Кровушкин Андрей: другие произведения.

Тени из прошлого. Глава 15

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Если, Валя о чём то и жалела сейчас, то во всяком случае понимала: поступила она действительно не красиво по отношению к Иринке, а со слов Костика: даже подло. Но, кто не заблуждается? Главное вовремя переосмыслить, и во что бы то не стало вовремя загладить вину перед подругой.
   Когда, поезд покинул окрестности Иркутска, и яркие городские огни остались позади, Ирина отрешённо прильнула к окну за которым зияла чернота, и лишь изредка, пробегали освещённые полустанки, тем временем, как "скорый" минуя разъезды проносился без всяких остановок.
  - Подружка, ну перестань дуться, - Валя появилась в отражении вагонного окна, но Ирина даже не обернулась. Попытка загладить вину на деле оказалась не простой задачей, - послушай меня Иринка, мне очень жаль, но я и вправду думала, что так будет лучше для тебя, и решила не пугать известием о Серёже. Даже от Костика утаила!
  - Очень удобное оправдание, - обидчиво заметила Ирина, и всхлипнула, едва сдерживаясь от гневных эмоций, - неужели ты не понимаешь, насколько всё это для меня серьёзно?! Серьёзней, чем эта поездка...
  - Иринка, я хотела как лучше, правда! Я думала прежде всего о тебе!
  - Ты, думала только о себе! - упрекнула Ирина.
  - Зачем, ты так? - тихо проговорила Валя. - Ну, подумай сама, если бы ты узнала о Серёже перед самой поездкой, как бы ты поступила?
   - О поездке не могло быть и речи, - выпалила Ирина, и снова отвернулась к окну.
  - Вот, именно! - резкость звучала в голосе Вали, - весь отдых насмарку, и ты бы ничего не изменила этим. Естественно, помчалась бы сломя голову в больницу. Я решила, что будет лучше, если обо всём я расскажу тебе сразу после возвращения в Красноярск.
  - Ты решила?!... Валя, ты не должна была, так со мной поступать! И, Серёжа... как он? - она дала волю слезам. Валя за плечи обернула к себе, и попыталась обнять, но Ирина капризно отстранилась, и снова уставилась в окно, словно в нём таилось утешение.
  - Ириша не переживай за Серёжу. Поверь мне, он правда, хорошо себя чувствует, болезнь отступает. И, если говорить откровенно, у меня присутствовал соблазн тебе всё рассказать, поделиться с тобой. Меня сдерживало лишь одно. Я обещала. Именно Серёжа попросил пока не говорить тебе о его болезни.
  - Даже, если и так, - наконец-то Иринка отстранилась от промёрзлого окна, за которым по-прежнему зияла чёрная пустота, и посмотрела на подругу, тревожно и холодно. А затем, снова разрыдалась, - ты, не должна была со мной так поступать, не должна!..
  - Оставь её в покое, - сказал Костя, - посмотри на неё, она явно в стрессе! Пойду схожу к проводнику за чаем.
  - Ты тоже считаешь, что я виновата?
  Костя остановился, едва выйдя из купе, - Валюня, она если что: твоя подруга, за что мне тебя винить? Разбирайтесь девчонки сами... Ещё мне не хватало влезть в ваши передряги.
   Три кусочка рафинада растаяли в стакане горячего чая. Костя обожал послаще. Ирина и вовсе отказалась, была мрачна, и пожелала лечь спать пораньше. Поезд остановился на промежуточной станции, не прошло и пяти минут, как вагон томительно заскрежетал, и состав вновь отправился в путь. Светланка уткнувшись в подушку сопела на верхней полке. Валя долго не решалась начать разговор с Костей, опасаясь, что Иринка ещё не уснула, и может услышать. Впрочем, так и вышло, Ирине не удалось отстраниться от реальности, забыться, и спокойно предаться сновидениям, в голове кружили разного толку мысли, они то и не давали успокоения, и от этого она отчётливо слышала весь разговор, вникая в полушепот:
  - Почему ты скрыла от меня про Серёгу?! Мне то, ведь могла рассказать? - вполголоса упрекал её Костя, - он действительно в порядке, или ты для успокоения Ирины соврала?!
  - Ничего не я врала! - вытаращила глаза Валя на упрёк, - раз не говорила, значит, так надо было! И, не переживай, он и вправду держится молодцом. Заметно похудел, болезнь вымотала его... Между прочим я сама пострадала, если хочешь знать, дала Серёже слово, что никто не прознает о его болезни, которое как видишь: и нарушила, а сейчас... а сейчас, и не знаю, как и быть! Иринка затаит обиду, будет злиться на меня. Ты знаешь Костик, - прошептала она осторожно поглядывая на подругу, - Иринка по крайней мере должна осмыслить всё - что произошло, и успокоится...
  - С чего бы вдруг ей успокаиваться! Я её даже понимаю, ничего себе новость, когда у любимого человека неизлечимая болезнь.
  - Да тише ты... - прошипела Валя, - Нет хуже того, что тобой пренебрегают! Разменивая, как вещь на другую женщину, именно этими мыслями она жила последние несколько месяцев. Я поступила так ради Иринки, и пыталась помочь, разнюхать, что это за краля такая, способная увести мужика? Зомбировать его так, чтобы мужик напрочь забыл даже родную дочь. Всё это показалось мне очень подозрительным, и я была права...
  - Ну, и как разнюхала?! - с едким сарказмом усмехнулся Костя, - а я ведь тебя просил не лезть куда тебя не просят!
  - Вот, что ты заладил.. я хотела помочь!
  - Вот, и помогла!.. Сейчас объясняйся с подругой!
  - Что произошло, то не изменить! И Иринке, сейчас предстоит не мене сложный выбор, принять: всё, как есть, смирится! Уж не знаю я что лучше, иметь любовницу, или больного мужа?... Именно этого боялся Серёжа, он бы не выдержал жалости к себе. Чтобы видели его, страдающим, беспомощным. Такие мысли его пугали, но именно семья, рядом любимый человек способен помочь, только так, можно победить болезнь...
  - Сама то ты как думаешь: на сколько опасна болезнь? - спросил неожиданно Костя.
  - Всё, очень серьёзно Костик! - едва слышно вымолвила она, - речь идёт о неоперабельной стадии рака. Думаю, об этом Серёжа постарается скрыть от Иринки... Понимаешь о чём я тебя прошу?!..
   Ирина слышала каждое слово, от ужаса она онемела, а кровь толчками пульсировала в висках...
  
  
   * * *
  
  К семи часам вечера, точно по расписанию состав прибыл на станцию. Город встречал слегка морозной погодой. Ирина даже не попрощалась, поспешила с дочкой на привокзальную площадь, и умчалась на такси. Валя особо не питала иллюзий на счёт подруги, всю дорогу до самого Красноярска Иринка отстранёно молчала, так и просидела, глазея в окно, иногда с дочкой выходила из купе, да на платформу подышать воздухом, когда поезд останавливался на крупных станциях. Даже здесь, по прибытию в Красноярск, они обменялись, так для приличия: "ну,.. увидимся,... пока". Однако ж, улавливалась в тех прощальных словах некая затаённая обида. В общем, расстались плохо.
  - А, что ты хотела, она конечно на тебя обижена. Не бери в голову, отойдёт! - Костя был по-своему прав. Конечно отойдёт, должна, но всё же не хотелось с подругой: так расставятся, и осадок остался.
  - Уж я то знаю Иринку! Она долго будет таить обиду. Да, и ладно, что мне теперь делать? - с сожалением заключила Валя, и подумала об одной мысли - ни разу им не приходилась ссориться, вот так, как сейчас!.. Были мелкие недопонимания, их и ссорами то назвать нельзя.
   В подъезде столкнулись с соседкой. Бабулька расплылась в улыбке:
  - Ой, Валечка здравствуйте! А, вы уезжали куда то?
  - Здравствуйте Вера Ивановна, в гостях были. Ездили на Байкал, - охотно поделилась Валя. - Новый год встречали с друзьями.
  - То-то я смотрю, вас не видно, и свет по вечерам не горит. Вы, там на улице моего охламона не видели?
  - Нет, не видели, - улыбнулась Валя, на этот раз она знала о ком идёт речь.
  - Вот, паразит такой! Вроде не весна, гулёна! Опять в подвале шастает, блох притащит, - заворчала старушка, и скрылась за дверью.
   Дорога утомила. Как же хорошо дома. Скопилось уйма дел, но все заботы на завтра. Сейчас поздно: что-нибудь сварганить по-быстрому к ужину, обязательно позвонить маме, как она там?!.. Валя приняла горячий душ, набросила махровый халатик, и тем временем, пока хозяйничала на кухне, Костя не выдержал, и уснул в гостиной развалившись на диване. Мамочку Валя обрадовала благополучным возвращением, и пообещала, что завтра в Рождество с Костиком придут в гости.
  
  
   * * *
  Ирина не вытерпела до утра, и сразу, как только распаковала дорожную сумку набрала Наталью Григорьевну:
  - Ириночка приходи завтра с утра ко мне, поговорим, - натужным голосом проговорила женщина, но Ирина на столько была взбудоражена, что попыталась хотя бы сейчас выяснить самый волнующий вопрос которым задавалась с тех самых пор, как прознала о болезни мужа:
  - Вы, мне только скажите, почему от меня скрыли про Серёжу?!, - в трубке зависла пауза, и лишь прерывистое дыхание:
   - Не знала я, что у сына рак! - ответила женщина, - он, и от меня пытался скрыть. Ну, а когда я узнала, абсолютно случайно, то Серёженька запретил мне рассказывать, а я не посмела ослушаться!.. Я понимала, что без вас, справиться с бедой ему будет не просто, ты знаешь Ирина какой он бывает упрямый? - Наталья Григорьевна замолчала, - не обижайся на меня! Ириночка, приходи завтра, с утра, поговорим! - настоятельно просила она, а затем добавила, - Я, даже очень рада, что ты обо всём узнала сама!..
   Ирина ночью не сомкнула глаз. Сон не шёл. В поезде тоже не удалось отдохнуть: дорога, мысли забивающие голову. Уставшая, и обессиленная, но спать абсолютно не хотелось. Как только тяжелые веки смыкались, и подбирался сон, вклинивались тревожные мысли растворяя его без остатка. Утром, Ирина дочку оставила у соседки, и поспешила по знакомому адресу. Наталья Григорьевна встретила её радушно:
  - Проходи Ириночка, - заботливо сказала она, - поставлю чайник.
  - Когда, мы поедем к Серёже в клинику? - поторопилась Ирина, и обомлела, перед ней стоял он: бледный, с вымученной улыбкой, непривычно просаженными глазами. Таким она его увидела впервые.
  - Не успела тебе сказать Ириночка, - извиняющимся тоном проговорила Наталья Григорьевна, - Серёжа живёт у меня, отпустили на пару недель.
  Накатились слёзы, Ирина разревелась, и бросилась к Сергею в объятия. Он склонился, чтобы обхватить её, маленькую, низкорослую свою девочку... А, Ирина всё всхлипывала, не в силах остановится:
  - Серёжка, какой же ты глупый? - твердила она рыдая, - ну почему ты так поступил?.. Я место себе не находила, и как дура поверила, что у тебя появилась другая женщина. Знать, что тебя разлюбили невыносимо!..
  - Ириша прости меня, возможно я сглупил, - признался он с детским выражением лица, - но, для меня, угасать на ваших глазах, страшнее самой смерти... я, и вправду распрощался с жизнью! Думал, что всё... жить мне осталось не долго, но как видишь, всё налаживается! - тяжело улыбнулся он.
   - Мы со Светланкой, так скучали! Не решилась взять её с собой. Сейчас жалею, что оставила её у соседки.
  - Нет...нет.. - категорично заявил Сергей, - она не должна видеть меня в таком состоянии. Вот, поправлюсь, и тогда обязательно увидимся с дочкой, - Серёжа снова озарился улыбкой, - как же я рад тебя видеть Иришка! Рад, что могу с тобой поговорить! Я каждый день только думал о вас!..
  Сергей прижался вдыхая аромат её волос, как же давно он не чувствовал, как бьётся её взволнованное сердце. Ирина долго не могла прийти в себя. Она едва верила в происходящее с ней. Вот, он рядом. Её Серёжа изменился, болезнь изрядно потрепала его: лицо серое, уставшее, выглядел он гораздо старше своих лет. И глаза - они выдавали болезненную усталость.
  - Что говорят врачи? - спросила она осторожно, ожидая услышать, тот страшный диагноз о котором невзначай узнала в поезде из уст подруги.
  - Всё, не так уж и плохо! - на этот раз попытка улыбнутся далась ему тяжело, - как видишь: живой, и даже, чувствую себя не плохо. Через неделю обследование. В конце месяца предстоит очередная химиотерапия. Ириша, ты наверно на меня злишься?..
  - Серёж я не злюсь на тебя, правда! Я просто в таком состоянии... Ты не должен от нас отдаляться, избегать нас! Если, пришла беда, мы вместе можем побороть её... Мы с дочкой очень тебя любим, если бы ты знал, как она ждёт тебя?! Мы вместе переживём эту болезнь!
  - Ирина, я пока останусь у мамы, на время, мне так легче. После прохождения курса лечения, обещаю вернусь... Потерпите немножко. Я очень хочу обнять Светланку!...
  - Ну, что ж, хорошо, - выдавила Ирина улыбку, - будем надеяться на лучшее.
  - Как, там тесть? - неожиданно, и осторожно спросил Сергей, - ты ему сказала, что у меня появилась другая?...
  - Ты серьёзно? - за всё время разговора улыбнулась Ирина, - разве это возможно? С его взрывным характером? Говорить такие вещи просто не разумно.
  - Это точно! - согласился Сергей, - Виктор Семёнович вряд ли бы смирился! Не поздоровилось бы тому, кто бы обидел его дочь. Отец у тебя волевой, настоящий вояка, - радужно улыбнулся он.
  - Слава богу, папа даже ни о чём не догадывается, - сказала Ирина, - он, конечно обеспокоен, тем что долго тебя не видел. Возможно, даже что-то и подозревал, во всяком случае, мне лишних вопросов не задавал. В последнее время часто болеет, но это ему не мешает ездить на рыбалку, что меня очень беспокоит.
  - Да... Рыбак он заядлый, - согласился Сергей.
  С кухни донёсся голос Натальи Григорьевны:
  - Ребятки, пойдёмте хоть чайку попьём?!.. Я сегодня пораньше встала, постряпушки из творога приготовила...
  Женщина сияла от радости:
  - Ты, знаешь Ириночка, а я очень ждала твоего звонка, - сказала Наталья Григорьевна, - да, ждала... И, так рада, что ты здесь, рядом с Серёжей. Сегодня праздник! - искренно улыбнулась она, - Рождество!...
  - Ой, и вправду! Я и забыла! - растерянно, и как-то удивлённо воскликнула Ирина, - с этой утомительной дорогой, и с переживаниями голову потеряла!..
  - Всё, это не зря, - сказала Наталья Григорьевна, - что, именно в этот день вы снова вместе... Серёжа слава богу поправляется. Я хочу, чтобы в вашей жизни начался новый период...
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"