Крупкина Дарья: другие произведения.

Демоны и чародеи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Демоны и чародеи

     Закончено
    🗡 Фэнтези   Повесть, вне серий
    Эллери дель Тери, леди Третьего Дома, госпожа Терновника, вызывает демона из Бездны. Она достаточно сильная колдунья, чтобы заставить его служить - и пойти на сделку. Демон поможет завоевать ей мир, а душа колдуньи будет принадлежать ему. Но зачем госпоже Терновника мир? И так ли прост вызванный Герцог Бездны?
       

     


  Горсть розовых лепестков упала на жаровню, и они тут же начали сворачиваться, тлея на концах. Капля ароматического масла - и в натопленной комнате повис густой запах дуба и лилии. Тяжелые портьеры, которыми занавешены окна, массивная мебель, ткань, натянутая на стенах, - все впитывало жар и ароматы. И даже непосвященный почувствовал бы магическую энергию, так и бурлившую в помещении. Вся она стягивалась к фигуре перед жаровней.
  Небольшая тонкая девушка в воздушном серебристом одеянии, которое ничуть не скрывало фигуру и скреплялось двумя маленькими брошками на плечах. Такое могли себе позволить только знатные дамы Семи Домов. Но даже если не видеть богатства комнаты, девушку никак нельзя было причислить к простолюдинкам. Гибкое тело, не привыкшее к тяжелой работе, тонкие пальцы, никогда не знавшие мозолей, гладкая белая кожа - слишком бледная, по мнению модниц столицы. Впрочем, модницы недовольно сморщили бы носики и при виде разметавшихся по спине девушки густых светлых локонов. Это в то время, когда самым актуальным считались высокие прически с лентами!
  Впрочем, девушку нельзя было назвать красавицей. Скорее, в ней привлекало нечто иное, что сквозило в ее облике, в каждом ее движении. Загадка, манящая тайна, к которой так хочется если не найти ключик, то хотя бы прикоснуться.
  Впрочем, никто бы не осмелился без позволения прикоснуться к Эллери дель Тери, леди Третьего Дома, госпоже Терновника.
  Отвернувшись от жаровни, девушка прошлась взглядом по изгибам каждого знака, начертанного на полу. Они жались к меловому кругу, но центр его оставался пуст. Эллери едва заметно кивнула и, взяв со стола пригоршню сухих лепестков, кинула их в круг. На мгновение они вспыхнули синеватым пламенем, но тут же погасли и остались лежать на меловых узорах совершенно невредимые.
  Девушка сама шагнула в центр круга. Прикрыв глаза, она начала шептать слова на давно забытом языке, мешая его с тем, что был известен по всему Сумеречному миру. И тугие жгуты магии еще больше сжимались вокруг хрупкой фигурки, сила пульсировала в меловых линиях, они наливались светом. Неожиданно в комнату влетел порыв холодного ветра, свечи погасли, а Эллери открыла глаза.
  Перед ней стояла фигура, смутно напоминающая человеческую. Она состояла из языков пламени, в которых с трудом угадывались руки, ноги и массивный торс с маленькой головой.
  - Кто осмелился вызвать меня? - проскрежетал голос, который явно не мог принадлежать человеку.
  - Я!
  Она не дрогнула и вообще не казалась испуганной. Впрочем, девушка действительно не боялась: как бы ни был страшен и могущественен вызываемый, он не мог пересечь тщательно вычерченный круг. Демон помедлил несколько секунд и принял более привычное для человека обличье: красивый молодой мужчина в черном шелке.
  - Я так понимаю, что понадобился для дела?
  В его голосе сквозила такая насмешка, что уголки губ Эллери невольно приподнялись в улыбке.
  - Разумеется, - кивнула она. - Неужели благородный демон мог подумать, что я побеспокою его ради пустяка?
  - Смотря что считать пустяком, миледи.
  - Мне нужна твоя помощь и поддержка, чтобы достигнуть своих целей.
  - Если ты смогла вызвать меня, значит, достаточно сильная магичка. Зачем тебе я?
  - Мне нужна твоя помощь и поддержка.
  Внезапно брови демона сдвинулись, его фигура поплыла, снова превращаясь в сполохи огня. Он сделал шаг вперед, к самому кругу, и прошипел:
  - Имя!
  Меловой круг опасно засветился, но девушка оставалась спокойна. Она четко произнесла:
  - Эртан Териол Сентиналь, Шестой герцог Бездны.
  Огонь мгновенно обратился в фигуру: он действительно не ожидал, что какая-то девчонка может знать истинное Имя одного из древнейших демонов. Оно передавалась как великая мистическая тайна. Даже лучшие маги, виртуозно обращающиеся с Сумраком, знали о Бездне только понаслышке и понятия не имели об именах демонов. Откуда подобное знание могло попасть к юной выскочке?
  Сжав губы, герцог Бездны преклонил колено перед Эллери: древние законы действовали, сам Сумрак контролировал их. И даже демон вынужден подчиняться человеку, который знает его Имя.
  - Готов услужить госпоже, - он вскинул голову, его глаза сверкали. - Что прикажет леди?
  - Ты будешь помогать мне, окажешь поддержку.
  - Мне нужна плата.
  - Чего ты хочешь?
  - Твою душу, разумеется.
  - Бери.
  Брови демона вторично приподнялись в удивлении. Девушка оставалась по-прежнему спокойна, и герцог Бездны чувствовал, что это отнюдь не наигранно. Она так легко расстается с душой? Отдает ее демону без надежды на перерождение? Либо она безумна, либо ей нечего терять.
  Медленно, очень медленно герцог Бездны поднялся, и его лицо оказалось чуть выше лица Эллери. Их разделяла только неприступная для демона линия мела и не больше локтя расстояния. Прищурившись, демон заглянул в глаза девушки. Он не был человеком, и его ничуть не интересовала их красота, но видел он гораздо глубже, его интересовало нечто, скрытое от взгляда людей.
  Зрачки демона расширились, он отвел глаза.
  - Я выполню условия сделки, - медленно сказал герцог Бездны. - Ты получишь мою помощь и поддержку. А я заберу твою душу после смерти.
  - Я, Эллери дель Тери, леди Третьего Дома, госпожа Терновника, принимаю твои условия.
  - Я, Эртан Териол Сентиналь, Шестой герцог Бездны, принимаю твои условия.
  После обмена ритуальными фразами договор считался заключенным, оставался только один пункт - клеймо на теле человека, "поцелуй демона". Медленными движениями Эллери расстегнула две броши на плечах, чтобы полупрозрачная ткань упала к ее ногам. С довольной усмешкой демон оглядел ее.
  - Когда-нибудь твое тело тоже будет моим.
  Глаза девушки едва заметно расширились, но отступать она не хотела, да уже и не могла. Герцог Бездны нагнулся, поморщившись от боли при пересечении круга, который не причинил ему вреда только потому, что договор уже считался заключенным. Он прикоснулся губами к телу девушки, чуть повыше правой груди, и впервые за вечер Эллери ощутимо вздрогнула. Поцелуй демона походил на каленое железо, каким ставят клеймо скоту.
  Выпрямившись, герцог Бездны довольно посмотрел на маленький круг, оставшийся над грудью девушки. Действительно похожий на клеймо или татуировку он был не больше монеты, со странными символами внутри.
  - Постарайся не показывать его людям, - демон улыбался. - Не очень-то любят связавшихся с Бездной. Так не любят, что сразу в костер. Впрочем, тогда твоя душа быстрее придет ко мне. До встречи, милая.
  Герцог Бездны исчез, и только тогда девушка позволила себе в изнеможении опуститься на пол.
  
  Песнопения жрецов из боковой комнаты вплетались в тонкий перезвон колокольчиков. Они были повсюду развешаны в храме и звенели от малейшего дуновения ветерка. Когда человек впервые попадал в храм столицы, его ошарашивали размеры - и звуки. Не сразу паломник мог разглядеть сотни маленьких колокольчиков.
  Вечером по всему храму зажигали множество свечей, так что колонны поблескивали черным ониксом т выглядели особенно таинственно. А многочисленные живые цветы наполняли прохладный воздух сладковатым ароматом.
  В задней комнате, отделенной от остального храма серебристой занавесью, стояла самая ценная статуя храма - та, которую позволялось видеть лишь жрецам и высокородным господам. Для простых горожан занавесь отдергивалась только два раза в год, во время праздников зимнего и летнего жертвоприношения.
  Треть комнаты представляла собой возвышение, на котором и стояла статуя. От остальной комнаты возвышение разделяло семь ступеней, именно на них сидела одна из жриц.
  Пышная юбка темного одеяния разметалась по ступенькам, руки охватывали тонкие серебристые браслеты, на голове - обруч, который терялся в густых черных волосах. От него на виски спускались нити, состоящие из священных кристаллов, которые тонко звенели друг об друга при любом движении головы. Прикрытые глаза жрицы, спокойствие ее лица и едва заметно шевелящиеся губы - все говорило о том, что девушка молится. Но умиротворение и парадное одеяние не могло обмануть - жрецы и жрицы Невертара всегда имели при себе остро заточенный кинжал или тщательно запрятанный яд. Они умели быть идеальными машинами для убийства. Во славу своего бога, разумеется.
  Человек, бесшумно вошедший в комнату из-за занавеси, знал, что у жрицы наверняка имеется при себе нож, который она способна достать за считанные мгновения. Достать - и применить.
  Но только не против него, Его Величества Рэнтара Эуалевира, лорда Третьего Дома, господина Розы, владыки Лостфола, Истхайда и Речных земель.
  Его Величеству едва исполнилось двадцать два, он был молод, подвержен изменениям настроения и терпеть не мог собственный пышный титул. По большому счету, он был совершенно не готов принять бразды правления и при крепком здоровье отца не собирался этого делать ближайшие лет двадцать. Он проводил время в охоте и написании стихов в своем замке в Истхайде, откуда его спешно и вызвали, когда Его Величество Миртор Эуалевир скоропостижно скончался от чахотки. Злые языки шептались, что это была вовсе не чахотка, а подарок то ли какой-то ведьмы, то ли шлюхи. Последних король любил с особым упорством, так что слухи имели основания, но открыто никто об этом не говорил.
  Вот так, совершенно неожиданно для себя, полгода назад Рэнтар стал владыкой мощного и сильного государства, которому принадлежала большая часть земель Третьего Дома. Только он совершенно не представлял, что же делать со всем этим дальше.
  Жрица на ступенях резко обернулась и смерила короля недовольным взглядом:
  - Я же просила не мешать мне во время молитв!
  Рэнтар сделал короткий кивок в сторону статуи, тем самым, приветствуя бога, и только после этого посмотрел на девушку.
  - Прости, Тэрис. Я думал, ты уже закончила.
  - Почти.
  Снисходительно улыбнувшись, девушка поднялась на ноги, сделав завершающий жест - символ Невертара. После этого Тэрис подошла к брату и сделала благословляющий жест. Рэнтар вздрогнул: разумеется, он получал благословение и от самого главного жреца, но до сих пор считал, что жест невесты Невертара - высшей жрицы - обладает огромной силой.
  - Ты еще не передумал? - как бы между делом поинтересовалась Тэрис.
  Будь Рэнтар хоть чуточку наблюдательнее, он бы без труда заметил, как застыла девушка в ожидании ответа, насколько он был важен. Но король только пожал плечами:
  - Разумеется, нет! Хотя, признаться, начинаю сомневаться в правильности...
  Тэрис резко подошла к брату и взяла его голову в свои руку, чтобы заглянуть в глаза - такие же зеленые, как у нее самой.
  - Никогда не сомневайся! Король не имеет на это права. Решение уже принято.
  На миг Рэнтар испугался той силе, которая звучала в словах Тэрис, ее решительности. Рот короля приоткрылся, как будто он хотел что-то сказать, но потом сжался, и юноша кивнул. Он - король. Он принял решение. И теперь не отступит от него.
  - Это твоя воля, - сказала Тэрис.
  Отпустив брата, она снова непринужденно улыбнулась и добавила:
  - Или Невертара.
  От этих невинных слов внутри короля почему-то похолодело.
  
  - Я хочу ее видеть.
  - Госпожа не позволила допускать кого-либо к себе.
  - Все демоны Бездны, я ее брат и имею право видеть!
  Служанка испуганно потупилась, но Кэйран и не думал обращать на нее внимание. Мягко ее отстранив, он зашагал по коридору поместья, направляясь к комнате сестры. Когда-то он сам жил в этом доме, но после смерти родителей предпочел отправиться в "самостоятельное плаванье", к тому же, оставленное состояние вполне позволяло отстроить для него и его молодой жены новый дом, оставив этот второй из рода дель Тери.
  - Эллери?
  Кэйран постучал, но никто ему не ответил. Он помешкал пару секунд, потом все-таки попробовал толкнуть дверь, и она действительно оказалась не заперта.
  Лорда Третьего Дома, господина Чертополоха, встретил полумрак. Свет давал только десяток свечей, расположившихся на столике около огромной кровати. Впрочем, сейчас на ней были только смятые простыни и ничего больше. В воздухе будто бы витало что-то тревожное.
  - Эллери? - Кэйран положил руку на эфес меча. На всякий случай. Будучи господином Чертополоха, воином, он всегда больше полагался на оружие, нежели на случай.
  Ему не пришлось долго ждать. Из-за пышного полога кровати буквально выплыла девушка. Растрепанные волосы разметались по обнаженным плечам, воздушная сорочка была настолько длинной, что волочилась по полу. Стоило девушке увидеть брата, ее глаза невольно расширились:
  - Я не ждала тебя так рано
  - Прибыл, как только получил твой зов. А слуги сообщили, что ты заперлась в своей комнате и никого не желаешь видеть. Что случилось?
  - Ничего. Я просто хотела отдохнуть. И с твоей стороны было очень невежливо врываться подобным образом.
  Кэйран подошел к сестре.
  - Эли, что происходит?
  - Неужели покинув родной очаг, лорд Третьего Дома и глава дель Тери позабыл о хороших манерах?
  Кэйран ненавидел, когда ему напоминали, что именно он теперь глава семейства дель Тери. Пусть этот род был немногочисленен и никогда не относился к сильнейшим в Третьем Доме, но титул буквально давил своей тяжестью, поэтому Кэйран предпочитал о нем не задумываться и просто выполнять свои обязанности. И Эллери об этом прекрасно знала.
  - Не забывайся, дорогая. Я отлично помню о манерах, но волновался за тебя.
  Только теперь он заметил на руках девушки тонкие, едва различимые порезы. Будто ниточки, они опоясывали ее запястья, струились до самых локтей. Кэйран резко схватил ее за руку:
  - Это еще что такое?
  - Немедленно отпусти меня!
  И не подумав повиноваться, Кэйран обогнул полог, потянув за собой Эллери, и с другой стороны кровати его глазам предстали знаки, написанные на полу кровью. Тут же горело несколько свечей, лежала открытая книга и тонкий серебряный нож. Кэйран неплохо владел многими видами оружия, кинжалы были его любимцами, только ножа подобной работы он никогда не видел.
  - Что ты здесь творишь? - Кэйран повернулся к сестре.
  Она зашипела от боли, но вырвать руку так и не смогла.
  - Во имя Сумрака, Кэйран! Я - госпожа Терновника, и могу заниматься магическими делами, не отчитываясь перед братом.
  - Ты забываешься. Я не только твой брат, но и глава рода. Поэтому должен быть в курсе твоих идиотских дел!
  - Отпусти ее.
  Спокойный голос непринужденно рассек пространство, вмешался в объективную реальность и стал его частью. Кэйран мог поклясться, еще минуту назад в комнате не было никого, кроме них с сестрой. Но теперь из-за ее спины вышел невысокий мужчина, одетый в черный шелк. Скользнув взглядом по брату с сестрой, он прикоснулся к пальцам Кэйрана, сжимавшим запястье Эллери, и глава дель Тери, вскрикнув, отнял руку. Ему показалось, его опалило настоящее пламя. На миг он заметил, что в темных глазах неожиданного гостя мелькнуло то же пламя.
  - Что происходит? - пробормотал Кэйран, отступая на шаг.
  Незнакомец стоял за спиной Эллери и улыбался. Его тонкие пальцы скользнули по плечу девушки, отбрасывая с него пряди светлых волос. Он прикоснулся губами к коже и, не отрываясь, взглянул на Кэйрана. Тот отступил еще на шаг.
  - Знакомьтесь, - спокойно сказала Эллери. - Мой брат Кэйран дель Тери, лорд Третьего Дома и господин Чертополоха. А это - Шестой герцог Бездны. Извини, его Имени назвать не могу.
  Выпрямившись за ее спиной, герцог уже открыто улыбался. Кэйран переводил полный ужаса взгляд с него на сестру и обратно.
  - Что же ты творишь, Эли...
  - Я? Вызываю демона, чтобы он помог в моих планах. Кстати говоря, за тобой я послала по той же причине.
  - Хочешь, чтобы я помог?
  - Конечно.
  - В чем? Чего ты хочешь?
  - Завоевать мир, разумеется.
  Эллери шагнула вперед, и Кэйран невольно отстранился. Но девушка не смотрела на него: она опустилась на колени перед книгой и указала на кровавые следы на полу. Кэйран был вынужден приблизиться к ней, краем глаза заметив, что усмехающийся герцог остался стоять на месте.
  Со своего положения Кэйран видел небольшое клеймо над правой грудью сестры, и это заставило холодок пробежать по его спине. Саму Эллери куда больше волновали кровавые знаки: при ближайшем рассмотрении оказалось, это карта, написанная довольно подробно и четко. Палец Эринеи увлеченно водил по ней:
  - Смотри. Некогда могущественные земли Третьего Дома разбиты на множество королевств, так что если мы будем действовать по-умному - и с помощью герцога Бездны - нам удастся без труда подчинить их все, а затем объединить под новой властью, властью рода дель Тери. Сначала мы отправимся на запад, старый лорд Норэлл без труда падет перед нами. Потом займемся Уотерхэйзом, мелкими землями вокруг, и, наконец, Лостфоллом и Истхайдом.
  Эллери еще долго говорила, водя пальцем по кровавой карте, а Кэйран следил за ее движениями и боялся пошевелиться. Затылком он буквально чувствовал полный насмешки взгляд герцога Бездны.
  
  В ту ночь Кэйран спал плохо. Всю ночь ему снились озаренные огнем Бездны глаза герцога, клеймо на теле сестры и реки крови. В ужасе он просыпался весь в поту и тяжело дышал, пытаясь восстановить душевное равновесие. Но стоило ему уснуть, и перед глазами вновь вставали ужасные картины. Наконец, Кэйран сдался видениям и решил попросту больше не спать. Утром они отправятся в столицу, а там, может быть, сны и прекратятся. К тому же, внутри Кэйрана зрело убеждение, что все происходящее - иллюзия и глупости. Может быть, Эллери даже немного безумна. Но стоит им добраться до Вестхайда, честолюбивые планы сестры рухнут, она поймет, что все это бессмысленно, лорд Норэлл никогда им не починиться. У дель Тери и воинов-то не было толком!. Конечно, оставлять ее потом одну в замке было бы очень опрометчиво, но вряд ли Лиара будет возражать против того, чтобы Эллери немного пожила у них.
  Воспоминания о жене наполнили Кэйрана теплом. Он любил их скромное поместье на берегу реки, любил маленькие руки Лиары, ее мягкую улыбку и округлый животик, из которого вскоре должен был появиться их наследник.
  Может быть, Кэйран сделал большую глупость, что позволил Эллери и дальше заниматься магией. Не то чтобы он не любил господ Терновника. Все они были очень уважаемыми людьми, ведь именно им открыты тайны магии, они умеют взаимодействовать с Сумраком. Той таинственной субстанцией, которая, как говорят, похожа на туманную завесу и дает магию всему миру. Но в словах отца была определенная истина: нрав у Эллери, как у сноровистой, но не объезженной лошадки. Магия только раздувала ее огонь, а при тех способностях, которыми она обладала, делала еще и амбициозной. Потому отец и стремился как можно быстрее выдать ее замуж - а может быть, просто избавлялся от дочери, про которую упорно ходили слухи, что она рождена вовсе не от леди дель Тери, а молодой колдуньи, что пару зим гостила в замке. Тем более, Кэйран был почти уверен, что это правда. Да и отец никогда не скрывал, что они сводные брат и сестра.
  Жаль, он умер, так и не осуществив всех планов. А Кэйран оказался настолько добр, что не стал противиться яростному желанию Эллери, когда она вернулась домой после тех странных зим. Ему было проще выстроить собственное поместье, жениться и периодически наведываться в гости.
  Кэйран снова вспомнил Лиару и с этими приятными мыслями наконец-то уснул. Впрочем, когда пришла пора вставать, он чувствовал себя настолько разбитым, что подумал, лучше было и не ложиться. Слуги помогли ему справиться с утренним туалетом, а вещи собирать не пришлось: он еще не успел их разобрать.
  На улице толком не рассвело, морозный воздух пощипывал кожу, и Кэйран поднял повыше меховой воротник. Дыхание зимы ощущалось весьма отчетливо, и он предпочел бы переждать это время среди надежных стен, около теплого очага. Но Эллери была непреклонна: она хотела выйти как можно быстрее, и ждать весны ее совершенно не устраивало.
  Она сама уже была во дворе. Алый плащ, подбитый мехом, развевался за спиной, когда она ходила между людьми, отдавая последний приказания. Ее лицо разрумянилось, а выбившиеся из капюшона светлые пряди делали ее особенно прекрасной. В очередной раз Кэйран подумал, что зря протянул с ее замужеством. Теперь своенравную сестрицу уже не заставить, и плевать она хотела, кто здесь глава семьи. А ведь можно было породниться с каким-нибудь хорошим родом, может быть, даже с господами Розы, которые составляли королевские семьи всего Сумрачного мира.
  С досадой Кэйран подумал, что возможность точно упущена - когда увидел герцога Бездны. Эллери велела при людях называть его Кором, их дальним родственником, но Кэйрану казалось, никто не сможет принять эту ложь за чистую монету. И если даже не обладать проницательностью и не видеть огня Бездны в глазах герцога, его темные волосы и глаза ничуть не походили на светловолосых голубоглазых дель Тери.
  - Эй, братик, вперед! - Эллери помахала ему рукой. - Великие свершения ждут нас!
  
  Никто не смел прерывать уединения жриц, даже король. Но брат - вполне. Поэтому Рэнтар Эуалевир, лорд Третьего Дома, господин Розы, владыка Лостфола, Истхайда и Речных земель забыл обо всех титулах, едва ступил в храм Невертара, в ту его часть, где обитали жрецы. Никто из встречных его не остановил и не побеспокоил вопросом: слишком хорошо обитатели храма знали, чей брат Рэнтар.
  Он прошагал по коридорам, выложенным черным мрамором и постучал в дверь, казавшуюся плотно закрытой и неприступной.
  - Входи.
  Рэнтар толкнул дверь, и она поддалась с легкостью, казавшейся для такого массива просто неправдоподобной. С некоторым трепетом мужчина шагнул в комнату, и тотчас за полупрозрачной ширмой с диковинными птицами шевельнулся силуэт, и вышла Тэрис, закутанная в длинный шелковый халат цвета ночи.
  - Здравствуй, братик.
  В другой момент Рэнтар не преминул бы с любопытством оглядеться: в конце концов, даже он не часто бывал в покоях сестры. И каждый раз, попадая внутрь, он надеялся, что сможет различить новую деталь в полумраке комнаты. Каждый раз ему удавалось разглядеть то иссохшие фолианты, то голый человеческий череп, то какие-то травы. Неизменным оставалась только черная ширма из кружева, отделяющая от чужих глаз постель жрицы, да аромат благовоний, заползающий в ноздри.
  На этот раз Рэнтару было не до того, чтобы разглядывать обстановку.
  - Ты видела? - спросил он сразу.
  Тэрис равнодушно пожала плечами, поправляя завязки халата.
  - Ты о той девице, которая наскоком одержала верх над твоими соседями? Да, конечно, я слышала о ней. Очень способная.
  - Ее следующая остановка - мы.
  - Я сама поговорю с ней.
  - Что?
  Рэнтар с удивлением смотрел на сестру, та же явно наслаждалась произведенным эффектом и не спешила продолжить. Наконец, она улыбнулась.
  - Ты же отправишься к ней на переговоры, так, братик?
  - Она сама их захотела.
  - Разумеется. Даже этой выскочке понятно, что наши соседи были слабы и беспомощны, а мы - совсем другое дело. Лостфол и Истхайд всегда были неприступны, особенно под такой мощной защитой Невертара, как теперь.
  Рэнтар нахмурился. Он уважительно, хоть и с опаской, относился к божеству, но знал, что сестра никогда не будет поминать его просто так. И обычно это упоминание не сулило ничего хорошего.
  - Хочешь сказать, - медленно продолжил он, - дель Тери боится нас?
  - Может быть, она настолько самонадеянна, что нет. Только в любом случае, хочет прощупать твою мощь.
  - Я планировал послать ее и любые переговоры в Бездну, - пожал плечами Рэнтар.
  - Нет. Ты поедешь и посмотришь, что она собой представляет. А я отправлюсь с тобой.
  Рэнтар нахмурился, но не стал возражать. Он лучше кого бы то ни было знал способности и возможности сестры, невесты Невертара. Она сможет раскусить эту девчонку и посоветовать, что с ней делать. В конце концов, Эуалевир не принадлежал к тем владыкам, которые всенепременно хотят развязать войну со всеми вокруг, только чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Он слишком недавно взошел на трон. И еще плохо представлял, что делать.
  - Хорошо, - кивнул он сестре. - Собирайся. Вечером мы отправляемся.
  
  Местом встречи были назначены древние руины, находившиеся как раз на границе владений Рэнтара. Вся королевская свита была полна скептицизма: ну кто может назначить переговоры в подобном месте? Поэтому король приказал взять с собой максимум вещей, в том числе шикарные шатры, чтобы расположиться. Но оказалось, ничего из этого не требуется.
  У руин никогда не было названия. Никто даже не мог вспомнить, чем они были раньше. Просто стены да пара галерей, которые остались от небольшого мощного замка. Время его не пощадило, а людская память оказалась недолговечной.
  Какого же было удивление всего королевского двора, когда на месте привычных руин они увидели целый замок. Лишь с большим трудом в изящных башнях можно было узнать бывшие сооружения без крыши, а в увитой плющом крепостной стене увидеть бывшие развалины.
  - Какого... - прошептал Рэнтар.
  Он пришпорил коня, так что изящный жеребец помчался к носилкам, со всех сторон прикрытым черным шелком. Едва король приблизился, покрывало шевельнулось, и показалась Тэрис.
  - Что тут происходит, сестренка? - Рэнтар поравнялся с ней. - Тут должны быть руины, а не хорошо укрепленный замок!
  - Один ноль в пользу выскочки.
  Тэрис перевела взгляд с замка на брата, и ее массивные серьги тихонько звякнули.
  - Здесь воняет магией, Рэнтар. Разве ты не чувствуешь?
  Король нахмурился. Их семья никогда не отличалась сильными магическими талантами, но кое-что было всегда, некое минимальное знание, позволявшее чуять волшбу, хотя и не творить ее. Тэрис была права: Рэнтар тоже чувствовал, что воздух буквально вибрирует от магии. Оно будто бы в тугой клубок сжималось вокруг замка, до королевской процессии доходили пока лишь тонкие ниточки. Но и они казались чрезвычайно сильны.
  - Хочешь сказать... хочешь сказать, сестренка, замок был возведен магией?
  - Именно. Они взяли фундамент и старые стены, а потом подкорректировали их.
  - Каким же магом надо быть, чтобы сотворить подобное!
  - Сильным, - коротком ответила Тэрис. - Или пытающимся произвести впечатление. Давай уже быстрее доберемся.
  Рэнтар кивнул и снова направился во главу процессии. Несколько мгновений Тэрис еще смотрела на замок, потом вернула покрывало на место и откинулась на подушках. Только в одиночестве она позволила себе быть не такой спокойно сосредоточенной и нервно крутить кольцо на пальце.
  Магичка не пыталась произвести впечатление. Никто не тратит на демонстрацию такие силы, которые были бы нужны для жизни. А Тэрис чувствовала, чтобы сотворить такое, магу потребовалось бы отдать всю жизненную энергию - или растянуть строительство на года. Но тут все произошло за пару недель! Что же это за девица? Или ей кто-то помогает, кто-то невероятно сильный. Не менее сильный, чем Невертар, владыка боли.
  Вспомнив про бога, Тэрис решила не ломать голову над загадкой. В конце концов, уже вечером они увидят своего неожиданного противника и смогут оценить. А пока - пока можно немного помолиться. И сложив руки в молитвенном жесте, Тэрис прикрыла глаза и начала шептать слова своему грозному богу.
  
  Кор сидел на окне, но ничуть не боялся вывалиться наружу. Даже в человеческом облике он был неуязвим, а значит, его мозги вовсе не смогут красиво растечься по грубым булыжникам, которыми вымощен двор. К тому же, он обладал прекрасной координацией, куда лучше человеческой, так что вряд ли свалился бы, даже свесив ноги вниз. Но демон не собирался этого делать: вытянув ноги на окне, он пил из бокала еще теплую кровь и смотрел за прибывающими гостями.
  Эллери спала в комнате, и насколько мог судить Кор, проспит еще, как минимум, пару часов. Ей надо восстановить силы, а сон для людей - самое верное средство. Поболтав остатками крови в бокале, Кор залпом допил их. Лучшее средство восстановления для подобных ему.
  Они возвели замок за пару дней, а потом на неделю закрылись в комнате Эллери. Кор не сомневался, какие слухи поползли по замку в связи с этим, но они были крайне далеки от правды. На самом деле, большую часть времени девушка спала. А когда просыпалась, то кормила демона собственной кровью. В конце концов, даже для него возведение целого замка отнюдь не было пустяком.
  Но оно стоило того! Кор даже зажмурился от удовольствия, вспоминая, как вместе с Эллери они отправились в центр руин, наказав остальным ожидать их снаружи. О да, лицо Кэйрана, надо было видеть при этом! Оно исказилось так, будто ему предложили вылизать коровник. Но сама Эллери не обратила на это внимания.
  И там, в центре руин, они вызвали силы, чтобы возвести замок. Это был первый раз, когда демон видел вызвавшую его в деле - до этого они пользовались только его силой, усмиряя лордов и захватывая их земли. Он не сомневался, что она сильна, иначе бы ничего не получилось с самим Кором, но она оказалась чрезвычайно сильна. Разумеется, без поддержки демона у нее ничего бы не вышло, но он сделал мысленную заметку навести справки о роде дель Тери, а заодно о том, кто обучал эту девицу. Он впервые видел настолько хорошо реализованный магический потенциал, которые объединял, казалось бы, не совместимые техники.
  Во дворе началось движение, и Кор заинтересованно посмотрел вниз. Из комнаты Эллери открывался чудесный вид, который выбирал сам демон, поэтому он отлично видел, как прибывает пышная королевская процессия.
  Его Величество Рэнтар какой-то там показался Кору весьма забавным: невысокий, крепкий молодой человек, как видно, с неуемной энергией. По крайней мере, едва спрыгнул с коня, успел раза три обойти весь двор, пока наконец-то не прибыли носилки с его сестрой. Тэрис заинтересовала Кора куда больше: и вовсе не потому, что сверху открывался удивительный вид на подчеркнутую корсетом грудь. Просто в хрупкой девушке чувствовалась сила, к тому же, демон знал, что она является верховной жрицей Невертара. А значит, в отличие от брата, может представлять угрозу.
  Эллери пошевелилась на кровати, просыпаясь. Кор чувствовал это, но не поворачивался, пока король и его сестра не скрылись внутри замка. Только после этого он наконец-то повернулся к сидевшей на кровати девушке.
  - Ну как, восстановила силы?
  Эллери пожала плечами. Выглядела она сонной, но уже не такой уставшей, как пару дней назад. Приблизившись к ней, демон небрежно провел рукой по обнаженной шее девушки, вновь порадовавшись обзору сверху.
  - Если восстановила, мы можем их чуточку уменьшить, времени до ужина хватит.
  - Господа Розы приехали? - Эллери проигнорировала его намек. - В таком случае, мне надо привести себя в порядок, скоро придется с ними побеседовать.
  Легко скинув руку демона, Эллери выбралась из постели и на носочках отправилась в соседнюю комнату покоев - одеваться. Демон вздохнул:
  - Зануда.
  
  Внутреннее убранство замка поразило Тэрис даже больше, чем выстроенные внешние стены. Она с интересом разглядывала гобелены и ковры, изящную мебель и дорогие предметы интерьера. Она не сомневалась, большая часть создана магией. Оставалось только поражаться искусству и с нетерпением ожидать встречи с таинственной девицей.
  Приняв ванную, Тэрис выгнала всех служанок, кроме собственной, верной Габи. Ее старые иссохшие пальцы до сих пор оставались резвыми и чувствительными, она быстро зашнуровала корсет парадного одеяния жрицы Невертара и подхватила длинный шлейф подола.
  - Не стоит, Габи, - остановила ее Тэрис движением руки. - Он не будет мне мешать.
  На самом деле, она знала, что на полу подол попросту смотрится лучше и внушительнее. Придирчиво оглядев себя в зеркало, Тэрис надела рубиновые украшения и неизменную высокую тиару, серебро которой было усыпано мельчайшими рубинами. Настоящая корона. По правде говоря, для парадного одеяния случай был не очень подходящий, но Тэрис хотелось покрасоваться.
  Рэнтар сам зашел за ней, одетый в зеленое и золотом, официальные цвета Эуалевиров, и вместе они отправились в общий зал, где был назначен ужин. Пока всего лишь ужин, дела отложены на завтра, но ни для кого не было секретом, что именно сегодня все присутствующие будут оценивать друг друга.
  - Его Величество Рэнтар Эуалевир, лорд Третьего Дома, господин Розы, владыка Лостфола, Истхайда и Речных земель. Тэрис Эуалевир, леди Третьего Дома, госпожа Плюща, Верховная жрица храма Невертара в Истхайде.
  По мягкому ковру они оба вступили в зал, оказавшийся не таким уж и большим. Ярко освещенный стол был сервирован к ужину, а будущие противники ожидали около него.
  Кэйран дель Тери оказался невзрачным молодым мужчиной, который, к тому же, заметно нервничал. Он явно не привык к подобной торжественности, поэтому не знал толком, как себя вести, и куда деть руки. Что ж, род дель Тери всегда был немногочисленным, этакие отщепенцы Третьего Дома где-то на севере.
  Совсем иной оказалась его сестра. Хрупкая Эллери дель Тери держалась уверенно, будто всю жизнь только и расхаживала по приемам. На вид она была хоть и старше брата, но достаточно юной, хотя у господ Терновника всегда сложно определить возраст. Зато можно не сомневаться, что она весьма хороша собой: ее светлые, практически белые, волосы мягкими волнами ложились на плечи, затянутые в темно-синюю сетку. Глубокие декольте Эллери, похоже, не любила, но и без того ткань изящно подчеркивала плавные изгибы ее фигуры. Никаких украшений девушка не носила, но Тэрис чувствовала исходящую от нее мощь, и это было куда убедительнее любых украшений. И становилось однозначным, что именно Эллери управляет наступлением, а ее брат - всего лишь формальная глава рода.
  Был еще и третий человек, которого представили как Кора дель Тери, дальнего родственника. Впрочем, подобное представление могло ввести в заблуждение разве что Рэнтара. Стоило только взглянуть в темные глаза незнакомца или посмотреть на его темные волосы, как становилось ясно, что никакой он не родственник. Более того, за ним крылась мощь не меньшая, чем за Эллери, а вызывающие красные одежды будто бы подчеркивали вызов, который он бросал всему миру. Как интересно. Стоит присмотреться к нему.
  Вслед за братом, Тэрис коротко поприветствовала каждого. Когда лорд Кор прикоснулся губами к ее руке, он заметил кольцо Тэрис, небольшой серебряный ободок с аккуратным рубином цвета крови. Что-то изменилось в лице этого странного человека, Тэрис была готова поклясться, он понял, что означает кольцо. Но в следующий миг снова беззаботно улыбнулся.
  - Очень рад встрече с вами, - неловко произнес Кэйран, когда присутствующие уселись за стол и принялись за ужин.
  Рэнтар был самой дипломатичностью:
  - О да, тоже многое слышал о вас. И, признаться, поражен, как изящно вы обустроили этот замок.
  - Заслуга моей сестры.
  - Не сомневаюсь.
  Кэйран совсем смутился, а Тэрис внутренне поаплодировала брату: парой фраз он отлично дал понять, что беседует с Кэйраном только потому, что он глава рода. Формальность. Ни для кого не секрет, кто здесь всем руководит.
  - Как ваши государственные дела? - поинтересовался Кор. - Слышал, в Речных землях в этом году засуха. Какая досада.
  Рэнтар сжал губы. Ни для кого не было секретом, что именно Речные земли кормят все его королевство, а этот год действительно выдался неурожайным.
  - Слухи во многом преувеличены. Хотя это и вправду не слишком удачный сезон.
  - Разве? Мне казалось, вы планируете использовать даже запасы для чрезвычайных ситуаций, настолько плоха ситуация с продовольствием.
  С удивлением Тэрис посмотрела на Кора. Он был прав, вот только эти сведенья составляли государственную тайну, о них знало-то несколько человек в королевстве. Неужели он настолько силен, что смог добыть информацию магически? Тэрис никогда не слышала о подобном, но не исключала возможности.
  Рэнтар совсем помрачнел. Похоже, он понял, что светской беседы не выйдет.
  - К чему вы это?
  - К тому, - ответила за Кора Эллери, - что вы сильны. Только у вас нет продовольствия, чтобы вести продолжительную борьбу.
  - Вы думаете, она будет настолько продолжительной?
  - Вы сильны, поэтому сможете нам противостоять - некоторое время. И за него успеете опустошить все свои запасы. А впереди еще большая часть долгой зимы.
  Кор молчал и пил вино. Кажется, за ужин он вообще не притронулся ни к одному блюду, зато пил много вина. Впрочем, по нему не было видно, что оно хоть как-то действует. А вот Эллери, похоже, настроилась на беседу. Сложив руки перед пустой тарелкой, она смотрела на Рэнтара твердо и решительно.
  - Мы победим вас, - сказала она спокойно. - Только разоренная земля нам не нужна. Поэтому для всех будет лучше, если вы сдадитесь добровольно.
  - Думаешь, какая-то девица, пара сотен воинов за ее спиной и напичканный магией замок способны меня напугать?
  Даже Тэрис не поняла, как Эллери так быстро оказалась возле Рэнтара. Вот она спокойно сидела на месте, а вот уже стоит над королем, так близко, что Тэрис была готова поклясться, Рэнтар ощущает запах ее духов.
  - Мне нет нужды пугать, - тихо сказала Эллери. - Я всего лишь советую поступить так, как будет лучше для всех.
  - Моя охрана не позволит тебе даже прикоснуться ко мне.
  - Твоя охрана умрет быстрее, чем ты успеешь отдать приказ.
  За спиной Эллери возник Кор. Несмотря на то, что его фигура не была особенно внушительной, от него веяло такой мощью, что даже Рэнтар наверняка понял, что этот незнакомец вовсе не утверждает, только констатирует факт.
  Наверное, именно в этот момент Тэрис все поняла. Может быть, увидела отблеск Бездны в глазах Кора, может, поняла, откуда только может быть подобная сила. Она и сама не могла бы утверждать наверняка, но в этот момент хорошо поняла, кто такой Кор. Хотя, разумеется, его настоящее Имя было иным.
  И Тэрис все бы отдала, чтобы узнать его.
  Кор перехватил ее взгляд и улыбнулся. Наклонившись над плечом Эллери, он что-то прошептал ей на ухо, а потом аккуратно поцеловал в шею. Сама девушка не обратила на это внимания, но Тэрис не сомневалась, что на самом деле, эта демонстрация была осуществлена для нее. Кор знал, что она догадалась о его природе. Знал и подчеркивал связь со своей госпожой. С той, кто вызвал.
  Эллери и Кор вернулись на свои места, а Кэйран явно не знал, как себя вести, что сделать. Но Рэнтар и не собирался продолжать разговор. Ужин был окончен, от десерта отказались, и торопливо разошлись по своим комнатам.
  - Приходи ко мне, братик, - шепнула Тэрис Рэнтару. - Нам определенно стоит обсудить этот вечер.
  
  Подобным же обсуждением занимались Эллери и Кор. Усевшись перед зеркалом, девушка расчесывала волосы, а герцог Бездны маячил позади нее.
  - Ты была прекрасна, дорогая.
  - Хватит льстить мне, демон. Скорее всего, они не сдадутся так просто, но вряд ли представляют угрозу.
  - Не думаю.
  Эллери с удивлением обернулась, но Кор только пожал плечами:
  - Тэрис - верховная жрица Невертара, ты не думала об этом?
  - Разумеется, думала. Но вряд ли это серьезно.
  Кор задумался. Он понятия не имел, сколько знала Эллери о богах. Учитывая, что она вызвала демона, то наверняка чуть больше прочих смертных. Но достаточно ли? В любом случае, придется ей рассказать, их договор обязывает.
  - Ты видела кольцо Тэрис?
  - С рубином? Ну да.
  - Это знак. Она помечена своим богом. Тэрис не только верховная жрица, но и невеста Невертара.
  - Невеста? - нахмурилась Эллери. - Что это значит?
  Опустившись на кровать, Кор подумал, что постель еще хранит тепло Эллери, хотя обычные люди его бы и не почувствовали. Жаль, она решила играть в недотрогу, и не позволяет ему даже прикоснуться к себе. Впрочем, нельзя отказать ей в уме, Эллери наверняка не хочет, чтобы сам Кор имел над ней хоть какую-то власть.
  - Невеста Невертара, - повторил Кор. - Это значит, что Невертар отметил ее. Ты знаешь, что у Невертара тоже есть Имя?
  Несколько секунд Эллери молчала, потом вновь повернулась к зеркалу, задумчиво теребя в руках расческу.
  - Хочешь сказать... хочешь сказать, Невертар тоже демон?
  - Ты же знаешь, кто такие демоны?
  - Решил устроить небольшую лекцию?
  - Всего лишь хочу, чтобы ты хорошо понимала, с чем столкнешься.
  Эллери вздохнула.
  - Есть наш мир, - сказала она. - Есть Сумрак - область тумана, которая питает весь мир магией, и откуда еще никто не возвращался. И есть Бездна - иной мир, где правит хаос. Бездна была создана с помощью магии, и ее первыми обитателями стали сами маги. Только они слишком поздно поняли, что этот новый мир, напоенный любимым ими колдовством, стал ловушкой. Они не смогли выбраться. И были вынуждены существовать в Бездне, изменяться там и создавать новые сущности.
  Кор не принадлежал к числу тех первых, изначальных магов. По сути своей, он был порождением Бездны, человеком, рожденным уже там. Но именно этим герцоги отличаются от прочих созданий: они были людьми, прямыми потомками первых магов, только напоенными магией и не имевшими возможности полноценно жить в этом мире. Кор мог пребывать здесь так долго, да еще в настоящем теле, только благодаря тому, что его вызвала Эллери.
  - Правильно, - сказал демон. - Так вот, боги - такое же порождение Бездны, как я сам. И природа у них та же самая. Только им проще появляться в этом мире, потому что в них верят. Но они не имеют материальных тел.
  - И Невертар отметил Тэрис...
  - Не так, как я тебя. Это Невертар хочет управлять Тэрис, а не наоборот, поэтому он никогда не откроет ей свое Имя. Но, безусловно, у него есть определенные цели, и он будет использовать для них сестру короля.
  - То есть, - нахмурилась Эллери, - нам будет противостоять не только жрица Невертара, но и сам Невертар?
  - Ты быстро схватываешь. К тому же... ну, Невертар ко мне не равнодушен.
  - Правда? - Эллери приподняла бровь. - Что вы не поделили?
  - Он хочет забрать мою силу, вот и все. Почему-то я ему приглянулся больше всех прочих герцогов - наверное, чаще бываю в Сумеречном мире, как и он.
  Кор откинулся и улегся на спину. Ему становилось скучно рассуждать о Бездне и демонах. Он и без того мог наблюдать их каждый день.
  - Дорогая, иди лучше ко мне. Хватит заниматься ерундой.
  - Я еще планирую сделать несколько вещей. И надеюсь, когда я отправлюсь спать, ты из моей постели уже уберешься.
  
  Рэнтар пришел к Тэрис, едва сменил парадные одеяния на более простые. И его первой фразой была:
  - Какая девчонка!
  Тэрис взглянула на него с плохо скрываемым презрением:
  - Ты можешь думать о чем-то, кроме того, как залезть женщине под юбку? Между прочим, эта "девчонка" могла свернуть тебе шею.
  - Ой, да ладно тебе. Когда она ко мне подскочила, ты бы видела ее глаза! Сколько страсти!
  - Увы, не любовной, мой дорогой брат.
  - Какая разница. Уверен, в постели она также неистова.
  Тэрис с раздражением вздохнула:
  - Будь добр, отымей сегодня какую-нибудь девчонку. И давай поговорим о деле.
  Рэнтар передернул плечами и развел руки, показывая тем самым, что готов рассуждать о более серьезных вещах.
  - Ей помогает демон, ты знаешь?
  Король стоял у небольшого столика и наливал что-то сильно алкогольное, но, услышав вопрос, резко вскинул голову на сестру.
  - Ты серьезно?
  - Корд дель Тери на самом деле демон. Демон, которого вызвала Эллери себе в помощь. Не удивлюсь, если один из тринадцати герцогов, учитывая его силу.
  Вполголоса выругавшись, Рэнтар залпом выпил налитое в стакан.
  - Вот откуда магия, - пробормотал он после.
  - Именно.
  - Мы сможем их одолеть? С помощью Невертара.
  - Возможно. Только у меня есть план получше.
  - Весь внимание.
  - Мы присоединимся к ним.
  Рэнтар посмотрел на сестру с таким выражением, будто она предложила раздеться и обежать вокруг замка, громко распевая непотребные песенки. В его сознании, на самом деле, предложение было вполне равносильно подобному беспределу.
  - Ты... сестренка, ты это серьезно?
  Тэрис кивнула:
  - Разумеется. Разве не это мы планировали с помощью Невертара?
  - Присоединиться к демону? Нет, что-то не припомню.
  - Ты хотел завоеваний. Славы. С Эллери и Кором будет куда проще их получить. Мы предложим им своих людей и помощь Невертара.
  - А потом? Потом, когда все будет нашим? Разделим?
  - Вовсе нет. Невертар позаботится об этом.
  Последняя мысль особенно понравилась Рэнтару. Он вовсе не жаждал доверить себя и своих людей странному древнему богу. Еще меньше хотел сотрудничать с демоном. Но ему хотелось славы и завоеваний, новых земель и того, что они могут предложить. Амбициям юного короля было тесно в оставленных отцом границах.
  - К тому же, - практично заметила Тэрис, - у нас и вправду мало продовольствия. К чему рисковать.
  
  Зима в том году выдалась суровая. Но еще до первых серьезных морозов объединенные силы дома Эуалевиров и дель Тери стали владыками большей части земли Третьего Дома, между горами Стантир и Западным морем. В их планы входили и мелкие разрозненные владения, а затем земли южнее, но зима помешала. Людей распустили до весны, оставив кое-где гарнизоны, а сами владыки устроились в замке, возведенным магией из руин. Он получил название Фелинцер. Именно в нем, рядом с теплыми очагами, планировались провести самые холодные месяцы, которые в этом году обещали быть суровыми.
  
  Темнело рано, и казалось, ночи занимали большую часть суток. В Фелинцере это не казалось таким принципиальным: магический огонь горел практически постоянно, так что факелы освещали двор и внутренние помещения, в залах не затихали огромные очаги. А большая часть обитателей была в восторге от такого расклада.
  Сани успели подъехать к замку в то странное время, когда свет сумерек казался едва ли не темнее ночи. Едва они остановились во дворе, как Кэйран выскочил из замка и понесся к прибывшим. Закутанная в меха фигура с трудом вылезла из саней, и Кэйран с готовностью поддержал ее, чтобы торопливо отвести внутрь замка. Только там, в тепле зала, у самого очага, куда усадили незнакомку, она наконец-то сняла несколько слоев теплой одежды.
  Женщина оказалась молодой и весьма миловидной. Пшеничные волосы были уложены косой вокруг головы, а ее рука машинально потянулась к животу: судя по его размерам, рождение ребенка должно было произойти со дня на день.
  - Как ты себя чувствуешь, Ли? - суетился Кэйран.
  Она улыбнулась мужу:
  - Все в порядке, успокойся. Честно говоря, у меня начали возникать опасения, что ребенок попроситься наружу еще в пути.
  - Что? Уже?
  Лиара сжала руку Кэйрана, по-прежнему улыбаясь.
  - Все хорошо. Твой наследник появится через две или три недели, не раньше. У тебя есть время подготовиться.
  Опустившись на колени перед женой, Кэйран приложил ухо к животу Лиары. Она сама тем временем с любопытством оглядела зал, покрытые гобеленами стены и огромный очаг, в котором искрилось красноватое магическое пламя.
  - Весьма уютно, - прокомментировала она. - Вижу, Эллери не теряла времени.
  Кэйран что-то невразумительно хмыкнул, не понимая головы. Погладив его волосы, Лиара сказала:
  - Я думала, на зиму ты вернешься домой.
  - Эллери не позволила. Сказала, плохо главе армии быть в стороне... только согласилась, чтобы ты приехала сюда.
  Лиара ничего не ответила. Она лучше кого бы то ни было знала, насколько безволен Кэйран. Он всегда был склонен к тому, чтобы выполнять чьи-то приказы, собственная ответственность пугала его до дрожи. Отчасти поэтому он оставил родовое поместье Эллери, а сам предпочел построить более скромный и куда сильнее изолированный дом. Где он мог ни за что не отвечать.
  Улыбнувшись, Лиара снова погладила мужа по волосам:
  - Теперь я здесь, мой дорогой.
  
  Тень скользнула по двору, где слуги копошились с санями, стремясь побыстрее увести лошадей в тепло, да и самим отправиться в помещения. Никто не обратил внимания на силуэт. Он спокойно проскользнул через дверь и выше, по лестнице. Прошелестел по галерее походкой человека, твердо знающего, что ему нужно, и где это находится. На мгновение он застыл перед дверью, но мешкался недолго и тихонько ее приоткрыл. Внутри было темно, и осмелевшая тень с готовностью прошла внутрь.
  Только для того, чтобы почувствовать, как его шею стиснула чья-то рука.
  - Кто ты? - тихо спросил Кор.
  Незваный гость судорожно вздохнул. Он слышал человеческий голос, но ему казалось, горло сжимает когтистая лапа. Если бы он мог видеть глаза Кора, то заметил, как они горят собственным красноватым огнем.
  - Я... меня послали узнать, не нужно ли чего леди дель Тери.
  - Врешь, - констатировал Кор. - Если не начнешь говорить правду, я сломаю тебе шею.
  Ему становилось скучно. По большому счету, демон не сомневался, зачем послана тень, и кто это сделал. По правде сказать, он даже был немного разочарован подобными методами. Но Кору хотелось поиграть, хотелось вызвать ужас и нежданной тени. Поэтому он сильнее сжал горло жертвы.
  - Ну?
  - Леди... меня послала леди...
  - Тэрис?
  - Нет, леди Лиара. Чтобы я узнал, правда ли в комнате леди Эллери живет тот, кто называет себя ее родственником.
  Вот теперь это становилось интереснее. Жена Кэйрана едва успела переступить порог замка, а уже посылает шпионов! Невольно Кор восхитился женщиной, которую даже не успел увидеть. Определенно стоит с ней познакомиться, но пока - избавиться от несостоявшегося шпиона.
  Резко отпустив шею гостя, Кор лениво сказал:
  - Проваливай.
  Незнакомец не заставил просить себя дважды и задом толкнул дверь, чтобы побыстрее выбраться из комнаты, которая определенно казалась ему проклятой. Также лениво Кор заставил когти исчезнуть и обернулся, почувствовав присутствие Эллери.
  Она застыла в дверях ванной, впуская в темную спальню отблески свечей. Ее волосы были мокрыми, а одеться она не потрудилась. Кор оглядел ее с ног до головы и ухмыльнулся:
  - Знаешь, все думают, мы с тобой спим.
  Эллери только пожала плечами: меньше всего ее волновало, что думали люди вокруг. В определенной степени это восхищало демона, тоже привыкшего не слишком-то считаться с людьми.
  - Кто это был? - спросила женщина.
  - Шпион женушки Кэйрана. Она только что приехала.
  - Лиара?
  Эллери не казалась удивленной, и Кор нахмурился.
  - Ты этого ожидала?
  - От Лиары можно ожидать чего угодно. Я познакомлю вас.
  Она развернулась и снова скрылась в ванной, дверь хлопнула, и Эллери вновь погрузилась в уже остывающую воду. Оставшись в темноте, Кор не двинулся с места и еще некоторое время смотрел на закрытую дверь. Что бы не болтали люди, они не подозревали об истинной природе Кора. Иначе сразу бы поняли, что ни одна женщина не хочет быть соблазненной демоном.
  Впрочем, Кор не мог утверждать, что так уж хочет порвать в данный момент свою связь с хозяйкой. Ему претило, что кто-то может распоряжаться его силами, но в то же время именно это позволяло ему быть таким могущественным в Сумеречном мире, а не пребывать в безвременье Бездны. К тому же, Кору было любопытно.
  Демон уже давно успел прижать Кэйрана, и тот испуганно выдал ему, что сестра вовсе не является родной. К сожалению, глава рода дель Тери понятия не имел, кто же настоящая мать Эллери, и Кор не видел возможности это узнать. Но ему было слишком интересно узнать, откуда у хрупкой и юной девушки такие силы... значит, надо понять, кто был ее учителем. Наверняка именно он передал ей истинное Имя Кора.
  Был и еще один момент касательно Эллери, которого Кор пока не понимал. Зачем ей весь мир?
  
  - Очень рад, миледи.
  Кор поцеловал руку Лиары, не спуская взгляда с женщины. Он видел, в этой женщине есть что-то странное. Некая скрытая сила, которой он не мог понять. Может быть, это отсветы пламени таким образом ложились на лицо Лиары, но Кор привык доверять своему чутье. Что-то было не так, и его безумно раздражало, что он не может понять, что именно.
  Лиара опустила руку, а Кор отошел на несколько шагов, практически уйдя в тень. С этой позиции он продолжал наблюдать за дель Тери, мило беседующими о каких-то бытовых мелочах и необычайно суровой зиме. Как ни странно, даже Рэнтар с упоением что-то доказывал. Только Тэрис молчала, переводя взгляд с одного присутствующего на другого. Сегодня она была в простом черном платье с горлом и с серебристыми лентами, вплетенными в волосы. Наконец, ее взгляд остановился на Коре.
  Демона больше волновала Лиара, которую он пока не мог понять. Только было очевидно, что это сильная и страстная женщина, оставалось только удивляться, как у нее может быть подобный Кэйрану муж. И как она могла жить в глуши, вдали от всех событий. Она совсем не походила на тихоню.
  Кор посмотрел на Тэрис, не спускавшую с него взгляда. Она едва заметно кивнула в сторону коридора, ведущего в другие части замка. Потом поднялась со своего места и, шелестя платьем, неторопливо скрылась в нем. Подождав некоторое время, Кор двинулся за ней. Это уже становится интереснее.
  
  Даже себе Тэрис не призналась бы, что совсем не уверена, последует Кор за ней или нет. В случаях, когда речь идет о демонах, сложно быть в чем-то уверенным. Тем не менее, когда Кор показался в скудно освещенном коридоре, Тэрис не смогла сдержать легкой улыбки.
  - Я рада, что ты понял меня.
  - Это было просто, - фыркнул демон. - Чего ты хочешь?
  - Тебя.
  - Увы, у меня может быть только одна хозяйка.
  - А если она умрет?
  - Я вернусь в Бездну.
  Тэрис кивнула. Она и не ожидала иного ответа. Все легенды говорили, что обладать демоном, подчинить его себе можно только одним способом.
  - Необходимо знать твое Имя, - прошептала Тэрис.
  Кор смотрел на нее с едва уловимой усмешкой. Он кивнул:
  - Верно.
  - Где границы твоей силы?
  - У меня нет границ.
  - Вранье. Или хвастовство. У всех есть границы.
  - Возможно, - неохотно признал Кор. - Но мои так велики, что тебе будет сложно их представить.
  - Покажи.
  - Что?
  - Свою силу.
  Демон посмотрел на нее с недоумением. Неужели самого замка, в котором они находились, ей было недостаточно? Но Тэрис хотела другого. Ей хотелось самой прикоснуться к древней силе, которая давно перестала быть частью Сумеречного мира. Кор это понял и улыбнулся:
  - Тогда ты покажешь мощь Невертара.
  - Договорились.
  Они прошли по коридору и свернули в небольшую, жарко натопленную комнату. Здесь тоже был камин, хотя размерами она заметно уступала главному залу. В шкафах стояли книги, а на маленьком круглом столике рядом с креслом - графин с вином. Правда, никаких бокалов не наблюдалось.
  - Ты первый, - сказала Тэрис.
  Пожав плечами, Кор подошел к графину, запоздало вспомнив, что сам же его тут и оставил. Он хлебнул противно теплого вина и поморщился. А потом протянул руку в сторону, изящно перевернув кувшин. Остатки вина брызнули на пол, и в дрожащем свете пламени не сразу стало понятно, что капли не остались на месте, а начали двигаться. Вскоре стало очевидно, что они складывают даже не узор - рисунок. Лицо самой Тэрис.
  - Да ты художник, - усмехнулась женщина.
  Кор поставил пустой графин на стол и резко взмахнул рукой. В тот же миг капли взвились вверх, впиваясь в потолок тонкими и смертоносными иглами цвета вина. Несколько минут Тэрис наблюдала, как они дрожат в потолке.
  - Неплохо, - хмыкнула она. - Во всяком случае, полезно.
  - Твой черед.
  Тэрис взяла тот же графин и, не колеблясь, разбила его о столик. Ее губы уже шептали молитвы, когда она взяла один из осколков стекла и надрезала палец на левой руке. Выступила капелька крови, казавшаяся чернильной. Всего одна. Тэрис подошла к камину и смахнула ее в огонь, тут же отшатнувшись. Вовремя: пламя полыхнуло, едва не опаляя волосы.
  - Если бы ты был человеком, - спокойно сказала Тэрис, - твои вены сейчас точно также вспыхнули.
  - Я бы умер?
  - О нет. По крайней мере, не сразу. Жрецы Невертара знают толк в страданиях.
  Тэрис вгляделась в лицо Кора, но не смогла прочитать на нем ни единой эмоции. Демон был слишком умен, чтобы их показывать.
  Она же сама была несколько разочарована. Хотя Тэрис не надеялась на успех, но все-таки оставляла возможность, что магия Невертара подействует и на демона. Увы, этого не произошло. Он по-прежнему оставался не уязвим, пусть и обладал физическим телом.
  - Что ж, демон, благодарю за демонстрацию. Еще увидимся.
  Тэрис развернулась и вышла из комнаты. Она уже не видела, что стоило ей это сделать, Кор перестал скрывать эмоции и скривился от боли.
  
  Стоило Лиаре и Эллери остаться наедине, женщины обнялись.
  - Наконец-то закончилась официальная часть! - с раздражением сказала Лиара. - Ненавижу такие посиделки.
  Эллери только улыбнулась. Теперь, когда они остались в большом зале в одиночестве, жена Кэйрана уже не походила на скромную и погруженную в себя. Наоборот, ее глаза горели не менее ярко, чем в последний раз, когда Эллери видела подругу.
  - Как дела дома? - спросила она.
  Лиара с безразличием повела плечами:
  - Как и всегда. Ты же знаешь, в этой богами забытой глуши годами может ничего не происходить.
  С интересом Лиара посмотрела на Эллери.
  - А вот у вас тут, похоже, весело. Почему ты не позвала меня раньше?
  - Честно говоря, не была уверена, что в твоем положении удобно путешествовать.
  - Вот еще! Тут всего полдня езды. Не думала же ты, что всю долгую зиму я буду сидеть в глуши, в отрыве от основных событий.
  Лиара фыркнула, словно в подтверждение несуразности подобного предположения. Эллери не стала возражать, что вообще-то Кэйран именно так и видел их совместную жизнь в ближайшие десятилетия. Если бы сестричка не вытащила его, то вся чета провела эту зиму точно так же, как и предыдущую. Но, похоже, одного подобного года жизни с Лиары вполне хватило. Интересно, говорила ли она об этом с Кэйраном?
  - Что это за Кор? - с любопытством спросила Лиара. - Странное имя, как кличка у собаки.
  - Полное тебе не понравится.
  - Он произвел на меня впечатление. Кто он?
  - Родственник.
  - О, только не надо! Оставь эти сказки для Кэйрана, только он может в них верить.
  - Тогда не допытывайся правды. Я не могу ее открыть.
  - Очень жаль, - насупилась Лиара. - Он - твой?
  - Нет. И тебе не советую с ним связываться. Кор может быть опасен.
  - Иногда это очень возбуждает.
  Эллери вздохнула: подобные разговоры были вполне в духе Лиары. Оставалось только удивляться, как она вообще вышла замуж, ведь Кэйран был отнюдь не самым завидным женихом. Впрочем, Эллери знала, что Лиара любит мужа, пусть и своей, порой весьма странной, любовью.
  - Вы собираетесь провести зиму здесь? - спросила Лиара.
  - Да. Удобно и все "союзники" под боком. Едва стает снег, продолжим.
  Лиара посмотрела на Эллери со странным выражением, которое вполне можно было принять за сочувствие:
  - Думаешь, это поможет?
  - Нет. Но хочу попробовать.
  Эллери устремила взгляд на высокое окно, как будто в темноте можно было хоть что-то разглядеть. Лиара была единственной, кто знал, зачем Эллери вызвала демона. Зачем, в конечном итоге, она хочет заполучить целый мир - или большую его часть.
  - Ох! - лицо Лиары внезапно исказилось.
  - Что такое? - всполошила Эллери. - Что случилось?
  - Кажется, началось...
  
  Следующие несколько часов прошли в суете. Слуги бегали за тряпками и теплой водой, постоянно носясь по лестницам. Кэйран с испуганным лицом не знал, куда ему деться, так что в итоге Эллери усадила его перед закрытой дверью покоев жены и сказала ждать. Впрочем, сама Эллери еще некоторое время побыла рядом с Лиарой, но потом оставила все в надежных руках женщин, которых подруга привезла с собой. В любом случае, здесь требовались профессионалы, и отнюдь не маги.
  Эллери устало шагала по длинным замковым галереям. Оставалось только недоумевать, зачем она сама сделала их такими длинными. При постройке замка Кор всего лишь помогал ей, исполнял желание, но проект был ее собственным. И даже проемы с вычурными каменными узорами Эллери придумала сама.
  В широких окнах мелькали холмы, покрытые снегом и лунным светом. Лоскуты последнего усеивали и пол, добавляя некое магическое очарование этому месту. И Эллери вспомнила, почему даже креплений для факелов тут не было: галереей надо любоваться в естественном свете, каким бы он ни был.
  Комнату свою магичка запирала. Выудив из кармана изящный ключ, он повернула его в замке и прошла внутрь. Погруженная в ночь, комната не была темной, у дальней стены располагалось большое окно в виде арки, щедро расплескивая лунный свет. Но, несмотря на умиротворенность открывшейся картины, все инстинкты и интуиция Эллери буквально завопили о том, что здесь что-то не так.
  Застыв, девушка прислушалась, и тут же услышала негромкий стон. Нахмурившись, она обошла кровать, и там между ней и окном, увидела скорчившегося Кора.
  - Что за... - она присела рядом с ним на колени.
  Демон выглядел паршиво. Сжавшись в комок, он постанывал от боли, а мокрые волосы слиплись от пота.
  - Кор.
  Эллери прикоснулась к плечу демона, но это не возымело никакой реакции. Девушка поколебалась и снова позвала:
  - Эртан.
  Он открыл глаза и посмотрел на нее, пытаясь сфокусировать взгляд.
  - Ребенок, - прошептал демон так тихо, что Эллери пришлось наклониться, чтобы расслышать. - Ребенок.
  Он снова застонал, и девушке осталось только недоумевать, что он имеет ввиду. Никогда раньше Эллери не слышала, чтобы демоны могли испытывать боль, но с другой стороны, о них и без того известно слишком мало. Тем не менее, магичка интуитивно понимала, что это временно. Надо подождать, и Кор придет в себя.
  Девушка посмотрела на кровать, но трезво оценила собственные силы. Перетащить туда демона точно не получится. Тогда Эллери уселась рядом, прислонившись спиной к шкафу, и положила голову Кора себе на колени. Он затих, и могло показаться, будто спит. Но Эллери отлично знала, что демоны не спят. Задумчиво перебирая волосы Кора, девушка думала, что же произошло.
  Она задремала, и проснулась только от того, что почувствовала - Кор полностью очнулся. Эллери открыла глаза и повела уставшими плечами. Через окно уже светили первые лучи рассвета, а демон сидел напротив нее.
  - Ребенок родился, - сказал он.
  - Что произошло?
  - Это было необычное рождение, - демон посмотрел на Эллери. - Это необычный ребенок.
  - О чем ты?
  - Я чувствую его. Но не могу понять.
  Эллери нахмурилась:
  - Из-за него тебе было плохо?
  - Да. Но теперь он родился. Все в порядке.
  Магичка поднялась, разминая затекшие ноги. С сожалением она подумала, что сон в таком положении скорее утомил ее. Но она еще успеет выспаться. Приподняв полы длинного платья, Эллери заторопилась к покоям Лиары. Неслышной тенью за ней скользил Кор.
  Дверь оказалась распахнута, в полутемной спальне суетились повивальные бабки, Кэйран тоже сновал туда-сюда, мешая и не находя себе места. Только Лиара, держащая на руках младенца, выглядела хоть и усталой, но очень спокойной. Она подняла голову на вошедшую Эллери и улыбнулась ей.
  Ребенок начал хныкать, но колдунья не могла отказать себе в удовольствии посмотреть на него. Присев на кровать рядом с Лиарой, девушка посмотрела на маленький комочек. Хотя он был настолько крохотным, что с трудом можно было разглядеть.
  Внезапно ребенок уставился на что-то за спиной Эллери и мгновенно замолчал. Лиара тоже посмотрела туда, нахмурилась, но ничего не сказала. Магичка обернулась и увидела Кора.
  
  Этой ночью Тэрис видела сон, который повторялся множество раз. Снова и снова он открывал перед жрицей ночь ее посвящения. Когда она, почти обнаженная, окутанная только в прозрачную черную ткань, была заперта наедине с изображением бога. Всю ночь она должна была молиться и впустить в свое тело Невертара. Только после этого она имела право быть настоящей жрицей храма.
  Тогда ей было восемнадцать. Впереди были годы до момента назначения Верховной жрицей храма, а позади оставались долгие споры с отцом. Он не понимал стремления дочери, не видел смысла в том, что она делала. На его взгляд, посвящение себя грозному богу попросту не отвечало выдающимся способностям Тэрис. Но та знала, что она делала.
  Никогда Тэрис не скрывала от себя, что ей нравится власть. Нравится ощущать, что другие бояться и уважают тебя. Ночами она порой втайне мечтала о том, что явится маг и превратит ее в мужчину, тогда именно она займет трон. Став старше, Тэрис поняла, что это глупые фантазии. Но увидела другой путь к власти - религия.
   Невертар был странным и жестоким богом. Он требовал полной самоотверженности, полной отдачи, но взамен был готов предложить многое. Тэрис осознала это в ночь посвящения, когда бог все-таки явился к ней. В тот момент ничего не изменилось в маленькой комнате: тишину нарушал только шепот молитв девушки. Статуя оставалась такой же безучастной и безликой, жаровня тлела.
  Но она чувствовала - бог здесь.
  - Войди в меня, - прошептала Тэрис, замерев. - Позволь на мгновение стать тобой. Я жажду этого!
  Мгновение - только мгновение, большего и не потребовалось. Она ощущала Невертара в себе лишь краткий миг, но этого оказалось достаточно, чтобы Тэрис была готова отдать ему душу. Такой силы, такой мощи она не чувствовала никогда больше, а ведь бог прикоснулся к ней лишь частью, кусочком себя.
  Тогда, в ночь посвящения, она в изнеможении лежала перед статуей и тяжело дышала, пытаясь восстановить дыхание. И тогда внутри ее головы раздался шепот, который она никогда не сможет забыть:
  - Я хочу, чтобы ты стала моей.
  - Я...
  - Часть моей мощи всегда будет с тобой. Моя защита. Мое покровительство. Ты станешь моей рукой в этом мире. Моими устами. Моим телом.
  Тэрис чувствовала невидимые прикосновения, с легкостью пробравшиеся под хрупкую ткань.
  - Отдайся мне сегодня и на всю жизнь. И моя мощь будет с тобой. Моя сила.
  Она чувствовала ее. Чувствовала в каждом прикосновении невидимых рук. Они ласкали ее ноги, неторопливо продвигаясь выше. Они соблазняли, и Тэрис не стал сопротивляться.
  
  Утро выдалось морозным, но солнечным. Первые лучи за много снежных дней, так что большая часть обитателей замка поспешили выйти на улицу прогуляться. Эллери тоже не стала терять время даром. Рэнтар не зря слыл одним из лучших фехтовальщиков, и девушка решила не упускать шанса взять парочку уроков. Впрочем, быстро выяснилось, что меч она держать если когда и сможет, то весьма посредственно, а вот владению кинжалом когда-то обучалась. Простейшая самозащита, но Рэнтар с удовольствием показал еще парочку приемов.
  Они стояли во дворе замка, на утоптанной снежной площадке. Слуги сновали вокруг, таская горячую воду и какие-то припасы из кладовой к завтраку. А леди Эллери стояла и, нахмурившись, слушала объяснение Рэнтара. В это морозное утро они оба были совсем не похожи на самих себя: магичка надела шерстяные штаны и курточку, а король выбрал не менее простую одежду, оставив в комнате все знаки власти и одежду из дорогущей кожи тонкой выделки.
  - Держи кинжал вот так.
  В нетерпении Рэнтар сам взял руку Эллери, чтобы показать, как следует сжимать пальцы.
  - Вот так понятно?
  - Конечно.
  Эллери кинула взгляд на замок, откуда на снег уже просачивались приятные ароматы.
  - Ваше величество, думаю, на сегодня хватит. Надо переодеться к завтраку.
  - Конечно. И... Рэнтар. Пожалуйста.
  - Рэнтар, - важно кивнула Эллери.
  Спрятав кинжал, она зашагала к замку, заметив в окне Лиару. Держа на руках младенца, она смотрела на улицу и явно наблюдала за обучение Эллери. Леди Терновника помахала подруге рукой и вошла в замок.
  На самом деле, переодеваться она не собиралась: ее вполне устраивала удобная одежда, а юбки она оставит прочим леди. Потерев руки друг о друга, чтобы согреть их, Эллери вошла в гостиную, где слуги накрывали на стол. Никого больше, кроме Кэйнара, не было. Он сидел в кресле перед очагом, задумчиво рассматривая магическое пламя. Но едва сестра вошла в зал, глава рода дель Тери стремительно поднялся.
  - Эллери!
  - Что случилось?
  - Ничего, - торопливо сказал он, схватив ее за руки. - Эли... я хочу, чтобы ты посмотрела Тиану.
  Тиана дель Тери, так назвали юную наследницу рода, дочь Кэйрана и Лиары. Прошла уже неделя после ее рождения, и хотя Эллери была в покоях Лиары всего пару раз за это время, она видела ребенка.
  - Нет причин для беспокойства, - Эллери попыталась освободить руки, но брат держал крепко. - С Тианой все в порядке. Здоровая крепкая девочка.
  - Да. Но есть что-то еще. Я чувствую! Вдруг это магия? Прошу тебя, осмотри моего ребенка!
  Кэйран никогда не чуял магию. Ни сейчас, когда под одной с ним крышей жил демон, ни раньше, когда Эллери только начинала обучение. Но теперь, смотря на лихорадочно блестевшие глаза брата, девушка могла с уверенностью сказать, что его что-то не на шутку встревожило. Вряд ли магия, Кэйран не смог бы ее почувствовать... но кто знает, что еще.
  - Хорошо, - сдалась Эллери. - Я посмотрю Тиану. Если тебя это успокоит, то прямо сейчас.
  - О да! Спасибо! Спасибо, сестренка.
  Эллери поморщилась: Кэйран никогда не называл ее так. Видимо, действительно есть повод для беспокойства. Аккуратно высвободив руки, девушка оставила брата в главном зале и торопливо поднялась в покои леди Лиары. Тянуть с паранойей Кэйрана совсем не хотелось.
  - У тебя отлично выходит, - Лиара встретила ее сама, в просторном платье темно-синего цвета.
  - Фехтовать?
  - Управлять Рэнтаром.
  Эллери поморщилась, следуя за Лиарой в глубину ее покоев, в спальню.
  - Ерунда. При чем здесь король?
  - Не делай вид, будто ничего не замечаешь. Он смотрел на тебя так, будто готов завалить и раздеть прямо там, в снегу.
  - Он смотрит так на всех женщин.
  - Но остальные женщины с радостью ему отдаются, а ты оказалась крепким бастионом. Поэтому он хочет тебя, как ни одну другую.
  В жарко натопленной спальне не было никого, кроме них двоих и кормилицы, укладывавшей ребенка в кроватку. Жестом Лиара отпустила няню и уселась на широкую кровать.
  - На твоем месте, я бы воспользовалась положением.
  - Он пишет мне любовные стихи.
  Лиара в удивлении приподняла бровь, а потом весело рассмеялась.
  - Этот жеребец? Он способен на поэзию?
  - Не удивлюсь, если старательно копирует ее из каких-нибудь книг.
  - Да он влюблен в тебя!
  Эллери скривилась. Такой расклад ее вовсе не радовал, наоборот, внушал некоторые опасения. Владыка Лостфола, Истхайда и Речных земель и без того был импульсивен и эмоционален, а уж теперь предугадать его действия становилось совершенно невозможным.
  - Поиграй с ним, - пожала плечами Лиара. - Я же помню, ты отлично умеешь очаровывать мужчин.
  - Ли, это было давно.
  - Талант остался.
  - Необузданный дикарь не слишком похож на короля.
  - В чем разница? - фыркнула Лиара.- Только если в решительности. Тот дикарь был готов на все ради тебя, в том числе и взять силой, а Его Величество не посмеет ничего сделать, пока ты сама не позволишь. Его благовоспитанность сильнее его самого. И его желаний.
  Стоило поразмыслить об этом, но слова подруги вызвали у Эллери целый ворох воспоминаний. О холодной зиме в родном замке, когда она сама была еще девчонкой, и все дни она и гостившая Лиара проводили в вышиваниях и прогулках. До тех пор, пока под их стенами не оказался дикий и необузданный северный вождь со своим народом.
  Тряхнув головой, Эллери отогнала навязчивые воспоминания. Она пришла не за этим.
  - Кэйран волнуется, - сказала магичка. - По-моему, он начинает страдать паранойей, но я обещала ему посмотреть Тиану.
  - На предмет?
  - Магии.
  Лиара пожала плечами.
  - Конечно. Заодно сразу скажешь, есть ли у дочери способности. А то, может, отдадим тебе в ученицы. Как тебе идея?
  - Не говори ерунды. Только учеников мне не хватало.
  Тиана спала в кроватке, и это было наилучшим раскладом для Эллери. Встав над девочкой, она прикрыла глаза и попыталась отвлечься от Лиары, с интересом наблюдавшей за подругой. С легкостью, полученной от длительных тренировок, разум Эллери скользнул к еще не окрепшему сознанию Тианы. И почти сразу Эллери с удивлением почувствовала, что в девочке на самом деле есть что-то магическое. Неясное, нечеткое, но вполне определенное. Она потянулась к этому, чтобы проникнуть глубже, понять, что за силы дремлют в младенце, когда внезапно все исчезло.
  Она ощущала только огромную темную бездну, которая медленно и неотрывно затягивала ее в себя. Эллери попыталась вырваться, но у нее ничего не вышло. Наоборот, она как будто еще больше увязала в бездне. Ощутив легкий укол паники, магичка попыталась сильнее, но у нее снова н получилось. Бездна затягивала глубже и плотнее, охватывая разум Эллери, стремясь поглотить его.
  Внезапный рывок вытащил ее в реальность, тусклый мир вокруг приобрел очертания комнаты Лиары, ее обеспокоенного лица и Кора. Эллери поняла, что сидит на полу, рядом надрывается в кроватке Тиана, а герцог Бездны внимательно смотрит на нее.
  - Ты здесь?
  Эллери кивнула, понимая, что именно он вытащил ее из затягивающей бездны. Она хотела сказать, что все в порядке, но не была уверена, что голос будет ее слушаться.
  - Ты можешь идти?
  Тон Кора был нетерпеливым, он явно жаждал как можно быстрее покинуть комнату. В собственных ногах Эллери была уверена еще меньше, чем в голосе, но кивнула. Если демон хочет убраться, как можно скорее, значит, у него есть весомые причины.
  Он помог ей подняться, и, держась за Кора, Эллери понадеялась, что Лиара не увидит, как она дрожит. Леди дель Тери явно не понимала, что случилось, и не могла решить, то ли не отпускать Эллери, чтобы выяснить, что произошло, то ли успокаивать надрывающуюся от крика Тиану.
  - Успокой ребенка, - негромким голосом Эллери разрешила ее сомнения. - Поговорим потом.
  - Но с ней все в порядке, правда?
  - Да. В порядке.
  С трудом Эллери дошла до двери, и только когда она закрылась, магичка поняла, что силы ее все-таки оставляют.
  
  В комнате царили жар и темнота, когда Эллери очнулась. Окна были плотно занавешены, дверь закрыта на ключ - по крайней мере, он торчал из дверной скважины, насколько можно было увидеть в пламени многочисленных свечей. Эллери уселась на кровати, отметив, что на ней нет одежды, и только тогда заметила Кора. Он сидел на полу, привалившись спиной к кровати, и потягивал вино из бокала.
  - Ты поступила безрассудно, - сказал демон.
  - Прикоснувшись к разуму младенца? О да, весьма.
  - Это не просто ребенок. Мне казалось, ты поняла это.
  - Поняла, если б ты хоть что-то объяснил.
  - Я ничего не обязан объяснять смертным.
  - Тогда заткнись.
  Кор даже не шевельнулся. Эллери безумно раздражала самодовольная манера демона, и все же она должна была признать, что он спас ей жизнь.
  - Спасибо, Эртан.
  Он ощутимо вздрогнул, когда она назвала его истинным Именем. И пожал плечами:
  - Ты моя госпожа.
  - Но ты не обязан меня спасать.
  - Обязан, если хочу задержаться в этом мире.
  - А ты хочешь?
  - Конечно. По крайней мере, пока. Тут веселее, чем в Бездне.
  Он глотнул вина, и Эллери впервые подумала о том, что, может, демону не так уж сильно нужна ее душа. Может быть, его куда больше привлекает возможность побыть в этом мире, обрести материальное тело и поиграть собственной силой.
  Эллери вспомнила темное ничто, жаждавшее ее поглотить, когда она прикоснулась к разуму Тианы. По коже пробежала дрожь, и Эллери порадовалась, что в комнате так жарко.
  - Кто... что такое этот ребенок?
  - Наконец-то ты начинаешь задавать правильные вопросы, моя дорогая. Но я вынужден тебя разочаровать: понятия не имею.
  - А догадки?
  - О да, я определенно восхищен тобой сегодня.
  Кор поставил не допитый бокал на пол и поднялся, чтобы сесть на кровать напротив Эллери. Среди свечей его облик был демоническим более, чем когда-либо.
  - Отец ребенка - твой брат?
  Эллери кивнула.
  - Лиара наврала тебе, - покачал головой Кор. - Не знаю, с кем или с чем развлекалась твоя подруга, но одно могу сказать точно: человеком это существо не было. Девочка выглядит, как человек, но ты прикасалась к ее разуму, ты видела. В ней нет ничего человеческого, кроме облика и крови матери.
  - Но... кто она тогда?
  - Я же сказал: не знаю. Об этом лучше спроси у ее матери. Но девочка очень опасна, особенно для таких, как ты или я, связанных с Сумраком. Будь осторожна. На твою душу вообще-то претендую я, мне бы не хотелось, чтобы она оказалась поглощена каким-то слюнявым нечто.
  Эллери поняла, что герцог Бездны ничуть не преувеличивает. Если бы он не появился, "нечто" действительно было бы способно поглотить всю ее сущность. Поежившись, Эллери натянула одеяло повыше.
  - Решила постесняться? - приподнял брови Кор.
  - Не по себе от мыслей о ребенке. Сколько сейчас времени? Я опоздала на завтрак?
  - И на обед. Впрочем, на ужин, скорее всего, тоже.
  Эллери посмотрела на Кора с недоумением:
  - Я проспала так долго?
  - И я бы посоветовал тебе не покидать постель до утра. Наше маленькое орущее "нечто" порядочно потрепало тебя, лучше восстанови силы.
  - Наверное, ты прав.
  Эллери и вправду еще не чувствовала себя готовой спускаться вниз и уж тем более встречаться с Лиарой, которая наверняка начнет выяснять, что же произошло.
  - Отдыхай, - пожал плечами Кор. - Сюда никто не проникнет, пока я этого не захочу.
  - Хорошо, - Эллери кивнула, и одеяло немного сползло, обнажая клеймо над правой грудью, оставленное демоном.
  Ухмыльнувшись, Кор прикоснулся к знаку, и его пальцы оказались невероятно холодны, так что по телу Эллери пробежала дрожь.
  - Интересно, что бы сказал твой король-воздыхатель, если увидел это?
  - Мне кажется, он знает.
  - Скорее всего. Тэрис догадалась о моей истинной природе еще в первую встречу.
  Рука демона поднялась выше и аккуратно взяла Эллери за подбородок.
  - Твоя душа станет моей, - тихо сказал Кор. - Но когда-нибудь и тело твое будет принадлежать мне.
  - Ты закончил?
  - Нет, - он опустил руку и отодвинулся на прежнее расстояние. - Я хочу знать, зачем ты вызвала меня, зачем пошла на такой риск. Зачем тебе мир?
  - Не твое дело, демон. Ты просто выполняешь свою работу. А теперь вон из моей постели.
  Кор был настолько удивлен внезапной переменой в Эллери, что даже не нашелся, что ответить. Он молча встал и, подхватив бокал с вином, отошел в темную часть комнаты. Откуда наблюдал, как Эллери зарывается в одеяла, чтобы проспать до утра.
  
  Никто из присутствующих не хотел бы признаваться, но все периодически косились на пустые места Эллери и Кора. Они оба отсутствовали за завтраком, потом за обедом, а теперь и за ужином. Слуги уже успели сообщить, что они заперлись в покоях магички, никого не пуская внутрь, и главным предметом разговоров на кухне в этот день была ненасытность "родственничков", которым не хватает ночи.
  Господа были не столь категоричны, да и сплетничать за ужином считалось плохим тоном. Рэнтар с хмурым видом поглощал ужин, едва ли чувствуя его вкус. Еще днем он написал пространную записку и послал ее Эллери, но слуга вернулся ни с чем: как он сообщил, лорд Кор даже не пустил его на порог, велев убираться прочь.
  Вежливость определенно не входила в число достоинств Кора, но Рэнтара беспокоило отнюдь не это. Ему казалось, он изнывает от беспокойства, хотя в глубине души он понимал, что попросту снедаем ревностью.
  Тэрис оказалась более наблюдательной. От нее не укрылось, что леди Лиара бледна и подавлена, она явно что-то знала, и именно об этом шепталась с мужем, после чего Кэйран помрачнел больше обычного. И Тэрис многое бы отдала, чтобы узнать, что же случилось.
  
  С трудом дождавшись окончания ужина, Лиара устремилась в свои покои. Она с порога подбежала к няне и выхватила ребенка из ее рук. Старая женщина, если и была удивлена, ничем не показала: на своем веку она повидала много чудачеств мамочек со своими первенцами. Покачав головой, она предпочла промолчать и выйти прочь.
  Оставшись наедине с ребенком, Лиара баюкала и приговаривала что-то успокаивающее, хотя единственной, кого стоило успокаивать, была она сама. Ее не на шутку встревожило произошедшее в спальне с утра. Лиара достаточно давно и хорошо знала Эллери, чтобы не сомневаться в ее искусстве. А тут что-то пошло не так. С ее ребенком!
  Она посылала слуг к комнате магички, но те возвращались ни с чем. Тогда Лиара пошла сама, и ей Кор все-таки открыл. Впрочем, дальше порога не пустил, с раздражением заявив, что Эллери сама сообщит все, что сочтет нужным, и тогда, когда сочтет нужным. Он захлопнул дверь перед Лиарой, и это встревожило ее больше прежнего.
  В дверь постучали, и леди крутанулась с ребенком на месте, как будто что-то здесь могло ей угрожать. Повторный стук прервался на середине, и посетитель сам распахнул дверь, оказавшись всего лишь Кэйраном.
  - Что ты здесь делаешь? - спросила Лиара, прижимая дочку к себе.
  Ее муж ничего не ответил. Он стоял, подпирая косяк и, когда, наконец, оторвался от него, нетвердой походкой направился к жене. С отвращением Лиара поняла, что он пьян.
  - Проваливай отсюда, - прошипела она. - Не хочу видеть тебя в таком виде!
  - Что, я тебя не устраиваю, женщина?
  Он с трудом фокусировал взгляд, и, кажется, большая часть сил Кэйрана уходила на то, чтобы стоять в прямом положении.
  - Ты! - он ткнул в жену пальцем, успев забыть, зачем это сделал. Потом опустил руку и уставился на нее. - Что не так с нашим ребенком?
  - С ней все в порядке, - холодно ответила Лиара.
  - Врешь! Ты сама сказала, что тут было! Моя сестрица может быть полоумной и связавшейся с демоном, но она знает магию! Тут что-то не так. Что с нашим ребенком?
  Кэйран качнулся вперед, собираясь то ли приблизиться, то ли взять Тиану в руки. Отшатнувшись, Лиара крепче прижала к себе малышку и тихо сказала:
  - Только прикоснись к нам, и я тебя убью.
  Кэйран тупо уставился на жену, потом развернулся и нетвердой походкой вышел прочь из комнаты. Подскочив к двери, Лиара захлопнула ее и только после этого позволила себе расслабиться.
  Баюкая заворочавшуюся Тиану, Лиара внезапно осознала сказанное Кэйраном... Эллери связалась с демоном?
  
  Праздник середины зимы всегда праздновался с особенным размахом - может быть, потому что был единственным за всю долгую и снежную зиму. В Фелинцере к нему подошли с должным уважением: в главный зал притащили множество еловых веток, которые наполнили хвойным ароматом весь замок. Праздничные яства готовили весь день, так что к ужину был накрыт стол и подготовлены танцы.
  Тэрис переодевалась трижды. Она никак не могла решить, какое же платье будет подчеркивать ее статус Верховной жрицы Невертара, и в то же время затмевать прочих дам. В итоге, Тэрис выбрала черный шелк, плотно обтягивающий верхнюю часть тела, и ниспадающий пышной юбкой до земли. Пара серебряных украшений на руках и волосах дополняли образ, и Тэрис осталась довольна отражением в зеркале.
  В дверь постучали, и жрица открыла дверь брату, тоже успевшему принарядиться.
  - Для меня честь сопровождать тебя, сестренка.
  Тэрис присела в реверансе перед братом и владыкой, взяла его под руку, и они вместе двинулись в зал.
  - Как думаешь, Эллери спустится? - шепнул Рэнтар.
  С трудом удержавшись, чтобы не закатить глаза, Тэрис ответила:
  - Конечно. Вряд ли она пропустит праздник.
  Или Кор. Если судить по смутным рассказам, демоны никогда не упускают шанса повеселиться. И если весь вчерашний и сегодняшний день он вместе с магичкой предпочитал отсиживаться за закрытыми дверьми, вряд ли на праздник продолжит в том же духе.
  В зале, освещенном только свечами, уже сидели Кэйран с супругой. Глава рода дель Тери крутил в руках бокал и, похоже, уже начал праздновать. Лиара в строгом платье темно-зеленого цвета держалась с ним подчеркнуто вежливо, но явно старалась не разговаривать лишний раз.
  - Добрый вечер, - Тэрис уселась за стол. - Как приятно вас видеть. Как ребенок, леди Лиара?
  Та едва заметно изменилась в лице и только кивнула, что лучше всяких слов сказало Тэрис о том, что ее подозрения верны. Что-то не так с девочкой. Что-то, о чем определенно знает Эллери.
  Магичка явилась спустя несколько минут. В сопровождении Кора, решившего выбрать традиционные черно-красные цвета, она вошла в зал и уселась напротив Тэрис. Даже жрица была вынуждена признать, что красный цвет весьма идет Эллери, да еще определенно перекликается с нарядом Кора. Интересно, чья это была идея, его или ее?
  Между тем, подали закуску, музыканты начали что-то играть. В Фелинцере расположились не только лорды с леди, но и некоторый гарнизон, призванный то ли охранять, то ли успокаивать манию преследования Рэнтара. В любом случае, никто не был против, особенно учитывая тот факт, что солдат обычно видно не было. Только в праздник они собрались в зале, за собственным, более простым, столом. Так что главный зал заполнили все замковые обитатели.
  Тэрис подобного соседства не одобряла, но Рэнтар был в восторге, считая, что владыка должен быть ближе к народу. После некоторого количества вина он вообще перебрался к воинам, где его любили и принимали. Кэйнар подобной любовью не пользовался и остался сидеть за столом, опорожняя кубок за кубком. Кор, похоже, пришел в восторг от всего происходящего и под веселую музыку и вино обнимался с Рэнтаром. Лиара подсела к Эллери, и они обе устроились у очага, оставив Тэрис в одиночестве за столом, вместе с методично напивающимся Кэйраном.
  
  - Я хотела поговорить с тобой.
  Пламя отбрасывало причудливые тени на точеное лицо Лиары и ее уложенные вокруг головы волосы. Эллери было жарко, но уютно. К тому же, место у очага оказалось самым тихим: за их спинами веселились солдаты с Рэнтаром и Кором, но никто, даже вездесущая Тэрис, не мог их подслушать.
  - Знаю, - кивнула Эллери. - Я сама должна была поговорить с тобой. Но до этого... не могла.
  - Что случилось?
  Эллери опустила голову, смотря на сцепленные на коленях руки. Весь день она просидела в комнате не только из-за того, что ей требовался отдых, но еще из-за неизбежных объяснений с Лиарой. Она не знала, как начать разговор, и главное, как его продолжить.
  - Я прикоснулась к разуму Тианы. И почувствовала что-то чужое - что-то, страстно желавшее поглотить меня. Это ведь не ребенок Кэйрана?
  Эллери посмотрела на Лиару, и под взглядом подруги та невольно смутилась. Она отвернулась к пламени очага и усмехнулась:
  - Честно говоря, думала, это станет ясно гораздо позже. А вон как оказалось. Да, ты права, отец ребенка вовсе не Кэйран. Иногда мне кажется, твой братец вообще не способен сделать ребенка.
  - Расскажи мне. Как подруге - и как магичке. Я должна знать, что это.
  - Ты даже не представляешь, как одиноко в поместье Кэйрана, - вздохнула Лиара. - Когда я выходила за него замуж, то не замечала его склонности к уединению, а потом стало слишком поздно. Ты осталась в родовом гнезде после смерти отца, а Кэйран предпочел поселиться в уединенном поместье. Сначала мне нравилось. Тишина, покой, я предоставлена сама себе, и никто не мешает мне. Но потом наступила наша первая зима, и я думала, что умру от скуки и тоски.
  Бывало время, я не видела Кэйрана сутками. Он пропадал где-то в библиотеке или занимался тем, что упивался собственным уединение. А я не могла так. Мне нужно движение, мне нужна жизнь... все то, чего не могли дать ни Кэйран, ни его дом.
  Я хотела завести любовника. Но мы жили настолько уединенно, что все знали даже последнего конюха. Это было бы слишком опасно. Хотя, как ты понимаешь, любовник у меня все-таки появился, пусть и совсем не такой, о каком я могла подумать.
  Первый раз он явился ночью. Я проснулась именно потому, что знала: в комнате кто-то есть. Мы с Кэйраном спим в разных спальнях, тогда это спасло меня. А может быть, привлекло его. Кого? Не знаю. Ты спрашиваешь, кто отец моего ребенка, но я не могу тебе ответить. Потому что не знаю.
  Он приходил каждую ночь. Он ласкал меня так, как не делал ни один мужчина до этого. Он нашептывал мне слова о местах, которых я никогда не видела, и о жизнях, которыми я никогда не жила. Все мои дни проходили в ожидании этих встреч. Я жаждала их. Я тянулась к нему... к существу, которого даже не знала.
  Однажды он не пришел. Ни в одну ночь, ни в следующую. Я плакала, проклинала небеса, но ответом мне была тишина. Наступала весна, но ничто меня не радовало, потому что не было его. А потом... потом я поняла, что беременна. И поняла, почему исчезло существо - оно добилось, чего хотело. Или, наоборот, испугалось того, что получилось.
  Эллери еще долго молчала, вглядываясь в пламя и не решаясь нарушить тишину. Наконец, она прочистила горло:
  - Никогда не слышала ни о чем подобном. Ты даже не представляешь, кто отец?
  - Даже не знаю его имени - если, конечно, это существо им обладает. Расскажи Кору, может, твой демон лучше осведомлен о подобных вещах.
  - Так ты знаешь?
  - Кэйнар проговорился.
  Эллери вздохнула: она, конечно, подозревала, что придется рассказать подруге об истинной природе Кора, но не думала, что так быстро.
  - Я поговорю с ним, - кивнула магичка. - Раз он демон, то наверняка больше нас знает о подобных существах.
  - А что... когда ты прикоснулась к сознанию Тианы, это было очень страшно?
  - Ли, твоя дочь едва не убила меня.
  
  Увлекшиеся разговором подруги и не замечали, что Тэрис давно подсела к порядком пьяному Кэйнару, а тот, не очень осознавая, кто его слушает, рассказывал - говорил и говорил о демонах, о своих подозрениях и о ребенке, который наверняка не его.
  Никто не обращал внимания на парочку, особенно когда перед порядком разогретой публикой начали выступать танцовщицы. Рэнтар приберег их именно для праздничного вечера - а еще одна из них постоянно грела его постель ночами. Прикрытые только легкими прозрачными платками, танцовщицы извивались под музыку и дразнили разгоряченных мужчин.
  Рэнтар отыскал глазами Эллери: вместе с Лиарой они сидели около очага и с равнодушием смотрели на дикие танцы. Растолкав солдат, король приблизился к женщинам.
  - Можно тебя?
  Эллери посмотрела на него с удивлением, но пожала плечами и поднялась, отперевшись на протянутую руку. Но Рэнтар не спешил отпускать ее. Наоборот, его ладонь жадно потянулась выше, губы уже прикасались к обнаженной шее магички.
  - Что ты себе позволяешь? - Эллери попыталась вырваться, но Рэнтар только крепче ее сжал. Он так долго ждал этого момента!
  Он даже не успел понять, когда рядом оказался Кор, и каким образом тому удалось не только отпихнуть короля, но и ударить его по лицу.
  - Хватит!
  Кор с раздражением обернулся на Эллери. В его глазах полыхала ярость Бездны. Он не заметил или не хотел замечать, что оглушенный и удивленный Рэнтар с трудом пытается подняться на ноги, а из его рассеченной губы течет кровь.
  - Прекрати, - повторила Эллери. - Не трогай его.
  Отвернувшись, Кор был готов еще разок ударить Рэнтара, но его остановили резкие слова Эллери:
  - Я приказываю тебе!
  Он вздрогнул, но замер. Потом медленно повернулся к Эллери и тихо сказал:
  - Да... госпожа.
  Кор ушел прочь, а Эллери еще стояла, будто оглушенная его словами. В его шепоте было столько боли, что это казалось удивительным и не укладывающимся в понимании магички. Она могла ожидать ярость, ненависть... но только не боль.
  Он всего лишь хотел защитить ее. Со всей яростью Бездны, но только защитить, как делал уже не раз. А она напомнила о его месте. О том, что от него не требуется ничего, кроме служения тому, что она скажет.
  Оставив Рэнтара, так ничего и не понявшего, на попечение Лиары, Эллери кинулась за Кором. Она понятия не имела, куда он мог пойти, но искать долго не пришлось. Демон стоял в полутемном коридоре, на пути к жилым комнатам. Он обернулся, услышав Эллери, но в полумраке она не могла разобрать выражение его лица.
  - Прости, - она остановилась перед ним. - Прости.
  Кор не ответил. Он рывком прижал девушку к стене, и в их венах отражались глухие удары барабанов из зала. Сжав запястья Эллери, Кор поцеловал ее, всем телом прижимая к стене. Но магичка не сопротивлялась, наоборот, подалась навстречу демону. Его рука уже задирала ее платье, ладонь прошлась по гладкой ноге, скользнула глубже, и девушка застонала.
  Подхватив ее на руки, демон в мгновение ока оказался в спальне. Легкого усилия его воли оказалось достаточно, чтобы дверь с громким хлопком закрылась за их спинами. Аккуратно уложив Эллери на постель, демон продолжил ласкать ее тело, медленно раздевая. Она уже не сдерживала стонов, просто потянулась к его собственной одежде.
  
  Демоны не любят солнце. Это общепризнанная истина, и Эллери уже успела убедиться, что она совершенно точно верна. Поэтому в ее комнате всегда царил полумрак, окна скрывала тяжелая ткань, служившая защитой и от дневного света, и от холода. Случайные лучи не могли разбудить, поэтому проснувшись, Эллери не представляла, который час. Потянувшись, она подхватила едва не сползшее одеяло и покосилась на место рядом в кровати.
  Разумеется, Кора там не было. Демоны не спят. Эллери огляделась, но казалось, не только в спальне, но и во всех покоях магички царили тишина и покой.
  Она нахмурилась и вылезла из теплой постели. Пол был холодным, Эллери поднялась на носочки, чтобы касаться его как можно меньше, и заторопилась в соседнюю комнату.
  - Отлично выглядишь.
  Кор сидел в кресле и оценивающе оглядел вбежавшую девушку. Сам он тоже не потрудился одеться и, казалось, ничуть не страдал от холода. Впрочем, скорее всего, так оно и было, демонов вряд ли интересует температура воздуха.
  - Давно тут сидишь?
  - Достаточно.
  Он разглядывал ее нагло и бесцеремонно, но никакого смущения Эллери не чувствовала. Да и глупо было бы смущаться теперь, после всего, что они делали ночью.
  - Как ощущения? - полюбопытствовал Кор. - Говорят, демоны - отличные любовники, по сравнению с людьми.
  - Ты и сам знаешь, что отличные.
  - Знаю. Но мне было бы приятно услышать от тебя.
  - Ты недостаточно самоуверен?
  - О, ты во мне сомневаешься? - Кор вскинул брови в притворном изумлении. - Я думал, что веду себя очень... по-человечески. Или человеческие любовники не интересовались у тебя, как они в постели?
  - Нет.
  После того, что они творили ночью, желание Кора походить на человека, пусть и в шутку, выглядело странным и неуместным. Даже немного раздражающим. К тому же, Эллери начинала мерзнуть. Обхватив себя руками, она сказала:
  - Лучше бы комнату погрел.
  Развернувшись, девушка вернулась в кровать, еще хранившую тепло ее тела. Только теперь она начинала осознавать, что же произошло, и к чему может привести. Никогда раньше Эллери не сожалела о том, что сделала, но нынешняя ночь стала представляться большой ошибкой.
  Кор как будто подслушивал ее мысли, хотя магичка знала, демоны подобными талантами не обладают. Он, не торопясь, вошел в спальню и забрался под одеяло. Его тело оставалось ледяным, как будто он много времени провел на морозе.
  - Я же говорила, - Эллери отодвинулась. - Лучше бы комнату прогрел.
  - Предпочту иные способы согревания.
  Эллери вздохнула:
  - Может быть, вызов тебя и был ошибкой, демон... но в таком случае, надо пользоваться ошибкой по полной.
  Много позже, когда они лежали рядом, уже разгоряченные и уставшие, Эллери подумала, что если это ошибка, то чрезвычайно приятная. К тому же, снимавшая последние преграды, еще остававшиеся между госпожой и ее демоном. Ее душа все равно попадет к нему, так какая разница, где сейчас тело.
  - Я хочу поговорить с тобой, - неожиданно сказал Кор.
  - Очень человеческое начало.
  Вместо ответа, демон сел на кровати и серьезно посмотрел на Эллери.
  - Я должен знать, понимаешь? Должен понимать, зачем тебе все это.
  Магичка вздохнула. Шестой герцог Бездны оказался на удивление настырным существом, не желавшим просто так сдаваться. Она могла понять его мотивы, но это не меняло того факта, что предстоящий разговор Эллери воспринимала без всякого энтузиазма.
  - Хорошо, - она перевернулась на спину, позволяя Кору любоваться на свою грудь. - Если ты так хочешь знать, я расскажу. На самом деле, мне вовсе не нужен мир.
  Еще некоторое время Эллери помолчала, собираясь с мыслями.
  - Это началось давно. Впрочем, что значит давно? Субъективное ощущение, слишком субъективное... но в моих словах и без того слишком много субъективного. Итак. Все началось тоже зимой, когда мы с братом жили в замке дель Тери, отец был жив, а Лиара гостила у нас не правах подруги, но пока не родственницы. Это была спокойная зима. В меру снежная, в меру тоскливая. Я читала магические книги и проводила время с Лиарой и собаками - охотничьи псы отца, но он больше не выходил на охоту после смерти матери.
  В замке царили уютная тишина и покой, пока однажды ночью они не были нарушены собачьим воем. Мы переполошились, удивились, но наше удивление стало еще большим, когда мы поняли, что наши псы всего лишь отзывались на другие голоса - протяжный многоголосый вой под стенами замка.
  Это были чужаки. Пришельцы с далекого севера, одетые в меха и кожу, верхом на огромных волках, сопровождаемые собаками и семьями. Они ничего не знали о владениях Семи домов, не имели представлениях о королях и лордах. Они подчинялись закону выживания и своему молодому вождю. А он, во время небывало суровой зимы, повел племя южнее. Они просили приюта - кочевники по сути, они не собирались задерживаться, всего лишь на пару недель. Охота была их жизнью, они просили всего лишь укрытия от снега, готовые приносить собственную пищу.
  Отец согласился. Это было так не похоже на него, но он согласился. И несколько десятков чужеземцев расположились во дворе нашего замка, отгородившись шкурами. Но мы все равно с интересом наблюдали за их жизнью, за их охотой, за их песнями у костра и за диким, таким непривычным для нас нравом. Они были щедры и делились с нами добычей с охоты, а мы приглашали их погреться у очагов и предлагали зерно, хлеб и другие запасы кладовых.
  У чужаков не было королей. Но во главе племени стоял молодой и своенравный вождь. Такой же дикий, как остальной его народ, такой же необузданный, как лесной зверь. Он был красив. Своей особенной, почти животной красотой, и многочисленные шрамы ничуть его не портили.
  Он часто бывал у нашего очага. И на ломаном языке рассказывал истории о жизни собственного племени, которые мы слушали, будто сказки. С каждым днем его речь становилась все более гладкой, он появлялся чаще, и случилось неизбежное.
  Меня завораживала его сила и страсть. А он, не скрывая эмоций, смотрел на меня и жаждал мною обладать. Как ни странно, заметила это лишь Лиара, именно она помогала устраивать будто бы случайные встречи наедине, вылазки в лагерь дикарей и прочие невинные мелочи. О да, они были невинны! Больше всего мной владело любопытство. Когда я поняла, что к этому примешиваются другие эмоции, стало уже слишком поздно.
  Тогда тоже был праздник середины зимы. Племя собиралось покинуть гостеприимный замок и двинуться дальше, но в тот вечер и ночь мы все перемешались, отчаянно празднуя. И мой вождь не выдержал - он был готов взять меня силой, но этого не потребовалось. Я сама отдалась ему, среди шкур и огней.
  На следующий день племя собралось и покинуло замок. Их путь звал дальше... и отец не сразу понял, что я сбежала вместе с ними. Лиара помогла мне, старательно прикрывая, пока не стало поздно преследовать нас. Впрочем, не уверена, что отец стал бы это делать.
  Племя приняло меня без колебаний. Они жили как одна большая семья в беспрекословном подчинении и уважении к вождю. Его решения были для них законом, и если он решил взять себе женщину, они не оспаривали этого. Жизнь племени оказалась суровой и тяжелой, но я на удивление быстро приспособилась. И уже вскоре меня было невозможно отличить от северных жителей. Кроме того, я немного владела магией, и этим умением заслужила уважение.
  Я учила их язык. А еще продолжала учиться. Старая шаманка племени не только взялась за мое просвещение, но, как позже выяснилось, знала мою мать... пришлая магичка, которая провела некоторое время в замке и родила ребенка от моего отца - она тоже принадлежала северному племени. Когда-то шаманка учила и ее.
  Так шли мои дни. С наступлением весны мы уходили севернее, переходя на обыденный, полностью кочевой образ жизни. Я привыкла к холоду, я любила молодого вождя и восхищалась им, а ночами мы изучали тела друг друга под нагретыми шкурами.
  Все было бы прекрасно, если у моего вождя не было мечты. Он хотела благополучия для племени, хотел, чтобы оно всегда было защищено высшими силами. Но высшие силы иногда пасуют: когда ночью на нас напали люди Истхайда, мы не были готовы. Волки и собаки подняли тревогу, только благодаря этому хоть кто-то смог спастись... но большая часть племени была уничтожена. В бессмысленной бойне, которую развязали люди, боявшиеся и ненавидевшие тех, кто не похож на них самих.
  Я и мой вождь собрали остатки племени, шаманка была мертва. Он хотел защитить племя, но не смог. Он... после той бойни я потеряла ребенка, которого носила. После этого вождь поцеловал меня и пообещал, что скоро вернется. Он хотел отыскать что-то - что-то, способное обеспечить нам защиту.
  Его младший брат стал вождем на время, и мы попытались жить, как раньше, но, конечно, это было бессмысленно. Помня уроки шаманки, я входила в транс и посылала свой дух на поиски моего вождя, но все было бесполезным. Но однажды - однажды я сразу почувствовала его. Дух вождя прошептал мне на ухо имя - твое имя, демон. И потом исчез. Я понимала, что это значит. Мой вождь погиб, отдал жизнь за то, чтобы отыскать это Имя.
  Я не знала, что с этим делать. Воспользоваться Именем мне бы не хватило сил, а оставаться в племени я тоже не могла. Теперь, когда вождь был мертв, новым стал его брат. Взбалмошный и безответственный, он жаждал обладать мною и медленно вел остатки племени к раздору и гибели. Многие уходили. Ушла и я. К тому же, меня вел долг перед мертвым возлюбленным.
  Я искала учителей. Магов, которые смогли бы рассказать мне о демонах, обучить меня. В Речных землях я нашла то, чего так жаждала: старый маг, которого все считали выжившим из ума, заведовал библиотекой, в которой и жил. Я пришла, чтобы попросить книг о демонах, а он внимательно посмотрел на меня и сказал, что вызывать их не стоит. Так мы познакомились, а потом он начал обучать меня.
  Мои первые шаги в магии были интуитивными, почерпнутыми из книг. Дальше обучала шаманка северного племени, а в итоге маг показывал мне привычную магию людей. И этот коктейль стал тем, что я есть сейчас.
  Он умер почти одновременно с моим отцом. Тогда я вернулась домой, в замок. Кэйран не стал со мной спорить и постарался как можно скорее сбежать в собственный дом. А я осталась готовиться к вызову демона.
  
  Кор задумчиво молчал, уставившись куда-то на стену. Он пытался осознать рассказ Эллери.
  - Так вот откуда твоя сила, - пробормотал он. - Природные данные, северная кровь и южная, да еще такой коктейль магий, которые ты знаешь. Я только не понимаю одного. Зачем тебе мир?
  - Племени не требуется защита, которой так хотел вождь. С его смертью и остатки племени развалились. Но он отдал свою жизнь за Имя. Он верил в то, что делал. Я не могу допустить, чтобы его смерть была напрасной.
  - Но мир? При чем здесь мир?
  - Я хочу отыскать его тело.
  - Чтобы похоронить?
  - Чтобы возродить.
  Эллери перевернулась на живот и заглянула в глаза Кора:
  - Он отдал жизнь за твое Имя... его душа в Бездне, и я знаю, демоны могут возвращать их. Возвращать в тела. Поэтому мне необходимо найти его тело.
  - Почему ты не попросишь меня?
  - Знаю, что ты не сможешь. Тебе потребуется точное место, а мне нужно отыскать давно потерянное. И мне проще искать в землях, которые принадлежат мне.
  - А что потом? Найдешь его тело, воскресишь. Что потом?
  - Преподнесу ему весь мир. Он сможет основать новое племя там, где пожелает, и оно всегда будет защищено. Потому что мир, который оказался так жесток, будет моим.
  Они молчали. Эллери вновь переживала события давно минувших дней, воспоминания о шкурах и племени все еще причиняли боль, хотя сейчас она была будто бы покрыта коркой безразличия. У нее были обязательства перед мертвым вождем, и она не собиралась их оставлять.
  Кор прочистил горло.
  - Так ты... ты делаешь это ради любви?
  - Ради памяти.
  Больше они ничего не говорили. Только демон, не торопясь, вылез из-под одеял и оделся. А когда они заговорили вновь, их разговор был о деле.
  
  Благовония не были предпочтением Невертара, скорее, самой Тэрис. Она любила сладковатые ароматы, которые слегка кружили голову и делали ближе к богу. Иногда они использовались в церемониях храма, но Тэрис имела личный, никак не связанный с храмом, запас. Его предоставлял щуплый торговец с юга, появлявшийся неизвестно откуда и исчезавший в никуда. Но Тэрис мало волновала личность незнакомца, пока он снабжал ее ароматными палочками и крупицами странных смесей.
  От запасов жрицы в Фелинцере осталась всего треть, но остатков должно было хватить до весны. А дольше задерживаться в замке она не собиралась. Тонкие пальцы перебирали ароматные палочки, но ни одна из них не подходила к нынешнему настроению Тэрис. Нахмурившись, она отбросила их на кровать, где сидела и поднялась. Овеваемая тонким черным шелком сорочки, жрица подошла к резному шкафу, который привезла с собой. Дверцы плавно поддались, и вот уже Тэрис вытаскивает изящную длинную коробку, инкрустированную драгоценными камнями. Невертар любит роскошь.
  Положив тяжелую шкатулку на кровать, Тэрис раскрыла ее, и руки застыли над ворохом мешочком. Наконец, она взяла один, в котором находилась землистая масса сине-зеленого цвета. Щепотка вещества упала на миниатюрную жаровню у кровати, и вскоре комната наполнилась будоражащими воображение запахами. Прикрыв глаза, Тэрис с удовольствием их вдохнула, и перед глазами пронеслись видения темных уголков леса, где в сумраке, образованном густыми кронами, с ветвей свисали лоскуты мха.
  Видение было нарушено стуком в дверь, и Тэрис с раздражение открыла глаза. Кто бы это мог быть? Она не ждала гостей. Соскользнув с кровати, жрица босиком прошла к двери, и каково же было ее удивление, когда она увидела на пороге Эллери.
  - Проходи, - Тэрис посторонилась, запоздало вспомнив, что едва одета.
  Но магичку подобные обстоятельства явно не смущали. Она прошла мимо жрицы, с интересом оглядывая драпированные тканью стены и ширмы из черного кружева. Тэрис порадовалась, что собственно спальня скрыта от глаза тонкой тканью, и у Эллери не хватит наглости влезть туда. А Тэрис точно не пригласит.
  - Приятный запах, - прокомментировала Эллери. - Благовония? Очень мило.
  Тэрис не сочла нужным комментировать. Жаровня стояла в спальне, там же осталась шкатулка, и они совершенно не касались явившейся магички.
  - Не сочти меня невежливой, Эллери. Но тебе что-то нужно?
  Магичка неопределенно пожала плечами. Не дожидаясь приглашения, она прошла в комнату, с интересом разглядывая окружающую обстановку. Это немного раздражало Тэрис, но становилось понятным, что просто так Эллери не уйдет, значит, все-таки придется сыграть в гостеприимство.
  - Присаживайся, - Тэрис указала на изящный диван, не слишком удобный, зато красивый. - Хочешь чего-нибудь выпить?
  - Нет. Я хочу поговорить.
  Тэрис осталась стоять, лениво ожидая, когда Эллери продолжит свой нудный и наверняка бессмысленный разговор.
  - Я хочу узнать силу Невертара.
  - Что? - Тэрис не пыталась скрыть удивления. - Ты не веришь в нее? Или в меня?
  - Дело не в этом. Зима подходит к концу, скоро мы выступим дальше. Я знаю, что может предложить мне Рэнтар, но не имею понятия, на что способна ты.
  - А что насчет тебя самой?
  Эллери развела руками:
  - Пример моей силы перед тобой. Я построила этот замок лишь силой магии. К тому же, ты знаешь, я - хозяйка демона. Тебе не достаточно?
  - Достаточно, - кивнула Тэрис.
  Эллери оставалась абсолютно спокойна, и жрица не могла не восхититься этим. Магичка спокойна признавала за собой власть над демоном, не скрывала и давала понять, что в курсе того, что Тэрис обо всем известно. Эллери не отрицала того, что отдала душу за успех. У нее хватило силы воли на это - и силы магии для демона. Это действительно впечатляло.
  - Твоя очередь, - сказала Эллери. - Я хочу понять, что можешь предложить ты и Невертар. Насколько стоит считаться с вами.
  Она хочет прощупать их силу. Губ Тэрис коснулась едва заметная улыбка: похвальное стремление, пусть и очевидное. Что ж, если магичка хочет узнать силу Невертара, почему бы и нет? Она будет удивлена.
  - У Невертара не так много истинных почитателей, - сказала Тэрис. - Но его уважают все подданные моего брата.
  - Бояться.
  - Да, - не стала отрицать жрица. - Бояться. И, позволь заметить, не зря. Это жестокий и кровавый бог... но справедливый.
  - Позволяющий служителям устраивать ритуальные оргии в храме.
  - У каждой религии свои обряды.
  Тэрис села на колени перед Эллери. Это не было жестом преклонения, просто жрице было необходимо оказаться на одном уровне с магичкой, чтобы взять ее за руки. К тому же, Тэрис знала, что при касании мощи Невертара лучше оставаться на полу.
  Ладони Эллери оказались маленькими и сухими. Сжав их, Тэрис закрыла глаза и вознесла краткую молитву своему богу.
  Она знала, что избранная. Знала давно, еще с первой ночи посвящения. Никого другого не касался Невертар, никому больше не передавал свою силу, и ни с кем из жрецов не говорил. Только она была его избранной.
  Только она имела настоящую власть.
  "Покажи ей", прошелестело в сознании Тэрис. Не громче шепота, неопределенного, неясного, но такого понятного для избранной. Она мысленно кивнула, не уверенная, может ли Невертар понять подобный жест. Но он точно смог оценить то, что последовало потом.
  Перед глазами возникли полноводные реки пламени и земля, покрытая черной коркой. Она медленно тряслась, как будто готовилась взорваться, а воздух был густым, не позволяя дышать. Он заполнял легкие, раздирал кожу и проникал сквозь поры в тело, взрывая огнем каждый кусочек.
  Тэрис не чувствовала этого, она не ощущала боли. Но знала, какой та должна быть. Последователи Невертара знали все о боли. И она знала, в этот миг Эллери чувствовала мощь Невертара.
  Отпустив руки магички, жрица открыла глаза, с удовлетворением наблюдая, как Эллери повалилась на диван, жадно хватая ртом воздух. Никакая магическая защита не помогла ей, не смогла защитить. Как и всегда, Тэрис испытывала восторг при виде силы своего бога.
  - Ты видела, - сказала жрица. - Этого достаточно?
  Эллери не смогла ответить, только кивнула. Ей потребовалось еще несколько минут, прежде чем она смогла восстановить дыхание. Только после этого магичка наконец-то сказала, прочистив горло:
  - Достаточно.
  Она ушла, не произнося ни слова больше, а Тэрис еще долго сидела на коленях, размышляя о Невертаре и чувствуя его силу. Наконец, она поднялась на ноги и заперла дверь покоев. Она вновь вернулась в спальню, где успели догореть благовония. Но это не имело значения. Запах пропитал помещение, и это было самыми удачными декорациями для особенной молитвы - той, на которую имела право только избранная. Невеста Невертара.
  Скинув тонкую ткань одежды, Тэрис взяла со стола костяную расческу, украшенную драгоценными камнями, и расчесала длинные волосы, чтобы они приобрели шелковистый вид. После этого она открыла флакончик с ароматным маслом и вылила несколько капель себе на руки.
  Шкатулка с благовониями уже переместилась на пол, когда Тэрис улеглась среди разметавшихся одеял. Ее руки нежно массировали тело, втирая масло, глаза жрицы оставались прикрыты в ожидании момента, когда Невертар явится к своей невесте. Она знала, миг уже близок.
  Ее руки ласкали кожу, возбуждали, пока одна не переместилась ниже, между ног, продолжая возбуждать там - до того момента, пока Тэрис не почувствовала присутствие иной силы. Иного тела, невидимого, но ощутимого на ней. Чужих рук, прикасавшихся к ее коже. Чужих невидимых губ, прошептавших:
  - Уничтожь его, и она не будет представлять для тебя угрозу. Мир будет твоим, моя невеста. Уничтожь его. Он уязвим для нашей силы.
  А потом Невертар наконец-то вошел в нее, и Тэрис ни о чем больше не думала.
  
  - Это было не разумно, - заметил Кор. - Не стоило снимать защиту.
  - Иначе она смогла бы ее прощупать, оценить. Пока ни к чему.
  Эллери устало развалилась в кресле, а Кор сидел на кровати, с интересом рассматривая магические склянки, доставшиеся Эллери еще от прежнего учителя из библиотеки. Несмотря на кажущуюся небрежность, он внимательно слушал рассказ магички и признавал, что кое-что разумное в этом всем, конечно, было.
  - Она могла поверить, что твоя защита очень слаба.
  - Да, - кивнула Эллери. - Но вряд ли в это поверит Невертар.
  - Он силен?
  - Очень. Но у него есть слабое место.
  - Правда? Какое?
  - Тэрис.
  Демон опустил склянку с зеленой жидкостью, которую крутил в руках, и, нахмурившись, посмотрел на Эллери.
  - Хочешь сказать...
  - Хочу сказать, что он, как и ты, не имеет силы в этом мире. Но ты можешь воплотить ее в теле, потому что я вызвала тебя. А он может воплотить ее через Тэрис, пока она служит ему.
  - Вроде прекращать она не собирается.
  - Нет. Но она не понимает, что ее используют.
  Кор задумался, даже забыв и склянках. В этом был смысл. За долгую жизнь он неплохо узнал людей, а уж такой честолюбивый их тип как Тэрис встречался ему чаще всего. Они много о себе мнят, но за собственной жаждой власти не видят простого: как существа, которые, как они полагают, служат им, на самом деле овладевают ими. И каким неприятным и разрушающим может быть открытие.
  - Даже не подозревает? - спросил Кор.
  - Думаю, нет. Скорее всего, считает себя избранной, равной этому своему Невертару.
  - Стоит проверить.
  Оставив на кровати склянки, Кор поднялся на ноги и направился к двери.
  - Куда ты? - удивилась Эллери.
  - К Тэрис, разумеется. Попробую что-нибудь узнать.
  - С чего ты взял, что она расскажет.
  - Я не буду спрашивать. Есть другие способы.
  Он не стал распространяться, а Эллери не спрашивала, поэтому Кор счел за лучшее быстренько уйти, пока магичка не начала задавать вопросов. На самом деле, все было просто: демон знал, чего хочет Тэрис, и был готов с этим поиграть.
  Он догадывался, каким образом Невертар поддерживает в жрице веру в собственную избранность. Этот похотливый бог никогда не ограничивался только силой, он всегда любил кое-что более материальное.
  Кор остановился перед дверью жрицы и постучал. Ждать пришлось долго, но никто так и не вышел. Кор нахмурился и постучал еще раз. Наконец, дверь все-таки открылась, и на пороге возникла Тэрис. Несколько растрепанная, как будто только проснулась.
  - Я не вовремя? - приподнял бровь Кор.
  - Проходи.
  Чувствительные ноздри демона тут же уловили ароматы благовоний, бессмысленные и раздражающие. И еще магию - магию Бездны. Похоже, не так давно Невертар напоминал невесте о ее избранности.
  - Как проводишь время долгой зимой? - поинтересовался Кор.
  - В изысканиях. Ты зашел на бокал вина? Очень мило.
  - Я только что от Эллери. Ты произвела на нее впечатление.
  - Правда?
  Жрица прошла вглубь комнаты, и Кор не мог видеть ее лица, но чувствовал, как жрица улыбнулась. Конечно, не правда. Все это знали.
  - А ты? - Тэрис обернулась. - Ты впечатлен?
  - Тем, что ты знаешь, кто я? Не очень. Я не особенно скрывал этот факт. Просто люди не всегда понимают очевидные вещи.
  - Я не похожа на других людей.
  Тэрис уселась на диван. Ее поза была чуть откровеннее, чем следовало бы. А ткань, и без того прозрачная, будто бы невзначай оголила ногу. Кор знал, чего от него ждали, поэтому покорно посмотрел на прекрасные части тела жрицы. И уселся в кресло напротив нее.
  - Ты знаешь, чего стоишь, - сказал демон.
  - Стою?
  - Разумеется. У всего есть своя цена. И у всех.
  - Ты ошибаешься.
  - Разве? Чем купил тебя Невертар?
  Послышался стук в дверь, но ни один из них не пошевелился, чтобы подойти к ней. Кор и Тэрис смотрели друг на друга, и ткань еще больше сползла с ноги жрицы. Она улыбнулась:
  - Мой бог не покупал меня. Он ничего не покупает. Только берет силой... и дает. Тем, кого посчитает достойными. Ты считаешь меня не достойной?
  Тэрис наклонилась к Кору. Это был не прикрытый вызов, соблазнительный и дерзкий. Но Кор не успел на него ответить: дверь распахнулась, и в комнату буквально ворвался Рэнтар. Он мигом оценил обстановку, хотя и не понял ее.
  - Только тронь мою сестру, - тихо сказал Рэнтар.
  Кор изобразил живейшее удивление:
  - Я? По-моему, тебе стоит прочистить глаза, чтобы понять, кто тут в опасности.
  Неуловимым движением Тэрис изменила позу и выпрямила спину, приняв заученную позу жрицы. Теперь она действительно не выглядела соблазнительно, несмотря на свои полупрозрачные шелка.
  - Ты много себе позволяешь, демон! - сказала она.
  - Разве? Мне казалось, ты готова мне позволить куда больше.
  Они снова смотрели друг на друга, и Рэнтар, похоже, почувствовал себя лишним. Кор ощущал, в нем есть малая толика силы, но король так ее отрицал, что она теряла смысл. Рэнтар не желал иметь ничего общего ни с магией, ни с богами. Поэтому пробормотал:
  - Я... зайду попозже.
  Кору казалось, едва закроется дверь покоев, Тэрис сама бросится на него. Это было отчасти правдой. Она изящно поднялась, но застыла посреди комнаты. Похоже, она верила, что если его соблазнит, то сможет управлять. Но потом жрица подошла к еще тлеющей жаровне и взяла костяной нож, лежавший там же. Маленький аккуратны надрез на пальце - и пара капель крови упали, шипя, на угли.
  - Ты пьешь кровь, демон? Я слышала, некоторые создания Бездны могут вытворять что-то подобное.
  Кор поднялся.
  - Иногда.
  Мягкой, почти кошачьей походкой, Тэрис подошла к Кору и ее рука с еще кровоточащим пальцем обхватила его запястье. Она заглянула в глаза демону:
  - А моей крови ты хочешь?
  Он не отвел взгляда:
  - Нет. Твоя кровь слишком горька для меня.
  Освободив запястье из ее цепких пальцев, перепачканных в крови, Кор молча вышел в спальню, прикрыв за собой дверь. Когда щелкнул замок, он с трудом дошел до кровати и буквально рухнул на нее. В голове гудело, внутренности будто разъедало изнутри. Кор знал, это работает магия Тэрис, магия Невертара, и ему ни в коем случае нельзя показывать свою слабость ей. Но как, как она могла узнать, что ее сила работает против демона?
  - Кор? - костяшки пальцев жрицы постучали по закрытой двери. - Кор?
  Он хотел ответить, но голос не слушался. Пальцы демона вцепились в простыни, его вырвало, и он понял, что дело совсем плохо. У него хватило сил только на то, чтобы послать мысленный призыв Эллери.
  
  Магичка едва не подскочила на месте, когда почувствовала жгучий, полный боли, призыв. В нем не было слов, не было объяснений, только ощущения и просьба прийти. Кор. Он у Тэрис. И она что-то делает с ним.
  Эллери направилась к покоям жрицы так быстро, как только могла, хотя ей казалось, этого не достаточно. Она больше не слышала мысленного призыва Кора, и это стало тревожным знаком: то ли он решил, что этого достаточно, то ли был уже не в состоянии что-либо сделать.
  Подергав ручку двери покоев Тэрис, Эллери убедилась, что она заперта. Времени на размышления не было, и магичка прошептала несколько слов, после чего дверь попросту сорвало с петель. Пыль еще не улеглась, когда Эллери вошла в комнату.
  Жрица стояла в дальнем конце, из ее стиснутого кулака в жаровню падали густые капли крови. Ну конечно. Самая сильная магия - замешанная на крови, вся сила Невертара питалась ею. У Эллери не было времени на разговоры: воспользовавшись замешательством Тэрис, она прошептала еще несколько слов, и порыв ветра едва не сбил жрицу с ног. Но она устояла.
  - Моя защита куда сильнее твоей, - хищно усмехнулась жрица.
  Эллери ничего не ответила. Не останавливаясь, она подошла к Тэрис и ударила ее в живот. Жрица явно не ожидала подобной грубой физической силы: она задохнулась от боли, рука с рассеченной ладонью тут же упала. Рядом стоял кувшин с водой, на случай, если жаровня загорится: Эллери воспользовалась водой, чтобы затушить угли. Теперь все, связь между жрицей, Невертаром и Кором разрушена, чтобы вновь ее восстановить, ей понадобится новый огонь, новая кровь - и снова прикоснуться к демону. А этого Эллери не допустит.
  Оставив Тэрис шипеть от боли, магичка аккуратно выломала дверь в спальню. Кор лежал на кровати бессмысленной грудой одежды, но прежде чем подойти к нему, Эллери запечатала дверь: Тэрис наверняка сможет сломать магические печати, но вряд ли теперь будет это делать. И ей в любом случае потребуется время.
  Прошелестев юбкой по полу, Эллери подошла к кровати и присела. Она перевернула Кора на спину, ощущая жар его тела. Демон был без сознания, лицо его посерело, из уголка губ стекала струйка крови. Лучше, чем кто бы то ни было другой, магичка знала, что физическое тело, в котором воплотился демон - всего лишь часть его самого. Похоже, Невертар застал врасплох и основательно потрепал самую его суть.
  - Кор, - тихонько позвала Эллери. - Кор...
  Она оглянулась на дверь, но знала, что жрица не сможет ее услышать. Тогда она прикоснулась к щеке демона:
  - Эртан.
  Его веки затрепетали, как будто хотели открыться, но сил явно не хватило. Он оставался без сознания. Но имя обладает властью. А имя демона обладает еще и силой.
  - Эртан Териол Сентиналь, Шестой герцог Бездны.
  Он наконец-то открыл глаза и посмотрел на Эллери. Кор хотел что-то сказать, но вместо слов из его горла вырвался только булькающий хрип, который очень не понравился Эллери.
  Она огляделась в спальне, но не увидела ничего, что могло бы ей помочь. Снова посмотрев на Кора, похоже, опять потерявшего сознание, Эллери поднялась и начала рыться в вещах Тэрис, пока не нашла то, что могло быть ей полезно. Вернувшись к Кору, магичка провела тонким стилетом по запястью.
  Самая сильная магия - замешанная на крови.
  Первые капли упали на белые губы Кора, еще несколько проникли в рот, и лицо демона наконец-то дрогнуло. Эллери приложила запястье к его губам, ощущая, как кровь покидает ее тело и наполняет его.
  Ее не понадобилось много. В тот момент, когда Эллери почувствовала, что слабеет, руки Кора отдернули запястье девушки. Зажимая порез другой рукой, Эллери осела на постели. Но ее усилия увенчались успехом: Кор пошевелился и сел рядом с ней. Он уже не был таким бледным, глаза его блестели, а губы еще были в ее крови.
  - Что ты сделала? - выдохнул он.
  - Спасла тебя.
  - Все было не настолько плохо.
  Эллери устало повела плечами: у нее не было никакого желания спорить с упрямым демоном. Он, похоже, это понял.
  - Снова кровь. Ты связана со мной. Не только магией, но и своей кровью.
  - Мы и без того слишком тесно связаны.
  Кор внимательно смотрел на нее и, наконец, медленно кивнул. Он вытер губы тыльной стороной ладони, но движение все равно не смогло убрать всю кровь с лица.
  - Пойдем, - сказал Кор. - Нам обоим надо отдохнуть. Под защитой собственных покоев.
  - Почему ты не сказал мне? Почему не сказал мне, что уязвим для Невертара?
  Демон криво усмехнулся. С остатками крови на губах это выглядело почти зловеще.
  - Никто не любит признаваться в своих слабостях.
  Больше они не произнесли ни слова, пока проходили через полутемную комнату Тэрис, мимо самой жрицы, темным силуэтом застывшей в углу, и потом, пока добирались до покоев Эллери, чтобы улечься в кровать и забыться сном.
  
  Рэнтару было грустно. Пока его сестра соблазняет демона, он не может справиться с единственной своенравной девицей. Его не очень волновало, что она магичка, хотя отец подобного точно не одобрил бы. Знатный ловелас, он полагал, что ни одна женщина не стоит ухаживаний, если не способна их принять. К тому же, Его Величество Миртор Эуалевир, лорд Третьего Дома и господин Розы, терпеть не мог всех магов. Он никогда им не доверял и, по сути, имел на то все основания.
  Господа Терновника были скрытными одиночками, изредка собирающимися в небольшие, но не долгосрочные ковены. Рэнтар помнил, как отзывался об этом отец, как радовался, что магам не хватает мозгов хоть как-то сорганизоваться, иначе они стали бы мощной силой. Сам Рэнтар полагал, что магам не то чтобы чего-то не хватает, наоборот, слишком много. А именно - честолюбия. Именно оно не позволяет им объединяться. Рэнтар был согласен с отцом в одном: это определенно благо.
  Устав от хождения по комнате, юный монарх приблизился к окну, задумчиво рассматривая снежный пейзаж. Впрочем, стоило отметить, что солнышко светит уже вполне теплое и весеннее, а значит, скоро они смогут без проблем проехать по дорогам. Небольшому отряду вместе с охраной предстояло отправиться в Лостфолл, где они возглавят вновь собранную армию и разработают план покорения остальных земель. Их осталось не так уж много, на самом деле... и Рэнтар боялся признаться даже самому себе, но иногда ночью подумывал о том, что после, много после, можно будет перейти через горы или пересечь море и заняться завоеванием земель остальных Домов. Еще шесть огромных областей... и где-то там пелена таинственного Сумрака, который не двигается и что-то скрывает. Но его секрет, если кому и известен, только магам, именно им он дает силу.
  Рэнтар услышал легкий, едва слышимый стук в дверь и с раздражением подумал, что, вероятно, стучат уже не в первый раз. Неужели нельзя погромче? Как будто боятся. Но стоило главе Третьего Дома распахнуть дверь, как все его раздражение исчезло без следа. На пороге, потупив глаза, стояла Эллери. В руках она сжимала мятый клочок бумаги. Рэнтар узнал в нем собственные последние стихи, которые он послал магичке.
  - Я... - девушка запнулась, - я решила поблагодарить вас лично, ваше величество.
  Рэнтар не нашелся, что ответить, только отошел в сторону, пропуская девушку в комнату. Не поднимая головы, Эллери прошелестела платьем мимо короля и уселась на стул. Только в тот момент, когда закрываемая Рэнтаром дверь вернулась на место, магичка вскинула глаза, да так резко, что их взгляд буквально пронзил Рэнтара.
  - Спасибо, - негромко сказала она. - Я благодарна за все добрые слова. Очень лестно было их читать.
  - Я... рад, что тебе понравилось. По правде говоря, не думал, что это так.
  - Почему же? Я просто не люблю демонстрировать свои чувства.
  Бумага со стихами упала к ее ногам, и быстрым движением рук Эллери распустила волосы, до этого собранные в высокую прическу. Они каскадом рассыпались по ее плечам, и глаза Рэнтара невольно расширились. В простом движении было столько изящества и казавшейся ему соблазнительности, что Рэнтар невольно решил, что так просто не выпустит отсюда магичку.
  Она поднялась, как будто хотела уйти, но, на самом деле, всего лишь приблизилась к королю:
  - Я хочу попросить тебя об одолжении...
  - Все, что угодно!
  - На твоих землях живут северные племена.
  - Да, это так.
  - Твой отец развлекался тем, что уничтожал их вольные селения.
  Рэнтар нахмурился:
  - Никогда не слышал о подобном.
  - Надеюсь, я тоже не услышу никогда больше.
  Ее глаза пригвоздили его как некий экзотический экспонат, который стоит рассмотреть со всех сторон. Рэнтар знал, Эллери не использует никакой магии, но ее взгляд держал не хуже силы. Он не знал, да и не мог знать, что связывает магичку с диким северным народом, но понял простую вещь: она и глазом не моргнет, но уничтожит его, если узнает, что кто-то из северных людей пострадал от рук людей Третьего Дома.
  Рэнтар не мог вымолвить ни слова, только кивнул. Черты лица Эллери тут же смягчились, на ее губах промелькнула улыбка, и она вышла из комнаты.
  У короля не возникло мысли ее задержать. Он вообще начинал думать, что отец был прав, как никогда. И эта женщина точно не стоит ухаживаний.
  
  Пока Рэнтар провожал Эллери подобными невеселыми мыслями, она сама шагала по коридорам замка. Накинув на плечи какие-то меха, магичка вышла во двор и направилась прочь от замка, к белоснежному, не тронутому снегу, который не был виден из окон.
  Она долго оттягивала этот момент. Так долго, что больше ждать было нельзя. Либо она сделает это сегодня, либо так и будет тянуть со своей целью - той целью, ради которой все затеяла.
  Эллери опустилась в снег, ощущая, насколько он холодный. Но сейчас это не имело значения. Сейчас ничто не имело значения, кроме ее цели. Кроме того, что она должна отыскать.
  Она закрыла глаза и опустила руки в снег, протискиваясь сквозь его покрывшийся настом сугроб. Пальцы коснулись промерзлой земли, и губы начали шептать слова - слова заклятия и поиска.
  Земля, которая принадлежала ей, отзывалась. Эллери могла ощущать ее поверхность, могла ощущать все здания и всех людей. Сумрак не позволял ей видеть иные земли, но то, что было ее, принадлежало ей. Об этом заклинании рассказал ей учитель из библиотеки. Он отыскал его в древнем трактате, таком же древнем, как сами земли Семи Домов. Оно употреблялось владыками, чтобы следить за порядком, но с тех пор прошло много лет, владыки утратили магию, оставив ее лишь избранным, а заклинание отпало за ненадобностью.
  Но Эллери оно было необходимо. Она знала, что хочет отыскать. И ее мысленный взгляд, ее ощущения блуждали и блуждали. Она почти отчаялась, почти решила, что ей еще не принадлежит нужная земля, когда нащупала, буквально зацепила то, что искала.
  Это он. Ее вождь. Легкий след от него. Где-то в столице Лостфолла. Как же он оказался там? Впрочем... впрочем, ничего удивительного, что именно в большом городе он отыскал мага, знающего Имя. Отыскал и отдал за это жизнь.
  Эллери отдернула от земли одеревеневшие пальцы, с трудом вытащила их из снега и поднялась на ноги, которых почти не чувствовала.
  - У тебя все равно ничего не выйдет.
  Она резко обернулась и увидела Кора. Интересно, как долго он здесь?
  - Не стой у меня на пути, демон.
  - Что осталось от его тела?
  - Не знаю. Не могу почувствовать.
  - Можешь. Но не хочешь признавать. Что осталось от его тела?
  Эллери поджала губы:
  - Я не знаю... кости...
  - Знаешь.
  - Прах! От него остался только прах!
  Руки начинало болезненно покалывать, но Эллери не обращала внимания. Она знала правду, разумеется, почувствовала, что от ее бывшего возлюбленного остался только след. Пыль. Внезапно ее поразила догадка:
  - Ты знал!
  - Знал, - кивнул Кор. - Конечно. Иной платы за Имя Герцога Бездны и не могло быть. Только добровольно переданное Имя не убивает... а твоему вождю вряд ли кто-то выдал его добровольно.
  - Почему ты не сказал мне?
  - Что твои поиски бессмысленны? Ты сама должна была понять.
  Глаза Эллери превратились в две узкие щелочки:
  - Иди за ней.
  - Что?
  - Отправляйся в Бездну за душой моего вождя! Я хочу поговорить с ним. Вызволить его оттуда.
  - Не выйдет, - покачал головой Кор. - Ее нет в Бездне. Не забывай, я Герцог, я бы знал, если в последнее время к нам попадал новичок.
  - Но...
  - Где он? Вероятно, возродился, как и все прочие души.
  - Этого не может быть...
  Эллери, кажется, не понимала, что происходит. Не знала, что и думать. Весь ее поиск, все, что она делала, было подчинено одной цели. И эта цель оказалась недостижимой. Тела вождя не существует, а его душа давно в цепочке перерождений, ее не нужно доставать из Бездны.
  - Он просто умер, - тихо сказал Кор. - Тебе нет нужды оглядываться.
  Не отвечая, Эллери молча поковыляла по снегу к замку.
  
  Лениво развалившись на кровати, Тэрис курила трубку с ароматным, сладковатым табаком, и размышляла, как обратить ситуацию в свою сторону. Она бы чувствовала себя спокойной и умиротворенной, если бы Невертар так не злился.
  Это еще мягко сказано. Бог пришел в бешенство. Если бы раньше Тэрис не приходилось ощущать подобного, она бы, наверное, даже испугалась. Но Невертар никогда не был миролюбивым богом, он часто гневался, и верховная жрица привыкла к ощущению его ярости. В определенной степени, она даже придавала ей сил.
  Но Тэрис лучше, чем кто бы то ни было, знала, чем может обернуться этот гнев.
  Поэтому жрица выпускала в потолок ароматные колечки и размышляла, что же предпринять. Сила Невертара способна справиться с силой демона. Это прекрасно, вот только подходящий момент она уже упустила. Чтобы уничтожить Кора, необходимо не только пустить кровь, но и прикоснуться к нему - теперь он этого ни за что не позволит. Собственно, демон и раньше избегал жрицы, но теперь делает это с удвоенной энергией. Значит, надо что-то придумать. Может, совсем иное. Но демона необходимо уничтожить.
  Иначе Невертар уничтожит саму Тэрис.
  Мысль пришла жрице в голову в тот момент, когда табак закончился, а на пороге тенью появилась Габи, ее служанка.
  - Вы позволите говорить?
  - Конечно.
  - Вам это может быть интересно. Там... леди дель Тери, Госпожа Терновника.
  - Эллери?
  Тэрис рывком села на кровати. Ей как раз пришла в голову мысль, что можно попробовать добраться до демона через магичку. Раз она так быстро пришла ему на помощь, значит, между ними достаточно тесная связь, и это можно использовать.
  А теперь оказывается, есть что-то еще интересное о магичке.
  Тэрис ничего не стала спрашивать. Отбросив трубку на столик, она поднялась:
  - Где?
  - На главной лестнице.
  Покои остались позади, и Тэрис погрузилась в прохладу замка. Она неслась через переходы, пока не застыла в галерее, с которой хорошо видела лестницу и магичку.
  Эллери сидела, обхватив колени, и плакала.
  Лицо Тэрис вытянулось от удивления. Она никак не ожидала, что Эллери умеет плакать. Или что будет это делать у всех на виду. Никого вокруг не было, то ли так вышло, то ли слуги тоже попрятались, не зная, как реагировать. Рядом с Эллери остался лишь Кор, но и он, похоже, не понимал, что ему стоит сделать. Говорят, демоны не умеют плакать. Вероятно, он даже не знает, что это такое.
  Но Кор сделал очень человеческое движение: опустился на ступеньки рядом с Эллери и обнял ее. А Тэрис стояла в тени галереи, теребила кольцо и - улыбалась.
  
  Фелинцер наполнился радостным возбуждением. Солнце светило теплое, совершенно весеннее, снега таяли, и по дорогам можно было проехать. Этим и решили воспользоваться: Рэнтар заявил, что пора отправляться в Лостфолл, и возражающих не нашлось.
  Кэйнар хотел отослать жену домой, но Лиара отказалась наотрез. А после этого начала собирать свои вещи и малышку. Она заявила, что теперь не оставит мужа, хотя всем, кроме него самого, было понятно, что неугомонная леди попросту не желает оставаться запертой в собственном доме.
  Тэрис видно не было, Эллери тоже большую часть времени проводила в собственных покоях в компании Кора. Слуги сплетничали на кухне, как он шепчет на ухо магичке "моя госпожа". Они считали такое поведение верхом неприличия, но определенно находили любопытным.
  - Знаешь, что о нас шепчутся все слуги?
  Они лежали в постели, накануне отъезда, среди разбросанных подушек и смятых простыней. Кор проводил кончиком пальца по спине Эллери.
  - Плевать, - сонно пробормотала она. - Им же надо о чем-то шептаться.
  Она приподнялась на локтях и тряхнула головой, убирая волосы от лица. Повернувшись, магичка покосилась на демона:
  - Или ты думаешь, это может быть опасно?
  - Нет, пока они не увидели твое клеймо.
  Он ловко перевернул девушку на спину и прикоснулся губами к отметине, которую поставил сам, скрепляя договор. Его язык прошелся по выжженному кругу и знака, понятных только ему.
  - Моя душа станет твоей после смерти? - Эллери запустила руку в его волосы.
  - Моей. Но не совсем душа. Твоя сила, вся твоя энергия. Твоя память.
  - Я стану тобой?
  - В какой-то степени. Это возбуждает?
  Кор поднял голову и посмотрел на Эллери. Она не ответила, только притянула его голову к своей груди, ощущая, как его губы охватывают сосок, как его язык начинает с ним играть.
  - Возбуждает, - пробормотала Эллери, прикрыв глаза. - Но поговорим об этом позже.
  
  Кони похрапывали в нетерпении и натягивали поводья. Они косились на снующих людей и невольно испытывали то же нетерпение, что и они. После долгой зимы предстояла дорога. Пусть и не очень длинная, но это куда лучше стояния на одном месте, в замке, который успел всем опостылеть.
   Пока кони били копытами землю, люди деловито грузили припасы на короткий переход и занимали места. Лиара с младенцем удобно устроилась в санях, Кэйнар уже оседлал коня и стоял рядом с ними, мрачнее тучи. Рэнтара и Тэрис видно не было, но до запланированного выхода еще оставалось время. Кор сновал то там, то здесь, влезая во все. Эллери что-то нашептывала своей лошади, похлопывая ее по шее рукой в кожаной перчатке.
  Вскоре явились и король с сестрой, они оседлали коней, и Рэнтар наконец-то отдал сигнал к выступлению.
  Они двигались медленно. Пробирались по заснеженным дорогам, по которым можно было проехать, но еще с трудом. И полудневный поход всех порядком вымотал, хотя зрелище выплывающей из-за холмов столицы Лостфолла, носящей то же имя, стоило того, чтобы его увидеть. Аккуратные каменные дома, парящие шпили замка и, разумеется, огромное количество народа. Они высыпали на улицы при виде своего короля, приветствовали его радостными криками, и так на всем протяжении пути, пока импровизированная процессия не прибыла во двор королевского замка.
  - Ох-хо, мы дома! - рассмеялся Рэнтар. - Сестренка, нас ждут родные стены!
  Закутанная в черные меха Тэрис только улыбнулась и оперлась на руку брата, чтобы слезть с лошади.
  Королевский замок был, конечно, не так впечатляющ, как поднятый из руин магический Фелицер, зато обладал историей, которая буквально ощущалась в его стенах. Даже во флагах и штандартах, сейчас безвольно болтавшихся без ветра.
  Кэйнар был сдержан, Лиара уже выскочила из саней, прижимая к себе хнычущую дочь. Кор тоже спешился, подав руку Эллери. Только в последний момент, когда магичка уже была на земле, он заметил, как она бледна.
  - Что с тобой? - нахмурился он.
  Но Эллери не ответила и осела прямо ему в руки.
  
  Кор сидел в изголовье кровати Эллери и ждал, когда она придет в себя. Пламя свечей скакало и отражалось от стен, магический жар немного согревала маленькое помещение. Кору хотелось остаться в одиночестве, поэтому он приказал слугам никого не пускать. Впрочем, слабохарактерный братец Эллери сюда и не сунется, он слишком боялся герцога. Лиара занята ребенком, а Рэнтара не посмеет прийти. Поэтому Кор не сомневался, что их никто не побеспокоит.
  Под видом волнующегося родственника он подробно расспросил доктора, но тот оказался куда проницательнее. Для него, кажется, не стало секретом, кто именно отец будущего ребенка леди Эллери. Впрочем, Кор не особенно скрывал.
  Он задумчиво смотрел в окно, где было хорошо видно усыпанное звездами небо. Ему никогда не приходило в голову, что герцоги Бездны могут иметь детей с обычными смертными женщинами. Скажем так: когда они появлялись на земле, то обычно были заняты более насущными делами. Может быть, он даже своеобразный первопроходец в этой области. А может, никто просто никогда не говорил об этом.
  К тому же, Кор отнюдь не был уверен, что смертная женщина сможет выносить ребенка, который ровно на половину - порождение Бездны. Сам доктор признал, что беременность, видимо, будет тяжелой, если вообще сможет разрешиться удачно. Но Кор не успел об этом подумать, когда Эллери пошевелилась.
  Она уселась на кровати и огляделась. На ее лице Кор не заметил никаких следов удивления. И хотя под глазами девушки залегли темные круги, она все равно была красива.
  - Я вряд ли смогу его выносить, - сказала она.
  В первое мгновение Кор удивился: ей все известно? Но потом вспомнил, что Эллери не только умная женщина, но еще и госпожа Терновника, а значит, ей известно куда больше, чем простым смертным.
  - Но я не буду от него избавляться, - твердо закончила Эллери.
  - Что? Ты же сама сказала...
  - Да. Но кто может дать гарантию? Никто раньше не рожал детей от герцогов Бездны.
  - Точно, - поморщился Кор, - но это может быть опасно.
  - Значит, моя душа быстрее окажется у тебя.
  Демон помолчал, разглядывая пламя свечи. Он не знал, то ли ему уйти прочь, то ли обнять женщину, которая скоро родит его ребенка. Поэтому он оставался стоять и смотреть на огонь.
  - Ты останешься здесь? - наконец, спросил он.
  - Может быть, на некоторое время. Но не буду выступать дальше вместе с Рэнтаром и его армией. Если ему хочется завоевывать мир дальше, пусть делает это без моей помощи.
  Кор кивнул: вполне логично. Эллери нашла то, что искала. Сам мир теперь не имеет для нее никакого смысла, он ей не нужен.
  - Ты сказала Рэнтару?
  - Еще нет.
  - А потом?
  - Что?
  - Потом, куда ты отправишься?
  - Думаю, в замок Лиары. Она не откажется сопровождать меня, когда узнает причину.
  - А я?
  Кор наконец-то посмотрел на Эллери. Но ее лицо было таким невозмутимым, что он не мог понять, что оно выражает.
  - Ты можешь вернуться в Бездну, - сказала Эллери. - Твои услуги больше не нужны. Жди исполнения сделки.
  - Но я не хочу.
  - Ждать?
  - Уходить.
  Он подошел к девушке и почти жестко охватил рукой ее подбородок, заставляя поднять голову, посмотреть ему в глаза.
  - Я хочу увидеть рождение своего ребенка.
  Эллери кивнула. Невольно Кор ощутил ее облегчение - она не хотела, чтобы он уходил. Наклонившись, демон поцеловал ее, ощущая тепло губ.
  - Ты должен узнать правду о ребенке Лиары.
  Он посмотрел на нее с недоумением, но через мгновение понял и кивнул:
  - Да, думаю, что смогу.
  Разумеется, следовало узнать, что же произошло тогда с Лиарой. Кто явился к ней, кто воспользовался и исчез после этого. Подобные детали могут быть важны, тем более, Кор отчетливо чувствовал: ребенок Лиары близок Бездне, как никто другой. Его отец вполне может быть демоном.
  Оставив Эллери в комнате, Кор решил немедленно начать действовать. По крайней мере, это вполне определенная задача, которая ему точно по силам. Только в дверях он остановился и глухо сказал, не поворачиваясь:
  - Если этот ребенок убьет тебя... я буду смотреть, как он разрывает твое тело. И буду ждать, когда твоя душа станет моей. Но я не смогу этому радоваться.
  
  Эллери поспала еще пару часов, но большего себе позволить не могла. У нее оставались дела, и она не могла их откладывать. Не хотела. Поднявшись с постели, она оделась и тихонько вышла из комнаты.
  Замок утопал во мраке и отсветах факелов. Пару раз Эллери встретила охрану, но они не обращали друг на друга внимания. Прочие обитатели замка, похоже, спали, а ночная жизнь здесь была не слишком бурной.
  Через широкие окна и галереи виднелся город, и Эллери жалела, что не успела его толком рассмотреть. Лостфолл считался богатым краем, а его столица - одним из крупнейших городов Третьего Дома. Стоило приглядеться. Но Эллери успеет сделать это потом, позже. Сейчас у нее есть другие дела.
  Подол платья шелестел по камням, нервные пальцы магички то сцеплялись, то вновь расцеплялись. Она была бы рада остановиться, полюбоваться видом из окна, вдохнуть воздух чужого города и ощутить на коже его прикосновение. Но Эллери знала, что сейчас не сможет. Куда бы она не пошла, ее будут преследовать иные видения. Той жизни, которой она жила когда-то: пламя костров и ритмичные звуки барабанов, запах мяса, жареного на огне, и дыма, оседающего на разгоряченных телах среди мехов.
  Он умер здесь. Эллери сразу почувствовала это - а может, знала еще в Фелинцере, поняла там, но не желала признаваться. Ее вождь погиб в этом замке.
  Теперь она могла представить, как это произошло. Ей даже казалось, она могла, будто воочию, увидеть картины того, как ее вождь наконец-то дошел до Лостфолла. Как случай - или упорство - свели его с магом, бывшем тогда при дворе. И вождь выпытал у него слово - Имя. А потом погиб, не зная, что Имя можно отдавать только добровольно, иначе это сулит смерть обоим.
  Ее вождь погиб в этом замке. И Эллери шла на зов его праха.
  Она не знала, как он добрался туда. Наиболее вероятно, это было медленное угасание, он попросту смог вылезти из комнаты или подземелья, чтобы встретить смерть под небом и звездами, которые так любил. Эллери не знала, как это было. И предпочитала не спрашивать Кора - чтобы не знать правду.
  Землю двора еще покрывал снег, но магичка не обращала внимания на холод. Она только поежилась и поглубже зарылась в меховую накидку, которую набросила на плечи. Мороз давно ее не пугал, с тех самых пор, как стал ее лучшим другом - ее и вождя.
  Маленькие ступни Эллери в меховых сапожках ступали по снежному покрову, и девушка едва не проваливалась в сугробы, которых становилось тем больше, чем дальше к стене она отходила. Но, наконец, магичка остановилась.
  Это было здесь. Сердце ее вождя остановилось в этом месте.
  Где теперь его душа? Эллери полагала, она застряла в Бездне, об этом говорили книги, но Кор утверждает, это ошибка. У нее нет оснований не верить демону: они связаны магией, кровью и даже общим ребенком. Он бы не смог ей врать. Значит, ее вождь вновь переродился в этом мире, его дух продолжает жить и набираться мудрости, забыв о том, как прошла и чем закончилась его предыдущая жизнь. Может быть... может быть, его дух переродился даже в ее ребенке.
  Эллери хотелось опуститься на колени, прикоснуться к тому месту, где превратился в прах ее вождь, когда остановилось его сердце. Но все покрывал плотный снег, а ноги начинали мерзнуть. Эллери решила просто немного постоять здесь.
  Постоять и попрощаться, пока на горизонте не покажется заря.
  
  Позже, когда утро уже было в разгаре, Тэрис облачилась в пышные одежды из черного шелка и, украсив голову тиарой из стекла, отправилась к верховному жрецу.
  Формально именно он управлял храмом Невертара. Верховная жрица всегда была больше символом - но только не Тэрис. Будучи королевской сестрой, она всегда обладала властью. А став невестой Невертара, приобрела еще большее значение. Храм подчинялся ей, а она милостиво перекладывала управленческие обязанности на жреца, продолжая оставаться символом и сосредоточием власти.
  Длинный шлейф волочился по каменным коридорам, и Тэрис шествовала к большому залу, откуда доносились песнопения. Некоторые горожане всерьез полагали, что у Невертара есть утренние ритуалы, но это было ошибкой непосвященных. Любой, хоть сколько-нибудь знакомый с культом Невертара, отлично знал, что у бога тьмы и боли попросту не может быть утренних ритуалов. Всего лишь еще не закончился ночной.
  Тэрис остановился перед парой ступенек, которые вели вниз. Там горели свечи, и пахло подогретым вином с пряностями. Жрецы преклонили колени и пели, чаши с напитком ходили по рукам, а в центре небольшого зала сидел мужчина. Он был обнажен, голова опущена, и лицо скрывали упавшие волосы. Его руки были связаны, и спину исполосовали уродливые рубцы.
  - Он долго держится.
  Рядом с Тэрис стоял верховный жрец, и девушке оставалось только корить себя за то, что она прослушала, как он подошел. Внешне она сохраняла невозмутимый вид:
  - Вы начали в самый темный час перед рассветом?
  - Да.
  - Сколько ударов?
  Жрец пожал плечами:
  - Я не считаю удары, ты знаешь. Только слежу за молитвой. Любопытно, сколько выдержит жертва. Но он вызвался сам, это его проблемы.
  Невертар знал толк в боли. И не имел предубеждений против того, чтобы причинять ее насильственно, но в этом ритуале бичеванию подвергались добровольно. Столько, сколько смогут выдержать.
  - Доброе утро, Периор.
  Тэрис повернулась к жрецу и протянула руку в кружевной перчатке. Тот изящно прикоснулся к ней губами, сверкнув темной лысиной.
  Периор Элисен, подданный Третьего Дома, господин Плюща, Верховный жрец храма Невертара в Лостфолле, был маленьким энергичным человеком, родившемся далеко на юге. Его кожа отливала бронзой, а лысина блестела так, будто он натирал ее маслом. Впрочем, может быть, так оно и было, ароматными маслами от Периора всегда пахло так же, как от дорогих проституток.
  Но Тэрис лучше кого бы то ни было знала, что это грузный человечек невероятно жесток. Частенько он сам истязал людей в ритуалах, получая от этого удовольствие. Поговаривали, он пил человеческую кровь для энергии и удовлетворения. Тэрис была склонна верить подобным слухам.
  - Рад твоему возвращению. И возвращению Его Величества.
  - Мы могли бы поговорить?
  - Разумеется. До службы еще есть время. Всегда рад твоему обществу, милая госпожа Плюща.
  Тэрис взяла его под руку, и вместе они направились прочь из зала, чтобы прогуляться по храмовым галереям из черного камня, где отсутствовали окна.
  - Иногда меня удивляет, - вздохнул Периол, - почему культ Невертара так популярен у нас, в Истхайде, Речных землях.
  Тэрис пожала плечами:
  - Отвечает внутренней жестокости. Нашим покровителем никогда бы не было подобное существо, если мы сами не были такими же.
  - Существо! Как неуважительно ты относишься к божеству.
  Периол усмехался. Он был одним из немногих, кто, как и Тэрис, знал, что среди богов все не так просто, а все они, по сути, обитают в Бездне, как и демоны. Существа из магии. Подчиняющиеся законам магии - законам Сумрака. Иногда Тэрис казалось, безликий Сумрак, эта колышущаяся стена тумана на западе - вот кто истинный и единственный бог, которому действительно подчиняется все в этом мире.
  - Не задавайся пустыми вопросами, - посоветовала Тэрис. - Поклонение Невертару - уже давно один из основных культов Истхайда и Лостфола. Как прошла зима?
  - Тихо. Люди занимались уничтожением запасов, жрецы проводили время в молитвах. Ничего нового. А как ваша кампания?
  - Рэнтар строит планы. Но все они исходят из расчета на магическую мощь, и мне они не кажутся реалистичными.
  - Кто знает... после того, как вы присоединили к владениям Вестенфилд, нам пришлось посылать туда целый отряд жрецов. Они радостно приняли веру Невертара.
  - А другие земли?
  - Не так торопятся. Но в их распоряжении была целая зима для размышлений.
  Тэрис кивнула. Она не очень верила, что Невертар сможет широко распространиться, но пустить свои щупальца по всем землям - определенно. К концу завоевания может стать непонятно, кто же правит, король или жрецы.
  - А что за магичка? - спросил Периол. - Я слышал, она сильна.
  - Очень. При ней ее собственный демон.
  Жрец нахмурился:
  - Откуда ей известно Имя?
  - Понятия не имею. Но он слушает ее. И никого больше.
  - Жаль, - с искренней досадой сказал Периол. - Демон - это могло бы быть интересно. Что думает Невертар по этому поводу?
  - Хочет уничтожить демона.
  - Зачем?
  - Герцог Бездны не нужен нашему богу.
  Не замедляя шага, Тэрис краем глаза следила за реакцией жреца. Она знала, что когда-то Периол всерьез увлекался магией, даже хотел посвятить этому жизнь, пока не понял, что жречество куда перспективнее.
  - Жаль, - снова вздохнул жрец. - Но мы подчиняемся воли бога. Как ты хочешь это сделать?
  Она хочет. Тэрис едва сдержала улыбку: Периол признавал ее превосходство. Она говорит с Невертаром, ей и выполнять подобную работу.
  Тэрис тряхнула волосами:
  - Разберусь.
  - Каким образом?
  - Ты поможешь.
  - Правда?
  - Это демон, Периол. Он должен был оставить клеймо на теле той, кто его вызвал. Покажи клеймо людям на службе, и они уничтожат магичку, связавшуюся с Бездной и продажей собственной души.
  - Ты хочешь, чтобы мы обвинили ее в нечестивой магии? Показали клеймо и сожгли на костре?
  - Делайте с ней все, что хотите, пока я занимаюсь демоном.
  Они остановились, и Тэрис заглянула в маленькие глаза Периола, где светилось не удовлетворенное желание.
  - Она очень хороша собой, - сказала Тэрис. - Все, что угодно.
  Между губ темнокожего жреца показался маленький язычок, прошелся по губам. Периол кивнул.
  
  Облокотившись на окно, Кор смотрел во двор замка, где суетились люди, и дальше, на город. День был в разгаре, но демон так и не узнал ничего важного. Почти все время он потратил на то, чтобы отыскать укромное местечко и, оставив тело, скользнуть в Бездну. Ему нравилось физическое воплощение, и все же он никогда не хотел бы в нем остаться. Слишком много ограничений, слишком много рамок, которые он терпеть не мог.
  В Бездне Герцог рассчитывал хоть что-то отыскать. В ночь рождения ребенка он навсегда запомнил мысленный отпечаток девочки и теперь пытался отыскать что-то подобное. Как внешность наследуется от родителей, так и магия не берется из воздуха. Невольно Кор подумал, какой же ребенок получится от действительно сильного мага и демона, но это будет совсем другой историей. Подумать об этом он успеет потом.
  Но поиски оказались тщетны. Иголка в стоге сена! С уверенностью Кор мог сказать только то, что отец ребенка Лиары не Герцог Бездны и уж точно не один из Первых Магов, которые заперли себя там. Но ничего более определенного, а этого было мало.
  Кор вновь воплотился в физическом теле, ведомый зовом Эллери, который будет вечно призывать его, пока ее душа не станет частью него самого. Плотный воздух мира вновь охватывал его, Сумрак ощущался явственно и липко, а разгадка не приблизилась. Кор знал еще лишь один способ и пришел к покоям Лиары, но так и не решился постучать и войти внутрь. Сомнения были для него в новинку, но он застыл около окна и, наблюдая за городом, пытался продумать разговор.
  Все разрешилось в самый неожиданный момент. Двери за спиной Кора распахнулись, и когда демон обернулся, то увидел Кэйрана и Лиару. Они оба с недоумением смотрели на Кора.
  - Мне нужно поговорить.
  - Не сейчас, - нахмурился Кэйран. - Завтра.
  - О вашем ребенке.
  На лице Кэйрана отразились странные чувства, и Кор не сразу понял, что это попросту страх, или даже ужас. Но Лиара оказалась куда решительнее. Она посторонилась, пропуская Кора внутрь покоев.
  - Зайди позже, Кэйран. Нам с Кором надо поговорить.
  И пока муж не успел ничего понять, она захлопнула дверь перед его носом и повернулась к демону.
  - Идем.
  Плотно сжав губы, Лиара прошелестела парчовым платьем в сторону спальни. Там же стояла кроватка с Тианой, но Кор даже не посмотрел в ее сторону и постарался держаться подальше. Он понятия не имел не только об отце девочки, но и о ее силах, а это уже могло быть опасным.
  - Итак, - Лиара развернулась, скрестив руки на груди, - о чем ты хочешь поговорить, демон?
  - Об отце твоего ребенка.
  Похоже, леди рассчитывала смутить его упоминанием истинной природы, но вместо этого сама вздрогнула. Маска невозмутимости, которую она торопливо нацепила при муже, трещала по швам, и Лиара не очень-то старалась ее сохранить.
  - Ты... что ты знаешь?
  - Увы, не так много. По сути, только то, что известно тебе самой: это существо не человек и вряд ли когда-то им было.
  Не дожидаясь приглашения, Кор уселся на стул, закинув ногу на ногу. Несмотря на некоторое замешательство перед покоями, сейчас он снова чувствовал себя хозяином положения.
  - В Бездне тоже не обнаружилось ничего полезного.
  Лиара заметно побледнела и присела на краешек кровати. Она, похоже, никогда так близко не сталкивалась с Бездной.
  - И что ты думаешь?
  - Я ничего не думаю. Я хочу знать.
  - Что предлагаешь?
  - Есть один способ... может сработать. Ты позволишь мне проникнуть в твое сознание, в воспоминания о тех ночах, а по ним я прослежу за этим существом. Пойму, кто или что оно.
  - Ни за что! - возмутилась Лиара. - Я не позволю тебе копаться в моей голове!
  - Я на это не способен. Не смогу. Только те воспоминания, которые ты покажешь мне.
  - Нет.
  - Лиара, - Кор вздохнул, - пожалуйста.
  Она прищурилась и внимательно посмотрела на демона:
  - Почему это так важно для тебя?
  - Хочу узнать, демон ли он.
  - Зачем?
  - У Эллери будет ребенок.
  Лиара смотрела на Кора с недоумением несколько долгих мгновений, а потом на ее лице отразилось понимание. Она сложила губы в "о!", но так и не проронила ни звука. Только продолжала смотреть на Кора, а потом решительно сжала губы и кивнула:
  - Сделай это.
  Больше слова не были нужны. Кор поднялся и подошел к Лиаре. Она прикрыла глаза, а он положил ладони ей на виски и мягко проник в сознание. Он немного лукавил: разумеется, он мог выудить практически любую информацию из ее головы. Но грубая сила обычно сказывалась весьма плачевно.
  Сознание Кора скользило между массивов того, что наполняло жизнь Лиары, ни на чем не останавливаясь, пока он не нащупал то, что искал. И скользнул в эти мысли, липкие воспоминания о ночах и чужих прикосновениях демона... о да, Лиара не сомневалась, что это демон. Оставалось убедиться отнюдь не такому доверчивому Кору.
  Нащупав в воспоминаниях Лиары след, демон выскользнул из ее сознания и продолжил путешествие. След оказался ярким и пусть не ощущаемым для людей, но очень четким для созданий Бездны. Таким четким, что Кор в мгновение ока понял, что это за существо.
  Он отпрянул от Лиары, в ужасе смотря на эту женщину. Она, похоже, тоже не на шутку перепугалась. В кроватке начал плакать ребенок.
  - Что? Что ты видел? - с неожиданной силой Лиара схватила Кора за запястья. - Это демон?
  Кор уже взял себя в руки и мягко высвободился.
  - Да, демон. Очень сильный демон. Хорошенько присматривай за своим ребенком.
  Он отвернулся и вышел из комнаты. Стоило вернуться к Эллери и все ей рассказать. Хотя куда больше Кору сейчас хотелось посмотреть на Тэрис - невесту Невертара, которая даже без Имени помогла своему богу проникнуть в этот мир в частично физическом воплощении. Вполне достаточном, чтобы развлекаться ночами с благородными леди.
  
  Когда они пришли, Эллери оказалась не готова.
  Она даже не сразу поняла, что происходит. Поначалу решила, это Тэрис послала за ней жрецов - жест красивый и бессмысленный, вполне в духе невесты Невертара. И только в тот момент, когда магичка шагала по коридорам дворца в компании двух мощных жрецов, она поняла, что это настоящий конвой. И дело здесь не чисто.
  - Куда мы идем? - она не замедлила шага, но напряглась.
  Ни один из сопровождающих даже не посмотрел в ее сторону.
  - К верховному жрецу Невертара.
  Это казалось невероятным, но, похоже, у этого верховного жреца пафоса было еще больше, чем у Тэрис. Иначе зачем бы ему отправлять настоящий конвой за магичкой. Хотя, может быть, он просто боится. Почему-то у Эллери ни разу не шевельнулось нехорошее предчувствие, и она спокойно шагала в сопровождении двух жрецов, которые могли быть только чьими-то телохранителями.
  Эллери не слишком хорошо помнила историю Лостфола. А именно тот момент, который касался жречества. Но точно знала, что Невертар стал иметь такое влияние относительно недавно, может, поколение или два назад. Поэтому вполне могло случится, что храм богу построил отец Рэнтара и Тэрис, а может быть, их дед. В таком случае, крытые галереи, которые вели из дворца сразу в храм, несомненно, тоже его рук дело.
  Эллери с любопытством оглядывала их, обратив внимание на тот факт, что если во дворце было полно слуг, то в галерее им никто не встретился, а едва они вступили в мрачные храмовые коридоры без окон, то могли увидеть только жрецов. Примерно в этот момент по спине Эллери пробежал неприятный холодок, она подумала, а не сделала ли большую ошибку, безоговорочно последовав за жрецами отнюдь не дружелюбного вида. Но что они могут ей сделать? А главное, зачем? Ее магия и способности Кора нужны и Тэрис, и ее брату. Вряд ли верховный жрец будет действовать без их ведома.
  Магичка уже понимала, что они идут отнюдь не в покои на аудиенцию. И все же, когда они, наконец, вышли в главный зал храма, Эллери оказалась удивлена. Все помещение было заполнено народом - судя по всему, простыми горожанами. Они таращились на Эллери, как на диковинку, а ее саму тут же с двух сторон сжали крепкие руки жрецов. Они перестали играть миролюбивую роль, и хотя не делали ей больно, но зажатая в тисках чужих мышц Эллери не могла даже двинуть руками.
  - Что здесь происходит?
  К ней подскочил мужчина в мантии, невысокого роста, крепко сбитый. Похоже, именно он и был совершенно не производящим впечатление верховным жрецом.
  - Она! - ткнув пальцем в Эллери, толстячок развернулся к толпе. - Отдала свою тело и душу демону в обмен на вечную жизнь и силу. Она сама перестала быть человеком. Она предала всех людей, вызвав существо из Бездны!
  Одним движением жрец разорвал платье на груди Эллери. Та попыталась дернуться, но державшие ее руки не собирались отпускать. А толпа охнула, увидев клеймо над грудью магички. Все знали, что оно значит.
  
  В голове Кора никак не укладывалось, что Невертар смог воплотиться в Сумеречном мире без вызова. Как ему это удалось? Похоже, связь между ним и его невестой имеет ту же природу, что связь Кора с Эллери. Но все же не так сильна. Тем не менее, Невертара вполне хватило на то, чтобы воплотиться физически, хоть и не полностью, да еще развлекаться в таком обличье.
  Впрочем... может быть, это было не таким уж развлечением? Невертар наверняка знал, что Лиара - родственница Эллери. Но ведь когда он приходил к леди дель Тери, Кора еще не было в Сумеречном мире, магичка не собиралась его вызывать! Если только...
  Кор застыл посреди коридора. Внезапно, в одно мгновение, полная картина раскрылась перед ним, будто цветок из бутона. Прекрасный в своей простоте.
  Невертар знал истинное Имя Кора. Все демоны знали. И он сообщил его придворному магу - а потом постарался сделать так, чтобы об этом узнал заезжий северный вождь. Ведь Имя было его самым страстным желанием. У северянина никогда не хватило бы сил на вызов демона, а вот у Эллери - вполне. Но Невертар не мог напрямую подойти к ней. Да и не было у нее повода к вызову. Невертар его дал.
  А потом развлекался с Лиарой - скорее всего, надеясь через нее тоже подобраться к Эллери. Но у него не вышло, Лиара не из таких. На кроткую леди дель Тери, живущую в глуши, она все-таки не очень похожа.
  Эллери вызвала Кора, как и хотел Невертар. Вызвала в этот мир, где тут же начали работать связи и законы, опутывающие демона. Где он стал более уязвим. Невертар знал это - знал и хотел его уничтожить. Убивший Герцога Бездны, сам займет его место, получит силу. А это куда больше, чем имеет демон, даже называющийся богом в этом мире.
  - Куда ты так спешишь?
  Погруженный в свои мысли, Кор не сразу заметил, как на его пути возникла Тэрис. В столице у нее, похоже, был целый гардероб нарядов один краше другого: сегодня она предстала в изящном кружевном платье, едва прикрывавшем высокую грудь, а густые волосы убрала в замысловатую прическу. Интересно, сколько времени потратила на нее Габи.
  - Спешу, - с раздражением ответил Кор. - Чего ты хочешь?
  - Может быть... тебя?
  Она шагнула вперед, и демон отшатнулся от нее, как от чумной.
  - Не трогай меня.
  Изящные брови Тэрис взлетели вверх:
  - Ты боишься маленькой жрицы?
  - Я не хочу, чтобы ко мне прикасалась невеста Невертара.
  - Ты боишься? - Тэрис протянула ему руки ладонями вверх, показывая, что они пусты. - На этот раз, я не буду пытаться сделать что-то против тебя.
  - Моя дорогая жрица, неужели тебе никто не говорил, что врать - не хорошо?
  Кор не сомневался, что Тэрис здесь не просто так. Этот полоумный Невертар одержим жаждой убийства - он не остановиться в стремлении уничтожить герцога Бездны, когда он наиболее уязвим.
  Но для этого нужна кровь. Магия Невертара всегда основана на крови.
  - Я хочу всего лишь поговорить.
  Кор прикинул, что Тэрис отлично выбрала место: коридор был достаточно узок, чтобы демон не мог обойти жрицу, не коснувшись ее. Поворачиваться спиной он бы тоже не решился: слишком явственно Кор ощущал угрозу, она буквально окутывала его плотным, почти осязаемым облаком.
  - Пропусти, - тихо сказал Кор.
  Он не собирался использовать силу. Пока даже магия не входила в его планы. Но по расширившимся глазам Тэрис он понял, что кое-что все-таки применил. Просто на какие-то мгновения позволял увидеть Бездну внутри него самого, прочувствовать ее и понять, что как бы не выглядел Кор, он - не человек.
  - Пропусти, - повторил демон.
  Даже голос его изменился, он сам ощущал это. Слышал. И знал, что черты его лица заострились, стали больше похожими на череп, обтянутый кожей, а в глазах осталась лишь чернота.
  - Пропусти.
  - Нет, - неожиданно решительно возразила Тэрис.
  Она сделала шаг вперед и коснулась тыльной стороны руки демона. Едва уловимое движение, но демон все же почувствовал легкий укол. Он посмотрел на ладонь и увидел выступившую капельку крови.
  - Игла... - прошептал Кор.
  Кровь. Теперь у нее снова есть его кровь.
  Он хотел уничтожить жрицу. Убить ее, пока она, ведомая Невертаром, сама не сделала первый шаг. Он хотел сломать ее тонкую шею, увидеть ужас в ее глазах. Тэрис слишком рассчитывает на защиту Невертара, но Кор лучше кого бы то ни было знал, что тот, кому она поклоняется, ничего не сможет сделать.
  - Убей меня, и твоя госпожа умрет.
  Он понял. В тот момент, когда Тэрис произносила эти слова, Кор понял. И почувствовал. К ощущению угрозы прибавилось другое - опасность для Эллери. Опасность явственная и ощутимая. Та, что сейчас нависала над ней. И та, что воплотилась бы незамедлительно, случись что со жрицей.
  - Эллери...
  Он развернулся и широкими шагами пошел прочь от Тэрис. Если ей так хочется поиграть с его кровью - пусть попробует. Но Кор знал, что ему необходимо помочь Эллери. А уж после этого можно будет разбираться со всеми прочими проблемами.
  
  Толпа выдохнула, смотря на клеймо Эллери. Вряд ли хоть кто-то из них представлял, как выглядит знак демона, но штука с таинственными письменами выглядела вполне убедительно. Разорванное платье болталось на груди магички, и у нее мелькнула мысль, если бы Кору вздумалось оставить клеймо на другом месте, жрец раздел бы ее целиком в поисках?
  Эллери дернулась в очередной бессмысленной попытке вырваться. Жрец аккуратно провел толстым пальцем по выжженному кругу, гораздо шире, чем требовалось.
  - Госпожа демона! - провозгласил он, вновь поворачиваясь к толпе. - И его рабыня. Она заслуживает кары!
  Толпа согласно загудела. Похоже, они давно не видели крови и сейчас жаждали хоть какого-то зрелища.
  - Ее смерть искупит ее проступок. А ее страдания будут угодны Невертару.
  Эллери едва удержалась, чтобы презрительно не фыркнуть. Толпа, разумеется, не имела представления, что природа их бога и демона, в принципе, идентичны, но у магички начали появляться сомнения, что и сам верховный жрец понимает такие простые вещи.
  - И что ты сделаешь? - спокойно спросила Эллери.
  Жрец повернулся к ней, и на его лице отчетливо мелькало изумление. Неужели он не ожидал, что у магички есть голос? Или полагал, она будет дрожать от страха и молча ждать, что будет?
  - Наденьте путы, - приказал он.
  На руке Эллери тут же защелкнули браслет, и она с удивлением на него покосилась. Каким образом эта маленькая штучка может быть путами? Но внезапно Эллери поняла, и ее невольно прошиб холодный пот. Она слышала о том, что жрецы Невертара обладают подобным оружием, но никогда не верила в подобные слухи. Похоже, что зря.
  Браслет, блокирующий магию. Эллери не сможет сделать ничего.
  Во взгляде жреца мелькнул триумф. Он знал, что магичка поняла, и знал, что она бессильна. В бессмысленной ярости Эллери заметалась, пытаясь вырваться, но крепкие руки жрецов держали лучше любых веревок. Глупо было даже думать, что хрупкая девушка сможет с ними справиться.
  Без лишних разговоров, жрец разорвал платье дальше, открывая заревевшей толпе грудь и живот Эллери. В его руке мелькнул изогнутый кинжал. Приложив его к телу магичку между грудей, он улыбнулся:
  - Не дергайся. Иначе первый ритуальный порез для твоего страдания может получиться слишком глубоким.
  Он провел кинжалом до живота, и на коже тут же выступила кровь. Достаточно много, хотя, конечно, не смертельно. Жрец не хотел убивать. Он хотел мучить. Во славу своего бога, разумеется.
  Никто не понял, что произошло. Не было громких слов заклинаний, широких жестов или чего-то подобного. Просто жрец внезапно вспыхнул живым факелом и отшатнулся от Эллери. Испачканный в крови кинжал упал на каменный пол.
  Магичка так и не поняла, откуда появился Кор. Вероятно, пришел из того же прохода, из которого и она сама. Он чуял Эллери, ему было гораздо проще блуждать по храму.
  Толпа охнула и подалась назад. Кое-кто поумнее тут же начал пробираться к выходу. Потому что любой, кто видел Кора, понимал, что он не человек. В его глазах полыхала Бездна, даже черты лица изменились.
  Он подошел к Эллери и жрецам, явно не знавшим, что делать, но все еще державшим девушку. Кор развел ладони, и обе руки, сжимавшие магичку, тут же ослабли. Она заметила краем глаза, как жрецы повалились на пол, а из разорвавшихся животов вываливались на камень кишки.
  Эллери покачнулась, но удержалась на ногах и протянула Кору руку в браслете:
  - Освободи меня.
  Мгновение он смотрел на браслет, а потом попросту сорвал его с руки девушки. Металл вряд ли поддался бы человеку, но против силы демона не выстоял.
  Уходим отсюда. И подпалим этот гадюшник.
  Эллери не знала, ее это мысль или мысль Кора. Она ощущала, что их сознания связаны - силой, магией, кровью. И она понимала, что следует делать. Попытавшись запахнуть разорванное платье, магичка взяла демона за руку и вместе с ним пошла прочь из храма. Толпа за их спинами бесновалась и в дикой толкучке пыталась выбраться из зала.
  Коридоры изгибались и вились, но они знали, куда идти. Магические струны были натянуты до предела, Эллери почти чувствовала, как вибрирует сам Сумрак, отзываясь на ее призывы.
  Едва они вошли в галерею, которая вела во дворец, Кор остановился, да так резко, что Эллери едва не споткнулась. Демон не обратил на это внимания:
  - Я хочу уничтожить их.
  - Зачем?
  - Там твоя кровь. Мы не можем ее оставить, иначе Невертар использует свою магию.
  Они опустились на колени напротив друг друга и взялись за руки. Эллери поморщилась от боли: остатки платья на груди успели пропитаться кровью. Она не обращала на это внимания и соединила свой разум и силу с разумом и силой демона.
  Мир стал другим. Он окрасился разными цветами магии, он стал шире, он превратился в живое и ощущаемое... нечто. Эллери не могла подобрать лучшего слова. Она не смогла бы описать. Ведомая Кором, она потянулась к массиву храма и в едином порыве вложила свою мощь, чтобы разнести строение. Чтобы оно рухнуло, болезненно обрывая главную связь Невертара с этим миром. Она почти услышала его вопль - если это существо умело вопить, кончено же, пусть даже мысленно.
  - Получилось, - Эллери открыла глаза и слабо улыбнулась.
  Кор оставался серьезен и кивнул. Внезапно его лицо изменилось, хотя теперь, когда оно было таким не человеческим, Эллери с трудом понимала его выражение. Выпустив руку магички, демон уставился на собственную ладонь, где с тыльной стороны осталась небольшая ранка запекшейся крови.
  Он закашлялся, упав на колени, Эллери чувствовала, как он дрожит. Похоже, Тэрис успела взять немного крови - что же в таком случае мог сделать Невертар, если б они оставили храм?
  - Кор?
  Эллери притянула его к себе, к собственной крови, к собственной силе. Пол дрожал, пока разрушался храм, за спиной демона рухнул фрагмент потолка, так что дождь, первый весенний дождь, хлеставший снаружи, начал щедро поливать камни. Эллери по-прежнему ощущала сознание Кора, он вновь пробовал ее кровь, и от этого их связь только крепла, в то время как магия Тэрис стремительно разрушалась. Тем более, теперь у жрицы не было прежней поддержки, Эллери чувствовала, что Невертар с трудом удерживается в этом мире, лишь благодаря невесте не соскальзывая в Бездну.
  - Вы все-таки решили, что сильнее моего бога.
  Эллери подняла голову. Тэрис стояла в коридоре, уперев руки в бока. На ее руке был заметен свежий порез, но он уже заживал.
  - Твой бог вернется в Бездну, - Кор поднялся, на ходу вытирая губы. - Разве ты не чувствуешь?
  Галерею снова тряхянуло, рухнул еще один кусок крыши, и косые струи дождя начали заливать и три фигурки.
  - Мой бог - во мне.
  Тэрис распахнула руки и назвала Имя.
  Эллери почувствовала, как всколыхнулись эмоции Кора, а через мгновение и сама ощутила, что ткань мира будто бы расползается, впуская частичку Бездны. Но Тэрис не совершала ритуалов, и сущность не могла воплотиться в физическом теле. Но могла воплотиться в ней.
  Тэрис опустила руки. Но теперь это была не Тэрис. Ее лицо под тиарой из черного металла и стекла приобрело острые черты, кожа натянулась на костях, а глаза стали осколками Бездны. И голос, вырывающийся свистящий шепот ничуть не походил на голос жрицы:
  - Меня так просто не одолеть, Эртан.
  Кор вздрогнул. Он уже давно отпустил все еще сидевшую на каменном полу Эллери, но она ощущала его сознание. И знала, что является, возможно, первым человеком, который видит двоих воплотившихся демонов одновременно. Она поднялась на все еще дрожавшем полу, спину противно покалывал холодный дождь.
  - Это не твоя битва, - тихо сказал Кор.
  - Помолчи.
  Эллери внимательно смотрела на Тэрис, впустившую в себя Невертара и пыталась понять, можно ли выгнать бога обратно в Бездну. Жрица назвала Имя, по-своему она вызвала демона, и хотя формально договор не был заключен, он уже свершился. Ее душа принадлежит ему. Ее сила будет питать его... пока она не умрет.
  Кор предостерегающе тронул Эллери за руку. Его ладонь еще была испачкана в ее крови, но и без этой связи магичка могла почувствовать его предостережение. Невертар все еще оставался демоном, он был силен и осторожен.
  - Это не твоя битва, - повторил Кор.
  Он посмотрел в глаза Невертара, и Эллери ощутила, что битва двух демонов, незримая, но ощутимая, уже началась.
  
  Он сворачивал вокруг Эртана жгуты боли, заставляя его внутренне содрогаться и хлестать в ответ чистой силой. Не так изящно, зато куда надежнее, как рассчитывал Кор. Пока перевеса не было ни на одной из сторон, и демон даже не мог бы сказать, сколько длилось это безмолвное противостояние.
  Пока внезапно Невертар не исчез.
  Эртан тряхнул головой, поморгал, фокусируя зрение, и с удивлением увидел, что Тэрис безвольным мешком лежит на камнях пола, а Эллери стоит над ней с окровавленным кинжалом в руке. Похоже, оружие принадлежало самой жрице.
  - Она...
  - Жива вроде, - ответила Эллери. - Но я так понимаю, боль физического тела выгнала Невертара?
  - Да, разрушила связь. Он убрался обратно в Бездну.
  Эллери опустила глаза на Тэрис. По ним обеим хлестал дождь из разломов в крыше, а магичка, похоже, размышляла, не стоит ли закончить начатое. В мертвое тело Невертар никогда не сможет вернуться.
  - Она не завершила договор, - тихо сказал Кор. - Ее душа не принадлежит Невертару, а он больше не сможет воплотиться.
  - Он вернется за тобой?
  - Не сможет. Ему придется подавиться собственным ядом, а в Бездне он не посмеет противостоять мне. Все герцоги будут на моей стороне.
  Эллери кивнула. Она отбросила бесполезный кинжал и стояла, будто не зная, что теперь делать. Разорванное на груди, испачканное в крови платье больше походило на тряпку. Когда-нибудь она тоже умрет, и ее душа сольется с самим Кором. Но он почему-то не думал, что это вызовет сильное огорчение у них обоих. Но пока... пока демон подошел по треснувшему полу к Эллери и обнял ее.
  Она дрожала в его руках. Насквозь промокшая и продрогшая, тонкая ткань платья не согревала и стала тяжелой от влаги. Она прижималась к Эртану, чувствуя жар его тела, жар Бездны, но это ничуть не волновало девушку. С удивлением Эртан понял, что к нему, герцогу Бездны, эта маленькая женщина прижимается так доверчиво.
  Он гладил ее по мокрым волосам и прижимал к себе. Он чувствовал дрожь ее тела и биение сердца их еще не рожденного ребенка. И в этот миг, посреди разрушенной галереи, Эртан понимал. Что все, что было раньше, не имеет никакого значения. Демоны не умеют плакать. Но он обнимал Эллери и плакал, а его слезы смешивались с дождем. - Я никогда не отпущу тебя, слышишь? Моя отчаянная госпожа Терновника. Моя любимая.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"