Крыжановская Оксана: другие произведения.

Тайны моей возлюбленной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.57*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга
    Если брак - дело тонкое, то фальшивый брак - тоньше самого легкого шёлка, который должен скрыть деловой подход супругов к данному вопросу, их настоящее отношение и череды интрижек. И ещё он должен скрывать тайны. Вот только порой случается, что супруги начинают испытывать друг к другу чувства и фиктивный брак становиться самым что ни на есть настоящим. Но если возлюбленные могут принять свои чувства, что делать с тайнами? Особенно если они задевают не только их жизни, но и судьбу целой страны?
    Предупреждение: Роман запрещено размещать на постороних ресурсах без разрешения автора.

  Посвящается моей самой обворожительной, доброй, умной, терпеливой и любимой мамочке.
  
  Спасибо за "мозговые штурмы", советы и поддержку!
  
  
  
  
  
  Неужели вы думаете, что когда ночью лежишь в постели один, то мысль о том, что тебя любит полмира, может тебя утешить?
  Полмира - это ничто, если не любит тот, кто тебе нужен.
  
                                                                       ? Бриджит Бардо
  
   Глава 1
   Приевшаяся роль
  
    Лэрн Тристан Дельт-гор с любопытством рассматривал женщину перед собой, сосредоточенно копающейся в проводках протеза и не обращающей ни на что более внимание. Рассматривал он её отнюдь не мужским взглядом, то есть на фигуру почти не глядел, а внимательно следил за руками женщины.
  
  - Подай мне отвертку с жёлтой ручкой, - не глядя, сказала она, требовательно поманив ладошкой. Голос у неё был низкий и грубый, что совсем не сочеталось с её точеной фигурой, сейчас затянутой в чёрный рабочий комбинезон; изящными руками с тонкими запястьями и длинными пальцами, несмотря на вид, уверенно и знающе сжимающие как отвертку, так и молоток; миловидным лицом формой сердца с россыпью веснушек, пухлыми губами и выразительными зелёными глазами. Последним штрихом были волосы: тяжёлые рыжие локоны, сейчас стянутые в высокий хвост, а чёлку придерживали рабочие очки, чтоб не лезла в глаза и не отвлекала от работы. Этой женщине самое место было на балу - блистать в обществе молодых кавалеров, но никак не в этом старом здании в рабочем квартале, который Анигер Тремс снял и обустроил под своё рабочее место.
  
  Именно из-за её внешности Тристану поначалу трудно было относиться к ней серьезно. Он даже пытался с ней заигрывать, правда, безуспешно. Женщину, кажется, в жизни интересовало лишь одно - техника. Когда лэрн увидел её в деле, то удивился, конечно, но быстро потерял интерес. Да из-за появившегося чувства ксобственной супруге ему стали безразличны другие женщины. Но месяц назад мужчина узнал тайну Регины, из-за чего у него появилсяинтерес к работе этой женщины. Она вначале кидала на него косые недовольные взгляды, особенно, когда он интересовался, почему она решила заниматься техникой и расспрашивать о работе. На вопросы она не отвечала, но и не прогоняла. Сейчас даже снизошла до разрешения подавать ей различные инструменты.
  
  Тристан усмехнулся - женщина уже поняла, что называть номер отвертки или форму наконечника бесполезно и перешла на расцветку ручки - и вложил в ладонь указанный инструмент. Она тут же открутила несколько болтов в протезе, сняла небольшую панель и вытащила на свет ещё несколько проводков.
  
  - У вас всё нормально? - в комнату вошёл Анигер Тремс, как всегда во всем белом и незаменимыми очками с красными стеклами, скрывающими его глаза.
  
  Место, которое Тремс выбрал для своей мастерской, находилось в рабочем квартале. Раньше это была небольшая швейная фабрика, но хозяин разорился, фабрику закрыли, и она стояло бесхозной, пока её не выкупил Анигер Тремс. Это было двухэтажное здание с просторными комнатами, большими окнами с затемненными стёклами и двумя подвальными этажами. Именно они были переделанные под мастерскую.
  
  - Нет. Не нормально, - произнесла женщина, отъехав на стуле от стола и устремив на начальника недовольный взгляд. - Анигер, что он тут делает? - кивнула она на Тристана. - Он нам понадобится, когда мы будем подключать протез непосредственно к живому человеку. Сейчас его присутствие бесполезно.
  
  - Ну вот, а я только думал, что мы нашли общий язык, - печально посетовал Тремсу лэрн. - Я даже немного в отвертках стал разбираться! - с гордостью добавилон, заставив женщину закатить глаза к потолку.
  
  - Августина, лэрн Дельт-гор имеет полное право наблюдать за ходом разработки. - Тристан покосился на Анигера. Он до сих пор не привык к тому, как этотзаносчивый мальчишка - как лэрн окрестил его при первой встрече - разговаривает со своими подчиненными: жестко, властно, не терпя любых возражений. - Вдобавок лэрну нужно запомнить, как выглядит нервная система протеза. Или ты планируешь разобрать и собрать протез во время подключения к человеку?
  
  Августина не ответила, кинула на Тристана очередной недовольный взгляд, поджала губы и вернулась к протезу на столе. Точнее, это была одна из трёх моделей, над которыми трудились шестеро, включая женщину и Тремса.
  
  Понаблюдав немного за действиями своего работника, Анигер подошел ближе, склонился над столом, уперев в него руки,и задал вопрос, смысл которого Тристан не понял. Что-то на счет запоздалого отклика и перемены действий пальцев. Августина ему что-то принялась объяснять, попутно указывая отверткой на проводки, и в конце хмуро закончила:
  
  - Я пытаюсь разобраться в причине, но пока не могу её найти.
  
  - Отойди, - приказал Тремс, закатывая рукава.
  
  Женщина послушно освободила место начальнику. Тот принялся копаться в протезе с большим усердием и азартом, порой требуя подать ему различные инструменты. Название многих Тристан не знал, но пытался запомнить. Наблюдая за слаженной работой двух техников, лэрн все больше ощущал восхищение и задавался вопросом: " - А кто подавал инструменты его супруге?". Наверное, никто, ведь она никому не могла довериться. Представив Регину,одиноко сидевшую в комнате и также склонившуюся над каким-нибудь изобретением, мужчине вдруг очень сильно захотелось её увидеть. Вдобавок время склонялось к ужину. Попрощавшись с изобретателями, хотя они вовсе не обратили на это внимание, Тристан поспешил домой, на ходу задумывая, какие сладости сегодня привести своей супруге.
  
  
  
    Анигер Тремс заметил уход Тристана где-то чрез полчаса. Подняв голову, чтоб уточнить у Августины одну деталь, Тремс понял, что лэрна в комнате нет.
  
  - Когда ушёл лэрн Дельт-гор? - спокойно спросил он, пытаясь не показать охватившее волнение.
  
  - Где-то с получаса назад, - ответила женщина иоткрыла, было, рот, чтоб что-то сказать, но не успела. Начальник резко вскочил на ноги и бросился к выходу, крикнув на ходу:
  
  - Дальше сама!
  
  Августина закатила глаза к потолку и вернулась к протезу. Она привыкла, что её начальник уходил и появлялся, когда ему вздумается, но не одобряла подобную халатность. Хотя гении всегда были со странностями, и данный факт усмирял её раздражение. Вдобавок она прекрасно знала, кто скрывается под маской Анигера Тремса.
  
  Одна из причин выбора именно бывшей швейной фабрики скрывалась в том, что она располагалась в двадцати минутах ходьбу от дома ?17 на Гелвеес-парк. Если идти быстрым шагом и срезать несколько улиц, то и вовсе пятнадцать. Анигер же сорвался на бег, поэтому сократил время вовсе до десяти минут. Забежав в дом, и немного отдышавшись, Тремс принялся раздеваться: снял очки и парик, опомнился и побежал мыть испачканные руки, затем скинул мужскую одежду и втиснулся в темно-серое платье, обулся и вошел в старинный шкаф, чьи ручки были в виде двух змеиных голов со сплетёнными языками.
  
  
  
    Регина не успела: Тристан уже ждал её в женской спальне, привычно устроился в кресле и поглаживал млеющего на его коленях Слоника.
  
  - Привет! - с улыбкой встретил свою супругу, отложил саванна в соседнее кресло и поднялся на ноги.
  
  - Привет, - смущено ответила Регина и извиняющеся спросила: - Я сильно опоздала?
  
  - Нет. До ужина ещё десять минут. - Тристан подошёл ближе и сощурился. - Что это у тебя тут? - Мужчина потянул к её лицу руку, но девушка отпрянула и кинулась в будуар, бросив на ходу:
  
  - Испачкалась, наверное, где-то! Я сейчас! Подожди!
  
  Забежав в ванную комнату, Регина посмотрела в зеркало и выругалась. Её щека была испачкана. Наверное, она задела щеку пальцами, когда снимала очки, но из-за спешки не посмотрела на себя в зеркало и не заметила этого. Умывая лицо, девушка пообещала впредь быть более осмотрительной.
  
  Нужно отдать Тристану должное: неудобных вопросов он не задавал. Регину это радовало и в тоже время печалило, заставляло нервничать и чувствовать себя виноватой. Чем ближе было окончание трехмесячной отсрочки, тем больше лэри понимала: она боитсярассказывать супругу правду. Хоть девушка решила для себя насладиться этими тремя месяцами их супружеской жизни сполна, но с каждым прожитым часом ей всё больнее было осознавать: дни их счастливой жизни скоро окончатся. Она исполнит свой план, перевернет их страну верх тормашками и, не смотря на боль и страх, признается во всем Тристану. И он, конечно же, от неё откажется. Какой мужчина сможет терпеть подле себя супругу, слишком умную для женщин и поставившую под сомнение авторитет мужчин, притом не скатившись до зависти и страха? Даже Минос - единственный поддержавший ее мужчина, смотрит на неё, когда думает, что она не видит, именно со страхом и завистью. Да в детстве он заинтересовался в ней только из-за силы металирана. Если бы не магия, то он никогда бы не обратил на неё внимания. Какое ему дело до очередной племянницы, хоть и от родного брата?
  
  Регина с силой сжала раковину пальцами, пока она не заболела, внимательно всматриваясь в зеркало, где на неё смотрело уставшее и какое-то растерянноелицо.
  
  Не следует подаваться чувствам. Не следует поступать необдуманно. Не следует убегать. Да, потом будет больно и тяжело, но Регина совершит переворот в стране и наконец-то получит признание! Разве не этого она всю жизньхотела?
  
  
  
    Лэри Изольда с добродушной улыбкой приветствовала племянника с супругой. Погода была солнечная, хотя ветер был ещё прохладный, но женщина распорядилась накрыть стол в беседке. В палисаднике уже проклюнулась на свет ярко-зелёныетрава, ислегка распустились голубые пролески. Молодые листья на деревьях с нерешительностью распускались, словно боялись, что внезапно могут ударить морозы, а почки с каждым днём набухали и светлели. В воздухе пахло весной, свежестью и сладким печёным тестом с персиками. Клара недавнодостала пирог из печи и поставила на подоконник, пока готовила напитки госпоже и её гостям. Когда служанка расставила угощения на стол, Изольда мягко спросила:
  
  - Тристан говорил, что ты такая же сладкоежка, как и он. Мы с Кларой подумали и решили испечь персиковый пирог. Надеюсь, угадали?
  
  - Благодарю, - ответила Регинаи послала улыбку служанке. - Персиковый пирог мой любимый.
  
  - Тетушка! Как ты могла! - в сердцах воскликнул Тристан и обвиняюще добавил: - Я уже не первый месяц пытаюсь узнать, какие любимые сладости моей супруги, а ты угадала с первого же раза! Как тебе это удалось?
  
  В ответ тетушка лишь загадочно улыбнулась, не став сдавать племянника, ведь именно он однажды обмолвился о любви супруги к пирогам.
  
  - Не волнуйся, Тристан, это не единственная моя любимая сладость, так что продолжай угадывать, - ответила Регина с улыбкой, отломила кусочек пирога, положила в рот и с наслаждением прикрыла глаза: воздушное тесто таяло во рту, а вкус консервированных персиков и мягкого крема взрывал вкусовые рецепторы.
  
  - Просто признайся, тебе нравится, что я каждый день кормлю тебе сладостями, - с напыщенным недовольством возразил лэрн, с не меньшим наслаждением наблюдая за лицом супруги, не сдержался, погладил её под столом по руке.
  
  - Но ты их тоже ведь ешь, - припомнила лэри, подалась к Изольде и доверчиво сказала, понизив голос: - Представляете, он покупает всегда две коробки, потому что боится, что за одну мы можем подраться!
  
  Тристан подался с другой стороны и скопировал тон Регины:
  
  - Представляете, я специально покупаю две коробки, но моя сладкоежка-супруга всё же умудряется таскать сладости и из моей коробки!
  
  Регина залилась румянцем - она не думала, что супруг это заметил - попыталась выдернуть руку, но мужчина лишь сильней её сжал, и воскликнула:
  
  - Я всего лишь пару раз брала!
  
  Тетушка не выдержала и рассмеялась, затем посмотрела на племянника и сказала:
  
  - Мальчик мой, запомнила на будущее: никогда не стоит упрекать женщину в её мелких слабостях, иначе она обидится и назло будет творить большие глупости.
  
  - Я не упрекаю, - тут же пошёл на попятные Тристан и даже руки поднял, мол, я сдаюсь на вашу милость, правда, их тут же опустил под стол и вновь сжал ладонь девушки. - И рад, что моя супруга не разделяет новомодные у молодых лэри диеты и не морит себя голодом, лишь затем, чтобы влезть в платье на один размер меньше.
  
  Лэри Изольда хмыкнула, думая о том, как племянник изменился. Кардинально он, конечно же, не поменялся и остался все тем же шалопаем, но вот его отношение к супруге... Женщина заметила каждый взгляд, который Тристан кинул на Регину, каждую улыбку и прикосновение. Понять простую истину было не трудно: её племянник наконец-то влюбился! И Регина ему явно отвечала теми же чувствами, что радовало. Лэри подавила радостную улыбку, представив, как будет нянчиться с внуками, пусть и двоюродными. Главное, предупредить девушку. Изольда надеялась, что за это время Регина стала ей доверять и её слова воспримет в серьёз.
  
  - Мальчик мой, я вдруг поняла, что ужасно хочу холодного десерта с курагой и черносливом. Не съездишь в город? - с намеком посмотрела на племянника женщина.
  
  Тристан кинул быстрый взгляд на супругу и ответил, помедлив:
  
  - Хорошо, тётушка. Регина тебе тоже привезти?
  
  - Спасибо, - кивнула девушка головой.
  
  Мужчина поцеловал на прощанье ладонь супруги. Оставшиеся женщины несколько минут спокойно пили чай и ели пирог, когда звук двигателя полностью исчез, Регина прямо посмотрела на лэри Изольду и спросила:
  
  - О чём вы хотели со мной поговорить?
  
  - Наблюдательности и уматебе не занимать, а вот терпению стоит поучиться, - с покровительственной улыбкой ответила женщина.
  
  - Я никогда не понимала это глупое правило высшего света: изображать из себя слепую дурочку и ждать, когда к тебе обратятся, - тем же ровным голосом ответила супруга племянника. - Зачем попусту тратить время, если разговору быть?
  
  Изольда откинулась на спинку стула, взяла в руки кружку, желая погреть ладони, и произнесла, скопировав тон Регины:
  
  - Теперь я понимаю, чем ты привлекла Тристана. Ты открытая и прямая, наивная и в тоже время умная. Моего племянника всегда окружали лицемеры, да и сейчас окружают, которых всегда интересовали его статус, внешность или деньги. Что же тебя в нём привлекло?
  
  Регина помедлила перед ответом, но ответила искренне:
  
  - Изначально мне нравилось его поведение.
  
  - Поведение? - удивленно переспросила лэри. Одно дело, когда его образ жизни привлекает мужчин, но девушку?..
  
  - Мне нравилось, что Тристан честен с собой и со своими желаниями, - ровно продолжила Регина, - но познакомившись с ним ближе, я поняла, что это не совсем так. Это случилось, когда Тристан признался, что у него нет друзей, а со своим последним другом он общается до сих пор лишь из-за общих воспоминаний и не желает его обидеть. Это показалось мне странным, и я захотела стать его другом.
  
  - Другом? - рассмеялась пожилая женщина. - Девочка моя, дружба между мужчиной и женщиной - один из самых больших самообманов. И чаще всего себя обманывают именно женщины. Но не будем вдаваться в философские беседы. Будет желание - приезжай, поболтаем.
  
  - Хорошо, - согласилась Регина, сделала глоток чая и продолжила: - Чем больше я общалась с Тристаном, тем больше понимала, что он совсем не такой, кем хочет казаться. Я увидела многие его стороны и тот образ, что был у меня в голове, разбился вдребезги. Наверное, с этого все и началось. Он подкупил меня своей заботой, внимательностью и добротой. - Девушка потупила взгляд и тихо призналась: - Так ко мне ещё никто не относился.
  
  - Девочка моя! - счастливо воскликнула Изольда. - Разве ты не понимаешь: именно ты заставила его измениться! На самом деле Тристан ещё тот шалопай, но очень рада, что в его жизни появилась ты. Именно поэтому я хочу тебя предупредить. - Голос женщины стал серьёзен: - Когда у вас появится дети, и если среди них будет девочка, внимательно за ней следи и никогда не давай ей изучать магию! Это очень важно!
  
  Регина очень внимательно смотрела в лицо женщины, и ей вдруг стало не по себе. Слишком понимающий у неё был взгляд.
  
  - Подробности вы мне рассказать не сможете?
  
  Изольда удивилась, хотя виду не подала. Такой вопрос от неё она не ожидала услышать!
  
  - Да, - кинула пожилая женщина головой.
  
  - Я тоже не могу вам ничего рассказать, лишь хочу заметить: ничего не вечно, всё меняется. - Регина допила чай и поставила кружку на блюдце. Звук получился слишком громким. - И я надеюсь, что изменения будут скоро.
  
  Когда супруги уехали, лэри Изольда сидела возле окна и глядела на свой палисадник. Несмотря на спокойный вид, мысли её в голове носились хороводом. Одна мысль особенно не давала покоя: "Неужели Регина одна из них?". Если это так, то она должна собрать как можно больше информации и рассказать Тристану. Она не позволит, чтоб женщину, которую наконец-то полюбил её мальчик, использовали в предстоящей революции, потому что не верила, что она обернётся успехом. Король и "Ловцы ведьм" не позволят пошатнуть их авторитет и лишиться власти.
  
  - Надеюсь, Регина, ты не принимаешь в этом фарсе участие, - решительно прошептала пожилая женщина, - иначе я сама запру тебя где-нибудь, пока ситуация не успокоится!
  
  
  
    Утро Вильяма Оркиста начиналось в семь часов. Пятнадцать минут он тратил на утренние процедуры и ещё пятнадцать на завтрак и проверку свежей прессы. Не было потрачено ни одной лишней секунды - все его движения были отработаны до автоматизма. Ровно в полвосьмого мужчина выходил из поместья Дельт-гора-младшего и направлялся на биржу. К восьми он был на месте, записал измененные за ночь цены, если такие были, послушал последние новости, обсудил несколько вопросов и вернулся назад в поместье. Начальник просыпался к девяти, и его уже ждала на столе сводка последних новостей.
  
  - Есть чем меня порадовать? - был его самый частый вопрос.
  
  - В Сембре собираются открыть новую шахту, но информации пока мало.
  
  - Разузнай о ней.
  
  - Уже отдал приказ.
  
  - Напомни мне, повысить тебе жалование, Вильям, - привычно усмехнулся начальник.
  
  - Непременно, Тристан, - ответчал Оркист.
  
  Все знали Дельт-гора-младшего, как Золотого повесу, ловеласа и бездельника, который живет за счёт денег семьи. Лишь единицы знали, что Тристан с двадцати пяти лет удачно играет на бирже и живет на заработаные деньги. И ещё меньше, что лэрн разрабатывает собственные магические плетения заклинаний и артефакты.
  
  Затем Вильям занимался привычными для него делами: встречался с людьми, собирал информацию, разбирал бумаги. Обычная и ничем не примечательная жизнь, настолько засосавшая его в рутину, что он уже и не помнил другой жизни.
  
  Хотя нет. Помнил. Своё детство он не забудет никогда. Как и день, когда оно кончилось. Когда его жестко отобрали.
  
  Но один день в жизни Вильяма Оркиста отличался от привычной суеты. Это день всегда выпадал на разные числа, никогда не повторялся и всегда приводил его в разные места. И сегодня был именно этот день
  
  Ступая по вымощенной бетонной плиткой улице, к Оркисту подбежал мальчика.
  
  - Дядь, купи газету, - произнёс он. - Медяк всего стоит.
  
  Мужчина кинул мальцу монету, тот её ловко поймал и протянул газету.
  
  - Особенно интересная статья про птиц на седьмой странице, - добавил мальчишка, шмыгнул носом и убежал.
  
  Вильям проводил его взглядом, на несколько секунд окунаясь в воспоминания, как когда-то также продавал "дядям" газеты. Открыв её на седьмой странице и прочитав в небольшую статью о вымирающих птицах Торении, мужчина засунул газету под мышку и направился в квартал работяг, внимательно высматривая, нет ли за ним хвоста. Дом, к которому он подошел, ничем не выделялся на фоне других: те же обшарпанные стены, не белившиеся уже ни один год, покосившийся деревянный забор, из-за дождей и солнца став светло-серого цвета, потрескавшаяся крыша, забитые окна, где отсутствовали стёкла. Это было самое дно Столицы и одновременно самая честная его часть, не прикрытая фальшью и лицемерием. Грязная, жестокая, но честная, потому что людям в этом месте требовалось всего лишь одно - освобождение.
  
  В дом Вильям зашел не стучась, так как дверей не было. Воздух, не смотря на выбитую дверь, был затхлым и смердел плесенью, гноем и болезнью. На старом прогнившем матрасе, постеленным прямо на полу, лежала женщина с изуродованным болезнью телом. Оркист равнодушно посмотрел на неё и на трёх детей: двух мальчиков-погодок и девушки. На их телах тоже была хворь, хуже всего было одному из мальчишек - она разъела его правую ногу почти до кости.
  
  Антидот от "чёрного грибка" уже давно создали, вот только не у всех хватало денег на его покупку.
  
  - Помогите, - голос девушки был тих и слаб, - помогите, пожалуйста.
  
  - Я могу помочь лишь одним способом.
  
  На секунду в глазах девушки появился страх, но затем смирение. Она еле заметно кивнула.
  
  Жаль, Вильям не захватил с собой никакого оружия, а в доме не было даже ножа. Пришлось слегка повозиться.
  
  Спустившись в подвал, Вильям кинул газету на пол, и через пару секунд под ней появилась воронка. Мужчина шагнул следом за упавшей в неё газетой и вышел странное место. Описать его можно было лишь тремя словами: лампа, деревянные стол и стулья, а за кругом света - непроглядная тьма, которая, кажется, наблюдет за тобой.
  
  Вильям присел за стол, и потянулись минуты ожидания. Она появилась через минут пятнадцать, присела напротив, кивнула головой и спросила:
  
  - Информация на счет Регины Дельт-гор подтвердились?
  
  - Да. Тристан её действительно любит и пойдет на всё, чтоб защитить.
  
  - Что на счёт информации об этой женщине?
  
  - Бесполезно, - хмуро ответил Вильям. - Я не смог ничего найти, кроме общей информации, которую вам уже предоставил.
  
  - Нам это не нравится, - холодно ответила она, нахмурившись. - Нужно достать больше информации.
  
  - Что я, по-вашему, ещё могу сделать? Я всего лишь человек! У меня даже магии нет! - в раздражении повысил мужчина голос.
  
  Это место всегда плохо на него влияло и мешало совладать с собой. Оно словно специально вытягивало на свет его эмоции и, казалось, упивается этим.
  
  - Это очень прискорбно, - печально вздохнула женщина. - Твоя мать была одаренным магом.
  
  - Что же вы её тогда не спасли?! - Вильям вскочил на ноги. От резкого движения стул упал, но звука не было.
  
  Женщина несколько долгих секунд смотрела ему прямо в глаза, усмехнулась и задавала встречный вопрос:
  
  - А почему не спас ты?
  
  Он мог ответить на этот вопрос. Дать логичный и понятный ответ. Оправдать себя... но он смолчал, разверзнулся и направился к воронке.
  
  Этот непохожий день кончился, и впереди его вновь ждала рутина. До следующего непохожего на привычные будни дня.
  
  Выбежав из дома, где осталось лежать четыре трупа, мужчина яростно и быстро задышал, словно его душили призраки тех, кого полчаса назад задушил он. Наконец-то его дыхание успокоилось. Вильям прикрыл глаза ладонью и быстро стёр выступившие слёзы.
   Как же ему приелась эта роль.
   Глава 2
   Судьба или случай?
  
   Белль Симэрт-норт легко дала обещание отвлечь от милэри её супруга, но на деле задача оказалась трудной и по прошествии месяца не была исполнена. У Золотого повесы не было определенного предпочтения в женщинах. С одной стороны, это должно было помочь, но на деле лишь добавляло проблем. Логично было бы предположить, что нужно искать женщину похожую на Регину, но Белль сомневалась, что Золотого повесу заинтересовала именно внешность. Нет, милэри привлекала совсем другими качествами: умом, загадочностью, прямотой, странностью, непохожестью на остальных. Она сама была очарована с первой встречи, когда милэри поставила тех языкатых гадюк и её на место. Тогда прямой взгляд и спокойный голос, в котором проскальзывали властные нотки, заставил Белль впервые испытать такой страх и одновременно благоговейный трепет. Милэри ментально поставила всех женщин на колени и заставила её бояться и уважать. Поэтому когда на Белль вышли члены круга, женщина сразу поняла, кто именно за ними стоит. Только у милэри хватит силы и смелости их возглавить.
  Из мыслей её выдернул мягкий женский голос:
  - О чём задумалась, золотце? - Сафира подала Белль бокал красного игристого вина и легла рядом на широкое ложе, застеленное приятной на ощупь шёлковой простыней. Белль оглядела обнаженную фигуру женщины, затем посмотрела на лицо и отрицательно кивнула головой: она точно не пойдет.
  - Да так, - ответила Белль и отпила, с наслаждением посмаковала прекрасный винный букет.
  - Слышала последние новости о Золотом повесе? - спросила Сафира, повернувшись на бок и подперев голову рукой.
  - Нет, - безразлично бросила лэри.
  - Сегодня он снял на весь день "Озиусс-холл" и привел туда... - женщина выждала театральную паузу и со смехом воскликнула: - Супругу! - Она издевательски захихикала, Белль же нахмурилась: ботанический сад "Озиусс-холл" был одним из самых красивых мест в городе. Жоррэн однажды водил её туда, и это место заставило её сердце трепетать от восхищения и красоты, открывающейся перед глазами. Необычные, диковинные цветы и бабочки ни одну женщину не оставили бы равнодушными, включая милэри.
   - В последнее время лэрн слишком много внимания уделяет своей мышке, - продолжала веселиться Сафира. - Это так неприлично! - с призрением выдала она и отпила вино. - Да и серая мышь оказалась не так проста. Вспомнить только её наряд на маскараде! Он был так вульгарен! Если бы она не была замужем за Дельт-гор-младшим, то уверена, её бы выставили из дворца и больше никогда бы не пригласили на бал. Но у любимчиков монаршей семьи особые привилегии...
  Белль еле сдержалась, поставила стакан на прикроватный столик и резко поднялась.
  -Ты куда, золотце? - расслабленно спросила женщина, приподнявшись.
  - Думаю, наши встречи исчерпали себя, - безразлично произнесла Белль, натягивая платье, - поэтому их пора прекращать.
  - Белль, что стряслось? - Сафира быстро поднялась и схватила уже бывшую любовницу за руку, но та её выдернула и отправилась в гардеробную.
  Женщина все пыталась узнать причину их расставания, но Белль хранила молчание, спокойно поправила у зеркала платье с прической и покинула дом лэри Сафиры Огнор-сим. Белль была сильно раздражена, но она уже давно выучила урок: настоящие чувства никогда не помогают делу. Да, ей хотелось заткнуть Сафиру и сообщить, что она ошибается на счёт милэри, но это бы только доставило проблем. Вдобавок через несколько месяцев всем всё станет известно. Ещё бы сделать так, чтоб Золотой повеса отвлёкся от милэри! Вдруг одна мысль мелькнула в голове. Белль даже остановилась от неожиданности, не понимая, как раньше не пришла к подобному решению. Танцовщица с мальчишника Золотого повесы! Лэрны о ней ещё долго говорили, и Дельт-гор-младший не мог ей не заинтересоваться!
   Самодовольно улыбнувшись, Белль Симэр-нор направилась дальше по улице.
  
  Тристан искоса косился на Регину, ведя машину по дороге. В результате лэри не выдержала и нервно произнесла:
  - Тристан, прошу, следи за дорогой.
  - Извини, - серьёзно ответвил мужчина, вспомнив об автокатастрофе, где погибла её семья, но вскоре не сдержался, кинул на супругу очередной взгляд и добавил: - Мне так нравится твоя улыбка, что я не могу больше ни о чём думать.
  Щеки девушки покраснели. Прошло уже столько времени, а она до сих пор не могла спокойно реагировать на комплементы супруга. Хотя Тристана это нисколько не огорчало, напротив, её смущение и потупившийся взгляд заставляли его сердце биться быстрее. Мужчина с предвкушением ожидал, когда их отношения станут более близкими, и как тогда супруга будет краснеть.
  - Я так счастлива, что не могу сдержать улыбку, - как всегда прямо и искренне ответила Регина, мягко улыбаясь.
  - Я рад, что ботанический сад тебе так понравился, - произнёс Тристан, кинув очередной взгляд на супругу. - Предлагаю, в следующий раз сходить в зоопарк. - По исчезнувшей улыбке мужчина понял, что сказала что-то не то, поэтому поспешил исправиться: - Можем пойти и в другое место. Куда бы ты хотела сходить, Регина?
  Она задумалась на несколько секунд и ответила с азартом:
  - На ярмарку!
  - Ярмарку?! - Тристан не стал скрывать своего удивления под маской веселья. С супругой лэрн старался быть как можно искренним, что поначалу получалось у него не очень удачно, но он старался.
  - На следующей неделе пройдёт первая весенняя ярмарка вблизи Велцкого рынка, - продолжила с азартом девушка. - Мы можем одеться как крестьяне, чтоб не привлекать не нужного внимания, и походить по ней. Там должно быть столько всего интересного! Особенно, если торговцы с других стран приедут! Хотя они чаще всего осенью приезжают.
  - Ты говоришь так, словно уже бывала там, - заметил лэрн.
  - А ты ни разу не был? - удивилась девушка.
   - Не приходилось, - пожал плечами Тристан.
  - Тогда решено: на следующей неделе мы идем на ярмарку! - решительно произнесла Регина, заставив супруга улыбнуться.
  Чем больше Тристан узнавал девушку, тем больше понимал, какое сокровище ему досталось. Мужчина с нетерпением ждал, когда закончатся эти два месяца, когда она откроется ему, и он сможет показать, что готов принять её со всеми тайнами. Он ведь понимал, что она ожидает от него худшего решения и думает, что он откажется от неё, узнав правду. Не зря же Регина сказала, когда он сделал ей предложение: "а главное, дай время себе". Она не была уверена в нём. Это, с одной стороны, злило Тристана, но понимание и принятие ситуации перевешивало стрелки весов. Притом, он прекрасно понимал супругу, ведь теперь и он хранил от неё тайну, которую страшился рассказать. И ещё он боялся, что именно Регина от него отречётся, если её узнает. Тристан Дельт-гор-младший впервые в жизни боялся кого-то потерять, но и понимал, что скрывать от супруги правду не сможет. Теперь, вспоминая их разговоры, мужчина с горькой усмешкой понимал и её предупреждения, и слова о "неподходящем времени". Но если бы все повторилось, и он заранее узнал бы, кто такая Регина Аско-льд, то он всё равно бы её полюбил.
  - О чём задумался? - выдернул из размышлений голос супруги.
  Тристан кинул на неё взгляд и ответил:
  - О судьбе. - Помедлив, мужчина серьёзно добавил: - Раньше я не верил в судьбу, пока не встретил тебя, - Тристан повернул голову и посмотрел в лицо супруге.
  - Тристан, на дорогу смотри, пожалуйста!
  - Извини!
  Несколько секунд они ехали в молчании, пока Регина спокойно не произнесла:
  - Если рассматривать жизнь с точки зрения математики, то это сложная система, соединяющая множество точек между собой посредством линий и отрезков. Существует "теория бабочки", которая гласит, что сложные системы чрезвычайно зависимы от первоначальных условий и небольшие изменения в окружающей среде ведут к непредсказуемым последствиям. Это означает,что все точки нашей системы, первоначально близко приближенные между собой, в будущем имеют значительно отличающиеся траектории. Таким образом, произвольно маленькое изменение текущей траектории может привести к значительному изменению в её будущем поведении.
  - В судьбу ты не веришь, я понял, - с усмешкой ответил Тристан.
  - Я лишь хотела сказать, что наша жизнь - это совокупление бесконечных изменений в мире. Мы не в силах их все предугадать и остановить, и без разницы как это называть: судьба или череда случайностей. - Регина пожала плечами. - Ответ на этот вопрос люди вряд когда-нибудь найдут, поэтому им остается лишь вдаваться в философию.
  - Знаешь, я раньше никогда не задумывался о своей жизни в глобальном смысле, - задумчиво произнёс лэрн, - и сейчас осознал, насколько мои слова о том, что я не верил в судьбу, пока не встретил тебя, самодовольны. Ведь я появился на свет благодаря тысячам моих предков. Не было бы одного из них - не было бы и меня. Был бы кто-то другой, но не я. Так что я перефразирую свою фразу, - Тристан посмотрел на Регину, - я признателен судьбе или случайностям, благодаря которым появились я и ты, и наши точки встретились в этой огромной системе. - Широко улыбнувшись, мужчина весело добавил: - Но признаться, мне всё же приятней думать, что это судьба, а не просто череда случайностей!
  
   - Анигер!
  Тристану пришлось несколько раз позвать парня по имени, пока он не оторвался от какого-то прибора и посмотрел на лэрна. Даже не видя глаза Тремса, мужчина чувствовал, что взгляд его рассеянный и не понимающий, что происходит.
  - А... Добрый день, Тристан, - Тремс потряс головой и сжал лоб пальцами. - Ты что-то хотел?
  - Да, у меня к тебе есть один разговор, - кивнул лэрн головой.
  - Тогда давай пройдём в столовую, - предложил парень и направился к лестнице.
  На втором этаже, откуда открывался вид части парка и ряды небольших домов, устроили кухнюи совмещенную столовую. На первом же - было некое подобие спален: одноместные кровати с тумбами, отделённые ширмами. Главная технологическая выставка приближалась, и работникам приходилось ночевать тут, чтоб не тратить время.
  В столовой находилось двое из команды Тремса - металиран Филипп и техник Оскар - Тристан поздоровался с обоими и в ответ получил слабые кивки. Вид у мужчин был такой, словно они вагоны разгружали без перерыва несколько дней. Заняв стол у самого окна, который использовал только Анигер, парень зевнул в кулак и спросил:
  - Так о чём ты хотел поговорить?
  - Может, ты вначале кофе хотя бы выпьешь? - предложил лэрн. - Выглядишь паршиво.
  Тремс отмахнулся и ответил:
  - Кофе кончился. За ним Августина пошла и вернется примерно через полчаса.
  - Ладно, - сдался лэрн. - В общем, у меня к тебе есть такой разговор: вы ведь ещё не выбрали человека, к которому собираетесь подключать протез?
  - Мы собираемся подключать к трём, - исправил Тремс и вновь зевнул в кулак. - Но ты прав: пока людей не нашли. Мы этим в конце месяца заняться собираемся. - Он посмотрел в лицо мужчине. - Я так понял, у тебя уже есть один человек на примете?
  - Да. Мой брат.
  Тремс несколько секунд молчал, затем тяжело вздохнул и произнёс:
  - Тристан, я не уверен, что твой брат нам подойдёт.
   - Почему же? - лэрн спросил спокойно, хотя внутри него все сжалось.
  - Тристан, ты понимаешь, твой брат не сможет сразу взять и начать ходить? - уточнил парень, увидел кивок мужчины и продолжил. - Я не целитель, а всего лишь металиран. Реабилитация займет не несколько месяцев, а лет! Сначала у него может ничего не получиться и ему придётся терпеть боль. Ты уверен, что он морально это сможет выдержать? Ведь мы хотели вначале подключить тех, кто лишился нижних конечностей недавно.
  - Да, ты не целитель, - усмехнулся Тристан, - ты всего лишь металиран, который создал то, чего до тебя никто не додумался! Но поверь мне, мой брат сильный и ради возможности встать из инвалидной коляски он вытерпит и боль, и годы реабилитации!
  - Тогда давай сделаем так: мы на днях съездим к твоему брату, и обсудим этот вопрос непосредственно с ним.
  - Анигер, думаешь, мой брат откажется от возможности снова встать на ноги? - лэрн вновь усмехнулся, но на этот раз с горечью. - Мой брат более десяти лет сидит в инвалидной коляске... - мужчина замолчал, да и больше слов не требовалось, хотя у Тремса все же нашлись:
  - Также твой брат должен будет подключиться самостоятельно, без твоей помощи. Тогда он лучше будет чувствовать протез и сможет быстрее к нему привыкнуть.
  - Я поддерживаю эту идею, - кивнул Тристан. - Именно Николас обучал меня магии, поэтому в его способностях я уверен.
  - Так же мы не будем включать его в показ проекта на выставке, - добавил Тремс.
  - Почему? - удивился лэрн. - Если в твоём показе будет представитель знати из такого древнего и знатного дома, как Виниарс, особенно из главной семьи, то это привлечет к вам внимание.
  - Потому что я хочу, чтоб нас признали из-за способностей, а не якобы протекции какого-либо дома! - резко ответил Тремс. - Поэтому и твоё имя на представлении фигурировать не будет.
  Тристан кивнул головой. Этот пункт они обговорили ещё в начале работы, и тогда лэрн не придал этому значения, подумав только о том, что для него это выгодное условие, так как показывать свои способности он не желал.
  - Кстати, - припомнил об ещё одной детали мужчина, - я давно хотел у тебя спросить: почему ты выбрал меня?
  - Мне Регина тебя посоветовала, - зевая, ответил Анигер.
  - Регина? - удивленно повторил Тристан и усмехнулся. Он думал, что Тремс через него хотел ближе оказаться к девушке, а оно вон как получается. Следующая мысль лэрна была похожа на озарение: "А что если и Регина участвует в разработке этого протеза, но её имя также не фигурирует, как и его?!". Мужчина прикусил себе язык - так ему хотелось задать этот вопрос Анигеру.
  Тремс кивнул и устремил взгляд за плечо лэрна. Губы его поджались, и он хмуро пробормотал:
  - Лучше сам бы сходил!
  Тристан оглянулся и увидел приближающуюся к ним Августину со стопкой бумаг в руках. Подойдя к их столу, женщина, полностью проигнорировав лэрна, бросила стопку перед начальником и хмуро заявила:
  - Это заявления на участие в выставке. Заполнить их надо сегодня и разнести до восьми часов.
  - Почему?! - вскочил на ноги Тремс. - До выставки ещё два месяца и подавать документы можно до пятнадцатого векельса!
  - Правила изменились и последний день подачи сегодня. Хорошо Бервис меня предупредил, иначе пролетели бы мы с выставкой!
  - Почему правила так неожиданно изменились? - удивленно спросил Тристан, с не меньшим удивлением наблюдая, как Тремс бьется головой об стопку бумаг, приговаривая: "Ненавижу бюрократию! Ненавижу заполнять бумаги! Четыре заявки по тридцать восемь страниц! В сумме сто пятьдесят страниц! Ненавижу бюрократию! Ненавижу заполнять бумаги!".
  Августина проследила за взглядом лэрна и отмахнулась:
  - Не обращай на него внимание. Документы нужно заполнять вручную, а он привык использовать голосовые перья, вот и бесится. А на счёт твоего вопроса, - женщина нахмурилась, - на королевской выставке имеют право показывать свои изобретения, как представители дворянства, так и низов, и первым это не очень нравится. Поэтому они часто подкупают вступительную комиссию. Официально прием заявок будет до пятнадцатого векельса, но на деле, если не успеть сегодня, то потом у комиссии могут возникнуть неотложные дела, и они все резко куда-то исчезнут до самой выставки. - Августина вытащила из кармана перо с чернильницей и положила на стол. - Хватить время зря терять. Нужно будет ещё успеть выловить членов комиссии и отдать им экземпляры. Так что за работу Анигер!
  На заполнение документов ушло больше четырёх часов. На Тремса была страшно смотреть: лицо осунулось и как-то посерело, он, шатаясь, подошёл к Августине и Тристану - она работала над протезом, он подавал инструменты - положил на стол стопку бумаг и тихо произнёс:
  - Я умер для всех на сутки. - Развернулся и, шатаясь, направился назад.
  Августина кинула на документы взгляд и тяжело вздохнула. Ей предстояло встретиться с членами вступительной комиссии и отдать им заявки, а то тоже была ещё та морока.
  - Я могу помочь, - увидев её взгляд, предложил Тристан. - Мои люди смогут быстро разнести заявления, а при необходимости и намекнуть, что не принять их - будет крайне неверное решение. - Лэрн самодовольно улыбнулся и уточнил: - Только у папки вас есть?
  - Нет, - хмуро ответила Августина. - Мне, когда Бервис сказал об "изменении" в правилах, как-то не до папок было. Я быстро бросилась по кабинетам комиссии документы собирать, а потом сюда.
  - Ладно, - ответил лэрн, прикидывая, как их лучше понисти. - Мне все равно придётся домой заглянуть.
  - Спасибо.
  Тристан удивленно посмотрел на Августину, а та хмуро ответила:
  - Что? Я умею ценить помощь, и твоя нам сегодня пригодилась.
  - Значит, я годен не только отвертки подавать? - усмехнулся мужчина, и женщина закатила глаза к потолку.
  
  Настроение у Аниты Сейрин за последние несколько дней из "пойти и повеситься" стремительно поднялось до "а жизнь-то налаживается!". Доход в труппе был скуден, а деньги, которые ей заплатили за танец на мальчишнике знаменитого Золотого повесы, довольно быстро кончились. Она смогла купить себе всего-то пару роскошных платьев, несколько украшений и снять на полгода квартиру в Творческом квартале. Из-за отчаянья, она уже решила согласиться на очередное приглашение выступить на мальчишнике, от которых до этого отказывалась, как ей неожиданно сделали уж совсем необычное предложение: на два месяца привлечь к себе внимание Золотого повесы! Анита вначале сомневалась, но когда ей пообещали заплатить запредельно заманчивую сумму и добавили, что расходы на платья, украшения и косметические услуги в Роллентии - в Роллентии! - заказчик берет на себя, то тут уж она не выдержала и согласилась. И на этот раз решила деньги потратить с большим умом - отдать на взятки, чтоб пробиться в большой театр. В своих силах обольщения Анита не слишком была уверена, но заказчик сказал, что будет указывать, что делать и она немного успокоилась: всё же актрисой она считала себя хорошей.
  Увидев идущего по улице Золотого повесу, Анита Сейрин глубоко вздохнула-выдохнула и плавной походкой направилась ему навстречу, рассеяно рассматривая витрины магазинов.
  На ней было надето обычное жёлто-зелёное платье в клетку, а светлые волосы она распустила - заказчик хотела, чтоб Золотой повеса узнал в ней танцовщицу с его мальчишника.
  Когда они были в шаге друг от друга, Анита сделала вид, что засмотрелась на туфли в витрине и "случайно" врезалась в Золотого повесу. Мужчина, видно, над чем-то сильно задумался, так как от неожиданности выпустил стопку бумаг из рук. Белые листы закружились в воздухе словно снежинки, и плавно опустились на бордюр.
  - Ой, простите! - воскликнула Анита, прижимая ладони к щекам. - Я такая невнимательная!
  - Что вы, девушка, в этом недоразумении виновен лишь я, - с обольстительной улыбкой возразил мужчина, и Анита почувствовала, как её сердце пропустило удар, а губы сами расползаются в ответной улыбке. - Я позволил себе забыть, как на витрины реагируют девушки, поэтому приношу вам свои глубочайшие извинения.
  Золотого повесу девушка видела всего лишь третий раз в своей жизни. Первый на мальчишнике, но там рассмотреть его не было возможности, и второй - вчера, когда ей издалека показывали, как он выглядит. Но очутившись с ним так близко и увидев эту улыбку, Анита отчётливо поняла, почему Золотой повеса считается одним из красивейших и харизматичных мужчин Торении. Этому обаянию невозможно было не поддаться.
  Мужчина присел на корточки и принялся собирать листы.
  - Я помогу! - Анира поспешила опустить следом.
  - Вы так добры, - с усмешкой заявил лэрн, - на вашем месте я бы огрел себя сумкой ипостарался поскорей покинуть общество подобного растяпы.
  - Я всё же помогу, - упрямо возразила девушка, не уловив сарказм в его словах, и потянулась вперёд за листком, пытаясь продемонстрировать своё глубокое декольте. К её недовольству, на грудь мужчина даже не посмотрел, а отвлёкся на валяющиеся листы. Сдержав раздражение и, не переставая улыбаться, девушка собрала несколько листов и потянула за третьим.
  - Стой! - От командного тона Анита вздрогнула, а рука мужчины резко схватила её за запястье и сжала.
   - Мне больно, - плаксиво произнесла она и её руку тут же отпустили, но извиняться Золотой повеса и не думал. Он схватил лист, который Анита хотела поднять, вскочил на ноги и с непониманием и изумлением уставился на него. Девушка поднялась следом и немного растеряно посмотрела на мужчину, не зная, что делать дальше. Золотой повеса несколько секунд буравил лист взглядом, затем быстро собрал разбросанные бумаги и широким шагов стал отдаляться от растерянной Аниты.
  - Простите! - прокричала она, но мужчина не обернулся. Пришлось догнать и прикоснуться к плечу. - Извините, вы забыли! - произнесла девушка с милой улыбкой, когда Золотой повеса обернулся, и протянула два поднятых листа.
  - Благодарю, - прохладно бросил Золотой повеса, выдернул листы, отвернулся и бросил на ходу: - Всего доброго.
  Аните Сейрин провожала спину мужчина недовольным взглядом и задавалась вопросом: "Что он увидел в том листе, что его поведение так резко изменилось?".
   Глава 3
   Анигер и Регина
  Тристан быстрым шагом вошел в родительский дом, уточнил у дворецкого, где сейчас находится лэри Тереза, и направился в галерею. Матушка встретила его счастливой улыбкой и радостным приветствием:
  - Тристан, как я рада, что ты пришёл! Я как раз хотела с тобой на днях встретиться и обговорить день рожденья Марии. Ты уже думал, что ей подаришь? Только не говори, что очередную куклу! Ты только их ей и даришь!
  - Матушка, давайте, мы это обсудим позже, - напряженно отрезал лэрн. - У меня к вам есть вопрос: остались приглашения на свадьбу, которые заполняла Регина?
  - Нет, - удивленно ответила матушка. - Да и зачем их нужно было сохранять?
  - А кто-нибудь в последнее время пользовался обручем для копирки почерка? - в том же тоне задал другой вопрос лэрн.
  - Нет. Тристан, что происходит? - лэри Тереза забеспокоилась, так как не привыкла видеть своего сына таким. Куда подевался её озорной и насмешливый мальчик? Сейчас перед ней стоял серьёзный, сосредоточенный и напряженный мужчина.
  - Извините, матушка, у меня мало времени.
  Тристан бросился к одному из сейфов, где лежали одни из артефактов семьи Дельт-гор. Забрав коробку с обручами, мужчина направился в свой кабинет, который использовал, когда оставался ночевать в поместье родителей.
  Одна из хитростей обручей была в том, что они могли запоминать "почерк" последнего человека, на котором их использовали. Тристан достал чистый лист, перо с чернильницей, надел на голову обруч для "приёма", закрыл глаза и несколько секунд настраивался с записанными мозговыми волнами супруги. Открыв глаза, мужчина посмотрел на лист заявки, который и привлек его внимание, и медленно стал переписывать предложение за предложением. Когда лэрн переписал слова Анигера Тремса, то отложил перо и сравнил почерки.
  Они были схожи. Отличался только стиль письма: у Регины буквы были написаны более мягче и плавней, у Анигера - резче и уверенней. Но если откинуть эту разницу, то писали буквы они одинаково! Особенно была примечательна заглавная буква "T". Её Регина писала довольно странно: горизонтальную линию опускала слишком низко, отчего получался, чутьли не крестик. Лэрн обратил на это внимание ещё, когда они заполняли пригласительные письма. И именно эту букву он увидел, когда случайно кинул взгляд на фамилию Анигера.
  Как это понимать?!
  В голове Тристана носились десятки предположений. В задумчивости он вывел на листе "Анигер Тремс" и "Регина Аско-льд", взглянул на имена и... перо выпало из его руки. Схватив лист, он ошарашено перечитывал два имени:
  - Анигер и Регина... Регина и Анигер... А-Н-И-Г-Е-Р... Р-Е-Г-И-Н-А...
  "Этого не может быть! Это просто невозможно!" - кричал это разум, но в мыслях всплывали воспоминания. И кусочки мозаики вставали на места...
  -...Я мечтала стать мальчиком.
  - Поясни.
  - Я думала, что если была бы мальчиком, родители относились ко мне так же, как к Артуру. Знаю, это глупо...
  
  -...Откуда вы, Тремс?
   - Так видно, что я не местный?
   - Вы явно не из нашего круга, но при этом в вас чувствуется воспитание, у вас есть вкус в одежде и выпивке.Значит, у вас должны иметься деньги для первого и второго...
  
  -...Вы знакомы?
  - Познакомились в прошлом месяце. В борделе...
  
  -...Какой напиток любишь?
   - Бренди! Как попробовал впервые в шестнадцать лет, так до сих пор насладиться этим вкусом не могу. А ты?
   - Виски.
   - Дай угадаю. Тебя лэрн Минос приучил?
   - Угадал...
  
  - ...На дяде натренировалась?
   - Да...
  
  -...Ты знакома с Анигером Тремсом?
   - Знакома. Меня с ним дядя ещё в детстве познакомил...
  
  -...Скажи мне, Тремс, ты давно знаком с Региной?
  - С девяти лет.
  - Вас Минос Аско-льд познакомил?
  - Это Регина нас познакомила...
  
  -...У меня нет братьев.
  - Сестры?
  - Я единственный ребенок в семье...
  
  -...Они однозначно родственники. Но больше ничего я сказать не могу. Годы уже не те. Мне уже с трудом и родство их выявить удалось...
  
  -... Я не состою с Тремсом в подобных отношениях.
  - В каких же вы тогда состоите отношениях?
  - Я не могу дать ответ на этот вопрос.
  - Регина, неужели нельзя ответить на этот простой вопрос?! Вы знакомые, приятели, любовники, родственники, друзья детства?
  - Да. Трудно, потому что я не хочу тебе вновь лгать...
  
  -...Ты пила?
  - Немного выпила для храбрости...
  
  -...За две недели он выходил из дома только три раза. Первый, восемь дней назад, когда оправился на завод "ДоринБарг". Второй, пять дней назад, тоже на завод. Третий, вчера вечером, чтоб встретиться с лэрном Августом Ленор-ансом... Я не знаю, чем он только питался. Тремс не выходил из дома, слуг у него нет, никто к нему не приходил...
  
  -... Тристан, я тоже должна признаться.
  - В чем, Регина?
  - В следующем году я собираюсь с тобой развесить...
  
  - Я не это имел виду. Почему только до следующего года? Если она с тобой разведётся, то король просто вновь выдаст её замуж. И на этот раз брак будет не договоренный, как у вас.
  - Я об этом вовсе не подумал...
  
  -... Я помогу тебе, если ты не станешь впутывать её в свои дела.
  - Не могу.
  - Почему?!
  - Потому что именно Регина всё это начала...
  
  -...Ты понимаешь, что этим всё только усложняешь?! Конечно же, ты мужчина, привыкший потакать своим порывам, но именно из-за этого я предложила тебе вступить в брак! Фиктивный брак, Тристан! Но сейчас ты рушишь...
  
  Проклятье! О чём он, вообще, думал?! Сколько было подсказок, странностей в поведении и не состыковок! Он ведь не раз замечал, что Анигер и Регина похожи, но потом просто списал этот факт на их родство. Но теперь всё было так очевидно!
   Она хотела быть мальчиком. Скорей всего, родители запрещали ей пользоваться магией, а Артуру, наоборот, поощряли. Она хотела быть мальчиком, чтоб родители её признали. Анигер ещё тогда Тристану показался странным и выделяющимся из толпы. Не только своими очками, но и манерой поведения. От него так и веяло наглостью, уверенностью в своих силах и тайнами. Ещё его манера говорить прямо, но и двусмысленно. Теперь всё стало на место:
  Анигер - это Регина, не обремененная положением из-за своего пола, уверенная в своей силе и вольная в поступках.
  Анигер - эта человек, которым ей всегда хотелось быть.
  Анигер - это её защита от предвзятости, предрассудков и "Ловцов ведьм".
  Могли Тристан её осуждать? Конечно, нет! Кому как не Золотому повесе знать, что такое носить маски? Да все их носят, особенно в высшем свете! Но это всё равно было... было странно! Осознавать, что наглый мальчишка, который вызывал усмешку, но и восхищение - это его супруга! Проклятье! Это женщина когда-нибудь перестанет его поражать и восхищать? И сколько ещё она скрывать в себе тайн?!Нужно было выпить!
  Тристан налил себе бренди, сделал несколько глотков и рассмеялся, осознав, что поражен переодеванием супруги намного больше, чем её способностями. Он ведь, даже когда узнал, что Регина - гениальный метеларин, всё же продолжал относиться к ней как к... женщине. Но теперь он узнал, что у этой женщины хватило храбрости переодеться в мужскую одежду, создать и управлять собственной группой техников-разработчиков и подать заявкуна участие в королевской выставке! Да если бы кто узнал...
  Мысль резко оборвалась, и самый важный пазл из мозаики встал на место.
  
  Тристан Дельт-гор-младшийвпервые в своей жизни не знал, как поступить. Он всегдаотносился к жизни с легкостью, ленью и порой скукой. У него, конечно, были и взлёты, и падения, но он никогда не стоял на перепутье дорог и не знал, как поступит. Особенно, когда от его решения зависела не его жизнь. Одно он точно знал: нельзя дать понять супруге, что он знает её тайны! Даже рациональная Регина может наделать глупостей. Вдобавок ей будет легче, если она расскажет ему всё сама, а не узнает, что дотошный супруг нарушил обещание и всунул свой нос в её тайны. Проклятье! Зачем он только решил раскрыть её тайны? Особенно после того, как она попросила дать ей время и пообещала всё сама раскрыть?! Но с другой стороны, если бы он это не сделал, то тогдане дал бы ей совершить самую большую глупость.
  Выдернул лэрна из мыслей стук в дверь.
  - Войдите!
  В кабинет вошел Вильям, поклонился и спросил:
  - Тристан, вы меня вызывали?
  - Да, - кивнул мужчина головой, опустошил несколькими глотками стакан с бренди и указал на стопку документов. - Это заявления на принятие участия в королевской выставке. Я хочу, чтоб твои люди отнесли это заявки членам вступительной комиссии, и одну из четырёх не должны принять. Понятно?
  - Да, Тристан, - как всегда, бесстрастно ответил секретарь, научившийся пониматьначальника с полуслова и не задавать лишние вопросы. - Все будет исполнено в лучшем виде.
  Лэрн горько усмехнулся, налил себе ещё выпивки и небрежно добавил:
  - Только их ещё разобрать надо, они немного перепутались. Хотя можешь сильно не стараться.
  - Я понял вас, Тристан, - с поклоном ответил Оркист, забрал документы и направился в двери, но его остановил голос начальника:
  - Вильям, я хотел у тебя спросить.
  Секретарь обернулся и спокойно уточнил, когда лэрн замолчал:
  - Что именно, Тристан?
  Начальник помедлил, пытаясь подобрать слова:
  - Когда ты искал информацию на Анигера Тремса и Миноса Аско-льда, ты ничего не слышал... странного о Регине?
  - Была лишь одна вещь, - дал спокойный ответ Вильям.
  - Какая вещь? - в голосе начальника послышались жёсткие нотки, заставив Оркиста в очередной раз убедиться, что супруга ему не безразлична.
  - Первая жена Миноса Аско-льдарассказывала, что однажды стала свидетелем скандала. Госпожа, будучи ребенком, поймала бродячую кошку и вскрыла ей живот. Виктор Аско-льд из-за этого ругал её, а Минос Аско-льд заступился, и госпожа несколько дней прожила у них.
  - Кошку, - задумчиво произнёс начальник и кинул на секретаря тяжёлый взгляд. - Почему ты об этом мне сразу не рассказал?
  - Я не придал этому значение, - спокойно ответил Вильям.
  - Не придал значения? - медленно повторил лэрн. - Тебе сказали, что девочка убила и распотрошила кошку, и ты не придал этому значения?
  - Можно говорить откровенно?
  - Давай! - махнул рукой Тристан и откинулся на спинку стула.
  - В детстве я с соседскими мальчишкамизабил палкой дворовую собаку. Так же мы не раз ловили дворовых котов, привязывали к их хвостам горящие палки и смотрели, как они убегают. Порой дети бываю очень жестоки... - лицо у Вильяма нахмурилось, но в следующую секунду расслабилось и вновь стало привычной бесстрастной маской. - Случаю с госпожой я не придал значения, решив, что это была её попытка привлечь внимание родителей. Из собранной информации, а также по словам первой жены Миноса Аско-льда, родители госпожи относились к ней прохладно и всё внимание отдавали старшему сыну. В подобных случаях некоторые дети готовы пойти даже на жестокость,лишь бы привлечь внимание.
  - Я понял тебя, - хмуро ответил начальник. - Можешь быть свободен.
  - Всего доброго, лэрн, - секретарь поклонился и ушёл, а Тристан несколько секунд сидел и задумчиво смотрел, словно в пустоту, затем опустошил бокал и усмехнулся:
  - Очень любите кошек, уважаемая супруга?
  Отставив пустой бокал, лэрн поднялся на ноги и вышел из кабинета. Кошку найти было легко - благодаря супруге в доме их было несколько штук. Выловив одну в коридоре, мужчина вернулся в кабинет, присел на диван и ласково погладил кошку по спине, та тут же под его ладонью выгнулась и замурчала.
  - Покажешь мне, что скрываешь, милая? - ласково протянул Тристан, одновременно снимая с себя все щиты и сжимая голову кошки руками. Закрыв глаза, мужчина погрузился в искусственное сознание этого существа и в очередной раз восхитился гениальностью Регины.
  Он не мог понять, как она создала подобное существо! Ведь если откинуть искусственное тело, то сознание было самое настоящее! У этой металлической конструкции была душа! Просто разум кошки не мог осознать, кто она на самом деле, в отличие от лэри Жанны.
  Выпустив голову кошки, Тристан погладил её спину, приговаривая:
  - Значит, ты не только кошка, но ещё и маленькая, удобная и никем не заметная шпионка?
  Кошка не ответила. Она выгибалась под ладонью мужчина и мурлыкала.
  
  Когда Регина проснулась, то четыре кошки сидели у её кровати. Приняв утренние процедуры и сменив ночную рубашку на легкое свободное платье, девушка закрыла дверь будуара на ключ, присела перед туалетным столиком, поставила первую кошку на него и заглянула ей в глаза. Образ целого дня пронесся у неё перед глазами всего лишь за несколько минут. Лэри нахмурилась, не увидев среди посетителей лэрна Октавия Оль-хилла - одного из членов вступительной комиссии - Августину. Тогда Регина сосредоточилась на посетителях, которые приходили после четырёх часов дня. Это заняло намного больше времени, сил и нервов, но лэри смогланайти того, кто принес заявку на имя Анигера Тремса. Это был абсолютно незнакомый ей мужчина! Но подумав логично, Регина поняла, что это, скорей всего, Тристан решил помочь Августине, и отправил разносить документы кого-то из своих людей.
  Эта мысль вызвала в душе смятение. Вспомнилось, что в последнее время она часто видела их вместе и, казалось, они нашли общий язык. Когда вначале их знакомства Тристан заигрывал с Августиной, то Регина не придала этому большого значения. Золотой повеса привык флиртовать с каждой привлекательной женщиной, да и Августина быстро дала ему отпор. Но сейчас мужчина начал интересоваться её жизнью и работой, и это... раздражало? Неужели, она ревнует?!
  Регина усмехнулась своей мысли. Они и подумать не могла, что когда-то кого-то будет ревновать. Особенно в подобной ситуации. А тут, откуда не возьмись у неё появились собственнические мысли?
  Часы пробили девять, и девушка поспешно вернулась к кошкам. Тристан должен прийти через пятнадцать минут и за это время нужно просмотреть остальные воспоминания. В том, что их заявку приняли - Регина сомневалась, но у комиссии могли возникнуть вопросы или претензии, поэтому лучше самой всё выслушать и быстро принять меры. С первой заявкой пока было все в порядке, но кто знает, что с остальными?
  Поставив вторую кошку на стол, Регина заглянула ей в глаза и в этот раз быстро нашла незнакомца...
  ...Она разместилась на подоконнике, через которое прекрасно проглядывался кабинет лэрна Михаэля Карс-мэра. Форточка была приоткрыта, поэтому и прослушивался кабинет так же прекрасно.
  Мужчина уверенным шагом вошел в кабинет и бодро произнёс:
  - Добрый вечер!
  Член вступительной комиссии устало посмотрел на посетителя поверх очков и монотонно ответил:
  - Добрый. Готовьте документы и присаживайтесь. - Приготовив перо и занеся его над открытой учётной книжкой, лэрн так же монотонно добавил: - Имя оформителя заявки?
  - Анигер Тремс.
  - Название группы?
  - "Шаг в будущее".
  - Годофициального создания?
  - Девятьсот девяностоседьмой.
  - Принимала группа участие в других выставках?
  - Нет.
  - Значит, эта выставка первая?
  - Да.
  - В какой области ведутся разработки группы?
  - Медицина.
  Во взгляде лэрна Карс-мэр мелькнул интерес. Записав информацию в книгу, он отложил перо и протянул руку:
  - Давайте документы.
  - Прошу, - с улыбкой протянул папку мужчина.
  Проверяющий внимательно пролистал документы и ответил:
  -Тут не хватает несколько листов, а эти два, вообще, не отсюда. Переделайте и подайте заявку заново. Я приму вас завтра вне очереди.
  - Я слышал, что те, кто не подадут заявку сегодня, не смогут принять участие в выставке.
  Выражение лица лэрна не изменилось, и голос был всё так же монотонен, но его слова явно удивили посетителя:
  - Я не знаю, откуда у вас такие сведенья, но можете не волноваться: у группы интересный и революционный проект. Я готов его принять, не смотря на некоторые обстоятельства.
  Неожиданно поверх папки лег чек, и посетитель всё с той же улыбкой ответил:
  - Может, вы всё-таки не будет игнорировать обстоятельства? Вдобавок как в королевской выставке могут принять участие дилетанты, не способные и документы правильно оформить?
  Лэрн кинул взгляд на чек и перевел на лицо посетителя, поджал губы. В его взгляде была борьба.
  Посетитель улыбнулся шире и продолжил:
  - Такие проекты никто не оставит без внимания. Вы ведь понимаете?
  Лэрн Карс-мэр прекрасно понимал. Подобное случалось не раз: фабрики прикрывали дорогу мелким, но способным группам, а затем покупали их разработки или нанимали.
  Положив чек в ящик письменного стола, лэрн чиркнул в книге и ответил:
  - В приёме заявки отказано...
  ...Регина моргнула, вынырнула из воспоминания и поражено уставилась на кошку.
  Что она видела?.. Это ведь не могло быть правдой?.. Может, она где-то ошиблась, и этот человек был не от Тристана? Но тогда кто это мог быть? Кроме группы и супруга, никто не знал об их разработке, они даже людей для протезов начнут искать только после подачи заявки, чтоб им, точно, никто не мог прикрыть кислород. Утечки информации тоже не могло быть - Регина внимательно следила за этим. Тогда как это понимать? Может, этот мужчина работает не только на Тристана? От этой мысли лэри тут же отмахнулась. Зная супруга, он доверил это задание своему секретарю, а уж Оркист исполняет их педантично и без осечек. Он даже на Тремса нарыть умудрился информацию! Так что двойные агенты у него, точно, не задержатся. Тогда получается, это был приказ Тристана? Но зачем ему это нужно? Решил продать их? Бессмысленно, он ведь не беден. Присвоить разработку себе? Глупо, открывать свои способности он не станет. Тогда зачем?! Что он с этого получит?! Ничего! Это не принесет ему ничего! Кроме одного...
  -... Я помогу тебе, если ты не станешь впутывать её в свои дела.
  - Не могу.
  - Почему?!
  - Потому что именно Регина всё это начала...
  Проклятье! Кто тянул Анигера за язык!
  Когда Тристан пришёл в комнату супруги, то лэри хмуро поздоровалась и быстро завязала крават.
  - Регина, что-то случилось? -спросил супруг, схватил её ладонь и поцеловал.
  - Не выспалась, - ровно ответила девушка.
  - Опять кошмары? - уточнил мужчина, обнял её и заботливо погладил по голове.
  - Да, - соврала Регина, первый раз в своей жизни ощущая, как её разрывает надвое.
  
  - Как это не приняли?! - воскликнула Августина. - Ты же сам сказал, что намекнёшь членам вступительной комиссии, что нашу заявку лучше будет принять!
  - Им заплатили больше, чем я предполагал, а повлиять на решение помогло бы только озвучивание моего имени, - Тристан перевёл взгляд на Тремса. - Но ты сам сказал, что не хочешь, чтоб все думали, что вашу группу протащил кто-то их высших домов.Или мне нужно было намекнуть о своём покровительстве? Тогда об этом стало бы известно уже на следующий день.
  - Но ты бы мог заплатить за молчание! - не успокаивалась женщина, Анигер же продолжал молчать.
  - Августина, как думаешь, сколько бы подобная информация стоила на "рынке сплетен"? - с ядовитой усмешкой уточнил Тристан. -Думаешь, подобная продажная шкура смогла бы держать рот на замке и не захотела бы выручить из подобной ситуации максимум выгоды? Я уже не говорю о том, что в контракте ясно сказано, что моё имя нигде не должно фигурировать!
  - Но!.. Но!.. - металась женщина в бессильной злобе, заметила начальника и накинулась на него: - Анигер, ты почему молчишь! Скажи хоть что-нибудь!
  - Лэрн Дельт-гор прав, - отстраненно ответил Тремс, смотря в одну точку перед собой, - я не желал быть ни под чьей протекцией, а он не хотел, чтоб его имя засветилось в нашем проекте. - Анигер посмотрелнаАвгустину, и та, почувствовав насколько у него тяжелый взгляд, попятилась. - Вдобавокдокументы должны были относить не его люди.
  - Господин... я...я... - Тристан с изумлением смотрел, как всегда нахальная, высокомерная и самоуправная Августина, испугано мямлит и склоняется в глубоком поклоне. - Простите! Простите, пожалуйста! Я не думала, что так произойдет!
  - К чему извинения, - холодно бросил Тремс, отвернулся и с усмешкой окончил: - Вдобавок по словам лэрна Дельт-гора, нашу заявку всё рано бы не приняли.
  Тристан шагнул к Тремсу и ободряющее сжал его плечо.
  - Анигер, я понимаю, ты расстроен, но помочь я тут бессилен.
  - Я понимаю, - прохладно ответил он и скинул руку.
  - Может, с другой стороны, это к лучшему? - продолжил с энтузиазмом лэрн. - Ты сам говорил, что вы слишком поздно взялись за этот проект и есть ещё некоторые проблемы.Вдобавок пациенты за оставшиеся месяцы полностью не смогут пройти реабилитацию и начать ходить. За год вы сможете найти и поставить людей на ноги, и предъявить на выставке уже работающие протезы, а не образцы.
  - Спасибо за попытку, лэрн Дельт-гор, но я обойдусь и без вашего лживого сочувствия, - все так же холодно произнёс Тремс, не глядя на лэрна. - Также я собираюсь разорвать наш контракт. В ваших услугах мы больше не нуждаемся. Но протезом вашего брата я обеспечу, не беспокойтесь. Всего доброго, - Анигер развернулся, но уйти ему не дал Дельт-гор, схватив его за руки.
  - Как это понимать? - уточнил лэрн.
  - Этот вопрос вы должны задать себе, лэрн, - холодно ответил Анигер, вырвал руки и вдруг презрительно усмехнулся: - Хотя виноваты в этом вовсе не вы, а я, до сих пор не научившийся отказывать в глупых прихотях Регине.
  Тремс ушел, а Тристан с болью выдохнул:
  - Проклятье!
  
   Глава 4
   Мотивы и последствия
  
  Регина быстрым шагом шла к дому ?17 на Гелвеес-парк. Эмоции просто разрывали её на части, но главенство занимали обида и сожаление. Хуже всего было то, что онасама виновата в своих проблемах. Понимание, что Тристан Дельт-гор никогда не станет ей другом, так как не рассматривает женщин в подобном плане, подтолкнуло её познакомиться с ним в образе Анигера Тремса. И может, всё получилось, если бы не её длинный язык... Кого она обманывает? Ничего бы не получилось! Даже к лучшему, что они не стали близкими друзьями, иначе Тристан почувствовал бы себя преданным, когда узнал, кто скрываться под лицом Тремса. Поэтому Регина решила разорвать эти странные отношения. Хватит! Она и так уже достаточно сказал, чтоб вызвать у супруга подозрения. Возможно, он уже даже о чём-то догадывается, поэтому и поступил так.
  Зайдя в дом, Регина скинула с себя мужскую одежду, сняла очки и скинула маску Анигера Тремса. Подойдя к зеркалу высотой с человеческий рост, девушка взглянула на себя, провела пальцами по шраму на правом боку и грустно улыбнулась.
  Уже скоро. Осталось подождать всего два месяца...
  Надев платье тёмно-фиолетового цвета расшитое салатовыми розами, Регина подошла к шкафу, ручки которого были в форме двух змеиных головы со сплетенными языками, открыла дверцы и вошла внутрь.
  Семь шагов прямо. Двенадцать влево. Пятнадцать вправо. Двадцать два прямо.
  Мрачный, после последней кормежки, не стал артачиться и сразу открыл двери. Ларин и Гелла вышивали, и когда Регина вошла в комнату, одновременно подняли голову и посмотрели на неё.
  - Добрый день, - мрачно поздоровалась лэри.
  - Добрый день! - воскликнула Гелла, Ларин же покачала головой и ответила:
  - По тебе видно, что день отнюдь не добрый. - Посмотрев на девушку, старуха добавила с еле слышной лаской в голосе: - Иди, погуляй, милая.
  - Постой, - приказала Регина, когда Гелла поднялась и положила вышивание на стул. - У меня будет для тебя задание.
  - Задание? - испугано повторила девушка. - Но, госпожа, я ещё полностью не научилась владеть силой.
  - Для этого задания твои способности почти не понадобятся, - недовольно отрезала лэри. - Тебе нужно будет посетить Михаэля Карс-мэра и сделать всё, чтоб он одобрил заявку группы "Шаг в будущее", оформленное на имя Анигера Тремса. Предложи ему денег, если не согласиться - запугай его. Думаю, твоих сил на это хватит.
  - Слушаюсь, госпожа, - с неуверенностью ответила девушка, кинула взгляд на Ларин, но та лишь поджала губы и не думала вступиться за ученицу. - Я сделаю всё, что в моих силах, госпожа.
  - Ларин научила тебя пользоваться коридорами Пожирателей?- кивнув на дверь, Регина увидела, как Гелла дернулась, но быстро взяла себя в руки, сжала кулаки и шагнула вперед.
  - Да, госпожа, - резко кивнула девушка головой. - Хотя я могу ходить пока только по проложенным вами дорогами.
  Регина сказала, сколько ей нужно сделать шагов и куда, и когда Гелла была уже у дверей, добавила:
  - В доме на кровати лежит чек для Карс-мэра, одежда и тебя ждет кошка. Её имя Семьдесят вторая, она проведет тебя до Карс-мэра и обратно. - Лэри добавила стали в голос. - Надеюсь, ты понимаешь, что встречаться ни с кем другим ты не должна? Если попытаешься кому-то дать о себе знать или сбежать, то я об этом тут же узнаю и скажу ему, что он может тебя забрать назад.
  Гелла, кинув ещё один взгляд на старуху, ответила дрожащим от волнения голосом:
  - Я это прекрасно понимаю, госпожа.
  - Можешь ступать.
  Когда девушка ушла, Ларин кивком указала на лавку, приготовила чай и поставила кружку перед Региной.
  - Сахара нет.
  - Я сегодня без продуктов, - извиняющее протянула лэри.
  Старуха отмахнулась, присела напротив и произнесла:
   - Рассказывай уже, что случилось.
  Регина рассказала, периодически отпивая чай и морщась. Рассказ её был сух и содержал только главные факты, но Ларин хорошо знала лэри и умела читать между строк.
  - Обиделась, - Ларин не спрашивала, а утверждала.
  - Я не обиделась! - резко возразила девушка и сделала большой глоток, с усилием проглотила и скривилась. - Как вы можете это пить?!
  - С темы не съезжай, - спокойно отрезала старуха, давно уже выпившая свой чай, и продолжила: - Ты обиделась на Тристана, поэтому так и поступила.
  - Ларин, за что мне на него обижаться? Это я поступила глупо - признаю. - Регина опустила взгляд на стол и хмуро отрезала: - Поэтому виновата только я!
  - Ты ему доверилась, а он тебя предал, поэтому ты и обиделась, - всё тем же спокойным голосом продолжила старуха. - И чем больше ты упрямишься и винишь себя, тем больше доказываешь правдивость моих слов.
  Лэри вскинула голову и холодно отчеканила:
  - Я никогда не доверяла Тристану! - Вновь опустив взгляд на стол, она тише добавила: - Но я начала верить в него. Рядом с ним мне так хорошо. Я не в силах передать словами свои чувства, те эмоции, которые испытываю.
  - Ты полюбила его, - Ларин слабо улыбнулась и сжала руку Регины. - И теперь ты не знаешь, как поступить?
  - Да, - признала девушка и почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. - Меня разрывает между собой любовь к нему и обещание, которое я дала давным-давно. Я не могу сейчас всё бросить. Слишком долго я к этому стремилась, чтоб сойти с пути, когда до конца осталось пара шагов. И я не могу предать тех, кто в меня верит.
  - Но почему ты думаешь, что он не сможет понять и принять тебя? Он ведь любит тебя, а любить - значит принимать человека таким, какой он есть.
  - Сейчас я не могу рассказать ему и поставить под удар план. Если Тристан не примет меня и попытается помешать, у меня не хватит сил ему противостоять, - в голосе Регины слышалась боль, - и дело не только в моих чувствах. Мне не хватит опыта и умения выстоять против него. - Лэри насмешливо усмехнулась. - Тристан только кажется беззаботным весельчаком, но он очень хитрый и умный человек.
  - Ты не думала, что он может уже догадываться о тебе? Но при этом он молчит и не выдает тебя? Если он сильно тебя любит, то вряд ли станет мешать.
  - Напротив! Из-за любви он и попытается меня остановить! - упрямо возразила Регина. - В его глазах я слабая женщина и вдобавок его супруга, которую он поклялся защищать и оберегать. Я же собираюсь поставить свою жизнь на кон и не знаю: выживу или нет. Но я готова к подобному исходу, если это поможет моей цели. Думаешь, Тристан согласится на такое?
  Ларин тяжело вздохнула и спросила:
  - И что ты планируешь делать дальше?
  - Пока я буду делать вид, что ничего не случилось. Но если ситуация выйдет из-под контроля, или я не смогу больше совладать счувствами, то я мне придётся использовать её.
  - Ты уверена, Регина? - напряженно спросила старуха. - Твоя психика и так не стабильна, а если ты используешь её...
  - Я понимаю! Но если это будет необходимо, то я оживлю её! - отрезала лэри, давая понять, что разговор на этом окончен.
  
  Тристан быстрым шагов вошел в дом и первым делом поинтересовался у Френка Ленца о местонахождении Регины.
  - Госпожа отбыла из дома в начале десятого утра, - дал ответ управляющий.
  - А где Вильям?
  - Он в своём кабинете, господин.
  Лэрн посмешил к секретарю, ворвался в его кабинет и сразу же приказал:
  - Мне нужно встретиться с человеком, который вчера разносил заявки.
  - Будет исполнено, - бесстрастно ответил Вильям, поклонился и покинул комнату.
  Вернулся секретарь минут через двадцать в компании с мужчиной, чьё лицо было самым обычным и ничем не примечательным. На такого если и в упор посмотришь, то стоит отвернуться, и ты уже не помнишь, как он выглядит.
  Агент склонился в глубоком поклоне - говорить без разрешения им запрещалось.
  - Присаживайся, Рон, - кивков указала на кресло напротив лэрн. Тристан знал имя каждого агента, понимая, что подобноеим льстит.
  Рон присел, а Вильяма обошел кресла и встал за правым плечом начальника.
  - У меня к тебе, Рон, есть один вопрос: вчера, когда ты был у Михаэля Карс-мэра, ты видел в его кабинете кошку?
  Агент удивлению не дал отразиться на лице, он задумчиво нахмурился и ответил:
  - За окном на подоконнике лежала одна.
  - И как раз под открытой форточкой? - скривил губы в усмешке мужчина.
  - Да.
  - Можешь быть свободным.
  Агент поклонился и ушёл, а Тристан откинулся на спинку кресла и выдохнул с сожалением:
  - Проклятье! Слишком поздно я о них узнал. - Подняв голову и посмотрев на секретаря, лэрн недовольно произнёс: - Не стой над душой. Присядь.
  Вильям занял место агента и спокойно посмотрел на начальника. Он тоже не давал удивлению выйти из-под контроля, хотя вопросы и брошенная фраза его и озадачила.
  - Сейчас ты пойдешь к Карс-мэру и сделаешь так, чтоб он принял заявку Анигера Тремса, - приказал лэрн и добавил: - И пусть он не треплется, что я покровительствую Тремсу.
  - Будет исполнено, - Вильям поклонился и ушел.
  Тристан направился в свой кабинет, размышляя о том, что ещё можно сделать, чтоб вернуть доверие Регины. Он понимал, что она его так просто не простит и вряд ли вновь вернет работать над протезом. Он готов был это принять, не смотря на то, что ему очень понравилось работать над ним. Мужчина не успел сильно помочь, но быть частью команды, которая делает подобные революционные вещи, ему определённо понравилось. Даже появилось легкое сожаление, что он не успел внести свой вклад. Тристан впервые в жизни чувствовал, что делает что-то важное, полезное и нужное. Он почувствовала себя действительно важным...
  Лэрн махнул головой. Безопасность Регины важней. Пусть она поменяет своё мнение о нём в худшую сторону, но он не даст ей открыть себя миру и попасться в лапы "Ловцов ведьм". Она слишком важна для него. Тристан уже не мог представить свою жизнь без неё. Без её улыбки, тихого смеха, ровного голоса. Он говорил с ней на такие темы, которые ни разу ни с кем не обсуждал. Даже взять их разглагольствования о судьбе и случае. Регина была настолько необычной женщиной, что Тристан порой думал о том, что слишком обычный для неё. Но он сделает всё, чтобы защитить её!
  В раздумьях Тристан не заметил, как привычно прошёлся между гостиной, соединяющей их спальни, и без стука вошёл в комнату супруги.
  - Тристан! - Регина кинулась к кровати, схватила платье и прикрылась.
  Мужчина быстро отвернулся и с усилием выдал:
  - Извини. Я не знал, что ты тут, - лэрн проглотил комок в горле - обнаженное тело супруги застыло у него перед глазами, - переодеваешься.
  Тристан слышал шорох одежды и пыхтение. Когда супруга выругалась, он взволновано уточнил:
  - Что случилось?
  - Я застряла! - с обвинением и злостью воскликнула Регина.
  Мужчина обернулся и еле сдержал смех. Девушка, спеша, попыталась натянуть платье, но оно перекрутилось, и она застряла на середине.
  - Чтоб помочь, я должен платье снять, но не волнуйся, я глаза закрою, - подойдя ближе, произнёс мужчина.
  - Делай, что хочешь, но освободи меня! Мне нечем дышать! - Когда платье было снято и откинуто, Регину посмотрела на лицо супруга и воскликнула: - Ты сказал, что закроешь глаза!
  Лэрн притянул девушку к себе и прошептал ей в губы:
  - Я солгал.
  Поцелуй опалил обоих. Тристан с силой прижимал Регину к себе, словно боялся, что она может вырваться и убежать. Целовал яростно и страстно, желая выбить из её головы все мысли и заполнить только собой. В коротких перерывах, когда они отрывались друг от друга, чтоб сделать глоток воздуха, он шептал, что любит её, что не позволит ей делать глупости, что защитит её любой ценой. На последней фразе Регина резко прервала поцелуй и отстранилась. Она тяжело дышала, а щеки её горели румянцем, но в глазах был вызов.
  - Можешь на меня так не смотреть, Регина, - с предупреждением ответил Тристан. - Я поклялся тебя защищать, и я защищу.
  - Меня не нужно защищать, Тристан, - холодно отрезала Регина.
   Мужчина сжал её запястья и заглянул в серые глаза, которые стали намного светлее.
  - Тогда расскажи мне, что вы задумали с Тремсом? Почему он сказал, что всё начала ты?
  - Ты обещал дать мне время, - напомнила супруга, нахмурилась и спокойно добавила: - Закрой глаза, мне нужно одеться.
   Тристан выпустил её руки и закрыл глаза. Послушались шаги - на этот раз Регина решила уйти в будуар и там спокойно облачиться. Вернувшись через пару минут, она посмотрела на супруга - глаза у того были закрыты.
  - Я всё.
  Лэрн посмотрел на супругу, обольстительно улыбнулся и произнёс:
  - Прекрасно выглядишь, дорогая, но без платья мне нравилась больше.
  Регина покраснела, но быстро совладала с чувствами и спокойно уточнила:
  - Что ещё Анигер тебе рассказал?
  - А что он рассказал тебе? - ответил вопросом на вопрос Тристан и указал на входную дверь. - Не хочешь выпить?
  Они вышли из женской спальни и лэрн кивнул на диван в гостиной.
  - Подождешь меня? Я сейчас принесу нам чего-нибудь.
   - Хорошо, - Регина присела на диван и разгладила на коленях платье, всем своим видом показывая, что готова его тут дожидаться.
  Тристана не было всего пару минут, но когда он вернулся, то застал супругу в компании своей матушки.
  - Тристан! Куда ты вчера исчез? - вместо приветствия воскликнула матушка, повернулась к Регине и добавила: - Представляешь, Тристан вчера пришел ко мне...
  - Матушка! - слишком радостно оборвал её лэрн. - Я так рад, что вы пришли! Мы ведь так и не поговорили о подарке для Марии?
  - Так я же и спрашиваю: куда ты вчера исчез?
  - А зачем Тристан вчера приходил к вам? - уточнила Регина.
  Лэри Тереза уже было открыла рот, но Тристан её опередил:
  - Это секрет, - мужчина прижал палец ко рту и озорно улыбнулся.
  Матушка перевела взгляд с сына на невестку и рассмеялась.
  - Извини, милый, я не хотела мешать твоим планам. Давайте лучше поговорим о подарке для Марии. У неё день рождения уже через два дня и я не позволю, чтоб ты дарил ей очередную куклу!
  Когда разговор был завершён, лэри Тереза поднялась на ноги - супруги поднялись следом - взяла Регину под руки и произнесла:
  - Мы тебя покинем ненадолго, Тристан.
  - Хорошо, матушка, - ответил лэрн и улыбнулся, увидев, что супруга послала ему вопросительно-озадаченный взгляд. Увидев его улыбку, она нахмурилась, а мужчина показал головой, давая понять, что нет причин для волнения.
  Лэри Тереза увидела переглядывания супругов и со смехом произнесла:
  - Регина, не волнуйся. Я всего лишь хочу раскрыть тебе пару семейных секретов.
  Женщина вышли из гостиной, спустились по лестнице на первый этаж и направились на кухню. Людей там не было, на столе лежали различные продукты, а печь была растоплена.
  "Семейные секреты" оказались рецепты выпечки, которые передавались в семье свекрови. Регина никогда в своей жизни не готовила,разве что чай умела запаривать. Поэтому к концу часа урока кулинарии, руки у девушки отваливались, и вся она была в муке. Свекровь посмеивалась, наблюдая за невесткой, а девушка злилась, вымешивая очередное тесто. Когда она показала результат лэри Терезе, та лишь кинула на него взгляд и отрезала:
  - Ещё раз.
  Сдержав стон, девушкавновь принялась замешивать тесто. Хорошо хоть ингредиенты она уже запомнила, и не пришлосьуточнять, как в прошлый раз.
  - Регина, пойми, замешивать тесто не так просто, как кажется на первый взгляд.
  - Я это уже поняла, - под нос мрачно буркнулаРегина и застыла, так как из головы совсем вылетело, сколько там нужно добавить яиц.
  - Это настоящее искусство! Подобное алхимии! - с воодушевлением продолжила женщина. Её тесто давно стало пирогами с яблоками и пеклось в печи. - Из самых обычных на первый взгляд ингредиентов, можно сделать самое настоящее произведение искусства! - Кинув взгляд на невестку, лэри Тереза весело улыбнулась и сказала: - Оставь тесто. Помоги мне лучше мне вырезать украшения для пирога.
  Когда свекровь учила Регину плести косичку, на кухню зашел Тристан, с наслаждением вздохнул сладкий запах, идущий от пирогов из печи, и облизнулся.
  - Как у вас тут дела? - спросил лэрн.
  Женщины оторвались от своего занятия и посмотрели на него: одна весело, другая мрачно.
  - Понял. Не буду мешать.
  Тристан посмешил исчезнуть с кухни. Лэри Тереза кинула на невестку несколько взглядов и произнесла:
  - Я хотела тебя поблагодарить, Регина.
  Девушка оторвалась от косички и подняла взгляд на свекровь. В её взгляде был вопрос и удивление.
  - Признаться, я думала, что ваш брак обречен на провал, - серьёзно сказала женщина. - Особенно после того, как Тристан завел любовницу в прошлом месяце. Поэтому я так холодно и требовательно к тебе относилась. Я считала тебя виновной в том, что мой сын обречен на неудачный брак. - Тяжело вздохнув, свекровь продолжила: -Это очень тяжело наблюдать, когда твои сыновья страдают. Но сейчас я вижу, что Тристан счастлив, поэтому я и благодарна тебе. - Прямо посмотрев Регине в глаза, женщина произнесла: - Спасибо, что сделала моего сына счастливым.
  Регина опустила взгляд и тихо ответила:
  - Я не достойна вашей благодарности.
  - Что за вздор! Конечно, достойна. За последние месяцы он ни разу не ввязался ни в один скандал! Он наконец-то повзрослел и стал более ответственным. Мы с отцом этому очень рады! Кстати, - свекровь подалась немного вперёд и понизила голос, - мы с отцом с нетерпением ожидаем внуков. Надеюсь, в скором времени вы нас порадуете.
  Регина залилась румянцем, не зная, как ответить на подобный вопрос. Но лэри Терезе ответ не требовался, она и так всё увидела и поняла.
  
  Когда свекровь покинула дом сына, Регина поднялась в свою комнату и обессилено упала на кровать. Она вымоталась как физически, так и душевно. Девушка и предположить не могла, что готовка - настолько трудная работа! Да она лучше над протезом сутки просидит, чем простоит час перед печью!
  В дверь постучали. Регина промолчала - лень было даже открыть рот и что-то сказать. В дверь постучали ещё несколько раз и, не дождавшись ответа, вошли.
  - Регина, если собираешься спать, то хотя бы сними платье. Или ты хочешь, чтоб я тебе помог? - в голосе слушалась улыбка.
  С усилием лэри перевернула голову на другой бок и посмотрела на супруга.
  - Не нужно. Я справлюсь сама.
  - Какая самостоятельная у меня супруга, - насмешливо протянул мужчина, подошел к кровати, присел и принялся разминать плечи Регине.
  - Что ты делаешь? - лэри попыталась дернуться в сторону, но мужчина сжал её плечи, останавливая.
  - Не двигайся, - прозвучало как приказ, но Регина застыла, понимая, что если Тристан что-то задумал, то его уже не переубедить.
  - Извини за матушку, - произнёс супруг, когда девушка, наконец, расслабилась, - на самом деле она не мучить тебя пришла. Это своеобразное одобрение с её стороны. Ты единственная из трех невесток, которой она открыла тайные рецепты пирогов.
  - Почему?
  - Аврору она ненавидит, а Натали считает слишком глупой.
  - Признаться, со вторым мнением я согласна, - ответила Регина, вспомнив встречи с упомянутой лэри, - но вот Аврора мне показалась приятной и заботливой женщиной.
  - Это сейчас она приятная и заботливая, - горько усмехнулся лэрн.
  - Хватит, Тристан, мне уже лучше. - Регина повернулась на спину и с благодарностью взглянула на супруга. - Раньше она была другой?
  - Я прилягу? - кивнул на освободившуюся часть кровати мужчина.
  - Да, прошу. - Регина подвинулась дальше, освободив ещё места.
  Тристан лег на бок, подпер голову рукой и медленно заговорил:
  - Когда моему старшему брату Николасу было тридцать четыре года, то на одном балу он встретил прекрасное и юное создание девятнадцати лет с мягкими локонами цвета топленого шоколада, задумчивыми светло-зелёными глазами и мягкой мечтательной улыбкой... - Тристан очаровательно улыбнулся. - Не стоит ревновать, любимая, это слова моего брата, а не моё личное мнение.
  Регина фыркнула, а лэрн поднял руку и провел по овалу её лица.
  - Рассказать, как ты выглядишь в моих глазах?
  - Лучше продолжи историю, - ушла от ответа девушка.
  - Хорошо, - супруг убрал руку и продолжил: - Мой брат был очарован эти юным созданием и буквально через несколько дней пришел к её отцу просить руки Авроры.
  - Он, конечно же, согласился.
  - А кто бы отказался от предложения наследника рода Баргарон? - на это раз фыркнул Тристан. - Через три месяца они сыграли свадьбу, а через два Николас понял, что поторопил события.
  - Аврора согласилась под давлением родителей, - поняла Регина.
  - Именно, - печально вдохнул супруг, и грустная улыбка тронула его губы. - Она его не любила, и чтобы мой брат не делал, Аврора оставалась к нему холодной. Переломным моментом их отношений стало, когда брат нашел у неё книгу эротического характера. Аврора тоже очень любит читать книги, но с совсем другим содержанием, - с намеком протянул мужчина.
  - И ты подумал, что я предпочитаю такие же книги, когда узнал, что я люблю читать? - недовольно уточнила супруга, нахмурившись.
  - Напомнить тебе книгу о сексуальном возбуждении? - шаловливо протянул Тристан.
  - Статью! - с раздражением исправила девушка. - И там были описаны научные сведенья!
  - Скажешь, ты ни разу в жизни не читала любовный роман?
  - Нет, - спокойно ответила Регина.
  - Так уж и ни разу? - лукаво уточнил лэрн, вновь проведя пальцами по виску и щеке супруги.
  - Ни разу, - хмуро подтвердила девушка.
  - Даже я однажды читал, - признался мужчина. - Когда брат рассказал мне про пристрастие Авроры и именно ту книгу, которую он у неё нашел. Признаться, многое меня в ней поразило.
  - Так что было дальше?
  - Дальше? Дальше Николас завел любовницу, а Аврора осталась в обществе книг. Они жили с полным безразличием друг к другу, деля постель лишь в благоприятные для зачатия дни. У них родилась Мария, и приблизительно через годНиколас сильно застудил ноги, одну удалось спасти, вторую ампутировали. - Тристан помолчал и слишком спокойным голосом добавил: - Врач заключил, что он больше не сможет иметь детей, отец снял его с должности следующего главы дома, а Аврора нашла именно это время, чтоб вспомнить, что является его супругой. Брату было очень тяжело. - Тристан замолчал и прикрыл глаза.
  - Она его жалела, а в жалости он не нуждался.
  - Ты иногда слишком прямолинейна, - убрав ладонь, криво усмехнулся супруг. - Мне кажется, что именно из-за поведения Авроры брат так сильно и пил.- Тристан тяжело вздохнул, выдавил из себя улыбку и сказал: - Теперь ты понимаешь, почему моя матушка не жалует Аврору?
  - А брак твоего второго брата? - спросила Регина, желая сменить болезненную для супруга тему. Свои мысли она решила оставить при себе.
  - У Виктора всё было просто: он хотел начать политическую карьеру, для этого ему нужен был удобный брак. Вот он и выбрал Натали: глупую лэри, но дочь лэрна Эвер-сола, вхожего в круг двенадцати советников короля. Это была лишь выгодная сделка, и чувств, как ты понимаешь, в их браке нет. - Тристан вновь провел по лицу супруги и тихо произнёс. - Это так странно.
  - Что именно? - тоже тихо уточнила лэри.
  - Мы можем спокойно разговаривать на разные темы, но только не о нас, - ответил мужчина. - Но именно о нас мне хочется поговорить больше всего.
  - Это слишком трудный разговор, а я сегодня устала, -произнеслаРегина.
  - Ты меня прогоняешь? - с грустной улыбкой спросил Тристан.
  Девушка опустила взгляд и несколько секунд молчала, а когда посмотрела на супруга, тихо ответила:
  - Извини.
  Тристан погладил её щеку и добавил:
  - А если я попрошу остаться?
  Регина несколько долгих секунд смотрела супругу в глаза, усмехнулась и ответила:
  - Иногда, я не в силах тебе отказать.
  - Значит, я могу остаться? - с улыбкой уточнил мужчина.
  - Оставайся.
   Глава 5
   Бесполезные подарки
  Гелла пробежала по коридору Пожирателей меньше чем за минуту и очутилась в доме ?17 на Гелвеес-парк. Дыхание у неё не сбилось и сердце из груди не выпрыгивало. Оно вовсе не билось. Застыло где-то внутри грудной клетки бесполезным куском мышц и сухожилий.
  Оглядев небольшую тёмную комнату, девушка, которую так уже было трудно назвать, подошла к кровати и уставилась на простенькое фиолетовое платье с белыми оборками по подолу юбки, на манжетах и с круглым воротничком. Такое платье вполне подходило служанке зажиточного хозяина или хозяйки. Прикасаться к нему, почему-то, было страшно. Оно словно призрак из далёкой-далёкой жизни безмолвно обвиняло Геллу в грехах и стыдило за глупые, необдуманные поступки.
  "Если бы я только не полезла в тот шкаф!" - в какой уже раз удрученно подумала Гелла.
  На кровать запрыгнула кошка: большая, гладкошерстная, чёрно-синего цвета. Её серые глаза блеснули серебром и в ожидании уставились в постаревшее лицо девушки.
  - Семьдесят вторая? - с неловкостью уточнила Гелла. Разговаривать с кошками ей ещё в жизни не приходилось, но и удивиться подобному, она уже не смогла бы. За последнее время слишком много странных вещей ей довелось повидать. Даже стать их частью. Кошка не ответила, лишь слегка наклонила голову в бок, отчего девушка почувствовала ещё большую неловкость. - Я переоденусь? - решила она уточнить на всякий случай.
  Кошка вновь не ответила, она свернулась на кровати клубком и закрыла глаза, словно не желая смущать. Гелла тяжело вздохнула, ощутив вспышку жалости к себе. Дышала она по привычке. Её легкие тоже стали всего лишь бесполезным куском плоти.
  Стянув мешковатое платье, которое ей пошила Ларин, девушка надела белоснежную, хрусткую от крахмала нижнюю рубашку - такое дорогое бельё ей доводилось одевать впервые в жизни! - платье и туфли с бляшками на небольших каблучках. Подойдя к зеркалу, девушка посмотрела на своё постаревшее лицо. Она уже невздрагивала и в истерику не впадала. Ларин сказала, что со временем её прошлая жизнь станет ей безразлична, как и собственная внешность. Воспоминание выцветут и забудутся, останутся где-то на задворках памяти, а через несколько сотен лет исчезнут и оттуда. Гелла в её словах уверялась каждый день всё сильнее и сильнее. Сейчас этот факт ещё вызывал в душе легкое сожаление, печаль и досаду, но страха, паники и ужаса, как когда-то, не было. Расчесав свои длинные - ниже колен! - волосы, насыщенного чёрного цвета, но с медными концами - их девушка не позволила закрасить - и быстро заплела косу. Схватив чек, сумма которого заставила на несколько секунд представить, как она убегает и живет безбедно на эти деньги ближайшие несколько лет, девушка спрятала его в кармане, откашлялась в кулак и произнесла:
  - Идём?
  Кошка открыла глаза, соскочила с кровати и направилась к входной двери. Гелла последовала за ней, ощущая себя крайне глупо. Опасения на счет того, что девушка, бредущая за кошкой, будет выглядеть крайне странно, оставили её через пару минут. По пятам за Семьдесят второй идти не пришлось. Кошка шла своими тропами, появляясь перед Геллой, когда нужно было куда-то свернуть.
  Девушка шла быстро, не желая терзать ещё не зажившую душевную рану и боясь повстречать знакомые лица. Она понимала, что её вряд ли узнают, но всё же... Больше всего она боялась просто посмотреть на них. Это было бы ещё одним напоминание о том, что теперь её жизнь никогда не станет прежней. И она не станет прежней.
  Даже сейчас она ощущала это... запахи человеческих страхов. Это пахло то кисло-сладко как лимонная кислота, то слегка горчило как жжёный сахар, то было острое как огненный перец, то тухлое как испорченные яйца, то затхлое как старый прогнивший дом. Гелла с жадностью втягивала в себя эти запахи, и они оседали во рту, насыщали её словно пища. Вкусней всего был детский страх: воздушная, легкая сладкая вата, таявшая во рту и оседающая на кончике языка кристалликами сахара. А одна девочка, которая испугалась большой собаки, на вкус была как клубничное пирожное с взбитыми сливками.
  Когда они дошли до нужного здания, Гелла даже опечалилась, что дорогазакончилась. Но она решила на обратном пути заглянуть в парк, который находился рядом. Там сейчас как раз гуляли родители с детьми, а уж испугать их немного она сумеет.
  Ждать ей пришлось долго, но это её только радовало. Здание было пропитано многочисленными запахами страха, благодаря сотрудникам и посетителям.
  Михаэль Карс-мэр оказался мужчиной в годах с лысеющей головой и безразличным выражением лица.
  - Слушаю вас? - ровно спросил он.
  - Добрый день, - губы Геллыразлезлись в очаровательной улыбке, но мужчина и бровью не повел, смотрел на неё так же холодно и безучастно. - Я пришла поговорить с вами от лица своего господина о группе "Шаг вперёд", принадлежащей АнигеруТремсу.
  В ответ Карс-мэр выдвинул ящик своего письменного стола. Намек был более чем ясен, но Гелла растерялась. Она ожидала, что лэрн не согласится так быстро и легко, и уже представляла, как сможет его заставить. Заодно и страхом полакомиться.
   Она положила чек на стол. Мужчина, кинув на него быстрый взгляд, положил его в ящик и произнёс:
  - Документы принесёте завтра с утра и войдёте без очереди. Всего хорошо.
  - Доброго дня, - ответила девушка и покинула кабинет, ощущая одновременно облегчение и досаду: как-то слишком просто всё получилось!
  На улице стало слегка прохладно, но Гелла этого не чувствовала. Солнце клонилось к горизонту и окрашивало небо в насыщенно розовый, оранжевый и голубой цвет. Слегка полюбовавшись за сменой цветов на небе, она направилась в сторону парка. Коша выпрыгнула ей навстречу, предупреждая, что она идёт в другую сторону. Девушка присела на корточки, погладила её по спине и сказала:
  - Я никуда не убегу. Просто полчаса посижу в парке и вернусь назад.
  Кошка махнула недовольно хвостом, но отошла в сторону.
  Родителей с детьми стало меньше, но парочка ещё была, поэтому Гелла обрадовалась. Присела на лавочку и сосредоточилась, вспоминая, чему учила её Ларин. Через пару минут её тень с неохотой шевельнулась, словно до этого спала и девушка её разбудила. Затем вытянулась немного и резко дернулась в сторону тени от высоких деревьев, спряталась в ней. Гелла довольно улыбнулась, радуясь своему успеху.
  Через несколько минут раздались детские крики.
  "Упс! Переборщила!" - с усмешкой подумала Гелла, с наслаждением ощущая во рту сладкий вкус детского страха. Затем поднялась на ноги и отправилась назад к дому ?17 на Гелвеес-парк.
  
  У Вильяма была великолепная память на лица и имена, что не удивительно с учетом специфики его работы. Поэтому выходя из здания министерства науки и техники, он зацепился взглядом за одно женское лицо, застыл на месте и нахмурился. Лицо было ему знакомо, хотя он не мог вспомнить, где именно его видел. Подобное случалось крайне редко, его память всегда точно могла воспроизвести момент, при котором он видел то или иное лицо. Досада и интерес заставили его пройти за этой женщиной. К удивлению, она направилась к кабинету, откуда Оркист вышел несколько минут назад. Скрытно наблюдая за ней, мужчина лихорадочно перебирал в голове варианты, при которых он мог видеть это лицо. Вдруг вспышка озарения мелькнула в голове, и перед глазами появилось юное лицо служанки. Разница была лишь в возрасте, цвете глаз и волос. Как такое возможно? Родственница?
  Когда женщина вышла из кабинета, Вильям дождался, пока она скроется за поворотом, ворвался к Карс-мэру и спросил с порога:
  - Для чего приходила эта женщина?
  Ответ озадачил Оркиста. Выбежав в коридор, он нагнал женщину на выходе из министерства, принялся следить за ней. Вот она идёт по дороге на северо-запад, перед её ногами выпрыгивает кошка - кошка? - женщина присела на корточки, погладила её и что-то сказала - отсюда было не расслышать. Животное попятилось назад, словно освобождая дорогу, женщина поднялась и пошла дальше, а кошка смотрела ей в спину, пока она не зашла в парк. Наконец, кошка убралась с дороги, и Вильям поспешил нагнать женщину. Хорошо, незнакомка никуда не ушла, а сидела на лавочке и смотрела на веселящихся детей. Глаза Вильяма в шоке увеличились, когда он увидел, что тень женщины вытянулась, а затем словно оторвалась от физического тела и побежала в тень большого ясеня.
  Что тут происходит? Насколько Вильям помнил, ни один из видов магии не властен над тенями. И как эта женщина может так неосторожно себя вести и использовать свою силу в таком людном месте?
  Раздались детские крики. Женщина резко поднялась и повернулась в сторону Оркиста. Мужчина мгновенно спрятался за деревом, успев увидеть довольную улыбку на её губах.
  Незнакомка направилась вон из парка, а потом дальше по дороге. Вильям проследовала за ней до самого дома ?17 на Гелвеес-парк, где она и скрылась.
   Оркист достал из внутреннего кармана пиджака связку камешков из различных минералов. Перебрав их, мужчина с силой сжал бирюзовый камешек, одновременно кидая зов одному из агентов и активируя маяк, чтоб он смог его найти. Агент вскоре появился. Отдав приказ следить за домом, Вильям направился в поместье начальника, доложить об этой странной ситуации.
  
  С начальником Вильям столкнулся, когда тот выходил из кухни, чему-то довольно улыбаясь. Увидев секретаря, Тристан мгновенно убрал улыбку с лица и спросил:
  - Как прошло?
  - Всё прошло хорошо, - доложил спокойно Оркист и добавил, понизив голос: - Мне нужно поговорить с вами.
  "Без посторонних ушей", - читалось в его словах, но намек и так был понятен.
  - Пройдём в мой кабинет, - ответил Тристан.
  В кабинете они разместились на креслах и начальник спросил:
  - Что случилось?
  - Выходя из здания министерства, я увидел женщину, чьё лицо мне показалось знакомым, но я, как не пытался, не мог вспомнить, - принялся спокойным голосом рассказывать Оркист. - Приглядевшись, я понял, что лицо этой женщины очень похоже на лицо Геллы Морс.
  - Это та служанка, которая, поговаривали, убежала из-за того, что ты её обрюхатил? - с усмешкой уточнил начальник.
  - Я никогда не имел с ней подобных отношений, или с другими служанками в вашем доме, - спокойно отрезал секретарь.
  - Брось, - отмахнулся Тристан. - Мне и так это известно. Я лишь хотел тебя немного подразнить. Притом, я догадываюсь, куда могла так внезапно исчезнуть служанка. И нет, - поднял руку вверх лэрн, - рассказать тебе я не могу.
  - Вы не доверяете мне, лэрн? - заглушив в душе страх, спокойно уточнил Вильям.
  Оркист боялся потерять доверие начальника. Он так долго и упорно его добивался, что теперь даже страшился представить, как всё обернётся, если Дельт-гор-младший в нём разочаруется. Именно поэтому он держал себя в ежовых рукавицах, не давая ни на что отвлечься. Женщины, выпивка, развлечения - всё это было для Вильяма не важно, по сравнению с целью, к которой он стремился. Хотя с каждым годом мужчина всё больше ощущал усталость и всё чаще задавался вопрос: "Чего же я на самом деле хочу?".
  - Дело не в доверии. Эта тайна, которую я узнал случайно, поэтому и рассказать её не могу, - дал серьезный ответ Тристан и поднялся на ноги. - Продолжай.
  Начальник направился к бару, чтоб налить себе бренди, а секретарь продолжил свой рассказ:
  - Эта женщина пришла в министерство к Карс-мэру и дала ему денег, чтоб группа "Шаг вперёд" могла принять участие в выставке.
  - Это уже интересно, - вставил начальник, присев назад в кресло.
  - Проследив за ней дальше, я увидел рядом с ней, - секретарь помедли, внимательно смотря за лицом начальника, - кошку.
  Лицо у начальника нахмурилось, взгляд стал задумчив. Он сделал несколько больших глотков бренди и спросил:
  - Что кошка делала?
  - Она выпрыгнула перед женщиной, словно хотела остановить её. Женщина её погладила и что-то сказала. Я не расслышал что. Затем кошка отошла назад, словно пропуская женщину, и исчезла. Потом я ещё несколько раз видел эту кошку, она словно вела женщину к дому ?17 на Гелвеес-парк.
  - К дому Анигера Тремса, значит. - Удивленным начальник не выглядел, он был всё так же задумчив.
  - Но самое странное было не это, - продолжил Вильям, и Тристан перевел на его лицо взгляд. - Я видел, как эта женщина управляла собственной тенью... - Оркист прямо ощутил, как его начальник напрягся. -...И, кажется, её тень напугала детей в парке, при этом женщина довольно улыбалась, словно это и была её цель.
  - Ты никому не должен об этом говорить, - приказал Тристан, напряженно смотря в лицо секретарю. - И опиши, как выглядела эта женщина.
  - Она выглядела лет на тридцать восемь и очень худая. У неё длинные чёрные волосы, но концы медные, лицо очень бледное с сероватым оттенком, глаза чёрные...
  В дверь постучали и после разрешения войти, в комнату вошла служанка.
  - Господин, госпожи просят вас к столу.
  - Передай им, что я подойду сейчас, - ответил Тристан.
  Служанка поклонилась и вышла.
  - Есть ещё что добавить? - поднимаясь на ноги, уточнил начальник.
  - Я на всякий случай оставил возле дома Тремса агента.
  - Этого не надо. Убери его, - резко приказал начальник.
  - Будет исполнено, - с поклоном ответил секретарь.
  - Ты уже ужинал? - неожиданно спросил Тристан.
  - Ещё нет, - ответил Вильям.
  Иногда он составлял господину компанию за столом, но после свадьбы это было крайне редко.
  - Тогда поможешь мне с пирогами моей матушки? - попросил начальник. - Ты же знаешь, она всегда слишком много готовит, а один я не в силах съесть все её кухонные шедевры.
  - С удовольствием, Тристан, - согласился Вильям.
  - Отлично! - с улыбкой заключил начальник, хлопнув секретаря по плечу.
  
  Тристан проснулся рано и с наслаждением наблюдал за спящей супругой. Регина доверчиво к нему прижималась, чему-то слегка улыбаясь. Мужчине хотелось прикоснуться пальцами к её лицу, погладить по щеке и провести по губам, но он сдержался, не желая будить супругу.
  "- Кошки, теперь тени, что же ты ещё скрываешь, Регина?" - мысленно спросил лэрн. "- И что случится с нами, когда все тайны откроются?".
  Кинув взгляд на часы, было начало восьмого, мужчина аккуратно слез с кровати и на цыпочках вышел из комнаты супруги в гостиную. Вчерашний рассказ секретаря натолкнул Тристана на одну мысль, и он решил съездить и проверить её.
  В гардеробной мужчина переоделся в белые штаны с чёрными вертикальными полосками, белую рубашку и в тон штанам жилет. Большая серебреная булавка, золотые запонки и шляпа с белой лентой-строчкой закончили образ. Накинув своё любимое рыжее пальто, лэрн вышел из дома и сел в свою машину. Было ранее утро, поэтому до поместья родителей Тристан доехал быстро.
  Дверь ему открыл старый дворецкий семьи.
  - Доброе утро, лэрн Тристан, - поклонился пожилой мужчина. - Господа ещё отдыхают.
  - Я не к ним приехал, - ответил лэрн, предавая дворецкому пальто. - Принесёте кофе в мою детскую комнату.
  - Будет исполнено, господин.
  Не смотря на то, что из родительского дома Тристан съехал одиннадцать лет назад, в его комнате ничего не изменилось. Большая просторная комната в красных тонах, широкая кровать с бронзовыми балдахинами, столы, кресла, шкафы. Все это навеивало далёкие детские воспоминания, с нотками ностальгии. Мужчина подошёл к одному из столов, на котором в шеренгу стояли деревянные солдатики. Краска на их сине-коричневых мундирах слезла или облупилась, и грозные воины смотрели на своего повзрослевшего хозяина, словно с немым укором. Схватив одного солдатика, которому Тристан когда-то пожаловал генерала и нарисовал на его груди "золотые ордена", мужчина грустно улыбнулся и поставил его на место. На другом столе стояли несколько кораблей: один с черными парусами и флагом с белым черепом и костями, другой - с белыми парусами и флагом с изображением солнца. Деревянные пираты и солдаты стояли на своих кораблях, вынужденные навсегда застыть в боевой готовности. На стене висела закругленная сабля и пиратская шляпа. В те времена Тристан зачитывался пиратскими приключенческими романами, поэтому стражи порядка всегда проигрывали. Отойдя от столов с игрушками, мужчина направился к длинному книжному шкафу. Каких тут только не было книг, но лэрна интересовала только полка с подарками дяди Офрена.
  Дядя подарил ему около сорока книг, признаться, Тристан считал многие из них, а точнее почти все, бесполезной тратой бумаги. Вот зачем мальчишке в его юные годы нужна была книга "Правда или ложь? Сто способов распознать, когда тебе лгут"? Единственная книга, которую в своё время оценил мальчик, была про животных Андалии. Но, не смотря на подобное отношение, каждую книгу приходилось прочесть, потому что дядя обязательно интересовался о своём подарке и обсуждал с племянником прочитанное. Сейчас Тристан был за это ему благодарен - если бы не настойчивое желание дяди расширить кругозор племянника, то лэрн бы в жизни не понял, что случилось с пропавшей служанкой.
  Пробежав взглядом по корешкам книг, лэрн достал большой чёрный фолиант, настолько древний, что он распался бы пылью в руках, если бы не заклинание, удерживающее страницы. Надпись давно стерлась, и Тристан даже не знал, какого она была цвета, но название можно было ещё ощутить благодаря выбитым на обложке буквам, которые гласили: "Пожиратели: истина, домыслы и способы борьбы со скверной".
  Эта книга была написана ещё тогда, когда Торения не существовала и была частью империи Эдеон. Когда магия считалась скверной Пожирателей и была под запретом, а жрицы пантеона богов имели огромную власть, силу и распоряжались почти всем в империи. Для выявления и уничтожения скверны были созданы специальные отряды очистителей, и эта книга была написана одним из них. Грубо говоря, эта книга была пособием по выявлению людей, зараженных скверной Пожирателей, способу по пыткам и их убийству. После прочтения Тристан долго не мог спокойно спать и вздрагивал от каждого шороха. Призраки прошлых издевательств со стороны жрецов,словно влезали в его сны. Особенно часто снилась одна девушка, которую пытали, пока она не призналась в связи с Пожирателем кошмаров. Многие из замученных и убитых людей было обычными магами, но попадались описания и тех, кто действительно мог быть связанным с Пожирателями. Именно эта девушка оказалось одной их них.
   Служанка принесла кофе, Тристан поблагодарил её, взял кружку, книгу и присел за письменный стол. Пролистав страницы, мужчина нашел момент, где автор книги рассказывал о ней:
  "...По словам очевидцев, всего две недели назад это была молодая девушка с жёлтыми волосами и синими глазами, но сейчас передо мной сидела старуха, худая как жердь, беловолоса, с осунувшимся лицом серого цвета. Страшней и пугающе всего были её глаза: чёрные настолько, словно зрачок увеличился и закрыл всю радужку. Былъяш отрицала связь с Пожирателем..."
  Тристан оторвался от чтения и напряг мозг, пытаясь вспомнить, какое значение было у слова "былъяш". Кажется, это было что-то на подобие "шлюхи", или нет? Дядя же, помнится, рассказывал ему. А! Точно! Это не совсем шлюха, если дословно переводить - это человек, который имел с Пожирателем интимные отношения. Честно говоря, мужчина не мог представить, как подобный акт мог бы произойти. Пожиратели не имели физической оболочки, это было скопление духовной энергии, наделённое разумом. Но сейчас не это было главное, и он вернулся к чтению:
  "...Былъяш отрицала связь с Пожирателем. Она называла себя чужим именем и клялась именем бога нашего Иллана, что чиста. Но когда я поднёс к ней Святую книгу и сказал, чтоб она поклялась на ней, былъяш зашипела, и я увидел, как мелькнул раздвоенным змеиный язык между зубов..."
  Следующие несколько страниц шло описание пыток, там автор рассказывал, что у былъяш снизился порог чувствительности к боли, она не чувствует холода, на огонь реагирует сильно, даже если просто на него смотрит. И отмечал, что её тень странно себя ведёт: возле огня она дёргалась словно в муках, хотя женщина сидела на месте, не двигаясь. Вместо крови из ран былъяш текла чёрно-красная гниль, в воздухе она не нуждалась, а когда ей выкололи один глаз, в проёме глазницы на них смотрел полностью чёрный глаз без белков с красным вертикальным зрачком. Пытали её несколько недель и, в конце концов, она рассказа, как заключила с Пожирателем контракт, и он наделил её своей силой:
  "...Былъяш говорила, что в ночь, когда луна настолько полна, что её можно перепутать с солнцем, а ночь с днём, и когда бывают самые длинные и чёрные тени, она, оголившись, вышла в поле к камням Радости, близь деревни Мартш. Она плясала вокруг камней и призывала Мортохэйя - Пожирателя кошмаров и Властителя теней, одного из самых страшных и могущественных чудовищ, черпающего свою силу из людского страха. Мортохэй откликнулся на её зов и пришёл с громом, молниями и ливнем. Голос его - был сотней убитых и поглощенных душ, а глаза его - сотней черных очей без белков и острыми зрачками. Мортохэй овладел былъяш и вместе со своим не способным на жизнь семенем выплеснул в её тело и душу скверну..."
  Тристан оторвался от чтения, откинулся на спинку стула и задумчиво отхлебнул остывший кофе.
  Больше половины в этой книге была самая настоящая ересь, но были и крохи истины. Пожирателя кошмаров не зря прозвали именно так. Он черпал свою силу из энергии людского страха так же, как Пожиратель разума - из человеческого ума, или Пожиратель чувств - из сильных эмоций. И ещё он, и вправду, управлял тенями, ведь что может быть лучше устрашения, особенно для детей, чем не тень, которая приняла форму страшного монстра? Если подумать и провести аналогию с девушкой из этой книги, то та женщина, которую видел Вильям, вполне могла быть ГеллойМартас. Что если служанка залезла в шкаф Регины? В совокупление с Пожирателем Тристан не верил, но вот в то, что она каким-то образам смогла выжить... или ей кто-то помог? Тристан вспомнил грозу и хохот Пожирателя. Неужели это сделала Регина?.. Но зачем? Для неё эта служанка была никто, а супруга в ту ночь страдала.
  Лэрн допил кофе, поставил кружку на блюдце и закрыл книгу.
  "- Спасибо тебе дядя Орфер за твои "бесполезные" подарки", - с грустью подумал лэрн, сожалея о том, что ни разу искренне не поблагодарил дядю за столь редкие и полезные книги. Лишь повзрослев, мальчик понял, что ни одна из них не была бесполезной.
  И теперь Тристан знал, какой из Пожирателей покровительствует роду Баргарон.
  
   Глава 6
   Её сокровище
  Усадьба, где проживал Николас Дельт-гор с семьёй, располагалась в самом тихом и спокойном районе столицы, почти на окраине города. Здесь предпочитали селиться пожилые люди, подальше от суетливого центра, вони машин и гомона толпы. Весь участок был засажен деревьями, кустами, цветами и представлял собой огромных размеров парк, в котором на приличном расстоянии друг от друга построили двухэтажные дома. Когда Николас потерял ногу, вопрос о новом доме даже не обсуждался. Отец купил эту усадьбу, удобно обустроил её для потребностей инвалида и отдал ключи сыну со словами, что там ему будет намного удобнее.
  Николас ненавидел этот дом, в котором всё, начиная от низких ручек на дверях и заканчивая отсутствием порогов, напоминало ему о своей инвалидности. С годами ненависть никуда не делась, смирение тоже не появилось. В более теплые дни мужчина предпочитал находиться на улице в саду, который тоже обустроили для его комфорта. Поэтому Тристан первым делом направился именно туда, а не в дом.
  Заслышав приближающиеся шаги, Николас повернул голову, увидел брата и улыбнулся. Обменявшись приветствиями, Тристан присел на лавку и произнёс:
  - Не верится, что Марии исполнилось уже десять лет. Как же быстро бежит время.
  - По мне, так оно бежит со скоростью улитки, - ответил Николас и поспешно сменил тему: - Хотя дети, да, взрослеют очень быстро. - Мужчин улыбнулся. - Кажется, только вчера она могла уместиться в двух моих ладонях, а сегодня уже такая взрослая.
  Тристан задрал голову вверх к тёмно-серому небу и признался:
  - Я тоже хочу детей.
  Николас изумленно посмотрел на брата и расхохотался, заставив того обиженно надуться и сложить руки на груди, всем своим видом пытаясь показать недовольство. Чувство это было напущенное, Тристан прекрасно знал, как брат отреагирует на подобное высказывание.
  - Никогда не думал, что услышу эти слова от тебя, братец! Ты если ещё в чём-то признаться решишь, то сначала предупреди, чтоб я копыта не отбросил от неожиданности! - воскликнул Николас, вытирая выступившие на глазах слёзы. - Я теперь опасаюсь Регину! Что же она должна была сделать, чтоб мой шалопай-братец о детях начал думать!
  - Регина тут не причём, - ответил Тристан, подумал и исправил: - Почти не причём. У меня рано или поздно появились бы дети, как у всех других людей.
  - Одно дело, завести детей из-за того, что так нужно, и совершенно другое, из-за того, что тебе хочется, - возразил Николас, назидательно подняв палец вверх. - Ты Регине сказал о своём желании? Глядишь, она бы растрогалась и пустила тебя в свою кровать! - Мужчина вновь рассмеялся, не замечая, что на этот раз всё же смог задеть младшего брата.
  Супруга пускала его в свою кровать, но только спать. С каждым разом Тристану становилось всё труднее и труднее сдерживать себя. Он перестал высыпаться, поскольку до середины ночи не мог заснуть, прислушиваясь к размерному дыханию Регины, ощущая рядом тепло её тела и представляя в голове совершенно безнравственные картины, а когда засыпал, они воплощались в его снах, дразня и терзая. Тристан мог бы прекратить эти мучения, вернувшись в свою постель, но ни разу так и не сделал этого.
  - Это признание мне ничем не поможет, напротив, только оттолкнёт её, - грустно ответил мужчина, понизив голос. - Я и так уже допустил огромную ошибку и теперь не знаю, как это исправить. Точнее, я пытаюсь, хотя и понимаю, что эти жалкие потуги бесполезны.
  - Купи ей какую-нибудь побрякушку подороже, - пожал плечами брат. - Женщины падки на украшения.
  - Если бы всё было так просто, - с грустной усмешкой покачал головой Тристан. - Я ведь предал её не как женщину, а как человека. Тебя бы побрякушки заставили вновь доверять предавшему тебя человеку?
  - Что же ты такого натворил? - обеспокоено уточнил Николас, сочтя вопрос брата риторическим.
  Ответом ему был грустный взгляд, говорящий о том, что рассказать об этом он не может.
  Тристан поднялся на ноги и вновь посмотрел на небо.
  - Давай вернемся в дом. Дождь накрапывает, а мне бы не хотелось намочить новые ботинки.
  Взявшись за ручки, мужчина вывел коляску на бетонную тропинку и покатил её в сторону дома.
  - Знаешь, а ты изменился, - сказал Николас.
  - Стал взрослее? - фыркнул Тристан.
  - Нет, - возразил старший брат. - Меньше стал притворяться.
  Ответом ему был оглушительный гром над головой и звук ударов капель дождя об бетон.
  
  Регина в нерешительности мялась у порога дома. Дверь почему-то ей никто так и не открывал, хотя она уже несколько раз позвонила. Кинув взгляд на тропинку, по которой Тристан ушел в сад, девушка уже хотела отправиться следом, как дверь всё же открылась, и на пороге появилась жена Николаса.
  Аврора была ниже Регины на целую голову и обладала хрупким телосложением. Лицо у неё было всё в морщинах, а тень усталости не исчезала, даже когда она улыбалась. Годы не пожалели её и от когда-то красивой девушки не осталось и следа. Она выглядела намного старше своих лет, и только по рукам можно было понять её истинный возраст.
  Удивленно посмотрев на Регину, Аврора поспешно растянула губы в приветливой улыбке и отошла от прохода.
  - Проходите. Долго звонили? Извините, мы опустили почти всех слуг, а те, кто остались, заняты на кухне. Тристан не с вами? Скорей всего, он к Николасу в сад пошел. Дверь была открыта, так что вы могли сами зайти. Тристан вам не сказал? - быстро бормотала женщина, помогая снять Регине пальто. Даже в её голосе слышалась усталость. - Это всё из-за лэри Терезы, - продолжила говорить Аврора, хотя девушка ни о чём не спрашивала. - Она решила приготовить праздничный торт сама, поэтому пришлось оставить только самых доверенных слух, которые точно не станут болтать.
  Женщина замолчала и в упор посмотрела на лэри. Регина проследила за её взглядом и ответила на молчаливый вопрос:
  - Это был свадебный подарок.
  - Не удивительно. Тристан любимый сын лэри Терезы, так что все и так понимали, что она подарит это колье его жене.
  Регина не хотела его надевать, но когда свекровь учила её печь пироги, то поинтересовалась, почему девушка ни разу не надела свадебный подарок, после добавила, что очень хочет посмотреть, как оно будет на ней смотреться. Но надела лэри сегодня это колье совсем по другой причине.
  - Вы не подумайте, я никак на него не претендую, но Натали не смолчит, - поспешно добавила Аврора.
  - Я и не думала, - честно ответила Регина и с неловкостью замолчала, не зная, что ещё можно сказать.
  Несколько секунд лэри молчаливо смотрели друг другу в глаза. Затем Аврора моргнула и спросила совершенно другим голосом - деловитым и серьезным:
  - Вы пьёте, Регина?
  - Предпочитаю виски, - тем же деловитым тоном ответила лэри.
  -Составите мне компанию, пока идут приготовления?
  - С охотой составлю.
  - Только для начала я представлю вас своим родным.
  Девушка кивнула и направилась вслед за женой Николаса. Перед тем как лэри вошли в гостиную, Аврора шепнула:
   - Не обращайте внимания на слова моего отца.
  В гостиной находилось с полдюжины людей, из них Регина знала только лэрна Джонатана, играющего с незнакомым мужчиной в верхний талиран. К ним они подошли в первую очередь.
  - Регина, познакомьтесь с моим отцом - лэрном Овером Паркэр-роем. Отец, это жена Тристана - лэри Регина Дельт-гор в девичестве Аско-льд.
  Лэрн Паркэр-рой был полноват, а на его макушке сверкала овальная лысина. С виду он казался добродушным мужчиной, особенно из-за широкой белозубой улыбки, но Регина заметила, как сверкнули его глаза, когда он заметил колье на её шее.
  - Наслышан-наслышан, - растягивая гласные буквы, произнёс мужчина, взял руку Регины, хотя она и не думала её протягивать, и поцеловал. - Приятно, наконец, увидеть загадочную Затворницу Баргарон воочию. И теперь я вижу, что слухи-таки были не правы. Вы прекрасно выглядите! Или это брак на вас так хорошо сказался? Не зря говорят, что брак для женщины лучшая панацея! Надеюсь, в скором времени вы подарите детей своему мужу. Дети - лучшая благодарность, которую женщина может и должна оказать своему мужу! Дети также лучшая награда и для самой женщины...
  Регина не дала ошеломлению вылезти из-под маски спокойного равнодушия. Лишь на мгновение она кинула взгляд на свёкра, но лэрн Паркэр-рой это заметил и переключился на него.
  - Джонатан, ты ведь разделяешь моё мнение? Тристан единственный из твоих сыновей, ещё не подаривший тебе внука.
  - Тристан и Регина состоят в браке всего несколько месяцев. Они ещё не настолько устали от общества друг друга, чтоб глубже задумываться о детях, - отозвался лэрн Дельт-гор-старший.
  Три женщины, сидевшие на диване, смущенно захихикали, а мужчины, стоящие у камина, усмехнулись с пониманием. Регина никак не отреагировала, не уловив намек в словах свёкра.
  Аврора познакомила лэри с остальными своими родственниками: тремя младшими сестрами и их мужьями. Обменявшись несколькими словами, лэри покинули гостиную и направились в игральную комнату, знакомиться с племянниками.
  Подымаясь по лестнице на второй этаж, жена Николаса рассказала, что у неё есть ещё две младшие сестра, но они осталась дома с больной матерью.
  - Отец очень сильно хотел сына, но рождались только дочки. Последний ребенок был мальчик, но он родился мертвым. Мама забеременела поздно, и роды были очень тяжелые. - Аврора остановились возле дверей из тёмного дерева, на которой было выстругано огромное ветвистое дерево, у которого вместо плодов "росли" различные игрушки. - После них она так и не сумела оправиться.
  Регина не привыкла сочувствовать или утешать кого-либо, поэтому осталась безмолвной. Женщина кинула на неё быстрый взгляд и толкнула дверь вперёд.
  В комнате играли шесть девочек разного возраста и всего один мальчик лет одиннадцати.
  - Тетя Регина! - вскочила Мария на ноги и кинулась к лэри, опомнилась под взглядом матери, остановилась и сделала книксель. - Рада приветствовать вас в нашем доме, лэри Регина. - Посмотрев на мать и получив её одобрительный кивок, девочка счастливо улыбнулась и подошла к взрослым. - Тетя Регина, а где дядя Тристан?
  - Он с твоим отцом, - ответила Аврора.
   Мария обиженно служила руки на груди и воскликнула:
  - Я сегодня именинница, дядя должен был прийти ко мне первой и поздравить!
  - Успеется, Мария, - строго одернула её мать.
  Представив детей своих сестёр, жена Николаса повела Регину в свои личные покои. Они находились тоже на втором этаже и были в светло голубых тонах, с нотками красного и бардового цвета. Вся мебель были с красивой резьбой, но рисунки были странные. Какая-то непонятная абстракция, или это просто Регина ничего в ней не понимала? Еще было много картин в рамах с такой же непонятной резьбой. Их было так много, что некоторые из них стояли вплотную друг к другу и в несколько рядов. Рисунки были самые разные, начиная от солнечного луга у реки и заканчивая старым погребом в паутине. Многие изображения на картинах Регина узнала - это были улицы или дома столицы.
  - Нравится? - спросила Аврора.
  Регина посмотрела на женщину и ответила:
  - Я прохладно отношусь к живописи.
  - А я очень люблю рисовать.
  - Так это ваши работы? - удивилась девушка и взглянула на картины уже совсем по-другому.
  - Да. Рисую иногда, когда время позволяет.
  - Вы очень подробно рисуете мелкие детали, - заметила Регина, разглядывая ближайшую картину. На ней был изображен будуар: большой тёмно-красный трельяж, пуфик с тёмно-бронзовой обивкой и зелёной бахромой, шкаф из светлого дерева. Но самое удивительное - это мелкие детали: отражение другой части комнаты в зеркале, лежащая расческа на углу трельяжа, брошенные колготки на пуфик, приоткрытая дверца шкафа, открывающая вид на несколько пестрых платьев. Казалось, хозяйка этого будуара вот-вот появится, положит колготки в шкаф, прикроет дверь, присядет на пуфик и примется расчесывать волосы. Картина была такая четкая и живая словно фотография.
  Это был не комплемент, но Аврора посчитала иначе, польщено улыбнулась и ответила:
  - Спасибо. Рада, что вы заметили. Мне очень нравится прорисовывать мелкие детали и делать акцент на них. Так картины кажутся более "обжитыми", - женщина рассмеялась своей собственной шутке. - Присаживайтесь, - поспешно сказала Аврора, указывая на кресло.
  Регина присела на указанное место, а женщина отправилась к барному шкафу со стеклянными дверцами.
   - У вас есть какое-нибудь любимое увлечение? - не оборачиваясь, поинтересовалась женщина, наливая в бокалы из тёмного стекла виски.
  - Нет, - солгала Регина.
  - Это плохо, - ответила женщина, обернулась, подошла к лэри и протянула ей стакан. - В подобных как у нас браках, тебя могут спасти только две вещи: дети и увлечения. Так что советую вам найти себе занятие по душе.
  Регина неопределенно пожала плечами и сделала глоток. Взгляд её нет-нет да устремлялся на какую-нибудь картину. Их было слишком много, поэтому некоторые попадали в угол зрения, даже когда девушка смотрела на Аврору, и невольно притягивали к себе, в желании рассмотреть их.
  - Как вам жизнь в браке? - спросила жена Николаса, тоже сделав глоток.
  - В целом, хорошо, - ответила Регина уже не в первый раз на подобный вопрос.
  - Вам повезло больше, - с грустной улыбкой сказала Аврора. - Вы вышли замуж, будучи уже взрослой женщиной, не то что я - молодой девушкой, которая ещё на балах натанцеваться не успела. Я ведь познакомилась с Николасом на своём третьем балу и к пятому уже носила фамилию Дельт-гор. Кажется, это было целую жизнь назад. Мама подарила мне тогда новое платье: светло-персиковое с желтой лентой и бежевым абажуром. Оно мне так сильно нравилось, - женщина с ностальгией улыбнулась, - что я им налюбоваться не могла. - Её улыбка померкла. - Именно в нем меня и увидел Николас. Если бы я тогда знала... - Женщина замолчала и виновато улыбнулась. - Извините, я не хотела вам жаловаться. Думаю, вы и так уже знаете нашу с Николасом историю. И о том, какой я оказалась плохой и неблагодарной женой.
  - Да, Тристан мне рассказал историю вашего знакомства, - призналась Регина.
  - Вы тоже меня осуждаете? - спросила Аврора.
  - Нет, - ответила девушка и сделала ещё глоток.
  Взгляд у жены Николаса стал недоверчивым, колючим и Регина добавила:
  - Нашим обществом управляют мужчины. Они распоряжаются женщинами, пытаются подстроить их под себя и если у них не получается, то винят не себя, а именно нас. И все мирятся с подобным, даже сами женщины.
  - Вы понимаете, что за подобные слова у вас могут быть проблемы?
  - Только если эти слова услышат мужчины, - парировала Регина и отсалютовала женщине стаканом. - Не так ли?
  - Вы правы, Регина, - с улыбкой ответила Аврора и сама подняла свой стакан.
  
  Мария нетерпеливо притопывала ногой по ковру. Праздничный ужин уже подходил к середине и сейчас должен наступить самый любимый, долгожданный и важный момент любого праздника: вручение подарков! Кидая через открытую дверь взгляды на парадную столовую, где за обеденным столом разместились взрослые, оставив детей в прилегающей рядом малой гостиной, девочка всё чаще и чаще топала ногой, не в силах терпеть, когда отец подзовёт её, и наконец-то начнут вручать подарки. Минуты всё тянулись и тянулись, а отец всё не подавал знак, увлеченно разговаривая с дядей Тристаном.
  Дядя Тристан... На него малышка особенно сильно рассчитывала! Он всегда дарил ей прекрасные куклы, и в этот раз Мария рассчитывала получить ещё одну. Дедушка Джонатан и бабушка Тереза, скорей всего, подарят ей одежду, как и всегда. Дедушка Овер, как обычно, какую-нибудь книгу о "прилежном поведении для девочек", а дяди и тёти - совершенно не нужные ей безделушки, или игрушки. Оставалась только тетя Регина.
  Мария оттолкнулась назад, отчего передние ножки стула приподнялись, и кинула на жену дяди Тристана взгляд.
  Тетя Регина была... страной и совершенно не похожей на других её тёток. Она мало говорила, никогда не подымала голос и всегда была спокойной. Не верещала, не балаболила и, что больше всего нравилось девочке, не сюсюкалась с ней и с другими детьми. Тетя Регина была совсем не похожей на женщин, окружающих Марию, и этим самым притягивала к себе внимание. Что же она подарит ей? Если тоже куклу, то у Марии она станет самой любимой тётей!
  Наконец-то отец подал рукой знак, и Мария нетерпеливо вскочила из-за детского стола, кинула на кузенов и кузин снисходительный взгляд и подошла к родителям.
  В своих предположениях о подарках Мария почти угадала: дедушка Джонатан и бабушка Тереза подарили ей весенний плащ и красные сапожки; дедушка Овер книгу "для юных невест"; дяди и дети игрушки и безделушки. Наконец, дошла очередь дяди Тристана.
  - Поздравляю тебя, Мария. Ты уже стала совсем взрослой лэри, - с этими словами дядя протянул имениннице подарок.
  Девочка почувствовала, что готова расплакаться. Дядя Тристан протягивай ей не куклу, а... КНИГУ?! Растерянно приняв подарок, Мария прочитала название с обложки вслух:
  - "Удивительные животные Андалии".
  Дядя присел на корточки и произнес:
  - Когда я был в твоём возрасте, мой дядя подарил мне эту книгу. Признаться, я очень расстроился, потому что хотел себе пиратскую шляпу и шпагу. Я тогда мечтал стать пиратом и бороздить на своем корабле по морям и океанам. - Дядя так широко и заразительно улыбнулся, что Мария не смогла не улыбнуться ему в ответ. - Но прочитав эту книгу, моя мечта совершенно изменилась, и я захотел стать дрессировщикам слонов.
  - Слонов? - переспросила именинница почему-то восхищенным шёпотом.
  Кто такие "слоны" Мария не знала, но фантазия ей тут же нарисовала опасного хищного зверя со здоровенными зубами и когтями, который выполняет любые команды её дяди по велению руки.
  - Вот смотри, - дядя Тристан тоже перешёл на шёпот.
  Пролистав книгу, он показал ей картинку слона: здоровенного синего гиганта с огромными ушами и длинными носом. На его спине сидел темнокожей человек, но в фантазии девочки он тут же поменялся на её дядю.
  - Ого! - вырвалось из её рта восхищенный вскрик. Такого животного её фантазия нарисовать не могла. - Он действительно существует?
  - Да. - Дядя улыбался. - Тут много удивительных животных, так что обязательно почитай эту книгу.
  - Спасибо! - искренне поблагодарила именинница. - Я её прочту! Честно!
  Дядя Тристан вернулся за стол и дядя Виктор сказал:
  - Решил подражать нашему дяди Офрену, братишка? Только ты смотри не увлекайся, иначе кончишь как он.
  - Виктор! - повысила голос бабушка Тереза.
  - Что я такого сказал, матушка? Лишь обеспокоился судьбой своего младшего братишки.
  - О себе бы лучше побеспокоился, брат, - ответил дядя Тристан, схватил бокал и отхлебнул. - Я слышал твоя популярность резко упала из-за инцидента с Милиной Оннер-свер.
  - Это говорит мне человек, который потащил в свою кровать любовницу, когда его брачное ложе ещё не успело остыть...
  - Мальчики! - воскликнула бабушка Тереза, и одновременно с ней отец ударил ладонью по столу и закричал:
  - Замолчите! Я не потерплю, чтоб вы обсуждали своих любовниц на именинах моей дочери!
  Все замолчали и отец добавил:
  - Регина, прошу, вы ещё не дарили подарок.
  Тётя Регина поднялась со стула и подошла к имениннице.
  - Мария, закрой, пожалуйста, глаза.
  Девочка с радостью исполнила эту просьбу и мысленно попросила: "Пожалуйста, пусть это будет кукла! Пожалуйста, пусть это будет кукла!". Послышались удивленные ахи, и Мария почувствовала, как тётя Регина одевает что-то на её шею.
  - Открывай глаза.
  Именинница подчинилась, опустила взгляд на грудь и сама ахнула. Тётино Регинино колье с большим синим камнем, которым девочка украдкой любовалась, сейчас оказалось на её шее.
  - Регина, это же твой свадебный подарок! - воскликнула бабушка Тереза.
  Мария испугано сжала большой синий камень, боясь, что бабушка может его отобрать.
  - Вот именно. Это мой подарок и я могу делать с ним всё, что захочу, - спокойно ответила Регина, посмотрела на именинницу и улыбнулась. - Не волнуйся, его никто не отберёт. Он теперь твой.
  - Правда? И я смогу его носить?
  - Только когда станешь для такого украшения достаточно взрослой, - предупредила мама.
   - Спасибо вам огромное! - девочка на эмоциях обняла любимую тётю - такой подарок лучше десятка кукол! - схватила её за руки и воскликнула: - Пойдемте! Я хочу вам что-то показать!
  - Что? - с улыбкой спросила тётя.
  - Моё сокровище!
  - Ну, пойдём.
  Регина послушно позволила себя повести по лестнице на второй этаж к игральной комнате Марии. В комнате они подошли к одной из дверей, девочка выпустила ладонь тёти, достала из шкатулки ключ, отперла дверь, вновь схватила руку взрослой и повела в свою сокровищницу.
  Сокровищница представляла собой небольшую комнату, заставленную деревянными стеллажами, на которых стояли куклы - всё которые когда-либо дарили Марии.
  Девочка сделала несколько шагов в комнату, и тётя неожиданно остановилась, дернула её за руку. Повернувшись, Мария увидела, что лицо у тёти почему-то побледнело, а взгляд был направлен к одной из кукол.
  - Это вы в своём свадебном платье! - счастливо подтвердила Мария, отпустила руку тёти, подошла к кукле, взяла её и поднесла ближе к Регине. - Правда, вы похожи? Мне её на заказ дядя Тристан сделал, после того, как я увидела вас на свадьбе и сказала ему, что вы были очень похожи тогда на куклу...
  Тётя Регина схватилась за голову и закричала.
  
   Глава 7
   Защитная реакция
  
  - Я не верю, она действительно подарила колье с бенетоидом Марии! - сокрушалась матушка.
  - Регина поступила справедливо. Если бы вы отдали колье Авроре, то оно бы досталось после Марии, - спокойно возразил Тристан и отхлебнул бренди.
  Признаться, действие супруги удивило лэрна, хоть он и не подал виду. Когда он спросил, что Регина собирается подарить имениннице, то девушка с улыбкой заявила, что это сюрприз. Неужели она не ответила, решив, что он может отговорить её?
  - Но я подарила его Регине! - не успокаивалась матушка.
  - Хотя я была вторая на очереди, - обижено подала голос Натали.
  Лэри Тереза перевела взгляд на жену второго сына и та под ним вжала голову в плечи, слишком поздно осознав, что следовало промолчать.
  - Натали права, - подал недовольный голос Виктор. - Я ваш второй сын, и колье должно было достаться моей супруге. Хотя о чём это я? Вы всегда и во всем выделяли Тристана, словно у вас больше не было детей.
  - Вот только не надо из себя обиженного ребенка строить! - поморщился Тристан, мечтая, чтоб этот день поскорей закончился. - В детстве это было ещё актуально, но не в твои-то годы.
  - Кто у нас застрял в детстве, так это ты, братишка! - парировал с неприязнью Виктор. - Живешь непонятно как, без целей и планов. Только и знаешь, как бренди глушить, по женским юбкам таскаться и выставлять себя на посмешище. Как только Регина согласилась выйти за подобного повесу и волокиту? Хотя не зря говорят, "муж и жена из одной глины слеплены".
  Тристан резко вскочил на ноги, посмотрел с вызовом на брата и холодно предупредил:
  - Про меня говори, что душе угодно, но ещё одно словоо моей супруге и я вызову тебя на дуэль.
  - Мальчики, перестаньте! - Матушка вскочила на ноги и переводила взгляд с одного сына на другого. Сейчас встать на чью-то сторону она не могла - это лишь сильнее распалить начавшуюся ссору между братьями.
  Напряженное молчание накаляло обстановку, как тут на втором этаже раздался женский крик.
  - Регина?!
  - Мария?!
  Тристан первым бросился к лестнице, за ним остальные. В коридоре второго этаже лэрн увидел бегущую навстречу Марию.
  - Что случилось!? - Мужчина схватил племянницу за плечи и заглянул в её глаза с испугано расширенными зрачками.
  - Я не знаю! - вскрикнула девочка и разревелась.
  Тристана оттолкнула Аврора и схватила дочку на руки, а лэрн побежал дальше. Когда Тристан вбежал в "сокровищницу", Регина носилась по комнате и разбивала фарфоровые куклы об пол, доламывала их ногами и повторяла раз за разом:
  - Заткнитесь! Я не кукла!.. Заткнитесь! Я не кукла!.. ЗАТКНИТЕСЬ! Я НЕ КУКЛА!..
  - Регина?! - позвал Тристан, но девушка лишь кинула на него взгляд... полностью серебреных глаз. - Прости меня, Регина, - с этими словами лэрн снял с себя все блоки и ментально лишил супругу сознания.
  Мужчина подхватилпадающее тело на руки, как в комнату ворвался Виктор, а за ним отец и другие мужчины. В полностью открытом состоянии телепата, Тристан чувствовал и их эмоции, и намеренья по отношению к нему и его супруге. И некоторые воспоминание... точнее одно.
  Отец с чего-то вспомнил момент, когда тетушку Изольду отвели к Пожирателю Разума. И Тристан невольно "окунулся" в него. Прочувствовал все эмоции, которые отец испытывал в тот момент. Просмотрел всё то, что видел он. Услышал всё то, что довелось услышать ему...
  ... Он стоял у стены. Ноги расставил на ширине плеч, руки спрятал за спиной и сжал в кулаки. С силой сжал. Ногти впились в кожу, и по левой ладони потекла кровь, пока он не опомнился и не разжал кулаки.
  Эта пустая комната с единственным железным стулом посередине вызывала в душе ужас. Ему с силой приходилось сдерживать лицо и не дать треснуть маске равнодушного спокойствия.
  - Будьте вы прокляты, жалкие, никчёмные трусы! - кричала молодая Изольда, которой только исполнился двадцать один год. - Вы все когда-нибудь поплатитесь за все свои грехи! - Она с силой дергалась в наручниках, которыми её пристегнули к стулу. - Я сделаю всё, чтоб вы когда-нибудь поплатились!
  - Ты ничего не сможешь сделать, Изольда, смирись, - ответил ей властный голос отца. - Точнее, отныне ты сделаешь очень многое для своей страны и короля. И начнём с того, что расскажешь мне о "Сестричках". Одна из сестёр ведь вышла на тебя?
  - Я ничего не расскажу! - Изольда попыталась плюнуть отцу в лицо, но он стоял слишком далеко от неё. - Будьте вы все прокляты!
  - Пока не расскажешь, - парировал глава дома, повернул голову и посмотрел на него. - Сын, подойди ближе и внимательно смотри.
  Он не хотел. Ему хотелось уйти отсюда. Подальше от этой комнаты. От стула, на котором сидела сестра. От отца, так не привычно властного и холодного. От понимания, что он натворил... Но он подчинился.
  Шаг... Второй... Третий...
  На четвертый не хватило сил и мужества, но отец ближе подойти не приказал.
  - Сейчас ты увидишь покровителя нашего рода, - придал отец голосу торжества...
  Дальше воспоминание шло урывками: огромный красный глаз с вертикальным зрачком, рассматривающим его в упор; леденящий душу крик Изольды; ладони сжимают уши, и кожа на щеке стянулась из-за крови; множество голосов, сливающиеся в одно: "Не возможно, она..."; совершенно спокойное лицо Изольды с легкой торжественной улыбкой...
  - Что тут произошло? - хмуро спросил отец, удивленно оглядывая комнату.
  Тристан моргнул и поспешно накинул блоки назад. Не ответив, он быстро вышел из игральной комнатыс супругой на руках и сбежал по лестнице на первый этаж, где у подножья застыл Николас.
  - С Марией все нормально, а что с Региной, Тристан?! - взволновано спросил брат. - Что там, вообще, произошло?!
  - С Марией все хорошо, - подтвердил лэрн и направился вон из дома, бросив на ходу:- Я потом всё объясню и оплачу.
  - Оплатишь?! - раздался ему в спину недоуменный вопрос. - Тристан?!
  За несколько часов ливень прошел, и капало только с веток деревьев. Холодная свежесть напомнила о забытых верхних одеждах, но возвращаться за ними нельзя было. О том, как он будет объяснять, мужчина решил пока не думать. Для начала самому нужно разобраться в случившемся.
  Лэрн подбежал к своей машине, аккуратно положил супругу на заднее сидение, сел на водительское место и завел мотор. "Кирин" выехал на дорогу и легко заскользил по мокрому асфальту. Кинув обеспокоенный взгляд на супругу, которая будет находиться в таком состоянии, пока он не снимет с неё ментальный блок, Тристан задумался о том, куда следует поехать.
  Домой нельзя. Если после снятия блока Регина продолжить бушевать, то слуги это услышат, и супруге после будет неловко находиться дома. Значит, нужно ехать в усадьбу Аско-льдов. Тристану меньше всего хотелось встречаться с Миносом при таких обстоятельствах, но интересы Регины он поставил выше собственных.
  
  Миноса в поместье не оказалось. Как доложил дворецкий, хозяин уехал по каким-то срочным делам в Миринск и вернётся только через несколько дней. Это, вопреки не желанию видеться с дядей супруги, вызвало раздражение. Как успокоить Регину Тристан не знал, а доверить в этом вопросе Жанне он не мог. Она явно было не на стороне своего создателя, и её действия лэрн не мог предугадать. Притом, мужчина стер у неё воспоминание об их разговоре.
  - Что случилось? - В фойе дома зашла Жанна и удивленно уставилась на Тристана с Региной на руках. - Лэрн Тристан, что произошло? Что с Региной?
  - Не важно, - отрезал мужчина и перевёл взгляд на дворецкого. - Проведите меня в комнату Регины.
  Тристан посчитал, что если супруга вернуться в сознание в собственной комнате, то это поможет ей успокоиться.
  - Пройдёмте, лэрн.
  Дворецкий повел мужчину на второй этаж к опочивальне молодой госпожи.
  Комната Регины удивила Тристана. Она была в тёмных тонах, минимум мебели, никаких игрушек, женских безделушек, картин, фотографий в рамках и книг. Кровать, стол, нескольку столов, шкаф, занавески на окнах - вот и всё. Словно комнате в гостиной, но не как не спальня девушки.
  - Это точно комната Регины? - резко уточнил лэрн у дворецкого.
  - Это её комната, - ответила ему Жанна, увязавшаяся следом за ним. Кивнув дворецкому на выход, женщина добавила: - Вы удивленны, Тристан?
  - Эта комната совсем не выглядит как спальня девушки.
  - Смотря, какая девушка, - усмехнулась Жанна, - и для чего она использует свою спальню.
  Тристан положил супругу на кровать, застеленную темно-зелёным покрывалом, и уточнил:
  - И для чего Регина её использовала?
  - Для того, что бы спать, - со снисходительной улыбкой ответила женщина, подошла к столу и провела пальцами по глади. Увидев пыль на подушечках пальцев, Жанна чему-то усмехнулась, повернулась к зятю и добавила: - Регина проводила в этой комнате столько времени, сколько понадобилось, чтоб войти в неё, раздеться, лечь на кровать, поспать, встать, одеться и выйти. И вы ответите мне, что случилось с моей дочерью?
  - Не отвечу, - хмуро ответил Тристан. - И покиньте комнату.
  - Вы не можете так поступить! - воскликнула Жанна. - Хоть вы и являетесь супругом Регины, но я её мать и волнуюсь о своём ребенке!
  - Я прошу вас выйти из комнаты добровольно, иначе мне придётся вас выставить!
  - Каков нахал! - истерично вскрикнула женщина.
  - Я предупредил, - мрачно ответил Тристан, подошел в Жанне, схватил её выше локтя и вывел из комнат. Она даже не сопротивлялась, только смотрела на него внимательным, ожидающим взглядом.
  Оказавшись за порогом, Жанна сказала:
  - Лэрн, а не хотели бы вы со мной поговорить? Например, о детстве...
  - Не интересует, - холодно оборвал Тристан и захлопнул дверь.
  Мужчина вернулся к кровати и посмотрел на Регину. Её лицо было бледное и изнеможенное, бескровные губы слегка приоткрыты, а из причёски выбились несколько прядей. Погладив супругу по волосам, Тристан тихо пробормотал:
  - Надеюсь, это место хоть немного поможет тебе прийти в себя.
  Сняв с себя все блоки, телепат вздрогнул от неожиданности - Жанна стояла за дверью, хотя лэрн предполагал, что она ушла. Желание открыть дверь и вывести женщину не только из комнаты, но и из дома, Тристан с неохотой затоптал в душе и склонился над супругой, снял с её сознание ментальный блок.
  Ничего не произошло. Регина не пришла в себя и лежала на кровати словно марионетка, которой отрезали нити-поводки.
  - Регина? - позвал Тристан, не сумев полностью скрыть в голосе встревоженные нотки. - Регина, приди в себя!
  Девушка не двигалась, хотя должна была открыть глаза, сразу же после снятия блока. Мужчина несильно встряхнул её за плечи, но это не помогло. Он встряхнул сильнее, но это тоже не принесло результата. Её голова закачалась верх-вниз, откинулась назад и повернулась на бок. Из приоткрытого рта по щеке потекла слюня. Тристан приоткрыл один её глаз, но увидел только белок - глаза у девушки закатились.
  Тристана пробрал холодный пот. Он не понимал, что происходит. В молодости лэрн часто использовал ментальный блок, и люди всегда после его снятия приходили в себя. Такое происходило впервые, и мужчина растерялся, совсем не зная, что нужно делать дальше.
  Да, Тристан был сильным телепатом, но любая наука разделяется на отрасли и магия не была исключением. Лэрна никогда не интересовали "людские головы". Изучать сознание людей было трудным и, признаться, мерзким делом. Тристан изучал "сознание" тольков молодости, после чего ушел в "защиту", научился ставить на собственный разум такой блок, чтоб ни одна чужая мысль, эмоция или воспоминание не смогло пробиться, и всё своё внимание и силы отдал "зачарованию". Отец из-за этого часто говорил, что сын растрачивает свой талант понапрасну, но Тристан был не преклонен. Теперь мужчина понимал, почему отец так настаивал на изучении "сознания"...
  Стоя возле бесчувственного тела супруги, Тристан с ужасом осознавал, чтосделал ужасную ошибку и совершенно не знает, как теперь её исправить. "Лезть" в голову супруги он стал, боясь усугубить её положение. Не хватало, сделать только хуже! Ему нужна была помощь, и на ум пришло только одно имя. Это был рискованный ход, но секунды бежали с сумасшедшей скоростью, и мужчина чувствовал, что времени оставалось очень мало.
  Вытерев щеку супруги собственный рукавом, Тристан вновь схватил бесчувственное тело девушки на руки и подошел к дверям.
  - Лэри, откройте дверь, - повысил мужчина голос.
  Он не стал ставить блок назад, внимательно "наблюдая" за состоянием супруги, но сейчас её разум был пустой тёмной страницей, которая чернела с каждой секундой.
  Женщина мгновенно исполнила его приказ, совсем не смутившись, что её "словили на горячем", и улыбнулась, словно радушная хозяйка:
  - Вы нас уже покидаете, лэрн?
  Тристанпоспешно опустил взгляд, не желая показывать женщине свои глаза, и поморщился,чувствуя тошноту от её эмоций. Жанна не понимала, что происходит, но ситуация ей определённо нравилась, так как "поводок", связывающий создателя и его творение,пропал.
  Тристан обошел её и поспешил вниз, но женщина пошла следом.
  - Регина, видно, сильно устала, так может, вы вернёте мою дочь в кровать отдыхать, а мы бы с вами побеседовали о жизни? Вы, помнится,интересовались, какой она в детстве?
  Она злорадствовала и веселилась, чувствовала облегчение и легкую досаду. Она хотела, чтоб Регина мучилась, а не просто заснула и не проснулась. Она надеялась рассказать Тристану правду и тем самым вынудить его бросить Регину, причинив ей тем самым душевные муки, ведь она видела, что девушка испытывает чувства к своему супругу. Она хотела, чтоб после того, как Тристан сдаст Регину "Ловцам ведьм", та наконец-то получила по заслугам...
  Мужчина увидел входные двери и ускорил шаг. Жанна представляла, что "Ловцы ведьм" могли бы делать с Региной, и от её мыслей Тристан чувствовал, что готов убить эту женщину. Не как обычно, когда хочется кого-нибудь убить из-за накала чувств, которые проходят через некоторое время, а с ними - и желание. Лэрн отчетливо понимал, что готов лишить жизни это создание, которое несет опасность его любимой женщине.
  "Зачем только Регина её создала и держит рядом с собой?!" - подумал со злостью Тристан и резко остановился.
  Жанна вторила за мужчиной и спросила с тем же радушием приличной хозяйки:
  - Вы всё же передумали, лэрн? Вот только, к сожалению, я внезапно вспомнила...
  - Если ты сделаешь то, о чём только что подумала, - через зубы прорычал Тристан, посмотрев на женщину глазами, которые светились не ярким синим светом, - то я закопаю тебя живьём... И гнить ты будешь в земле столетиями. Уж я об этом позабочусь.
  Человек, услышав подобные угрозы, побледнел бы и принялся возмущаться. Жанна же лишь убрала с лица маску "добродушной хозяйки", обнажив своё истинное лицо: холодное, безэмоционное, не живое. Какое должно быть у куклы. Даже если она высотой в человеческий рост.
  - Так вы знаете, - она не спрашивала, а констатировала факт, мягким, игривым голосом, что так не сочеталось с её бесстрастным лицом. - И давно?
  Тристан ощутил досаду, что выдал себя. Но как он мог промолчать, когда это создание вдруг осознало, что "поводка" нет, она может сама пойти и сдать своего создателя?Это было сделать проще простого: добраться до ближайшего отделения стражи и сообщить отвечающему за магическиепроисшествия человеку, что она такое и кто её создал. Человек передаст эту информацию "Ловцам ведьм" и Регине придёт конец.
  - Дверь откройте, - вместо ответа холодно приказал мужчина.
  Она подчинилась, и стоило Тристану переступить порог дома, добавила в спину:
  - Теперь мы просто обязаны поговорить, лэрн. Так что жду вас в гости.
  
  - Надеюсь, столь поздние визиты не войдут у тебя в привычку! -Изольда вошла в гостиную и осеклась, увидев Регину, лежащую на кушетке, и Тристана, сжимающего её руку, словно спасательный круг.
  - Тётушка, - в голосе племянника была такая паника и страх, что их можно было почувствовать даже не будучи телепатом.
  Изольдаплотнее запахнула халат - Клара сообщила о приезде племянника, когда женщина уже готовилась ко сну и добавила, что Тристан просит немедленно к нему спуститься - и подошла ближе, спросила с тревогой:
  - Что случилось, мальчик мой?
  - Я не знаю, - взгляд святящихся синих глаз у племянника был такой испуганный, что женщина невольно вспомнила, как однажды он ребенком пришел к ней и также смотрел... - Тетушка, прошу, не отвлекайтесь!
  - Извини, - ответила женщина, понимая, что сейчас Тристан полностью её "чувствует" и сам "окунается" в её воспоминания. - Так! - Изольда откинула всё ненужные мысли из головы. - Собрался и подробно рассказал, что произошло.
  Тристан быстро и сухо пересказал, что произошло. Женщина слушала его внимательно и в конце спросила:
  - Часто подобные срывы происходят у Регины?
  - Я не знаю, - виновато ответил лэрн, потупил взгляд.
  Минос его предупреждал, что иногда Регина может вести себя странно, но Тристан всего пару раз видел эти "странности", поэтому подобного поведенияот супруги не ожидал.
  - Но знал о них?
  - Да.
  - Что ж, поздравляю тебя, мой мальчик, и советую на досуге перечитать книги по ментальным блокам. Особенно параграфы, где подробно описывается, при каких обстоятельствах и при каких психическихрасстройствахэти блоки категорически запрещено использовать на людях! - концу своей речи Изольда уже кричала.
  Как назло Тристан вспомнил параграф по запретам ментальных блоков только сейчас, и один абзац особенно ярко предстал перед глазами:
  "...разум человека в это время подверженсерьезному стрессу и агрессии. При попытке внешнего вмешательства(ментальногоблока) разумпытается защитить сознание и выстраивает встречный блок. Чаще всего это приводит к тому, что разум человека сам себя вводит в подобиекомы..."
  - Я запечатал её сознание, - сокрушенно произнёс Тристан и сжал сильнее руку супруги.
  Он ведь замечал в Регине странности. Знал об отношениях её с родителями, о мучающих кошмарах, об АнигереТремсе... Так почему он ни разу не мог подумать, что у Регины имеются психологические проблемы?! Если бы хоть раз эта мысль промелькнула, то он бы никогда не применил к ней ментальный блок! Обнял бы и поцеловал - в прошлый раз это помогло серебру исчезнуть из её глаз! - а семье сказал бы, что у Регины фобия кукол или ещё что-нибудь придумал. Золотой повеса, как-никак, мастер выдумывать правдивую ложь на ходу. Но Тристан поступил необдуманно, испугавшись, что отец увидит глаза супруги и всё поймет...
  - Точнее, она сама себя запечатала в попытке защититься от внешнего вмешательства, - мягко поправила Изольда племянника, но ему от этого легче не стало. - Сколько она уже в таком состоянии?
  Ещё одна строчка всплыл в голове у лэрна:
   "...смерть мозга наступает спустя два-три часа. Был зарегистрирован лишь один случай, когда человек продержался в "коме" три часа и сорок восемь минут. Но спасти его так и не удалось..."
  - Немного больше часа, - ответил Тристан, мысленно проклинаясебя: он даже время не засёк!
  - Значит, у нас осталось совсем немного времени, - пробормотала Изольда.
  Племянник умоляюще посмотрел на женщину.
  - Тётя, у меня совсем нет практики...
  - Не волнуйся, мальчик мой, я "введу" тебя в её сознание. Но у тебя будет всего один шанс. - Женщина подошла к племяннику, сжала его плечо и заглянула в глаза. - Запомни главное, всё, что ты увидишь - всего лишь иллюзииеё разума. Ты можешь увидеть страшные вещи, но ты не должен бояться. Они не смогут причинить тебе никакого вреда, так как они - всего лишь воспоминания, извращенные страхами и комплексами.
  - Где мне её искать? - решительно уточнил Тристан.
  - Судя по твоему рассказу, Регина очень испугалась кукол. Это её самый большой страх, значит, ищи её в воспоминание, из-за которого этот страх и появился. Скорей всего, этот страх появился в детстве.
  - Спасибо, тетушка. - Тристан взял руку женщины и поцеловал.
  - Хватит попусту тратить время, - ответила женщина. - Положи Регину на пол, ляг рядом и возьми её за руку.
  Мужчине пришлось отодвинуть от кушетки кофейный столик, чтоб они смогли вдвоём уместиться на ковре.
  - Закрой глаза, постарайся выкинуть все мысли из головы и слушай лишь сердцебиениеРегины, - понизив голос, приказала Изольда.
  Тристан подчинился. Как телепат он умел очищать свой разум от мыслей, а благодаря тому, что держал руку супруги - слышать её сердцебиение. Сердце Регины билось медленно, в отличие от его - несущегося с сумасшедшей скоростью.
  Тук...... Тук..... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!..
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!..
  - Слушай её сердцебиение, Тристан, - голос Изольды стал совсем тих и доносился, словно из соседней комнаты, при этом мужчина чувствовал её руку у себя на лбу. - Слушай внимательно и попытайся успокоить своё сердце, чтоб они бились в такт.
  Тук...... Тук..... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!.. Тук!..
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук!.... Тук!..... Тук!.... Тук!..... Тук!..... Тук!..... Тук!..... Тук!..... Тук!.... Тук!.... Тук!.... Тук!....
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук!.... Тук!..... Тук!.... Тук!..... Тук!..... Тук!..... Тук!..... Тук!..... Тук.... Тук.... Тук.... Тук..... Тук...
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук.....
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук....Кап......КАп.... КАП.....
  Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук.... Тук..... Тук...... Тук....Кап...... КАп.... КАП.....
  КАП!..
  Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!.. Кап!..
  Тристан открыл глаза и поднял голову вверх.
  С чёрного потолка падали куклы: изуродованные, с раздутыми частями тел или отсутствующими конечностями.
  И у кукол этих было лицо Регины...
   Глава 8
   Куклы в её "шкафу"
  
  Тут не было светло или темно. Серый полумрак, который не мешал чётко видеть. Под ногами была вода кроваво-красного цвета, и именно туда куклы падали со звуком "КАП!". Тристан присел на корточки, обмакнул пальцы и с облегчением убедился, что это была не кровь. Пахла вода чем-то сладким и до боли знакомым, но вспомнить запах мужчина не смог.
  - Замечательное начало, - мрачно буркнул Тристан под нос, выпрямился и огляделся. - И куда дальше?
  Из-за падающих кукол было трудно видеть дальше нескольких шагов, вдобавок невозможно было понять, где тут север, а где юг. Одно радует - куклы на голову Тристану не падали, словно его окружал кокон радиусом в два метра. Но раздражали они его сильно. И ещё этот звук!
  -Регина! - закричал со всей силы лэрн. - Регина, ты где?!
  Мужчина кричал так пару минут, пока не понял бесполезность этого действия.
  - Никто не обещал, что будет легко, - с мрачной усмешкой сказал сам себе Тристан и пошел прямо... или назад, или налево, или направо... но он решил для себя, что его "прямо" и есть прямо в этом месте.
  Шёл Тристан долго, по ощущению так несколько часов, точно, но вокруг ничего не менялось, словно он топтался на месте. Одно радует: устать он не может и время тут не имеет значения. В этом месте могут пройти годы, когда в реальности всего секунда. Но задерживаться так долго мужчине не хотелось бы. Особенно в этом месте, с падающими уродливыми куклами и красным морем, по которому Тристан шёл, словно по твердой поверхности. Вот только куклы в нём тонули. Ещё через несколько часов мужчина понял, что так он никуда не придёт. Он застрял в этом месте, словно в лабиринте без единой стены.
  Безстенный лабиринт... А такие, вообще, существуют? Или лабиринт априори не может считаться лабиринтом, если у него нет стен? А может, стены тут всё же есть, но огромных размеров, в сравнениис которыми Тристан всеголишь букашка, сумевшая пройти только несколько метров этого лабиринта, хотя ему и кажется, что он одолел несколько десятков миль?!
  Тристан остановился и тряхнул головой.
  Это безумная, сюрреалистичная обстановка, окружающая его, странно влияла на мозг. Нужно перестать идти и придумать другой способ, как выбраться отсюда. Но какой? Если вокруг есть только страшные куклы и красное море?
  Тристан присмотрелся к одной из кукол - у неё лицо было в порядке, не хватало только правой ноги, а пальцы на правой руке были словно у ребенка - и схватил её на лету.
  - Ты знаешь, как отсюда выбраться? - спросил мужчина.
  Один глаз у куклы смотрел вправо, другой вверх. Лэрн встряхнул её и глаза резко посмотрели на лицо мужчины, а изо рта вырвались слова, произнесённые знакомым сердитым женским голосом:
  - Почему ты не играешь со своими куклами, Регина?
  - Я спросил: где тут выход! - вновь потряс её Тристан.
  -Ты девочка, а девочки обязаны любить кукол! - воскликнула она в ответ тем же голосом.
  - Вы-хо-д! - ещё сильнее затряс её мужчина.
  - Люби нас, Регина! - прокричала кукла на этот раз совершенно другим голосом: детским, писклявым, словно она кого-то передразнивала. - Ведь девочки обязаны нас любить!
  - Ладно, - сдался Тристан. - Что ещё ты можешь мне сказать?
  - Что ты делаешь, Регина?! - на этот раз женский голос был зол и раздражен. - Больше никогда не смей делать подобное!
  Тристан послушал ещё несколько фраз, но все они сводились к одному: сердитый женский голос ругался, а детский пискливый передразнивал его. В конце концов, мужчина выпустил куклу из рук, и она с уже привычным и переставшим раздражать звуком "КАП!" упала в красное море. Проследив за этим действием, лэрн задумался: почему куклы падают в озеро с таким странным звуком? Разве не со звуком "Хлюп!" они должны это делать! "КАП!" Тристану больше напоминал звук, когда капля чернил срывается с кончика пера, или...
  Не может быть!
  Тристан присел на корточки,вновь обмакнул пальцы и понюхал их. Так и есть, вода пахла краской для рисования. Опустившись на колени, мужчина погрузил руки в воду до плеч, сделал глубокий вдох и нырнул. Неведомая сила дернула его вниз, и на секунду появилось ощущение, словно "мир" перевернулся. Мужчина сделал пару мощных гребков и вынырнул...
  Он оказался в спальне своей супруги. Но она поразительно отличалась от той, в которой ему довелось сегодня побывать. Комната была светлой, с обоями, на которых были изображены цветы лилий, мебели было значительно больше, и появились мелкие детали: картины, игрушки, книги, разные безделушки и вазы с цветами. Тристан опустил голову и истерично рассмеялся. Он видел свои плечи, руки и торс... который вылезал из стакана с рисунками божиих коровок на широких мясистых листах. Стакан стоял на столе, а за ним сидела маленькая Регина лет шести и что-то увлеченно рисовала, бубня себе под нос писклявым голосом:
  - Люби нас, Регина! Девочки обязаны нас любить!
  Тристан присмотрелся к листку и увидел, что девочка рисовала именно тех изуродованных кукол, которые падали в том странном месте с неба. Правда, лица у них были совершенно другие.
  - Регина? - позвал лэрн, но девочка никак не отреагировала.
  Он попытался дотронуться до неё, но руки прошли сквозь, отчего Тристан почувствовал себя привидением.
  - Вы бесполезные! Вот если бы вы двигалисьи умели разговаривать самостоятельно, а не делали пару движений и говорили только заложенные в васфразы...- девочка осеклась и широко улыбнулась: - А ведь это отличная идея! Но для начала нужно понять, как именно "работают" куклы!
  Регина выскочила из-за стола и в радостную припрыжку бросилась к шкафу с игрушками. Тристан выбрался из стакана - было настоящим шоком видеть, как твое тело увеличивается по мере вылезания! - подошел к девочке, заглянул за её плечо. Регина выбрала несколько кукол, бросила их на кровать и забралась следом. Мужчина присел рядом и с любопытством наблюдал, как девочка берёт одну из кукол - та тут же захлопала ресницами и заговорила о дружбе - и крутит её влево вправо, рассматривая с интересом тёмно-серыми глазами.
  - Посмотрим-посмотрим, что вы скрываете внутри! - с азартом воскликнула Регина и с не меньшим азартом оторвала кукле голову, затем руки и ноги. Кукла тут же перестала говорить и двигаться.
  У Тристана сердце пропустило удар, когда глаза девочки приобрели серебряный оттенок и взгляд изменился: стал более сосредоточенным и серьезным. Она внимательно рассмотрела каждую деталь куклы, и лэрн знал, что сейчас Регина смотрела на её магическую "начинку".
  - Интересно, - пробормотала девочка и сделала рукой движение, словно тянула видимую только ей паутинку. У куклы дернулись глаза, и правая рука согнулась в локте. - Очень интересно.
   Дверь открылась и в комнату вошла Жанна.
  Тристан с шоком смотрел на молодую женщину, чьё лицо искрилось любовью и заботой, а на губах была легкая улыбка. Правда, улыбка тут же померкла, когда женщина увидела свою дочь в окружении разломанных кукол.
  - Что ты делаешь, Регина?! - испугано воскликнула Жанна и кинула встревоженный взгляд на дверь. Быстро подойдя к кровати дочери, женщина схватила разломанные куклы, собрала их в подол платья и сердито сказала: - Больше никогда не смей делать подобное! Никогда!
  - Но, мама, я лишь хотела понять, как именно куклы двигаются и разговаривают! - воскликнула Регина и на её глазах появились злые слёзы.
  - Я сказала, никогда больше так не делай! Ты меня поняла, Регина?!- зло зашипела женщина, а затем устало вздохнула и добавила уже более мягче: - Регина, прошу, не делай глупости. Ты не должна заставлять свои глаза становиться серебряными.Ты ведь помнишь, что я запретила это делать?
  - Помню, мама, - тихо ответила Регина.
  - Будешь послушной девочкой, - с лаской произнесла Жанна, наклонилась и поцеловала дочь в макушку. - Не нарушай правила и играй со своими куклами, как хорошая девочка, а я вечером приду и расчещу тебе волосы.
  - И споешь песенку? - с нетерпением уточнила девочка.
  - И спою песенку, - с теплой улыбкой ответила женщина.
  Тристан, наблюдая за матерью и дочкой, вспоминал, как Регина рассказывала ему о своей маме, и теперь действительно видел, что когда-то она была именно такой, какой её описывала супруга. Что же с ней случилось?
  Свет вдруг мелькнул. Жанна пропала, а Регина вновь сидела за столом, рисовала и бубнила под нос писклявым голосом:
  - Люби нас, Регина! Девочки обязаны нас любить!
  Тристан ещё раз просмотрел это воспоминание, затем вышел из комнаты.
  Он оказался в какой-то комнате, по обстановке похожей на рабочий кабинет: огромный стол, заваленный бумагами, растопленный камин, напротив - кушетка с зеленым подушками, длинные стеллажи, заставленные книгами. На полу сидела Регина, уже лет десяти-одиннадцати, и быстро читала какую-то книгу, периодически она замирала и кидала тревожные взгляды на дверь, когда из коридора доносились шаги.
  - Попалась! - закричал мальчишеский торжественный голос.
  Регина и Тристан вздрогнули одновременно. Откуда появился мальчишка - лэрн не видел. Он словно прошел сквозь стену, и хоть Тристан его ни разу не видел, но осознал, что это Артур - старший брат Регины. Хотя этого толстого парня с огромной распухшей красной головой трудно было и за человека-то принять.
  - Смотри, что я нашел? - Артур поднял руку с зажатым в кулак хвостом мёртвой кошки.
  - Анабель! - вскрикнула Регина и вскочила на ноги.
  - Ты гадина! - закричал Артур и с размаху ударил кошкой девочку по лицу. - Гадина! Гадина! Гадина! Гадина! Гадина! Гадина! Гадина! Гадина! Гадина!
  Продолжал верещать брат и избивать Регину трупом мертвой кошки. Кровь брызгала в стороны, а Артур с каждым криком и ударом становился всё выше, краснее и толще. Казалось, ещё секунда, и он взорвётся... он взорвался! Ошмётки его тела, внутренности и кровь брызнули в сторону... и исчезли. Артур стоял на месте и был он уже с привычными пропорциями тела, хотя все равно полноват. В руках он держал труп всё той же кошки.
  - Отец никогда не разрешит тебе использовать свои способности, потому что ты не мальчик! - бросил он слова в лицо Регине с превосходством и кинул под ноги кошку. - Это за мою лошадь! И я всё расскажу отцу!
  Артур развернулся, сделал шаг и застыл на месте. Регина пошатнулась и упала на колени, Тристан сделал к ней несколько шагов и в шоке застыл. Мужчина с ужасом увидел, что бок Регины, словно изнутри, разрывают чьи-то пальцы, но крови не было. Появилась одна рука, вторая, затем вылезла голова с короткими волосами, одна нога, мужские половые органы, вторая нога, и часть туловища. Это была отвратительная картина: девочка и мальчик с одинаковыми лицами были со сросшимися левыми боками, словно сиамские близнецы.
  Мальчик-девочка закричали и кинулись на повернувшегося к ним Артура, повалили его на пол - хотя он был выше их на голову и намного толще! - и принялись бить, куда попадет, при этом одновременно крича:
  - Я тоже хочу быть мальчиком! Я хочу быть мальчиком! Мальчиком! Мальчиком! Мальчиком! Мальчиком!
  - Немедленно прекрати, Регина! - закричал мужской голос и в комнате так же внезапно появился мужчина - Георг Аско-льд.
  Его фотографии Тристан видел, поэтому сразу узнал.
  Мальчик мгновенно всосался в бок Регины, и Артур скинул её с себя, пополз к отцу и обхватил его ноги.
  - Папа, она совсем спятила! - закричал истерично он, шмыгая разбитым носом. Кровь залила ему рот и подбородок, а левый глаз посинел. - Разобрала моего коня, сделала из него кошку, накинулась на меня, крича, что хочет стать мальчиком!
  Георг Аско-льд холодно посмотрел на дочь и сказал лишь одно предложение:
  - В подвал на две недели!
  Пол под Региной и Тристаном разъехался в стороны, и они провалились вниз.
  
  Тристан провел эти две недели с Региной. Он отчетливо понимал, что может выйти в любую минуту из "подвала", который на деле оказался небольшой комнатушкой без окон, с одноместной кроватью и ведром в углу, но остался. Все эти две недели она лежала на кровати и смотрела в потолок серебряными глазами, не двигаясь, даже когда дворецкий приносил ей еду два раза в день - утром и вечером - и выносил ведро. Притом посуда была деревянной так же, как и дверь, и кровать, и ведро. Регину старались оградить от любого металла. Но Тристан заметил, что девочка не бездушно смотрит в потолок, а словно к чему-то прислушивается. Иногда шепчет себе что-то под нос и улыбается, делает руками пасы и вновь улыбается. Иногда она плакала, тихо уткнувшись в подушку. Иногда внезапно принималась хохотать со всей силы, пока на глазах не выступят слёзы, и голос не охрипнет.
  Каждый день к двери подходила Жанна и принималась говорить: порой умоляла одуматься, попросить у отца прощение и больше так не делать, порой ругалась и обвиняла дочь в том, что она сама виновата, один раз она тихо заплакала и просила её простить. И Регина впервые "ожила", кинула взгляд на дверь и закричала:
  - Пошла вон!
  Жанна всхлипнула особенно громко, но ушла, чтоб вернуться на следующий день с обвинительной речью. И когда она ушла, Регина зло произнесла:
  - Почему так важно: родился ты девочкой или мальком? Ведь люди всё физическим строением тела одинаковы, за исключением некоторых частей тела! Так почему мальчикам можно делать то, что нельзя девочкам?!
  Из её бока вылез мальчик, улегся рядом с ней, заложил руки за голову и ответил:
  - Всё элементарно просто, Регина! Всегда есть ведущие и ведомые. И ведущие ломают волю ведомых, чтоб легче было их вести.
  - Вот только не нужно тут цитировать Оринмара Хаэрского!
  - Я лишь ответил на твой вопрос.
  - Это не ответ на вопрос, а цитата старца, умершего несколько столетий назад!
  - Я лишь говорю то, что знаешь и ты.
  - Да! Потому что ты лишь часть моего воображения! - с обвинением закричала Регина. - Тебя на самом деле нет!
  Мальчик исчез. Не всосался в её тело, а растворился в воздухе.
  Регина несколько секунд лежала в тишине, вздохнула, прикрыла глаза ладонью и тихо, умоляюще попросила:
  - Вернись, пожалуйста. Я не могу больше слышать эту тишину...
  Мальчик появился вновь и ответил с усмешкой:
  - Ты знаешь, что сами с самой разговаривают только безумцы?
  - Тогда давай сделаем из тебя человека.
  - Это как? - кинул мальчик удивленный взгляд на девочку.
  - Дадим имя, придумаем характер, манеру поведения, привычки и вкусы.
  - И как меня будут звать? - все больше проявлял любопытство мальчик.
  - Анигер! - уверено ответила девочка.
  - Анигер, - медленно повтори мальчик и возмущенно воскликнул: - Это ведь твое имя на оборот! Я не хочу, чтоб меня так звали!
  - Наоборот, это имя тебе идеально подойдет! Ведь ты часть меня и в тоже время совершено другой человек!
  - Я не смогу стать совершенно другим человеком, даже если ты захочешь, ведь у нас одно тело.
  - А мы его разделим! - с азартом воскликнула Регина. - Я придумала: я создам специальную маску, которая будет менять моё лицо на твоё. Никто и не поймет, что ты это я! Но взамен, ты будешь водить меня туда, куда я не могу пойти и делать то, что я не могу делать!
  - И что же я должен делать?
  - Пользоваться магией и изобретать! Ты ведь мальчик, тебе можно, и отец не будет ругаться!
  - А это не плохая идея, Регина! Мне нравится!
  - По рукам!
  - Согласен!
  Мальчик и девочка пожали руки, а затем долго разговаривала о "человеке" Анигере, о магии и изобретениях, которые они создадут в будущем.
  Тристан наблюдал за этим и чувствовал, как у него на глаза наворачиваются слёзы. Он и представить себе не мог, при каких условиях "родился" Анигер Тремс. Признаться, он и не предполагал, что собой он представляет, считая, что это просто Регина в очках... Но теперь он понял, что это было не совсем так.
  Мужчина всё же не сдержался и вытер скупую слезу. Проклятье! До чего же нужно было довести ребенка, что она добровольно разорвала своё сознание на две части, лишь за тем, чтоб в этом мире появился хоть кто-то, с кем она могла поговорить?
  Тристана затошнило от страны, в котором он проживал, от людей, которые осознано ломали психику собственных детей, и от себя самого. Ведь он ничем не отличался он них! Если бы в его жизни не появилась Регина, то он бы никогда не задумался о роли мужчин и женщин в этом мире! Теперь Тристан понял, почему Регина собирается поставить свою жизнь на кон и открыться миру. Ради призрачной надежды хоть немного изменить это общество в лучшее строну, его супругу была готова умереть. Все его слова о защите, которую он обещал Регине, теперь ему казались смехотворными. Его супруга нуждалась не в защите, а в поддержке и опоре. И теперь Тристан был готов её оказать!
  
  Сколько прошло лет? Четыре? Шесть? Восемь? Тристан сбился со счёту после второго года. Он мог закончить всё намного раньше, перепрыгивая из воспоминаний в воспоминания, не смотря их, но не мог. Каждый фрагмент её жизни был важен. Некоторые Тристан просматривал по несколько раз, анализируя и воспринимая по-другому.
  Мужчина узнал не только о жизни Регины, но и её семьи. Видел, как Жанна из заботливой, доброй и нежной молодой матери, становится циничной, безразличной женщиной, гоняющейся за модой и сплетнями. Женщина хотела влиться в общество, чтоб больше не слышать издевательские смешки лэри и упрёки супруга в том, что он вытащил её из грязи и бедноты, лишь из-за крови рода Боор-мор, и что она никогда не станет ему ровней, потому как лишь на половину дворянка, а на вторую - дочь крестьянина.
  Видел он и Георга Аско-льда. Он был старшим сыном, но обладал всего крохами силы, поэтому завидовал Миносу и ненавидел его. Он взял Жанну в супруги лишь из-за желания наплодить сильных сыновей и утереть хоть в чём-то нос младшему брату. Но вторая беременность Жанны протекала тяжело, и после родов врач заключил, что больше она детей не сможет иметь.
  Артур пошел в отца не только внешностью, но и силой, а вот Регина была совсем другой, из-за чего Георг считал, что Жанна изменила ему с Миносом и родила ублюдка. Когда у Регины появились способности, он испугался в первую очередь не того, что девочке может угрожать опасность, а что люди тоже поймут и заклеймят его рогоносцем. Поэтому Георг так сильно и наказывал Регину - он не считал её за дочь и не испытывал угрызений совести. Ко всему Минос, проявляя к способностям Регины интерес, ещё больше убедил Георга, что она не его дочь. Глава дом даже с мрачным удовольствием ждал, когда она вновь провинится, чтоб наказать и тем самым выплеснуть ненависть к брату на невинного ребенка. Когда Регина начала изобретать, действительно, полезные вещи, Георг тутже ощутил вкус наживы и выгоды. Его слабый в магии сын неожиданно стал одним из самым юных гениев этого столетия, унаследовав, как поговаривали, талант самого Дориана Аско-льда! Но деньги и власть не принесли покоя Георгу, лишь сильнее заставили завидовать и ненавидеть Миноса. Ведь "на самом деле" это его ублюдок стоял за всем. Ко всему мужчина стал бояться, что младший брат попытается сместить его с главенства дома, хотя тот никогда не проявлял интереса к власти и деньгам. Георг начал шантажировать Миноса и Регину "Ловцами ведьм", хотя и не думал отказываться от столь прибыльного "инструмента". Мужчина думал, что нашел рычаг давления, но ирония заключается в том, что Минос поверил в эти угрозы и устроил старшему брату "несчастный случай" не из-за желания занять его место, а чтоб обезопасить Регину, которую, действительно, считал за дочь, хотя порой и опасался её.
  Минос... Насколько бы Тристан недолюбливал дядю Регины, но ирония заключалась в том, что в чём-то они были даже похожи. Минос был младшим и любимым сыном, но не у матери, а у отца. Лэри Лисана относилась к тому типу женщин, что вышла замуж за того, на кого указали родители, родила двоих мальчиков своему супругу и решила, что на это её долг закончен. Мальчики не только не знали материнской любви, но редко видели свою мать, отдающую всё своё время на растрачивание денег дома, гуляние с подругами и на молодых любовников. Тристан был в полнейшем шоке, когда узнал, что будучи уже в преклонном возрасте лэри Лисана продолжала развлекаться с молодыми "кавалерами"! Регина однажды, пытаясь спрятать от брата, стала свидетелем, как её бабушка развлекается на кушетке с молодым человеком, которому не было и тридцати лет! Тогда она не понимала, чему именно стала свидетелем, поэтому рассказала всё маме. Жанна в ответ заявила, что девочка всё выдумала, и приказала больше не рассказывать подобные глупости. Именно подобные моменты, когда никто не хотел её слышать и лишь отмахивался, довел Регину до того, что она со временем закрылась ото всех и перестала разговаривать с людьми. Только Миносу удалось вытащить её из кокона, в который она себя погрузила. Хотя поступил он подло: смог привлечь внимание Регины, используя запретный приём - её жажду знаний и создания механизмов. Он прекрасно понимал, что это может быть опасно для девочки, но его собственная жажда изучения взяла вверх над моралью. Вдобавок он поощрял переодевание в Анигера и часто брал с собой "мальчика", представляя своим учеником. Но чем больше Минос изучал Регину, тем больше в его душе разрасталось восхищение, отравленное завистью. То, над чем Минос бился долгие и тяжелые месяцы, девочке давалось за пару дней. Но однажды всё изменилось: тогда Регина вошла в кабинет дяди, ведя за руку куклы: без волос и кожи, с обнаженной металлической начинкой. Глаза супруги были полностью серебряные, а улыбка на губах была такой счастливой... и безумной.
   "- Дядя, посмотри, мама вернулась!", - закричала тогда Регина.
  Мужчина увидел куклу и отпрянул в ужасе.
  " -Что я... что я такое?", - бормотала кукла металлическим голосом.
  "- Мама ещё немного не готова. Но завтра она уже будет полностью готова!" - счастливо воскликнула девушка, с умилением наблюдая за куклой, продолжающей бормотать. " - Дядя, правда, это здорово?" - Регина перевела взгляд на испугано побледневшее лицо дяди и нахмурилась. " - Ты не рад, Минос?" - голос девушки стал холодным, и в нём звучала угроза. " - Почему ты не приветствуешь маму, Минос?"
  Мужчина смотрел в серебряные глаза племянницы и впервые испытал к ней страх. Он испугался не только того, что племянница превзошла его как металирана, но и что полностью вышла из-под его контроля. Минос вдруг осознал, что поспособствовал созданию этого безумного творца.
  
  Но самое главное, Тристан увидел, как из радостной, любопытной, полной энергии, детской наивности и непосредственности девочки, вырастает холодная, отстранённая, спокойная и безразличная девушка Регина, привыкшая носить маску не только от людей, окружающих её, но и от самой себя.
  День за днем, месяц за месяцем, год за годом, воспоминанием за воспоминанием, по кусочкам как пазл, из разговоров и поступков мужчина складывал эту информацию в единую мозаику под названием "семья Аско-льдов". И теперь Тристан был готов наконец-то встретиться с настоящей Региной и забрать её домой.
  
   Глава 8
   Моё лучшее творение!
  
  Чем больше Тристан путешествовал по воспоминаниям своей супруги, тем больше понимал, что проблема была вовсе не в её семье, а в обществе. В людях, которые создали собственные правила и год за годом, поколение за поколением, следуют им, не замечая при этом, что воспитывают из своих детей всего лишь копий самих себя. А может, и замечали, но не желали обращать внимания. Возможно, даже старались создать своих клонов, боясь нарушить привычный образ жизни. Ведь люди всегда боятся перемен, но при этом желают внести хоть какое-то событие в свою скучную повседневную жизнь. Поэтому так многие и тянулись к Золотому повесе. Люди просто хотели развеять скуку, а Тристан обманывался, считая себя кем-то важным и незаменимым. Когда он умрет, что после него останется? Слава о соблазнителе и балагуре, которая исчезнет спустя пару лет, словно наскучившая тема для беседы? Даже если он не сможет вытащить Регину из этого места, после неё останется её изобретения. И хоть люди не будут знать, кто именно их создал, но они будут - доказательством того, что в этом мире жила гениальная женщина, которая не могла рассказать о себе из-за проклятых правил!
  Тристан помассировал пальцами переносицу. Он утомился, хотя и не мог в этом месте ощущать усталость. Эти годы и мысли изменили его. Поменяли всё его представление о Регине и обществе, в котором он живет. Но самое главное, они поменяли его взгляды о собственной жизни. Разве мог он остаться после всего этого прежним?
  Откуда-то полилась музыка. Тихая, ненавязчивая мелодия и чей-то озорной смех. Тристан узнал этот смех и застыл на месте, боясь сделать шаг и попасть в это воспоминание. Сжав кулаки, пытаясь собрать в единое целое всю смелость и храбрость, мужчина зашагал в сторону, откуда доносилась мелодия. Чем дальше он шёл, тех громче становилась музыка и смех. Даже свет стал ярче и приобрел мягкий жёлтый оттенок, хотя до этого Тристан брёл в сумерках. Впереди показался чей-то силуэт. Лэрн ускорил шаг, но когда подошел к силуэту ближе в удивлении остановился.
  Не все воспоминания Регины были чёткие и ясные, некоторые представляли собой нечто странное и безумное, словно сон, в котором возможно всё. И впереди его ждал именно очередной "сон".
  Силуэт представлял собой изображение спины женщины в роскошном наряде. Мужчина обошел его и уставился на лицо: это была белая маска с прорезами для глаз и "улыбкой" в виде полумесяца. Женщина напомнила Тристану картонных кукол Марии, которые вырезались из специальной бумаги так же, как одежда и аксессуары для них, чтоб можно было менять наряды. Только эта женщина была ростом с человека.
  Тристан пошёл дальше, и с каждыми шагом картонных женщин и мужчин в масках становилось всё больше, а свет становился всё ярче. Когда "людей"стало столько, что их приходилось обходить, мужчина обратил внимание на то, что они стоят кругами и все смотрят вперёд, откуда и доносился смех, но из-за силуэтов не было видно, кто его издаёт. Хотя лэрну это и так было прекрасно известно.
  Когда мужчина обошел последний силуэт, то он уставился на... себя, только значительно моложе, и этот желтый свет исходил из него, словно от лампочки. Среди этих бумажных кукол, его молодая копия была живая. Он-молодой весело смеялся и кружился в танце с "женщиной". Когда она ему надоедала, он откидывал её на кучу картонных кукол, хватал следующую, которая подвернулась по руку, и вновь принимался кружиться в танце, сбивая на ходу "мужчин" и топчась по ним. И озорно смеялся... хотя теперь Тристану казалось, что, скорей, издевательски хохотал.
  - Так вот значит, как ты меня видела, Регина, - пробормотал Тристан.
  Оглянувшись на свою собственную жизнь, Тристан осознал, что как человек он не достоит такой женщины, как Регина. Чем он, вообще, занимался? На что тратил своё время? А ему ведь казалось, что у него идеальная жизнь! Он богат, недурен собой, имеет определенную репутацию в различных кругах общества. Тристан мог делать, что душа пожелает, но ему всегда чего-то не хватало. Его жизнь словно наливное, аппетитное яблоко, чья кожура скрывает съедающего внутри мякоть червя. И он, как и прочие люди, видел лишь наружность яблока, хотя и чувствовал это странное копошение внутри, просто не предавал ему значения.
  Тристан не сдержался, и когда его молодая копия откинула очередную "женщину" на кучу костальным и шагнула в сторону следующей, схватил её за плечо и холодно приказал:
  - Прекрати это!
  На реальные воспоминания Тристан никак не мог повлиять. В них он был лишь бесплотным наблюдателем, в отличие от этих безумных "снов".
  Копия повернулась и посмотрела на Тристана. Смех стих, и весёлое выражение на лице сменилось удивленным.
  - О! Вы только посмотрите, кто к нам пожаловал! Дамы, - копия повернулась и подмигнула одной из кукол, - вам безумно повезло! Теперь с вами будут танцевать целых два Золотых повесы, а значит, ваше нетерпение и ожидание уменьшится вдвое!
  "Женщины" остались безмолвны, но копия довольно кивнула и улыбнулась, словно куклы как-то отреагировали.
  - Так! - копия хлопнула в ладони и потерла их друг одруга. - Ты берешь себе вон ту блондинку в синем - смотри, как она тебя пожирает глазами! - а я вон ту рыжую в зелёном!
  - Как отсюда выйти? - спросил Тристан без какой-либо надежды на ответ. В очень редких случаях "люди из снов" помогали найти ему выход. В остальных же, они или говорили фразы из реальных воспоминаний, или принимали его за часть "сна" и не понимали, о чем их спрашивали.
  - О чём ты говоришь? - с недоумением спросила копия и уже занесла ногу, чтоб сделать шаг в сторону, но мужчина вновь схватил его за плечо. - Ладно, бери рыжую, а я тогда возьму блондинку!
  - Каждый "сон" привязан к какому-либо воспоминанию из жизни Регины. Этот, судя по всему, привязан к балу, на котором Регина меня впервые и увидела, - вслух произнёс свои мысли Тристан. За столько лет одиночества он привык говорить вслух, чтоб хоть как-то разбить тишину. Если бы не устойчивая психика телепата,то у Тристана вполне мог тоже появиться "Анигер". - Жаль, в моей жизни балов было слишком много, и я не могу вспомнить, откуда этот. Хотя это вряд ли бы мне помогло выбраться из воспоминания. "Выход" порой очень нелегко найти. Иногда я тратил недели, чтоб понять, как выбраться из "сна". Но с чего мне начать в этом... - мужчина потёр переносицу пальцами и задумчиво оглядел "людей".
  Пока лэрн размышлял вслух, его копия, захохотав, заключила в объятья блондинку и закружилась с ней в танце. Неодобрительно глянув на них, Тристан подошёл к рыжей кукле и задумчиво уставился на маску. Подняв руки, он поддел двумя пальцами часть маски на лбу и резко сдернул её. Из черного провала вылетело облако крупной бледной моли. Тристан рефлекторно отшатнулся, и "облако", пролетев над его головой, метнулось вверх и скрылось в темноте. Мужчина посмотрел на место, где стояла кукла, но увидел только валяющееся на полу настоящее платье, ярко-рыжий парик и украшения, которые были на "женщине".
  - Интересно, - хмыкнул Тристан и принялся сдергивать с картонных мужчин и женщин их маски.
  Лэрн не мог не отметить символизм ситуации: он-молодой, сбивая мужчин и шагая по ним, танцует с женщинами и, когда те надоедают, откидывает в сторону, и он-взрослый с яростью и нетерпением сдергивает с женщин и мужчин их маски. Хотя Тристан всегда на них уповал, считая неотъемным атрибутом любого человека. Ведь что из себя будет представлять человек без маски? Быть может, он просто сам боялся снять с лица маску и обнаружить там тёмный провал, изъеденный "молью"?
  - Все мы лишь куклы в спектакле под название "Жизнь", - пробормотал Тристан, наблюдая, как из провала-лица очередной "женщины" вылетает моль, и её наряд падет на пол словно не нужный хлам.
  Мужчина поднял голову и уже намеревался сделать шаг к следующей кукле, как увидел её... живую Регину. Молоденькую девушку в изысканном платье персикового цвета и с дорогими аксессуарами. Но ни платье, ни украшения не могли придать девушке очарования и привлекательности, они, наоборот, подчеркивали бледность, худосочность, блеклость девушки. Вдобавок что-то в холодном, безразличном лице девушки отталкивало. Даже картонные "люди" обступили её кругом, не желая стоять рядом.
  И Тристан вспомнил...
  Переход, как всегда, сопутствовал чувству "переворачивания мира". Карточные куклы резко ожили и заговорили, заиграла совсем другая музыка - быстрая ритмичная, скрипки и пианино - белая плитка растелилась под ногами, из-под земли выросли стены, а над головой засветились люстры. В одну секунду мир вокруг Тристана ожил, и перед его глазами стоял он-молодой и Терион Вамиль-сор - сын хозяина этого дома.
  - Что у тебя с лицом, Терион? - спросил молодой Тристан, отхлебнув из кружки пунш. - Ты своим кислым видом всех хорошеньких девушек распугаешь. - Молодой мужчина уставился на блондинку в синем платье слишком откровенным взглядом, но лэри и не думала смутиться, напротив, ответила ему зазывающей улыбкой и опалила взглядом.
  - Мама приказала мне потанцевать с Региной Аско-льд, - мрачно ответил Терион, осушил свой стакан одним большим глотком, но не рассчитал силы, и красная струйка побежала по подбородку. Молодой человек вытер подбородок рукавом, выкрикнув тихо проклятье, и со стуком поставил кружку на стол. - Я как сын хозяина дома должен оказать честь лэри на её первом балу!
  - Что за лэри? Симпатичная? Может, представишь нас друг другу? - мгновенно проявил любопытство Золотой повеса.
  - Да вон она, - кивнул куда-то в сторону Терион, - сидит на кушетке.
  Тристан тут же развернулся и с любопытством глянул на лэри. Увиденное заставило его задумчиво хмыкнуть.
  Девушка сидела на кушетке у стены и смотрела прямо перед собой. Не наблюдала за людьми, как многие другие одинокие лэри, кидающие призывные взгляды на лэрнов, в надежде, что кто-то пригласит их на танец, и оценивающие на лэри с кавалерами, завидуя более удачливым соперницам. Эта девушка сидела с прямой, как жердь спиной, и взгляд её был направлен словно в никуда. Дорогой наряд с украшениями смотрелся на ней нелепо и аляповато, отчего лэри с соседней кушетки кидали на неё насмешливые взгляды и хихикали. Лэри вполне могли подойти к этой странной девушке и попытаться унизить, но ни один человек не подошел к ней ближе, чем на пять шагов, даже официанты. И всё из-за выражения её лица и взгляда.
  - Представь нас, и я потанцую с ней вместо тебя, - Тристан сам не ожидал от себя этих слов, как же был удивлен Терион, услышав их.
  - Ты шутишь?! - воскликнул он изумлено, отчего на них осуждающе покосились стоящие рядом люди.
  - Думаю, более огромной чести, чем потанцевать с самим Золотым повесой, девушке никто в жизни не сможет оказать, - с лукавой улыбкой ответил Тристан и, допив свой пунш, поставил кружку на стол. - Идём же, или ты решил всё же сам оказать этой очаровательной, - он-молодой выделил это слово насмешливой интонацией голоса, - лэри внимание?
  Терион кинул на Золотого повесу мрачный взгляд, но всё же направился в сторону девушки. Стоило молодым людям переступить рубеж в пять метров, как они почувствовали, словно в душной комнате похолодало - настолько отталкивающая атмосфера была возле лэри.
  Мужчины остановились в шаге от девушки, но та никак не отреагировала и продолжала смотреть прямо, отчего Терион почувствовал себя крайне некомфортно, а улыбка у Тристана стала шире.
  - Хкм... Лэри Аско-льд, - негромко позвал сын хозяина дома.
  Девушка медленно подняла на них взгляд и так же медленно поднялась на ноги. Ни любопытства, ни интереса не появилось в её взгляде, словно она продолжала смотреть в пустоту, которая внезапно с ней заговорила. И судя по отсутствию любой реакции - пустота с ней вела беседы довольно часто.
  Тогда молодой Тристан подумал, что девушка слишком перепугана из-за своего первого бала, поэтому так себя и ведёт. Но повзрослевший Тристан знал, что Регина уже начала принимать успокаивающие капли, которые затормаживали её реакцию. Интересно, как бы всё повернулось в тот раз, если бы она не была под действием успокоительного средства?
  - Лэри, разрешите представить вам моего хорошего друга - лэрна Тристана Дельт-гора-младшего, - мрачно представил Терион. - Лэрн Тристан это лэри Регина Аско-льд.
  - Лэрн Дельт-гор, - медленно протянула девушка и присела в реверансе.
  - Лэри Аско-льд, - отвесил кивок Тристана. Он ожидал, что девушка протянет руку для поцелуя, но она бездействовала. Минута тишины затянулась, и Золотой повеса поспешил её замять. - Лэрн Терион обмолвился, что это ваш первый бал?
  - Лэрн прав.
  - Не поделитесь с нами своими впечатлениями о первом бале? - с очаровательной улыбкой спросил Тристан, ожидая, что лэри, как любая девушка примется подробно рассказывать о свих ощущения и впечатлениях. Ведь каждая лэри мечтает с детства о своем первом бале и обожает о нём говорить.
  - Пока у меня мало впечатлений для описания.
  Золотой повеса не растерялся и решил воспользоваться моментом всё с той же улыбкой:
  - Тогда я просто обязан добавить приятных впечатлений к вашему описанию, которые, надеюсь, вы нам поведаете в будущем, и пригласить вас на танец.
  Во взгляде девушки промелькнула эмоция. Тогда молодой Тристан не успел схватить её за хвост и рассмотреть ближе, но взрослый Тристан знал, что это было раздражение вперемешку с удивлением.
  Если бы тогда кто-нибудь спросил у молодого Тристана, зачем он полез к этой девушке, то он бы пожал плечами и отшутился. Но взрослый Тристан понимал: Регина ещё тогда заинтересовала его своей странностью, непохожестью, иной сущностью, отличающей её от остальных людей, находящихся в том зале. Его интуиция уже тогда указала перстнем судьбы на неё. И если бы Регина не была одурманена успокаивающей настойкой, если бы она сказал ему больше пары слов, если бы они смогли поговорить, если бы он-молодой хоть немного присмотрелся к ней... Слишком много если бы. Но в реальности Регина ответила согласием и отдавила ему ноги во время танца, из-за чего Золотой повеса проклял свой непонятный порыв и после этого зарекся приглашать на танцы странных, безвкусно одетых девушек. Остаток того вечера он очаровывал ту блондинку в синем платье, полностью выкинув лэри Аско-льд из головы. Но в воспоминании Тристан отправился вслед за Региной.
  Она вышла из зала сразу же после их танца. Шла медленно, неуверенно, иногда опираясь на стену. Было видно, что передвигаться ей трудно, и Тристан почувствовала себя садистом. Войдя в одну из комнат для гостей, Регина медленно дошла до кушетки и не присела, а резко опустилась на неё, со злостью сдернула туфли, и мужчина увидел её стертые в кровь ноги.
  - Проклятые туфли! Проклятый бал! Как же хочется домой! - со злостью пробормотала Регина, откинувшись на спинку кушетки и положив ноги на пуфик. - Жаль, Анигер не может заменить меня в такие моменты... - Девушка резко выпрямилась, вскочила на ноги и бросилась босиком к выходу, воскликнув: - Куклу! Я могу сделать свою собственную куклу!
  Тристан бросился вслед за супругой, но стоило ему переступить порог комнаты, как он вышел не в коридор, а в совершенно незнакомое место.
  
  Это был огромный ангар, в котором стоял только железный стол, который обычно используют в морге, и лампочка над ним. Тристан быстрым шагом подошел к столу и увидел лежащую на нем Регину. Она была одета так же, как при их первом... точнее втором знакомстве: светло-лиловая блузка с дутыми рукавами, широкий чёрный пояс, сделанный под корсет, надетый шнуровкой вперед, розовая юбка в синюю полоску и сапожки с острыми носами. Склонившись над супругой, мужчина рассматривал такое родное и любимое лицо.
  Регина внезапно открыла глаза, посмотрела прямо в лицо лэрну и удивленно спросила:
  - Тристан?
  Он опешил! За все годы к нему впервые обратились!
  - Регина? - хрипло спросил мужчина и сглотнул сухой ком в горле. - Ты меня видишь?!
  - Тристан, ты пришёл за мной! - воскликнула радостно девушка, подняла руки и обняла за шею мужчину. - Тристан, я так ждала тебя! Так надеялась, что ты придешь ко мне! И ты пришел за мной! Ты пришёл, Тристан!
  Тристан слышал такой знакомый голос, чувствовал знакомое тепло, вдыхал знакомый запах, но почему-то не спешил обнимать Регину в ответ. Что-то тут было не так...
  - Правда, она идеальна?
  Тристан дернулся, вырвался из объятий и обернулся.
  Первое, что он увидел это сверкнувшие в полумраке серебреные глаза. Затем она сделал несколько шагов, вошла в круг света и приветливо улыбнулась.
  Эта Регина была совершенно иной. Она выглядела также, но поза, выражение лица и голос были иные. Непривычные, более уверенные и властные. На ней был одет запачканный серый комбинезон, волосы стянуты в высокий хвост, а на голову задраны очки с красными стёклами. Но держалась она с таким величием, словно была одета в роскошное платье и в безумно дорогие украшения.
  Размерной, уверенной походкой она подошла к ним, остановилась в метрах шести.
  -Это моя лучшая идея!- воскликнула она слегка безумным, но абсолютно счастливым голосом. - И моё самое гениальное творение! Идеальная кукла для моей замены! Тихая, спокойная, безучастная. А как ты думаешь, Тристан? Правда, она превосходна? Есть, кончено, маленькие недочёты, но полностью оградить её от своих психологических проблем у меня, к сожалению, не получилось. - Она печально вздохнула и развела руки в стороны. - Обычно Анигер успевал перехватить нас и блокировать, но в тот раз, в комнате Марии, стресс был слишком сильным, что даже он не мог справиться. Я кукол с детства терпеть не могла, но у неё неприязнь обострилась и вылилась в тяжелую фобию... Ладно, вам это скучно слушать и хочется поскорее воссоединиться. Я всё понимаю, поэтому мешать больше не буду и уже я удаляюсь.
  Она развернулась на пятках, но не сделала и шаг, как её остановил спокойный голос:
  - Куда собралась?
  Кинув взгляд через плечо, Регина резко развернулась, увидев, что Тристан приближается к ней быстрым шагом. Подойдя к ней вплотную, мужчина смерил женщину спокойным взглядом и уточнил с легкой насмешкой:
  - Ты, действительно, думаешь, что я куплюсь на это, Регина?
  Ответить девушка не успела - лэрн прижал её к себе и поцеловал, жестко, страстно, полностью подавляя любые сопротивления. Также резко как поцеловал, Тристан отстранился и произнёс теперь с угрозой:
  - Думаешь, я выберу фальшивку вместо тебя настоящей?!
  - Она не фальшивка! - заступилась обижено Регина.
  - Да, она всего лишь ещё одна твоя личность, которую ты создала так же, как и Анигера! - прорычал Тристан и обхватил ладонями лицо супруги. - Но мне не нужна спокойная и безучастная женщина, потому что я полюбил странную, загадочную, умную женщину, которая когда-то оттоптала мне все ноги!
  Регина смущенно насупилась и буркнула обижено:
  - А кто тебя просил меня на танец приглашать? Я же сделала всё для того, чтоб ко мне никто не подошел!
  - Именно из-за этого одному глупому мальчишке и захотелось подойти! Уже тогда я чувствовал, что ты совершенно другая...
  - Именно из-за этого и я тебя посчитала совершенно не похожим на остальных. Ты предстал передо мной ярким солнцем...
  - Точнее лампочкой, на которую слетелась мошкара.
  - Эй, кто тебя просил настолько далеко лезть в моё сознание!
  - Должен же я был узнать, как именно ты ко мне относишься!
  Регина привстала на носочках и быстро поцеловала Тристана в губы.
  - Вот так я к тебе отношусь!
  Мужчина радостно улыбнулся, прижал супругу за талию к себе и поцеловал. Но долго их поцелуй не продлился, через несколько секунд Регина отстранилась и удивленно произнесла:
  - Что происходит, Тристан? Я странно себя чувствую.
  - Это означает, что ты готова, вернуться со мной, - ответил лэрн, погладив супругу по лицу. - И я наконец-то закончу эту игру и во всем тебе признаюсь.
  - О чём ты, Тристан?
  - Узнаешь, когда проснёшься, откроешь глаза, увидишь меня, поцелуешь и скажешь, что любишь. Договорились?
  - Это шантаж! - возмущенно воскликнула девушка, но мужчина не стал разделять её шутливый тон, а ответил серьезно:
  - Я знаю, что ты сильно испугаешься, когда я тебе всё расскажу, но я прошу: не отдаляйся от меня. Вместе мы преодолеем все преграды, поэтому прошу: доверься мне.
  Регина положила руку на плечо супругу и ответила:
  - Я верю тебе, Тристан... и спасибо тебе.
  В следующую секунду они растворились в воздухе.
  
  Изольда устало вытерла пот со лба и попыталась подняться, но не смогла - сил не было ни магических, ни физических. Прошло только одиннадцать секунд, но ей казалось, что она "держала" Тристана в сознании Регины одиннадцать долгих лет.
  - Клара, - хрипло позвала Изольда.
  Служанка тут же вошла в комнату и помогла подняться, довела до кресла и, когда пожилая лэри тяжело туда опустилась, приказала:
  - Принеси мне чего-нибудь крепкого и горячего, а их укрой одеялом и растопи камин.
  - С молодым господином и его супругой всё хорошо? - спросила Клара, кидая взгляд на двух лежащих на ковре людей.
  - Да. Они спят, - Изольда устало, но довольно улыбнулась. - Теперь просто спят.
  
   Глава 10
   Решение
  
  Регине снился сон. Чаще всего это был кошмар: из-за воздействия успокаивающей настойки, разум девушки напоминал о её страхах и проблемах во снах. Ей уже очень давно не снилось что-то приятное и светлое. До сегодняшней ночи. Регина не помнила, о чём был её сон, но проснулась она с чувством счастья и... покоя. Такого забытого, давнего и манящего, что девушка несколько минут лежала с закрытыми глазами, нежась в этом прекрасном и таком желанном уже многие годы чувстве.
  - Регина? - позвал её тихий голос.
  Лэри открыла глаза и увидела лицо Тристана. Ей показалось, что что-то в лице супруга изменилось. Черты его лица, словно стали твёрже, во взгляде появилась сила, уверенность, решительность...
  "Узнаешь, когда проснешься, откроешь глаза, увидишь меня, поцелуешь и скажешь, что любишь. Договорились?" - всплыли в памяти слова из сна.
  Поддавшись неожиданному порыву, Регину потянулась к супругу, легко прикоснулась губами к его губам и прошептала:
  - Я люблю тебя, Тристан.
  Она тут же попыталась отпрянуть, смущенная своим действием, но супругмягко схватил её за подбородок, не дав отстраниться, и тихо ответил:
  - Я тоже люблю тебя, Регина, и я, - мужчина тяжело вздохнул и с решительностью добавил: - И я всё знаю.
  Девушка вырвала подбородок из его пальцев рефлекторно, лишь затем опомнилась и уточнила спокойно:
  - О чём ты говоришь, Тристан?
  - Я мог бы сказать, что узнал обо всём, когда провел больше одиннадцати лет в твоём сознании и видел твои воспоминания, но я тоже не хочу тебе лгать.
  - Что ты имеешь в виду, Тристан? - теперь в голосе Регины слышалась страх.
  - Я расскажу всё сначала... - начал лэрн, но девушка его перебила, резко села и испугано воскликнула:
  - День рождения Марии?! Тристан, я...
  - Регина, прошу, помолчи и выслушай меня. - Мужчина дернул супругу за руку, заставив лечь обратно. - Когда ты пришла ко мне и предложила фиктивной брак, я уже понял, что ты необычная девушка. Извини, но все твои попытки показаться безвкусной, холодной, безразличной лэри я мгновенно раскусил.
  Регина смущенно потупилась: она ведь так всё хорошо продумала! Не учла девушка лишь одного: Золотой повеса слишком хорошо знал женщин.
  - Признаться, я дал согласие на твоё предложение не из-за тех фактов, о которых ты говорила, а потому что мне банально захотелось тебя разгадать! - Тристан слегка улыбнулся и фыркнул. - Тогда и представить не мог я, во что выльется это банальное любопытство! Как оно изменит всю мою жизнь! - мужчина на эмоциях повысил голос, но быстро опомнился и заговорил тише и спокойнее: - Я принялся разгадывать тебя, твою семью и Анигера. Иногда я приходил к совсем абсурдным выводам... Точнее, тогда они казались мне здравыми и логичными, но сейчас я понимаю, насколько они были далеки от правды. Например, одно время я считал Анигера внебрачным сыном Миноса, и что он опасен для тебя. Потом думал, что вы с ним состоите в каком-то заговоре... - Мужчина резко замолчал и виновато улыбнулся. - Думаю, ты уже понимаешь, Регина, даже когда ты пообещала мне всё рассказать сама, я не успокоился и продолжал допытываться до правды. И, в конце концов, я сам нашел ответы на множество вопросов. Я узнал, кто такая Жанна... - Регина побледнела и попыталась что-то сказать, но Тристан приложил палец к её губам и попросил: - Прошу, дай мне закончить?
  Девушка слегка кивнула. Лэрн убрал палец с её губ и провел ладонью по её щеке, словно в попытке успокоить.
  - Я понял, что Регина Аско-льд не обычная девушка, а гениальный металиран. После я узнал, что она и Анигер - это один человек, и понял, что моя супруга собралась открыться миру. Единственное, что я не понимал: почему она решила поставить свою жизнь на кон? Извини, тогда я ещё был слишком узколоб и не знал, как трудно тебе пришлось в жизни. Всё же я мужчина и никогда не задумывался о роли женщин в нашем обществе. - Тристан вновь провел по лицу супругу ладонью, которая смотрела на него с шоком и изумлением расширенными зрачками, на дне которых уже кружился серебреный туман. - Когда на дне рождения Марии у тебя произошёл срыв, я в панике кинул на твое сознание "ментальный блок". Регина, тогда я и представить себе не мог, что у тебя есть психологические проблемы! - Мужчина обнял супругу и силой прижал её к себе. В его голосе слышалась боль и вина. - Когда я снял с тебя "блок", и ты не пришла в сознание, я... я просто был в ужасе. Ты лежала и никак не реагировала, и я чувствовал себя таким беспомощным, таким слабым, жалким... таким... таким...
  Регина слегка отстранилась и сама провела ладонью по щекам супруга, стерев слёзы.
  - Тристан?.. - в её голосе было и удивление, и паника, и вина, и просьба.
  Мужчина силой сжал плечо супруги и спрятал лицо у неё на груди.
  - Регина, я чуть не убил тебя!
  Девушка принялась гладить супруга по волосам и тихо заговорила:
  - Тристан, со мной всё хорошо. Я жива. Я тут. Тристан, я рядом.
  Лэрн поднял голову, взглянул на испуганное лицо Регины и счастливо улыбнулся.
  - Да, теперь ты рядом со мной. Я искал тебя долгие годы, бродил по твоим воспоминания и кошмарам. Я видел, как ты взрослела, как годами тренировала свои способности, лежа на кровати в той комнате и выкручивая железные гвоздииз стен. Я видел, как появился и "человечнел" Анигер, как он заменил тебе старшего брата, понимающего и заботливого. Я видел, как менялась твоя мама, как менял тебя Минос. Я всё видел, Регина... и я всё понял. И я клянусь, что никогда не стану тебе указывать, как жить, не буду пытаться прогнуть под себя. Я люблю тебя как женщину, Регина, и уважаю, как металирана. И я хочу стать твоей поддержкой и опорой. Хочу помогать тебе во всем. Не неси эту тяжесть на себе одна, прошу, поделись со мной.
  Регина слушала Тристана и понимала, что она сама готова расплакаться! От облегчения, от радости, от счастья и от той огромной плиты, что спала с её плеч. Ведь она боялась... безумно боялась, что когда она расскажет ему правду - супруг отвернётся от неё. Но Тристан узнал всё раньше. И он не отвернулся от неё! Тристан принял её! Он принял её! Регина чувствовала себя самым счастливым человеком на свете!
  - Тристан, - девушка проглотила сухой ком в горле, чувствуя, что слезы все же потекли по её щекам, - я благодарна тебе.Ты не представляешь, что для меня значат твои слова... Но теперь ты понимаешь - быть рядом со мной опасно.
  Тристан улыбнулся и ответил:
  - Знаешь, Регина, я всегда жил не задумываясь, как именно. Мне казалось, что у меня идеальная жизнь... Но почему я так считал? Теперь я знаю ответ: потому что так считали другие. Их внимание, зависть и восхищение заставляли меня думать о том, что я выше и лучше их. Но когда я помогал Анигеру с протезом, я впервые ощутил это чувство... эту важность своих действий. Эту маленькую значимость. Моей помощи была лишь кроха. Но сейчас я осознаю, что эта кроха была самым значимым достижением в моей жизни. Спасибо тебе за это, Регина.
  - Это я должна благодарить тебя, Тристан, - тихо, но уверенно возразила девушка. - Ты принял меня, не смотря на правду. И твоя помощь была не так мала, как ты думаешь. Признаться, Анигер предложил тебе принять участие в разработке протеза из-за того, что я хотела подружиться с тобой. Я ведь тогда не знала, насколько ты способен в зачаровании! - Регина смущенно потупилась и добавила со стыдом и неловкостью: - Ты, конечно, говорил, что сильный телепат, но я не представляла насколько! Когда Анигер тебя выгнал, мы поняли, что не сможем найти тебе достойную замену. Мы даже хотели попросить тебя вернуться, хотя нам и трудно было переступить через обиду.
  - Извини меня за тот раз, Регина, - попросил мужчина и расцеловал руки супруги. - Тогда я поступил подло. Предал твоё и Анигера доверие.
  - Не нужно извиняться, Тристан. Ведь я знаю, что ты хотел меня защитить...
  - Вот только в защите ты не нуждалась, - с грустной улыбкой добавил лэрн, вспомнив, как супруга ему об этом говорила. -Я поступил слишком поспешно, совсем не подумав, сколько сил, времени и упорства ты вложила в свою мечту, доказать, что у женщин тоже есть права и желания. Тогда я этого не знал, но это всё равно не уменьшает мою вину, ведь япредал людей, которые доверяли мне. Не только тебя и Анигера, но и остальных из команды "Шаг в будущее". На счет Августины, вообще, молчу. Мне страшно теперь по улицам ночью ходить, боюсь, она может внезапно выпрыгнуть из подворотни и избить меня гаечным ключом на 56!
  Регина улыбнулась и ответила:
  - Не волнуйся: парни ничего не знают, а у Августины я удалила тот фрагмент из...
  Тристан резко сел и уставился на перевернувшуюся на спину супругу пораженным взглядом.
  - То есть Августина?!.
  - Ты не знал об этом? Ты же сам сказал, что был в моих воспоминаниях.
  - Да. Но большую часть в детстве и юности. В твоей взрослой жизни я был совсем недолго, и... - мужчина замялся, но всё же добавил, - и я посчитал неправильным лезть в последние годы твоей жизни и, особенно, в дни нашей совместного проживания.
  - Тристан... - Регина вовсе расчувствовалась.
  Сейчас она была благодарна и королю, который заставил её вступить в брак, и дяде Миносу, предложившего на роль подставного мужа именно Золотого повесу, и судьбе, которая подарила ей шанс узнать и полюбить такого великолепного и порядочного мужчину. Но большего всего она была благодарна Тристану: за понимание, за принятие, за любовь. Теперь она, наконец, поняла,о чём говорила Ларин. Регине так хотелось, чтоб Тристан узнал об её чувствах и мыслях, но девушка просто не находила слов, чтоб описать их. Хотя этого и не требовалось. Тристан увидел слова, которые она хотела ему сказать в её взгляде, и счастливо улыбнулся. Но его улыбка продержалась недолго и спустя мгновение исчезла. Лицо мужчины стало хмурым, и он произнёс серьезно, даже зло:
  - Это не всё, что я хотел тебе сказать. - Тристан не лег назад и продолжал смотреть на супругу сверху вниз. Его взгляд стал мрачным и каким-то отстраненным, заставив Регину заволноваться, поднять руку и прикоснуться к мужской щеке. Супруг сжал её руку в своей ладони и поцеловал её пальцы, взгляд его стал ещё тяжелее.- Помнишь, ты сказала мне, что когда узнаешь обо мне всю правду, тогда и примешь решение быть со мной или нет? Сейчас я вынужден сказать тебе то же самое. - Супруг прикрыл глаза и прижался к её ладони щекой. Именно прижался, словно хотел запомнить это чувство - тепло её ладони на своей щеке. Несколько секунд Тристан не двигался, затем открыл глаза, с болью посмотрел на супругу и хмуро со злостью произнёс: - Я думал, что твоя семья полна загадок и когда пытался их разгадать, невольно узнал секреты своей семьей. Регина, моя семья, - мужчин сжал зубы и выдохнул с трудом, - моя семья главенствуетнад "Ловцами ведьм"! Они принадлежат моей семье и глава моего дома - моей собственный отец! - управляет ими!
  Регина побледнела, и Тристан почувствовал через ладонь, как у неё ускорилось сердцебиение.
  - Я так и знал, что ты испугаешься, - лэрн грустно с болью улыбнулся, потупил взгляд и выпустил её ладонь. - Теперь ты понимаешь, что это не тебе требовалось моё принятие, а мне твоё. Регина, ты сможешь принять того, кого глава "Ловцов ведьм" хочет сделать своим приемником? Я не жду твоего мгновенно ответа. Даже мне требовалось время, чтоб подумать о тебе и принять решение. Поэтому я сейчас уйду, а ты подумай и сделай выбор. Если ты не сможешь смириться и принять меня, то пришли мне документы на развод - я подпишу их.
  Тристан поднял взгляд, посмотрел на бледное лицо супруги и резко поднялся на ноги, сделав шаг в сторону дверей.
  - Тристан?.. - окрикнула его неуверенно Регина.
  Мужчина остановился, развернулся, покачал головой и тихо ответил:
  - Не принимай поспешные решения, прошу, и не поддавайся чувствам. Я знаю, ты привыкла думать логически, но сильные чувства могут помешать. Сейчас именно такой случай: ты услышала омоих чувствах, и твои собственные находятся в смятении. Но я не хочу, чтоб ты поступила не обдуманно, подалась чувствам, а затем пожалела. Я приму любое твое решение: если ты решишь остаться со мной, то я никогда не отпущу тебя, но если ты решишь развестись - сделаю всё, чтоб мы с тобой больше не встречались, и, конечно же, никому не расскажу о тебе.Можешь не волноваться на этот счет.
  Кинув последний взгляд на лицо Регины, Тристан резко развернулся и быстро вышел из комнаты.
  
  Супруг, конечно же, был прав - Регине требовалось подумать. Сколько лет... сколько долгих лет она боялась и скрывалась от "Ловцов ведьм", поэтому признание Тристана стало для неё настоящим шоком. Девушка никогда не пыталась выйти на членов этой организации, считая это слишком большим риском. Вдобавок отец внушил ей страх перед "ловцами", заставив их бояться и опасаться на уровне инстинктов.
  Регина подняла руку и вытерла холодный пот со лба. Её бил озноб, руки тряслись, и в мыслях была огромная чёрная дыра. Но хуже всего - у неё не было ответа.
  Одна её часть хотела вскочить на ноги и броситься за Тристаном, но другая... другаяприказывала скрыться, спрятаться, затаиться и больше никогда не попадаться на глаза людям семье Дельт-гор... на глаза Тристану.
  Регине захотелось стать маленькой девочкой, которой приснился ночной кошмар, и чтоб мама её обняла, прижала к себе и зашептала что-то ласково успокаивающее.
  С трудом поднявшись на ноги, девушка оглянулась и увидела невысокий - примерно ей по грудь - шкаф со стеклянными дверцами, через которые просматривались чайные сервизы. Подойдя к нему, девушка опустилась на колени, взялась за ручки в виде закрытых пионовых бутонов и прижалась лбом к дверцам.
  - Явись на мой зов, Мортохэй, - властно произнесла Регина, почувствовала отклик и резко отпрянула от шкафа.
  Дверцы открылись и из его чёрной утробы на неё смотрели с дюжину красных глаз с вертикальными зрачками.
  - Регина, ты обалдела?! - возмущенно пробасил Мрачный. - Мало того, что ты правом главы рода пользуешься, так ещё и призвала меня истинным именем!
  - Выпущу на полчаса, - сразу перешла к делу лэри.
  - Чё делать надо? - уточнил Пожиратель кошмаров.
  - Открой мне проход домой.
  - И всё? Ты скоро совсем ножками ходить разучишься!
  - Мрачный, - устало попросила Регина. Сил препираться с Пожирателем у неё не было.
  - Ладно, - смиловался Мрачный. - Но точно отпустишь?
  - Обещаю. Но на полчаса. Не больше.
  - Хоть что-то, - сказал Пожиратель и исчез.
  Регина залезла в шкаф, выровнялась и зашагала в темноте к яркому пятну света впереди - к двери, над которой горела лампочка. Когда девушка была в шаге от неё, дверь открылась, приглашая, и за спиной раздался со всех сторон мужской бас: "Ты обещала". Выйдя в подвал родового поместья Аско-льдов, Регина направилась в гостиную. Жанна была там, сидела на кушетке и безразличным взглядом смотрела в окно.
  - Вернулась, - не обернувшись, произнесла она и наябедничала с усмешкой: - А Тристан обо мне знает.
  - Он мне рассказал, - тихо ответила Регина и остановилась в нескольких шагах от кушетки.
  - Да? - хмуро уточнила Жанна и презрительно выдала: - Я считала его более умным, а он оказался лишь глупцом!
  - Он любит меня, - заступилась за супруга девушка.
  - Ты, наверное, так этому рада. Тебя не любили ни мама, ни отец, ни брат. Они лишь боялись и презирали тебя. Даже Минос опасается тебя. И завидует. - Она довольно усмехнулась и всё же кинула на своего создателя взгляд. - Только ты почему-то довольной не выглядишь. Неужели он всё-таки испугался и убежал от тебя, госпожа? Тогда беру свои слова обратно: у этого мужчины есть всё же кроха ума!
  - Пожалуйста, помолчи немного, - тихо попросила Регина и подошла к кушетке, скинула туфли, залезла на неё и положила голову на колени Жанны. - Мама, что мне делать? - спустя пару минут молчания зашептала девушка и Жанна почувствовала, как её юбка намокает. - Я не знаю, что мне делать, мама.
  Она подняла руку и провела ладонью по волосам своего создателя, аккуратно, почти с нежностью, а затем тихо произнесла:
  - Какая ты жалкая... и жестокая, Регина. - Её ладонь продолжала гладить девушку с нежностью по волосам. - Почему из всех ты пришла именно ко мне - к созданию, которое ты сама создала и которое тебя ненавидит и призирает? Почему, ответь мне!
  - Мама, прости, я не могла тебя отпустить, - шептала Регина, глотая горькие слёзы. - Прости, меня, мама. Прости, что я родилась такой. Прости, что я не оправдала твои ожидания и не стала той, кем ты хотела меня видеть. Прости, что из-за меня ты погибла. Прости, что я вернула тебя... Прости меня за всё!
  Жанна вновь провела ладонью по её волосам и тихо ответила:
  - Я тебя никогда не прощу.
  Регина спрятала лицо и зашептала:
  - Я знаю... знаю... но прости, пожалуйста, мама. Мама... Мамочка... Пожалуйста... Мамочка...
  - Освободи меня, Регина, - тихо ответила Жанна. - Молю, дай мне покой. Я слишком устала... я не могу так больше... я хочу освободиться от тебя. Ты уже выросла, у тебя появился мужчина, который смог полюбить тебя, в отличие от твоей семьи... Мама тебе больше не нужна... Поэтому молю: освободи меня от себя... освободи себя от призраков прошлого и живи будущим...
  Регина сжала юбку матери и заплакала в голос, а Жанна гладила с нежностью её волосы и запела:
  - На небе зажглись все звездочки,
   Луна обнажила свой лик.
   Почему ты не спишь, малышка?
   Время для игр прошло уж.
  
   Звёздочка спросит тебя:
   "- Почему ты не спишь?"
   Что же ты ей ответить, малышка?
  
  Луна тебя спросит:
  "- Почему не устала?
  Неужели сегодня нигде не гуляла?"
  Что моя малышка ей скажет?
  
  Ночь заглянет в окошко,
  Укроет тебя одеялом из звезд.
  Спи, спи, моя малышка.
  Время для игр прошло уж...
  
  Они просидели на той кушеткес получаса, затем Регина поднялась на ноги и притянула руку Жанне.
  - Идём, мама, - сказала девушка. На её лице была улыбка, но в глазах была грусть.- Пришла пора твоей душе успокоиться... и моей...
  - Спасибо, - ответила Жанна и взяла её руку.
  
  Максимилиан Энванс-тор вышел из машины, приподнял ворот пальто и кинул хмурый взгляд на тёмное небо. Сегодня весь день стояла прекрасная погода, но к ночи - всего за какие-то пару минут! - небо затянули грозовые тучи и на Столицу хлынул ливень с громом и молниями. Он продлился недолго, но оставил после себя холодную свежесть и ледяной ветер. Мужичина зашагал к огромному особняку семьи Аско-льд прямо по лужам, благо ботинки на толстой подошве позволяли. Возле открытых настежь дверей его остановил офицер, но Максимилиан показал ему свой жетон и его пропустили.
  - Тарвольт, - окликнул мужчина знакомое лицо, подошел ближе и спросил: - Что у вас тут?
  Тарвольт Мерс-лин приветливо кивнул сослуживцу и уверенно ответил:
  - Самоубийство.
  - Уверен? - педантично уточнил Максимилиан.
  - Ну, если две пустые бутылки вина и полупустая пачка "винтола" для тебя не являются прямыми доказательствами самоубийства, то я просто не знаю, какие ещё улики тебе нужны для подтверждения, - со смешком ответил Мерс-лин, хлопнув мужчину по плечу.
  Энванс-тор кинул на сослуживца хмурый взгляд и покачал головой. Сколько лет они вместе уже работают, а он до сих пор не мог привыкнуть к чёрному юмору Тарвольта.
  - Я взгляну на тело? - спросил Максимилиан.
  - Валяй, - махнул рукой Мерс-лин и отправился следом за Энванс-тором. - Женщину нашла её дочь - лэри Регина Дельт-гор. Она приехала к матери в гости...
  - Так поздно?
  - Лэри Дельт-гор сказала, что поругалась со своим супругом лэрном Тристаном Дельт-гором...
  - Это тот Золотой повеса? - с неприязнью уточнил мужчина.
  - Он самый, - кивнул головой Тарвольт. - Бедная лэри Регина.Скорей всего, её супруг завел себе очередную любовницу, она приехала в отчий дом поплакаться матери в жилетку, а тут такое...
  Они вошли в гостиную. Пока Энванс-тор внимательно осматривал улики и труп женщины, Мерс-лин зачитывал добытую информацию:
  - Лэри Жанна Аско-льд в девичестве Корсус.
  - Она из низов? - удивленно оглянулся на сослуживца Максимилиан.
  - Её мама была из дворян, а отец-крестьянин, - пояснил мужчина. - Погибшая росла в низах, пока Георг Аско-льд не взял её в жены в семнадцать лет.
  - Понятно. Продолжай, - вернулся к осмотру Энванс-тор.
  - Женщина сорока девяти лет. Имела двоих детей - сына Артура и дочь Регину. Артур погиб вместе с отцом несколько лет назад в автокатастрофе.Слуги рассказали, что после их смерти лэри стала уединяться в гостиной и напиваться. Ситуация особенно ухудшилась, когда лэри Регина вышла замуж и переехала в дом супруга. Погибшая отказывалась от еды и всё время пила. Так что мотив самоубийства понятен: она потеряла мужа с сыном, потом её покинула дочь, и погибшая осталась совсем одна.
  - А где хозяин поместья? - уточнил Максимилиан.
  - Минос Аско-льд уехал по работе несколько дней назад в Миринск и вернётся только завтра.
  - Я закончил тут, можете уносить тело, - сказал Энванс-тор двум офицерам, застывшим на пороге гостиной, перевел взгляд на Тарвольта и спросил: - Где Регина Дельт-гор? Я хочу её опросить.
  - Лэри на кухне. Идем, я проведу тебя, - ответил сослуживец и махнул рукой.
  Когда мужчины вошли на кухню, лэри Регина Дельт-гор подняла на них взгляд серых покрасневших глаз, и Максимилиан почувствовал, как у него дрогнуло сердце. Девушка выглядела такой разбитой и несчастной, что мужчине захотелось её обнять, утешить и поклясться защитить от всех бед и невзгод.
  - Дальше я сам, - тихо сказал Максимилиан Тарвольту.
  Тот понятливо кивнул и покинул кухню.
  - Лэри Дельт-гор, - тихо окликнул её мужчина и подошёл ближе, - моё имя Максимилиан Энванс-тор. Я следователь, занимающийся делом вашей матери, и я вынужден буду задать вам пару вопросов. Вы позволите, - кивнул он соседний стул.
  - Прошу, - ответила лэри. Её голос был тих и печален, отчего Максимилиан почувствовала себя садистом, вынужденным сыпать соль на только что полученные раны. - Спрашивайте, что вас интересует, я отвечу на любые вопросы, лэрн Эванс-тор.
  - Во-первых, я хочу принести вам свои соболезнования.
  - Благодарю, - вежливоответила девушка.
  - Во-вторых, опишите мне сегодняшний ваш день: во сколько вы проснулись, что делали, во сколько приехали сюда.
  - Этой ночью я с супругом ночевала у его двоюродной тёти - лэри Изольды Дельт-гор. Я точно не знаю, во сколько проснулась, но, скорей всего, ближе к полудню. Затем у меня состоялся разговор с моим супругом -лэрном Тристаном Дельт-гором, - мы слегка повздорили и он уехал. Я пробыла в доме Изольды Дельт-гор до часов семи, затем отправилась в дом родителей и... - девушка замолчала и сжала с силой пальцами юбку на коленях.
  - Не надо, - остановил её Максимилиан и положил свою ладонь на её руку. - Не продолжайте, я понял.
  Девушка кинула удивленный взгляд на лицо мужчины и перевела на их руки.
  - Лэрн?..
  - Извините, - поспешно убрал руку Эванс-тор. - Лэри Изольда Дельт-гор и лэрн Тристан Дельт-гор смогут подтвердить ваши слова?
  - Разумеется.
  Максимилиан задал лэри Регине Дельт-гор ещё несколько вопросов, после покинул её. Когда он с Тарвольтом вышли из поместья семьи Аско-льдов, сослуживиц самоуверенно произнёс:
  - Я же сказал, это самоубийство!
  Энванс-тор не ответил. Он остановился и кинул взгляд на поместье. Всё, действительно, выглядело как самоубийство, но что-то не давало ему покоя. Вот только что?
  
   Глава 11
   Переосмысление
   Выйдя из комнаты, Тристан прислонился лбом к дверям. Ему хотелось вернуться, сжать супругу в объятьях и умолять остаться с ним, но мужчина не мог так поступить. Регина должна выбрать его сама, добровольно, без давления, иначе он будет не лучше, чем члены её семьи.
  Он простоял там долго, не в силах заставить себя сделать ещё один шаг назад... и душа надежду, что Регина всё же кинется за ним.
  - Тристан?
  Мужчина оглянулся, и устало посмотрел на тётушку Изольду.
  - Мальчик мой, всё хорошо? - спросила лэри и подошла ближе, положила ладонь на плечо племянника и заглянула ему в глаза. - Регина нормально себя чувствует?
  - Да, тётушка, с Региной всё хорошо, - ответил лэрн.
  - А с тобой? - уточнила пожилая женщина, нахмурившись.
  Она чувствовала, что-то происходит с её любимым племянником и ей это не нравилось. Да и выглядел он странно, так непривычно серьезно и хмуро.
  - Не знаю, - тихо ответил Тристан, и тётя сильнее сжала его плечо.
  - Ты пробыл в её сознании слишком долго, мальчик мой, - недовольно сказала женщина.
  - Но я не жалею, - серьёзно отрезал мужчина, дав тем самым понять, что обсуждать его путешествие в сознание супруги он не намерен.
  Изольда опустила руку, сделал шаг назад, потупила взгляд.
  - Тристан, твой отец здесь и я... я не могла не ответить на его вопросы. - Её голос дрожал от вины, стыда и ещё чего-то, чего мужчина не смог понять.
  - Понимаю, - серьёзно кивнул Тристан. - Где он?
  - В беседке.
  - Я приведу себя в порядок и поговорю с ним. - Мужчина сделал несколько шагов, остановился, кинул взгляд на лэри и попросил: - Тётушка, можете, пожалуйста, не беспокоить Регину. Она выйдет сама, когда будет готова.
  - Не беспокойся, мальчик мой, - с легкой улыбкой ответила пожилая женщина.
  - Спасибо, - кинув благодарный взгляд на тётушку, лэрн направился в ванную комнату.
  
  Тристан вышел из дома и прикрыл глаза ладонью - яркий солнечный свет ослепил его на пару секунд. Сделав глубокий вздох сладкого на вкус воздуха, мужчина направился к беседке.
  Отец, повернув плетёное кресло в сторону сада, смотрел на ближайшую цветущую яблоню. Ветер, играючи, качал полные цветами ветки, срывал слабые белые лепестки,и они в плавном танце опускались на землю. Картина была довольно умиротворяющая, но Тристан лишь кинул на неё взгляд и остановился в шаге от отца за его спиной.
  - Психологические проблемы, значит? - спросил лэрн Джонатан, продолжая смотреть на дерево.
  - И тебе доброго дня, отец, - ровно ответил Тристан.
  Пожилой лэрн обернулся, уперся локтём на ручку кресла и посмотрел на сына.
  - Хватит стоять, возьми кресло и садись рядом.
  Тристан подчинился и тоже уставился на дерево, но по задумчивому взгляду было понятно, что мыслями он был далеко.
  Лэрн Джонатан заговорил спокойно и размерено, как он обычно говорил, когда пытался в детстве объяснить младшему сыну важные вещи:
  - Ты знаешь, Тристан, я никогда не любил лезть в личные дела своих детей. Это ваша матушка любит совать свой нос везде, куда только можно. Я же придерживаюсь мнения, что человек сам должен учиться на своих ошибках и жить с ними.
  - Регина не ошибка, - резко ответил Тристан и с силой сжал подлокотники кресла.
  - Она больна, - всё тем же тоном, словно разговаривал с маленьким ребенком, парировал лэрн Джонатан. - Эту проблему нужно решить в ближайшее время. Ты подумал о ваших детях, Тристан? Сможет Регина их воспитать?
  - Ваши предложения? - с горькой усмешкой спросил Дельт-гор-младший и откинулся на спинку кресла, закинув ногу на ногу. - Закрыть её в "скорбном доме"?
  Лэрн Джонатан поморщился и махнул рукой.
  - Брось, ты же знаешь: никто не позволит запереть там наследницу дома Баргорон. Мне самому не хотелось бы отправлять Регину в то место. Твоя супруга странная, необычная, слишком разумна для женщины, но я искренне симпатизирую ей. Ко всему мне бы не хотелось лишиться такого отличного соперника в верхний талиран.
  Отец улыбнулся, но Тристан остался хмур, повторил вопрос холодным тоном:
  - Тогда какие у вас есть предложения?
  - Нидхельм отлично разбирается в травах. Он мог бы сделать для Регины успокаивающую настойку на первое время. Так же она должна будет обраться к душивидящему. Лэрн Марк Овер-сор отличный специалист, он сможет помочь ей. Вдобавок он мой старый приятель и не станет трепатьсяо болезни твоей супруги.
  - Нет, - отрезал Тристан и добавил уверено: - Я сам ей помогу.
  - Ты не сможешь, - парировал отец, покачав головой. - Ты так полностью и не освоил "сознание", растратил свой талант на защиту и зачарование.
  Тристану хотелось ядовито ответить на это: "А вам очень хотелось обратного, ведь тогда мне было бы легче сменить вас на посту "Ловцов ведьм!", но он смолчал. Сейчас было не подходящее время поднимать эту тему.
  - Я сам, - непреклонно повторил Тристан и с усмешкой добавил: - Мне поможет Изольда, и она тоже прекрасно сможет докладывать о Регине, как и ваш старый приятель. - Мужчина поднялся на ноги и бросил, не посмотрев на отца: - На этом наш разговор окончен. Всего доброго.
  Тристан сделал несколько шагов, как его остановил вопрослэрна Джонатана:
  - Сколько ты пробыл там?
  - Достаточно, чтоб переосмыслить свою жизнь.
  - Это заметно. Надеюсь, ты переосмыслил её в лучшую сторону?
  - Уж в этом не сомневайтесь, отец, - с усмешкой ответил Тристан и направился к своему "Кирену", рядом с которым была припаркована чёрная дорогая машина марки "Фэйрс", за рулем которой скучал личный водитель Дельт-гора-старшего.
  Мужчина не беспокоился, что его отец может сегодня встретиться с его супругой. Глава дома Вениарск ни разу в своей жизни не переступал порог дома Изольды Дельт-гор и вряд ли когда-нибудь на это решится.
  
  Несмотря на прекрасную погоду, Николаса в саду не оказалось. Это заставило заволноваться Тристана. Брат часто мучился фантомными болями, и спасти от них не могли никакие лекарства и настойки. Даже душивидящие разводили руками. Это было иронично: телепат, страдающий от психологической проблемы. Но дело оказалось не в фантомных болях, а в скандале, которому Тристан стал невольным свидетелем, войдя в дом со стороны сада прямо в гостиную комнату.
  Аврора, уперев руки в бока и нависая на Николасом, кричала:
  - Я не могу так больше! Сколько раз я должна просить тебя... - лэри осеклась, увидев брата своего супруга.
  Николас сидел к дверям спиной, поэтому брата не видел и зло закричал в ответ:
  - Проклятье! Я тебе сколько раз говорил, чтоб ты собирала свои вещи и валила на все четыре стороны! Возвращайся к родителям или сними себе квартиру, денег я дам! Но Мария останется со мной!
  - Продолжим разговор после, - холодно отрезала Аврора, развернулась и мрачно буркнула на ходу: - Доброго дня, Тристан.
  Женщина быстрым шагом вышла из гостиной, а Николас развернулся, кинул усталый взгляд на брата и с горькой усмешкой заявил:
  - Вот они - прелести семейной жизни! Скандалы, ссоры и взаимные оскорбления!
  - Извини, я не вовремя.
  - Брось, - отмахнулся брат и подъехал ближе. - Ты как раз вовремя, раз она наконец-то заткнулась и ушла к себе. Давай, выйдем на улицу, - мужчина вновь горько усмехнулся, - точнее ты выйдешь, ведь я не могу ходить и, скорей всего, даже сдохну в этой коляске! - Он с силой ударил ладонями по ручкам кресла. - Главное, вы с ней меня не хороните!
  - Это уже зависит от того, насколько сильно ты с ней сросся, - сострил Тристан. Настроения шутить у него не было, но если бы он ответил как-то иначе, брат мог расценить это как проявление жалости.
  - Ничего! Отдерёте! - фыркнул Николас, фальшиво улыбаясь. - Я это даже в завещание напишу! Ладно, - брат убрал с лица натянутую улыбку, и устало опустил плечи, став как-то меньше и старее, - вывези меня на улицу. Не могу больше находиться в этой клетке.
  Лэрн подошёл к брату, схватил ручки коляски и медленно вывел её на улицу. Отъехавна окраину сада, они остановились.Тристан уселся прямо на траву, подтянул к груди колени, положил на них руки, сорвал травинку и принялся крутить её в пальцах. Брат не торопил его, он прикрыл глаза и медленно вдыхал теплый весенний воздух.
  - С Марией всё хорошо? - начал издалека Тристан.
  - Не волнуйся с ней всё хорошо, - ответив Николас, посмотрев на голубое небо с белыми пушистыми облаками. - Она долго не могла успокоиться, а когда пришла в себя попросила Аврору убрать все её куклы.
  - Почему? - удивился мужчина, выкинул помятую травинку и сорвал другую.
  - Не знаю, - пожал плечами брат. - Я спрашивал, но она отмалчивается.
  - Извини, брат, - потупил взгляд Тристан. - Я сожалею за случившееся...
  - Что тогда произошло? - прервал Николас брата, перевел на него взгляд. - Ты знаешь, Тристан?
  - Знаю, - кивнул мужчина головой и отбросил травинку. Ему было трудно и неловко обсуждать проблемы супруги, но отмолчаться в этой ситуации не получится, поэтому Тристан вздохнул и ответил: - У Регины психологические проблемы. Её дядька мне говорил, что порой Регина может вести себя странно. Я сам пару раз замечал странности в её поведении, но не придавал этому сильного значения. Вчера у неё случился срыв, но я не знал, что ситуация настолько серьёзна, поэтому кинул на её сознание ментальный блок...
  - Ты что?! - ошарашено воскликнул Николас, схватился за ручки кресла и от чувств приподнялся. - Проклятье, Тристан! С Региной всё хорошо? Ты вытащил её? Проклятье! Ты же нихрена не соображаешь в "сознании"!
  - С Региной всё хорошо. Мне помогла тётя Изольда.
  Брат устало опустился в кресло и выдохнул с облегчением.
  - Проклятье! Ты же мог её... - Николас осекся, увидев, как побледнело лицо младшего брата. - Тристан? - аккуратно позвал он, но брат никак не отреагировал.
  Тристан с силой вцепился пальцами в траву и забормотал:
  - У меня перед глазами до сих пор стоит её бледной лицо с закатившимися глазами и приоткрытым ртом. Она лежала словно труп и никак не реагировала, а я даже не понимал, что происходит...
  Николас подъехал ближе к брату и положил руку ему на плечо. Тристан вздрогнул, разжал пальцы и посмотрел на брата.
  - Всё уже обошлось, брат.
  - Я знаю, - тихо ответил Тристан и провел рукой по лицу, словно пытаясь стереть своё выражения лица. - Но это невозможно забыть даже по пришествию стольких лет.
  - Сколько же ты пробыл в её сознании? - удивленно спросил Николас.
  Он не только заметил, но и почувствовал, что его брат изменился. Сначала он не понял, в чём была причина, но теперь ответ нашелся. Николас до инвалидности серьезно изучал "сознание" и знал, что подобные "путешествия" никогда не остаются без следа, ни для пострадавшего, ни для погруженного в больное сознание человека.
  - Более одиннадцати.
  Брат пораженно присвистнул и с усмешкой заявил:
  - Так теперь ты у нас не самый мелкий братишка, а получается средний?
  - По ощущению, так я и тебя перещеголял, - выдавил Тристан кривую улыбку.
  - Ну, уж нет! - насмешливо воскликнул Николас. - Для меня ты всегда будешь младшим братом, насколько бы ты себя лет не чувствовал!
  Они ещё недолго поболтали, а затем Тристан извинился и вернулся в дом, оставив брата в саду. Мария, как и сказал Николас, находилась в игральной комнате. Она сидела на широком подоконнике-диване,встроенном в эркер, и читала открытую на коленях книгу.
  - Мария, - негромко окрикнул лэрн девочку.
  Она оторвалась от книги, посмотрела на дядю, вскочила с подоконника-дивана и кинулась к нему, радостно воскликнул:
  - Дядя Тристан!
  Мужчина подхватил её на руки и зашагал в сторону эркера.
  - Как ты тут, малышка?
  - Я читаю вашу книгу! - с гордостью заявила девочка, указав на энциклопедию. - Там и вправду удивительные животные есть! Вы читали про китов? Это огромное морское млекопитающее! - Мария слезла с рук дяди, кинулась к книге, пролистала страницы и показала дяде картинку морского гиганта. - Вот! Правда, он поразительный?
  Тристан присел на подоконник-диван и одобрительно погладил племянницу по голове.
  - Ты молодец, милая, - мужчина слабо улыбнулся, вздохнул и добавил: - Ты прости тётю Регину. Она не хотела тебя пугать и ломать твои куклы. Ты только скажи, и я куплю тебе взамен столько кукол, сколько захочешь.
  - Не надо! - воскликнула Мария и резко захлопнула книгу.
  - Почему? - уточнил мужчина, ещё раз погладив племянницу по волосам.
  Девочка закусила губу, кинула взгляд на дядю, подошла к нему почти вплотную и сказала, понизив голос:
  - Я никому не сказала. Ни маме, ни папе, никому!
  - О чём ты говоришь, милая?
  Мария поманила дядю пальцем и, когда тот к ней наклонился, прошептала на ухо:
  - Куклы разговаривали с тётей Региной.
  Тристан слегка отстранился, чтоб взглянуть в глаза племянницы и тихо уточнил:
  - Ты уверена?
  Девочка закивала головой и добавила:
  - Правда, я их не слышала, но они, точно, говорили с тётей Региной. Именно их она и испугалась. И теперь я тоже понимаю... - девочка заговорила тише, - насколько куклы жуткие и страшные.
  Проклятье! Этого Тристан точно не ожидал.
  - Мария, послушай меня внимательно, куклы не могли разговаривать с тётей Региной, потому что они не живые. Они могут произносить только те фразы, которые в них заложены.
  - Но ведь они говорили что-то тёте Регине и она им отвечала! Они хотели сделать с ней что-то ужасное...
  - Нет, Мария, - придал серьёзности голосу мужчина. - Тётя Регина действительно боится кукол, но они с ней не говорят... точнее, ей кажется, что они с ней разговаривают.
  Мария задумчиво наморщила лоб и смотрела на дядю совсем непонимающим взглядом.
  Проклятье! Тристан не знал, как объяснить ситуацию ребенку. Он всегда думал, что отлично ладил с детьми, вот только общался он с ними поверхностно и ни разу не пытался объяснять что-то серьёзное. Что же будет, когда у него появятся собственные дети? И если бы срыв у Регины произошёл на глазах их детей, как бы он потом объяснил, что произошло с мамой?
  Тристан помассировал переносицу пальцами и добавил:
  - Помнишь, у тебя была воображаемая подруга Кира? Её ведь на самом деле не было, хотя ты с ней разговаривала, словно она была.Тёте Регине тоже кажется, что куклы с ней разговаривают, хотя на самом деле это не так. Поэтому тебе их бояться не следует. Они тебе ничего не сделают.
  - Но... - Мария вновь закусила губу, - почему тётя Регина их боится?
  Этого вопроса Тристан опасался, но всё же сумел выкрутиться:
  - Все чего-то боятся. Вот ты боишься пауков.
  - Они мерзкие и страшные, - девочка поморщилась, - эти их лапки... бррр...
  - Вот, а тётя Регина боится кукол, потому что они ей тоже кажутся страшными.
  - То есть для тёти Регины куклы, как для меня пауки?
  - Именно, - с облегчением ответил Тристан. - Поэтому вновь повторю: бояться тебе их не надо.
  - Я поняла, - серьёзно кивнула Мария и добавила: - Но покупать мне больше кукол не надо.
  - Тогда, давай, я куплю тебе книгу? Хочешь про морских животных?
  - Хочу! - радостно воскликнула девочка.
  - Договорились, - улыбнулся мужчина и спросил: - Малышка, ты знаешь, где твоя мама?
  - Она, наверное, в своих покоях.
  - Спасибо, - вновь погладил дядя племянницу по волосам. - Я тебя оставлю, потому что мне надо поговорить с твоей мамой.
  Тристан поднялся на ноги, и Мария неожиданно спросила с неловкостью:
  - Дядя Тристан, а с вами всё хорошо?
  - Всё хорошо, малышка. Почему ты спрашиваешь?
  Девочка смущенно потупила взгляд, но затем посмотрела в лицо дяди пронзительно-синими глазами и неуверенно забормотала:
  - Я просто... ну... как бы так сказать: чувствую, что вы отличаетесь... вчера вы были другим... не таким как сегодня, - совсем стушевалась Мария и вновь потупила взгляд.- Я не знаю, как это объяснить.
  - Не переживай, Мария. Всё хорошо, - ровно ответил лэрн и покинул игральную комнату, думая о том, что для племянницыв ближайшее же время нужно будет сделать амулет-блокатор. Если у Регины всё получится, то он девочке не понадобится, а если нет - то лучше ей его будет носить постоянно.
  Тристан прошёлся по коридору и остановился у дверей покоев супруги брата, постучал, но ему никто не ответил. Постучал ещё раз сильнее, но в ответ вновь была тишина. Сделав несколько шагов, мужчина услышал звук открывшейся двери и обернулся.
  - Тристан, это вы? - Аврора выглядела почему-то испугано. Она, толком не открыв дверь, быстро вошла в коридор и резко с хлопком закрыла дверь за собой. - Что вы хотели?
  - Я хотел поговорить с вами, Аврора, - ответил лэрн. Её поведение его удивило, но он не показал этого.
  - Пройдемте в малую гостиную, - предложила женщина и быстро прошагала мимо Тристана.
  Мужчина кинул удивленный взгляд на дверь её покоев и отправился следом за супругой брата. В малой гостиной на втором этаже Аврора присела на кушетку, разгладила на коленях юбку и подняла взгляд на лэрна.
  - Вы хотели поговорить на счет вчерашнего инцидента, Тристан?
  - Не совсем, - признался мужчина. Присаживаться он не стал и застыл за креслом, побарабанил по его спинке пальцами. - Я хотел извиниться перед вами.
  - Я не знаю, что случилось с Региной, но её действия напугали Марию, - хмуро ответила лэри.
  - Я хотел принести свои извинения не только за это. - Тристан все же обошел кресло и присел в него, сцепил пальцы в замок и прямо посмотрел в лицо супруге брата. - Я многие годы считал вас женщиной, разрушившей жизнь моего брата.
  Лицо Авроры потемнело, и во взгляде появилась злая насмешка.
  - Неужели, уже не считаете?
  - Не совсем, - честно ответил мужчина. - Недавно я понял, что предвзято относился к вам и никогда не задумывался о том, как было вам -молодой девушке - выйти замуж за моего брата по принуждению родителей. Именно за это я хотел извиниться. Вы не виноваты в том, что не смогли полюбить моего брата и стать ему заботливой и нежной супругой. Хотя я думаю, вы никогда и не пытались. Вы, скорей всего, ненавидели его. Возможно, сейчас ваши чувства изменились, но уже слишком поздно.
  - Вы приносите мне извинения, но при этом продолжаете упрекать, - холодно ответила Аврора. - И судя по вашим словам, брата вы ни в чём не вините.
  - Мой отец любит говорить: человек должен сам совершать ошибки и жить с ними. Николас совершил ошибку, и я думаю, он уже расплатился за это. Виню ли я его? Признаться честно - нет. Но я перестал винить вас.
  Аврора откинулась на спинку кушетки и холодно парировала:
  - Мне не нужны ни ваши извинения, ни ваши умозаключения. Я вовсе не понимаю, к чему вы завели этот бессмысленный разговор.
  - Я просто хотел принести свои извинения, - тоже холодно ответил Тристан и поднялся. - Даже если они вам не нужны. Всего хорошего, лэри Аврора.
  Мужчина развернулся и направился к двери, а женщина смотрела ему в спину и чему-то довольно усмехалась.
  
  Тристан вернулся домой, раздал несколько поручений, затем направился в свой кабинет, налил бренди и устало опустился в кресло, уставился в окно, где солнце уже клонилось к горизонту.
  Разговор с Авророй прошел совсем не так, как ему хотелось. Хотя на что он рассчитывал? Точно, не на то, что она примется со слезами на глазах благодарить его за "оказанную честь", но и на такой холодный ответ лэрн не рассчитывал. Он сам не понимал, почему вдруг решил завести с ней подобную тему. Просто обдумывая роль женщин в обществе, Тристан в первую очередь вспомнил супругу брата, взглянул на их ситуацию под другим углом и испытал чувство стыда за то, что многие годы винил Аврору только потому, что её винили и остальные. Он ведь ни разу не подумал: "За что именно я её виню?". Тристану словно дрессированной собаке сказали "Фас!" и он бросился, совсем не задумываясь, что делает. Поэтому ему и захотелось извиниться... просто, извиниться.
  В дверь постучали и, услышав позволение войти, в кабинет зашел Вильям.
  - Я нашел, что вы просили, лэрн Тристан.
  Лэрн требовательно поднял руку и, когда секретарь вложил туда документы, кивнул на соседнее кресло, без слов приказывая присесть. Пролистав документы, Тристан выругался:
  - Проклятье! Что это такое?! "Фонд молодых художников и актеров", " Фонд реставрации памятников и фонтанов в крупных городах", "Фонд реставрации картин"... - Мужчина поднял взгляд и посмотрел на своего секретаря. - На что, вообще, уходят мои деньги?
  - Лэрн Тристан, вы сами сказали, чтоб всеми вопросами благотворительности от вашего имени занималась лэри Изольда Дельт-гор.
  Тристан тяжело вздохнул, помассировал переносицу и мрачно буркнул:
  - Уж матушка постаралась на славу распорядиться моими деньгами. Один фонд для школ-лицеев юных лэри чего стоит! Так, - мужчина с раздражением откинул документы на стол, - отмени все поступления в эти фонды и собери информацию о самых крупных благотворительных фондах, которые занимаются действительно помощью людям, особенно тем, кто из низов.
  Выражение лица у Вильяма изменилось, Тристан это заметил и спросил:
  - Я что-то не то сказал?
  - Боюсь, лэрн Тристан, подобных фондов не существует, - ровно ответил секретарь.
  - Как? - удивился мужчина. - Должны же существовать фонды, скажем, медицинской помощи.
  - Лэрн Тристан, вы знаете о "чёрном грибке"? - все же тем тоном спросил Вильям.
  - Конечно! Кто о нем не знает! Несколько лет назад была эпидемия, но какой-то доктор создал вакцину, и её остановили, - припомнил лэрн.
  - А вы знаете, что в низах люди до сих пор умирают от "чёрного грибка"? - спросил Оркист.
  - Невозможно! Вакцину же создали!
  - Но купить её могли лишь дворяне, - парировал секретарь и криво улыбнулся,- или вы думали, что вакцину раздавали на улицах всем нуждающимся?
  Тристан резко поднял и быстро произнёс:
  - Идём.
  - Куда, лэрн? - поднялся следом Оркист.
  - Я хочу увидеть всё своими глазами.
  "Картина явно не придется по вашей аристократичной душе", - с мрачной усмешкой подумал Вильям и отправился вслед за начальником.
  
   Глава 12
   Узколобость
  Идти пришлось пешком из-за неприязни Вильяма к автомобилям. В прочем, это не остудило желание Тристана увидеть "низ" своими глазами. Мужчина готов был сейчас всю столицу обойти, лишь бы это помогло не думать о супруге. Пока у него не получалось. Мыслями он раз за разом возвращался к Регине и их прощанию. К двери комнаты, которую он желал открыть всем сердцем, но не посмел, давая шанс супруге.
  Тристан был искренний, когда говорил Регине, что помогая Анигеру Тремсу - он впервые почувствовал себя нужным и важным. Обдумав свои чувства, мужчина понял, что хочет попробовать помогать людям. Но как? Конечно же, в первую очередь Тристан подумал о деньгах, которые мог вложить в благотворительность. Поэтому так и разозлился, когда увидел, в какие фонды матушка отправляла его деньги. Серьезно? Фонтаны, актеры, художники, картины, пансионаты для лэри? Это было совсем не то, чего требовала его душа. Отнюдь не то!
  "Низ" располагался за кварталом работяг. Тристан рассматривал мрачные серые улицы с потрескавшимся асфальтом и ухабами на дороге, прогнившие небольшие дома, многие без дверей и окон, редких прохожих, кутавшихся в старые тряпки, и чувствовал, как в его крови закипает гнев и злость.
  - Лэрн, нам следует вернуться, - произнёс Оркист, оглядываясь. За ними уже ненавязчиво следили несколько мужчин. - В такое позднее время здесь находиться опасно.
  Тристан кинул взгляд на небо. Большая его часть потемнела и приобрела тёмно-синий цвет, только на западе последние лучи солнца ещё окрашивали небосвод в красные, малиновые и желтые цвета.
  - Ты прав, - кинул головой лэрн и добавил решительно: - Вернемся завтра.
  Из "низов" их вел Оркист, но когда мужчины оказались в квартал работяг, Тристан вырвал вперёд на несколько шагов и пошел совсем не тем путем. Вильям сначала хотел предупредить начальника, что эта дорога не верна, но у Дельт-гора-младшего был такой уверенный и целенаправленный шаг, что он смолчал. Мужчины прошли через весь квартал работяг, и вышли к его южной части, где дома сменились фабриками и заводами. Недалеко от одного двухэтажного здания с большими застекленными окнами начальник остановился и уперся в него взглядом. Вильям внимательно оглядел здание, не понимая, чем вызван интерес лэрна.
  Через несколько минут входная дверь неожиданно резко распахнулась и оттуда выбежала женщина с восхитительным водопадом огненным волос. У Вильяма даже дыхание на секунду спёрло. На ней был надет чёрный комбинезон, лицо испачкано в чём-то, а на лоб надвинуты большие рабочие очки. В руках она сжимала огромный гаечный клочь. Именно он привел Оркиста в чувство. Быстро встав впереди начальника, Вильям занял оборонительную позу, готовясь к нападению. Но женщина нападать не стала, остановилась в нескольких шагах от мужчин и воскликнула:
  - Что тебе здесь надо, Тристан?! Ты сам от нас ушёл! Так что теперь не надо стоять под нашими окнами и так жалко выглядеть!
  Её слова взбесили Вильяма, но его выражение лица не изменилось. Мало того, что она посмела обратиться к начальнику на "ты" и с пренебрежением, так ещё и назвала Дельт-гора-младшего жалким! Оркист уже готов был поставить нахалку на место, как его опередил весёлый смех начальника. Секретарь оглянулась, и с удивлением посмотрел на лэрна. Тристан смеялся часто и много, но Оркист знал, что его смех обозначает в тех или иных случаях. Сейчас смех начальника был немного истеричный и совсем не весёлый.
  Женщина опустила ключ. Оркист заметил движение краем глаза и перевел на неё взгляд. Она нахмурилась и произнесла спокойным, ровным голосом:
  - Уходи отсюда, Тристан.
  Смех начальника оборвался, он положил руку на плечо секретарю, приказывая тому отойти, и подошел к женщине.
  - Я уйду, - сказал лэрн. - Но перед этим я хочу тебя попросить кое о чём, Августина.
  Лэрн наклонился к женщине и зашептал ей что-то на ухо. Вильям стоял от них в нескольких шагах, поэтому не сумел ничего расслышать. Когда начальник отстранился, женщина взглянула на него ошарашено и пробормотала:
  - Ты... ты узнал? - Женщина нахмурилась и покрепче перехватила ключ. - Если ты...
  - То ты убьешь меня, и никто не сможет тебя остановить, - прервал её Тристан спокойным голосом. - Я знаю. - Он отошел от неё и бросил на ходу: - Надеюсь до встречи, Августина.
  - А я надеюсь на обратное, Тристан! - холодно произнесла ему в спину женщина.
   Вильям направился вслед за начальником. Через несколько шагов не сдержался и оглянулся. Женщина по имени Августина стояла на месте и мрачно смотрела им в след, а ветер трепал её длинные волосы цвета огня.
  
  Вернувшись домой, Тристан переоделся в домашнюю одежду, отмахнулся от слуги, предложившему ему отужинать и закрылся в комнате супруги. Присев в кресло, мужчина кинул тяжелый взгляд на старый шкаф.
  Вернется ли сегодня Регина? Лэрн головой понимал, что нет, но в душе все равно теплилась надежда, что дверцы шкафа сейчас откроется и в комнату войдет его супруга, улыбнется и произнесет: "Тристан, я вернулась. Я вернулась к тебе".
  Мужчина долго сидел и буравил шкаф взглядом, пока его не сморил сон.
  Далеко за полночь одна из дверец шкафа приоткрылась и в комнату из темноты выпрыгнула кошка.
  
  - Лэрн подойдет к вам через несколько минут, - произнёс дворецкий и оставил Максимилиана Эванс-тора в одиночестве.
  Следователь без особого интереса оглядел кабинет Дельт-гора-младшего и пришел к выводу, что у Золотого повесы есть свой собственный вкус.
  Рабочий кабинет к удивлению был в ярких тонах, даже мебель была сделана из светлого дерева. Комната совсем не походила на место, где кто-то мог заниматься важными делами или вести серьезные беседы. Максимилиан обошел письменный стол и кинул взгляд на фото в рамке. Мужчина схватил фотографию и с любопытством её рассмотрел. На ней была изображена Регина, она улыбалась и держала в руках кусок пирога.
  - Лэрн Эванс-тор?
  Максимилиан вздрогнул, резко поставил фото на стол и оглянулся.
  Тристан Дельт-гор-младший застыл возле дверей и с холодом смотрел на следователя.
  - Доброго утра, лэрн Дельт-гор, - произнёс Максимилиан и сделал несколько шагов от стола. - Примите мои извинения за столь ранний визит.
  - Время не столь уж и ранее, - холодно откликнулся Дельт-гор-младший. - На дворе уже полдень.
   - Вы правы, - криво улыбнулся следователь. - У меня к вам будет несколько вопросов. Надеюсь, вы выдели мне немного своего времени?
  - Разуметься, - кивнул лэрн и указал рукой на кресла. - Прошу, присаживайтесь, лэрн Эванс-тор.
  Мужчина присели в кресла и несколько долгих секунд рассматривали друг друга. Максимилиан перебывал в легком изумлении, хоть и не показывал этого. С Дельт-гором-младшим он был представлен ещё в юности и не раз встречался с ним на балах и в мужских клубах. Золотой повеса никогда не нравился Максимилиану, он считал его показушником и лицемером. Но сейчас, глядя на лэрна в соседнем кресле, следователь словил себя на мысли, что совсем не видит в этом серьезным и хмуром мужчине Золотого повесу. Даже атмосфера возле Дельт-гора-младшего была иной.
  - Так о чём вы собираетесь меня спрашивать? - разбил тишину Тристан.
  - Для начала я хотел принести вам свои соболезнования.
  - Благодаря.
  - Какие у вас были отношения с Жанной Аско-льд?
  - Обычные отношения между зятем и тёщей, - пожал плечами лэрн. - Я уважал её как мать моей супруги, она в свою очередь относилась ко мне с добротой и теплотой. Я и Регина составили отличную партию, и наши родители были этим довольны.
  - Ваш брак ведь был договоренностью между вашими семьями?
  - На самом деле нет, - ответил Дельт-гор-младший, и во взгляде следователя появилось удивление с недоверием. - Это было наше с Региной решение, которое подержали наши родители.
  - Вы хотите сказать, что вы сами сделали предложение Регине Аско-льд? - с сомнением спросил Эванс-тор.
  - Что вас удивляет? - с легкой усмешкой спросил мужчина. - Что Золотой повеса не мог влюбиться в девушку и сделать той предложение?
  Это действительно удивило следователя и ещё одна вещь, которую он не сдержался и заметил:
  - Но ведь после свадьбы у вас были любовницы.
  Тристан Дельт-гор недовольно прищурился и с ухмылкой поинтересовался:
  - Вы проделали весь путь в столь ранний час для того, чтоб поинтересоваться моими любовницами, лэрн Эванс-тор?
  Вот теперь в мужчине проскользнули черты Золотого повесы... нет, не его. Кого-то другого, с кем Максимилиан не был знаком.
   - Я пришел лишь за тем, чтоб узнать, что случилось два дня назад, - взял себя в руки следователь. - Вы с супругой находились в доме лэрна Николаса Дельт-гора, на дне рождении его дочери. Но на середине праздника вы уехали к Изольде Дельт-гор, ночь провели в её доме, а на утро уехала, оставив свою супругу. Вечером того же дня она приехала в дом своей семьи и нашла тело своей матери. Где вы находились вчера с часу дня до шести часов вечера, лэрн Дельт-гор?
  - Я находился дома в это время. Мои слова могут подтвердить слуги и мой секретарь Вильям Оркист.
  - И вы не покидали дом в течение дня?
  - Вначале седьмого я со своим секретарем отправился в низы и вернулся домой в начале десятого.
  - Извините, вы отправились в низы? - недоуменно уточнил следователь.
   - Да, - кивнул головой лэрн. - Недавно я решил заняться помощью людям из низов, но оказалось, не существует не одного благотворительного фонда для них. Поэтому я решил отправиться в низы, увидеть всё своими глазами и сделать выводы.
  - Вы... вы серьёзно? - ошарашено уточнил следователь и нахмурился, зло глянул на лэрна. - Или вы надо мной издеваетесь?!
  - Разве можно шутить о подобном? - холодно просил мужчина.
  - От Золотого повесы можно ожидать всего, - парировал с неприязнью Максимилиан.
  - Мне безразлично, что вы обо мне думаете, - ответил Дельт-гор-младший и помассировал переносицу пальцами. - У вас ещё будут ко мне вопросы?
   - Нет. Этот разговор не имеет смысла, - следователь резко поднялся на ноги и направился к выходу.
  Мужчина был взбешен и недоволен, ему казалось, Золотой повеса просто издевается над ним, поэтому ему хотелось как можно скорее покинуть его общество.
   Возле двери Эванс-тор остановился, оглянулся и спросил:
  - У меня к вам будет последний вопрос: "Если вы, как утверждали, любите свою супругу, то почему вы сейчас не рядом с ней?".
  Тристан Дельт-гор поднялся на ноги, посмотрел на следователя и задал встречный вопрос:
   - Вы интересуетесь, как следователь, или как мужчина?
  Максимилиан несколько секунд смотрел в лицо лэрну, затем опустил взгляд, развернулся и вышел из комнаты.
  Он не знал ответ на этот вопрос.
  Когда следователь вышел, Тристан подошел к своему письменному столу, поправил фотографию своей супруги и отодвинул стул, где свернувшись калачиком, лежала кошка. Пробежавшись по её спине пальцами, отчего кошка открыла глаза и вопросительно глянула на мужчину, Тристан произнёс:
  - Передай своей хозяйке: я приду.
  Кошка спрыгнула с кресла, а лэрн достал из верхнего ящика стола письмо, которое она принесла нынче ночью, и вновь вчитался в строчки, написанные знакомым почерком.
   "Тристан, я отпустила свою маму, сымитировав всё под самоубийство. На днях к тебе может прийти следователь Максимилиан Эванс-тор. Я сказала ему, что мы поссорились с тобой в доме тети Изольды, ты оставил меня, а я уехала в отчий дом, где и нашла её тело. Придерживайся этой легенды.
  ПостСкриптом: Буду ждать тебя сегодня вечером в поместье семьи Аско-льд"
  
  Когда дворецкий доложил, что гость покинул дом, Тристан нашел секретаря и с предвкушающей улыбкой спросил:
  - Ты готов, Вильям?
  - Лэрн, вы всё же решили ещё раз посетить низы? - спокойно уточнил Оркист, скрывая за равнодушной маской своё мрачное настроение.
  - Вчера мы толком ничего не увидели - слишком поздно отправились.
  - Как вам будет угодно, господин, - на этот раз мрачные нотки всё же промелькнули в голосе Оркиста, но начальник тактично сделал вид, что не заметил.
  Тристан знал, Вильям вырос в низах и понимал, как неприятно ему возвращаться в место, откуда он с трудом и лишь благодаря удаче выбрался.
  Шли вновь пешком и в молчании. Вильям перебывал в хмурых раздутиях, и чем ближе они подходили к низам, тем сильнее у него портилось настроение, и тем отчетливее это ощущал Тристан. Мужчина даже заволновался за него, остановился и спросил:
  - Вильям, всё в порядке?
  - У меня дурное предчувствие, лэрн, - хмуро ответил секретарь.
  Тристан прислушался к своей интуиции, но она безмолвствовала.
  - Не переживай, Вильям, - начальник улыбнулся. - Телепата трудно застать врасплох. Вдобавок, мы вооружены.
  - Вам всё же стоит быть осторожнее, господин, - не успокаивался секретарь.
  - Как скажешь.
  Низы были всё такие же серые, грязные, разрушенные. Казалась, здесь произошло землетрясение, разрушившее дома и дороги. Людей было больше. Они смотрели на дорого одетых мужчин с разными чувствами, но теплоты не у одного во взгляде не было.
  " - Вильям здесь вырос?" - с ужасом подумал Тристан, кинув незаметный взгляд на секретаря. " - Он рос среди этих увядающих улиц и умирающих людей. Среди атмосферы безысходности, страха и боли". Этот место было сравни трупу умирающего животного, в гнилом мясе которого копошились, пытаясь выжить люди. " - У Регины было тоже не легкое детство, но она не замерзала от холода и не умирала от голода. Проблема заключалась в том, что родные не могли принять её настоящую и старались подогнать под общепринятые стандарты, тем самым поломав ребенку психику. Вильяму же не повезло с рождения, но он выжил и выкарабкался. Мне, росшему в сытости и любви, их никогда не понять", - мысль была горькая, и Тристану даже стало стыдно, но это ещё больше добавило уверенности в решении помочь этим людям. Раз ему повезло родиться в богатой семье, то он просто обязан помочь тем, кто подобной удачей не обладал.
  - Господин, - негромко позвал Вильям, и когда начальник перевел на него взгляд, добавил, - я хочу показать вам одно место.
  - Идём.
  Здание поразительно отличалось от остальных домов. Словно на помойке вырос цветок. Оно было высокое, двухэтажное из красного кирпича с острой пикой-крышей и колокольней. Окна были круглые большие с мозаикой-стеклом и сверкали они разными оттенками красного и бордового.
  - Храм Нильяна? - удивительно спросил лэрн.
  - Жрецы по воскресеньям раздают здесь всем нуждающимся хлеб и крупу, - произнёс секретарь. - Благодаря ним многие люди не умерли от голода. - Вильям резко замолчал, а затем, подавшись непонятному порыву, добавил тиши: - Я был в их числе. Когда моей матери не стало, я был слишком мал, чтоб самому зарабатывать на жизнь. Если бы не их милость, то я бы сдох от голода в какой-нибудь канаве, - он вновь замолчал и больше не проронил и слова, лишь буравил храм отсутствующим взглядом, перерывая мысленно в воспоминаниях.
  Тристан кинул на секретаря заинтересованный взгляд, но спрашивать ничего не стал, чувствуя, что он не ответит. Вильям, не смотря на то, что работал на него уже долгие годы, никогда не рассказывал о своём прошлом. Признаться, Тристан не сильно-то и расспрашивал.
  В тот период своей жизни Золотой повеса интересовался только выпивкой, женщинами и развлечениями. Вырвавшись из чрезмерной опеки матушки и переехав в поместье почившей бабушки, мужчина решил нанять себе секретаря, который занимался бы его финансовыми вопросами. На объявления откликнулись многие и даже лэрны из обедневших дворянских семей. Но лишь Вильям Оркист смог пойти проверку и заинтересовать Тристана Дельт-гора-младшего. Поверку соискателям Золотой повеса провел своеобразную: приглашал в бордели, напаивал и смотрел за тем, как они будут себя вести. Только Оркист пить не стал, отказ свой аргументируя тем, что на работе не пьёт. На женщин он тоже не глядел и стоически вытерпел все насмешливые намеки об иных предпочтениях. В конце вечера Оркист отвёз Золотого повесу с двумя девицами домой, а утром сопроводил барышней к вызванной машине и принёс лэрну крепкий чай со сводкой свежей прессы. Своим поведением и профессионализмом Оркист заслужил уважения Тристана и склонил чащу весов к своей кандидатуре. Конечно же, брать человека с улицы Дельт-гор-младший не стал и разузнал о своём новом секретаре.
  Вильям Оркист родился в низах, мать лишился в детстве, в возрасте четырнадцати лет дядя по отцовской линии - зажиточный торговец - взял его под свою опеку, отдал в школу-пансионат для простолюдинов, затем Оркист работал на него, пока не ушел. На вопрос Тристан: " - Почему ушёл?", Вильям холодно ответил: " - Дядя слишком часто напоминал, что без него я никто, и мне, в конце концов, захотелось доказать ему обратное". Этим вопросом интерес у Тристана и ограничился.
  - Давай зайдем внутрь, я хочу поговорить с главным жрецом этого храма, - произнёс лэрн, желая прервать напряженное молчание между ними.
  Оркист, молча, пошел вперёд к храму. Тристан взглянул на удаляющуюся спину мужчины и с удивлением осознал, что секретаря Оркиста он знал отлично, а вот человека Вильяма не знал вовсе.
  Внутри храма было просторно, но людно. Воздух был спертый, вонял грязным, немытым телом и гнилью. Тристан с силой сжал зубы и трудом задышал через нос. В основном здесь были женщины с маленькими детьми. Она расположились прямо на полу, на матрасах набитых сухими листьями и старыми тряпками. На двух мужчин в дорогих одеждах обратили внимание несколько женщин, находящиеся у самого входа в храм. Одна из них, прижимая к груди младенца, протянула свободную руку к ним, выпрашивая милостыню. Тристан потянулся было к кошельку, но его руку перехватил секретарь, покачал головой и немного грубо сказал:
  - Дайте денег всем здесь, или никому.
  Лэрн оглядел людей, многие из которых смотрели на него с мольбой и просьбой, прикинул, сколько у него с собой денег и кивнул головой, признавая правоту слов секретаря.
  Женщина опустила руку, с ненавистью взглянула на Оркиста и плюнула в его сторону, отвернулась, крепче прижала ребенка к груди. Многие люди тоже отвернулись от них, но остались и те, кто все ещё с надеждой протягивали руки, когда мужчины проходили мимо. В конце зала, у каменного изваяния Нияльна в образе босого старика с посохом-тростью и мудрым, но слегка уставшим лицом, их ожидал жрец: мужчина лет сорока в выцветшей красной хламиде, босой и с лысой головой, как его бог-покровитель.
  - Что привело вас в наш храм, лэрны? - обратился жриц к незнакомцам без дружелюбия в голосе, но и без угрозы.
  - Мой господин, - сразу же обозначил социальное различие между ними Оркист, - желает поговорить с главным жрецом этого храма.
  Жрец перевел взгляд с одного мужчины на другого, несколько секунд посмотрел в глаза Тристану и ответил:
  - Следуйте за мной.
   Они поднялись по лестнице на второй этаж, прошлись до конца коридора и остановились возле дверей обитой по углам стальным листом. Не стучась, жрец приоткрыл дверь и произнёс:
  - Старший брат Кат"яил, можно?
  - Заходи, брат, - отозвался из комнаты сильный, поставленный голос с заметным акцентом.
   Войдя в комнату, Тристан увидел высокого мужчину за шестьдесят с широкими плечами и большими руками. Мужчина, как все жрецы, был лыс и бос, но мог похвастаться длинной рыжей бородой и мохнатыми бровями над глазами цвета тусклого янтаря.
  " - Савергарец?", - Тристан не стал скрывать свои эмоции, и рассматривала жрица с нескрываемым интересом, тот в долгу не остался и смотрел на незнакомцев с не меньшим любопытством.
  - Эти господа хотели поговорить с тобой, старший брат.
  Савергарец кивнул головой и произнёс:
  - Приходите и присаживайтесь, господа.
  Комната была небольшая, вытянутая, а из-за высокого и широкоплечего савергарца казалась ещё меньше. У левой стены стоял длинный книжный шкаф, справой - одноместная кровать, застеленная серым колючим пледом. Над кроватью висела трехъярусная полка, заставленная деревянными статуэтками животных и людей. Самой большой, примерно высотой в две ладони, был медведь, он стоял на задних лапах и раскрыл свою пасть в предупреждающем рыке. У окна разместился широкий письменный стол и несколько стульев. Все стёкла в храме были из красно-бордовой мозаики, из-за чего свет из окна окрашивал комнату кровавыми цветами и придавал морде медведя ещё больше угрожающий вид.
  Мужчины заняли стулья у стола, Тристан доброжелательно улыбнулся и произнёс:
  - Доброго дня. Моё имя Тристан Дельт-гор, мужчина со мной - мой секретарь Вильям Оркист.
  - Кат"яил, - кивнул жрец, откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. - Каким ветром достопочтенных господ занесло в эту помойку? - из-за тембра голоса вопрос приобретал угрожающие нотки, но Тристан не чувствовал в жреце угрозы.
  - Я могу задать вам тот же вопрос, - парировал лэрн, одарив савергарца ещё одной улыбкой, говорящей, что не капле его не опасается.
  - Так приход достопочтенных господ в эту клоаку вызван моей персоной? Польщён, польщён, - жрец широко улыбнулся, продемонстрировав крепкие зубы.
   - Мне бы не хотелось вас опечалить, но о вашей персоне я узнал лишь пару минут назад, - Тристан развел руками и добавил серьезнее: - Я пришёл сюда, потому что хочу помочь местным людям.
  Кат"яил поставил локти на стол и сложил пальцы в замок, внимательно посмотрел в глаза лэрна и спросил:
  - И как вы хотите им помочь?
  - Я собираюсь открыть благотворительный фонд, но на это уйдет время, так же я хочу закупить вакцину против "чёрного грибка" и бесплатно раздавать её больным, но на это тоже уйдет время. Мой секретаря, - мужчина кинул на него взгляд, спрашивания разрешения продолжить, но тот походил сейчас на каменную статую и, казалось, не на что не реагирует, поэтому Тристан вздохнул и добавил: - вырос в низах. Он рассказал, что только благодаря поддержке этого храма смог не умереть от голода. Поэтому я хочу спонсировать деньги или еду в ваш храм.
  Жрец задумчиво нахмурился, пытаясь осмыслить слова лэрна, и неожиданно спросил:
  - Вы богатый человек?
  - Я довольно состоятельный и у меня есть много друзей.
  - Благотворительный фонт, вакцина, деньги и еда это конечно хорошо. Но вы готовы всю оставшуюся жизнь кормить эти рты?
  Тристан нахмурился, но дело было не в вопросе, а в отношении жреца к его предложению.
  - Вам не нравиться то, что я хочу помочь людям? - резко спросил мужчина, не пытаясь скрыть своё раздражение.
  - Мне не нравиться ваша узколобость, - дал ответ Кат"яил, тем самым удивив Тристана. Жрец подумал, что слова заденут лэрна, но тот серьезно смотрел на него, явно ожидая продолжения. - Повторюсь, еда и вакцина - это действительно важные и необходимые вещи. Они помогут выжить, так как первого катастрофически не хватает, а второго тут нет и вовсе. Но не только это нужно людям. Загляните глубже в суть проблемы. Как вы думаете, что нужно обычному человеку для жизни, кроме еды?
  Тристан вспомнил старые, прогнившие дома без окон и дверей и ответил:
  - Место, где можно жить.
  - Верно, - кивнул жрец.
  - И работа, которая могла бы обеспечивать их деньгами, следовательно, и едой, - неожиданно добавил Вильям и перевел взгляд на начальника. - Проблема в том, что людей из низов никуда не берут на работу, потому что остальные люди считаю, что все здесь поголовно или больные, или бандиты. Но это не так. В низах есть самые разные люди, некоторые действительно ублюдки, с которыми лучше не связываться, но есть и хорошие, которым просто не повезло.
  - Значит, помимо еды и вакцины, людям нужны дома и работа, - задумчиво подвел итог Тристан, помассировав переносицу пальцами. - Я пока ничего не обещаю, но я постараюсь что-то предпринять. У меня старший брат заседает в совете, попробую поговорить с ним.
  - Господин, - лэрн вопросительно посмотрел на секретаря, у которого почему-то было бледное лицо, и он нервно сжимал пальцами брюки, хотя подобного за ним никогда не водилось, - вы действительно решили посвятить себя помощи людям?
  - Ты не верил моим словам? - с обиженными нотками в голосе спросил начальник, усмехнувшись.
  - Верил, - тихо ответил секретарь.
  Теперь Вильям Оркист действительно поверил.
  
  Они проболтали с Кат"яилом около часа, затем простили и покинули храм. Тристан был рад и доволен, что решил встретиться с главным жрецом храма. Тот хоть был немного груб и иногда не жадничал на выражения, но благодаря нему Тристан задумался в суть проблемы намного глубже и подругу переосмыслил свои идей.
  Тристан кинул взгляд на секретаря. На лицо Вильям вернулись краски, но он был какой-то рассеянный и лэрн заметил, что секретарь избегает его взгляда.
  Неожиданно кольцо на безымянно пальце потеплело. Мужчина остановился от неожиданности и удивления, посмотрел по сторонам, ища опасность, и только сейчас обратил внимание на то, что улица была безлюдна.
  - Господин, - тихо произнёс Вильям, нажал на несколько камушек на браслете, призывая своих людей, и достал из кобуры мушкеты, - нас окружают.
  Тристан уже сам понял, что они попали в ловушку. Но почему его интуиция молчала?! Неужели, за проведенные годы в сознании супругу он разучился к ней прислушиваться? Стал слишком беспечен?
  Со всех сторон на них выходили мужчины разного возрасты, грязные, в старых одеждах и с различным холодным оружием в руках. У одного Вильям даже увидел вилы. Всего их было человек двадцать и некоторые были еще совсем молодыми.
  - Господа, может, договоримся? - спросил Тристан, улыбаясь улыбкой человека, который чувствует себя слишком уверено в подобной ситуации. Он достал кошелек и подкинул его на ладони. - Думаю, здесь будет достаточно для того, что мы могли спокойно продолжить своё путешествие.
  Вперед, на несколько шагов, вышел немолодой уже мужчина со шрамами на лице и усмехнулся.
  - Договоримся? - издевательски спросил он. - Договариваться я буду с твоим отцом, Дельт-гор-младший. И надеюсь, он предложит достойную цену за своего сыночка. Поэтому предлагаю тебе и твоему слуге отдать свое оружие. Мне не хотелось бы, чтоб товар утратил товарный вид.
  Проклятье! Такого поворота Тристан не ожидал. Он был уверен, что отец пойдет на сделку, но это бы пошатнуло гордость мужчины.
  Вильям нервно покосился на браслет, словно он мог показать, сколько ещё нужно времени до прихода подмоги, покосился на "главаря" и хотел уже спросить, понимает ли он о последствие своих действий... Неожиданно, словно из воздуха, на плечо начальника прыгнула черная гладкошерстная кошка и издала странный высокий звук, совсем не похожий на кошачье мяуканье. И в тут же секунды сотки схожих звуков раздались со всех сторон. Люди заозирались и увидели, что с крыш домов на них смотрят кошки: разных пород и размеров, но у всех как один были серебряные глаза. Их было больше сотни!
  И в следующую секунду кошки пригнули на бандитов.
  Тристан пораженно смотрел за тем, создания Регины атакуют бандитов и явно выигрывают. Неожиданно кошка, сидевшая у него на плече, потерлась об его щеку, успокаивая. Тристан снял её с плеча и прижал к груди, погладил по спине, почувствовал, как она замурчала. А бандиты, крича от боли и ужаса, разбегались по сторонам.
  Это не заняло больше пяти минут, поэтому, когда подкрепление все же прибыло на зов, они увидали только ошарашено Оркиста застывшего с мушкетом в руках и господина, с довольной улыбкой ласкающий чёрную гладкошерстную кошку.
Оценка: 8.57*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"