Кружевский Дмитрий Сергеевич: другие произведения.

3-4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 3.
  
   Директриса походила на классическую чопорную английскую леди из какого-нибудь дешевого фильма. Высокая, худющая, точно сушеная вобла, с жидкими белыми волосами, собранными на затылке в тугой пучок, она вечно таскала на себе платья настолько древнего покроя, что, по мнению многих, место им было только пыльных запасниках какого-нибудь музее. Правда, напрямую над ее стилем в одежде не смеялись, но за спиной иначе как "Ходячей замшелостью" не называли. Когда Николай увидел ее в первый раз, то подумал, что этой, не очень симпатичной женщине с пристальным взглядом серых глаз, в которых казалось навечно застыло презрение ко всему миру, лет пятьдесят не меньше. Однако сознание бывшего владельца тела упорно подсовывало цифру тридцать восемь и Нику оставалось только догадываться почему эта, в общем-то молодая женщина, упорно старалась выглядеть старше чем она есть.
   - Итак, господин Гордман, вы упорно продолжаете интересоваться этими несчастными случаями? - это был не вопрос, а скорее утверждение. В ответ Николай лишь молча пожал плечами и коротко кивнул, заставив директрису возмущенно хмыкнуть. Пару минут она сверлила его грозным взглядом, затем коротко прокашлялась и, поправив очки в тонкой оправе, поинтересовалась:
   - Может тогда соблаговолите мне объяснить, зачем?
   - Просто хочу разобраться, почему это произошло.
   - А чего тут разбираться, полиция уже разобралась. Девчонки наглотались этой новомодной дряни, экраз..., эркруз...
   - Экризист, - услужливо подсказал Николай. - Легкий синтетический наркотик, галлюциноген, в небольших дозах не опасен, вызывает легкую эйфорию и повышенную возбудимость из-за чего в среде молодежи получил название "трах".
   - Вот именно, - закивала директриса. - Девчонки с дуру обкушались этого вашего "траха" отчего и впали в кому.
   - Все три сразу? - Николай недоверчиво хмыкнул. - Вы сами-то в это верите?
   - А причем тут верите, не верите - есть заключение врачей местной клиники. Причем полиция параллельно проводила свою экспертизу и все подтвердилось.
   - Предположим, - не стал спорить Ник. - Но вам не кажется, госпожа Коллинс, что тогда следовало бы понять, где девчонки достали эти таблетки, чтобы подобное больше не повторялось.
   - Господин Гордман, - женщина тяжело вздохнула и посмотрела на него взглядом человека вынужденного объяснять прописные истины. - Эта неприятная история и так ударила по репутации школы, так что не стоит ее снова ворошить, пусть полиция сама во всем разбирается.
   - Я разве против, - снова пожал плечами Николай. - Просто я не хочу, чтобы это снова повторилось.
   - Мы все этого не хотим, однако..., - женщина на мгновение замолчала, а затем тихим и каким-то утробным голосом произнесла: - Не лезьте в это дело, господин учитель, иначе даже я не смогу вам помочь.
   Николай удивленно вскинул брови и пристально посмотрел на сидевшую по другую сторону широкого стола собеседницу, но та как ни в чем ни бывало улыбнулась и уже вполне нормальным голосом добавила:
   - Господин Гордман и еще раз попрошу: умерьте свой пыл, хватит играть в детектива, пусть этим занимаются профессионалы. Все, можете быть свободны.
   Она пододвинула к себе лежащие рядом бумаги и принялась их внимательно просматривать, видимо давая таким образом понять, что аудиенция окончена, так что Николаю ничего не оставалось, как подняться из удобного кожаного кресла и направиться к двери.
   - Господин Гордман, - голос директрисы застал его уже в дверях, заставив остановиться, - я смотрю, вы прихрамываете, что-то случилось?
   - Просто споткнулся на лестнице и ударился коленом, ничего страшного.
   - Что ж хорошо коли так.
  
   Николай аккуратно притворил за собой дверь и, опершись спиной о стену, со злостью посмотрел на правую ногу, которая неожиданно превратилась в "непослушную деревяшку". Подобное порой случалось, причем всегда для него неожиданно и не только с ногой. Как-то пришлось половину дня просидеть у себя в комнате, так как лицо почему-то резко перекосило, превратив в гротескную маску, и только помощь Тени помогла решить эту проблему. Судя по всему, его призрачный куратор ошибся в своих предположениях насчет сроков, и тело отторгало подселенную душу куда интенсивнее. Что будет после того как оно окончательно выйдет из-под контроля он не знал и проверять это на личном опыте особого желания не испытывал. Однако было чувство, что ни к чему хорошему это не приведет, поэтому лучше всего поторопиться и выполнить это проклятое задание. Вот только как к нему подступится...
   Николай вздохнул и, оттолкнувшись от стены, поковылял по коридору к выходу, изредка останавливаясь, чтобы помассировать все еще непослушную ногу. Директриса явно что-то знала, ну или догадывалась, вот только делиться этой информацией явно не собиралась, по крайней мере, с ним. Впрочем, оно и понятно, кто он в ее глазах? Всего лишь не в меру любопытный подчинённый сующий свой нос куда не следует. И все же она испугана и довольно сильно, хотя виду не показывает, держится, однако это прекрасно видно по серым пятнам то и дело возникающим в ее ауре. Интересно, что же ее так напугало, и почему она ничего не сообщила полиции? Замешана сама? Похоже.
   Николай на миг остановился, обдумывая пришедшую в голову мысль, "рассмотрел" ее со всех сторон и решил, что данную версию вполне можно принять за рабочую. Оставалось, понять, как подступиться к директрисе. Выйдя на улицу, он спустился с крыльца и неспешно направился по узкой асфальтированной дорожке пересекавшей небольшой дворик перед школой и углублявшейся в раскинувшийся за ним сквер. Как назло идей в голове было ноль. Можно конечно было тупо подойти и спросить напрямую, но на глупый вопрос, как известно, получишь глупый ответ, оставалось попробовать подойти с другой стороны. Вот только сперва нужно привести все мысли в порядок, да и с ногой следовало что-то сделать.
   Николай огляделся и, заметив стоявшую неподалеку скамейку, заковылял к ней. Устроившись, он бросил взгляд на хмурившееся небо и, пожалев, что не захватил с собой зонтика, принялся массировать ногу, затем закатал штанину и, глянув на покрывшие лодыжку мелкие пятна, поморщился. Похоже, проблемы начались не только с временной непослушностью отдельных частей тела, но и с его внешним видом. К счастью разминание ноги помогло: пятна на глазах бледнели и исчезали, а нога вновь стала послушной. Облегченно вздохнув, он откинулся на спинку скамейки и, уставившись на покачивающуюся над головой ветку тополя, задумался.
   Итак, что он знает о жертвах? Три девушки одного возраста, но из разных классов. Судя по тому, что удалось разузнать за эти дни, близкими подругами они не были и если и пересекались, то лишь в коридорах школы или общежития. Хотя одна из них вообще местная, живет в городе, а в школу ее привозит отец. Разные компании, разные социальные статусы, даже кружки и те разные посещали... Тупик.
   Николай задумчиво потер переносицу.
   Может общие знакомые? А может вообще ничего общего и жертв специально не выбирали, а девочки тупо оказались в ненужном месте в ненужное время. Это, пожалуй, все объясняет, только вот легче от этого не становится, пожалуй, даже наоборот....
   "Да уж, вот такой вот хреновый из меня Коломбо", - подумал он, раздраженно впечатывая кулаком в скамейку.
   Интересно, почему на это задание выбрали именно его? Наверняка ведь могли подобрать того кто лучше с этим справится. А он....А кто он? Или может что? Некое существо без памяти, дух, засунутый в медленно разлагающееся тело умершего человека - ни умений, ни навыков, ни знаний. Похоже, кто-то тупо решил использовать принцип: "хочешь научить плавать, столкни в воду, жить захочет - выплывет". Похоже на правду.
   Он криво усмехнулся.
   Интересно, а что будет, если он не "выплывет"? Обратно в тот странный туман или что похуже?
   Шоркающий звук метлы вырвал его из пучин задумчивости, заставив посмотреть в сторону дворника медленно продвигающегося по дорожке. Поравнявшись с его скамейкой, дворник остановился и приветливо приподнял фуражку за козырек.
   - Доброе утро, господин Гордман. Дышите свежим воздухом?
   - Доброе утро, - я на миг замялся, пока в мозгу послушно не всплыло нужное имя, - Генри. Да вот решил прогуляться, хотя погодка как-то не очень.
   Старик согласно закивал.
   - Ваша правда, господин Гордман, боюсь, к полудню дождик соберется. Вон и ногу ломит, а она у меня дюже до непогоды чутка.
   - Понятно. Что ж остается надеяться, что непогода не затянется. Хочется, чтобы последние летние деньки погожими постояли.
   - Думаю, еще погодка нас порадует
   - Тоже надеюсь на это.
   Генри на несколько минут замолчал и, опершись на метлу, задумчиво смотрел куда-то вглубь сквера, затем неожиданно спросил:
   - Господин Гордман, не могли бы вы сказать, как себя чувствует девочка?
   - Какая девочка? - Николай непонимающе посмотрел на дворника.
   - Ну, та, что отравилась...., - он на мгновение замялся. - Катрина, вроде, Ромалс ее фамилия. Понимаете, моя внучка с ней дружила и теперь беспокоится. Говорят она в больнице при смерти.
   В голове Ника послушно всплыл образ черноволосой, худенькой девочки лет четырнадцати.
   - Катрина. При смерти? Когда это случилось?
   Старик удивленно вскинул седые брови.
   - Так вы не знаете. Пару дней назад ее увезли. Подруги нашли в своей комнате и....
   - В какой она больнице? - перебил его Николай, вскакивая со скамейки.
   - В городской естественно, в "Клинике Святого Марка", ну эта та, что на второй Буркерской.
   - Понятно. Спасибо вам, дружище.
   Он благодарно хлопнул несколько ошарашенного старика по предплечью и почти бегом направился по тропинке к выходу из сквера. Похоже, тварь все же выползла из своего укрытия и вновь нанесла удар, только вот на этот раз что-то пошло не так - девочка выжила. А значит, возможно, есть ниточка. Вот только почему Тень ничего не сказала? Не тот случай или еще что?
   Николай сбавил шаг.
   Может действительно девчонка просто отравилась, а может как раз, потому что на этот раз жертва выжила. В любом случае следовало проверить.
   Он кивнул своим мыслям и, бросив взгляд в стремительно темнеющее небо, поспешил к дому.
  
   Больница "Святого Марка" оказалась приземистым двухэтажным зданием, явно переживавшим не лучшие свои времена. Штукатурка с фасада кое-где осыпалась, краска с окон облупилась, а от лепнины вдоль карнизов остались лишь потемневшие от времени куски, в которых с трудом угадывался какой-то причудливый орнамент. Впрочем, внутри все выглядело вполне презентабельно: подвесные потолки, покрытые пластиковыми панелями стены, блестящая от чистоты половая плитка и довольно вежливый персонал. Николаю даже не пришлось долго ждать, ибо едва он сказал, что пришел от имени школы навестить Катрину Ромалс, как тут же появился пожилой врач и проводил его до палаты, на ходу рассказывая какой сложный у девочки случай.
   - И что самое странное, следов-то токсинов в организме нет, хотя все симптомы пищевого отравления на лицо. Возьмем например....
   - А разве она не экрезистом отравилась? - перебил врача Николай.
   - С чего вы взяли, молодой человек? - удивленно посмотрел на него поверх очков доктор.
   - Да ходят слухи. К тому же у нас недавно...
   - Знаю, знаю. Давайте-ка присядем на минутку, молодой человек, - старый эскулап кивнул на стоящую у стены скамеечку и практически насильно усадил на нее несколько растерявшегося Николая.
   - Вижу, вы по-настоящему волнуетесь о происходящем, - сказал он шепотом, косясь в сторону купола видеокамеры.
   - Не то чтобы...
   - Не спорьте со стариком. Я достаточно пожил на свете, чтобы понять, что вас беспокоит сложившаяся ситуация. Мало того, она беспокоит и меня.
   Он снова огляделся и продолжил.
   - Многого рассказать вам не могу, но то, что я видел очень странно. Когда к нам привезли этих якобы отравившихся наркотиком детей, они были еще живы, ну или как бы живы...
   - Как это? - удивился Николай.
   - Ну...
   - Доктор Аткинс, ваше присутствие срочно требуется в пятой палате.
   Старик вздрогнул и, оглянувшись через плечо на висевший в углу динамик, резко поднялся.
   - Простите меня, молодой человек, но долг зовет. Если захотите поговорить, вот моя визитка, - он протянул Николаю бело-синюю карточку и, кивнув на дверь напротив, добавил: - Палата Катрины. Девочка в сознании, но очень слаба и...я бы сказал, не совсем адекватна, впрочем, сами все увидите.
  
   Полутемная палата освещённая лишь небольшой лампой над изголовьем кровати, чей свет делает лицо девочки похожим на посмертную маску. Несколько непонятных приборов поблескивающих разноцветными огоньками и выписывающих причудливые диаграммы на небольших дисплеях, от которых к кровати тянуться вереницы проводов и трубочек, скрываясь под укутывающем девушку одеялом. Окружающее больше всего похоже на логово какого-то сумасшедшего ученого, а не на обычную больничную палату провинциального городка. Не хватает только жертв предыдущих опытов, умерщвленных и расставленных по углам в гигантских колбах с формалином, да пыльной паутины по углам.
   Николай пару минут топтался на пороге, чувствуя странную нерешительность, затем мотнул головой и шагнул вперед, закрывая за собой дверь. Закрытые веки девочки дрогнули и она, медленно повернув голову, уставилась на вошедшего испуганным взглядом.
   - Это всего лишь я, Катрина, - сказал Николай, подходя ближе. - Узнал, что ты в больнице вот и решил навестить.
   - Господин Гордман, - в глазах девочки мелькнули огоньки плохо скрываемого облегчения. Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла измученной и больше походила на гримасу. - Вы ведь домой уезжали.
   - Вернулся вот, - Николай замялся, не зная, что сказать. Он оглянулся и, заметив стоявший у стены стул, пододвинул его к кровати. - Ну, давай, рассказывай.
   - Чего рассказывать?
   - Как это чего. Хочу знать, как ты тут оказалась, а то в школе о чем только не говорят. Экрезистом надеюсь не баловалась?
   - Господин Гордман, чтобы я да наркотики, - от возмущения девочка аж подпрыгнула в кровати, но тут же рухнула обратно, судорожно натягивая сползшее одеяло на свою обнажившуюся небольшую грудь.
   - Значит, не принимала, - понимающе кивнул Николай, спешно отводя взгляд. - Впрочем, в этом я и не сомневался. Ну, остается отравление?
   Катрина отрицательно мотнула головой и отвернулась, нервно кусая губы. Несколько минут они молчали. Девочка смотрела на перемаргивающиеся огоньки приборов, а Николаю оставалось только ждать. Каким-то пятым чувством он понимал, что расспросы ничего не дадут и Катрина сама должна все рассказать.
   - Это все из-за того дуратского письма, - наконец тихим шепотом сказала она. - Кларисса сказала, что стоит только написать в нем любое свое желание, и оно вскоре сбудется.
   - Так, погоди, - Николай мотнул головой. - Письмо, желание, давай поподробнее если можно.
   - Да тут и рассказывать особо-то нечего. Клер с Даной нашли в сети историю о парне, который загадал особым образом сокровенное желание, и оно исполнилось в течение месяца. Вот мы и решили испробовать этот способ.
   - И что тут такого? Подобных историй в интернете вагон и маленькая тележка.
   - Вагон и тележка..., - Катрина коротко хохотнула и в ответ на вопросительный взгляд Николая, тут же пояснила: - Смешное выражение, впервые такое слышу.
   Ник в ответ только пожал плечами, мельком подумав, что непонятная идиома как-то автоматически сорвалась с губ и тут же спросил:
   - Так что не так было с этим письмом?
   - Не знаю, - худые плечи девочки дернулись под одеялом вверх. - Когда Кларисса нам рассказала об этой истории, все сперва только посмеялись, особенно Нара. Та вообще не верила до последнего.
   - Нара, Нара, - Николай прищурился, а память его нового тела послушно вытолкнула из себя образ постоянно сутулящейся и несколько нескладной девочки, на лице которой вечно красовались массивные очки в тяжелой оправе. - Это та, что на биологии помешана.
   - Угу, - кивнула Катрина, вновь поправляя упорно сползающее одеяло. - Только она не только на биологии, а вообще на науке, ну кроме, пожалуй, вашей истории, - она виновато улыбнулась. - Не обижайтесь, господин Гордман, но на ваших уроках уснуть можно.
   - Ну да, зануда я еще тот, - улыбнулся в ответ Николай. - Хотя история вообще скучная наука, но интересная.
   - Да ну, - сморщила носик Катрина. - Что в ней интересного. Этого убили тогда-то, этого женили тогда-то, а этого в это время короновали, причем в это же время шла такая-то война. Ску-ка-ти-ща...
   - Каждому свое, - не стал спорить Николай, мысленно и с облегчением отмечая, что их разговор оживил девочку, вернув на ее бледные щеки здоровый румянец, - ты лучше дальше рассказывай.
   - Не хочу, - неожиданно буркнула та, с носом ныряя под одеяло, - да и не поверите вы, - пробубнила она оттуда.
   - А ты попробуй.
   - А вы точно не сочтете меня сумасшедшей?
   - Не сочту. Рассказывай.
   - Да что тут рассказывать, - пробормотала Катрина, поудобнее устраиваясь в кровати. - История про письмо походила на стандартную детскую страшилку. Ну, знаете, господин Гордман, типа призываешь духа, загадываешь желание, оно исполняется, а потом приходит какой-нибудь монстр и начинает преследовать загадавшего.
   - Вы тоже призывали духа?
   - Нет, нет, - замотала головой девочка, - ничего такого там не было. Нужно было просто написать желание на листке бумаги, сложить его конвертиком, затем нарисовать на нем пару знаков и оставить на подоконнике - все. Через две недели желания должны были исполниться.
   - Просто исполнится и все, без всяких последствий?
   Катрин как-то резко помрачнела, а по ее лицу вновь пробежала тень испуга.
   - Не совсем, - прошептала она, озираясь и переходя на шепот. - Там упоминался "красноглазый".
   - Красноглазый?
   - Да, "красноглазый". Он должен был появиться через два дня после исполнения желания, чтобы преследовать тебя всю ночь и если тебе удастся от него убежать, то все что ты пожелала навсегда будет твоим.
   - А если не удастся?
   - В истории не говорилось. Там парень просидел всю ночь с друзьями в баре, а "красноглазый" так и не появился.
   - А что он пожелал-то?
   - Чемодан денег.
   - Получил?
   - Угу.
   - М-дя, - Николай растерянно поскреб подбородок.- Это не страшилка, а ерунда какая-то.
   Катрина кивнула.
   - Вот и мы так подумали, господин Гордман, однако, Клер прям загорелась желанием опробовать, она вообще на всяких мистических штуках помешана, порой даже очень.
   - Значит, вы написали письма?
   - Угу.
   - И что пожелали?
   - Да ерунду всякую, - девочка несколько истерично хихикнула. - Клер - суперновый сотик, Нара какую-то книгу, я ноутбук, а Дана...., - на секунду замялась. - Короче. У нее было самое дурацкое желание. Она, видите ли, захотела себе грудь побольше.
   Николай удивленно вскинул брови.
   - В смысле?
   - В прямом смысле. Она же была плоская как доска, ее порой за парня принимали, особенно когда наряжалась в майку и джинсы.
   - Так стоп, - Николай откинулся на спинку стула, массируя пальцами переносицу. - Ты сказала, была, это значит...
   - Теперь они у нее такие, что любая фотомодель позавидует.
   - Ты не шутишь?
   - Какие уж тут шутки, - Катрина вздохнула. - Были две пупырки, а стали вот такие шарики. - Она приподняла одеяло исподнизу, заставив то выгнуться горбом, а висевшие на капельнице мешочки с физрастворами покачнуться подобно тяжелым гроздьям винограда. Покосившись на капельницу и, судя по движения, поправив под одеялом уходящие туда пластиковые трубочки, она продолжила: - В общем именно после этого мы и испугались по настоящему, тем более что и остальные наши пожелания стали сбываться. Конечно, все это можно было списать и на совпадения, но только не дановы дыни.
   - М-да уж, история. И когда это все случилось?
   - Ровно три года назад.
   - Три года? Стоп, но в интернет байке было же сказано, что "красноглазый" придет за своими жертвами через два дня.
   - Угу, и желания выполнятся на следующий день после написания писем, только вот у нас вышло все по-другому. Мы уже и забыли про эти дурацкие письма, детьми же тогда еще были, а тут неожиданно Клер ее парень подгоняет навороченный смартфон, а Нара в букинистическом находит свою редкую книгу, причем почти даром, ну а у Даны....ну сами понимаете, - она снова шевельнула руками под одеялом имитируя вздутости. - В общем, мы сразу все вспомнили и испугались. А потом ...
   Катрина запнулась и, облизав пересохшие губы, виновато улыбнулась, было видно, что этот монолог дался ей с трудом.
   - А потом....- хотела продолжить она, но Ник решительным жестом руки остановил ее.
   - На сегодня хватит, время уже позднее и тебе пора отдыхать, да и я что-то засиделся, потом до расскажешь. Скажи одно, ты сама видела этого "красноглазого".
   Лицо девочки резко побледнело и как-то заострилось от нахлынувшего испуга.
   - Видела, - ее голос дрожал. - Он словно тень, лишь глаза горят, руки ледяные и ...и.... он прикоснулся ко мне, схватил, я....вырывалась, но он не отпускал, лишь смотрел своими глазами, смотрел прямо в душу...
   Голос девочки сорвался, она закашлялась, заставив Николая поспешно протянуть ей стоявший на прикроватной тумбочке стакан воды, однако та замотала головой и, неожиданно высвободив свою руку из-под одеяла, ухватила его за запястье.
   - Не уходите, господин Гордман. Я боюсь, врачи ночью почти не приходят, даже на звонок редко реагируют, а я чувствую что "красноглазый" где-то рядом. Он ждет, ждет, когда я останусь одна....
   - Катрина, перестань, тут же больница, везде камеры. К тому же ты сама сказала, что по легенде нужно пережить всего лишь одну ночь, а ты сколько пережила?
   Девочка удивленно посмотрела на Ника, затем робко улыбнулась.
   - Это седьмая.
   - Вот видишь, значит, все будет хорошо, - он осторожно высвободил руку и поднялся. - Ладно, я пойду, а с твоим "красноглазым" демоном думаю, полиция быстро разберется.
   - Полиция? Не думаю, что они что-то смогут сделать, - Катрина усмехнулась. - Они ведь даже со мной разговаривать не стали, думают, что я экрезиста наглоталась. Надеюсь, вы в это не верите?
   - Нет. Думаю, что кто-то очень недобро над вами пошутил и собираюсь выяснить, кто это мог быть. Во всю эту сверхъестественную белиберду я не верю, а вот разных психов в наше время хватает. А учитывая современные технологии и всякие примочки, можно не только демоном обрядиться, но и веселым розовым пони с радужным хвостом.
   Катрина удивленно вскинула брови и неожиданно прыснула со смеха.
   - Скажете тоже, господин Гордман, пони с радужным хвостом.
   - А почему бы и нет, - улыбнулся в ответ Ник.- Ладно, я пошел, выздоравливай, через пару деньков еще зайду, если конечно не выпишут.
   - Обещаете?
   - Обещаю.
   Николай вышел в коридор и, оглядевшись, тихонько буркнул:
   - Тень, надеюсь, ты здесь.
   С потолка медленно стекла туманная капля и плюхнувшись на пол, расплылась там мутной лужей.
   - Конечно я здесь.
   - Слышала все?
   - Почти.
   - Мысли, какие есть на этот счет?
   Лужа на полу приобрела знак вопроса, затем растеклась многоточием.
   - Понятно, никаких. Вот и у меня.
   Николай прислонился спиной к стене.
   - Что-то я устал, ели живой.
   - Ты вообще не живой, а так наполовину, - тут же подколола Тень.
   - Остришь, - буркнул в ответ Ник. - Лучше останься тут на ночь, покарауль, посмотри, что да как, что-то неспокойно мне.
   - Как скажешь, - Тень медленно перетекла с пола на стену и, скользнув по ней к двери, втянулась в щель между косяком.
   Николай пару минут стоял, разглядывая потрескавшуюся штукатурку противоположной стены, затем вздохнул и неторопливо поковылял к выходу. Тело действительно было словно ватное, а нога абсолютно отказывалась слушаться, превратившись в неподъёмную колоду. Нужно было отдохнуть.
  
   Глава 4.
  
   Итак, он был не прав. Девочки были не только знакомы, но и были хорошими подругами, а значит, его детективные способности еще хуже, чем он думал. О взаимоотношениях в классах явно следовало расспрашивать учеников, а не учителей. И уж тем более не рассчитывать на остатки гордоновской памяти, судя по ним "господину учителю" вообще было на это плевать с высокой колокольни. Да и всем остальным видимо так же. Идеология страуса: голову в песок, ничего не вижу, ничего не знаю, а значит, ничего и не происходит. Странная позиция для тех, кто работает с детьми, но, увы, не такая уж и редкая в современном мире. Николай вздохнул и, закрыв глаза, медленно погрузился в странное состояние неприятной для него полудремы. В эти минуты его "я" как бы отделялось от измученного тела, повисая в непроглядной темноте, но несмотря на это он прямо физически ощущал, как идет неумолимый распад тканей и особо остро осознавал свою полную беспомощность, хоть как-то замедлить данный процесс. К счастью длилось это недолго, где-то с час и следовало просто перетерпеть, иначе на следующий день барахлить начнет не только нога. Увы, но это тело было давно мертво и лишь непонятные для Николая силы поддерживали в нем видимость жизни, зачем-то связав его душу с этим куском медленно-гниющей плоти. Впрочем, он сам дал на это согласие и теперь не видел смысла жаловаться, да и не хотел. Одно воспоминание о странном радужном мареве, где его душу бросало точно шарик в игровом автомате, о невидимых насекомых грызших казалось само его естество, вызывало в нем волну паники. Назад не хотелось. То место где он был, та странная дорога...., то состояние. Не таким он представлял себе загробный мир, совсем не таким. Хотя представлял ли, задумывался ли? Память молчит. Собственные воспоминания о прошлом все так же ускользали от Николая, чувствуясь лишь легкой дымкой непонятного сожаления. Порой казалось, что стоит приложить небольшое усилье и он вспомнит, вспомнит все что забыл, но....тщетно. В голове пустота и лишь в ушах начинает биться истошный женский крик, который зовет его по имени. От этого становится только хуже, а в груди все сжимается от непонятной горечи и боли.
   - А ты все больше похож на своего отца, так же как и он, сперва действуешь, а потом думаешь.
   Голос идущий из ниоткуда, заставил сознание Николая вынырнуть из глубин самокопания и "оглядеться". Темнота - давящая, тягучая словно разогретая на огне смола. Его сознание влеплено в нее словно муха в кусок кедровой смолы, которая через миллионы лет станет прекрасным "солнечным камнем". Кто его мог звать? Неужели кто-то вошел в комнату? Надо просыпаться. Он рванулся. Тщетно, тело не отзывается.
   - Интересно, не думал, что они пойдут на это, но как все грубо сделано. Не дергайся.
   Последние слова явно относились к нему и это еще больше испугало Николая, сподвигнув на новую попытку восстановления контроля над телом. На какой-то миг это ему удалось и он, открыв глаза, повернул голову, увидев залитую лунным светом абсолютно пустую комнату, но не более. Почти сразу же его сознание вновь плюхнулось в знакомую темноту.
   - Ну я же говорил, не дергайся.
   Свет и почти забытое ощущение ветерка на коже лица. Такое впечатление что-кто-то сдернул плотное покрывало с лица. Николай несколько мгновений оторопело смотрел на раскинувшееся перед ним озеро, по зеркальной глади которого поднявшийся ветерок гнал легкую рябь, пока раздавшийся сбоку голос не заставил его повернуть голову.
   Рогатины, две пластиковые удочки, напротив которых на небольшом раскладном стуле расположился незнакомый ему человек в потертой штормовке.
   - Что ж, привет, крестник, давно хотел с тобой встретиться, да вот, все недосуг было, - незнакомец обернулся, а взгляд его пронзительных серых глаз изучающе скользнул по Нику.
   - Вы кто? - Николай оперся на растущее рядом дерево, почувствовав дикую слабость в ногах.
   - А ты не помнишь? - мужчина удивленно приподнял правую бровь и тут же добавил: - Впрочем, возможно и нет, когда я видел тебя в последний раз ты еще пешком под стол ходил. Что ж, молодой человек, тогда позвольте представиться, Петр Иванович.
   - Николай..., - парень замялся. - Просто Николай.
   - Все забыл? - в глазах Петра Ивановича промелькнули огоньки понимания и сочувствия.
   Николай пожал плечами.
   - Помню только имя, да так кусками, все как-то мутно.
   - Твердов. Тебя зовут...точнее звали, Николай Твердов.
   - Твердов, - Ник медленно, продолжая держаться рукой за ствол дерева, опустился на землю. - Николай...Твердов....не помню, совсем... и вас не помню.
   Несколько минут они молчали. Петр Иванович вновь повернулся к удочкам и, подняв одну из них с рогулины, сосредоточенно насаживал на крючок нового червяка, а Ник просто бездумно смотрел на воду, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из прошлого. Увы, память была все так же девственно чистой и лишь иногда в ее глубинах всплывали какие-то малопонятные образы.
   - Кем я был? - наконец прервал молчание Николай. - Как..., - он замялся, - как я...ну...стал вот таким.
   - А вот это и мне интересно, - Петр Иванович взмахнул удочкой, отправляя поплавок в воду. - Ну-ка, крестничек, расскажи ка мне все что помнишь.
   - Ну....
   Николай неуверенно посмотрел на своего нового старого знакомого решая, стоит ли с ним откровенничать, но заметив в его взоре неприкрытое сочувствие, неожиданно сам для себя стал рассказывать. Петр Иванович не перебивал, лишь изредка отвлекался, бросая взгляд на замершие в воде красные столбики поплавков.
   - Что ж в принципе все ясно, - сказал он, едва Ник закончил свой рассказ. - Получается, что сам того не зная ты пошел по стопам своего отца, - он усмехнулся и, покачав головой, добавил: - Да уж, порой нити судьбы довольно непредсказуемы и я всегда удивляюсь наблюдая их плетения. И все же, надо заметить, что малышка довольно шустро тебя обработала, как я понял, ты даже первый круг пройти не успел. М-да, все же интересно, кто ее надоумил?
   - Вы про Дессу?
   - Про нее, - Петр Иванович вздохнул. - Ладно, потом разберусь. А пока, если конечно хочешь, могу помочь тебе разорвать твое с ней соглашение.
   Николай удивленно уставился на Петра Ивановича в очередной раз пытаясь понять кто тот такой, затем отрицательно мотнул головой.
   - Нет, не хочу. По крайней мере, не сейчас. Хочу разобраться, что происходит в той школе.
   - Ну что ж, нет, так нет, - пожал плечами Петр Иванович. - Однако подумай еще разок, другого шанса может и не быть, а тот путь, который ты собираешься пройти.... Пойми, крестник, будет тяжело, очень тяжело...
   - Хотите сказать, что если соглашусь на ваше предложение, то будет легче?
   - В какой-то степени да. Стряхнешь с себя грязь прежнего бытия, а там уж определишься.
   Николай на миг задумался, вспомнив странное место, откуда его вытащила Десса, на какой-то миг вновь услышав стук невидимого молота, почувствовав во всем теле дрожь от его равномерных ударов, и зябко передернув плечами, отрицательно покачал головой.
   - Нет, я должен помочь девочкам, обещал.
   - Весь в отца, - Иванович добродушно улыбнулся. - Такой же упорный, как и он. Впрочем, может оно и к лучшему, эта упертость тебе еще понадобится, поверь, - он снова вздохнул. - Что ж, крестник, ты сделал свой выбор и теперь я мало чем смогу тебе помочь, разве что советом.
   - И каким?
   - Старайся всегда оставаться самим собой, слушай зов своего сердца, оно всегда подскажет, как поступить.
   - А оно у меня есть?
   - Что есть? - правая бровь Петра Ивановича вопросительно взлетела вверх
   - Сердце.
   - А вот это уже тебе решать, крестник, тебе.
   Образ человека в потертой штормовке неожиданно подернулся рябью, а затем на Николая навалилась знакомая вязкая темнота.
  
   - Может уже хватит валяться?
   Николай открыл глаза и с укоризной посмотрел на Тень расползшуюся на потолке в виде причудливой кляксы.
   - Вообще-то я не валяюсь, а сплю, - проворчал он, садясь в кровати и бросая взгляд на часы стрелки которых показывали без десяти восемь.
   - Ты не можешь спать, - бросила в ответ Тень, сползая по стене и перетекая в стоявшее в углу кресло, где приняло вид сидящего в нем человека. - Сон - это прерогатива живых, а ты как бы не очень..., - она ехидно хихикнула, - живой. Ты сейчас как машина, вечером "выкл", утром "вкл" и не более.
   - И, тем не менее, я спал.
   Николай поднялся с кровати. Перепираться, а тем более рассказывать Тени о странном сне и встрече в нем с таинственным рыбаком как-то не хотелось. Пройдя на кухню он привычным движением щелкнул по кнопке чайника и, достав из шкафчика банку с кофе, повернулся к следовавшей за ним Тени.
   - Ну как дела там у нашей подопечной, было за ночь что интересное?
   - Абсолютно ничего, скукотища. Девчонка, правда, полночи нервничала, боялась каждого шороха, но потом уснула.
   - Значит пусто.
   - А ты думал, рыбка сразу клюнет.
   - Я вообще ничего не думал, - Ник открыл банку с кофе и, отсыпав в кружку три ложки темно-коричневых гранул, потянулся к вскипевшему чайнику. - Кстати, если история Катрины правдива, то, как думаешь, кто такой этот "красноглазый"?
   - Ну, - Тень расплылась по крышке стола лужицей. - Вариантов может быть много, однако я думаю, что это какой-то мелкий демон, слишком уж сильные ограничения по контракту: одна ночь, убежать. Хотя кое- что меня в истории этой девчонки смущает.
   - Что именно? - Николай плесканул кипятка в кружку и, размешав кофе, отхлебнул, почувствовав, как ароматный напиток тонкой струйкой побежал внутрь.
   - То, что желания начали исполняться через три года. Их письма, что затерялись в подсобках демонической почты.
   - А такая что есть?
   - Я образно, - буркнула Тень, вырастая из стола и приобретая облик сидящей на нем фигуристой женщины. - Так что, милый, история странная, непонятная и только больше нас запутывает, - добавила она неожиданно приятным девичьим голосом.
   - Согласен, - Николай отставил почти пустую кружку и, окинув взглядом сидящую на столе и болтающую ногами Тень, поинтересовался: - Слушь, всегда хотел тебя спросить, а ты кто?
   - В смысле?
   - Ну, мужчина или женщина?
   - Ааа, - Тень на мгновение задумалась, затем пожала плечами. - Не знаю, точнее не помню. Я ведь пыль, куча песка, осколки, меня вообще не должно уже существовать, да вот Десса пожалела. Я никто.
   Полупрозрачная фигура неожиданно поникла головой, затем вздохнула и стекла вниз, расплывшись на полу темным пятном, которое скользнуло к выходу из кухни.
   - Извини.
   - Да все нормально, - донеслось из комнаты. - Чем думаешь сегодня заняться?
   - Хочу навестить доктора Аткинса. Он явно знает больше чем смог сказать мне в больнице. А ты присмотри на всякий случай за девочкой. Хоть и день, но все может быть.
   - Будет сделано, командир.
   - Вот и хорошо.
   Николай кинул еще пару ложек кофе в кружку и, долив воды, подошел к окну. Погода сегодня не радовала. Мелкий моросящий дождь затянул растущие за оградой деревья полупрозрачной пеленой, а редкие порывы ветра теребили их ветви своими невидимыми пальцами. Тонкая красная полоска термометра замерла на плюс десяти и явно не стремилась ползти вверх. Раньше он хорошенько бы подумал, прежде чем отправляться куда-либо в такую погоду без машины, ибо насморк или простуда были бы ему обеспечены почти со сто процентной вероятностью, но сейчас на это можно было не обращать внимания. Раньше.... Откуда он все это знает? Николай вздрогнул, прислушался к своим ощущениям, стараясь вновь уловить неожиданно возникшую тонкую ниточку воспоминаний - тщетно. Они вновь исчезли словно легкая дымка над поверхностью реки уносимая порывом утреннего ветерка. Он вздохнул и, допив кофе одним большим глотком, сунул кружку в раковину. Почему-то у него возникло стойкое ощущение, что нужно было спешить.
  
   Камушек понесся по покрытой звёздами водной глади ночного моря, оставляя за собой цепочку следов из расходящихся кругов.
   - Десять, - Десса отряхнула руки и, одним прыжком вспорхнув на лежащий позади нее угловатый кусок скалы, уселась на него, свесив ноги. - И как тебе?
   - Вы мастерица, госпожа, - Тень почтительно склонила голову. - Я восхищена вашими успехами.
   - Ну ты и подлиза, - девочка поморщилась, - неинтересно с тобой, скучно, никакой от тебя критики.
   - Госпожа, ведь вы та кто сохранила мне жизнь, как я могу критиковать вас? Я ваша преданная слуга до скончания веков.
   Десса повернула голову к Тени и, посмотрев на нее своими светящимися глазами, тихим голосом спросила:
   - Ты называешь это жизнью?
   - Это лучше чем небытие.
   - Возможно.
   Девочка вздохнула и, зябко поведя плечами под своим балахоном, задумчиво уставилась на раскинувшееся перед ней "звездное одеяло" водной глади.
   - Кстати, как там продвигаются дела у твоего подопечного? - наконец спросила она после продолжительного молчания.
   - Да никак, - отмахнулась Тень, - пусто, занимается всякой ерундой. Знаете, госпожа, не хочу лезть в ваши дела, но мне кажется, что не стоило посылать на это дело подселенного, да еще и новообращённого. Он же ничего толком не может, да любой...
   - Ты думаешь, не посылали? - Десса поправила выбившуюся из-под капюшона рыжую прядь. - Герт там неделю проторчал и ничего не нашел. Такое впечатление, что души девочек просто рассыпались при выходе, а это, как ты понимаешь, просто невозможно, по крайней мере, не в их случае.
   - А разве их не поглотили?
   - Послед так и не нашли, или ты считаешь, что в этих девочках совсем не было света?
   - Конечно же нет, госпожа, - склонила свою голову Тень. - Свет есть во всех, даже во мне, вы всегда так говорили.
   - Вот именно.
   - Но тогда это значит..., - фигура тени на мгновение пошла рябью, - ...неужели проявился один из Высших?
   - Не думаю, - Десса спрыгнула с камня. - Три души, как-то все мелко. Высшие действуют на уровне крупных эгрегорных масс, а то и целых этносов. Хотя ты права, тогда отсутствие последа вполне объяснимо. И все же это не они. Кто-то более мелкий, но очень хитрый. Надеюсь, наш подселенный его выманит.
   - Значит он приманка?
   - А ты, что думала?
   Тень пожала плечами и, помолчав, тихим голосом спросила:
   - Госпожа, а вам его не жалко? Он ведь неопытный, а вы его...надо было хоть предупредить.
   Девочка медленно повернула голову, а ее глаза сверкнули холодным призрачным светом, заставив Тень расплыться туманом, затем сжаться, превратившись в небольшой шарик.
   - Хочешь сказать, что я поступила подло?
   - Нет, нет, госпожа, - буквально запищала испуганная Тень, - вы всегда поступаете разумно, я просто...
   - Не лебези, - Десса поморщилась, - противно. Я так решила и все. Тварь хитрая и если она отъестся, прервётся множество линий, нужно уничтожить ее как можно скорее. А на счет нашего подселенного, что ж будем надеяться, что его осколок уцелеет, есть что-то в нем такое.... А теперь иди, - она махнула рукой. - И постарайся сделать так, чтобы твой подопечный выполнил свое предназначение.
  
   Квартира Аткинса была довольно небольшой: гостиная, миниатюрная кухонька и не менее миниатюрный личный кабинет, где едва поместился стол с компьютером и внушительных размеров книжный шкаф.
   - Я думал, врачи живут богаче, - сказал Николай, разглядывая висевшие на стене фотографии миловидной девушки.
   - А куда мне большая квартира, - отмахнулся доктор, раскладывая на журнальном столике принесенные из соседней комнаты папки. - Жена умерла два года назад, а свой дом я оставил дочери. Кстати, это ее фотография.
   - А почему с ней не живете?
   - Зачем, - он пожал худыми плечами. - Пусть они с мужем живут для себя, а я уж как-нибудь сам, нечего старику лезть в дела молодых. К тому же она меня постоянно навещает, да и внуки частенько приезжают, так что скучать не приходится.
   - Рад за вас, - Николай подошел к столу и опустился на диван рядом с доктором. - Как я понимаю, это материалы по девочкам?
   - Именно, - кивнул доктор. - Только думаю, они для вас бесполезны, куча бумаг со специфическими терминами. Куда интереснее это.
   Он развязал одну из папок и, достав оттуда зеленую флешку, продемонстрировал ее Нику.
   - Я сделал запись во время одной из своих бесед с Клариссой. Там не много, но думаю, вам стоит это увидеть.
   Поднявшись с дивана, он подошел к висевшему на стене телевизору, несколько минут возился, вставляя флешку в гнездо, затем щелкнул пультом. На экране появилось изображение сидящей на кровати темноволосой девушки.
   - Ваше имя? - раздался за кадром голос доктора.
   - Кларисса Эрмет.
   - Возраст?
   - Шестнадцать.
   - Хорошо. Теперь встаньте.
   Девушка послушно поднялась.
   - Присядьте. Наклонитесь. Встаньте на носочки. Дотроньтесь указательным пальцем до кончика носа. Бегите на месте.
   Девушка молча и послушно выполняла все приказания, причем даже когда ей приказали раздеться, безропотно подчинилась, скинув с себя больничный халат и оставшись в одних кружевных трусиках. Экран дрогнул и, показав почти обнаженную девушку крупным планом, покрылся серой рябью.
   - Ну как вам господин Гордман? - врач вопросительно посмотрел на задумавшегося Николая.
   - Она словно автомат. На лице не намека на эмоции. Даже когда вы приказали раздеться.
   - Помимо меня там было еще пять человек, - поморщился Аткинс. - Впрочем, это неважно. Вы абсолютно правы. Эта девочка словно автомат. Делает все, что прикажем, хотя надо заметить, что все же личные потребности у нее стоят на первом месте.
   - В смысле.
   - Ну как вам объяснить, - доктор поправил очки. - Если она хочет есть, то ест, хочет спать - спит, хочет, пардон испражнятся - так делает это прямо на ходу и никакие приказы ее не остановят. Такое впечатление, что у нее остались только базовые потребности заложенные природой: есть, спать, испражнятся и размножаться.
   Николай удивленно посмотрел на доктора, заставив того смущенно отвести взгляд.
   - Нет, вы не подумайте ничего такого, - он нервно прокашлялся. - Просто она половозрелая особь, начала кидаться на врачей, пришлось предоставить ей кой-какие игрушки...
   - Особь?
   - А как ее еще называть? Человеком? - Аткинс криво усмехнулся. - Этой записи больше двух недель и тогда она хоть говорить могла. Сейчас она как зомби из фильмов, ходит по палате от стены к стене, бьётся о них головой, рычит, пускает слюни, только что людей жрать не пытается. Хотя санитарки все равно ее бояться.
   - И ничего нельзя сделать?
   - Не знаю, - врач развел руками, - и никто не знает. Пока все безрезультатно, хотя если судить по анализам, то она абсолютно здорова.
   - Понятно, - кивнул Николай и тут же спросил: - Есть хоть какие-то предположения, чем это вызвано?
   - Не экрезистом - это точно. У моего коллеги профессора Гтренберга есть теория, правда она не объясняет, почему это произошло. Просто он считает, что мозг девушки неожиданно почему-то стал терять информацию, в результате чего ее личность стала разрушаться. Сейчас процесс разрушения достиг финальной стадии и если взяться за ее обучение, то можно сформировать новую личность.
   - Только прежней она все равно не будет.
   - Естественно.
   - С остальными девочками тоже самое?
   - Да, - кивнул Аткинс. - Надеюсь, теперь вы понимаете, почему никто не хочет разглашения. Могут пойти всякие слухи, подняться паника....
   - Почему тогда решили мне рассказать?
   -Ну как вам сказать...., - врач дрожащими руками достал из кармана рубашки порядком измятую пачку сигарет. - Вы не против?
   - Вы тут хозяин, - пожал плечами Николай.
   Аткинс коротко кивнул и, подойдя к приткнувшемуся в углу комнаты довольно обшарпанному комоду, взял с него стеклянную пепельницу, после чего направился к окну и, поставив ее на подоконник, некоторое время возился с отчего-то заклинившим шпингалетов. Наконец закурив, и выпустил струйку дыма в приоткрытое окно, он вновь повернулся к своему гостю.
   - Знаете, господин Гордман, честно говоря, я и сам не знаю, почему решил все это вам рассказать, - очередная струйка сизого дыма отправилась на улицу. - Видимо надоело все это в себе держать, а может просто предчувствие.
   - Какое предчувствие?
   Доктор резко обернулся к Николаю и, впившись в него немигающим взглядом, почти отчеканил:
   - Предчувствие того, что только вы поможете девочкам, или хотя бы не позволите, чтобы подобное случилось с Катриной.
   - Я не могу этого обещать, - Ник отвел взгляд и тихим голосом добавил. - Просто не знаю где копать, кого подозревать.
   - Ну, тут я вам немного помогу, - доктор смял недокуренную сигарету в пепельнице и вновь взялся за пульт.
   Строчка меню перепрыгнула на следующий файл, и на экране появился знакомый больничный коридор. Судя по прыгающим в углу цифрам время было чуть больше полуночи.
   - Снято вчера ночью, - пояснил Аткинс. - На самом деле мы редко просматриваем камеры, но с в связи с выше рассказанным, в общем, сами смотрите....вот.
   На экране появился странный человек словно сошедший с фотографии прошлых веков: длиннополый сюртук, чудной цилиндр, тяжелая трость. Он неспешно подошел к палате Катрин, взялся за ручку и вдруг отдёрнул руку, словно ожегшись об нее. Затем отступил на шаг назад и повернул голову. Николай невольно вздрогнул. Лица у человека не было, вместо него в обрамлении роскошных бакенбард клубилось облако тьмы, в глубине которого горели два ярких огня.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"