Круковский Валерий Владимирович: другие произведения.

Часть 3 Кровь и магия Глава 11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава 11
   Локлир хорошо знал, что во многих странах сообщать правителю важные новости должны были чиновники, возглавляющие соответствующие службы или ведомства. Разумеется, бывали ситуации, когда это было просто необходимо, и именно поэтому с донесениями о фактическом начале войны позавчера в замок приехали сразу два генерала. Если же быстрый ответ не требовался, Локлир придерживался заведенного ещё его дедом правила: с докладом в замок мог прибыть любой чиновник среднего уровня, хорошо знающий связанный с этой информацией вопрос.
   Именно поэтому никто не удивился, когда ранним утром в покоях молодого герцога появился рит Госвиста - чиновник дипломатической службы, отвечающий за связи с ханством Дофатамба. С этим государством у Тивара были десятилетиями проверенные особые отношения, и посол Бамаваката, получивший ночью важное письмо, поспешил известить о нём фос Теонесте. Начальник дипломатической службы провёл ночь в своём ведомстве, рассылая депеши послам Тивара, из-за чего предстал перед меднолицым бородачом в измятой расстёгнутой сорочке, заляпанной чернильными и винными пятнами. Переодеваться и бриться у него не было ни времени, ни желания, поэтому граф послал к герцогу знающего чиновника, тем более что сколь бы неприятной ни была эта новость, изменить что-либо всё равно было нельзя.
   Выслушав рит Госвиста, герцог стукнул кулаком по столу и откинулся на спинку кресла. Подумать было о чём: хан сообщал, что уже несколько дней его армия сражается с отрядами кочевников, пытающихся прорваться через Молавские горы на зелёные равнины Астельбажора. Последний раз такое случалось более двадцати лет назад, из чего правитель Дофатамбы делал вывод, что это нападение либо связано с тяжёлой болезнью хана Фашлошто (кому-то из возможных наследников потребовалось таким образом повысить свою значимость), либо лёгкие на подъем степняки получили хороший куш от кого-то третьего. В любом случае это означало, что в ближайшие недели солдаты Дофатамбы не появятся на восточном побережье Тивара, громя непшитские отряды, коренжарцев и анеров с Ретугульских гор.
  - Ну, а сам ты что об этом думаешь? - Локлир повернулся к молчавшему чиновнику, жестом приказав Сульдоту подать ему бокал вина. - Ты сколько лет ханством занимаешься?
  - Двенадцать лет, ваше высочество. Знаю их язык, дважды встречался с правителем.
  - И какой будет вывод?
  - Ваше высочество, наши враги хорошо подготовились. Они помнят, как бойцы хана рубили их на востоке, и боятся увидеть это снова. Им проще было заплатить степнякам, чтобы их войска отправились в предгорья.
  - А хан Фашлошто, он действительно так плох?
  - Ваше высочество, он болеет уже три года, но власть в своих руках держит крепко. Если хан ослабит хватку, долго ему не прожить.
  - Всё когда-то случается...
  - Ваше высочество, когда наследники поймут, что в степи скоро будет новый хан, все будут держать верных воинов рядом с собой.
  - Значит, всё-таки кто-то заплатил... - Локлир встал из-за стола и прошёлся по столовой. Он был явно доволен тем, что его собственное понимание ситуации совпало с мнением знающего своё дело чиновника. - И сколько всё это может продлиться?
  - Меднолицые, а тем более кочевники Тринери, не любят затяжных войн. Им надо скакать, сражаться, убивать врагов, брать добычу. А этого солдаты Дофатамбы им не позволят. Уверен, что степняков хватит на две-три недели. А когда им станет совсем тошно, их не удержат никакие деньги. Тем более что простым бойцам достанется очень мало.
  - Но ведь можно казнить недовольных.
  - Можно. Двух, трёх, даже десятерых из сотни. Если больше, то такой командир долго не проживёт.
  - Говоришь, две-три недели? Что же, это лучше, чем ничего, хотя их ещё надо прожить... Так, передай графу, что мне с ним надо обо всём этом поговорить. Завтра с утра, и пусть он возьмёт тебя с собой. Да, вино-то выпей, такого на твое жалованье не купишь.
   Продолжая завтрак, Локлир подумал, что новости из Дофатамбы стали не самым лучшим началом нового дня, который и без того сулил немало забот и тревог. Поколебавшись, он распорядился подготовить к встрече с главным епископом Тивара Бронзовый зал, хотя ещё вчера собирался принять Итопая фос Оболсоти в особом кабинете, предназначенном для встречи с послами и другими влиятельными особами. Он и сам не знал, как обосновать это неожиданное решение, полностью положившись на свою интуицию. Бронзовый зал мог, пожалуй, убедить епископа и, соответственно, Каулон в том, что герцог Тивара уверен в своих силах (никто не сомневался, что подобное донесение будет направлено Совету двадцати пяти не позднее завтрашнего дня). Локлир был также не против, чтобы в Каулоне сочли эту встречу пустой бравадой неопытного правителя. Несмотря на всё это, он остался доволен встречей с обладателем жёлтого плаща минимум по двум причинам: во-первых, епископ не особо усердствовал с лицемерными рассуждениями о милосердии и любви к ближнему, во-вторых, Локлир понял, что Каулон мало интересуется войной на юго-востоке Бонтоса, не зная или не желая знать о вновь объявившихся танкисах.
   Следующим в Бронзовом зале появился командующий тиварской армией рит Нейстулат, державший в руках изрядную пачку бумаг. Генерал доложил о полученных донесениях, отсутствии сведений об итогах сражения в Междуречье и вопиющем недосмотре нового командующего Западной армией, не обеспечившего должной защиты Динайского моста. Локлир, впрочем, не без оснований полагал, что дело не только в нерасторопности барона фос Витуулна. Генерал всячески демонстрировал своё несогласие с изменением диспозиции и явно не спешил с соответствующим перемещением своих войск, в том числе Месканского пехотного полка, рота которого была полностью уничтожена как раз на пути к Динайскму мосту. Сводный отряд егерей был буквально сметён конной лавой коренжарцев, остановить которых с огромным трудом удалось подоспевшим драгунским полкам. Сражение несколько раз перемещалось с берега на берег, и только Месканский полк ценой потери сотен солдат смог удержать предмостное укрепление на правом берегу Арбура.
   Вспомнив о судьбе гарнизона Илугинской крепости, герцог приказал командующему принять срочные меры для срыва более чем вероятной магической атаки танксисов, используя для этого наиболее смертоносное оружие Викрамара. Это распоряжение порядком удивило рит Нейстулата.
  - Ваше высочество, но у армии и в арсеналах нет нового магического оружия.
  - Господин генерал, у Тивара такое оружие уже есть, и оно не менее страшное, чем проклятые жуки танксисов.
  - Ваше высочество, но мы только подбираем офицеров и солдат для обучения...
  - Задача армии - обеспечить прорыв на левый берег Арбура, остальное сделают люди рит Корвенци. Ещё до начала войны капитан тайной службы пустил его в ход в горах, уничтожив целый отряд иштошей. Живых не осталось, поэтому тайну удалось сохранить. Нам тогда ни к чему было давать Каулону повод для дурацких обвинений. Теперь всё изменилось - не мы первые напали, да и прав будет тот, кто одержит победу. Ладно, с этим разобрались. Теперь обсудим формирование новых армейских рот и отрядов ополчения. Бумаг, вижу, у вас предостаточно, так что раскладывайте их, и поехали.
   Большинство правителей искреннее считали подобную работу ниже своего достоинства. Их логика была проста и незатейлива: зачем правителю вникать в какие-то мелочи, если можно поехать на охоту или зайти к любовнице? Я приказал, и этого должно быть достаточно, чтобы все генералы и сановники суетились и ломали голову. Для Локлира, хорошо знающего историю Бонтоса, подобное отношение к обязанностям коронованной особы казалось верхом идиотизма. Пальцев рук и ног не хватит, говорил он своим придворным, чтобы сосчитать всех королей и герцогов, лишившихся трона и головы из-за своего высокомерного отношения к состоянию казны, армии, тайной стражи, амбициям дворян, настроению простого люда и многому другому, от чего, собственно, и зависело благополучие государства.
   Разумеется, проще всего было приказать сформировать десять рот ополчения и три новых полка, не думая о том, что их надо вооружить, обучить, накормить и одеть. Единственный труд, который подобные правители считали достойным себя - это назначение командирами новых полков своих приятелей по охоте или карточному столу. И даже когда вражеские армии с развёрнутыми знамёнами шагали по улицам их столиц, виновными они себя не считали - всё в руках божьих, и что ж поделаешь, если на этот раз всеблагой Альфир не внял их молитвам. Локлир не верил ни в пророчества, ни в чудодейственную силу стояния на коленях, поэтому до полудня успел задать генералу множество вопросов, обдумать полученные ответы и принять десятки решений. Прежде чем командующий отложил в сторону последний лист бумаги, за высокими окнами успел начаться и закончиться дождь, а на столе появилась третья смена чашек со свежезаваренным фандраком.
   Герцогу не хотелось уходить из просторного и светлого зала, но среди вопросов, которые предстояло обсудить с рит Корвенци, были и связанные с тревожной ситуацией в клане Падатви. Среди охраны Бронзового зала не было диентисов из этого клана, но обсуждать деликатные проблемы его руководства здесь явно не стоило, так как расовая солидарность пекотов могла обернуться большими проблемами. По пути наверх Локлир раздумывал, насколько может быть опасен Таргав брун Ферти - советник быстро стареющего главы Падатви, но, увидев застывшее лицо начальника тайной стражи, он сразу понял, что сейчас ему будет не до пекотов.
  - Ваше высочество, взрыв в Нижних рядах Рыбного рынка, - будь сейчас рит Корвенци за какой-нибудь ширмой, герцог вряд ли узнал бы этот глухой и бесцветный голос. - Более тридцати погибших, много раненых.
  - Что?! Тридцать убитых?!
  - Более тридцати, ваше высочество.
  - Граф, что происходит в городе? Молкот вас дери, это же столица! Стражников как тараканов, и что толку? Позавчера взрыв, теперь второй, охренеть... Что вообще вам известно?
  - Ваше высочество...
  - Хватит меня титулов, говорите по делу! - напряжение двух последних дней вырвалось наружу, кровь ударила Локлиру в голову, сделав лицо пунцовым. - Отродье вискута, опять взрыв... Поняли теперь, что и первый раз был не случайным?
  - Были основания так считать: среди погибших опознали двух бандитов, которые, видимо, продавали боевую синтагму.
  - Знаю я это... Были основания, да все кончились. Срань молкотова, ну и новости - чудовища на дороге, летучие убийцы, теперь уже в городе куча трупов. Граф, что вы молчите? В отставку будете проситься? Не мечтайте, с такой работой скорее на эшафот попадёте.
  - Ваше высочество, считаю полезным объявить о награде за помощь в поимке преступников. Например, двадцать-тридцать золотых.
  - Да, всегда есть те, кто что-то видел или слышал. Но награда должна быть не меньше сотни, а за такие деньги они мать родную продадут.
  - Справедливо, ваше высочество. Жадность и подлость всегда приносили нам большую пользу.
  - Ещё какую! Не надо думать о людях слишком хорошо, в истории дерьма не меньше, чем крови. Вот что, граф. Если будет ещё один взрыв, я увеличу награду до двухсот. Пусть эти твари сожрут друг друга! Кто из ваших сейчас на Рыбном рынке?
  - Майор фос Анбанва.
  - Хорошо. Клан Падатви до завтра подождёт? - Локлир чувствовал, что вспышка гнева лишила его последних сил, а вновь пить эликсир было не слишком разумным, да и небезопасным делом. - А то мне сейчас как-то не до их дрязг.
  - Подождёт, но не позднее. Там вовсю торчат уши клана Талмади, а за ними кого только нет - Небрис, Каулон и Молкот знает кто ещё.
  - Не удивлюсь, если там и танкисы какие-то участвуют. Ладно, граф, завтра обсудим. Это всё?
  - Ваше высочество, есть ещё один вопрос. Неотложный.
  - Что, вопрос жизни и смерти?
  Именно так, ваше высочество. Мы уже говорили об этом после вашей встречи с Ночери. Тогда вам прямо намекнули, что у короны Тивара может быть и другой хозяин.
  - Это вы о Бидашите?
  - Да, но с тех пор многое изменилось. Идёт война, в деле танкисы с их жуткой магией, десятки людей убивают уже прямо в столице. Вам нельзя рисковать.
  - Граф, меня охраняют днём и ночью. О каком риске вы говорите?
  - Дивиск тоже был уверен в своей безопасности. С ним были маги и диентисы, но всё это не помешало наронгу поразить его стрелой. Одной-единственной стрелой. С трёхсот шагов.
  - Вы прекрасно знаете, что эту стрелу вела магия.
  - Её вели волосы принца, собранные Бидашитом. Кто знает, где сейчас могут быть ваши локоны? Ведь за них дорого заплатят. Очень дорого, ваше высочество.
   Когда рит Корвенци ушёл, Локлир ещё долго сидел за столом, положив голову на сжатые кулаки. Бидашит был одним из двух бастардов Свербора фос Контандена, рождённых после смерти его первой жены Эйсиз. Он был не только сыном герцога и сладкоголосой певицы из Ансиса, но и старшим братом Локлира, поэтому всю правду о его предательстве знали в Тиваре всего несколько человек. Всему Бонтосу было известно о похищении бастарда и дерзкой атаке тиварцев, штурмом взявших замок барона фос Пелашела. Молодые дворяне восхищались смелым рейдом шхуны с чёрными парусами и отчаянным сражением в ночном лесу, девушки и их матери сочувствовали бедняжке Бидашиту, с перепугу бросившемуся на своих спасателей.
   Однако для тех немногих, кто знал всю правду, это история лежала на душе тяжким грузом. Вернувшись в замок, бастард продолжил службу в канцелярии старого герцога, однако год спустя его заметили во время встречи с торговцем тканями Фербрасом, известным тайной страже в качестве шпиона Небриса. Его пока не трогали, предпочитая с помощью постоянного наблюдения установить личности всех, с кем он имел дело. Это известие не на шутку встревожило рит Корвенци, которому и раньше не давали покоя многие детали как самого похищения, так и сражения возле замка. Бевид фос Нукатол был, конечно, лихим разбойником, но вряд ли ему было по силам самому провернуть подобное дело. Неясно было также, откуда в такой глуши взялось столько боевых магов, почему солдаты Саинсо столь упорно шли в атаку по трупам своих товарищей, наконец, какая магическая формула могла придать защитной завесе невиданный ранее зелёный цвет?
   После второй встречи Бидашита с небрисским шпионом начальник тайной стражи пошёл с докладом к старому герцогу, которого эта новость буквально лишила дара речи. Через пару месяцев никаких сомнений уже не осталось, и фос Контанден приказал познакомиться с торговцем поближе, не спугнув при этом Бидашита. Фербраса взяли тихо и незаметно, после чего тайная стража разыграла целый спектакль с ночным нападением и поножовщиной в духе лучших бандитских традиций портового города. Наследников у торговца не нашлось, дом и два склада пошли в казну Тивара, а кого на самом деле похоронили под именем Фербраса, вообще никому не было интересно.
   Уже после первых допросов выяснилось много интересного. Бидашит, оказывается, люто ненавидел сыновей герцога Дивиска и Сатпая, будучи обиженным на то, что они были маркизами, а он всего лишь писцом (строго говоря, титул маркиза мог носить только старший сын герцога, но на юге Бонтоса на такие тонкости обращали мало внимания). Он жаждал отомстить, и на его вечно поджатые губы обратил внимание один из шпионов Каулона, сумевший разглядеть эту червоточину в душе замкнутого парнишки. Деньги, вино и ласковые девчонки, приправленные лестью и фальшивым сочувствием сделали своё дело, и вскоре выполнивший свою работу каулонец передал подготовленного бастарда в руки предшественника Фербраса. Рит Корвенци такой поворот не удивил, так как Каулон всегда славился незаурядной способностью очаровывать чужие сердца, стараясь избегать прямого участия в каких-либо силовых акциях. Имея доступ во все помещения замка, Бидашит сумел собрать и передать своим новым друзьям несколько прядей волос Дивиска и Сатпая, искреннее считая, что тем самым он открывает себе дорогу к герцогской короне. На Локлира тогда просто не обратили внимания, не видя в нём даже мало-мальски значимого претендента на трон.
   Чтобы избежать неожиданностей, которые могли бы возникнут после ликвидации маркизов, в Тильодане решили разыграть похищение бастарда, прикрывшись известным пиратом и командиром наёмников из подконтрольного герцогства Саинсо ( в конце концов, чтобы предъявить права на престол, не обязательно было находиться в Ансисе). Чтобы потрепать нервы старому герцогу, ему направили письмо с угрозами и требованием огромного выкупа, однако результат оказался, мягко говоря, весьма неожиданным. Многочисленная охрана не помогла, и потрясённый крахом своих надежд Бидашит бросался на тиварцев, видя в них врагов, стремящихся вновь обречь его на унизительное существование бастарда.
   Освобождение Бидашита наделало много шума, и использование волос маркизов было решено отложить. Через несколько лет стоящий за кулисами некто счёл, что время пришло, и нанятый за большие деньги лучник из братства вольных стрелков выследил Дивиска во время его поездки по предгорьям Касатлено. Мощи его лука с двумя сталматами хватило для дальнего выстрела, а насыщенная запретной магией стрела, к наконечнику которой были приклеены волосы маркиза, нашла свою цель.
   Надо отдать должное бастарду - его не сломило ни возвращение в замок, ни исчезновение Фербраса. Превратившийся в статного юношу упрямец продолжал настойчиво искать возможность отомстить всему ненавистному Тивару. Его стали часто видеть возле причалов, где швартовались корабли под голубым флагом Небриса, и в какой-то момент рит Корвенци прямо спросил у герцога, насколько ещё у его высочества хватит терпения. Этот вопрос оказался для Свербора фос Контандена очень непростым. После почти что триумфального возвращения Бидашита в замок обвинить его в измене было просто немыслимо, обычное отравление могло вызвать ненужные подозрения, к тому же герцог всегда помнил, что этот обделённый судьбой негодяй всё-таки был его сыном. Между тем усилия бастарда стали приносить плоды, и его уже пару раз заметили возле лавки подозрительного купца из Тильодана. Именно тогда начальник тайной стражи предложил новый план, изысканность которого могла сравниться только с его цинизмом.
   Бидашит был назначен старшим писцом тиварского посольства в Непшите, компанию ему составил лейтенант из старинного графского рода, замешанный в торговле детьми. В Междуречье люди рит Корвенци разыграли очередной спектакль, и Енхоболн из команды тружери с удовольствием всадил в них несколько стрел с коренжарскими наконечниками. Для правдоподобия возле дороги положили пяток заранее подготовленных тел в красных масках, о "свежести" которых позаботился маг-целитель. Через несколько дней героическую гибель Бидашита обсуждали на всех углах Ансиса, затем молва донесла эту сильно приукрашенную историю до всех уголков Бонтоса, превратив её в трагический финал романтической легенды о жизни герцогского бастарда.
   Узнав несколько лет назад о том, что происходило на самом деле, Локлир был поражён тем, насколько реальная картина отличалась от всего, что он слышал раньше. Обе стороны не уступали друг другу в коварстве, жестокости и готовности добиваться своих целей любыми средствами. Теперь пришло время оценить все детали этой мрачной и кровавой истории ещё раз, исходя из того, что участие в этих событиях принимали и возродившиеся танкисы. С одной стороны, это объясняло ряд непонятных ранее вещей (атаку похожих на зомби солдат, зелёное свечение защитных завес и так далее), с другой стороны - вселяло тревогу количеством явных и скрытых врагов Тивара, так или иначе стремившихся лишить герцогство независимости (судьба самого Локлира была в этом случае более чем очевидной). Тревожиться было из-за чего, ведь за спиной непосредственно участвовавших в войне танкисов, Тангесока, Коренжара и Непшита стояли Небрис, Саинсо и вездесущий Каулон. Локлир не сомневался, что противоречивость глубинных интересов сегодняшних союзников рано или поздно приведёт их к открытому конфликту. Понимание этого, однако, было слишком слабым утешением, ведь к тому времени, когда они вцепятся друг другу в глотки, от молодого герцога останется только гниющая плоть.
   По большому счёту, до Локлира только сейчас дошло, насколько рит Корвенци был прав, настаивая на усилении его охраны. Кто знает, какое магическое оружие пустят в ход уже завтра, и сколько внимательных глаз уже сейчас изучают замок, территорию вокруг него, здания главного штаба, тайной стражи, казначейства и всего того, на чём держится способность Тивара противостоять внешним и внутренним врагам. Всё это требовало вдумчивого осмысления, но переутомленный мозг молодого герцога больше не мог что-либо воспринимать, и Локлир несказанно удивил своего секретаря, отправившись спать ранним вечером.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"