандашом, подобранным с пола, на белой стене выводит буквы 'R.F.B.'.
  - Зачем ты это сделала?- шепчет он, когда они остановились перед оградой, любуясь на огонь вырывающийся из окна посольства.
  - Ложный след,- отвечает Оля,- англичане всё равно не поверят, что это сделали 'рот фронтовцы'. Ходу!

  Чита, железнодорожный вокзал.
  Чита, железнодорожный вокзал.
  30 июня 1939 года, 07:00.

  - Что это за грузовики?- Роман Ким кивает на строй из десятка машин, стоящих на привокзальной площади,- американские? Ни разу не видел таких больших.
  - Наши, Ярославские семитонные ЯГ-8,- распирает меня от гордости,- дизельные. Цельнометаллическая кабина немного похожа на 'Шевроле' своим сглаженными формами, но только чисто внешне, вся начинка советская.
  - И в грузовиках вы разбираетесь,- оживляется мой собеседник, вообще есть такая тема, с которой бы вы были не знакомы?
  - В чём, в чём, а вот в этом я, как говорится, не в зуб ногой, полный профан... просто слушаю умные речи специалистов... а так у меня своей работы по горло.
  - Специалистов,- эхом повторяет Роман,- Алексей Сергеевич, ну когда вы возьмёте Василия Сергеевича мне в помощь? Зашиваюсь.
  - НКВД проверку затягивает.
  - Я товарища Ощепкова почти тридцать лет знаю,- горячится Ким,- мы с ним в Токио в Православной миссии познакомились. Я был ещё совсем пацан, а ему почти двадцать, он тогда учился в семинарии и одновременно в школе дзюдо Кодокан, мы на него смотрели как на бога. В 20-х оба работали переводчиками, я- в ОГПУ, а Василий Сергеевич, как я понял, в военной разведке, не раз встречал его во Владивостоке в штабе Сибирского Военного округа. В последнее время в Москве он занимается преподаванием 'дзюу-до' в ЦДКА, в спортивном институте, где придётся. Мы часто с ним виделись до моего возвращения во Владивосток, я его хорошо знаю, могу поручиться за него. - Не надо меня, товарищ Ким, за советскую власть агитировать...
  'Оля ещё всю плешь проела, мол, давай заберём Ощепкова в Спецкомитет будет учить наших вохровцев дзю-до, у меня опыта преподаванию- чуть, а он- мастер'.
  - ... существует порядок проверки кандидата на такую должность.
  - Если вы, товарищ Чаганов, о том, что Василий Сергеевич в калчаковской контрразведке служил, так и я тоже- в Пограничной страже.
  'Это, конечно, неприятно, но не самое страшное... Берзин дал справку, что Ощепков работал там по заданию Реввоенсовета, плохо то, что он был советником командарма 1-го ранга Каменева, одного из участников заговора Тухачевского, в комиссии по разработке системы самозащиты в ГТО-2... Советник, доверенное лицо заговорщика... пятно на всю жизнь'.
  - Пока НКВД не даст свой отзыв,- отрезаю я,- ничего нельзя сделать, остаётся только ждать.
  С запада до нас доносится приближающийся гул авиационных моторов, мы с Кимом задираем головы. В бездонном утреннем солнце появляются с рёвом набирающие высоту самолёты, взлетающие с расположенного неподалёку аэродрома.
  'ЛаГи... шесть пар... именно пар, а не троек... новым самолётам- новый строй... эскадрилью выходит прислали сюда... первый поджидают последних... всё повернули на юг... в Монголию'.
  - Товарищ Чаганов,- к нам подбегает запыхавшийся красноармеец,- вас к телефону из Москвы, аппарат здесь в кабинете начальника станции.
  - Ведите,- с сожалением отрываю взгляд от завораживающего зрелища.
  - Алексей Сергеевич,- слышу в трубке ВЧ встревоженный голос Пересыпкина,- у нас тут такое дело...
  - Слушаю вас, Иван Терентьевич.
  - ... выселяют нас из Подлипок. Хруничев привёз постановление Совнаркома за подписью товарища Вознесенского, что 289-й завод полностью передаётся с 1 августа в НКАП.
  'Как некстати, только что получили два двигателя МГ-31 и началась сборка первых двух опытных вертолётов... Где мы всё это разместим'?
  - И кто хочет вселяться в нашу квартиру?- стараюсь не выдать голосом своё беспокойство.
  - Конструкторское бюро Сухова,- Пересыпкин зашелестел бумагами,- нет, Сухого. Не слыхал о таком, наверное, из молодых...
  - Не скажите, Павел Осипович- известный в узких кругах авиаконструктор, до этого был заместителем у Туполева. 'АНТ-25', 'Рекорд Дальности'- его работа.
  'Так значит наш завод отдали под производство самолёта 'Иванов', дело нужное... а моим вертолётчикам куда деваться'?
  - Вот что, Иван Терентьевич, я через неделю, максимум через десять дней, возвращаюсь в Москву. До моего приезда Милю с Черёмухиным оставаться на месте и продолжать работу. Пусть все свои работы переведут в 3-й цех и там держат оборону. Это приказ, если новое руководство будет на них напирать, то сами поезжайте в Подлипки и ссылайтесь там на меня. Что-то ещё? Нет, тогда успехов.
  'В конце-то концов,- кладу телефонную трубку на рычаг,- этого цеха для опытных работ нам вполне достаточно'.
  * * *
  - Ну как дела, Роман?- заглядываю в купе Кима.
  - Вот посмотрите сколько за утро мне набросали,- Ким кивает на толстую пачку дешифровок, лежащую перед ним,- как прорвало.
  'Наши бомберы вечером постарались, проводили операцию по уничтожению телеграфных столбов в окрестностях Ганьчжура. Пришлось японцам переходить на радиосвязь'.
  - А я смотрю, ты не плохо и сам справляешься, вон уже сколько перевёл.
  - Просто они открытым текстом начали разговаривать,- смеётся Роман,- некогда шифровать, применяют нехитрый код, типа наших 'коробочек' и 'огурцов'.
  'Может уже решились пойти в наступление?- пододвигаю к себе кипу переводов, написанный каллиграфическим почерком Кима. Та-ак, полковник Йошимару... командир 3-го танкового полка из-за дождей размывших дорогу просит генерала Ясуоку перенести время выхода его подразделения в исходный район на сутки. Не отстаёт от него и полковник Тамада, командир лёгкого танкового полка... тоже задержка по той же причине. Любопытно, выходит все наличные танковые силы Квантунской армии в данный момент спешат к Халхин-Голу... А начальник у них генерал-лейтенант Ясуока, командир первой механизированной бригады, которая противостоит нашим войскам на юге... Далековато будет от Баин-Цагана, где японцы в моей истории нанесли свой удар, километров двадцать пять на север будет... по идее танки должны идти туда'.
  Ещё раз внимательно изучаю шапки бланков радиоперехватов.
  'Стоп, а если всё-таки ошибка и просьбы адресованы не генералу Ясуока, а генералу Камацубару командующему Северной группы? Нет, вот отметка начальника смены батальона РЭБ ... почерк радиста штаба Южной группы установлен точно и место выхода в эфир примерно соответствует, наши пеленгаторы на столько не врут'.
  Роман Ким в задумчивости покусывает карандаш, колдует над зашифрованной радиограммой, встаёт и выходит из купе.
  'Дальше... неизвестный командир артиллерист докладывает, что после прохода танков передвигаться по размытым караванным путям становится совершенно невозможно... машины часто застревают и ломаются... все деревья вдоль дорог уже порублены и пошли на укрепление покрытия. Хорошо, получается, что наша вчерашняя 'деза' попадает в точку: в ней командир 11-й танковой бригады Яковлев открытым текстом жалуется командующему Коневу на поломки техники из-за плохих дорог и просит отвести бригаду в тыл на ремонт. В реальности же он стремительно движется с запада в сторону фронта, дело в том, что в отличие от Маньчжурских предгорий, местность реки Халхин-Гол песчаная. Когда дождевая вода попадает на песок он становится твёрдым как бетон'...
  - Ну что, Роман,- вижу радостное лицо Кима, залетающего в купе,- получилось?
  - Да,- счастливо улыбается он,- командующий генерал Уэда использует такое старьё- 'Красную'!
  - Ну, положим и 'Фиолетовую' тоже для связи с Токио,- торопливо открываю текст,- а 'Красная' самое то для полевых условий.
  'Что это? Первая радиограмма... доклад Комацубару в Чанчунь, в штаб Квантунской армии... так, топлива для танков осталось на сто километров пути и для пополнения запасов его взять неоткуда... Дальше ещё смешнее... понтонный мост не выдержит даже лёгкие танки, на участке, где запланировано форсирование реки нет бродов... Вторая радиограмма, полученная в ответ на первую... генерал Уэда закусил удила: танковые полки группы поддержки получают задачу ударом с юга прорвать оборону русских, захватить мост в центре их обороны... Ну да, и путь для танков короче и переправлять их через реку не надо... Северной группе операцию проводить силами моторизованной пехоты и полевой артиллерии, переправиться через реку и ударом на юг завершить окружение русских и монгольских войск... В конце шифровки ещё один приказ- оказать содействие отряду полковника Исии'.
  - Роман, когда у нас начальник разведки забирает дешифровки?...
  - В полдень и полночь.
  - ...Отметь в журнале шифровки, что я беру с собой в штаб округа,- подскакиваю с места и начинаю диктовать ему номера.
  'Исия!- вдруг как током ударяет меня неожиданная мысль,- нет, не может быть, мало ли в Японии Исий... Или может? Не так уж много таких, за которых хлопочет сам командующий Квантунской армией'.
  * * *
  - Ривас, тревога у тебя,- голос Рокоссовского совершенно спокоен,- красный пакет номер 3, действуй.
  'Ривас- это Макар Фомич Терёхин, командир 11-го мехкорпуса и тоже 'испанец', закрутились колёсики'.
  - Степанова,- комкор берётся за трубку ВЧ.
  'А это псевдоним Конева... не доверяют до конца нашей засекречивающей аппаратуре, хотя прибор ЗАС Котельникова что стоит сейчас на линии Чита- Тамцак-Булак самый продвинутый, если, конечно не считать Айфона и БеБо. Наряду с перестановками частотных полос с инверсией, применяются временные перестановки 100-миллисекундных отрезков речи'.
  - ... вам придаётся,- Рокоссовский ищет глазами в списке, лежащем перед ним, подходящее слово,- 11-й 'квадрат', план по его использованию доложите мне лично по 'граммофону'. Скоро буду у вас.
  'Цирк да и только, ну зачем так себя мучить? На данный момент этот прибор- лучшая в мире система ЗАС'.
  - Ещё что-то, Алексей?- нетерпеливо смотрит на меня Рокоссовский.
  - Да, очень важное сообщение... ещё точно не подтверждено, но вполне возможно, что этот 'полковник Исия и его отряд'- секретное подразделение японской армии, которое готовится применить против наших войск бактериологическое оружие.
  - Бактериологическое?- привставший было комкор, снова садится.
  - Могут распылить возбудителей чумы, холеры и тому подобное.
  - Час от часу не легче,- Рокоссовский хватается за телефонную трубку,- начмеда ко мне, быстро!

  Глава 4.

  Маньчжоу-Го, Харбин,
  Летний сад 'Аркадия'.
  01 июля 1939 года, 19:00.

  
  Только рхаз бывают в жизни встрхечи,
  
  Только рхаз судьбою рхвётся нить,
  'Ну как ему может не нравиться?- Оля хмурится и тихонько толкает в бок задремавшего Кузнецова,- Вертинский- гений, он создал на эстраде новый жанр... стихи в музыкальном сопровождении, которое усиливает поэтический эффект... Высоцкий многое взял у него, не только стиль, но и... достаточно послушать песню мэтра 'Над розовым морем'.
  
  Только рхаз в холодный зимний вечерх
  
  Мне так хочется любить.
  - Браво! Брависсимо!- сразу несколько вскочивших с мест дамочек бальзаковского возраста закрывают элегантную фигуру певца в безупречном фраке, подошедшего к краю сцены, чтобы принять цветы.
  - Где остановился Вертинский?- щебечут у ограды гимназистки,- в 'Модерне' на третьем этаже, где останавливался Шаляпин... А можно туда пройти? Что ты, а если директриса узнает!
  - Ну что делать будем?- вздыхает Кузнецов, когда официант летнего кафе, принесший лимонад, отходит к соседнему столику.
  - Ждать И-Чена больше бесполезно,- Оля делает маленький глоток из хрустального бокала,- не пришёл на встречу, значит у него что-то случилось. Жаль рации нет, но согласись, через две таможни тащить её было опасно...
  - В Шанхай?
  - ... опасно, там нас могут искать англичане, японцы и китайцы.
  - Считаешь они нас вычислили?- Николаю нравится новое слово.
  - Вряд ли, но не исключаю. Лучший вариант был перейти нам границу нелегально, с И-Ченом вообще идеально. Он- контрабандист, уже много раз возил наших по Сунгари в Амур, от Харбина километров двести пятьдесят. Придётся искать другую возможность...
  - Будем прорываться в наше Генконсульство?
  - Нет, даже приближаться не станем,- машет головой Оля,- маньчжурцы из-за войны в Монголии обозлены на нас, вся территория консульства оцеплена. Можно нарваться на них, а у нас катушки с собой.
  - Да, если бы не лента...
  - Даже если и прорвёмся, то обратно- никак. Стоп, Вертинский! Он давно пытается оказать СССР какую-нибудь услугу, обивает пороги советских загранучреждений, видно невмоготу стало на чужбине. Так пусть послужит Родине, отвезёт плёнки в полпредство, и весточку о нас заодно передаст, пусть в Москве думают как нас отсюда вызволять. Он ведь завтра уезжает, давай быстро к нему.
  * * *
  На противоположной стороне улицы, прохаживаясь по плохо освещённой аллее в небольшом скверике, Кузнецов то и дело бросает взгляд на подъезд гостиницы 'Модерн'. Швейцар услужливо распахивает дверь и на пороге появляется Оля в светлом шёлковом платье.
  - Стопэ, докимента,- из стоящей у отеля легковой машины выскакивают два молодых сержанта в полевой японской форме и перекрывают путь девушке.
  - Сейчас, сейчас, господа офицеры,- девушка, наклонив голову, трясущимися руками начинает суетливо рыться в сумочке, извлекая на свет то зеркальце, то пудреницу, роняя на землю то одно, то другое, её глаза при этом быстро осматривают улицу.
  Кузнецов, не сводя глаз с напарницы, ускоряет шаг, в свете уличного фонаря блестит воронёная сталь пистолета. Оля, заметив манёвр Кузнецова, вдруг начинает отчаянно трясти головой из стороны в сторону так, что тот замирает на обочине, пряча оружие в карман брюк. Из-за поворота появляется грузовая машина с солдатами маньчжурской армии в кузове, за ней ещё одна... Николай поспешно отступает в тень большого платана. Потеряв терпение, японцы хватают девушку за руки и тянут её к машине, та на подкашивающихся ногах следует за ними.
  - Не надо, я сама!- пытается перекричать шум проезжающей колонны Оля, повернув голову к дороге.
  'В машине трое,- Кузнецов дрожащими руками пытается достать сигарету из пачки,- водитель и два сержанта... сержанты оба сели сзади, это плохо... да справится, даже голыми руками справлялась'.
  - Симпатичное 'брёвнышко' нам попалось сегодня,- потные ладони первого загуляли по груди скулящей девушки,- остановись за городом в нашем месте.
  - Должны быть у солдата на службе маленькие радости,- второй поглаживает её крепко прижатые друг к другу бедра,- а то вчера везли вонючего старика-китайца, всё проклял.
  - Эй вы там, погодите,- крутит головой водитель,- давайте по-честному, бросим жребий, а не то больше не буду возить вас на охоту в Харбин, топайте на своих двоих в Пиньфань в публичный дом...
  'Так они из 'отряда 731',- сжимает кулаки Оля,- по словам 'Мини' рядом со станцией завершается строительство огромного военно-бактериологического комплекса, фабрики по массовому производству болезнетворных бактерий... вот значит, как они добывают 'подопытных кроликов'... так, сворачивают с дороги'...
  Вдруг перед машиной в световом пятне от фар возникает спинка серого короткоухого зайца. Несчастное животное, оказавшись на световой дорожке, мчится по ней во весь опор, не смея отвернуть в спасительную темноту.
  - Давай, жми, дави его!- сразу заорали конвоиры, подавшись вперёд и хватаясь за спинки передних сидений.
  'Пора действовать, чтобы не оказаться на месте такого вот зайца'.
  Оля левой рукой поддёргивает юбку, правой нащупывает ножны миниатюрного 'танто' примотанные к внутренней поверхности левого бедра у колена, большим пальцем отводит в сторону фиксатор и нож обратным хватом оказывается в маленьком кулаке девушки. Отточенное, как бритва, тонкое лезвие тут же по широкой дуге начинает свой путь к шее правого конвоира. Тугая струя крови из рассечённой сонной артерии фонтаном бьёт в лобовое стекло автомобиля.
  Дойдя до предела, корпус Оли, как пружина, начинает раскручиваться в обратную сторону, с каждым мгновением разгоняя остриё локтя её левой руки. С чавкающим звуком оно впивается в ухо левого конвоира, его голова безвольно стучится о приоткрытое боковое стекло. Обезумевший от вида крови шофёр, потянувшись вперёд и не снимая ноги с газа, пытается одной рукой очистить лобовое стекло, в этот момент сзади он получает сильный удар по затылку рукояткой ножа и теряет сознание. Машина, проехав ещё с десяток метров, застревает в песчаной ловушке, освещая скос одинокого бархана.
  В следующие несколько минут девушка как автомат собирает оружие, документы японцев, оттаскивает их под свет фар, вяжет руки и ноги водителю и тут видит, что второй сержант тоже не дышит.
  - Чёрт! Чёрт! Ну куда теперь я в таком виде?- в отражении бокового зеркала она замечает залитое кровью белое платье.
  Оля поднимает с земли фляжку и большими глотками пьёт воду.
  - Второй-то ростом аккурат с меня,- девушка точными движениями вытряхивает его из гимнастёрки, стягивает штаны, критически смотрит вниз на тщедушного японца,- а туда же...
  * * *
   Очнувшийся водитель застонал от боли, пытаясь пошевелиться: его, вывернутая назад левая нога, оказалась намертво прихваченной к правой руке. Выплюнув изо рта набивший туда песок, он с трудом вытаскивает из-под себя свободную левую руку и трёт глаза.
   - Очнулся?- сбоку из темноты слышится спокойный голос девушки,- а твои друзья умерли. Вон посмотри. Как тебя зовут?
  - Акайо,- хрипит шофёр, в его глазах застыл ужас от вида застывшей крови и сержанта с отрезанной головой.
  - Ты не думай, Акайо, что я убийца, как они,- неторопливо говорит Оля загробным голосом,- всех мужчин из моей семьи в прошлом году вот так же схватили на улице ваши солдаты... отца, младших братьев, мать... Я поклялась отомстить за них. Смерть- за смерть...
  - Я не...
  - ...Знаю, Акайо, ты не такой, ты- водитель, твоё дело крутить баранку, пойми, я не хочу мстить простым солдатам, твои друзья сами виноваты...
  - Они не...
  - ... я хочу отомстить вашим начальникам, тем которые задумали и приказывают вам совершать эти зверства... ты, Акайо, водитель, не раз, наверное, возил этих упырей повсюду, ведь так?
  - Я всё расскажу, про всех,- плачет шофер,- ты же меня не убьёшь?
  - Обещаю, но только при одном условии: если ты ничего не утаишь от меня.
  * * *
  - Ничего себе размахнулись они тут,- присвистнул Кузнецов, с вершины плоского холма осматривая окрестности,- это что там с трубами?
  - Тепловая электростанция и крематорий,- отвечает Оля,- а там дальше, двухэтажное кирпичное здание, тюрьма, рядом с ней лаборатория, ещё дальше, длинные такие, цеха производственные, там они возбудителей разных болезней разводят. Смотри, кирпичный забор и земляной ров только со стороны железнодорожной станции, с противоположной стороны- голая степь, там просто колючка и вышки. Там пройти- плёвое дело. Ночью попробуем... ты бегал когда-нибудь в противогазе? Сейчас потренируешься, я тут неподалёку трёх попутчиков прикопала неглубоко, надо будет поглубже, чтоб звери не добрались. Там у них в багажнике был полный комплект: защитные костюмы, накидки, противогазы...
  - А машину куда дела?
  - Утопила в речке, в мутной воде машину трудно заметить, когда найдут, подумают, что упали с обрыва, а тела унесло течением. Так вот, один из тех троих был племянником начальником объекта,- цедит сквозь зубы Оля,- занимался поставкой людей для их экспериментов, думаю, что его скоро начнут искать...
  - Утром их хватились, значит сейчас уже ищут.
  - Не факт,- качает головой Оля,- племянник и раньше уходил в самоволку, но пусть будет так.
   -Ты понимаешь, Коля, эти два сержанта, помимо исполнения своих прямых обязанностей, ещё и сами на 'охоту' выезжали, девушек искать... никому об этом не докладывали, так как начальство строжайше запрещало это, предпочитало людей опустившихся, бродяг без родных, или всю семью разом, ну а этим мажорам хотелось другого... Я на том месте, когда японцев прикапывала, три трупа нашла... все- молодые девчонки.
  - Зверьё,- желваки заиграли на скулах Кузнецова,- , Аня, мы не можем вот просто так уйти отсюда...
  - Я тоже так думаю. Есть у меня одна мыслишка, как запустить япам ежа за пазуху, слушай... Видишь, вон тот ангар на краю лётного поля, туда самолёты на ночь загоняют... А рядом такой низенький кирпичный сарай, там где два часовых ходят вокруг по дорожке... Вот это будет нашей целью...
  - Что там?- Николай поднимает бинокль.
  - Там склад, где хранятся небольшие бомбочки с особой начинкой: холера, чума, наверное, ещё что-то, но не суть. Самолёты, которые базируются на этом аэродроме, летают на полигон, расположенный вблизи станции Аньда. Это в ста двадцати километрах от Харбина на северо-запад.
  - Это тебе водитель рассказал?
  - Ты что, думаешь наши военные разведчики совсем мышей не ловят?- хмурится Оля,- да они ещё год назад, как только японцы начали строить железнодорожную ветку к богом забытой деревне, сразу же этим местом заинтересовались. До нас тут были наши люди, мы тоже получили задание сфоткать этот объект.... сфоткать и всё, а оно видишь как вышло... Короче, на этом полигоне японцы производят испытания всякой дряни, сбрасывают маленькие стеклянные бомбочки, на людей, привязанных к столбам, а потом изучают как происходит заражение, как болезнь развивается и так далее.
  - Меня ещё вот что тревожит,- Кузнецов аккуратно укладывает японский бинокль в футляр,- помнишь, вечером швейцар тебе дверь в гостинице открывал? Я думаю, что он наводчик. Когда ты входила внутрь машины не было, а минут через пять подъехала, он подбежал к ней и о чём-то шептался с одним из сержантов.
  - Молодец, Николай, растёшь... Ты не волнуйся, он больше уже ничего не расскажет, я его ещё до того, как вернулась домой 'выпотрошила'. Он и в самом деле на японцев работал. Ладно, значит план у нас будет такой...
  * * *
   - Это хорошо,- шепчет Оля Кузнецову,- дождь нам в помощь... Приготовься, через пять минут начинаем. У меня- час двадцать пять...
  По брезентовой накидке застучали редкие капли. Девушка не спеша сворачивает её, укладывает в вещмешок, затягивает шнур, в левую руку берёт небольшую рогатину и, выждав время, ползёт к едва различимой в темноте изгороди, за ней бесшумно следует Николай. Рогатину под нижнюю проволоку, Кузнецов успешно проскальзывает под ней, бережно принимает два тяжёлых и объёмистых сидора.
  'Это было легко: на два метра высоты всего пять линий проволоки... ни тебе спирали Бруно, ни 'егозы'... расстояние между вышками не меньше полукилометра, тусклые прожектора утыкаются в стену дождя'...
  Подхватив вещмешки и проверив переговорное устройство, напарники расходятся чтобы подойти к цели с разных сторон.
  'Дисциплинированные ребята, не сидят под навесом, продолжают, несмотря на дождь, вышагивать по засыпанной гравием дорожке... Это они начкара боятся, смена караула через пять минут и тогда до новой смены будет четыре часа... сто ж, подождём и мы'.
  Новая смена, честно оттопав четверть часа, начала химичить, один караульный сидит под навесом, другой- обходит весь периметр.
  'Скоро, наверное, будут меняться... Пора!'- Оля дважды стучит по микрофону, тут же получает ответ и напрягает слух.
  Через пару минут из-за поворота появляется караульный в кепке с козырьком, надвинутой на глаза, карабином Арисака на плече и белозубой улыбкой Кузнецова.
  'Теперь моя очередь'- девушка молнией пересекает освещённую фонарём дорожку. Привлечённый шагами напарника, японец отрывается от столба, выглядывает из-под навеса и в этот момент тонкий шёлковый шнурок сдавливает его шею.
  'Тяжёлый, навесной,- девушка взвешивает замок на руке,- килограмм восемь, ай-ай-ай, неожиданно, а есть ли у меня трубка такого диаметра под штифт ключевины? Самый элегантный способ вскрыть такой замок- это, конечно, растворить пружину сувальды кислотой, поднять замок кверху и потрясти его из стороны в сторону. Это легко проходит с маленькими замками, а тут страшно даже подумать какой толщины может эта пластина, до утра можно провозиться'.
  Из сидора на свет появляется брезентовый футляр с множеством карманчиков.
  'Вот эта, кажется, подойдёт... так и есть'.
  Оля набрасывает на голову накидку, включает головной фонарик и принимается за работу: из металлической трубки за пять минут получается натяжитель, немного похожий на ключ, но без секретных выступов, его задача толкать засов. Собственно отмычка, кусок толстой стальной, согнутой буквой 'Г', проволоки для этого типа замков, универсальна. Её задача- для каждого поворота ключа поднимать хитрую пластину- сувальду, которая препятствует движению запора.
  - Медленнее ходи,- бурчит в микрофон девушка,- не части, пять минут на круг, не меньше.
  'Не достаёт отмычка до сувальды, надо увеличить длину загиба'...
  Орудуя отмычкой, Оля поднимает обе стороны сувальды и поворачивает натяжитель... внутри замка послышался лёгкий щелчок.
  'Один поворот есть,- девушка дёргает на себя замок,- сколько их всего?... Четыре'.
  - Фу-ух,- взмокшая от напряжения Оля вытаскивает дужку из петель, двумя руками откладывает замок в сторону,- готово.
  Резиновые штаны, куртка, фартук, очки, противогаз и рукавицы появляются из вещмешка. Облачившись во всё это, девушка открывает скрипнувшую дверь и заходит внутрь, морозный воздух ледника обжигает её горло.
  'Опломбированы. Какой открывать? Неважно, любая зараза подойдёт,- Оля берётся за дальний ящик у самой стены,- шарик, диаметр примерно десять сантиметров, тонкостенный, не тяжёлый, внутри что-то белое, вязкое как сметана... Взять пару? Нет, одного- за глаза... Надо спешить, ещё замок закрывать'.
  - Ещё сорок минут ходишь,- шепчет Оля в микрофон,- если я не появлюсь берёшь все наши шмотки и дуешь к точке сбора на холме, ждать до утра, дальше по обстановке.
  * * *
  'Кросс под дождём по пересеченной местности с ОЗК и противогазом... в рюкзаке прошёл удачно, затем десять минут ждала у железнодорожной насыпи выбирая момент для её пересечения и вот я в 'деревне Того''.
  В полукилометре на север ярко светится периметр 'штаба', слышны паровозные гудки и крики, а здесь, если не считать фонарей у общежития холостяков и квартир сотрудников 'отряда 731' и синтоистского храма, темно и тихо.
  'Ох, как не хочется надевать этот резиновый... но надо. Заманчиво было б запулить этот стеклянный шар в 'очистительный' бассейн перед храмом и не заморачиваться с ОЗК, но, слава богу, хватило ума не повестись на предательскую идею. Даже если он и расколется на дне, осколки капсулы будут видны, воды там по колено. Бассейн этот не для плавания, он для совершения обряда 'очищения': каждый входящий в храм обязан помыть руки, зачерпнув воды специальным ковшом из бассейна, затем прополоскать ею рот и конце помыть ручку ковша для следующего посетителя... Гигиена, понимаешь'.

  Юг Монголии, граница с Мэнцзяном.
  2 июля 1939 года, 19:00.

  Маршал Чойбалсан, коренастый и плотный, в простом лёгком дэли, длиннополом монгольском халате, на правах хозяина, принимает из рук круглолицей девушки, бесшумно появившейся в юрте, пиалу с чёрной маслянистой жидкостью и передаёт её князю Дэ Вану, третьему участнику трапезы. Князь, тридцатипятилетний толстячок с лицом Ким Чен Ына, одетый в красный шёлковый халат шитый золотом, правитель Мэнцзяна, небольшого государства на границе с Монголией, сателлита Японии, почтительно склоняет голову, принимая чашу, делает глоток и передаёт её мне.
  'Нет-нет, только не это... и отказаться нельзя... почему она чёрная?... а была не была, вся надежда на то, что молодой организм справится со всем попадающем внутрь... о-о, шурпа, наваристая... самое оно, а то от архи, молочного самогона уже начинает кружиться голова'.
  К сожалению, интрига с Ван Мином не прошла, Мао, видимо, что-то почуял и не повёлся на предложение своего оппонента возглавить уезд, оставив того в Яньнане при себе. Без просоветского Ван Мина во главе района появилась опасность, что Мао, склонный к занятию выжидательной позиции, не решится на совместное выступление с СССР и окажется втянутым в прямую конфронтацию с Японией и Мэнцзяном. Поэтому Сталин санкционировал реализацию запасного плана.
  - Великий князь,- начинает маршал, поставив пиалу на дастархан,- мы дети одного народа, мы братья и мы соседи, поэтому я решил пригласить вас на эту встречу, чтобы обсудить наше предложение. До меня дошли слухи, что в ваших землях неспокойно. Ваши подданные, состоящие в основном из китайцев, бунтуют, подстрекаемые Нанкинским правительством. Япония далеко, её силы здесь слишком малы, их только-только хватает чтобы удержать столицу Хуху-хото...
  'Гуйхуачен по-китайски'.
  - ... Вам нужен другой союзник, более сильный, чем Япония и имеющий большое влияние на Китай. Это- СССР. Сталин хочет взять у вас в аренду на сто лет небольшой участок земли в районе Баян-Обо , за каждую тонну железа, что русские там добудут, они будут платить золотом.
  - Воинственный и Добродетельный великий князь,- по сигналу маршала вступаю я,- Великий вождь Сталин, наслышанный о вашей храбрости и уме, в знак дружбы и уважения поручил мне преподнести вам этот дар, достойный Чингизида. Этот старинный клинок по преданию привёз в Россию один из внуков Чингисхана хан Беркай...
  Щёлкаю защёлками длинного футляра, обитого чёрной сафьяновой кожей, откидываю крышку и окидываю красный бархат. Сотни лучиков от драгоценных камней на ножнах заиграли на куполе и стенах юрты, двумя руками протягиваю подарок князю Дэ Вану.
  'По-моему новодел, но выглядит сабля очень эффектно: золото, серебро, алмазы ... как загорелись его глаза'.
  - Дамаск!- выдыхает князь, обнажив клинок и восторженно рассматривая причудливые узоры на клинке.
  - Передайте мою искреннюю благодарность Великому вождю, в следующую нашу встречу я передам Великому вождю ответный дар...
  'Новая встреча- это хорошо, но хотелось бы получить ответ уже сейчас'.
  - Как вы знаете, маршал Чойбалсан,- неохотно начинает князь, заметив наши вопросительные взгляды,- мы бедное государство с большой территорией и маленькой армией, в которой все командные посты заняты японцами и маньчжурами... Мы слишком слабы, чтобы выступить ещё и против японцев. До нас, степных жителей новости доходя не быстро, расскажите как проходят бои на Халхин-Голе?
  'Хочет дождаться исхода войны и уже потом принять решение'.
  Побагровевший Чойбалсан, забыв о переводе, начинает эмоциональную речь, изредка прерываемую не менее экспрессивными отповедями.
  'Ничего не понятно... кроме двух слов: 'ингоц' и 'сав', что в переводе- самолёт и танк... Князю нужны танки и самолёты? Если дело только в этом, то не проблема, поставим, научим... монголы помогут, они их уже освоили'.
  - Великий князь,- дожидаюсь момента, когда спорщики замолчали, насупившись глядя друг на друга,- я понимаю ваши опасения, но и вы поймите нас. Сейчас самый удобный момент изгнания японцев, в ближайшее время японо-маньчжурские войска на востоке Монголии будут разгромлены. Пока не будет заключён мир между Монголией и Маньчжоу-Го, пока они находятся в состоянии войны, монгольская армия может окружить вашу столицу и уничтожить японцев или просто изгнать их из страны. От вас и ваших войск требуется лишь то, чтобы вы и ваши войска не вмешивались в этот конфликт, стояли в стороне.
  'Задумался князь'.
  Чойбалсан достаёт из своего офицерского планшета красную папку договора и стопку листов, приложение к нему.
  'Договор составлен на монгольском языке, а записан кирилицей... символично. Монголия ещё не перешла на русский алфавит, хотя такой вариант письменности и существует с 19 века. Соглашение между Монголией и Мэнцзяном, хотя Россия тоже присутствует: кирилицей и приложением об аренде Баян-Обо'.
  - В договоре есть условие,- хмурится Чойбалсан,- что если в течение недели с сегодняшнего дня вы не ставите свою подпись под ним, то договор не вступает в силу.
  - А танки и самолёты,- улыбаюсь я прощаясь с князем,- вы сможете купить у нас на те деньги, что мы будем платить вам за руду.
  - Товарищи,- рапортует лётчик, когда мы с маршалом на рассвете, после ночной поездки, подъезжаем к 'Дугласу', стоящему посреди лётного поля,- в Улан-Баторе низкая облачность.
  - Летим в Тамцак-Булак,- отрезает Чойбалсан, взявшись за поручень трапа.
  * * *
  - Товарищ Чаганов, товарищ маршал,- у самолёта на аэродроме Тамцак-Булак нас встречает порученец Рокоссовского,- командующий фронтом просит вас прибыть в штаб армейской группы. Я вас провожу.
  После прохлады самолёта жара на земле кажется нестерпимой.
   'Как дома',- замечаю на краю лётного поля вращающуюся антенну 'Подсолнуха', на другом- высовывающийся из капонира нос ЛаГа с мотор-пушкой, рядом с палаткой под маскировочной сетью - радиостанция на столе, которую обступили люди в лётной форме.
  - Дальше лететь нельзя,- словоохотливый майор-порученец открывает дверцу 'эмки' перед маршалом,- можно напороться на японские истребители, а тут совсем близко, всего пара километров до штаба.
  Вдруг в небо над аэродромом с шипением взлетает красная ракета.
  - Ходу,- командует порученец водителю и машина резко стартует с места,- воздух!
  - Где, где?- Чойбалсан высовывается в окно и крутит головой.
  - Они ещё далеко,- радостно кричит майор с переднего сиденья,- но радиоуловитель их уже 'видит', очень наши лётчики хвалят этот прибор.
  Машина на полной скорости несётся по ровной, как стол, степи, над нами с рёвом проносится пара взлетающих И-289-х.
  - Сюда,- порученец откидывает в сторону брезент на входе в большую армейскую палатку, из-за которой высится крыша 'Айфона' с развёрнутой антенной.
  'И ты тут, как бальзам на сердце,- в лицо пахнуло прохладой,- надеюсь тебя используют не только как кондиционер'.
  - Прошу к столу,- навстречу нам поднимается Рокоссовский,- продолжайте, товарищ Конев.
  - Вчера в 22:00 южная группировка противника силами 3-го и 4-го танковых полков, а также 64-го и 26-го пехотных полков предпринял ночную атаку на позиции 149-го стрелкового полка и 9-ой механизированной бригады. Пользуясь темнотой, танки противника сумели вплотную подойти к нашим позициям и уничтожить противотанковую батарею 45-мм пушек 149 полка и 4 бронемашины 9-ой мехбригады...
  - В темноте?- отрывает командующий отрывает взгляд от карты,- как они держали строй? Сколько японских танков участвовало в атаке?
  - Согласно доклада комполка майора Ремизова поле боя освещалось зарницами, за частыми раскатами грома не был слышен шум моторов. Что касается танков, то наша разведка считает, что в атаке участвовало до ста танков.
  'Из всех восьмидесяти танков, что здесь есть в наличии у японцев, хотя формально всё верно- до ста танков'.
  - Продолжайте, товарищ Конев,- Рокоссовский бросает быстрый взгляд на меня,- товарищи командиры... здравия желаю, товарищ командарм 1-го ранга.
  Ярким метеором, ослепив сидящих в полусумраке за столом, в палатку влетает замнаркома обороны Кулик.
  - Вольно,- бросает он, щурясь, адъютант Конева уже спешит к Кулику со стулом в руках,- и ты здесь, товарищ Чаганов. Такой молодой, а уже капитан... монгольской армии.
  'Секретная миссия в приграничном районе... особист предложил... возрасту соответствует, лицом и ростом, правда, не вышел'.
  - Здравия желаю, товарищ Чойбалсан,- здоровается за руку с маршалом Кулик,- продолжай, комдив.
  - Танкам противника удалось прорвать оборону полка и продвинуться на четыре километра, японская пехота сразу отстала и залегла. На рассвете, вплотную подойдя к мосту, они попали под огонь нашей батареи152-мм гаубиц с левого берега, расположенной в 6 километрах от места прорыва. Не выдержав огня, танки начали выходить из боя и отступать. В настоящий момент наша оборона проходит в двух километрах от моста.
  - И сколько же японских танков наколошматили артиллеристы?- довольный Кулик подмигивает Коневу.
  - До сорока штук, товарищ командарм первого ранга!
  'Если поле боя осталось за нами, то почему точно не сказать'?
  - Молодцы, крутите дырки под ордена, сегодня же доложу наркому...
  - Какая обстановка на севере в районе горы Баин-Цаган?- желваки заиграли на скулах у Рокоссовского.
  - По данным разведки,- серьезнеет Конев,- на левый берег за ночь по понтонному мосту переправилось до шести тысяч штыков и до ста противотанковых орудий, пехота начала окапываться...
  -На наш берег?- багровеет Кулик,- почему не воспрепятствовал? Тебя что, наблюдателем сюда поставили?
  - Товарищ командарм 1-го ранга позвольте мне объяснить,- комфронта делает глубокий вдох.
  * * *
  - Эй, парень, постой, ты- Егор Пермяков?
  - Георгий,- хмурится высокий широкоплечий пловец, картинно напрягая бицепс, по которому ручьём стекает вода,- с кем имею честь?
  - Вольнонаёмный из Генерального консульства?- Кузнецов игнорирует вопрос, оценивающе глядя снизу вверх на юношу.
  - 'Фашист', 'Столыпинец'?- грозно надвигается Пермяков и хватает Николая за плечо,- сказал же вашему вчера, что не дам денег на ваш фонд.
  Егор не замечает стремительного шага противника влево, его правые кисть и локоть попадают в захват сильных, как клещи, рук Кузнецова, тут же следует удар коленом в живот, рывок вниз, прямая рука заламывается вверх и его беспомощная голова повисает в нескольких сантиметрах от речного песка. Глаза, сидящей неподалёку женщины в красном купальном костюме, украдкой наблюдавшей за выходом из воды красивого юноши, мгновенно наполняются слезами.
  - Отпусти мальчика,- зашипела она,- я полицейского позову.
  - Просто учу юношу хорошим манерам,- прищуривает голубые глаза Кузнецов, улыбаясь женщине белозубой улыбкой, и шепчет не разжимая губ,- так ты работаешь в Генконсульстве или нет?
  - Работаю переводчиком, отпусти.
  - Ивана Кизима знаешь?- Николай отпускает руку Егора.
  - Знаю, Иван Алексеевич, вице-консул,- морщится, потирая шею, юноша.
  - Сейчас же иди на работу, найди его и без свидетелей передай эти слова: 'Ольге срочно нужен новый контакт'. Она будет тебя ждать с ответом сегодня в семь вечера в летнем саду 'Аркадия'. Понял? Выполнять...
  Под тяжёлым взглядом Кузнецова, Пермяков быстро натягивает белые брюки, набрасывает цветную рубашку с коротким рукавом и, не надевая сандалии спешит к выходу.
  - Скучаете, барышня?- Николай в вразвалочку подходит к мгновенно зардевшейся, как её купальник, женщине.
  * * * - Я-Ольга,- шепчет, проходящая мимо коротко стриженая молодая брюнетка в белом длинном платье и маленькой модной шляпкой с вуалью, и берёт под руку заскучавшего Пермякова.
  - Ой, а я уж подумал что вы не придёте,- глаза юноши широко раскрылись от восхищения.
  - Ты привёл хвоста,- продолжает девушка,- не поворачивайся, это даже к лучшему, если б начал отрываться, то это бы выглядело подозрительно, а так у тебя просто свидание. Давай, веди в какое-нибудь укромное местечко.
  - Сюда,- тычет в сторону рукой Георгий, и случайно прикоснувшись к груди Оли, краснеет. - Бежим!- смеясь кричит девушка и они, свернув с широкой аллеи, не разбирая дороги, несутся сквозь густую дубовую рощу.
  - Отстал,-крутит головой юноша, остановись на небольшой прогалине.
  - Ну, что Кизим передал?- Оля снимает шляпку и поправляет съехавший на сторону от бега парик.
  - И-Чена похитили хунхузы, это бандиты, которые занимаются похищениями людей. Похитят и требуют выкуп. Выбирают в основном состоятельных людей: купцов, врачей, священников. Например, раввин Харбинской синагоги просидел у них в плену три месяца пока еврейская диаспора на собрала сто тысяч наших юаней, это около шести тысяч фунтов.
  - А сколько за И-Чена просят?
  - Пять тысяч юаней, но у его родственников столько нет... Хунхузы не хотят уступать. Иван Алексеевич сообщил в Москву, обещали помочь, но не раньше, чем через две недели.
  - Понятно,- кусает губы Оля,- а обменять его на какого-нибудь хунхуза нельзя? Хотя нет, если мы хотим и дальше использовать его, то лучше заплатить. Георгий, ты знаешь как найти родственников И-Чена?
  - Знаю, а у вас есть такие деньги?
  - Пока нет,- Оля стучит себя по шее, убивая комара,- ладно, буду думать. Расскажи об обстановке в городе и, в частности, о 'БРЭМе'.
  - Если кратко,- Георгий срывает веточку и протягивает ее девушке,- то Бюро по делам эмигрантов сейчас контролирует жизнь каждого русского в Маньчжурии. Неохваченными остались в основном старики и безработные. Все крупные и мелкие предприятия, магазины, лавки, школы, институты, театры, партии, союзы, Бюро подменило собой все профсоюзы, и общества, особенно военизированные. Все русские рабочие и служащие обложены 'БРЭМом' налогом и обязаны исполнять его распоряжения. Как ни странно, наиболее пострадавшей от действий японцев и 'БРЭМа' частью нашего почти ста пятидесяти тысячного населения являются коммерсанты и промышленники: коммерсанты обложены большими налогами, а у банкиров и промышленников просто отобрали собственность. Возглавляет сейчас Бюро некто Кислицын, генерал производства атамана Семёнова, но на самом деле всем там заправляют японцы.
  - Любопытно, ты так всё грамотно по полочкам разложил, где-то учился?
  - Учусь,- щёки Пермякова заалели,- в институте Ориентальных и Коммерческих наук. В частной школе изучал японский и китайский языки...
  - Я слыхала, что русскую эмигрантскую молодёжь вербуют в военную школу, которую организовала японская разведка.
  - Были такие слухи, но, говорят, туда берут только добровольцев, в основном 'фашистов' из Столыпинской Академии. В последнее время японцы стали проводить мобилизацию молодёжи для службы на границе с Советским Союзом, пока студентов не трогают, но, думаю, только временно.
  - Эта слежка за тобой меня беспокоит,- девушка стучит веткой по щиколоткам, отгоняя комаров,- тут возможно, что подозревают в тебе связника нашего резидента, либо проверяют на предмет возможной вербовки, либо то и другое. Думаю, скоро тебя задержит по какому-нибудь поводу местная полиция, помурыжит пару несколько часов, а потом придёт невысокий мужчина в штатском и по-японски объяснит, что выхода отсюда у тебя ровно два: один- сгнить заживо в этой камере, а второй- за приличную плату выполнять его мелкие поручения в советском консульстве...
  'Напрягся немного, но страха в глазах нет'.
  - Слушай, Георгий, с тобой, Кизим уже говорил по поводу работы в разведке?- улыбается Оля.
  - Нет, да я и работаю в консульстве всего вторую неделю, перевожу всякие хозяйственные бумаги: оплата за электричество, покупка дров и тому подобное.
  - У тебя родственники есть?- девушка вглядывается в лицо Пермякова
  - Нет, родители мои не так давно умерли, а больше у меня нет никого... остался небольшой домик в Харбине, деньги почти все ушли на учёбу, подрабатываю, даю частные уроки.
  - А что б ты сказал, если бы я предложила тебе начать работать на нашу военную разведку?
  'Загорелись глаза, у мальчика авантюрный характер'...
  - С вами, я согласен!- выпаливает не задумываясь Георгий.
  - Отлично,- Оля пытается сохранить на лице серьёзное выражение,- первым твоим заданием будет- попасть в японскую разведшколу. Тут тебе особо делать ничего не надо- сами придут и сами предложат. Не переигрывай, сразу же откажись, затем, когда они начнут угрожать, спроси сколько тебе будут платить, подумай и только после этого соглашайся. В разведшколе тебя будут учить радиоделу, шифрованию, обращению с оружием, рукопашному бою. Всё что видел в школе, с кем встречался, о чём говорил и так далее, запоминай, не упуская ни малейших деталей, в консульстве сразу же пиши подробные отчёты. У себя дома ничего не храни, ни одной бумаги, которая может тебя скомпрометировать. Полагаю, что обучение в разведшколе ты будешь проходить экстерном, без отрыва от работы в Генконсульстве, так как японцы не захотят потерять там своего агента. Все инструкции будешь получать от Кизима, он пока будет твоим куратором. Теперь об И-Чене, как найти его родственников?
  - Брата. Зовут его Ху-Юн,- снова краснеет юноша,- у него на Пристани, это район такой у Сунгари есть причал, он джонки в аренду сдаёт. Его там все знают.
  - Поняла, найдём...
  - Скажите, Ольга, а тот мужчина на реке, он кто- ваш муж?
  - Что ты, нет у меня никакого мужа... Ещё одно, скажи Кизиму, что на 'Объекте' похоже вспышка какой-то болезни, возможно чумы, есть небольшая вероятность того, что и в городе начнётся эпидемия. Сам тоже будь осторожен...
  - В Харбине эпидемии часто случаются,- широко улыбается Георгий.
  Неподалёку хрустнула сухая ветка.
  - Наш 'хвост',- Оля всем телом прижимается к опешившему юноше и шепчет ему в ухо,- ну давай, не стой как столб...
  - Пардон, что помешал,- напомаженная голова с прямым пробором высовывается на полянку, с интересом рассматривая стройную спину девушки,- хороша, я б от такой тоже не отказался, почём берёшь милая?
  В два кошачьих прыжка, разъярённый юноша сокращает расстояние между собой и приказчиком, мягко взмывает вверх, выбросив вперёд прямую, как копьё, ногу с вытянутым носком- наконечником и прежде чем жертва успевает пошевелиться, носок полуботинка врезается в её лоб.
  - Слава богу жив,- укоризненно качает головой Оля, прощупывая артерию на шее, лежащего на спине толстяка,- контролировать надо свои эмоции... а вообще, молодец.
  * * *
  - Товарищ комфронта,- стоящий у карты комдив Конев берёт со стола указку,- прошу передать из состава фронта в моё подчинение 11-й мехкорпус, Армейская группа, имеющимися в данный момент силами, разгромить самураев не сможет.
  - Что значит не сможет,- раздражённо перебивает его Мехлис,- как вы можете командовать людьми, если не верите в их силы?
  - Товарищ армейский комиссар 1-го ранга,- поднимается с места Рокоссовский,- разрешите мне ответить?
  Мехлис недовольно кивает.
  - Переправившаяся на западный берег реки группировка генерала Кобаяси,- комкор забирает указку у Конева,- насчитывающая до восьми тысяч штыков и более двухсот орудий за прошедшие сутки захватила плацдарм размером два на пять километров, успела окопаться и подготовить противотанковую оборону и не предпринимает попыток наступления, очевидно считая свою цель достигнутой. На данный момент наши войска в составе 11-й танковой бригады (150 танков), 7-ая мото-броневая бригада (154 бронемашины), 24-й мотострелковый полк (2500 штыков) и 8-ая монгольская кавдивизия (2000 сабель) завершают сосредоточение на подступах к плацдарму. В то же время, Южная группировка противника, под командованием генерала Ясуоки, в составе двух танковых и двух пехотных полков, свою задачу не выполнила: не смогла с ходу прорвать оборону 149-го полка и 6-й танковой бригады, захватить мост и, ударом с тыла на соединение с Северной группой, окружить наши войска. По нашему мнению, это произошло потому, что японские пехотные полки отстали от наступающих танков и не смогли поддержать их в атаке. Кроме того, с самой лучшей стороны себя проявили две гаубичные батареи, которые заградительным огнём с нашего берега сумели остановить японские танки на подступах к мосту.
  - Что собираетесь дальше предпринимать?- подаёт голос Кулик.
  - Пример наступления Южной группы показывает, что атака танков без поддержки пехоты не может быть успешной и ведёт лишь к большим потерям. На плацдарме японцы вдвое превосходят нас в живой силе, поэтому мы с командующим Армейской группой предлагаем не проводить штурма плацдарма и перейти на этом участке к обороне...
  - Опять двадцать пять,- бурчит себе под нос Кулик и громче,- когда ж наступать будете, оборонцы?
   - Завтра и начнём, товарищ командарм 1-го ранга, мы предлагаем не бросать 11-ую танковую бригаду на подготовленную японскую оборону, а в течении ночи в пяти километрах севернее плацдарма навести понтонный мост и по нему переправить бригаду на западный берег с целью захвата японской переправы и отрезания Северной группы от своих тылов...
  - 'Чисто писано в бумаге, да забыли про овраги',- не сдаётся тот,- вы хотя бы проверили скорость течения реки и выдержат ли понтоны 'бэтэшки'. Да и вообще, вы ночью пробовали мост строить?
  - Проверили, товарищ замнаркома, этой ночью. Рядом с деревянным мостом в тылу 149 полка отдельная сапёрная рота 11-й танковой бригады навела понтонный и перебросили одну танковую роту на правый берег. Место будущей переправы на севере также обследовали, подходящее...
  - Через три часа уже начнёт темнеть,- смотрит на часы Мехлис.
  - Сапёрная рота уже на месте, танковая бригада Яковлева находится в трёх километрах от точки переправы...
  - Как предполагаете использовать мехкорпус, товарищ Рокоссовский?- прерывает возникшую после слов комфронта паузу.
  - В течение ночи по деревянному мосту перебрасываем мехкорпус на правый берег,- указка забегала по карте,- в пять утра, одновременно с атакой 11-й бригады на севере, мехкорпус бьёт на восток по Маньчжурской Хинганской кавдивизии, прорвав её фронт поворачивает на север выходит на границу Монголии и охватывает с юга и запада части генерала Ясуока. Мехкорпус к полудню должен пройти примерно 12 километров. 11-ая и 6-ая танковые бригады, а также 149 стрелковый полк завершают окружение Южной группировки с севера и запада. Таким образом, силы японцев окажутся разрезанными на две части рекой и обе окажутся в окружении.
  - А что думает Генштаб?- недоверчиво качает головой Кулик.
  - Пока молчит, товарищ командарм 1-го ранга, связь с Москвой работает нормально,- поднимается с места комбриг Богданов, начальник штаба 1-й Армейской группы.
  - Мы можем вообще не получить никакого ответа,- Рокоссовский кладёт указку на карту,- начальник Генерального Штаба отдал распоряжение, что ответственность за планирование и проведение операций в Монголии лежит на командовании Фронтовой группы.
  - Ну тогда давай, комкор, действуй,- весело стучит кулаком по столу Кулик, облегчённо выдыхая,- сам понимаешь, тут или тюрьма, или ордена.
  * * *
  - Господин следователь,- Георгий в помятом светлом костюме в мольбе тянет руки навстречу вошедшему в допросную комнату мужчине в штатском, но стоящий за его спиной охранник с силой усаживает его обратно,- скоро сутки как я сижу здесь без еды и возможности связаться со своим адвокатом. Мне даже не говорят за что я задержан!
  Тот, кого назвали следователем, японец в дорогом тёмном костюме, равнодушно глядит на юношу, отворачивается и садится на стул у дальней стены, выйдя из светового конуса электрической лампы с абажуром, освещающего широкий деревянный стол и два стула в центре допросной. В это время в комнату заходит лысеющий мужчина лет сорока в засаленном до блеска пиджаке, с трудом сходящемся на его большом животе.
  - Георгий Георгиевич Пермяков, 1919 года рождения?- бубнит толстяк на чистом русском языке, бросив на стол тощую папку испещрённую иероглифами,- я- дознаватель Иванов Семён Петрович, на вас поступило заявление от гражданина Каниболоцкого, сотрудника Харбинской полиции о том, что вы пытались его убить, нанеся при этом ему тяжкие увечья.
  - Я не знал, что он полицейский,- губы Георгия задрожали,- он не был в форме никак не представился. Этот человек сам подошёл к нам при этом оскорбил мою спутницу, назвав её шлюхой.
  - Как зовут вашу спутницу?- делает скучное лицо следователь.
  - Я познакомился с ней в парке в тот же день, она представилась Тамарой...
  - И сразу же уединилась с вами на поляне в роще? Так кто же она тогда?
  - Вы не смеете!- снова безуспешно пытается подняться на ноги Пермяков.
  - Смею!- стучит кулаком по столу Иванов,- филёр Каниболоцкий работает в отделе защиты общественной нравственности н видел вашу спутницу много раз там с разными мужчинами...
  'Слава богу, Ольга им не интересна,- проносится в голове у юноши,- но как же она оказалась права, просто как в воду глядела'.
  - ... Ты, мальчишка,- брызжет слюной следователь,- напал на сотрудника полиции при исполнении служебных обязанностей и нанёс ему тяжкие увечья!...
   'А дознаватель-то неместный,- сразу успокаивается Георгий,- выговор у него не наш'.
  - ... Ты получишь 15 лет каторги, причём по законам Маньчжоу-Го приговоры по этим статьям не подлежат апелляции, а виновные- амнистии...
  'Врёшь, это касается только обвиняемых в бандитизме'.
  - Как 15 лет?- обхватывает голову руками юноша,- но я же не знал!
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"