Кружевский Дмитрий Сергеевич: другие произведения.

Тихий шепот звезд 2 (Часть 2.Глава 7)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


   Глава 7.
  
   "Спрашиваете какие были ощущения, почувствовал ли я разницу? Естественно почувствовал. Реактивный самолет от поршневого отличается как гоночный болид от гражданского мобиля. Тут все другое: скорости, вираж идет не так, само поведение на углах атак, да все. Даже ощущение от полета. Долго не мог привыкнуть к отсутствию знакомого гула двигателя, ибо ТРД звучит совсем по-другому, там скорее басовитый вой, а не равномерное гудение. Первое время порой забудешься и начинаешь панически шарить глазами по приборам, что не так, почему такой звук.
   Какой был смысл запускать ЭР-15 в серию в конце войны, когда вполне хватало и обычных самолетов? А почему бы и нет? Машина получилась довольно удачной, живучей, манёвренной, с неплохой огневой мощью. Не зря же она прослужила в войсках более десятка лет и претерпела аж пять модернизаций. Да вы сами статистику гляньте, она есть в открытом доступе. Сколько мы "пятнадцатых" потеряли за три месяца боев? Что-то около двух десятков, а сколько на них сбили? Вот... Сами говорите, что более сотни. К тому же половина потерянных по вине самих летчиков. Ну не привыкли еще к таким скоростям. Ведь сколько тот же "Э-28" развивает? Максимум 700 терроов на форсаже, но так ведь долго не полетаешь, спечешь двигатель. Стандартно меньше шести сотен ходишь, а тут почти восемь сотен обычная скорость. Немного? Ну, тут как посмотреть, чуть затянул с поворотом и проскочишь куда дальше, позднее дернул ручку на выходе, а земелька-то вот она. Вот и бились с непривычки. Тут да - недоработка. Но, повторю - самолет получился хорошим. О том, что он сырой, выпущен в спешке, говорят совсем уж незнающие историю авиации люди. Мы его почти два года обкатывали, начали еще в конце 42-ого. Поверьте в военное время, это очень долго. К тому же число "15" в названии вам ни о чем не говорит? Ни один, ни два, а пятнадцать? Нет? Ну сходите тогда в центральный музей авиации, там "одиннадцатый" стоит, сравните его с "пятнадцатым" и все сами поймете. Разница колоссальная, практически другая машина. Впрочем, с Сергом Эйтаном всегда так было. Порой он просто фонтанировал идеями, менял концепцию по несколько раз на дню. Я конечно наблюдал за этим со стороны, но видел, как трудно понять его другим инженерам, даже Петрав с Васновым, на что уж были гениями, но даже они бывало становились в тупик. Он словно говорил обычными словами на каком-то своем языке, и кое-что стало понятно только спустя годы.
   Вернемся к ЭР-15? Хорошо. Так вот, как я уже сказал..."
   Из интервью заслуженного летчика-испытателя РФР Ладислава Чаклина телеканалу "Трилистник" 265 г.
  
   Сергей распахнул окно все еще холодный ветерок, в котором, тем не менее, уже отчетливо чувствовались запахи весны. Погода с утра была ясной, солнечной и, несмотря на то, что до конца морозара оставалось еще целых два месяца, по другую сторону окна вовсю звенела мелодия капели.
   - Хорошо, что потеплело, а то холода надоели уже, - сказал он, садясь на край подоконника и разминая арому. - Знаете, закончится эта война, сразу заброшу все дела и на месяцок смотаюсь с Тей к морю.
   - Идея конечно хорошая, но, когда она еще закончится, - вздохнул Петрав, на миг отрываясь от созерцания расстеленного на столе чертежа.
   - Думаю к середине теплура, - ответил вместо землянина сидящий на диване Ладислав, отхлебывая из лайкос из кружки. - Геранцы уже просто бегут, такими темпами через месяц к границе выйдем, а там этой Ендории.
   Он презрительно сморщился.
   - Вы неисправимый оптимист, товарищ Чаклин, - хохотнул Ант, с задумчивым видом постукивая карандашом по чертежу. - Хотя, конечно, хорошо было бы. Серг, объясни дураку, что это за двухвостая кланда1?
   Он умоляюще посмотрел на Ратного с невозмутимым видом пускающего в небо тонкие струйки ароматного дыма.
   1кланда - разновидность остроносого морского ската, живет на мелководьях.
   - Это наше будущее, дружище, правда пока я думаю, далекое. Но мы будем к нему стремиться. Ты мне лучше ответь, что там по новой трубе, шевеление идет? Стоит самому на объект ехать, пинать?
   - Да там хоть запинайся, - проворчал Петрав, скатывая чертеж в тугую трубку и перетягивая его резинкой. - Наши ребята монтаж каркаса закончили, теперь дело за смежниками. Ждут, когда придет оборудование. Вчера при мне Сёмен им звонил, клялись, что уже отправили.
   - Понятно.
   Сергей, потушил арому в стоящей на подоконнике пепельнице, прикрыл окно и вернулся к своему столу.
   - Лад, что думаешь по новому истребителю? Готов?
   - Вполне, - кивнул Чаклин. - Классная птичка получилась, только немного непривычно, что винта нет.
   - Если непривычно, то могу отправить модифицированную "тридцатку" обкатывать. Хочешь? - хитро прищурясь с улыбкой спросил Сергей. - А на новую кого-нибудь из молодых.
   Чаклин аж лайкосом поперхнулся и, бурча, принялся отряхивать китель.
   - Чтобы они мне машину угробили, спасибо конечно товарищ Серг, но я уж лучше сам свою красавицу танцевать буду.
   - Ладно, ладно, я пошутил, - рассмеялся Ратный. - Естественно никому кроме тебя я ее не доверю. Ну, а теперь две новости.
   Он резко стал серьезным и, откинувшись на спинку кресла пару минут молчал, барабаня пальцами по столу, словно не зная с чего начать.
   - Итак, первая. Вчера постановлением государственной комиссии "ЭР-15" официально принят на вооружение и решено развернуть его производство на Карнараском авиастроительном. Лад, подбери ребят из академии посмекалистее и натаскай их, чтобы знали машину не хуже тебя. На все про все тебе три месяца. Вопросы будут?
   - Да какие вопросы, - буркнул в ответ Чаклин. - Хотя вот, хоть убей, не пойму смысл этой спешки, геранцев и так есть на чем бить, а тут машина новая, причем во всех смыслах. Ее бы еще немножко погонять, осмыслить до конца...
   - Так гоняй, никто ведь не запрещает. Однако решение принято, причем на самом верху, - Сергей ткнул указательным пальцем в потолок. - Или хочешь поспорить с главкомом? - он снял трубку с телефона и протянул ее летчику. - На. Я сейчас наберу номерок.
   Ладислав молча воздел руки вверх.
   - Вот и хорошо.... А теперь новость номер два, - он молча поиграл желваками, вздохнул и уперся взглядом в Петрава. - Ант, в общем, через неделю принимай КБ под свое крыло.
   В кабинете зависла просто звенящая тишина, сопровождавшаяся удивленно - непонимающими взглядами и переглядами присутствующих.
   - Ну что так глаза выпучили, - усмехнулся Сергей. - Ничто не вечно в этом мире. Впрочем, пока я далеко не ухожу, оккупирую пустующий третий этаж и полностью посвящу себя созданию ракетной техники. Кстати, Ант, некоторых ребят я у тебя заберу, так что не серчай.
   - Да я...., - Петрав не нашел что ответить и замолчал.
   - А потом? - спросил вместо него Чаклин.
   - Что, потом?
   - Товарищ Эйтан, хватит нам мозги закручивать, вы сказали "пока не ухожу". Это "пока" долго будет продолжаться?
   - Не знаю, - развел руками Сергей. - Думаю еще пару лет, может меньше. Все зависит от темпов строительства.
   - Строительства?
   Ратный недоуменно посмотрел на своих друзей, на лицах которых читался немой вопрос и вздохнул:
   - Ах, да, вы же не в курсе. Помните, как месяц назад меня срочно вызвали в столицу?
   Дружный кивок.
   - Так вот я там встречался с главкомом, и он мне сообщил о том, что правительство утвердило планы строительства первого так называемого "Города Ракетчиков".
   На некоторое время воцарилась полная тишина, Чаклин и Петрав с понурыми лицами переваривали услышанную новость.
   - Город Ракетчиков, какое-то название..., - наконец сказал летчик, щелкая пальцами. - Некультяпистое что ли.
   - Согласен, - кивнул Ратный. - Именно поэтому я предложил другое - Звездный.
  
   Весна еще полностью не вступила в свои права, но вдоль дороги еще пышные буквально вчера сугробы, просели, покрывшись темной коркой рыхлого подтаявшего снега, около стволов деревьев, в ямках, стали скапливаться лужицы талой воды. Птицы, согревшись на солнце, устроили в ветвях веселую чехарду, сопровождаемую громким гомоном, а ветер впервые за долгие месяцы веял теплом.
   Сергей шел по заводской алее ведущей к проходной, сунув руки в карманы и размышляя о неожиданных поворотах судьбы. Новость о строительстве Звездного была для него самого полной неожиданностью. Нет, пару лет назад он как-то сказал главкому о том, что для нормального развития ракетной техники и покорения космоса может потребоваться постройка целого города, причем в определенном месте страны. Даже указал на карте примерную точку. Тем не менее, это был всего лишь обычный разговор о мечте под рюмочку ликера, и до последнего времени Сергей не сомневался, что Росовский воспринял его всего лишь как фантазию подвыпившего инженера - оказалось, это не так. Оставалось только догадываться, что сказал старый генерал членам правительства, как смог их убедить, чего пообещать, но факт оставался фактом. Несмотря на продолжающуюся войну с Геранией и Ястанией, в глубине страны, в степях Нарсарна началось строительство нового города, исследовательского центра и производственной базы для создания ракет дальнего радиуса действия. Естественно это пока только начало долгого пути, маленький шажок к задуманной цели...., а заодно и новые перемены в их с Тейриной судьбе. А ведь они уже далеко не молоды....
   Сергей усмехнулся и, достав из кармана арому, прикурил, прикрывая зажигалку ладонью от налетавшего ветерка.
   После выздоровления жены прошло уже более полугода и благодаря инвитам, она не только выздоровела, но и стала выглядеть куда моложе своего возраста, да и он в последнее время чувствует себя куда бодрее, но все равно.... Этот город, где они прожили более двух десятков лет, стал до боли родным. Тут друзья, настроенный быт, знакомые, его КБ, в конце концов, то, что он создавал и над чем работал все эти годы. Множество идей и задумок.... Теперь все придется начинать практически заново, на новом месте, в степи..... Нет.... Сергей стиснул зубы и мотнул головой, отгоняя нахлынувшие сомнения. Ант справится, он давно не мальчик и кое в чем уже превзошёл своего учителя и место во главе КБ его по праву. А вот ему действительно пора, пора браться за то о чем давно мечтал, пора кинуть вызов этим чертовым звездам. И тут главное успеть, лет ему уже немало, а работы впереди непочатый край и он пока даже не знает с какой стороны подступиться. Ракета, конечно, есть, но это пока так, жалкая поделка....
   Гомон птиц над ухом сбил его с мысли, заставил остановиться и растерянным взглядом посмотреть в раскинувшееся над головой переплетение ветвей. Словно почуяв его недовольство, птицы резко смолкли, а затем сорвались со своих мест, скрывшись в глубинах парка. Ратный усмехнулся, поправил выбившийся из-под воротника пальто шарф, а мысли уже скаканули в другом направлении.
   Буквально на той неделе пришел приказ о назначении Роханцева командующим Наймарским 171-ым объединённым корпусом и Андре пришлось спешно отбыть к новому месту своей службы. Прощались они в спешке, на перроне вокзала, прямо у подножки штабного вагона.
   - Ну что ж, друг мой, видишь, как судьба повернула, возвращаюсь в родную обитель, - сказал он, обнимая Ратного на прощанье. - Увы, на этот тебя с Тей там не будет.
   - А крепость разве восстановили? - удивился Сергей.
   - И не только крепость. Там в порту теперь базируется двенадцатый Эйскморский флот, да и авиабазу заново отстроили.
   Паровоз дал пронзительный гудок, а из вагона выглянул ординарец, призывая генерала поторопиться.
   - Ну вот и все, дружище, - они еще раз обнялись.
   Тогда Сергей долго стоял на платформе, глядя вслед ушедшему поезду и думая, что только заметил, насколько сдал и постарел Роханцев за прошедшие годы...
   Он покачал головой своим мыслям, отбросил докуренную арому, достал из пачки следующую, прикурил и, затянувшись, посмотрел вверх. Его рот удивленно приоткрылся, а сигарета выпала на землю. Над цехом сборки бесшумно плыла расплющенная, больше похожая на огромный овал, черная туша дирижабля.
   "Стандартная тактика ястанцев. Отключить двигатели при подходе к цели и идти со снижением по инерции. Черт, совсем ка тогда в Наймаре", - проскочило у него в голове. - "Интересно, кроме меня его кто-нибудь заметил?"
   Заметили. Глухо загавкали стоящие на крышах мелкокалиберные зенитки и тут же раздался гул набирающих обороты двигателей, дирижабль резко пошел вверх, а от днища гондолы отделились и понеслись к земле бочонки бомб. Грохнуло так, что Сергей невольно присел, с ужасом и злостью смотря на поднимающиеся со стороны цеха. Запоздало взвыли сирены воздушной тревоги, а со стороны заводского аэродрома уже медленно надвигался следующий черный гигант. Этому повезло меньше. К обороне подключились 88-мм зенитные орудия и, после нескольких отчетливо видимых попаданий, ястанский дирижабль стал быстро терять высоту и скрылся из вида за деревьями, видимо рухнув где-то на окраине города.
   Знакомый гул и над головой пронеслась четверка "Эстов". Сделав круг над заводом, они разделились: пара ушла в сторону города, видимо заметив там новые цели, а оставшаяся "полезла" вверх, судя по всему желая достать уходящего ястанца. Сергей мысленно пожелал им удачи и почти бегом направился в сторону горящего цеха, молясь, чтобы жертв и разрушений было как можно меньше.
   Что случилось дальше, он так и не понял. Либо среди сброшенных первым дирижаблем бомб некоторые были с замедлением, либо, уходя от истребителей, тот вновь опустошил отсеки, скинув остатки бомб, однако взвившийся справа от дороги огненный вихрь буквально поднял его в воздух и, крутанув, бросил в гущу парковых деревьев. Последнее что он запомнил, это мелькнувшее перед глазами бездонно-синее небо, затем его тело пронзила дикая боль и наступила тьма.
  
   Алекс Нарсев, с некоторым удивлением смотрел на падающий ястанский дирижабль. Несмотря на то, что их много раз гоняли в академии по ТТХ различных ястанских и геранских машин, вплоть дот тех, что уже были сняты с вооружения, до автоматизма вбивали в память их теневые силуэты, такую он не помнил. Какой-то приплюснутый блин с небольшими крыльями по бокам, длинной гондолой снизу и парой пулеметных башенок со стрелками сверху. Впрочем, горел он ничуть не хуже остальных своих собратьев.
   - Командир, это полностью ваш, - раздался в наушниках шлема голос ведомого. - Вернемся домой, отметить надо будет.
   - Рано еще отмечать, - крикнул в ответ Алекс. - Выше справа тройка седьмых Хошек2. Демон дери, откуда они вообще взялись?
   Справа промелькнули остроносые силуэты еще одной пары "эстов", которые атаковав ястанцев с ходу эрессами, резко ушли вниз, избегая огня стрелков. Одна из "хошек" тут же принялась уменьшаться в объемах, теряя гелий из разорванных баллонет, а затем как-то резко сложилась, рухнула вниз и взорвалась, выбросив в воздух черное облако дыма. Остальные даже не среагировали на падение собрата, продолжая с маниакальным упорством идти в сторону города.
   2Эстар-Хо 7 - основной средний дирижабль-бомбардировщик аэросил Ястании. Вооружение: две скорострельные 12-мм пушки в нижней гондоле, три 8 мм спаренных пулемета сверху в купольных турелях. Экипаж 9 человек. Максимальная скорость: 170 тер/ч.
   - Заметил, кто это был? - раздалось в наушниках.
   - Похоже пара Гринева. Значит скоро остальные наши подтянутся.
   Самолет неожиданно зашелся мелкой противной дрожью и Нарсев автоматически бросил машину в вираж, уводя с линией огня, одновременно крутя головой, чтобы понять, откуда пришла опасность.
   - Командир, со стороны солнца тройка "обрубков".
   Алекс бросил быстрый взгляд в указанном ведомом направлении и, заметив идущие в их сторону ястанские истребителей, тут же потянул ручку на себя, уводя машину вверх. "Эсты" послушно ушли в свечу, а ястанцы дружно полезли за ними, до дыма из-под капотов форсируя движки своих машин, но, тем не менее, безбожно отставая. Горка, "Эст" падает на крыло, разворот, перегрузка вплющивает тело в кресло, гашетки вжаты и пушки послушно выплевывают в противника очереди свинца. Ведущий "Кайт" взрывается прямо в воздухе, превращаясь в летящий к земле факел. Оставшиеся, расходятся в разные стороны, пытаются уйти, но одного срезает ведомый, а второй теряет скорость и ловит плоский штопор.
   - Минус три, - пробормотал Нарсев, крутя головой, пока в вышине не заметил огромный черный силуэт похожий на зависший в небе гигантский катамаран.
   - "Четырнадцатый" слышишь меня?
   В динамиках защелкало, затем сквозь звуки помех долетел едва слышимый голос Гринева.
   - Да, "девятка", слышу.
   - Будь внимателен, тут "обрубки" на выпасе.
   - "Кайты"? Демон дери. Они-то тут откуда?
   - Вверх глянь.
   - Жопа проклятого, - раздалось в эфире после короткого молчания. - Это ж крыланноносец, я такой только в учебных фильмах видел. Вроде твой отец в двадцатых подобного завалил.
   - Было дело. Прикроете нас? У меня еще все эрессы на подвеске.
   - Принято.
  
   Третий месяц морозара 245-года ознаменовала целая череда побед на Западном фронте. Руссарские войска, разгромив центральную группировку геранских войск, упорно продвигались вперед и в некоторых местах вышли к государственной границе. В это же время Генштаб начинает подготовку к летней компании, целью которой ставится разгром Герании и ее безоговорочная капитуляция.
   Тем временем на восточном фронте наблюдалось полное затишье, ястанские войска всеми силами избегали любых боестолкновений, практически без боев оставляя свои позиции и даже мелкие населенные пункты. Позднее историки свяжут эту нерешительность в действиях ястанских командиров с событиями, происходящими в столице империи. Дело в том, что неоднократные поражения на фронте, потеря части исконных ястанских земель подорвали доверия к молодой императрице, которая к тому же по совету своего фаворита казнила нескольких недовольных ее политикой министров и высокопоставленных военных. Этот шаг не только не помог, но и увеличил раскол в обществе. Часть армии и знати ив открытую поддержала ее старшего брата Гайцу Тамкара , прося того образумить младшую сестру и принять бремя императорского венца. 4 -ого числа 3-его месяца морозара Тамкара в своем выступлении по национальному радио, объявляет власть императрицы нелегитимной и предлагает ей добровольно оставить трон, обещая защиту и покровительство. Юная императрица, отвергает это предложение, в свою очередь объявляет брата изменником и обещает казнить каждого десятого вставшего на его сторону. В столице начинаются массовые аресты среди знати и военных, что, в конце концов, приводит к восстанию столичного гарнизона и штурму императорской резиденции. К сожалению, последовав очередному совету своего фаворита, императрица успела скрыться из столицы и отправится на запад страны в приморский город Тайзун являющимся вторым по величине в Ястании после столицы и одновременно основной базой ее военно-морского флота. Тут она выступает с пламенной речью перед матросами и офицерами флота, призывая к последнему походу во славу Империи, чтобы, отдав жизни, наказать проклятых Пресветлым руссаров.
   23-его числа императрица восходит на борт бронепалубного крейсера "Энсима" и поднимает на нем имперский штандарт. Этим же вечером большинство кораблей флота покидает гавань, и направляются в сторону Майдерского полуострова. Эскадра насчитывает: 12 крейсеров, 10 эсминцев и 8 (по некоторым источникам 12 или 15) миноносцев. Кроме того, в ее состав вошло более двух десятков транспортных кораблей, перевозящих в своих трюмах почти 10 тыс. солдат, офицеров и различную технику. С воздуха их прикрывало более полусотни дирижаблей различных модификаций, среди которых было семь крыланоносцев класса "Гархард" геранского производства каждый из которых нес на своем борту до десяти истребителей "Кейт-Хо".
   Сегодня многие из наших и зарубежных историков называют этот поход безумной авантюрой отчаявшейся женщины, которая думала, что победа вновь вернет ей поддержку знати и трон, однако некоторые считают иначе. По их мнению, за призывом императрицы стоял тонкий расчет, не зря же его поддержали многие из ястанских флотоводцев и в частности возглавивший флотилию гранд-адмирал Тургава Сайк. Дело в том, что в Генштабе Руссарии царили победные настроения, а война с Ястанией считалась практически выигранной. В результате этого основной костяк руссарского флота был передислоцирован на запад, готовясь к летней компании в Ендории, и единственно кто мог противостоять ястанским кораблям в Эндунесском проливе (отделяющим Ястанию от полуострова) была базирующаяся в Наймаре Эйскморская флотилия. Два линкора "Разящий" и "Ветреный", четыре бронепалубных крейсера и семь миноносцев были довольно грозной силой, но только если бы вышли на оперативный простор. Расчет ястанцев был на неожиданность, и он полностью оправдался.
   25-ого числа в 17-40 вечера, ястанский флот появился в пределах видимости Наймара и, развернувшись в две дуги, с хода, атаковал порт и прикрывающую его крепость. В это же время часть дирижаблей обрушила бомбовый удар на город, порт и находящуюся на его окраине Наймарскую авиабазу, в результате было разрушено несколько ангаров, склад топлива, повреждено или уничтожено более тридцати самолетов, а уцелевшие так и не смогли подняться в воздух из-за полностью разрушенной взлетной полосы. Бой продолжался всю ночь. К утру город горел, большинство руссарских кораблей были либо повреждены, либо затоплены, хотя и продолжали огрызаться. Крепость потеряла шесть из десяти батарей и больше половины личного состава. Потери ястанского флота составили всего семь кораблей.
   26-ого, ровно в 12 -00, гранд-адмирал Сайк отдает приказ о начале высадки десанта, одновременно части воздушного флота прикрытия ставится задача произвести отвлекающий рейд вглубь полуостров а и нанести бомбовые удары по городам: Гартий, Остун и Раскор.
   Высадка десанта происходит под непрекращающимся огнем орудий крепости и уцелевших кораблей руссарского флота. Тем не менее, к вечеру часть города уже находится под контролем ястанцев, а к полудню 27-ого, сопротивление руссарского флота окончательно сломлено крепость и порт полностью переходит под контроль имперцев. На этом удача ястанцев закончилась. Все попытки полного захвата города провалились, солдаты 171-ого объединенного корпуса под командованием генерала Роханцева и присоединившиеся к ним матросы и офицеры с затопленных кораблей, стояли насмерть, с боем отдавая каждый дом, каждую улицу, каждый переулок. Не помогала даже артиллерийская поддержка флота, который буквально равнял кварталы города с землей.
   32-ого числа третьего месяца морозара, адмирал Сайк отдает приказ пополнить наземные части матросами и офицерами, а также прекратить штурм города и, обойдя его, взять в кольцо, одновременно с этим продолжая обстрел из всех орудий и ковровую бомбардировку всеми имеющимися аэросилами. Увы, приказ несколько запоздал.
   Защитники Наймара выполнили свою функцию, сковав почти на семь дней силы противника, что позволило Генштабу спешно подтянуть резервы.
   Утром 33-его числа, наблюдатели докладывают адмиралу о появлении на горизонте дымов, которые возвестили о прибытии 7-ой Эйксморской эскадры. В это же время около сотни бомбардировщиков и штурмовиков наносят массированный удар по кораблям и наземным позициям ястанцев. Аэросилы прикрытия не смогли противостоять более современным самолетам руссаров и были уничтожены буквально в течении пары часов. К середине дня в город с севера входит 17-штурмовая дивизия штат-полковника Демченко, а с юга 27-ая отдельная штурмовая дивизия штат-руничего Гавраса.
   34-ого числа в 16-00, лишившись более половины своих кораблей, потеряв до 70 % наземных войск, гранд-адмирал Сайк показывает прекратить огонь и всем уцелевшим штандартам поднять сигнал "мы сдаёмся".
   Так закончилась битва при Наймаре, ставшая одновременно позором и славою руссарского оружия. А еще через месяц новый император подписал мирный договор с Руссарией, по которому ей отходили все захваченные земли, а тела императрицы и ее фаворита, принявших яд незадолго до сдачи флота, были переданы Ястании для захоронения на родине.
  
   К. Лань "Хроники Великой Войны", издательство "Крань", 332 г., 456 стр.
  
   Ему повезло трижды. Во-первых, бомба упала в самую гущу заводского парка и растущие там деревья приняли на себя основной удар взрывной волны и разлетающихся осколков. Во-вторых, его спасли нанвиты, блокировавшие болевые рецепторы и остановившие кровотечение из пробитого навылет плеча, нескольких осколочных ранений грудины и практически оторванной стопы правой ноги. Однако основным везением было то, что оперирующий его хирург оказался мастером своего дела и не только извлек все осколки, но и практически восстановил ногу. Дальнейшее уже было делом нанвитов.
   "С такими ранениями еще никому не удавалось выжить, - вы первый", - скажет ему, только что очнувшемуся от почти месячной комы, лечащий врач и, помолчав, добавит: - "И вообще не думаю, что кто-нибудь из обычных людей, живущих в этом мире, смог бы это повторить". Что имел тогда в виду врач, Сергей не стал уточнять, а тот не стал развивать тему, просто пожелав быстрейшего выздоровления.
   Увы, последнее довольно сильно затянулось. Несмотря на активную работу нанвитов (Сергей постоянно чувствовал приступы онемения в различных частях тела) из больницы его отпустили только спустя три месяца, да и то передвигаться приходилось при помощи костыля, так как нога все еще плохо слушалась. Встречать его у ограды больницы пришел казалось весь завод и даже возник небольшой стихийный митинг, где рабочие и инженеры наперебой поздравляли его с выздоровлением, а он в растерянности не знал, что им ответить, а лишь стоял столбом, поддерживаемый под руки своими друзьями, чувствуя необычную теплоту в груди и едва сдерживая слезы. Домой он добрался лишь к вечеру и только там узнал о том, что буквально пару дней назад Герания подписала акт о безоговорочной капитуляции, а также услышал от Тейрины слова которые повергли его в легкий шок: "Серг, я думаю, у нас будет ребенок".
  
   После войны я около десяти лет отработал в Руссарии, помогая разрабатывать новые в основном пассажирские самолеты корпорации Аланского. Именно тогда, на одном из показов правительственной комиссии новой машины, я впервые встретился с Сергом Эйтаном и эта короткая встреча поразила меня до глубины души. Я видел перед собой высокого, крепкого, но совершенно седого человека, с лицом тридцатилетнего мужчины, щеку которого пересекал глубокий шрам. Но главное это его взгляд: он словно был здесь и одновременно не был, смотрел на тебя и не видел, ибо все самое для него интересное было где-то там, за пределами понимания разума обычного человека. Аланский представил меня ему, но в глаза Эйтана лишь на мгновение зажегся огонек интереса и одновременно насмешки, он лишь коротко кивнул мне, приветствуя и тут же отвернулся. Это показалось мне высокомерием, почти на грани презрения, впрочем, что я мог тогда ждать от человека, который внес значительную лепту в победу своей страны. Уважения? Навряд ли. Я долгие годы был для него врагом, но все же... Помню, в тот день я в который раз пообещал сбить с него спесь, создать новый самолет который превзойдет все, чтобы он не задумал. Тогда я не понимал, не знал, что нам больше с ним не по пути, что я так никогда и не смогу достигнут его высот, ведь я все еще продолжал нашу "битву за небо" в то время как ОН УЖЕ ТВОРИЛ ИСТОРИЮ.
   Отто Майсер, "Записки авиаконструктора", издательство "Кейснер", Федеративная Герания, 257 г., 425 стр.
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) С.Суббота "Шесть тайных свиданий мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Eo-one "Система"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"