Ружанская Марина: другие произведения.

Гамбит белой пешки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданка... рыжая, вредная, наглая :) без каких-либо способностей...
    Шахматная партия самая что ни на есть настоящая и играемая, кто хочет, может проверять)


ГАМБИТ БЕЛОЙ ПЕШКИ

  

Здесь стены магией пропитаны и болью,

Здесь судьбы мира, словно шахматы в игре.

Здесь не гнушаются победой малой кровью.

В особенности кровью не своей...

ESSE. Tor Lara

  
  
   ГЛАВА 1
  
   - Пешка d2 на d4!
   - А если она против?
   - Хм... Пешка не хочет стать королевой?!
  
   Игроки собрались минута в минуту.
   Впрочем, этим Игрокам никогда нельзя было отказать в пунктуальности. Они всегда приходили вовремя, даже если это была последняя песчинка в часах.
   На гладкой полированной столешнице уже стояла самая обычная шахматная доска с фигурками из слоновьей кости.
   Игроки кивнули друг другу и не спеша уселись в кресла.
   Все фигуры на своих местах. Не хватает только пешек; по одной у каждого. Противникам уже не терпелось приступить к самой интересной части схватки, поэтому без долгих церемоний Фат вытащил из кармана обыкновенную монетку.
   - Орел? Решка?
   - Орел.
   Монетка подлетела, сверкнула капелькой серебра в лучах рампы, прокатилась по идеально гладкому полу и... встала на ребро.
   Игроки задумались.
   - Дел, твои штучки?!
   - То же самое могу спросить и у тебя.
   - Та-ак... ладно, какие там еще способы есть?
   - Полет гусей, обезьяньи внутренности... - пустился перечислять Дел.
   - А что-нибудь менее... экзотичное.
   - Осьминог Пауль?
   - Не люблю морских тварей, - поморщился Фат.
   Делиго (1) довольно осклабился - на этот раз выбор "шахматной доски" был за ним:
   - А придется! Тебе под чесночком или с хреном?
   Кукиш вышел знатным и от души. Одаренный дулей, хоть и без мака соперник расхохотался и вытащил из воздуха две спички; зажал в кулаке.
   - Левая, - кивнул Фат.
   Обозрев результат вздохнул и молча развернул доску на сто восемьдесят градусов - белые достались сопернику. Осталось расставить последние фигуры.
   Делиго прищелкнул пальцами, вызывая в воздухе разноцветные окошечки миров, и начал тасовать их как опытный шулер карточную колоду.
   Напротив Фатума (2) уже висело серебристое полотно: реки, города, моря и проливы, домишки и замки мелькали калейдоскопом. Он тоже Искал.
   Делиго замер первым. Нахмурился - задумавшись; уже было "перелистнул" дальше, но вновь возвратился и, решив, махнул рукой. На доске появилась маленькая фигурка белой пешки. Выбор сделан.
   Фатум косо взглянул на новую фигуру соперника и тоже остановил мелькание. Бегущий силуэт человека в зеркале мигнул и пропал - на доске появилась черная пешка. От судьбы убежать невозможно.
   - Поехали?
   Дел довольно растер руки, с хрустом размял костяшки пальцев и взмахом руки ознаменовал начало Игры.
   Игроки склонились над доской. Фат хмыкнул:
   - Выбирать в качестве пешки такую слабую фигуру нецелесообразно.
   - Пешки в начале Игры всегда слабы. - Отмахнулся Дел и скомандовал. - Пешка d2 на d4!
   - Так сразу и с корабля на бал? А если она против?
   - Какая пешка не хочет стать королевой?
   Фатум равнодушно пожал плечами:
   - Тебе виднее. Конь g8-f6.
  
   *****
  
   Одно было совершенно ясно: белый котёнок тут ни при чём;
   во всём виноват чёрный и никто другой.(3)
  
   По правде говоря, и вовсе никакие котята здесь были ни при чем. Ни черный, ни белый, ни голубой британский. Однако так уж сложилось, что буквально с самого утра меня преследовал некий рок, принявший облик пушистых мурлык. Нарисованные, стеклянные, плетеные из соломки и, конечно, самые что ни на есть живые кошки, котята и коты сопровождали меня весь день от первой чашки кофе и пропаленной юбки до того, как...
   Но, я забегаю вперед. А оглядываясь, скажу только одно: даже задумайся я над этим раньше, вряд ли история сложилась бы по-другому.
   А потому все было так, как было.
  
   Швабра глухо брякнулась на свежепомытый пол, следом полетело ведро: прогрохотало металлическими боками и дужкой по плиткам и замерло, покачиваясь в луже воды. Одновременно раздался нецезурный вопль и грохот разбившегося фарфора. Резко запахло яблоками и хлоркой. Я скосила глаза. Так и есть: из упавшей на бок бутылочки желтым ручейком вытекало мыло. Вот растяпа!
   - Сколько раз говорить! Не ставь ведра под ноги!
   - Павел Андреич, простите, я случайно...
   - Еще не хватало, чтобы специально! - взревел мужик, разбрасывая носком ботинка остатки разбитой статуэтки. Еще с утра это была шикарная фарфоровая скульптурка кошки-сфинкса, прикупленная любимой женушке ко дню рождения вместе с бриллиантовыми серьгами. Теперь же... Хорошо хоть серьги небьющиеся, а то полжизни бы расплачивалась, - сокрушенно подумала я и, прикусив язык, примолкла. На язык так просилось что-нибудь колкое, а еще лучше на заднее место - может руки тогда не из него расти станут.
   - Косорукая идиотка!..
   А вот начальник разошелся, так разошелся! Такие метафоры и словечки, что - ух!
   - Какая-то крашеная шалава!..
   Молчи, Маруся, работа важнее. Родители далеко, а жить за что-то надо. Причем и жить-то хочется не на помойке и питаться не водой с хлебом...
   А может - ну его? Поморщилась я, слушая рев "обожаемого" шефа. Что, мало в столице вакансий уборщиц? Слушать оскорбления толстопуза уже стало невыносимо. Да-а...начальник у нас мужик щедрый... Особенно когда ему хреново и он сразу начинает делиться этим с окружающими. Вот такая вот щедрая натура.
   - Бездарь и убожество!..
   Что-о?! А вот это он зря! Сволочь - по больному бьет, ведь знает, чего-ради я подрабатываю в этой богадельне. Ну уж нет. Хватит. Подобрав ведро, я всунула его в руки мужика и заявила:
   - Знаете, Павел Андреич, вы не Титаник, вы и взаправду непотопляемы.
   Шеф удивленно замер - выслушивать от работников комплименты после отповеди было в новинку. Обычно из его кабинета те кто нервами поплоше выбегали в слезах, те кто более закален - с русским могучим и непечатным на языке.
   - Потому что такое не тонет!
   Выпалив окончание фразы, я развернулась и сбежала вниз по лестнице, старательно игнорируя несущиеся вслед вопли. Мысли скакали сайгаками, а точнее загнанными волками; на глаза наворачивались слезы.
   Гад, пускай подавится своим ведром, своими копейками и этой гребаной работой. Вот только... одно плохо... Из-за чего я собственно и устроилась, пусть всего лишь уборщицей на телестудию. А мечта моя была ни много ни мало: стать актрисой. И даже заштатный кабельный канал, но все-таки приближал меня к мечте. Конечно, я согласна - внешность у меня немодельная. Ну и ладно! Просто эти старые "щукинские" идиоты обычное заплесневелое старичье!
   Раневская, Фрейндлих, Мерил Стрип и Барбара Стрейзанд, тоже весьма далеки от канонов красоты. И что? Их знают, помнят и любят. А фильмы с их участием смотрели и будут смотреть.
   И вообще вот подзаработаю и сделаю себе пластику. И стану такой красоткой, что все просто ахнут! Хотя для таланта внешность не важна... наверное... Пока же меня хватило лишь на то, чтобы свести в косметологии эти ненавистные веснушки и привести в порядок волосы. Не так, чтоб уж совсем в порядок, но лучше чем было это точно.
   Переодевалась я в состоянии близком к истерике. Но позволить себе выскочить растрепой и неряхой было нельзя. То, что никому просто так ничего не дается и свое место надо добиваться и пробивать локтями и зубами я знала с детства. Но и детская вера в судьбу, а как любила приговаривать бабушка "судьба и за печью найдет", не уходила. Поэтому даже на работу я ходила при параде: в дорогой модной одежде, на которую уходили последние сбережения. И только с хорошим французским парфюмом и ярким макияжем. Представляю, во что сейчас превратился этот самый макияж - зеркало, небось, треснет.
   Ну и конечно именно сегодня надо было случиться тому, что судьба хихикнула и сделала ручкой неприличный жест, когда я раскрасневшаяся от ярости и обиды, едва застегнувшись и в мокрой юбке вылетала из здания телестудии.
   - Смотри куда прешь! - Рявкнула я, столкнувшись в дверях с каким-то неповоротливым идиотом.
   - Да что вы говорите, - раздалось над ухом. Подняв взгляд я увидела белые кроссовки, синие джинсы (стоимость этих потрепанных джинсов я могла определить "на глазок" - пятьсот евро) и хулиганскую майку с довольно ухмыляющимся Гарфилдом. А совершенно обалденная улыбка вкупе с удивительно-синими глазами придавали их обладателю задорный мальчишеский облик. Я обомлела: это была мечта всей жизни! Мечту звали - Александр Грановский.
   Мужчина заметив что его опознали и восхитились, добродушно, снисходительно улыбнулся и представился:
   - Александр.
   - А-а... - кое-как выдавила я.
   - Простите?
   - Ма-арина... Соловьева. Соловьева Марина, - зачем-то повторила я, с ужасом понимая какую чушь я несу.
   - О! Вы так восхитительно краснеете. Редкое качество для современной девушки. - Восхитился "принц". Его взгляд открыто скользнул по верхним прелестям, плавно перетек ниже и вновь остановился на третьем размере. - Скажите... вы не хотели бы сниматься в кино?
   - Че? Правда?! Очень хотела бы!!! - Едва удержалась от счастливого визга я.
   - Отлично! - Воодушевленный мужчина хлопнул ладонями по джинсам и полез в карман, вытягивая белый прямоугольничек визитки. - Подойдите завтра по этому адресу к одиннадцати. Будет проходить кастинг актеров в фильм "Дикие гончие". Слышали про такой? Отлично. Мне уже пора и, Мариночка - я могу вас так называть? - жду завтра в назначенное время.
   Уже не в силах скрывать счастливую улыбку, я скромно опустила глазки, прощебетав.
   - Да-да, конечно. До свидания.
   Проследив за исчезающим в лифте мужчиной я поймала себя на том, что до сих пор стою и улыбаюсь во все тридцать два как полная идиотка. Чертыхнувшись, понадежнее запрятала драгоценную визитку во внутренний кармашек, и вышла из здания.
   На улице было мерзко и гадко: мелкий моросящий дождь барабанил нечто монотонно-унылое на водосточных трубах, а ледяной ноябрьский ветер вдохновенно завывал в черных голых ветвях. Но мне было все равно: маленький белый прямоугольничек грел лучше любого пухового платка, и, казалось, прожигал куртку насквозь.
   Ура! Я знала! Я верила! Я буду актрисой!
   На всех парах я неслась домой, уже представляя, как удивиться Алёнка - моя подруга - на пару с которой я снимала комнату у одинокой бабульки. Вот бывают же чудеса на свете! Все что было до этого - ерунда, главное - завтра будет день "икс"!
   Темный двор, скупо освещенный одним-единственным кособоким фонарем, был неуютным и неприветливым. Шмыгнув носом, я привычно свернула налево, с опаской обходя детскую площадку, на которой давненько вместо шумных двуногих человечков выгуливались хозяевами не менее шумные гавкающие четвероногие. Поэтому я предпочитала увеличить путь, нежели вступить в незапланированную коричневую "мину".
   Фонарь трудолюбиво освещал четыре ржавых мусорных ящика, кусок проезжей части между домами и маленький черный комочек, писклявым воплем возвещающий о своей несчастной жизни.
   - Эх ты, бедняжка... - я присела рядышком, разглядывая пушистое мяучило: слипшаяся шерстка, заплывшие гноем глаза, дрожащее от холода тельце.
   После такого чудесного завершения дня мне вдруг хотелось, чтобы всем-всем вокруг тоже было хорошо.
   - Ну что, пойдешь со мной? А куда ты денешься?.. - Подхватив котенка, я прижала меленько дрожащую костлявую тушку к груди и поднялась с корточек. - Ничё, не бойся, сейчас придем домой, Алёнка нас отогре...
   Ярко освещенные фары, вдруг вынырнувшие из-за угла стали последним, что я запомнила... в этом мире.
  
   Проснулась я от резкой головной боли. Промычав нечто невнятное, что вообще-то должно было означать: "Ой, мамочки, дайте мне похмелиться или умереть"! я попыталась вспомнить, где же я могла так набраться?
   Ч-черт! Ничего не помню.
   Ладно, надо постараться и, для начала, открыть глаза. От увиденного захотелось тут же зажмуриться, что я, в общем-то, и сделала. Затошнило, и дико заныли все зубы. Подняв руку ощупала голову - вроде все на месте. Я вновь опасливо приоткрыла один глаз - совершенно ничего не изменилось. Кошмар! Неужели я вчера где-то так напилась, что заснула на... улице?!
   Охая, кое-как поднялась на ноги и огляделась. Находилась я в каком-то тупичке между двумя домами. Очень узкое пространство - если вытянуть руки, кончиками пальцев можно достать стены домов. А лежать я изволила на куче отбросов из гнилой морковки и картошки, овощных очисток и еще чего-то очень подозрительного и вонючего.
   А может... на меня напали, ограбили, ударили, изнасиловали и бросили вот где-то тут? А от удара у меня эта... как его амен... анми... зияя. Вот черт! Все что вспоминалось, это тусклый фонарь на ветру и маленький пищащий комочек на ладони... Г-гадство!
   Поскальзываясь на отбросах, я сползла с мусорки и, кое-как обтряхнув куртку, осмотрела живописно разорванные колготки, грязно-коричневые потеки на белых сапожках и кусок тряпки, который еще вчера был очень даже модной юбочкой. Во что я превратилась?!
   Хорошо вчера утром зарядила мобильник, хоть смогу позвонить Алёнке; странно, что она сама не набрала Ч-черт! Сети нет. Что ж это за глухомань такая? Я вздохнула и вдруг сообразила: на темно-синем экранчике белым горело 12:20. Едва не взвыв, я судорожно ощупала карманы и вытащила помятую и измазанную в какой-то желтой пакости визитку. Мой фильм! Моя карьера! Только не это!
   В просвете между домами виднелась оживленная улица - то и дело мелькали спешащие по своим делам прохожие. Что же делать?! Как я в таком виде домой поеду?.. Или не домой?.. Я еще раз взглянула на прямоугольную картонку: фиг с ними, с прохожими! Морду кирпичом и вперед. Или можем в морду кирпичом, ежели что - особо недовольным. Я не могу вот так похоронить мечту всей жизни.
   Вздохнув, будто перед прыжком в крещенскую купель, я выскочила на улицу, уже предчувствуя на себе недовольные взгляды прохожих из разряда: "Такая молодая и уже алкоголичка"! и тут же отлетела обратно, больно ударившись затылком о фонарный столб. Сбивший меня коротышка, даже не подумав извиняться, разъяренно рявкнул:
   - Ходят тут бродяжки всякие! Пшла вон, побирушка!
   И больше не обращая на меня внимания, поспешил дальше по своим делам. Я от неожиданности даже не нашлась, что ему ответить, озадаченно глядя нахалу вслед. А посмотреть там было на что: бородатый мужчина, коренастый, невысокий - с трудом достанет мне до груди - и... в синем камзоле, красных чулках и таком же ярком колпачке, деревянных башмаках с золотыми пряжками. Если бы в голове так не звенело, я б расхохоталась. Честно. Ну просто натуральный гном из мультика про Белоснежку! С Мосфильма сбежал, сто пудово.
  
  
   ---------------------
   ГЛОССАРИЙ:
   1. Делиго (лат. de-ligo) - Выбор, избрание. Свобода выбора и свобода воли.
   2. Фатум - (лат. la:fatum) - Судьба, рок. Фатами назывались божества, подобные греческим мойрам, и определявшие судьбу человека при его рождении; у стоиков -- сила, управляющая миром.
   3. В качестве эпиграфов к части глав от лица героини здесь и далее использованы цитаты из "Алисы в Зазеркалье" Л. Кэрролла
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"