Крысолов: другие произведения.

Последний американец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 3.88*49  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оставлены ознакомительные фрагменты. Книга выходит в печати. Миры Ивана Антоновича Ефремова, против миров американской фантастики. Звездолёт посланный в экспедицию из колонии Каллисто получает просьбу о помощи от звездолёта цивилизации Ирби. В ней сообщение о надвигающейся катастрофе, причиной которой является одна потерянная земная колония. Потерянная колония, по имени Ёс, обнаружив, что вокруг неё, на соседних звёздных системах обитают совершенно мирные ксены, решают развязать межзвёздную войну для захвата этих миров. В процессе эскалации конфликта они сталкиваются с цивилизацией 'жуков', которую они посчитали сразу как наиболее слабую и годную для демонстративного избиения, в назидание всем прочим. Но ёсовцы даже не подозревают, какую страшную опасность таит эта, пока что мирная цивилизация. Причём таит в генах. Ирби, знают об этой опасности, и видят, что остановить катастрофу могут только потомки землян с колонии Каллисто. Причём изнутри самой Ёс. Удастся ли остановить каллистянам катастрофу воистину галактического масштаба?


   Автор: Богатырёв Александр Петрович.
   22 авторских листа
  -- Последний американец
   Тексты книги соответствуют соглашению: "Красный конвент" http://samlib.ru/k/krysolow/redkonvent.shtml
  
  -- Часть первая
  -- Скрытая угроза
  
  -- Крейсер глубокой звёздной разведки "Пегас". 25 340 световых лет от Прародины, 11020 от Каллисто.
  
   По традиции, на больших экранах зала выводились окружающие крейсер виды. Сейчас половину правой полусферы занимал огромный шлейф ближайшей спиральной ветви Галактики, густо переплетённый разноцветными волокнами газа, подсвеченного погружёнными в них голубыми гигантами. Яростный свет этих звёзд выжигал всё вокруг, заставляя светиться эмиссионным излучением газ за много десятков парсеков от них. Молодые глобулы смотрелись на её фоне как чёрные дыры в бумажной фотографии после того, как кто-то шарахнул по ней картечью. Через много миллионов лет, эти чёрные шарики, осядут и сквозь них, как птенцы проклюнутся новорожденные звёзды, своим молодым жаром выжигая останки газов вокруг себя, осаждая то, что оказалось в сфере их гравитации на снежные комья и раскручивая их в протопланетный диск. Но это будет через миллионы. А сейчас пылающая туманность с глобулами сияла как маяк на тысячи световых лет вокруг себя.
   У ближайших звёзд на планетах наверняка эта туманность светит ярче десятка Лун Прародины. К сожалению, увидеть эту феерическую красоту с поверхности этих планет "не светит".
   Если по крейсеру объявляется тревога такого уровня - все планы летят к чертям. Что-то такое возникло в ближайших окрестностях, что требует их срочного вмешательства. Скорее всего спасательная акция.
   Вспышка сверхновой?
   Вероятно.
   В таком районе они должны вспыхивать часто. Это кто же так "попал"? "Пегас" ведь первый из наших звездолётов, кто так далеко забрался. Мы первые здесь из землян, по эту сторону спиральной ветви.
   Кто-то из друзей по Кольцу попал в беду?
   Скорее всего так.
   С этими невесёлыми думами Сергей отвёл взгляд от внешних экранов и посмотрел в сторону кресел. Ситара, увидев, что, наконец, на неё обратили внимание, замахала рукой, показывая на кресло рядом. Явно пришла заранее.
   Сергей улыбнулся, но его улыбка получилась бледной по сравнению с ослепительным сиянием улыбки Ситары. Он помахал в ответ и двинулся в её сторону.
   Как всегда Ситара буквально источала очарование на десятки метров вокруг. Идеальная фигура и смуглая кожа истинной уроженки Индии, чёрный хвост волос, заплетённых золотистой лентой, лицо, как у богини сильно не сочетались с той профессией, что она избрала.
   Она была космодесантником.
   Исследователем, который шёл первым в самые странные и самые гиблые места Вселенной.
   По виду, быть бы ей кем-то типа актрисы, или ещё кем-то весьма приземлённым, но она выбрала именно такую профессию. Впрочем, часто проглядывавшая в её бездонных карих глазах мечтательность, да и само имя, которым её наградили родители(1) каким-то странным образом даже подчёркивали и её выбор, и её статус на космокрейсере.
   - Привет! Чего такой невесёлый? - спросила Ситара, когда он наконец-то пододвинув кресло вплотную к ней, уселся по её левую руку.
   - А чего веселиться? - грустно спросил Сергей. - Кто-то попал в беду. Надо спасать. А это ещё значит, что наши планы по исследованию местных звёздных кластеров летят ко всем чертям.
   - Не всё так страшно! Ведь после спасения у нас ещё останется много-много времени. Наверняка это какая-то станция наших друзей в переплёт попала. Вот их спасём, и продолжим. Ведь мы такие большие! Что нам стоит хоть весь персонал нескольких станций забрать?
   - Ранг для простой спасательной операции что-то "мелковат". Тут что-то очень серьёзное. - Мрачно возразил Сергей и посмотрел вымученной улыбкой на Ситару.
   - Обещай, что настоишь работать со мной в паре! - выпалил он.
   - У-у! - Ситара зажмурилась. На её очень смуглом лице промелькнули одна за другой обида, мечтательность и удовлетворение. - Это я должна была тебе сказать!
   - Значит, договорились?! - тут же просиял Сергей. Ситара тут же изобразила обиду, но улыбка на лице всё испортила. Всё равно было видно, что ей понравилось.
   - Что голубки, уже воркуете? - услышали они голос ксенобиолога Ромы и дружно повернулись в его сторону. Тот ухмыльнулся в свою бороду, и плюхнулся в кресло рядом.
   - Гадаем, по какому поводу тревога. - Тут же перевела Ситара разговор на "нейтральную", но актуальную тему.
   - И каковы варианты? - тут же включился Рома.
   - Вспышка сверхновой. - выдал свою версию Сергей.
   - Хроноклазм - тут же подхватила Ситара.
   - Тогда моя версия - поглаживая бороду и по-прежнему ухмыляясь сказал Рома, - биологическая катастрофа первого рода.
   - Каждый о своём! - Сказал язвительно Гюнтер-Оскар, подходя к троице и пристраиваясь в соседнем кресле. - И катастрофы измышляете каждый в своей области компетенции.
   - Диренфурт в своём репертуаре! - хмыкнул Рома. Могу спорить, что ты выдвинешь свою версию.
   - Да! - подхватила Ситара, - А твоя версия?
   - Как ксенопсихолог ты, наверное, предложишь некую социальную катастрофу? - поспешил подколоть Диренфурта Сергей.
   - Ну... что-то типа необратимой деградации некоей бедной цивилизации, которая не может с ней справиться и орёт на всю Вселенную "Спасите! Помогите!" - Рома даже картинно подпрыгнул в своём кресле, изображая панику.
   - А почему бы и нет? - невозмутимо посмотрев в сторону заинтригованной троицы и воздев бровь, вопросил Гюнтер.
   - Значит, - вкрадчиво начала Ситара, - это твоя версия?
   - Нет! - Также невозмутимо ответил Гюнтер, чем ещё более заинтриговал всех троих.
   - Очень интересно! - с неподдельным энтузиазмом заявил Сергей и даже вытянулся в кресле. Ситара же с озадаченным выражением лица застыла ожидая продолжения. На пару, Сергей и Ситара, производили весьма интересное впечатление. Это отмечали очень многие, наблюдая за их искромётным романом, внезапно вспыхнувшем дальних странствиях космокрейсера. Они каким-то неуловимым образом дополняли друг друга. Хоть и выглядели разными.
   Сергей - внешне медлительный, рассудительный. Вместе с тем где-то бесшабашный. Любящий розыгрыши и шутки.
   Ситара - пламень и лёд в одном лице. Эмоциональная и искромётная, но вместе с тем, когда доходило до серьёзного дела, тут же превращавшаяся в свою прямую противоположность. Из-за этой своей второй ипостаси её даже несколько побаивались другие космодесантники. Многие пытались за ней ухлёстывать, но после, когда они на полигоне ли, в реальном деле или ещё где сталкивались с этой второй её натурой - застывали в растерянности. Они до этого видели эдакую смуглую, беззащитную девочку, заводного сангвиника. И вдруг на их глазах эта вот девочка преобразовывалась в настоящую Снежную Королеву.
   Это как будто если бы вы услышав в лесу шелест в кустах, ломились туда в надежде увидеть зайчика, а натыкались глаза-в-глаза на королевскую кобру.
   Возможно, именно из-за своей безбашенности только Сергею удалось с ней сблизиться. Его казалось ничего не пугало и ничего не могло смутить. Он каждый выверт своей подруги воспринимал как должное и бровью не поведя.
   - Конфликт межзвёздных цивилизаций. - Вдруг заявил Гюнтер-Оскар явно рассчитывая шокировать всю троицу.
   - Ну это невозможно! - тут же дружно и хором заявили все трое.
   - Вы в этом уверены? - снова приподнял бровь ксенопсихолог.
   - У тебя есть точная информация? - быстро спросил Сергей.
   - Нет. - Также быстро ответил Гюнтер.
   - Тогда чепуха! - с апломбом заявил Сергей и, победно улыбаясь, развалился в своём кресле.
   Постепенно зал заполнялся. Прибыли практически все, в полном составе космодесантники. Прибыли социоинженеры, что было необычно, но, как отметил про себя Сергей, укладывалось в версию Гюнтера. Прибыли почти все руководители секторов, за исключением тех, кто стоял на вахте. Пожаловал также со своим отделом главный корабельный психоскульптор.
   А вот зачем ему и его людям тут делать, было уже совершенно непонятно.
   Последними вошли капитан и руководитель экспедиции.
   Капитан, как обычно демонстрировал невозмутимость, но на лице руководителя раз за разом проглядывала то ли растерянность, то ли запредельное удивление. Будто он чем-то донельзя ошарашен, но старается держать себя в руках.
  
   - Как вам уже сообщили ранее "Пегас" получил сигнал о помощи. - начал капитан. - Не простой сигнал. Речь идёт о катастрофе, с которой мы ещё не сталкивались. Запрашивают помощь сразу несколько цивилизаций кластера, находящегося неподалёку. Через звездолёт народа Ирби.
   Мы не ожидали встретить их экспедицию здесь. Они не заявляли эту область для своих исследований. Так что их присутствие в данной области Пространства для нас полная неожиданность. Чем мотивирована их весьма спешная экспедиция в этот район Галактики, мы можем только догадываться. Возможно, что они получили тот самый запрос, что сейчас переслали нам, и решили провести рекогносцировку на месте. Чтобы точно знать, что требуется сделать.
   Тем не менее... Они ксены. Те самые. Из "Тёмного Клана". Старая и стабильная звёздная цивилизация, почти застывшая в своём развитии.
   Как вы понимаете, у них свои моральные устои. Очень жёсткие. Но даже они были сильно шокированы тем, что предстоит испытать всему кластеру в самые ближайшие пятьдесят лет. Моральная дилемма, которая у них возникла, позволяет им только попросить нас вмешаться. Сами они не могут по всё тем же моральным запретам. Просят нас также потому, что причиной катастрофы стала цивилизация явно гуманоидного типа. Кстати говоря, тут, в этой области Пространства, гуманоидных цивилизаций довольно много. Есть также "ксены" арахноидного вида.
   Катастрофа охватывает сразу около десяти обитаемых звёздных систем, не считая мелких колоний.
  
   По залу пронёсся гул. Шок от того, что они только что узнали охватил всех. Как бы ни был огромен "Пегас", но даже все его километровой длины объёмы, вся его мощь, по сравнению с масштабами надвигающейся катастрофы, была просто несущественной мелочью.
   - Да как же мы всех-то спасём?! - послышался голос астрофизика Лёвы. - Если это вспышка сверхновой, то мы, если и сможем кого-то вывезти, то не более чем около миллиона разумных.
   - Речь идёт не о вспышке сверхновой. - Тут же ответил Капитан.
   - Но что же это за катастрофа такая, которая может охватить сразу такой кластер, как я понял, радиусом около пятидесяти световых лет кроме как не вспышка сверхновой?!
   - Дело хуже. Эта катастрофа имеет конкретное имя -- алчность. Алчность одной из цивилизаций, грозящая вылиться в грандиозную войну, охватывающую кластер, далеко не в сотню световых лет в диаметре... А в сто пятьдесят парсек(2).
   - И эта цивилизация... гуманоидная? - поражённо переспросил астрофизик, хотя из уже сказанного много было уже понятно.
   - Да. Гуманоидная. Более того, они так похожи на нас, что Ирби высказали предположение, - это одна из наших потерянных колоний.
   - Насколько это вероятно? - тут же подал голос сидящий рядом Роман.
   Почти сто процентов. - подал голос сидящий до этого тихо возле Капитана, психоскульптор.
   Это утверждение вызвало бурю обсуждений. Не каждый год, и далеко не каждое десятилетие случается найти хотя бы одну из "потерянных". Почти все они не достигли в своём развитии того уровня, когда они выходили бы на межзвёздные просторы. Просто цивилизации, которые мирно и тихо расползаются по своему осваиваемому миру, по ближайшим планетам своей планетной системы, тихо и мирно подбираясь к тому уровню, чтобы заново восстановить способность путешествовать между звёзд.
   А тут явно целая цивилизация вышла в межзвёздное пространство, да ещё ставшая причиной некоей катастрофы, грозящей сразу очень многим окружающим иным, мирным цивилизациям.
   - И что мы можем в данном случае? Ведь за помощью даже до Каллисто добираться -- очень далеко. - Последовала реплика всё того же неугомонного астрофизика.
   - Нам предлагается попытаться сделать глубокое социокультурное преобразование общества. Тем более, что по всем признакам они -- наша потерянная колония.
   - Что стоит, всё-таки удостоверить на месте! - тут же вставил кто-то из социопсихологов.
   - Это почти всем ясно! - отмахнулся его сосед. - Одна структура языка чего говорит! Явно "потерянные".
   - Тем не менее, - продолжил капитан, пресекая поднимающийся шум среди учёных, - только мы, по известным причинам, можем попытаться с очень серьёзными шансами на успех предотвратить катастрофу.
   - Почему?! - последовал тут же удивлённый вопрос астрофизика Лёвы. - Ведь там, как как я понял, Ирби, нам сообщили, есть и другие гуманоидные цивилизации. Они ведь тоже в состоянии...
   - Дело в том, что не в состоянии! - пресёк его монолог капитан. - Только две гуманоидные цивилизации из того кластера имеют выход к звёздам, и они не дотягивают по уровню знаний и компетенции до того, который необходим для успешного вмешательства. Та информация, что передана нам от Ирби прямо говорит за то, что именно мы можем -- остальные не в состоянии. Мы, наша цивилизация, имеем на то и опыт, и конкретные наработки. За это же свидетельствует и то, что структура общества той самой цивилизации, которую нам придётся "править", очень похожа на ту, что имели мы в период "тёмных тысячелетий". Ещё в Эру Разобщённого Мира.
   - Вот это да!!! - чуть ли не подпрыгнул в своём кресле Гюнтер-Оскар. Окружающие с улыбкой и пониманием посмотрели на него, так как всем была известна "мания" Диренфурта -- изучение "тёмных тысячелетий", изобретение способов исправления наиболее тяжёлых извращений того времени и способов прохождения кризисных точек. Он даже фамилию-имя себе изменил в соответствии с одним из малоизвестных героев того времени(3). Кстати сказать, и изучение "тёмных тысячелетий" и принятие имён героев того времени, среди ксенопсихологов было довольно распространённое явление. Удивительно тут то, что конкретно на "Пегасе" оказался из этой, весьма обширной когорты учёных, увлечённых тёмными веками, только один Гюнтер.
   Капитан заметил его бурную реакцию и улыбнувшись лукаво, кивнул тому.
   - Вот и пригодятся все ваши наработки Гюнтер! - сказал он и тут же перешёл к делу. - ...Итак, вводная.
   Наша цель - Звезда, класса F9, четырнадцатого сектора Великого Кольца. У звезды - три обитаемые планеты. Главная - четвёртая. Собственное название - Ёс. Третья и пятая планеты от звезды, попадающие в зону жизни(4), колонизируются, но вяло. Главная планета терраподобна на 99%, что, согласитесь, редкость. Имеет естественный спутник.
   Звезда имеет у аборигенов собственное название - Сана. По физическим характеристикам - кратная звезда. Второй компонент находится на расстоянии 0,4 светового года. Тип - красный карлик класса М5. Имеет две планеты, с твёрдой поверхностью. На обоих имеются базы аборигенов Ёс.
   Уровень научно-технического развития аборигенной цивилизации сравнительно низок, но до межзвёздных перелётов они доросли. Уровень культурного развития, тем не менее, не соответствует научно-техническому. Причём это несоответствие сильно нетипично: культурное развитие отстаёт -- капитан особо сделал ударение на слове "отстаёт" - ...и почти остановилось на уровне полурабовладельческого строя. Наблюдаются остатки кастовой системы. Имеются также, элементы капитализма... Вот такой взрывоопасный коктейль!
   В настоящее время данная цивилизация вошла в соприкосновение с другими, культурно более развитыми.
   Также имеется контакт с расой квири, ближайшая колония которых находится от них на расстоянии двенадцати световых лет. Квири -гуманоидная цивилизация.
   Всё бы ничего, но уже сейчас цивилизация Ёс освоилась на ближайших окрестностях своего солнца и пытается подчинить близлежащие цивилизации. Агрессивность действий пока не очень велика, но растёт.
   Наша текущая задача - глубокое проникновение в социальные структуры данной цивилизации, подробное её изучение и культурно-политическое прогрессорство. Цель - недопущение самоуничтожения цивилизации. Некоторые варианты развития ситуации вокруг цивилизации Ёс, будучи реализованы, представляют потенциальную угрозу не только для окружающих цивилизаций Кольца, но и для нас.
   Эти варианты надо купировать.
   Время, которое у нас есть до первой серьёзной развилки - четыре года. До серьёзных неприятностей - тридцать девять. Это значит, что за эти тридцать девять лет нам надо успеть сделать всё.
   Ирби, здесь уже долго сидят наблюдателями. Проделали необходимую предварительную работу. Но так как прогресс техники в Ёс идёт вполне приличными темпами, они просят нас поторопиться. Причина банальна -- возрастает вероятность получения технологий на Ёс, дающая возможность обнаружения присутствия наших разведывательных аппаратов. Пока что мы серьёзно превосходим технологически эту цивилизацию, и за счёт этого можем что-то сделать. Тем не менее, после внедрения и до самого последнего момента, действия каждого из прогрессоров -- автономны. По всё той же причине -- возрастающей возможности обнаружения присутствия в их пространстве наших звездолётов. Что, учитывая агрессивность Ёс, неизбежно приведёт к боевому столкновению и гибели очень большого количества аборигенов. Это значит, что каждому придётся рассчитывать только на себя.
   Внедрение предполагает замену аборигена. В каждом случае!
   Запись памяти -- полная.
   Также предполагается замена ближайшего родственного окружения. Поэтому, при проведении предварительной работы специалистами Ирби выбраны семьи с небольшим количеством связей как социального, так и родственного планов. Так как исходя из этих соображений -- соображений безопасности -- невозможно встроить кого-либо в слои близкие к высшим полукастам, ваш "старт" будет изрядно "низким". Со всеми вытекающими из этого обстоятельства проблемами.
   - Что значит "полукасты"? - Тут же задал вопрос Гюнтер-Оскар.
   - Полукаста, это социальное образование, оставшееся после отмены кастовой системы на Ёс. В ней остались многие признаки и свойства закрытой касты. Но, тем не менее, социальные перегородки там изрядно порушены. - Тут же пояснил один из социопсихологов.
   - То есть имеется возможность проникновения в... полукасту?
   - Да. Но сопряжены они с преодолением очень большого сопротивления. Так что вам надо стать не просто сверхкомпетентными, но и выдающимися для проникновения в полукасты, принимающие решения.
   Капитан поднял руку, предвосхищая поток вопросов. Дождался, когда непоседливая аудитория учёных наконец-то угомонится и посмотрел в сторону сидящих несколько особняком космодесантников. Те, за время доклада капитана, ни разу не прерывали его. На всех лицах читалась великая сосредоточенность. Кто-кто, а именно они должны были в первых рядах шагнуть на ту планету, в то общество. Уже сообщение о катастрофе их включило в режим повышенной готовности. Ясно было и то, что пойдут вместе с ними и многие из учёных, которые ныне были собраны в аудитории. Но космодесантники прежде всего. И ясно также, что далеко не все вернутся живыми из этого задания. Слишком велик масштаб задачи и велик масштаб ответственности.
   Капитан хотел сказать что-то приободряющее для них, но понял, что это излишне. Они и так готовы. Всегда готовы отдать жизнь. Многих из их он явно видит, возможно, в последний раз. Тяжко вздохнул и опустил взор. Когда он таки поднял глаза, в них читалась боль.
   - Мы понимаем, что информации по цивилизации у нас катастрофически мало. Ирби сами это с прискорбием констатируют -- всё делалось в великой спешке. Что вам придётся пробиваться почти вслепую. Но такова, видно наша судьба. Очень давно не было по Великому Кольцу тревоги такого ранга. И только мы, ближе всех оказавшиеся к эпицентру будущей катастрофы, можем её предотвратить.
  
   ******
  
  
   Когда расходились с совещания Ситара внезапно куда-то резко убежала, даже не предупредив Сергея. Обычно она или просила подождать если того требовалось. А тут... Сергей сильно удивился и растерянно озираясь в потоке расходящихся, направился к выходу из конференц-зала. Капитан тоже уже куда-то спешно отправился в сопровождении целой когорты своих специалистов. Вероятно на продолжение переговоров со звездолётом Ирби. Так что когда он столкнулся с Гюнтером, тут же к нему прицепился с расспросами. Тот как раз обсуждал с Романом детали полученной информации, и хвост обсуждения Сергей застал.
   - ...То, что Ирби сами не стали ввязываться, а попросили нас -- в общем понятно. - Размышлял в слух Гюнтер, - Слишком сильно они отличаются от людей. А другие варианты вмешательства -- это полномасштабная война с Ёс.
   - Ну, как я понял с некоторых намёков, которые допустил капитан, - отозвался ксенобиолог Роман, идущий с Гюнтером - Ирби всё-таки будут воевать. На стороне одной из гуманоидных цивилизаций кластера. Присоединятся к ним и организуют оборону. Звездолёт у них очень большой. Одну звёздную систему они с успехом смогут прикрыть.
   - Ну если на ту систему не накатит эскадра этой самой Ёс... Кстати, самоназвание планеты, мне что-то напоминает... - с удивлением заметил Гюнтер скривил рот и почесал переносицу.
   - Мне тоже. - Отозвался Роман. - Надо покопаться в мёртвых языках. Там наверняка должны быть аналоги слова...
   - ...И сличить те языки с аборигенным. - Тут же добавил Гюнтер. - Наверняка обнаружится очень много интересного.
   - Да! Язык либо сильно изменился за столетия, прошедшие после первой колонизации или это...
   - ..."ПрСклятые"? - тут же сообразил Гюнтер.
   - Да.
   - Ну... Это, думаю, вряд ли.
   - А если, кто-нибудь таки прорвался тогда?..
   - Если бы прорвался, то мы бы их уже нашли. Ведь больше тысячи лет прошло. И более потерянных колонистов находили. А эти колонисты, всего-то с первой волны -- четыреста лет назад которая...
   - ...И до сих пор всех не нашли! - возразил Роман. - Так почему бы и "ПрСклятым" не найтись?
   Гюнтер с великим сомнением покачал головой выражая тем самым также полное неприятие этого варианта. Да он и действительно имел слишком уж малую вероятность. К тому же, даже по прошествии этой тысячи лет, ненависть к "Проклятым" до сих пор довлела над дальними потомками. По большому счёту, каждый из тех, кто участвовал в Дальней Разведке или Поиске не хотел бы их найти даже случайно. Слишком уж большое Зло они принесли всей цивилизации Земли. "ПрСклятые" слишком уж чёрный след в истории после себя оставили.
   - Гюнтер! - позвал Сергей Диренфурта, когда наконец, нашёл уместным вмешаться в дискуссию. -- Ты не мог бы мне прояснить некоторые тёмные вопросы?
   - С удовольствием! - тут же с энтузиазмом отозвался Гюнтер и повернулся к Сергею. Сергей виновато улыбнулся и спросил.
   - Капитан сказал, что "не было очень давно по Великому Кольцу, тревоги такого ранга". Не напомнишь ли мне когда такая была и с чем была связана? Ты же у нас специалист по истории Великого Кольца... А то как-то и не припоминаю...
   - Это не удивительно, что ты не помнишь. Это известно только узким специалистам. - несколько примирительно сказал Гюнтер. - Последняя тревога такого класса была миллион, двести тысяч лет назад и связана с катастрофическими последствиями слияния двух чёрных дыр в звёздном скоплении Танхара. Тогда в результате чудовищной силы гравитационного шторма, погибло около четырнадцати обитаемых звёздных систем. Они же там, в звёздных скоплениях очень плотно сидят... Даже не всем спасателям удалось вовремя удрать -- накрыло. А сколько разумных погибло...
   - Ты говоришь около четырнадцати. Это как? - тут же с удивлением вклинился Роман.
   Гюнтер кивнул и сделав неопределённый жест рукой пояснил.
   - Тут есть полулегенда. Что одна из цивилизаций скопления, умудрилась чуть ли не в последний момент умыкнуть свою планету целиком. В параллельные миры.
   - А основания к этому предположению есть? - заинтересованно спросил Сергей.
   - Да. Есть! Иначе бы этой легенды не возникло. В их планетной системе действительно не хватает массы. Имеется большое количество астероидов, а вот массы их чуть-чуть не хватает. Как раз дефицит массы на одну планету типа той, что была обитаема.
   - Значит, есть возможность и для кого-то из здешних, повторить "подвиг" той самой цивилизации? - спросил Роман.
   - Н-ну... возможно! Если будет доказано окончательно, что эти самые пресловутые параллельные миры существуют, и что туда, - в них, - можно попасть. Как ты наверняка знаешь, попытки проникновения были, но никто не вернулся обратно, чтобы рассказать есть они или нет.
   Сергей развёл руками и сконфужено признался.
   - Я действительно не знал, что такие попытки были. Как-то эта тема была далеко за пределами моих обычных поисков.
   - Дать список ссылок? - тут же оживился Гюнтер.
   - Извини, но уже как бы поздно... Вот вернёмся, тогда посмотрим.
   В этом "вернёмся", заключалась некая почти религиозная вера космодесантников. Никто бы из них не заикнулся насчёт того, что можно и не вернуться. Все говорили твёрдо -- "Вернёмся!".
   И это "Вернёмся!" часто действительно давало сил им выжить даже в самых невероятных и гибельных обстоятельствах. Так что друзья Сергея восприняли этот пассаж с пониманием. Тем более, что даже если кому-то из них самих повезёт участвовать в этой безумно сложной операции по остановке войны на самой планете Ёс, то только на вторых ролях. На острие, как всегда, в самом аду, - космодесантники.
   - Лады! Ну я побежал? - Гюнтер вопросительно посмотрел на обоих.
   Пока разговаривали, вышли уже в широкий главный кольцевой коридор и остановились на перепутье. Остальные звездолётчики их просто огибали спеша по своим делам. Да и им самим тоже надо было уже идти каждому в свой отдел. Готовиться к распределению по ролям и местам. Скоро встреча со звездолётом Ирби.
   - Давай! - Сергей поднял в приветствии руку, тем самым знаменуя конец разговора. Роман молча присоединился к этому ритуалу.
   Друзья ударили по рукам и разошлись каждый своей дорогой. Нужно было сделать очень много, перед тем, как начнётся непосредственная подготовка к десанту на Ёс.
  
   ******
  
   Следующие несколько недель прошли в лихорадочной подготовке к десанту. В это время два огромных экспедиционных звездолёта разных цивилизаций спешили навстречу друг другу. Местом встречи был выбран тёмный и старый как сама вселенная красный карлик, случайно затесавшийся среди молодых звёзд окружающих кластеров. Он спокойно дрейфовал в пространстве держа курс почти перпендикулярно плоскости Галактики, как очевидно, несколько миллионов лет назад свалившись из обширного галактического гало в гущу голубых звёзд и горячих туманностей диска.
   Был выбран не потому, что находился почти в центре яркой эмиссионной туманности. Не потому, что планеты, которые вращались вокруг него были таковы, что были совершенно никчёмные -- пара газовых гигантов, и покрытых толстой ледяной корой спутников. Не потому, что даже с научной точки зрения она никому не была интересна и, поэтому никому из прочих цивилизаций кластера не взбредёт в голову туда лететь. А потому, что находилась та унылая планетная система посередине расстояния, которое разделяло звездолёты.
   Почти весь экипаж и весь научный коллектив "Пегаса" интенсивно тестировался по методикам, переданным со звездолёта Тёмного Клана Ирби. Идея подмены аборигенов принадлежала Ирби. Они же и проводили скрытно соответствующие исследования на Ёс, чтобы после этого у них на руках в багаже предложений конкретный способ спасения. Проработанный и готовый к исполнению.
   Вообще, сама ситуация, в какой оказалась экспедиция была вдвойне необычна. Не только катастрофа, надвигающаяся на кластер, не только необычность предложения Тёмного Клана Ирби. Но и сам факт того, что Ирби делятся технологиями, которые они ранее никогда и никому не только не предлагали, да ещё и не говорили что они вообще существуют.
   Обычно, между крупнейшими диаспорами цивилизаций Кольца, обмен знаниями и технологиями был довольно свободным. Все были примерно в курсе того, какие у кого есть достижения. Описания этих достижений и открытий составляли большую часть объёма межзвёздного обмена информацией по Великому Кольцу.
   Но в этом случае, вероятно, был какой-то особый запрет, табу у Ирби, если они ранее о ней даже не заикались. И только необходимость спасения большого количества не просто отдельных разумных, а целых цивилизаций местного кластера, заставила их, наплевав на табу, вытащить из загашников свои тайны.
   Психоскульптор "Пегаса" все эти дни ходил в, мягко говоря, ошарашенном виде. Да, эти технологии относились к его сфере компетенции, но, как он же не переставал повторять, методики Ирби были куда как более глубоки, нежели те, что знал и применял он сам. "Маски", что часто использовали космодесантники для общения с представителями иных культур и цивилизаций, по сравнению с этими технологиями, по его словам, выглядели детской поделкой, рядом с произведением высокого искусства.
  
  
   ******
   За бортом звездолёта медленно менялись виды. За неделю полёта, одна из ярких туманностей, что была несколько в стороне от ранее запланированного маршрута, разрослась на полнеба, раскинув в стороны как гигантский спрут толстые жгуты сияющих всеми цветами радуги горячих газовых шлейфов. С десяток ближайших голубых звёзд раскаляющих своим яростным излучением эти массы газа, теперь проглядывали как бы исподтишка сквозь их радужную вуаль. Света было от них столько, что на верхних палубах, где были не экраны, а большие толстые панорамные иллюминаторы, даже дополнительного освещения не требовалось. После смен, люди часто собирались в этих местах просто полюбоваться этим поразительной красоты зрелищем. И чем ближе подлетал звездолёт к месту встречи, тем чаще и больше люди приходили туда.
   Скоро к свету туманностей и голубых звёзд прибавились рыжие сполохи излучения старой звезды, притащившей из глубин межгалактического пространства и времени своё древнее семейство окоченевших от холода планет. Толстая ледовая броня спутников двух газовых гигантов, что составляли планетную систему этой звезды-старожила, играла всеми цветами радуги. Ибо все небеса были гигантской радугой. Газовые гиганты, давно остывшие и прекратившие бурление атмосфер, расцвечивавшее их собратьев помоложе разноцветными полосами мощных атмосферных потоков, тоже, на фоне всей этой феерии выглядели симпатичными перламутровыми шариками.
   Капитан "Пегаса", как и все на звездолёте не лишённый известной доли эстетических чувств, аккуратно подвёл крейсер к одному из этих "шариков", и положил его орбиту точно в плоскости многочисленных спутников. Теперь с одой стороны светила отражённым светом снулая атмосфера местного газового гиганта, а с другой, на фоне ярких завитков туманностей скользили его ледяные спутники. И только один из этих спутников, раз в двое суток проскальзывал под звездолётом, проходя по более низкой орбите и обгоняя его.
   Звездолёт стал в положение гравитационной стабилизации -- носом к планете, кормой к звёздам -- и выключил маршевые реакторы. "Пегас" прибыл чуть раньше своего собрата из Тёмного Клана. Оставалось только ждать, да и то недолго. Вот-вот из раскалённой радуги окружающих туманностей должен был вынырнуть корабль цивилизации, с которой ранее земляне никогда прямых контактов не имели. Это добавляло некоторый ажиотаж. Одно дело знать, что где-то там, среди звёзд есть древняя, мудрая и широко раскинувшая по звёздам свои колонии, цивилизация, а другое дело -- увидеть их воочию и вблизи.
  
   ******
  
   Тем временем, подготовка к спасательной операции шла полным ходом.
   На счету оказались все, кто мог в той или иной мере участвовать в предстоящей операции. Необходимо было отобрать примерно пятьдесят человек, кто дальше пойдёт на место аборигенов Ёс. Космодесантники, естественно подходили все и среди них пришлось тянуть жребий, так как часть просто обязана была остаться в резерве. Меньшая часть.
   Оставшуюся часть людей, добирали из экипажа и учёных. Те, кто подошёл по тестам, ходили гоголем. Коллеги же тихо завидовали, надеясь что в самый последний момент и им может быть случится поучаствовать. Просто наблюдать со стороны, как кто-то геройствует, рискует жизнью -- было тягостно для любого остающегося на борту.
   По распределению ролей, предполагалось, что земляне готовят людей, а Ирби средства. Они же, как уже знающие "входы и выходы", доставляют "кукушат" (так скоро стали называть на "Пегасе" группу высадки), непосредственно на Ёс.
   Для этого и спешили сейчас звездолёты навстречу друг другу. Оба звездолёта пойдут вместе к цели. К тому самому звёздному кластеру, который постигла беда. Но, только один пойдёт гораздо дальше -- звездолёт Тёмного Клана. Он и осуществит саму высадку. И на него предстояло перейти части землян, участвующих в ней. До момента высадки им предстояло провести в спячке. Именно в спячке им предстояло пройти окончательную "доводку" до аборигенов Ёс. Проснутся они уже на планете-цели.
  
   Как всегда и случалось при встречах звездолётов много времени уходило на маневрирование в районе условленного места. Сообщение о том, что звездолёт Тёмного Клана уже прибыл в систему, прошло давно. И это послужило дополнительным стимулом для сбора всех свободных от вахт и отдыха на верхних палубах. Люди стояли, любовались местными звёздными пейзажами и, как оно водится, обсуждали предстоящую встречу цивилизаций. Разговор, как всегда скользил по темам, неизбежно возвращаясь к одной и той же -- какой будет эта встреча. Ведь Ирби, назывались Тёмным Кланом далеко не случайно.
   Их цивилизация -- тот самый, очень редкий случай, когда разумный вид вышел не из ветви развития существа с дневным циклом активного существования, а наоборот, с ночным. У них, соответственно, очень многие понятия были как бы зеркальными, по отношению к тем, что имели более распространённые, дневные виды.
   Сергей подошёл как раз тогда, когда Диренфурт, как более компетентный в этом вопросе, разглагольствовал на эту тему.
  -- Вот сами посудите, как это будет выглядеть для нас и для них: Мы, как дневной вид, в древности сильно боялись кого? Правильно! Ночных хищников, и у нас в инстинктах страх перед тьмой ночи. Тьма, у нас ассоциировалась со страхом, Смертью, а, следовательно и со Злом. Как это у них? У них это же было, но по отношению к Свету. У них был страх, перед хищниками дня, которые находили их спящих предков и поедали. У них Зло, связано не с Тьмой, так как она им привычна, а со Светом. Поэтому вся их система понятий Добра и Зла семантически опирается на зеркальные по отношению к нашим, понятиям.
   - Но это ведь не значит, что фундаментальные принципы у них также наоборот? - подал голос стоящий рядом человек в форме технического персонала.
   - Естественно! - тут же подтвердил Гюнтер.
   Роман, который всегда ходил вместе со своим закадычным другом Гюнтером, и присутствовал тут же стоял скрестив руки на груди с меланхоличным видом и кивал. Соседи, стоявшие рядом тоже проявляли интерес к дискуссии, и время от времени с интересом поглядывали в их сторону.
   Сергей, чтобы не мешать дискуссии, тихо подошёл слева и молча стал рядом, жестом поприветствовав всех присутствующих.
   - Например, - продолжал Гюнтер, - если мы говорим "Свет", то подразумеваем "Добро". И наоборот... Например, "Светлые перспективы -- мрачные перспективы", "Светлые идеи - тёмные мысли". Фундаментально, понятия тут никак не отличаются. Отличаются только оформления соответствующими словами. Если мы заменим наше "светлое" на просто "доброе", "хорошее" или "правильное", то получится то, что подразумевают под своими семантическими конструкциями наши друзья из Тёмного Клана Ирби: "Хорошие перспективы -- плохие перспективы" "Добрые идеи -- злые мысли".
   - Значит, их "Тёмный Клан", можно перевести на наши понятия как... ну... Добрый Клан?
   - Скорее Праведный Клан. - Вмешался до этого молчавший Роман. - Это будет точнее. Кстати, и звездолёт у них интересно называется : "Пламя в ночи".
   - Интересно... - хмыкнул техник. - А вообще, при прямых контактах вот эта "мелочь" - разные понятия -- не мешает общению?
   - Никак не мешает! - с энтузиазмом подтвердил Гюнтер.
   - Тем более что "маска" не позволит понять неправильно. - тут же добавил Роман.
   - Это та самая психическая, конструкция, что принимает каждый, кто идёт на Контакт?
   - Ну... "Маска", это гораздо более широкое понятие, нежели то, что вы сказали -- перехватил внимание Роман.
   - Но всё равно, - вильнул в своих рассуждениях техник, - почему именно Ирби, вызвали такую бурю обсуждений в среде учёных "Пегаса"? То, что вы сказали только что, согласитесь, мелочь. Просто семантические изыски. Чем же ещё эти Ирби вас так сильно поразили?
   - Да уж! - рассмеялся Гюнтер, - "Поразили" - это даже слабо сказано. До глубины души поразили!
   - Если тихие Ирби вот так мечутся -- снова вклинился Роман, - то тут действительно дело не просто дрянь, а... вообще...
   - Обычно, такие цивилизации как Ирби, скучноваты и малозаметны. - поспешил пояснить Гюнтер. - Ну живут себе и живут... А тут такая гиперактивность!
   - Но ведь бросать на произвол судьбы разумных?! - удивился техник.
   - Это по нашей этике надо немедленно бросаться на помощь кто бы это ни был. - Хмыкнул Роман. - По этике Ирби они будут немедленно кидаться спасать только близких им по виду. Для всех остальных у них, в их этике, правила другие -- надо немедленно сообщить всем заинтересованным сторонам, и свалить в сторону, ожидая, что возможно, кто-то из спасающих обратится к ним за помощью. А тут... Не только сообщили, но и сами же полезли на роли непосредственных участников. Чуть ли не ведущих! Вот в чём необычность!
   - Можно тут списать только на то, что они негуманоиды. - заметил кто-то из соседей, задумчиво разглядывая как ледовый спутник, с одной стороны подсвеченный своим родным красным светилом, а с другой рассеянным излучением близкой голубой звезды, светящей сквозь туманность, наползает на диск газового гиганта, вокруг которого вращался "Пегас".
   - Слабый аргумент. - Тут же заметил Роман.
   - Не спорю! -- Тут же отозвался собеседник.
   - Вы не учитываете одно обстоятельство, коллеги, - вмешался Диренфурт. - А обстоятельство это -- они знают историю нашего народа.
   - И что с того? Мы, например, знаем их историю, - отозвался всё тот же ксенопсихолог, не отрываясь глядя всё на тот же ледовый мирок, летящий в пространстве.
   - Но у них не было, как и у остальных цивилизаций Кольца, такого явления, как "ПрСклятые" - возразил Гюнтер. Видно было, что он сел на своего любимого конька, изготовившись долго и со вкусом обсуждать ту самую эпоху, которую он с таким увлечением изучал.
   - Не согласен! - резко ответил Роман. - ведь у них же, у Тёмного Клана...
   - ...Был Клан, который назывался "Отверженные". - тут же прервал его Гюнтер. Его голос при этом приобрёл менторские нотки. - Но в случае "Отверженных", две ветви цивилизации разошлись очень мирно. У них и близко не было того ужаса, что постиг Землю в конце Тёмного Тысячелетия.
   - Ты, Гюнтер, считаешь, что они нашли кого-то из... - Роман вопросительно глянул на коллегу, прервав фразу на середине.
   - А ты разве не анализировал язык Ёс? - удивился Диренфурт.
   - Да как-то руки не дошли... - Тут же проявил сильную заинтересованность Роман. Окружающие тоже оторвались от созерцания звёздных далей за бортом звездолёта и повернулись к Диренфурту. Сам ксенопсихолог, почувствовав, что заинтересовал окружающих, даже более того -- заинтриговал, выпятил грудь и с важностью заявил.
   - В фундаменте их языка лежит древний англик!
   - Кто-то присвистнул.
   - Практически наверняка... - сказал кто-то.
   - Они! Без сомнения. - тут же раздался возглас.
   Шум на палубе прекратился только после возгласа одного из инженеров, по-прежнему смотрящему на звёзды.
   - Смотрите! Появился!
   Вся группа обсуждавших повернула головы в сторону иллюминаторов, мгновенно оценила происходящее и кинулась каждая к своему окну, жадно поглощая взорами историческое событие. Там, всё замедляя свой быстрый бег, блестя разноцветными бликами и отражениями окружающих звёзд, вырастала громада чужого звездолёта.
   - До стыковки осталось двадцать минут! - раздалось по громкой связи. - Группе десантников на Ёс пройти на шлюзовую палубу номер десять.
   - Всё, коллеги, началось! - сказал кто-то. Палуба под ногами вздрогнула. Картины в иллюминаторах решительно поползли в сторону. Компенсаторы инерции погасили возникающие при повороте силы.
   Меж тем, звездолёт Тёмного Клана, затормозил, зависнув в десятке километров от земного собрата. С этого момента началось плавное сближение. Два огромных звёздных скитальца, нацелившись носами друг на друга, зацепившись навигационными автоматами за единую ось, плыли к точке стыковки.
   Сергей, махнув на прощание рукой всем присутствующим зашагал в сторону лифтов. Многие провожали его взглядами.
  
  
   ****
   Прозрачные стены этой грузовой палубы давали шикарный обзор. Когда Сергей пришёл, уже успевшая собраться почти в полном составе группа десанта с предвкушением наблюдала за манёврами окончательного сближения двух звездолётов. Он молча подошёл ко всем и стал в общий ряд. Так же тихо секундой спустя стала рядом Ситара. Они молча взялись за руки и так, вместе наблюдали за тем, как зависнувший в ста метрах от носа "Пегаса", чужой звездолёт стал выдвигать толстенную трубу стыковочного узла. Аналогично, "Пегас" выдвинул свою.
   - Кто-то должен прийти к нам с того звездолёта... - услышали они чей-то голос. Кого-то из сопровождающих.
   - И кто? Не сообщили? - заинтересованно спросил ещё один.
   - Наш коллега... - сказал первый и тут же пояснил. - Тот, с которым ты постоянно общался.
   - А! - удовлетворённо провозгласил собеседник, и стал молча наблюдать за развитием событий.
   Из их диалога, стало ясно, что подошли встречающие специалисты от ксенопсихологов.
   Меж тем, две стыковочные трубы беззвучно соединились и срослись, соединяя временно их миры, в единое целое. Поля звездолётов тут же переплелись, согласованные искинами и стабилизирующие полученную общую конструкцию. Как по команде, космодесантники подравняли строй и выпрямились.
   В трубе шлюза послышались мягкие, крадущиеся шаги. И с их приближением нарастало напряжение у встречающих.
   Ажиотаж встречи с иным разумом.
   Эта встреча всегда бывает словно в первый раз.
   Так как такие встречи все разные.
   И всегда - разумные по настоящему ИНЫЕ.
   Это требует изрядной доли выдержки, знаний. Даже при встречах с видами близкими к виду Homo.
   А тут... Тут вид даже не теплокровный.
   Принципиально иной вид, нежели тот, к которому ты привык. А привык к тем, кто чаще встречается. Нетеплокровные разумные виды -- редки.
   Хоть они и знали каков он, представитель цивилизации Ирби, но одно -- знать теоретически, а совершенно иное встретить его глаза-в-глаза.
   Свет на палубе померк, погружая всё в коричневатые сумерки. Затемнили слегка даже внешние большие окна, от чего сияние туманностей и близких звёзд померкло. Так требовалось для комфорта прибывающего Ирби. Зрение же у космодесантников рефлекторно обострилось, переходя в сумеречный режим.
   Ситара легонько сжала руку Сергея подавая тем знак. Они переглянулись и улыбнулись друг другу. Для них эта встреча с иным разумом была в их практике первой. И они, естественно, волновались.
   Наконец, последняя дверь перед стыковочной палубой открылась, и они увидели гостя. Он мягко, волнообразным движением переступил порог и буквально перетёк на середину свободной площадки.
   Будто сама ночь к ним пожаловала. Маленький, клочок тьмы.
   Ирби весь был черен, причём настолько, какой бывает самая глубокая и безлунная ночь. Только зрачки его глаз бликовали светом изрядно приглушенных осветительных ламп.
   Изящная, нечеловеческая фигура производила впечатление чего-то стремительного и опасного одновременно. Но это уже говорили давно задавленные инстинкты далёких предков. Тех, что боялись тьмы и обитателей ночи.
   На человека он мог быть похожим, разве что отдалённо, ибо был ящером.
  
  
   ****
   Чем-то Ирби походил на таленького тиранозавра. Разве что росту его было чуть больше полутора метров от пола, да и изрядно большая голова, вмещающая большой мозг, сильно его разнила с тем, земным, вымершим ящером. Гость держал туловище почти параллельно полу что позволял ему сравнительно длинный хвост, которым он как бы лениво крутил из стороны в сторону. Раскачиваясь, он огляделся, показав свою заострённую физиономию ящера почти со всех сторон и придя к каким-то своим выводам, наконец-то заговорил.
   - Тёмный клан Лисс из рода Ибри приветствует вас, Земляне! - перевёл автоматический переводчик, висящий у ящера на шее.
   Из строя землян выступил капитан и в свою очередь поприветствовал гостя. Далее шли обязательные представления цивилизаций как таковых и прочее. Оно хоть и занимало немного времени, но было строго обязательным для всех, кто вот так, впервые или не очень встречался непосредственно. Уже с первых заочных контактов, когда более старые цивилизации Кольца обращались ко вновь найденным, только что "вышедшим в эфир", освоившим межзвёздную связь, этот протокол органично и навсегда входил в обязательный ритуал Начала общения.
   Сам по себе "протокол" встречи для представителей Великого Кольца, был обговорен и утвердился так давно, что уже благополучно забыто когда это было. "Где-то у начала времён", как шутили остряки. А складывался он из самых первых контактов, которые завязывали ещё не вышедшие на межзвёздные просторы цивилизации, вынужденные переговариваться где с помощью радио, если не имели пока ничего лучшего, где тем, что в последствии назвали гиперсвязью. Кто, когда, с кем встретился первым среди звёзд не виртуально, а воочию, уже давно позабыто. Ибо история Кольца даже по самым скромным прикидкам насчитывала около миллиарда лет. Сколько культур, рас, цивилизаций, возникло, Ушло или просто погибло -- уже никто не знает. Слишком много их было. А ритуал остался. Он давно стал среди разумных сакральным.
   В этом капитан "Пегаса" был похож на священника, шамана древности, справляющего старый и священнейший ритуал пред Богами. И помогал ему в этом, его собрат по разуму, тоже капитан звездолёта -- ящер из Тёмного Клана Лисс рода Ирби.
  
   Сергей стоял, слушал и наблюдал за действом, а сам думал о той самой цивилизации, в недра которой очень скоро ему и его товарищам придётся проникнуть. То, что капитан звездолёта Ирби прошёл вот так просто на борт "Пегаса", прямо говорило о безграничном доверии между разумными Великого Кольца.
   Возможно ли такое с теми? С кем-то из Ёс?
   Вряд-ли... Другая система ценностей.
   Наконец, официальные представления были закончены и два капитана перешли к делу.
   Капитан звездолёта Ирби обернулся назад, и тут же через дверь шлюза шагнул ещё один такой же ящер, как и он сам.
   - Это руководитель Проекта с нашей стороны. Проекта по спасению кластера от угрозы уничтожения. - Представил капитан своего собрата. Второй ящер кивнул головой. Выглядели они практически одинаково. И как их различать, сообразить было затруднительно. Помог сам новоприбывший. Он шагнул вперёд, достал из кармашка на груди, какой-то блестящий значок, и укрепил его на плече.
   - Вы, земляне, полагаетесь на визуальные отличия. Поэтому мы решили прибегнуть к таким знакам на форме. - Пояснил он. - Все, кто будет иметь дело с вами, будут носить такие значки. Остальные -- это просто члены экипажа. Пока наши звездолёты не уйдут в гиперрежим, вы будете бодрствовать. Дальше, вас погрузят в сон, для преобразования. Преобразованием, и последующей связью с вами на планете-цели, будут заниматься ваши специалисты под руководством наших.
   "Прямолинейный товарищ - с улыбкой думал Сергей, слушая речь ящера. - прямо как наш командир отделения. Сразу берёт быка за рога и гнёт свою линию".
   - Как вам уже сообщили, вы далее будете разделены по группам. Каждой группе достанется конкретный район высадки и внедрения -- продолжал ящер. - Как я вижу, вы уже поделены и стоите по тем самым группам. Это хорошо. Потому, - прошу пройти на наш корабль.
   Ирби сделал жест рукой почти по-человечески, в сторону створок шлюза. Его капитан тоже кивнул, и, склонив голову на бок, посмотрел на капитана земного звездолёта. Тот кивнул и обернулся уже к отбывающим.
   - Не буду произносить длинных речей... Они тут пожалуй, неуместны. - Сказал он, глядя в глаза застывших в строю космодесантников, - Поэтому: Удачи вам всем!.. И.. до встречи!
   После соответствующих церемоний прощания, прошли на звездолёт Ирби. Как обычно, посередине, там, где две стыковочных колонны соединялись друг с другом, царила невесомость. Тут искусственная гравитация не действовала. Сознательно была ограничена, чтобы не портить синхронизацию поля другому звездолёту.
  
   Когда спустились на палубы с нормальной гравитацией, капитан распрощался с прибывшей группой землян и оставил их на попечение своим учёным. Те тоже не стараясь быть назойливыми, кратко рассказали где что находится на звездолёте, что намечается в ближайшее время, и показали временные помещения, для размещения землян. После этого откланялись. Предоставили их самим себе, справедливо полагая, что тем хотелось бы последние часы перед переходом в спячку, перед Преобразованием, побыть наедине со своими товарищами, оглядеться и освоиться.
   Как сразу же обратили внимание земляне, на звездолёте Ирби было не в пример светлее, чем на палубе, где произошла встреча двух цивилизаций. Хоть и не горели никакие дополнительные светильники, но видно было всё почти как днём. Такие же большие окна, как и на "Пегасе", открывали широчайшие виды на окружающие пространства. Конечно, излучение, идущее снаружи фильтровалось -- отсекалась практически вся коротковолновая часть спектра, которая могла нанести ущерб здоровью, но весь видимый диапазон, как было очень хорошо видно землянам, пропускался без глушения.
   Решили спросить у экипажа - всегда ли вот так у них. Ответ получили интересный.
   - Конечно же без затемнения! Мы затемняем окна только тогда, когда подходим близко к звёздам. Там слишком ярко. А этот свет, что сейчас, нам приятен. - Чуть помолчав, ящер спросил: - Надеюсь и вам он не мешает?
   Получив заверения, что не только не мешает, но и тоже приятен, он удалился по своим делам. Люди меж тем собрались возле иллюминаторов, чтобы проводить тот мир, что на несколько дней стал для них временным пристанищем. Ведь уже никогда и никто не посетит этот древнейший мир льда и красного света. И сколько миллиардов лет ещё вот эта звезда, что временно приютила звездолёт землян, со своим семейством стылых планет будет носиться по космосу, пока окончательно не угаснет. По-прежнему безжизненная и такая же одинокая, как и все звёзды гало.
   Звездолёт Ирби расстыковался с Земным собратом и быстро набирая скорость направился прочь из сферы действия планеты. Промелькнула ледовая, ровная как бильярдный шар, белая поверхность спутника. Там давно уже не шли никакие тектонические процессы, и все трещины, в замёрзшей оболочке, за миллиарды лет скитания их красного солнца надёжно заплыли. Унылые миры, чахлого и древнего солнца, уплывали за корму. Впереди же...
   Сейчас впереди, перед носом звездолёта всё та же пылающая туманность. А до перехода в гиперрежим есть ещё немного времени. Пока же звездолёт Ирби, как обычно, "став на волну" и разогнавшись до нормальной скорости ухода в двести километров в секунду, покидал систему газовой планеты-гиганта. Чуть-чуть погодя, слегка другим курсом, но вслед ему отправится и земной звездолёт.
   Ожидавший увидеть что-то особенное и необычное на чужом звездолёте, Сергей с некоторым разочарованием оглядывался по сторонам. Да, планировка была несколько другой, оформление коридоров и больших помещений было иным, но существенно от того же самого "Пегаса" не отличалась.
   - Что, ожидал увидеть что-то особенное? - улыбаясь спросила Ситара подходя к Сергею.
   - Честно говоря, да... - смутился он. - Только сейчас осознал, что в принципе, ведь законы Природы, физика -- они одинаковы. Что для землян, что для Ирби, что для иного какого мира, цивилизации. Но в общем... вот!
   Сергей красноречиво и с показным разочарованием обвёл окружающий интерьер руками.
   Правда, осталось не высказанным ещё одно впечатление. Но оно при хозяевах было бы не совсем тактичным. То, что не было какого-то стеснения или дискомфорта при общении с видом изрядно чуждым. Да, поначалу, было что-то такое, что выплыло из глубин генетической памяти -- страх перед Тьмой и существами Ночи. Но он быстро ушёл сменившись всё тем же жгучим любопытством, что характерно для любого высококультурного представителя звёздной цивилизации.
   Ирби и Земляне были очень разные. Но их объединял разум и многотысячелетний опыт общения миров Великого Кольца.
   - И вообще, здесь красиво -- сказала Ситара. - у них тоже своё чувство прекрасного. Но оно и для нас близко. Заметил орнаменты на стенах коридоров?
   - Да. Почти как у нас. - Подтвердил Сергей и повернулся к звёздам за окном. Там, широкий бок газового гиганта всё дальше уходил назад, как бы скользя над горящими всеми цветами радуги перьями окружающих туманностей. Их свет заливал всю палубу играя отблесками на стенах, узорчатом полу и потолке.
   - А они хоть и тёмные, но не чураются красоты космоса, - заметил Сергей оглядываясь по сторонам. - яркий свет ближних звёзд не заглушён.
   - Может это потому, что они изначально дети тьмы ночи, и эти небеса для них тоже что-то значат? Не меньше, а больше, чем нам?
   - Вы правы в своём предположении, коллега! - услышали они сзади мягкий голос. Когда же обернулись, то увидели рядом не человека, а ящера. Коммуникатор-переводчик, у того явно читал напрямую из мозга, если они не услышали характерный щёлкающий язык Ирби. И действительно, на голове его было видно некое устройство, похожее на обруч. Когда он снова заговорил, то подтвердил не только то, что сказал ранее, но и догадку космодесантников-землян. Рот у того и не открывался.
   - Нам действительно небеса ночи изначально значили гораздо больше, чем небеса дневные. У нас небеса чистой ночи означают мудрость, мир и покой. А разные небеса -- их бесконечное разнообразие. Эти новые небеса иных пространств породили в своё время множество философий и религиозных течений. И мы находим в этом особое наслаждение.
   Сейчас, когда ксенопсихолог Ирби стоял рядом, на палубе, где свет не приглушён, можно было внимательно рассмотреть его. В яростном свете голубых гигантов и раскалённых туманностей, хозяева звездолёта выглядели совершенно по-иному. Если в сумраке они смотрелись как клочок тьмы, то здесь стало видно, что шкура у них не чёрная, а тёмно-коричневая, покрытая мелкой чешуёй, которая матово поблёскивала в свете звёзд. Чёрными были их одежды, плотно облегающие тела.
   - Нам... пора? - чуть замявшись, спросила Ситара у ксенопсихолога.
   - Уже скоро. - Подтвердил тот и развёл руками. - Когда перейдём на гиперрежим... Но пока можете побыть здесь. Я пришёл указать вам где у кого какая дверь...
   - Ведь уже скоро. -- Уже извиняющимся тоном добавил он и быстро указал кому куда. Оба землян кивнули. Ирби ещё раз кивнул в ответ и перешёл к следующей группе людей.
   Наконец, по коридорам разнёсся тревожный сигнал. Сначала на языке Ирби, а потом и на земном, было дано предупреждение -- скоро Скачок. Переход в "гипер". К этому времени, планета-гигант уже съёжилась до размера маленького, разноцветного шарика, окружённого рассыпанным жемчужным ожерельем ледовых спутников. Было ясно, что вот-вот граница сферы действия планеты, и звездолёту можно без риска серьёзных искажений гнуть пространство.
   Ситара, внезапно вцепилась в руку Сергея. Они повернулись лицом друг к другу, понимая, что возможно это последняя их встреча в жизни. Долго без слов смотрели они друг другу в глаза, не решаясь оторваться.
   - Обещай, что выживешь! - вдруг жёстким голосом сказала Ситара.
   - Обещаю! - дрогнувшим голосом вымолвил Сергей.
   - Поклянись! - не менее серьёзно потребовала Ситара.
   На Сергея глядела уже не смуглая девочка из счастливой солнечной Индии, а Снежная Королева.
   - Клянусь выжить! - таким же ледяным тоном, как и у Ситары ответил Сергей. Он сказал это, но в самой глубине души не был уверен в этом. Он желал бы чтобы так было. Чтобы снова встретиться со своей Звёздочкой. После того, как этот кризис утрясётся. Но что можно заранее загадывать в тех условиях, что они имели?! Та информация, что они имели, те расчёты возможных линий развития событий, с которыми их познакомили перед встречей звездолётов, прямо говорили, что на благополучный исход дела -- мало шансов. А это означало и то, что для них, для многих из них, данная операция будет последней. В жизни.
   - Помни! Ты обещал! - заявила всё та же Снежная Королева.
   - И ты клянись! - вдруг сорвавшимся голосом потребовал Сергей.
   На секунду сквозь маску Снежной Королевы проглянуло как солнце сквозь тучи личико беззащитной девочки, но тут же исчезло.
   - Клянусь.
   Ситара судорожно кивнула и резко отвернулась. Через секунду она бежала прочь.
   Такой он и запомнил её. Строгой, гордой, стройной и ослепительно красивой. В волосах которой запутались туманности, а глазах отражались звёзды.
  -- Часть вторая. Пробуждение Зверя.
  -- Ёс. 25 829 световых лет от Прародины, 11602 от Каллисто.
  
  -- Школа
   - Диего!
   Нет ответа.
   - Диего!!!
   Нет ответа.
   - Та куда-ж подевался этот лентяй!
   Тётушка всплеснула руками и ещё раз внимательно осмотрела сад.
   - Куда-куда... - ворчливо ответил ей супруг, выворачивая из-за угла сарая, - по бабам наверняка пошёл, стервец!
   - По бабам?! - строго спросила тётушка и упёрла руки в боки. - ему ещё школу закончить надо, а не по бабам шляться! Это всё твоё воспитание, кобель старый!
   - Зато какой мачо вырос, Кончита! Этот уж точно не пропадёт! - весело заявил старый фермер и шлёпнул супругу пониже спины.
   - Не пропадёт, если мозги будут! - продолжала гнуть своё Кончита.
   - Так ведь есть! - притворно расширив глаза сказал супруг.
   - Ведь в бабах-то он уже разбирается! - тут же добавил он и увернувшись от тяжёлой длани Кончиты со смехом последовал в дом.
   - Отдельно этого балбеса кормить не буду! Пускай вовремя является! - с угрозой завела тётушка, но была тут же прервана восклицанием Хуана, уже прошедшего внутрь дома.
   - Да вот же он, Кончита! В столовой! - картинно воскликнул дядя Хуан, указывая на сидящего за столом и сияющего как начищенный пятак Диего.
   - Я же говорил, что мозги у парня есть! - продолжил он балагурить. - Сразу понял, зачем зовут и как истинный солдат в первых рядах... В столовой!
   - Опять через окно залез?! - тоном прокурора заявила Кончита остановившись на пороге. Диего виновато поёжился, ясным взором созерцая грозную тётушку. - А через двери, как все нормальные люди пройти -- что не позволяет?
   Новое виноватое пожатие плечами.
   - Ты хоть руки помыл, остолоп? - начала сдаваться тётушка Кончита, глядя на умильно виноватую физиономию воспитанника.
   На этот раз кивание головы с энтузиазмом. Кончита махнула на "остолопа" рукой и принялась накрывать стол. Слегка успокоившийся дядюшка нет-нет, но поглядывал лукаво на Диего, предвкушая целенаправленные расспросы, которым он его скоро подвергнет.
   "Мне говорили спецы Ирби, что надо вжиться в роль. - Думал Сергей, наблюдая эту семейную идиллию. - Да, те люди, что будут опекать дома, не люди, а их копия. Информационная копия, пересаженная на основу биоробота. Биоробота, сделанного неотличимо для поверхностного исследования, от обыкновенного человека. Настоящие дядя Хуан и тётя Кончита, спят в анабиозе на звездолёте Тёмного Клана. Так же как и настоящий парнишка по имени Диего, в детстве потерявший родителей".
   Диего-Сергей , а это был именно он, никак не мог привыкнуть к этому. Тем не менее, даже если такому "человеку" как сейчас живущие с ним сказать, что он не человек -- не поверят напрочь. Ведь их личности пересадили на иную основу так, что они даже этого не заметили. И вели они себя также неотличимо от оригиналов, так как обладали всем, что имели изначально их личности. За исключением, правда, здоровья -- здоровья у этих био-информационных копий было хоть отбавляй. Это гарантировало от неприятностей, связанных с безвременной кончиной тех, кто должен был на первых порах содержать "кукушат" и помогать стать на им ноги. Были, конечно, и серьёзные отличия этих копий от оригиналов. Но они вскрывались только при детальном, тщательном и целенаправленном обследовании, что им тут явно не грозило.
   - И где тебя уже два часа черти носят? - перешла на другую тему тётушка, внося судки с обедом.
   - Да по бабам он шлялся! - снова завёл свою любимую тему Хуан. Диего же покраснел на что, заметивший это дядя разразился удовлетворённым хохотом. Диего действительно шарахался последние часы именно "по бабам". Несколько не по своей воле, но... "по бабам".
   Это как-то стало для него неожиданностью.
   Можно было подумать, что почти все девки школы, в которой он учился, вдруг свихнулись на идее его заарканить. Он долго гадал, чем это вызвано. Сначала подумал на то, что случилось сразу же, в первый же день его пребывания на Ёс...
  
  
   ****
  
   Был такой же тёплый весенний день, один из первых, что сменял холода. Пахло мокрым асфальтом, от прошедшего лёгкого дождя, мокрой землёй клумб, ещё не покрывшихся цветами. Солнце сверкало в лужах и в каждой капельке, застывшей в ветвях ещё безлистных деревьев. Асфальтовая сырость весело чавкала под подошвами кроссовок, идущего пружинящим шагом Диего.
   Такая погода навевала приподнятое настроение, по-настоящему весеннее. И вот в таком благодушном настроении, Диего-Сергей, руководствуясь памятью своего как бы протеже-двойника, по привычке выработанной ещё тем Диего, свернул в неприметный проход между домами. Яркий свет дня тут же сменился полумраком грязного и захламленного, узкого прохода между двумя многоэтажками, стоящими почти вплотную друг к другу. Пахло тут уже совершенно по-другому - гнилью, грязью и застоявшейся сыростью.
   Узкий коридор между улицами был забит каким-то мусором, бачками, пустыми ящиками на одном из штабелей которых разномастной гирляндой сидело целое стадо бродячих кошек. Те проводили его настороженным взглядом и принялись за своё чисто весеннее дело - выяснением кто круче. Пока только переглядывались, но ясно было, что вот-вот мрачная подворотня огласится звуками кошачьей драки. Возможно, эта весенняя кошачья эпидемия, была заразна, так как пройдя ещё метров двадцать, он был остановлен внезапно появившимися из какой-то щели группой ровесников.
   Те вышли нагло, с предвкушением ухмыляясь, многозначительно разминая пальцы. Диего, по всей видимости, не представлялся им трудной добычей. Наоборот - мальчиком для битья. А подраться этим балбесам явно очень сильно хотелось. Да и "совместить приятное с полезным" им представлялось весьма уместным - подтвердить свои "лидерские" полномочия в школе, "показав его место" одному из "рабов". И не важно, что рабство кончилось уже двести лет назад, что все "латинос" давно считаются равными членами общества. Тем не менее, останки чисто расистских убеждений, особенно среди "мажоров", были весьма сильны.
   А мальчики как раз принадлежали если не к "мажорам" - среди них затесался Джонни, сын одного из очень богатых людей города, - то к их прихвостням. Возможно, что Джонни тут был только для "весу". Как "мебель". Тем более, что он к "развлечениям" школьной шпаны относился без должного для него энтузиазма. По крайней мере именно энтузиазма ждали от него те, кто постоянно волочился за ним и заглядывал в рот. Как ни как, но сынок очень богатого бизнесмена. Ведь у него был в личной собственности небольшой вертолёт подаренный отцом на день рождения и которым он ужасно гордился и бахвалился. А во дворе дома здоровенный бассейн, такой же как и в столице штата, в дворце спорта. Том самом, котором проходили регулярно федеральные спортивные состязания.
   Но сейчас четверо парней заступили дорогу Диего и явно что-то замышляли. По нагло ухмыляющимся харям было видно, что недоброе.
   Пошарив в памяти Диего, Сергей понял -- сейчас будут бить. Жёстко. Не за какую-то провинность, а за то, что он Диего и за то, что он "латинос", "раб". Первая мысль, промелькнувшая в голове, сразу же, как только он их увидел, была правильной.
   Его передёрнуло. Хоть он и был космодесантником, готовым к любому развитию ситуации, но вот эта перспектива, оказаться на одном уровне с обезьянами его покоробила. При подготовке к десанту на Ёс в него вбили все необходимые знания по системам боя с, и без оружия. Оптимизированные. Универсальные. Переведённые, как то водится, на уровень условного рефлекса.
   Рефлексы тут же переключили его в положение полной готовности. Ноги как бы сами собой согнулись слегка в коленях, каблуки еле заметно оторвались от грязного асфальта. Сергей слегка оттянул лямку сумки с книжками, висящую у него на плече и вопросительно, не враждебно посмотрел на заступивших дорогу балбесов. Ну очень не хотелось ему начинать спасательную операцию на Ёс вот с такого, сугубо обезьяньего способа установления авторитета. Неожиданно вперёд выступил Джонни.
   - Что, собака, не ждал нас здесь? - нагло и вызывающе заговорил он.
   - И что вам от меня нужно? - нейтральным тоном задал вопрос Сергей-Диего.
   - Проучить тебя нужно! Чтобы знал своё собачье место! - тут же подхватил его дружок Гарри, из-за спины предводителя. Видно перед этим Джонни "накачали" злостью. Сказали, видно, что если не побьёт он Диего, то не видать ему почтения ни от кого. Ну дал бы в морду этому "установителю стандартов крутости", и на этом всё дело бы и закончилось. Нет уж... попёрся вчетвером на одного. Причём такого, кто ранее очень редко мог дать сдачи. Сергей с сожалением выудил этот прискорбный факт из памяти Диего. Но сейчас-то он не просто мог..., сейчас перед ними стоял не просто "некий Диего", а космодесантник Сергей в шкуре Диего, специально подготовленный ко всем неприятностям, которые на Ёс, в его миссии, могли бы приключиться. Впрочем, нападавшие этого нюанса не знали. От чего вели себя вызывающе и максимально оскорбительно. Считали, что безнаказанно всё это сойдёт с рук.
   Сергей-Диего, хмыкнул на все посыпавшиеся на него оскорбления и сделал первый скользящий шаг вперёд. Навстречу.
   Необходимо было раз и на всегда отбить у этих великовозрастных придурков делать из Диего козла отпущения. Мирок Ёс был дикий. Не зря же отмечалось, что они сильно отстали в культурном развитии. Придётся культуру этим дуболомам начинать вбивать в мозги кулаками.
   "Добро должно быть с кулаками"? Да? Так вот и напомню им ЧТО должно быть С КУЛАКАМИ и для чего", - с мрачным предвкушением подумал Сергей и весьма нагло ответил Джонни.
   Ответ настолько поразил всю четвёрку, что они на некоторое время встряли в ступор. Поразил наглостью и витиеватостью.
   Сергей ведь не зря происходил из чистокровных русских. Вот он и заложил всех четверых так, чтобы они очень долго "обтекали" ни разу не повторившись в ругательствах. Прошёлся в своём монологе и по качествам всей четвёрки - физическим, психологическим, моральным. Не забыл пройтись по ближайшим и пнуть дальних родственников. Причём говорил он это с апломбом гуру, вдалбливающим своей тупой пастве элементарные и непреложные истины. Говорил, как гвозди заколачивал, от чего вся четвёрка аж пригибалась с каждым новым сказанным словом. Беда хулиганов была ещё и в том, что Сергей-Диего, многое в ругательствах сказал правдивого. Того, что действительно водилось за каждым из этих балбесов. Но говорилось это так, что причиняло особо сильную боль. Было видно, что они с такими словесными атаками имеют дело впервые. Нападавшие ошалели. И так же как у всех, впервые столкнувшихся с этим, разум от злости у них помутился.
   Пока они выходили из ступора и их глаза дружно наливались кровью, Диего-Сергей меланхолично отбросил на ближайший ящик свою сумку, чтобы не мешалась (можно было использовать и её в драке, но это был бы уже перебор -- много чести для них).
   Сумка была ещё в падении, когда Джонни дико заревел и бросился в атаку. Так как Диего именно это и ожидал, то опередил его на долю секунды и ударил ногой. Джонни смелС. СмелС и стоявшего за ним Гарри. Пока они барахтались в грязи, пытаясь подняться, Диего-Сергей жёстко разделался с двумя стоявшими по бокам. Метнулся, имитируя нападение на одного, но ударил другого. Встречный удар смёл нападающего только пятки в воздухе мелькнули когда он перелетал через ящики. Затем Диего разделался с тем, что остался на ногах последним.
   После драка превратилась в банальное избиение. Диего лупил тех, кто успевал подняться на ноги. Причём из ему одному известных соображений, старался каждому залепить кулаком под правый глаз. Лупил так эффективно, что нападавшие даже руками взмахнуть не успевали, как уже летели снова на землю.
   Через минуту всё было кончено.
   Тех кто таки успел подняться после такого избиения и остался на ногах, не успел заползти за мусорные бачки спасаясь от точных и жёстких ударов всегдашнего "козла отпущения", превратившегося неожиданно во льва, он гнал квартала два. Когда Сергей-Диего вернулся к месту побоища, сховавшихся и след простыл.
   Брошенную сумку он нашёл там же, где она упала - на небольшом штабеле ящиков. К его возвращению на нём сидел наглый кошак и умывал свою расцарапанную морду. Видно тоже драться пришлось. На приближение Диего он среагировал неохотно -- перестал мыть свою побитую в боях харю и мрачно посмотрел на хозяина сумки. Только когда Диего протянул руку за сумкой он лениво слез с неё и перепрыгнул на соседний ящик.
   Было очевидно, что неудавшиеся "ку-клукс-клановцы", не рискнули трогать сумку, ощутив на себе злость кулаков Диего. Поняли, что если попробуют сделать подлость - получат добавку. Неизбежно. И возможно, ещё более жёстко.
  
   На первый урок вся четвёрка не пришла. И причина была очевидна -- слишком сильно Диего извалял их в грязи того переулка. Пришлось им ретироваться домой и отмываться. Когда же они появились, то были похожи друг на друга как братья близнецы -- одинаково распухшие лица, разбитые, опухшие носы и одинаковые синяки на всю правую глазницу.
   От этого зрелища окосел не только родной класс. Но и другие. Ведь ясно было, что чертей им всыпал кто-то один -- слишком уж "почерк", если его так можно назвать по побитым лицам, был одинаков. А то, что побитыми оказались самые крутые хулиганы школы, только добавляло в происшествие интриги. На осторожные попытки расспросить их что произошло и кто их так разукрасил, четвёрка побитых отвечала руганью и зуботычинами. Впрочем, особо зоркие заметили, что слишком уж красноречивые взгляды эти четверо кидали в сторону Диего, старательно поддерживающего постное выражение лица.
   Так как зорких среди парней почти не было -- они в основном смотрели на синяки и опухшие злобные лица бывших своих альфа-самцов, - то весь разбор интриги переместился в чисто девчачью компанию. Больше всех развила активность Карменсита, известная своим острым язычком и ветреным поведением. Она не постеснялась подкатиться со своей обворожительной улыбкой и расспросами к самому Диего.
   - А чо?! Чо я?! Я, клянусь! Я им зубы не выбивал! Точно! - прикинулся дурачком Диего, но Кармен тут же сделала чисто свои и верные выводы, которые не замедлила довести до сведения не только своих подруг, но и всех знакомых из соседних классов. Уже через пол часа от невероятной новости бурлила вся школа. Четвёрка же бессильно скрипя действительно целыми пока зубами, металась по коридорам пытаясь хоть чуть-чуть задержать распространение порочащих их слухов. Но от этого лишь подогревала ажиотаж и подтверждала в глазах других их истинность. Через час слух оброс невероятными подробностями и через два достиг уха "Дяди Дюка".
   "Дядя Дюк" был суровым человеком. Представлял он из себя отставного полковника, прирабатывающего в школе преподаванием философии. Ещё он заведовал дисциплинарной комиссией, где был бессменным главой комитета и руководителем группы отморозков, "следящих за дисциплиной" на территории школы. Впрочем, "следящих" - это громко сказано. На самом деле многие из них, под крышей респектабельной "конторы", промышляли мелким гоп-стопом, обирая учеников младших классов. Или откровенно нарывались на драки, зная, что по настоящему отпора не встретят. Ибо "при исполнении", и "всегда правы".
   Были среди них и патологически честные, кто действительно следил за дисциплиной, разнимал драки и вообще старавшихся предотвращать мелкие правонарушения, которых, как правило, в среде школьников было немало. Эти то честные и пользовались особым расположением и доверием полковника. Всё-таки, как бы ни брехала о нём молва, был он достаточно умным человеком и в людях разбирался.
   Он тоже считал, что разбирается в людях и известие, что Диего в хлам отметелил четверых главных драчунов школы, встретил с сильным недоверием.
   - Ты видел? - строго спросил он у доносчика, причём так, что до него дошёл смысл подтекста: "Если ты лжёшь, то хреново, тебе братец, будет". К вопросу он присовокупил свой коронный полковничий тяжёлый взгляд от чего подхалим тут же почувствовал сильную слабость в коленках. Поэтому он решил уйти от прямого ответа.
   - Я видел Джонни, Гарри и его друзей... морды у них во! - сказал он и показал руками, какие у них морды.
   - Я спрашивал, видел ли ты лично, что именно Диего им образину попортил?
   - Н-нет, - промямлил тот, - но все говорят, что это Диего...
   - То есть слух... - утвердил полковник. - и кто его распространяет? Тёрнер? Ибаньес? Мак Дугал?.. Или может Салли Донован?
   - Все перечисленные... - покраснел доносчик.
   - Всё ясно! - отрезал "дядя Дюк" и лицо его стало ещё более булыжным, нежели всегда.
   - Ты свободен! - сказал он, и ученик на плохо гнущихся ногах уполз из его кабинета.
   - Пригласи ко мне всех четверых..хм.. страдальцев! - рявкнул он когда дверь уже закрывалась. С удовлетворением услышав, как за закрывшейся дверью удаляется топот ученика, кинувшегося бегом исполнять указание начальства, он поднялся из кресла, подошёл к зеркалу. Поправил и без того идеально сидящий на нём костюм и с удивлением принялся размышлять о допущенной ошибке.
   Ну никак невзрачный Диего не походил на громилу. Тут что-то было не так. Или распространители слухов что-то напутали, либо тут некая интрига, которую следовало бы раскусить побыстрее. А то ещё бедного Диего со свету сживут. Затравят. Возможно доведут до суицида. А в его школе, это нельзя было допустить. Раз уж взялся сделать её образцовой в штате, так уж придётся разбираться.
   "Кстати! Ибаньес! - думал он глядя на себя в зеркало. - А не эта ли стерва завела интрижку? С неё станется. Умная и мстительная. Учится на "отлично", имеет приличные навыки стратегического мышления... Но чем ей так досадил этот лузер-латинос что она вот так решила его подставить?.. Впрочем она же сама тоже "латинос"... Чушь какая то!".
   В дверь осторожно постучали. Полковник скользнул за стол и рявкнул: Войдите!
   В комнату нехотя вошли четверо учеников. Выстроились в ряд перед столом и дружно понурили головы. Лица у всех были действительно сильно опухшие. И синяки, как доложили, действительно у всех были под правым глазом. Полковник хмыкнул, рассматривая такую феерическую картину, побарабанил пальцами по столешнице и наконец задал прямой вопрос.
   - И какого чёрта, вам понадобилось это устраивать?
   Всё то же мрачное и виноватое молчание. Побитые, чувствуя вину, боялись даже пикнуть. Полковник выбрал заводилу компании и стал давить на него. Тот, несмотря на то, что стоял за всеми проделками компании, был самым слабым и трусливым.
   - Гарри! - резко рявкнул полковник. Гарри дёрнулся и с испугом посмотрел на главу дисциплинарной комиссии. - когда тебе пришла в голову эта "мысль"? Отвечай!
   - Это не я...- проблеял Гарри пытаясь снять с себя ответственность.
   - Тогда кто? Джонни?
   Джонни вздрогнул и на его побитом лице, несмотря на то, что оно изрядно опухло прорисовалось возмущение. Возмущение было чистым, без примеси страха -- следовательно это также не он. Но так как Джонни был слишком примитивен и простодушен, полковник начал давить на него.
   - Джонни. Ты из добропорядочной семьи. Ни разу не замеченной в расистских настроениях.
   Джонни побледнел отчего даже синяк на глазу вдруг стал ещё более фиолетовым. Он аж вытянулся протестуя против намечающегося захода.
   - Ты знаешь, что Конгресс постановил последним решением, всемерно искоренять заразу расизма. У нас общий враг -- ксены! И мы должны сплотиться против этого врага. Ты кричал вчера в коридоре, что "всем обезьянам надо знать своё место"?
   Джонни побледнел ещё больше.
   - Я... я не имел в виду...
   Джонни явно сообразил что будет с бизнесом отца, если это выплывет. И что после этого будет с ним самим. Отец за такие "шалости" его по стенам размажет.
   - Ты хочешь сказать, что не имел в виду конкретно никого из...? - продолжил "Дядя Дюк".
   Судорожный кивок...
   - Даже Диего? - иезуитски спросил полковник и прищурился.
   - Но сэр! - вдруг вмешался Гарри, - он сам нас обзывал разными словами!
   - И за это вы решили его поколотить?
   - Но сэр! Он нас оскорбил!
   - Да?! - мягко, с издёвкой спросил полковник. - А дай-ка я угадаю, что было перед этим: Вы все, решили его изловить и побить... И всё потому, что этот парнишка как раз и является той "обезьяной", про которую Джонни орал вчера в коридоре... Так?
   Четвёрка дружно покрывается холодной испариной. И хуже всего Джонни. Он только здесь и сейчас понял, в какое дерьмо он вляпался, поддавшись на провокации своих дружков. Если сейчас, в то время как Ёс готовится к отражению агрессии ксенов, вдруг обнаружится что некто разжигал рознь среди своих... Когда за них возьмётся Комиссия по... ну совершенно не дисциплинарным делам, и совершенно не школьная... а федеральная... короче -- каюк! Кампания идёт. А они, внезапно оказались тем самым "характерным примером", что неизбежно делает их "козлами отпущения".
   Да уж! Какова ирония судьбы! Держали Диего за козла отпущения, а оказались на его месте сами. Причём не просто так... а на неизмеримо более высоком уровне и более серьёзно.
   Примерно так думали Джонни с подельниками, пока их разглядывал полковник, внутренне насмехаясь над ними. Они даже и не подозревали, что в той самой Комиссии, расистов гораздо больше, чем где-либо. Что в случае выноса этого случая на Комиссию, будет принято во внимание как раз то, что все эти балбесы -- отпрыски весьма уважаемых семей в городе и штате (последнее -- про Джонни). А Диего - всего лишь сын зачуханного фермера.
   Но не эта задача ныне стояла перед полковником. Он задался целью, и он её добьётся. А всякие обращения в федеральную Комиссию по борьбе с экстремизмом, тут только во вред.
   Тем временем, можно было констатировать, что провокация сработала отменно. Эти простачки до таких высот политики не добирались. У них ныне мозги были заточены только на драки и девочек, а не на детали "Гранд Флита" местного разлива. Особенно у простачка Джонни. А раз так, думая, что спасают от серьёзной опасности свои шкурки, эти дураки разом, наперебой выложили полковнику всё, что ему нужно было. Сохраняя внешне прокурорский вид, а внутренне удивляясь он понял, что большинство из того, что наговорили осведомители, было правдой. Действительно Диего. И действительно один.
   Страдальцы врали, что будто Диего привёл против них целую толпу, но по глазам было видно, что лгут. Гарри вон, чуть глаза не вывихнул кося на сторону, рассказывая "каких горилл Диего привёл" против них. К тому же ну не был тихоня Диего тем лидером, который мог бы собрать в этом сонном городке толпу таких отморозков, которых перед ним расписывали побитые хулиганы. То, что Диего побил их один -- очевидно.
   Ухмыльнувшись этим своим мыслям, подивившись резкому преображению тихони во Льва, полковник резко оборвал словоизвержение отчаянно оправдывающихся учеников.
   В паре коротких фраз вывел всех на чистую воду, поставил их перед фактом великого позора, и с презрением выгнал за дверь. Логический капкан захлопнулся. С одной стороны, эти балбесы не могли сказать во всеуслышание, что всех четверых отмутузил один Диего и без посторонней помощи. С другой, повтор попытки избиения был перекрыт страхом, что их выставят на "экстрим-комиссию". Как экстремистов. А в условиях почти начавшейся войны... По головке не погладят.
   Вообще, разводка, в которую попали подростки, была примитивной -- заставить компанию самим выложить то, что было нужно полковнику. В принципе, в этой схеме "Дядя Дюк" мог вообще не называть имя Диего. Сами бы назвали.
   В такую примитивную ловушку, которую построил для них полковник, мог попасть только полностью не искушённый в жизни и во взрослых интригах, подросток. А все четверо побитых именно к этой категории, - неискушённых подростков, - и относились. Даже не смотря на то, что учатся в выпускном классе.
  
  
   ****
   Кармен застала Диего в библиотеке. И это место было самое последнее, в котором она его мыслила застать. Диего преспокойно сидел за столом, на котором громоздились две внушительные стопки книг и листал их.
   Было бы ничего, если эти книжки были сборниками комиксов, но уже издали Кармен заметила, что на корешках самой большой, сплошь названия и авторы по истории мира. Удивление её было настолько велико, что мигом слетел тот самый шарм, что она так долго и искусно у себя поддерживала. Глаза расширились, челюсть отпала.
   Поняв, что стоя на пороге читального зала с перекошенным лицом и отвисшей челюстью, выглядит как настоящая дура, она поспешно справилась со своим сильнейшим удивлением и привела свой вид к своему обычному.
   "Распушив хвост", то есть, приняв самый обворожительный вид из самых убойных, какие у неё были, громко цокая каблуками туфелек, чтобы привлечь к себе внимание она двинулась по направлению к столу, за которым сидела её Цель.
   Немногочисленные завсегдатаи читального зала привлечённые этим агрессивным цоканьем, поднимали глаза и застывали в изумлении, провожая Кармен восхищёнными взглядами.
   Только цель - Диего, - как ни в чём ни бывало, продолжал листать свои книги.
   Подойдя вплотную и обворожительно улыбаясь Кармен остановилась напротив, ожидая когда этот балбес обратит на Неё своё низменное внимание. Однако минуты шли, а ничего не менялось.
   Страницы листались как и ранее, и взор Диего прочно был прикован к тексту.
   - И зачем ты листаешь эти книжки? Картинки смотришь? - наконец нарушила молчание Кармен, чтобы хоть как-то привлечь его внимание.
   - Нет. Читаю. - Мимолётно взглянув в её сторону, ответил Диего.
   - Да не надо обманывать! Кто же так читает -- просто листая? - возмутилась она.
   - Я быстро читаю. - невозмутимо пояснил Диего.
   - Так быстро, что на страницу у тебя уходит секунд двадцать?
   - Ну... я же внимательно читаю! - по-прежнему не поднимая глаз на крутящуюся перед ним Кармен, сказал Диего всё также уткнувшись в книгу.
   - Хочешь сказать, что если бы не внимательно читал, то уходило бы секунды две?
   - Пять, - поправил её Диего, упорно сканируя текст толстенного научного труда по древнейшей истории.
   - Врёшь! - больше удивилась, чем возмутилась Кармен. Она по прежнему воспринимала поведение Диего, как очередную уловку в заигрывании с ней. Ну, типа, мальчик распушил перья и решил пустить пыль в глаза. Но не силой похвастаться, а скорочтением. Карменсита никогда не только не видела, но и не слышала, чтобы кто-то так быстро умел читать. Поэтому и была уверена, что Диего "заливает" включившись в её обычную игру с заигрыванием.
   - Хочешь проверить? - саркастически спросил Диего, старательно не замечая источающую феромоны Кармен.
   - А как же! Ты врёшь, и я это докажу! - сказала она, выхватывая первую попавшуюся книгу из всё той же стопки с историей.
   - Вот здесь. Даю пять... нет десять секунд, а после ты перескажешь содержание страницы.
   Она решительно открыла наугад книгу где-то посередине, ткнула в страницу и сунула её под нос Диего. Через пять секунд он отдал книгу назад и почти слово в слово пересказал содержание.
   - Ты её уже читал! - с недоверием заявила Кармен.
   - Нет, не читал. - Сказал Диего спокойным голосом и наконец-то поднял взгляд на собеседницу. Кармен нахмурилась, считая, что Диего проделал с ней некий фокус, и она на него попалась. Она даже забыла то, зачем всю эту игру затеяла.
   Жгучий интерес к Диего, который он разжёг у неё, да и у большинства кумушек, несколько потерялся, заменившись на обиду: "Как это ОНА, да такая опытная в охмурении парней, да попалась на какую-то дешёвую уловку!".
   Карменсита упёрлась кулаком в стол и строго посмотрела на Диего. Как старая грымза-училка по химии. Но встретила ясный, незамутнённый взгляд. Взгляд не был тем, к которому она привыкла. К тем, которые до этого бросали на неё парни, которых она крутила. Не было в этом взгляде того, что зубоскалы называли "глаза налитые спермой".
   Ничего такого. Просто мягкий интерес. И некая, странная тень. Тень... похожая на превосходство.
   Это её взбесило, но виду она не подала. Теперь она уже совершенно точно и определённо поставила перед собой цель завоевать этого... зарвавшегося выскочку?.. Нет, что-то не так! Сломать такое.. что она перед собой видела... Это что-то совершенно иное. Она втянула в себя воздух... и забыла дышать.
   Кармен внезапно поняла, что впервые в жизни попалась сама!
  
   Диего оказался не тем, кого называли "парень не прост". Это было намного... сложнее, что-ли? Он поставил перед ней такое количество загадок, которые не ставили перед ней все парни, которых Кармен перебрала за последние два года. Перебрала, как перчатки в магазине.
   И всё началось с того, что он побил целиком компанию Джонни.
   Тогда он вызвал лишь мимолётный интерес, вот только после переросший в настоящую манию.
   Манию, переросшую в натуральную охоту. Было бы ничего, если бы этот мальчик просто бил морды всем тем, кто ранее считался сильнейшим драчуном в школе. Но ведь он умудрился показать успехи и в учёбе!
   Обычно было что-то одно -- либо ученик имеет крепкие кулаки, но слабые мозги, либо сильные мозги, но его все бьют. Сильные мозги у Диего также проявились в том, что он умудрился проскочить мимо тех элементарных ловушек-интрижек, что зарядили против него некоторые кумушки из окружения Кармен. Проскочил походя. С лёгкой ухмылочкой.
   Нельзя сказать, что он их не заметил. Если бы не заметил, то вляпался бы. А тут... Лёгкое пожатие плечами, достойный ответ, совершенно перпендикулярного свойства, разрушающий все построения и... и ничего!
   Понаблюдав за тем, как сели в лужу её подружки, Кармен поняла, что если она теперь не "покажет класс", то явно потеряет весь свой авторитет. Это и заставило её "выйти на тропу войны".
   Подошла она к этому вопросу со всей тщательностью. Но, для того, чтобы только начать "боевые действия", необходимо было найти Диего. А он оказался почему-то по-настоящему неуловим.
   Очень скоро даже эта охота сама поставила её в тупик, так как в обычных местах, где его можно было бы найти, как она думала, Диего практически никогда не появлялся. Ни в баре для старшекласников, ни на дискотеке, ни на бейсбольной площадке, где всегда ошивалось почти пол школы. Иногда он мелькал то в коридорах, то на спортплощадке, где чаще всего либо бегал, либо основательно тренировался.
   Гоняться в открытую за ним было бы со стороны Кармен совсем уж слишком и она пыталась его перехватить где-нибудь в обычных для старшекласников местах. Но ей это никак удавалось.
   Она попробовала проанализировать поведение Диего за последнее время. Но и это ей почти ничего не дало. Не дало по той причине, что находясь в "табели о рангах" школьников ближе к самому низу, он у неё не вызывал никакого интереса. Так что вспоминать было маловато. И тем не менее...
   Вообще поведение Диего каким-то странным образом резко переменилось. Он стал как бы "не от мира сего", так как совершенно не укладывался в те стандарты, под которые вольно или невольно подстраивались все школьники. Это заметили почти все. Диего внезапно выломился из ниши середняка-лузера, где находилось почти половина ученического контингента, и стал неким волком-одиночкой.
   Он не сближался ни с кем, кто обычно привлекает таких "волков" - ни с другими лузерами, подчиняя их себе и делая свою банду. Ни с соперниками сильнейшей группировки, которые, надо отметить, не раз подкатывались с откровенными предложениями к нему. Наоборот, он внезапно воспылал необъяснимой любовью к защите именно тех, кто находится на самом дне этого звериного детского сообщества. Причём предпочтения у него были, с точки зрения остальных, весьма странные.
   Многие полагали, наблюдая со стороны, и Кармен тут была не исключение, что из этих "донных отложений", Диего будет сколачивать себе хор подхалимов. Но они все фундаментально ошиблись.
   Действительно, по понятиям, которым жили все здешние подростки, из того "материала", который собрал вокруг себя Джонни, ничего кроме хора подхалимов сделать невозможно. Так как эти мальчики и девочки не обладали никакими не то, что выдающимися, но даже крайне средненькими физическими достоинствами. Они не были сильными, не были ловкими. Они не были красивыми. Но что-то в этой небольшой компании детей было такое, что как-то отличало их от всех остальных.
   Кармен была наблюдательна. Она почувствовала это отличие, но это отличие было настолько выбивающимся из обычных подростковых стандартов "крутости", что постоянно ускользало от понимания-узнавания. Это добавило интриги. Оно делало Диего и его компанию ходячей загадкой. Тем более, что даже пристально приглядевшись нельзя было сказать, что Диего делает из них тот самый, привычный для всех "хор подхалимов". Почему-то все в окружении Диего общались на равных. И это было настолько необычно, что у Кармен и её всегдашних подруг, слов не находилось.
   Да, у Кармен была своя "группировка". Как и у каждой мало-мальски яркой личности в среде школьников. И состояла она, как и везде, из тех, кто готов был подчиняться, греясь в лучах её славы первой красавицы... и первой стервы школы. А последним качеством своей славы она гордилась. Именно оно давало ей возможность согнуть в бараний рог и заставить ползать в грязи перед ней любого, даже самого наисильнейшего самца из окружающего контингента парней.
   "Красота -- страшная сила!" - любила она повторять в компании своих стервочек. А так как красотой ни одна из её "подружек" до Кармен не дотягивала, - так же как и умом, - то помыкала она ими как хотела. Поэтому, первое, что она сделала, так это нацелила всех их на сбор подробнейшей информации о Диего.
   Получив такое задание от своей предводительницы, девочки поняли лишь то, что Кармен наконец-то наигралась с очередным ухажёром, и теперь ищет новую жертву. И жертва эта: Новая Звезда Школы -- Диего.
   Внаглую подойти при всех и начать заигрывать, - принципы не позволяли. Ведь это означало бы, что не он, а она волочится... Да и ранее именно парни подкатывались к ней, а не она к ним. Поэтому она решила подстроить так, чтобы он сам к ней "подкатился". Но для этого надо было как минимум оказаться в такой ситуации, когда ему бы это захотелось. А для этого требовалось, чтобы обычного табуна жеребцов, который очень часто волочился за ней, не было и близко. А были только он и она.
   А дальше она своего не упустит.
   Но и тут Кармен потерпела фиаско. Диего, ко всему прочему, оказался непредсказуем. У него была какая-то своя логика поведения. Но она настолько сильно отличалась от обычной мальчишечьей, что ставила её в тупик.
   Наконец, плюнув в сердцах на этого "дикого Диего" она решила слегка развеяться. Отдохнуть. А отдохнуть душой и телом можно было только в том месте, которое по своему статусу не предполагало заигрываний.
   И она отправилась в библиотеку.
   Выбрала книжку поинтересней, отправилась в читальный зал... И тут попала!
  
  -- Собирательница черепов и Свидетели Исхода
   Диего-Сергей, смотрел снизу вверх на Кармен, думал как бы от этой стервочки избавиться да ещё не запачкать себя и своё имя.
   Вполне понятно было, что Кармен тут решила поддержать свою славу "собирательницы черепов", за его счёт. Иначе какого чёрта она бы вообще пришла в библиотеку, и вот так нагло при всех стала бы мешать ему заниматься делом.
   А дело было настолько жгуче интересным, что он был готов довольно невежливо отправить эту дрянную девчонку куда подальше. Он целых два месяца подбирался к этой теме, старательно выстраивая "алиби" своего неожиданного "быстрого взлёта". Чтобы все его успехи, могли быть объяснены в глазах окружающих вполне естественными причинами. Он старательно и напоказ тренировался на спортплощадке, он старательно и напоказ назойливо интересовался у учителей их предметами, хотя всё это, естественно, сам знал на уровне лучшей профессуры местного университета.
   Эта имитация любопытного ученика была неизмеримо тяжелее и сложнее, нежели просто учиться. Ведь чтобы не выдать своих действительных знаний, приходилось исключительно аккуратно составлять план "любопытства", а после ему также аккуратно следовать. Наконец, создав-таки ореол "ранее скрытого вундеркинда"(5) он дорвался до самого интересного -- истории мира. Его интерес и расспросы у учителя истории тут уже были непритворными. И когда Диего-Сергей добился от учителя подробного списка литературы на прочтение, он немедленно кинулся в библиотеку.
   Конечно, местная библиотека не была настолько богата на книги по истории, как например университетская библиотека штата. Но и тут было такое, от чего у Сергея глаза расширились от вполне объяснимой в среде космодесантников алчности к знаниям.
   "Даже у нас потеряна информация о тех временах... - думал он с еле сдерживаемым нетерпением листая эти не часто читаемые здесь книги, - О воистину последних временах Старого Мира. Конце Тёмных Веков. Оказывается, всё было гораздо хуже, чем даже в самых откровенных из сохранившихся свидетельств. Хуже, подлее, гнуснее".
   Сергей, вчитывался в те свидетельства, которые здесь, на Ёс даже не старались как-то скрывать. В свидетельствах того времени, от имени этой цивилизации был даже эдакий кураж подлости типа: "Вот посмотрите, как мы красиво развели и кинули этих лузеров".
   Да, действительно, сюда, в этот мир предки вот этих людей, попали через "Врата". Данная технология, практически у всех цивилизаций, почти доросших до уровня установки контактов по Великому Кольцу, была первой.
   Тогда, больше тысячи лет назад, цивилизация англов довела до жуткой катастрофы весь мир. Экологический, экономический и политический кризис слились в единое, всеобщее бедствие, стремительно выкашивавшее миллионы людей по всей планете.
   И вот в этих условиях, англы объявляют о проекте колонизации иных звёздных систем. Проекте постройки "Врат", обещая забрать всё оставшееся от жутких эпидемий и войн человечество, к звёздам.
   На время, войны были остановлены. Слегка придавив бушевавшие эпидемии, несколько крупнейших конфедераций землян принялись за разработку технологий, позволяющих проколоть пространство и вывести людей туда, где они, возможно, спасутся от этой Сверхкатастрофы. Были приостановлены проекты по освоению мёртвых планет и космоса. Ведь успех проекта "Врат" сулил сразу решить все неразрешимые проблемы, стоявшие перед землянами.
   Изгаженная и истерзанная Земля, уже не могла держать на себе людей и убивала их. Впрочем это сами люди себя убивали.
   Тем, что отравили промышленными и бытовыми отходами, войнами свою же собственную среду обитания.
   Англы предлагали вместо того, чтобы пытаться как-то исправить уже неисправимое, или построить новую на Марсе, найди другую среду для жизни. Как оно водится, кто-то что-то заподозрил. Возможно, была утечка информации о действительных намерениях элиты так называемого Западного блока. И почти в финале работ над "Вратами" вспыхивают восстания. Поднимается вал террористических актов.
   Элита группы стран, которая вела проект постройки "Звёздных Врат" начала в свою очередь войну с теми, кто пытался остановить его.
   Несмотря на сильнейшее сопротивление по всей Земле, у Юпитера была построена исполинская установка, с несколькими комплексами мощнейших на то время термоядерных электростанций. Началось строительство флотилии колонизационных кораблей. Каждое из государств, которое участвовало в этом проекте, строило свои корабли, включая их в общую.
   Сергей обратил внимание, что в этих хрониках не было упоминания о русской цивилизации. Из того, что сохранилось с тех тысячелетий известно, что как раз русские, не стали строить свою флотилию, не стали участвовать в проекте "Врат", а занялись терраформированием и колонизацией Марса. Не остановил их и шквал насмешек, со стороны тех стран, которые рассчитывали на уход в Новый Мир. Русских объявили "мегалузерами" за их "неспособность встроиться в мировой процесс" и "явную технологическую отсталость". Ведь звездолёты строить для своих они отказались наотрез.
   Но потом началась завершающая фаза.
   По хроникам Ёс, это выглядело так:
   Те, кто умудрился купить билеты на звездолёты, уходящие к звёздной колонии, начали перемещаться на них, висящих на геостационаре. В это же самое время, на Земле вспыхивает массовое восстание против тех, кто покидает Землю. В руки к ним попадает ядерное оружие, и они пытаются сорвать отлёт колонистов. В ответ, будущие звёздные колонисты наносят серию ядерных ударов по городам, охваченным восстаниями.
   В это же самое время, теряется одна из разведывательных партий, на двух звездолётах, отправившаяся на разведку перспективного мира. По неизвестным причинам, канал схлопывается до того, как они успевают возвратиться и остаются в той самой системе, которую разведывали. Попытка пробить канал туда же, окончилась неудачей. Через некоторое время стало ясно, что пробой осуществляется совершенно случайным образом и в совершенно случайные области пространства.
   Чисто по геометрическим свойствам Вселенной, выходы всегда оказывались возле массивных компактных тяготеющих тел. То есть там, где кривизна пространства оказывалась больше определённого предела. Как правило, это были нормальные звёзды. Но, случалось, были и чёрные дыры, нейтронные звёзды. Белые, красные, чёрные карлики, оставшиеся после схлопывания отживших свой век звёзд.
   Внезапно стало ясно, что переход в Новый Мир -- билет в один конец. Обратно вернуться было уже не судьба. И те, кто останется, они уже не смогут попасть в тот мир, который изберёт Его Величество Случай.
   Не судьба, так как звёзд, до которых реально открывает свой путь установка "Звёздных Врат" - сотни миллиардов.
   Также стало внезапно ясно, что большинство населения Земли совершенно не согласно с участью, которая грозит им -- остаться один на один с теми проблемами, которые породила эта самая англо-саксонская цивилизация, в погоне за превосходством, за роскошью. Но этот самый ответ, Диего-Сергей увидел "между строк". Уж слишком сильно веяло им от описания того, что последовало.
   Восстания на Земле, слились в сплошную полосу. Уже не помогали даже атомные бомбардировки.
   Диверсии и саботаж на заводах, стали основательно тормозить работы по эвакуации. Те, кто считал, что их тоже возьмут, сцепились с теми, кто убеждён был в том, что их "кинут".
   И тут...
   Те самые "мегалузеры", вдруг сделали какую-то "мегаподлость". Именно этой самой "мегаподлостью" далее объясняется все мотивы поведения тех, кто уходил. Одно из объяснений, было то, что якобы эти самые злодеи попытались взорвать Врата до того, как пройдёт флотилия беглецов. И Врата были действительно взорваны.
   Но тут осталась загадка -- слишком уж этот взрыв был "вовремя"...
   Была обнаружена та самая звёздная система, которую далее назвали Сан и Ёс. Начался переход и... Врата были уничтожены. Перед очередной флотилией.
   Проход закрылся. Создавалось такое впечатление, что кому-то очень не хотелось допустить в систему Саны именно ту самую флотилию.
   Флоты колонистов стали оседать на планете. Каждая нация, облюбовала свой кусок суши, благо эти куски были довольно многочисленны в океанах планеты. Прибывшие первыми, англо-американцы заняли лучший кусок.
   Остальным досталось то, что досталось. И ясное дело, по началу все были несказанно рады тем, что под ними чистая земля. Ещё не изгаженная. Но время шло. Росли города, росла промышленность. И всё вернулось к прежнему... Не прошло и нескольких десятков лет, с начала освоения планеты.
   Колонисты быстро разделились на кучу враждебных кланов, групп, наций и принялись за привычное для себя дело -- войну.
   И эта война, уже здесь в девственно чистом мире, очень быстро довела до упадка и дикости всех, некогда могущественных представителей цивилизаций Земли.
   Диего-Сергей дошёл как раз до самого интересного -- начала подъёма всего этого крысятника к утерянным высотам науки, культуры и технологий. А тут... тут подкатывается Кармен, со своей манией "собирания черепов".
   "Ну что же, если она так хочет, "соберём" её "череп"!" - подумал Диего-Сергей, и внутренне усмехнулся.
  
  
   ****
  
   Диего-Сергей отложил книгу и уже внимательно осмотрел Кармен. Она, почувствовав, что на неё наконец-то обратили внимание тут же стала обворожительно улыбаться и крутиться.
   Диего-Сергей сделал вид, что на него это подействовало. Хотя внутренне усмехаясь тут же сравнил её с Ситарой и пришёл к выводу, что рядом с его Звёздной Девой эта стервочка смотрится исключительно бледно. Хотя в уме этой стервозной девахе отказать было сложно. Слишком уж многоходовые комбинации по охмурению она производила. И не все были простейшими по своей конструкции. Сейчас было ясно, что нечто подобное проворачивается и в отношении его самого.
   Поддаться -- нельзя. Игнорировать -- тоже. Иначе запишут в сексменьшинства, и уже будут доставать некие томные личности из них. А это во сто крат более противно. Поэтому... Перехватить и переиграть -- надо.
   Диего мгновенно переключился в режим "мачо" и сам слегка "помахал хвостиком". Дежурные комплименты, сказанные вовремя и соответствовавшие действительности подействовали как надо.
   Даже сказанные почти шёпотом, учитывая то, где находятся, они очень хорошо были слышны в зале. Уже через минуту некий старый хрен с сильным раздражением сделал им замечание.
   Остальные сидящие в зале заулыбались и заухмылялись каждый подумав о своём.
   Одни мысленно насмехались над сделавшим замечание, тут же отнеся его к категории завидовавших что старый и не может в принципе быть удостоен внимания такой милашки как Кармен. Другие, сами завидовали Диего, так как не к ним, а именно к этому "тупому фермеру" она подкатила. Они не обладали недостатком старого хрыча -- отсутствием молодости, но очевидность того, что не на них, а на "вот этого" обратила внимание Карменсита, жалила их изрядно.
   Также замечание хрыча внезапно указало самой Кармен на то обстоятельство, что она опять оказалась в центре внимания всех присутствующих мужчин. Но контекст этого внимания ей очень сильно не понравился.
   Она, наконец-то, сообразила, насколько искусственно смотрится её подход и разговор с Диего. То есть, простым любопытством её поведение здесь объяснить было бы очень сложно. Как раз и выглядело, что Кармен, отойдя от своих прежних принципов, решила закадрить вот этого симпатичного мальчика.
   Если тут в библиотеке была бы какая-нибудь из кумушек, не обойтись бы ей порцией изрядно ядовитых слухов и комментариев.
   Спас положение, как ни удивительно Диего. Хоть и пришлось обоим резко понизить голос.
   Он вдруг обратил внимание на книгу, которую держала в руках Карменсита и, похоже, совершенно про неё забыла. А книжка была, также как и литература на столе у Диего -- далеко не женский роман. И далеко "не для средних умов". Книга называлась "Числа Фибоначчи. Свойства и теоремы".
   Вообще удивительно было, что подобная литература оказалась в этой заштатной библиотеке. Вероятно это был тот случай, когда некий меценат решил сделать что-то в рамках общей программы "повышения грамотности и уровня образования", профинансировал издание и закупку вот таких книжек для подобных библиотек. Однако также удивительно было то, что её решила взять почитать Кармен. Простым чтивом для развлечения тупых подростков она не была.
   Диего совершенно не лукавя изобразил на лице удивление и указал на неё
   - Ты интересуешься числами Фибоначчи?
   Кармен стушевалась, не зная как реагировать на это. По её стандартам "правильности", со стороны она выглядит проигрышно. Предвзятые могли тут же сказать, что взяла Карменсита эту книжку лишь бы иметь возможность под благовидным предлогом прорваться в читальный зал библиотеки и прицепиться к Диего.
   Что не являлось истиной.
   Действительно, она взяла её именно для того, чтобы читать. А Диего оказался здесь, в читальном зале, для неё полной неожиданностью.
   - А ты хоть знаешь, что это? - не нашлась спросить ничего другого Карменсита подумав, что Диего это ляпнул для поддержания разговора.
   - Конечно! - Без тени сомнения и как-то просто сказал Диего ещё более сбив с толку Кармен. - Ты это в рамках программирования интересуешься? Или более широко?..
   - Более широко, хотя не понимаю как ты вообще...
   - ...Мог знать что такое эти самые числа и разбираться в этом вопросе? - вклинился и поддел её Диего.
   Не дав ей опомниться тут же предложил:
   - Если что не ясно, могу помочь разобраться!
   Кармен тут уже злость разобрала. Она думала, что такого уровня литература интересует только её. Что она и только она является самой умной и образованной в этой школе и городишке. А оказывается, что этот "сиволапый фермер" разбирается лучше неё, если предлагает помощь.
   "Впрочем, почему это "разбирается"? Скорее всего цену набивает! Врёт и не краснеет. Одно дело историю читать, но совершенно другое теория чисел в математике. Тут мозги надо иметь далеко не средние" - со злостью подумала она.
   Глянув на совершенно спокойную позу и ясный, ничем не замутнённый взор Диего, решила раз и навсегда "разобраться с этим выскочкой", ткнув его носом в то, что далеко не всё, имеет уровень сложности сбора редиски на грядке. Она сузила глаза, решительно взялась за книгу и открыла её на той самой странице, которую прошлый раз так и не смогла осилить.
   - Хорошо, - лукаво улыбаясь сказала она. - Объясни мне вот это...
   Диего взял в руки открытую книжку, быстро пробежался по тексту и тут же потянулся за чистым листом.
   - Ну, тут просто пропущена часть вывода. - сказал он нацеливаясь авторучкой на листок. - Это обычная практика в научной литературе. Если тут стоит, что-то типа: "Далее мы со всей очевидностью получим следующее", то следует пропуск длинных выкладок, которые подразумевается, что сам читающий легко сделает.
   Эта тирада сбила кураж с Кармен уже окончательно. Это настолько сильно выходило за рамки обычных завиральных диалогов её обычных жертв!... Ведь действительно, когда такое предъявлялось, подобные "знатоки" тут же начинали юлить отбрехиваясь комплиментами и похвалами её уму, стараясь уйти от прямого ответа.
   Тут же даже и тени на уход не было -- прямой ответ. Осталось лишь удостовериться, что мальчик не врёт. Она заинтересованно зашла за спину Диего и уставилась на листок. Тот же быстро набросал недостающий вывод и было видно, что он действительно соображает в том, что говорит. И соображает не в пример лучше Кармен, если она прошлый раз тут споткнулась, а он так легко всё это восполнил и объяснил.
   Нервно сгребла листок, и ещё раз внимательно пробежалась по выводу. Всё было правильно. Изящно, точно и, как в ином учебнике, вполне доступно.
   Удивление было настолько сильным, что она молча подтащила поближе к Диего стул, решительно села рядом и принялась пытать того другими непонятыми фрагментами. Она и думать забыла про то, что хотела совершенно недавно. Даже учителя не могли ей объяснить то, что так легко объяснял Диего и она отбросив всякие комплексы беззастенчиво эксплуатировала совершенно бесплатного консультанта по сложным вопросам. Она знала, что изучив эти математические дебри, на ближайшем конкурсе программистов вполне может получить ту самую фору, что выведет её на первое место. А это не только престиж.
   Присутствующие в читальном зале, прислушиваясь к диалогу этих двоих тут же окосели. Если бы они не знали и не видели, что это сидят и разговаривают два подростка, то можно было бы подумать, что сцепились два преподавателя. Причём уровня эдак как минимум МТИ или Калтеха.
   Окосел и "старпёр". Он в жизни не предполагал, что в одном городе можно встретить двух личностей такого плану. Причём по уровню который встречается разве что раз в год на всю страну. А был он как раз одним из преподавателей, и не просто, а именно университета. Он внимательно, и уже совершенно по-иному взглянул на эту воркующую на математические темы парочку и тщательно запечатлел в памяти их лица. Заполучить их себе в обучение, было бы очень престижно. И, естественно, давало бы ему очень большие преференции в будущем.
   Может быть для того самого, "изначального" Диего, которого заменил тут Сергей, данная тема и была бы запредельно сложная и заумная.
   Но в том то и дело, что на месте просто Диего был Сергей-Диего.
   Космодесантник Сергей, естественно легко в этих вещах разбирался, так как такая мелочь проходилась во всех Школах его родного Каллисто. Да ещё последующее обучение в Академии Звездоплавания дало ему тот самый уровень, которым обладали даже далеко не все профессора самых элитных Университетов Ёс.
   Но этих подробностей, естественно Карменсита не знала и не могла о них подозревать. В её глазах Диего внезапно превращался в эдакого скрытого до недавнего времени или сознательно скрывавшегося гения.
   И последнее тоже легко было объяснимо. Ведь всех, кто умнее, в школе не просто шпыняли. Часто организовывали настоящие кампании травли. Ведь они, тщательно развивая мозги, естественно жертвовали другой стороной развития -- физической силой.
   А дураки, не имея способностей в интеллектуальной области, всё своё свободное время посвящали накачке мышц и тренировке в кулачных боях. И только гений, мог вот так существенно вылезти в физическом плане, посвящая много времени на накачивание мышц, так как его гениальность позволяла быстро и легко разбираться в том, на что другие тратили многие часы. Вот эти самые лишние часы он наверняка и тратил на то, чтобы не отстать от всяческих хулиганов в ловкости и силе. Это было вполне логичное объяснение для Карменситы.
   Сергей-Диего же просто нагло пользовался тем гандикапом, что имел изначально, попав в этот мир.
   Для Сергея, наблюдать за поведением Кармен стало удовольствием. То, как она быстро меняла маски в иное время и в ином месте вызвало бы смех и розыгрыши. Но в данный момент это было неуместным.
   Резкий уход от плана "закадрить" Диего-Сергея объяснялся просто. И, буквально, был крупными буквами написан у неё на лице. У Кармен сработал хорошо развитый хватательный рефлекс: "Если кто-то вот так запросто, не требуя денег объясняет то, что у учителей стоит весьма дорого, то чего бы не поэксплуатировать простофилю?".
   Но когда небольшая по объёму книжка таки кончилась, тут же Карменсита переключилась в свой любимый режим -- режим "роковой дамы". Диего-Сергей глянул на неё лукаво, с сожалением бросил взгляд на стопку недочитанных исторических хроник и пришёл к выводу, что сегодня обстановочка складывается не в их пользу.
   - Предлагаю выбраться отсюда в "Салун Дяди Джо". Он ближайший. - сказал Сергей на все выкрутасы Кармен. - А то мы тут своей болтовнёй мешаем.
   Он выразительно кивнул на остальную публику.
   Когда они прошли на выход, "старпёр" подхватился и рысью кинулся за ними. Дождавшись, когда они наконец-то сдадут книги и выйдут, старый профессор осторожно выяснил имена, фамилии этой парочки и довольный отправился пить кофе в ближайшее кафе.
   Для Кармен и Диего остаток дня пролетел незаметно. Каждый получил своё удовольствие от общения.
  
  
  
  -- Ветер звёзд
   То, что у Кармен завёлся ещё один ухажёр, заметили все и сразу. Старые, отвергнутые, ещё помня жёсткость кулаков Диего, не посмели вмешиваться и пытаться отомстить.
   То, что Карменсита теперь гуляет не с кем-то из них, а именно с побившим их Диего, было уже вторым унижением, за последние два месяца. Впрочем странность их взаимоотношений заметили все и сразу. Со стороны Диего не было, как оно водилось прежде за другими, ни самоунижения, ни бахвальства типа "вот я с кем гуляю!". Ни попыток грубо подчинить себе Кармен. Это были взаимоотношения двух равных, причём неявно и как само собой разумеющееся навязанное самим Диего.
   Кармен не сразу это заметила, но приняла.
   Сильно удивилась такой своей податливости. Ведь ранее, она не терпела никаких поползновений ни на равенство в общении, ни на подчинение её другим. Было что-то такое в Диего, что задавало рамки -- либо как равный, либо никак. Удивление быстро перешло в возмущение. Но по здравому размышлению и наблюдению за тем, как Диего общается с другими, она пришла к выводу, что это будет её поражением. И, что более обидно, признанием поражения. Она сразу почувствовала, что Диего не тот человек, что потерпит грубое помыкание собой в стиле её прежних ухажёров.
   Он даже с учителями общался с этой своей, какой-то странной гордостью. Не унижающей собеседника, но ставящего его на равных с ним. Некоторым учителям это не нравилось. Но с ними сам Диего, общение сводил к минимуму. И это было дополнительным аргументом в глазах Карменситы против попыток грубо подчинить его себе.
   Ещё более удивительным явлением была его компания.
   С самых первых дней близкого знакомства Диего с Кармен, он познакомил её и со своим окружением. Случилось это также как и ранее в библиотеке, неожиданно. На этот раз в коридорах школы.
   Она как всегда это бывало с другими своими ухажорами, напоказ ворковала одновременно с подружками и Диего, который со скучающей миной созерцал её личный "серпентарий". Окружение Кармен ему явно чем-то сильно не нравилось. Не потому, что он оказался в центре внимания.
   Как было видно сразу же, причина была в чём-то другом. Да и самой Кармен сильно не нравились те отношения, что сложились буквально сразу же, как только она начала "боевые действия" по его охмурению. Даже в этом он умудрился сильно отличаться от всех остальных её жертв. Да и не вёл он себя как жертва.
   Почему-то Диего постоянно держал некую дистанцию. И в общении, и в положении. Все её попытки сблизиться, "зацепить", с треском провалились. Ни одна уловка, так хорошо и безотказно срабатывавшая на других парнях на Диего не действовала.
   Так и сейчас, Диего отгородился безучастностью от той кампании, что окружила Карменситу и постоянно глядел куда-то вдаль, будто искал или ждал кого-то.
   В этот день изначально Диего выглядел каким-то мечтательным. Видно, что у него приподнятое настроение. А тут, среди своих же сверстников он вдруг отстранился от всех.
   Причина выпрыгнула из толпы неожиданно.
   Возле Диего нарисовалась некая малявка из младших классов и пританцовывая поприветствовала Диего. Тот тут же вышел из своего самоуглублённого состояния и очень живо поприветствовал её в ответ. Немедленно, как из воздуха, вокруг него сконденсировалась кампания разновозрастных учеников, напрочь отсёкшая его от Кармен и её вздорной кампании юных коброчек.
   Увидев это Кармен немедленно сообразила, что Диего стоял тут больше не из-за неё, а из-за вот этих вот...
   "Змеюшник", всегда тонко чувствующий нюансы взаимоотношения между людьми, также навострил уши.
   Кармен же поняла, что тут, в этом коридоре, прямо сейчас, её репутация абсолютной победительницы сердец парней дала мощную трещину.
   Диего даже близко не выглядел тем безудержным воздыхателем, что кидается на каждого, кто только косо бросит на его спутницу взгляд, остро переживающий от того, что его пассия вдруг на время потеряла к нему интерес и переключилась на каких-то вздорных кумушек. Оказывается, есть ещё личности, которым нужно нечто иное, нежели выглядеть среди всяких прочих победителем, в паре с самой красивой на мордашку и фигурку девочкой.
   - Диего, Диего привет! - всё так же пританцовывая вопила малолетка быстро собирая вокруг себя маленькую кампанию ребят которых Кармен тут же определила как его всегдашнюю компанию.
   - Мы пришли тебе сказать что-то очень интересное! - начала издалека заводная малявка. Диего поприветствовал остальных подошедших и тут же переключил внимание на заводилу. Та поняв, что все её наконец-то слушают разразилась новостью.
   - В эту ночь, впервые в этом году, расцветает колокольчик-ночесветка. Он всегда расцветает в полнолуние.
   - Это будет интересно? - задал встречный вопрос Диего.
   - И очень красиво! - тут же подтвердила малявка.
   - Тогда нам обязательно надо это посмотреть! - с энтузиазмом поддержал Диего переключившись на обсуждение предложения.
   Видя эту кампанию, Кармен невольно сравнила её с той, что сейчас стояла возле неё. Сравнение оказалось не в пользу юных стерв.
   Может впервые, но она ощутила, что окружают её не просто не равные ей. Окружают её те, в ком есть надлом. В ком поселилось зло, ныне источаемое по капле. Ядовитой, убийственной.
   Те, кто почувствовал в Кармен некую силу, в тени которой можно спрятаться или наоборот к которой можно примазаться. В каждой из них сидела эта неуверенность в себе время от времени прорывавшаяся наружу выплесками яда по отношению к окружающим.
   Те, что стояли сейчас вокруг Диего, выглядели совершенно иначе. Спокойная, отстранённая от всех, уверенность -- вот как можно было охарактеризовать то ощущение, которым веяло от них.
   Может быть, они чувствовали себя так уверенно под защитой сильной руки Диего? Возможно... Но тот ореол, что буквально сопровождал эту компанию, не мог быть объяснён только безопасностью.
   ...И от них веяло теплом.
   Это тепло притягивало. Как будто во время зимних холодов, бредя по стылому лесу, вдруг видишь далёкий отблеск костра, слышишь говор друзей готовых тебя принять, обогреть, напоить горячим чаем.
   И Кармен невольно потянулась к ним.
   Внезапно, прежняя кампания показалась ей бесконечно далёкой. Хоть и чувствовала она в её среде Богиней. Но богиней парящей в холодных высях, неспособной опуститься туда, где по-настоящему тепло. И не одиноко. А она была именно одинокой среди этой толпы молодых змеек.
   Тепло и Свет... Это было как наваждение.
   Кармен решительно встряхнула головой, отгоняя шальные мысли. Вспомнила свою роль и решительно шагнула к обсуждающей предстоящее приключение компании, не забыв жестом разогнать своих же кумушек. Те порскнули в разные стороны, но лишь для того, чтобы отойдя на приличное расстояние, тем не менее, продолжать наблюдать за действом.
   Карменсита меж тем, нацепив на себя привычную уже маску местной Богини, шагнула в гущу обсуждавших.
   Заметив нежелательного члена, компания затихла и вопросительно на неё воззрилась. И атмосфера, которая тут же была ею прочувствована, была не слишком к ней дружелюбна. Все отдавали себе отчёт в том, кем она себя поставила в местном школьном сообществе и каковы её обычные цели.
   - Что обсуждаете?! - вызывающе спросила она, дав понять, что она тут главная и вообще имеет претензии на Диего. Последнее она продемонстрировала тем, что вплотную подошла к нему и взяла под руку.
   - Звёздный ветер... - как-то странно и неопределённо ответил один из присутствующих парней, отличавшийся от остальных тем, что постоянно носил очки.
   - А что это? - вопросила, сбитая с толку, Кармен.
   - А ты поймёшь? - с вызовом задала встречный вопрос малявка.
   - Да уж не дура! - не менее вызывающе ответила Кармен и добавила. - В отличие от некоторых.
   - Всё-таки не поймёт. - Как утверждение заявил другой присутствующий парнишка, с насмешкой разглядывая хорохорящуюся "богиню".
   Диего хрюкнул в кулак, но вмешиваться не стал.
   - Точно! Не поймёт. - Тут же поддержала его соседка. Ещё одна девочка из средних классов, и тоже ухмыльнулась.
   - А вы попытайтесь! - также вызывающе сказала Карменсита.
   - Может и поймёт, - нарочито скептически заметил очкарик, - если показать.
   - Так покажите! - не почувствовав в запале капкана, резко сказала Кармен и вопросительно посмотрела на Диего. Тот в свою очередь обвёл взглядом компанию. Те же - кто плечами пожал, кто рукой махнул, сознавая, что позвать или не позвать свою "типа-пассию" целиком проблема их предводителя.
   - Хочешь пойти с нами? - вежливо после переглядывания с товарищами задал вопрос Диего. Карменсита аж задохнулась от такого. Ведь прежде было, (а предполагалось, что и сейчас должно быть), чтобы именно Диего страстно умолял её пойти вечером погулять... А тут: "не хочешь ли ты пойти с нами"! Причём высказанный в тоне, будто он и его компания делают ей (ЕЙ!!!) великое одолжение.
   Впрочем, она тут же осознала то, что сама попалась в капкан логики самой перепалки. Вопрос Диего, в контексте беседы был закономерен. Только прежние её парни, памятуя о стервозности Карменситы, не будучи уверены в утвердительном ответе всегда спешно начинали её упрашивать, пропуская возможность просто спросить её личное желание.
   Это было всегда. И так должно было быть, чтобы навечно утверждать её превосходство. А тут... одной фразой, ей показали её место. Причём фразой, совершенно нейтральной.
   По-началу ей страстно захотелось наорать на этого неотёсанного фермера и плюнув на всё уйти. Но она сообразила, что если так сделает, да ещё на глазах у своих кумушек, то это будет крахом не только её легенды. Мифа, который она уже возвела насчёт своей "очередной победы", но и её репутации. Так как это будет явный признак проигрыша. Поэтому, заглушив в себе рвавшуюся наружу злость, она, помявшись для приличия, дала согласие.
  
  
  
   *******
  
   К вечеру, Карменсита почти забыла о своей злости на Диего.
   Да ещё и когда настало время идти на свидание, запал по охмурению тоже куда-то делся. Остался лишь какой-то неприятный осадок в душе, неясное ощущение, что что-то она делает не так и это "не так" очень фундаментально. Пока она так металась по комнате, пытаясь разобраться в самой себе, солнце наконец-то село за дальние горы, оставив на небе напоследок пылающие облака.
   Так ни к какому выводу и не придя, она накинула на плечи лёгкую куртку и отправилась к месту встречи.
   На улицах было сравнительно пустынно. Где-то зажигались фонари, где-то играла в баре музыка. Пару раз по дороге пролетела автомашина. А в общем, вечер был такой же как и всегда. Тихий весенний. Почти летний. И скучный.
   - Пр-ривет!!!
   Карменсита резко остановилась и посмотрела под ноги. Там, ослепительно улыбаясь стояла всё та же малявка, которую она видела в школе.
   - Тебя Кармен зовут? - глядя на Карменситу снизу вверх, строго задала вопрос малявка.
   - Ты и так знаешь, - вяло отмахнулась от неё Кармен -- Тебя-то как звать?
   - Меня Люси зовут, а вот на прямые вопросы надо прямо отвечать! - всё также резко сказала малявка, не переставая улыбаться. От этого не было понятно, то ли она шутит так, или говорит серьёзно.
   - Ух, какая ты грозная! - ёрнически заметила Кармен -- На прокурора тренируешься? Или папа у тебя судья?
   - У меня дядя окружной прокурор! - Всё тем же тоном заявила малявка, что несколько охладило пыл Карменситы. Она как раз собиралась пройтись по её родственникам.
   - Тогда понятно. А то я подумала, что это вас Диего так научил.
   - Диего у нас сам по себе. Он хороший.
   - Потому, что он вас не бьёт?
   - А почему это Диего должен нас бить? - возмутилась Люси. - Он добрый! И вообще... С ним очень интересно.
   - А ты не боишься, что он, наигравшись с вами, бросит вас? И не будет вам интересно... Или я, скажу тут одним... и побьют они Диего.
   - За что?! - возмутилась малявка. - Он же тебя не обижает!
   - А может мне не нравится, как он поступает со мной! - вызывающе сказала Кармен.
   - Ты какая-то странная! И вообще! Ты нашего Диего не обижай! - грозно сказала Люси. Видно она с самого начала это хотела сказать Кармен, но как-то разговор пошёл не туда, куда она сама планировала и она поспешила высказаться.
   - Да уж! Такого обидишь! Сам кого угодно... - ухмыльнулась Кармен.
   - Всё равно! - строго настаивала Люси.
   - А я не люблю, когда со мной играют! - продолжала гнуть свою линию Кармен, на что получила ещё более странный ответ.
   - Он не играет. Он всегда такой. И если ты его не понимаешь -- значит, ты играешь. А он нет.
   Вообще, ещё древние сказали: "Устами младенца глаголет истина". Карменсита внезапно поняла, что именно это и пыталась она понять весь этот день. Именно это несоответствие между тем, как поступал Диего и тем, как она понимала его поступки, больше всего её смущало.
   - Так не бывает... - мрачно буркнула Карменсита.
   - А у нас БЫВАЕТ! - с вызовом сказала Люси. - У нас все такие.
   - Так уж и все? - недоверчиво вопросила Кармен.
   - Ничего! Увидишь сама! - махнула рукой малявка и развернувшись заспешила вперёд.
   Через пару минут показались стоящие у ворот гаража особняка трое из компании Диего. Они о чём-то увлечённо разговаривали, но когда подошли Люси с Карменситой, стеснённо замолчали.
   - О! Все в сборе! - услышали они из-за спины. Там к ним быстрым шагом спешил Диего с кем-то из взрослых.
   Когда они подошли, оказалось, что это отец одной из тех девочек - Шарли, что также ждали их всех.
   - Люси! А чего твой отец не захотел с нами ехать? Ведь будет интересно. - Вдруг спросил давешний очкарик. Люси же раздражённо отмахнулась.
   - Сэм! Он вот такой у меня. Заявил, что всё это чепуха и пустая трата времени. Ему бейсбольный матч интереснее.
   - Каждому -- своё!- философски заметил родитель, открывая ворота гаража. - Я же, с удовольствием съезжу. Вы, ребята, очень хорошо придумали с этим ночным пикником.
   - Э-э, сэр... - вдруг спросил один из ожидающих. - а как мы все в машине поместимся? Может мне стоило свою...
   - Сейчас Линда ещё приедет... - А вот и она!
   Из-за угла показалась ещё одна машина и затормозила у ожидающей компании. Ребятня быстро распределилась по машинам и ночное путешествие началось.
   Пока ехали, закат совсем догорел. И на небо высыпали звёзды. Окончательно проявился Краб -- огромная туманность, как гигантская разноцветная клякса, раскинувшаяся по небу, - а из-за гор выкатилась полная луна.
   Вообще, Краб, был настолько яркой туманностью в этом районе галактики, что виден был как бледная тень на небе даже при свете дня. Иногда его можно было спутать с большим облаком, зависшим в небе. И только ночью он проявлялся во всей своей красе, так как становился виден весь целиком, а не только центральная его часть, действительно похожая на краба.
   Уже через полчаса езды обе машины свернули на грунтовую дорогу, ведущую на взгорок и ещё через несколько минут выехали на обширные поляны, раскинувшиеся на склонах местных гор. Проехав ещё чуть-чуть, уткнувшись бамперами в кустарник, машины остановились и погасили огни.
   Звёзды и туманности, казалось, от этого засияли ещё больше, залив местность своим светом. Краб отразился в зеркальной глади реки далеко к югу, от чего весь пейзаж приобрёл совершенно сказочный вид.
   Диего-Сергей заворожённо, также как и все остальные смотрел на небо. Ему вся эта небесная феерия была вдвойне любопытнее. Хоть и видел всё это вблизи и из широких иллюминаторов звездолёта, но здесь, на планете этот вид становился ещё более загадочным и манящим.
   Тихо подошла Кармен, и по хозяйски уцепилась за локоть Диего, меж тем не переставая смотреть на звёзды. Её, как и всех, тоже заворожила красота. На лице её застыло удивление.
   Она и представить не могла себе, что вот это привычное небо может быть настолько красивым.
   - У нас в городе всё это забивает свет фонарей! - как заправский гид ответила на невысказанный вопрос Люси.
   - Здорово-то как! - не найдя ничего лучшего воскликнул Сэм-очкарик.
   - А почему они... - спросила спустя несколько минут созерцания Линда и повела рукой в сторону луга. Луг же был как луг. Просто трава под светом луны, туманностей и близкого рукава галактики, раскинувшегося аркой от горизонта до горизонта.
   Ответ последовал спустя изрядный промежуток общего молчания. Ответила всё та же Люси.
   - Подождите, сейчас... Сейчас ветер подует.
   И действительно. Лёгкое дуновение ветерка с реки, преобразило всю округу. Будто лунная сиреневая световая волна прокатилась через луг. Это засияли всеми оттенками от сиреневого до синего тысячи колокольчиков-ночесветок. Засияли, ощутив дуновение ветра. Будто от самой луны, с неба пришло дыхание. Дыхание самих звёзд.
   И навстречу тем, звёздам небесным, из травы, заколыхавшейся от ветра, поднялись тысячи звёзд-искорок. Это жучок-светлячок, разбуженный первыми ласковыми дуновениями наступающего лета, поднялся в небо, для того, чтобы сплести свой первый воздушный танец в свете звёздного неба и лунного колокольчика.
   Звёздная метель светлячков поднялась выше голов заворожённо наблюдающих за этим волшебной красоты явлением детей, и опала вниз, принявшись выстраиваться в миллионы лет назад заведённый узор и порядок.
   Заворожённая зрелищем, Линда присела и протянула руку к светящимся соцветиям.
   - Не надо их рвать. От этого они гаснут. Пусть сияют под звёздами. Так будет хорошо. - остановила её Люси. Линда, повинуясь пожеланию, лишь осторожно дотронулась до стебельков со светящимися колокольчиками. Какой-то светлячок сел на ладонь и деловито стал выписывать восьмёрки, решив что и на этой поверхности можно свершить свой извечный танец. Линда поднесла ладонь к лицу чтобы лучше рассмотреть его, но тот сорвался и полетел в тучу своих собратьев.
   Ребята разбрелись по лугу.
   Шарли и её родители выразив пожелание, что бы никто далеко не разбредался и надолго не уходил, сами отправились в обход цветущих лугов.
   Диего-Сергей посмотрев на ребят отправился к обрыву, с которого был виден городок и река. За ним увязалась Кармен. Он ничего не имел против. Наоборот, было интересно как она будет реагировать на его компанию, на то, что они сейчас увидели. Если он не ошибся...
   Если не ошибся, то Кармен одна из тех, кто ещё человек.
   Побитая жизнью, но ещё, в глубине души что-то сохранившая. Он подозревал что из неё сделало вот такую стерву, какой она была сейчас. Потому и не мешал ей разбираться в людях и в себе.
   Она не подвела его ожиданий.
   - Смотри, Кармен! Этого никто не видит! - воскликнула неугомонная Люси прыгая среди светлячков. - А мы видим! Потому, что мы здесь! А они бейсбольный матч смотрят. Дураки!
   Карменсита не нашлась что сказать. Люси подпрыгнула и побежала к другой группе ребят. Светлячки вихрем носились вокруг неё крутясь возле развевающейся гривы волос. Она от этого была похожа на маленькую комету.
   - Вот такие мы! - неопределённо сказал Диего-Сергей и устремил взор к небу. Светлячки поднимались всё выше и теперь крутились высоко, мешаясь со звёздами небесными. Кармен тоже засмотрелась на них.
   - Вот я смотрю на вас всех. Смотрю и мне не понятно... - наконец выговорила она.
   Диего посмотрел вопросительно на Кармен. Лицо у неё всё также было обращено к сияющему радужными полосами небу. Она прервалась, будто собираясь с духом.
   - Мне непонятно, почему вы такие? Ты, твои друзья.
   - Какие? - слегка удивился Диего.
   - Странные. Вам почему-то неинтересно то, за чем гоняются почти все школьники и почти все взрослые. Вам интересны вот эти звёзды, вот это... чудо.
   Кармен обвела рукой пылающий сиреневыми переливами луг. Танцующих над ним светлячков. Она ещё не знала как на всё это реагировать. Потому, губы скривила полуусмешка.
   - А может стоит задать вопрос почему ты была не такой как мы? - задумчиво спросил Диего.
   - Пожалуй ты прав. Почему я не такая!
   - Тебе это неприятно? - удивился Диего, так как почувствовал затаённую боль в интонациях Карменситы. - Почему? Ведь тебе приятно было увидеть Ветер Звёзд.
   - Это называется Ветер Звёзд?
   - Да.
   - Красивое название... Действительно, Ветер Звёзд. Он небо принёс на этот луг... Кажется что даже пахнет звёздами. Небом.
   - Мне кажется, что ты можешь писать стихи. - Как утверждение сказал Диего.
   - Почему ты так решил?
   - Красиво говоришь. Как видишь, так и говоришь... Или ты всё-таки пишешь?
   - А какое тебе до них дело?! - попробовала ершиться Кармен.
   - Мне кажется, что у тебя должно получаться.
   - Спасибо за комплимент. Попробую.
   - Дашь почитать?
   - А ты поймёшь?
   - Ты думаешь, что я только в математике и истории спец? - выразил обиду Диего.
   Кармен порылась в памяти и припомнила, как Диего на спор читал какого-то древнего поэта. Бёрнса. И не нашлась что сказать. Вопрос был риторический.
   - Если не секрет, почему ты так крутишь парней школы? Ты их ненавидишь? - вдруг задал вопрос Диего.
   - Многих -- да, ненавижу.
   - Есть за что?
   - Есть. Кого за дурость, кого за подлость... Ты ведь тоже бьёшь их не за то, что они добрые и умные.
   Кармен усмехнулась.
   - Тебе ведь и своих друзей, вот этих, раза два пришлось защищать? - добавила она.
   - Так это у тебя нечто типа личной вендетты?
   - Какой догадливый... - скривилась Карменсита. - Да. Месть. И за маму тоже.
   Диего-Сергей, бросил вопросительный взгляд ожидая продолжения.
   - Ты сам знаешь, что когда мне было семь, отец нас бросил. Тогда, когда нам было очень тяжело. Он был такой же как... Как Гарри, Как Джон.
   Тот же Гарри и Джонни ещё тогда надо мной подшучивали. Было очень обидно. А теперь, хвосты пораспускали... Павлины. Ненавижу!
   - Ну... дело не в том, что они павлины... А в том, что нужно им, и что нужно тебе самой. - попробовал смягчить ситуацию Диего.
   - "Им", "мне"... Вот если ты такой догадливый, скажи мне прямо, почему я вижу кого-то из них, вижу что симпатичный, а когда он только рот откроет, так сразу же его прибить хочется?!
   Кармен повернулась к Диего. Видно было, что ответ на этот вопрос её сильно мучает.
   - Скажи! Скажи прямо! - с вызовом сказала она. Диего пожал плечами.
   - Ты хотела, чтобы тебя любили, а они хотят твоё тело. Чтобы насладиться, чтобы гордиться тем, что обладают им. Твоя душа и ты сама как личность для них не нужны. Ведь так?
   - Да что ты знаешь!... - вспылила Кармен. Противоречия, раздирающие её натуру не давали признать то, что Диего опять оказался прав. Всё это время, когда вела свою "вендетту", она это знала.
   - Я тоже человек. И они, - Диего махнул в сторону своих друзей носящихся вокруг луга, - тоже люди. Они тоже чувствуют. И знают. По себе.
   - Тоже чувствуют, что и я?
   - Да. Только у них другой путь.
   - И у тебя тоже? Ведь ты из моих подруг всех отшил. Это твой путь?
   - Но я ими не крутил, как ты парнями.
   - Но ведь отшил! Почему?!
   - Большинство из них, мне неприятны. У них запросы... слишком низкие. И подходы слишком уж... грязные.
   - Грязные?
   - Грязные... Что странно.
   - А почему "странно"? И почему "грязные"? - Удивилась Кармен.
   - Странно потому, что они, хорошо видно, - не этого хотят. А грязные, потому, что...
   Диего смутился.
   - Они набивались к тебе в постель? - спросила прямолинейная Кармен.
   - И это бывало тоже... - смутился Диего.
   - Какой ты правильный! - с осуждением сказала Кармен, и с насмешкой посмотрела на Диего.
   - В каком смысле "правильный"?
   - Ну... ты ведёшь себя как наш падре... И как он говорит быть правильным. Ты верующий?
   - Нет, я не верующий.
   - Странно. Обычно, так как ты, ведут себя глубоко верующие. А они вообще такие... бараны!
   - А почему ты удивляешься тому, что я веду себя как те самые верующие?
   - Потому что не баран.
   - Не баран?!
   - Ты хищник. Что в тебе и привлекает. Лев.
   - Спасибо! Польщён.
   - Это не комплимент. Это факт. - резко отрубила Кармен. И было непонятно -- она злится на это, или наоборот...
   - Но ведь другие парни тоже стараются быть хищниками...
   - Стараются. Только остаются баранами. Это маски у них такие -- львиные. А внутри они все бараны.
   - Ты любишь с них маски сдирать? - усмехнулся Диего.
   - Ты верно подметил. Именно СДИРАТЬ! - тщательно, ударением, хищно отметила Карменсита последнее слово. - Они все фальшивые!
   - Вот и я твоим кумушкам сказал, чтобы они не носили маски. А они всё равно липнут.
   - Ну ты им не только это сказал! - ехидно заметила Кармен.
   - Честно, прямо, но вежливо. И всё равно липнут. Просят помощи, которой многим и не нужно.
   - А ты так до сих пор ничего не понял? - также ехидно спросила Кармен.
   Диего обескураженно помотал головой.
   - К тебе они липнут не потому, что ты красавчик... впрочем, ты действительно красавчик... а потому, что видят в тебе человека. Не брутальный кусок мяса, а того, кто может понять, помочь, хотя бы сочувствием.
   Здесь Диего-Сергей попал на то, очень распространённое явление, которое мешает увидеть за собой то, что легко видят другие. Он привык к этому, и не замечает. Да и кажется ему это вполне естественным. Впрочем, также как и всех, кто вырос в среде чисто коммунистического общества Каллисто. Относиться к людям по-человечески, это уже даже не привычка, а человеческая потребность, часто забиваемая и забываемая в обществах более низких. Как по культуре, так и по развитию.
   Его передёрнуло от этого осознания. Осознания того, насколько они, каллистяне, отличаются от общества и преобладающей культуры Ёс.
   Кармен восприняла это по-своему.
   - Ты не согласен?! - удивилась она.
   - Н-нет... Почему-же... Согласен. Я вот, просто подумал, что в нашем обществе что-то не так, если забыли это. Забыли как поступать по-человечески. По-человечески относиться к людям.
   - Но эта человечность тебе не помешала побить Джонни с компанией! - продолжила наступление Карменсита.
   - Они вели себя не как люди, а как звери. Обезьяны.
   - Ты их тогда не посчитал за людей?
   - Почему же... Они люди, но вели себя как те самые... Обезьяны!
   Они оба посмотрели как по лугу перекатываются сверкающие сиреневые волны. Колокольчик как-то чувствовал ветер и отзывался на его порывы световыми переливами.
   - Теперь мы квиты! - с лёгкой горечью, после длительной паузы, наконец сказала Карменсита.
   - Квиты? За что?
   - Ты мне объяснил, что я есть и почему. А я тебе....
   Стало грустно.
  
   А над ними раскинулось бескрайнее звёздное небо, в завитках ярких туманностей. И как отражение его, луг бушевал звёздной метелью светлячков, носящихся между сиреневыми колокольчиками, изливающими свой первый свет навстречу звёздам, под которыми они так давно не были.
  
  
  -- Часть третья. Зверь готовится к прыжку.
  -- Крейсер глубокой звёздной разведки "Пегас". Два световых года от Саны.
  
   Звездолёт медленно плыл по длинной дуге, огибающей пару чёрных дыр уже два миллиарда лет вальсирующих под звёздами. Гравитационные волны от этой пары, на таком расстоянии никак не были ощутимы человеком, но их мощности было достаточно, чтобы забить любые, даже самые перспективные датчики, которые могли бы в ближайшее время быть созданы на Ёс. Впрочем, даже вблизи звездолёт сейчас выглядел как ещё один межзвёздный астероид. То есть как скала, бездну лет скитающаяся во тьме космоса после того, как была планетой. Разрушенной и выброшенной за пределы сферы действия вспышкой материнской звезды.
   В такой близи от Ёс, данная предосторожность с маскировкой была не лишней. Время от времени датчики звездолёта засекали проходящие по стандартной уже трассе, транспортные звездолёты, спешащие к одной из систем, колонизуемой этим потерянным осколком земной цивилизации. Пролегала эта трасса достаточно далеко от давно умершей звёздной пары, чтобы гравитационные возмущения возбуждаемые волнами гравитации могли бы нарушить работу несовершенных компенсаторов тех звездолётов. Впрочем и звездолёту землян при определённых обстоятельствах приходилось время от времени пользоваться обычными реактивными методами передвижения. Тогда огромный звездолёт извергал из себя раскалённый поток плазмы и выдавал импульс ухода на достаточное расстояние, где можно было снова воспользоваться привычными для межзвёздного скитальца методами передвижения.
   Но сейчас он плыл по длинной дуге вместе с кучей каких-то чисто космических обломков давно смёрзшегося газа и пыли. Откуда они тут взялись -- никому не было интересно, так как слишком обычны они на межзвёздных просторах. А в окрестностях таких древних останков звёзд -- тем более.
   Выгода же положения звездолёта была та, что это космическое кладбище, не только надёжно укрывало вполне естественного происхождения помехами находящийся тут звездолёт, но и находилась достаточно близко к Ёс.
   Искусственная гравитация на палубах не мешала всей гигантской туше звездолёта медленно вращаться вокруг поперечной оси, что хоть и не так быстро, как некоторым хотелось бы, но меняло виды, лежащие за иллюминаторами и виды, отображаемые экранами внутри корабля.
   Сейчас, сидя в каюте отдыха, астрофизик Лок преднамеренно сменил вид на близком к его столику экране, на широкую панораму снаружи корабля. Хоть они и висели тут уже третий месяц, но виды не надоели.
   Что интересно, когда работаешь, то имеешь дело со всеми этими объектами непосредственно на экранах приборов и компьютеров. Но там они больше в схемах и формулах. На экранах же рабочей площадки -- голографические пейзажи родной планеты.
   Здесь же -- как разнообразие, включались натуральные виды окружающих "звёздных ландшафтов".
   Неспешный ужин под звёздами -- что может быть приятнее?
   Астрофизик посмотрел в то место, где должна была находиться двойная чёрная дыра. И, естественно, ничего не увидел. Даже на расстоянии сотни тысяч километров, когда волны уже представляют серьёзную неприятность для звездолёта, ничего не было бы видно. Размеры у них всего-то около десяти километров. Величина исчезающе малая, по сравнению с космическими расстояниями.
   Даже на фоне ярко сияющих туманностей ничего не увидишь. Тем не менее, открывающийся звёздный пейзаж производил сильное впечатление.
   Он отвернулся от экрана вовремя, чтобы заметить спешащего к нему меж живых деревьев каюты отдыха, подростка.
   С тех пор, как возросшая надёжность экспедиционных межзвёздных кораблей позволяла таскать с собой целые семьи, комиссии, формирующие экипажи хоть и сдержанно, но благоволили взятию с собой в длительные экспедиции детей. Однако, мало кто решался на такое. Всё-таки это космос. А он бесконечно разнообразен. В том числе и на пакости, которые он припасает для его исследователей. Конечно, можно было сказать, что и на родной планете можно попасть случайно в серьёзную переделку, если потеряешь осторожность. Но космос, с его непредсказуемостью, пугал гораздо больше, предсказуемых опасностей родного мира.
   Тем не менее, на "Пегасе" сложилась небольшая, но очень весёлая группка из ребят от десяти лет и старше. Они учились, как и все их сверстники на Каллисто. Так же и как все, исполняли по мере сил, образования и способностей некоторые обязанности на корабле. Полноценные вахты они не несли. Но взрослым помогали. Само сознание факта, что они участвуют в дальней звёздной экспедиции, о которой их друзья, оставшиеся дома, пока только могут мечтать, наполняла этих мальчишек гордостью и почти взрослой ответственностью. Соучастие же в великом деле, ещё давало им бесценный опыт, что дальше, во взрослой жизни им очень понадобится. А помогать приобретать этот опыт, каждый взрослый на корабле считал долгом.
   Алексею Ивакину, - одному из таких подростков, - как раз нужна была такая помощь.
   Подросток достиг столика где сидел Лок и вежливо поздоровался.
   - А-а! Юнга! Присаживайся! - с радостью воскликнул астрофизик. - как понимаю, ты специально меня искал? Ну рассказывай, какая нужда привела.
   - Ну... - запнулся подросток, - Уважаемый Лок! Мне кое-что не ясно с этой цивилизацией...
   - С Ирби? - подсказал астрофизик, так как юнга перед ним опять запнулся от смущения. Тем более, что Тёмный Клан и их звездолёт был неубывающей темой для пересудов на корабле.
   - Нет, не с Ирби. С Ёс.
   - Могу предположить, что если ты пошёл не к нашим социопсихологам и ксенологам, а ко мне, то тебя интересует астрофизический аспект?
   - Ну... Да...
   - А что именно? Происхождение звёзд кластера? Их характеристики?
   - Ну не совсем... Впрочем и это тоже. Но... Почему они потерялись? Почему говорят, что здесь естественных цивилизаций возникнуть не могло, и почему все говорят, что этот кластер изначально обречён на гибель?
   - О! Какая коллекция вопросов! - хохотнул астрофизик и откинулся в кресле.
   - Но если вам я мешаю...
   - Нет, не мешаешь! - поспешил заверить его Лок, - Просто все вопросы хорошо взаимосвязаны.
   Астрофизик махнул неопределённо рукой в воздухе и посмотрел на спешащего к столику кибера.
   - Порассуждаем вслух... - сказал он отодвигая пустую кружку из которой он пил чай в сторону принявшегося собирать посуду кибера.
   - Естественными называют те, что находятся в Великом Кольце. Помнишь почему? Проходил в школе?
   Юнга отрицательно помотал головой.
   - Тогда чуть-чуть подробнее... - кивнул Лок и начал рассказ.
   - Вся система Великого Кольца основывается на планетах, где изначально возникала жизнь и имела возможность достигнуть стадии разума. Эти планетные системы в пространстве галактики действительно группируются в виде Кольца, опоясывающего на расстоянии тридцать тысяч световых лет её ядро. Именно на этом расстоянии находятся звёзды, которые вращаются синхронно со спиральными ветвями. Те звёзды, что ближе к ядру -- движутся чуть быстрее, и периодически пересекают спиральные рукава в своём полёте вокруг ядра. Но в спиральных ветвях очень часто вспыхивают сверхновые. Там слишком велика концентрация быстроэволюционирующих голубых звёзд. Сверхновые буквально выжигают жизнь в планетных системах попавших в спиральную ветвь, не давая ей развиться до стадии появления разума.
   Те, что движутся по радиусам большим, нежели у Великого Кольца -- также пересекают спиральные ветви, но уже с другой стороны, так как вращаются вокруг центра медленнее. Спиральная ветвь их нагоняет.
   Таким образом, получается, что вся разумная жизнь в Галактике группируется вокруг этого самого Кольца, вплотную к нему. Все заселённые разумом планеты, что выбиваются из этого правила -- являются чьими-то колониями. И исключения очень редки.
   - Но ведь Сана находится почти что в Кольце...
   - Вот именно что "почти". Орбита у звезды эллиптическая. Как и у всего кластера, кстати, что указывает на общность происхождения и одинаковый возраст. Система уже скоро войдёт в спиральную ветвь. Ещё несколько миллионов лет, и планета станет почти стерильной -- десяток близких вспышек -- и конец. К тому же, как ты хорошо заметил, изначально на планете жизнь была на очень низком уровне. Растения, относящиеся к покрытосеменным, - явно пережившие предыдущие вхождения в спиральные ветви. Они оказались более устойчивы к радиации. Крупных животных на суше -- нет. Только океаны имели большое разнообразие видов. Что не удивительно. Всё разнообразие высших видов на суше -- привнесено колонистами. И все они, заметь, земные виды. Виды, привезённые с Прародины.
   - Но, тогда как понимать тот факт, что в данном кластере так велика концентрация разумных?
   - Ты заметил, что в окружающих планетных системах также очень велика концентрация тяжёлых элементов?
   - Да, это так. Ближний пример -- система Чистый Лист, как её назвали исследователи с Ёс.
   Астрофизик одобрительно кивнул.
   - Это значит, что весь кластер -- потерянные колонии других цивилизаций. Причём, как следует из их же истории развития, все они достигли этих мест не посредством звездолётов с гипердвигателем, а посредством генератора прокола пространства. Иначе они не потеряли бы связи с материнской системой.
   - То есть достигали этого кластера случайным образом?
   - Почти. Ведь если делается прокол, то его можно продержать до тех пор, пока он не разрушится ближайшим гравитационным штормом, в среднем около трёх-пяти месяцев. За это время можно с успехом исследовать место, куда вывел этот случайный переход, и послать колонизационный корабль.
   - Значит, предки Ёс -- колонисты, прошедшие через врата генератора прокола пространства?
   - Без сомнения! Кстати! Если ты не в курсе, недавно получили донесения с Ёс. Там наши разведчики раскопали эту историю. Они действительно прошли через Врата. И действительно, как предполагали мы ранее, в самом конце Тёмных Тысячелетий.
   - Но если это люди, ушедшие прямо в начале Великой Катастрофы, то почему они имеют уровень развития ниже нашего? - удивился подросток.
   Астрофизик Лок пожал плечами.
   - Тут можно только гадать. - Сказал он. - Скорее всего, учитывая то, КТО ушёл через Врата, они передрались сразу же по приходу в новый мир. И это отбросило их в развитии назад. Возможно до уровня средневековья.
   - Но как такое возможно?! - изумился юнга.
   - Ну... это уже вопрос не ко мне, а к социопсихологам. - прищурился астрофизик. - Мои знания тут поверхностны. Знаю, что в Галактике, за всю историю Великого Кольца, находили много таких падших цивилизаций и их останков.
   Юнга кивнул и чуть-чуть помявшись задал ещё один вопрос.
   - И ещё... Может вы знаете... Я заглянул в исторические справочники... И обнаружил, что на Прародине, слово "крейсер" обозначало боевой корабль. Изначально предназначенный для ведения войны. Почему "Пегас" наш называется крейсером?
   - Очень интересный вопрос! - улыбнулся Лок. - Но для ответа на него надо вспомнить то, что крейсеры предназначались не только для нападения, но и для защиты. Для разведки. С тех давних пор, когда наши предки воевали, надобность защищаться и вести разведку не пропала. Просто сейчас угрозы не те. Не от себе подобных, не от разумных рас Великого Кольца. Угрозы от вполне обычных на просторах Вселенной, звёздных катастроф. Таких как вспышки новых и сверхновых звёзд, гравитационные коллапсы, порождающие где мощные гамма-вспышки, где гравитационные штормы, периодически прокатывающиеся через Галактику. Как иллюстрация... - Лок махнул в сторону невидимых отсюда чёрных дыр.
   - Вот здесь как раз источник будущей очень серьёзной бури... Не сейчас она будет, а через несколько тысячелетий. Но всё равно. И к такому нужно быть готовым. Эти чёрные дыры уже очень близко подошли друг к другу. Когда они сольются, около десяти процентов массы этих чёрных дыр уйдёт в виде мощных гравитационных волн. А это очень большая энергия.
   Мальчик кивнул буравя то место на фоне сине-зелёной туманности, в каком направлении должна была располагаться эта пара чёрных дыр.
   - Или такая мерзкая штука как хроноклазм... Помнишь, как в такую область попала одна наша экспедиция тридцать лет назад?
   - Помню. Проходили. Учитель Лех нам рассказывал. И показывал что там было.
   - Вот-вот! Тот хроноклазм просто прозевали. Потому и пришлось потом попотеть, прежде чем вытащили бедолаг.
   - Там ещё большой звездолёт Зерте помогал. - вставил юнга.
   - Конечно. Как соседям не помочь! Вот они и помогли. Они нам -- мы им. Но не только катаклизмы, их возможные источники и причины мы разведываем. Мы ещё ищем другие цивилизации - чтобы с ними установить контакты. Ищем другие, пустые планетные системы, что можем колонизовать. Также ищем и Потерянные Цивилизации.
   - Вот как сейчас нашли Ёс.
   - Да. Как сейчас. - тут же погрустнел Лок. - И хорошо, если мы успели...
  
  -- Ёс. Федеральная служба.
  -- Лагерь
   Джонни получил по башке очередной раз. Теперь уже от отца. Причём за дело -- сам виноват, что ввязался в это "маленькое приключение", вылившееся в крутые неприятности.
   И как только отец узнал, что он там был?!
   Гарри с товарищами попался. А Джонни успел убежать. Да и был он там "на подхвате". Потому и удалось убежать. Пока будет идти разбирательство, его роль и соучастие возможно не скоро всплывут. Правда, если попавшимся балбесам не придёт в головы "шикарная мысль" о том, чтобы всё повесить на Джонни. С того расчёта, что его папаня отмажет.
   Так-то оно так... Но все его мечты накрываются медным тазом. Отец обещал поспособствовать его поступлению в Гарвард. А это круто.
   Если всплывёт эта досадная история.... Вряд-ли он уже сможет так просто пройти и поступить. А если всё пойдёт по наихудшему сценарию, то и сесть в тюрьму можно.
   Последняя мысль особо сильно резала душу. Как ржавой пилой по обнажённым внутренностям. В тюрьму Джонни не хотел.
   Он сидел в своей комнате на втором этаже семейного особняка и пялился на здоровенный постер на стене с мускулистым и всегда тупо весёлым популярным киноартистом. Настроение у него было наипаршивейшее.
   Постер который он выдрал из журнала, изображал этого дебила Шульца облачённого в боевой скафандр с каким-то очередным SuperGan-ом наперевес и на фоне сияющих галактик. Постер был красочный. А контраст между ничтожеством, в котором пребывал сейчас Джонни, и вот этим сияющим образом сверхудачливого и сверхуспешного десантника, был особо болезненным.
   Потому ещё, что он своё ничтожество остро ощущал:
   - Никаких особых успехов в школе.
   - Никаких особых успехов в спорте.
   - Никаких особых успехов в остальных, значимых для подростков направлениях... И Карменсита его кинула!
   Так -- растение. Бурьян, растущий в свете папиного успеха. И никакие личные вертолёты, подаренные к дню рождения этого ничтожества не отменяют.
   Позвонил Карл и напомнил, что они договаривались идти на вербовочный пункт Федеральной Службы.
   Это ещё больше попортило настроения Джонни и он чуть не взвыл. Уже тогда, когда он давал согласие вместе идти, у него ну совершенно душа не лежала к Службе. Уже через минуту после дачи обещания он думал как и под каким благовидным предлогом от него отказаться, но так ничего Карлу и не сказал.
   Дома отец предложил шикарный повод -- поступление в Гарвард плюс туристический полёт на Марс -- пятую планету Системы Саны. На этой холодной планете как раз открыли новый жутко элитный горнолыжный курорт. Он так хотел на нём побывать и тут... Для того, чтобы избавить сына от блажи, явно внушённой дубиноголовым товарищем, отец подкинул ему такую конфетку!
   А вечером, напившись в баре, по поводу совершеннолетия, он и вляпался в ту самую историю.
   Убежал.
   Успел.
   Но ведь когда-то и скоро, за ним обязательно придут! Зубы предательски застучали. Он их резко стиснул и превозмогая страх, свербёж в желудке нехотя встал и побрёл к выходу. И Карла не хотелось подводить, и показывать всем, что что-то с ним не так, тем самым выдавая невольно своё соучастие в дурацкой выходке Гарри.
   Пока шли к призывному пункту Джонни мрачно молчал в то время как Карл всё возбуждённо трепался о том, как он хочет попасть в какую-то там фирму в этой Федеральной Службе. Он за своим трындежом даже не не заметил, что друг в депрессии.
   Но когда подошли, весь пункт вербовки для Джонни внезапно показался эдаким райским убежищем от всех проблем жизни. Его внезапно осенило, что если он вот сейчас с Карлом, как и договаривались, без отговорок и оговорок уйдут на Федеральную Службу, то полиция его уже никак не достанет! Он аж задохнулся от такой перспективы. И уже с совершенно радужным настроением двинул вслед за Карлом.
   Они прошли в услужливо раздвинувшиеся автоматические стеклянные двери и направились к вальяжно развалившемуся в своём кресле старому сержанту. В вестибюле он был один и явно был здесь посажен для таких как они. Чтобы направлять. И консультировать.
   Но когда они подошли ближе стало видно, что у того самого сержанта много чего не хватает. По части конечностей. Сержант видя, что это замечено, криво ухмыльнулся и поманил их пальцем целой руки.
   Вид старого, покалеченного сержанта нагнал страху. Двое потенциальных ещё новобранца резко сбавили обороты и почти крадучись поплелись ему навстречу.
   Всё было бы ничего, но...
   Но их опередила Карменсита Ибаньес. Мягко, как кошка ступая по узорному бетонному полу вестибюля, она своим пружинистым шагом быстро обогнула оторопевшую пару. Полуобернувшись, она бросила мимолётный взгляд на Джонни с Карлом и направилась к столику сержанта. Это было как гром среди ясного неба. Ну никак они не ожидали встретить её здесь, на вербовочном пункте Федеральной Службы.
   Оба балбеса вытаращились на неё так, что казалось ещё немного и глаза повыпадают. Та гордо и не обращая на них нисколечко внимания, продефилировала к столику с ветераном.
   Карменсита вырядилась с виду просто. Но эта была та самая простота, которой владеет далеко не каждая из дам. Простота и строгость, элегантно подчёркивающая все достоинства.
   Балбесам вдруг резко стало трудно идти.
   Даже старый сержант преобразился. Стал галантным и учтивым забыв об образе старого волкодава покалеченного в схватках среди дальних звёзд.
   И куда это его зверская ухмылка подевалась?
   - На кого желаете поступить юная леди? - как заправский кавалер, после приветствий спросил сержант.
   - На пилота, естественно... - Каким-то потерянным голосом сказала Кармен.
   - Или, если не получится из меня пилота, то на программиста. - добавила она более твёрдо.
   Сержант удовлетворённо кивнул, принял у Кармен документы и быстро пробежался по ним глазами. По мере того, как взгляд его опускался всё ниже и ниже по листу, глаза всё более лезли на лоб.
   - Э-э!.. А вы не пробовали подать документы в университет? Или колледж?
   - Я пришла на Федеральную Службу, чтобы получить деньги на университет! - гордо ответила Кармен, в одной фразе выразив и своё отношение к Федеральной службе и вообще к присутствующим. Жаль, что все смыслы сказанного могли оценить не многие. Сержант, как видно понял, а пришедшие чуть ранее Джонни с Карлом просто тупо смотрели на Кармен, оценивая её формы.
   Сержант поморщился, так как во фразе, брошенной Кармен ясно сквозило презрение к Федеральной Службе и стремление использовать её чисто утилитарно. Для целей, как оно следовало из того тона, которым было высказано, более возвышенных и серьёзных.
   - Подбери слюну! - бросила она Джонни, заметив что тот пялится на неё глазами голодной шавки.
   Он расплылся в глупой улыбке и попытался сделать комплимент Карменсите. Она же посмотрела на него как на вошь и промолчала.
   - Чудная девушка! Если вас не затруднит, поднимитесь в комнату двести четыре и спросите майора Роджэс, она вами займется. - меж тем сказал сержант совершенно игнорируя Джонни и Карла.
   Карменсита кивнула, взяла обратно свои документы и на секунду задержавшись бросила старому сержанту.
   - И ещё, сэр! Просьба.
   - Да, молодая госпожа! - галантно ответил тот. - Я внимательно вас слушаю.
   - Вот этих кретинов -- Она небрежно кивнула на Джонни с товарищами, - определите в стройбат. Они достаточно тупы, чтобы ему соответствовать, и достаточно умны, чтобы случайно друг друга не поубивать в первый же день!
   - Я обязательно учту Ваши пожелания! - оскалился сержант и многозначительно посмотрел на стоящих рядом парней. Те покрылись холодным потом. Только Джонни всё ещё продолжал смотреть вслед уходящей Кармен, влюблёнными глазами. Этот просто не знал что ему больше доставляет неудобства -- страх перед сержантом, или вот эта девочка, что сейчас уходила от них не оборачиваясь.
   Слова Кармен и многообещающий взгляд сержанта, брошенный на балбесов, сильно поуменьшили мимолётный энтузиазм у Джонни, по поводу Федеральной Службы. Но тут в нём сильно взыграла гордость.
   Он подумал, что если вот сейчас откажется, то на него будут показывать пальцами. Ведь Карменсита Ибаньес не побоялась. А он... он, получается, струсил! Испугался трудностей!
   К тому же, ему очень сильно хотелось стать таким как киногерой, которого играл Шульц. Как на том постере. Таким же мускулистым, таким же ловким и находчивым. Чтобы не этого Шульца, а его самого вот так снимали журналисты. Не в киношном скафандре, а в настоящем. С настоящим оружием в руках. Чтобы не перед Шульцем, а перед ним, перед Джонни, бабы складывались у ног штабелями.
   Возникает, правда, вопрос: А почему он не стал таким раньше? То есть сильным, ловким, мускулистым, находчивым...
   Тут всё просто -- он ленился. Также как и всякие сынки очень богатых и успешных родителей, у него было всё.
   Всё, чего бы он ни пожелал. Кроме одного -- самоуважения. Ведь всё, что ему давалось, по-настоящему, ему не принадлежало или если и принадлежало, было не им заработано. Ему по большому счёту, гордиться было нечем. И вот тут, на Федеральной Службе ему предоставлялась возможность стать эдаким суперменом. Не совсем самостоятельно.
   Чтобы стать самостоятельно, нужна воля. Которой не было. А это значит, что для таких, как Джонни, нужен протез этой воли. В виде армейского сержанта, который будет его гонять как сидрову козу до тех пор, пока он не станет тем, кем быть обязан. В Армии обязан быть. И кем хотел бы быть "на гражданке", после того, как выйдет из Армии. Из её железных рукавиц.
   Поэтому, когда Карл закончил свою сбивчивую речь о том, зачем он сюда пришёл и на что собирается тут претендовать, Джонни твёрдо сказал, что он идёт тоже на Федеральную Службу.
   Сержант оскалился, предвкушая очередную развлекаловку и обрушил на двух, пока что потенциальных, новобранцев пространную лекцию о том, что их ждёт. Про то как мамочки получат извещение о их смерти если им не повезёт... "а таких, кому не повезло - много", а если повезёт, то... могут вернуться вот таким обрубком как он сам. С сильным недочётом по части конечностей.
   Довёл бедных, до конкретной дрожи в коленках. Но, к чести Карла, он всё-таки не настолько был напуган его рассказом, чтобы отказаться у самого порога. К тому же, прошедший через вестибюль, по каким-то своим делам полицейский, резко прибавил решимости и отваги у Джонни.
   Так что оба, серьёзно мандражируя и заикаясь таки отправились на медкомиссию.
   Вот только зря не обернулись. Там, почти у дверей, стоял и тихо веселился только что зашедший вслед за Кармен, Диего.
   Хорошо разогретый "беседой" с предыдущими остолопами, сержант среагировал на вновь подошедшего предсказуемо.
   - Дай угадаю... - прищурился он. - Ты тоже вздумал сбежать от маменьки с папенькой и поступить на Федеральную Службу.
   - Да сэр! - браво гаркнул Джонни, тщательно сохраняя на лице весёло-придурковатую улыбку.
   Сержант, сильно позабавившийся с предыдущими двумя открыл было рот, чтобы продолжить и на этом "латинос", но Диего внезапно, изящным жестом руки его остановил.
   - Оставьте сэр, своё великолепное красноречие на таких кретинов, как те двое. Я знаю куда пришёл.
   - Даже так! - осклабился сержант. - И куда ты, сынок, собрался, весь такой изящный и прыткий?!
   - О, сэр! Моя тупость как раз соответствует Звёздному десанту. Я знаю. Мой ай-кью достаточно низок, чтобы пройти именно туда!
   Диего проиллюстрировал последние слова ослепительной улыбкой.
   - Ты в этом уверен, сынок? - затрясся в беззвучном смехе сержант.
   - Абсолютно! - сияя улыбкой подтвердил Диего. - И комиссия, будьте уверены сэр, тоже самое скажет!
   - Ты случаем не дурак?! - тихо спросил спросил слегка ошалевший от такого напора сержант.
   - Так точно, сэр! Дурак! - не менее браво подтвердил Диего, - Ведь только такой дурак как я, мог решить идти строевые части.
   Сержант уже не знал, то ли ржать с этого балбеса как конь, либо... Впрочем, за его спиной находилась медкомиссия. И там чокнутых отсеивают "на раз".
   - А ну-ка, дай-ка мне твой аттестат! - недоверчиво скосился на Диего сержант и цапнул поданную папочку.
   Прочитал. Хмыкнул. Ещё раз смерил оценивающим взглядом фигуру Диего.
   Перед ним стоял юноша, прекрасно физически развитый, несколько сухощавый, но не рахитичный. Мускулистый, но явно мышцы не перекачаны в каком-то дурацком клубе боди-билдинга с боди-артом. Всё в меру. И то как держится, было хорошо видно -- он не из тех "маменькиных сынков", что только что перед ним прошли на комиссию. Но аттестат... как бы не на порядок круче, чем у той самой красотки... и тоже, надо отметить, "латинос".
   - Далеко пойдёшь! - хмыкнул сержант, отдавая аттестат обратно. - Я уже и не спрашиваю, зачем ты сюда притащился. Наверняка как та девочка за деньгами. Для университета.
   - Никак нет, сэр! Не за деньгами. За звёздами. - продолжил разыгрывать из себя радостного дурака Диего.
   - На погоны? - поддел его сержант.
   - Да, сэр! И побольше!
   Следующие две минуты эти двое поупражнялись в красноречии. Один пытался уесть стоящего перед ним, а другой не менее изящно парировал все подколки. Поняв, что новобранец слишком остёр на язык, и что только Лагерь с Армией вообще, его от этой болезни могут исправить, сержант сдался. Сделал напутствие в чисто сержантском стиле, пожелав ему всего такого, что самому вряд-ли пожелаешь и жестом отмахнулся от балбеса.
   - Спасибо сэр за напутствие! - сказал Диего всё также улыбаясь, и воспринимая это как есть на самом деле -- как игру, для залётных дураков. - Так куда мне идти?
   - Слышал, что сказал тем двоим?
   - Так точно сэр!
   - Вот и топай!
   - Слуш... сэр!!! - отрапортовался Диего и с той же залихватской улыбочкой что и прежде отправился вслед за Джонни и Карлом.
   - Какое остроумное ныне пушечное мясо пошло! Или наоборот на всю голову раненое... - фыркнул сержант себе под нос, и сложив руки на стол принялся ждать следующих остолопов. Кисти на правой не хватало. Обеих ног тоже. Но на то его тут и посадили, чтобы он даже своим видом отсекал самых тупых, нервных и, поэтому, непригодных для Службы.
  
  
  
   Среди преподавателей были и юмористы. Любители разыграть курсантов и потом посмеяться над ними. Как правило, шуточки были не тупыми, в отличие от большинства сержантских, к которым привыкли эти курсанты проходя Лагерь.
   - А теперь... - также в полголоса, тем же занудным тоном продолжал майор, - команда для тех... кто спит!
   Все, кто не спал обалдело поднимали глаза на начальство и внимали с особым вниманием. Меж тем майор, предвкушая развлечение, выпрямлялся и во весь голос , внезапно орал:
   - ВСТАТЬ!!!
   Те, кто действительно спал подскакивали как ужаленные и тут же вытягивались по стойке смирно.
   Да уж! Каждый развлекается в меру своего интеллекта или глупости.
  
  -- Сказка Звёзд
  
  
  -- Тени прошлого
  
  
  
  -- Звезда полынь
  
   - Куда идём?
   - В "Весёлого Кабана", естественно!
   Но далеко им не удалось пройти.
   Вдруг, с неба полыхнула яркая вспышка. На несколько секунд стало светло как днём. Это так ярко сиял след только что пролетевшего болида. Падение метеоров -- обычное дело, для любой планеты. Где-то их падает больше, где-то меньше. На Ёс -- чуть больше, чем везде в среднем, так как вся система была довольно густо засеяна разнообразным астероидным мусором. Но падение действительно больших метеоритных тел даже для Ёс, было очень большой редкостью. А тут явно было что-то подобное.
   - Что-то слишком яркий болид... - удивлённо сказал Рассел, разглядывая преобразившееся небо.
   - И слишком быстрый! - добавил Сергей, с тревогой вычисляя, каков же он должен быть, чтобы вот так "наследить" на небе при падении. Получалось, что очень большой. Да и скорость у него получалась какая-то нереальная. Даже налетающий на планету лоб-в-лоб с вечернего квадранта метеорит, имел бы скорость в 60-70 километров в секунду. А тут как минимум, получалось в два раза больше.
   Действительно, на весь пролёт, а падал он под небольшим углом, ушло меньше секунды. Светить метеоры начинают с высоты порядка ста километров. Если падал под небольшим углом к вертикали, а не как сосулька, то получалось, он пролетел за секунду БОЛЬШЕ ста - ста двадцати километров.
   След, всё ещё продолжал сиять медленно угасая, как будто прочерченная по линейке молния, когда весь юг, уже успевший потемнеть, вдруг зажёгся заревом. От горизонта до горизонта. И в этом зловеще разгорающемся зареве было нечто страшное. Полыхнули каким-то нереальным светом низкие облака и вдруг, из-за горизонта... Было такое впечатление, что солнце вдруг решило взойти на юге.
   Яркий, всё усиливающийся свет, залил город. Быстро перешёл в багрянец и дальше медленно угас. Теперь над горизонтом явственно виднелся клубящийся огнём гриб.
   И тут пришла ударная волна.
   Ближайшие небоскрёбы взорвались тысячами алых, в свете вылезающего из-за горизонта огненного гриба, осколков. Все стеклянные окна мгновенно вылетели и раздробились в тучу битого стекла, которую тут же подхватил вал ударной волны катящийся от эпицентра.
   Накатил треск и грохот, смешавшийся со звоном вылетающих окон, рушащихся на землю крыш, сметённых начисто с домов, грохотом обрушивающихся конструкций, не рассчитанных на такие удары стихии.
   Но почти одновременно с воздушной волной, пришла и сейсмическая. Фундаменты небоскрёбов от её удара треснули и здания в десятки и сотни этажей, уцелевшие от удала волны воздушной, сложились лишившись надёжной опоры, как карточные домики. Осели в стремительно поднимающуюся снизу гигантскую тучу пыли, всё ещё гоняемую откатом воздушной волны. Здания поменьше уцелели. Но даже они получили повреждения достаточно серьёзные, чтобы представлять опасность обрушения.
   Над городом всё выше вздымалась огромная туча пыли, почти полностью закрывая и небо, и потускневший гриб, торчащий из-за горизонта.
   На улицы в панике начали выбегать люди. Кто вытаскивал раненых, кто барахло, а кто откровенно, пользуясь моментом, занялся мародёрством. Последнему очень способствовала тьма, накрывшая город окончательно.
   Наконец, где-то на окраинах включились аварийные генераторы, что были при некоторых предприятиях, и весь бедлам, царивший на улицах хоть чуть-чуть, но стал подсвечиваться светом дальних фонарей.
   Светом слегка помогала и, светящая из-за туч, луна. Ещё больше свету добавили разгорающиеся в нескольких местах пожары.
   Сергей подхватил ошалевшего от всего происшедшего Рассела и потащил его к ближайшему месту где требовалась их помощь. Осмысленная деятельность быстро прочистила мозги. Люди вокруг, видя их пример, сами быстро начали приходить в себя и работа по спасению оказавшихся под завалами, наведению порядка закипела.
   К утру, почти всё, что надо было сделать немедленно, было сделано. Валящиеся от усталости курсанты начали стягиваться к побитым зданиям своей альма-матер, где командование приняв их пересчитывало, составляло списки уцелевших и пострадавших и отправляло их кого куда. Кого отдыхать, а кого заворачивала в помощь всё ещё работающим спасательным командам.
   Каждый на происшедшую катастрофу реагировал по разному. Прошедшие Лагерь курсанты, познавшие лихо, в целом справились неплохо. Хотя и среди них находились такие, к ладоням которых кое-что прилипло в ходе спасательных работ. Таких старались выявлять и скоро на гауптвахте скопилось некоторое количество таких нечистых на руку. Также с ними попали и некоторые местные жители, попавшиеся на мародёрстве. Их замели как бы походя - "за компанию".
   Были и такие, что испытав шок, впадали в панику. Впадали в ступор. И тех и других приходилось приводить в чувство подручными средствами. Где алкоголем, где "лечебными" зуботычинами.
   --------------------
  
   - И каковы ваши соображения насчёт происшедшего? - вдруг очень по деловому задала вопрос Ситара.
   --------------------------------
   - Да. - Мрачно ответил Диего-Сергей. - Башни-близнецы.
   - О! А что это? - удивлённо спросил Рассел.
   - Эта история восходит аж к дозвёздной эре и сохранилась в легендах. - Ответил загадочно Сергей.
   - Так давно? - ещё больше удивился Рассел.
   - Больше тысячи лет назад. - проявила знания древнейшей истории Ситара.
   - Но на кой чёрт нам нужна эта легенда?! Не понимаю... - обескураженно спросил Рассел. В отличие от него Кармен внимала с напряжённым вниманием. Похоже, что она тоже как-то, но слышала эту легенду. Ответила же за Диего, Ситара.
   - С этой истории, началась тихая война, за шестьдесят лет приведшая нашу Прародину к Великой Катастрофе и Исходу.
  
  
  
  -- Часть четвёртая. Танец смерти.
  
  -- Паника
  
  
  -- Безумный Десант
  
  
  
  
  -- Бегство
  
  
   Капитан тут же стал задавать кучу совершенно идиотских, с точки зрения Сергея, вопросов, пока тот не понял, что его держат за психа.
   - И к чему такие вопросы, сэр? - ядовитым тоном поинтересовался он.
   - Я требую объяснить смысл ваших действий! - заносчиво потребовал капитан.
   - А чего тут может быть непонятного, капитан?! - не менее ёрнически, чем ранее, удивился Сергей. - Починка звездолёта в полевых условиях!
   Капитан обалдел.
   - И вы считаете себя компетентным чинить секретную технику?!!
   - Я не знаю для кого она там секретная, но вот есть инструкция, вот есть схема с раскладом где что стоит и с чем соединено. Тут даже не нужно соображать в принципах работы этой системы. Достаточно увидеть где что порвано, поломано и соединить, поставить обратно.
   - Но как вы это делаете?!!! Ведь используются не стандартные детали а... а мусор!!!
   - Смею напомнить, сэр, что изначально, то, из чего были сделаны эти детали были либо мусором, либо вообще рудой... Я по мере сил и знаний, полученных в школе, превращаю мусор в детали. Ясно?!
   - И вообще, вы мне мешаете работать - напомнил Сергей капитану очень холодным тоном. - а выполняю я, как вы наверное догадались, приказ генерала Донована.
   Капитан ещё попытался что-то возразить, но встретил красноречивое молчание Гонсалеса. Скрипнул зубами и пошёл командовать четвёркой десантников в трюме. Там хоть что-то было понятно -- простое наведение порядка -- где погнутое выпрямить, где поломанное механическое устройство в рабочее состояние привести.
  
   ---------------------
  
   Когда прибыли на корабль, сразу стало ясно всем, что народу гораздо больше штатной загрузки корабля. То, что в трюме не было выгруженной ранее боевой техники, давало вполне определённую надежду на то, что перегруза по массе не будет. А то, что многим придётся пережидать все манёвры корабля в крайне неудобном положении все восприняли как должное.
   Раненых, естественно, расположили со всеми возможными удобствами. А генерала, вообще в пустовавшее противоперегрузочное кресло второго пилота. Правда пришлось, как и всех остальных раненых, извлечь его из скафандра.
   Сергей прошёл на своё нынешнее место пилота корабля в самый последний момент -- когда убедился, что все его подчинённые загрузились и как могли закрепились перед стартом. У него тоже, как и у остальных десантников было приподнятое настроение, но приподнятое совершенно по другому поводу -- ему нравилось летать. А тут как раз предоставлялась возможность хоть немного, но "порулить".
   Когда он с деловым видом влез в кресло первого пилота и пристегнулся, генерал на него вытаращился как на невиданное чудо.
   - Но... А где же пилот? - не нашёлся чего спросить Донован.
   - За пилота сейчас я, сэр! - улыбаясь заявил Диего-Сергей уверенно начиная предстартовые процедуры.
   - Но... ведь ты же проходил пилотские курсы?! - неуверенно спросил генерал.
   - Нет, сэр! Но инструкцию прочитал! - нагло заявил Диего-Сергей продолжая включать системы корабля одну за другой.
   - А... но... - начал было генерал. На лице его всё больше прорисовывались натуральное смятение и страх.
   - Ничего страшного, сэр! Автоматика корабля в целом находится в рабочем состоянии, да и у нас нет иного выхода, кроме этого. Ни на какие передачи с планеты мы, как вы знаете, ответа не получили. И это наш последний и единственный шанс уцелеть... И не быть съеденными "багами".
   Генерал судорожно сглотнул, расширенными глазами наблюдая как сидящий в соседнем кресле лейтенант армейской разведки, бывший "сиволапый фермер", уверенно клацает переключателями, готовя к старту корабль. От его внимания не укрылась мелкая оговорка "в целом находится в рабочем состоянии". Это значило, что какая-то часть либо барахлит, либо вообще не работает. А значит, вся надежда на везение вот этого вчерашнего школьника и фермера.
   На схеме, зажёгшейся сразу же после первых движений Гонсалеса, было видно, как поднимаются пандусы и закрываются люки корабля. Как одна за другой оживают системы корабля, ползёт вверх, за красную зону столбик диаграммы мощности реактора. Как переползает сначала в жёлтую, а после и в зелёную -- достаточную для начала старта. Довольно скоро вся схема на экране засветилась ровным зелёным светом, показывая что все системы работают нормально и можно начинать взлёт.
   Также говорило это и о том, что ВСЯ предстартовая процедура проведена полностью и штатно. То есть так, как бы её проводил вполне нормальный, обученный пилот.
   Всё это несказанно поразило генерала. Он смотрел на лейтенанта так, как смотрел бы на собственную собаку, которая бы вдруг заговорила с ним не просто человеческим языком, но стала бы вести ещё разговоры на сложные философско-научные темы. Даже челюсть слегка отвесил.
   - Всем приготовиться к взлёту. - сообщил Диего-Сергей по громкой связи и включил внешние экраны. Для управления кораблём они сейчас не были нужны, но генерала тут же отвлекли от очень мрачных мыслей. От ожидания весьма скорой смерти в результате неквалифицированных действий "этого сумасшедшего разведчика".
   Чистое небо, без единого облачка нежно-голубым куполом накрывшее унылый, почти без растительности, пейзаж, слегка скрасило мрачность ожиданий. Хоть и был сей пейзаж густо засыпан останками как боевой техники Ёс, так и многочисленными скафандрами с мёртвыми десантниками.
   Мёртвых так никто и не трогал. Не до того было. Разве что расходные материалы, где было возможно, с трупов сняли.
   Сергей бросил прощальный взгляд на планету. Обвёл внимательным взглядом дальние гребни сильно выветренных скал. Не для того, чтобы проверить на наличие багов. Просто запоминая на будущее. Ибо не думал сюда ещё раз вернуться.
   Показалось на секунду, что где-то там, стоят пара "мозг" и солдат Къери. Но не стал приглядываться. Возможно, что так и есть -- наблюдают за отбытием.
   Поёрзал, поуютнее устраиваясь в кресле, взялся за ручки управления и с предвкушением произнёс.
   - Ну... Поехали!
   Прокатился гром над пустыней. Из под кораблика плеснул ослепительным светом огонь выхлопа. Метнул во все стороны грунт пополам с попавшими под струю пламени камнями. Бот вздрогнул и на всё удлиняющейся колонне огня вылез из поднятой тучи пыли. Втянул в себя посадочные опоры.
   Теперь он больше походил на гигантскую пулю нацеленную в небо.
   На экранах окружающая местность провалилась вниз обнажая далёкий задёрнутый голубоватой дымкой горизонт. Потихонечку навалилась перегрузка. Помня, что среди пассажиров, как бы не треть -- раненные, Сергей не стал рисковать выжимая максимум мощности из двигателей. Он остановил рост перегрузки на двух с половиной и завалил траекторию корабля сильно уводя её почти что на настильную.
   После у него будет объяснение того, почему "баги" не пытались его сбить: "А я специально разгон сделал низким, чтобы не попадать максимально долго под их системы дальнего обнаружения!".
   Объяснение -- не ахти. Но могло и пройти.
   Небо стало темнеть, а горизонт всё чётче обозначился светлой голубоватой каймой. Корпус же корабля всё более стал одеваться в огненный кокон плазмы. Обшивка была рассчитана на такие испытания, так что беспокоиться об этом не стоило.
   Сергей бросил взгляд на генерала. Тот держался, хоть и лицо у него приобрело землистый оттенок. Выражение обречённости на его лице сменилось на сосредоточенное, хоть и несколько смазанное навалившейся перегрузкой.
   Наконец на экранах проявились первые звёзды и из-за горизонта поползла во всей своей дикой красе туманность "Краб". "Баги" всё не стреляли. Но то, что наблюдали за ним, было очевидно.
   Периодически на датчиках появлялись отметки об облучении корабля системами наведения. Было даже заметно, как разные службы передают его из одной зоны ответственности к другой. Но сигналов о пуске ракет так и не поступило.
   Внезапно появилась ещё одна отметка -- их бот облучали откуда-то сверху, из космоса. Через секунду сработала собственная система обнаружения и на схеме зажглась отметка корабля, идущего по касательной к атмосфере. Идущего явно на перехват бота, так как плоскость его орбиты совпадала с плоскостью орбиты, которую формировал Сергей. Ещё мгновение спустя отметка расцветилась распознанием "свой-чужой" - на перехват шли явно свои. Корабль Ёс. Включилась связь.
   - Бот десять-восемнадцать! - услышали они. - Я, транспорт "Диана". Иду на перехват. Расчётное время контакта четыре минуты.
   - Я бот десять-восемнадцать! - отозвался Диего-Сергей. - Понял вас! Готов к передаче управления.
   На внешних экранах синева атмосферы окончательно слиняла, заменившись где чернотой глубокого космоса, где радужными полосами окрестных туманностей. Вместе с этим погас и плазменный ореол -- атмосфера кончилась. Горизонт всё более выгибался дугой.
   На перехват им с планеты ни одна ракета так и не поднялась.
   Дождавшись появления нужного сигнала на пульте, Диего-Сергей переключил бот на внешнее управление и расслабился. Ускорение резко упало. Теперь бот, под управлением автоматов готовился к тому моменту, когда его подхватит над планетой догоняющий их транспорт.
   Лицо генерала слегка порозовело. И вместе с этим всё больше проявилось удивление.
   - Как самочувствие сэр? - спросил вежливо Сергей.
   - Э-э... Нормально. - осторожно заявил Донован наблюдая как на экране дисплея стремительно сближаются отметки двух кораблей.
   - Честно скажу, парень... - чуть помолчав заявил он, - если бы вот это произошло не со мной, я бы не поверил. Чтобы бывший фермер, не только починил звездолёт в полевых условиях, да ещё его же поднял в космос... Это невероятно!
   - Всё нормально сэр! - Сергей позволил себе слегка хохотнуть. - Жить захочешь -- и не так выпендришься.
   - Ты прав, капитан. Но всё равно невероятно!
   - Извините, сэр, но вы ошиблись. Я...
   - Не ошибся! - резко оборвал его Донован. - Ты этого достоин гораздо больше чем все те, кого я знаю. Далеко пойдёшь.
   - Спасибо сэр!
   На экранах всю внешнюю, по отношению к планете, часть, быстро заслонила огромная туша корабля. Бот аккуратно вплыл в открытый люк и ткнулся в фиксирующие захваты. И тут же у всех слегка закружилась голова. Это включились компенсаторы транспорта, обеспечивая его защитой и быстрым манёвром. Транспорт закрыл створки люка и рванул от планеты, провожаемый, как и прежде, чуткими локаторами Къери.
   Споро выдвинулись стыковочные трубы и накрыли люки по периметру десантного бота. Ещё минута и можно было бы начинать выгрузку.
   На ближнем экране появилось озабоченное лицо капитана медицинской службы. Тот поинтересовался наличием и количеством раненых на борту.
   Серей назвал. Капитан тут же пропал с экранов, сменившись изображением какого-то из технической обслуги.
   Тот попытался было, задать пару вопросов на своём специфически-птичьем профессиональном жаргоне. Но быстро убедившись, что "пилот" нихрена не понял застыл в удивлении.
   - Я не пилот. Я лейтенант разведки звёздной пехоты. Так что переведи мне то, что сказал на общепонятный. - сказал чуть насмешливым тоном Диего-Сергей.
   - А где пилот? - не нашёлся ничего умного спросить техник.
   - Убит, очевидно. Давно. Багами. - сделав постную мину ответил Диего-Сергей.
   - А... Кто, тогда пилотировал бот?
   - Я пилотировал! - деревянным тоном заявил Сергей и с наслаждением стал наблюдать, как вытягивается лицо техника.
   - Кстати, кто пилотирует "Диану"? Кому мы должны выразить глубочайшую благодарность за риск и мастерство? - с пафосом спросил Диего-Сергей.
   - Э-мнэ... - замялся техник, сбитый с толку только что полученной информацией, но быстро пришёл в себя и ответил. - Старший лейтенант Карменсита Ибаньес сэр!
   - Упс!!!
   Теперь у самого Диего вытянулось лицо. Он даже голову в плечи втянул. Наблюдавший за ним Донован ухмыльнулся и спросил.
   - Кто-то из знакомых?
   - Да сэр! Мы вместе учились в школе.
   - А чего испугался?
   - Она меня преследует! - смутившись и спешно выключив звуковую связь, пожаловался Диего-Сергей.
   - Так бери! Чего тормозишь, десант?! - подначил генерал.
   - Так у меня другая есть, сэр! Получше, как бы...
   Генерал тихо заржал.
  
  -- Тени Великого Ничто
   - ...Так что вы мой "эксперимент" капитан! - закончила шуткой капитан Дженингс попутно что-то включая на своём пульте. - Гордитесь: это мало кто видел из не прошедших подготовку и мало кто даже в виде стажёра садился в кресло дублёра-астрогатора. Сейчас вы увидите то, что услышали ранее. То, как видим это мы сами, когда корабль переходит в "гипер". Смотрите, запоминайте. Особенно запоминайте то, что будут делать пилоты.
   - Слушаюсь, капитан Дженингс! - вполне серьёзно ответил Диего-Сергей пристёгиваясь на своём кресле дубль-астрогатора.
   - До перехода в гипер минута! - объявили по громкой связи. Слегка секунду заложило уши и стало трудно дышать. Компенсаторы выходили на режим перехода и вот-вот включатся на полную мощность. Все на корабле пребывали в противоперегрузочных креслах. И пилоты, и "живой груз". Все. Во избежание размазывания по переборкам. Мелкие искажения поля внутри корабля, конечно, ни в какое сравнение не шли по мощи с теми, что вот вот рванут саму ткань пространства за его пределами. Но даже они представляли изрядную опасность.
   Сергей оскалился.
   Такие переходы для него уже стали привычными. Давно. Но всё равно вызывали восторг. Ещё будучи на "Пегасе" он часто наблюдал за тем, как корабль нырял в гипер, уходя к очередной предвычисленной точке пространства. А так как их было бесчисленное множество то и привычка уже выработалась. Даже "читать" переходы научился.
   В таких дальних перелётах, какой они совершили на "Пегасе", сам корабль двигался отнюдь не по прямой. На межзвёздных расстояниях определить состояние трассы впереди -- исключительно сложная задача. Поэтому, для таких экспедиций была разработана специальная методика разведки пространства -- движение по спирали. Корабль как бы накручивался на ту ось, которая соединяла точку начала движения с пунктом назначения. Таким образом решалась задача определения трассы в отрезке спирали на шаг "выше". Но это же значительно удлиняло и трассу полёта, и время экспедиции.
   Одно утешало -- обратно лететь будет гораздо быстрее. Раз в пять. Уже не по спирали, а почти по прямой. Трасса была уже разведана на пути сюда.
   Здесь же, когда перелёты совершались в пределах кластера, такие сложности были ни к чему. Тут уже изначально большинство трасс были разведаны астрономами. Представляли серьёзный риск только первые скачки. Но они - в далёком прошлом.
   Нос корабля сейчас был направлен в ту область пространства, где каких-либо туманностей, которых в этой области Великого Кольца было много, не было. На передних экранах расстилались чистые звёздные просторы.
   - Расчёт параметров на переход к Дельте Лисы выполнен! - доложила астрогатор.
   - Ориентация в норме. - доложила второй пилот.
   - Поля в норме! - доложила Ситара, которая сейчас исполняла обязанности первого пилота. - мощность реакторов штатная. Тяга двигателей в норме.
   - Ввожу данные! - сообщила астронавигатор запуская программу.
   На контрольном дисплее пополз столбик цифр и текста.
   - Обратный отсчёт! - скомандовала капитан, хотя это уже было ненужно. Просто по традиции. Автомат, уже после ввода необходимых данных, сам запускал необходимые процедуры и в нужном порядке.
   - Двадцать секунд до перехода!
   На экранах звёздные поля заволновались. Как будто на них смотрели сквозь кривое стекло. В том направлении, куда смотрел нос корабля, группа звёзд вдруг резко покраснела и расплылась.
   - Десять секунд!
   Через корабль прокатилась первая волна возмущения полей. Ощутимо тряхнуло. Сергей уже зная эту особенность компенсаторов корабля, тем не менее поморщился и поёжился.
   - Девять!
   Покрасневшие звёзды перед носом корабля начали нехотя расступаться обнажая аккуратный круг полной черноты.
   - Восемь!
   Волны, что до этого аккуратно месили звёздные поля вокруг, проявились, расцветившись во все цвета радуги. Вакуум, возмущённый вмешательством полей корабля начинал всё более и более выбрасывать в окружающее пространство пары частица-античастица, которые аннигилировали и порождали сначала просто гамма-кванты с элементарными частицами, а после, переизлучённые в диких полях звездолёта, становились видимыми в обычном свете.
   - Семь!
   Волны света, бушующие вокруг корабля, стремительно пробежались от синего до красного цветов и почти застыли кольцами вокруг того самого круга мрака перед носом корабля.
   - Шесть!
   Трясти стало сильнее.
   - Пять!
   Какой-то крупный космический булыжник, пролетавший мимо корабля, рванул как маленькая атомная бомба, попав на край поля переходящего в гиперпространство звездолёта. Но по обшивке стегнуло только сильно ослабленное излучение. Плазма была полностью отброшена прочь.
   - Четыре!
   - Реакторные кольца -- максимум! - прошла команда. Трясти стало немилосердно.
   - Три!
   Медленно расширяющийся круг тьмы по курсу корабля обзавёлся красивым радужным кольцом, расширяющимся вместе с ним.
   - Два!
   Посередине тёмного круга зажглась какая-то очень злая звезда всё наращивающая силу своего света.
   - Один!
   Внезапно круг тьмы рванулся навстречу звездолёту. Звезда, ранее сиявшая по центру стремительно развернулась в некий, поразительной красоты симметричный, геометрический узор. И тоже бросилась навстречу кораблю.
   - Ноль!
   По кораблю пронёсся гул, вслед за сильнейшей гравитационной волной снаружи. Будто сам гипер сказал "Аом!" глотая звездолёт. "Узор" вспыхнул и охватил всё видимое на экранах пространство.
   - Переход закончен! - доложила первый пилот.
   Больше не трясло и не кидало. Можно было отстегнуть страховку.
   Поля стабилизировались и ныне плотно обхватывая корпус корабля, несли его сквозь Великое Ничто. К цели.
   "Нуль-пространство", "Пространство Черенкова", "Гипер". У Великого Ничто было много имён. У этого Великого Моря, тоненькой поверхностной плёнкой которого являлся их мир. Мир "трёхмерья".
   Когда Сергей первый раз испытал на себе переход через гиперпространство на звездолёте Ёс, его тоже впечатлили сопровождающие "спецэффекты".
   Впечатлило именно немилосердной болтанкой на входе и выходе из гипера. Это как раз предметно говорило о том, что компенсаторы у них очень несовершенные. Если не гасятся малые осциляции внутри охватываемого полями пространства, то есть вероятность выхода их за пределы допустимых значений. И вероятность эта примерно около 0,1%. То есть, на тысячу удачных переходов, должен быть и один неудачный. Как потом он выяснил, действительно иногда, изредка, звездолёты Ёс пропадали. Но так как за всю жизнь звездолёта он может совершить всего-то около двухсот переходов, данное значение считали приемлемым.
   И у "Дельты Фокс" тоже имелся тот самый процент на вероятность рассыпаться в пыль целиком или просто убиться экипажу.
   При переходах из обычного пространства в гипер и обратно.
   Эта мысль была очень неприятна.
   Однако, сейчас не стоило заморачиваться о такой вероятности. Первый опасный этап перелёта прошёл, второй -- только предстоит впереди. Сейчас стоило посмотреть на то, что разворачивается на экранах корабля.
   Была ещё одна особенность "гипера" -- для каждого из кораблей, рисунок, который он выдавал, излучая по всем диапазонам длин волн, был свой.
   Зависел он от нюансов конфигурации внешних полей корабля, которые держат вокруг его оболочки, по его границе, тот фрагмент трёхмерности, который, собственно, и позволяет существовать любому кораблю в двенадцатимерье.
   Ну и от трассы перелёта тоже зависел. Потому и набирали в обучение астрогаторов из математически одарённых личностей. А если встречался случай ещё и дара пилота, то тут считалось это за великую удачу. Явно именно по этой причине Ситара быстро выбилась в первые пилоты. Ей точно светили в ближайшем будущем погоны и должность капитана корабля. Одного из тех, что спешно строились на верфях около Луны Ёс.
   Но всё равно. Рисунок "гипера" был поразительно красив. Сергею не составило большого труда проследить и запомнить всё, что сделали и пилоты и астрогатор. Теперь он с полным правом наслаждался тем, что видел. Смотрел и подмечал разные мелочи.
   Когда-то, ещё в Академии, их учили "читать" эти узоры. Это искусство на кораблях Ёс было в самом зачаточном состоянии. Так что в этом Каллистяне имели неоспоримое преимущество перед ёсовцами.
   Он на своём терминале быстро набрал несколько текущих параметров гипера, что немедленно отразились на одном из терминалов у капитана.
   Та быстро прочитала, что там было записано и одобрительно кивнула.
   Пилоты и астрогатор в своих креслах расслабились. Напряжение спало.
   Дальше предстояло более менее спокойное времяпрепровождение с созерцанием бесконечного калейдоскопа узоров, что выкидывал гипер, с небольшими корректировками траектории. Трассу от системы Чистого Листа до Дельты Лисы, где находился Парадиз, в целом знали уже хорошо.
   Но тут Сергей краем глаза отметил изменение в рисунке гипера. И было оно совершенно неправильное. Сильно выбивающееся из общих закономерностей, привычных и безопасных.
   В любом случае такие вещи представляли уже не академический интерес. Тут всё могло и гибелью корабля закончиться. Он чуть не подпрыгнул в своём кресле, когда увидел что ломится в границы их трёхмерья. А простыми привычными Отражением или Тенью, это явно не было. Это нечто прошло по самому краю полей корабля, сильно их исказив и заставив часть обшивки корабля в той стороне пойти волнами.
   На корабле немедленно взвыли сирены. Где-то, из-за этих волн, была нарушена герметичность корпуса.
   Уходящий воздух немедленно вспыхнул аннигиляцией где-то на границе полей. Корабль снова сильно затрясло. Теперь с той стороны, где утекал кислород из нарушенной оболочки, поля автоматами спешно перестраивались на защиту и от излучения. Целостность оболочки, судя по замолкшим сиренам таки была восстановлена, но угроза не исчезла.
   "Нечто" серебристой, полупрозрачной тенью скользнуло чуть вперёд и окончательно сформировалось в образ здоровенного светящегося, полупрозрачного веретена, медленно вращающегося вокруг продольной оси. На этом его эволюции не закончились. Оно принялось медленно и хаотично плавать почти на границе охвата полей корабля. Там, где была уже сама двенадцатимерность гипера.
   - А это что такое?!! - в возгласе второго пилота слышны были нотки страха. Неожиданное появление Веретена, изрядно напугало. Слишком уж сильно всё это выбивалось из обычной для всех гиперпереходов геометрической пляски сполохов.
   Ситара, в отличие от неё, напряглась и взялась за ручки управления. Приготовилась в случае необходимости попытаться сделать манёвр.
   - П-по курсу объект! - доложила заикаясь астрогатор оторвавшись от своих датчиков и растерянно глядя на капитана.
   - Вижу! Спокойно! - рявкнула Дженингс.
   - Пока угрозы не представляет. - более спокойным голосом добавила она. - У кого какие будут предположения? Что это такое и что от него ждать?
   - Может это звездолёт Чужих? - с удивлением рассматривая Веретено, высказал предположение Диего-Сергей.
   - Мы в гиперпространстве, капитан! - напомнила Дженингс неуверенно протягивая руку к пульту управления. Включила сканирование. Но как и можно было предположить заранее, в "гипере", скан выдал такую чушь, что и за сто лет не разберёшься. Капитан корабля чертыхнулась.
   - Датчики показывают по курсу корабля мощный сгусток энергии! - доложила второй пилот.
   - Что за чушь? Ведь любой такой сгусток, должен подвергаться почти мгновенной диссипации! Тут же двенадцать измерений! - фыркнула капитан.
   - Однако по виду, даже не чешется. - попробовал пошутить Сергей.
   - ИТИ? - неуверенно предположила второй пилот.
   - Я же сказала! - с раздражением напомнила капитан разглядывая то изображение на экранах, то показания датчиков, отображаемых на дисплеях.
   - Но ведь...
   - А ведь и правда... может это веретено энергии быть искусственного происхождения? - как гипотезу высказал Диего-Сергей и пытаясь сбить волну страха ощутимо поднимающуюся в рубке управления. Что-либо сделать было почти невозможно. Волна, что несла их через гиперпространство, была довольно "жёстким" образованием. Мелкий манёвр в её пределах допустим, но не более. Особенно учитывая то, что Веретено каким-то образом следовало курсу корабля в гиперпространстве. Отнюдь не прямому.
   - Но тогда где источник поддерживающий эту энергетическую химеру?! Вещества по курсу и вокруг корабля -- ноль! Чистая энергия. Что могло - уже испарилось.
   - А может он сам двенадцатимерный?
   - А как вы представляете себе устойчивость двенадцатимерного образования? Чисто физически! - резко поинтересовалась Дженингс, продолжая напряжённо вглядываться в эволюции загадочного веретена.
   Уже этой фразой капитан выдала в себе незаурядные знания физики гиперпространства. Сергей уважительно покосился на неё.
   - Ну... можно измыслить пару вариантов устойчивости.
   - Вы физик-теоретик? - попыталась его резко осадить Дженингс всё также напряжённо всматриваясь в Веретено.
   - Пытаюсь быть... - неопределённо ответил Сергей, поняв, что сболтнул лишнее.
   "Неужели это то самое, о чём нас всегда предупреждали?! - меж тем лихорадочно думал он. - как здесь могло оказаться вот такое?
   "Сила"?
   И что она здесь делает? Что ей здесь понадобилось?
   Какого рожна она так аккуратно "ведёт" корабль? Ведь найти в двенадцатимерье, да ещё синхронизироваться с тем огрызком трёхмерья, что тащит за собой через это Великое Ничто звездолёт, надо ещё очень сильно постараться! Обычным цивилизациям Великого Кольца это не под силу. Но какого хрена здесь, в этом заурядном "недоделанном" звездолёте калечной цивилизации Ёс, забыли Боги?!!
   Или они вдруг воспылали повышенным интересом к "тараканам"?
   Впрочем, я не совсем прав... Это могла быть не синхронизация. А то, что мы видим лишь образ чего-то более многомерного, нежели то, что мы представляем. Тень этого "чего-то". А если так... То это и есть... Высшие! То, что выше даже просто "Силы"... То, чем мы когда-то тоже станем...".
   Ситара быстро обменялась взглядом с Сергеем. Было заметно, что и до неё дошло что это может быть и почти наверняка являлось.
   В этом взгляде было всё.
   И сожаление о том, что повстречался с Высшим не "Пегас", с его мощными исследовательскими возможностями, а вот это малоприспособленное для такого, военное барахло. И Страх.
   Страх перед непостижимым.
   Перед тем, что имеет запредельное могущество. И цели которого не менее непостижимы, чем оно само.
   Ведь если сейчас Тень, вдруг решит, что по каким-то её собственным соображениям, вот этот мусор, что ныне ломится через "гипер", мешает чему-то там высшему... Они даже пикнуть не успеют. Их просто сметут и не заметят.
   Да и на Сергея это произвело сильнейшее впечатление.
   Натолкнуться на Тень Высшего (а именно так назывались такие явления), да ещё в звездолёте Ёс это было слишком.
   Такие встречи на целую цивилизацию бывали один за всё их существование. Они коллекционировались в Кольце и любые сведения о них ценились как величайшее сокровище.
   Интересно, знает ли кто-нибудь на Ёс истинную ценность такой вот встречи? Ну, если, конечно, уцелеет и донесёт полную запись встречи до ближайшей базы.
   Впрочем были ещё передачи по Кольцу, показывавшие некие похожие образования прямо в космосе в районе Ядра Галактики. Также там находили и какие-то загадочные, фантастические по своим размерам полупрозрачные диски медленно вращающиеся вокруг своей оси и никуда больше не двигающиеся.
   Одно только отмечалось, что вокруг таких образований структура гиперпространства была сильно изменена. Больше ничего выяснить не удавалось. Слишком опасные пространства там, в Ядре.
  
   Веретено тем временем слегка застыло, будто решая что ему дальше делать и вдруг растворилось в узорах Отражений. Некоторое время на датчиках ещё были некие отголоски его пребывания. Что-то доходило до них из глубин двенадцатимерья. Но скоро и они пропали.
   - Ушёл... - то ли с сожалением, то ли с удовлетворением заметила капитан.
   На экранах теперь крутились только обычные для гипера узоры, ничем не искажённые.
   - Всё записано? - строго спросила она у подчинённых.
   - Всё, что было на наших датчиках и камерах, мэм! - ответила астрогатор.
   - Это хорошо... - похвалила капитан и расслабилась.
  
  
   На традиционном обеде, когда все прочие уже разошлись, Капитан снова подняла тему о неожиданном визите в гипере. Прочим офицерам, почему-то решено было не говорить о происшедшем. Ну, были некие флуктуации полей при переходе. Но никаких особых последствий не имели. Всё исправлено. Всё в пределах допустимого.
   - Не знаю как вы, но видя это Нечто, я почувствовала себя тараканом перебегающим в час пик оживлённую автостраду, - выдала Дженингс.
   - Аналогично... - мрачно заметил Диего-Сергей, так как она неявно но обращалась именно к нему. - По моему разумению это "нечто" было явно одним из Высших.
   - Если вы мэм, понимаете что я имею в виду под этим термином. - поспешно добавил он.
   - Вы так думаете? - чуть удивилась капитан.
   - Почти уверен. Ведь что может вот так явно и прямолинейно противоречить всем законам физики, что мы знаем? Только Они.
   - Да... Вы правы. - капитан повертела опустевший стакан в руках и поставила его на столик. - только вот вопрос... к вам, капитан Гонсалес.
   Диего-Сергей поднял вопросительно бровь.
   - Откуда вам известно о Высших?
   - Из легенд. - коротко ответил Сергей.
   Ответ Диего-Сергея, капитана, как видно, удовлетворил.
  
  
  
  -- Дальняя Звёздная Разведка
  
  
  -- Экипаж клипера
  
  
   *****
  
   - Всем, всем, всем! Приготовиться к выходу из гипера! - пронёсся по линкору брюзгливый голос капитана. - если кто размажет собственные мозги по переборкам мы не виноваты! Пристегнуться всем!
   Адмирал Лоуренс ухмыльнулся. Дэйзи в своём репертуаре -- всегда в чём-то но от себя прибавит. Так что не убавить и не прибавить!
   Рейд был нуднейший. И скучнейший. И адмиралу не терпелось побыстрее закончить основную его часть, приступив к тому, к чему у него и мозги и интерес больше были заточены -- к развлечениям. Зачистками там -- пусть подчинённые занимаются. А он будет лишь смотреть... иногда. Чтобы эти подчинённые не расслаблялись.
   Да, Лоуренс был тем бездельником, которых бывает очень много в таких армиях как Ёс. Людей, пролезших на посты, явно им не соответствующие, но привлекающие их привилегиями и властью. Для Лоуренса даже власть была не самоцелью, а привилегии. Власть была в этом смысле, как инструмент получения тех самых привилегий, которыми он пользовался с особым наслаждением. Да и подчинённых он подбирал по себе. Чтобы были такими же как он. Садист или нет, дурак или умный, не имело значения. Главное чтобы были такими же. А раз такие же, значит понятны. А раз понятны, значит известны все рычаги для управления ими. Все слабости, и тайные грешки которые можно использовать для удержания в полном подчинении.
   Это означало, что и Армия Вторжения в эти миры тоже была под стать адмиралу. Так что "этим лузерам" (как Лоуренс не переставал называть обитателей этих миров), ничего не светило. Хорошего.
   Помня великий облом с системой Чистого Листа, разгром на планете Чистых Дней, стратегия и тактика захвата системы была сильно откорректирована. Были посланы бСльшие силы. Теперь ставку сделали на массированные орбитальные бомбардировки планеты. До полного подавления даже малейшего сопротивления. И только после этого -- высадка десанта.
   Для крупных целей предполагалось использовать аннигиляционные бомбы. Учёные, их разработавшие, гарантировали, что они будут не такими "грязными", как обычное ядерное оружие. Это значило, что после высадки не нужно будет особо заморачиваться защитой от радиации. Как то было в некоторых областях Чистых Дней... да и то, зарывшиеся глубоко под землю "баги" сумели пережить бомбардировку и вышвырнуть десант с планеты.
   Теперь такого не должно было быть. По той, хотя бы, причине, что цивилизация не "копателей", как "баги", способная в кратчайшие сроки зарыться на глубину хоть в полкилометра, а обычная, гуманоидная.
   Генерал поморщился...
   Это яйцеголовые называли, больше похожих на сусликов ИТИ, гуманоидами. По Лоуренсу они все были "сусликами".
   И лузерами.
   Так как не удосужились создать даже малюсенькой армии для обороны. Эдакие суперпацифисты. Целая планета сусликов-пацифистов...
   Когда-то, ещё в процессе подготовки, ему показывали фильм с дискуссией между представителем Ёс и одним философом из "сусликов". Так "суслик" рассмешил всех до колик тем, что стал утверждать такое...
   Мол "смотрите, мы счастливы, мы построили такое замечательное общество, зачем нам с кем-то воевать?! Приходите и смотрите как мы замечательно живём. Когда вы это увидите, вы захотите сделать то же самое. Вы нас скопируете. Вы тоже будете жить также хорошо. Если вам надо, мы поделимся с вами и знаниями..." и так далее и тому подобный бред.
   Мол мы умилимся как они живут, и сделаем также! И воевать не будем!
   Ха!
   Да нам не нужно копировать кого-то! Мы сами знаем как нам жить хорошо. И по нашему "хорошо", это когда разные "суслики" под нами, работают не покладая своих лапок, НА НАС! А мы ими повелеваем!
   Так что, если вы ЛУЗЕРЫ СУСЛИКОПОДОБНЫЕ, не удосужились сделать нормальной промышленности, нормальной Армии и Флота, способного защитить вас от нас, то будете работать не на себя, а на НА НАС!
   Эти мысли ещё больше прибавили настроения адмиралу, когда, как обычно перед выходом стало немилосердно трясти. Лоуренс сконцентрировался на разворачивающиеся на передних экранах "цветы" гипера, как они стремительно увядают и сворачиваются в точку, уступая звёздным пейзажам окрестностей "Планеты Сусликов".
   Последние вспышки закрывающейся дыры гипера остались за кормой, а перед носом линкора засиял далёкий голубой полумесяц планеты-цели.
   Планеты, как и в прошлые приходы опоясанной сверкающим кольцом орбитальных поселений полностью покрывающих орбиту стационара.
   Эскадра вышла из гипера курсом почти перпендикулярно плоскости местной эклиптики и со стороны северного полюса планеты. Поэтому Кольцо Станций выглядело на экранах плашмя. Всё полностью видно. Аккуратной, тонюсенькой серебряной нитью, опоясывающее планету.
   Даже на Ёс такого не сделали. Было не по силам. А вот "сусликам", это удалось, каким-то образом.
   Может они живут на обломках какой-то древней цивилизации? Гораздо более могущественной? Давшей всю эту красоту им задаром? По факту своей кончины...
   Интересный, конечно, вопрос. Но с ним будем разбираться, когда полностью расколотим "сусликов" на поверхности. Скорее всего именно так. Только Ёс, такие масштабные проекты по плечу.... Ну... возможно, ещё "багам". Они показали себя как сила. Но не этим "сусликам"!
   На самом деле, всё это было сделано именно "сусликами". Они не тратили ресурсы и силы на войну. Они просто строили свой Большой Дом, направляя все свои силы и ресурсы на созидание. Потому и удалось им в кратчайшие сроки сделать такую красоту. Впрочем и не только это. Скоро генералу Лоуренсу предметно в этом придётся убедиться.
   Прошли доклады с транспортов, и группировки прикрытия. На тактическом экране перед генералом развернулась схема расположения всех, кто сейчас достиг планеты-назначения и готовился обрушить на головы "сусликам-пацифистам" всю огневую мощь Великой Цивилизации Ёс.
   Итого: два новейших линкора десять крейсеров, два авианосца, двадцать транспортов десанта. Не считая прочих эсминцев охранения и мелюзги, что ныне, чисто для перестраховки вертелось вокруг. Такую армаду, стоило учитывать и считаться с ней даже самой Ёс.
   Эскадра перестроилась. Теперь их порядок был таков, что способен был отразить не только огонь ПКО с планеты, но и нападения любого флота, что мог здесь нарисоваться у "сусликов". В своё время аналитики, как возможное, но очень маловероятное развитие событий, просчитали таки что в состоянии "суслики" выставить против армии вторжения за то время, которое им предоставили первые схватки Ёс на межзвёздных просторах с другими цивилизациями. Получалась смехотворная величина и качество. На случай непредвиденных обстоятельств, данную величину умножили на два, и обеспечили даже против этого фантастического варианта десятикратное превышение сил.
   Однако, никаких "сил обороны" вокруг эскадры по выходу из гипера, так и не обнаружили. Это ещё больше прибавило оптимизма у генерала Лоуренса. Офицеры в боевой рубке уже занялись своим непосредственным делом, командуя и направляя. Он лишь смотрел как всё, давно спланированное, как по нотам разыгрываемое сейчас, движется к неизбежному финалу.
  
   ******
  
   - Выключаю компенсаторы! - сразу по выходу из гипера предупредил астрогатора Сергей, и пробежался по пульту пальцами.
   Корабль напоследок основательно тряхнуло и он заскользил по инерции. Без искусственной гравитации. На его экранах тоже маячил полумесяц планеты-назначения, но не было вокруг скопления кораблей эскадры. Сергей озаботился тем, чтобы не только войти в гипер подальше от эскадры, не заявляя своего присутствия, но и выйти из гипера также не близко. А именно почти в полумиллионе километров от облака кораблей Ёс да ещё и чуть раньше. Чтобы даже случайно его не засекли. Ни визуально, ни по "волне отдачи". Ни те, что сейчас сидят на планете, ни те, что собираются эту планету атаковать.
   Так точно выйти -- это уже была несомненная заслуга астрогатора, очень тщательно просчитавшего в своей программе всё до мельчайших деталей. Как на входе, так и на выходе из гиперпространства.
   Отключил Сергей не только компенсаторы, но и много разных служб корабля. Оставил только самое необходимое. В том числе и приёмную аппаратуру. Чтобы зафиксировать всё, что произойдёт с эскадрой.
   На таком расстоянии от планеты, любой корабль выглядит как банальный мелкий астероид. Так что если там, "у сусликов", завёлся кто умный, что выставит против эскадры Ёс, что-то адекватное, то у них был шанс проскочить незамеченными. Причём очень серьёзный шанс.
   На тех расстояниях, что они имели, "Катти Сарк" вполне могла затеряться среди звёзд. Даже курс был не по касательной, а лежал далеко в стороне от планеты.
   Их задание в том и состояло, чтобы зафиксировать всё, что произойдёт. Плохого ли, хорошего ли... чтобы не было ни у кого желания потом, врать и передёргивать факты. Так, как это случилось со сражением у Чистых Дней. Дальняя Звёздная Разведка была достаточно независимой организацией от всех остальных, военных ведомств, чтобы выступить в роли беспристрастного наблюдателя.
  
  
   *******
  
   Флагманский корабль весь гудел от предвкушения драки. От предвкушения безнаказанности нанесения удара.
   - Сэр! С планеты запрашивают связь!
   - Давайте! - лениво отозвался Лоуренс.
   - Может сдадутся сразу и никаких бомбардировок делать не нужно будет... - добавил он.
   Он ожидал много чего, когда разворачивался экран связи с планетой, но то, что он увидел перед собой повергло его в изумление. С той стороны его приветствовал не "суслик" а... эльфийка! Та самая, к виду которых его и всех присутствующих на корабле, приучили ещё детские сказки, фильмы. Как обычно в сказках, фантастически красивая и изящная.
   Адмирал чуть не подавился слюной. Челюсть у него отпала.
   Ожившая легенда меж тем подарив всем видящим её ослепительную, обворожительную улыбку приступила к приветствиям.
   - Мы приветствуем эскадру Ёс в пространстве системы Хоббитов. - насмешливо сказала она.
   То, что системка названа была не так, как её обычно называли "суслики" не просто сбивало с толку. Что-то глубинное, давно забытое, всколыхнуло на дне его душонки это слово "хоббиты". Что-то опять связанное с древними сказками и легендами. И то, что "хоббиты -- хорошие и их трогать нельзя". И то, что "красоту бить нельзя" то же. Адмирал даже зажмурился и тряхнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. Не помогло.
   Наоборот, он стал подмечать всё больше и больше деталей, соответствующих легендам. И одеяние, и украшения, и даже интерьер за спиной, напоминающий зал сказочного эльфийского замка. Деталей и вообще антуражу в сумме было настолько много для некрепкой психики зажравшегося адмирала, что он невольно, но начал бояться. Той самой боязнью маленького мальчика, который знает, что поступает плохо, очень плохо, что его обязательно осудят и накажут, но вот... надо ему это самое нехорошее сделать. Даже под страхом неизбежного наказания.
   Примерно то же самое, ощущали почти все офицеры на мостике, кто видел картинку, передаваемую с планеты.
   Подавив рвущуюся наружу злость на себя и страх перед каким-то метафизическим наказанием которое как казалось дамокловым мечом повисло над всей эскадрой, адмирал выплюнул в сторону экрана с эльфийкой, ультиматум.
   - Но тогда, мы вынуждены обороняться. - с видимым сожалением произнесла принцесса эльфов.
   - Вы ничего не сможете сделать против нас. Лучше сдавайтесь. Давайте рассуждать здраво и судить объективно, мисс. У нас эскадра -- у вас ничего. У нас Армия. У вас... - адмирал запнулся, чуть не назвав доминирующую расу на планете "сусликами", но вовремя поправился, чтобы не позориться перед дамой, - хоббиты, которые не то, что воевать не умеют, но даже не способны осмыслить, что такое война.
   - Вы о нас забыли, адмирал! - с очень неприятной, тенью в насмешке, сказала эльфийка.
   - Сэр! - услышал адмирал доклад старшего офицера, - наши детекторы засекли запуск компенсаторов по всему кольцу станций "сусликов".
   Адмирал временно выключил звук и отвернулся от камеры.
   - Что это значит, полковник?
   - Мы не знаем, но похоже вся эта армада намерена дать дёру, сэр! Никакого оружия до сих пор не засечено.
   По телу адмирала пробежался нехороший такой холодок. Армада станций, расположившихся кольцом вокруг планеты, если считать в сумме, была намного больше чем их флот.
   - Сколько станций с компенсаторами? - задал более важный вопрос адмирал.
   - Двадцать семь. Расположены симметрично по всей окружности стационарной орбиты.
   - То есть, - уточнил адмирал, - как минимум защита у них есть?
   - Да сэр!
   - Пробить защиту сможем?
   После небольшой паузы. Полковник ответил.
   - Да сэр! Поступил доклад с технологического отдела. Они проанализировали характеристики поля и готовы загрузить характеристики компенсации в торпеды.
   - Итого... двадцать семь торпед на всё Кольцо оборонительных станций! Как мелко! - фыркнул адмирал и оборачиваясь к экрану связи снова включил звук.
   - Ваши возможности слишком скромны, мисс. Я ещё раз повторяю предложение сдаться!
   - Это невозможно. Мы не можем допустить Зло на планету хоббитов. - ответила эльфийка. Адмирал заметил, что она как-то выделила слово "зло". Да так, что оно даже в её устах приобрело какой-то особенный, инфернальный оттенок.
   - Но тогда, мисс, мы будем вынуждены уничтожить физически всех, кто нам будет оказывать сопротивление.
   - Вы осознаёте, что обрекаете тысячи людей на гибель? - чуть ли не прокурорским тоном спросила адмирала эльфийка. Слух адмирала резануло слово "людей". "Суслики" явно к роду людскому не относились.
   - Такова война, мисс. Но вы слишком самоуверенны. Людей если и погибнет, то очень не много. У нас совершенное оружие...
   - В отличие от вас. - Добавил он многозначительно после небольшой паузы. - Если вы не покоритесь сразу, то мы будем вынуждены подвергнуть поверхность бомбардировке. Аннигиляционными бомбами.
   Чем дальше разговаривал адмирал с эльфийкой, тем больше он обретал уверенность, потерянную после шока столкновения с ожившей сказкой. Всё больше и больше эти эльфы, кем бы они ни были, становились в его глазах приземлённее, обычнее. Теряли флер сказочности.
   "Да, красивую девочку выставили для переговоров. - думал он. - Тем интереснее будет впоследствии с ней позабавиться... И с такими как она".
   Однако, эта самая "принцесса эльфов" и не думала пугаться. Тем более она не думала идти на попятную, пытаясь выторговать у адмирала хоть какие-то поблажки или отсрочки. Особенно странно это выглядело в свете того, что "суслилки", несмотря на бредовую философию пацифизма, дураками не были. И сейчас перед собой имели полную информацию о том, что появилось в пространстве их системы, и в каком количестве, с каким качеством.
   - То же самое я могу сказать и о вас. Вы самоуверенны. И вы только что столкнулись с нами. А у нас, в отличие от хоббитов, но кое-что имеется... В рукаве. - с нехорошим намёком вымолвила принцесса. - И мы не позволим вам вот так походя выжечь целый мир.
   - Так вытаскивайте! Посмотрим, что у вас там есть. - насмешливо сказал адмирал. Он начинал всё больше куражиться над явно блефующими эльфами. Ведь только что к нему на соседний дисплей поступил полный отчёт о том, что засекли детекторы на планете и возле неё. Ничего, что бы реально представляло угрозу эскадре - не было.
   - Хорошо! - с сожалением, вымолвила эльфийка. - Нам действительно очень жаль, что погибнут тысячи людей. Но мы не можем допустить вас в Заповедные Леса и Просторы.
   - Так, что померяемся силами, мисс? - уже явно издевательски спросил адмирал Лоуренс.
   - Не выйдет. - С ещё большим сожалением вымолвила принцесса -- Вы уже мертвы...
   Вспышка, и мгновение спустя адмирала не стало. Так и остались не высказанной фраза, так и осталась недодуманная на полуслове мысль... Также как и у остальных, кто в этой эскадре шёл "стричь баранов". Только никому из них уже не суждено было вернуться. Даже самим стриженными. Резонанс, компенсаторов, что использовали так презираемые адмиралом "суслики" не оставлял ни единого шанса им уцелеть. Всплеск собственных полей, почти таких же жёстких, как и при входе-выходе из гипера, но прямо противоположным задаче компенсации, разодрал корабли в тончайшую пыль.
  
  -- Часть пятая. Конец Вечности
  -- Ирби под микроскопом. Звездолёт "Пегас" - 49 световых лет от Саны.
  
  
  -- Пути богов
  
  
  
  -- Морилка для "тараканов"
  
  
  
  -- У колыбели Богов
  
  -- Война дураков
  
  -- Разгром
  
  
  
  -- Агония
  
   Убить целую планету просто - есть очень много способов.
   Один из них -- просто засыпать водородными бомбами с кобальтовой оболочкой. Нейтронный поток от термоядерного синтеза, превращает кобальт оболочки в радиоактивный кобальт-60. С периодом полураспада в 12 лет. Испускающего при распаде гамма-кванты -- убийственные для любого живого организма. И если таких кобальтовых бомб на планету будет высыпано достаточно -- например пара тысяч тонн в пересчёте на кобальт -- она станет стерильной. Гамма излучение выжжет на суше всю жизнь на глубину десятка метров. Всё, что под землёй спрячется -- умрёт от голода. Океаны, отравленные радиацией, также вымрут.
  
   Дальше есть способ с релятивистскими снарядами.
   Килограмм массы, разогнанный до околосветовой скорости способен вызвать взрыв на поверхности сколь угодно большой мощности. Ведь вся кинетическая энергия этой массы переходит в тепловую. Ядерные реакции, вызванные таким "горячим" столкновением, только лишь усилят эффект. И засечь такую мелочь, летящую почти со скоростью света, практически невозможно. Ведь для того, чтобы её сбить, надо засечь её как минимум за десяток минут до того, как она попадёт в цель. А это уже астрономические расстояния.
   Есть и ещё один способ -- начинить небольшие шарики антивеществом. И сбросить их так, чтобы они в нужное время, вошли одновременно в атмосферу той самой планеты-жертвы. Оболочка из обычного вещества, и устройства, создающие поля для удержания антивещества от контакта с оболочкой -- сгорят в атмосфере. И в глубине атмосферы аннигилирует этот самый шарик антивещества.
   Чтобы выжечь планету дотла, вскипятив попутно океаны, нужно всего-то несколько сотен килограмм таких "шариков". И что особенно мерзко для защищающегося -- их засечь тоже практически невозможно, так как на среднюю планету, ежедневно выпадают сотни тонн метеоров. Отличить же обычный космический мусор, от шарика с антивеществом -- практически невозможно.
   И эти способы -- далеко не все из тех, что может придумать разум обозлённый. Разум, одержимый жаждой мести. Одержимый страхом перед угрозой уничтожения другими цивилизациями.
   Именно поэтому, любые "звёздные войны" - бессмысленны. Так как самоубийственны.
   Как только какая-то из сторон обнаружит, что проигрывает, что стоит перед реальной угрозой уничтожения, она пойдёт именно на такие меры, чтобы выжить самой. Это будет означать обоюдное и гарантированное уничтожение. Или бесконечную войну, с выжиганием всё новых и новых миров, которые только может найти и заселить воюющий разум.
  
  -- Не убоюсь я Зла!
  
  -- Тени далёкого прошлого
  -- Эпилог. Звёздные странники.
  
  
   (1)Ситара - звезда (хинди).
   (2) Один парсек(пк) равен 3,26 светового года. Отсюда, 150 пк = 489 св. лет.
   (3)Гюнтер-Оскар Диренфурт -- альпинист, путешественник, исследователь Гималаев.
   "Зона жизни" - область планетных орбит, где планеты получают от центральной звезды не меньше, но и не больше тепла чем то, что достаточно для возникновения и развития жизни на них.
   (5)Что, кстати, довольно часто встречается среди подростков, но не часто замечается учителями (прим. Авт.)
  
  
  
  
   95
  
  
  

Оценка: 3.88*49  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Блэк, "(не)рабыня для шейха ада" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "Не (воз)буди короля мертвых" (Юмористическое фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Н.Любимка "Чёрт те кто и сверху бантик!" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Современный любовный роман) | | А.Лакс, "Срок твоей нелюбви" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"