Крылова Татьяна Петровна: другие произведения.

Украденный "Праздник"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В элитном коттеджном поселке в новогоднюю ночь происходит ограбление. Из дома бизнесмена Льва Даниловича похищают картину "Праздник" стоимостью двести тысяч долларов...
        Рассказ написан для конкурса "Рождественский детектив - 2017". 9 место (из 20)

За окном было совсем темно. Обещанный синоптиками, но превзошедший все ожидания снегопад кончился. По ту сторону высокого забора дома номер семь по Сосновой улице проехал трактор, расчищая проезжую часть. Свою работу обслуживающая компания коттеджного поселка знала и выполняла без нареканий. Недаром поселок считался элитным.

Лев Данилович устало вздохнул, расправляя оконные шторы и сел в кресло. Его супруга Анастасия Александровна отчитывала официанта Николая за криво разложенные на праздничном столе приборы. Молодой человек согласно кивал, извинялся, обещал все исправить. Но в действительности, конечно, думал о том, что ему очень не повезло выйти на работу в новогоднюю ночь. И даже щедрые чаевые не смогут компенсировать ему разлуку с друзьями, семьей, любимой и (кто знает?) детьми.

У Льва Даниловича и Анастасии Александровны своих детей не было. Не сложилось. Зато были бизнес и дом, создававшие своим владельцам не меньше хлопот и наполнявшие смыслом большую часть их жизни.

Часы в гостиной пробили девять. Вот-вот должны были начать съезжаться гости, приглашенные на вечеринку. Подобные мероприятия Анастасия Александровна устраивала часто. Но до сих пор не было ни одного новогоднего. Даже елка в углу гостиной была поставлена впервые за все десять лет жизни в этом доме. А мишура и разноцветные гирлянды, как казалось Льву Даниловичу, до сих пор пахли свежим фабричным клеем.

- Надо было все-таки куда-нибудь поехать, - ворчливо произнесла Анастасия Александровна, присаживаясь на подлокотник кресла.

- Ты же знаешь, в этом году отпуск нам не по карману. К тому же второго числа мне надо будет выйти на работу, - обнимая супругу за стройную талию, ответил Лев Данилович.

- Дай тебе волю, ты и первого числа меня на свой бизнес променяешь, - отозвалась Анастасия Александровна, но тут же забыла о том, что еще хотела сказать мужу, потому что второй официант - Сергей - начал открывать бутылку шампанского прямо над ковром в гостиной.

Вновь зазвучал ее властный голос. И уже Лев Данилович подумал о том, что стоило пренебречь VIP-категорией отдыха, но сбежать куда-нибудь в Европу на пару дней.

- Лишь бы избежать этой суматохи и шума...

Наконец, раздался первый звонок в дверь, и Анастасия Александровна поспешила в прихожую, чтобы встретить первых гостей:

- Светочка! Гошенька! Сколько же мы не виделись? Как ты похорошела, моя дорогая! А загар какой! На лыжах? На Рождество? Пряники? Спасибо, спасибо. Очень приятный подарок... Одежду официанту отдайте. Коля! Коля, отнеси это в ту комнату, которую я показывала. Сегодня будет много гостей, мы решили не загромождать прихожую.

Когда Светлана и Георгий вошли в гостиную, Лев Данилович встал и с улыбкой приветствовал давних друзей супруги. Все обменялись поздравлениями. Гости восхитились новогодним украшением дома. Хозяева посетовали, что "не было бы счастья, да несчастье" на их головы свалилось.

Раздался еще один звонок, и Анастасия Александровна вновь поспешила в прихожую. Приехали Мария и Виталий - племянник хозяйки дома с женой. Они на Рождество никуда не ездили, поэтому фразы Анастасии Александровны были чуть тише. Но все равно можно было расслышать, о чем шел разговор в прихожей:

- Все дороги замело! Таксист уже хотел отказаться везти нас...

- Даже притормозил возле остановки перед поворотом к вам...

- Какое безобразие!

- Потом увидел, что трактор дорогу чистит. Поворчал, но свернул. До КПП нас довез. Дальше охрана не пустила.

- И вы пешком шли от ворот?!

- Прогулялись немного.

- Какой кошмар! В следующий раз, как номер такси узнаете, сразу звоните. Мы пропуск на машину выпишем.

- Непременно, тетя...

Маша и Виталий также прошли в гостиную. Анастасия Александровна последовать за ними не успела, потому что на пороге уже появилась веселая шумная компания приглашенных во главе с Валерием Олеговичем - другом и деловым партнером Льва Даниловича.

К половине десятого собрались все гости: друзья, родственники, важные коллеги хозяина дома. Пришла и Полина - юная особа, приглашенная Львом Даниловичем. Стройная девушка, одетая с претензией, сразу пришлась Анастасии Александровне не по душе.

- Так это тот важный человек, про которого ты мне говорил? - шепотом поинтересовалась она у мужа.

- Да, - пробурчал хозяин дома, давая понять, что обсуждать эту гостью он не намерен.

- Я думала она лет на тридцать постарше, - все же заметила его супруга, несколько демонстративно поджала губы, но больше свое недовольство никак выразить не успела. Оставленные без присмотра официанты опять все делали не так.

В половине одиннадцатого Анастасия Александровна пригласила всех за стол.

- А где Лев Данилович? - спросила хозяйка у Сергея.

- Он с Валерием Олеговичем, его супругой, сыновьями и Полиной ушел в кабинет примерно полчаса назад. Я сейчас позову его...

- Не стоит. Вы о гостях позаботьтесь. Я сама схожу.

Кабинет Льва Даниловича располагался на первом этаже, как и гостиная. Это была большая комната, в которой помимо рабочей зоны были размещены библиотека и небольшой музей - несколько картин и других предметов современного искусства. Анастасия Александровна современного искусства не понимала, не любила и потому потребовала, чтобы вся эта "мазня" на глаза ей не попадалась. Она, наверное, даже потребовала бы от мужа, чтобы он совсем избавился от этих предметов, если бы каждый из них не стоил целого состояния.

Особенно ценной в коллекции Льва Даниловича была картина "Праздник" известного художника Ильи Макарьева. Шесть лет назад бизнесмен купил полотно размером 30х40 сантиметров у автора за каких-то двадцать тысяч долларов. На сегодняшний день работа оценивалась уже в двести тысяч все тех же американских единиц. Об этом, о своем восхищении автором и о своей любви к искусству вообще Лев Данилович и рассказывал гостям, стоя перед "Праздником". Мужчина был немного похож на экскурсовода, с той лишь разницей, что время от времени нежно поглаживал жемчужину своей коллекции по краю деревянной рамы.

- Что-то случилось, Настя? - спросил Лев Данилович, увидев свою жену.

- Пора за стол, - со спокойной улыбкой отозвалась она.

Гости покинули кабинет. Последним вышел Лев Данилович.

- Надо закрыть дверь на ключ, - напомнила Анастасия Александровна. - В доме много посторонних людей.

- Это верно.

После того, как дверь была закрыта, Лев Данилович направился в гостиную. Анастасия Александровна хотела пойти с ним, но вдруг услышала какой-то грохот на кухне.

- Не хватало еще, чтобы они всю посуду нам побили! - с этими словами она подтолкнула мужа в одну сторону, а сама отправилась во всем разбираться.

Первая часть праздничного застолья завершилась без пятнадцати минут двенадцать. Гости по очереди выходили в прихожую. Николай и Сергей выносили одежду. Хозяева выходили последними. Официант Николай принес Льву Даниловичу дубленку, помог надеть ее, после чего второй официант поднес к Анастасии Александровне шубу.

- Что это? - взглянув на меховое изделие, спросила хозяйка дома.

- Ваша шуба.

- Молодой человек, это не моя... Это вообще не шуба! Это какой-то безвкусный тулуп.

- Настя, не горячись. Коля и Сергей, наверное, просто перепутали твою шубу и шубу кого-то из гостей.

- Но это совсем не похоже на мою шубу! И цвет другой, и фасон...

- Настя! - повысил голос Лев Данилович. - Через пять минут Новый год наступит. Салют, шампанское. Неужели ты хочешь все променять на...

Женщина обиженно поджала уголки губ. Махнув рукой, она надела предложенную шубу и хозяева вышли во двор вслед за гостями.

После праздничного салюта все вновь вернулись в гостиную. Анастасия Александровна подозвала к себе Николая и поинтересовалась, нашлась ли ее шубка.

- Да. Ее по ошибке Полине дали.

- Вот как? - протянула Анастасия Александровна и понимающе кивнула головой.

* * *

За окном светало. Гости разъехались час назад, нанятые официанты и повара закончили уборку и разошлись. Можно было уже отправляться на покой, но спать хозяевам не хотелось.

- А хорошо все получилось, - уже не в первый раз за утро заметил Лев Данилович.

- Да. И племянников повидали, - согласилась Анастасия Александровна.

Они сидели в гостиной, допивая остатки шампанского и смотря, как в искусственном камине пляшет нарисованный огонь.

- Не хочешь чего-нибудь покрепче? - спросил Лев Данилович, когда бокал в его руке опустел.

- Нет.

- А я пойду себе виски налью.

Мужчина встал и побрел в сторону кабинета. Было слышно, как он достает ключ из кармана пиджака, как открывает дверь, заходит внутрь. А потом вдруг Анастасия Александровна поймала себя на том, что тщетно прислушивается к шагам мужа.

- Лёва? Лёва, что с тобой?! - закричала она, увидев супруга сидящим на полу. Он все еще сжимал в руке бокал из-под шампанского, другой рукой держась за сердце.

- "Праздник", - наконец, сумел выдавить бизнесмен. - Где мой "Праздник"?

* * *

Когда полицейский автомобиль подъехал к КПП коттеджного поселка, ворота открылись и навстречу выехала карета скорой помощи. Следователь Роман Киров велел водителю остановиться и поспешил выйти из машины.

Водитель скорой, будто ожидая, что его попросят притормозить, тут же направил автомобиль к обочине.

- Следователь Киров, - представился Роман. Водитель скорой выглянул в открытое окно. - Вы не на Сосновую улицу, случайно, приезжали?

- На нее самую. В седьмой дом.

- Что с хозяином?

Водитель скорой отодвинулся, давая возможность сидящему рядом врачу поговорить со следователем.

- Подозрение на инфаркт, но скорее всего приступ стенокардии. К нашему приезду ему уже получше стало: жена лекарства дала. От госпитализации отказались.

Поблагодарив медиков, следователь Киров направился в сторону КПП. Охранники сообщили, что никого подозрительного ночью не видели, через забор дома номер семь никто не перелезал. После этого Роману без возражений показали и списали на диск все видео по интересующим улицам. Занеся данные в протокол, следователь поспешил вернуться в теплый салон автомобиля.

- Ничего? - поинтересовался водитель.

- Ничего. Кто-то из своих.

- Как я и говорил, - хмыкнул водитель.

Роман только улыбнулся в ответ. Он немного волновался, зная, что ему предстоит вести дело, уже вызвавшее некоторый резонанс. Следователем молодой человек работал уже почти два года: устроился сразу после окончания института. И ничего подобного в его практике еще не было. С другой стороны, он не мог не радоваться тому, что все его требования и пожелания по ходу расследования будут исполняться почти мгновенно.

Тем временем автомобиль остановился перед глухими воротами дома номер семь. Возле калитки переминался с ноги на ногу полицейский. Увидев следователя, он громко шмыгнул носом, выдавая степень своего промерзания.

- Следователь Киров, - показал Роман ему свое удостоверение.

Полицейский кивнул.

- Я думаю, никто не будет против, если вы погреетесь в машине, - предложил Роман. - Водитель все равно будет ждать меня здесь.

- Спасибо, - отстучал зубами полицейский и поспешил забраться в теплый автомобиль.

Следователь нажал на ручку калитки, и полотно тихо отошло в сторону. Роман увидел кирпичный двухэтажный дом с террасой справа от него и балконом над главным входом. Спереди и с боков дома было совсем немного свободного пространства, а вот позади располагалось огромное снежное поле, изначально планировавшееся как земля под соседний коттедж.

По расчищенной тропинке следователь дошел до крыльца и вошел внутрь. Хозяева и пара полицейских обнаружились в гостиной. Еще один полицейский стоял возле двери, очевидно, ведущей в кабинет.

- Добрый день! Я следователь Роман Киров...

- Ну, наконец-то! - вскочил с места Лев Данилович и едва ли не с кулаками накинулся на молодого человека. - Найдите мне его! Найдите!

Анастасия Александровна повисла на руке супруга, тщетно пытаясь напомнить, что у него больное сердце, что ему нельзя волноваться.

- Найдем, - ответил Роман.

- Найдете вы, как же...

- Лёвочка, успокойся. Не надо волноваться...

- А посолиднее у вас никого не нашлось? Вы хоть понимаете, сколько стоит "Праздник"?

Роман расправил плечи. От его неуверенности не осталось и следа.

- Двести тысяч долларов. К тому же картина была застрахована. И у вас был мотив украсть ее.

Лев Данилович замер, уловив намек о своей причастности к краже. Побледнел, испуганно сделал пару шагов назад и, если бы не стоявшее позади кресло, сел бы прямо на пол.

- Я не виноват. Не виноват, - запричитал он, морщась и хватаясь за грудь в области сердца.

- Разберемся, - сказал следователь.

Хозяина Роман решил пока больше не беспокоить, поэтому посмотрел на его супругу:

- Анастасия Александровна, покажите мне, пожалуйста, место преступления и подробно расскажите, что здесь произошло.

Сначала они прошли в кабинет Льва Даниловича. Работавший там эксперт попросил их пока ничего не трогать, поэтому Роман и Анастасия Александровна остались стоять возле двери. Хозяйка сообщила, как была обнаружена пропажа картины, рассказала немного о самой картине, о том, как дорога она и как нравится ее мужу. Потом Анастасия Александровна стала рассказывать о праздновании Нового года. О том, почему они праздновали в своем доме. О гостях, о племянниках, которых давно не видели, о Полине, которую она видела в первый раз...

- Ее ваш муж пригласил? То есть вы совсем ничего о ней не знаете?

- Только то, что можно понять по внешнему виду. Молодая, симпатичная. Машина старая. Денег нет. И мозгов, надо полагать, тоже.

- Почему вы так решили? И откуда про машину знаете? Вы же сказали, что все гости на такси приехали.

- Все нормальные гости - да. А Полина на своей машине. Пропуск она выписать не догадалась, вот мы с мужем потом ходили ее провожать до ворот. Я предложила официанта попросить. Но Лёвушке приспичило это самому сделать.

- А вы с ним пошли... за компанию, - понял Роман.

Анастасия Александровна кивнула, едва заметно улыбнувшись. Сообразительность и тактичность молодого человека произвели на нее приятное впечатление.

После этого хозяйка дома вновь вернулась к рассказу о празднике.

- Получается, когда все садились за стол, картина была на месте. И Лев Данилович лично закрыл дверь на ключ, отправляясь к гостям.

- Да. "Праздник" выкрали через окно, - подтвердил появившийся на пороге кабинета хозяин дома. - Взгляните сами. Там на подоконнике снега нет. И окно не закрыто.

Следователь посмотрел в указанном направлении. Створка окна в самом деле держалась на месте лишь благодаря книге, подпиравшей ее изнутри. И снега на подоконнике с наружней стороны окна не было именно возле этой створки.

Эксперт обратил внимание следователя на пол возле окна, у стены, где висела картина, и на прямую от окна до стены. На темном паркете были слабо различимы пятна от высохший луж.

- Скажите, а кто-нибудь из гостей или работников выходил на улицу после того, как вы закрыли дверь, и до того, как уйти окончательно.

- Так вы думаете, что это кто-то из гостей? - удивилась Анастасия Александровна.

- У меня есть неопровержимые доказательства, - подтвердил следователь. - Так выходил кто-нибудь на улицу в обозначенное время?

- Гости все выходили. Смотрели фейерверк. Официант один выходил. Как раз поджигал салюты. А остальные нет.

- Во время фейерверка все стояли на террасе?

Анастасия Александровна и Лев Данилович переглянулись.

- Выходили из дома все. А сказать, кто смотрел - сложно. Народу было много. Отсутствия одного человека могли и не заметить, - сказала женщина.

- У вас в доме видеонаблюдение есть?

- Снаружи дома, - ответил Лев Данилович.

- Это окно хоть на какой-нибудь камере видно?

- Да, разумеется.

- Я бы хотел посмотреть записи.

- Да-да, конечно. Только... - хозяин замялся и смущаясь продолжил: - Сами мы не умеем. Мы уже Виталику позвонили. Это Настенькин племянник. У него фирма по установке систем видеонаблюдения. Он нам все налаживал. Он через час-полтора подъехать должен.

- А охрана поселка может разобраться?

Анастасия Александровна и Лев Данилович вновь переглянулись:

- Об этом мы не подумали.

Охранник обещал подойти через пять минут.

- И все-таки возвращаясь к страховке картины. Лев Данилович, скажите, она покрывает весь ущерб?

- Да, конечно. А иначе зачем нужна страховка? Вот только картину я не крал! Зачем мне красть у самого себя?

- Чтобы бизнес свой подлечить. Ваша супруга мне сказала, что у вас финансовые проблемы.

Лев Данилович зло посмотрел в сторону жены, потом вновь перевел взгляд на следователя.

- Мои финансовые проблемы разрешатся девятого января. Один из моих деловых партнеров предложил мне весьма интересный контракт. На гораздо большую сумму, чем мог бы я выручить за "Праздник".

- Но сейчас-то проблемы все же есть.

- Этот человек меня ни разу не подводил! И если он сказал, что сделка состоится, то так и будет.

- Контакты его можно?

Лев Данилович вздохнул и направился к столу за визиткой.

Закончив осмотр кабинета и пообщавшись с хозяевами, следователь Киров вышел на улицу. Дорожка, ведущая от террасы к окну кабинета и далее вокруг дома была истоптана так, что следы преступника на ней никак невозможно было различить.

Подоконник был металлическим, и на нем не могло остаться отпечатков обуви. Та же часть, на которой снег все еще лежал, вовсе не представляла интереса для следователя: пушистое покрытие было идеально ровным, а снегопад закончился до того как съехались все гости.

- Сантиметров десять выпало, - поразился Роман. Подобного по-настоящему зимнего Нового года молодой человек не мог припомнить.

Охранник, пришедший списать следователю запись с камеры видеонаблюдения, разобраться с техникой не смог.

- Это какая-то новая версия. Лучше специалиста подождать, а то попортим что-нибудь, - сказал он.

- Ладно. Не отходите от техники, - велел Роман одному из полицейских.

Оформив все документы, следователь Киров напомнил хозяевам, что им не стоит уезжать до окончания расследования. Задерживаться в доме дольше необходимо молодой человек не стал и вернулся в служебную машину.

- Едем?

- Да. В отдел.

- А грустный такой чего? Там ведь тепло.

- И телефон есть. Я к нему прирасту, наверное. Стольких людей обзвонить надо. Вот! - и Роман продемонстрировал водителю список гостей и нанятого на новогоднюю ночь персонала. - У всех показания надо взять.

Но не успели они выехать за пределы поселка, как у следователя зазвонил мобильный телефон.

- Да... Кого? Полину Речникову?.. Что у нее нашли?!

Закончив разговор, следователь широко улыбнулся.

- Наверное, это мне подарок на Новый год. На посту ДПС машину с грязными номерами и нетрезвым водителем задержали. Некая Полина Речникова - недавняя гостья на вечеринке в доме номер семь по Сосновой улице.

- А в багажнике у нее картина?

- Ну, не в багажнике. В салоне. Но тот самый "Праздник"! Постовой в интернете новость видел. По фотографии узнал.

* * *

Когда следователь Киров добрался до рабочего места, Полина в сопровождении двух полицейских уже ждала его возле двери кабинета.

- Добрый день, - кивнул ей Роман. - Заходите.

Девушка с места не двинулась. Сцепив руки на груди, она исподлобья уставилась на следователя и спросила весьма недружелюбно:

- На каком основании меня задержали?

- Проходите, пожалуйста, в кабинет. Мы с вами все обсудим.

Полина поняла, что ничего другого ей просто не остается. Взяв с лавки свою шубу и сумку, она проследовала в указанном направлении.

Следователь закрыл дверь, разделся и щелкнул кнопку на чайнике. Потирая холодные руки, он уселся за стол. Разложил бумаги, перечитал показания владельцев картины, охраны с КПП.

- Полина Речникова. Студентка заочного отделения Академии иностранных языков.

- Да. Это я.

- Как вы можете объяснить то, что в вашей машине была найдена картина "Праздник"?

- Никак. Понятия не имею, как эта мазня там оказалась.

- Мазня? А вы хоть знаете, сколько эта мазня стоит?

- Лев Данилович просветил.

- Как давно вы знакомы с Львом Даниловичем?

Девушка очень тяжело вздохнула. Сначала следователю показалось, что она не хочет отвечать на этот вопрос, но Полина все-таки заговорила, начав с ругательств в адрес бизнесмена.

- Дернуло меня с ним связаться! Ладно... как тебя там?

- Следователь Киров, - подсказал Роман.

- Следователь Киров, - передразнила Полина, - расскажу я тебе, как с ним познакомилась. Где-то неделю назад он ко мне в кафе за столик подсел. Не знаю, откуда узнал, что мне деньги нужны. Может, бармен ему шепнул что. Поросенок этот...

- Какой поросенок? - не понял Роман.

- Бармен в кафе "Золотая орхидея", что возле нашей Академии. Борисом звать. Борька-Поросенок. Мы с ним дружим, вроде как... В общем, подсел этот Данилович ко мне и говорит, мол, хочешь подзаработать? Работа не пыльная. Не опасная. Надо только на вечеринку прийти и картинку одну со стены снять. Пароли-явки, мол, я тебе все дам. Потому что и дом, и картина в том доме мои. А ты только обставь все так, чтобы следак из страховой моей вины в краже не углядел.

Роман нахмурился, чувствуя свой промах. Он, конечно, заподозрил владельца "Праздника". Однако действительных причин сомневаться в честности Льва Даниловича у него не было. И никакие улики на хозяина не указывали.

- Так вы, значит, по сговору с владельцем все провернули?

Полина решительно замотала головой:

- Я к этому дела отношения не имею. Он мне днем тридцатого позвонил. Сказал, что все отменяется.

- Все? Но вечеринка-то была. И вы на ней были.

- И аванс у меня на счету есть, - проворчала девушка. - Две тысячи баксов он мне перевел двадцать восьмого. Можете проверить.

- Обязательно проверим. Что-нибудь еще хотите сообщить следствию?

- А что надо?

Следователь пожал плечами. Он вспомнил о закипевшем чайнике, встал налить себе чашечку.

- Возможно, что-то показалось вам странным, на что-то необычное обратили внимание.

- Вроде ничего такого не было. Шубу хозяйскую поносить получилось.

- Это как? - поинтересовался следователь, хотя прекрасно понимал, о каком эпизоде сейчас расскажет Полина. Но ему было интересно выслушать версию девушки.

- Официанты перепутали. Вместо моей шубы принесли шубу хозяйки, хотя они совсем не похожи.

- И вы попросили поискать вашу?

- Нет. Я даже и пытаться не стала. Там такая суматоха была. Александровна весь вечер мельтешила. А в тот момент ее беспорядочное движение пика достигло. Всех чуть ли не пинками выгоняла. Жуть просто!

- Был запланирован фейерверк, - вставил Роман.

- И было дико холодно!

Оставив эту тему, следователь спросил:

- Почему вы такси не вызвали, а приехали на своей машине?

- Потому что напиваться не хотела. Я и так среди той публики выделялась: манерам-то не обучена. Вот и решила, что лучше трезвой быть. А что бы никто не заподозрил, почему я не пью, приехала на машине. Это ведь отличная отмазка!

- Пожалуй, согласился следователь Киров.

- Только не сработала. Все-равно пару бокалов пришлось выпить. Знала бы, чем это кончится, послала бы Даниловича куда подальше с его приглашением. Еще вопросы есть?

- Во время фейерверка кто-нибудь уходил с террасы?

- Насколько помню, нет.

- И даже вы?

- А мне-то зачем уходить? Я заранее пописала. Погодите! Это что же картину под бой курантов вынесли?

- Очень может быть, - подтвердил Роман.

Конечно, было глупо надеяться, что Полина сразу и во всем признается, и следователь Киров в тот же день сможет закрыть дело. И все же Роман рассчитывал хоть на чем-нибудь подловить Полину. Не вышло. Оставалось дождаться результатов экспертиз и записи с камер. Если на картине или в кабинете обнаружатся пальчики Речниковой или ее будет очень хорошо видно на видео, то девушка уже не сможет отвертеться.

* * *

Результаты экспертиз пришли вечером того же дня. Из них следовало, что ни на окне, ни на книге, подпиравшей створку, ни на картине, найденной в салоне ее автомобиля, нет отпечатков пальцев Полины Речниковой. Все пальчики принадлежали хозяевам, что, впрочем, не удивительно.

Но с другой стороны, показания Речниковой касающиеся ее знакомства с Львом Даниловичем подтвердились выписками со счета Полины и распечаткой ее звонков. Так что оправдывать и отпускать Речникову пока было рано.

Следователь Киров лениво помешивал сахар в чашке поостывшего чая в ожидании полицейского и Льва Даниловича. Около часа назад Роману позвонили и сообщили, что везут запись с камер видеонаблюдения, переписанную Виталиком на диск. По приезду оказалось, что в Следственный отдел кроме владельца "Праздника" спешила и его жена

Полицейский подтвердил, что на диске именно то видео, которое списали с компьютера. Следователь посмотрел запись в присутствии заинтересованных лиц.

- Так, что тут у нас? Время - ноль часов одна минута. Дата - первое января. Женщина в шубе... Скажите, Лев Данилович, это шуба вашей жены?

- Да. Но во время фейерверка она была на Полине! - тут же вмешалась Анастасия Александровна.

- Так что же это получается? Это Речникова украла "Праздник"? - воскликнул Лев Данилович.

- Получается, что да, - кивнул следователь.

- Так задержите ее! - вскакивая со своего места, закричал Лев Данилович.

Роман по-прежнему спокойно посмотрел на него. Жестом велел вернуться на стул.

- Ее уже арестовали.

- А картину? Картину нашли? - с внезапной дрожью в голосе спросил бизнесмен. - Покажите мне ее. Умоляю, дайте убедиться, что картина в порядке!

Следователь Киров с недоверием взглянул на Льва Даниловича. Слишком уж много чувств выказывал сейчас владелец "Праздника". Хотя для коллекционера вполне нормально волноваться за один из своих экспонатов.

- Ладно, - согласился Роман.

Из сейфа он достал герметичный пакет, в котором лежала свернутая в рулон картина. Открыв пакет, следователь протянул полотно Льву Даниловичу. Тот принял холст дрожащими руками. Облизал пересохшие губы и медленно развернул. С минуту смотрел на нарисованное, потом швырнул на стол следователя.

- Что это за мазня?

- В каком смысле "мазня"? Это ваша картина "Праздник" кисти Ильи Макарьева.

- Да эти... каля-маля даже рядом с работами Макарьева не лежали! Где моя картина?!

- Лёвочка! Тебе нельзя волноваться! - тут же запричитала Анастасия Александровна.

После их ухода Роман распорядился привести к себе в кабинет Речникову. Девушку доставили через полчаса.

- Присаживайтесь.

- Что-то вы грустный сегодня, следователь Киров. Неужели улики, доказывающие мою невиновность, нашли?

Полина даже усмехнулась едва слышно. Роман не отреагировал на ее слова.

- Скажите, Речникова, вы в искусстве разбираетесь? - спросил он.

- Не больше вашего, надо полагать.

- Взгляните на это, - и следователь протянул Полине картину, которую нашли в ее машине.

- "Праздник". Картина, которую Лев Данилович показывал.

- Вы уверены?

Полина пожала плечами.

Изначально следователь Киров не собирался отдавать картину на экспертизу. Не было причин сомневаться в ее подлинности. Но теперь получалось, что без специалистов ему не обойтись. Если Полина выкрала из дома Льва Даниловича подделку, то получалось, что сам владелец "Праздника" заранее подменил оригинал копией. Но зачем?

- Чтобы ее нашли. А он в это время...

- Кого нашли? В какое время? - не расслышала бормотания Полина.

Роман взглянул на девушку:

- Я вам сейчас кое-что покажу.

Развернув к Речниковой монитор своего компьютера, следователь Киров включил запись с камеры видеонаблюдения. На записи было отчетливо видно, как девушка в шубе идет вдоль дома, смахивает снег с подоконника, открывает окно. Через несколько минут девушка вновь показывается в окне, спрыгивает на землю, просовывает руку в щель между створкой и рамой, поправляя книгу. Идет в обратном направлении.

Роман поставил запись на паузу.

- Я полагаю, больше вы не будете отпираться: это вы украли "Праздник". И для вас будет лучше, если вы сейчас дадите показания относительно роли владельца картины в краже.

Полина перекрестила на груди руки и откинулась на спинку стула:

- Какие показания? Я ничего не крала! И ничего рассказать тебе не могу!

- То есть вы отказываетесь сотрудничать со следствием.

- Да.

- Есть там кто? - крикнул следователь. Дверь в кабинет открылась и на пороге появился полицейский. - Уведите.

Когда дверь кабинета закрылась, Роман вздохнул и развернул экран монитора обратно к себе. Уставился на остановленный кадр.

"А что если это в самом деле не Речникова? - подумал он. - Что если Лев Данилович еще кого-то нанял? И этот кто-то и выкрал картину, пока Полина вместе с гостями смотрели салют?"

Следователь вновь запустил запись. И вновь девушка шла вдоль дома. Вновь останавливалась и сметала снег с подоконника...

- Стоп! - скомандовал себе следователь. Внимательно приглядевшись к изображению, он нахмурился, а потом вдруг громко рассмеялся.

Через пару минут Роман уже спускался по лестнице к выходу, возле которого его ждала служебная машина и двое полицейских.

* * *

Дверь следователю открыла Анастасия Александровна.

- Добрый день, - несколько растерянно проговорила она.

- Добрый. Можно мы войдем?

Женщина сделала шаг в сторону, пропуская в прихожую следователя Кирова и сопровождавших его полицейских.

- Супруг ваш дома?

- В кабинете. Я позову...

- Нет-нет. Давайте лучше к нему пройдем.

Лев Данилович визиту следователя скорее обрадовался, чем огорчился. Но и на его лице читалось удивление. Закрыв ноутбук, мужчина встал из-за стола и подошел к Роману с протянутой для рукопожатия рукой.

- Что-нибудь выяснили? Нашли "Праздник"? - с надеждой спросил он.

- Давайте присядем, и я вам все объясню, - предложил следователь. - И вы, Анастасия Александровна присаживайтесь. Вам тоже будет интересно послушать.

Хозяева устроились на диване в библиотечной зоне, Роман расположился на стуле напротив них. Полицейские остались стоять возле двери кабинета.

- Картины я пока не нашел, - признался Киров. - Но я знаю, кто и как совершил преступление. И у меня есть улики, подтверждающие мои догадки. Так что потерпите еще полчасика, Лев Данилович, скоро "Праздник" вернется к вам.

- Я предпочел бы не ждать ни секунды, но выбора у меня, я полагаю, нет.

- Именно так.

- Так кто украл "Праздник"? Полина?

- Нет, - покачал головой следователь.

- Как же так? Разве ее вина не очевидна? - удивилась Анастасия Александровна.

- Давайте я начну с начала. С того момента, Лев Данилович, когда вы обнаружили, что ваша компания нуждается в срочном финансовом вливании. Вы были в панике. Вам очень не хотелось терять свое детище и свое положение. И тогда вам в голову пришла интересная мысль о небольшом мошенничестве. Для осуществления вашего плана и была нанята Полина Речникова. Ее руками вы решили "украсть" самую ценную картину из вашей коллекции и получить страховку. Вы, разумеется, могли продать картину. Но сил расстаться с "Праздником" так и не нашли. Я все верно говорю?

Лев Данилович заерзал на месте, пыхтя и громко фыркая. Несколько раз он переводил взгляд со своей жены на следователя и обратно.

- Да, все именно так, - наконец, признался он. - Но я не крал картины! Тридцатого числа мне позвонил мой деловой партнер и предложил контракт, который решал все мои финансовые проблемы! И я тут же все отменил.

- Я знаю, - кивнул следователь. - С вашим партнером мы пока не смогли связаться, но я уверен, что он подтвердит ваши слова. Что же касается Речниковой...

- Если она совершила эту кражу, то по собственной инициативе! - продолжал настаивать на своей невиновности Лев Данилович.

- Вы перечислили ей деньги.

- Да. Это был аванс. А потом я оставил ей эти копейки в качестве платы за молчание.

- А приглашение на вечеринку?

- Когда я ее нанимал, я вынудил ее изменить планы на новогоднюю ночь. Я подумал, что будет честно предложить ей что-то взамен, после того, как наши деловые отношения закончились. Она не отказалась и приехала.

- Для того, чтобы украсть картину, - добавила Анастасия Александровна.

Следователь Киров улыбнулся и отрицательно покачал головой.

- Она не крала "Праздник", - вновь спокойно повторил он. - И никто другой из ваших гостей картину не крал. Я подозреваю, что картина вовсе не покидала пределов этого дома.

- То есть как это? Ведь на записи четко видно, что какая-то девушка проникает в кабинет через окно во время фейерверка.

- Видите ли, Лев Данилович, запись не стоит принимать в расчет при выяснении обстоятельств преступления. Потому что запись - такая же фальшивка, как и картина, которую нашли в автомобиле Полины Речниковой. И нужна она была лишь для того, чтобы скрыть истину: ни до, ни после, ни во время фейерверка никто не залезал в окно вашего кабинета.

- Что вы хотите этим сказать? - опешили хозяева.

Следователь встал и подошел к окну. Дернул за ручку, демонстрируя надежность фиксации створки в закрытом положении.

- Чтобы кто-то мог открыть это окно снаружи, его предварительно надо было открыть изнутри. Речникова не могла этого сделать. Да, она была в кабинете, но кроме нее было так мало людей, что вы сразу бы заметили, отойди она к окну и возьмись за ручку. И отпечатков ее пальцев на раме не нашли. А во время вечеринки вы ее в перчатках, надо полагать, не видели?

- Нет, не видел.

- Можно, конечно, предположить, что у Речниковой был сообщник, который открыл ей окно. Но для этого у него должен был быть ключ от вашего кабинета.

- Исключено! Ключ все время находился у меня в кармане пиджака... - тут Лев Данилович замолчал и, выругавшись, стукнул себя ладонью по лбу: - До того, как я положил его в карман, он в столе у меня был. Он всегда лежит в верхнем ящике. Да его любой мог взять, незаметно проникнув в кабинет!

- Сделать копию и открыть дверь, после того, как вы закрыли ее на ключ, - согласно кивнул следователь. - Но в таком случае, зачем преступнику напарница, которая выкрадет "Праздник" через окно и будет очень хорошо видна на записях с камер?

- Не за чем, - согласился Лев Данилович.

- Вот именно. Преступник вошел в кабинет через дверь. Снял картину, открыл окно, смахнул снег с подоконника снаружи и часть его разбросал на полу. После чего спокойно вышел и закрыл вновь дверь на ключ.

Роман вернулся к стулу перед диваном, но садится на него не стал.

- Я думаю, преступник с самого начала знал, что планируется кража картины, и решил поучаствовать в этом. Поэтому заранее заказал копию, чтобы подменить "Праздник" перед тем, как Речникова украдет его. Преступник рассчитывал продать полотно до того, как вы обнаружите, что из вашего кабинета украдена копия. Но вы отменили сделку. И преступнику тоже пришлось менять планы. Картину он выкрал сам. А с помощью копии попытался отвести от себя подозрения, подкинув ее Речниковой.

Лев Данилович облизал пересохшие губы.

- Но кто же проделал все это?

- Тот, кого вы видели на записи.

- Вы же сказали, что запись фальшивка?

- Только в плане даты и времени. Она была сделана не в новогоднюю ночь, а днем или двумя ранее. Но преступник на этой записи самый настоящий.

- И кто же он? Черт возьми, не тяните!

Следователь посмотрел на супруг Льва Даниловича.

- Вы, Анастасия Александровна, - прежним спокойным тоном сказал Роман.

- Это шутка? - уточнила женщина.

- Это бред! Зачем моей жене красть мою же картину?!

Следователь Киров пожал плечами:

- Когда у вашего мужа возникли проблемы с бизнесом, вы, Анастасия Александровна, посоветовали ему продать "Праздник". Он отказался. Тогда вы натолкнули его на мысль о фиктивной краже. Но потом решили, что и вам самой деньги не помешают. Вы сделали копию картины, дубликат ключа. А потом и поддельную запись. В новогоднюю ночь вы излишне много суетились...

- Я волновалась! Переживала за то, чтобы все прошло идеально.

- Благодаря этой суете вы смогли незаметно поменять местами ваши с Речниковой шубы, чтобы ее внешний вид соответствовал тому, который был у вас на записи.

Анастасия Александровна не нашлась, что возразить на это. Зато Лев Данилович не стал молчать:

- Да как же она могла подменить видео? Мы не умеем пользоваться этой аппаратурой!

- Вы, Лев Данилович, не умеете. А ваша супруга - тетя человека, который устанавливал ее. Анастасии Александровне ничего не стоило узнать у племянника что и как.

Несколько минут в кабинете царила тишина, потом Анастасия Александровна произнесла:

- Как вы догадались, что видео фальшивое?

Лев Данилович ахнул, схватился за сердце, прохрипел имя супруги. Анастасия Александровна не двинулась с места, так что пришлось одному из полицейских оказывать помощь хозяину дома.

- Вас подвел снег: в новогоднюю ночь его выпало слишком много. Гораздо больше, чем во время предыдущего снегопада. В глаза не бросается, но если присмотреться к записи внимательнее, то все же заметно, что на подоконнике его совсем немного.

Анастасия Александровна вздохнула.

- М-да. Не повезло. Но, согласитесь, шикарный был план.

Следователь кивнул.

- Но зачем, Настенька? - прохрипел Лев Данилович.

- Чтобы сделать то, что давно следовало. Чтобы продать этот "Праздник". Двести тысяч долларов! Да на эти деньги можно было ни один год жить в свое удовольствие в какой-нибудь тропической стране. Под пальмами на берегу океана... И никогда не слышать про бизнес! И не справлять Новый год в этих сугробах!

Не видя смысла сопротивляться, Анастасия Александровна сообщила, что "Праздник" она прячет в гардеробной среди своих вещей. Арестовывать женщину следователь Киров не стал: владелец картины заявил, что не держит зла на жену, что в произошедшем есть его вина и потому заявление о краже он заберет.

Льву Даниловичу вызвали скорую. Дождавшись ее приезда, следователь Киров покинул дом номер по Сосновой улице. Морозный воздух сразу защипал щеки, ветер вцепился в пряди волос, выбивающиеся из-под шапки. На ресницы упала пара пушистых снежинок.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"