Круковский Валерий Владимирович: другие произведения.

Часть 2 От берега к берегу Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава 2
  Через три дня Байтам стоял перед двумя офицерами Тивара, один из которых был в форме капитана пограничной стражи, второй же был одет в невзрачный тёмный камзол. Вначале он не задавал никаких вопросов, внимательно наблюдая за тем, что и как говорил Байтам. Прервав молчание, он представился как лейтенант тайной стражи и начал задавать вопросы на тиварском языке, используя слова и выражения, которые были в ходу у рыбаков западного побережья. Остановив Байтама на полуслове, лейтенант поинтересовался, как в руках раба мог оказаться стилет. Выслушав ответ, офицер задал новый вопрос:
  - Ну, хорошо, клинок небольшой, так что его вполне могли не заметить. Но когда он попал к тебе, ты ждал два года, чтобы пустить его в ход. Не было повода, или ты боялся?
  - Господин лейтенант, я боялся умереть, убив только одного гада. Я видел сотни смертей, и одной дохлой твари за мою жизнь было бы маловато.
  - Терпения у тебя много. В армии это дело десятое, а у нас в цене. Не хочешь подумать?
  - Нет, господин лейтенант. Если я не вернусь рыбачить на побережье, хочу убивать, а не караулить.
  - Это можно и совместить. Пограничная стража и сторожит, и рубит. Господин капитан лет двадцать этим в горах занимался, пока стрелу не словил. Теперь в Ансисе служит, может тебя к старым друзьям отправить.
  - Господин лейтенант, мне надо встретиться с семьёй.
  - Это я понимаю. Ты тиварец, и есть указ герцога о помощи таким как ты. Я узнаю, кто из купцов поведёт караван на юг, поедешь с ними. Я распоряжусь. Завтра получишь кое-какие деньги из казны герцога.
  - Господин лейтенант, можно спросить?
  - Давай, почему нет. Ты же тиварец.
  - На галере я видел воина с двумя мечами, за которыми было не уследить. Такой, небольшого роста...
  - А, понятно. Это, видимо, был диентис. Они рубят так рубят.
  - Диентис?
  - Это бойцы пекотов. Их специально учат, поят разными снадобьями. Пекоты благодарны Тивару, который принял их.
  - А людей можно научить так драться?
  - Научить мало, нужны снадобья, а люди от них умирают. Ладно, иди. Ешь, спи, жди караван. Тебе сообщат.
  Вернувшись в здание каменного склада, ставшего жилищем для освобождённых рабов, Байтам сел на дощатые нары и постарался обдумать всё услышанное. Свобода и указ герцога давали ему возможность увидеть свою мать, двух сестёр, брата, знакомых с детства людей, и предстоящая встреча уже начинала согревать его сердце, покрывшееся за годы рабства коркой холодной злобы. При этом Байтаму показалось странным, что после всего пережитого он вновь станет год за годом ловить и коптить рыбу, спрятав о самого себя память об отце, Вадоше, собственном истерзанном теле, выброшенных за борт трупах, стонах насилуемых женщин и том самом долгожданном и сладостном мгновении, когда стилет пробил череп одного из врагов. К тому же из его головы не выходила стремительная атака пекота, рубившего врагов словно прибрежный кустарник.
   Через две недели Байтам стоял на берегу Сарфийского моря, подставляя лицо холодному ветру, насыщенному морской и небесной влагой. Капли стекали по его векам и сжатым губам, с трудом сдерживающим рвущийся наружу вой раненого зверя. Добравшись до родного рыбачьего посёлка, он с горечью узнал, что здесь его никто уже не ждёт. Сломленная потерей мужа и старшего сына мать умерла через два года после их исчезновения. Младший брат, начавший ходить в море на баркасе отцовского приятеля, утонул во время шторма, после чего сёстры за бесценок продали оставшееся имущество и куда-то уехали.
   Несколько дней Байтам пропивал деньги герцога в местном трактире, молча выслушивая слова утешения знакомых рыбаков. Однажды в полдень он встал и, не говоря ни слова, вышел из трактира. Покидая посёлок, байтам ни разу не оглянулся. Он шёл весь день и всю ночь, вновь и вновь вспоминая мельчайшие детали абордажа пиратской галеры.
   Небо над Ансисом было затянуто уже по-настоящему зимними облаками, когда Байтам вновь предстал перед уже знакомым капитаном пограничной стражи. Седой ветеран запомнил атлетически сложенного гребца с потухшими глазами, который хотел убить много врагов. Выслушав Байтама, он приказал капралу покормить новобранца и отвести его на ночлег.
   Три следующих месяца Байтама с утра до вечера учили сражаться любым оружием от меча до алебарды. С его рук и боков не сходили синяки, несколько раз целители лечили серьёзные раны и сломанные кости, но с каждым днём он чувствовал себя всё более уверенно. Скоро Байтам уже мог сражаться почти на равных с бойцами пограничной стражи из гарнизона Ансиса, однако его уверенность дала серьёзную трещину, когда против него вышел капитан. Всё сразу же пошло наперекосяк, он не успевал отражать удары, не успевал уклоняться от стремительных выпадов, пропустил болезненный тычок учебным кинжалом и в довершение всего упал на спину, оступившись при отражении очередной атаки. К удивлению Байтама капитан не выразил своего разочарования: "Неплохо. Ты продержался довольно долго Здесь тебе учиться уже нечему, пора отправляться к горным егерям."
   Ранней весной Байтама привезли в лагерь пограничной стражи, расположенный вблизи горной гряды Касатлено, которая служила естественной границей между Тиваром и королевством Тангесок. Лейтенант, забиравший пополнение в Ансисе, знал историю бывшего рыбака и заверил его, что ждать встречи с коренжарскими бандитами долго не придётся. По его словам, у герцогства нет особых проблем с самим Тангесоком, но король Алсама фос Нкаревшит уже давно не хозяин в своей стране, и с другой стороны Касатлено полным-полно коренжарцев, промышляющих набегами на Тивар.
   В лагере новичку объяснили, что основой действий пограничной стражи является максимально быстрая реакция на прорыв очередного отряда головорезов, поэтому умение ездить верхом столь же важно для егеря, как и умение владеть всеми видами оружия. Именно тогда Байтам впервые в жизни сел в седло, и уже через пару дней обучавший их сержант предложил ему перейти в крепостной отряд, постоянно охранявший военные перевалы. Молча выслушав старого вояку, Байтам на негнущихся ногах проковылял в свой шатёр и, скрипя зубами, улёгся на набитый соломой тюфяк. У него ломило поясницу, огнём горели стёртые до крови ноги, но перед глазами вновь и вновь возникала стремительная атака диентиса на борту пиратской галеры. Когда на следующий день он вновь подошёл к коновязи, сержант одобрительно хмыкнул и пошёл искать лагерного целителя.
   Кавалерийская наука нелегко давалась бывшему рыбаку, и только к началу лета капитан впервые включил его в состав патруля. Проведя два дня в седле Байтам наконец почувствовал уверенность в своих силах, и впервые с улыбкой слушал байки бывалых егерей, сидя возле вечернего костра. Когда участие в патрулях стало для него привычным делом, всё замечающий командир включил Байтама в особый отряд, готовый мчаться сломя голову куда угодно. Его напарником стал видавший виды жизнерадостный Бодого, гонявшийся за незваными гостями уже третий год. Первый рейд, в котором принял участие Байтам, не принёс успеха - коренжарцы, видимо, заметили патруль и успели уйти в горы. То же повторилось и во второй раз, после чего капитан решил заменить тактику. Особый отряд заранее прибыл в район двух предыдущих нападений, затаился в заросшей густым кустарником лощине и трое суток просидел там, не высовываясь и не зажигая костров. Утром четвёртого дня возле лощины появился патруль егерей, заметивший коренжарцев возле посёлка рудокопов. Их было около полусотни, и они не стали волноваться из-за четырёх патрульных, считая, что у них есть минимум день до появления более крупного отряда.
   До посёлка рудокопов было примерно три центуды, и коренжарцы едва успели ворваться в крайние дома, как егеря атаковали их со старинным боевым кличем "Карту!" Разбойники уже спешились для грабежа, поэтому бой почти сразу разбился на несколько отдельных схваток. Байтам вместе с Бодого и ещё двумя егерями атаковали с десяток коренжарцев возле поселкового трактира. Услышав крики, ставшие до боли знакомыми за пять лет рабства, он зарычал и кинулся вперёд с поднятым мечом. Коренжарец в пёстрой накидке успел подставить свой клинок, но удар был настолько силён, что остановить его не удалось. Собственный меч рассёк разбойнику переносицу, он отшатнулся, и Байтам с криком "Гояр!" вторым ударом разрубил его от плеча до середины груди.
   Коренжарцев было больше, кричали они громче, но егеря были опытными и, главное, умелыми бойцами, ловко орудующими мечами и кинжалами. У Байтама не было боевого опыта, однако переполняющая его злость рвалась наружу подобное вулканической лаве, испепеляющей на своём пути всё живое. Трудно сказать, что больше страшило разбойников: внешний вид залитого кровью могучего воина с перекошенным лицом, без раздумья бросавшегося на мечи и копья, или издаваемый им рык, в котором коренжарцы узнавали неожиданное слово на своём родном языке. Никто из них не мог понять, почему этот высокий тиварец с безумными глазами зовёт какую-то "звезду", и это ещё больше пугало ошеломлённых неожиданной атакой бандитов.
   Увидев, что Байтам впал в боевое безумие, Бодого и другие егеря тут же перестроились, обеспечивая ему защиту с флангов. Не случись этого, он вполне мог бы пропустить удар в бок или в спину, но одной из сильных сторон горных егерей было как раз умение использовать любую ситуацию в своих интересах.
   Промчавшись вслед за Байтамом по одной из улиц посёлка, бойцы пограничной стражи выскочили на площадь, где возле дома управляющего рудником вопящая толпа коренжарцев теснила несколько отчаянно рубившихся егерей, среди которых был и их капитан. Наполненный животной силой крик "Гояр!" перекрыл шум боя, заставив оглянуться многих сражавшихся. Почти одновременно с этим на площади появились ещё трое егерей, один из которых был боевым магом, сходу ударившим во фланг разбойников роем ледяных стрел. Оглашая площадь боевым рыком, Байтам атаковал нападавших на капитана коренжарцев, в одно мгновение отрубив одному из них руку вместе с большей частью плеча. Воспользовавшись неожиданной помощью, капитан сразу же перешёл наступление. Уклонившись от удара, он сделал быстрый выпад, проткнув горло своему противнику. Байтам не стал тратить время на смертельно раненого врага, походя ткнув его в ухо кинжалом, одновременно выбросив вперёд правую руку, дотянувшись мечом до очередной жертвы.
   Тяжело дышавший Байтам всё ещё рвался куда-то бежать и сражаться, поэтому Бодого и другим егерям стоило немалых трудов остудить его воспалённое сознание, жаждущее крови врагов. Успокоить его удалось только путём вливания изрядного количества крепчайшей виноградной водки, хотя и после этого бывший рыбак ещё какое-то время вздрагивал при каждом крике. Наконец Бодого удалось втолковать Байтаму, что егеря свою задачу выполнили. И теперь прятавшихся где попало коренжарцев добивает стража оловянного рудника, укрывавшаяся вместе с рудокопами и остальными жителями посёлка в деревянном форте на краю посёлка (стражников было не более полутора десятков, и командовавший ими отставной сержант имел строгий приказ не вступать в открытый бой с большими отрядами, сосредоточившись на защите хорошо укреплённого форта и сбегавшихся туда в случае серьёзной опасности людей).
   Переночевав в посёлке, егеря ранним утром выехали в свой лагерь, прихватив пару уцелевших коренжарцев. Видя, что Байтам вернулся в нормальное состояние, его стали донимать вопросами о том, что он вчера кричал во время боя. Ему пришлось рассказать, что означает "Гояр" и по-коренжарски, и в его жизни. После полудня к нему подъехал Бодого, хлопнул его по плечу и сообщил, что парни приняли решение дать ему боевое имя "Гояр", добавив, что честь получить его после первой же схватки удостоились считанные егеря.
   В лагере капитан вызвал Байтама, поздравил его с боевым именем, после чего заявил, что подумывает об его отчислении из отряда. Дважды обойдя вокруг застывшего в изумлении егеря, он объяснил ему, что без дисциплины даже самый хороший боец может стать угрозой для своих товарищей, а его боевое безумие в посёлке рудокопов только по счастливой случайности не стало причиной гибели и самого Байтама, и его напарника Бодого. Решения капитана было простым и понятным: на днях в лагерь приедет маг-целитель. Который покопается в его надтреснутых мозгах, и если после этого он не сможет контролировать приступы ярости, с мундиром егеря пограничной стражи придётся распрощаться.
   Потрясённый Байтам с трудом дождался целителя, который оказался бородатым толстяком с повадками портового громилы (позже он узнал, что когда-то целитель был боевым магом, которого после неудачного рейд полгода собирали по частям). Состояние егеря не вызвало у мага особого удивления, и он тут же начать поить Байтама каким-то горьким снадобьем. Очень скоро его взгляд начал тускнеть, тело одеревенело, и целитель принялся за работу. Это повторялось три дня подряд, после чего маг сообщил капитану, что его подопечного надо испытать в бою.
   Ждать пришлось недолго - патруль, в составе которого были Байтам и Бодого, выследил небольшую банду у водопада Сантеп. Капрал хотел для начала ударить боевой синтагмой, но Бодого убедил его, что после поправки мозгов Гояра надо испытать, и этих неудачников послал им сам Альфир. Поразмыслив, капрал повернулся к лежавшему рядом с ним Байтаму: "Ну что, Гояр, давай, начинай орать". Схватка был весьма скоротечной, однако Байтам успел четырьмя стремительными ударами уложить четырёх коренжарцев, не сумевших ничего противопоставить его мощи и холодной ярости. Выслушав доклад командира патруля, капитан улыбнулся, и вопрос о пригодности Гояра к службе в рядах горных егерей был окончательно снят.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"