Ружанская Марина: другие произведения.

Ангел. Б/у. (Бонусная глава к "Расправить крылья")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.59*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В роман вошла частично, поскольку в этом полном варианте присутствует эротика!


АНГЕЛ. Б/У

   Черный замок сверкает белоснежными подновленными стенами. Время идет к обеду: тень солнечных часов в саду уже укоротилась вдвое - еще час и солнце станет в зенит, и вовсе спрятав ее под конусообразную стрелку из червленой меди. Утренняя прохлада пару часов назад сменилась назойливой полуденной жарой и замок, укрытый непривычной для середины сентября шерстяной шалью духоты, будто дремлет. Не слышно ни лая собак, ни гомона детворы. Лишь изредка бряцают доспехами стражники, обходя дозором парковые дорожки. Парит, к вечеру явно соберется дождь.
   Пытаясь слиться со стеной, вдоль балюстрады осторожно крадется девушка. Невысокая худенькая фигурка в легком ситцевом платье, была бы почти незаметна на фоне белой стены, если бы не роскошное облако золотистых волос и крадущаяся по пятам пантера. Уже взрослая, хоть явно молодая самка дурачится, хвост вытянут вверх, кончик подрагивает в боевом азарте, уши плотно прижаты к голове. Видно, что ей не терпится сорваться в стремительный бег, настигая жертву. Вот только как назло ни одной подходящей игрушки в поле зрения все не попадается, что безумно огорчает черную охотницу.
   Наконец ужасно сложный путь позади. Девушка облегченно сдувает со лба непослушную челку и... еда не падает, когда резкий окрик застает ее врасплох.
   - Элли?
   Вздрогнув, светлая вздыхает и нехотя поворачивается, встречаясь взглядом с мужем: "Это же надо так попасться! А так все хорошо шло!... Ну почему он так рано освободился? Ведь говорил, что до вечера не появится".
   В столице готовили к спуску торговую флотилию, в корабли которой требовалось установка навигационных систем для путешествий по другим мирам. Работа такого масштаба велась под личным контролем Повелителя, а потому уже неделю Конрад в замке почти не появлялся. Чему, положа руку на сердце, девушка была несказанно рада.
   - Привет, котенок.
   - Привет. Ты еще здесь? Я думала...
   Подошедший мужчина обхватывает девушку в кольцо рук, ладонями обнимая за талию, и нежно целует в уголок губ. Его зубы чуть прикусывают верхнюю губку девушки, язык скользит вдоль ротика и проникает внутрь. От восхитительно долгого нежного поцелуя у Элли подгибаются колени, а из груди вырывается тихий стон удовольствия. Внизу живота будто разгорается огонь и невидимые электрические разряды пронзают тело.
   Руки демона сползают чуть ниже и он ладонями сжимает упругие ягодицы, прижимая любимую вплотную к себе. Сильные загорелые пальцы скользят по округлым бедрам, сминая легкое платье, нежными массирующими движениями ласкают все более настойчиво. Не в силах сохранять равновесие, девушка в поисках опоры обхватывает мужчину за шею, а он тихо шепчет ей на ушко:
   - Я тебя искал.
   После поцелуя сердце стучит будто орочьи тамтамы, едва не разрывая грудную клетку. А может и не от поцелуя вовсе? Элли вымученно улыбается в ответ, как бы невзначай пытаясь освободиться, и, обшаривая взглядом окрестности, слишком восторженно спрашивает.
   - Зачем?
   - Узнать хотел... долго еще собираешься меня избегать?
   Секундное молчание и тут же следует бурная, нарочито возмущенная вспышка:
   - С чего ты взял, что я тебя избегаю?
   Темный смотрит пристально и испытующе, а после усмехается, беззлобно, но почему-то обидно, будто над несмышленым младенцем:
   - Хотя бы с того, что на твоем хорошеньком милом личике написаны откровенный ужас и паника. И ты думаешь только о том, как бы кто тебя спас от меня. Но не волнуйся, пока мы не поговорим, никто не посмеет нарушить наш покой. Я об этом позаботился.
   Светлая откровенно краснеет: "Ну что за жизнь такая?.. Армией бихолдеров управлять было легче, чем разговаривать с собственным мужем". Кое-как взяв себя в руки Элли, с максимально невозмутимым видом попыталась высвободиться из слишком интимных объятий.
   Безнадежно.
   Тонкое хлопковое платье облегает девичью фигуру словно вторая кожа, отчего светлая ощущает каждый изгиб, каждое движение прижатого к ней мужского тела: мускулистый торс, крепкие бедра.
   А некоторые выпуклости еще и упираются в живот, весьма недвусмысленно намекая на мужское желание и возможность продолжения разговора на супружеской кровати. Раскрасневшаяся от страха и смущения девушка едва не плачет, а темный словно забавляется, глядя на ее бесплодные попытки освободиться; стальное кольцо рук становится лишь крепче.
   - Конрад, может быть потом? Мне нужно... Я хотела пообедать.
   - Отлично. Прикажу принести сюда, заодно составлю тебе компанию.
   - И Рысю тоже надо покормить.
   - Ей тоже принесут все что угодно, даже печеных мышек в селедочном рассоле.
   - Да?.. Понимаешь... еще Шанти просила ей помочь.
   - Шанти вообще нет в замке. Она в Граде, консультируется по поводу беременности.
   - О...
   - Доводы исчерпаны? - снисходительно усмехнулся муж, наконец, выпуская девушку на волю и галантно предлагая согнутую в локте руку.
   Отвечать на провокацию Элли не стала, молча приняв предложение.
  
   Девушка надеялась, что для разговора демон выберет нейтральное место: в саду, библиотеке, на крайний случай у себя в кабинете. К ее удивлению Конрад просто подхватил жену на руки и открыл портал.
   Портал открылся... во Тьме.
   Элли осторожно создала поисковый импульс (пользоваться обретенной силой пока еще было непривычно) и считала вернувшуюся информацию: местный портал перенес их недалеко, сейчас они находились где-то под замком, гораздо ниже уровня земли.
   Щелчок пальцев и кромешную тьму разогнал свет доброго десятка факелов, вспыхнувших вслед за заклинанием демона. Девушка закрутила головой, с любопытством осматриваясь: в этой части подвалов она ни разу не бывала, каким-то чудом во время своих исследований Цитадели обминув этот этаж. А может и была, только не обратила внимания на почти слившийся со стеной вход.
   Массивная дубовая дверь открылась легко и бесшумно, пропустив на светлую, просторную террасу, выступающую козырьком над ниспадающим водопадом. Терраса была закрытой. Стекло, кусочки гранита и парусина создавали причудливую и вместе с тем какую-то домашнюю картину, напомнив девушке давнишнюю детскую мечту о "домике на дереве". На удивление, здесь было тихо; только если очень прислушаться, доносился едва слышимый гул - шумела вода, падая с многокилометровой высоты.
   Забыв о муже, Элли сползла с его рук - не замечая как темный с покровительственной усмешкой наблюдает за ангелочком - и с тихим вздохом восхищения опустилась на коленки. Сквозь кристально-прозрачный пол можно было рассмотреть любую мелочь, вплоть до щербинок на каменных уступах скалы. Там, внизу, в молочно-голубом тумане, раздробленном миллиардом маленьких радуг, переливался на солнце водопад. Многотонные воды широкой бурлящей реки падали вниз сверкающей стеной и скрывались в туманной дымке. Восторгу Элли: детскому, безграничному, не было предела.
   "А может не так все и плохо? - Вдруг подумалось девушке. - Может надо только взглянуть друг на друга немного по-другому, и начнут открываться новые, до сих пор неизвестные тайны и стороны. Я же знаю, что мы любим друг друга.
   И при этом мы словно незнакомцы.
   Смешно сказать, я даже не знаю, что он больше любит - виноград или персики? Или вовсе какой-нибудь неизвестный фрукт с далекого заброшенного мира?
   Сколько же еще нового нам предстоит узнать друг о друге"...
   - Как красиво...
   - Знаю, поэтому и привел тебя сюда.
   Галантно отодвинув кресло, муж усадил девушку и сел напротив.
   На полированной столешнице стояла открытая бутылка вина и два серебряных бокала.
   Возникшее было хорошее настроение словно смыло холодным весенним паводком. Элли сердито нахмурилась: "Вот как... Он просто вновь решил меня напоить. А я только пытаюсь вновь начать ему верить"...
   - Молоко, - снисходительно пояснил мужчина, пододвигая к ангелу один из сосудов и наливая себе вина.
   И впрямь молочный коктейль. Девушка смутилась, покраснела, ощущая, как уши непроизвольно вспыхивают двумя фонариками.
   Невозмутимый демон приподнял сосуд и легонько чокнулся с ней: "За нас". В ответ Элли криво улыбнулась, опуская глаза, и вцепилась двумя руками в бокал, делая несколько поспешных глотков.
   "Не смотреть! Не смотреть на него. Пусть думает что хочет - это его дело! А я не могу и не хочу"...
   Густая пена клубничного коктейля осела на стенках бокала и оставила бело-розовую полоску на губах девушки. Ну вот! И даже салфетки нет. Смутившись, девушка поспешно облизнулась, искоса бросая взгляд на мужа.
   Темный смотрел пристально и неотрывно, лаская взглядом влажные губки ангелочка, будто мысленно сливаясь с ними в долгом поцелуе. Вот откровенный, недвусмысленно-раздевающий взгляд скользит ниже и останавливается на девичьей груди. Замирает на, помимо воли, затвердевших сосках, отчетливо проступивших сквозь тонкий лиф платья. Глаза мужчины темнеют от страсти, а взгляд путешествует дальше: лаская, пробегается по изящным рукам, точеной шее и вновь останавливается на пухлых розовых губках.
   По коже Элли будто пробегают крошечные электрические заряды, внизу живота возникает сладкая дрожь и истома. Становится невыносимо жарко и приходится мысленно отвесить себе затрещину, чтобы не вскочить и не прижаться к груди любимого. От вдруг нахлынувшего возбуждения у светлой перехватывает дыхание, и она не в силах произнести ни звука вновь утыкается в бокал, отгораживаясь им от мужа словно солдат, схоронившийся за последним защитным редутом.
   Демон, будто прочитав ее мысли, улыбается, и тоже отпивает из своего кубка, глядя поверх него на жену:
   - Тебе не кажется, что мы ведем себя ненормально для супружеской пары?
   Светлая помедлила с ответом, но как назло в голову лезли исключительно идиотские ответы. Хотя, в конце концов, лучшая защита это нападение, не так ли? Приняв, насколько возможно невозмутимый вид, она холодно отвечает:
   - Учитывая, что у меня даже не было свадьбы, мне кажется, мы ведем себя вполне нормально.
   Демон опешил:
   - Тебе нужна официальная свадьба?
   - Да! - неподдельно радуется нежданной подсказке Элли. - По-моему, это очень хорошая идея.
   - А, по-моему, ты врешь!
   - ...Не кричи на меня!
   - Я не кричу, а просто констатирую факт. Буквально месяц назад, на мое предложение о церемонии, ты заявила, что устала от суматохи, шумихи, официоза, и хочешь тишины и спокойствия. Что тебя вполне все устраивает и так. А теперь...
   - А что я не девушка и не могу передумать?!
   Пристальный взгляд мужчины скользит по светлой, но по невозмутимо-бесстрастному лицу угадать, что твориться у него в мыслях невозможно. Зато у девушки от нервной дрожи начинают трястись коленки.
   - Хорошо, я думаю, к завтрашнему дню портнихи справятся со свадебным платьем. Гостей пригласить тем более труда не составит. Завтра в десять утра состоится официальная свадебная церемония. Такой вариант тебя устроит?
   - Завтра?! Но как же?.. Конрад, я...
   - Вижу, что нет. Итак, еще раз сначала: почему ты меня избегаешь?
   - Не избегаю я тебя! С чего ты это взял?!
   - Хорошая тактика отвечать вопросом на вопрос. Так значит, никакой проблемы нет?
   - Нет.
   Демон замолкает, залпом выпивает бокал и вдруг шкодливо улыбается. Словно в пасмурный день вдруг сквозь тучи пробивается солнышко. Улыбка совершенно искренняя, мальчишечья ему невероятно идет и сама того не желая девушка замирает, невольно любуясь мужем.
   - Что ж - отлично! Потому что я уже приказал перенести твои вещи в мои покои.
   - Что?!!
   - А что такое? - невинным тоном вопросил демон. - По-моему, вполне естественно и логично, что жена находится в спальне мужа.
   - Да, но... - девушка разом сникла и замолчала, бессильно кусая губы.
   - Что?
   - Нет, ничего.
   Конрад глядел на маленькую напуганную девочку, одновременно желая схватить ее на руки, прижать к груди и покрыть поцелуями любимое личико. А с другой: просто положить на колено и отшлепать как следует.
   События последних месяцев здорово изменили девушку - она как-то резко повзрослела, стала серьезней. С удовольствием принимала участие в обсуждении политических и торговых вопросов. Пыталась разобраться в самых сложных ситуациях.
   Поначалу это забавляло. А после... демон поймал себя на мысли, что ему и впрямь нравится ее присутствие на советах. Нравится как хмурится узенький лобик, когда Эля сосредоточенно размышляет над проблемой. А после звонко и четко высказывается, не обращая внимания на иные недовольные взгляды советников. И уже несколько раз ее советы оказывались не просто к месту, а единственно верными.
   Пройдет некоторое время и она станет настоящей Повелительницей: мудрой, рассудительной и доброй.
   Но... как только они оставались вдвоем... Ее будто вновь подменяла та маленькая испуганная девочка, которой она была при первой их встрече.
   Безуспешно разобраться в непонятном состоянии ангелочка он пытался уже месяц. Она охотно отвечала на его поцелуи, с радостью с ним прогуливалась... в компании, если рядом был еще кто-нибудь, та же Шанти или Айви. Но стоило им остаться наедине, как Элли начинала придумывать тысячу причин, чтобы сбежать. На любую попытку вызвать на откровенность, неважно: словесную или ментальную, тут же замыкалась и уходила в себя. А то и в буквальном смысле сбегала.
   "Извини, малышка, но я дал тебе месяц. Тьма, ну ты же знаешь! Знаешь, что я люблю тебя! Так почему же я тебя так пугаю, что ты закрылась всеми мыслимыми щитами и блоками и не желаешь со мной даже разговаривать? Ну в самом деле не вытаскивать из тебя слова клещами! А иначе понять, что с тобой происходит, и почему ты меня так боишься, невозможно".
   Демон отставил бокал и поднялся, жестом открывая портал обратно в сад:
   - Значит до вечера, обустраивайся. Тебе сделали отдельную гардеробную комнату, примыкающую к нашей супружеской спальне, а ванная, как и кровать у меня большие, так что я думаю, вдвоем мы отлично разместимся.
   - А ты?
   - Мне нужно в Град. Через пару дней хотим с Айрэлом переподписать договора о поставке исцеляющих амулетов. Хочу забрать первый проект договора. Буду поздно. Не скучай.
   Как только демон, не отказавший себе в удовольствии напоследок поцеловать розовые чуть припухшие губки, исчез в новом портале, девушка без сил опустилась на садовую скамейку. Только сейчас она почувствовала как ее начинает трясти адреналиновая дрожь и одновременно наваливается свинцовая усталость, будто накануне самого трудного экзамена.
   Развалившаяся в тенечке под навесом в ожидании хозяйки Рыся медленно поднялась, потянулась всем телом, сбила кончиком хвоста пролетавшую бабочку и подошла к девушке. Вымахавшая за четыре месяца до размеров овчарки кошка тихонько муркнула, посверкивая зелеными глазами, и положила лобастую голову на колени Элли. Пригорюнившаяся светлая бездумно гладила любимицу, грея внезапно закоченевшие руки в шелковистой шерсти.
   Рыся склонила голову на бок, потерлась головой о колени девушки и преданно заглянула в глаза, будто говоря: "Не переживай, хозяйка. А если хочешь я могу съесть того, кто тебя обижает. Весь, правда, в животе не поместиться, но я буду очень стараться! Или про запас прикопаю под кустом. Управимся как-нибудь".
   Эля, расстроено почесывая довольно прищурившуюся пантеру, полностью погрузилась в невеселые раздумья: "И даже пожаловаться некому... Шанти с Романдом сейчас заняты только собой. Впрочем, их понять можно: у них теперь своя семья, а вскоре и ребенок будет...
   Айви так вообще только будет ржать как лошадь и порываться пару "секретиков" по ублажению мужчин рассказать, а генная память темной дриады их помнила много.
   А Майкл... не хватает падшего. Не смотря на внешнюю показушность с ним было легко, даже без слов. Хотя... и он в этой ситуации был бы не советчик.
   Легче всего было бы поговорить сразу с Конрадом, попробовать все объяснить. Но как"?!
   Элли опустила голову, зарываясь лицом в теплую шерсть четвероногой подруги. Вопрос "Что делать"? так и остался без ответа.
  
   Остаток дня пролетел как одна минута.
   Перво-наперво Элли проверила свою комнату. Буквально за два часа, которые девушка провела у озера с Рысей и Айви, ее комната разительно переменилась: вся мебель и вещи исчезли, лишь на одной из стен осталась сиротливо висеть картина с купающимися русалками, да плескалась на ветру одинокая шифоновая занавеска.
   Оперативно, ничего не скажешь... Вполне в духе Повелителя: принимать решения самостоятельно и не интересуясь мнением второй стороны.
   "Наивная дура! Думала он изменил свое к тебе отношение? Нет! Ты все равно останешься для него маленькой несмышленой идиоткой, которую надо опекать. И которая сама даже не может решить, что есть на завтрак"!
   Девушка почувствовала, как откуда-то из глубины души поднимается волна возмущения и злости: опять из нее делают глупую курицу, мнение которой никому не интересно!
   Зло попинав туфелькой пустые стены, светлой ничего не оставалось как уйти.
   Замок к вечеру будто опустел. Девушка со страхом поглядывала на неуклонно клонящееся к горизонту солнце и вздыхала, не в силах разобраться в себе самой. С одной стороны, без любимого было скучно и одиноко, а с другой, предчувствие ночи заставляло сердце испуганно колотиться. Бесцельно послонявшись по замку, Элли вернулась в комнату. Точнее супружескую спальню.
   Нет, вполне можно было попробовать сбежать... Вот только какой в этом смысл? И сколько так от него бегать? Все-таки законный муж и... не смотря ни на что она его любит. Очень любит.
   Но кто сказал, что нужно прощать такое к ней пренебрежение?
   Витой серебристый шнурок, заменяющий пояс - оставшийся в наследство от ведьмы - скользнул по руке и намертво прилип к стенке. Второй кончик она прицепила к противоположной стене - волшебный пояс охотно растянулся на нужную длину. Хлопок в ладоши и мерцающая растяжка ловушки-паутинки исчезла, став невидимой.
   Несколько вырванных перьев превратились в световую ловушку, а кувшин с водой, из которого были безжалостно выплеснуты в окно, на головы проходящим стражникам, хризантемы, стал "Водопадом титанов". Дальнейший путь оказался щедро и тернисто усеян "Небесными наковальнями", "Копьями света" и "Рогами единорога".
   Месяц избегания интимного общения с темным, в том числе в лаборатории Шанти и в библиотеке, давал свои плоды. Повелителя демонов ждал очень "теплый" прием!
   Удовлетворенно оглядев злодейство своих рук и крыльев, девушка наложила на подготовленные капканы и ловушки мыслеобраз жертвы (дабы случайно не задеть ни в чем не повинных слуг) и отправилась в ванную, искренне надеясь, что в самый неподходящий момент не явится темный с предложением потереть спинку. А если и явиться, то после такого "самурайского пути" ему уже ничего не захочется. О последствии в виде возможного скандала девушка думать не захотела.
   Демон не появился.
   Стемнело. Дневная духота к вечеру разразилась грозой, вскоре превратившейся в занудный осенний дождь. Мелкий и моросящий.
   Искупавшись, светлая вернулась в комнату и прошла в гардеробную.
   Что и сказать она впечатляла! По размерам почти в два раза больше спальни туалетная пестрила всевозможными нарядами от строгих брючных костюмов до таких роскошных вечерних платьев, продав любое из которых можно было купить приличный замок с комплектом слуг в придачу.
   С трудом найдя в этом великолепии огромный комод с нижним бельем, девушка с возмущением перекопала почти весь кружевной ворох, наконец, вытащив хоть что-то подходящее по определению к "прилично".
   Вернувшись в спальню, Элли покрутилась так и эдак перед зеркалом, критично осматривая зазеркальное отражение, недовольно скривилась и от греха подальше накинула сверху первый попавший под руку халат. На поверку оказавшийся мужским, зато длинным и закрывающим тело со всех сторон.
   Устало вздохнув, светлая отвернулась от трюмо и испуганно отшатнулась. Небрежно прислонившись к дверному косяку у двери стоял муж. Скрестив руки на груди темный с нескрываемым удовольствием наблюдал за своей маленькой златовласой женой.
   Элли вызывающе глянула на него и потуже стянула ворот халата. Демон хмыкнул, взъерошил пахнущие дождем влажные волосы, и извлек из кармана куртки, пропаленной в трех местах и еще пахнущей гарью, витой серебряный шнурок. Разряженный.
   Светлая досадливо наморщила носик: ничего его не берет! Зато темный просто светился от радости:
   - Браво, дорогая! Шутку я оценил. И, как видишь, даже успел высохнуть. Впрочем, - промурлыкал мужчина, - это ничуть не охладило моего желания, милая женушка. Скорее наоборот. В некотором роде, приятная неожиданность узнать, что маленький котенок умеет царапаться, да не просто так, а весьма изобретательно.
   Девушка вспыхнула и отступила назад: подол волочился по земле, а рукава и вовсе упали до колен, полностью скрыв руки.
   Демон же как ни в чем не бывало поинтересовался:
   - В замке так холодно?
   - Мне - холодно! И... и это возмутительно!
   - Что именно? - уточнил демон, подходя ближе и, мельком отмечая неестественно бледное от волнения личико, притянул к себе маленькую соблазнительную жену.
   - Этим портнихам нужно запретить подходить к ножницам!
   - ?..
   - Здесь дыры! - Воскликнула Элли в ответ на недоуменный взгляд мужа.
   - Где?
   - Везде. Это не одежда, а решето какое-то! А если нет дырок, то ткань - прозрачнее стекла! Из одних ночных рубашек просто вываливается грудь, а другие такие короткие, что даже не закрывают трусики!
   - М-м-м, я уже очень хочу посмотреть и на рубашку и на трусики, и на то, что под ними, - прошептал демон, подхватывая девушку на руки.
   - Знаешь что?! - возмутилась светлая, ужом пытаясь вывернуться из слишком крепких объятий. - Такое белье - это ненормально!
   - Эля, одежду шили очень умелые и дорогие портнихи, которые точно знают, что нравится мужчинам.
   - Но раньше мне приносили нормальную одежду, а не это!
   - Раньше, моя маленькая, ты не была замужем, - справедливо заметил демон, усаживаясь на кровать и, устроив любимую у себя на коленях, стал покрывать поцелуями ее личико.
   Сердце девушки замерло будто в невесомости и упало куда-то вниз, когда язык Конрада прошелся ласковой дорожкой поцелуев от пухленьких губок к виску и очертил маленькую розовую раковину ушка. В груди защемило от безумного желания быть с ним и тут же будто похолодело от осознания и воспоминаний. Я не хочу этого! Ни за что! Судорожно она сжала рукава рубашки мужа, в то время как дыхание участилось настолько, что она стала различать собственное сердцебиение.
   Дыхание мужчины опаляет шею и щеки, ладони медленно скользят по телу и начинают раздевать девушку. Осторожное поглаживание по спине становится более настойчивым. Рука мужчины скользит вниз, развязывая пояс халата. Конрад немного разворачивает ее к себе, с силой распахивает халат, не обращая внимания на слабое сопротивление, и медленно стаскивает с плеч.
   - Помоги мне, - приказывает темный и Элли, не в силах сопротивляться магии его голоса, послушно вытаскивает руки из рукавов. Халат, скользнув по плечам, обнажает мягкие округлые плечики и ночную рубашку. Демон отбрасывает халат прочь и замирает, любуясь крепкой упругой грудью, которую почти не скрывает полупрозрачная ткань. Его горячие губы касаются плечика, зубы чуть покусывают нежную кожу и девушка вздрагивает.
   Дрожащими руками прикоснувшись к его запястью, она пытается остановить ласки. Будто не замечая робкой попытки, мужчина подхватывает ангелочка на руки и укладывает на роскошную кровать, поверх прохладных простыней. Гладкий шелк ночной рубашки и теплая нежная кожа под ней так будоражат воображение, что Конрад уже почти не в силах контролировать себя.
   - Пожалуйста, не... - тихо стонет девушка, когда его ладонь сжимает грудь поверх ткани. Неуверенный возглас тут же заглушается долгим поцелуем. Сильная загорелая рука опускается ниже к талии и сожмет в кольцо. А вторая касается подбородка и заставляет посмотреть ему в глаза. От бессилия хочется зажмуриться: сил сопротивляться нет.
   Губ касаются его мягкие губы. Дыхание все учащается, а сердце колотиться как сумасшедшее, будто грозя выскочить из грудной клетки. Его язык обводит контур ее губок, будто намечая абрис, а после проходится между нежных розовых лепестков, заставляя их раскрыться, и проникает внутрь нежного ротика. Чувственные касания сводят с ума, вызывая неконтролируемую дрожь.
   Едва сумев удержаться от стона, девушка испуганно расширяет глаза, чувствуя внизу живота его твердую плоть. Рука мужчины уже скользит под ненадежным укрытием из шелка, ладонь крепко обхватывает маленькую грудь, пальцы сжимают сосок, теребя и крепко сжимая подушечками.
   Вздрогнув, Элли упирается ему кулачками в грудь, пытаясь отстраниться и выбраться из-под сильного мужского тела. Ее сердце бьется часто-часто как у попавшего в силки воробышка.
   Паника волнами поднимается все сильнее и быстрее. Мысли лихорадочно сменяют друг друга. Нервная дрожь возникает на кончиках пальцев, расползается по телу. Девушку уже просто колотит от ужаса и она, с силой извиваясь всем телом, вскрикивает:
   - Не надо! Я не хочу! Отпусти меня, слышишь?! Не-ет! Пусти!..
   Мужчина нежно целует ее в уголок губ, едва-едва касаясь, шепчет:
   - Значит, все-таки проблема есть?
   Ангел судорожно вздыхает, дрожа всем телом и подавляя желание раскрыть и закутаться в крылья, и всхлипывает:
   - Да.
   Сев на кровать Конрад берет любимую на руки, прижимает к себе, успокаивая. А Элли обняв за шею, утыкается ему носом в грудь, судорожно вздыхает и скручивается клубочком на коленях.
   - Чего ты боишься? Ты же знаешь, что я не причиню тебе вреда.
   Девушка отворачивается, боясь показать навернувшиеся на глаза слезы, нервно комкает пояс вновь наброшенного халата.
   - Эля, - мужчина осторожно приподнял ее за подбородок, заглядывая в глаза. Ее ресницы влажно блестят от слез, она пытается отвернуться, но темный нежно обнимает ее, прижимая крепче, - ты мое самое дорогое сокровище во Вселенной. Ты ведь такая храбрая девочка, - он провел ладонью по золотистым волосам, наслаждаясь прикосновению к мягкому шелку, - или я тебя пугаю больше чем стадо упырей?
   - Да! - Не выдержав, в голос истерично вскрикивает девушка. - Боюсь, очень боюсь! И ничего не могу поделать. Понимаешь, я ведь тебя совсем не знаю... вначале я тебя боялась, потому что ты был, то есть и сейчас есть - Повелитель демонов, после влюбилась, а потом оказалось, что ты меня обманывал и хотел убить. А потом... слишком быстро все произошло. - Она почти шепчет, крепко прижавшись к мужу, словно боясь, что он сейчас исчезнет. - Да, я знаю, что ты меня любишь, но я не знаю кто меня любит... Я тебя совсем-совсем не знаю...
   Зачастивший осенний дождь монотонно барабанит по стеклам, разбивая капельками тишину в комнате. Нагоняет дремоту. Сидящая в обнимку парочка молча смотрит на горящий камин. Мужчина гладит любимую по рассыпанным по спине и плечам волосам.
   - Скажи... причина только в этом?
   Девушка помедлила с ответом, глядя как оранжево-красные искры взлетают вверх по трубе, исчезая в дымоходе.
   - Нет. Не только. Я знаю...
   Рука мужчины замирает в воздухе, несколько секунд он переваривает информацию а после недоуменно уточняет:
   - Что знаешь?
   - Там, когда вы опоздали на сутки и Хаат уничтожала тот городок... солдаты... насиловали и убивали девушек, а я несколько раз просыпалась и видела... все это... Им было больно, они кричали и плакали. Это было так мерзко, так гадко! Скажи честно... ты тоже будешь делать со мной то же, что и наемники с теми девушками?.. Мне тоже будет так больно?
   Мужчина с невнятным возгласом, представив, что могла видеть его любимая, крепко прижимает свою драгоценность и зло сжимает зубы: "И соврать не соврешь. И правда неоднозначна... Да, малышка, тебе в любом случае будет больно. Но раз - всего лишь один раз".
   - Элечка, солнышко мое золотистое, ну что же ты опять из меня какого-то монстра делаешь?
   - Конрад, я, правда, уже не знаю, что мне думать...
   - И поэтому ты месяц бегала от меня как от чумного? Все ждала, когда я силой потащу тебя в постель?
   - Угу...
   - Глупенькая...
   Глаза девушки влажно блестят, видно, что ей тяжело говорить, а уж тем более пытаться что-то объяснять.
   - Ты... такой большой, взрослый, а я маленькая... я ничего не умею и не знаю, кроме того что видела. Я... я еще не готова. Прости. Не заставляй меня, пожалуйста?
   - Эля, ну кто тебя заставляет, а?
   Девушка смущенно вытерла слезы и, явно обрадовавшись, уточнила:
   - Тогда я пойду?
   - Нет. Этого я не разрешал. - Категоричный отказ звучит пушечным выстрелом и девушка замирает испуганным сусликом. Конрад, пытаясь сгладить впечатление резкого приказа, берет ее ладонь, нежно целует в запястье, в середину маленькой ладошки, покрывает нежными поцелуями каждый пальчик. - Я понимаю, что тебе страшно и ни в кое случае не хочу тебя пугать или заставлять, но давай договоримся: спать ты будешь в моей постели. Не бойся, я не буду сегодня тебя трогать.
   - Но если ты меня не хочешь, то зачем?
   - Во-первых, я тебя очень сильно хочу! Но раз уж так, то и тебе надо привыкать к моему супружескому обществу, да и мне не понравиться, если слуги начнут судачить о том, насколько я плохой муж, что жена в страхе сбегает из моей спальни.
   Девушка заколебалась, а демон телекинезом подбросил несколько поленцев в уже прогоревший камин, отчего пламя взметнулось вверх, и шутливо спросил:
   - Так что могу я рассчитывать хотя бы на моральную компенсацию в виде утешительного поцелуя от жены перед сном? Хотя бы в щечку?
   Ангел насмешливо сморщила носик и вдруг улыбнулась - будто солнышко скользнуло в комнату:
   - Можешь. Так непривычно слышать - жена... но так хорошо звучит!
   - Вот и отлично! Тогда составим распорядок на вечер. Я - в ванную. Спинку потереть, так и быть, просить не буду. Но я голодный как волк и буду очень благодарен, если ты распорядишься на счет ужина. - Вспомнив теплый прием, расхохотался, подначив боевую жену. - Надеюсь, он будет без серебряных шпилек в котлетах и световых ловушек в вине?
   Девушка смущенно, но довольно фыркнула в ответ и благодарно поцеловала мужчину в губы.
  
   Вечер удался на славу. Разомлевшая от еды и тепла девушка тихо посапывала на плече демона, пока тот, удобно развалившись на диване, просматривал стопку рабочих документов.
   Наконец, дочитав, Конрад бросил документы на журнальный столик, потянулся и потеребил жену, сдувая с ее личика челку.
   - Эля, ты уже спишь. Пойдем в постель.
   Девушка встрепенулась, мгновенно сбрасывая остатки сна, села на диване и, прикусив губу, попросила:
   - Только ты отвернись, хорошо?
   Демон хмыкнул, но просьбу выполнил. Впрочем, это не помешало ему с удовольствием наблюдать за девушкой в отражении висящего на стене зеркала. Ангел суетливо стянула чересчур большой и теплый халат, шагнула к кровати, но запуталась в длинных полах и упала на четвереньки. Оглянулась, проверяя местоположение мужчины и, успокоившись, залезла в постель.
   Конрад прикусил губу, чтобы не расхохотаться и не выдать себя, не без удовольствия рассматривал округлые бедра молодой жены. Вот в чем смысл этого церемониала, если они все равно сейчас окажутся в одной постели? Но если ей так легче будет воспринимать его - пусть.
   Пока что...
   Наконец, удобно устроившись в перинах, Элли натянула одеяло до подбородка и скомандовала:
   - Можешь поворачиваться.
   Демон пакостно ухмыльнулся себе под нос и резко развернулся, без предупреждений сбрасывая халат. Белье после душа он принципиально не надел.
   Светлая ойкнула и тут же зажмурилась, одновременно жутко краснея, а для надежности еще и отвернулась, пока мужчина ложился рядом.
   Почувствовав на бедре теплую ладонь мужа, Элли попыталась отползти на край кровати, но Повелитель не обращая внимания на слабое сопротивление, просто притянул ее под бок. Мысленно махнув рукой на темного, девушка, устроилась поудобнее в его объятиях, стараясь не вспоминать, что лежащий за спиной мужчина полностью обнажен. И вдруг подумала, что быть замужней дамой не так плохо. Особенно когда тебя так обнимают.
   Спина, прижатая к торсу Конрада, быстро согрелась. Шею щекотало мерное мужское дыхание. Тихо шелестящий сентябрьский дождик убаюкивал, а ровно горящее в камине пламя, изредка нарушаемое тихим треском сгорающих березовых поленцев, успокаивало. Элли и сама не заметила как уснула.
  
   Большие напольные часы в холле пробили три часа ночи. Гулкий звон эхом прокатился по пустынному этажу, осьминожьими щупальцами проникая в самые отдаленные уголки замка. Чуткий слух демона уловил мужской разговор за окном - сменялась третья стража.
   Конрад осторожно выбрался из постели и оделся. Ангелочек спала, скрутившись клубочком, по-детски подложив тоненькую ручку под голову.
   Несколько минут он просто стоял, любуясь, а после не сдержавшись наклонился, покрывая поцелуями изящную шейку, его рука скользнула под вырез ночной рубашки, нежно поглаживая полушария груди. Соски девушки затвердели и он сжал пальцами розовую бусину. Девушка тихонько застонала спросонья. Еще не до конца проснувшись, повернулась к мужу:
   - Уже утро? Что ты дела...
   Договорить он не дал, закрыв ей рот нежным поцелуем.
   - Просыпайся, соня, я хочу тебе кое-что показать.
   Темный отстранился и, ласково чмокнув любимую в носик, улыбнулся в ответ на удивленный взгляд - Элли заметила, что демон полностью одет.
   - Конрад, - невнятно пробурчала девушка, натягивая одеяло и вновь погружаясь в дремоту - для ангелов было еще слишком рано, - ... я еще полчасика... посплю... хорошо? Самую чуточку...
   - После поспишь. Иди ко мне.
   Демон сгреб девушку в охапку вместе с одеялом и активировал загодя подготовленный портал...
  
   Еще по-утреннему зябко, трава мокрая от росы, а небо густо-насыщенного чернильного цвета. Не зря говорят, что перед рассветом темнее всего. Так и есть. Предутренняя птичья перекличка уже звенит в высоких кронах, но до рассвета еще далеко - восточная кромка горизонта еще и не думает светлеть.
   Впрочем, демон с легкостью ориентировался в ночном лесу, уверенно двигаясь куда-то на юг. От мерного покачивания на руках, свежего воздуха и тихого шелеста сапог в высоком разнотравье девушка почувствовала, что вновь впадает в дремоту.
   Почему-то на грани сна в голову пришла мысль: что стоит быть женой только даже для того, чтобы тебя вот так носили на руках.
   - Чему ты так улыбаешься?
   Элли взглянула из-под полуопущенных ресниц на мужа, высокая мощная фигура которого словно отпечатывалась на фоне звездного неба.
   - Вспоминаю сказку про злого дракона, похитившего прекрасную принцессу.
   - Занятные у тебя ассоциации.
   - Зато верные. А куда мы идем?
   - Уже никуда. Пришли.
   Лес поредел как зубья расчески, которую с силой пытались выдрать из густой гномьей бороды. Вот только что сосны стояли неприступной оградой, будто город на осадном положении, как чаща посветлела, раздалась и мужчина, вынырнув из густого сосонника, вышел на склон обрыва, все так же держа любимую на руках.
   Высота ошеломляла.
   Обрывистый яр уходил вертикально отвесной стеной. Внизу в долине, словно в чаше расписной пиалы спал городок, чьи домики, церквушки с золочеными шпилями и цветущие сады окружала каменная крепостная стена. Неспешная равнинная река медленно несла свои воды на юг, к раздольным степям и бескрайним просторам.
   - Сколько раз смотрел на тебя все эти месяцы - мысленно представлял парящей в небе. Но после той битвы в тебе будто что-то сломалось. И за месяц ты даже ни разу не раскрыла крылья. Не считая попытки растормошить тебя там, на озере. Да, ты не замкнулась в себе, но... взлететь больше так и не попыталась. И при этом не надо быть телепатом, чтобы понять, какая у тебя самая заветная мечта. И эта мечта стала и моей: расправить крылья вместе...
   - Да!
   Девушка сползла на землю. Ступая босыми ногами по мокрой траве, подошла к краю пропасти. Крылья взметнулись серебряным куполом, затрепетали пухом на ветру. Маховые перья расправились, чуть загудели под порывами и ангел замерла, подставив лицо ветру. Боковым зрением отметила, как рядом с ней стал Конрад, за спиной которого расправились сплетенные из жгутов тьмы черные крылья.
   Взлетели они одновременно. Вместе шагнув в манящую свободу полета.
   Полет был танцем.
   Танцем свободы, страсти и любви. Словно зажигательное танго в гудящем от страсти воздухе. Взвивались верх крылья: серебристо-белые и смоляные - черные. Касались друг-друга и тут же отдергивались. Кончики пальцев ловили потоки ветра вместе с трепещущими крыльями. Две фигурки то сплетались в тесных объятиях, то разлетались на сотню метров, чтобы вновь сойтись. Вместе.
   А внизу, на берегу медленной равнинной реки, отражающей полную золотую луну, тихо спал сонный городок.
  
   Безумный, страстный танец двух стихий длился больше часа. Когда, наконец, девушка, задыхаясь от счастья, опустилась по расстеленное одеяло, в голове шумело, а крылья после полета с непривычки ломило. По мышцам словно пробегали крошечные электрические разряды, но при этом тело от эйфории казалось легче пуха. Рядом раздался шорох и растеклись-растворились в воздухе крылья демона, смешавшись с уходящей на запад тьмой. Горизонт уже начал медленно наливаться золотом зари.
   С сияющими от счастья глазами, девушка обернулась и молча обняла любимого. Разговаривать не было необходимости.
   "Я люблю тебя".
   "Я люблю"...
   Тихо вздохнув, Элли запустила тонкие пальцы в волосы демона, взъерошила жесткие непослушные пряди и опустилась на спину, увлекая мужчину за собой. В ответ пальцы Конрада заскользили по талии жены в миллиметре от кожи, словно опасаясь повредить свое сокровище.
   Кто мог подумать, что целоваться страстно, до одурения, не желая даже на секунду оторваться друг от друга - пока в легких не закончится воздух, а в голове не зашумит - так восхитительно?!
   Мужчина склоняется над Элли и медленно приподнимает край ночной рубашечки. Проводит кончиками пальцев по обнаженной полоске кожи, а после совсем задирает ткань вверх, открывая гладкий упругий животик. Ласкает губами и языком, обдавая горячим дыханием. Длинные, черные волосы щекочут разгоряченную кожу.
   Одна его ладонь скользит вниз по стройному бедру, вторая тянет вниз шортики пижамки. Не в силах, да и не желая, сопротивляться гипнотическому взгляду девушка приподнимает бедра, помогая снять с себя коротенькие штанишки и остается в одном нижнем белье. На несколько секунд мужчина замирает, любуясь открывшейся картиной. От страстного и при этом нежного взгляда у девушки перехватывает дыхание.
   Сладостные ощущения, подзабытые из-за кошмаров последнего месяца, возвращаются с утроенной силой. Тело словно оживает после долгой спячки: каждый кусочек кожи будто вспыхивает от одного его взгляда, став сплошным комком оголенных нервов и желания! Выгнувшись под руками мужчины, девушка застонала, желая чего-то... большего.
   До Рассвета еще полчаса...
  
   Ладони мужчины касаются груди, сжимая и немного массируя; у девушки невольно вырвется стон, тихий, но отнюдь не от боли.
   - Ну вот уже хорошо, - прошепчет темный и легко, словно папиросную бумагу разорвет ткань. Отбросив обрывки пижамки в сторону, обнажит бело-розовую кожу с небольшими полушариями груди.
   Щеки Элли обожжет румянец смущения, а руки так и будут сами тянуться вверх, пытаясь хоть прикрыться от откровенного мужского взгляда.
   - Раньше тебе ведь нравилось, когда я тебя касался. Неужели ты меня стесняешься?
   Светло-карие, почти шоколадные от нежности глаза смотрят с такой любовью, что девушка словно завороженная выдыхает, опуская руки:
   - Нет...
   Только и ожидая этого ответа, ладони Конрада ложатся поверх упругой грудки, загорелые пальцы сминают нежную плоть, а губы бесстыдно шепчут:
   - Какая красивая у тебя грудь... Такие аппетитные сосочки, так и хочется попробовать их на вкус.
   Затем наклоняется и целует один, слегка касаясь его кончиком языка. Обводит круговыми движениями и засасывает в рот. Вторую чашечку груди накрывает ладонью, массируя.
   Маленькие пухлые грудки, идеально подходящие под размер ладоней, от дыхания возбужденной девушки наполняют их при каждом вздохе.
   Девушка резко вскрикивает, когда зубы вдруг резко сожмут грудь, прикусывая розовую бусину соска. Острое на грани боли наслаждение, до того неизведанное заставляет ее выгнуться от удовольствия. Его ладонь, погладив живот, спустится на трусики и девушка, сама того не сознавая, раздвинет ноги. А вот вновь сомкнуть их вместе уже не сможет, да и не захочет.
   Мужчина нежно проводит ладонью по внутренней стороне бедра и перебирается выше, вжимая в тоненькую батистовую преграду. Длинный сильный палец прижимается сильнее, двигаясь массирующими движениями поверх тоненькой ткани уже влажных трусиков. Еще. Чуть быстрее и сильнее. Почти вдавливая ткань внутрь.
   Дыхания не хватает, и Элли, приоткрыв ротик жадно вдыхает воздух, как будто он может закончиться в любую минуту.
   Не думая останавливаться, мужчина склоняет голову и, оттянув тоненькую ткань в сторону, медленно проводит языком по самому чувствительному месту, вверх-вниз. Разведя кончиком нежные лепестки, приникает губами к маленькой чувственной горошинке.
   Ошарашено охнув, девушка испуганно пытается свести бедра.
   "Рано еще. Слишком тороплюсь", - укорил себя демон. - "Если бы только времени не так мало осталось".
   Вновь приподнявшись на локтях, он заглянул в ошеломленное личико любимой и тихо прошептал, целуя нежные губки.
   - Не бойся, все будет хорошо.
   Одновременно, не прекращая поцелуев, он опускает руку: ладонь чуть щекоча скользит по холмику венеры и длинный указательный палец находит заветную дырочку, медленно входя наполовину.
   - Ты ведь у меня еще девочка, - шепчет мужчина с тихим стоном. - Мой невинный ангелочек... какая же ты там маленькая...
   Палец тем временам входит полностью и сгибается под углом. Стон изумления и удовольствия разлетается над обрывом, когда скользнувший внутрь палец, начинает двигаться: то сгибаясь, то рисуя круги.
   - Ко-онрад...Не... не надо так. Мне, мне тяжело дыша-ать...
   - Разве тебе не нравится?
   - Нра-авится-а... а-ах... но-о...
   - Тебе ведь хорошо, - прошептал на ушко демон, продолжая двигать пальцем внутри нее. То сгибая его, то вытаскивая и засовывая обратно, рисуя круги и замысловатые фигуры. - Зачем тогда эти "но"?..
   Элли вновь ахнула и простонала его имя, выгибаясь под руками мужчины. Ей необъяснимо, до невозможного захотелось прижаться к нему всем телом, ощущая на себе вес сильного тренированного тела, жар обнаженной кожи. Подняв руки к его груди и путаясь в пуговицах, она в неком безумии распахнула его рубашку, почти разрывая плотную ткань. Распахнув рубашку, залюбовалась мускулистым торсом, сильными руками, животом с кубиками пресса.
   - Ты так... красив...
   Страстные, сводящие с ума движения разжигают внутри пожар и девушка ища опору судорожно обхватывает мужчину за шею, прижимая к себе.
   Конрад почти полностью опускается на девушку, прижимая весом тела к земле, ощущая обнаженной кожей ее нежное тело.
   Прикусив губу, только бы не стонать, она сжимает его плечи, пальцами впиваясь в кожу. А когда муж присоединяется второй палец к первому, по телу девушки проходит дрожь и она выгибается уже не в силах сдерживать стоны удовольствия. Заметив это, Конрад осторожно покусывая маленькое ушко и лаская его языком, тихо шепчет:
   - Не сдерживайся, не нужно.
   Движения становятся быстрее, в то время как свободной рукой он продолжает ласкать ее грудь. Девушка, теряя осознание реальности, только стонет нечто невнятное, полностью отдаваясь сладостным ощущениям. Понимая, что это еще не все, она умоляюще всхлипывает:
   - Я люблю... тебя... я так хочу принадлежать тебе... сейчас...
   Демон, уже сам не в силах сдерживаться, непроизвольно хмурится - ей и так будет больно, а учитывая размеры - как бы не навредить. По сравнению с массивным демоном среброкрылый ангелочек кажется вовсе миниатюрной: хрупкая фигурка, талия в обхват двух ладоней и узкие, почти мальчишечьи бедра. А в горячее лоно едва помещаются два пальца - настолько у девушки узко и тесно, что уж говорить о мужском достоинстве.
   Но как удержаться, когда рядом лежит обнаженная любимая женщина? Приподнявшись, он сотворил рукой пасс - убирая оставшуюся ненужную одежду, и вновь лег рядом. Сжимая ее грудь в ладони, мужчина склонился над любимой, облокотился на руки, языком и губами лаская соски: нежно втягивая в рот, посасывая и легонько прикусывая.
   Элли обхватила его ногами и напряглась, почувствовав возле живота твердую мужскую плоть.
   С затуманенными страстью глазами девушка вытягивает руку, осторожно, пробуя на ощупь, проводит пальчиком по мужскому достоинству. Потрясенно шепчет:
   - Он теплый! И такой большой...
   - Не бойся, солнышко, все будет хорошо. Ты уже можешь меня принять. Я постараюсь причинить тебе как можно меньше боли.
   - Я уже не боюсь, - шепчет девушка, двигая ладошкой вверх-вниз; подушечками пальчиков лаская мужчину.
   Конрад застонал: "Девочка моя, что же ты делаешь, я ведь и так едва сдерживаюсь и боюсь тебе навредить".
   Демон вновь опустил руку - Элли охотно подалась ему навстречу. И он, ладонями приподняв ее бедра чуть вверх, стал осторожно входить в нее. По телу девушки прошла легкая дрожь; но, не смотря на возбуждение, в тесное девственное лоно он входил медленно, пока не уперся в тонкую преграду. И замер, понимая, что будет дальше.
   - Пожалуйста, не останавливайся... - тихий умоляющий шепот разносится в предутренней дымке.
   - Прости, любимая...
   Сильный толчок и она вскрикивает от резкой боли, впиваясь пальцами ему в плечи.
   Он вновь целует ее. Нежными легкими касаниями губ покрывает любимые синие глаза, полные слез и припухшие губки. Шепчет слова любви.
   На гладком лобике собирается горькая складка, губы дрожат от едва сдерживаемых рыданий - видно, что ей больно. Спустя минуту девушка затихает, доверчиво приникает к любимому и сама целует, будто ища утешения. Только блестят мокрые от слез ресницы.
   Нежный, чувственный поцелуй длиться несколько минут. Не прерывая ласк, мужчина начинает медленно двигаться внутри нее, с восторгом наблюдая, как расширившиеся от боли глаза постепенно вновь застилает пелена любовного томления. Стон боли сменяется стонами наслаждения.
   Завтра у нее будет все болеть, но этому будет только завтра; сегодня же они вдвоем и ей с ним хорошо. После он постарается сделать все, чтобы каждая их ночь, да и дни тоже превратились в незабываемые. Пусть это будет не сразу - слишком они разные, но они будут счастливы.
   В эйфории Элли забрасывает мужу ноги на спину, судорожно обхватывает коленями. Кто мог подумать, что с мужчиной, с любимым мужем может быть так хорошо? И даже эта недолгая боль уже кажется ненастоящей. Сейчас, как никогда хочется взлететь...
   И это неповторимое ощущение, когда ты чувствуешь его внутри себя: твердого и большого. Боль почти ушла, отступив в забвение и принеся на смену неописуемое удовольствие. По телу будто пробегают электрические разряды, а внизу живота танцуют волшебные феи, крыльями выписывая замысловатые узоры. Сильные умелые руки и губы распаляют все больше, хотя, казалось бы, куда сильнее? Сознание и реальность кажутся чем-то далеким, зыбким и ненастоящим. А боль и наслаждение переплетаются так тесно, что их уже нельзя разделить. Только здесь и сейчас.
   Она шепчет:
   - Не останавливайся... мне так... хорошо...
   Как же у нее внутри тесно и горячо. Влажные стеночки обхватывают его так плотно, что эйфория от обладания этой светлой, наивной, радостной девушкой... вернее любимой женщиной сводит с ума. Движения становятся быстрее и резче и Элли уже почти кричит; запутавшись пальцами в его волосах, и забросив ноги ему на спину, мечется в любовной горячке.
   Время словно замирает, девушка издает не то вскрик - не то всхлип, на секунду словно цепенеет и с криком выгибается дугой. Волна удовольствия, возникшая внизу живота, словно взрывается фейерверком в голове и растекается по нервным окончаниям до кончиков пальцев.
   Впервые.
   Мужчина с восторгом приникает к губкам любимой, телом ощущая, как ее сотрясают судороги удовольствия. И спустя пару мгновений и сам достигает пика удовольствия, в эйфории сжимает любимую в объятиях и стонет, изливая в нее семя.
   Обессилено упав на девушку, он тут же перекатывается на бок, из опасений придавить ангелочка своим весом, и укладывает ее у себя на груди - светлая все еще дышит глубоко и тяжело, постепенно успокаиваясь.
   "Я - жена... Я действительно его жена и принадлежу ему! - эта мысль молнией пронеслась в мозгу Элли. - И вот этого восхитительного момента я так боялась"?!
   Конрад гладит девушку по волосам и прижимается губами к нежной, соблазнительной ямочке над ключицами.
   - Я люблю тебя.
   - И я тебя... И я очень люблю летать. С тобой. А всегда бывает так хорошо?
   - И даже лучше. - Демон смотрит на все более разгорающуюся кромку горизонта на востоке и тихо шепчет. - Но нам нужно возвращаться.
  
  
   Второй раз уже в замке в ванной, куда демон на руках отнес любимую, отмывая стройные ножки от крови, он вновь не смог сдержаться. И, опустив девушку в теплую воду, на этот раз только пальцами довел Элли до вершины удовольствия, с восхищением глядя, как нежный котенок превращается в чувственную, страстную кошку, стонущую в его руках от удовольствия.
   Через несколько часов, лежа в уютных объятиях демона и пристроив головку у него на плече, Элли водила пальчиком по широкой груди, выписывая незамысловатые узоры. Мужчина, ревниво прижимая к себе девушку, а для надежности еще и перебросив через нее ногу, мирно спал.
   А вот светлой не спалось - был самый разгар утра, и она раз за разом вспоминала прошедшую ночь. Как же, оказывается, хорошо быть женой! Правда, вначале было больно, да и сейчас, стоило пошевелиться, как низ живота начинал болезненно тянуть. Но ведь это вскоре пройдет. Зато у нее есть такой замечательный, заботливый муж, который ее любит и от ласк которого она просто тает.
   Вспомнив одну занятную вещь, Элли наморщила носик и улыбнулась. Потянулась к мужу, легонько кусая его за ухо.
   Темный спросонья пробурчал что-то невнятное и покрепче обхватил девушку в кольцо рук, даже не думая просыпаться. Что и говорить: утро и демоны понятия не совместимые.
   - Конрад?
   - М-м-м?..
   - Ну, Ко-онрад?!
   - Что такое? - со вздохом, пробуждаясь, спросил высший.
   - Да вот подумала... все-таки правда, что демоны самое большие обманщики и вруны.
   Повелитель заинтересованно приоткрыл один глаза, ожидая окончания фразы.
   - А точнее, если помнишь, один наглый демон обещал сегодня ко мне не приставать.
   - Так уже не сегодня, уже было завтра, - сонным, но довольным голосом ответил Конрад, целуя оголенное плечико.
   - Ах ты, интриган! - от души возмутилась девушка, от души треснув демона пуховой подушкой.
   - Талант не пропьешь! - Не менее самодовольно откликнулся темный. - А если серьезно, позволить тебе сбежать от меня, было бы равносильно самоубийству. Я больше не мог смотреть на то, как ты меня избегаешь и боишься.
   - Спасибо. Что не отпустил меня...
   Вместо ответа Конрад просто крепко поцеловал любимую. Раскрасневшаяся, счастливая девушка довольно вздохнула и, прислушавшись, удивленно сказала:
   - Шумно что-то. Как будто на базаре.
   - А, это... скорее всего гости начали собираться.
   - Какие еще гости?
   - На свадьбу.
   - Что?!
   - Ты же сама хотела свадьбу.
   - Как будто ты не понимал, что я говорила это просто так.
   - Нет, почему же, ты совершенно права. Я действительно хочу вести тебя к алтарю, я хочу увидеть тебя в свадебном платье и станцевать первый свадебный вальс.
   - Но... - нерешительно начала девушка, а после усмехнулась. - Все у нас не как у людей. И повенчаться успели, и брачную ночь справить. И только в самом конце - свадьба...
   - Во-первых, - шкодливо улыбнулся темный, - это было брачное утро, а брачная ночь как раз еще впереди. А, во-вторых, это я знаю точно: ты будешь самой прекрасной невестой во всех мирах, мой любимый среброкрылый ангелочек...
   - А тебя не пугает, сколько еще раз мы переругаемся и поскандалим, небось похлеще, чем Шанти с Романдом? Я иногда думаю, насколько же мы разные и... мне страшно. Сможем ли мы когда-нибудь понять друг друга?
   - Вместе мы все сможем. Мы разные, но это и здорово! И сколько нового нам еще предстоит узнать друг о друге.
   - Хм... тогда скажи, какой у тебя любимый фрукт?
   Мужчина удивленно приподнимает бровь:
   - Оперативно! Уже решила наверстывать знания?
   - Ну, скажи!
   - Яблоко. Разочарована?
   - Яблоко? Нет, это очень даже здорово. - Серьезно кивнула Элли и без перехода пожаловалась - ее мысли уже уплыли в совсем другую сторону. - А у меня даже свадебного платья нет ...
   - Ты, правда, думаешь, что я мог о чем-то не позаботиться?! - искренне, хотя в глазах плясали чертинки, возмутился мужчина. - Открой вон тот шкаф. Да-да. Открывай.
   Девушка подхватилась с кровати, поспешно укуталась в простыню - к искренней досаде демона, надеявшегося полюбоваться прелестной обнаженной женой при свете дня - и не в силах скрыть радостную улыбку, распахнула ореховые створки.
   Внутри просторного шкафа на манекене висело белоснежное платье, расшитое бриллиантами и жемчугом. Длинный шлейф, искусно украшенный серебристыми узорами, волнами спускался до пола. Вырез до талии, оставлял открытой всю спинку, чтобы ангел могла раскрыть сверкающие серебряные крылья.
   Рядом на подушечке черного бархата лежала бриллиантовая диадема, филигранной работы и ожерелье с серьгами. Вокруг украшений разливалось радужное сияние - драгоценности были живыми.
   - К платью еще прилагается обручальное кольцо, - тихо промурлыкал неслышно подошедший сзади демон, - но это пока что секрет и ты его увидишь только на церемонии.
   - Тогда... у меня есть еще одна, самая последняя просьба.
   - Какая?
   - Я хочу... свадебное путешествие. Только вдвоем: я и ты.
   - И кто только говорил, что уже не хочет никуда путешествовать, что это страшно, опасно?
   - С тобой, мне нигде не будет плохо и страшно. Потому что ты - это я. А я - это ты...
  
   P.S. Б/У - Брачное утро))
   P.Р.S. У них все только начиналось... и не только у них :)
   Но ...
   ...это уже совсем другая история ^_^
  

Оценка: 7.59*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"