Крупенченок Валентина Николаевна: другие произведения.

Один за всех

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Рваные тучи свисали с неба лохмотьями потрёпанного жизнью театрального занавеса. Под ногами неприятно хлюпала слякоть. Из выкрашенного в светлую охру здания доносился запах варёной капусты и истеричные женские крики. Платон остановился в нескольких метрах от крыльца и поднял голову. Его светлые голубые глаза встретились со взглядом мальчишки, угрюмо оглядывавшего прилегающую территорию через зарешеченное окно второго этажа. Платон подмигнул ему и, прихрамывая, поднялся по ступенькам.
  Дородная женщина, отчитывавшая группу подростков в холле, посмотрела на вошедшего со смесью подозрительности и недоумения. Платон махнул корочками у неё перед носом.
  - Майор Егоров, ФСБ. Вас должны были предупредить.
  Он уже давно понял, что некоторые слова в этом мире творят настоящие чудеса - и чем короче эти слова, тем лучше. Лицо женщины моментально преобразилось: его прикрыла маска благообразной дамы с приклеенной заискивающей улыбкой.
  - Здравствуйте. Вы за нашим героем? Идёмте.
  О своих подопечных она тут же благополучно забыла.
  - Знаете, мне так неловко, - закудахтала женщина, ведя Платона к лестнице. - У нас образцовый детский дом, никогда не было никаких нареканий, и вдруг такое ужасное происшествие.
  - И что в нём такого ужасного?
  Она остановилась и обернулась, улыбку немного перекосило набок.
  - Как же... Двое ребят пострадали, у обоих сотрясение мозга, сильнейший психологический шок...
  - Переживут, - отрезал Платон. - С ними бы ничего не случилось, если бы они не лезли к пацану.
  Тётка промычала что-то невнятное и распахнула перед ним дверь на лестничную площадку.
  - Честно говоря, ума не приложу, как такое могло произойти. До сих пор Карелин ни с кем не дрался.
  - Ну конечно, - скептически хмыкнул Платон. - Видимо, до сих пор эти ваши "пострадавшие" благополучно избивали его, набрасываясь всем скопом.
  - Что вы, как можно! У нас ничего подобного не бывает. Все ребята очень дружные и отзывчивые, заботятся о младших, помогают друг другу...
  - Расскажете это воспитательной комиссии, - оборвал её Платон. - На ваше счастье, меня это не интересует. Мне нужен только мальчик.
  Женщина поджала губы и ускорила шаг. Дверь, к которой они подошли, была заперта на ключ.
  - Ещё бы амбарный замок повесили, - не удержался Платон.
  - Это исключительно ради безопасности, - заверила его провожатая. - Я должна думать обо всех воспитанниках.
  - Смотрите не переусердствуйте, а то как бы голова не разболелась, - сказал Платон, вошёл в комнату и захлопнул дверь у женщины перед носом. "Хам", - скорее догадался, чем действительно услышал он в шипящем выдохе с той стороны. Платон усмехнулся и повернулся к мальчику.
  - Та ещё гадюка, да?
  Подросток обследовал его недоверчивым взглядом, упираясь обеими ладонями в подоконник за спиной. Его щуплое тело тонуло в мешковатом свитере на пару размеров больше необходимого. Платон подошёл и протянул пацану руку.
  - Платон.
  - Сергей, - настороженно посмотрев на него снизу вверх, сказал мальчишка и пожал ладонь старшего.
  - Ну, привет, Сергей. У нас мало времени, поэтому отвечай быстро и не задумываясь, идёт?
  На этот вопрос подросток никак не отреагировал.
  - Так, Сергей, поясняю для рассеянных. Если я о чём-то спрашиваю, ты открываешь рот и говоришь "да" либо "нет". Либо, если у тебя вдруг отнимется язык, киваешь вот так или мотаешь головой вот так, - Платон проиллюстрировал свои слова соответствующими действиями для наглядности. - Понял?
  Мальчишка нахмурился.
  - Понял. То есть, да.
  - Молодец, я в тебе не сомневался, - хмыкнул Платон. - Это ты уложил двоих говнюков, которые к тебе приставали?
  - Не уверен, - моргнул Серёжа. - Может быть. Думаю, что да.
  - Но при этом ты к ним не прикасался?
  - Нет.
  - Ты понимаешь, как именно ты это сделал?
  - Н-нет, - протянул подросток. - Я просто очень захотел, чтобы они отстали.
  - Ты их испугался?
  - Нет!
  - Ну кто так врёт? - фыркнул Платон. - Совершенно не убедительно. Тебе надо над этим поработать. Раньше тебе уже случалось делать что-то подобное?
  - В смысле? - опешил пацан.
  - Про неудачное враньё я бы спрашивать не стал, с этим и так всё понятно. Ты уже взрывал кому-нибудь мозги, устраивал пожар силой мысли, превращал воду в водку, проходил сквозь стены или творил какую-нибудь фантастическую дичь из фильмов про супергероев? - скороговоркой перечислил Платон.
  - А... э... вроде нет.
  - Потрясающая уверенность. Надеюсь, когда нас хватятся, наши преследователи будут так же сомневаться в том, что мы им нужны. А ещё лучше - в самом факте нашего существования.
  - Простите?..
  - Прощаю. Лучше спроси, кто эти люди, - Платон кивком указал на двор приюта, за которым наблюдал через плечо Серёжи.
  - И кто они? - с оттенком испуга осведомился мальчик, увидев двоих крепких мужчин, шагающих к крыльцу здания.
  - Я так полагаю, настоящие федералы, которые приехали за тобой.
  - А вы тогда кто? - удивился Серёжа.
  - Твой билет из этого дурдома, - без запинки ответил Платон. - Или можешь задержаться и выяснить, что им от тебя нужно. Решение за тобой. Но принять его надо быстро, они заходят.
  Когда через минуту дверь комнаты распахнулась снова, внутри уже никого не было - ни подростка с необычными талантами, ни приходившего за ним высокого мужчины с сединой в волосах.
  
  *
  - Вы так и не сказали, кто вы такой, - заметил Серёжа, спеша вместе с Платоном по коридору к дальней лестнице.
  - Точно. А ты всё равно согласился пойти со мной неизвестно куда. Крайне неосмотрительно с твоей стороны. Вдруг я маньяк и заманиваю тебя в своё логово?
  - А вы маньяк?
  - Нет.
  - Тогда кто? - Платон не ответил, поэтому Серёжа продолжил. - Похититель детей?
  - Нет.
  - Торговец органами?
  - Нет.
  - Психопат?
  - Я что, по-твоему, похож на психа?!
  - Просто пытаюсь исключить самые неприятные варианты.
  Ответ мальчишки заставил Платона ухмыльнуться.
  - Бывает и хуже. Я волшебник. Ты, кстати, тоже.
  - Вот теперь вы стали похожи на психа, - прямолинейно заметил Серёжа.
  - А ты что, по ним эксперт? - Платон осторожно выглянул из-за угла, проверяя, нет ли на лестнице кого-то, кто мог бы им помешать. Там было чисто. - Идём.
  Они торопливо сбежали по ступенькам.
  - Нет, но... Если вы и правда волшебник, почему мы сбегаем через чёрный ход? Мы могли бы просто телепортироваться. Или стать невидимыми и спокойно уйти.
  - Какой ты умный, - ехидно отозвался Платон. - Если бы всё было так просто, мне вообще не пришлось бы сюда приезжать и общаться с этой мымрой, вашей директрисой, а ты бы выбрался из этого приюта и нашёл меня сам.
  - Но я же вас до сих пор даже не знал.
  - Ну и что? - этот сомнительный аргумент обычно действовал безотказно, приводя собеседника в ступор, поэтому Платон использовал его с большим удовольствием. Но сегодня что-то пошло не так.
  - Ну и то! - не растерялся Серёжа. - Я бы вообще не знал, что должен кого-то искать.
  - Вот именно, - подхватил Платон. - И знаешь, о чём это говорит?
  - О чём?
  - Мы не всесильны.
  Они выскочили с лестницы в коридор и вывернули на финишную прямую к чёрному ходу. Одна из дверей прямо по курсу распахнулась, пропуская женщину средних лет.
  - Что тут происходит? - нахмурилась она. - Кто вы? Здесь нельзя находиться посторонним.
  - Я не посторонний, - тут же заявил Платон.
  Следующий его жест стал неожиданностью для всех: он поднял руку и провёл раскрытой ладонью перед лицом женщины.
  - Это не те дроиды, которых вы ищете, - тоном профессионального экстрасенса-шарлатана поведал Платон.
  Подозрительность во взгляде воспитательницы сменилась равнодушием, она чуть пожала плечами и задумчиво двинулась по коридору мимо тех, к кому только что обращалась.
  - Что, твои психи так умеют? - хмыкнул Платон.
  - Круто! - восхитился Серёжа, глядя вслед удаляющейся женщине. - Это что - гипноз?
  - Лучше.
  - А я так тоже смогу?
  - Сможешь, если будешь учиться.
  Сзади послышался торопливый топот, Платон встревоженно обернулся.
  - Вон они! Держите их! - завизжала директриса.
  - Бежим! - Платон дёрнул Серёжу за рукав, они вместе рванули к запасному выходу.
  Им в спину полетели резкие окрики, приказывавшие беглецам остановиться и замереть. Платон вытолкнул мальчишку вперёд себя на улицу и захлопнул за ними дверь. Ему нужно было, чтобы пацан остановился, однако Серёжа бодро устремился к забору.
  - Сдурел?! А ну быстро назад!
  - Давайте за мной!
  Топот позади звучал всё громче.
  - Ненавижу детей, - с чувством высказался Платон, ковыляя за мальчиком. Боль в ноге замедляла его, и это было очень плохо, потому что преследователей ничего не сдерживало.
  - Скорее, сюда! - крикнул Серёжа. Он коснулся одной из вертикальных перекладин высокого металлического забора, и та легко отклонилась в сторону, открывая приличных размеров брешь.
  - Почему ты сразу не сказал, что так умеешь? - возмутился Платон.
  - Я ничего не делал, она давно подпилена, - пояснил Серёжа, проскальзывая в дыру.
  - Стоять!
  Сзади один за другим прогремели два выстрела - пока что в воздух. По дороге, отделённой от забора полосой газона, им наперерез уже нёсся чёрный внедорожник. Пока Платон протискивался в щель следом за мальчиком, автомобиль резко затормозил, и из него выскочили ещё двое недружественно настроенных мужчин с оружием в руках. Правда, когда один из них предупредительно выстрелил беглецам под ноги, из пистолета вырвалась не пуля, а тонкий световой луч, подплавивший полоску снега, под которой что-то зачернело. И это был не промёрзший грунт: там, куда попал луч, образовалась непроглядная чёрная брешь, из которой потянуло холодом.
  - Блин! - Серёжа непроизвольно отпрянул назад, к Платону.
  - Спокойно! Не двигаться! Держать руки на виду!
  - Извини, парень, я соврал: это не федералы, - заявил Платон. - Задержи дыхание.
  В следующий миг он сорвал с шеи цепочку с металлической бляхой и вложил её мальчику в ладонь.
  - Зачем? - удивился Серёжа и едва не задохнулся, потому что воздух вдруг выбило из лёгких, земля ушла из-под ног, а внутренности подпрыгнули, устремившись к горлу. Он попытался за что-нибудь ухватиться, но всё вокруг исчезло, словно мир в мгновение ока перестал существовать. В окутавшей его тьме не было ни единой точки опоры. Он падал, и падал, и падал.
  
  *
  - Давай же, очнись!
  Кто-то шлёпал Серёжу по щекам. Это было не очень приятно, поэтому ему пришлось сделать над собой усилие и пошевелиться, чтобы отмахнуться от надоедливого незнакомца.
  - Ура, живой! - радостно заявил тот же голос. Реальность постепенно переставала плыть перед глазами, и Серёжа различил в непосредственной близости от себя копну русых кудряшек.
  - Гаврик, подвинься, дай ему немного воздуха! - вмешался девичий голос, и копна кудряшек сместилась в сторону. - Ты как, цел?
  - Вроде бы, - неуверенно откликнулся Серёжа, не сразу сообразивший, что вопрос был адресован ему. - Я в порядке. А мы где?
  - В безопасности, - незамедлительно ответила девочка с коротко стриженными волосами. - Меня Аня зовут. Это Гаврик. А позади тебя Даня.
  Сзади и правда стоял длинный тощий парень примерно того же возраста, что и все здесь, за исключением Гаврика - этот был явно младше.
  - Даниил, - уточнил длинный, не особенно дружелюбно разглядывая новичка в компании.
  - Сергей, - представился Серёжа. - Карелин.
  - Платон где? - требовательно спросил Даня.
  Серёжа потёр раскалывавшиеся виски. Из его ладони выскользнула металлическая бляха. Даня быстро подобрал её с пола.
  - Не знаю...
  - А жетон его тогда у тебя откуда?
  - Он мне сам дал перед тем, как я отключился. Когда за нами погнались спецагенты, которые на самом деле были не спецагенты, - Серёжа понял, что объяснение вышло так себе, и несколько смутился. - Платон пришёл забрать меня из приюта, и тут появились они. И пистолет у одного был такой странный, стрелял не пулями.
  - Естественно, не пулями, - со знанием дела фыркнул Даня. - У них бластеры, пробивают ткань реальности насквозь. Если в тебя из такого попадут, ты не умрёшь, а вообще перестанешь существовать, как будто тебя никогда и не было.
  - Ого, - Серёжа поёжился. - И кто это были?
  - Ищейки.
  - Ну, и кого они ищут?
  - Нас, само собой.
  - Даниил, не будь таким высокомерным, - строго сказала Аня. - Ты же видишь, он ничего не знает.
  - Ага! А может, он их шпион и только прикидывается?
  - Никакой я не шпион, - мрачно ответил Серёжа. Он подумал о Платоне, оставшемся там, с этими ищейками, которые могут в буквальном смысле стереть тебя с лица земли.
  - Чем докажешь?
  - С какой стати я вообще должен тебе что-то доказывать? Я тебя знать не знаю - может, ты сам тут меня за нос водишь.
  - Ну вот, я же говорил.
  - А ну тихо, оба! - велела Аня. Ребята недовольно нахохлились, но в самом деле притихли.
  - Объясните хоть, зачем эти ищейки на нас охотятся? - попросил Серёжа.
  - Да мы сами точно не знаем, - Гаврик хлюпнул носом и вытер его рукавом свитера. Аня страдальчески закатила глаза. - Но вряд ли они хотят накормить нас конфетами.
  - А тебе только бы пожрать, - хмыкнул Даня.
  - Да, люблю я это дело, - Гаврик расплылся в мечтательной улыбке.
  - Балбесы, - любовно подвела черту Аня. - Давайте лучше подумаем, как вытаскивать Платона. Раз у него теперь нет жетона, он не сможет сам вернуться.
  - Это если вообще есть кому возвращаться, - вставил Даниил. Аня посмотрела на него укоризненно.
  - Ну, зачем ты так, Даня...
  - А я уверен, что с Платоном всё в порядке, - внезапно заявил Гаврик. - Чувствую.
  Серёжа ждал очередного скептического фырканья, но Даня, к его удивлению, глянул на младшего товарища с надеждой.
  - Тогда давайте думать, - неожиданно согласился он.
  - У Гаврика интуиция сильная, - пояснила Аня. - Если он чувствует, скорее всего, так и есть.
  - А Платон - он вообще кто? - осторожно спросил Серёжа.
  - Платон - это Платон, - авторитетно заявил Даня. - Он нас защищает. Находит вперёд ищеек.
  - А дальше?
  - Да ничего особенного. Учит нас всякому.
  - Какому?
  - Полезному, - отрезал Даня. - Я бы показал, но нельзя: без Платона нас ищейки сразу засекут, у них на это чуйка.
  - И что тогда делать? - не обращаясь ни к кому конкретно, спросила Аня. - Как мы его найдём?
  Ребята помолчали.
  - Платон отправил меня сюда, когда мы были рядом с детдомом. Я могу показать место, - предложил Серёжа. Даня молча отвернулся.
  - Ничего не получится, - грустно сказала Аня. - Понимаешь, это ведь не тот мир. Туда так просто не попадёшь.
  - Но я же попал, - моргнул Серёжа.
  - Это потому, что тебя Платон отправил, он умеет. И то ему пришлось для этого отдать тебе свой жетон.
  - Или он шпион и жетон у Платона забрал силой, а теперь пытается заманить нас в ловушку, - угрюмо заметил Даня.
  - Да какой из него шпион, - покачала головой Аня. - Видишь, какой он потерянный!
  - Ничего я не потерянный, - буркнул Серёжа. Было немного обидно, что он не тянет на шпиона, но с другой стороны - что ему до мнения какой-то девчонки?
  - Неважно. Всё равно я с этим типчиком никуда не пойду, - нахохлился Даня.
  - Вообще-то, я думаю, у нас может получиться. - Голос Гаврика произвёл эффект солнечного луча, внезапно осветившего мрачное помещение. Все обернулись к нему. - Помните, что Платон говорил? Для перехода из одного мира в другой нужна какая-нибудь вещь с той стороны, она будет как компас.
  - Только у нас нет вещи из того мира.
  - Вещи нет, - легко согласился Гаврик. - Зато у нас есть Серёжа, чтобы попасть в нужный мир, и жетон, чтобы найти Платона.
  - Всё равно сил не хватит.
  - Может, и хватит, если вместе.
  - Есть только один способ проверить, - Аня решительно взяла Гаврика за руку и вдруг вскрикнула.
  Подул ветер, хлопнуло на сквозняке окно. Запахло грозой. Воздух в нескольких метрах от них дрогнул и начал уплотняться, сгущаться в мутное туманное пятно. Оно казалось живым и стремительно приобретало гуманоидные очертания.
  - Надо уходить. Срочно!
  - Что это?
  - Не обращайте внимания! Беритесь за руки! - скомандовал Даня и грозно зыркнул на Серёжу. - Ты тоже.
  Серёжа растерянно обвёл ребят взглядом и обнаружил, что с одной стороны в него уже вцепился Гаврик. Он хотел взять за руку Аню, но Даня вклинился между ними - пришлось крепко сжать его сухую тёплую ладонь.
  С трудом оторвав взгляд от пятна, силящегося стать человеком, Серёжа вдруг понял, что их ряжом уже три или четыре. Гаврик по левую руку от него крепко зажмурился. В этот миг воздух вдруг задрожал прямо у Серёжи перед носом, в самом центре их маленького круга: там начало формироваться очередное мутное пятно - быстрее, чем все прочие. Мгновение - и из аморфного сгустка проступила неестественно широкая, похожая на оскал улыбка. Аня взвизгнула и дёрнулась. Над оскалом появились глаза, холодные и бездушные, а в следующую секунду бестелесная фигура ринулась прямо на Серёжу, заставив его вскрикнуть, непроизвольно крепче стиснув пальцами чужую руку, - и проглотила его.
  
  *
  В пустой белой комнате они были вдвоём: придя в себя, Серёжа увидел рядом только Даню.
  - Что это было? Где Аня и Гаврик? С ними всё в порядке?
  - Понятия не имею, - зло ответил тот - Ищейки нас нашли, мы не успели завершить телепорт. Может быть, их тоже поймали и держат взаперти. - Он резким, неожиданным для Серёжи движением ухватил его за грудки и встряхнул. - Это всё ты, я сразу понял! Признавайся, это они тебя подослали?
  Серёжа, ещё не совсем пришедший в себя, попытался вывернуться, но не сумел - только треснула горловина старого свитера. Даня ослабил хватку и перестал трясти его как грушу, однако не из-за попорченной одежды, а потому что посреди стерильно белоснежной стены выступил золотистый контур двери. Когда она распахнулась, на пороге появился высокий мужчина с холодными, бездушными глазами.
  - Джентльмены, - он учтиво наклонил голову. - Одному из вас придётся пройти со мной. Сергей, прошу.
  Серёжа почувствовал, как ноги против воли несут его к двери. Остро ощущая собственную беспомощность, он оглянулся на Даню, но тот застыл как вкопанный, то ли не имея возможности, то ли не желая сдвинуться с места. Серёжа остался один на один с неизвестным врагом.
  Впрочем, это произошло не сразу: сначала его просто поместили в другую комнату, мало чем отличавшуюся от предыдущей - если не считать накрытого стола, от которого пахло жареным мясом и свежим, горячим хлебом. У Серёжи тут же заурчало в животе, и он вспомнил, что сегодня пропустил обед, потому что Милена Витальевна заперла его после того, как на него полезли те двое кретинов в приюте. Сейчас всё это казалось таким далёким, будто происходило не с ним, а где-нибудь в кино или во сне.
  Ждать пришлось едва ли не целую вечность, но к еде Серёжа, несмотря на соблазн, так и не притронулся - мало ли что они туда подсыпали. Держался он, однако, из последних сил и даже тихонько вздохнул с облегчением, когда его вновь посетил чужак с оскалом.
  - Извини, Сергей, пришлось задержаться, - любезно начал он. - После того как мы тебя увели, твой друг захотел с нами поговорить и рассказал обо всём, что нас интересовало. Так что тебе нечего бояться и не нужно ничего скрывать от нас.
  Этот странный тип изобразил дружелюбную улыбку, от которой у Серёжи кровь стыла в жилах.
  - Что же ты ничего не ешь? - продолжал Оскал. - Не стесняйся, Сергей, тут всё для тебя. Угощайся.
  - Спасибо, я не голоден, - выдавил из себя Серёжа. - Что вам от меня нужно?
  Оскал улыбнулся с деланным сочувствием.
  - Нет смысла во всём себе отказывать, Сергей. Еда ничего не стоит, это всего лишь проявление гостеприимства.
  - А я, значит, ваш гость?
  - Разумеется. Но ты прав: нам было бы приятно получить кое-что в знак подтверждения взаимности нашего дружеского расположения. - Оскал прибавил это достаточно быстро, чтобы Серёжа не успел заявить, что как гость имеет право не обременять хозяев своим присутствием. - Сгодится самая малость, любой приятный сувенир. К примеру, компас или армейский жетон...
  - У меня ничего такого нет.
  Оскал цокнул языком.
  - А твой приятель утверждает, что есть.
  - Врёт.
  Оскал подошёл к столу, уселся на невесть откуда появившийся стул и постучал подушечками пальцев по столешнице.
  - Видишь ли, Сергей, ты попал в уникальную ситуацию. Ты обладаешь особыми способностями и можешь, среди прочего, перемещаться между мирами. Это очень ценный дар, доступный не каждому. Он может быть необычайно полезен для нас, поэтому мы хотели бы предложить тебе сотрудничество.
  - В плане? - Серёжа вскинул брови с наигранным апломбом.
  - Такие люди, как ты и твои спутники, обладают особыми навыками, которые делают вас аномалиями, - с готовностью пояснил Оскал. - Используя ваши способности, вы нарушаете все законы физики. Вы чужие в любом из миров, где бы вы ни появились, и ваши действия неизбежно ведут к их разрушению. Вы своего рода ошибка системы, нарушающая естественный баланс, что ведёт к неминуемому краху Вселенной. Это плохо, Сергей. Миры созданы не для того, чтобы их разрушали неосторожными манипуляциями с энергией. Однако такие, как ты, могут не только разрушать, но и приносить пользу.
  Всё это звучало сомнительно, но Оскалу удалось раздразнить любопытство Серёжи.
  - Каким образом? - спросил он, недоверчиво вглядываясь в безжизненное лицо собеседника.
  - Всё очень просто, Сергей. Ты можешь помочь нам в выявлении и обнаружении нарушителей. Тех, которые сами не ведают, что творят, и не отдают себе отчёта в том, что своими действиями подводят Вселенную к краю пропасти.
  - И что будет с моими друзьями? Они, как я понимаю, тоже нарушители.
  - Какими друзьями? С тем заносчивым мальчишкой, которого ты едва знаешь и который винит тебя в пропаже своих друзей? Они, кстати, тоже у нас и в полном порядке.
  Это уже было любопытно.
  - А что за это будет мне? - нахально поинтересовался Серёжа. Оскал, однако, не заметил сарказма в его тоне: этот язык был ему понятен.
  - Во-первых, ты будешь способствовать сохранению баланса, а это уже немало. На такое способен не каждый, а все миры нуждаются в защите. Мы стараемся обеспечить их безопасность, но нас слишком мало, наших сил не хватает, и нам нужна помощь. Свежие кадры, так сказать. - Оскал сделал короткую паузу. - Во-вторых, ты сможешь безбедно жить в любом из миров, который выберешь. Даже в своём собственном.
  - Как это?
  - Ты можешь создать целый новый мир - для себя. И всё в нём будет устроено так, как ты захочешь. Например, у тебя снова будут родители.
  - Мои родители умерли, - резко сказал Серёжа.
  - Здесь это не имеет значения. В своём мире ты сможешь их вернуть.
  Серёжа отвернулся к панорамному окну и прислонился лбом к стеклу. Ему не хотелось, чтобы Оскал видел его лицо.
  - Подумай, Сергей, но не слишком долго. Я оставлю тебя на время.
  - А если я откажусь?
  Оскал помедлил.
  - Если ты к этому не готов, ты можешь просто отдать нам жетон, пойти спать и уже завтра очнуться в приюте, забыв обо всём этом.
  - Нет у меня никакого жетона.
  Наверное, это было не очень хорошо, но, произнося эти слова, Серёжа ощутил внутреннее злорадство.
  - Подумай, Сергей. Второго шанса у тебя не будет.
  Оскал успел медленно дойти до двери и взяться за ручку. И тогда Серёжа решился.
  - У меня нет жетона, но я могу его достать. Только для этого придётся кое-что сделать.
  
  *
  Платон сидел на потёртом диване, поджав под себя одну ногу и вытянув другую - с тех пор как он заработал хромоту, с комфортом расположиться по-турецки ему уже не удавалось. Травме, не исцелявшейся до конца никакими известными методами, он был обязан ищейкам. Охота на него велась постоянно: никто не любит отступников. На этот раз им почти удалось его поймать. Если его найдут, у них будет масса вариантов, как поступить дальше. Платон сам не знал, что страшнее: полное уничтожение или стирание личности и возвращение в строй. Однако он понимал, что во втором случае его непременно используют, чтобы заманить в западню ребят - его или других, не столь важно, - поэтому такое развитие событий было для него неприемлемым.
  Теперь перед ним стояла трудная задача: вернуться к своим подросткам из другого мира, не имея с ними никакой прямой связи, он не мог. К тому же, столкновение с ищейками и отправка Серёжи к ребятам истощили его силы. Платон едва сумел вывернуться сам, потратив на это последние крохи ресурсов. Он остался в одиночестве, беспомощный, как слепой котёнок, но беспокоило его не это. Как ребята примут Серёжу? Не наделают ли глупостей по шалости или из благородства? Сообразят ли затаиться и не отсвечивать, пока он сам не придумает способ до них добраться? Ставки были слишком высоки, чтобы рисковать любыми воздействиями на материю - как для них, так и для него: ищейки сейчас наверняка отслеживали любые манипуляции подобного рода с утроенным энтузиазмом, чтобы разыскать беглецов.
  Увы, Платон ничего не мог им противопоставить, и это его удручало. Всем нужна надежда, но в этот миг зачерпнуть её было неоткуда: последнюю возможность прорвать ткань реальности и попасть в нужный ему мир Платон потерял вместе со своим жетоном. Он даже не смог уйти с Серёжей сам - заряда оставалось всего на одного, а зачерпнуть энергию не вышло: ищейки перекрыли для него доступ к источнику.
  Мгновения складывались в минуты, минуты превращались в часы. Платон думал. Решение не приходило. Разве что попробовать сдаться? Пробраться в штаб охотников, попытаться запудрить им мозги и украсть какой-нибудь годный источник энергии, чтобы всё-таки вернуться к своим ребятам? Но план был слишком туманным и рискованным. Его могли использовать, чтобы поймать их всех. И, кроме того, с чего он взял, что так уж нужен этим подросткам? Быть может, именно его появление в их жизнях привлекло к ним интерес ищеек - и тогда лучшее, что он мог сделать, было вывести их из игры и предоставить самим себе. Уйти тихо, по-английски, не прощаясь. Платон устало потёр лицо ладонью.
  Воздух совсем рядом заискрил. Это заставило его напрячься и подобраться - однако секундами позже рядом появились вовсе не те, кого он опасался увидеть.
  - Серёжа! - удивился Платон. - Аня, Гаврик, Данька, и вы тут!
  Не зная, пугаться ему или радоваться, он торопливо поднялся на ноги и оправил брюки, оставив безвольно распластавшийся змеёй галстук валяться на диване. Гаврик, просочившись между старших, подбежал и обнял Платона.
  - Как хорошо, что ты живой!
  - Естественно, живой, что со мной сделается, - ворчливо ответил Платон и провёл рукой по светлой макушке. - Как вы тут оказались?
  - Нас ищейки поймали, - небрежно обронил Даня, сунув руки в карманы. - Когда мы все вместе попытались открыть портал, чтобы тебя найти. А потом Серёжа придумал план, как нам их обхитрить и снова собраться всем вместе.
  - Я сказал, что согласен на них работать и что уговорю остальных.
  - А когда нам дали встретиться, мы все сделали вид, что пытаемся выполнить их задание, но на самом деле думали о том, как тебя найти, - и вот мы здесь! - добавила Аня, с трудом сдерживая счастливую улыбку.
  - Ищейки хотели забрать твой жетон, но мы не отдали - сказали, что это наш общий генератор и талисман. Вот. - Металлическая бляха на цепочке перекочевала из руки Дани в ладонь Платона.
  - Спасибо, ребята, - серьёзно поблагодарил он. - Вы большие молодцы. Я рад, что вы в порядке. Только...
  - Наивные дети, - голос прогремел сразу со всех сторон, гулко резонируя от стен. - Вы думали, что сможете нас обмануть.
  Ребята сбились в кучу вокруг Платона и завертели головами в поисках источника звука. Вид они при этом имели испуганный, но воинственный.
  - И ты, Платоша, самый наивный из них, - невозмутимо продолжал Голос. - Неужели ты не понял, что они будут искать тебя, что бы ни случилось и где бы ты ни спрятался? Бежать бесполезно: если тебя не найдём мы, найдут они. А мы просто пройдём следом.
  Аня виновато посмотрела на Платона.
  - Нам не нужно было приходить, да?
  Он несильно сжал ладонью её угловатое плечико.
  - Вы всё сделали правильно, Аня.
  Беда была в том, что Голос был прав: Платон не стремился к этому нарочно, но дети привязались к нему. Они знали, что он не сможет вернуться, и пришли сами - вопреки осторожности и здравому смыслу. Это было так же приятно для него, как опасно для них. Вечно так продолжаться не могло.
  - Мы знаем, о чём ты думаешь, Платон, - не унимался Голос. - Эти ребята смогли открыть портал, ведущий к тебе, - значит, смогут открыть и другой, и ещё не поздно сбежать с ними. Но тебе известны правила: пятеро не могут уйти вместе. Кому-то придётся остаться. Мы не злодеи: мы обещаем, что не тронем твоих птенцов, если ты добровольно согласишься на сотрудничество.
  - Добровольно? Вообще-то, это называется шантаж, - фыркнул Платон.
  - У вас есть две минуты. Можете попрощаться.
  - Даже не думай, - угрожающе буркнул Даня, глядя на Платона. - Мы же специально за тобой сюда пришли! Мы тебя не оставим.
  - Что они имеют в виду? - не понял Серёжа. - Почему мы не можем уйти все вместе?
  - Законы сохранения материи, будь они неладны, - откликнулся Платон. Давать технические объяснения сейчас было проще, чем говорить о предстоящей разлуке. - Каждое перемещение из мира в мир - это воздействие на ткань мироздания. После набора определённой критической величины последствия становятся непредсказуемыми.
  - То есть?
  - Кого-то может просто распылить на атомы, причём неизвестно, кого именно, - сказал Гаврик. - Это все знают: впятером нельзя.
  Серёжа моргнул.
  - Странное какое-то правило. Почему именно пять? А если будет четыре человека и собака? Кто-нибудь это правило проверял?
  - Кто проверял, те уже не могут рассказать.
  - Кто вообще его установил? Не сами ли ищейки? Может, это всё неправда?
  Мальчишки и Аня переглянулись, Платон хмыкнул.
  - Мысль дельная. Проверять её мы, конечно же, не будем. - Не мог он так рисковать - никем из ребят. - Лучше пообещайте, что не будете меня искать.
  - Ни за что! - решительно заявил Даня.
  - Правильно, - поддержал его Гаврик. - Мы своих не бросаем! Верно я говорю?
  - Верно, - кивнула Аня. - К тому же, мне кажется, Серёжа может быть прав. Почему здесь до сих пор нет ищеек? Только запугивают нас, а сами носа не покажут. И кстати, прошло уже больше двух минут, я засекала.
  - Да они просто боятся! - ухмыльнулся Даня.
  - Вот и я об этом. Что если впятером мы можем больше, и это их пугает? Допустим, им действительно нужно было найти Платона, но сами они не смогли и потому использовали нас. И мы справились, хотя нас было всего четверо! А теперь мы впятером, и им страшно, поэтому они так стараются нас разделить.
  - Ну, наконец-то, - улыбнулся Серёжа. - Именно об этом я и пытаюсь вам сказать.
  Платон потёр щетинистый подбородок.
  - А что, неплохая теория.
  - Отличная!
  - Пожалуй, такую я даже был бы не прочь проверить. Давно пора задать перца этим гадам.
  - И с чего начнём?
  - Есть у меня одна идея. Встаньте в круг!
  - Это против правил. Вы совершаете ошибку, - зашипел Голос.
  - Смотрите, кто заговорил. Отвали, - отмахнулся Платон. Сам он тоже встал вместе с ребятами, взяв за руки Даню и Гаврика. - Давайте, на счёт три. Раз. Два. Три!
  Мощный поток энергии заполнил внутреннюю часть круга, озарив пространство тёплым оранжевым светом. Когда в центре сияния проступили очертания зелёной лужайки, Платон скомандовал: "Вперёд!"
  Он качнулся, будто и сам собирался сделать шаг - и выпустил ладони Гаврика и Дани. Последним импульсом, который он вложил в их контакт, стало забвение. Когда ребята придут в себя, они не вспомнят этих последних мгновений и того, что свело их вместе. Платон позаботился о том, чтобы они не вспомнили и о нём: в жетоны всех ищеек была заложена функция удаления лишней информации из сознания несведущих обывателей. Теперь он мог быть уверен: ребята не станут его искать - и скучать по нему тоже не будут.
  - Берегите друг друга, - пожелал Платон напоследок в закрывающийся портал. Серёжа был прав: тем, кто пытается подстроить весь мир под себя, прикрываясь надуманными правилами, иногда нужно дать отпор. Только делать это должны не дети.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"