Кровушкин Андрей: другие произведения.

Тени из прошлого. Глава 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Вот, уже несколько минут Костя сдержанно наблюдал за вдумчивой супругой. Накануне, перед самой встречей с подругой, Валя всё-таки надеялась, что разрыв между ребятами не найдёт своего подтверждения. Казалось, что с ними не могло произойти беды, или другой напасти, однако ожидания эти были напрасны. Сейчас, Валя была угрюма, молчалива, и крайне задумчива.
  - Валюш, может, ты мне расскажешь: что там с Иринкой приключилось? - Костя опустился на диван, как можно ближе, где она удобно поджав ноги под себя расположилась с модным журналом. Он обнял её за точёные плечи, трепетно посмотрел в выразительные, но от чего-то потускневшие глаза. Конечно, он догадывался, Костя хорошо знал выражения этих глаз, и мог безошибочно распознать тревожное состояние, чутьё его не подвело и в этот раз. Валя не спеша отложила журнал в сторону, с глянцевой обложки которой мило улыбалась американская модель в шикарном вечернем платье. Признаться, она и не читала, он служил лишь неким успокоением в её руках отвлекая от тягостных мыслей.
  - Что твориться с мужиками, не пойму?! - волнительно, полушепотом произнесла Валя, словно адресуя слова самой себе.
  - Что, всё так плохо?! Ребята разбегаются?!
  - Да, Костик, ты прав! Там, всё очень сложно, и вообще: не понятно! - попыталась отмахнуться от него Валя. Разговаривать ей совсем не хотелось: не было желания, к тому же: она была поглощена сумбурными мыслями, которые никак не давали покоя.
  - Я уж заметил, выглядишь ты совсем паршиво, - ляпнул Костя, пытаясь хоть как-то расшевелить Валю, - ты расстроилась из-за ребят? Валюш?!..
   - Не то, чтобы расстроилась, просто на душе как-то не спокойно: больше переживаю за Иринку, - призналась Валя, и сочувственно улыбнулась, - я, ничего не смогла узнать кроме того, что Серёжа нашёл другую бабу, бросил Иринку, и свалил. Вот, и вся история!
  - Неожиданно конечно! Ну, всякое бывает в жизни! - философски заключил Костя, его слова прозвучали надменно, и Валя даже оскорбилась:
  - Ты считаешь: что, это нормально?
  - Не знаю Валёк, что тебе и сказать? Дело то не в том: нормально, или нет?! - пожал плечами Костик, - по мне: так, что случилось, то случилось! Такие вещи происходят сплошь, и рядом; чему тут удивляться? Разве кто-то застрахован от превратных чувств?! Только мёртвые не испытывают их, не делают ошибок... И, не грешат, - добавил он, и уловил настороженный взгляд Вали.
  - Ты серьёзно?! У меня в голове не укладывается, что Серёжа: этот холёный интеллигент, смог так подло обойтись с Иринкой. так, поступают только сволочи! Свалил к другой бабёнке, а вы живите сами по себе... а, как же дочка? Ей всего семь лет, и отца Светланка не видела давно, Иринка говорит: дочка соскучилась, и постоянно спрашивает о нём...
  - Не будь столь кретичной, ты же не знаешь всех обстоятельств?! Вместе они уже не живут, я так понимаю?
  - Он собрал вещи и ушёл, - коротко пояснила Валя, - Иринка его несколько месяцев не видела, живёт у своей новой пассии, хотя деньги перечисляет исправно.
  - Выходит, что разлюбил? - сухо констатировал Костя, - всё понятно: брак, похоже развалился? Значит не было между ними крепких отношений. А возможно, ты Валёк зря переживаешь, не удивлюсь, если твоя Иринка от тебя скрывает, и чего-то недоговаривает?
  - Иринка... от меня?.. Вот, скажи Костик, за всё то время сколько мы их знаем, - они хоть раз ссорились? Даже незначительно, по пустякам?!... Никогда! Ты ведь сам знаешь, как Серёжка её любил, он же её на руках носил, а тут - бац, разбегаются?! Разлюбил?!.. Как-то уж, всё непонятно... Меня, честно говоря настораживает: что за королева попалась ему на пути, чтобы без забвения совести бросить жену с ребёнком, и ради кого? Я вся в сомнениях... Меня распирает любопытство...
  - Что бы ссорились? Соглашусь, не припоминаю! - задумчиво произнёс Костя, - хотя, Иринка предпочла умолчать, скрыть от тебя сам факт разрыва. Не ты ли мне прожужжала все уши, какие между вами доверительные отношения, и что со всеми секретами она делиться с тобой. А в этот раз скрыла, не захотела, чтобы ты знала.
  - Ты не понимаешь Костик, она находилась на грани душевного смятения; надеялась, что само собой разрешиться! Погуляет, и вернется...ну, и сомнения были! Я её понимаю!...
  - Ну ещё бы, - хмыкнул Костя, - ты ж её лучшая подруга. А, как же ваш: Эдик с работы: с которым она завела шуры-муры? - неожиданно с поддёвкой поинтересовался он.
  - Ни каких шуры-муры не было: понятно? - укоризненно махнула рукой Валя. Ей явно не нравился ход разговора, но, Костик умышлено сводил проблему, и похоже, всю вину пытался свалить на бедную Иринку, так ей казалось, вернее Валя не сомневалась, что все упрёки в сторону Иринки несправедливы, и от этого начинала злится, - я не отказываюсь от своих слов. Эдик, конечно ухлёстывал за Иринкой! Хотя, с таким же рвением он не упускал ни одну симпатичную девчонку в поле своего зрения, - хмыкнула она, - хобби у него такое, понимаешь?! Клеить девок! Натура экстравагантная, ловелас хренов!
  - А, служебный роман?
  - Какой ещё служебный роман, ты в своём уме Костик... Нужен он Иринке: этот Эдик! - хмыкнула Валя, - я по началу сама поверила в этот цирк, и даже посчастливилось ненадолго побывать в роли зрителя, но оказалось - всё гораздо прозаичнее: отношения с Эдиком моя дорогая подруга придумала на свою голову. Уж, очень ей хотелось позлить Раиску, достала эта пенсионерка всех! С этим парнем у неё точно, никогда ничего не было: косые взгляды, улыбки, комплименты со стороны Эдика, но не более; я сама подозревала: не завела ли подруга служебный роман?! А, Раискины гнусные домыслы, и высказывания в адрес Иринки - чистая профанация! Старческий маразм! Противно даже слушать... Вредная тётка!
  - Я ж говорил: актриса твоя подруга ещё та!..
  - Она очень подавлена, знаешь Костик, если Серёжа действительно повёлся на какую то другую женщину, то это слишком тяжёлая правда для Иринки. Вот, скажи: чего ему не хватало? Иринка - добрая, отзывчивая, покладистая, и не дурна собой; я могу долго перечислять, если объективно, то у всех есть недостатки, хотелось бы мне взглянуть на эту мадам, сколько ей лет? Прям сгораю от желания!
  - Ещё чего Валюха?!... Не вздумай встревать. Не лезь в их отношения, - со всей серьёзностью сказал Костя. Взял Валю за запястье, и долго так удерживал глядя в глаза, а она ехидно улыбалась, словно дразнила. Знал он, что у жёнушки характер с перчинкой, если разговор такой затеяла, то непременно исполнит, - ты меня слышишь? - не спускал он с неё строгий взгляд, но Валя легко, тут же сменила тему разговора. Такой тактикой обладает каждая смышленая, если не сказать, коварная женщина: обескуражить, запудрить мозги, и главное, чтобы выглядело всё естественно, и непринуждённо:
  - А, ты меня Костик не променяешь - вот так! На встречную бабу?!
  - Что значит на встречную бабу?! С ума сошла, что ли?! Я ж тебя обожаю!..
  - Ну! Ну! - покачала головой Валя, при этом язвительная ухмылка коснулась её лица, тонкие губы насмешливо изогнулись, - Что-то я стала, как-то опасаться, не успею и глазом моргнуть, как ты любовные игры заведёшь на стороне?!
  - Да, ты чего Валёк, ты у меня одна! - Костя фальшиво заголосил слова из известной песни: -"Ты у меня одна словно в ночи луна... Словно в степи сосна...Словно в году весна..."
  Валя рассмеялась.
  - Правда одна?! Не обманываешь?!
  - Правда... - Костя засмущался, словно юнец на первом свидании, и даже в лице покраснел, но быстро справился, - я тебя очень, люблю Валюшка! - лукаво щурясь признался, прикасаясь к её тёплым губам, - Какая же ты вкусная!...
  До того были слова сладостны и приятны, и разливались бесконечным теплом. У Вали на душе становилось спокойно, и умиротворённо, а затем в комнате погас свет, укрывшись в темноте, и позабыв о времени они предались нежным утехам...
  - Послушай Валёк, я тут подумал: почему бы нам не принять приглашение, и не провести пару дней у моего приятеля на Байкале - с некой нерешительностью спросил Костя, в тот самый момент, как Валя обернувшись в белоснежный бархатный халатик выскользнула из ванной комнаты.
  - Интересное предложение, что за приятель?
  - Ты его знаешь...
   Сашку Климовича: сокурсника Кости, Валя помнила ещё со студенческих лет; суетливый, с невнятной манерой общения, такое поведение чаще всего присуще людям застенчивым, и крайне скованным в общении. Таким он ей и запомнился. Слова, Сашка всегда подбирал крайне осторожно, растягивая фразы в предложения, словно разжевывая, и создавалось впечатление, что он пытается донести некую мысль, которую сам боится потерять, и тем самым рискует запутать собеседника. Порой, выглядело это даже забавно. Но, не смотря на все проблемы, которые впрочем со временем сами собой растворились, нелепая манера не стала препятствием для семейного счастья, со своей будущей супругой: Мариной. Климович познакомился в стенах учебного заведения. Учились в разных параллельных группах, и после диплома связали свои судьбы брачным союзом. Сашка родом с Байкала, есть такой красивый посёлок - Листвянка, среди туристов стремящихся отдохнуть на озере пользуется популярностью. Там-то, они и свили семейное гнёздышко.
  - Так, что скажешь Валюш?! - переспросил Костя наблюдая за тем, как она бережно у зеркала вытирает махровым полотенцем вьющиеся тёмные волосы, - приглашение получено, да и Сашку давно не видел, хочется убедиться лично, как они устроились с Мариной?! У них свой большой дом, края там чудные. И вообще, мы давно не выбирались куда-нибудь, хотелось бы попутешествовать!
  - Почему бы нет?! - сказала Валя, после некоторого раздумья. - Только при одном условии, что мы с собой возьмём Иринку, хоть развеется: надеюсь!..
  - Вот, и отлично! Завтра с Саней свяжусь, обговорим. Новый год встретим вместе, в компании...
  - Новый год?! - осеклась Валя, - ой, а как же мама?! Я ей обещала...
  - Валёк, мы всего на пару дней.
  - Она нас ждёт, неудобно как-то...
  - Пообещай маме, что Рождество мы непременно отметим вместе, не переживай Валюшка: тётка Клава о ней позаботится...
  
  
   * * *
  
  В последний рабочий день, перед затяжными новогодними каникулами в бухгалтерском отделе торжественно звучали "фанфары" поздравления, коллеги обменивались сувенирами, скромными подарками, и милыми безделушками - в общем, царило праздничное настроение. После полудня начальница строительного филиала Мария Семёновна: пышная по своим формам, и деловая по характеру женщина - раздобрилась, и рабочий день плавно перекочевал в весёлое застолье. Бухгалтера объединились с девчонками из финансового отдела, тут же подтянулся отдел маркетинга, отдел охраны труда, и в полном сборе отдел закупок; поставили в ряд столы, накрыли съестными блюдами приготовленными хозяйками заранее в домашних условиях, кое-что прикупили, вопреки возражениям строгой начальницы, в бокалах заиграло полусладкое вино. Единственному мужчине из финансового отдела удалось всё-таки убедить Марию Семёновну, в том, что праздник без горячительных напитков: вовсе не праздник, и подводить итоги уходящего года на сухую - скверный тон. Доводы Борюсика, или Бориски, как его ласково девчонки называли в отделе: молодого финансиста подающего большие надежды.., ещё бы, иметь такие родственные связи - оказались исчерпывающими, и Мария Семёновна под натиском коллектива сдалась, к тому же, как не прислушаться к любимому, и единственному племяннику:
  - Борис, ты мне расслабляешь весь коллектив! - укоризненно прозвучало из уст тётушки Марии. Нет, она вовсе не злилась. Напротив, сегодня можно было расслабится, в руках Марии Семёновны оказался бокал с шипучей смесью, и со всей серьёзностью, как руководитель она произнесла пламенный тост; сотрудники внимательно выслушали доклад о проделанной работе. Достижениях, и недостатках в уходящем году, о великих планах намеченных на новый две тысячи одиннадцатый год.
   Зря Мария Семёновна терзалась излишними переживаниями, никто из подчинённых не собирался упиваться в доску, здесь собрались: здравомыслящие, и ответственные работники. Мероприятие проходило весело, скромно, и в рамках приличия. Заглянули парни из "техотдела", захватили с собой коньячок, фрукты, и конфеты. С ними нарисовался и Эдик - весёлый и озорной, он углядел Иринку, и тут же подсел рядом. Дерзкий план злить целомудренную Раису успешно воплощался без особой на то надобности - с сожалением заметила Валя. Ей не доставляло, ни малейшего удовольствия наблюдать, как Раиса с презрительным выражением, весь вечер не сводит свой строгий взор с ребят: и в чём Иринка перед ней провинилась?! Вот не полюбила девчонку - и всё! Непонятно, какие силы сдерживали Раису, чтобы не пуститься в разнос, и не устроить взбучку, а заодно прочитать увлекательную лекцию:"О падшей нравственности среди молодого поколения". Такое желание явно присутствовало, однако секрет в чинности Раисы Михайловны в этот вечер был прост, она категорически не употребляла горячительных напитков, даже в малых дозах. Вела особый образ жизни. Проще говоря, помешанная на здоровом образе жизни, в тот вечер Раиса была трезва: как божий день. В таком состоянии, и учинить склоку не могла, лишь копила гнев. За столом сидела раздражённая, с угрюмым выражением лица, и ничто её не радовало, словно на поминках. Валя наблюдала за Эдиком, он что-то ласково нашёптывал на ухо Иринке, и каждый раз с улыбкой заглядывала в её пронзительные глаза, но та по-прежнему сидела хмурая, и кажется не замечала его игривого настроения. Не смотря на затраченный рьяной оптимизм, ему так и не удалось завладеть её вниманием, и Эдик легко переключился на Настю, весьма обаятельную девочку из финансового отдела со смазливым личиком, что следовало и ожидать. Настя звонко подхихикивала, поддакивала, мило улыбалась, и была польщена вниманием Эдика.
   Вечер продолжался в полном разгаре, когда Валя по-тихому покинула вечеринку вместе с уставшей от веселья Иринкой, на пороге их перехватил Эдик, на ходу поспешно укутываясь в рабочий бушлат:
  - Что-то вы рановато девчонки.
  - А, ты куда собрался? - задорно спросила Валя, - праздник только начался.
  - Так, это... проводить вас?
  - Не переживай Эдик, как-нибудь без провожатых справимся, - рассмеялась Валя, похлопав парня по плечу, - возвращайся к столу. Девчонки потеряли тебя...
  - Какая ты вредная Валька, я может Ирину хочу проводить, уже темно.
  Валя с усмешкой перевела взгляд на подругу, Ирина словно не слышала, но её лицо едва выдавало смущение.
  - Ладно Эдик, сегодня я её сама провожу. Нам надо поговорить наедине, а ты возвращайся к ребятам.
  - Пусть она сама скажет, - не унимался Эдик раскачиваясь, и переминаясь с ноги на ногу, - скажет, уйду!
  - Ирин?! - протянула с усмешкой Валя, - скажи ему, не отстанет ведь!
  - Эдик и в правду, мы сами доберёмся! Не стоит беспокоится, спасибо тебе за заботу. Ступай, там Настя заскучала уже, - сказала Ирина.
  - Обиделась что ли, или ревнуешь? - выдал он, и засеял опьянённой улыбкой.
  - Да ну тебя! - ухмыльнулась Иринка, и взяв Валю под локоть оставили Эдика в состоянии блаженного раздумья. Он что-то пытался кричал в след, но они не слышали его, их пробрал смех.
  - Ну, ведь он явно к тебе не равнодушен, - заливалась звонким смехом Валя, - провожатый!...
  - Ты спроси: кому равнодушен? Если, только к Раиске?! - они снова залились смехом.
  - Ты, Иринка с ним поосторожней, обнадёживаешь парня... Даже я поверила, что ты с Эдиком того... Как я могла, зная тебя?!.. Серёжа то не появлялся? - неожиданно спросила Валя, и Ирина умолкла.
   Они ещё долго шли не разговаривая: по тёмным, заснеженным тротуарам, прежде чем Валя не прервала затянувшееся молчание. Затем, обсудили предстоящую поездку на Байкал. Ирина согласилась с дочкой составить компанию: ей необходимо было развеется, отдохнуть от проблем, и это предложение было очень кстати, и теперь Ирина находилась в ожидании приятного предвкушения от предстоящего путешествия.
   Вале предстояло забежать в магазин, и к маме на улицу Проспект Металлургов: почти на окраину города, там они с Иринкой разошлись. С полными сумками она ввалилась в квартиру отряхиваюсь от снега:
  - Мамуль я пришла! - крикнула Валя в комнату, и поспешила сбросить одежду. Антонина сидела на кухни, и с любопытством смотрела программу по телевизору, - мамуль, у тебя опять дверь на распашку, сколько можно тебе говорить?! Закрывайся!
  - Валюша, кому я нужна?! Здесь чужие не ходят, а если Клавка придёт? Пока я доползу, чтобы открыть, уж лучше пусть так! - и довод оказался вполне убедительным, если не сказать объективным, - Ты, глянь Валюша, что делается то, - ткнула она пальцем в экран, - вон, тот мужик, что справа сидит со смуглой бабёнкой: любовницу в дом привёл!
  - А, законная жена что ж? - поинтересовалась Валя опустив сумки с продуктами на стол, и с интересом включаясь в процесс ток-шоу.
  - В том-то и дело, что она не против, живут одной семьей, вот это времена! Вот, это нравы, что ж ему окаянному мало одной бабы?
  - Это точно! Вот ты, всю жизнь мамуля прожила без мужика, а я без отца! - получилось как-то укоризненно, грубо и неприятно. Антонина замолчала, наблюдая, как дочь расторопно выкладывает из пакета на стол продукты, - извини, вчера обещала к тебе забежать, столько неотложных дел: закрутилась.
   - Ну, что ты Валюша, опять потратилась, - Антонина обвела изумлённым взглядом переполненный стол: тут и сервелат, яйца, овощи, пара пакетов майонеза - всё для салата; рыба копченая, несколько банок тушенки, торт к чаю, и шампанское: игристое, - мне и в холодильник то некуда сложить.
   - Мамуль, ну, ты чего?! Новый год скоро! Сейчас в самый раз позаботиться о продовольственном запасе, чтобы потом не носится по магазинам, - улыбнулась она кротко, - да, и когда я к тебе следующий раз забегу?!
   - Вот, так новости! - всплеснула руками Антонина, и переменилось в лице, а затем и вовсе погрустнела, - дочка, я надеялась, что вы с Костиком ко мне придёте тридцать первого?!
   - Мамуль, ну я так и планировала, - опустила глаза Валя, - тут такое дело, мы с Костиком решили Новый год встретить на Байкале, друг его нас пригласил, Иринку с собой берём, всего на пару дней.
   - Вон, оно как! - в задумчивости произнесла Антонина, - ну, так, а что?!.. И ладно, и то хорошо... Вам молодым...
   - Мамулечка, не хочу тебя оставлять в такой день, но я и вправду не планировала, а Рождество вместе проведём! Не обижайся?!..
   - Валя, езжайте спокойно на ваш Байкал, - махнула ладонью Антонина, и снова уставилась на "голубой экран", - а, мы тут со Степановной посидим, куда ж я без неё? Проводим старый, встретим новый год. Всё ж для этого пиршества есть, гляди сколько провизии, будем живы - не помрём?! - Антонина взяла в руки бутылку шампанского со дна которой к горлышку поднимался газ мелкими пузырьками, - ну, мы тут с Клавкой разгуляемся похоже?!..
   Антонина и вправду не могла представить свою жизнь без соседки. Клавдия Степановна, чудо, а не соседка, скорая помощь в любой ситуации: и верная подруга по совместительству. В магазин сходит, по хозяйству похлопочет, и душевный разговор поддержит. Всегда под рукой, без неё никак. Всё дело в том, Антонина относилась к группе маломобильных людей: была давно прикована к инвалидной коляске: старой, но ещё сносной, чтобы передвигаться. Редко выходила на улицу, не без помощи. Самостоятельно, в одиночку невероятно тяжело, хоть и первый этаж, и всё же: приходилось тяжко. Крутой лестничный спуск, а затем, не мало усилий затратить, чтобы справиться преодолевая крыльцо подъезда. Сколько не просила Антонина о помощи: установить пандус, да только без толку, глухи и немы к её просьбе оказались чиновники. Впрочем, ко всем трудностям Антонина привыкла. С годами применяла полученные навыки: живут же люди: как то, и с более ущербными, искалеченными судьбами. А тут: руки у неё есть, и голова слава богу работает, даже ноги на месте, только не чувствует их, совсем. Порой, одолевает её грусть и тоска, щемящее чувство осознание того: что, не сможет никогда взять, вот так - и, подняться с проклятого инвалидного кресла. Пойти куда захочется, не важно: в магазин, или просто прогуляться, чтобы никто не бросал косых, жалостливых взглядов. Хуже всего Антонина переносила именно жалостливые взгляды. Терзалась, когда доставляла людям неудобства, улавливая в их глазах стыдливое раздражение, но совсем без помощи обходится не могла. Слава богу, что сил хватало со многими сложностями справляться самой, а нет, так Степановна тут, как тут. Бывало выкатиться во двор, прогуляется по длинным, извилистым дорожкам зелёного парка расположенного аккурат за домом, через дорогу: вот, собственно всё развлечение, но это летом, когда тепло, и радует душу погода, а зимой: если, только подышать свежим, морозным воздухом во дворе. Антонина не жаловалась на судьбу, с ней свыклась, как с неизбежным, как с ношей данной с выше. Вот, только за какие заслуги?!.. Хотя, и на этот горестный вопрос, ответ Антонина Михайловна знала.
   С утра зашла соседка, Клавдия Степановна по-хозяйски раскрыла форточку в комнате, и не без раздражения заметила:
   - Ну, и духотище у тебя Тоня! - холодный поток ворвался вытесняя спрессованный, душный амбре из лекарств, - сейчас, Тонечка я приготовлю завтрак, а затем мы с тобой прогуляемся, подышим свежим воздухом, сегодня чудесный денёк.
   Морозный воздух был наполнен свежестью, дышалось легко, Антонина ловко перебирала кистями рук захватные обручи приводя коляску в движение, Клавдия Степановна лишь направляла, тем самым облегчая ход. Несмотря на все усилия, и чищенные от снега петляющие дорожки в парке, коляска совершенно не предназначенная для зимних прогулок застревала колёсами в рыхлом снегу, или вовсе скользила в местах наледи; не то что летом, можно было часами отдыхать, справляться одной без всякой посторонней помощи, в тени высоких лиственниц наслаждаться зачитываясь любовным романом: что очень любила Антонина. Как-то по телевизору, Антонина видела специализированную коляску адаптированную для зимнего сезона, умная напичканная электроникой: чудо техника - то, по телевизору!.. С годами она приспособилась, техника управления коляской требовала некоторых усилий, и ловкости, научилась уверенно балансировать на задних колёсах, чтобы с лёгкостью давались препятствия в виде крутых спусков, и трудных подъёмов: будь то высокие бордюры тротуара, или на скорую руку установленный пандус, а любое передвижение по городу: пытка не иначе; и, отношение людей разное, кто-то из сострадания спешит помочь, а не редко находились и те, кто смотрел с неким пренебрежением, и оскалом. Вот, и сейчас, пышная дама с собачкой повысила голос, когда та бросилась ласкаться к ногам Антонины, очень ласковая добродушная собачонка, что не скажешь о хозяйке.
  - Фу-у Бландин, ко мне! Ко мне: сказала! - хозяйка слегка ударила пса поводком, как только тот виляя купированным, но забавным хвостом вернулся к раздражённой даме, - хочешь подцепить заразу, не делай больше так, иначе я тебя не отпущу без поводка, - гнусным голоском ворчала взъярённая дама, так, словно это забавное и милое животное, породы: карликовый пудель в чём-то уразумевает из выплеснутых слов дамочки. Только что, весёлая Антонина резко прервала умилительный разговор о дочке, о предстоящей поездке на Байкал, изменилась в лице, и побледнела; нет не от того, что услышала грубые, и не справедливые слова: за те года проведённые в инвалидном кресле к ним она привыкла, из уст этой дамы прозвучало нечто другое: то, что встряхнуло её память, и вывернуло на изнанку...
  - Тонечка, что с тобой? - взволновалась Клавдия Степановна, - ну, не бери ты в голову, люди такие жестокие! Болтают, бог знает что! - засуетилась Степановна, но похоже Антонина была жутко взволнована:
  - Нет Клава, дело в другом... - напряжённым голосом выдавила Антонина, и заплакала.
  
   * * *
  
   В начале 90-х годов начался страшный период в жизни Антонины, о том времени она долго, и мучительно пыталась забыть, если б это возможно было - стереть из памяти весь этот кошмар, она бы непременно воспользовалась; как страшный сон: перестройка, разруха в стране, семилетний ребёнок на руках, инвалидная коляска, жить совсем не хотелось, но ради дочери -Тоня готова была на всё. И повстречались ей на пути "добрые люди", пообещали денег, жизнь в достатке, и она глупая доверилась: работа то не пыльная; сиди со скорбным выражением лица в местах, где обитает сострадающий люд, где поток пассажиров течёт, словно быстрая река разбегаясь мелкими ручейками по своим поездам да автобусам, кто ни будь: да подаст! Впрочем, и подавали, и не плохо. Вот, только бессовестные работодатели забыли упомянуть, что весь дневной доход будут отбирать, на руках оставалась самая малость того, чтобы не помереть от голода. Антонина складывала копеечку к копеечке для дочки Валюшки, а затем наступило самое страшное время: испытание на прочность, которое ни каждый и выдержит: постоянные побои, и издевательства. Из всех узников, многие находились в удрученном состоянии на грани жизни и смерти, кто пытался бежать, его непременно находили, и до смерти забивали, да и бежать было некуда, Тоня опасалась за свою жизнь, казалось выйти из этого ада не возможно. Как и остальных рабов её уже держали в холодном, сыром помещении, словно скот, где-то в полуразрушенном бесхозном бараке, в трущобах на окраине города. Утром развозили по точкам, вечером забирали обратно, с дочерью прекратилось всякое общение, одно лишь утешало, и успокаивало сердце: Валя была под надзором соседки Клавдии Степановны. Не знала Антонина, что бандиты присмотрели её квартиру, позарились на старую "хрущёвку", но вполне сносную для сделки. Тоню, ожидала незавидная учесть: как, и всех остальных лишённых крова. Основном люди пропадали, куда, - можно было только догадываться. Однако покупателями квартиры в результате секретной спецоперации стали оперативники, тогда-то, и была Антонина освобождена от рабского капкана, как и несколько измождённых узников. Вот, только подлый лидер кровавой шайки сумел всё-таки скрыться. Сколько искалеченных жизней на его счету, никто не мог сказать. Поговаривали, что за солидный откуп ему удалось бежать за рубеж. Не забыть Антонине его мерзкий образ никогда, даже спустя время, до сих пор стоял он перед глазами: белокурый, с овальным, изуродованным лицом, по всей физиономии красовался глубокий, рваный рубец: разделяющий левую часть щеки до самого глаза, впрочем и сам глаз выглядел неестественно, словно искусственный. Антонина не могла позабыть за все эти годы обезображенное лицо, и всё, что было связано с этим человеком изуродовавшим её судьбу. И, эту мерзкую кличку навсегда въевшеюся в память: в банде, его прозвали - Блондином, как этого милого пса в парке: тот, что ласкался у её ног под истерический крик хозяйки...
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"