Ружанская Марина: другие произведения.

Рассказы по картинкам

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нумерация рассказов - обратная. Старые - внизу, новые - сверху файла.


   03.
   Картинка, по которой писался рассказ:

 []

  
   Узкое платье-туника застревает на груди, сдавливая дыхание. Зря отослала служанку - как теперь снять это пыточное одеяние?.. Подол, полностью накрывший голову, радостных ощущений тоже не прибавляет, отчего я, наплевав на высокое звание Видящей Правящего Дома Эль-тей, вслух и с чувством припоминаю все ругательства, которые когда-либо знала и слышала.
   Уже тысячу лет как минимум никто не носит в повседневной жизни одежды похожие на мешки с прорезями для рук и ног. Платья, юбки, блузки, а то и брюки украшают модниц всех возрастов. Но нет же! У наших кем-то уважаемых Старейшин своя правда и взгляд: проверенные временем обычаи не могут быть плохими. А значит, все официальные приемы и ритуалы должны проводиться только в заповеданных предками одеяниях. Как будто от одежды прибавится мудрости или силы!..
   Рывок и по полу стучат оторванные от вышивки бусины жемчуга, а ненавистное платье, наконец, соскальзывает на пол. Я облегченно выпрямляюсь, повожу плечами, разминая затекшие мышцы. Свобода!
   С другой стороны, старики правы...
   Только благодаря неукоснительному соблюдению обычаев и законов, наша цивилизация процветает уже больше пяти тысяч лет. Там, за границей Леса создавались и рушились страны, появлялись и исчезали целые народы, а Великая Империя Эль-тей стоит тверже, чем самая крепкая секвойя, оплетая "корнями" другие государства и вбирая под тень своей "кроны" младшие расы. А потому, какими бы дурацкими не казались традиции, главное то, что они работают. Точнее... работали...
   Пальцы ловко пробегают по коллекции кристаллов памяти. Времени на выбор много не требуется, и через пару секунд зеленый камушек тихо щелкает, входя в паз приемника. По комнате разносятся первые ноты вальса, немного заглушаясь гобеленами и толстым ворсом ковров на полу.
   Что ни говори, "Ночной соловей" - отличная придумка! Не удивительно, всю тяжелую работу в стране выполняют варэтти, так почему бы не посвятить свободное время интересным фантазиям. Впрочем, говорят, это уже прошлый век и в одной из лабораторий Академии изобрели устройство, передающее изображение. Невероятно! Забавно было бы его увидеть...
   Было бы...
   Одеваю привычные юбку и блузку, провожу гребнем по спутанным волосам - вечером не помешает наложить маску - и, не выдержав, в который раз за день выглядываю наружу. Это уже становится привычкой... причем, плохой. Просачиваясь ночным ворьем сквозь оконное стекло, отблесками на полу и зеркалах вспыхивают багряные всполохи. Значит, совсем близко.
   И с каждым часом все ближе...
   - Арин?
   В комнату заглядывает сестренка, непосредственная и шебутная как все подростки - она передвигается по дворцу словно маленький пожар, везде таская за собой на поводке молоденькую варэтти, на голове которой красуется кривой розовый бант с блестками. Довольная Лита от избытка эмоций пританцовывает не в силах стоять на месте, и грызет сочный леденец на палочке.
   - Мама зовет ужинать, ты идешь? - деловито вопрошает сестра, изо всех силенок дергая за поводок непослушную варэтти. - Отец сказал его не дожидаться.
   - Я знаю, передай, через десять минут буду. Иди.
   Лита кривит недовольную мордашку и исчезает в коридоре. Из-за закрытых дверей еще долго доносится звонкий голосок, распевающий детскую считалочку. Знать о том, что я так и не приду ей не нужно. До рассвета всего девять часов свободы...
   С тихим шуршанием стекло отъезжает в сторону, выпуская меня на открытый балкон вместе со звуками вальса, улетающими через открытую мансардную стену ввысь в ночное небо. Вечерний легкий ветерок обдувает тело, колоколом вздымает юбку, вместе с разгоряченной кожей успокаивает взбудораженные нервы. Хочется закрыть глаза и просто ни о чем не думать.
   Да. Например, не думать о том белобрысом молодом капитане с сережкой-змейкой в ухе, который так упорно оставляет под моей дверью коробки конфет и смешные букетики незабудок. Нет-нет, зачем о нем думать? Ведь я точно вижу, что не будет у нас ни первого поцелуя, ни даже первого танца на Осеннем балу. Так же, как знаю: Осеннего бала тоже не будет.
   И знала с тех самых пор, как первые драконы с маленькими фигурками человечков-наездников, появились у наших границ, распыляя над Вечным Лесом бочки с самым ядовитым веществом в мире...
  
   - Четыреста гектар Леса полностью уничтожено. Еще двести заражено и отомрет через пять-семь суток. А нам все также нечего противопоставить врагу!
   Генерал эль Валлори, нервно дергая полы камзола вышагивает вдоль стола совещаний и докладывает обстановку мощным, похожим на раскаты грома голосом. Непривычно массивный и плотный для народа эль-тей, он кажется ожившим дубом с руками-ветками и коричневой, потрескавшейся от солнца и ветра кожей-корой.
   - Больше половины Леса погибло! Предки рассыпались бы в прах, узнав, что обыкновенные людишки, едва выползшие из пещер, каким-то зельем деревенской ведьмы прижимают нас к ногтю!
   - Это не зелье, - меланхолично и на удивление равнодушно отзывается Фьен эль Батус - глава Академии магии, - это химическое вещество - глеффасат.
   - А мне все равно! - грохнув кулаком по столу, орет генерал. - Уже год я бессмысленно теряю войска. Вы хоть знаете, что уже два месяца мы набираем в ополчение мальчишек? Совсем молодые парни, почти дети, погибают как какие-то... собаки. Без прикрытия Леса, мы беззащитны от атак с воздуха и конницы! А вот вы - маги - просиживаете свои задницы в лабораториях, тянете гранты на исследования, а толку?
   - Толк?! - синие глаза мага становятся холоднее полярного льда. - Господину генералу напомнить, сколько сильнейших, опытных магов полегло на передовой? Кто мог знать, что люди каким-то образом смогут договориться с драконами и на таком уровне освоить алхимию.
   - А надо бы знать, господин всесильный чародей!
   - Крестьяне из дальних поселений умирают от голода и едят землю, - вмешивается в перепалку Первый советник, - вся живность, которой тоже нечего было жрать, давно съедена...
   Я устало прислоняюсь к стене и прикрываю глаза, отрешаясь от действительности. Оставляю зудящие комарьем голоса где-то на грани сознания. Очередное бестолковое совещание, бессмысленное и ненужное. Я-то знаю, что это паника. Все эти крики - это жест, последний вопль отчаяния погибающей Империи. Свое Слово я сказала еще год назад...
   - И что же вы предлагаете, генерал?
   - Сражаться.
   - Это безумие!
   - Люди требуют полной капитуляции и полного признания Эльтейи зависимыми от человеческих государств землями. Вы пойдете у них на поводу? Нас в любом случае раздерут на части, как голодные волки тушу оленя. А так, у нас есть шанс, хотя бы...
   - Умереть быстрее? - цедит маг.
   - Хотя бы с честью!
   - Такая честь нужна годовалым младенцам?
   - Тихо, - негромкий звенящий голос звучит едва слышно, но три Советника мгновенно замолкают и обращают взоры на главу народа эль-тей.
   - Ваше Величество?..
   Я открываю глаза, как и все склоняя голову перед королем. Черные тени синяков, залегли под глазами отца, лицо бледное и осунувшееся, но глаза живые, умные.
   - Что скажет Видящая?
   Миг и я уже у трона, преклоняю колени, прижимаясь губами к узкой холодной ладони и, глядя снизу вверх глаза в глаза, твердо говорю:
   - Мой король, Великая Мать не сулит победу. Я предлагаю... сдаться.
   Он знает, как и год назад, что это - правда. Только в отличие от тогда, сейчас он - верит, а потому и глядит грустно и обреченно - прощаясь.
   - Что ж так хотя бы у некоторых, хотя бы у детей, есть шанс - выжить.
   Эль Валлори вновь возмущенно кричит, просит и уговаривает. Давит на воспоминания о былом величии, чести и гордости. Архимаг и Первый Советник молчат и отводят взгляды. Понимают, со своей стороны генерал прав. Он воин, его правда - умереть в битве.
   И самое страшное то, что и Советники тоже правы.
   У них семьи и дети. Пусть мы проиграем и капитуляция также неизбежна как оттепель весной, но останется жив хоть кто-то... Это же понимает и король. Впрочем, синеглазому это не поможет - магов и их детей люди перебьют в первую очередь...
  
   Багряные всполохи мигают все чаще - битва идет уже на подступах к столице. Хотя упрямая столица делает вид, что ничего не случилось, что небо над Эльтейей не исчеркано широкими драконьими крыльями, а наши братья и отцы не погибают на выжженной отравой земле.
   Столица живет! Столица все также не спит по ночам и все также полыхают огнями волшебных фонариков резные домики на деревьях, из окон слышаться смех и музыка, которая все чаще разбивается истеричным плачем. Еще пара дней и...
   Глеффасат...
   Само название такое же ядовитое, как и его создатели - люди...
   О нет. Оно не действует на животных, людей или эль-тей. И даже полностью искупавшись в нем ты не умрешь, разве что выхлебать пару литров - но от такого количества и от самого хорошего чая стошнит.
   Эта отрава действует всего лишь на растения.. На все до единого. Яд проникает в корни и листья за считанные мгновения, и будь-то маленькая травинка или огромный тысячелетний дуб, они за несколько дней высыхают от корней до последней веточки.
   Людей не интересует, что вместе с Лесом и эльфами - как смертные почему-то называют наш народ - умирают звери, птицы и насекомые, оставшиеся без пищи и крова. Для людей главное - это уничтожить Империю Эльтейя...
   Мама, сестренка... Что с ними сделают люди, когда войдут в столицу?..
   Впрочем, кого я спрашиваю? Я - глаза Великой Матери, но сегодня мне не нужен мой дар. Я знаю и так, не успеет взойти солнце, как двери Вечного Зала откроются в последний раз и во главе Совета выйдет мой отец - Великий и... последний король эль-тей. И так же ясно я вижу, что тот молодой капитан - имя которого я так и не узнала - умрет завтра, еще до полудня.
   Ну а сегодня - последняя ночь. А значит - живем! Сегодня мы в своем праве.
   Поправив волосы, я в последний раз гляжу в полыхающее зарницами окно и, подхватив кончик поводка, выхожу из комнаты. Моя варэтти - рыжая худая человечка, семенит следом на четвереньках - не более чем забавный зверек, которому не позволено ходить прямо, как свободным эль-тей.
   Слышишь, смертная варэтти сегодня ты еще моя рабыня, но уже на рассвете здесь будут твои соплеменники. И кем ты станешь завтра?..
   А завтра, мы сыграем в чет-нечет со смертью.
   Ведь у каждого, даже у Смерти, своя правда. Ведь так?
  
  
   02.
  
   Картинка, по которой писался рассказ:

 []

  
   - Хороша! Ох, и хороша-а! - восхищенно протянул Кысь с любовью глядя на граненую стопочку кристально-чистого самогона, настоенного на клюкве и березовых почках.
   Согласно угукнув, его собеседник - еще статный, подтянутый мужчина, лет шестидесяти - потянулся за ножом, сооружая из двух кусков грубо, вкривь и вкось напластанного бородинского, два бутерброда. На свежий хлеб легло сало с прослоечками розового мяса, красноватый ядреный хрен, несколько брусничин, вновь шмат ароматного сала, а поверх дольками крепенький соленый огурчик.
   - Ну, будем! - Кысь, крякнув, опрокинул стакан, выпивая за один вдох - холодная водка прошла мягко и легко. Выдохнул, зажмурился от предвкушения и даже затаил дыхание, дабы не осквернять столь приземленным действием церемонии. Откусил от бутерброда и повелительно махнул рукой:
   - Наливай!..
   Отказываться, ясное дело, никто не стал...
   Так расслабиться получалось не часто. Рыцарев Леонид Андреевич был фигурой заметной, даже знаменитой. И времени на такое времяпрепровождение в его жизни оставалось не так много. Хотя сам известный на весь мир полиглот, знающий все языки мира, доктор наук, ученый считал, что его жизнь в сущности самая обычная: жена, дети, работа, командировки и конференции. Но иногда так хотелось сесть и... просто вспомнить...
   Леонид Андреевич забросил в рот последний ароматный кусочек, закусывая, и подхватил на ладонь упавшую брусничку - в этот год тоже был большой урожай ягод, как и тогда...
   Он уже и не помнил, с чего его занесло в этот мир: то ли пополнить энергию, то ли просто отдохнуть перед телепортацией домой. Тогда он еще не был Леонидом и тем более Андреевичем. Разве что звание Рыцаря удачно трансформировалось в звучную фамилию... И это, пожалуй, было все, что осталось от него - прежнего.
   Только-только выйдя из воронки-телепорта, он просто стоял на перроне маленькой станицы, оглядываясь по сторонам и привыкая к чужому Миру, когда сзади его неожиданно окликнули:
   - Молодой человек, - мелкая девчонка (нет, все-таки девушка) в дутой болоньевой куртке улыбалась, без конца поправляя сползающий старомодный беретик с нелепой огромной пуговицей. - Молодой человек, не поможете донести? Вот набрала с охотки - чудо какое местечко нашла - а дотащить уже сил не хватает.
   Рыцарь оглядел смешливую девчушку: казалось, слишком большие резиновые сапоги, чудом держатся на худущих ножках, а руки-веточки должны просто переломится от веса двух больших ведер. И как только по болотам эту тяжесть таскала? А уж лицо! Слишком большой, с тонкими губами рот, да огромные серые глаза напоминали лягушонка.
   Глядя сверху вниз на это несуразное чудо, он поколебался - надо бы торопиться, еще слишком много дел и поручений, но вдруг подхватил железные дужки ведер, пристраиваясь к мелко семенящей девчонке.
   Та довольно разулыбалась и пошла рядом, шлепая сапогами и без конца что-то говоря. Смеялась и шутила по-доброму, рассказывая о семье, деревеньке и корове Мурке, а он молча тащил два ведра с ярко-красными еще мокрыми от болотной воды ягодами...
   Домик был небольшой, но уютный: с покатой шиферной крышей и резным крылечком. Мимо проехал грузовик, внутри которого на прибитых лавках сидел десяток весело гомонящих женщин. Парочке пришлось посторониться, почти прижавшись к ярко-зеленой калитке в тени старой вишни.
   - Вот и пришли... Спасибо, вы настоящий рыцарь, - девушка смущенно приподнялась на носочках, оставляя на заросшей щетиной щеке поцелуй.
   - А вы - как солнышко, - неожиданно для себя произнес мужчина.
   - Что? - серые глаза удивленно расширились и девушка звонко рассмеялась. - Экий вы, смешной!.. Скажите, а рыцари любят чай с брусничным вареньем?..
   - Не жалеешь?
   - Что? - Леонид с трудом вынырнул из воспоминаний, фокусируя взгляд на развалившемся в плетеном кресле Кысе.
   - А то не понял?! - фыркнул собутыльник и кивнул на висящую над столом картину: крутой обрывистый утес, такой высокий, что проплывающие внизу облака, казались белыми ягнятами. А на самом краю - маленькая, едва различимая фигурка, с развевающимся на ветру плащом. - И впрямь было не жалко оставить целый мир, почет, славу, фамильное имя и стать каким-то человеком?
   - Нет.
   - ...А она так и ждет?
   - Ждет... Уже четвертый десяток...
   "А я чувствую себя негодяем, подлецом и обманщиком", - хотел добавить мужчина, но просто прикрыл глаза. Даже смотреть на забранный в дубовую рамку прямоугольник картины не было нужды. Достаточно просто прикрыть глаза, чтобы до мельчайших подробностей, до последнего звука голоса и движения вспомнить еще один разговор, но на сей раз тяжелый, изматывающий и опустошающий... где-то там в другом Мире.
   - Так легко меняешь меня... на другую? - Она не плакала, нет. Просто стояла у края и смотрела вниз, позволяя колючему северному ветру трепать плащ и дергать пряди волос.
   - Прости.
   - Ты меня больше не любишь?
   - Прости.
   - Если плевать на меня, то неужели тебе не жаль магии, бессмертия? Ведь ты потеряешь там почти все силы! Ты станешь никем! Ты это понимаешь?!
   - Да...
   И вновь молчание. Лишь ветер гудит в высоких соснах, а внизу клубиться туман, путаясь бархатным полотнищем в крыльях птиц.
   - А если не отпущу? Я не могу быть одна, ты ведь знаешь.
   - Подожди. Всего чуть-чуть. И к тебе придет он - другой.
   - Я не хочу другого! Я - Душа этого мира, а ты - мой Защитник, мой Рыцарь!
   - Она - тоже весь Мир. Ей тоже нужен Защитник.
   - А... как же - я?..
   - Просто подожди...
   Сорок лет прошло, а она все ждет... и с каждым годом все меньше находится слов для оправдания. Насколько он был прав, поставив свое счастье выше?..
   А ведь он действительно счастлив: у него есть обожаемая жена, дети, а сейчас и внуки. А она - все так же одинока...
   - Дедя? Дедя-а?!
   Леонид опустил глаза:
   - Что, Ванька? Что-то хочешь?
   Второй внук - от средней дочки - трехлетний малыш, еще раз дернул деда за штанину и задрал белобрысую вихрастую голову. Засунув в рот грязный палец, другой ручкой он показывал на картину.
   Мужчина перевел взгляд на холст и вздрогнул: с полотна, впервые за четыре десятка лет светило солнце: налились золотом облака, расходясь к краям горизонта, солнечными зайчиками в снегу отражались блики водопадов. Изображение резко приблизилось, будто тронули зуммер в кинокамере. А маленькая фигурка на обрыве чуть шевельнулась, неуверенно подняла руку и повернулась. Убрала с лица пряди волос и со счастливой улыбкой взглянула на мальчика.
   - Значит, это - ты... - Неверяще произнес Леонид, присаживаясь на корточки перед внуком. - Твое место рядом с ней.
   Мужчина подхватил мальчика на руки, поднося к картине.
   - Видишь - это Дверь.
   - Двей? - необычно серьезно переспросил малыш.
   - Да. И когда-нибудь она откроется. Для тебя. И она тебя будет ждать. Ведь ты ее Рыцарь.
   Со счастливой улыбкой Душа нового мира не отрываясь глядела на своего Защитника. Леонид провел ладонью по шершавой раме:
   - Еще рано...
   Девушка кивнула и отвернулась, вновь замирая всего лишь смешанной с красками тенью на краю обрыва. Не время...
   Одновременно раздался стук входной двери и звонкий стук каблучков по паркету.
   - Папочка, мы уже приехали. Как тут Ванечка себя вел? - Возмущенный взгляд блондинки уперся в накрытый по-мужски стол, скользнул по усиленно вылизывающему зад рыжему коту Кысю. - Папа-а! Опять с Семеновичем посиделки "за жизнь" устраивали?
   Мужчина хмыкнул что-то невнятное. Кысь, не переставая наводить гигиену, хитро подмигнул, потянулся всем телом и спрыгнул на пол. В открытое окно долетал шорох метлы - в который раз бессовестно оговоренный Семенович честно нес службу обычного дворника, и даже не подозревал в чем его постоянно и незаслуженного обвиняют.
   - Мама?.. Мама! Тетя! - Попытался обратить внимание женщины Ванька.
   - Тетя? Где? Ваняша, это всего лишь картинка. Как в книжке с колобком.
   - Двей! - возмутился малыш, отпихивая мамины руки.
   - Что?
   - Двей! - настойчиво повторил мальчик.
   - Что еще за "двей"? Я не понимаю, что ты хочешь. Опять тебе дедушка сказки рассказывал? Пойдем, помоем ручки и будем обедать.
   Девушка исчезла в ванной, а входная дверь открылась еще раз, впустив целую компанию: четверо мужчин и трое молодых женщин - одна из них вела за руку девочку лет пяти. Сегодня вся семья вместе, ведь сегодня - Брусничный День!
   Вместе с молодежью зашла и маленькая сухонькая женщина, чьи серые живые глаза в паутинке улыбчивых морщинок блестели также как и в далекой молодости. Улыбаясь, Леонид поднялся навстречу жене и бросил взгляд на картину, где отражался пейзаж уже чужой родины: "Стоило? Еще как! Ведь счастье у каждого должно быть только свое"...
   А женщина, прижавшись к груди мужа, шутливо щелкнула его по носу:
   - Здравствуй, мой Рыцарь.
   - Ну, здравствуй, мой солнечный лягушонок.
   ----------------------------------------------------------
  
   01.
  
   Картинка, по которой писалась зарисовка:
  

 []

  
   Закат догорал...
   С гор стекала кисло-горьковатая дымка: где-то там далеко горели верещатники, оставляя едва уловимую горечь на губах. Солнце неумолимо клонилось к рваному краю гор, его последние лучи уже отсвечивали на самом высоком шпиле Башни, пустив по земле длинные сине-зеленые вечерние тени. Еще полчаса и последний лучик исчезнет за оранжевой каймой горизонта, а там и золотые блики светила скроются за наползшей с запада тьмой.
   Придет, не придет?.. Неужели - нет? Только не это! Только бы она решилась. Сегодня тринадцатый день в этом мире и ему придется уйти. С ней или без нее. Сейчас все зависело только от этой маленькой рыжей девочки с глазами цвета кофе. Ох, не зря его так тянуло именно сюда: Башня никогда не ошибается.
   Ведь Они просто созданы друг для друга!..
  
   Утро выдалось слишком холодным, даже для этих мест. Туман клубился в низинах, все не желая расставаться со своей ночной вотчиной. Почему-то мелькнула мысль: "Розы замерзнут"... В этот раз Башня приземлилась на вершине пологого холма, среди целого поля желтых, розовых и жгуче-алых роз. Красиво... жалко будет, если такая прелесть погибнет.
Мужчина улегся поудобнее, прижимая к себе хрупкую девичью фигурку, свободной рукой перебирая тугие рыжие локоны. Наклонился, целуя ее в висок, и тихо прошептал:
   - Завтра на закате я ухожу.
   - Нет! - Глаза девушки были полны слез.
   - Да... Прости.
   - Я люблю тебя! А ты меня вот так бросаешь?!
   - Я не могу... остаться. Но ты можешь уйти со мной.
   - С тобой?..
   - Видишь, - мужчина откинулся на подушки, прикрывая глаза; горькая усмешка искривила красивые губы, - ты сомневаешься.
   Девушка растерянно села на кровати, подтягивая колени к груди и обхватывая их руками: перед внутренним взором стояли мама, отец, младший братишка. Что же делать: остаться, сохранив такую удобную и понятную жизнь или... рискнуть и уйти туда, в неведомое, с любимым человеком?
   Она вздрогнула, ощутив на губах прикосновение мужских пальцев. Всхлипнув, потянулась к нему, прижимаясь изо всех сил. Как же это тяжело! Всего тринадцать дней... Тринадцать проклятых дней, ставших самыми счастливыми в ее жизни с того момента, как на приеме в честь своего совершеннолетия она увидела его.
   Он просто стоял, заложив руки за спину и внимательно разглядывал фамильную коллекцию оружия, пока не повернулся, на миг встречаясь взглядом серых глаз с карими, и не улыбнулся так тепло и задорно, сказав: "Вы знаете, что у вас самые красивые глаза во Вселенной? Они ранят в самое сердце". Девушка задорно рассмеялась, кивнув на витрину: "Как этот пистолет"? Мужчина прищурился, бросая взгляд на оружие, на девушку в золотистом парчовом платье и предложил согнутую в локте руку, приглашая на танец: "Намного сильнее"!
В тот вечер она поняла: Они созданы друг для друга.
   - Нет! Я ни капельки не сомневаюсь. Не говори так! Любимый, я готова ради тебя на все! На все!..
   Мужчина тихо вздохнул, прижимая девушку, нежно произнес:
   - Тогда не нужно плакать. Я сделаю все, чтобы мы всегда были вместе.
   - Честно-честно?
   - Да.
   - Я так счастлива... И так люблю тебя... и семью свою тоже люблю... Мы, действительно, никогда не возвратимся?
   - Прости...
   В комнате наступила тишина. Догоревший еще к полуночи камин давно остыл, напоминая об огне и тепле лишь легким запахом гари. Смятые простыни как нельзя яснее намекали об ушедшей ночи, а небо на востоке уже разукрасило алым румянцем зари. Остался один день.
   Задумчивый голос мужчины нарушил безмятежность покоев:
   - Впрочем... Ну, конечно! Как я мог о нем забыть?! Есть один способ обмануть магию Исхода.
   - Правда?! Какой?
   - Нужен предмет, накрепко связанный с этим миром и его душой, то есть старинный и побывавший в руках множества людей. Тогда я... мы сможем возвращаться на эту планету в любое время.
   Карие глаза девушки вспыхнули радостью.
  
   Мужчина нервничал все больше - до Исхода осталось всего ничего. Он подбросил на ладони резной ключик белого металла, отразивший отблеск последнего золотого лучика.
Угасающий солнечный зайчик скользнул по экспонатам за льдистым стеклом: серебристому стилету, холодному и гордому - как душа ледяной северной красавицы. Рядом на черном бархате лежала острая длинная шпилька из тех, которыми можно сколоть локоны, а можно найти сердце врага в единственном смертельном ударе. Головка шпильки было чудо как хороша - она переливалась радугой драгоценных каменьев, как и аура той черноглазой смешливой малышки. Совсем ребенка - не старше четырнадцати лет...
   Еще десять минут и придется уйти, оставив этот мир: Башня и так из последних сил сопротивляется изгнанию. Неужели он в ней ошибся?..
   Нет. Снизу раздалось ржание взмыленного жеребца и через минуту на ступеньках послышались шаги. Острые каблучки быстро-быстро процокали по каменным плитам и на пороге комнаты возникла запыхавшаяся, с прилипшими ко лбу завитками волос, но счастливая девушка. В руках она держала пистолет старинной ковки, бережно сжимая драгоценность за золоченую рукоять.
   Успела.
   Мужчина довольно улыбнулся: искренне, счастливо, как улыбаются дети и девушка задержала дыхание, глядя на любимого.
   Объятия были крепкими...
   - Ты ведь готова на все?..
   - Да-а...
   ... а поцелуй долгим и нежным.
   И был бы самым лучшим в ее жизни, если бы не был последним...
   Он замер, прикрыв глаза и стараясь даже не дышать, провел пальцами по теплеющему с каждой секундой дулу пистолета, ощущая под пальцами замысловатую вязь узоров и линий. Ногой отбросил упавшую на пол одежду гостьи и пошел к стеклянным полочкам, чувствуя, как мечется в металле пока еще не привыкшая к новой обители душа девушки. Прижавшись губами к блестящей поверхности, он улыбнулся: сейчас у него в руках, может быть, лучшее из его творений!
   Ведь Они были созданы друг для друга.
   Пистолет и девушка.
   Осторожно открыв стеклянную дверцу, мужчина установил оружие на подставку из бархата и серебра; еще несколько минут постоял, любуясь совершенством форм, линий и рыжей с привкусом кофе пульсирующей ауры артефакта.
   Бросив последний взгляд на ряды стеклянных шкафов, Коллекционер повернулся и направился на верхушку башни. Его ждал следующий мир и новые драгоценные экспонаты.
   Закат догорал...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"