Крысолов: другие произведения.

Хулиганы города Китежа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.18*67  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последнее обновление 14.12.18 11:10 АИ без попаданчества. Фэнтези. Развитие мира братьев Стругацких "Понедельник начинается в субботу".


  -- Хулиганы города Китежа
  
  
  Тут: Последнее обновление 14.12.18 11:10 (ссылка)
  
  
   ---------------------------------------------------------
   Внимание!
   Чисто русская фэнтези. "Верующим" не читать!
   --------------------------------------------------------------------
  
  -- Часть первая. Что такое "нихирабля"?
  -- 22 марта
   22 марта лицо 390 [] 22 марта оборот []
  
  
   Сквозь сон доносился звон кастрюль.
   Скоро по дому поползёт соблазнительный запах сначала свежезаваренного краснодарского чая, а после и овсяной каши на молоке. Коля знал, что сегодня будет именно овсяная каша. Мама обещала.
   Разлепил правый глаз и посмотрел в потолок. Левый глаз так и не пожелал открываться. Спать хотелось зверски.
   "Да, повеселились вчера!" - подумал Коля созерцая сквозь едва приоткрытый глаз торчащие к потолку задние лапы кота Василия, как обычно спавшего на шифоньере. Вот кайф эта котяра какой-то находит в спанье на спине, задрав лапы! В довершение картины с края шифоньера свисал и кончик толстого рыжего хвоста.
   Коля закрыл глаз и повернул голову влево. Мягкая подушка так и манила размазаться по ней щекой и поспать ещё... Ещё так минут шестьсот.
   - Василь Васили-ич! - раздался мелодичный голос мамы. И тут же на шифоньере зашебуршало.
   Василь Васильевичем звали кота. Большого как чемодан, рыжего, толстого и наглого. Того самого, что сейчас на шифоньере демонстрировал потолку свои задранные лапы.
   - ...И Колю разбуди. - добавила мама уже совершенно иным тоном и гораздо тише.
   Коля спросонок последнее услышал, но не успел.
   Двадцать килограмм рыжего живого веса рушатся на кровать и пробегают прямо по телу, под конец хамски наступая ногой на щеку Коли.
   - Сволочь! Пешком по морде! Скотина! - Взревел Коля кубарем слетая на пол. Под руку попадает тапок. С положения на четвереньках Коля размахивается и запускает тапок в полёт.
   Задержавшийся у дверей Васька бросает на Николая насмешливый взгляд и прыжком скрывается в соседней комнате. Брошенный тапок, ударяется в дверь и падает на пол.
   - Хм. Грубо... - слышен голос папы из кухни. - Но эффективно.
   Когда Коля ворвался на кухню в одних трусах и майке, наглый кошак уже сидел точно посередине своего пушистого и тёплого коврика и с видом честно исполненного долга пялился на хозяйку.
   - Оденься! - понизив тон голоса до "минус десяти" бросила мама. Да так, что Коле на секунду показалось, что и вправду в комнате похолодало.
   Он бросил взгляд полный ненависти в сторону Василия, поймал в ответ насмешливый и пошёл обратно.
   - У-у-с-с-скатина-рыжая! - Буркнул он влезая в штаны. - Доберусь я когда-нибудь до тебя.
   - И не вздумай! - донеслось мамино из кухни.
   - Да он ногами по морде! - с возмущением воскликнул Коля, заходя на кухню.
   Мама, прежде чем ответить, бросила слегка осуждающий взгляд на рыжего. Папа многозначительно хмыкнул, а котяра принял позу "А что тут такого?!". У него как-то очень искусно получалось позой и выражением морды выдавать такие сообщения. Да так чётко, что и по другому понять было невозможно. Как у него это получалось, Коле оставалось лишь гадать.
   - Ну не когтями же по лицу! - насмешливо кинул отец, сворачивая газету. Мама отвлеклась выставляя миску для домашнего животного, полную разных вкусностей.
   - И то хорошо... А то убил бы! - буркнул Коля и украдкой показал кошаку кулак. Тот только фыркнул принимаясь за угощение.
   - И вообще! Мам! Зачем этому рыжему скоту прямые приказы отдавать! Я бы и так поднялся! Без его пинков.
   Кошак снова скептически фыркнул. Мама приподняла вопросительно бровь и упёрла кулачок в свою осиную талию.
   - Однако! - чему-то очень сильно удивился отец забыв положить свёрнутую в трубочку газету и уставился на супругу. - Ты услышал?
   - Я твой шепот, мам, всегда слышу, когда ты этой сволочугой рулишь! - ответил Коля и снова посмотрел на кота.
   Тот перестал жевать и покосился на хозяев с видом: "И что это было?!".
   - Мн-э-э... - протянул обескураженно отец. - Не рано ли?
   Что он имел в виду этим "не рано ли?" Коля так и не понял, но так как репрессий от маман не последовало, а отец наоборот кинул взгляд "Так держать!", расслабился и прошёл к столу.
   - А руки помыть?! - снова зарычала маман.
   - Дык вчерась воду снова отключили из-за прорыва. - попытался отбрехаться Коля.
   - А рукомойник на веранде для чего?!
   - Дык там наверняка опять всё во льду.
   - Ят-тебе-дам "во-льду"! - рявкнула мама отвешивая полноценный подзатыльник сыну. - На улице со вчерашнего дня плюс двенадцать!
   Коля вывалился из-за стола и приволакивая ноги потащился на веранду, где стоял простой рукомойник над здоровенным, видавшим виды, тазом.
   - И умойся, балбес! - насмешливо прибавил отец.
   - Э-эх грехи мои тяжкие-е! - копируя кряхтение бабушки протянул Коля, берясь за мыло и приподнимая стальной стержень, который служил клапаном.
   Вода оказалась действительно не такой холодной как он ожидал -- руки холодом не обжигало. Он помыл руки, умылся. Неожиданно, умывание принесло мощный заряд бодрости. То ли холодная вода, то ли шершавое полотенце, а скорее все вместе, вымело всю сонливость из головы.
   Машинально, возвращаясь в комнату, Коля бросил взгляд на мамину метлу. А там было на что посмотреть!
   В своё время, папа, каким-то образом инкрустировал толстое, длинное древко метлы и скрыл лаком. Выглядела она теперь просто отпад, на что один залётный из района клюнул. Он битый час уговаривал маман продать "сей агрегат - произведение искусства старины глубокой".
   Был тот малый какой-то... дебильный с точки зрения Коли. И что сразу он отметил, даже маман, которая старалась всяких игнорировать, тоже сходу не понравился.
   Может потому, что был из тех самых придурков, что рядились в косоворотки, вешали на шею здоровенные кресты и трепались насчёт "восстановления былой славянской культуры, что была до большевистского переворота".
   И что особо неприятно, они обязательно старались при случае и без, донести это своё "просвещённое мнение" до всех, кому ни попадя. Так и тогда, заведя речь о покупке "древнего артефакта", он немедленно съехал на славословие "славянской культуре". С его слов получалось, что до революции был не ад(как неустанно повторяли родные -- особенно бабка, хорошо помнящая те времена), а натуральный рай!
   Бабка, по материнской линии, что случилась в это время в доме, услышав такое, того раскормленного красномордика в косоворотке чуть тем древком метлы по башке не приложила, - "для прояснения мозгов". Да и приложила бы, если бы мать не перехватила древко в считанных сантиметрах от подпоясанных ленточкой лохм пришельца. Увидев такое, буркнув, что-то невразумительное о "бешеных, выживших из ума старухах" он с ускорением свалил со двора.
   Вот тут-то и услышал сын из уст матери то самое сакральное слово, пущенное во след улепётывающему городскому.
   - Не слишком ли, дочка? - как-то осторожно и с сильным сомнением выговорила бабка.
   - Ничего! Пускай чешется! Будет знать, как тебя, матушка, поносить почём зря! - задиристо ответила маман. И агрессивно взмахнула гривой своих шикарных каштановых волос.
   Говорят, что после этого тот дурак в косоворотке, в какие только ситуации не попадал! Сколько шишек и синяков он получил -- не счесть. Вот не везло ему и всё! Будто все демоны мира, собрались в Малом Китеже, на соревнование в мелких пакостях для него. Говорят, что не проходило и десяти минут, чтобы с ним что-то не случалось -- то поскользнётся или споткнётся на ровном месте, то начальника чернилами случайно обольёт в ситуации, когда, казалось бы, это невозможно в принципе. И тому подобная чертовщина.
   Память у Коли была отменная. Да и сопоставить два факта для него тоже не было проблемой. Но на конкретный вопрос, заданный отцу получил подзатыльник.
   - Забудь! - сказал он. - И неча материться при мне.
   - Дык это мама... - попытался оправдаться сын за что получил ещё одну затрещину "чтобы не наговаривал на маму, даже если у неё что-то с языка сорвалось".
   - А если услышу от тебя такое, или услышу от других что ты где-то ляпнул -- взгрею! - грозно пообещал отец и на этом разговор был закончен.
   Но Коля всегда вспоминал тот случай и то слово, когда взгляд его натыкался на инкрустированное растительным орнаментом, лакированное древко метлы. Ведь метла всегда стояла чётко по левую сторону от двери, ведущей с веранды в дом.
   - О! Другой вид! - удовлетворённо заметила мама, когда сын, с раскрасневшимся лицом появился у обеденного стола.
   Его уже ждала вкусная порция овсянки на молоке, заправленной мёдом и рядом большая кружка ароматнейшего чая.
   День начался.
   Хоть он и понедельник, который по определению "тяжёлый", но ведь пережить его надо?
  
   ****
  
   - Мам! Пап! Я пошёл! - поправив ранец сказал Николай и шагнул за порог.
   - Счастливо! - это мама.
   - Бывай-бывай! И физкультуру подтягивай! - напутствовал батя. - А то совсем стыдно -- мужик и "трояк"!
   - И фиг с ней, с этой физрой! - буркнул Коля закрывая за собой дверь. - Что-то мне кажется, что в моей жизни этот трояк совершенно ничего не испортит...
   - Эля! Твоя зарядка? - спросил Сергей Змиев, когда за сыночком Колей закрылась входная дверь. - На водичке в рукомойнике?
   - Я знала, что тебе понравится!
   - Как всегда на уровне "супер"! - притянув супругу за талию отвесил комплимент Сергей Змиев. - Вот было бы хорошо, так весь водопровод зарядить...
   - А пупок не развяжется? - насмешливо спросила Элеонора.
   - Дык в том и проблема!...
   - Думаешь умников из профильного НИИ загрузить?
   - Думал. Но ведь "пошлют", паразиты!
   - А ты не к Выбегалле обращайся.
   - А к кому там?!
   - Я тебе напишу в записную книжку. Очень умные девочки. Но ты там смотри мне, Змий-искуситель! - выпалила под конец Змиева и поднесла свой изящный кулачок под нос мужу. Тот свёл глаза в кучу и тут же расплылся в располагающей улыбке.
  
   Погодка была "кислой". Только что закончился мелкий, моросящий дождик, и всё вокруг было покрыто холодной, мерзкой плёнкой воды. Неасфальтированная дорога переулка Малинкин, где стоял одноэтажный домик семьи Змиевых, вообще превратилась в непролазную топь. Так что не стоило как прежде пересекать её по диагонали -- когда всё это "роскошество" было сковано морозом до твёрдости асфальта. Коля тяжко вздохнул и потащился по тротуарам, выложенным разнокалиберным плитняком. Ситуация, когда невозможно спрямить путь его раздражала.
   Обогнув пару кварталов, придерживаясь либо тротуаров, либо мест, где дорога была отсыпана щебнем, он вырулил к новостройкам. Тут ситуация с дорогами была обратной -- тротуары ещё не выложили, а вот асфальт, как выражался батя, "кусочно-половинчато" уже проложили. Поэтому пешеходы топали прямо по проезжей части, рискуя быть забрызганными мимо проезжающими автомобилями. И то, что этих автомобилей в только что построенном микрорайоне было совсем мало, слабо утешало. Один лихач мог уделать грязью очень много людей. Так что у пешеходов выработался рефлекс: видишь добропорядочного -- стань на бордюр и пропусти мимо; если же видишь лихача(он один на весь местный микрорайон) -- сигай прямо в грязь, что на обочине! Запачканные грязью башмаки можно было отмыть в ближайшей луже. А вот одежду от грязных брызг -- только дома и только стирать!
   В этот день Коле ни одного автомобиля навстречу так и не попалось. Он благополучно добрался по асфальту до двенадцатиэтажки, где жил друг Андрюха и прислушался.
   Из подъезда доносились характерные звуки: Бум!...Бум!...Бум!...Бум!
   Это Андрюха так спускается со своего третьего этажа. Друг был, в отличие от обстоятельного Коли весьма заводной. Ему было лень степенно спускаться по лестничным маршам и он, разогнавшись по ступенькам просто с середины сигал на следующую площадку. Он наверняка засёк друга Колю задолго до того, как тот вырулил к подъезду и у него было время надеть башмаки, куртку и выбежать из квартиры.
   Наконец, подпружиненная дверь подъезда осторожно открылась и показался нос Андрея. Шалопай протиснулся в щель и тут же сиганул вперёд. Дверь, освобождённая, хлопнула.
   Раньше, он просто налетал на неё всей грудью, от чего, несмотря на пружину, та раскрываясь настежь, хлопая аж о стену. Но с тех пор, как он расквасил нос особо большому коммунальному начальству, вздумавшему с утра пораньше провести инспекцию, больше так не делал. Шуму с того происшествия, было, как помнил Коля, - до небес! Андрею лишь чудом удалось избежать постановки на учёт в детскую комнату милиции. И лишь заступничество соседей школяра, спасло от гнева разъярённого городского начальства.
   - Привет!
   - Привет!
   - Хреново, что каникулы кончились! - бросил сходу Андрей. - вот было бы здорово, если бы ещё что-нить так "порвало"!
   Весенние каникулы в этом году состоялись на неделю раньше. И виноваты в них были сразу два происшествия -- неожиданный и загадочный обрыв линии ЛЭП, питающей весь Малый Китеж электроэнергией, и прорыв водопровода, питающего половину того же самого городка. А так как без воды и электричества осталась школа, школьное начальство постановило отправить школяров на неделю раньше на каникулы. Но всё хорошее, как известно, заканчивается и новая четверть неизбежна как восход солнца.
   Кстати солнца сегодня не видно. Низко летящие тяжёлые тучи грозили новыми осадками. Внезапное, резкое потепление, растопило весь снег, и начавшееся половодье взломало лёд на ближней речке. Говорили, что если так продолжится, вода может перехлестнуть дамбу. Что было бы совсем скверно.
   - Например дамбу. - скривившись озвучил свои мысли Коля.
   - Нафиг-нафиг!!! - немедленно отозвался Андрей. - ведь тогда и не погуляешь!
   - Нда. Глупость сказал! - признал Коля. - Кстати! Глянь, что у меня есть!
   - Чо?! - не прекращая быстро идти заинтересовался Андрюха.
   Покопавшись в кармане, Коля извлёк на свет блестящий металлический шар.
   - Во! На же-де станции, когда с папаней туда ходили, вытащил из разбитого подшипника.
   - А ещё есть?! - преисполнился энтузиазма Андрей.
   - Есть, но дома.
   - А чё мне не захватил?!
   - Вечером притащу. Тяжёлые они два сразу таскать -- штаны стянут. На, вот, попробуй.
   Коля протянул шарик.
   Андрей взвесил в руке блестящее сокровище, пару раз подбросил... и рассмеялся.
   - Ты чё ржёшь?
   - Ты прикинь: идёшь ты так идёшь и вдруг н-на, тебе! Штаны бац, и слетели! И ты посреди улицы с голой жопой!
   - Добрый ты, Андрюх! - снова криво улыбнувшись, прокомментировал Коля.
   Так, перебрасываясь стальным шаром и шутками друзья дошли, наконец до нормальных тротуаров. Здесь стояли пятиэтажки, постройки начала шестидесятых, так что с этим делом тут давно было всё замечательно -- и тротуар широкий, и плитка под ногами не хлюпает. Только вот когда эти пятиэтажки заканчивались и снова шёл частный сектор из одноэтажных домов, тротуар снова сужался до ширины метров трёх пролегая прямо вдоль проезжей части.
   В этих местах, проезжая часть была отделена от тротуара стальным ограждением -- это чтобы люди не перебегали. Но что было нехорошо, брызги от проезжающего транспорта доставали до прохожих и приходилось идти вдоль небольшого палисадника, отделяющего дворы от тротуара.
   Главной же опасностью здесь была большая лужа, что по сырой погоде всегда разлегалась на две трети проезжей части. Там, где она лежала, стоило вообще проходить как можно быстрее. Не ровён час проедет какой лихач и всё -- весь в грязи, с ног до головы. Но так как тут ездили много и часто, эдакий филиал той лужи располагался не только на асфальте проезжей части но и на тротуаре. Транспорт, проезжая, выплёскивал часть воды на тротуар.
   С потеплением и тотальной распутицей, лужа вообще приобрела гигантские размеры. Сегодня она разлеглась на всю ширину проезжей части, так что надо было смотреть в оба. Грязь ещё не дошла до консистенции сметаны. Пока что это была просто ну ОЧЕНЬ грязная лужа. Но скоро, когда начнёт высыхать, а с проезжей части машины наплескают ещё, её придётся обходить по бордюру -- между самим асфальтированным тротуаром, и клумбой. К этому времени её край всегда достигал бордюра.
   И тут друзьям не повезло.
   Нет, не автомобиль, едущий ещё далеко, заставил их перепугаться.
   Сзади их окликнули. И голос был слишком знакомый.
   - Эй мелочь! А ну стой!
   Произнесено было с какой-то бравирующей ленцой. С презрением к тем, к кому обращались. Андрей и Коля, ещё не веря в такую скотскую неудачу, синхронно оглянулись. В метрах тридцати за ними, быстрым шагом приближались широко всем известные школьные хулиганы во главе с Федькой Шпинёвым.
   - Блин! Влипли! - сжав зубы процедил Андрей.
   - Грабить будут! - мрачно заключил Коля.
   - Принесла же их нелёгкая! Что делаем? Догонят ведь!
   Коле, расставаться с монетами, выданными маман на буфет, было очень жаль. И не потому, что он такой жадный. Кому бы другому -- мог и занять. Но этим... Как говорила бабка: "Таким даже в голодный год корку хлеба дать -- грех пред небесами".
   Эти не взаймы брать будут. Эти будут грабить. Банда Шпинделя, как называли за глаза Федьку Шпинёва и его шайку, обирая младшеклассников обеспечивала себе очень даже роскошную жизнь. И никакие жалобы не помогали. Каждый раз получалось так, что имя жалобщика становилось известным самому Шпинделю. Со всеми вытекающими -- разбитыми носами, выбитыми зубами.
   Да, Федька стоял на учёте в Детской Комнате Милиции. Но ему от этого было ни холодно, ни жарко. Поговаривали, что федькин папаня "у ментов" имеет некую волосатую лапу. Возможно, что были основания для таких слухов, но сейчас перед двумя школярами стоял весьма непростой выбор -- либо покориться и сдать карманную мелочь местным бандитам, либо... попытаться удрать.
   И тут, Коля заметил, пока ещё вдали, за два квартала, на улицу вывернулся известный Китежский лихач. Его серая "Волга", взвизгнув шинами по асфальту как раз свернула с проспекта Железнодорожников и начала разгон по пустынной, на настоящий момент, улице. Благо, на переходе перед школой загорелся на светофоре зелёный и лихач торопился проскочить до того, как он сменится на красный.
   У Коли мгновенно сложилась картинка -- того, что стоило бы увидеть в реальности, своими глазами. Но для этого... Как раз не хватало именно этого лихача.
   "Как это сделать?!" - лихорадочно соображал он, и у него в мозгу внезапно вспыхнуло то самое яркое утреннее воспоминание -- с инкрустированной метлой мамы, с придурком "славянофилом" и... фразой, что тогда была брошена в спину улепётывающему ушлёпку.
   "А чего бы не испытать?!! - пришла шальная мысль. - Вдруг получится? Ведь не зря бабка повторяет, что "сказка - быль, просто надо знать как читать"!".
   - Й-оллы палы! - выпалил Коля. - Бежим прямо по луже!
   И сорвался с места. Только грязь из-под подошв взлетела.
   Картинка, что он хотел получить, в голове обрела ясность и чёткость свершившегося. Стала настолько детальной, что Коля поразился своему воображению -- ведь даже так может!
   Он смотрел вперёд по улице, и с удовлетворением отмечал, как "Волга" всё больше и больше набирает ход. Да, водитель, при таких повадках, обязательно где-то разобьёт свою машину в хлам. И хорошо, если не убьётся сам и не убьёт ещё кого, уже совершенно не повинного ни в чём. Но сейчас сей автомобиль надвигался на большую лужу как Немезида -- уверенно, стремительно, непоколебимо.
   Брызнула тротуарная лужа из-под ног бегущих друзей. А Коля, прижимая стальной шарик к ладони большим пальцем, опустил вниз руку.
   - Раз, два, три... Ни-хи-раб-ЛЯ-А! - тихо произнёс он и отпустил своё блестящее сокровище в полёт.
   Шарик, скатившись по сомкнутым пальцам как по желобку, летит за спину. И раз никаких замахов со стороны Коли не было -- летит незаметно для преследователей, тоже сорвавшихся на бег. А то, что брюки до колена заляпаны жидкой грязью -- мелочи! Это и отчистить можно когда грязь на брючинах засохнет. Главное поближе к батарее отопления держаться. А парта в классе, за которой Коля сидит, как раз рядом.
   Андрей, слева бежит, напрягая все силы. Ему тоже до озверения неприемлема даже мысль о том, чтобы что-то отдать паразитам Шпинделя.
   - С-сука-СТО-ОЙ! - кричит Шпиндель, но друзья даже не обернулись, понимая, что скорость сейчас главное.
   Коля слышит, как плюхает лужа под башмаком бегущего впереди всей своей ватаги Федьки. А на следующем шаге как раз под левую ногу, Федьке под подошву попадает стальной шарик. Нога Шпинделя вдруг резко проскальзывает назад, а так как она же и была опорной, он со смачным, громким плюхом, практически плашмя, рушится в лужу.
   Только беда в луже подстерегала не только его. Бегущий, практически по пятам за Федькой Мишка Суриков, не успев свернуть в сторону, цепляется башмаками за ноги лежащего в грязи вожака и приземляется лицом в лужу рядом. И тут набегают остальные. Ясное дело, что затормозить они уже катастрофически не успевали. Да и перепрыгнуть своих корешей, в полный рост лежащих в грязной луже они физически не могли.
   И тут, подоспел лихач.
   Водитель знал, что на серединной разметке дороги кроется под лужей крайне неприятная выбоина. И чтобы не попасть в неё колесом он всегда принимал вправо, проезжая в полуметре от края дороги. А то, что там, за железным ограждением, на тротуаре, как правило были люди -- его никогда не волновало.
   Грязная лужа на проезжей части, из-под колёс автомобиля поднялась стеной. И рухнула вниз, на тротуар. Точнее на кучу-малу местных хулиганов, покрывая их грязью ещё и со спины.
   - Есть! - аж подскочил на бегу Андрей, представив что сейчас творится в грязной луже.
   Но особого смака в случившееся добавлял тот факт, что лихачом-водилой "Волги" был... ни кто иной, как батяня "атамана", Федьки-Шпинделя -- Егор (Жорж) Шпинёв.
  
  
   ****
  
   Андрей и Коля остановились лишь тогда, когда вбежали в широко распахнутые двери школы.
   - Слышь, Колян! С чего бы это Шпинделю по нашей стороне идти? - еле переведя дух спрашивает Андрей.
   - А леший его знает! И... вообще! Тебе лучше знать.
   - Ну-да! Как же! "Знаю"! Ты же в курсе, что как ту канаву едва засыпали, так все предпочитают обходить её по Полтавской, а это параллельно нашей за два квартала. Даже этот гнус -- батька-шпиндельный, свою бумбарахайку под нашими окнами повадился ставить. Ведь до своего дома проехать пока не может. Авто в грязи утопнет.
   - Фигня какая-то! - зло заметил Коля, пытаясь хоть чуть-чуть отряхнуть грязь с брючин.
   - Но как они смачно в лужу все влипли! - перешёл на бешеный восторг Андрей и понизив голос спросил. - Это...
   - Ага. Тока помалкивай. - также понизив голос ответил Коля.
   - А как? - не унимался Андрей.
   - Потом расскажу. - отвязался Коля.
   - Ладно! Покеда! На перемене поболтаем.
   - Давай!
   Друзья они были закадычные, но вот учились в разных классах: Коля -- в "А", Андрей -- в "В". Если были бы в одном, то и сидели за одной партой. Но сейчас, Коля сидел за партой в своём "А", один. Сосед по парте отсутствовал. Что-то там с ним на каникулах приключилось, что его срочно в больницу определили. Чего-то он не то съел.
   И то хорошо! А то этот Игорёк вообще охамел. Мало того, что Колю постоянно напрягал для него контрольные решать, так ещё последнее время поколачивать стал.
   Есть такая "традиция" среди дураков, выражающаяся в одной их популярной фразе: "Ты умный? Зато я тебе в морду дам!". Года так два Игорь аккуратно списывал у Коли контрольные и даже защищал его от нападок таких же как он двоечников-одноклассников. В "А" классе таких было аж три. Но по прошествии лет, расслабился и зарвался. До того зарвался, что прямо перед четвертной контрольной "за просто так" побил Николая -- потому, что тот слабый. Ну Коля и озлился на такую вопиющую неблагодарность.
   Как он помнит, та драка была для него как некий рубеж. До, он пытался как-то всё миром решать, а тут... Просто понял, что если не даст отпора, всю жизнь такие свинтусы на шее у него ездить будут.
   "Тварь я дражащая или право имею?!!" задал он себе сакраментальный вопрос.
   Ответ на него был двоякий, но что совершенно не хотелось быть "тварью дрожащей" стало ясно как никогда. НАДОЕЛО!!! Достали!
   Когда пришла пора писать контрольную, он так Игорьку и сказал.
   - Пиши сам!
   Игорёк на несколько секунд аж потерялся от такой наглости, со стороны ранее очень покладистого "раба". А как пришёл в себя, разъярился.
   - Да ты чо! Оборзел?! Я ж нихрена не напишу!
   - А меня не колышет! - прошипел Коля.
   - Да ты совсем, вижу, борзый стал! - попытался Игорёк "убедить" соседа по парте. - А ну пиши!
   - Хрен тебе в печень! З-засранец! - злобно и дерзко ответил вчерашний пария и тут....
   Короче прямо на контрольной, математичке Ольге Дмитриевне, которая ещё являлась и классной в "А", пришлось рассаживать драчунов. Вот так и получилось, что Игорь оказался сидящим возле ненавистной Ленки-кабанихи (та без затей могла Игорю сама в глаз засветить от души -- ещё та гром-баба!), а Коля в кои то веки, остался наслаждаться одиночеством за партой. Впрочем, девчонкам, сидящим сзади как раз он списывать всегда давал. Те к нему с уважением -- и он к ним также.
   А то, что в тот день домой пришёл с фингалом под глазом -- уже были, как батя выражаться, "издержки момента". Главное, что больше Игорёк ему на уроках ничем не помешает.
  
   - Привет Змий! - поприветствовали Колю его одноклассники.
   - Привет! - коротко ответил тот подняв руку, отбросил крышку парты и засунул портфель в парту. - Чё нового?
   - Игорька Новосилина в "инфекцию" закатали. Говорят, надолго. Что-то у него там такое. - сидя на парте сообщил Борис Хохлов.
   - А что именно? - удивился Коля.
   - Та говорят понос у него такой, что "мама не горюй!". - заметил Чуев, выкладывая на парту учебник алгебры.
   - Ну... я же говорил ему, что он засранец! - злобно и глухо буркнул Коля пристраивая мокрую брючину к горячей батарее.
   - Ленко-о! - заорал Чуев через весь класс, - Как тебе: Новосилина ещё месяц не будет!
   - Ох! Хорошо то как! - окающим говорком ответила Кабанова. - Вонять не будет!
   Вообще, Лену Кабанову, хоть и звали её одноклассники "кабанихой", сложно было назвать толстой. Просто кость у неё была широкая и силушкой природа не обидела. А кабанихой её прозвали больше не по фамилии, а за нрав -- что не по ней, сразу старалась зарвавшимся одноклассникам в глаз засветить.
   Потихоньку класс заполнился.
   Последние забегали уже после звонка, спешно становясь у своих мест за партами. Ведь прямо по пятам за ними следовала классная руководитель Ольга Дмитриевна Кук -- сорокапятилетняя представительная дама. Всегда поджарая и подтянутая, в серой юбке, серой жилетке, и белой рубашке с шикарным белым бантом на шее.
   Математичка остановилась на пороге, сверкнула очками а-ля пенсне Товарища Берия, обводя вытянувшихся учеников и только после этого, цокая каблуками-шпильками по паркету шагнула вперёд, освобождая проход.
   Класс заинтересовался.
   Вслед за Ольгой Дмитриевной в дверь прошла худенькая, бледненькая девочка. Волосы у неё были сравнительно короткие - даже затылок не прикрывали -- желтоватого цвета. Глаза -- какого-то неопределённого цвета то ли голубые, то ли светло-зелёные. Личико правильное и, кажется, в конопушках. Но это с большого расстояния плохо видно. Поверх обычной школьной формы, у неё была надета белая пушистая шерстяная кофточка, которая подчёркивала некоторую измождённость, застывшую на лице.
   "Болезная, что-ль? - подумал Коля, - На то похоже... Но то, что лицо глупым держит... Может дура по жизни? Нет в её облике той серьёзности и ума, что например у той же Олеси Можейко -- во где образец кондовой отличницы!".
   Коля украдкой покосился в сторону среднего ряда, где сидела упоминаемая.
   Кстати Олеся как сидела, будто лом проглотивши, так и сидит. Гордая посадка головы, спина прямая, коса в руку толщиной свисающая с плеча, плотно поджатые губы и очки в толстой роговой оправе. Она всегда старалась выглядеть не просто умной а суперумной, за что имела весьма скверную репутацию у парней. Особенно у парней, что слабы на голову, но крепки на кулаки.
   Коля испытывал к Олесе некоторую симпатию в отличие от остальных одноклассников. Ведь он тоже относится к тем самым, кто "самый умный". А за этот "грех" получить по башке в нашей школе как-то слишком просто.
   Колина нога, прислонённая всё это время к батарее, слишком нагрелась - стало припекать. На мгновение, он опустил глаза, отодвинулся. Когда снова посмотрел в сторону учителя, встретил взгляд, направленный прямо на него.
   Очки математички сверкнули резанув светом ламп по глазам, от чего Коля сморгнул. Однако та и не думала отводить от него взгляда, вселяя нехорошие подозрения и предчувствия на свой счёт.
   - Эту ученицу зовут Ира Зверева. Она с сего дня будет учиться в нашем классе. - объявила Ольга Дмитриевна не сводя взгляда со Змиева.
   "И чё она на меня уставилась?! Я её не бил! Я её вообще первый раз в жизни вижу!" - подумал Коля, но классная следующей тирадой развеяла эти подозрения.
   - И сидеть она будет на первом ряду...
   Коля напрягся, так как первый ряд -- его ряд. А на нём всего два свободных места. Возле него и на задней парте у балбеса Юрки Свиридова. Кто из двух удостоится "счастья"?
   Учитель сверкнула очками, быстро посмотрев в сторону Свиридова, и вернула взгляд на Колю.
   "О, нет!!!" - подумал он.
   "О да!" сказала судьба и устами классного руководителя провозгласила.
   - А сидеть Ира будет за третьей партой. Со Змиевым.
   Не успел Коля обидеться, как классрук добила.
   - ...И так как Ира долго болела, много пропустила, Змиеву особое пионерское задание -- помочь освоиться новенькой в классе..
   "Это как?! Как я ей помогу освоиться в классе, если меня половина на дух не переносит ибо "Слишком Умный"?!!".
   - ...И подтянуть её по математике!
   "Всё! Амба! Заклюют меня! И начнёт клевать на полном законном основании эта новенькая. Остальные продолжат. Ведь "Кукуша" с девчонкой возиться поставила!".
   Кстати "Кукуша" - так классную за глаза ученики называли.
   Николай опечалился и начал жалеть себя.
   За спиной, предвкушая развлечение, многозначительно хмыкнули девочки. Новенькая озираясь по сторонам, прошла к назначенному месту и с опаской посмотрела на Колю. Тот нахмурился.
   - Сели!
   Класс зашумел, рассаживаясь по местам.
   - Теперь и новенькая будет покупать пряники для Змиева! -- съязвила Юлька Фокина, поглядывая на оторопевшую Звереву.
   - Ведь теперь он и для тебя шпоры на контрольных писать будет! - пояснила та, глядя в округлившиеся глаза Ирины.
   - А... вы...
   - Конечно! - изобразив святую невинность заявила Юлька. - Каждый раз!
   "Во как! Только я и не знал, что мне печеньки полагаются. - обалдело подумал Коля. - Впрочем... Она это зря сказала!".
   Последняя мысль подняла ему настроение. Ведь теперь можно "на полном законном основании", как говорит папа, стребовать с обоих кумушек за спиной, полный пансион на больших переменах.
   Новенькая с ошарашенным выражением лица, осторожно приземлилась на скамью и также осторожно выложила учебник, тетрадку и писчие принадлежности из портфеля не переставая с опаской коситься на Колю и на окружающих.
   Коля сам с опаской покосился на соседку типа: и чего теперь от неё ожидать? А вдруг дура вздорная?!
   Взгляды встретились.
   И тут оба осознали комичность ситуации. Синхронно хрюкнули сдерживая смех.
   Дальнейший урок прошёл спокойно. Оба молчали. Привыкали присутствию друг друга.
  
   ****
  
  
   На перемене началось.
   Не успел Коля смахнуть в портфель учебник математики с тетрадью и дневником, как новенькая соседка поспешила прицепиться.
   - Ты меня математике учить будешь?
   И вид такой, что радостней новости она не получала.
   - А оно тебе надо? - с сомнением спросил Коля, пытаясь сообразить -- это у неё дурашливость наигранная или она всегда такая. Если изображает -- одно, а вот если дура -- печально.
   - Что? - не поняла Ирина.
   - Учить тебя надо...
   - Ну... отстала! - и физия сразу печальная и извиняющаяся.
   "Интересно играет! - подумал Коля. - Не так как большинство девочек в классе. Те, обычно выбирают роль и играют не вылезая из неё. Как та же Деткина -- поставили её старостой, так она до сих пор играет "старосту". Даже когда её сменили на Мишку Островцева. Наверное по инерции. А эта... Не понимаю!".
   - Ты всегда так играешь? - решил он спросить в лоб. - То весёлая, то печальная...
   - Я всегда такая! - возмутилась Зверева. - И вообще почему я не могу быть весёлой, если мне весело и печалиться когда хочу?!
   - Н-ну... Я просто не понял... - начал оправдываться Коля. - У нас тут в классе все чего-то из себя изображают.
   - Ты это заметил?! - немедленно удивилась Ирина. - Заметил, что изображают?!!
   - А чего тут не заметить? Я год как драмкружок посещаю. Пока играл роли... а после, у других замечать стал. Наша главная как раз показывала когда естественно, а когда играют... Так ты...
   - Ук-ку! - Замотала головой Зверева. - Вот какой хочу быть такая и есть!
   "Всё-таки играет. Весёлую пай-девочку. Вот только нахрена?!!" - Заключил Коля, но тут влезли в разговор. Те, с кем Коля вообще предпочитал никогда не иметь дело. С кем регулярно собачился. Безуспешно, надо сказать. В отличие от спокойных Юли Фокиной, с соседкой, что сидели на четвёртой, эта пара девиц отличалась повышенной стервозностью.
   - Змиев и Зверева -- мне уже страшно! - Начала Димоева. - Один -- ядовито кусается, а другая -- тоже покусать может. Фамилии не зря даются!
   - Да ла-адно! Ты на неё посмотри -- комнатные собачки и то клыки больше имеют! - тут же подхватила Журкина. - То ли дело Змиев! Он за двоих кусаться теперь будет. Помнишь как в ноябре он Пашку-Кума с "Б" класса за руку укусил? Потому, что драться не смог. Так Пашка месяц покусанный с синячищей бегал.
   - ...От Змия...
   - ...Ага. Боялся, что он его ва-аще насмерть загрызёт.
   Лицо у Иры медленно но верно теряло свою наносную дурашливость и сквозь эту маску всё больше проступала ярость. Заметив, что Зверева сжала кулачки, Коля поспешил вмешаться.
   - Не обращай на них внимания. - буркнул он. - Эти завсегда всем гадости говорят. У них такое развлечение: удалось разозлить -- хорошо, а если до слёз довели -- вообще победа.
   - У-у-стервы! - прошипела Зверева провожая хохочущих одноклассниц взглядом. - Пр-рокляну!
   - Не стоит.
   - Что не стоит? Проклинать?
   - И это тоже. Лучше вообще внимания не обращать. А то не отстанут.
   Зверева оценивающе посмотрела на Колю.
   - Вообще -- как хочешь! - на всякий случай уточнил Коля.
   - Ты прям как моя мама говоришь... - с непонятной интонацией заметила Ира. - та тоже всегда говорит "не обращай внимания, не обращай внимания", а попробуй "не обратить внимания", когда вот так!
   Ирина снова сжала кулаки и погрозила в ту сторону куда смылись стервочки. Но как стало ясно вскоре она очень быстро отходила от неприятностей. Уже через минуту они болтали на все темы сразу.
   Коля не успел и удивиться, как рассказал и о себе, и о своей семье, и узнал много чего где и когда семью Зверевых по стране носило. Удивительно, но Коля, почему-то совершенно не испытывал никаких неудобств и стеснений болтая с новой соседкой. И когда разговор зашёл об обстоятельствах её нынешнего отставания по предметам, Ирина выдала всё как-то даже очень легко.
   - Болела. - выдала она как нечто малозначащее. - С августа по декабрь. Когда вышла в школу, все далеко ушли. Пришлось нагонять. А в феврале мама перевелась сюда, в Малый Китеж. И мы переехали.
   - Так, подожди... вы переехали только-только?
   - Ну да!
   - И ты здесь никого не знаешь?
   - Ага.
   - И города не знаешь?!
   - Угу. А ты покажешь? Город...
   И взгляд, просящий. Как у кота Василия, когда ему сильно хочется кусочек свежей рыбки от мамы -- жалобный, умоляющий.
   Воспоминания о рыжей бестии -- Ваське, заставили Колю нахмуриться. Да, его взаимоотношения с домашним питомцем сложно назвать ровными и безоблачными.
   Заметив эту резкую перемену выражений на лице Коли Ира смутилась.
   Тот постарался стереть сие выражение с лица и чуть было на автомате не выдал согласие. Чтобы не обижать, по виду нормальную, девчонку(не то что некоторые вздорные личности... не будем показывать пальцами через класс...). Но запнулся. По пацанским понятиям водиться с девчонками - "западло". Типа "ты сам становишься девчонкой". Но тут дело обстояло сильно иначе. Тем более, что его уже "замарала" в этом отношении классная, прикрепив к новенькой подтягивать её по математике.
   "Нет же к Можейке её прикрепить!" - мелькнула в голове у Коли мысль, но как появилась, так и исчезла. Новенькая, увидев на лице соседа по парте сомнения и борьбу желаний, снова скроила просящую мордашку.
   "Во блин! А ведь треплется так, как будто всю жизнь меня знает! Как будто ещё в садик вместе ходили. Хочу так же! - с удивлением отметил про себя Коля. - А то к кому ни подойду, всегда слова куда-то деваются. Ни с кем нормально завести беседу и дружбу не могу. Вот только Андрюха и есть...".
   - Не проблема! - пожал плечами Коля, ощущая что как раз Проблема. Он только представил себе, что будет гулять вот с этой... У всех на виду! И ему уже прямо сейчас плохо стало. С его-то застенчивостью проклятущей.
   "Да! Ещё покраснеть не мешало. - промелькнула дурная мысль. - Ну да ладно! Обещание дал, значит надо. "Пацан сказал -- пацан сделал!".
   "Но... как она из меня-то обещание вытащила?!!!" - напоследок изумился Коля, прежде чем прозвенел звонок на следующий урок.
  
   К концу уроков Коля находился в перманентном обалдении. Вот никогда ещё с кем-либо из девчонок он не общался так легко. Какая-то его соседка была не такая. Не такая как все.
   Вон, даже с Юлькой Фокиной и то, много не поговоришь, а эта трещит и трещит! И самое удивительное, из Коли она могла вытянуть всё, что угодно. Он даже стал опасаться за свой, не в меру свободно болтающийся, язык -- дабы чего не сболтнуть лишнего этой беленькой за что потом придётся жалеть.
   "Какая-то пацанка в юбке!" - пришёл к выводу Коля.
  
   После окончания уроков Андрей поймал Колю в раздевалке. Он как раз надевал куртку, под бдительным наблюдением Ирины Зверевой. Ясное дело, что он Звереву воспринял как деталь пейзажа и тут же вцепился в друга.
   - У нас проблемы! - выпалил он и потащил того к выходу. - Айда в актовый зал. Я тебе покажу.
   - Эй-эй! Полегче! Я ж так и навернуться могу.
   - А ты быстрее ноги переставляй! А то я из-за тебя тоже вляпаюсь.
   - Чего?!
   Зверева удивилась, и любопытствуя потащилась вслед за друзьями. Она верно сообразила, что тут пахнет каким-то приключением. И если что, можно постоять в сторонке и понаблюдать. Как "приключаются" мальчишки.
   В актовом зале, Андрей потащил Колю к большим окнам. Но не успел он до них дойти, обнаружил "хвост".
   - А ты кто такая?! - попёр Андрей на Ирину и та поспешила задвинуться за неширокую Колину спину.
   - Ну... это... там... - начал мямлить Коля, но был прерван Зверевой:
   - А... он мне обещал город показать! - совершенно как само собой разумеющееся заявила та.
   - Э.. Это что?!!! - Изумился Андрей.
   - Ну... Это... -снова пропали слова у Коли, но он мужественно напрягся и выдал: - Мне классручка поручила её по математике подтянуть...
   - И чё? Причём тут город показать?! Ты чё её теперь до дому провожать будешь?
   Коля покраснел как рак попавший в кипяток. Но так как краем глаза увидел то, что хотел показать Андрей тут же нашёлся.
   - Извини... Ира. У нас проблемы. Большие! Так что как-нибудь в другой раз.
   - А что такое? - немедленно обиделась та.
   - Иди сюда, ж-женщина! - махнул рукой Андрей глядя в окно. - Я тебе предметно покажу что за проблема!
   Обиженная Ирина, прошла к окну и с вызовом уставилась на двор перед школой.
   - Ну и?!
   - Вон видишь, возле калитки на входе стоят. Пятеро. Нас, с... короче нас ждут. Ловят.
   - Так скажите завучу!
   - Ты чо, больная? - взвился Андрей. - Да нас после этого последними чмырями назовут!
   - И что теперь? Подставлять себя под этих? - с безмерным удивлением спросила Зверева. - ведь они старшеклассники!
   - Плевать! - браво заявил Андрюха. - Если мы сейчас смоемся как-то незаметно, всё будет пучком!
   - И как это вы планируете? Летать научитесь?! - неожиданно ядовито спросила Ирина.
   Что-то в её словах было. Ведь задние двери были закрыты на здоровенный висячий замок. И выйти из школы можно было только через парадный вход -- это знали все. А напротив него, прямо в одной из калиток, что ведёт во двор школы, стояли братки Федьки-Шпинделя.
   - Есть вариант. - тихо сказал Коля. Андрей резко обернулся к товарищу, ожидая продолжения.
   - Топаем на первый этаж к младшеклашкам. - выдал тот. - Сигаем через окно и бегом перелезаем забор на Гидростроителей.
   - Дело!.. Но там же окна позаколотили...
   - Я знаю, где не заколачивали.
   - Айда!
   И друзья, оставив Ирину в актовом зале, сорвались на бег.
   - А мне что делать? - пробормотала Ира Зверева вослед улепётывающим Коле и Андрею. Но через секунду глаза её зажглись целеустремлённостью.
  
   В четвёртом "А" классе генеральная уборка была в самом разгаре. Два ученика, у которых на этот день было дежурство, переворачивали парты(1) и выметали из под них весь сор, что скопился за день. Как правило, это была засохшая и отвалившаяся грязь с ботинок учеников. Ну не все были настолько аккуратны, что смывали всю грязь в специальных мойках на улице. Первый ряд уже был весь прометён, и оставалось лишь помыть там пол. Но тут дверь в класс чуть не слетела с петель от мощного рывка. Два ученика шестого класса, ворвались на территорию четвёртого как два носорога.
   - Это Наш Класс!!! - завопил один из дежурных и выставил вперёд швабру, с уже намотанной на ней тряпкой.
   - Свали в туман, придурок! - заорал на него Андрей. Но не тут-то было. Пацанчик оказался не из пугливых и попытался заступить двоим втоженцам дорогу, тогда Андрей просто уклонился от столкновения с половой тряпкой вырвал орудие труда из слабых рук и за шиворот выволок за дверь.
   - Остынь там, идиот!
   Второй дежурный, видя как поступили с его товарищем, счёл за благо ретироваться на второй ряд. Веник, он, кстати, из рук так и не выпустил.
   Избавившись таким образом от помех, Андрей и Коля метнулись к окнам. Найти нужное, не заколоченное окно, удалось быстро но грубый рывок показал, что не всё так просто -- рама перекосилась, грозя сломать стекло. Пришлось попотеть и аккуратно отжать створку. За зиму она слиплась с рамой, что довольно часто случалось. И всё это время как дамоклов меч над ними висела опасность -- опрометчиво выставленный за дверь мальчишка, вполне мог за всё время возни с присохшими рамами, добежать до учительской и наябедничать учителям. А уж тогда, простыми неприятностями не отделаешься.
   Почему-то мордобой со стороны банды Шпинделя представлялся меньшим злом, нежели гнев директрисы и завуча. А как раз завуч бегала быстро.
   Неуклюже спустились вниз, к палисадничку, что опоясывал школу. Закрывать окно друзья уже предоставили самим дежурным. Но не тут-то было!
   За строем молодых ёлок, по тротуару, идущему внутри школьной территории вдоль внешней ограды послышался топот множества ног и весёлый, злорадный вопль выставленного за дверь четвероклашки: Вот! Здесь они! Здесь! Хотели удрать!
   - Ка-пец тебе мелкий! Я тебя запомнил! - тихо сказал Андрей, не на шутку озлившись на пацана. И было за что.
   Налетевшая банда Шпинделя, не стала тратить время на кураж. Видно заждались. И чем дольше ждали, тем больше злились. А когда пришла пора бить "виновников", просто все слова забылись, осталась лишь ярость.
   Андрей, уже попадавший в такие переделки, закрыл руками голову и его просто повалили в грязь. А вот Коле досталось.
   Бил лично Федька. Бил наотмашь в глаз.
   У Коли в глазах вспыхнул целый фейерверк и он, взмахнув руками рухнул на спину.
   - А ну прекратить!!!! - вдруг раздался крик сверху. Со второго этажа, высунувшись в окно почти по пояс кричала на хулиганов классный руководитель 6 "А" класса.
   - Шпинёв!!! Давно на педсовет не попадал?!! Савельев!!! Шкуру спущу!!!
   Вопли учителя подействовали на хулиганов как удар кнута. Те с места в карьер кинулись на утёк, за школу. Там у них был один выход -- сигануть через забор на Гидростроителей и больше не попадаться на глаза злой математичке. А с неё станется вызвать по их душу наряд милиции! Вот такая она была принципиальная - соображения, что привод в детскую комнату милиции очередных хулиганов "ляжет чёрным пятном на честь школы" её ни разу не останавливали, за что не раз и не два имела разговор на повышенных тонах с директрисой.
   - Змиев! Зорин! Быстро прошли в умывалку!
   Андрей, уже успевший подскочить на ноги, подал руку Коле, который, похоже, находился в некоторой прострации.
   - Не парься Колян! Мы их всё равно достанем!
   - Оптимист! - буркнул Коля, но так как больше делать нечего было, поплёлся в умывалку вслед за Андреем.
   Возле умывалки их ждала Ольга Дмитриевна.
   - И за что они вас? - не надеясь на честный ответ спросила она.
   - Да как обычно! - неожиданно зло ответил Коля. - Не так сидишь, не то свистишь и вааще удрал.
   Андрей вытаращился на него с изумлением. В чём -- в чём, а вот в ябедничестве Коля ранее замечен не был.
   - Надоело! - буркнул он напоследок, на ходу стягивая с себя вымазанную в грязи куртку.
   - Наконец-то поумнел! - сверкнув очками с удовлетворением бросила Кук и обернувшись назад спросила:
   - А ты чего здесь забыла? Я тебе где сказала сидеть?!
   Коля и Андрей обернулись. За порогом переминалась с ноги на ногу, не зная что ответить Зверева.
   - Мы обещали её до дому довести. - ответил за Звереву Коля.
   - Да-а?!! - удивилась Кук. И уже совершенно иными глазами глянула на Андрея, Колю и Ирину. Но уточнять не стала.
   Меж тем, под бдительным присмотром классного руководителя, пострадавшие ученики вымыли сначала свои куртки, благо это было просто и развесили их для просушки на ближайшей батарее. И вот когда дошло до мытья штанов, математичка резко обернулась. Ирина никуда не делась. Но встретившись взглядом с грозной училкой, пискнув ретировалась. Пока мыли и зачищали брюки, пришлось выслушивать длинную нотацию Кук о том, "как плохо связываться с такими хулиганами как...". Из её речи следовало, что всю компанию Шпинделя она знает поимённо.
   Под конец получилось что у Коли и Андрея половина штанов была мокрая. Но тут уже ничего поделать было нельзя. Оставалось надеяться на то, что на улице пока десять градусов тепла и школяры привычны к намоканию одежды под обычными затяжными дождями этого времени года.
   - Скажите спасибо Зверевой, что вовремя сообщила про Шпинёва. - бросила Ольга Дмитриевна под конец. - А сейчас марш бегом по домам! Бегом!!! И дома горячий чай с мёдом. Всё поняли?!
   - Да-а!
   Уже у калитки их догнала Ирина.
   - Остановившись в трёх метрах от бредущих друзей она жалобным голосом спросила.
   - А я правильно поступила а?
   - Что Кукушу вызвала? - справился Андрей.
   - А-а? - распахнув глаза во всю ширь осеклась Ирина.
   - Это у нас её так в классе кличут. - пояснил Коля.
   - Ну... вы не сердитесь? А то я подумала...
   - Чаще это делай! Может понравится! - огрызнулся Андрей, всё ещё находящийся во взвинченном состоянии.
   - Да всё путём... - решил загладить бестактность Коля. - А этому хмырю мы ещё отомстим!
   Несколько минут брели молча.
   - А она где живёт? - наконец спросил Андрей.
   - Горького четыре, квартира тридцать два. - ответила с готовностью Ирина.
   - Восемью четыре -- тридцать два! Легко запоминается! - отозвался Коля.
   - Так вы на меня не злитесь?
   - А с чего?! И... И вообще спасибо! - через силу, стесняясь сказал Коля. - А этот... Он ещё сутки злиться будет.
   - Так напротив нас? - обернулся Андрей к бредущей позади всех Ирине.
   - Ну да, напротив тебя. - ответил Коля и пояснил Ирине. - Он в восьмом доме живёт.
   - А! - как-то без энтузиазма ответила Ирина.
   - Ну ты это... не парься! - наконец выдал Коля. - И вообще.. Я обещал. Такшта... не парься! Покажу город. Но не сегодня...
   - Ну оно понятно...
   Троица друзей понуро брела по тротуару.
   Вскоре поравнялись и с той самой лужей, где так красиво исполоскались утречком друганы Шпиндея во главе со своим атаманом. Коля привычно обернулся назад, отмечая на дороге медленно тащившийся гружёный ГАЗ-54. Этот опасности не представлял и если идти вдоль бордюра что у палисадничка, брызгами из лужи не достанет. Да и водила, явно производил впечатление вменяемого и аккуратного. Такие, если что притормаживают, чтобы ненароком прохожих грязью не обдать.
   Коля повернулся вперёд и быстро зашагал вдоль лужи. Вслед за ним пристроился Андрей, а замыкающей Иришка.
   Вдруг, со стороны грузовика раздался взрык ОЧЕНЬ знакомого двигателя. Коля только и успел обернуться, как в лицо ему полетела грязь с проезжей части.
   Всё произошло настолько быстро, что предпринимать что-либо было поздно. Только разве что обтекать. И ругаться.
   Жорж Шпинёв в своём репертуаре: видит впереди еле тащится грузовик. Но он же Сам Жорж! Ему же некогда! Вот он и газанул, обгоняя впереди идущего, через встречную полосу. Но это были мелочи, так как на встречной и так никого не было. Главное, что в лужу он влетел на большой скорости.
   Ира, так вообще расплакалась. И не мудрено: это на Коле и Андрее были куртки, которые просто отмыть(брюки и так уже только стирать). А вот на Зверевой было пальтишко. И если этот урод Жорж заляпал его грязью, то просто так уже не отчистишь. Придётся стирать. ПАЛЬТО стирать!
   - Нен-навижу!!! - заорал Андрей вытирая грязные потёки с лица.
   Коля же тяжело вздохнув, подошёл к девочке и попытался её утешить.
   - Не боись Ирка! Мы отомстим за тебя!.. И за себя тоже!
   - Я маме всё расскажу! - сквозь всхлипы бросила Ира размазывая по лицу грязь пополам со слезами и от этого стандартного захода, Коля чуть не психанул. Ведь по смыслу предполагать что жаловаться Ира будет как раз на Колю и Андрея. Но та просто речь не закончила.
   - Я всё расскажу про этого на "Волге!". Она ему покажет где раки зимуют!
   Слабо верилось, что некая женщина, причём молодая женщина как следовало из рассказа Ирины, да ещё только что приехавшая в город, кому-то может навредить. Тем более такому хмырю, как торгаш Шпинёв, у кого "с руки" полгорода разных чиновников кормится.
   ****
  
   Они довели до квартиры Ирину, оставив лист со "свидетельскими показаниями" для её матери. На таком порядке настоял Коля, чтобы, как он сказал, "Ирине чертей не всыпали за какого-то урода на тачке".
   На улице злой ветер ожёг их холодом. Неожиданно, пока они чистили одежду в квартире Зверевых, пока писали записку, температура резко упала почти до нуля.
   Часто так бывает весной: Утром теплынь, а вечером лужи скованы морозом. Стылый воздух Арктики, выдавил обратно на юг тепло и снова одевал всё в лёд. С неба начинал сыпаться снежок. Друзья не сговариваясь, почти синхронно полезли в карманы курток и вытянули перчатки. Руки на ветру быстро коченели.
   - И что делать будем? Меня дома батя убьёт, как увидит. - мрачно заявил Андрей, с трудом двигая окоченевшими губами.
   - А чё делать? Мстить!
   - Ка-ак?!!
   - Пока идём - придумаем!
   - А если не придумаем?!
   - Значит всё равно придумаем! - упёрся Коля на своём. - Смотри в оба. Ищи подсказки.
   - Это как? - удивился и повторился Андрей.
   - Просто! Батя говорит, что если у тебя проблема, смотри вокруг и думай. Что-то тебе подскажет как решить её.
   - Тебе хорошо говорить -- у тебя батя инженер.
   - А у тебя -- хирург! - парировал Коля.
   - А причём тут "хирург"?! Мы же его не зарезать собираемся?!
   - Я же не говорил, что он у тебя бандит. Так что "зарезать" - не рассматриваем. - начал копировать отца Коля, обстоятельно отвечая даже на откровенно глупые реплики. - Он же, когда лечит, долго думает как лечить. Помнишь в фильме про хирургов как там решали? А потом клапан в сердце зашили?
   Коля весьма кстати вспомнил недавний фильм, что шёл по телеку. Андрей не ответил, а клацал зубами от холода. Колину мысль он понял.
   Оглядываться по сторонам становилось трудновато. Холодный ветер покрыл сырые брючины друзей льдом и те стали гнуться как картонные -- с трудом. Щёки вообще заледенели сделав речь невнятной. Но друзья не сдавались.
   Переходя по деревянному мосту через полузасыпанную канаву, Андрей заметил лом, оставленный строителями возле ограждения. Возможно не успели занести в каптёрку. Но...
  
   - Хватаем его и тягу! - расширив глаза рявкнул Коля, только его увидев, по наводке друга.
   Андрей понял, что таки Змиева осенило и не стал задавать лишних вопросов. Они подбежали к забору, бросили взгляд по сторонам, и взвалив железяку на плечи потащили прочь. Первым, как знающий что делать и державший острый конец лома, по быстрозамерзающей и покрывающейся тонким слоем льда грязи бежал Коля. За ним, придерживая хвост железного орудия труда, спотыкаясь и подпрыгивая тащился Андрей. Вот так они изнывая от тяжести, стараясь держаться мест, где их бы мало кто видел, пробежали метров триста уткнувшись в стену только что построенной многоэтажки.
   В доме жило пока мало народу, и шансов быть увиденными со стыренной железкой у школяров было мало.
   - Сюда. - коротко бросил Коля и пошёл вдоль стены дома.
   Наконец, уже на последнем издыхании друзья сбросили лом на то место, где в будущем должна быть разбита клумба. Пока что там была простая яма, ещё не засыпанная плодородной почвой.
   Отдышавшись Коля выпрямился и прошёл вдоль стены.
   - Глянь Андюх! Видишь щель? Если мы железяку сюда засунем -- никто её не увидит. И морозы её льдом не схватят.
   - И что будем делать? Ну с этой... - кивнул Андрей.
   - А это... Завтра вечером сможешь выйти? Часов в девять?
   - А на сколько? А то ведь меня так просто не отпустят.
   - За полчаса управимся... Ну, максимум за час.
   - Так что ты задумал?!
   - Фигня! Мне ещё дообдумать надо. Но лом -- это то, что надо! И вообще... Ты Андюха такой умный, но иногда дуб-дубом!
   - Ты тоже! - не остался в долгу друг и слегка обиделся.
   - Ну... расходимся. - сказал Коля разглядывая задеревеневшую брючину. - Надеюсь, что родители нас если убьют сегодня, то не больно.
   - Надейся! Хех!... Пока!
  
  
   ****
  
   Заходил в дом Коля не без содрогания. Так замызгаться ему не случалось ни разу. Он тихо прикрыл за собой входную дверь веранды, стянул с себя портфель-ранец, куртку. Разулся и снял принявшие твёрдость жести штаны.
   Левый глаз изрядно заплыл, что уже через него было с трудом видно окружающее. Холодный ветер как компресс помог, но слабо.
   Понуро шагая, он прошёл через прихожую в свою комнату и спешно сменил утеплённые кальсоны на спортивное трико. И только в таком виде рискнул показаться на кухне.
   Отец, что-то как обычно вычислял. Всё пространство на столе перед ним было выстлано листами с выкладками. Кот Василий, лёжа на серванте, наблюдал, глядя ему через плечо.
   Вошедшего Колю первым заметил кот. Наверное вид был ещё тот, если глаза у кота округлились в изумлении и он аж сел.
   Наконец и отец оторвался от вычислений и уставился на сына.
   - О-ого! - поразился Сергей Змиев. - И кто победил?
   - Не я. - честно и коротко признался Николай.
   - А что так? Силы были неравные? - насмешливо спросил отец.
   - Неравные. - мрачно ответил Коля.
   - Так уж и неравные?
   - Сложно силам быть равными если они на два года старше и их шестеро против двоих. Один Федька чего стоит!
   - Так что, и Андрюхе досталось? - догадался отец.
   - Угу.
   - Мда-а... А фингал просто выдающийся! - заметил отец.
   - Ну хотя бы ты батя душу не травил да? - неуверенно возразил Коля. Но тут на веранде хлопнула дверь.
   - О! Мама пришла. Сейчас она тебе синяк залечит... Или второй для симметрии поставит. -- насмешливо добавил батя.
   - Скорее второй. Для симметрии. - безысходно вздохнул сын.
   Васька на серванте скроил ехидную харю, снова улёгся и хвост ещё свесил.
   Послышались рассерженные шаги матери -- она всегда так топала по прихожей, когда была чем-то разозлена -- и дверь на кухню резко открылась.
   - Та-ак! И где же ты друг мой ситный так в грязи выкачался? - с угрозой спросила мать упирая руки в боки. - Оу! И синячище какой приобрёл! А ну-ка рассказывай! Всё без утайки! А я ещё проверю!
   Коля уже привык к тому, что лгать или что-то утаивать от матери бесполезно. Всё равно раскопает. Так что рассказал как было.
   Пока рассказывал, мать прошла к серванту, пошарила по полкам и вытащила какую-то баночку.
   - Так говоришь это Шпинёв-старший тебя так грязью захлюпал? - спросила она для уточнения, усаживаясь на табуретку и ставя банку на стол.
   - Он самый. - мрачным голосом подтвердил Коля.
   - Я уже давно слышал жалобы на этого... лихача. - заметил отец.
   - И чего молчал?!
   - А что мы можем сделать?
   - Ты видел его одежду? На веранде.
   - Нет.
   - Так пойди и посмотри!
   - Что, совсем?..
   - С ног до головы. Толстым слоем.
   - Да. - отец хлопнул внезапно по столу ладонью и его лицо медленно стало наливаться яростью. - Надо прогуляться!
   - Мне -- да. А тебе лучше здесь посидеть. А то знаю я тебя: снова начудишь так, что невыразимцы месяц в изумлении ходить будут. Давно чертей по партийной линии не получал?
   - Ну так то...
   - Вот то! Лучше уж я и аккуратно.
   - Но... - начал было отец поднимаясь из-за стола.
   - Си-ди!
   - Но дорогая! - попытался было возмутиться отец.
   - Ничего! Тебе достанется разбираться в школе. С этим сыночком Шпинёвским... И вообще -- что-то мне школа эта всё больше раздражает. Точнее её администрация. Пора общественность поднимать, а то не ровён час вообще банды из школы людей грабить начнут.
   - Ну вот! Стоит только один раз слегка не сдержаться, как тебе это всю оставшуюся жизнь поминать будут -- обиделся на супругу Сергей Змиев.
   - Ну ты там сказочно начудил! И это ныне называется "слегка не сдержался"?!
   Отец семейства решил лишь тяжко вздохнуть. Элеонора ведь обязательно сделает так, что последнее слово обязательно будет за ней. Так что лучше сейчас прерваться и не отвечать.
   Да и Коля промолчал, что именно грабежами малолеток Шпинёв-младший промышляет. Во избежание. А то ведь батя где-то не сдержался и его полоскали. А если ещё и маман сильно озлится и... Не! Лучше пусть батя злится. Он хоть быстро отходит. А если ещё маман заведётся, да её на работе накрутят выговорами -- на неделю хватит! Она что-то говорила про "аккуратно" - вот и пусть аккуратно. Надо полагать, что и без шума.
   Хоть и интересно что это маман такое задумала!...
   Мать, открыла принесённую банку, притянула за рукав сына и ловкими уверенными движениями начала покрывать мазью синяк под глазом сына.
   - Не дёргайся! Я знаю, что вонючая. Зато за час сойдёт. Иначе завтра вообще этим глазом ничего не увидишь.
   Пришлось терпеть.
   Управившись с нанесением мази, Элеонора Змиева прихватила из серванта ещё что-то мелодично звякнувшее и вышла на веранду одеваться.
   - Дорогой! Я скоро вернусь. Ты пока Колю и Ваську покорми!
   Сергей Змиев исподлобья глянув на сына и принялся складывать свои бумаги в стопку.
   Василий, услышав речи о еде заметно приободрился.
  
  
   ****
  
   Людмила Зверева приходила домой поздновато.
   Вечно дел накапливалось много и вырваться с работы хотя бы на чуть-чуть раньше не получалось. Всегда получалось так, что когда она подходила к гастроному там уже была изрядная толпа покупателей. Ведь конец рабочего дня -- все бегут домой.
   - Ира! Возьми сумку! - позвала она дочь, закрывая входную дверь. - Ох! Опять морозы!
   Выбежавшая с зала дочка, подхватила сумку, полную снеди и понесла на кухню.
   Людмила сняла пальто, шерстяную шапочку и вытащила заколку. Снежно-белая волна волос, освободившись расправилась по спине. Людмила Зверева всегда гордилась этой гривой, даже несмотря на то, что они однажды внезапно побелели.
   Расстегнула сапожки, вылезла из них и тут же отнесла в ванную. Но в ванной так и остановилась с сапогами в руках.
   Огляделась.
   - Ира! А ну-ка иди сюда!
   Дочка нехотя, волоча ноги в тапочках, от чего они шаркали по полу особо громко, притащилась на зов и стала на пороге ванной.
   - Это ты постирала?
   - Да! - опустив голову и глядя в пол ответила Ирина.
   - А что случилось?
   - Я не виновата. Вот! - Дочка протянула маме записку.
   Та прочитала. Удивилась. Поставила в раковину сапожки, прошла на кухню и села на стул.
   - Выходит, не успела ты подружиться с кем-то как настигли неприятности?
   - Угу...
   - Ну... не расстраивайся! - обняла Зверева дочку. - Друзей ты хороших нашла. Вон, целую страницу исписали. Тебя спасали.
   Потом снова вчиталась в текст, написанный кривым почерком.
   - А ведь левша писал! - отметила Людмила, привычно взглядом вычленяя главное и особенное. И под конец, провела над листом раскрытой ладонью.
   - Хм-м!!! Какие интересные у тебя друзья! - уже совершенно иным тоном заметила мать. - Подобное к подобному да?
   Последний вопрос выглядел риторическим так что Ирина заинтересованно посмотрела на мать, ожидая продолжения насчёт "интересных друзей". Но продолжения не дождалась.
   - Так говоришь, видела ту "Волгу" напротив нас?
   - Та вон она стоит. Из окна видно. - помрачнев лицом ответила Ирина.
   Людмила Зверева вытянулась и чуть привстав на стуле, глянула за занавеску.
   - Вот этот значит!.. Дела наши тяжкие! - устало вздохнула она. - Похоже, мне надо выйти. Минут на пять. Поставь-ка чайник, пока я ходить буду.
   Ирина с энтузиазмом схватила чайник и поставила в раковину, наполняться. А мать нехотя поднялась на ноги, - видно было что очень устала за день -- и пошла в прихожую.
   Ирина, поставила чайник на огонь и пристроилась у подоконника наблюдать что же на этот раз сделает её матушка.
   Людмила появилась не скоро. Видно, проигнорировав лифт, она зачем-то прошла пешком все этажи вниз. Её стройная фигура, с развевающимися длинными белыми волосами смотрелась на недостроенной детской площадке как валькирия из книжки, что подарила она Ирине на день рождения.
   Вышагивала она ровно и как-то даже торжественно. Возможно последнее показалось, но от её шага веяло какой-то жёсткой целеустремлённостью.
   Обогнув одинокую песочницу, с в камень смёрзшимся песком, деревянную горку, в конце лотка которой недавно оттаявшая лужа снова бодро покрывалась льдом, она подошла к цели.
   Остановилась в двух метрах от "Волги". Что-то сделала руками в воздухе и Ирине стало сложно смотреть на мать. Взгляд постоянно соскальзывал и приходилось прилагать усилия, чтобы не потерять её из виду.
   Людмила Зверева подошла к транспортному средству городского хама и дотронулась до багажника машины. Дальше постукивая пальцами по металлу она обошла её. Склонила голову на бок, как будто увидела что-то очень забавное.
   Порыв ветра дёрнул её снежно-белую гриву волос и в глазах Ирины что-то мигнуло. Алым. Она сморгнула и потеряла мать из виду. Когда она её нашла, та уже возвращалась.
   - Очень занятно! - чуть посмеиваясь сказала она заходя в квартиру. - Ира! А ты не видела -- кто-нибудь кроме хозяина той машины к ней подходил в последние два часа?
   - Не, мам, не видела. Я же стирала.
   - Ах ты труженица моя! - приобняла Людмила дочку. - Но... может это и к лучшему, что ты её не видела.
   - ...Или его? - после паузы дополнила она. Но последнее было снова сказано так - "в пустоту".
  
   ****
  -- 23 марта
   23 марта лицевая 400 [] 23 марта обратная сторона []
   На следующий день всё покрылось тонким слоем льда. Дул противный северный ветер заставляя звенеть обледенелые ветви деревьев. Дорожки не все ещё успели засыпать песком, так что на улицах народ передвигался с очень большой опаской. Скользил, сдуваемый ветром, падал.
   Коле и Андрею, как и всем остальным школярам наоборот было весело -- ведь всё внезапно превратилось в гигантский каток. Да и лужа на дороге, что ещё вчера доставила столько неприятностей, замёрзла. Теперь она представляла из себя колею из маленьких ледяных торосов, раскатанную транспортом, пока она застывала.
   Лужа на тротуаре сияла свежим ледком, слегка припорошенная снегом. Вся коричневая под цвет вмёрзшей грязи.
   Коля всю дорогу вертевший головой, в опасении, что вот-вот на дальних подступах появится банда Шпиндея, у лужи расслабился. Андрей, увидев шикарную возможность прокатиться по ровному льду, обогнал его и воплем "эгей!" заскользил к дальнему краю.
   Сначала и Коля дёрнулся было также разогнаться и проскользить, но кое-что вспомнил. Осторожно ступил на лёд, потоптался у того края, что ближе к проезжей части и сел на корточки.
   Смахнул с участка льда пелену снега и вгляделся.
   Там, хоть и плохо различимый, в глубине льда блестел... тот самый стальной шарик.
   Андрей, видя что товарищ что-то не торопится, снова разогнался и проскользил обратно.
   - Чё нашёл?
   - Гля! Тот самый...
   - Вот это да!!! И Шпин его не взял?!!
   - Ему не до того было. Он лужу брасом форсировал.
   - С друганами на загривке, -- добавил Андрей и хохотнул.
   - Ножик есть?
   - А то! - фыркнул Андрей и полез в карман брюк за перочинным ножичком, с которым никогда не расставался.
   Коля, получив в руки нужный инструмент, быстро выдолбил шарик изо льда. Пару раз подбросил в воздух, скептически покосился на Андрея и увидев "голодный" взгляд кинул шарик ему.
   - Дарю!
   - Во спасиба-а! - воскликнул Андрей и хлопнул в воздухе перчатками ловя шарик.
   - У меня ещё есть! - вальяжно заявил Коля.
   Андрей подбросил шарик в руке, посмотрел как он сияет на солнце, взвесил, открыл, было рот, чтобы попробовать на зуб но передумал -- всё-таки сталь валялась в грязной луже.
   - А что это у вас?! - раздалось сзади да так внезапно и требовательно, что друзья чуть не подпрыгнули. Впрочем последнее на льду было чревато и хорошо, что сдержались.
   - Привет Ирка! - салютнул кулаком вверх с зажатым в нём шариком Андрей.
   - Ты так не пугай! А то... я чуть не хряпнулся от твоего рявка! - буркнул Коля.
   - Ч-чогось?!! - не поняла Ирина.
   - И вообще привет! - опомнился Коля от смущения.
   - Пр-ривет!
   - Ты такая радостная... Чо, от родителей ничего не было? - удивился Андрей. - За вчерашнее.
   - Не! Не я же виновата! - удивилась Зверева. - А вам что, попало?
   - Да... вот... - замялся Андрей и полез чесать в затылке.
   - Крутой у тебя батя! - посочувствовал Коля.
   - Не батя... Он в больнице допоздна задержался. Брат.
   - Ну я и говорю -- крутой у тебя брат.
   - А у тебя, можно подумать ничего не было! - возмутился Андрей. - У тебя маман вааще! Мне тогда летом почти ничего и не было, а тебе!..
   - А что ему? - немедленно влезла любопытная Ирина.
   - То было давно. - съехал с темы Коля. - Моя маман мне вчера синяк свела.
   - Ух-ты! - немедленно удивился Андрей. - А я только сейчас заметил, что чего-то у тебя на харе не хватает.
   - Могу переставить на твою! - набычился Коля.
   - Не надо! Я хороший. - шутливо испугался Андрей.
   - Ага! Он хороший! - тут же, ослепительно улыбаясь, энергично поддержала Ирина.
   - Так чё, тебе реально ничего не было?! - переспросил Андрей, и видно было что ему явно завидно.
   - Ну... отругали. - Неуклюже солгал Коля, но для Андрея прокатило. Тот поверил. А вот Ирина набрала воздуха чтобы уличить, но секунду подумав, решила промолчать. Выдохнула и снова заулыбалась.
   - Ладна! - махнул рукой Андрей. - Айда в школу!
   Но не успел развернуться, как ноги его странно заплелись и, в результате, поскользнувшись, он растянулся на льду.
   Он поднялся на ноги но через пару шагов снова с шумом шлёпнулся на заледенелый тротуар.
   Снова поднялся. И... снова шлёпнулся.
   На этот раз Андрей уже не спешил подниматься на ноги.
   - Чё за фигня?!! - обескураженно выговорил он.
   Коля смотрел на друга так, как будто только что его увидел. Ничего не понимая.
   Ирина же, приложив к подбородку пальчик(кстати на ней ни перчаток, ни варежек не было) изобразила усиленную мыслительную деятельность и просияв уверенно заявила:
   - У него прОклятый предмет!
   И указала пальчиком на Андрея.
   - У меня?!! - сидя на льду ткнул пальцем себя в грудь Андрей.
   - Угу! - с энтузиазмом подтвердила Ирина. - Вы ведь только что что-то из лужи выковыряли.
   - Вот это чтоль?! - достал Андрей из кармана куртки стальной шарик.
   - Наверное. Я не видела, что вы выковыряли.
   - Да иди ты!.. Сказки рассказывать!
   Зверева лишь пожала плечиками и с интересом принялась ждать продолжения цирка. А он не заставил себя ждать.
   Андрей ещё раз пять поднимался на ноги, делал пару-тройку шагов и спотыкаясь на ровном месте растягивался на тротуаре.
   Под конец он сел на бордюр и растерянно оглядел те немногие метры, которые успел преодолеть после получения шарика.
   - И чё теперь?! - ошалело бросил он в пространство, но тут к нему тихо подкралась Зверева.
   - Дай его! - протянула она руку.
   - Зачем? - с подозрением спросил Андрей.
   - Да не насовсем!
   - Н-ну на-а...
   Ирина взяла голыми руками шарик поставила портфель на снег и покатала блестящий металл между ладонями.
   - Всё! Держи!
   Андрей с опаской принял шарик, осторожно поднялся на ноги, сделал шаг, другой. Постоял, осознавая что не упал и спросил.
   - Это как у тебя получилось?
   Ира, лучезарно улыбаясь пожала плечами.
   - Снять порчу просто!
   - Ведьма чтоль?
   - Угу! - радостно угукнула Зверева.
   - Мрак! И куда я попал?!
   - Ты точно куда-то попал! - загадочно сказала Зверева оборачиваясь к Коле.
   - Мы идём?
   - А... Да! - отмер Коля и широко зашагал вперёд забывши, что стоит на замёрзшей луже. Результат не заставил себя ждать.
   - А у меня что? - спросил он отлипнув от холодного льда.
   - Ты забыл под ноги посмотреть! - звонко отсмеявшись заметила Зверева.
   - А-а! - хлопнул себя по шапке Змиев. - вот я бар-ран!
   - А я думал, ты Змий! - подколол того Андрей.
   Да, день начался интересно.
  
   В школе был только один неприятный момент -- на их второй этаж, специально по души Коли и Андрея припёрся лично Шпиндель. Надобность, с которой он пожаловал, обычна для таких как он -- попугать. Коля просто убежать не успел и попался в лапы.
   Где были в это время учителя?
   Далеко! В учительской.
   Так что Федька мог сделать с "мелким", - а для восьмиклассника шестиклашка и есть "мелкий" - всё, что ему заблагорассудится. Избивать ему было как-то лень, да и как-то "не героически" это смотрелось, потому и самоутвердился Шпинёв чисто запугиванием.
   Но добился он эффекта прямо противоположного -- Коля, уже сложивший у себя в голове план ближайшей проделки-мести, выслушал распинающегося Федьку с каменным выражением лица. И когда Федька рявкнул ему в лицо финальное "Ты_понял_мня?!!", чисто машинально кивнул и бесцветным тоном ответил.
   - Понял.
   - Смотри мне, пет-тух! - зло процедил Фёдор и толкнул в лоб Колю, из-за чего он ударился затылком о стену.
   Было больно и обидно. Но Коля постарался сдержаться и не показать никаких эмоций. Одноклассники Коли в это время при Федьке старались слиться со стенами. Дабы не нарваться на гнев такого хмыря, как главхулиган всея школы. Но как только Шпинёв отбыл, не преминули высказать своё презрение как "слабаку". То, что никто из них не мог противостоять хулигану на голову выше любого из них -- в рассмотрение не принималось. Просто одноклассники самоутвердились сами за счёт "неудачника".
   Да, были и другие, кто ни слова не сказал против Коли, даже были такие, что тихо посочувствовал. Но хоть и было их большинство, менее обидно не становилось. И это добавило злости.
   Коля уже с нетерпением стал дожидаться вечера. Но уроки всё тянулись и тянулись... Почему-то казалось, что они никогда не кончатся. Ирина, заметив состояние Коли, постаралась его не задевать. Слишком уж он был сосредоточен и напряжён. Ему явно было не до болтовни с кем-либо.
   Коля даже учителей удивил. Ведь хотя бы раз за урок, но он всегда тянул руку. А тут ни разу! Да ещё "слился с пейзажем" - постарался стать как можно менее заметным.
   После окончания уроков, за калиткой школы, Иришка рискнула осторожно спросить.
   - Приключаться будете?
   - Откуда узнала?! - резко спросил Андрей, шокированный неожиданной осведомлённостью "посторонней девчонки".
   - Так видно! Если у мальчишки лицо "загадочное" и видно, что он что-то скрывает, значит будет шалость.
   - А тебе тогда чего?
   - А с вами можно? - вопросом на вопрос ответила Ирина и скроила просящую мордочку.
   Коля с Андреем изумлённо переглянулись.
   - Ты чо, сдурела, женщина? - решил изобразить грубого хулигана Андрей. - Там будет опасно!
   - От мужика слышу! - насмешливо бросила она. - И вообще! Вот попадётся вам снова какая-то прОклятая вещица, а вы и знать не будете.
   Коля с Андреем снова переглянулись... И замялись.
   Демонстрация утром была весьма яркой и запоминающейся. Особенно запомнил Андрей -- синяками и шишками, которые прямо сейчас ощущал. Ведь за полдня они никак не могли сойти.
   У Коли была иная проблема.
   Он помнил очень нехорошее качество девчонок -- болтливость. Болтлив ли конкретный экземпляр этого племени, что сейчас сияя улыбкой и конопушками прыгает перед ними -- выяснять как-бы не ко времени. И не уместно.
   Но тогда как отшить так, чтобы не обидеть?
   Ведь один раз она их спасла от серьёзного мордобоя, второй раз -- от проклятия...
   Кстати проклятия, как догадывался Коля, навешенного на шарик лично им. От которого пострадал друг Андрюха. И что сказал бы Андрюха, если бы узнал что именно он, Коля, подсунул под видом стального шарика, такую крутую невезуху с постоянными падениями? И не важно, что сам Коля не знал, что предмет до сих пор заряжен проклятием, направленным на Федьку-Шпинделя. Ведь Андрей смертельно обидится!
   - Угу. А если ты заболеешь? - пришла в голову Коле спасительная мысль. - Ведь твоя маман нам спасибо не скажет! Вона какой нонче ветрюган холоднючий! Вмиг простудишься!
   Ирина насупилась, но аргумент для неё был слишком весомым. Ведь действительно очень холодно. И действительно, мама этим двоим... да неизвестно что сделает, если Ира заболеет!
   - Ну... Так не честно! - ещё больше надулась она.
   То, как она сказала, проняло даже сурового Андрюху.
   - Да ладно! Холода не навечно. - как-то неуверенно выдал он.
   - Правда?! - немедленно просияла Ирина.
   Парни уже третий раз за последние минуты переглянулись.
   - Правда. - выдал Коля.
   - Вы обещали! - воскликнула Ирина.
   "И что мы обещали? - подумал Коля. - То, что возьмём её вместе "приключаться", когда тепло станет, или что холода не вечны? Вот же ж!".
   Расстались все у песочницы на детской площадке между домами -- Андрей пошёл в одну сторону, Ирина -- в противоположную, а Коля вообще перпендикулярно.
   Перед этим Андрей клятвенно заверил Колю, что его отпустят на полчаса вечером "в нужное время".
   Последний пассаж был предназначен для ушей Ирины. Друзья опасались, что выйдя "на дело" обнаружат у своей компании такой конопатый довесок, который ну совсем ни к чему. А так -- она, ведь, не знает назначенного времени.
  
  
   ****
  
  
   Достать лом и притащить его к дому номер восемь, вылилось в отдельное приключение. Ведь оба - и Андрей и Коля - не желали попасться на глаза кому-нибудь постороннему. Потому пришлось попетлять среди новостроек, выбирая места, где ещё нет или уже нет освещения. Последнее объяснялось просто: местные хулиганы -- ясно дело кто, - навострились из рогаток выбивать уличные фонари. А городские коммунальные службы просто не успевали менять разбитые лампочки на новые. В результате остались целыми только те лампы, что висели очень высоко на больших столбах. Такие были только вдоль проезжей части.
   Стоило просто держаться подальше от дороги и идти вдоль аллей с разбитыми фонарями, сворачивая в сторону тёмных мест там, где либо успели заменить лампочки, либо просто рогатки хулиганов их ещё не пробили. Так или иначе, эта цепочка тёмных мест представляла из себя хоть и простенький, но лабиринт.
   Пришлось побегать периодически замирая и приседая, если вдали показывалась фигура одинокого прохожего. По такой погоде мало стремился высунуть нос на улицу в столь поздний час. Холодный ветер, казалось не только выстудил землю, но и выморозил небо, оставив его без единого облачка.
   И даже луны не было. В последнем Коля специально убедился посмотрев на листок отрывного календаря. Там всегда, справа от числа дня, выставлялись времена восхода и захода как солнца, так и луны. Луна должна была взойти в три часа ночи, что очень даже было хорошо для того, что они задумали.
   Самым трудным оказался финальный забег.
   У дома всё-таки свет имелся -- от лампы над входом в подъезд и от лампы, под которой всегда оставлял своё авто Жоржик Шпинёв.
   Пришлось сделать крюк и обойти дом вдоль стеночки, чтобы зайти в подъезд с наименее освещённой стороны дома. Когда же оказались на первом этаже, то как ни была для них тяжела ноша, оба рванули к лифту бегом.
   На счастье ни перед лифтом, и в самом лифте никого из обитателей дома не оказалось. А так как он был заселён пока лишь наполовину, то имелся очень большой шанс вообще никого далее не встретить.
   На последнем этаже, первым высунулся из двери лифта Коля. Глянул по сторонам, убедился, что всё тихо.
   - Бежим к лестнице на чердак! - шепнул он Андрею.
   - Там же замок!!!
   - Фигня! Отопру!
   Возле двери тихо поставили один конец лома на пол и Андрей постарался заслонить его, чтобы хотя бы издали не было понятно, что у него в руках. Однако возвышавшийся над его макушкой другой конец лома делал его усилия тщетными. Оставалось надеяться, что никому не взбредёт в голову выходить на площадку и после задавать неудобные вопросы двум "заплутавшим" школярам.
   Замок и вправду на решётчатой двери висел самый примитивный. Как шутили: "на честного человека". Коля, достав гвоздь из кармана, справился с ним за пару секунд.
   Медленно открыли дверь. Прошмыгнули внутрь и также осторожно прикрыли её. Издали, если не подходить близко, казалось, что она по-прежнему на замке -- Коля не стал снимать его, а просто продел в проушины, оставив болтаться незастёгнутым.
   Прошли через пустынный чердак и уткнулись в дверь, ведущую на крышу. Вот эта дверь их "порадовала". Когда её попытались открыть, она огласила всю округу страшным скрежетом. Андрей аж зажмурился.
   Прождали минуту.
   Всё было тихо.
   Ещё минуту.
   Так никто и не появился, выяснять что за жуткие звуки доносятся с чердака дома.
   Тихо выползли со своей железной ношей на плоскую крышу.
   - У-у! Звиздищей!!! - восторженно воскликнул Андрей, обозревая небосвод густо усеянный сверкающими блёстками. Вымерзший воздух стал кристально прозрачным и стали видны те звёзды, что ранее скрывались за всегдашней дымкой. Даже Млечный Путь, казалось, обрёл объём и контраст, и переливался мириадами искр. Такое часто бывает во время ветреной погоды. Звёзды мерцают как свечи на сквозняке. Может поэтому, в стародавние времена родилась легенда, что звёзды, это свечи, что зажигают ангелы.
   С точки зрения современных знаний бред, конечно, но тогда верили.
   - Да. Красиво. - нахмурившись бросил Коля, потёр рукавичкой начавшую снова застывать щеку и тяжко вздохнув бросил. - потом полюбуемся. Сейчас нам направо.
   Андрей не глядя под ноги, чисто автоматически принял в право и зашагал к железному ограждению крыши. Взгляд его намертво был прикован к звёздам, ярко сияющим в морозной ночи.
   - Смотри под ноги! - буркнул Коля. - Нам бы ещё с этой железиной тут брякнуться... для пущего эффекта!
   - А всё равно нихрена не видно! - отмахнулся Андрей левой, свободной рукой, но шагать стал осторожнее. Последние заморозки превратили плоскую крышу в хороший каток.
   Друзья дошли до железного ограждения и сгрузили лом на свежий ледок. Коля прокрался к ограде и осторожно выглянул за край крыши. На минуту, свет, идущий снизу, от уличных фонарей высветил его шапку, надвинутую почти по самые глаза.
   Коля плавно убрался со свету, сделал пять шагов вправо и снова поглядел за карниз.
   - Здесь.
   Сзади раздался звон падающего железа и сдавленные ругательства товарища.
   Коля обернулся. В отличие от Андрея, тьма на крыше была для него далеко не полной. И причину шума он увидел сразу.
   Пока Коля смотрел вниз, Андрей поднял ближний конец лома и попытался его подтащить ближе. Сделать удалось всего один шаг. Хорошо, что чисто на рефлексах Андрей выронил лом и он брякнулся рядом.
   - Ничего не поломал? - ворчливым тоном спросил Коля.
   - А чего ему сделается?! Он же железный!
   - Ты тоже железный? - ядовито справился Коля.
   - Н-ну... Тоже! Железный! - поняв юмор ситуации и сделав грудь колесом ответил Андрей. Хотя ушибленную руку постарался спрятать за спину.
   Оставив лом Андрей осторожно, мелкими шажками приблизился к Коле.
   - Она там! - зачем-то шёпотом сказал Коля и показал пальцем за бордюр.
   Андрей, поддавшись инстинктам попытался тоже выглянуть, но был остановлен Колей.
   - Не надо. Чем меньше нас видят снизу, тем лучше.
   - А чё, тогда делаем?
   - Кидаем.
   - Дык он тяжёлый!
   Коля огляделся по сторонам.
   - Смотри, Андрюха! Там две доски.
   Под стеночкой лежали две, сколоченные уголком, доски. Лежали явно очень давно. И когда этот деревянный уголок здесь забыли? Возможно даже сами строители этой двенадцатиэтажки.
   - И чё с того? - Не понял друг. Досок он не увидел в такой темени, но если друг видит...
   - Они как желоб. И покрыты льдом.
   - Всё равно не понял!
   - А-а! - отмахнулся Коля и погрузился в вычисления.
   - Так... от стены до машины три метра... Мы на крыше, значит от нас по верхней кромке крыши... Пока лом будет падать, за это время должен пройти по горизонтали эти три метра... Итого угол наклона желоба... должен быть... блин!... должен быть...
   Коля поджал губы и полез чесать затылок. Треух при этом сполз ему на глаза.
   - Короче, Андрюха! Будешь держать желоб.
   - Так и знал! - начал, было плакаться тот... Но Коля не дал ему продолжить нытьё.
   - ... А я, подниму лом, положу его на желоб и толкану. Тебе же самая ответственная работа -- держать желоб под нужным углом. Просовывай его под ограждение!
   - Каким концом?
   - Тем!
   Андрей пригляделся и во тьме таки разглядел то, что указывал Коля -- как неясную чёрную тень. Подошёл к доскам, ощупал их и попытался взять в руки. Ничего не получилось.
   Подёргал его. Результат тот же.
   - Только не пинай!!! - прошипел внезапно сквозь зубы Коля. - Р-развалишь!!!
   - Дык! Примёрз, падла!
   - Фигня-война! У нас же лом! Щас ледок подломим под ней.
   - А-а! - хлопнул себя по шапке Анрдей.
   Друзья взяли тяжёлую железяку и со второй попытки таки поддели плоским концом лома примёрзшую деревяшку. Направлял плоский конец лома Коля, как лучше видящий. Деревящка крякнула и отломилась вместе с большим куском льда с лужи, в которой лежала. Быстро оббив острые ледовые края деревяшку подтащили к бордюру.
   Коля ещё пару раз на секунду выглядывал за край крыши, чтобы уточнить положение машины относительно желоба. Обернувшись же увидел, как Андрей гладит лом.
   - Ты чи-иво делаешь?! - удивился он.
   - Так мой старший брат делает с заготовками когда в сарае что-нить мостырит. И после у него всё получается по высшему разряду. Говорит, надо любить то, что делаешь.
   - Оно ясно, что надо любить своё дело... - не понял Коля. Ведь все манипуляции выглядели как ритуал.
   - Ладно! Всё готово! - произнёс наконец Андрей и поднялся на ноги одновременно поднимая острый конец лома.
   Коля перехватил железку.
   - Становись под желоб и упрись в ограждение. Лом - это моя задача.
   В следующую минуту Коля правил наклон желоба. Указывая Андрею то перехватить ближе к середине, то дальше, попеременно отходя в сторону и придирчиво оценивая получившуюся конфигурацию.
   - Во! Так и стой! - наконец выговорил он.
   Андрей упёрся ногами в крышу и замер.
   Коля протащив лом, поставил его конец на край желоба, с трудом поднял его и просунул чуть дальше. Наконец лом занял своё положение в желобе, удерживаемый только Колиными руками.
   Коля чуть продышался и легонько подтолкнул лом.
   Тот зашуршал по покрытому льдом желобу и, напоследок, тихо звякнув, исчез за краем крыши.
   Несколько мгновений не было слышно ничего и наконец... Бум!
   Звук был какой-то глухой. Друзья ожидали что бабахнет так бабахнет. Ведь железяка просвистела аж двенадцать этажей!
   Пара мстителей переглянулась и дружно высунулась за край крыши.
   Машина как стояла, так и продолжала стоять. Вокруг было ни души.
   - И чо?!! - воскликнул Андрей.
   Коля же промолчал и прищурился. На крыше автомобиля красовался аккуратный чёрный кружок.
   - Не кипишуй Андрюха! - оскалился он. - Попали как надо!
   - Да?! И куда это?
   - В крыше дырка. - пояснил Коля и потянул друга за плечо. - Сваливаем! Потом из окна налюбуешься у тебя же третий этаж.
   - И то верно. - буркнул Андрей.
  
   На утро весь двор был поднят на ноги... нет, не звуком взрыкивающего двигателя. А воплем раненого бизона. В этом вопле сплелось всё и обида, и злость, и удивление.
   И было от чего орать!
   Утречком Шпинёв-старший, в прекрасном расположении духа -- ну как обычно -- вышел из подъезда. Предвкушая то, как он будет "давить на нервы всем этим неудачникам", громко прогревая двигатель своей красавицы "Волги". Ну вот любил он это дело, хотя по большому счёту это было уже хулиганство с его стороны. Но даже потеря четвертака на взятку участковому этого стоило. Возмущённые вопли жильцов окрестных домов и соседей грели его мелкую душонку.
   Он подошёл к автомобилю, полюбовался красивыми бликами на блестящих боках машины и пошуровав в замке открыл дверцу.
   Сначала он не понял.
   После не поверил своим глазам.
   Помотал головой, надеясь что наваждение развеется. Но всё, что он видел никак не хотело исчезать.
   Укусил себя за палец.
   Получилось очень больно. Но тем самым убедился что не спит.
   И тут только до него дошло что он видит.
   В водительском кресле, точнёхонько посередине, торчал... ЛОМ. Обыкновенный железный лом. Его плоский конец подло блестел в свете уличных фонарей намекая на то, что не всё так просто в этой жизни. И что он -- лом -- ещё и углубился в асфальт на серьёзную глубину, что делало проблему его извлечения ну очень нетривиальной.
   - М-м-не-е-е-е-ет!!!! - заревел Жорж на весь двор. И уже по привычке отметил как в домах стали массово зажигаться окна.
  
  
  -- 24 марта. Длинная среда
    []  []
  
   Как обычно, шум за окном Людмила Зверева пропустила мимо ушей. Правда, слегка, сквозь сон, удивилась, что не было звука двигателя машины. Сон у неё был здоровый и даже если под её окнами устроят драку два громовых ящера, она и ухом не поведёт.
   Также, как и обычно, она поднялась в половину седьмого, сделала завтрак, снарядила в школу дочку и тут, прямо от порога её позвал настойчивый звонок телефона. Она поспешно чмокнула Иришку в щёчку и быстрым шагом направилась к тумбочке, что возле дивана в зале.
   - Пока мам! - помахала Ира ручкой и шагнула за порог.
   -Пока-пока! Приноси пятёрки Иришка! - бросила Людмила и помахала в ответ.
   Поспешность, с которой Людмила отправилась к телефону, объяснялась просто: сейчас, когда они только-только переехали в Малый Китеж, когда ещё не успели обрасти знакомствами, друзьями, могли звонить только с работы. И если звонят на дом, значит что-то случилось. Серьёзное.
   - Да? Кто звонит? - вопросила Зверева, приложив трубку к уху.
   - Людочка, здравствуй! - раздался в трубке бодрый голос непосредственного начальника. Голос у него был подстать фамилии -- мягкий, и обволакивающий как мурлыканье кота. Но зная, сущность, способности и, особенно опыт Котова...
   - Здравствуйте Василий Иванович! - официально поприветствовала Людмила. - Что случилось?
   - О-о! Случилось! Прямо у тебя под окнами случилось! Тебе даже никуда особо и идти не надо! К нам поступил сигнал. Надо проверить. Так что можешь приступать к работе прямо сейчас. - зарядило начальство.
   - Приступаю! - механически кивнув, бесцветным голосом ответила Людмила. - Какие инструкции? Целеуказание?
   - Да, Людочка! Целеуказание - автомобиль ГАЗ, принадлежащий некоему Егору Самуиловичу Шпинёву. Нам сигнализируют, что сию самобеглую повозку, пронзил железный штырь. И с тем штырём, как и самобеглой повозкой, что-то не так! Вот что там "не так" тебе и выяснить. Так как рядом с твоим домом -- связь держим через этот... аппарат. - последнее слово Котов выговорил с запинкой.
   Что значит "этот аппарат", Людмила поняла сразу.
   Просто когда шеф возбуждался, а возбуждался он всегда, когда пахло каким-то серьёзным делом, он начинал путать эпохи и слова. Вот и сейчас автомобиль "самобеглой повозкой" назвал.
   Это не было чем-то из ряда вон выходящим -- обычные будни и обычные закидоны начальства. Но вот то, что что-то произошло именно с той самой "Волгой"...
   Людмилу укололо нехорошее предчувствие.
   Но делать нечего -- надо идти исполнять. Работа такая.
   Она неспешно навела марафет, тщательно заправила хвост белых волос под шубу, подхватила сумочку и вышла из дома.
   Привычно уже провела по косяку двери пальчиками, и замкнула квартиру.
   На улице было столпотворение. Толпа окружила автокран, и мрачных работяг, подцепляющих стропами стоящую перед домом номер восемь новенькую "Волгу" ГАЗ-24. Чуть поодаль, на пустой клумбе стояли генератор ацетилена, кислородный баллон, шланги и горелка, которую зачем-то держал молоденький парнишка, лет двадцати. На его лице застыло удивление.
   Но самым колоритным в этой толпе был мужичок, в дорогой меховой шапке, дорогой шубе из под которой виднелись очень дорогого, импортного вида брюки. Обувка на сём мужичке тоже была не из простого магазина - что-то элитное, импортное.
   Мужичок разве что не визжал от паники. Он очень боялся что его ненаглядный транспортный аппарат помнут или поцарапают. Кстати под стропы было напихано такое количество разного тряпья, что вызвало уважение.
   "И откуда столько тряпья взяли?!" - мимолётно подумала Людмила, протискиваясь сквозь строй зевак.
   Мужичок, всё был недоволен, всё лаялся и с рабочими, и с бригадиром. И если сам импортно-одетый крепких выражений старался не применять, то бригадир не стесняясь присутствующих крыл всё матом. И, кстати, получалось у него чуть ли не стихами.
   Людмила подивилась такому виртуозному владению матерным языком и ничуть не смущаясь подошла к спорщикам.
   - Что тут у вас происходит? - официальным тоном спросила она у бригадира, старательно игнорируя Жоржа Шпинёва (а это был именно он).
   Бригадир тут же заткнулся, узнав в подошедшей высокое начальство, но ответить ничего не успел. Жорж, так как со Зверевой ни разу не сталкивался, наоборот, взбеленился.
   - Чего тебе тут надобно? Не видишь, тут катастрофа, панимаиш?! - У Жоржа слово "панимаиш" явно было паразитом".
   Кстати Людмила, весьма слабо походила на Очень Высокое Начальство. Небольшого роста, стройная, зеленоглазая. Она больше походила на старшеклассницу, вышедшую погулять перед школой. То, что на ней модные сапожки, полностью нивелировалось простецким пальтишком с меховым воротником и вязанной шапочкой, надвинутой почти на глаза. К тому же атташе-кейс, который она держала в руках, ещё больше делал её похожей на школьницу -- многие родители, соблазнившись удобством и стильностью жёсткого чемоданчика, покупали их своим детям в школу.
   - Ваша фамилия, гражданин? - проигнорировав хамский заход спросила Зверева.
   - Девочка! Иди в школу! Не видишь, тут серьёзные дяди серьёзным делом занимаются, панимаиш! - решил отвязаться Шпинёв, но не тут-то было.
   - Гражданин! Я спрашиваю, как ваша фамилия? Назовитесь!
   - Девочка! КТО. ТЫ. ТАКАЯ?! - вспылил Шпинёв.
   "Девочка", ничуть не смутившись, сунула руку за пазуху и достала удостоверение в красной обложке.
   - Зверева Людмила Леонидовна, Комитет Государственной Безопасности, Малый Китеж, "Подразделение К", эксперт-криминалист. - отрекомендовалась она, разворачивая корочки и суя под нос Жоржу.
   Немая сцена.
   Жорж в секунду становится похожим на ледяной столб в тулупе. Он явно надумал себе много чего. И что за ним, таки, пришли, и что сейчас будут арестовывать "за всё хорошее"...
   Но потом в уме всплыло слово "эксперт-криминалист". И он преисполнился энтузиазма!
   - Вот!!! На моей стороне КаГеБе!!! Теперь я покажу всем кузькину мать! - и тут же залебезил перед "бывшей" "школьницей" Шпинёв.
   Людмила нахмурилась. Народ тоже нахмурился.
   - Вы всё-таки не назвались.
   Шпинёв рассыпался в извинениях и назвался полностью, упирая какой он крутой и со связями. Народу понравилось это ещё меньше.
   Людмила поморщилась.
   "Либо дурак, либо вообще страх потерял. - подумала Людмила. - Ведь я могу на него и ОБХСС навести".
   Она не любила таких "хозяев жизни". Потому отвернулась от лебезящего хама и кинула бригадиру на которого напал ступор в виду явления народу представителя грозного ведомства:
   - Расскажите, что произошло.
   - Ну... Эта... Вот! - нашёлся тот и просто открыл переднюю дверь "Волги". Там из водительского сиденья до сих пор торчал лом. - Ось! Дрючок! Не могём вынуть! Торчит, падлюка, не шелохнется! Шо ни робилы -- усё никак!
   - Жаль, что не в заду Шпинёвском торчит... - послышалось ворчание тётки "из народа".
   - Кому бы поручить тако благое дело? Мож прекратит народ своей бумбархайкой по ночам тиранить? - отозвалась товарка.
   - Ну да! С ломом в заднице шибко не поездишь! - заметил работяга стоящий рядом.
   - Та и ща не плохо! - Отозвался ещё один. - Как ту телегу пришпиндорило славно! Ни вперёд, ни назад!
   Народ сдержанно хохотнул.
   Шпинёв озверел с полоборота.
   Ему всё мерещилось, что за ним, за его спиной, стоит грозное Ведомство, Контора. Но "развить мысль" ему не удалось.
   - Успокойтесь гражданин Шпинёв! С вами отдельный разговор! - грозно бросила Зверева через плечо. Шпинёв тут же скукожился, а Людмила переключилась на бригадира.
   - Пытались срезать? - кивнула она на всё ещё стоящего на клумбе парнишку с ацетиленовым резаком в руках.
   - Ага! - с характерным украинским гэканьем подтвердил бригадир. - Огонь ну никак ту прокляту железину не берёт!
   - Покажи. - коротко бросила Людмила и, расстегнув чемоданчик, достала маленький тёмный цилиндр, тут же заискривший в её руке.
   - Мыхайло! Гэть сюды! - рявкнул бригадир. - Покажи как и шо.
   У молоденького сварщика глаза тут же зажглись энтузиазмом и мыслью. Он ловко размотал шланги, - чувствуется опыт многих авралов, - зажёг, отрегулировал пламя горелки и просунул под днище "Волги" приблизил факел к торчащему из асфальта концу лома.
   Голубое, с прожилками фиолетового, пламя упёрлось в лом. Но сколько ни держал сварщик пламя на металле, тот своего цвета так и не поменял. Хотя уже давно должен был раскалиться добела.
   - Электросварку бы притащить... - вслух начал размышлять бригадир. - А то ничего эту железину не берёт!
   - А вы уверены, что это железо? - спросила Людмила.
   - А что-ж ищщо?! - удивился бригадир.
   - Температура плавления железа -- тысяча пятьсот тридцать восемь градусов. - Для справки указала эксперт-криминалист. - Температура ацетилено-кислородного пламени -- около трёх тысяч шестисот градусов.
   - Таки шо нам делать теперича?!
   - Пока ничего. - ответила Людмила бригадиру и бросила сварщику. - Достаточно!
   Сварщик, крутанул ручки на горелке. Пламя хлопнуло и исчезло. Когда он поднялся на ноги Зверева подошла к машине ближе и внимательно осмотрела лом.
   Ни на первый, ни на второй взгляд лом не вызывал никаких подозрений -- обычный грубый инструмент каких сотни тысяч. Зародившиеся же подозрения молодая эксперт проверила самым простым для себя способом -- поднесла к хвосту лома свой цилинрик. Тот предсказуемо оттолкнулся от прОклятой железки.
   - А что это такое интересное у вас? - попробовал полюбопытствовать так и не отошедший от машины сварщик.
   - Прибор. - коротко и совершенно бессмысленно ответила Людмила.
   - Я полагаю, что за лом хватались все, кому не лень? - обратилась она к бригадиру.
   - Дык... это ж! - замахал он руками показывая на Шпинёва. - Вот! Гражданин требовал убрать...
   - Всё ясно! - бросила Зверева возвращая свой персональный умклайдет в чемодан. - Все, кому не лень хватались. Начиная с гражданина Шпинёва.
   - Надо полагать, что злоумышленника мы не найдём? - влез хозяин "Волги".
   - Хорошо бы не нашли! Правильный человек сделал! По-доброму поступил -- за ради всех старался! - послышались реплики из толпы зевак.
   - Выставьте ограждение. - без лишних слов приказала Людмила бригадиру. - И стропы снимите.
   - Но моя машина?!! - взвился Жорж. - Мне в район надо срочно!!!
   - На автобусе доедете, гражданин! - неприветливо отозвалась эксперт-криминалист.
   - Правильно! Давно пора ироду как все нормальные люди походить-поездить. А то повадился, п о н и м а и ш, добрым людям спать мешать спозаранку. - снова раздалось из толпы, поддержанное всеми зеваками. Их реакция была на редкость единодушной. Видать достал этот... всех и до самых печёнок.
   "Но лом-артефакт?!" - удивилась про себя Людмила, бросив ещё раз взгляд на торчащий из водительского сиденья хвост ломательного инструмента.
   Локтем захлопнула дверцу и обозрела всё в целом -- и машину и торчащий снизу лом, углубившийся в уже успевший не только оттаять, но и обгореть асфальт.
   "Зачем и кому такое могло понадобиться?! Но... Дело теперь за малым -- отчитаться и ждать".
   Она представила, что придётся много времени провести на пронизывающем холодном ветру и заранее поёжилась.
  
   - Людмила Зверева на проводе. - коротко и официально доложилась эксперт.
   - Здравствуй Людочка! Что так мрачно? Али нашла чего странного? - послышался в трубке ласковый голос шефа. В его голосе ясно читалась надежда на что-то интересное. А то только и знаешь, что расследуешь мелкие хулиганства, причём выполненные чаще всего изумительно изобретательными школярами, а не людьми, обладающими Силой.
   "Кстати в данном случае как раз присутствует мелкое хулиганство кого-то из наших -- проклятие на авто висит доброкачественное. - отметила про себя Зверева. - Но это мелочи по сравнению с тем, что авто пронзило насквозь".
   - Да шеф. "Саламандра" - твёрдо заявила она.
   - Ох как... сурово! Ты... уверена? - тут же загорелся энтузиазмом шеф.
   - Можете сами проверить. - Обиделась Зверева на мимолётное недоверие.
   - Верю-верю! - примирительно отозвался Котов. - Побудь пока на месте. Высылаю группу.
   - Шеф!
   - Да?
   - Я уже проверила. Там не просто криминалисты нужны. Тут что-то очень древнее и... Там всё затёрто. Мастер работал. "Лабораторию Девять" надо бы сюда.
   - Но огонь... - как утверждение переспросил шеф.
   - Потому и "Саламандра"... Только никак не возьму в толк, что "Саламандре" понадобилось от торгаша, пусть и вороватого, но обычника!
   - Хм! Какая прелесть! - пришёл в восторг шеф. - Хорошо! Уговорила! Будет тебе "Лаборатория Девять". В полном составе. Жди.
   - Спасибо шеф. Буду ждать. - ответила она и начала прикидывать сколько ей позволено посидеть в тепле до того, как примчится бригада из Лаборатории.
   Из окна было видно милиционера в шинельке, потерянно вышагивающего около временного деревянного заборчика-штакетника, что выставили ремонтники. Присоединяться в ожидании к милиции было как-то... У КГБ издавна трения с милицией. Не любят они друг друга.
  
  
   ****
  
  
   Андрей Зорин не стал лезть близко к пробитой ломом машине. Он уже и так налюбовался на зрелище и суету из окна квартиры. Поэтому, даже не взглянув в ту сторону он от подъезда рванул к Коле и Ире, ожидающих его "выбега".
   Но сразу же за "Здорова!" начал с подозрительной миной нарезать круги вокруг Ирины. Причём смотрел на неё так, как будто вот-вот изобличит-узнает матёрого преступника.
   - Ты чё-о-о?!! - возмутилась Ирина и даже попятилась.
   - Точно! - изрёк Андрей с глубокомысленным видом потирая подбородок. Коля же пребывал в растерянности.
   - Что точно-о?!
   - Она косметикой пользуется!
   - Ты чо?!! Сдурел?!!
   - Календарь сегодняшний видел? - обратился Андрей к Коле.
   И тут до Коли дошло. Он вспомнил шуточную картинку на листе отрывного календаря. В семьях Змиевых и Зориных они были одинаковые.
   - Ну-т-ты-блин!!! - замотал головой Коля. - Я думал что серьёзное.
   - Дур-рак! - возмутилась Ира. До неё тоже дошло. - А я тебя вчера от проклятия избавила.
   - Да ладна-а! Мы пошутили! - вальяжно махнул рукой Андрей. - Правда Колян?
   Коля же разинув рот не знал что сказать. Ему было очень неудобно за товарища.
   - Дурацкая шутка! - обиделась Ира.
   - Почему? - искренне удивился Андрей. - А маме понравилось, когда папа её поздравил с весной и веснушками! Все же видели календарь.
   На эти слова Ира просто надулась, не зная как реагировать. Получалось так, что Андрей не собирался обидеть. Но получилось как-то глупо.
   - Ну... разве что... - буркнула Зверева и перевела взгляд на машину, вокруг которой суетился народ. Через пару секунд её личико уже снова сияло радостной улыбкой.
   - А здорово её! - кивнул Коля на "Волгу" и бегающего вокруг неё Шпинёва-старшего.
   - Да! Будет знать, как народ тиранить! Каз-зёл! - подхватил Андрей. - Айда в школу. Тут долго будут железяку дёргать.
   - Я никому не скажу! - неожиданно заявила Зверева начиная шагать прочь с детской площадки.
   Андрей и Коля, сбитые с толку переглянулись.
   - Не скажешь о чём? - решил переспросить Андрей догнав Иру.
   - Кто лом воткнул.
   Коля и Андрей снова переглянулись.
   Со стороны Ирины это было похоже на шантаж. Многие девчонки сначала говорят, что никому не скажут, а потом начинают выторговывать за молчание какие-то барыши. Причём размер и характер того барыша зависит от силы фантазии и величины жадности конкретной шантажистки.
   - А ты знаешь?
   - Знаю! - нагнав таинственности, ответила Зверева.
   - И кто?
   Ира остановилась на краю детской площадки и скептически смерив обоих друзей ответила.
   - Так вы же и прокололи! Вчера. - и чуть помолчав, насладившись круглыми глазами Андрея и Коли, добавила осуждающе: -- И меня не позвали! Вот!
  
   *****
  
   Бригада из Лаборатории-Девять прибыла на удивление быстро. Только-только выставили ограждение, только-только заткнули Шпинёва, всё грозящего пожаловаться какому-то "вышестоящему начальству", как во двор зарулил неприметный ПАЗик.
   Первым из открывшихся дверей выпрыгнул шеф. Огляделся, составил в уме трассу по присыпанным песком местам асфальта и быстрым шагом направился к своей работнице.
   - Неожиданно! Всё-таки не поверили Иван Васильевич?
   - Людочка! - на показ оскорбилось начальство. - Чтобы я вам не доверял?!! Мне просто самому любопытно стало! Сколько лет ведь прошло с того самого!...
   Котов имел в виду свою последнюю стычку с Саламандрой. Видно его так заело, что никак не мог успокоиться. Ведь из его цепких рук ещё никто не уходил... Кроме Саламандры.
   - Ну-ка показывайте! - махнул он ей рукой энергичными шагами направляясь к ограждению. За его спиной на холодный ветер вываливались из тёплого салона автобуса сотрудники Лаборатории. Бригадир ремонтников услужливо отодвинул одну из секций.
   Людмила подошла к машине и достала из кармана свой "прибор". Тот как обычно заискрил в её руках и звякнул.
   - Чтобы было понятно с самого начала... - начала на ходу пояснять Зверева. - вот смотрите.
   Она провела по капоту "Волги" своим умклайдетом, от чего поверхность машины еле заметно засияла.
   - Хм! Ха! Хе! - выдало начальство и вопросительно посмотрев на Звереву вопросило. - Успела распутать?
   - Ничего сложного, Василий Иванович. Обычное, бытовое проклятие. Но... - смутилась она.
   Шеф терпеливо ждал.
   - Прокляли очень уж с выдумкой. Не придерёшься.
   - Даже с Кодексом Ка?
   - Даже с Кодексом Ка! Что интересно. Проклятие наложено на машину. Но охраняет пассажиров.
   - Да. Потому сразу не обнаруживается. - подтвердил подошедший глава Лаборатории-Девять успевший не только прислушаться к докладам нового сотрудника, но и кое-что проверить самому.
   - То есть проклявшему мы ничего не можем предъявить? Даже если найдём. - уточнил шеф.
   - В том-то и дело Василий Иванович. Ведь само проклятие вред машине не наносит -- его наносят те, кто хоть что-то кинет в неё, а это, по смыслу проклятия, явно не проклявший. К тому же, учитывая то, что оно второй частью охраняет пассажиров...
   - Ну раз так... - мгновенно потеряв интерес к этой части сказал шеф. - что там с ломом?
   - А с ломом...
   Зверева обернулась к ставшим полукругом, чтобы видеть всё, экспертам.
   - Четыре слоя. - коротко сказала она и приглашающим жестом махнула в салон автомобиля, на виднеющийся там хвостовик лома.
   Но продолжить не успела. Прибежал Шпинёв-старший и стал канючить.
   - Мне в район-надо-о!!! Панимаиш?! - заладил он подбежав к шефу "Подразделения К". Тот отшатнулся и посмотрел на Шпинёва как на некое особо диковинное животное.
   - Что вам надо, гражданин? - холодно спросил Котов.
   - Мне в район-надо!!! Меня там ждут!!! На высоком уровне ждут!!! Панимаиш?!
   - Мы вас не держим! - также холодно ответил Котов.
   - Мне машина нужна, панимаиш? Немедленно снимите её с этой... железяки!
   Вероятно Шпинёв принял Котова и людей "Лаборатории-Девять" за каких-то работяг из ЖЭКа.
   - Ну так и езжайте, гражданин! - не понял Котов.
   - Мне машина нужна, понимаишь?! Эта машина, дурья твоя башка! Мне на машине надо ехать! Как я могу приехать в район, к уважаемым людям, на автобусе?
   Когда Жорж начинал очень уж сильно злиться, на конце слова "понимаиш" в его произношении вдруг прорисовывался мягкий знак.
   - Хорошо можете приехать. С комфортом. - отозвался шеф и в его словах в ответ прорезались язвительные нотки.
   - Ты хоть знаешь, с кем разговариваешь? - начал распаляться "великий начальник" - Я Шпинёв! Я сейчас позвоню твоему начальнику и тебя уволят! Как препятствующему функционированию важных людей, понимаишь?!!
   Котов поморщился.
   Потом обвёл взглядом своих подчинённых.
   Те еле сдерживались, чтобы не рассмеяться во весь голос, с интересом ждали, что будет дальше. Так как дурак пытался накатить "на Самого" никто даже помыслить не мог, чтобы вмешаться.
   Вероятно комизм складывающейся ситуации наконец-то дошёл до Василия Ивановича. Он ухмыльнулся поискал глазами нужного человека и отдал команду.
   - Товарищ Саблезубый! Разберитесь с гражданином.
   Саблезубый рад стараться. Молча подошёл к зарвавшемуся гражданину и посмотрел тому в глаза со своих двух метров роста. Под взглядом блекло-жёлтых глаз Шпинёв съёжился и даже слегка присел. Он сталкивался с работягами у которых совершенно нет комплексов по отношению к Высокому Начальству. Знал, чем обычно это кончается. Потому, что у нас какое государство?
   Пра-авильно! РАБОЧЕ-крестьянское.
   С ударением на первом слове.
   И даже если вдруг некий работяга "слегка намнёт бока" некоему гражданину Шпинёву "из сословия служащих" - то есть из, как говорили классики марксизма-ленинизма, прослойки, то почти наверняка ничего им не будет кроме порицания. Ведь свидетели, в таких случаях кто?
   Правильно! РАБОЧИЕ. А своих они никогда не сдают.
   Ну... может где и "сдают", но только не в Малом Китеже. Убедился. На собственных боках.
   Однако намятия боков на этот раз не состоялось.
   - Вам нужно срочно в район? - каким-то особым образом выделил слова желтоглазый.
   - Д-да-а.... - протянул Шпинёв. Причём глаза у него быстро стекленели, а лицо разглаживалось. От былого проявления "праведного начальственного гнева" скоро не осталось и следа.
   - Сейчас вы идёте, как и все нормальные люди, на автостанцию...
   Шпинёв кивнул.
   - Становитесь, как все нормальные люди, в очередь в кассу.
   Шпинёв механически снова кивнул .
   - Стоите там, как все нормальные люди, дожидаясь своей очереди.
   Снова механический кивок.
   - Покупаете, как все нормальные люди, билет в район .
   Кивок.
   - И, как все нормальные люди, едете на автобусе с билетом, в район.
   Кивок.
   - Идите, гражданин! - отпустил Шпинёва Саблезубый.
   Тот развернулся и как сомнамбула пошагал вдаль.
   - Так на чём мы там остановились? - вопросил шеф, возвращаясь к дискуссии.
   Спустя двадцать минут...
   На заледенелом асфальте лежат аккуратно разложенные странные инструменты. Дверь в салон "Волги" открыта и возле неё стоят шеф, скребущий подбородок и один из экспертов - хмурый. Остальные работники "Лаборатории Девять" что-то вымеряют своими приборами, нарезая круги вокруг.
   -Да... Действительно четыре! - говорит эксперт косясь на Людмилу, что стоит позади шефа. - И... как-то очень странно переплетаются. Первый, явно изначальный, "саламандровский", затёрт. Затирание - это второй слой. Третий слой -- нормальный ведьмаковский конструкт: "пойди туда, куда послали". И четвёртый... огонь! Причём заметьте, коллеги, именно этот слой активирует первый!
   - А почему первый "саламандровский"? С чего вы взяли? - мягким голосом вопрошает шеф.
   - Дайте мне! - потеряла терпение Зверева. Она оттеснила эксперта и напрягшись приложила свой умклайдет к железу лома.
   Несколько секунд ничего не происходило.
   Потом на ломе проявилась первая, светящая ярко алым, буква. Затем вторая... пока активация надписи не ушла под сидение автомобиля. Первые буквы гласили: Contra ex...
   Шеф оглянулся назад.
   - Ремонтники ушли в машину греться?
   - Давно. - отозвался оскалившись на все свои ровные, но очень острые зубы, товарищ Саблезубый, который как раз этим и озаботился -- уборкой лишних свидетелей "с поля".
   - Ладно. Взяли машинку и сняли с лома. - дал команду шеф.
   - Работники "Лаборатории Девять" дружно достали свои умклайдеты, подцепили авто, мягко подняли, и мягко поставили его на колёса рядом. Всё было проделано под качественно наведённой иллюзией. Со стороны, если бы кто наблюдал, это выглядело бы как будто спорящая о чём-то группа людей, дружно взялась за "Волгу", подняла её, оттащила в сторонку и поставила на землю.
   - Та-ак! И что мы имеем? - отряхивая ладони произнёс шеф.
   А в результате имелась полная надпись, упирающаяся в асфальт: Contra exiguo nullo receptio est.
   - Против лома -- нет приёма! - перевёл с латыни один из экспертов.
  
  
   *****
  
  
   Пройти в свои классы оказалось для Коли, Андрея и Иры и просто, и сложно. Просто -- банда Шпинделя по пути не попалась.
   А вот сложно...
   Новость, что шпинёвскую "Волгу" кто-то пришпилил к асфальту ломом, казалось, обсуждает вся школа. Пока шли по коридору, к ним с этой новостью успели подкатиться как минимум пять человек. Но узнав соседей и свидетелей того замечательного происшествия, немедленно пытались вызнать подробности, что собирало ещё больше учеников.
   Коля заикался и косился на Ирину ожидая, что она их "сдаст", Ирина весело заявляла "да видели", но ничего не прибавляла. Андрей же медленно надувался от ярости, так как его вся эта ситуация сильно раздражала -- и тем, что есть возможность проговориться(ведь как хочется сказать, что это именно они ту "тачку", как её называли ученики, проткнули), и тем, что задавали часто ну очень глупые вопросы.
   Потом пришёл-таки Федька Шпинёв и началась драка.
   По понятной причине, его давила обида, что папаню и его красавицу-машину вот так "опозорили". Благо, что сцепился Шпиндель не с истинными виновниками, а с какими-то одноклассниками.
   Тут же образовался плотный круг из зрителей, которые ещё принялись подначивать дерущихся. Некоторые, особо ловкие, забрались на подоконники с ногами, чтобы лучше видеть, кто не успел занять места в первых рядах просто подпрыгивали, рассчитывая в прыжке увидеть, что же там за головами зрителей делается.
   Андрей, как истинный боец, продавился в первые ряды и там остался смотреть за действом, Коля и Ирина, наоборот, постарались убраться подальше. И правильно сделали, так как вскоре подвалили дружки Шпинёва.
   Дружки попытались вступиться за атамана, а за избиваемого немедленно, с криками "так не честно!" вступились одноклассники шпинёвского противника и вся драка тут же приобрела воистину эпические масштабы.
   Пока Коля и Ирина просачивались в свой класс преодолевая встречное течение любопытствующих, на шум прибежали учителя и принялись разнимать драчунов под свист болельщиков. Шум в коридоре стал совершенно оглушительным.
   - Что там и с кем там? - спросила у Коли Юля Фокина, не успевшая пробиться в коридор.
   - Шпиндель драку устроил... - буркнул Коля.
   - ... Я их пока не знаю! - отговорилась Ирина как новенькая, когда Фокина упёрла вопросительный взгляд в неё.
   - И хорошо бы вообще не узнавать! - припечатала Олеся Можейко, со своего места. Похоже, она одна не пожелала интересоваться кто бьёт, кого бьют, и осталась сидеть на своём месте.
   - А почему?! - тут же уцепилась Ирина, чем ввергла Олесю в растерянность. Ей-то казалось, что ответ на этот вопрос очевиден. Она привычным движением надвинула дужку очков указательным пальцем на переносицу и глянув в глаза вопрошающей ответствовала.
   - Патамучта ка-азлы!
   Сказано было с такой экспрессией, что у Ирины немедленно округлились глаза. Коля же привычно отметил: Можейка в своём репертуаре. Она вообще к месту и не к месту любила припечатать это сочное слово "ка-аз-з-лы!". И было тому отношению весьма веское основание -- неизменно удерживаемый с первого класса статус круглой отличницы был великолепным поводом для всех оболтусов подёргать за роскошную косу, которой она так гордилась.
   - Там что все...? - многозначительно спросила Фокина.
   - А то! Когда Шпиндель один ходил? - риторически вопросил в ответ Коля.
   - Интересно... А на этот раз милицию вызывать будут? - спросила Юля.
   - Да ты что, подруга! Чтобы за Самим Федькой Шпинёвым, да милицию! - с апломбом бросила Журкина и дальше продолжила совсем уж цинично. - Опять папаню вызовут, а он чем-нибудь педколлектив умаслит. Этим всё и закончится!
   Сказано было так по-взрослому... Впрочем не удивительно: Журкиной было у кого учиться - у собственной маман. Ходили слухи, что она, будучи уже лет десять разведённой, да ещё и бухгалтером "Горэлектросетей", превратилась в образцово показательную стервь. Причём совершенно не стесняющуюся в выражениях, когда приходилось лаяться с работягами и инженерами предприятия. Не удивительно, что и дочка вырастала также образцовой, циничной стервой.
   Коля прошёл к своей парте, достал из портфеля учебник русского языка с тетрадкой, перьевую, чернильную ручку и меланхолично уставился в окно. За окном, старая ворона, сидя на голой ветке дуба, долбила где-то раздобытый сухарь, подперев его лапой, чтобы тот не свалился вниз. Коля подивился сообразительности птицы.
   - И что, у вас так часто? - услышал он голос Иры. Коля и не заметил, как она села на своё место.
   - Ну... часто! - помявшись ответил Коля, смутившись. Ему было обидно за свою родную школу, что в ней происходят всякие непотребства. В то время как в других школах...
   Он не знал точно как насчёт хулиганства обстоят дела в других школах, но почему-то неосознанно считал, что "вот там -- всё по-другому и лучше". Возможно зря.
   - Дикая, какая-то у вас тут школа! - буркнула Зверева, подтвердив худшие подозрения Коли.
   - И не говори! - философски заметила Фокина возвращаясь на своё место.
   Из коридора, в класс повалили ученики, возбуждённые зрелищем грандиозной драки.
   На перемене стало известно, что Шпинёва отправили домой "за папой". Правда это или нет, но Федьки в школе не наблюдалось. Также как и его дружков.
   Шести- и восьмиклассники, участвовавшие в потасовке также были наказаны -- вызовом родителей в школу. Но ученики как раз присутствовали, а на переменах бахвалились друг перед другом и перед другими школярами кто как и кому "засандалил в глаз". По их речам создавалось впечатление, что все они такие ловкие и сильные, да ещё такие меткие, что били точно в глаз своим обидчикам.
   Хоть и всем известно было, что в таких драках, балбесы лупили не глядя лишь бы куда-то попасть. Никто из них не обладал доблестями ни боксёра, ни уличного кулачного бойца. Разве что шпинёвские, по причине того, что постоянно встревали в разнообразные потасовки, обладали какими-то навыками. Однако на этот раз их просто задавили массой, стоило только обозначиться с их стороны грубому нарушению правил честной драки. Да и учителя вовремя подоспели.
   Школа вся гудела от обсуждений "утреннего ЧП". Каждый учитель считал себя обязанным провести перед своим уроком соответствующий "профилактический разговор".
   В отличие от большинства одноклассников как в "А" так и в "В" классе, Коля и Андрей постарались изобразить скуку. Что им эта драка не интересна. Уже после осуществления плана мести, когда увидели какой шум поднялся, они испугались. Но всё равно надеялись, что исполнителей этой мести не найдут. "Не найдут" из принципа. Слишком уж красноречиво вела себя толпа зевак, собравшихся возле проткнутой машины.
   Но оставался один неучтённый фактор - Ирина Зверева.
   Весь день Коля следил за своей соседкой по парте, однако та так и не проявила никаких поползновений не то, что "сдать" друзей как исполнителей диверсии против шпинёвского авто, но даже расспросить одноклассников насчёт деталей утренней драки. Более того, казалось, что её саму что-то изрядно тревожит. Чего-то она боялась.
   Поэтому после уроков Коля следовал за Ирой неотступно. На выходе из школы к ним присоединился Андрей.
   Уже по виду суровых мин мальчиков, Ире стоило бы испугаться, но она повела себя парадоксально -- как только между школой и ними образовалась дистанция метров в сто она ощутимо расслабилась и заулыбалась.
   - Здорово получилось! - бодро заявила она удивив друзей.
   - Чего здорово? - удивлённо спросил Андрей.
   - Ну так машине Шпинёва-старшего -- отомстили. Федьке -- тоже отомстили, его друзьям -- получается, тоже отомстили! И всем им сейчас не до нас. А пока их будут толочь родители, пока будут разбирательства в школе, они про нас забудут.
   - Ха! Ж-женщина! Причём тут мы, когда Федьку и его корешей учителя замели?! - попробовал возмутиться Андрей.
   - Ты хочешь им сам отомстить? - удивилась Зверева.
   - Ну-у... Хорошо было бы! - смутился тот.
   - Вот здорово! Я с вами! - с таким энтузиазмом заявила Ирина, что у обоих мальчиков вытянулись лица.
   - Так ты... - начал было Коля, но был прерван.
   - Я честно-честно никому не рассажу что то самое именно вы сделали! - торопливо заверила Зверева чем ещё больше сбила с толку Колю.
   Коля собирался с мыслями и набирался смелости ответить девчонке аж целую минуту. В то время как Андрей откровенно веселился.
   - Дык... я не то имел в виду... и... а... а как ты узнала что...
   - Пф-ф! Элементарно Ватсон! - с апломбом заявила Зверева, остановилась и прищурившись стала выговаривать Коле. - Вы собирались отомстить?
   - Ну... да! - нехотя согласился тот.
   - Вечером меня отшили, когда "на дело" шли. Так?
   - Ну так, но причём здесь...
   - И шарик ведь ты проклял! - неожиданно и ни к селу, ни к городу победно заявила Ирина.
   - Ты-ы?!! - ткнул пальцем в Колю протянул Андрей.
   - Он-он! И машина была проклята, и лом проклят! Ведь если его просто сбросить с крыши он не прошьёт машину насквозь. И не зароется в землю так глубоко! И ва-апще! Он... - Ирина ткнула в обалдевающего Колю пальцем. - Он крутой ведьмак!
   - Чи-ио-о?!!! - вытаращился Андрей на Ирину как на сумасшедшую.
   Но в отличие от своего друга Коля имел иное мнение.
   - Так ты с-сама... - начал он осторожно, но предложение не закончил. Он просто не знал как Зверева среагирует на слово "ведьма". А вдруг обидится? Ведь среди простых людей это слово -- ругательство, обозначающее злых и вздорных тёток.
   - Так я говорила, что я ведьма! - как ни в чём ни бывало напомнила Ирина. Стоящий за спиной у неё Андрей красноречиво повинтил пальцем у виска. Но Коля и на это имел своё, сугубо перпендикулярное мнение.
   - Научишь?! - загорелся он.
   - А что сразу я? - удивилась та. - Тому далеко ходить не надо, у кого сами родители ведуны!
  
  
   ******
  
   "Лаборатория Девять" долго "танцевала" вокруг лома, исследуя мельчайшие улики, которые только возможно было найти. Давненько им не попадалось ничего подобного. Исследование закончилось выпиливанием куска асфальта, вместе с ломом и схватившейся в каменный монолит подложкой из щебня. Иначе извлечь не удавалось. Окончательную очистку артефакта от облепившей его породы решили оставить на потом, когда его водрузят на испытательные стенды Лаборатории.
   Специалисты не спеша собрали оборудование, упаковали в чемоданчики и потянулись к автобусу.
   Людмила Зверева, напоследок заглянула в дыру, получившуюся при выпиливании лома и кое-как забросанную разнообразным строительным мусором, что удалось отколупать на промёрзлой земле в ближайших окрестностях.
   - Да! Залепи дырку на той повозке самобеглой. А то как-то нехорошо -- дождь пойдёт, она ещё и отсыреет... Заболеет! - бросил ей Котов.
   Людмила пожала плечами попутно усмехнувшись на слово "заболеет" по отношению к автомобилю. Подошла к "Волге" и приложила ладонь к дырке на крыше. Железо выгнулось, зарастив пробоину. Чуть замешкалась, подумала и заодно ещё восстановила целостность проклятия, наложенного кем-то неизвестным. Лом-артефакт неблагоприятно подействовал на него и оно начало разрушаться.
   - Вот так будет самое то! - удовлетворённо мурлыкнула эксперт.
   - А его-то зачем? - удивился собиравший своё оборудование глава Лаборатории Филимон.
   - Для равновесия! - загадочно бросила Зверева.
   По прибытию в Лаборатории шеф собрал всех для совещания в своём кабинете. Обычное дело, когда что-то касалось артефактов, но тут он их удивил. Дождавшись, когда все пять экспертов рассядутся по креслам, он сплёл пальцы на уровне груди и выдал.
   - А теперь... кое-что о том предмете, что вам предстоит исследовать. Я не буду вас инструктировать что и как делать -- сами разберётесь, но что конкретно искать и в первую очередь...
   Он обернулся к Зверевой, сидящей от него по правую руку.
   - ...Сейчас об истории этого, и связанных с ним артефактов, расскажет товарищ Зверева. Как единственный из вас уже сталкивавшийся с ними и знакомый с историей их появления. Сожалею, но эту историю, а равно и персонажа, произведшего на свет сии железки, стали забывать. Незаслуженно!
   - Обсуждение в ходе -- поощряется! - добил он и вальяжно махнул рукой.
   Что со слов шефа следовало -- сотрудники "Лаборатории Девять" не знали либо саму историю артефакта, либо, как минимум, подробностей. Людмилу это слегка удивило.
   Но снова вспоминать то дело...
   Она невольно поморщилась, что не укрылось от внимания шефа. Тот мгновенно скроил извиняющуюся мину и глазами показал на главу "Лаборатории Девять".
   Тяжко вздохнув, Зверева попыталась подняться, но была остановлена жестом Котова.
   - Не надо подниматься на ноги, Людочка! И так все вас видят.
   И снова скосил глаза на главу Лаборатории. Главный же вопросительно смотрел на Звереву.
   - Первые упоминания о Саламандре относятся к восемнадцатому веку. Магистр он был знатный. Во всех отношениях: хоть и француз по происхождению, но родословную вёл от немецких лендлордов, в свою очередь ведущих свой род от самого Эрика Барбароссы. В Искусствах тоже весьма преуспел. Но, как случалось в те времена довольно часто, особенно с выходцами из знатных родов, особенно не обделённых Даром, стал он банальным хулиганом. Он почитал особой доблестью нахамить всем. Эдакий Локи местного масштаба.
   Много раз, потерявшая терпение магическая общественность Европы, объявляла на него охоту с выставлением наград как в золоте, так и в артефактах. Но ни одна из этих охот так и не увенчалась успехом. Он просто покидал Европу, отправляясь в длительные вояжи по миру, и на пару десятилетий в Европе становилось спокойно. Потом он появлялся, причём в самых неожиданных местах и начиналось всё снова. Всё бы ничего, если бы он не стал причиной многих войн и склок между княжествами и королевствами тогдашней Европы.
   Кстати забыла упомянуть: у Святой Инквизиции на него особый счёт. Так что к девятнадцатому столетию, оболтус знатного рода оказался на самом дне -- среди бандитов, грабителей, воров и мошенников. А так как за ним в Европе велась тотальная охота подался к нам, в Россию. И здесь надолго затерялся. У нас, как вы помните из курса истории, своего хаоса хватало. А он в нём чувствовал как рыба в воде.
   И вот взыграла в нём гордыня.
   И захотел он власти. Но так как в светские круги ему вход был заказан, то решил он стать Королём Рыцарей Ночи. Так и назвал. Но чтобы подчинить всех себе создал артефакты и раздал главам гильдий. А этот факт запечатлел в стишочке.
   Три серебряные фомки - для воров-домушников.
   Пять калёных гвоздодёров - для барыг-тихушников.
   Девять ржавых арматур - для шпаны дворовой,
   Чтобы бабки выбивать из лохов сурово.
   Двадцать перьев засапожных из калёной стали
   Для мокрушников упёртых чтоб на них сажали
   Сорок шпилек золотых для воров-карманников
   чтобы больше изымать у раззяв бумажников
   Ну а лом для Короля чтобы в час суровый
   Впредь никто не позабыл кто из них фартовый.
  
   (читателю Рановиту респект от автора за подсказанную идею).
   - С последней строкой как-то не особо. Что значит: "Впредь никто не позабыл, кто из них фартовый"?
   - Да и весь стишок графоманией отдаёт. - скривился Роман Коваль. Он являлся почитателем поэзии и всякие вирши, что не укладывались в его представления о прекрасном немедленно относились им в разряд графомании.
   - Ну как перевели! - развела руками Зверева.
   - Ты, Роман, явно не читал вирши средневековых придворных поэтов. Вот уж где... - помотал головой Саблезубый. - Кстати! А к чему сей стих?
   - А к тому, что количество и качество артефактов в нём указано точно. - пояснила Зверева.
   - Нам что, всех их искать?!! - ужаснулся Филимон догадавшись, как ему казалось, до главного.
   - Придётся! - многозначительно бросил Котов, наблюдая за активным обсуждением.
   - Подождите! - встрепенулся Глава Лаборатории. - получается, у нас в руках главный артефакт?
   - Получается так. - сдержано подтвердила Зверева.
   - ...И ему подчиняются все остальные?
   - Если верить стиху -- да.
   - Н-но... тогда получается, что нам всего лишь надо его до конца активировать, чтобы собрать?..
   - Лучше не надо! - чуть не подпрыгнула Зверева.
   Филимон бросил вопросительный взгляд в сторону начальства.
   - И это приказ: не активировать! - подтвердил Котов.
   - Но как же с ним работать?
   - А вот это вам предстоит установить. Но активировать ОЧЕНЬ не стоит. Как бы кому-то не хотелось. - добавил Котов и многозначительно посмотрел на Саблезубого который что-то мучительно соображал. Но у того, голова была занята иным вопросом.
   -Что-то очень знакомое... - выдал он.
   - Толкиен? - оживился снова Роман.
   - Да. Очень похоже. Прям в деталях похоже! Девять колец, розданные трём разным народам Средиземья и одно Кольцо Всевластья, которое принадлежит Великому Тёмному Владыке Саурону.
   - Не знал, что среди моих сотрудников кто-то читает английскую художественную литературу... В оригинале. Ведь у нас, как я знаю, того доктора философии, не переводили, - удивился шеф.
   - В Китежградском университете эта книга ныне пользуется повышенной популярностью! - оскалился товарищ Саблезубый. Кстати клыки у него были выдающиеся. Если бы совещание проходило где-то в землях Туманного Альбиона, то его можно было бы принять за вампира. Но таких в землях российских не водилось. Много раз пытались прижиться, но неизменно были биты и выдворены за пределы.
   - Охотно верю! - кивнул Котов. - но... Мы прервались.
   Зверева кивнула и продолжила.
   - Все артефакты, произведены на основе Элемента Огня.
   - И связаны им же? - по деловому задал вопрос Главлаборант.
   - Хуже! Ведь маг не зря получил имя Саламандры.
   - О! - ещё больше удивился Филимон и надолго выпал из реальности.
   - В нашем случае... Хо! Да тоже самое! - меж тем не унимался Саблезубый. Его так захватила аналогия, что он никак не мог успокоиться. - Только не кольца а всякий воровской инструментарий подчиняющийся Великому Лому.
   - Уж не отсюда ли ноги растут у сюжета... "Властелина Колец"? - осторожно предположил Роман.
   - Именно отсюда! - с готовностью подтвердил шеф. - Толкиен не зря был специалистом по литературе и истории. Он имел вхождение в магическое сообщество Великобритании и попросту историю Саламандры цельно утянул в свою книгу.
   - А звали того "Саламандера", реально, случаем не Саурон? - осторожно поинтересовался Саблезубый.
   - Саул де Ронна. Непутёвый отпрыск французских графов де Ронн. Вычеркнут из фамилии.
   - Знатно покромсали фамилиё! - отозвался Филимон и тут же вернулся к тому, что его гложет. - Но почему мы не должны активировать артефакт?
   - Потому, что предыдущий раз это обернулось катастрофой. - сильно помрачнев, глухо отозвалась Зверева.
   - Вы... - начал было Филимон, но оборвал себя на полуслове.
   - Я в том действе участвовала...
  
  
  
   *****
  
   Коля растерянно смотрел на Ирину, косился на друга и не знал что делать. Особенно, что говорить. Ведь надо же что-то сказать на такое наглое заявление этой оторвы.
   "Ведуны... Ведьмаки... Ведьмы... - вертелось у него в голове. - И ведь если она сказала правду, что его родители "Ведуны", то... и не скажешь открыто! Не зря же они скрывают это своё качество. Впрочем... Один раз уже было. Нет! Не один раз! Вон, мама проговорилась, что папаня что-то там "учудил", что некие "невыразимцы" после "месяц в изумлении ходили".
   Да и слово то чудное, секретное, что подслушал, а после, с его помощью проклял сначала шарик, чтобы тот в луже под ногу Федьке попался. И ещё лом, когда его направлял на крыше. Ведь так и не удалось высчитать правильный угол наклона желоба. Положился на слово сакральное. И попал ведь!".
   - Если бы обучали, я бы не просил! - наконец-то изрёк он, чем вызвал перекос лица у Андрея.
   - Так чё, играем в этих... ведьма... ков?... И ведьм? - запнувшись спросил он, смекнув, что тут пахнет ещё одним приключением.
   - Расскажу что знаю, если примете! - немедленно встряла Ирина.
   Андрей и Коля переглянулись.
   - Всё равно она уже с нами. - фаталистически заметил Коля.
   "А ещё она знает наш секрет! - подумал Коля. - Поэтому лучше её держать поближе к себе. С ней дружить. Ведь по злобе сдаст нас! Как пить дать!".
   Но эта здравая мысль напоролась на другое:
   "А ведь пацаны из класса, когда узнают, что я дружу с Иркой -- проходу не дадут! Во я попал!... Но с другой стороны она что-то там знает. Проклятие с шарика сняла и не почесалась. Обещала научить. И если научит, то может... поможет ли это знание в деле... деле отбивания от Федьки-Шпинделя?..
   Но! А вдруг она... "того" - на голову больная? Как Андрей там показывал.... Так ведь я знаю, что вся эта мура с волшебством не сказка. Вона как маманя того дурика в косоворотке проклятием приложила! До сих пор душу греет! Мою, как ни странно. Не! Даже если эта конопатая ничего не знает, сам докопаюсь! Главное, чтобы она была поближе к нам и подальше от всяких, кому она НАШ секрет разболтать может. А она пока в нашем классе ни с кем не сошлась. Кроме меня. И ни с кем не дружит. Кроме, опять-таки меня.
   Так и что? Дружить или не дружить?!.. Дурной вопрос! Однозначно -- дружить! Даже если разные придурки после насмехаться будут. Папаня говорил, что "Даже самый слабый друг лучше, чем никакой. Он по любому тебе поможет!". Положусь-ка я на папанины слова. Пока. А после видно будет.
   Особенно если она действительно что-то знает и умеет да ещё нас научит".
   Эти мысли пролетели в голове Коли в пяток секунд. Но даже это, ввергло в растерянность -- он просто не знал что сказать.
   Говорить прямо, что думаешь -- зарёкся давно. После того, как пару раз стал объектом травли в собственном классе из-за неосторожно сказанных слов. Разве что Андрюхе сказать. Да и то не всегда. А даже если сказать, то не в присутствии Зверевой.
   Коля сдвинул шапку на глаза и картинно почесал в затылке.
   Этот дурацкий жест, тем не менее, позволил решить что сказать.
   - А она правильно сказала. Папаньке Шпинёвскому мы отомстили, а вот самому Федьке -- пока никак.
   - Ну... ему чуток досталось! - злорадно оскалился Андрей.
   - Этого мало.
   - Да, мало! Хорошо бы ещё чего-то такого придумать! Ведь просто в бубен ему настучать нам слабО. И за нас никто не заступится. Все этого урода боятся.
   - Верно глаголешь! - спаясничал Коля. - А потому...
   Он сурово посмотрел на Звереву.
   Та, как ни в чём ни бывало подняла вопросительно бровь. Но тут вмешался Андрюха. Он понял, что начинается новое приключение.
   - ...Изучаем эту самую магию-шмагию! Все вместе! И думаем что можно сделать! - выдал он.
   Зверева в ответ сурово на него посмотрела.
   - Не оскорбляй Её! Она может отомстить! - страшным шёпотом заявила она. - Её уважать надо! Тогда и тебе ничего не будет! А вот врагам -- во!
   И она простодушно показала Андрюхе свой худенький кулачок.
   Андрей скептически смерил кулачок Ирины и решил тактично промолчать.
   - Куда идём? - увидев, что мальчикам больше нечего сказать спросила Ирина.
   - Н-ну... не ко мне! У меня брат дома и если мы чего-нить будем химичить -- враз по башке настучит. Может к тебе?
   - Не! Ко мне тоже нельзя. Мама если определит, что мы колдовали, мне влетит. А она определит! Она специалист.
   - Тогда только к тебе. - обернувшись к Коле сделал вывод Андрей.
   Коля прикинул и так и эдак, но получалось, что родители придут домой не ранее пяти. И если что - убрать всегда можно успеть. Ну... если он правильно понимает, что изучаться будет.
  
  
   ******
  
   После заявления Людмилы, в кабинете у шефа повисла тишина.
   Вся "Лаборатория девять" с интересом уставилась на Звереву.
   - Оказывается! - покачал головой Филимон. - чего я о своих новых сотрудниках не знал... И... что, там тоже был... лом? Лом, так сказать, "всевластья"?
   - Нет. Золотая шпилька главного вора.
   - Ка-акой интересный опыт у вас, Людмила Михайловна! - удивился товарищ Саблезубый. Он всегда удивлялся и завидовал всем, кому выпадали, как он выражался, "особые приключения". Хоть и сам был в таких приключениях не раз и не два, но почему-то ему казалось, что его приключения, это далеко не то, что у других.
   - Если бы была возможность, как-то отказаться от этих приключений, я бы с удовольствием от них отказалась. - как-то уж совсем резко ответила Зверева.
   - У неё дочь пострадала от... от того, кто активировал брошь... пардон, шпильку. - бросил смущаясь реплику всегда информированный Роман.
   - Извините! - густо покраснел Саблезубый.
   - Да что уж там! - раздосадованно махнула рукой Людмила. - Проклятье заблокировали.
   - И есть возможность снять? - участливо спросила лаборантка.
   - Есть. В НИИЧАВО изучают... Но когда доведут до конца - не говорят. Сложно там. Но... Это всем наука -- не активировать такие артефакты!
   - Но вы же... лом... - вскинулся всё ещё красный Саблезубый.
   - Я активировала только печать, надпись. Но не весь артефакт... Однако, кто-то его чуть не активировал полностью, перед тем как кинуть в машину. Вот это была бы по-настоящему жуть!
   - Потому ты, Людочка, и сказала что... Саламандра! - подложил язык Котов, с интересом наблюдающий за обсуждением проблемы.
   - Да. Тот артефакт, с которым мне не посчастливилось иметь дело, был главным среди воровских. И когда был активирован одним из сотрудников, он подстраиваясь под хозяина, изменил ему психику, превратив в мага-вора. Если тогда и с меньшим по рангу артефактом вышла катастрофа, то представляете что будет, если главный среди них...
   Людмила не договорила. Передёрнула плечами. Да и всем в кабинете стало весьма зябко, когда они представили возможный масштаб проблем.
   Только Саблезубый снова уставился в потолок с отрешённым лицом, чтобы изречь:
   - Такая практика -- с увязкой артефактов, когда создаётся иерархия соподчинения между ними - вполне нормальная и соответствует феодальной структуре общества. Именно в средние века маги Европы начали массово производить магические артефакты. И такие связи между ними были вполне естественными -- у вассала должен быть артефакт, который подчиняется артефакту сюзерена и так далее до главного, которым владеет маг, стоящий на вершине выстраиваемой пирамиды власти.
   Но Филимона, главу Лаборатории мучила другая проблема.
   - Стоп! Но кто мешал тому же Саламандре, при утере одного артефакта сделать ещё? Или для подчинения себе большего количества преступных организаций наделать большее количество... хотя бы тех же шпилек, скрепок, рашпилей или чего там ему ещё надо было?
   - Вы верно мыслите! - немедленно, с большим удовлетворением отозвался шеф.
  
  
   ******
  
   - Кажется снова потеплеет. Уже сегодня. - понюхав воздух с глубокомысленным видом сообщила Ирина.
   По небу бежали тяжёлые низкие тучи. И хоть не было видно солнца, верхний слой, закаменевшей на морозе грязи, раскис и начал оплывать.
   - А это так важно? - недовольно спросил Андрюха. - Для нашего дела.
   - Всё может быть важным! - глубокомысленно заметила Ира.
   Андрей с сомнением посмотрел сначала на девчонку, а после скосил глаза на близлежащую клумбу. Пожал плечами.
   Коля всю дорогу отмалчивался, так что отвечать на реплики приходилось Андрею. Они как раз подошли к Автостанции, когда из ворот показался очередной рейсовый "Икарус 55" с длинным задом.
    []
   Он обдал друзей выхлопом и вырулив на пустынную улицу, медленно ускоряясь покатил по направлению к трассе.
   - Фу! Вонь! - поморщилась Ирина, картинно отмахиваясь от всё ещё висящих в воздухе испражнений автобусного дизеля.
   - Идём! - отозвался Коля, вынырнув из своих дум и шагая вперёд, через выезд. - Тут уже недалеко. Вон мой квартал.
   К слову сказать, Автостанция находилась в районе частной застройки. Домики здесь были, кто во что горазд был выстроить -- ни одного одинакового. И всяк изощрялся на свой вкус. У кого наличники на окнах особо вычурные или ворота с забором расписные, а кто просто выстраивал нечто покрупнее и обязательно с мезонином и беседками. Так как частная застройка, то почти в каждом дворе имелся курятник, чуть реже свинарник и ещё что там для обеспечения улучшенного питания семьи и повышения денежного дохода. Ну и ясное дело в каждом из дворов проживала псина. Разной степени свирепости и величины в холке, но погавкать на все окрестности каждая из них была горазда. Что, собственно, ныне и наблюдалось. Чего они так разбрехались стало видно не сразу.
   Большая ворона стащив что-то из съестного не спрятанного хозяевами достаточно хорошо, тяжело взмахивая крыльями пролетела над троицей друзей.
   - Нихренассе! И как она с такими тяжестями летает?!! - поразился Андрей оценив величину стыренного вороной куска.
   - А? Где?!! - завертела головой Ирина, не успевшая заметить такое зрелище. Она как раз оценивала искусность резьбы по дереву местных умельцев.
   - Поздно! Улетела. - ответил Андрей разглядывая кроны сосен, за которыми скрылась птица.
   - А кто был?
   - Ворона. Большая и старая. - отозвался Коля. И неожиданно добавил. - Я её ещё в школе заметил. Через окно. Она на дубе, что перед школой, на ветке, кусок хлеба долбила. Такая хитрая -- чтобы кусок не упал, она его лапой подпёрла.
   - У... что-то знакомое!... - как-то неопределённо сказала Ирина потирая подбородок. Но их дискуссия была прервана весьма неприятным образом.
   - О-о! Ка-акие люди и без охраны!
   Друзья резко обернулись.
   Там, только что вышедший из-за угла автостанции, оттуда, где были билетные кассы, стоял тот, кого все трое меньше всего на свете хотели бы видеть.
   На лице Федьки медленно проступало злорадство и предвкушение.
   - Чего он тут забыл?! - сквозь зубы, еле слышно выговорил Коля.
   - Грабить будут. Сейчас братва подвалит и будут грабить. - буркнул более практичный Андрей и попятился соображая куда лучше бежать. Но бежать было не вариант -- догонят.
   - Ой! - просто выговорила Ира и ловко юркнула за спины мальчиков. Андрей и Коля даже непроизвольно грудь выпятили и плечи расправили.
   - А ну ста-аять! Я сказал ста-аять! Чё, мелочь, оборзела, да? Я разрешал уходить?! - неприятно растягивая слова выговорил Шпиндель и вихляющей походкой направился к троице.
   "И чего все хулиганы типа Шпинделя копируют эту походку? - промелькнула неуместная мысль у Коли. - Мама говорила, что такая бывает у людей сильно на голову ушибленных -- контуженных, головой стукнутых или психически больных. У них там что-то в голове клинит, вот и походка меняется. А! Так может самому Шпинделю в драках кто-то сильно по кумполу настучал, вот он и вихляет? Так нет! Во все другие времена и случаи он ровно ходит. И бегает нормально!".
   Меж тем Федька приблизился к стоящим в ступоре от неожиданности друзьям и схватил за ворот куртки ближайшего к нему. На беду Коли ближайшим оказался он.
   Шпиндель чем-то был сильно разозлён. Может до сих пор недоволен результатами драки в школе? Или тем, что его с братками учителя изловили и отправили за родителями? А может и то, и другое вместе. Короче Коля, Ира и Андрей попали в нехорошее место в нехорошее время.
   - Чё, собаки, думали я забыл, да-а? - продолжил Федька. - А ну по рублю мне выложили! Быстро!
   "Претензия" была из тех, что заведомо невыполнимая. Даже если бы и были деньги, даже если бы желали откупиться, никто из школяров такие суммы с собой не таскал. Да и зачем, если на стакан сока и сочник в буфете всегда хватало двадцати копеек. А учитывая то, что шли они уже домой, после уроков, денег у всех заведомо уже не было.
   То есть ясно было как день, что Шпинёву сильно хотелось на ком-то сорвать злость и "повод" для этого он долго не искал -- как был крохобором, - мелкой шпаной, выбивающей копейки из школяров, - так и остался. Федька резко выбросил руку вперёд и схватил левой ещё и попытавшегося сделать шаг назад Андрея.
   - Чё, думал сбежать, да? - злорадно сказал Шпиндель. - Так чё будем делать, а? По рублю сегодня? Таки завтра будет сильно дороже!
   Последнее выглядело как цитата из кого-то.
   Коля заметался, чем вызвал ещё больший энтузиазм у Федьки. Тот зацокал языком, явно наслаждаясь унижением сразу двух школьников.
   - Гони деньги, или тебя сразу сейчас бить начать? Для прояснения мозгов? Чтобы помнил, что долги надо всегда отдавать вовремя!
   "И это цитата с кого-то!" - подумал Коля, но тут его заело. Ведь уже раз такое было. С соседом по парте Новосилиным. Сейчас шёл повтор. И вывод напрашивался один: если и здесь дать слабину, как раньше было с двоечником, соседом по парте, то ведь Федька не отстанет. Для Федьки Коля превратится в дойную корову. Как это и было со многими школярами, которых он знал и кого регулярно грабил Федька.
   - Нету у меня! - вдруг злобно ответил Коля, чем удивил даже не Федьку, а Андрея, привыкшего к покладистости и "дипломатичности" друга.
   - Чи-иво-о?! А в морду, мелочь! Давно не получал? Дерзишь тут мне! Денежки гони, а не то получишь, понял?
   - Нихирабля! - сквозь зубы процедил Коля и услышал сдавленный возглас за спиной.
   - Чё сказ-зал?!
   - Та что б у тебя ... на лбу вырос! - вырвалось у Коли ругательство, недавно подслушанное у работяг, рывших канаву. Те за что-то повздорили с прорабом. Прораб, ясное дело, остался при своих, а работяги - вынуждены были делать то, что приказано. Вот и вырвалось у одного из них в спину уходящему начальнику.
   Продолжить препирательство Федьке было не судьба.
   Из-за угла, от касс, показалась рослая фигура некоего мужика потрёпанно-интеллигентной наружности -- видно мелкий бюрократ в мелкой конторе типа отделения Собеса. Ирка, до тех пор стоящая у друзей за спинами, подпрыгнула, взвизгнула и бросилась за помощью к прохожему.
   - Дяденька, дяденька! Помогите! Там хулиган нас грабит!
   У мужика натурально челюсть отпала. Он вытаращился на полуобернувшегося к нему Федьку, продолжающему держать за воротники курток Колю и Андрея. Секундной заминки интеллигента от неожиданности хватило для того, чтобы Шпиндель рявкнул "мы ещё встретимся", и рванул наутёк.
   Вообще расчёт был у Ирины верный: каждый из граждан, будь то интеллигент, работяга, или торговка с рынка имел рефлекс -- защитить детей. Неважно от кого или чего -- от бедствия или хулиганов. Ну вот не было у большинства советских людей рефлекса "моя хата с краю"! Каждый стремился по мере сил и возможностей либо защитить, либо вмешаться в шалость кого-то из зарвавшихся детей и поучить уму-разуму. Это считалось в порядке вещей и даже почётной обязанностью любого взрослого.
   Пока интеллигент с растерянным видом наблюдал за мелькающими вдали пятками Шпинёва-младшего, Ирина соображала быстро. Жалостливая мордашка у неё мгновенно сменилась на торжествующую.
   - Есть! - выпалила она и показала всему свету свой худенький кулачок.
   Получив неожиданно горячие благодарности спасённых от хулигана школяров, интеллигент ещё больше растерялся. И вот в таком растерянном виде они его и покинули.
   Минуты три шли в некотором оглушении от случившегося. Каждый переваривал то, что произошло, каждую секунду нападения Федьки-Шпинделя -- кто, что сказал, и что сделал. Но молчанию конец положила неугомонная Зверева.
   Она выскочила вперёд и восторженно глядя на Колю выпалила.
   - Ну ты крут бы-ыл! Ведь как ты его проклял!!! Аж завидки берут, что не я это придумала!
   - Че-его?!! Ты всё слышала?!! - только и осталось растерянно брякнуть Коле.
  
  
   *****
  
   Стоило перейти асфальт улицы от Автостанции к частным домам, так сразу же изменился и тротуар.
   Теперь под ногами лежала не тротуарная плитка, а толстый тяжёлый известняковый плитняк, уложенный плотно друг к другу. Такой тротуар хоть и не был ровным, но не был и грязным -- грязь и вода как-то всегда стекали в щели между плитами и там впитывались землёй.
   - Осторожней! Не споткнись! - бросил Коля Ирине, заметив что она совсем под ноги не смотрит. Видать в тех городах, что она ранее жила, тротуары были ровными. - И вообще, давай я впереди пойду ,а ты подальше от заборов держись.
   - А почему подальше от заборов?
   - Да тут есть... - начал было Коля, но был прерван Андреем.
   - ...Очень злобный собак! Любит людей пугать.
   Не успел он это закончить, как сквозь крашенный штакетник с хриплым злобным лаем просунулась морда собаки и попыталась дотянуться до Колиной штанины. Попытка была тщетная, - до ног Змиева было как минимум полметра, но было похоже, это собака делала чисто для устрашения. Туловища за штакетником видно не было, так что казалось, сам забор оскалился и лает.
   - Вот эта. - по деловому отметил Коля и попытался пнуть злобную псину по морде. Та привычно резко усунулась обратно во двор, но теперь ещё и на забор прыгать начала. Лай её вообще в какой-то нездоровый хрип перешёл.
   - И когда ж ты сдохнешь, сволочь! - пнул забор и Андрей.
   Вообще все трое ещё не отошли от стычки с Федькой. В иное время они на эту псину привычно не обратили внимание. Но тут адреналин требовал активных действий.
   Коля обернулся назад, чтобы посмотреть как на всё это реагирует Ирина.
   Та уверенно продефилировала мимо хрипящей от злобы псины и лишь хмыкнула.
   Не каждая девчонка так реагирует на дворовых псов. Особенно тех, кто пытается выпрыгнуть неожиданно и гавкнуть при этом погромче. Даже если предупредить, большинство визжало и далеко отпрыгивало. И, что отмечал Коля, по опыту, приобретённому в драмкружке, визжали и прыгали они как-то неестественно. Наигранно. Наверное, чтобы их пожалели и защитили. Эта же... смотрела на оскаленную морду дворняги даже с некоторым интересом -- будто оценивала что с неё можно заиметь в виде шкуры, клыков или ещё чего если "на запчасти" распустить.
   "Может она и змей с лягушками не боится? Да ещё и мышей?" - промелькнуло в голове у Коли. Но тут его отвлекло несколько непривычное ощущение холода в районе груди.
   - Шпиндель мне пуговицу на куртке оторвал! - возмутился он обследовав свою грудь.
   - Что, ругать будут? - участливо спросила Ирина.
   - Не то слово! Ведь не только оторвал, гад, с мясом вырвал! - пожаловался Коля демонстрируя порванную куртку.
   - Ну так ты объясни, что это этот... Шриндель напал!
   - Не "Шриндель", а Шпиндель! Кликуха у него Шпиндель. По имени детали станка. - усмехнулся Коля. Как ни странно, но эта оговорка его не только рассмешила но и что-то отпустила внутри. Он, наконец, расслабился.
   - Мне ещё больше захотелось отомстить. Но только как -- пока не знаю. Просто родителям пожаловаться -- западло. Как-то не по-пацански. - отозвался Андрей приглашая Колю к обсуждению животрепещущей темы.
   - Так он уже отомстил! - недоуменно влезла в обсуждение Ирина. - Проклял аж-ж... любо-дорого!
   - Пф! Злая ты!
   - Ведьма должна быть злая! -- гордо ответила она. - Чтобы боялись... Разные...
   - Думаешь также проклинать врагов?
   - Нет. У меня не выйдет. - погрустнела Зверева. - У него выйдет, а у меня нет.
   - Это почему?! - изумился, выйдя из своих дум Коля.
   - У меня элемент другой. Хоть и близкий, но другой.
   - Это как?
   - Н-ну... А! Так вы же не знаете!
   - Ну дык колись! - ядовито бросил Андрей. - А то всё из себя корчишь всезнайку.
   - Я не корчу! А вот ты корчишь из себя... не знаю кого! - немедленно обиделась Ирина.
   - Ладно. Проехали. Все мы из себя кого-то корчим! - примирительно сказал Коля, бросив осуждающий взгляд на Андрея. - У кого-то получается, а у кого-то не очень. Вот я, например совсем профан в... ведьмовском. Так что давай, рассказывай.
   Ира исподлобья зыркнув на Андрея, поёжилась, но преодолев себя, начала рассказ.
   - Вообще в мире колдунов много. Мама говорила, что и за границей их полно. Но все они различаются по... направлениям.
   "Вот! - С удовлетворением отметил про себя Коля. - теперь ясно от кого и почему. Оказывается и маман у Ирины тоже ведьма. Проговорилась!"
   - У тех, что в Европе, у германцев, французов, англичан, магия... она ритуальная. Ну типа, взял палочкой хитро-вычурно махнул и колдовство свершилось.
   - А у нас, стало быть, не так? - опять влез Андрей, чем вызвал новую волну неприязни со стороны Ирины.
   - Наше колдовство оно на элементах. И потому называется элементальным.
   - Может "элементарным"? - снова попробовал встрять Андрей.
   - Не хочешь, не слушай! - возмутилась Ирина и остановилась. - Я вообще для вас стараюсь!
   - Она права. - буркнул Коля на вопросительный взгляд Андрея. - И она обещала. И... Я об этом тоже слышал. Там именно "элементальная", а не "элементарная".
   - Откуда слышал? - тут же заинтересовался Андрей.
   - Бабка как-то сказку рассказывала. Я и запомнил.
   Последняя фраза не на шутку заинтересовала уже Ирину.
   - А твоя бабушка, случаем, тож умеет колдовать?
   - Не знаю. Но сказок она знает немерено. Но ты всё равно продолжай. Если что я у неё переспрошу.
   - ... И получишь по шеям! - неожиданно развеселилась Ирина начав снова шагать вперёд и догнав Колю с Андреем.
   - Это почему?
   - Испокон веку Искусство Сил было тайным. Умеешь -- молчи! Не умеешь -- не знай! - судя по тону, процитировала кого-то Ирина.
   - Мне нравится! - бодрым трактором влез Андрей. - Тайны -- это по мне! Будет и у нас тайна!
   Ирина прищурилась и посмотрела на Андрея. Но ничего ему не сказала.
   - Так вот... Мама говорила, что есть много элементов. Я знаю лишь о нескольких.
   - Что, реально много? - решил уточнить Коля.
   - Не знаю. Расспрошу -- узнаю. И.. я же говорила: расскажу, что знаю!!!
   - Ну это и так понятно! - неуклюже отбрехался Коля. - Все мы чего-то не знаем.
   - Будете прерывать -- ничего не расскажу! - уже откровенно раздражённо бросила Ирина.
   - Ладно-ладно! Мы молчим! Продолжай. Только... если у каждого свой элемент, то какой у меня, а какой у Андрюхи? Ведь ты сказала, что и он тоже...
   - Да! А то как-то нечестно! ВЫ играете, а я... типа "не твоя песочница!". - буркнул Андрей.
   Ирина засопела, но приложив усилие успокоилась и снова остановилась.
   - Дай руку! - требовательно и серьёзно сказала она Коле.
   Тот остановился. Обернулся. Удивился.
   Нерешительно протянул руку.
   Зверева не стала брать его за ладонь. А схватила за запястье, чем вызвала удивление.
   - Да! Твой элемент Жизнь! - после некоторого молчания выдала она.
   - А твой? - немедленно переспросил Коля.
   Ирина отпустила его запястье и нехотя ответила.
   - Вода. Я водой могу управлять.
   - А что сУперней? Вода или Жизнь? - вмешался Андрей. - Ой! А у меня, тогда какой элемент?
   И протянул руку, предварительно стянув перчатку.
   Ирина нехотя взяла того за запястье и надолго задумалась.
   - Кажется... железо! - как-то неуверенно ответила она. - Может камень? Нет. Но... и огонь есть.
   - О-о супер! У меня аж два элемента! - и тут же поправился. - А это реально сУперно, что два?
   - Да. - нехотя признала Зверева. - Два, лучше, чем один. Можно сочетать. Твои предки, наверное, были кузнецами.
   - Это да! - с гордостью подтвердил Андрей. - А брательник и сейчас по части металла такие вещи делает! Закачаешься!
   - Ну а что я, тогда? - несколько обидевшись на Андрея спросил Коля. Ему всегда хотелось управляться с металлом, что-то мастерить так, как это делает брат Андрея. Он часто напрашивался в гости к Зориным, когда Юрий Зорин что-то собирался сделать в импровизированной мастерской, в которую он превратил гараж. Всё у Юрия получалось так... сам процесс изготовления очередной вещи завораживал. Так что Коля немедленно преисполнился к Андрею сильной зависти.
   - А твоя... твой элемент... твои проклятия -- самые сильные! Вот! И ты можешь лечить людей!
   - Я?!! Так это что, я буду врачом?!
   - Если захочешь. Вот я тоже смогу лечить. Но у меня будет не так просто получаться, как у тебя.
   - Короче надо разбираться! - закруглил Коля.
  
   Ирина Зверева, наверное, впервые оказалась в таких местах и для неё виды неасфальтированных дорог и улиц были в диковинку. Она во все глаза разглядывала перекрёсток улицы Соловьиной и переулка Малинкин, где во всю его ширь раскинулась здоровенная замёрзшая лужа, по которой с визгами гоняла детвора. Лёд, давно уже просел до самого дна лужи, и весь был в сетке трещин. Но это никак не мешало детворе раскатывать и растрескивать его дальше.
   Лужа, как видно была здесь постоянной, так как натекла с колонки, стоящей под развесистой ивой и ныне укутанной утеплителем так, что наружу торчал лишь кончик выводной трубы и кончик железного рычага.
   Если посмотреть дальше, в начале улицы Соловьиной был виден высокий каменный забор какого-то предприятия образующий тупик. Но метров на пятьдесят, от забора предприятия, вдоль очень широкой здесь улицы располагалось, судя по зарослям камыша, натуральное болотце. Местным жителям это болотце никак не мешало, так как тротуары, выстланные всё тем же плитняком, находились как минимум на метр-полтора выше замёрзшего обиталища лягушек.
   Троица школяров перешла перекрёсток и углубилась в начало переулка Малинкин. Кстати с той стороны, где они шли, тротуар, для разнообразия был отсыпан мелким щебнем. Однако вся проезжая часть переулка, если её так можно было назвать, представляла собой просто голый грунт, ныне замёрзший, где когда-то, в тёплые времена, грузовые, судя по широким следам, машины раскатали глубокую колею.
   Ну а в начале переулка, также как и в начале улицы Соловьиной, красовались сплошные заросли камыша.
   Проследив за взглядом Ирины Коля пояснил.
   - Там болото. Отсюда и до протоки. Переулок начинается от улицы Северной. А она вообще стоит на границе этого болота.
   - Такое страшное болото?!
   - Не-е! Оно мелкое. А летом вообще пересыхает. Только камыши и остаются. Там прямо через него идёт дорожка до протоки. Мы по ней летом ходим на рыбалку.
   - А меня возьмёте? На рыбалку! А то я только один раз была...
   Андрей, как бывалый рыбак, скептически смерил Звереву взглядом, фыркнул и выдал с апломбом что-то типа "летом видно будет". Но увидев насупленный взгляд, тут же поправился.
   - Вот если нас всех отпустят на рыбалку -- тогда и поговорим!
   - А что? Тут так сложно с рыбалкой?
   - Рано подниматься надо. - пояснил Коля. - Ещё по темноте. И по темноте добираться до мест, где можно половить рыбу. А добираться далеко! Тут рядом половить просто разная шпана не даст. Да и рыбы здесь -- мелочь одна... и то мало.
   - А-а-а!
   - Пришли! - коротко бросил Коля и просунув руку через редкий штакетник калитки, отодвинул засов. Калитка скрипнула и впустила друзей во двор.
   - А тут у вас разных злОбных сОбаков не водится? - опасливо спросила Ирина осторожно заходя вслед за Колей.
   - Не! Ты чо! - насмешливо отозвался Андрей. - Тут один Васька за всех собак разом. Десятка волкодавов стоит!
   - А это кто... Васька?
   - Сейчас увидишь! - развеселился Андрей.
   - А он не...
   - А это как себя поведёшь!
   Когда зашли на веранду, из коридора дома раздалось загадочное "бу-бум!".
   - Это? - попыталась спросить Ирина.
   - Ща увидишь! Этого зверя... - посмеиваясь отозвался Андрей.
   - У-у, какая метла!!! - чуть не подпрыгнула от восторга Зверева. - Какая резьба!!! Это кто её так сделал?!!
   - Это папане делать нечего было. Вот и сделал мамане приятное.
   - Какой у тебя папаня искус...
   Тут открылась дверь в коридор дома и Ирина тут же забыла о чём хотела сказать. Посреди коридора сидело... Нечто! Большое. Пушистое. Рыжее, в жёлтую полоску. С изумительно красивыми изумрудными глазами и кисточками на кончиках острых ушей.
   - А... это кто?!! - изумлённо спросила она. - Э-эт-то... рысь?!
   - Не! Это Васька. Кот Васька! - фамильярно отозвался Андрей.
   - Не Васька, а Василь Василич! - копируя интонации папы поправил его Коля, на что Василий искусно изобразил вежливое удивление приподняв бровь.
   Василий сидел ровно посередине коридора в двух метрах от входной двери, аккуратно обернув вокруг ног пушистый хвост. И вид имел очень недовольный.
   - У-у какой он пушистый! - взвизгнула от восторга Ирина.
   - ...И когти он имеет длинные! - мрачно заметил Андрей.
   Как бы в подтверждение этого Васька поднял лапу, развернул её подушечками к себе, выпустил когти и полюбовался ими. Спрятал когти. Опустил лапу и вопросительно посмотрел на гостью.
   Однако Иру, такие демонстрации видно, никак не пугали и она была к ним привычна. Она подошла на два шага к Ваське опустилась на корточки, протянула руку и на полпути остановилась.
   - Будем знакомы?
   - Да, Васько! Её зовут Ира Зверева. Знакомься. - сказал Коля.
   Василий скептически посмотрел на него, потом согнул шею, понюхал поданную руку... и подал свою лапу.
   Ира осторожно взяла её в свою миниатюрную ладошку и осторожно пожала. Это Василия удовлетворило.
   - Ты гля!!! Колян! А она с такими ещё и общаться умеет! - изумился Андрей.
   - А чего такого? - пожал плечами Коля. - Василий и речь понимает. Правда, почему-то говорить не хочет... Или не может!
   На последние слова Василий лишь зло посмотрел на Колю и отвернулся.
   - Не советую гладить! - предупредил Коля. - Он только мою маман признаёт. И ещё папаню. А так ещё и поцарапает.
   Видно Васька имел совершенно иное мнение, так как его поза и выражение морды стало возмущённое.
   - Мне чего-то настрой нашей домашней скотины не нравится... - оглядев возмущённую морду кота выдал Коля. - Сейчас я ему хавчик выдам и пойдём во двор за мастерскую. Там у нас беседка.
   На словах о еде, морда Василия несколько смягчилась. Он поднялся на все четыре, и медленно побрёл на кухню. При этом хвост держал горизонтально. Только кончик его слегка загнул дугой.
   Коля подошёл к морозильнику, специально предназначенному для хранения особых продуктов.
   Бросил скептический взгляд на кота.
   Тот ему вернул такой же.
   - Ладно, Васька! В компенсацию и в благодарность, что гостей принял. Выдам тебе...
   Васька вежливо выразил сомнение выражением морды.
   Но Коля залез в морозильник, отломил от большого брикета пару мороженных рыбин неизвестного ему вида(как говорила мама - "бросовой породы") и подал Василию на тарелке.
   Васька изумился, недоверчиво посмотрел на Колю, видно ожидая, что передумает и заберёт обратно.
   - Не! Это твоё. Как оттает -- трескай!
   Васька понюхал подношение, с признательностью посмотрел на молодого хозяина и улёгся на свой узорчатый коврик. Дожидаться, когда рыба оттает.
    []
   Кот Василий Васильевич
   - Здесь портфели оставьте. - махнул Коля в угол коридора. - Пока пойдём посекретничаем. А после я чаю сварганю. Это у нас быстро... С папаниной приспособой.
   - Когда вернёмся у Васьки будет хорошее настроение -- пояснил вдобавок Коля, когда закрывал за собой дверь веранды.
   Пока ходили, из-за туч показалось солнце и стало откровенно тепло. Воздух хоть и был ещё холодный, но тёплые лучи светила создавали тот самый непередаваемый контраст -- чисто весенний. Снег, уже начавший таять, засверкал всеми цветами радуги.
   - Ну у тебя и ко-от!!! - восторженно воскликнула Ира, когда они завернули за пристройку в которой Колин папа устроил мастерскую.
   - Ну... да! - Смутился Коля. - Как говорит моя бабушка, "статусная скотина". Хотя я и не знаю почему "статусная".
   - Он такой огро-омный, и такой умный! - продолжила Зверева, на что Коля печально продолжил уже её.
   - ...Только вот часто бывает совершенно невменяемым! Втемяшится что-то в его рыжую башку и... туши свет! Одно хорошо: ни мышей, ни крыс в доме нет. Всех извёл. А для соседских собак -- то вообще пугало: стоит ему на забор залезть, любая шавка что по соседству обитает, срочно в будку ховается и скулит. Но оно понятно: когтищи у него что ятаганы!
   - Ага! А ты помнишь, как на него та овчарка напала?! - влез Андрей и обернувшись к Ирине пояснил.
   - Овчар был молодой и глупый, а Ваську так вообще впервые видел. Ну на него и кинулся. Представь: эта псина ничего против рыжего сделать не успела! Ва-аще! Рыжий на него только раз глянул, так его тут же парализовало страхом, а после Ваське только и оставалось его порвать!
   - Там и овчар, как ты говоришь, дурной был, и хозяин той псины тоже - на нас жаловался. Типа, у нас то ли тигр комнатный живёт, то ли рысь и вообще бешеная! Всё требовал, чтобы Ваську на вивисекцию отправили! Скандалище было-о! Но отбились. И Ваську отбили. Теперь та псина и его хозяин за два квартала нас обходят. Говорят, что раз та псина издали Ваську увидела, так потом суток двое ссалась.
   - У-у! Ну он у вас и молодец!
   - Да. Есть за что гордиться - нехотя признал Коля. - Вот наша беседка! Распологайтесь. - "окнув" "для приличия", сказал он и махнул в сторону скамеек.
   Беседка, кстати, была знатная -- большая, с длинным столом, по краю которого стояло две скамьи. В дальней стороне так вообще стояло плетёное кресло.
   - Кресло -- как трон! - заметила Зверева, с интересом разглядывая обстановку.
   - Батя лично вязал его. Садись туда. Там удобно. И нам тоже удобно будет. Ведь ты нас... - Коля смутился, но быстро поправился, - учить будешь.
   - Ага! - тут же возгордилась Зверева и споро устроилась в предложенном сиденье.
   - Ты меня математике учить будешь, а я тебя колдовству!
   Колю покоробило.
   По старым пацанским понятиям, чтобы тебя учила какая-то девчонка -- это надо очень сильно пасть.
   Ну неужели он так сильно пал?
   Коля представил себя в роли обучаемого математике...
   Сначала представил ту, кто был бы на этой роли наиболее уместна -- Олесю Можейко.
   Представил как она, поправив характерным жестом очки на переносице, принимается его распекать. Что вот он "тут неправильно сделал и там, а надо вот так". Причём в обычной для неё безапелляционной манере.
   Представил так ярко, что ему даже плохо стало. Как будто прямо сейчас и только что Можейка на него наорала, что он "такой тупой, что не понимает элементарных вещей" и "вааще каз-зёл упёртый!".
   Он осторожно покосился на Ирину. Та как раз сцепилась с Андреем. И...
   Одного взгляда на весёлую физиономию Зверевой ему было достаточно чтобы отпустило.
   Как-то не вязались те образы, что промелькнули в голове Коли, с вот этой конопатой и легкомысленной...
   Только вот легкомысленной ли?
   Как она тогда быстро сообразила что надо делать, когда на них напала банда Шпинделя! Если бы она вот так, без страху не обратилась к классручке, наверное избили бы их до синевы. Да сегодня -- с тем в помятой шляпе...(Почему-то из всего образа интеллигента Коле на нём запомнилась только помятая шляпа).
   Но что пацанва в классе будет измываться... да уже начинает измываться над его "пионерским заданием"... тут уже никуда не денешься. А если разругаться ещё с ней...
   Не! Тогда вообще гибель.
   Ведь сдаст она их как пить дать! Обидится и сдаст. А тогда не только от Шпинделя младшего неприятности будут. Тут и старший припрётся счёт за машину предъявлять. Так что... И что там она нам "заучать" будет?.. Точнее уже что-то успела...
   Коля вынырнул из своих невесёлых дум и прислушался.
   - Ну... мне мало что говорили, но что я знаю... - как раз замялась Ирина. Что-то такое Андрюха у неё спросил эдакое, что она потерялась. На что не может дать ответ. И что там?
   - Ну вот! Как что так сразу "мне мало что говорили"! - немедленно прицепился к словам Андрюха.
   - Мои мне, кстати, совсем ничего не говорили. - обломал друга Коля влезая в обсуждение и создавая впечатление что он не "проспал" только что значительную часть, а просто вежливо и внимательно слушал.
   - Ваши родители соблюдают секретность. Ведь колдовства как-бы нет, но оно как бы есть. - гордо ответила Зверева и в её безапелляционном тоне для Коли вдруг почудились нотки Олеси Можейко. Его опять передёрнуло.
   - Так "как-бы есть", или "как-бы нет"? - пристал Андрей.
   - Ща как прокляну, так сразу же и узнаешь! - обиделась Ира.
   - Да ладно вам собачиться! - примирительно сказал Коля и повернувшись к Андрею выдал.
   - Ты ведь сам уже побывал под проклятием.
   - Это когда?
   - Когда ты с шариком кувыркался. Я тогда не знал, что проклятия так долго держатся. Я вообще не был уверен, что это проклятие действенное и что оно вообще существует. Так... попробовал испытать на Шпинделе, а оно и вышло.
   - Ты сам не ожидал, что выйдет? - развеселилась Зверева.
   - Ага. - сдержанно улыбнулся Коля. - Помнил, как мама одного дурака... послала... в дальние дали. И помнил, что после этого с ним было.
   - Подожди! Так ты Заветное Слово знаешь?
   - Дык я и говорил, что знаю!
   - Не, Коля, ты не говорил. Но если ты знаешь заветное слово, то и учить тебя не очень-то и надо. Ты уже много знаешь. Ты на нём одном тако-ого наворотишь!
   - А это чё за слово такое? - влез Андрей.
   - Я тебе потом напишу... - смутился Коля.
   - Ну да. Оно считается матерным.
   Ирина выдала это так спокойно, что оба мальчика на неё вытаращились.
   - ...А вообще это просто набор звуков. - тут же поправилась Ира. - Просто в незапамятные времена, когда мало что знали, но много могли наворотить по незнанию, решили этот набор звуков разделить на части и каждое сделать запретным. Чтобы никто по ошибке не наделал бед.
   У Коли вытянулось лицо. И выглядел он сейчас как дурачок, которому только-только дошло элементарное. Он покраснел. И напрягшись выдал.
   - Я... мне... мне только сейчас дошло, что если разделить то заветное слово на части то... сплошные матюги получатся!
   - А! Так ты ещё и хулига-анка! - решил поёрничать Андрей. - Матом умеешь говорить!
   - Да! Все ведьмы -- хулиганки! И я тоже. Если я ведьма! - с апломбом подтвердила Зверева гордо выпрямившись и задрав нос, чем изрядно сбила кураж с разошедшегося Андрея.
   - Всю жизнь мечтал хулиганом стать! И с хулиганами водиться. - Ошарашено выдал он.
   - И станешь! Ведь и у тебя есть Сила! - тем же безапелляционным тоном заявила Ирина.
   - И придётся! - ядовито дополнил Коля. - Ведь от Шпинделя как-то надо отбиться.
   - У-у-б-лин-ш-штоб-его! - злобно прошипел Андрей. - Про него-то я и забыл.
   - Ага. Думал мы тут играть собрались. - подпустив яду в голос заметил Коля
   - А что, нет разве? - с вызовом спросил Андрей.
   - Не-а! - вдруг хором подтвердили Ирина и Коля.
   Удивлённо посмотрели друг на друга... И рассмеялись.
   - Во как дружно у нас получилось-то! - в восторге выговорила Ирина.
   - Ну вы... блин! - нахохлился Андрей.
   - Он просто ещё до конца не поверил. - пояснил Коля. - Я-то давно знаю, что такое есть. А вот он... Слушай, а давай ему что-то эдакое покажем.
   - Какое такое "эдакое"?!
   - Ну-у... простое! И чтобы можно было...
   - ...Ощутить?
   - ...И увидеть!
   - Легко! - задиристо ответила Ирина и быстро вылезла из кресла и спешно направилась на выход из беседки. - Где тут у вас камешек найти?
   - У дорожки, что к сараю ведёт. - в спину девочке ответил Коля тоже вылезая из-за стола.
   Если Коля вылезал из беседки неспешно, то Андрей вылетел так, как будто за ним гнались. Зверева прошла вдоль дорожки, покрутилась на месте и выбрала, как ей показалось, нужный голыш.
   - И чё дальше? - скептически спросил Андрей.
   - Коля! А ничего, если мы в ваш сарай камешки покидаем? - вместо ответа спросила Ира.
   - А чё ему сделается? - удивился Коля. - Кидай. Ну... если там ничего не сломается.
   - Не сломается! - пожала плечами девочка. - Вон видите сучок на доске? Его даже краска полностью не покрыла.
   - Хочешь сказать, что отсюда по нему попадёшь? - насмешливо спросил Андрей перед этим найдя глазами то, о чём речь. - Тут двадцать метров поди...
   - Фигня-война! И дальше кинем, если придётся! - с видом знатока заявила наглая маленькая колдунья.
   Она покатала камешек между ладоней, медленно размахнулась...
   - Бах!!!
   Неожиданно, удар камня по сучку на доске, в стене сарая вышел очень громким. То, что камень попал именно по сучку, было друзьям видно очень хорошо -- на голубой краске, точно посередине сучка образовалась тёмная вмятина.
   - Ну, это случайность! - попробовал возразить Андрей.
   Коля скептически хмыкнул, но промолчал.
   Ирина же быстро подобрала ещё один голыш.
   Бах!!!
   - Там же! - спокойно констатировал Коля.
   - А ещё раз сможешь? - задиристо спросил Андрей.
   - Легко! - ударившись в амбицию заявила Ира, быстро подобрала следующий голыш и почти не глядя запустила его в сторону сарая.
   Бах!!!
   Крыть было уже нечем. Три раза, по одному месту, да ещё и с двадцати метров.
   - Нихрен-нас-се! - обескураженно выдавил из себя Андрей и полез чесать в затылке.
   - А ну показывай, как ты это делаешь! - налетел он на Звереву.
   Бах!!!
   Неожиданный сильный звук заставил обоих вздрогнуть.
   - Туда же! - по деловому ответил Коля. Пока эти двое пререкались, он решил испытать. Понял, как делала это сама Ирина и теперь убедился, что не ошибся.
   - Так не честно! Я тоже так хочу! - возмутился нетерпеливый Андрей.
   - На! - протянул Коля не использованный для следующего броска камешек.
   - Ну и?! - раздражённо спросил Андрей у Коли подбросив и взвесив в руках камень.
   Коля тут же перевёл взгляд на Ирину. Чисто по ощущениям он понял как кидать, но не знал как правильно объяснить.
   - Твой элемент металл... - начала Ирина неуверенно. - Или огонь!
   - "И огонь"! - Поправил её Андрей. - Сама так сказала.
   - Представь себе, что у тебя в руках не камень, а... шарик от подшипника.
   - Н-ну... представил. А дальше?
   - Покатай его между ладоней и попроси его... точнее представь как он летит точно в цель. Тут главное почувствовать как он полетит в цель.
   Андрей неуверенно размахнулся и кинул.
   И не попал.
   - И чё за фигня?! - возмутился он.
   - Ща Андрюх! Я мигом. Я кажется, понял в чём дело.
   Коля метнулся в мастерскую и вынес пару железных шайб.
   - Возьми это. С этим получится.
   Андрей взял в руки шайбы, покатал по пальцам и выбрав одну замахнулся.
   - Почувствуй полёт шайбы! - подсказал Коля. - И... обратись к железу. Попроси его.
   Ничего не говоря, Андрей сначала помахал рукой с шайбой и только после этих манипуляций кинул.
   Бах!!!
   Шайба угодила точно в сучок.
   - Получилось!!! - неожиданно громко закричала Ира.
   - Вот же! - удивлённо выдал Андрей. Видно успех его самого сильно удивил.
   Пока Андрей чесал в затылке и кидал уже камешки, Коля обратился к Зверевой.
   - И как это всё с "как бы её нет" сочетается? Или для одних есть, - например, для нас, - а для других нет?
   - И это тоже. - почему-то помрачнела Ирина. - С Искусством, как его называют или Ведовством исстари было не всё гладко. Мама говорила. Не любили тёмные людишки тех, кто много знает и у кого умения выходят за рамки понимания. Нас за это убивали. Как того Бруно, что про звёзды много знал.
   - А сейчас что? Ведь ныне учёных не убивают! Вона как наука пошла. На Луну и Марс летаем!
   - А людишки плохие остались! Злые. Потому ещё во время революции договорились революционеры, что наше существование -- большой секрет. Чтобы у людей не было лишнего повода драку устраивать. Да и мало нас... Очень.
   - Мало, но мы встретились!
   - Так ведь Китеж же! - удивилась Зверева.
   - А что Китеж? - не понял Коля.
   - А! Да! Ты и это не знаешь. Ну... много наших тут.
   - Мно-ого?!!
   - Ну... Должно быть много.
   - Чёт-та я стал себя ощущать... Как какая-то неведома зверушка, из Красной Книги.
   - ...В заповеднике по имени Китеж! - сострил Андрей, прислушивавшийся к их разговору.
   - Пойдём в дом чай пить. С вареньем. - позвал Коля. - Сейчас бабушка придёт. А Васька, наверное уже давно свою рыбину сожрал и доволен жизнью.
   Как в ответ на его слова калитка звякнула железным засовом и из-за веранды появилась колоритная фигура бабушки. Небольшого роста, в коричневой шубе, с вычурной вышивкой по всей поверхности и тёплым цветастым платком, она производила впечатление только-только сошедшей с экрана исторического фильма типа "Вечера на хуторе близ Диканьки".
   - Но вы всё равно -- не трепитесь, что чего-то знаете и умеете. Секрет это большой. А не то... - скороговоркой и понизив голос, заговорщически произнесла Ира.
   - А не то что?!! - с подозрением спросил Андрей.
   - КаГеБе нами займётся! Вот! - грозно но тихо сказала Зверева.
   - А что, у них тоже есть свои колдуны? Ведь если нами займутся, то должны и знать, и уметь тоже что и мы. Не меньше! - Спросил Коля.
   - А то как же! - удивилась глупому вопросу Ирина.
   Бабушка, заметив в глубине сада троицу друзей остановилась на пороге дома, поманила их к себе и открыв дверь -- махнула внутрь дома приглашая.
   Когда на веранде бабушка сняла с себя толстую шубу, скинула и повесила на вешалку свой красивенный платок, то оказалось, что она весьма худощава, стройна и длинные тёмно-коричневые волосы заплетённые в косу совершенно не седые. Лишь глаза выдавали то, что она пожила на этом свете. Вообще, если судить по лицу, она производила впечатление человека лет сорока от роду. Максимум. Причём очень хорошо за собой следящего, о чём говорила гладкая кожа на лице и стройная, без лишних отложений жира, фигура.
   - Здравствуй, Андрюша. Коля... Ну, внучок, знакомь кого в дом привёл! - поприветствовала Колю бабушка, когда вся троица, вслед за ней ввалилась на веранду.
   - Ира. Зверева. - заикаясь представил он подругу и для комплекта покраснел.
   - А меня звать, Ярослава Владиславовна! - коротко поклонилась бабушка и, что сильно удивило Колю и Андрея, Ира тоже как-то даже церемонно, поклонилась.
   - Правильная девочка! - похвалила бабушка. - Блюдёт обычай! Не то, что некоторые!
   И строго посмотрела на Колю.
   А он-то что? Он ничего! Ему как-то эти обычаи и не объясняли. А если и объясняли когда-то, то... ЗАБЫЛ! Ведь соблюдать не требовали!
   - Мойте руки, а я пока чайку сделаю и стол накрою.
   И тут в дверях, что ведут внутрь дома с веранды, показался кот. Вид у Василия был самый добродушный и довольный. Он аж щурился от удовольствия. Видать рыбка на его вкус была просто отменная.
   - Чем это ты так рыжего умаслил? - мгновенно сообразила что к чему бабушка.
   - Рыбкой. Мороженной. - коротко ответил Коля.
   - Раскормите вы его... морда в дверь пролезать не будет. - шутливо заметила бабушка, разглядывая лучащуюся довольством харю кота.
   - Ну... не будет пролезать, так будет ночевать на улице. - пожал плечами Коля. - Всего-то! Его проблемы. А как станет пролезать, так и жрать меньше станет.
   На харе кота довольство медленно сменилось страхом. Видно сообразил что это значит.
   - Да ладно, не парься рыжий! Это мы шутим так! - пожалел Ваську Коля.
   Васька с обидой покосился на Колю и бабушку и исчез в коридоре.
   Бабушка Ярослава любила принимать гостей. И на этот раз тоже расщедрилась. Варенья было не в пример другим чаепитиям много. Даже мёд с каких-то дальних пасек, что таскала она небольшими порциями был выставлен на стол. Но Коля уже и так набивший на нём оскомину молча пододвинул розетку Ирине чем вызвал одобрительный взгляд со стороны бабушки.
   А Ирина только обрадовалась такому. Видать она давненько таких сладостей да в таком количестве не вкушала. Кстати то, что она так и не притронулась к выставленной со всеми прочими яствами сгущёнке, как раз говорило о том, какими именно сладостями уже она себе оскомину набила.
   И на что ещё обратил внимание Коля -- Ирина свято соблюдала всё чаепитие своё же обещание: нигде больше не болтать о колдовстве. Даже когда бабушка спросила чем это они так увлечённо занимались у беседки, ответила коротко: учились метко кидать камешки. И всё.
   Для Коли такое поведение девчонки было необычным. Как он помнил по всяким прочим, все эти самые "прочие" немедленно бы растрепали всё о колдовстве, да ещё и прихвастнули о личных успехах на этом поприще. Однако!
   Когда Коля проводил Андрея и Ирину до дому и вернулся обратно бабушка как раз только-только закончила что-то стряпать, ждала у духовки когда оно спечётся. Ещё одна партия печива дожидалась своей очереди рядом на табуретке. Ну а чтобы не скучно было, ещё и телевизор включила.
   Там как раз художественный фильм шёл. По содержанию -- какая-то сказка про богатырей и прочие небылицы. Бабушка, развалившись в кресле, хихикала наблюдая за развитием сюжета. Увидев внука, она было открыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала. Махнула рукой и вернулась к просмотру фильма, периодически бросая взгляд то на большой будильник, то на духовку, от которой всё сильнее и сильнее по квартире распространялся апетитнейший аромат.
   Коля, памятуя о том, что скоро придут родители, разложил на столе свои учебники и принялся за решение домашнего задания по математике. Он, конечно, мог и в своей комнате всё сделать, но получить только что испечённый пирожок, с пылу с жару, да подсмотреть краем глаза фильм...
   Фильм его никак не отвлекал. Ведь он уже его раза два видел. Один раз в кино летом с друзьями ходили, другой раз уже по телеку. Ясное дело, что по телеку, хоть он и был у них цветной, всё было не так зрелищно и красиво как на большом экране в кинотеатре. Потому и не тянуло его, как говорил батя "влипнуть в экран телевизора".
   И тут по сюжету как раз добрались до... ведьм. Коля как раз орудовал стёркой, убирая неправильно нарисованные детали чертежа в задаче по геометрии. Он так и застыл -- рука давит резинкой на тетрадный лист, язык высунут от усердия, а глаза жадно наблюдают за тем, как по экрану скачут ведьмы.
   И тут раздался заливистый смех бабушки. Хохотала она долго и со вкусом. А как отсмеялась...
   - До сих пор им неймётся! Ты смотри как ведьм изобразили! - воскликнула она.
   Вероятно сказанное было в риторических целях, безотносительно сидящего за накрытым клетчатой клеёнкой столом, но Коля воспринял это как реплику к нему непосредственно относящуюся.
   - А... что? Неправильно изобразили? - осторожно спросил Коля откладывая стёрку.
   - Ведьма? Старая и с седыми патлами? Да и которые ещё клочками во все стороны торчат? Кривые носы? С бородавками?! Ой не могу! - снова рассмеялась бабушка.
   - А что, разве таких ведьм не бывает? Старых и с бородавками на носах? - более смело брякнул Коля и тут же испугался. А вдруг бабушка неверно его поймёт. Но та отсмеявшись, вылезла из кресла, достала большой противень с пирожками из духовки и поставила в него другой.
   Потом, взяла большую эмалированную кастрюлю и перекладывая в неё пирожки с противня ответила Коле.
   - Эх! Голова садовая! Они -- ве-едьмы! Дочки Великой Мокоши! Да какая из Дочерей не сможет себе свести бородавку на носу?! Кривой нос выправить не сможет?!! Вот скажи на милость: зачем такую чушь изображать? Какая женщина не хочет быть всегда красивой и молодой? Разве что совсем на голову скорбная. Что в первую очередь подумает любая женщина, получив Силу? Да о красоте! Потому ведьм горбатых, крючконосых, с бородавками на лице, да ещё и старух не будет никогда!
   - Так они что, все молодыми помирают?! - испугался Коля. В голове у него мелькнул радостный образ известной конопатой личности, от чего стало ещё страшнее. Но его испуг рассмешил бабку.
   - С чего ты взял? - заинтересованно взглянув на внука, еле сдерживая смех, спросила она.
   - Но вы, же, бабушка, сказали, что старых ведьм не бывает!
   - И чем ты меня слушал? - подбоченившись спросила Ярослава Владиславовна. - Я разве говорила, что их непременно убивают молодыми или они помирают молодыми? Подумай сам: если они ведьмы, и могут...
   Тут она запнулась.
   Скептически посмотрела на внука, но видно придя к каким-то своим выводам продолжила.
   -Суди сам. Они имеют Силу Великую. Умеют колдовать. Так неужели они себе не наколдуют и здоровье, и молодость да ещё и разные несуразности с лица не уберут?
   - Я как-то об этом не подумал. - буркнул обескураженно Коля.
   - А то, что они злые всегда... В фильмах... Это тоже неправда? - осмелев спросил он.
   Бабушка нахмурилась.
   На этот раз пауза была более длинной. Но вздохнув тяжко, она закрыла крышку кастрюли, уже заполненной пирожками, замотала её пледом и положила в кресло. Дожидаться ужина.
   - Давай-ка я тебе, внучок, сказочку расскажу. - наконец улыбнувшись сказала бабушка присаживаясь за стол.
   За её спиной, метнулся на своё обычное место -- на серванте - кот Василий. Как всегда он забирался под потолок быстро и бесшумно. Мягко ступая он прошёл к ближнему краю и плюхнулся на брюхо поставив уши торчком. Он тоже любил слушать сказки.
   - Жила-была, красивая ведьмочка Вероника. Молодая и умная. - начала бабушка в своём напевном стиле рассказывать сказку. - И случилось так, что повадился к ней лезть местный "святой человек" Варлаам. Старый, толстый, вонючий и некрасивый.
   Вероника тогда очень далеко была славна. Знали её все окрестные сёла. И даже в городе знали её как великую знахарку. Как целителя, спасшую от смерти сто детей.
   А чем был знаменит Варлаам, спросите вы? Ведь Целый Святой Человек!
   А он, "Во Славу Господа" просидел на дереве в молитве и посте, целую тысячу дней! Во какой славный был тот Святой человек!
   Но сто человек, которых спасла Вероника, было, наверное, очень мало, по сравнению с тысячью дней, которые "умершвляя низменные желания желания плоти", провёл на дереве Святой Человек Варлаам. Потому, что слава его гремела по всей Руси! Ведь как он "Восславил Господа" простояв на ветке дерева целых тысячу дней! Его имя произносили во всех церквах, во всех приходах. Восхищались его подвигом.
   А что же Вероника?
   Она была скромницей. Да и не любила, чтобы о ней много говорили. Для неё было важнее, чтобы жили дети. Чтобы они не болели. Такая мелочь!
   Последние слова бабушка произнесла с сарказмом.
   - Бабушка! А тот Варлаам, случаем не из-за Вероники на дерево полез? - смеясь спросил Коля, вспомнив сюжеты многих сказок, что уже слышал из уст бабушки.
   - Правильно Коля! Когда Вероника отвергла его приставания и требования стать его женой это и случилось.
   Веронике надоело что какой-то Святой, но грязный, вонючий, толстый и старый. Пристаёт к ней. Вот она и сказала прийти к ней тогда, когда Варлаам совершит достойный её подвиг.
   "А то как-то нехорошо получается, - сказала она. - Ты ничего не делаешь, только в старой землянке сидишь и кормишься на подаянии жалостливых людей. А я день и ночь спасаю детей. Вот сделай что-то, чтобы тобой стоило гордиться, тогда и приходи!"
   Варлаам пришёл к Веронике, после свершения своего Великого Подвига и потребовал признания его. При великом стечении народа. А после признания Подвига, потребовал немедленной свадьбы и отречения её "от бесовского и нечестивого Искусства, губящего души". Это он так отозвался об умении Вероники лечить.
   Но Вероника лишь посмеялась над ним.
   "Ты, - говорит, - только один подвиг совершил, а требуешь как за три: и признания, что сидеть на дереве -- Подвиг, и свадьбы и ещё отречения. Да одно Отречение чего стоит!".
   И тут вскипел гнев в сердце Варлаама. И стал он убеждать Веронику "по-добру по-здорову прекратить красть души, нечестивым Ведовством".
   Он думал, что если отречётся Вероника, то его вонь тут же превратится для неё в благоухание, а он сам для неё будет мил и молод.
   Но тут уже возмутилась сама Вероника: "Если ты так чтишь заветы своего Господа, то почему призываешь ко Злу?! - воскликнула она. - Ведь если отрекусь от своего умения, те дети, что могу я спасти от Смерти, ведь они умрут!".
   На это не нашёлся что сказать пакостник Варлаам, но от своего не отказался. Стал он тогда требовать, чтобы красавица Вероника всё равно, признала его Подвиг и пошла за него замуж. На что ответила Вероника то, что знали все люди:
   "Если бы ты вместо того, чтобы стоять тысячу дней на дереве, спас бы от смерти тысячу людей -- можно было бы и подумать. Но ты не спасал людей. Ты думал лишь о своей славе. А значит, не было никакого подвига. Ведь Подвиг это жертва ради других людей. Или их спасение. А что ты пожертвовал дорогого? Али спас кого?"
   "Я спасал души людей!" - воскликнул на это Варлаам.
   "Легко сказать то, что нельзя доказать! Докажи, что ты спас души. Приведи эти души сюда и покажи их людям, чтобы эти души сказали: "Вот этот славный муж спас меня!". Также как вот эти дети, мной спасённые, что сейчас стоят здесь на поляне и могут это сказать. Как могут сказать их отцы. Как могут сказать их матери, братья и сёстры. Где души тобой спасённые?".
   Но не смог Святой Человек предъявить души на освидетельствование. Потому, что не было их. Не было душ, что спас он.
   Тогда, видя что ничего не получается, стал угрожать карами всяческими. Но не помогло. Вероника лишь плечами пожала. Ведь знала, что люди за неё заступятся. И если надо спрячут так, что все воины мира тыщу лет искать будут и не найдут.
   Тогда он стал угрожать, что проклянёт её.
   На это Вероника уже громко и заливисто рассмеялась.
   Ужо кто-кто, а вот Варлаам ничего не мог поделать с ней. Она сама кого угодно проклянёт. А вот её -- никому не дано было. Сильна она была.
   Тогда всё равно стал угрожать ей, что "на колени её поставит, и мучить будет пока не скажет она что любит его и не даст обвенчаться".
   Но Вероника всё смеялась и смеялась. А как отсмеялась, так и сказала:
   "Насильно мил не будешь! Уйди!".
   И ушёл он солнцем палимый и злобой лютой снедаем.
   Да злобой такой, что помутился у него разум.
   И пришёл он к князю.
   И стал рассказывать денно и ночщно ему неправду лютую про Веронику и её деяния. Да ещё присовокупил, что таковы же у неё родители.
   И осерчал князь.
   Приказал схватить всех и предать смерти лютой -- сожжению на костре. Но не тут-то было. Что бы ни делали слуги князя -- не поймать ни Веронику, ни её родных.
   И тогда Варлаам придумал совсем уж страшное злодейство - ославить Веронику пред всем миром. Чтобы сами люди думали, что Вероника сама зло и есть.
   И начали слуги князевы, по наущению злого Варлаама, распространять слухи, что мор и глад, падёж скота и непогода -- всё это насылает на них сама Вероника.
   - И неужели люди поверили? - спросил Коля.
   - Увы! Люди быстро забывают добро им сделанное. И очень падки на злые слухи. А неправда в которую верят множество людей хуже проклятия любого. Ибо вера в злое, распространяется как лютый мор, как чума. Но поражает не тело, а сами души, делая их злыми и чёрными.
   Так и случилось.
   Поверили люди в то, что Вероника -- Злая ведьма.
   Забыли они тысячу детей ею спасённых.
   Забыли всё добро, что она творила людям.
   И стали за ней гоняться. Облавы устраивать. Лишь бы князю угодить и Злому Варлааму.
   К тому времени князь отчаялся изловить силами своих слуг и назначил награду в золоте тому, кто поймает "злую Ведьму Веронику".
   Да и сама Вероника, видя как дела обернулись, осерчала на людей. Ведь забыли добро, что она делала им.
   Плюнула на них. Прокляла Варлаама и князя.
   Открыла Дверь. И ушла. Туда, где никто её уже не достанет.
   - В Страну Ирию?
   - Да, Коля. Туда-туда! Но всё равно, сколько бы лет ни прошло, но возвращалась Вероника к людям. Всё такая же молодая и красивая. Умная и весёлая. Но теперь она несла добро только тем, кто верил не в сказки Варлаама, а Верил в неё саму. В её Умение. В Добро, что она несла людям.
   - А Варлаам?
   - Да так и помер Злой Варлаам. Вместе с князем. Лютой смертью померли оба. Потому, что прокляла их Вероника принять на себя все мучения тех детей, кого она спасти не смогла. Говаривают что и до сих пор из могил что Варлаама, что князя доносятся стоны и крики как дитё на Руси помирает от болести какой.
   - Это называется, случаем, не "мученическая смерть"?
   - Истинно так, внучек! Мученическая. Да такая страшная мученическая, что за грехи свои мучиться этим злодеям до конца времён. Но и зло Варлаама с князем тоже живёт в мире. С проклятием Вероники. Ибо Злое Слово, в которое верят, слишком сильно. А эти двое очень постарались, чтобы в него Верили люди. Вот с тех пор и изображают злые люди ведьм как старых, злых и уродливых.
   Бабушка Ярослава с улыбкой посмотрела на внука.
   - Вероника была молодая, добрая и красивая?
   - Да.
   - Но чтобы ославить её, говорят, что она старая, злая и уродливая?
   - Именно, внучек, именно! Ведь именно так и клевещут одни люди на других: если человек добр -- говорят, что злой; если красив -- значит уродлив; если умён -- говорят что дурак невозможный.
  
  -- 25 марта
    []  []
  
   МИА-АУ-УУ!!!
   Страшный вой ввинтился в правое ухо Коли грубо и жестоко выдирая из сладкого утреннего сна. Дико заорав Коля кубарем слетает с дивана.
   Пока он соображает что это было, кот Васька чуть ли не парадным шагом, с поднятым трубой хвостом марширует за дверь.
   - Ах ты ж ска-атина! Предатель! - возмутился он. - Это так ты соблюдаешь договор?!
   И только тут он обращает внимание на дружный хохот с кухни.
   - Ну ты и зве-ерь! - восклицает папа.
   - Коля! - еле отсмеявшись окликает его мама. - С Васькой, мои договоры главнее! Ты не знал?
   - И что-то мне кажется, что Васёк умудрился соблюсти оба договора! - тут же добавляет папа.
   - Это как? - удивляется мама.
   Коля прямо физически ощущает, как усевшийся на своей подушечке Васька изображает невозмутимый вид и пожатие плечами. Почти что лапами разводит.
   Коля мотает головой от такой навязчивой картины и обиженный натягивает штаны.
   "А ведь действительно! - приходит ему в голову неожиданная мысль. - С Васькой вчера как раз и договорились, что он по мне больше не будет бегать, прыгать и вообще топтаться".
   - Вот же зараза иезуитская! - бурчит Коля направляясь к умывальникам.
   Но надо отдать должное: от Васькиного дикого воя в ухо ощущения такие, как будто зарядку сделал и здоровенным жбаном кофия заполировал -- аж подбрасывает на каждый шаг.
   Коля берёт зубную щётку, смачивает под краном водой, снимает с полки круглую картонную коробку с зубным порошком и открыв его макает в порошок сырую щётку. Порошок тут же набухает от воды и прилипает комом к щетине щётки. Остаётся только зачистить зубы.
   И вот под мятные, от зубного порошка, ощущения во рту, Коля вспоминает вчерашние приключения.
   Яркая демонстрация колдовства от маленькой ведьмочки сломала последнюю плотину в его восприятии действительности. Хоть и продолжали говорить в школе, что магии и волшебства не существует, что всё это сказки, но Коля просто знал, что таки и "не сказки" и "существует". Если быть честным перед собой, даже до того как он удостоверился, ему хотелось чтобы колдовство существовало. Чтобы можно было творить что-то эдакое, недоступное всяким прочим. То, чем он и так владел, что умел, что знал -- а знал и умел он не мало, гораздо больше чем сверстники -- было для него очень мало. Просто потому, что всё, что он умел и знал, воспринималось как самое обычное и тривиальное, "потому, что это любой сможет".
   То, что далеко не любой сможет вот так знать и уметь, что большинству его одноклассников было не просто трудно, а откровенно лень овладевать теми знаниями и умениями - это как-то от Коли сокрылось. Он не знал, что большинству, чтобы даже то, что есть выучить, необходимо приложить просто неимоверные усилия на грани подвига, причём в борьбе с собственной ленью.
   Для Коли же этой проблемы просто не существовало - ему было любопытно и он читал, изучал. А как известно если что-то человеку интересно, то лень отступает заменяясь на "давай-давай ещё" и "что там будет потом".
   Может и колдовство он воспринимал как ещё одну очень любопытную область для освоения и познания?
   Скорее всего да. Но вечером, после сказки бабушки всё в голове сложилось в новую систему представлений, где колдовство заняло хоть и необычную, но свою и достойную часть его картины мира.
   После того как сделал уроки он обнаружил, что делать нечего. Читать оказалось, тоже нечего. Невеликая библиотека семейства Змиевых под его натиском таки кончилась. Потоптавшись по комнате, под насмешливым взором кота, наблюдавшего его метания с шифоньера, он вспомнил старые свои, как батя говорил "суровые проекты". Накинул на плечи куртку, вышел во двор в мастерскую.
   На улице похолодало. Задувал противный холодный ветер уже успевший покрыть дорожки возле дома тоненьким слоем льда. Уши сразу же защипало. Пожалев, что не надел шапку, Коля быстрым шагом, насколько это было возможно на обледеневших дорожках, двинул к мастерской.
   Мастерская встретила его таким же стылым воздухом.
   Пахло какими-то химикатами, свежестругаными досками, аккуратно сложенными в углу которые батя собирался куда-то пристроить на курятник - наверное собрался расширять поголовье содержащихся там кур.
   Зажигать свет в мастерской Коля не стал. Хоть и сильно уже потемнело на улице, но для него всё было хорошо и ясно видно. Он обогнул верстак, весь в пятнах от химикалий, в порезах от инструментов и подошёл к полкам, прикрученным к деревянной стене. Там и лежали набор специальных маленьких стамесочек и ножей, сделанных для этих целей отцом, вкупе с так и недоделанным, точнее недовырезанным лисёнком.
   Взял в руки деревянную скульптуру и вспомнил как долго выбирал на поленнице подходящее полено не только без сучков, но и конкретной породы дерева. Как объяснил папа, далеко не все породы годятся для вырезания из них чего-либо (Ну да, он дока -- ведь маме древко для метлы как инкрустировал!)
   Взвесил в руках и осмотрел. За то время, что минуло с зимних каникул, когда он принялся долгими вечерами вырезать скульптурку, дерево осталось каким было. Коля боялся, что забытый чурбак рассохнется или ещё чего нехорошего с ним случится. Пристроив деревяшку под рукой он было собрался выходить, но тут заметил, что у входа сидит Васька и с интересом наблюдает что же молодой хозяин делает.
   И тут вид кота и сказки бабушки для Коли сложились.
   Теперь для него Васька не был той животиной, что для других содержателей домашних питомцев, является "бессловесной" или "просто пуфик на четырёх ногах чтобы гладить можно было". На него смотрело зелёными глазами совершенно иное существо, нежели всякие прочие представители семейства кошачьих. Ибо взгляд был осмысленным.
   Коля отложил недоделку на верстак.
   - Ладно Васько. Харе придуриваться. Ведь мы оба знаем, что ты умеешь говорить.
   Наглый кошак просто поднял вопросительно бровь.
   - Ну? Скажи хоть что-то.
   - М-м-ну... Мяу! - глубокомысленно выдал тот состроив шкодную мину.
   - Не хочешь говорить?
   Котяра изобразил нечто типа "ну-у... понимаешь!..".
   - Запретили. - как утверждение бросил Коля.
   Тут же кот стал серьёзным.
   - Ладно! Я тут о чём... Давай договоримся.
   - ?
   - Рыбка была сегодня вкусная?
   - М-ну! - выразил согласие рыжий.
   - Давай ты меня не будешь... подначивать и будешь чаще получать вот такие вещ-щи!
   - ???
   - А чо не понятного-то?
   - Чито с-сначит не под-начивать? - потерял терпение Васька.
   Голос кота, почему-то продрал до самых печёнок.
   Что-то в нём было такое... Коля понял, что если эта скотина захочет, он одним только голосом может много чего наделать.
   Возможно, не с самим Колей, но с другими.
   Да и вообще:
   Кошак!
   С ним!
   ЗАГОВОРИЛ!
   Уже только последнее выглядело как признак натурального сумасшествия. Но...
   Происшедшее в последние три дня дало Коле уже какой-никакой, но иммунитет на тот самый "отъезд крыши". Ведь творилось-то такое, что ни в какие ворота!.
   - Ну... - собравшись с мыслями заикаясь, - Ты по мне не ходишь, не прыгаешь, и вообще не топчешься, когтями не полосуешь...
   Кошак при этих словах прищурился, выпустил когти и полюбовался ими.
   - ...а я тебя тоже никак не тираню и при случае даю чё-нить вкусненькое. И вообще -- чего бы нам не...
   -... Угу. Сработаемся! - мявкнул кошак и снова прищурился.
   - Во-во!
   Самое интересное, Васька закруглил любимым словцом Колиного бати.
   - Так договорились?..
   - Мгм! - муркнул Васька, оторвал зад от холодного пола на ходу разворачиваясь и зашагал в сторону веранды.
  
   Последнее обновление
    []
  
   Пока умывался и вспоминал вчерашнее, родители переговорив, пришли к каким-то выводам. Так что на входе в кухню его встретило настороженное молчание и внимательные взгляды.
   - Так о чём это ты с Василием договорился? - прищурившись и уперев кулачок в талию спросила маман. Причём Коля заметил, что перед тем, как заговорить, мать подозрительно переглянулась с отцом.
   Коля глянул на Васькино место и его там не обнаружил. Подушечка, на которой он обычно сидел, была пуста. Это уже было подозрительно.
   - Ну... это... что он по мне топтаться не будет.
   - Гм! - нахмурилась мама ещё больше.
   - Я же говорил! - воскликнул отец.
   - О чём?
   - Что плут Васька ОБА договора выполнил!
   - Это какие? - влез Коля в разговор старших, за что от обоих получил осуждающий взгляд.
   Родители опять переглянулись.
   Отец вернул супруге что-то нечто типа: "Ну я же говорил!".
   Мать покачала головой.
   - С Васькой у нас договор. Что если ты проспишь, он тебя будит.
   - Так вот чего он по мне топчется! - обиделся Коля.
   - Последний раз он по тебе не топтался. - заметил отец, еле сдерживая смех.
   Коля насупился.
   Выходит, отец оказался прав -- Васька таки умудрился вписаться в оба договора. Но МЯВ в ухо!!! Он был воистину ужасен!
   Заметив реакцию сына папаня посмеиваясь заметил.
   - Сам виноват, что вынудил Ваську тебя таким способом поднимать.
   - Это почему-у?! - возмутился было Коля.
   - Ты до скольки книгу читал? - саркастически заметил отец семейства.
   - Н-ну-у...
   Если честно, то Коля просто не знал.
   Вот просто не посмотрел на будильник, сколько там натикало. Отец вчера притащил такую Вещь, что оторваться было просто не судьба.
   - Я знаю, что "Плеск звёздных морей" о-очень интересная книга! - саркастически заметил отец. - но не читать же её до двух часов ночи!
   - До половины третьего, - раздалось откуда-то с серванта.
   Хоть Васьки и не было видно, но голос выдал.
   - Вижу тебе давать в руки книжки на вечер -- вредно. - заключил отец.
   - Ну па-ап! - совсем уже обиделся сын и зло зыркнул в ту сторону, где на серванте скрывался Васька.
   - Это легко лечится! - тем не менее сказал папа. - Я просто буду заходить в девять к тебе и отбирать книжки. Идёт?
   Под суровыми взглядами родителей ничего не оставалось как согласиться. Коля тяжко вздохнул. Ведь как сильно иногда хочется дочитать! Узнать, что же там было после, а потом ещё после и...
   Вчера Коля оторвался от чтения только тогда, когда уже глаза откровенно слипались.
   - Но это лишь присказка! - раздался голос бабушки. Коля и не заметил, как она тихо вошла и стала у него за спиной. - Сказка только начинается!
   Как ни звучал по-доброму голос бабушки, но Коле, почему-то стало страшно.
   - Да! - поддакнула мама и взгляд у неё, несмотря на улыбку почему-то стал колючим. Над верхней крышкой серванта показались уши кота. Любопытный Васька очень хотел всё услышать, но чего-то боялся. Возможно, что в результате "разбора полётов" таки по этим самым ушам и получит.
   - Ты что хотел вытворить? - тоном прокурора спросила мама.
   - Это когда?! - испугался Коля, поняв, что его в чём-то обвиняют.
   - Когда тебя Васька разбудил. - пристально наблюдая за сыном пояснил отец. То, что он не держит в руках газету, да ещё и кружку чая отодвинул, говорило о многом. В частности, что некий мелкий, и это явно не Васька, получит сейчас "на орехи".
   - Нич-чё я не хотел! - попытался оправдаться он.
   Васька на серванте повёл ухом. Он всегда так делал, когда выражал сомнение в чём-то.
   - А вот врать-то нехорошо! - с осуждением произнесла бабушка. - Чтобы такую волну не почувствовать это надо быть обычником. Глухим, тупым как пень и бесчувственным.
   - Так чего ты хотел? - продолжила допрос маман.
   - Ничего я не хотел! Спать хотел.
   - Брешешь ведь Николай! - насмешливо заметил отец.
   - Точно-точно! - почти ласково подтвердила бабушка.
   - И проговорился уже ты! - снова подбросила мать.
   - Это когда и в чём? - втягивая голову в плечи пробормотал Коля всё более теряясь. Ведь он так и не смог понять, в чём-таки его обвиняют.
   - Как давно ты мою тихую речь слышишь? - прищурившись спросила мать.
   - Э-э...
   - Когда я рыжего прошу что-то сделать. -- пояснила она.
   - Н-ну-у... Давно.
   - И как давно? - сильно заинтересованным голосом спросила бабушка.
   - Ну... Месяца два... Наверное!
   - Полгода! - заложил его Васька с серванта.
   - О-ого! Чего мы не знали! - удивилась бабушка. Мама и папа тоже изумились и переглянулись.
   - Н-да! Акселерация! - только и выговорил папа.
   - И что делаем? - оглядев всех присутствующих спросила мама.
   - А это уже вам решать. Великая Мокошь не любит небрежения. - перебросила бабушка решение на родителей.
   - Может отложим сегодня школу? - предложил батя.
   - Э-э?!! - вырвалось у Коли. Он уже не знал что делать -- пугаться или радоваться. Ведь если не пойдёт в школу, то и не будет риска столкнуться с тем чмом... Федькой. Но вот друзья...
   - Нет. Не пойдёт! К нам будет слишком много вопросов. А это нежелательно. - нахмурившись отвергла предложение мама.
   - Тогда... - попыталась что-то сказать бабушка, но мать взвилась.
   - И это НЕТ! Вы, маменька, всё по-старинке решать привыкли.
   - Не оставляй кудель на завтра. - тихим, но очень уж угрожающим голосом начала бабушка.
   - ... А завтра пятница. - немедленно подбросил папа.
   Коля из этих речей ничего не понял: И что причём здесь "кудель" и причём здесь пятница. То, что Мокошь по сказкам бабушки весьма суровая хозяйка -- это он знал. Но ведь в доме никто не прядёт, не ткёт...
   Мать поджала губы.
   - Но всё равно НЕТ! - также решительно подтвердила она.
   - А если натворит чего? - с большей угрозой бросила бабушка. - Вы вчерась поздно пришли. Как раз к пирожкам. А я застала.
   - Чего маменька застали? - с подозрением глянув на сына спросила мама.
   - Он ведьму и ведьмачка в дом приводил.
   - Об-ба на! - почему-то развеселился отец.
   - Кто такие? - снова перейдя на прокурорский тон спросила мама у Коли.
   - Друзья мои. - насупился он.
   - Один из них -- Андрейка. - пояснила бабушка. - Огонь парень. А вот вторая...
   - Вторая?! - тоже вслед за отцом развеселилась мама, так как сказано последнее было с подтекстом.
   - Вторая. Сильна чертовка. Бо закрылася она от меня зело уместно и умело.
   - Подобное к подобному. - изрекла маман.
   - И что мне будет? - мрачно спросил Коля уверившись, что его сейчас накажут. Только ничего не понял из речей, а потому и за что его накажут тоже. Но родители, почему-то проигнорировали его.
   - Великая Заплела Его Судьбу. - изрекла бабушка. - Не ведаю, как по-вашему, по-новому это. Но по-нашему, по-старинному, обряд нужен!
   - Мало кому его сейчас делают. - пожала плечами мать. - Да и не бритты мы, и не немцы, чтобы на ритуалах всё держать! Вы, маменька, ещё предложили бы выдать ему медиатор чтобы он той древесиной где ни попадя размахивал.
   - Вот ещё! - возмутилась бабушка. - Чтобы у нас, на Руси кого этой муре обучать! Это от вашей "ничавойной" братии всяко идёт!
   - Предлагаю отложить дискуссии. -- Влез папаня и вид у него был серьёзный. - Николай, если уже умудрился Ваську подвигнуть на договор, уже достаточно силён. И никакие там обряды не нужны.
   - Ну ты как скажешь зятёк, что хочется тебя приложить чем по-тяжельше! Как так без обряда?!
   - Да вот так! - стал выпрямился за столом папа. - Но если вам так хочется, то проводите. Но не сегодня.
   - И не завтра. - мрачно добавила мама и лицо у неё стало кислым.
   Коля же стоял среди взрослых и ему всё больше и больше хотелось зарыться там где стоит. Случалось так, что он становился причиной ссор в семье. Но сегодня, по накалу страстей, эта ссора побила все рекорды. Он буквально кожей чувствовал витающее в воздухе напряжение
   Бабушка сверкнула глазами посмотрела на обоих супругов и топнув ногой проворчала.
   - Будь по вашему. Проведу. На неделе. Но чтобы оба были!
   - Да как скажете маменька! - пожала плечами мама, почувствовав, что ссора пошла на убыль и компромисс достигнут.
   Напряжение быстро спало и взоры взрослых снова упёрлись в Колю. Тот поняв, что репрессий не будет, осторожно спросил.
   - А мне что теперь?
   - И мне! - послышалось с серванта.
   - С тобой я отдельно поговорю, - бросила через плечо мама. Да так, что Васька сжался. По крайней мере уши, ранее видные Коле, сначала прижались к голове кота, что сигнализировало об испуге, и исчезли.
   - Ну а тебе... Тебе в школу. - покачав головой заметил папа. - НО!
   Последнее "но" прозвучало очень грозно.
   - Никого не проклинать! - резко выпалила мать.
   - Никого не задирать! - продолжил папа.
   - О плохом не думать! - добавила бабушка.
   - Колдовать не вздумать! - это уже папа.
   - А я, разве умею? - растерялся Коля. - Ну это... колдовать?
   - Умеешь! - опять его сдал с потрохами Васька.
  
  
  
  
  
   (1) Это не нынешние простые столы со стульями, это именно что ПАРТЫ.
  
  

Оценка: 5.18*67  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Халкиди "Фиктивная помолвка. Маска" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | В.Прекрасная "Говорящая с драконами" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | С.Даниил "Темный остров" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцВ объятиях змея. Адика Олефир��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПерерождение. Чередий ГалинаБез чувств. Наталья ( Zzika)Аромат страсти. Кароль Елена / Эль Санна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"