Кротов Сергей Владимирович: другие произведения.

Чаганов: После войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Книга шестая, заключительная.


   Чаганов: После войны.

   Глава 1.

   Москва, ул. Грановского,
   5-й дом Советов.
   20 декабря 1947 года, 06:30.

   "Кого это там в такую рань принесло?"- закрываю кран и с полотенцем на плече выглядываю из ванной комнаты.
   - Доброе утро, Анна Алексеевна,- приветствует Олю охранник и тут же от греха подальше ныряет обратно в комнатку охраны.
   - Чаганов,- шипит бывшая супруга от двери,- ты бы надел на себя что-нибудь.
   Сверкнув белыми частями тела, скрываюсь в спальне и через минуту появляюсь в гостиной в новом шерстяном спортивном костюме.
   - Зашла за своими вещами,- резко отвернувшись, отвечает на незаданный вопрос она,- мой водитель заедет за ними после обеда.
   "Хочешь, чтоб я умолял тебя на коленях? Не дождёшься".
   - А чего в форме?- чтобы заполнить возникшую паузу, спрашиваю первое, что приходит на ум.
   "Хороша чертовка, генеральская форма ей к лицу".
   - Забыл? Сегодня день чекиста, ну да какой из тебя...
   "Ну нет не позволю себя опять втянуть в скандал",- с радостью бросаюсь в кабинет, где зазвонил местный телефон.
   - Товарищ Чаганов,- в трубке раздаётся голос коменданта,- к вам фельдъегеря.
   - Пропусти, Семёныч.
   "Что-то рано они,- приоткрываю штору и смотрю как внизу двое крепких парней кошачьей походкой пересекают садик по расчищенной от снега дорожке и заходят в наш корпус,- незнакомые"...
   - Где ключ от моего платяного шкафа?...- из спальни доносится её сварливый голос.
   - Погоди минутку, я сейчас фельдъегерей отпущу,- коренастый парень с большим кожаным портфелем, появляется в дверях, второй остаётся на лестничной площадке,- сюда, пожалуйста.
   - Не слышу, так где ключ? Он всегда был под... - Оля, без кителя в одной рубашке входит в мой кабинет.
   Фельдъегерь резко поворачивается в её сторону, в его руке тускло сверкает ТТ, который он выхватывает из портфеля. Не раздумывая, сверху вниз кулаком бью по запястью, держащему пистолет, раздаётся оглушительный выстрел куда-то в сторону в пол. Парень, удержав пистолет, нырком уходит от моего удара левой, но в это момент кованный Олин каблук впечатывается в его затылок.
   - Второй у входной двери!- кричу я.
   - Держи этого!- Оля подхватывает, вывалившийся из руки парня ТТ и вылетает из кабинета, тут же раздаются один за другим ещё два выстрела.
   - Звони в неотложку, твой прикреплённый ранен,- кричит она из коридора.
   Связав шёлковым шнурком от гардины руки и ноги, так и не пришедшего в себя, парня, поднимаю трубку телефона:
   - Гудка нет, "вертушка" и местный тоже молчат!
   - Неважно, я охранника перевязала, рана неопасная, подождёт,- Оля испачканная в крови в разорванной рубашке, зашарила по карманам, что-то мычащего парня,- а второму уже ничего не потребуется.
   - Кто они?- тяжело опускаюсь на стул.
   - Документы настоящие, но они точно никакие не фельдъегеря,- заметив мой нескромный взгляд она бросается в спальню и уже через мгновение появляется в кителе,- надо уходить. Когда сюда ехала, на въезде в переулок заметила подозрительный тентованный грузовик, боюсь, что если они скоро не вернутся, здесь появятся автоматчики и покрошат нас в капусту...
   - Кто они?
   - Ты ещё не понял? Вспомни, что они сделали с Берией шесть лет вперёд. Давай, давай не сиди, собирайся...
  'Голому собраться...,- в три прыжка попадаю в спальню, одним движением, рывком кверху, срываю хлипкую дверцу гардероба, достаю из глубины 'тревожный чемоданчик', но железное бедро бывшей супруги оттесняет меня в сторону,- так, партбилет, паспорт, различные пропуска, удостоверения депутата и героя социалистического труда... хватит'
  - Надевай костюм, что в Стокгольме покупали, рубашку голубую,- Оля тем временем, как змея, освобождается от юбки с лампасами и, подпрыгнув, с верхней полки хватает рыжий парик...
  'Чулки и пояс, которые я подарил,- не снимая треников, просовываю ногу в штанину,- простое чёрное платье, резиновые боты на шерстяной носок, блин она уже готова'...
  Кладу галстук в карман, Оля с заячьей шубкой на плечах, суёт мне в руки старое пальто и стоптанные ботинки и улетает.
  - Грузовик подъехал к проходной,- кричит она уже из кабинета,- автоматчики... Ходу. Через кухню выскакиваем на черную лестницу и, прыгая через три ступеньки, несёмся вниз.
  - Нет, сюда,- Оля хватает меня, готового открыть дверь чёрного хода, за руку и тянет в подвал.
  Пробежав с десяток метров по подземелью, останавливаемся перед железной сейфовой дверью с колесом посередине:
  - Крути его, нет в другую сторону, теперь тяни.
  Тяжёлая дверь медленно без скрипа ползёт на меня.
  - Фу-ух,- выдыхает Оля, задвинув за нами массивный затвор.
  - Бомбоубежище, что ли?- поставив чемоданчик между ног сжимаю виски.
   Нет, это ход на станцию метро 'Арбатская'.
  - Метро-2?- глаза начинают адаптироваться к темноте.
  - Размечтался, его ещё только начали, прорыто от Кремля только три-четыре километра, до Ближней дачи осталось ещё раза в два больше. Потопали.
  'Покушение, значит... неожиданно. Почему сейчас? Состояние Сталина после октябрьского инсульта имеет положительную динамику, начал понемногу говорить, учится писать левой рукой, крупными печатными буквами. Он под присмотром врачей на даче в Абхазии, есть надежда на полное восстановление. Кирова тоже нет Москве, он лечится в Кисловодске, почки. Кстати, и Берия отсутствует, находится в Германии, усмиряет там буйных баварских бюргеров. На хозяйстве остался Вознесенский... Его группа в последнее время значительно усилилась, Кузнецов стал секретарём ЦК, причём из-за частых болезней Кирова и Жданова, председательствует в секретариате. Это 'ленинградцы' затеяли? Может быть, может быть, но почему именно сейчас, ведь они и так у руля? У 'ленинградцев' пока не хватает силовой поддержки, ни в МВД, ни в армии, но если они устранят меня, изолируют Сталина с Кировым и договорятся с Булганиным, то положение Берии станет безнадёжным. И 'ленинградцы', и Берия это понимают, поэтому их союз маловероятен. Последний с некоторых пор стал заигрывать с 'национальными кадрами' в противовес 'русской партии', но обе силы, не заручившись поддержкой армии, в решительную схватку не пойдут. Стоп, там были автоматчики! Неужели Вознесенский уже договорился с министром обороны Булганиным? Тогда всё сходится, 'наследника'- в расход, больных вождей в изоляцию. Берию, скорее тоже в расход... это можно сделать и в Германии. Удобный момент. И всё-таки- не факт, ППШ ведь сейчас стоит на вооружении не только армии, но и МВД, и МГБ'...
  - Постой-ка тут,- дёргает меня за руку Оля,- я гляну, что на перроне происходит.
  '... Чёрт, Берию я бы тоже из списка возможных зачинщиков не исключал. Предположим, что это он устроил покушение. Возможностей у него для этого больше, чем у Вознесенского. Под его командованием и спецсвязь, и фельдъегеря, и служба охраны в доме. Но какой в этом смысл? Да очень простой- 'наследник' убит, его люди хватают 'фельдъегерей'; расследование обнаруживает неопровержимые доказательства их связи с 'ленинградцами'; Берия, которого в момент покушения не было в Москве, на белом коне возвращается в столицу. В принципе возможно, но что-то не верится. Кроме того, МВД руководит Берия, а МГБ - недавно назначенный Абакумов, который по замыслу Сталина уравновешивает амбициозного члена политбюро. В общем всё сложно, но одно понятно- и те, и другие сейчас заинтересованы, чтобы меня не стало. Как же это так вышло, что у меня в решающий момент в Москве не оказалось союзников? Расслабился'.
  - На станцию соваться нельзя,- из темноты появляется бледное лицо Оли,- наверху уже встречают у эскалатора. Насколько я помню, тут где-то должен быть строящийся тоннель к Дворцу Советов.

  Москва, гостиница 'Метрополь',
  Резиденция посла Израиля в СССР.
  20 декабря 1947 года, 18:45.

  - Мотл, это правда, что Молотова не будет на приёме?- советник миссии Намир, вздрагивает от резкого выкрика за его спиной.
  - Правда, Голда,- кривится он, обессиленно падая на стул,- впрочем этого и следовало ожидать. Ты так и не поняла, что дипломатическая служба в стране пребывания накладывает строгие ограничения на поведение...
  - Прекрати уже эти свои нотации, ты знаешь почему?
  - Я знаю, Голда,- вздыхает Намир,- и я расскажу тебе почему, как только ты отпустишь мой рукав и сядешь рядом на стул. Но сначала я тебя ещё более расстрою: похоже, что на наш приём, посвящённый первой годовщине государства Израиль, не придут послы государств восточной и центральной Европы, многих государств Азии, не говоря уже об арабских...
  - Меня меньше всего волнуют арабы, Мотл,- нетерпеливо пристукивает каблучком Меир, злая гримаса застыла на её большом некрасивом лице.
  - ... Чего тебе непонятно, Голда? Ты считаешь, что русские будут мириться с твоими выходками. Твои регулярные посещения Московской синагоги, где в шабат стали собираться тысячи людей, которым не хватает места внутри, и они толпятся на улице, могут рассматриваются властями как антиправительственные митинги. А твоя 'пешая прогулка' вместе с ними мимо здания ЦК и МГБ до 'Метрополя'- это с их точки зрения вообще как незаконная демонстрация. Таких демонстраций в Москве не было с 1927 года, напомню тогда за это Троцкого выслали из страны. Ты тоже этого хочешь?
  - Я выполняю свою миссию,- худая пятидесятилетняя женщина сжимает кулачки,- для которой приехала в Россию и ничто не заставит меня отказаться от неё! Не пришли- не надо, всю оставшуюся после приёма еду отправьте в распоряжение рава Шлифера.
  * * *
  - Рада приветствовать вас у себя, мистер Смит,- Меир радостно бросается навстречу высокому элегантному лет пятидесяти мужчине с военной выправкой,- спасибо вам, что пришли меня поддержать, сегодня здесь немноголюдно.
  Она легко с улыбкой машет рукой в сторону почти пустого ресторанного зала.
  - Зовите меня Уолтер, миссис Меерсон,- он легонько пожимает протянутую руку,- от лица американского народа поздравляю вас с национальным праздником.
  - Спасибо, в таком случае зовите меня Голда. Шампанское?
  - С удовольствием. Голда, к сожалению, моё посещение в связи с последними событиями в Москве будет кратким.
  - Не хотите расстраивать русских?- хмурится она.
  - Как разве вы не слышали?- брови Смита подпрыгнули кверху,- достоверно известно, что к Москве идут колонны танков, ходят слухи, что в столице скоро будет объявлено военное положение, на члена политбюро Чаганова произошло покушение... Подробностей мало, но я знаю, что вы в хороших отношениях с госпожой Жемчужиной, не могли бы вы связаться с ней, чтобы прояснить обстановку?
  - Да, конечно, я попробую, сегодня весь день прошёл в заботах, с утра была в синагоге.
  - Как только что-то станет известно, Голда, приезжайте ко мне в Спасо-Хаус.
  * * *
  - Не положено,- пожилой вохровец начинает наступать на посетителя, оттесняя его к новой лакированной двери.
  - Но вы можете хотя бы позвонить,- голос Намира срывается на фальцет,- спросить у госпожи Жемчужиной примет ли она нас.
  - Должен быть пропуск, если его нет то посетители по предъявлению советского паспорта могут пройти в эту кабину позвонить по известному им номеру. Всё кончен разговор, точка.
  - В чём дело?- сзади слышится строгий женский голос.
  - Да вот, Полина Семёновна,- голос вохровца подобрел,- эти двое к вам говорят, а паспорта ихние непойми-неразбери, да и номера вашего не знают.
  - Понимаю, вот что, Семёныч, это товарищи из Коминтерна, они действительно ко мне, но вы совершенно правы, порядок- есть порядок, я поговорю с ними на улице.
  - Мне неизвестно, Голда, что происходит,- женщины под ручку наискосок переходят узкую улочку и попадают в небольшой заснеженный плохо освещённый садик, спугивая целовавшуюся там парочку,- муж домой ещё не проезжал. То, что я видела сама, это как санитары на носилках несли чьё-то тело, накрытое одеялом. Соседка сказала, что из квартиры Чаганова, и будто бы она оттуда слышала выстрелы. Квартира стоит опечатанная.
  - Говорят танки идут к Москве?
  - Насчёт танков не скажу, Голда, но охрана всех государственных учреждений усилена.
  - Перл, я тебя умоляю, если что-нибудь прояснится дай мне знать, молюсь чтобы не было погромов... Скажи, а как здоровье Сталина?
  - Муж говорит, что Сталин потихоньку поправляется от инсульта, учится говорить. Голда, ты сказала о погромах... ещё несколько месяцев назад я бы над этим посмеялась, но сейчас не стану. Боюсь, что вскоре нас ждут тяжёлые времена. Сталин последнее время часто болеет, подолгу находится на юге на лечении. К власти рвутся люди, которым чужды наши коммунистические идеалы. Они готовы в этой борьбе разыграть националистическую карту. К сожалению, некоторые твои демонстративные действия могут ими восприниматься, как красная тряпка быком.
  - Знаешь, Мотл,- попрощавшись с Жемчужиной, Меир и Намир выходят на улицу Калинина,- послушала я её и мне стала ясно, не всякого еврея из России можно пускать в Израиль, за двадцать лет многих из них коммунистическая пропаганда пропитала насквозь.
  * * *
  - Что значит 'как сквозь землю провалились', товарищ Абакумов?- секретарь ЦК Кузнецов, невысокий брюнет с грубыми чертами лица, срывается с места и начинает нервно ходить по кабинету за спиной у министра государственной Безопасности.
  - Сядь, Алексей,- рычит на него Вознесенский и устремляет тяжёлый взгляд на Абакумова,- ты же понимаешь, Витя, что на кону стоят наши жизни. Никакого из нас не пощадят, если мы проиграем. Через восемь часов заседание политбюро, к этому времени Чаганов должен быть мёртв, только тогда колеблющиеся присоединяться к нам: нет человека- нет проблемы. Если же он останется на свободе, то они потребуют очной ставки, полной проверки фактов со своим участием.
  - Кто потребует-то?- развязно захохотал тот, откинувшись на спинку стула,- Молотов? У меня на его жену столько материала, что 'вышка' ей ломится по 58-ой - шпионаж. Тут железобетонные доказательства, не чета каким-то записям на Чаганова, которые нам передал американский посол. Ворошилова тоже, думаю, можно прижать через жену. Хоть и ведёт она себя не в пример скромнее Жемчужиной, но также обнималась с израильской послицей. Каганович в последнее время очень пугливым стал, он скорее будет голосовать с Молотовым и Ворошиловым, чем с Кировым, но если будет артачиться, то мне есть, чем его убедить. Жданов, Вознесенский и Кузнецов, итого у вас уже шесть голосов- большинство. А решение должно быть таким - передать расследование мне в МГБ.
  - Но если Чаганов объявится,- играет желваками Вознесенский,- то всё может быстро измениться...
  - Не появится,- зло покусывает губы Абакумов,- найдём и к стенке прислоним.
  - Давай, Витя, старайся, момент уж больно подходящий чтобы власть перехватить. Чуть промедлим и Чаганов всё под себя подгребёт. Нам просто повезло, что у Сталина удар случился... у него уже всё было подготовлено к предстоящему съезду и решения, и кандидатуры. Вот только удар этот лишь отсрочил давно решённое, а не отменил.
  * * *
  - Передохнём чуть,- Оля сбрасывает мне на руки свою шубку и исчезает за дверью туалета.
  'Правильное решение, хотя оно мне сразу не понравилось, как граничащее с безумством. Это ж надо было додуматься, идти на конспиративную квартиру, которая находится всего в двух кварталах от Лубянки и Кремля, их же первым делом начнут проверять наши преследователи. Хотя нет, сначала они, потеряв след, ринутся на Большую Татарскую и в Покровское-Стрешнёво к Курчатову. Однако внутрь попасть не смогут, так как ни для милиции, ни для МГБ входа на их территорию нет, там царит ВОХР при моём Спецкомитете. Значит, получив от ворот поворот, просто оставят там на дежурстве группу оперативников. Может быть стоило просто укрыться там? От Дворца Советов до Лаборатории номер 2, конечно, пешком было не добраться, а вот до НИИ-48 по замерзшей Москва-реке вполне себе. Только вот после этого то ли МГБ, то ли МВД уже оттуда не выпустит, обложит со всех сторон, отключит связь. А затем всё просто: созыв пленума ЦК, исключение из политбюро, партии, снятие с работы и законный арест, как английского шпиона... Этого удовольствия я своим гипотетическим противникам не доставлю'.
  - Чего застыл?- пахнущая детским мылом Оля толкает меня в плечо,- квартира находится на балансе Спецкомитета, пока они свяжутся со своими информаторами в ЖЭКах много воды утечёт. Свет лучше не включай, дверь- не открывай, я только сделаю несколько звонков и сразу же к твоему Шамшину, если он на работе, то за час обернусь. Не скучай.
  * * *
  - Вот, Иван Александрович,- приобнимаю, одного роста со мной, брюнета лет сорока с пышной шевелюрой,- думал ли ты, что придётся нам так встретиться на конспиративной квартире? Моя супруга ввела вас в курс дела? Так что, вы согласны нам помочь?
  - Не был бы здесь, Алексей Сергеевич,- Шамшин твёрдо смотрит мне в глаза,- то, что вы сделали для меня в 1942-ом я никогда не забуду.
  - Тогда к делу,- киваю на стул у круглого стола в центре гостиной,- как считаете, мой план осуществим?
  - Осуществим, Алексей Сергеевич, только не так всё надо сделать. Лезть на Центральный телеграф или Центральную телефонную станцию для этого не надо. Вы, наверное, не знаете, что звуковой сигнал со студий и того, и другого подключены к нашей радиовещательной сети через коммутатор. К нему приходят также сигналы от Московского штаба ПВО и бункера в Измайлово.
  - Помнится по предвоенному плану где-то в районе станции метро 'Маяковского' должен был быть, так? Дальше я стал в ГоКо заниматься совсем другими делами и даже не уверен, был ли он вообще построен.
  - Коммутатор построен был, вот только никогда по назначению не использовался, Алексей Сергеевич. А в 1943-м, когда мы стали восстанавливать радиовещание на Западе страны, всё электронное оборудование коммутатора вывезли. После войны его решили не восстанавливать, а новое оборудование разместили на востоке города...
  - Знаю, Иван Александрович, на Восточном полукольце на Семёновской.
  - Именно там, у меня в управлении есть технический пульт коммутатора. Мои ребята там не только могут входной сигнал коммутировать, но и удалённо радиотрансляционный сети переключать в случае аварии.
  - Сколько времени вам нужно на подготовку к выходу в эфир? Полчаса? Едем! У вас машина есть?
  - А как же, Алексей Сергеевич, я на ремонтной летучке.
  * * *
  - Внимание! Внимание! Сейчас с экстренным обращением выступит член Политбюро ЦК ВКП (б), 1-й заместитель Председателя Совета Министров СССР Алексей Сергеевич Чаганов. Внимание!...
  'А у Оли дикция, пожалуй, будет получше моей... Ну пора'!
  - Товарищи, граждане нашей страны! Чрезвычайные обстоятельства вынудили меня обратиться к вам сейчас в этот неурочный час. Сегодня утром против сотрудника Министерства Государственного Контроля генерала Мальцевой при передаче мне материалов о незаконной преступной деятельности ряда высших руководителей партии и правительства был совершён террористический акт, во время которого был тяжело ранен сотрудник охраны. Этот теракт был направлен на то, чтобы скрыть от наших граждан вопиющие факты хищений, приписок и злоупотреблений служебными полномочиями. В данный момент эти лица, во главе с Николаем Вознесенским, Алексеем Кузнецовым, Петром Попковым и некоторыми другими, при пособничестве нового министра Государственной безопасности Абакумовым, с целью уйти от ответственности пытаются узурпировать власть в стране, не гнушаясь при этом подкупом, шантажом и физической расправой. Призываю всех честных людей, гражданских и военнослужащих, на каком бы посту они не находились, проявить выдержку и не поддаваться ни на какие провокации. Материалы по делу перечисленных граждан будут переданы мной в Прокуратуру СССР и редакции газет при первой возможности. Прошу всех сохранять спокойствие и выдержку. Уверен, что виновные не уйдут от ответственности, а беспощадный меч советского правосудия покарает их!
  - Это было обращение члена Политбюро ЦК ВКП (б), 1-го заместителя Председателя Совета Министров СССР Алексея Сергеевича Чаганова. Повтор обращения слушайте через 15 минут.
  - Слушай,- весь мокрый выхожу из аппаратной,- последняя фраза всё-таки какая-то неудачная, зря ты на ней настояла, может быть...
  - Последняя фраза,- улыбается Оля,- как раз самая главная. Без неё то, что ты сказал, есть пустое сотрясение воздуха.
  - Что?! Опять эти твои штучки!
  - А как с тобой иначе? 'Призываю проявить выдержку, не поддаваться ни на какие провокации', тьфу... Надоело это твоё чистоплюйство, пойми, наконец, что драка идёт не на жизнь, а на смерть. Абакумов уже отрубил нам телефонную связь в Лаборатории и на Большой Татарской, заблокировал туда въезды-выезды...
  - Точно знаешь?
  - 'Гвоздь' лично проверил. Всем нашим 'вохровцам' отрубили телефонную связь. Поэтому пришлось будить 'гладиаторов'...
  - Каких ещё 'гладиаторов'?- хватаюсь за голову.
  - Своих людей в службе охраны.
  - Так Власика же ещё месяц назад арестовали.
  - Его-то арестовали,- усмехнулась Оля,- а мои люди остались. Абакумов поставил во главе службы своего человека и успокоился. Связь с 'гладиаторами', конечно, пришлось временно заморозить до поры до времени чтобы не подставить под удар...
  - И это время наступило,- понимающе киваю головой,- но как тебе удалось людей Власика перевербовать, он ничего не замечал, что ли?
  - Не так-то уж это было и трудно, начальник всегда подбирает себе в команду людей похожих на себя. Знаешь слабости хозяина, знаешь слабости подчинённых. Даже если Власик что-то и замечал, то предпочитал закрывать на это глаза. Он добро помнит, не станет на жену своего спасителя доносить. Как-то так.
  - И Шамшиным ты тоже заранее договорилась?
  - Шамшин человек идейный, его заинтересовывать ничем не надо... Всё, давай готовься к выступлению. Ещё один раз повторим и уходим...
  'Назвал несколько фамилий, произнёс условную фразу, а дальше'?

  Москва, Кремль,
  Кабинет секретаря ЦК Кузнецова,
  21 декабря 1947 года, 06:00.

  - Как не можете найти Булганина?- Кузнецов резко поворачивается к вошедшему референту, парикмахер едва успевает отдёрнуть руку от намыленного лица хозяина кабинета,- он же министр обороны СССР! А если война? Вы пробовали по радиотелефону?
  - Пробовал, Алексей Алексеевич, адъютант отвечает, что его не известно местоположение министра.
  Кузнецов хватает вафельное полотенце и стирает мыло с лица и бросает парикмахеру:
  - Ступай, Кузмич...
  - Да как же можно...
  - Оба!- кричит Кузнецов.
  - Что случилось?- Вознесенский уворачивается в дверях от парикмахера, несущего на вытянутых руках парящий эмалированный тазик.
  - Затаился где-то, гад... Булганин,- уточняет Кузнецов, заметив недоумение на лице руководителя Госплана,- переждать видно решил...
  - Не будет значит танков на Садовом кольце,- тяжело вздыхает Вознесенский, опускаясь на стул,- выступление Чаганова передавалось по всей Москве? Понятно... а Берия прилетел в Москву?
  - Абакумов говорит, что прилетел и сразу же поехал к себе на дачу в Сосновку.
  - Придётся видно с Лаврентием Павловичем договариваться...
  - Если он захочет договариваться,- опускает голову Кузнецов,- да и что мы можем ему предложить? Голову Абакумова? Он приказал отключить Берии связь и выставил вокруг его дачи охрану.
  - Болван... он вообще на что-нибудь способен? Как Чаганову удалось выступить по радио? Почему покушение на него провалилось? Почему не может его задержать? Лёша, ты уверен, что Абакумов на нашей стороне?
  - В этом уверен, а вот в остальном...
  - Прекращай это,- Вознесенский вскакивает со стула,- ничего страшного не произошло. Булганин не хочет вмешиваться, не страшно, так даже проще. Найди его и передай чтобы выпустил приказ: техника и личный состав должны до особого распоряжения оставаться в местах дислокации. Абакумов пусть вводит в Москву дивизию имени Дзержинского, прямо на Красную площадь. Уверяю тебя, что при виде танков из окна голосование пойдёт веселее и в нужном ключе. И, наконец, надо разобраться с Чагановым. Газеты со спецсообщением уже отпечатаны, надо подготовить нужное выступление по радио, пусть Левитан прочтёт. Ничего ещё не потеряно, надо действовать смелее и не ныть.
  * * *
  Берия щёлкает тумблером радиоприёмника и из окна второго этажа, красными от недосыпания глазами смотрит на острые верхушки заснеженных сосен, резко выделяющиеся на сером ночном небе. Затем, спохватившись, задёргивает штору, спешит к письменному столу, роется в выдвижном ящике и достаёт небольшой блокнот в кожаном переплёте.
  - Лаврентий,- Нино, немолодая, чуть располневшая в последнее время, но сохранившая остатки былой красоты, жгучая брюнетка в старом атласном халате заглядывает в кабинет мужа,- телефон уже три часа не работает.
  - Я знаю, дорогая, этим сейчас Саркисов занимается,- не оборачиваясь отвечает Берия, низко склонившись над блокнотом,- авария на телефонной станции.
  - А что это за люди стоят на дороге у наших ворот?- Нино отодвигает плотную штору.
  - Наверное усиление,- равнодушно замечает он,- слыхала наверное, что на Чаганова было покушение. Лучше отойди от окна.
  - Что только не болтали вчера. Он хоть живой?- женщина присаживается на краешек стула рядом.
  - Живой.
  - Лаврентий, давай уедем обратно в Грузию, на душе у меня как-то тревожно...
  - Бросить всё? Что я буду там делать? Нино, ты же знаешь, мне Коба поручил организовать чекистскую работу в Европе, местные кадры засорены агентами западных разведок, работы там очень много.
  - Тогда отпусти меня одну,- неожиданно для себя всхлипнула она,- я так больше не могу. Мы стали совсем чужими друг другу...
  - Что за ерунду ты...
  - ... Это правда,- низкий голос женщины заполняет собой комнату,- что у тебя с этой... с Мальцевой...
  - Что?! С Мальцевой?!- расхохотался Берия, повернувшись к жене всем корпусом,- повеселила, завтра мужу её расскажу...
  - Они уже два месяца как разошлись,- растерянно произносит Нино, успокоенная такой реакцией мужа.
  - Вот, а меня она в известность поставить как раз забыла, а то б я непременно подкатил,- шутливо приобнимает он жену.
  Из-за двери раздаётся негромкий стук, Нино стряхивает его руку с плеча.
  - Чего тебе, Малиновский? Заходи,- громко кричит Берия.
  - Я позвонить хотел,- молодой крепкий парень в новом костюме плавным незаметным движением просачивается в кабинет,- а телефон... К вам это... товарищ Мальцева...
  - Зови,- жена срывается с места, Берия пытается ухватить её за руку, но она вылетает из комнаты вслед за охранником.
  - Извини, Лаврентий,- раскрасневшаяся Оля, в шерстяном лыжном костюме с миниатюрным кожаным ранцевым рюкзаком за плечами, кивает в сторону лестницы,- не могла ждать до утра, дело очень срочное.
  - Пустяки,- машет рукой Берия, залюбовавшись на спортивную фигуру девушки,- рассказывай.
  - Слышал выступление Чаганова? - Оля ловким движением снимает рюкзак и опускает его на пол перед собой,- хорошо, 'ленинградцы' с Абакумовым пошли ва-банк, заменили передовицу 'Правды', но смогли только для Москвы. Чаганов там у них то ли американский, то ли английский шпион. Мы с тобой раньше обсуждали, что такое может случиться, так как, наш договор остаётся в силе?
  - Я хочу пост первого заместителя председателя Совета Министров и объединённое Министерство Внутренних Дел.
  - Забудь,- девушка берётся за лямки рюкзака,- или как договаривались, или никак. Справимся сами, пока.
  - Погоди, Аня,- улыбается Берия,- какая ты горячая, ну хорошо просто заместитель и объединённое министерство. Что надо от меня?
  - Другое дело, это радиотелефон-'вертушка',- Оля щёлкает застёжкой и протягивает ему трубку,- звони Меркулову и пусть он отдаёт приказ об аресте всего сегодняшнего тиража 'Правды' в Москве.
  - Меркулов слушает,- в трубке раздаётся сонный голос заместителя.
  - Меркулов, здесь Берия, слушай и не перебивай. Объявляй тревогу в Москве. Задача- арест сегодняшнего тиража газеты 'Правда'. Используй весь транспорт, что обнаружишь в редакции и типографии для перевозки в... сам сообрази, где можно его сжечь. Далее, поднимай участковых, чтобы они обошли у себя все газетные киоски - под их ответственность, ни один экземпляр сегодняшнего номера не должен быть продан. Через час я тебе перезвоню. Действуй!
  Оля щёлкает выключателем.
  - Постой, а как же я ему обратно?...
  - Никак,- забросив рюкзак за спину, Оля выпрямляется,- кстати, не вздумай со своей охраной прорываться сквозь гэбэшное оцепление, сами его уберут, и сами в Кремль пригласят на заседание, когда придёт время. Я побежала...
  Берия, вышедший с заднего выхода проводить гостью, уже через несколько секунд теряет её из виду.
  - Всё в порядке? - Василий Сталин в генеральском кителе выскакивает на мороз и открывает перед Олей дверцу ЗИСа.
  - Порядок,- Оля быстро запрыгивает в натопленный салон лимузина.
  - Куда теперь?- Василий устраивается рядом на заднем сиденье.
  - В 'Националь'...
  * * *
  - Василий Иосифович, туда нельзя,- басит дородная дежурная по этажу, закрывая собой проход в люкс и при этом зло косясь на его спутницу,- 107-ой свободный, а сюда никак...
  Оля с силой хватает женщину за волосы и тянет голову вниз и в сторону атлантов, подпирающих ажурный вход лифта.
  - Сюда смотри,- девушка левой рукой просовывает своё генеральское удостоверение между носом дежурной и выпуклостью причинного места одного из атлантов,- станешь орать сломаю руку и посажу за сопротивление сотруднику правоохранительных органов.
  Генерал дёргает на себя ручку двустворчатой белой двери с номером 115 на матовом стекле, проскакивает гостиную с чёрным роялем и старинной вазой, с которой на происходящее с улыбкой взирает Наполеон, маршальским кителем, наброшенным на спинку стула, и столом уставленным бутылками с шампанским и снедью и врывается в спальню. Раскрасневшийся Булганин в нательной рубахе и расстёгнутых брюках с лампасами тянется к полуголой девице с плоской грудью и стройными накаченными ногами, раскинувшейся на двуспальной кровати.
  - Кыш отсюда,- командует ей Василий, та, взвизгнув, хватает с ковра свою одежду и лёгким грациозным шагом вылетает из спальни.
  - Ты что себе, ик, позволяешь?- как-то неуверенно спрашивает его маршал с кровати.
  - Это ты чего себе позволяешь,- хватает его за грудки Василий,- в Кремле мятеж, а ты пост оставил и тут с б*** прохлаждаешься? Трус, убью!
  - Какой ещё мятеж,- рычит тот, вырываясь из цепких рук лётчика,- ты, Васька что, не протрезвел со вчерашнего? На отца надеешься, мальчишка, так ведь он не вечен...
  - Вам, гражданин Булганин, о себе впору начать заботиться,- в спальню заглядывает Оля,- вы слова присяги помните? Помните слова: '... до последнего дыхания быть преданным своему народу, советской Родине и рабоче-крестьянскому Правительству'? Так с каких это пор министр обороны исполняет приказы одного из секретарей ЦК не препятствовать вводу в столицу дивизии НКВД? Он что член Правительства? А если нет, то на лицо мятеж.
  - Но товарищ Сталин из-за болезни выполнять свои обязанности не может,- меняется в лице маршал,- в Кремле из его заместителей только товарищ Вознесенский, товарищ Кузнецов звонил от его имени, ведь ситуация сложилась чрезвычайная!
  - ...и поэтому решили выполнить приказ знакомого секретаря ЦК и... направиться по бабам,- Оля достаёт из кармана пальто ТТ и щёлкает затвором,- а как вам такие слова: ' торжественно клянусь быть честным, храбрым... если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся'?
  - Я всё исправлю, товарищи,- губы маршала затряслись,- не убивайте...
  * * *
  - И ты веришь Булганину?- спрашивает Василий, открывая перед Олей дверцу 'ЗиСа',- да он сейчас уже, наверное, звонит в министерство и отменяет свой приказ.
  - Я на этот случай подстраховалась, твоя задача сейчас - как можно быстрее доставить на пленум в Москву членов ЦК.
  - На этот счёт не волнуйся,- генерал нажимает на газ и машина, быстро набирая скорость, несётся по ночной улице,- самолёты готовы, маршруты составлены, экипажи уже на аэродроме, с рассветом вылетают. Куда тебя сейчас?
  - Туда, где меня встречал.
  * * *
  - Начинайте обход конспиративных квартир,- министр госбезопасности срывается на крик,- я знаю что их много, а ты подними её дело в архиве, там наверняка есть адреса, которые она использовала.
  Левой рукой Абакумов срывает трубку 'вертушки' и подносит её к уху.
  - Думаешь, Витя, что ты самый хитрый?
  - Фу-ух, Мальцева, а мои с ног сбились тебя разыскивая, у вас всё в порядке, куда подъехать забрать?- он зажимает микрофон 'вертушки',- всё действуй.
  - Не валяй дурака, Витя. Решил, значит, одним ударом нас с Чагановым убрать? Очень неосмотрительно с твоей стороны. Что тебе 'ленинградцы' пообещали?
  - Не понимаю...
  - Всё ты понимаешь. Если бы выполнил, то что тебе поручили, то мог бы стать главой объединённого министерства, со временем членом политбюро, а теперь всё, вышка тебе ломится...
  - Какая вышка, не знаешь будто, что нет никакой вышки уже?
  - Молчи и слушай. По такому случаю, как государственный переворот, Верховный Совет, уверена, смертную казнь вернёт. Поэтому у тебя остался единственный шанс чтобы сохранить свою жизнь: ты должен арестовать заговорщиков.
  - Да пошла ты...
  - Зря. Ты, Витя, так хорохоришься потому, что текущей обстановки не знаешь. Ну ничего, скоро, я думаю, поумнеешь.
  - Постой-постой, Мальцева, что за обстановка?
  - Увидишь. Просто знай, что я не по своей инициативе пришла тогда в октябре к тебе. Просто Хозяину было очень интересно знать, как поведут себя его ученики в случае, скажем так, его болезни. Кстати, ты Сталина с октября видел? Во-от. И никто не видел...
  - Тварь, тварь, тварь,- Абакумов мечется по кабинету, задевая стулья,- провели, провели как пацана! Эй, кто там, соедините меня с командиром дивизии Дзержинского... Нет, дайте шифротелеграмму... Учения отменяются.
  * * *

  
  ... Сквозь годы сияло нам солнце свободы,
  
  И Ленин великий нам путь озарил,
  
  Нас вырастил Сталин - на верность народу,
  
  На труд и на подвиги нас вдохновил...

  Орёт на всю квартиру 'тарелка' с надписью 'НКС' на жестяном ободе.
  'Уже шесть, что-то Оля задерживается,- щёлкаю тумблером радиолы в гостиной и возвращаюсь на кухню,- западные радиостанции сообщают о моей гибели в Москве в результате теракта. Смакуют подробности, причём некоторые детали, как место и время происшествия, указаны точно'.
  - Товарищи,- в громкоговорителе раздаётся голос неизвестного диктора,- слушайте тезисы проекта Программы ВКП(б), составленной комиссией ЦК под руководством товарищей Жданова, Кузнецова и Вознесенского, полный текст которой будет опубликован в сегодняшних центральных газетах. Проект предназначен для широкого обсуждения в первичных партийных организациях страны... 'Интересно, что-то я не припомню, чтобы Политбюро принимало такое решение. Комиссию создали, это так, но после болезни Сталина всё дело заглохло. Стоп, нет. Киров говорил, что Жданов и Сталин в октябре обсуждали один из вариантов Программы и он вождю очень не понравился. Выходит, что 'ленинградцы' решили напрямую обратиться к партии в обход Политбюро. Ва-банк пошли'?
  Снимаю с огня закипевший чайник и от неожиданности замираю...
  - Преамбула: Всесоюзная коммунистическая партия большевиков,- диктор безуспешно пытается подражать Левитану,- ставит своей целью в течение ближайших 20-30 лет построить в СССР коммунистическое общество...
  'Вот это бомба... к 1980-му году... Выходит, что Хрущёв свою Программу у Жданова передрал... Ну и как же планируется достичь этой цели'?
  - ... Развитие социалистической демократии на основе завершения строительства бесклассового социалистического общества будет всё больше превращать пролетарскую диктатуру в диктатуру советского народа. По мере вовлечения в повседневное управление делами государства всего населения, роста его коммунистической сознательности и культурности, будет происходить повседневное отмирание принудительных форм диктатуры советского народа, замена мер принуждения воздействием общественного мнения, сужение политических функций государства, превращение его по преимуществу в орган управления хозяйственной жизнью общества...
  'Готов подписаться под каждым словом, но сроки... И всё же, как осуществить это самое 'вовлечение''?
  - ... всенародные голосования по большинству важнейших вопросов государственной жизни, хозяйственного, культурного развития. Граждане и общественные организации должны получить законодательную инициативу по вопросам внутренней и... внешней политики... 'Большинством голосов, значит, все вопросы в 1980 году будут решать... Оптимисты. 'Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме'. Или это я пессимист? В самом деле, никто же не заставляет идти тернистым путём 'кукурузника''.
  - ... о ведущей роли русского народа в продвижение советского общества к коммунизму... 'Теперь понятно почему Сталин свернул разработку Третьей Программы партии. А это ещё не всё... Оказывается 'ленинградцы' разработали ещё и 'Генеральный план хозяйственного развития СССР до 1965 года'. Предполагается за 20 лет построить экономическую базу коммунизма. '
  - ... обеспечить опережающие темпы роста отраслей промышленности группы 'Б' по сравнению с отраслями группы 'А'...
  - Бьют на упреждение,- слышу тяжёлый Олин вздох у себя за спиной,- ты уверен, что на пленуме ЦК у нас будет большинство? Может быть лучше повременить с его созывом?
  - Вопрос созыва пленума в уставе не прописан,- ставлю остывший чайник на плиту и беру из её рук свежие газеты,- обычно это делается решением Политбюро, но теоретически любая инициативная группа ЦК может потребовать его созыва. Поэтому, не сделаем мы, сделают они, тем более что 'ленинградцам' есть с чем обратиться к пленуму. Ладно, рассказывай, что узнала.
   'То, что Берия с нами, это просто отлично, в ЦК у него немало сторонников. Среди военных, а их в ЦК человек тридцать, тоже немало наших. Работники промышленности, пожалуй, разделятся между Вознесенским и мной поровну или с небольшим преимуществом в его пользу. Деятели науки будут за меня, а культуры - против. Однако самая многочисленная группа членов ЦК - это партийные секретари и вот за их голоса предстоит побороться'.
  - Я считаю,- раскраснелась Оля,- Абакумова надо брать и колоть. Если он даст показания на Кузнецова и Вознесенского, то Пленум наш.
  - А если он не станет их топить или 'ленинградцы' просто обвинят его в клевете. Ты об этом подумала?
  - Я же сказала колоть, уверена, что у Лёвы Шейнина это получится на раз-два.
  - Нет, Оля, побеждать 'ленинградцев' надо на их же поле.
  - Ты собрался один за пару дней написать Программу партии и экономический план к ней? Да они над этим не один год работали, а над Генеральным планом так вообще весь Госплан корпел. И ты вот так без статистических данных в одиночку...
  - Нет, конечно, я поставлю себе задачу попроще, критиковать ведь значительно легче. Да ты не волнуйся, мы со Сталиным и Кировым тоже эти вопросы часто обсуждали. Ну а если идеи 'ленинградцев' победят ...
  - Ты с ума сошёл,- бледнеет Оля,- если они тебя, члена Политбюро, решились убить, то...
  - ... а если идеи 'ленинградцев' на пленуме победят, то я потребую созыва съезда партии.
  - Если доживёшь до него. Знаешь, ты делай что хочешь, Чаганов, а я ждать не собираюсь...
  - Что ты задумала?
  - Для начала выравняю наши шансы,- хлопает дверью Оля.
  'Совсем берега потеряла... Кто она теперь для меня? Единомышленник, попутчик или враг? Не знаю уже'.
   Включаю газ, ставлю на плиту чайник и разворачиваю толстый выпуск 'Известий'. Пробегаю 'по диагонали' Программу, на третьей странице нахожу 'Генеральный хозяйственный план'.
  'Так, вначале цель: 'построение в СССР полного коммунистического общества'... отсюда 3 задачи: '... выйти на первое место в мире по уровню производства на душу населения, осуществить переход от общества социалистического к обществу коммунистическому, обеспечить полную технико-экономическую независимость, повысить обороноспособность, полностью гарантировав СССР от всяких случайностей, связанных с наличием капиталистического окружения'... В общем-то пока ничего нового, просто цитата из речи Сталина 1945-го на встрече с депутатами. Дальше, план разбит на четыре пятилетки... ого, для полноценного контроля выполнения определён 91 показатель, причем все они натуральные, а не относительные. Все показатели должны поступательно расти из года в год. Главный показатель в Плане - объём валового выпуска продукции, за 20 лет, если считать с 1945 года, он должен вырасти в три с половиной раза, 'что создаст изобилие продуктов, которое необходимо для перехода к коммунизму'. Что за свист? А-а, чайник'...
  На автопилоте выключаю газ.
  ... 'Что-то непонятно... к 1965 году объём производства продукции группы 'А' в два раза больше, чем группы 'Б'. Получается, что опережающий рост второй группы не на столько уж и велик, если не позволяет при переходе к коммунизму выравнять эти объёмы... А по объёму капитальных вложений группа 'А' опережает группу 'Б' вообще в 10 раз. Интересно, над быдет над этим подумать. Что у нас с сельским хозяйством? Поставлена задача ускоренного развития животноводства по сравнению с земледелием: за 20 лет первое вырастет в 4 раза, второе - вдвое, но всё равно будет отставать от земледелия в полтора раза. Ещё задача: 'полностью завершить механизацию труда и ликвидировать ручной труд', 'при сокращении рабочей силы в народном хозяйстве производительность труда оставшихся работников должна вырасти в 3 раза''.
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"