Кровушкин Андрей: другие произведения.

Тени из прошлого. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Капитолина с грустью смотрела в окно, в снежную, холодную пустоту. Сигарета, и чашка горячего кофе с горьковатым ароматом наполнявшим гостиную, становился непременным атрибутом для начала нового дня; она любила крепкий, без сахара и сливок; ободряющий, пробуждающий силы и дух, но даже сейчас, этот чудный напиток не способен был унять тревожное состояние хозяйки, и даже привычная тишина в доме - оглушала.
   Новогоднюю ночь женщина провела в своём кабинете предаваясь тягостным раздумьям. Когда под бой курантов звенели хрустальные бокалы, она довольствовалась одиночеством, рядом не оказалось: ни сына, ни супруга. И даже подруги, и те, не смогли встретить вместе с ней новый 2011 год. А тем временем, немощный Валерьян, последние дни почти не выходит из своей комнаты. Под чутким присмотром нанятой сиделки, пышной женщины бальзаковского возраста с татарскими корнями по имени: Ильсия - Валерьян проспал первую ночь в новом году словно уставшее дитя. Капитолина, не без основательно опасалась за супруга, с каждым днём ему становилось хуже, он угасал на глазах. Всё чаще лежал в постели, имея отвратительные, обезображивающие пролежни на теле, и если выходил из комнаты, то с особым трудом: медленно перебирая ногами, двигаясь по длинным коридором большого семейного особняка, бесшумно и вяло, что впрочем происходило крайне редко: в те самые дни, когда ему становилось немного легче; с супругой почти не разговаривал в силу своей слабости, и обиды от её горького, и безнадёжного признания в содеянном. Она была уверена, именно обида супруга: затаённая, глухая: встала на пути их когда-то умиротворённых отношений; Капитолина пыталась наладить их, больше уделяла времени, терпеливо и нежно разговаривала с ним находясь у изголовья кровати. Валерьян осознавал каждое сказанное супругой слово, изредка кивал головой, и часто пренебрежительно отворачивался, словно общение становилось для него тягостным, и снова уходил в себя, погружаясь в задурманенное состояние от тех лекарств, что прописал врач навещавший его дважды в неделю. Не смотря на все сложности, Капитолина обладала редкой терпеливостью, и была с ним невероятно обходительна, но любая попытка преодолеть невидимую стену между супругами казалась напрасной, её старания оставались не замеченными, что для неё являлось крайне болезненным, и неприятным. Своей неразговорчивостью, Валерьян давал понять, что в смерти родной дочери несомненно усматривает вину супруги, не желая считаться, даже с теми обстоятельствами, что привели к ужасной трагедии, и даже чистосердечное раскаяние ни сколько не смягчило его сердце по отношению к супруге. Надеяться на благоразумное снисхождение, больного и озлобленного человека не приходилось, однако и сама Капитолина понимала его, как никто лучше. Как бы там ни было, и всё же, она не теряла самообладание, и смиренно переносила тяготы гнетущего одиночества.
  
   * * *
  
  Капитолина снова погружалась в воспоминания. Так явственно, и обстоятельно всплывали образы того далёкого дня: Виктория со слегка извиняющейся улыбкой, ребёночек: укутанный в лёгкое одеяльце, то и дело пробужденный от февральского мороза давал о себе знать - надрывистым плачем. Она качает его, убаюкивает, и он вновь затихает, но лишь на время. Даже те брошенные слова слышаться отчётливо, сквозь пелену времени. Как же она посмела, так необдуманно, и подло обойтись с падчерицей? Злоба, затаённая на душе подтолкнула Капитолину поступить опрометчиво, и не в силах сдержать себя от соблазна, дабы не поквитаться за все те унижения, что доставляла ей вредная девчонка находясь под одной крышей. И гневные чувства преобладая над разумом безудержно выплеснулись, не оставляя шанса закончиться этой истории совсем иначе. Капитолина могла поступить по другому: усмирить свою ненависть, позволить Виктории пройти в дом, и тогда бы трагедии не произошло, но разве можно теперь изменить что-либо, история не терпит сослагательного наклонения. Воротить вспять события невозможно, а жизнь течёт своим путём унося в потоке житейских проблем. И, голос двенадцатилетнего сына врезается в память словно лезвие в плоть, раня и причиняя боль заставляет невольно вздрогнуть: "Мама это была Вика"? - голос ребёнка подхваченный эхом разносится на сотни бархатных голосов, " Ну, что ты дорогой?!" - отвечает она со сдерживающей улыбкой оборачиваясь к сыну. " Но, мне показалось, я слышал её голос. Это был именно голос Вики" - не сдавался малец. "Тебе показалось" - снова ласковая улыбка на мгновение задержалась на устах Капитолины. "Мама почему сестра не приходит к нам? - вопросы стали явно докучать, и она, уже в более строгой манере, настойчиво потребовала: " Дорогой, иди, лучше займись делами, я не знаю почему Вика не навещает нас, по-видимому, она не скучает по семье, - она умилительно взглянула на Филиппа, но парнишка не унимался: "Разве она не скучает по мне?! ... - ответа не последовало, - Тогда, почему я скучаю по сестре?!...
  
  
   * * *
  
  До боя курантов Капитолина осторожно зашла в комнату супруга. Она навещала его каждый вечер перед сном: вот уже на протяжении нескольких месяцев с тех самых пор как он слёг. Ильсия сидела облокотившись на спинку кресла, сложив ладони на коленях в полумраке в лучах рассеивающего, тёплого света ночника. Валерьян крепко спал. Как обычно поинтересовалась у сиделки о самочувствии супруга, поправила одеяло, немного постояла у края кровати, и поспешила покинуть комнату; его здоровье не улучшалось, дух угасал в нём, Капитолина свыклась с той мыслью, что в состоянии дремоты он проводил уже большую часть времени - всё чаще погружаясь в беспамятство. Долго находиться в удушливой, отталкивающей комнате она не могла, и тот тошнотворный запах увядающей плоти, казалось, впитавшийся даже в стены, наводил на неё нечто схожее с брезгливостью; подпирающий, неистовый страх ожидания неминуемой смерти супруга - изводил.
   Когда в гостиной, большие раритетные часы, в полночь отбили созвучным эхом, Капитолина с вожделенной таинственностью загадала желание, и в тягостном одиночестве пригубила бокал красного десертного вина. Тишина сводила с ума. Одиночество казалось пустым, и навязчивым, даже сын Филипп оставил её, и ночь провёл в кругу семьи своего друга Влада Бессонова. Как мать она не одобряла панибратских отношений сына с этим вульгарным прохвостом, как она часто называла его, когда речь заходила о Владе или его семье; "за что, ты так его ненавидишь, мама?" - возмущался Филипп, и получал совсем уклончивый ответ, - "не тот, он человек с кем необходимо иметь дела", - отвечала она. " Ах, мама, всё то ты знаешь, с кем иметь мне дела, а с кем не иметь!" - изводился Филипп от надоевших нравоучений, - "Влад, как-никак, мне хороший приятель. Да, мне с ним интересно, к тому же он разбирается во многих делах, что касается бизнеса. И вообще, я не намерен обсуждать друзей!". То, что Капитолина невзлюбила Влада - полбеды, она его нещадно презирала, и Филиппу мотивы матери были вполне понятны. Чем может быть вызван гнев к человеку достигшему успеха в бизнесе? Уже к тридцати годам Бессонов имел свой ресторан в центре города, не без помощи влиятельного отца, и всё же, он обладал навыками в управлении, а в сорок: его фамилия была на слуху среди успешных бизнесменов, он с лёгкостью справлялся с ролью мецената в индустриальных проектах города. Телевизионные программы с его участием, где Влад мелькал с голубых экранов становились не редким событием. Печатные издания наперебой пытались заполучить интервью молодого, преуспевающего бизнесмена. Он был успешен, и не сходил с новостных лент и газетных таблоидов, что становилось вполне привычным: наблюдать его деловито улыбающимся на обложке городской газеты, или модного, глянцевого журнала. Словом, пресса его обожала; дела шли уверенным шагам в гору, да и в личной жизни: всё обстояло не так уж плохо, учитывая второй брак. Если не вдаваться в подробности, всевидящая пресса как-то уличила молодого бизнесмена в супружеской измене. Впрочем, как оказалось, это ни сколько не навредило его бизнесу. Все, эти расследования дешевых газетёнок для поднятия рейтинга не иначе, так и остались на уровне слухов, и не доказанных предположений. Лишь раззадорив "папарацци" к решительным действиям поквитаца: во что бы то ни стало разоблачить Бессонова. И всё же, брак влиятельного бизнесмена распался на радость злопыхателям, что создало новые домыслы со стороны неугомонной журналистской братией. Следующий брак был удачным, и стабильным: нежели первый, закончившийся тяжёлым разводом, и скандальной дележкой совместно нажитого имущества. Здесь пресса не могла упустить столь шикарный резонансный случай, чтобы не поглумиться, - оно того стоило, для очередного всплеска общественного мнения. Словно стервятники они набросились на ещё живую, истекающею кровью жертву. И, лишь убогие издательства не осветили тот нашумевший процесс, где Бессонову пришлось не легкую держать оборону. Но в некоторые семейные перипетии друга, Филипп предпочитал не посвящать мать, учитывая её не доброе расположение к Владу, что очень удручало его, а порой и доводило до исступления. Филипп, всегда был хорошего мнения о Бессонове, и резкая критика матери, лишь вызывала в нём протест. В данный момент, сорокадвухлетний Владислав Анатольевич Бессонов, казался счастливым в браке, красавица жена: телеведущая на местном канале. Удачливым в бизнесе, а вот, приятель Филипп имея за плечами полные тридцать семь лет до сих пор не смог обрести жизненного багажа: ни в личной жизни, ни в семейном бизнесе, не сумел воспользоваться преимуществом, дабы занять особое положение, а ведь всё для этого было: и возможности, и связи, и деньги. Отчим пытался пробудить в нём здоровый интерес к семейному делу, профинансировать любое его начинание, однако ж Филипп по особому относился к деньгам, и распоряжаться с ними он мог одним способом: бездарно транжиря на разного рода развлечения, и сомнительные забавы. Не безосновательно, Валерьян с опаской относился, когда вопрос в последнее время: всё чаще поднимался о приемнике, Валерьян Арсеньевич подумывал об уходе с поста генерального директора, ещё за долго до болезни. Но, увы, Филипп не оправдал его ожидания, напротив выказывал свою дееспособность в продолжении семейного дела, чем очень печалил мать. В том и крылось негативное отношение: Капитолина попросту испытывала ревность переходящую в ядовитую зависть к более удачливому сотоварищу сына. Влад Бессонов в её глазах казался, более удачливым, целованный судьбой. Потаённая боль за отпрыска съедала её изнутри, но и смирится со столь удручающим положением, обладая жёстким, требовательным характером - не желала. Каждый раз упрекая, и наставляя сына на путь истинный, она проявляла невероятную настойчивость, призывая его к серьёзности в таких делах. Ожидая, что её чрезмерная забота от которой сын попросту бесился - принесёт плоды, и он одумается, возьмётся за голову. Филипп не сторонился, его не пугала перспектива занять руководящее место в строительной компании: "Надёжная крепость" и заменить на этом поприще отца, напротив - амбиции били ключом. Он стремился к заветной цели безгранично, что внушало серьёзные опасения за саму строительную компанию. Компания приносила не просто доход в семейный бюджет, а являлась детищем Валерьяна. Понимая безрассудство пасынка Валерьян был категоричен в своём решении - он ни за что не позволит Филиппу развалить то, что создавалось много лет.
   В то самое время, когда настали тяжёлые времена, и болезнь Валерьяна Гущенко несомненно отразилась на компании: упадком производства, и финансовыми проблемами, всё чаще приходилось прибегать к нестандартным решениям, вытянуть из кредиторской ямы, когда-то процветающую, обладающую большими активами строительную фирму. Делами, временно занимался назначенный кризисный управляющий, и это ни коем образом не улучшало сложную обстановку, лишь позволяло держать "Надёжную крепость" на плаву, чтобы окончательно не потопить, и до конца не развалить предприятие. Но, так долго продолжаться не могло, требовался сильный лидер, способный вызволить из неминуемого краха. На фоне болезни Валерьяна Арсеньевича, работники чувствовали надвигающуюся беду на своей шкуре, строительная компания угасала, как и его хозяин, медленно и неизбежно.
  
  
   * * *
  
  
  В усадьбе Гущенко было тепло, и необычайно уютно не смотря на ударившие морозы в первых числах января. Капитолина в мягком кресле у камина листала журнал, когда Лена - молодая горничная, сообщила о визите агента. Сама же хозяйка сподобилась называть горничную Лёлей, и никак иначе, так имя приобретало некую благозвучность, девушка быстро свыклась, и легко приняла, признаться столь простонародное имя ей было не по душе, но всё же хозяйке перечить не решилась. Капитолина незамедлительно оторвалась от любимого занятия:
  - Зови немедленно! - воскликнула она с нескрываемой радостью. Горничная торопливо поспешила выполнить распоряжения хозяйки, и уже в строгом костюме Громов важной походкой перешагнул порог комнаты, где его и ожидала Капитолина.
   - Пётр Александрович?! - с милой улыбкой встречала она его в просторной, хорошо освещённой теплым светом гостиной, обставленной мебелью в стиле "хай-тек", - вы меня заставили поволноваться! Я вся в ожидании!.. Сколько дней прошло, а от вас ни слуху ни духу. Куда же вы пропали?! - с шутливым упрёком спросила она.
  - Капитолина Аркадьевна, вам ли не знать, что свою работу я привык выполнять ответственно, а то дело, которое вы мне поручили, с полной уверенностью можно отнести к не простому, сложному делу, требующему не мало времени. К тому же, вы мне щедро платите, за те деньги я обязан выполнять поручения добросовестно, и качественно, что я и делаю, - заявил он с неким самохвальством.
  - Кофе, или предпочтёте более крепкий напиток? - предложила Капитолина с интересом поглядывая на Громова.
  - Ну что вы Капитолина Аркадьевна?! Я за рулём, а вот от чашки горячего кофе пожалуй не откажусь!
  Лёля подозрительно, оглядывая гостя занесла в гостиную две чашки на подносе, одну для хозяйки.
  - Признаться, Пётр Александрович мне не терпеться узнать, и всё же,... доведётся ли мне познакомится с дочкой Виктории?! С этой мыслью я живу, вот уже несколько месяцев, - призналась она. - Так, значит, вы имели разговор с той женщиной, что удочерила Валю? - опасливо, как бы невзначай она заглянула в глаза агенту, пытаясь заранее прочесть в них ответ до того, как сам Пётр Александрович обо всём изволит поведать. Так, поступают многие, проницательные женщины не обделённые чуткостью, способные без особого труда выведать нужную им информацию не утруждая себя томительным, а порой, и неудобным разговором.
  Громов не спеша сделал глоток горячего кофе, аромат которого из слегка поджаристых зёрен благоухая витал в гостиной, и аккуратно опустил белую фарфоровую чашку на блюдце. Женщина внимательно ловила каждое его движение, даже с каким-то пристрастным любопытством:
  - Разговор состоялся Капитолина Аркадьевна, - не расторопно начал он, - должен вам сказать, результат на первый взгляд может показаться вам весьма не убедительным, что вполне вызовет некоторое сомнение, но поверьте мне, и моему опыту, я знаю что говорю...
  - Пётр Александрович, не ходите вокруг да около! - как-то резко, и даже напористо не дав агенту докончить фразу осадила она, - скажите как есть: та женщина вам отказала, это так?!
  - Можно, сказать и так!... - помедлив признался Громов.
   - Простите, я закурю, - занервничала Капитолина поспешно вынув тонкую сигарету из пачки, - я надеялась, что дело разрешиться наилучшим образом. Очень жаль, что я ошиблась! - поджала она досадливо губы, растянувшиеся тонкой, ярко красной полосой. - И, честно говоря, не вы ли Пётр Александрович заверяли меня...
  - Свои обещания я сдержу, - поторопился Громов, - и, я не зря предупредил, что вы, возможно, истолкуете это известие по-своему. Неправильно. Что и произошло! На самом же деле: всё не так печально, как вам могло показаться. И, позвольте, что можно ожидать от женщины инвалида на голову которой свалилась столь неожиданная новость?! Это защитная реакция, оградить своего ребёнка от неприятностей. Сами понимаете, как бы я не старался, сомнительно, чтобы я смог вызвать у Антонины сразу доверительные отношения! Хотя, признаться, я сделал всё возможное!..
  И, сейчас при разговоре, Громов скрыл некоторые подробности, когда по собственной инициативе оставил женщине деньги в конверте из того задатка, что выделила ему Капитолина, он не желал объяснятся с клиенткой, раскрывать задуманные, мудрёные планы, всецело полагаясь на свои методы в работе, Пётр Александрович просто умолчал об этом.
  - Антонина инвалид?! Как это возможно?! Вы серьёзно?! - её губы сомкнулись выражая простодушное удивление, - признаться, я этого не знала!
  - Именно так, Антонина передвигается исключительно на инвалидной коляске, паралич ног делает её жизнь невыносимой.
  Капитолина задумалась, и озабоченно повторила:
  - Пётр Александрович, я действительно этого не знала! Для меня эта новость шокирующая! - неловко она всплеснула руками, - позвольте спросить: как же она имея инвалидность воспитывала ребёнка?! Как ей удалось миновать сложности с органами опеки?!
  - Инвалидность она приобрела после удочерения, и ей без проблем доверили воспитание ребёнка, впрочем, - Пётр Александрович замолчал сделав значительную паузу, - я навел справки, и установил, что причиной тому недугу послужила, всё та же роковая трагедия которая связывает вас...
  - Неужели?! Что вы имеете ввиду?! - Капитолина нервно затушила в пепельнице сигарету, ладони её слегка подрагивали, что не мог не заметить наблюдательный сыщик, - правильно ли я вас понимаю Пётр Александрович...
   Она расторопно поднялась с места, и осторожной походкой прошлась по гостиной. Капитолина понимала: о чём идёт речь. В памяти всплыли события минувшей давности: заголовки из газет, и слухи, что ходили, в то время среди сельчан. Не умолкающие между жителями разговоры, лишь подтверждали в правдивости только что сказанных слов Громовым. В той жуткой трагедии была изувечена: ещё одна женщина, ставшая невольной свидетельницей нападения хищников.
  - Именно так, Капитолина Аркадьевна, - продолжил агент, - Антонина имеет непосредственное отношение к той истории. Я ознакомлен с тем делом 1985 года. Имея свои профессиональные связи мне без особого труда удалось заполучить его из архива, Антонина Максимова фигурирует, как потерпевший свидетель.
  - Да, да...Я припоминаю, Антонина Максимова... это фамилия мне знакома. Впервые я о ней узнала из газетной публикации. Тогда, я ещё не совсем осознала, то что произошло. Я воспринимала, как трагедию, далёкую, и не коим образом не затрагивающую меня лично, - оправдываясь, залепетала Капитолина, и снова медленно, опустилась, облокотившись на мягкие бордовые подушки большого дивана.
   - Так значит, вы всё знали изначально?!..
  - Нет, не всё!... - довольно резко, нарочито ответила Капитолина, - в газетах писали скудную информацию, а порой и бредовую. Основном, самые достоверные новости узнавала из уст работников следственных органов. Выясняя личность погибшей, работники милиции часто опрашивали жителей в посёлке. Ходило много слухов среди сельчан. Исчезновение Виктории, наверняка не прошло не замеченным для людей, кто-то из соседей наверняка приметил. К тому же Виктория действительно не жила с нами под одной крышей, вот уже больше года. Так получилось, что она ушла из дома, был жуткий скандал, я бы не хотела вдаваться в детали - это семейные дела. Не скрою я опасалась, что кто-нибудь из соседей заметил её в тот вечер у дома. Но, всё обошлось, иначе бы мне задавали совсем другие вопросы, если бы соседи проговорились. Не желая того, и всё же я это делала осознанно, решилась пойти на опознание тела. Пустая формальность для отвода подозрения; сомнения в том, что это Виктория у меня не осталось сразу, как только мне показали останки. Не смотря на обезображенный вид, труп я усмотрела основательно изуродованным, лица почти не было, голое месиво, жуткое зрелище. Само опознание было некой фикцией, и не более. Я уже знала, что в ту ночь, в том самом месте с ребёнком на руках могла оказаться только Виктория, а рисунок на плече, так и врезался в мою память.
  - Татуировка?!
  - Да, Вика обладала чересчур экстравагантной внешностью, что очень беспокоило отца. Как бы вам сказать:ей безумно нравились все эти модные штучки - эпатаж, вызывающий у людей лёгкое недоумение, короче любила выделяться... Собственно, и частые конфликты в семье происходили основном из-за всего того, что сложно даже понять что в голове было у этой девчонки, впрочем, зачем я это вам рассказываю?!...
  - Нет, нет, мне как специалисту: все это несомненно интересно, и я уверен поможет в деле. Вас не насторожило, что труп ребёнка вам не показали?
  - Абсолютно, я была настолько уверена, что маленькое тело звери просто растерзали. Об уцелевшем младенце я узнала от сотрудницы - дознавателя. Когда она попыталась выяснить у меня, про молодых сельчанок имеющих на руках с грудного ребёнка, и я была крайне удивлена: оказывается, ребёночек невероятным чудом спасся. Самое невыносимое состояние за всё то время, что со мной произошло, так это внутренний, не иссякающий страх. Я опасалась, что Валерьян вернувшись из длительной командировки обо всём прознает, но я зря терзалась ожиданием испытать гнев супруга. К тому времени, когда он приехал шум поутих. Он об этой трагедии слышал конечно, но не придал этому значения. Валерьян всегда был поглощен делами, и заботами. Так я сумела сохранить эту тайну. Если бы вы знали Пётр Александрович, на сколько мне бывает противно, мысли из прошлого меня душат, и истязают. Каждый раз мысленно возвращаясь в тот вечер испытываю угрызения совести, содеянное мной меня приводит в ужас! Клянусь вам, если бы время можно было вернуть вспять и перемотать, как плёнку киноленты, на этот раз я бы не поступила так легкомысленно с Викторией, но разве это возможно?! - Капитолина слегка покачала головой, и застывшая мучительная улыбка ещё больше расправила на её лице глубокие морщины, - моё сердце разрывается! Валерьян до сих пор не знает о живой внучке. Всё то время, он был в неведении, и очень скучал по пропавшей дочери... Он сходил с ума лишь от одной мысли, что Вика забыла о нём, бросила, оставила отца. Он очень обожал дочь, не смотря на последние конфликты, происходившие постоянно. Из дома она ушла в восемнадцать лет поругавшись с ним окончательно. Этому всему предшествовала одна плохая история, которая неминуемо вела к конфликту, и я помню: тот день ясно, когда Вика покинула дом. Валерьян до сих пор не может себе простить, что не остановил дочь, не разобрался в её проблеме, позволил уйти навсегда. Если говорить откровенно, она обладала тяжёлым характером: упрямая, вредная девчонка, и неукротимая. Абсолютно непредсказуемая в своих поступках, и эгоистична, если Валя приняла от матери схожие черты, то это печально, но я готова принять её любой, всё ради Валерьяна, я готова терпеть!..
  - Позвольте бестактный вопрос: вы хотите вернуть в дом внучку, чтобы получить прощение?
  - Прощение?!... - надменно ухмыльнулась Капитолина, - не думаю Пётр Александрович, что Валерьян сейчас способен на такое, к тому же я причинила ему глубокую рану. Я всего лишь надеюсь заполучить хоть какое-то снисхождение! Вы не представляете на сколько это для меня важно! Особенно сейчас, когда он болен! Теперь вы понимаете, что для меня значит вернуть в круг семьи Валю. Признайтесь как профессионал своего дела Пётр Александрович: неужели я зря надеюсь?! Не думаю, что вы приехали просто отчитаться о проделанной работе, неужели всё так безнадёжно?!...
  - Безнадёжно? Ну, что вы! - успокаивающе улыбнулся Громов, - безнадёжных дел не бывает в принципе. Бывает плохо поставленная игра.
  -Для вас это игра?! - изумилась Капитолина.
  - Если хотите, да! Азарт проявляется даже в таких вещах, в том нет ничего плохого. Каждый раунд ведёт или к победе, или к поражения! Так, обстоят дела на самом деле. И, прежде, чем прозвучат победные фанфары, предстоит преодолеть не раз: и, горький привкус поражения, и усладу победы. Я привык добиваться своей цели! Моя цел помочь вам Капитолина Аркадьевна. Что касается нашего дела, то рано горевать о незначительной неудаче! Её и неудачей то назвать сложно. Подумайте сами: Антонина адекватный человек. И признаться, она вызывает у меня симпатию... Да! Да!... симпатию! Своей дочери она желает только добра. Её отказ понять не сложно, женщина напугана моим внезапным визитом. У меня нет сомнения в том, что настороженность вызвана недоверием, и опасливостью. Время - вот, наш союзник! Сейчас, необходимо просто подождать.
  - Вы действительно так считаете?!..
  - Поверьте моему профессиональному опыту. Людям свойственно менять своё мнение, как только они трезво начинают оценивать ситуацию. Как я уже сказал: время наш союзник, только оно способно расставит все точки.
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"