Круковский Валерий Владимирович: другие произведения.

Часть 7 Горячие угли. Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Часть 7 глава 2
  
   Ещё раз оглядев внушительный строй судов с флагами Небриса и Саинсо, Труайдес плюнул за борт и принялся проверять работу хитрого замка, позволяющего одним движением сбросить потёртую кирасу. По боевому расписанию старшему помощнику капитана надлежало командовать тяжёлыми арбалетами, если же дело доходило до абордажа, то именно он должен был возглавить штурмовую команду. Высадка на чужую палубу обычно заканчивалась свирепой рубкой, однако большинство матросов избегали каких-либо доспехов, ведь при падении за борт даже относительно лёгкая кольчуга могла запросто отправить своего владельца на корм крабам.
  
  Труайдес никогда не сторонился драки, но получить случайную стрелу в бок ему явно не хотелось, поэтому увидев в одной оружейной лавке складную кирасу с хитрым замком, он не стал долго раздумывать. Неизвестный мастер сделал кирасу, которая застёгивалась с правой стороны, поэтому сбрасывающему её бойцу не надо было выпускать свой меч из рук ни на одно мгновение. Пару раз эта хитроумная поделка уже спасала шкуру старпома, и он очень надеялся, что этой доброй традиции не суждено будет прерваться именно сегодня.
  
  Закончив возню с замком, Труайдес в очередной раз начал обход палубы, как всегда цепляясь к любым мелочам. Привыкшие к его злословию матросы мало обращали внимания на ругань старпома, ведь в основном это было вполне безобидное сотрясание воздуха. Мало того, экипаж уважал Труайдеса за отчаянную храбрость и знание своего дела - старший помощник знал каждый узел и каждый сучок на рангоутном дереве бригантины ничуть не хуже, чем боцман и корабельный плотник. Удивляться, впрочем, было нечему - Труайдес годами жил в своей маленькой каюте на "Мирелу", не имея на берегу ни дома, ни наёмной квартиры (на суше он ночевал исключительно в трактирах и портовых борделях). Подобная жизнь могла показаться ужасной какому-нибудь лотвигу или торговцу, но для сына одинокой прачки это был безусловный успех.
  
  По своей должности Труайдес являлся офицером флота, что давало ему право как минимум на личное дворянство (статус онрит), однако в судовом журнале старший помощник именовался просто Труайдесом Хагдео. Объяснение этой странности было весьма прозаическим: пять лет назад королевство Пуленти потребовало выдать старпома "Мирелу", основательно попортившего физиономию беспутного племянника канцлера, спьяну вздумавшего задирать какого-то тиварского моряка (клинок у Труайдеса, разумеется, имелся, но он не счёл возможным марать честную сталь кровью напыщенного идиота). Обсудив эту щекотливую ситуацию с адмиралом, старый герцог утешил возмущённого посла заявлением о лишении наглеца дворянского титула, демонстративно разорвав его именную грамоту. Хитрость заключалась в том, что Труайдес Хагдео не был дворянином ни одного дня, так как вручение грамоты, подготовленной сразу же после назначения его старшим помощником, несколько раз откладывалось из-за очередных выходок великовозрастного босяка. В армии за нечто подобное любой безродный офицер мог запросто лишиться своих золотых нашивок, однако рит Шаринквер считал, что у отваги есть и оборотная сторона, которая заслуживает понимания и терпения.
  
  - Господин старший помощник, у тебя прямо-таки душа горит мечом помахать, - подошедший к Труайдесу капитан постучал пальцем по его кирасе. - Без абордажа тебе и жизнь не в радость.
  
  - Ну, рубиться на чужой палубе всё лучше, чем быть мишенью на своей.
  
  - Тоже верно, только нынче не мечам решать, кто кого. Десять кораблей нахрапом не возьмёшь, - рит Наратасто бросил взгляд на готовые к бою арбалетные стрелы с закреплёнными на них боевыми синтагмами. - Править сегодня будет магия.
  
  - А хоть бы и магия. Амалюрец разных магов цельную толпу собрал, хрен по палубе протолкнёшься. И это не дешёвка с рынка. "Лучистому" вон одного шара хватило.
  
  - Да уж, начали мы хорошо. Я вот всё думаю, откуда этот умелец взялся?
  
  - Это который рядом с Амалюрцем? Да насрать! Пусть он хоть бастард молкотов, лишь бы дело делал.
  
  Беседовавший с адмиралом неизвестный маг неожиданно повернул голову в сторону офицеров, и Труайдес впервые встретился с ним взглядом. Поучаствовав в сотнях стычек и драк, Хагдео привык обращать внимание прежде всего на глаза противника, которые могли подсказать ему, кто, собственно, перед ним - пьяный идиот, привыкший к крови боец или уверенный в своей значимости высокомерный наглец. Однако глаза мага поразили старпома до глубины души. Проще всего ему было понять, что перед ним уверенный в себе человек, который будет избегать ненужных столкновений, но при необходимости уничтожит всех вставших на его пути без жалости и сомнений. Но не это заставило Хагдео прикусить язык: на него смотрел человек, в глазах которого читалось недоступное обычным людям знание природы жизни и смерти. Содрогнувшись, старпом опустил глаза, не увидев, как по-прежнему невозмутимый маг продолжил свой разговор с рит Шаринквером.
  
  - ...именно так, господин Тарсканту. Ваш выход на сцену был весьма убедителен.
  
  - Прошу прощения, господин адмирал, но я вновь прошу называть меня просто Тарсканту.
  
  - Воля ваша, но на кораблях тиварского флота любой маг имеет статус офицера, и к нему следует обращаться соответственно. Я сам установил это правило и менять его не собираюсь. И если вы стоите на палубе "Мирелу", обращаться к вам будут "господин маг". Надеюсь, вас это устроит?
  
  - Да, господин адмирал.
  
  - Ну, хвала Альфиру, с этой хренью мы разобрались, - удовлетворённый ответом рит Шаринквер хлопнул ладонью по бедру. - Теперь можно заняться делом. Итак, господин маг, я понимаю, что любой рунка имеет предел своих возможностей. Тем более если речь идёт об атаке с большой дистанции. И я сейчас очень хочу знать, сколько всего вы сможете сжечь до захода Афрая?
  
  - Речь идёт о парусах, господин адмирал?
  
  - Альфир милостивый, паруса можно заменить! Я хочу видеть горящие корабли!
  
  - Господин адмирал, на дистанции в пятьдесят-семьдесят шагов я обойдусь собственными силами. На двух-трёх сотнях шагов мне придётся вновь активировать жезл, но его хватит на пару атак подряд.
  
  - То есть трахнуть всё это стадо не получится. Жаль, но говорят, что даже Отелетеру нужен был передых, - рит Шаринквер усмехнулся, но его глаза по-прежнему оставались серьёзными. - Ладно, будем исходить из того, что имеем. Господин маг, у меня есть пара вопросов. Про файерболы я не спрашиваю, но способны ли вы действовать как огневик?
  
  - Да, господин адмирал, и уверен, что вам это понравится.
  
  - Твою мать, звучит как музыка. А ускорить "Мирелу" магией стихийника вы сможете?
  
  - Увы, господин адмирал, здесь мои возможности весьма ограничены. Но мой воздушный молот кое-чего стоит.
  
  - Так, вопросы кончились, теперь приказы. Господин маг, активировать свой жезл вы будете только по моей команде. Остальная магия - по вашему усмотрению. И держитесь поближе к мостику.
  
   На первый взгляд план адмирала был донельзя просто и незатейлив - с ходу атаковать вражеские корабли всеми возможными средствами, стремясь лишить их возможности перевозить королевских солдат. Проблема была в другом: как одной относительно небольшой бригантине, решившейся вступить в схватку с без малого десятком чужих судов, успеть выполнить хотя бы часть задуманного до того, как она сама превратится в беспомощную развалину. Здесь было о чём подумать, и прежде чем рит Шаринквер отдал едва ли не самый главный в своей жизни приказ, он ещё раз прикинул сложившийся расклад.
  
  Курсом на запад следовали две колонны двухмачтовых торговых судов, между которыми было примерно по полкована морской глади. Южнее них плыл большой военный корабль, который пока игнорировал появление одинокой тиварской бригантины. Всего этого было вполне достаточно, чтобы сложить свою голову в неравном бою, но боги, видимо, считали иначе, и в нескольких центудах позади вражеского конвоя шло ещё три корабля под голубыми флагами. Приняв решение, адмирал приказал рит Наратасто держать курс в центр ближайшей колонны. Потребовалось не так много времени, чтобы на вражеских судах поняли, что эта наглая бригантина не собирается отворачивать. В подзорную трубу хорошо была видна суета на палубах, однако никто не ставил дополнительные паруса, стремясь избежать сближения с тиварским кораблём. Никто, похоже, не верил, что эти потерявшие разум придурки действительно собираются атаковать, и это заблуждение вполне устраивало Сенгоса, с трудом сдерживающего возбуждение от предстоящей схватки.
  
  Вторым в ближайшей колонне шёл большой торговый бриг, хозяева которого не придавали особого внимания его внешнему виду. За ним следовала вооружённая тяжёлыми арбалетами шхуна, под бушпритом которой красовалась деревянная фигура какой-то из богорождённых сестер (судя по её красному цвету, скорее всего это была богиня чувств Бовиша). Арбалетные стрелы со смоляными факелами и синтагмами на шнурах не производили особого впечатления на адмирала, но он не собирался рисковать в самом начале боя, поэтому и выбрал в качестве основной мишени именно неказистый бриг, поручив зубастую богиню заботам Тарсканту.
  
  Резко повернув влево, "Мирелу" оказалась в полусотне шагов от высокой кормы небрисского торгаша, по которому разом ударили маги, баллисты и арбалеты. Файербол, пущенный знающим устройство судов Доскластом, снёс руль брига, Фозифот дотянулся своим факелом до парусов второй мачты, верхняя треть которой тут же была сбиты пекотами, управлявшимися с носовой баллистой. Новый огненный шлейф накрыл мостик вражеского корабля, но отчаянные крики людей тут же заглушил взрыв мощнейшей синтагмы, разрушивший корму брига. Палубу "Мирелу" засыпало дымящимися обломками, но наступивший на тлеющую щепку рит Шаринквер впервые за последние дни улыбался широко и счастливо.
  
  Вспомнив о шхуне, адмирал обернулся, и в тот же миг искрящийся шар взорвался рядом с фигурой богини, основательно разворотив борт корабля. Воды хлынула внутрь идущей под всеми парусами шхуны, которая быстро стала оседать на нос. Удовлетворённо хмыкнув, Сенгос приказал идти на сближение с бригом под сине-зелёным флагом Саинсо - вторым кораблём в дальней колонне. Следовавшая за ним бригантина также заслуживала внимания, но она уже начала поворачивать на север, желая оказаться как можно дальше от безумного тиварского корабля. Адмирал не сомневался, что перепуганные торговцы последуют примеру догадливой бригантины, а гоняться за каждым из них у рит Шаринквера не было ни времени, ни желания. Именно поэтому в руках у Тарсканту вновь оказался таинственный жезл, излучаемая которым магическая энергия превратила мачты беглянки в пылающие костры.
  
  Едва "Мирелу" приблизилась к своей очередной цели, стало понятно, что команде "Медного голубя" (именно это странноватое для корабля название красовалось на носу брига) уже доводилось бывать в серьёзных переделках. Первыми по бригантине ударили два больших арбалета, но тиварские маги управились с их горящими смоляными стрелами в считанные мгновения. Второй удар нанесла установленная между мачтами внушительного вида баллиста, метнувшая в сторону "Мирелу" сложенные вместе увесистые металлические полушария. Соединявшая их стальная цепь в полёте натянулась и буквально скосила стоявших у носового арбалета матросов. Доскласт немедленно ответил огненным шаром, но вспыхнувшая жёлтым заревом завеса поглотила его без остатка.
  
  Подобной прыти от неизвестного торгаша никто не ожидал, но присутствие достаточно сильного мага на борту "Медного голубя" стало вызовом для тиварцев, обрушивших на него целый шквал файерболов, синтагм и горящих стрел. Никакому магу не было под силу защитить от этого смертоносного ливня весь корабль, поэтому очень скоро языки пламени уже лизали его борта и мачты. Однако эти крушдуки - сине-зелёные, как частенько называли моряков Саинсо, оказались на редкость упорными парнями. Бриг огрызнулся выстрелом из баллисты, причём на этот раз в сторону "Мирелу" полетела стрела с боевой синтагмой. Вражеские стрелки не ошиблись с длиной шнура, который должен был активировать магический свиток (дистанционная активация синтагм по-прежнему оставалась большим тиварским секретом), и через пару мгновений перед первой мачтой бригантины грохнул мощный взрыв, наделавший немало бед. Больше десятка матросов и стрелков-пекотов были убиты и ранены, носовую баллисту "Мирелу" сорвало с креплений и отбросило к левому борту, а обрывки нижнего паруса безвольно трепетали под порывами южного ветра.
  
  Взбешённый Доскласт вновь метнул огненный шар, но и на этот раз магическая завеса крушдуков смогла отразить удар, хотя сила её свечения заметно ослабла. Поняв, что возможности вражеского мага не так уж и велики, Тарсканту ударил по бригу шипящим багровым файерболом, полностью поглотить энергию которого защита уже не смогла. Вся команда "Мирелу" начала радостно орать, когда в воздух взлетели обломки проклятой баллисты и ошмётки горящих канатов, а спасающиеся от огня матросы "Медного голубя" начали прыгать за борт. Это была победа, но распалённые боем маги, в том числе и стихийники, продолжали добивать обречённое судно. Единственным человеком на борту бригантины, которому удалось сохранить хладнокровие, был рит Шаринквер, который не терял из виду ни спасающиеся бегством вражеские парусники, ни развернувшийся для атаки большой небрисский корабль. Приняв решение, он не стал церемониться.
  
  - Капитан, курс на крушдукскую шхуну! Боцман, новый парус ставить по приказу! Стихийники, корыто на хрен! Нужен полный ветер, хоть пердак порвите! - заметив сумевшего стать на ноги Хагдео, адмирал не оставил его без внимания. - Старпом, очухался? Ищи Энту, он мне живой нужен! Ставьте баллисту на место, будет чем бригу отвечать.
  
  Впервые оказавшийся в серьёзном бою штурман не сразу сообразил, что, собственно, задумал отчаянный Амалюрец. Стремясь уничтожить или хотя бы повредить как можно больше вражеских судов, рит Шаринквер нацелился на шхуну под флагом Саинсо, следовавшую во главе второй колонны. Догнать её без большого паруса на первой мачте было очень непросто, но адмирал сделал ставку на повелителей ветра, способных хотя бы на какое-то время увеличить скорость бригантины (ставить парус во время работы магов было бы бессмысленно, ведь порождённые энергией Ванат потоки воздуха просто вырвали бы его из рук матросов). Магические способности стихийников позволяли решить и вторую задачу, значимость которой молодой штурман понимал очень хорошо - рванувшаяся вперёд "Мирелу" лишила бы выгодной позиции для атаки военный бриг, жаждавший уничтожить ненавистную бригантину.
  
  Повелители ветра сделали, казалось бы, невозможное: "Мирелу" начала быстро догонять вражескую шхуну, вынудив небрисский бриг вновь изменить курс. Однако его капитан хорошо знал своё дело и всё-таки сумел дать возможность своим арбалетам и баллистам ударить по бригантине синтагмами и сцеплёнными стальными полушариями. Дистанция была великовата, но этот залп дорого обошёлся команде тиварского корабля: обвившаяся вокруг мачты тяжёлая цепь сорвалась вниз, проломив голову молодому стихийнику Гедонгу, сильный взрыв убил двух матросов и оторвал кисть руки командиру пекотов брун Вудваттаку.
  
  Скорость "Мирелу" заметно снизилась, но незнакомый маг и приказ адмирала спасли её от новых разрушительных ударов. Поставленная Тарсканту туманная завеса скрыла бригантину от вражеских глаз, не увидевших изменения её курса. Очередной порыв ветра разорвал серую пелену, но "Мирелу" была уже за шхуной под двухцветным флагом, атаковав её файерболами и смоляными факелами. Когда расстояние до крушдукского корабля сократилось до полусотни локтей, изрыгающий проклятия Фозифот буквально затопил его палубу потоками огня, поставив последнюю точку в судьбе погибающей шхуны. Языки пламени поднялись вровень с мачтами, и в этот момент находившийся с противоположной стороны бриг вновь ударил своими смертоносными цепями, круша такелаж и союзника, и противника. Пролетевшая сквозь огонь металлическая змея хлестнула по наклонной рее, перебив канаты, крепившие её ко второй мачте. Удерживающий верхнюю кромку косого паруса гафель тут же начал сползать вниз, сминая парусину в бесформенный и бесполезный ком ткани.
  
   Лишившаяся нескольких парусов бригантина всё-таки продолжала двигаться вперёд, оставляя позади пылающую шхуну. На "Мирелу" никто не сомневался, что небрисцы уже готовят следующий залп, но команда использовала любую возможность, чтобы вернуть своему кораблю хотя бы часть скорости и способности сражаться. Времени на восстановление гафеля не было, поэтому матросы во главе с боцманом Гурдатом занялись установкой нового паруса на первой мачте. Не успев толком закрепить носовую баллисту, уцелевшие пекоты уже начали взводить её, изо всех сил налегая на рычаги храпового механизма. Среди них был и брун Вудваттак, помогавший себе взмахами изуродованной руки, сквозь повязку на которой продолжали сочиться разлетающиеся во все стороны капли крови.
  
  Чуть позади пекотов морщившийся от дыма Труайдес вновь и вновь перебирал кольца тонкого шнура, стараясь определить дистанцию своего выстрела из бортового арбалета, мало сомневаясь в том, что у него уже не будет возможности повторить свой удар. Подняв глаза, старпом увидел появившийся из-за горящей шхуны бушприт, накинул на специальный крюк ещё одну связку шнура длиной в сотню локтей и приник к прицелу, выискивая одному ему известную мишень. Глазомер не подвёл Хагдео - пущенная им синтагма снесла изготовившийся к стрельбе вражеский арбалет и перебила пару канатов, поддерживающих первую мачту брига. Ответ не заставил себя ждать, но небрисский маг слишком поторопился, и его искрящийся файербол пролетел над палубой бригантины, обдав её волной нестерпимого жара.
  
  Доскласт оказался точнее, и хотя вспыхнувшее золотом защитное поле спасло небрисца, можно было надеяться, что хотя бы какое-то время ему будет не до "Мирелу". Поставленная Тарсканту дымная завеса вновь не позволила наводчикам брига как следует прицелиться, но и без того залп четырёх баллист и двух уцелевших арбалетов оказался достаточно сокрушительным. Не все стрелки угадали с длиной активирующих шнуров, но большинство врезавшихся в борт или палубу синтагм всё-таки выплеснули заложенную в них энергию, сотрясая корпус бригантины и разрывая в клочья тела и канаты.
  
  Сбив шляпой огонь на рукаве, рит Шаринквер осмотрелся по сторонам, оценивая нанесённый ущерб. Палуба была пробита в двух местах, об установке нового паруса можно было забыть, но у штурвала уже стоял бледный как полотно штурман, сменивший второго убитого рулевого. Сенгосу хватило одного взгляда на приближающийся бриг и его капитана, стоявшего на мостике в белом парадном мундире, чтобы догадаться о намерениях этого гордеца, униженного разгромом вверенного ему конвоя. Адмирал встречал подобных людей и был уверен, что капитан непременно пойдёт на абордаж, желая смыть нанесённое ему оскорбление кровью проклятых тиварцев. Рит Шаринквер знал, что изрядно поредевшая команда бригантины уступает числу противников в два-три раза, но у него на борту были несколько сильных магов, к тому же это была отличная возможность проверить в бою рекомендованных герцогом бойцов тайной стражи.
  
  - Железо к бою! Фозифот, Доскласт, гасите первую волну! Энту, сбей белого петуха! Старпом, сержанты, пойдёте в гости! Рубите мясо и ванты! Всем по готовности!
  
  Небрисские моряки были хорошо обучены и не собирались прыгать на вражескую палубу очертя голову. На борту брига защёлкали арбалеты, и только поставленные магами завесы спасли команду "Мирелу" от больших потерь. Висевший на шее Труайдеса недешёвый амулет без труда остановил арбалетный болт, но старпом не обратил на это внимания, поражённый вспыхнувшим вокруг стражников ярко-жёлтым сиянием. К суровой действительности Хагдео вернул яростный крик брун Вудваттака, развернувшего свою баллисту в сторону чужого мостика. Старпом едва успел пригнуться, как над его головой просвистела толстенная стрела в три локтя длиной с синтагмой и парагом. Энту не стал рисковать, наводя раскачивающуюся баллисту на белого капитана, поэтому ударил по высокой надстройке на корме брига, сметая с неё рулевых и офицеров.
  
  Радостные возгласы пекотов длились всего несколько мгновений - пришедший в себя королевский маг обрушил на них поток ледяных стрел, избежать которых удалось только молодому Нюкебину, прикрытому широкой спиной своего отца и командира. Проклявший людей и богов Фозифот исторг свою ярость в виде чудовищного факела, который парализовал защитную завесу небрисца, тут же добитого файерболом Тарсканту. Оставались мгновения до столкновения двух кораблей, и каждая из сторон сумела использовать представившуюся ей возможность нанести врагу максимальный урон. Взрыв синтагмы, на удивление точно пущенной одной из баллист брига, перебил крепления стеньги - верхней части мачты "Мирелу", обрушив её вместе с реями и уцелевшими парусами. Теперь бригантина не могла двигаться, но опытный в подобных схватках рит Шаринквер был уверен, что его команда ещё не выложила на стол все свои козыри. Замершие у кормовой баллисты пекоты оправдали его ожидания, скрипя зубами дожидаясь, пока высокая надстройка брига не поравняется с кормой "Мирелу". Всё это время арбалетчики и сидящие на мачтах лучники стреляли не переставая, и когда пришло время дёргать спусковой рычаг, это сделал предпоследний из оставшихся в живых пекотов. Пробив одно из боковых окон, синтагма взорвалась внутри надстройки, разрушив переборки и вздыбив вверх доски мостика, штурвал и обрывки тросового механизма управления рулём. "И хрен вы теперь куда поплывёте", - успел подумать адмирал, прежде чем на него набросились спрыгнувшие с палубы брига матросы в форменных голубых рубахах.
  
  Ожесточённая рубка на падубе бригантины вспыхнула подобно огню в стоге сена, но благодаря магам попытка быстро задавить тиварцев численным превосходством не имела успеха. Несколько бойцов во главе с молодым офицером атаковали мостик "Мирелу", но адмирал и рит Наратасто, годами не выпускавшие клинки из рук, сумели дать им достойный отпор. Воздушный молот Тарсканту отбросил нападавших, и капитан бросился на помощь Фозифоту, с трудом удерживающему свою защитную завесу. Разом выплеснув весь свой запас магической энергии, стихийник так и не пришёл в себя, пятна на его лице слились в сплошную багровую маску, и два небрисца уже прижали задыхающегося мага к правому борту бригантины. С ходу вогнав меч в печень вражеского матроса, Полир оказался перед магом, и в этот момент целившийся в красную рубаху небрисский стрелок нажал спуск своего арбалета. Стальную стрелу, способную убивать за сотни шагов, не остановили ни простенький амулет капитана, ни его собственная плоть. Пущенное чуть ли не в упор смертоносное железо смогло дотянуться до груди Фозифота, разом отняв жизни у двух верных своего долгу людей.
  
  Но кровь лилась не только на палубе "Мирелу". Выполняя приказ адмирала, Хагдео с двумя сержантами взобрался на нависающий над бригантиной борт вражеского корабля (третьему бойцу пришлось задержаться, чтобы остудить пыл излишне самоуверенных небрисских моряков). Брошенный рыжебородым Дилкозом метательный нож пронзил щёку наводчика арбалета, второй поразил лучника, выстрелившего по ним с мачты, и прежде чем матрос рухнул на палубу брига, в руках у стражника уже оказались два сверкающих клинка. Старпом вновь подивился скорости, с которой двигались эти обвешанные бронёй и оружием бойцы, но это было только начало. В считанные мгновения мечи Дилкоза сразили трёх бросившихся в атаку моряков, при этом они даже не успели среагировать на его молниеносные выпады.
  
  Новых желающих атаковать этого новоявленного демона не нашлось, и сержант будто застыл между мачтами, внушая небрисцам страх своей неподвижностью, каменным лицом и стекающими с клинков потоками крови. Зато круглолицый Легельс старался за двоих - его широкий топор вздымался и опускался с методичностью и неотвратимостью механизма, разрубая толстые вантовые канаты и круша борт корабля. Какой-то младший офицер выстрелил в стражника из ручного арбалета, но синтагма оказалась слишком слабой, чтобы отвлечь тружери от его занятия. Но вот для Дилкоза жёлто-красная вспышка словно стала сигналом к действию. Рванувшись вперёд, сержант зарубил ещё четверых, прежде чем снова замер перед толпой матросов, сгрудившихся перед кормовой надстройкой.
  
  Лишившись вант правого борта, первая мачта брига накренилась, и перекошенный такелаж начал разворачивать реи вместе с парусами, которые с каждым порывом ветра всё больше отклоняли корабль от первоначального курса. Корпуса "Мирелу" и брига начали расходиться, и Хагдео понял, что им пора уносить ноги с чужой палубы. У него не было никакого желания окунаться в воды Сарфийского моря, но увлечённый разгромом вражеского корабля Легельс никак не мог остановиться, уничтожая всё, что попадалось ему на глаза. Он наверняка успел бы дорубить мачту, но когда она начала всё быстрее клониться на левый борт, сержант наконец-то внял ругани и проклятиям старпома.
  
  К этому времени корабли разделяло десятка полтора локтей, но стражника это ничуть не смутило. Закинув свой топор за спину, он легко вспрыгнул на борт и через мгновение оказался на палубе бригантины, которая к тому времени при активном участии хмурого Шарсута уже была очищена от небрисцев. Труайдесу подобная прыть была не под силу, поэтому ему сначала пришлось забросить на "Мирелу" свою кирасу, и только потом ринуться вперёд, моля Альфира о сохранности рёбер и зубов. Мольбы были, видимо, услышаны, так как грохнувшемуся о борт старпому удалось отделаться только синяками и ушибами. Последним палубу брига покинул Дилкоз, одарив остатки его команды широкой, но от этого не менее свирепой улыбкой.
  
  Шипя от боли, Хагдео поковылял к адмиралу, обходя трупы и лужи крови. Опирающийся на одну ногу рит Шаринквер стоял у ограждения мостика, комментируя действия Петероса, который пытался извлечь стрелу из его левой ступни.
  
  - Что ты там возишься? Это же только стрела... Ещё сапог мне испортил.
  
  - А нехрен было ноги выставлять. В голову бы прилетело, шляпу бы тоже пожалел?
  
  - Хватит бубнить, тащи наконечник, мясник недоученный, - заметив Труайдеса, рит Шаринквер невесело усмехнулся. - Кирасу-то свою куда дел? Утопил?
  
  - Не дождётесь, - оглянувшись на удаляющийся бриг, старпом осторожно потрогал ноющий бок. - Вроде как отбились... И этим гадам тоже хорошо перепало.
  
  - Старпом, мачту, поди, сержант завалил?
  
  - Ну да, мордатый такой, с топором. Адмирал, у них что, зелье какое-то есть? Такой бойни в жизни не видал - рубили как стоячих.
  
  - Да уж, живодёры у графа знатные.
  
  - Какого графа?
  
  - Какая тебе разница? Их прислал фос Контанден и этого достаточно... - Сенгос поморщился, когда Петерос наконец-то извлёк из его ноги зазубренный наконечник. - Вот гады, на людей как на рыбу охотятся. Ладно, лей своё снадобье, когда ещё настоящий целитель попадётся.
  
  - А вот догонят нас небрисские корабли, будет тебе, господин адмирал, целитель с верёвкой.
  
  - Не каркай, маг, время ещё есть, - подняв усталые глаза на приближающиеся корабли с голубыми королевскими флагами, рит Шаринквер едва слышно вздохнул. - Да, эти ребята на нашей гулянке лишние. Но билеты куплены, надо танцевать. Что-то я боцмана не вижу. Гурдат, ты где?
  
  - Господин адмирал, вон Гурдат лежит, - шмыгнув носом, штурман протянул руку в сторону кормы. - Он там вместе с пекотами бился. Все легли.
  
  - Твою мать, последний знакомый с "Коскиканы"... Тоже помянуть надо, - оглядевшись, Сенгос подозвал молодого светловолосого матроса, продолжавшего держать в руках широкий абордажный клинок. - Сынок, ты вроде как Илвас? И ты первый конвой увидел?
  
  - Так точно, господин адмирал.
  
  - Ну, молодец. И сейчас жив остался, это тоже хорошо. Так вот, Илвас, иди в мою каюту...
  - Не положено, господин адмирал.
  
  - Это, сынок, приказ. Возьмёшь в резном шкафчике синюю бутылку адмиральского рома и давай сюда. Живо, - проводив взглядом спустившегося вниз матроса, Сенгос вновь повернулся к штурману. - Ты название этого брига заметил?
  
  - "Арум кирва", господин адмирал.
  
  - "Золотой ключ", значит. Богато звучит. И капитан там был непростой. Вроде как сын фос Осковена, - хмыкнув, рит Шаринквер повернулся к Труайдесу, вновь проверяющему замок своей ненаглядной кирасы. - Старпом, есть повод для гордости. Мы сегодня Жерденку карьеру поломали. Вместе с хребтом.
  
  - Ага, вот и награда плывёт. Против ещё одного военного брига мы не потянем. Парусов нет, баллист нет, маги и команда пополам, - облизнув губы, Хагдео не счёл нужным соблюдать субординацию на краю гибели. - Адмирал, рома-то дай хлебнуть!
  
  Сунув бутылку в руку старпома, Сенгос прикинул дальнейшее развитие событий. Труайдес был прав: даже хорошо вооружённый вражеский корабль вряд ли захочет испытывать судьбу, сближаясь с непонятной и очевидно опасной тиварской бригантиной. Стреляя из бортовых баллист на полную длину активирующих шнуров, он вполне мог ещё до захода Афрая превратить "Мирелу" в пылающий факел. Больше всего в этой ситуации адмирала удручала перспектива оказаться в роли мишени после столь удачного дня, стоившего Тильодану и его союзнику двух военных бригов и пяти из восьми входивших в конвой торговых судов.
  
  Однако Сенгос никогда не стал бы удачливым капитаном и тем более - адмиралом, если бы не был готов бороться до конца, используя все возможности, которые он мог найти и в колоде карт, и в своём рукаве. Рит Шаринквер не забыл, каким сильным магом оказался Тарсканту, и был уверен, что этот полный тайн незнакомец также не собирается умирать сегодня вечером посреди Сарфийского моря. Осторожно наступая на раненую ногу, Сенгос подошёл к стоявшему на корме магу, который встретил его неизменно спокойным взглядом.
  
  - Господин адмирал, я готов исполнить ваши приказы.
  
  - На сегодня с господами закончено. Тарсканту, ты днём сказал, что твоему жезлу после двух активаций нужен перерыв. Это так?
  
  - Именно так, господин адмирал.
  
  - Альфир милостивый, ты ж наверняка знаешь, что на краю могилы господ нет.
  
  - Да, там все равны.
  
  - Так вот, мне очень надо знать: этот перерыв закончился?
  
  - Адмирал, жезл набрал достаточно энергии, чтобы вновь стать опасным.
  
  - Хороший ответ. И ты с его помощью мог бы снести ему мачту?
  
  - Мог бы, но сейчас их это не остановит. Мы много чего тут натворили, и небрисцы пойдут до конца. Поэтому я использую другую магию.
  
  - Делай, что хочешь, маг, но мы все хотели бы вновь увидеть Ансис.
  
  Молча кивнув, Тарсканту отвернулся, внимательно глядя на приближающийся корабль. Капитан брига решил подойти к "Мирелу" сбоку, желая получить возможность расстреливать неподвижную бригантину всеми баллистами правого борта. Чтобы не проскочить мимо, небрисские матросы начали убирать основную часть парусов, но корабль ещё продолжал по инерции двигаться вперёд, что вполне устраивало боевого мага Орден теней.
  
  Возникший между ладоней Тарсканту тёмно-зелёный шар медленно поплыл в сторону брига, приковав к себе внимание всех заметивших его моряков. Когда порождённый жезлом лиловый луч коснулся загадочного шара, он стал заметно больше и ярче, а его движение в сторону вражеского корабля уже не вызывало сомнений. Небрисские моряки были знакомы с боевой магией и не ожидали от этого светящегося шара ничего хорошего. С палубы брига донеслись истошные крики, перед бушпритом замерцало защитное поле, но плывущий в воздухе сгусток магической энергии легко перелетел через препятствие и беззвучно лопнул, затопив нос корабля клубами жёлто-зелёного дыма. Инерция и оставшиеся на мачтах паруса продолжали нести бриг вперёд, и очень скоро рукотворное облако скрыло его от глаз тиварцев. Прошло ещё несколько мгновений, окутавшие палубу клубы дыма начали светлеть и рассеиваться, после чего вблизи бригантины медленно проплыл корабль, казавшийся чёрным на фоне красного закатного неба.
  
  Команда "Мирелу" долго молчала и переглядывалась, провожая взглядами небрисский бриг, подобно призраку уплывавший в сумрак наступающей ночи. Подойдя к застывшему на корме магу, Сенгос ощутил давным-давно забытые робость и смущение. Он был наслышан о магических сражениях в Междуречье и Ансисе, но никакие слова не могли сравниться с только что увиденной им молчаливой демонстрацией могущества магии. Остановившись рядом с Тарсканту, рит Шаринквер не сразу смог сформулировать вертевшийся на языке вопрос.
  
  - Господин маг, как... что вы с ними сделали?
  
  Голос мага, смотревшего на плывущий по тёмному небу голубой диск Кисейту, был по-прежнему спокоен и бесстрастен.
  
  - Адмирал, они умерли. Остальное не имеет значения.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"