Аэна Лу: другие произведения.

Возвращение Нириэль. 1-4 главы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ее жизнь больше напоминала бесконечный цикл кошмаров, пока они с напарником не попали в мир демонов. А потом вернулись, и внезапно оказалось, что прошло уже тысячу лет. Какие-то вещи с течением времени не меняются и приходится снова брать все на свои хрупкие плечи. Еще и жених этот навязался. Ну да ничего, он мужчина самостоятельный, со своими проблемами сам разберется.

  Пролог
  
  Затхлый воздух забивается в лёгкие, а нос уже давно перестал улавливать тяжёлый запах пыли и смерти. Она блуждала здесь уже третий месяц и непременно подохла бы от голода и жажды, если б не была вернувшейся из ужасного мира.
  
  - Нириэль-Нириэль была грозой ночных кошмаров. Нириэль-Нириэль, тебе украсть их души надо, - до боли нежный голос отражается от стен, она издаёт полубезумный смешок и с закрытыми глазами идёт дальше, переступая по полу ритмичными шагами танцовщицы. Будто не блуждает в каменном лабиринте, а наслаждается лёгкой прогулкой. Ей не решаются перейти дорогу ни крысы, ни иная живность, водящаяся в этих бесконечных стенах. Как жаль, Этьена наверняка выбросило в место поудачней и теперь она скучает тут одна. - Её звали Тианой, она пела для уставших путников и несла возмездие тем, кто угрожал этому миру. Она была послушницей древнего Ордена.
  
  Тиана-Нириэль обходит очередной зал, рассказывает свои истории сидящим у стен трупам, которых не коснулось время. Бледные лица давно мёртвых людей были исчерчены чёрными полосами скверны - так было с каждым, кто шёл против воли богов. Но её это не касалось, они были безнадёжно мертвы ещё когда она сама была младенцем, и ещё сотни и сотни лет до. Эта тайна обречена на погребение.
  
  Был ли отсюда выход? Наверняка был. Тиане очень хотелось верить в это, иначе она будет заперта здесь и в конце концов вынуждена свести счёты с жизнью. Не хватало ей окончательно сойти с ума и сломать древние печати лишь ради того, чтобы выйти на поверхность. Её жизнь не стоила того. Но что тогда делать? Продолжать вечный поиск, пока звуки собственного голоса не начнут звучать все громче и громче, сводя её с ума? Нелёгкий вопрос, который она задаёт себе, быть может, каждый день, ведь здесь давно нет понятия времени.
  
  - Была грозой ночных кошмаров...
  
  Лабиринт насмехался над ней - Тиана могла бы поклясться, что знает каждый уголок, коридор и каждый зал, наполненный мертвецами. Когда наступает полное моральное истощение, остаётся лишь беспокойно уснуть на полу в коридоре, прислонившись спиной к стене. Здесь намного спокойнее, чем в компании мужчин, детей и женщин, окутанных вечным сном.
  
  Успокаивающе-тихий треск огненного пульсара прерывается неожиданно - из сна вырывает далёкий, тяжёлый звук множества шагов. Десять человек? Нет, двенадцать и один подросток - шаг лёгкий, чуть быстрее, чем у остальных.
  
  - Как они могли попасть сюда? Нужно убить их? Нет-нет, нельзя, вдруг потом я не выйду? Но что они могут здесь искать? Разве что...
  
  Тиана невнятно бормочет себе под нос - привычка, порожденная многодневными одинокими скитаниями. Но действительно, что им может быть нужно, кроме... кроме мертвецов? Невольно покрывшись мурашками, она поднимается, обновляет пульсар, освещающий путь, и идёт им навстречу. Когда остаётся буквально один поворот, она начинает шагать намеренно громче, давая знать о своём присутствии, заворачивает за угол, едва не напарываясь на меч. По шее тонкой струйкой стекает кровь.
  
  - Я человек, - под взглядами опытных наёмников и убийц становится очень неуютно. Однако, похоже, дюжина измотанных, раненных солдат не воспринимают её всерьёз, что неудивительно. Не одну Тиану лабиринт дурил да насмешничал, только вряд ли им показали просторные залы. Вряд ли они вообще видели хоть что-то, кроме бесконечных пустынных коридоров.
  
  - Если поможете мне выбраться, я покажу комнату с сокровищами.
  
  Остального им видеть не следует.
  
  Глава 1
  Пристальный взгляд бывшего напарника вызывает только головную боль. Демонстративно тяжко вздохнув, я отвернулась и закатала рукава, пройдя чуть дальше по реке, собирая рыболовные сети.
  
  - Катись, - повторяю ровным голосом, выволакивая сеть на берег. - Мне это не интересно.
  
  - Да ты просто расслабилась, размякла. Смотреть больно, Нири. Сидишь в какой-то деревушке на отшибе, дурью маешься, - его ласковое мурлыканье с образом тёмного эльфа не вяжется вообще никак. Перестал бы он изображать из себя повесу и редкого хама, выглядел бы гораздо внушительнее, как и подобает воину с его происхождением и воспитанием. Впрочем, игривый нрав его совсем не портит: Этьен мог себе позволить такое поведение, ведь помимо статуса у него была сила, не позволяющая другим смотреть свысока.
  
  - У тебя на шее метки любви. Что сказала бы твоя матушка?
  
  Я с ухмылкой смотрю, как он ощупывает шею, проверяя на наличие следов, и быстро понимает, что его обманули. И кто здесь ещё дурью мается - студентка Академии магии на летних каникулах или опытный наёмник, прожигающий деньги в кабаках да элитных борделях? Впрочем, веселье из мыслей быстро уходит - мы ведь уже обсуждали эту тему. Тему "ты же не серьёзно, тебе надоест".
  
  Не надоест. Я столько выживала на пределе своих возможностей, что теперь хочется просто спокойствия. Размеренности. Тишины. Слушать занудных преподавателей и вливаться в компанию раздолбаев-студентов.
  
  И ведь Этьен все это знает, этот разговор был не раз и не два, однажды мы даже подрались на волне адреналина и споров на повышенных тонах. Потом друг другу травмы обрабатывали гномьей водкой, немного выпили и долго-слезно извинялись друг перед другом. Этап пройден, но тогда зачем спустя год он здесь? Ведь не пришёл бы просто так.
  
  - Ладно, пойдём поговорим, - вытаскивая редких рыбешок, запутавшихся в сетях, я коротко машу рукой, приглашая следовать за собой.
  
  Соседки у колодца шушкаются, сплетничают, тихо смеются, но мне до этого нет дела - дальше слов все равно не зайдёт. В конце концов, все ещё помнят, как охранный периметр сдерживал волну нечисти до прибытия чистильщиков. Иметь в деревне мага слишком выгодно, а уж кого там она к себе в дом водит - её дело. Зато будет, о чем посплетничать.
  
  Дом в мои руки достался маленький, полуразвалившийся, все, что можно было, уже давно украли. Почти все прошлое лето я потратила на то, чтобы привести его в порядок и обустроить все внутри: кухню и две спальни. Никаких изысков, чистый отдых от городской суеты и комфортных условий. Это производит на моего гостя неизгладимое впечатление.
  
  - Послушай, дорогая, если дело в деньгах...
  
  - Не нуждаюсь в твоих комментариях.
  
  Начисто игнорируя взгляд, полный жалости пополам с сочувствием, я снимаю защитные заклинания и первой захожу в дом. Прежде, чем Этьен успевает ступить на порог кухни, я наступаю ему на мысок сапога, встречая взгляд тёмного невозмутимо и уверенно. Тот вниз смотрит, видит, что я уже разулась, и с тяжёлым вздохом снимает обувь.
  
  - Нири, я серьёзно. Деньги...
  
  - Не проблема. Я знаю, что деньги не проблема. Но тебе не кажется, что ты уже достаточно сделал? Ты дал мне столько денег, что хватило сразу оплатить пять лет обучения, купить и обустроить дом, и ещё достаточно осталось.
  
  Меня совершенно не грызла совесть за то, что я живу на чужие деньги, и я попросила бы ещё, если бы в этом была какая-то необходимость. Нет нужды быть слишком жадной или слишком скромной - в конце концов, мы столько друг для друга сделали, что мой дом давно стал его домом, а его дом стал моим. Если бы кто-то увидел со стороны, то спросил бы: вы вообще кто, муж и жена, что у вас такие отношения? На что я, не колеблясь, сказала бы, что намного ближе.
  
  Когда-то я должна была стать женой его брата, но вместо свадьбы состоялись похороны. - Так чего ты хотел? Ты ведь не пришёл бы просто так, - оставляя на столе рыбу и нож с разделочной доской, я ухожу переодеться. Когда возвращаюсь, Этьен уже успевает очистить рыбу от чешуи и разделать, погрузить в холодную воду в горшке. - Всё также прекрасен в готовке.
  
  В моих словах нет ни доли насмешки. Хотя я тоже хорошо готовлю, в путешествии, как правило, эта честь оставалась ему. Увы, но я из тех, кто будет по три часа стоять над кастрюлей, заботясь о мельчайших деталях, а в диких условиях так тратить время совершенно неприемлемо. Особенно, когда ты охотишься на демонов.
  
  - Извини, но нам придётся вернуться в Святилище.
  
  Молчу. Долго, отводя взгляд и нервно постукивая кончиками пальцев по столу. Что тут скажешь? Что не хочется туда возвращаться? Так Этьен знает, сам меня, полуживую, у тех наёмников забрал.
  
  - Если это нужно твоему клану...
  
  - Всё намного серьёзнее и сложнее. Я хочу защитить свой народ, но есть те, чьи намерения не так чисты. Я не могу никому доверять.
  
  Глава 2
  
  "Я не могу никому доверять".
  
  А ведь Этьен прав - кому мы могли по-настоящему довериться? Он не слишком распространяется о происходящем в своём клане и в кругах знати, но что я могла сказать точно, так это то, что там чертовски опасно. Все, кого мы знали и кто нас поддерживал, давно умерли, а их потомки были чертовски высокомерными.
  
  На самом деле, когда я впервые оказалась в столице Тёмной Империи, у меня были иллюзии насчёт отношения к нам двоим. В глубине души, но все же были. Однако вместо уважения мы столкнулись с холодной, вежливой насмешкой. Этьену до совершеннолетия осталось ещё 50 лет и в рамках жёсткой клановой иерархии он вынужден подчиняться старшим. Хотя он молчал, я уверена, что он успел столкнуться с колоссальным давлением.
  
  Если не уважали даже его, то что говорить обо мне? Время стерло следы моего присутствия и я вернулась к тому, с чего начинала - с жизни неприкаянной сироты без академического образования и достойного происхождения. Если бы не поддержка Этьена, пришлось бы нелегко, но благодаря его деньгам я могла не беспокоиться о своей жизни и просто отпустить ситуацию, расслабиться. Если честно, я впервые подумала о том, что ему действительно может быть нужна моя помощь.
  
  Но он не попросит. Да и не имела я права сейчас соваться во внутренние дела тёмных, для этого пришлось бы раскрыть свою принадлежность к одному из кланов.
  
  - В наше время не было необходимости лезть в усыпальницу Древних, - голос непроизвольно падает до шепота, мне невыносимо, я смотрю на Этьена с неподдельным беспокойством. Это могло показаться глупым, но только сейчас я заметила, как он повзрослел с момента нашей первой встречи, когда мы были готовы убить друг друга за внимание его старшего брата. - Ты стал так похож на него.
  
  Потянувшись ближе, я осторожно цепляю пальцами прядь мягких снежно-белых волос, стянутых в небрежный хвост на затылке. Алые глаза, вечно лукаво и насмешливо сощуренные, обрели почти зрелую строгость. Интриги и внутриклановая борьба действительно заставили его повзрослеть. Он пристально следит за каждым моим движением, расслабленно откинувшись спиной на стену, и непринужденно улыбается, стоит мне коснуться щеки. Кожа у него бледная, нежная, на мгновение мне даже почти завидно.
  
  - Ты лжёшь.
  
  - Я лгу, - я не могу не улыбнуться. Конечно же, лгу, единственным сходством между ними был этот прямой взгляд, в котором теперь трудно разглядеть привязанность и тепло. Но за них обоих всегда говорили их действия. - Вы совсем не похожи.
  
  Когда Этьен поднимается, явственно видна разница в нашем росте - я едва достаю макушкой до его подбородка. Прижавшись мягким поцелуем к моему лбу, он отстраняется. Отходит, разжигает огонь в печи и ставит вариться рыбу.
  
  - Мало кто верит, что демоны - реальная угроза. Поэтому ради своих амбиций они готовы запустить свои руки туда, куда даже мы лезть боялись.
  
  - Ясно, - заколебавшись, я все же задаю мучающий меня вопрос: - Послушай, я не спрашивала раньше. Они хорошо с тобой обращаются?
  
  - Обед будет готов через полчаса, - обернувшись, Этьен мягко улыбается. - Пока иди, собирайся.
  
  * * *
  
  Эно - огромное королевство с древнейшей историей, занимающее две трети материка. Когда мы с Этьеном встретились впервые, это было ещё молодое государство с неустойчивыми границами и множеством автономных владений. Усилиями не одного поколения правителей полноценная власть была, наконец, передана в руки короля. Соприкосновение с нижним миром катастрофически сказалось на разрозненных землях. Феодалы стали заключать союзы и искать сильных покровителей. Можно представить, насколько велики были потери, если столько людей собралось под властной рукой одного человека.
  
  Сейчас Эно - наиболее развитое человеческое государство, не считая восточных кланов, живущих обособленно на мерцающих островах. Мерцание - редкая аномалия, заставляющая некоторые территории исчезать и появляться вновь в совершенно непредсказуемых местах. Восточники умеют это контролировать. Не исключено, что сами же и имитирует мерцание, дабы отсечь чужаков.
  
  Вот и получается, что если желаешь попасть в самое современное государство, то тебе прямая дорога в центральные регионы Эно. Техномагия, механика, стабилизированные порталы, о которых всего пару веков назад нельзя было и мечтать - все это приводит в дикий восторг. И хотя у меня было желание поступить в столичную Академию, здравый смысл взял верх. Там невероятно сложно учиться, студенты, как правило, либо аристократы, либо ученики магов, и никто из них не новичок. А я со своей дикой магией, которая может рвануть в любой момент(по мнению преподавателей), в строгие академические порядки никак не вписываюсь. Это не моя вина: то, что сейчас в человеческой магии само собой разумеется, воспринималось раньше как нечто варварское и опасное. На сегодняшний день множество поколений магов наработали огромную базу знаний, и варварством воспринимается уже то, что магией называю я.
  
  Поэтому, пытаясь компенсировать свою неопытность, я на каждом привале усердно выплетаю нити заклинаний, набивая руку. Пока получается только что-то простейшее. Схемы чар слишком сложны и неоднозначны, необходим опыт.
  
  - Завтра мы будем в городе. У нас будет время пополнить припасы, - Этьен подкладывает дров в костёр, смотрит на меня поверх языков пламени.
  
  - Только сделай одолжение, зови меня Тианой.
  
  - В чем проблема?
  
  - В группе несколько твоих сородичей, а моё имя, в конце концов, все ещё занесено в семейный реестр. Я не хочу рисковать.
  
  - Да. Ты права.
  
  У нас явно разные причины скрывать это. Я просто не хочу раскрывать свой статус и стать частью чьих-то интриг, но что касается Этьена... кажется, он чего-то опасается.
  
  - Ты не должна беспокоиться...
  
  - Ты не должен беспокоиться... - мы начинаем говорить одновременно и я замолкаю, машу рукой, говоря ему продолжать.
  
  - Ты не должна беспокоиться, я могу защитить себя.
  Не хмуриться не получается. Подсев ближе к костру, я подтягиваю колени к груди и устраиваю на них подбородок.
  
  - Я тоже могу себя защитить, но ты все равно будешь обо мне волноваться, верно?
  
  * * *
  
  Видифф - город, расположенный близко к границе с пустыней. Здесь мы должны встретиться со своими сопартийцами. Первый из них, Ллойд, находит нас вечером того же дня, как мы прибыли. Он неразговорчивый, холодный и отстраненный. Удивительно низкий для тёмного, всего 165 см ростом, едва выше меня. В отличие от Этьена, он совсем не выглядит внушительно, но если присмотреться, то за мешковатой, невзрачной одеждой можно угадать тренированное жилистое тело.
  
  Не хотела бы я столкнуться с ним в темном переулке.
  
  - Тебя действительно зовут Ллойдом? - обращаясь к нему с лёгкой улыбкой, я совсем не ожидаю того, что меня столь открыто проигнорируют.
  
  - Тебе стоит присматривать за своей... спутницей. Пусть не донимает никого, - не удостоив меня и взглядом, он обращается напрямую к Этьену, будто я не человек, а ручное животное.
  
  Сгорая от внутреннего стыда и негодования, я медленно кладу вилку, лишь бы не приставить её к горлу мелкого нахала. Никому не нужна безобразная драка в таверне, да и я лишь доставлю проблем другу, если буду действовать опрометчиво. Он взял меня с собой для страховки в самый ответственный момент, но если я отвечу и затею разборки сейчас, то будет утрачен элемент неожиданности.
  
  Никому нельзя доверять, да?
  
  - Я лишь имела ввиду, что это нетипичное имя для эльфа, - холодно хмыкнув, я шумно пожнимаюсь из-за стола. - Приятного аппетита.
  
  Какое высокомерие. Однажды он об этом пожалеет.
  
  Глава 3
  
  Это даже нельзя было назвать ссорой - так, односторонний конфликт. В конце концов, Ллойду до меня дела нет, это меня подобное отношение задевает. С чего бы, мы ведь никто друг другу, да? Просто к хорошему отношению быстро привыкаешь, а тут столь открытое, хамское пренебрежение.
  
  - Ллойд - не имя, это прозвище, - Этьен входит в мою комнату без стука, молчаливо наблюдает за тем, как я злостно деру свои волосы в попытках расчесать(или просто вымещая бешенство). - Если тебя это так задевает, просто скажи, кто ты.
  
  Абы кого с улицы тёмные в клан не принимают, не говоря уже о том, что не каждый переживёт процедуру Посвящения. Принадлежность к клану - нечто большее, чем просто фамилия, статус или защита. Если ты все же получил свое новое имя, никто не имеет права оспорить это и смотреть на тебя свысока. Богиня Тьмы забирает недостойных, они этот ритуал просто не переживают.
  
  - И что будет дальше, Этьен?
  
  - Ты не сможешь избегать этого вечно, признай.
  
  - Послушай, у тебя какие-то проблемы? Почему ты постоянно пытаешься вернуть то, что было, если я этого не хочу?! - к концу фразы я непроизвольно повышаю голос, с табурета вскакиваю, подходя вплотную.
  
  - Я вижу, как ты не хочешь. Не хочешь, чтобы тебя уважали, не хочешь снова ощутить безусловную поддержку клана, - он обрубает неожиданно жёстко, встречается со мной взглядом и воздух между нами разве что не искрит. - Может быть, признаешь, что то, что ты делала, ты делала для себя, а не ради моего брата?
  
  Эти слова звучат хуже пощёчины, оглушительной, жёсткой и больной, такой, что лицо горит от унижения. Но я не могу вымолвить в ответ ни слова, потому что все становится на свои места. Он ведь прав.
  
  Всё, что я делала, все, чего я добивались, я делала ради себя. Миали любил бы меня и без этого, заткнул бы глотку каждому, кто был против. Это нужно было мне - ощущение собственной силы, чувство, что я стою с ним на равных, что я больше не сирота без гроша за душой. Это нужно было мне - семья, статус и уважение.
  
  - Ты так долго к этому шла и так легко отказалась, едва представилась возможность. Снова ведёшь себя, как бродяжка, вместо того, чтобы признать, что у тебя есть семья. Что ты заслужила свое имя, - Этьен готов продолжать, но замирает. Его пыл резко сходит на нет, а я лишь сейчас замечаю, что у меня глаза на мокром месте. - Ну прекрасная моя, ну ты что.
  
  Он бормочет что-то увещевающе-ласковое, до щемящего нежное, и отнимает гребень, отводит меня обратно. Преодолевая лёгкое сопротивление, Этьен усаживает меня за зеркало и принимается предельно осторожно расчесывать спутанные волосы. Любые извинения сейчас прозвучат глупо и неловко, мы оба это понимаем, поэтому молчим. Я тихо шмыгаю носом, он мои непокорные огненно-рыжие кудри собирает в тугую косу.
  
  Поймав взгляд Этьена в зеркале, я улыбаюсь и он улыбается в ответ. Молчание больше не кажется тягостным и мы спускаемся из моей комнаты в общий зал. Здесь шумно, высокомерный эльф все также сидит в углу, изучая зал холодным взглядом, но мне больше нет до этого дела. Кто я такая, чтобы его воспитывать? В семь лет дети уже имеют характер и черта с два ты их переубедишь. А тут не ребёнок, а высокомерный эльф, которому явно не меньше сотни лет.
  
  Этьен перекидывается с ним парой слов и мы уходим. В конце концов, мне все ещё нужно какое-никакое оружие. Раньше в этом не было необходимости, в мирной жизни меч под рукой - скорее фактор риска, чем преимущество. Но там, куда мы направляемся, это уже просто залог выживания.
  
  - Как вы найдёте Святилище? Оно же мерцает. Да и выход потом найти будет проблемно, - невольно морщусь. Прошлого пребывания под землёй мне хватило лет на десять вперёд. - Что им там нужно?
  
  Он тоже видел те залы со множеством мертвецов, должен понимать, что это уже не шутки. И если в таком месте что-то нужно Совету или Императору... это действительно проблема. Надеюсь, что я просто себя накручиваю.
  
  Этьен молчит, но я и не жду ответа, вместо этого разглядываю кинжалы, беру более-менее приличные в руки и оцениваю. Ничего хорошего тут не найдёшь, но это лучше, чем ничего.
  
  - Почему не меч?
  
  - Хочу выглядеть безобидно.
  
  - Но ты же итак... - он смотрит на меня до того наивно и искренне, что хочется просто ударить. Проглатывая возмущение, я гневно бью его локтем под ребра, и вместо того, чтобы заблокировать удар, Этьен принимает его, демонстративно хватаясь за ребра. - Ох, как больно, как больно!..
  
  - У вас все в порядке?
  
  - Более чем! - раздражённо рычу под тихий хохот друга и оборачиваюсь, встречаясь взглядом с очередным тёмным. Неудивительно, в группе предполагаются шесть (не)человек, включая меня.
  
  - Этьентель, тебе не стыдно издеваться над леди?
  
  Смотрю молча, в шоке. Он пытается заступиться или это тонкая форма издевательства? Уже ни в чем не уверенная, я решаю сделать вид, словно меня это не касается, и отворачиваюсь. Наверное, стоит выбрать другой кинжал.
  
  - Раз Вы так беспокоитесь о моей спутнице, можете оплатить её покупки, - Этьен говорит безукоризненно вежливо, только улыбка у него какая-то насмешливая, лукавая. Если я верно понимаю личность этого тёмного, то кое-кому сейчас лучше закрыть рот. Но друг не обращает внимания на мой предостерегающий взгляд и к кинжалу добавляет на стойку ещё пару метательных ножей, почти демонстративно выискивает, что ещё мне может пригодиться. - Не стесняйся, моя прекрасная, сегодня Его Высочество платит.
  
  Ты совсем дурной? Ну вот совсем?! Едва не задыхаясь от всей этой чертовски неловкой ситуации, я стараюсь выглядеть невозмутимо и не смотреть в сторону принца, который возглавляет нашу славную команду. Раз Этьен считает, что может себе позволить развлечься за его счёт, пожалуйста. Кто я такая, чтобы ему отказывать?
  
  Всегда вместе получали за шалости и неподобающее поведение, не вижу ни единой причины менять эту тенденцию. Так что витрины мы осматриваем уже на пару под довольный взгляд подмастерья кузнеца. Вопрос, куда я все это дену, меня не слишком волнует, пусть с этим разбирается тот, кто всю эту кашу заварил.
  
  Когда без лишних слов Его Высочество оплачивает покупки, я, наконец, решаюсь посмотреть не украдкой, а прямо, разглядывая и оценивая. Принц насмешливо улыбается и разглядывает в ответ.
  
  - Тиана.
  
  - Лаэль Аналорк.
  
  Аналорк? Пряча вспыхнувшее в глубине души удивление, беспристрастно оцениваю чужую внешность. Очень неоднозначно: слишком жестокий взгляд, впечатление от которого лишь усугубляют резкие черты лица. Харизматичный и опасный настолько, что это даже не отталкивает. Самый ужасный тип красоты. От таких следует держаться подальше. По мне так лучше развязность Этьена или мягкость его брата Миали, а вот такие мужчины не вызывают ничего, кроме желания соблюдать дистанцию. У Лаэля янтарные глаза и пепельно-светлые волосы, собранные в косу. Не так, как у меня: её сложное плетение указывает на высокий статус и особое расположение Императора.
  
  Этьен и правда решил подергать хищника за усы.
  
  - Что ж, раз уж Его Высочество желает заплатить, кто я такая, чтобы отказывать, верно? - широко улыбнувшись, я без особого труда перехватываю тяжёлый свёрток с покупками и торжественно вручаю Этьену. - Мне также нужно кое-что для заклинаний и зелий.
  
  Я потихоньку вхожу во вкус. Очаровательно улыбнувшись, разворачиваюсь и иду первой, словно двое тёмных - моя королевская свита. Но, ожидаемо, насладиться этим чувством мне не позволяют. Поравнявшись со мной, Лаэль мягко приобнимает за плечи, вынуждая чуть сбавить шаг.
  
  - Не бегите так, Вы можете упасть, - укоризненно цокнув языком, он смотрит с плохо скрываемым снисхождением. Действительно, на один шаг тёмных приходилось два моих, и то, что меня уличили в этом, было довольно постыдно. - Леди может не беспокоиться о деньгах, я могу позволить себе обеспечить своих подчинённых.
  
  Слова у него невероятно мягкие, с привкусом заботы, а улыбка и того краше - спокойная, отстраненная. Только вот от неё становится действительно холодно. Передернув плечами, я прогоняю лёгкий озноб и пытаюсь не обращать внимание на то, как перехватывает горло от ужаса. Этьен, до этого весело болтавший что-то на фоне, замолкает, ощутив атмосферу. У меня нет сил даже оглянуться на него.
  
  Создавалось ощущение, что за такое обращение Лаэль заставит нас обоих заплатить жизнями. Мы, выросшие на поле боя, слишком чувствительны к такому. Приносить извинения уже поздно, остаётся делать вид, будто все идёт, как надо. Самое пугающее, что Его Высочество не выказывает никакого недовольства моей персоной, касается непринуждённо, будто мы давно знакомы. Он что, уже могилу для меня выкопал? Как только Этьена угораздило связаться с этим чудовищем?
  
  Мысленно ругаясь на все лады и пытаясь сохранить внешнее спокойствие, я как-то не сразу замечаю, что нас уже не трое, а четверо - к идущему сзади Этьену прибился мрачный Ллойд. Бледный от ярости, но молчаливый. Заметив его недобрый взгляд, я осознаю всю неловкость положения, в котором оказалась, и, смущённо кашлянув, пытаюсь тактично избавиться от руки принца. Тщетно. Более серьёзные попытки будут выглядеть просто смешно.
  
  - Не беспокойтесь так, Тиана, Ллойд будет вести себя хорошо, - склонившись ко мне, негромко произносит принц, опаляя тёплым дыханием ухо.
  
  - Не то чтобы мне необходимо Ваше заступничество.
  
  Улучив момент, я замечаю вывеску алхимической лавки и пользуюсь этой прекрасной возможностью. Ловко вывернувшись из под заботливой руки Лаэля, я с нездоровый энтузиазмом влетаю в магазин.
  
  Без обид, Ваше Высочество, сегодня я заставлю вас плакать.
  
  Глава 4
  
  Увы, заставить Его Высочество плакать оказалось не так легко - в магазине попросту не было столько товара, чтобы сделать этого эльфа неплатежеспособным. Осознав, что провоцировать Лаэля было не слишком умно с нашей стороны, мы с Этьеном, не сговариваясь, оставили его в покое и мирно перебрасывались шутками, соревнуясь в остроумии. После ревизии товара, приобретенного для меня Его Высочеством, пришлось признать, что большая часть денег была выброшена на ветер. Виновник этого бедлама любезно предоставил мне пространственное кольцо с наказом не стесняться и пользоваться.
  
  - Ещё бы, это ведь ты всю эту кашу заварил.
  
  Лениво переругиваясь, мы плелись за принцем и Ллойдом к воротам города. Ещё двое, верно? Впрочем, увидев последних членов нашей группы, мы с Этьеном настороженно переглядываемся. Двое эльфов, похожих друг на друга, словно капли воды. Их лица были лишены всяческих эмоций, словно посмертные маски мертвецов.
  Дело обретало серьёзный поворот. По взгляду друга вижу, что тот и не подозревал, зато Лаэль не выглядит слишком удивлённым. Безликие братья - слуги Совета. У них нет иной мотивации, кроме служения своим хозяевам, вопрос лишь в том, какой им был дан приказ. Лишь ради защиты принца их бы сюда не послали, верно? Да что здесь происходит?!
  
  Уняв бушующее беспокойство вперемешку с нездоровым любопытством, я отвожу взгляд, не желая привлекать к себе внимание. Судя по всему, моё присутствие восприняли как проявление недовольства Этьена, который всеми силами хотел показать свой характер. Им ещё предстоит узнать, что это не так, и пожалеть о каждом своём снисходительном взгляде. Он не безмозглый юнец, который только и знает, с какой стороны браться за меч.
  
  Мы никогда не прощали такой небрежности, да, мой хороший?
  
  Этьен на мой взгляд улыбается как-то тревожно-болезненно. Сейчас, когда я смотрю на него внимательнее, замечаю залегшие под глазами тени. И хоть он улыбается все также очаровательно, меня этим не проймёшь. Что-то происходит, а я не могу даже спросить об этом. Всё, что мне остаётся - наблюдать за ситуацией и быть начеку. Когда понадобится моя помощь, я должна быть готова.
  
  Ненавижу интриги.
  
  С демонами все было проще. Есть враги и ты должен их убивать, есть союзники, с ними ты сражаешься плечом к плечу. Но как только речь заходит о внутренних взаимоотношениях тёмных, приходится держать в голове сотню переменных. Поэтому я не хотела возвращаться в Империю, потому что чувствовала, что не готова снова испытать это на своей шкуре. И теперь не понимаю, что происходит с моим другом, и какого черта от него хотят.
  
  Мои беспокойные мысли прерывает Этьен, невозмутимо завязывающий платок на моей голове, да так, что ничего не видно.
  
  - Ты какая-то смурная. Расслабься, сходим туда и обратно, а после я куплю тебе все, что захочешь, - ободряюще-насмешливо воркует друг, заставляя меня заскрежетать зубами. Туда и обратно? Да у меня чуть крыша не поехала в прошлый раз! Невнятно ругаясь себе под нос, я раздражённо пытаюсь поправить платок. - Ладно, не бушуй, дай я сделаю нормально.
  
  Тёмные стоят в стороне, что-то тихо обсуждая, и на нашу возню совершенно не обращают внимания.
  
  Впереди нас ждала пустыня.
  
  * * *
  
  Отвратительно жарко, сухо и до бесячего холодно ночью. Долгим напоминанием об этом путешествии останется песок, который я ещё долго буду вытряхивать из всевозможных мест. Просто ужасно. На отряд нападает какая-то странная атмосфера и даже Этьен непривычно молчалив - пристав к нему с разговорами несколько раз, очень скоро мне пришлось бросить эту гиблую затею. Неделя в тишине свела бы меня с ума, если бы не практика заклинаний и чтение учебных свитков на привалах.
  
  В дикой магии не было нужды заучивать формулы и вектора силы в заклинаниях. Я не была магом в полном понимании этого слова, просто невероятная сила воли и капля маны контролируют бушующую стихию. Даже слабенький маг в порыве эмоций мог спалить дом или осушить реку, но заранее предсказать результат его заклинаний попросту невозможно. Именно поэтому я загорелась идеей выучиться современной магии: да, она сложна, но гораздо более безопасна и для мага, и для окружающих. Да и где гарантия, что однажды я не окажусь среди тех неудачников, которые были уничтожены собственными заклинаниями?
  
  - Ты всегда так усердно учишься?
  
  Я вскидываю голову. Лаэль смотрит на пульсар, освещающий свиток в моих руках. Кроме нас двоих не спит лишь один из безликих братьев, стоящий поодаль. Несёт ночную стражу. Я бы с удовольствием легла спать, но меня необъяснимо начинали мучить кошмары. Лучше потратить время с пользой, чем в тщетных попытках нормально уснуть.
  
  - В первый раз вижу, как дикую магию используют подобным образом. Разве ты не знаешь, что даже такие незначительные чары могут выйти из под контроля? - я хмурюсь, но мой ответ его мало интересует, он продолжает, только теперь смотрит мне в глаза. - Этьентель не выглядит глупым, однако он взял тебя, недоученную ведьму.
  
  - Как некрасиво обсуждать за спиной. Вам должно быть стыдно, - укоризненно цокнув языком, я улыбаюсь. Совсем не удивительно, что он что-то заподозрил - несмотря на то, что порой просила привалы, длительный переход я перенесла слишком хорошо для человека, двигаясь почти в одном темпе с тёмными. Это значит, что моя физическая подготовка довольно хороша, что и навело его на подозрения. - По крайней мере, сейчас Вы честны.
  
  Лаэль вопросительно вскидывает бровь. Он не сразу понимает, что я имею ввиду, но спустя пару мгновений в его взгляде мелькает понимание. Я больше не "леди" и вместо уважительного обращения получаю вопросы в столь уничижительном тоне, что это показывает его истинное отношение. Кое-кто заигрался, да? Хотя актёр из Его Высочества отменный.
  
  - А теперь оставьте юную ведьму с её недоученными уроками. Вас не красит подобная настойчивость, - приподняв уголки губ в холодной улыбке, я возвращаюсь к чтению свитка.
  
  Лаэль смотрит на меня ещё долго, добиваясь, должно быть, извинений или хоть какого-то неудобства от его пристального взгляда, но я так устала, что у меня нет сил обращать на него внимание. Он такой же, как и все, только ради своих амбиций притворяется пушистым. Ему шёл этот образ, признаюсь честно, но я не наивная девочка, которая будет любоваться таким мужчиной. И уж тем более у меня нет желания вестись на хорошее отношение и пытаться привлечь его внимание. Если однажды я пожелаю Лаэля Аналорка в свое единоличное владение, он узнает об этом первым и едва ли отвертится.
  
  Разумеется, этот вариант имеет смысл лишь в какой-нибудь параллельной вселенной. От такого мужчины слишком много проблем.
  
  Его Высочеству надоедает играть в гляделки, но мне уже некомфортно в его присутствии, так что, пожелав доброй ночи, я возвращаюсь в палатку. Первое, что привлекает моё внимание - это тяжёлое дыхание Этьена и сбивчивый, невнятный шёпот. Не разобрать ни слова. Каждое утро я пытаюсь выяснить, что происходит, но он отмалчивается. С одной стороны это невероятно бесит, а с другой я понимаю, что если молчит - значит, есть причины. Каждую ночь он проводит в липких объятиях ужасов и от этой картины сжимается сердце. Может быть, из-за него я не в состоянии выспаться. Это не мои - это его кошмары. Наша связь имела много преимуществ и столько же недостатков.
  
  По крайней мере, я знаю, когда ему плохо. Этот упрямец ведь сам никогда не скажет.
  
  Присаживаясь рядом с Этьеном, я возвращаюсь к чтению свитка, мягко сжимая его ладонь в своей. Холодная. Вздрогнув, я со вздохом откладываю пергамент в сторону и переползаю через эльфа, обнимаю со спины, сгребая его в крепкие объятия. Поверх накинув на нас одеяло, принимаюсь тихо рассказывать особенности разных типов заклинаний вместо колыбельной.
  
  - Ты совсем не романтичная, ты в курсе?
  
  - Завали и спи.
  
  Невнятно пробормотав что-то про ужасно не романтичных женщин, Этьен поворачивается на другой бок и обнимает меня. Черт, он и правда замёрз.
  
  
  * * *
  
  
  Вот мы и вернулись к тому, с чего начали. Вход в подземный лабиринт появляется неожиданно - я едва не влетаю в каменную арку, но Этьен успевает ухватить меня за шкирку. Всего мгновение назад перед нами простиралась бескрайняя пустыня, как внезапно в шаге появляется вход в царство мёртвых. Слети я сейчас вниз по каменным ступеням - искалечилась бы точно.
  
  - Как вы узнали, где именно будет Святилище?
  
  - Восточники.
  
  - Учитывая, что ориентироваться в пустыне крайне сложно...
  
  - Мы могли блуждать здесь месяцами, - согласился Этьен. - И магический компас нам бы не помог.
  
  Мы спускаемся все ниже в темноте и голос Этьена призрачным эхом отражается от стен. Раздражённо цыкнув на нас, Ллойд с тихим хрустом разбивает амулет, высвобождая блуждающие огоньки. Светло-синие, восемь штук. Такие не только осветят дорогу, но и испепелят неожиданные препятствия в виде монстров или магической защиты. Весьма дорогое удовольствие. Только это пустая трата денег, никого, кроме мертвецов, здесь быть не могло. Я знаю, в конце концов, я бродила здесь прорву времени в поисках выхода.
  
  Этьену повезло, что портал из мира демонов выбросил его в обитаемом месте. А вот мне пришлось неимоверно долго ждать, прежде чем друг сможет вытащить меня отсюда. Спасибо, что смогла остаться в своём уме.
  
  - Этьентель, это они? - Лаэль присел на корточки, внимательно осматривая их броню.
  
  - Да.
  
  Перед нами лежали... тела наёмников? Скорее, их кости. Похоже, время здесь текло иначе. Не настолько иначе, как в мире демонов, но достаточно, чтобы думать, что эти останки лежат здесь по меньшей мере десять лет. А ведь прошло чуть больше года.
  
  Это были те самые наёмники, которых я просила проводить меня на поверхность. После долгих блужданий по лабиринту мои силы иссякли и я подпитывалась лишь за счёт связи с Этьеном, а потому достойного сопротивления оказать не смогла. Этьен появился вовремя и убил их раньше, чем они меня. Не все любят оставлять свидетелей в живых, увы.
  
  - Опознавательных знаков нет, но это будет интересно Совету. Похоже, не мы одни знаем об этом месте, - Лаэль говорит это безликим братьям и вместо ответа получает кивки. - Что ты ещё здесь видел?
  
  Этьен на его вопрос лишь молча улыбается, явно не намеренный открывать рот. Это правильно, но мудрое ли решение - противостоять принцу?
  
  - Возможно, Совету следовало пойти дальше и забрать твои воспоминания, - равнодушно замечает Ллойд, а у меня от его слов все стынет в груди.
  
  Пазл складывался. Этьен никогда настолько не мерз, напротив, температура его тела была выше, чем у обычного человека или эльфа. Ему также, как и мне, до этого не снились кошмары. А ещё он был слишком тревожен. Теперь у меня есть объяснение - подвластный Императору Совет видел воспоминания Этьена. Вмешательство такой силы вполне могло ему навредить, да так, что он до сих пор не оправился толком.
  
  Но тогда почему тёмные не знают, что он был здесь из-за меня? Знали бы - отнеслись бы ко мне иначе, верно? Так лишь смотрят как на досадную помеху, которую можно в любой момент убрать.
  
  Я встречаюсь взглядом с алыми глазами друга. Он едва заметно качает головой. Да, сейчас не время показывать характер, мы в невыгодном положении. Поэтому я подыгрываю, не дергаюсь, когда ощущаю холодное лезвие у своего горла. Ллойд. Нервно закусив губу, я едва подавляю тяжёлый вздох. Ну что с этим местом не так, а?
  
  - Не беспокойтесь, леди Тиана. Ваш друг ведь не позволит навредить Вам, верно? - эта очаровательная, будоражащая кровь улыбка Лаэля будет сниться мне в кошмарных снах. До чего красиво улыбается, особенно когда держит твою жизнь в своих руках.
  
  Так, а вот по щеке меня гладить не нужно. Впрочем, раньше, чем я сделала попытку отстраниться, рука Ллойда у моего горла непроизвольно дрогнула, раня тонкую кожу. Вместо опасений меня пробивает на тихий смех. Кое-кому не нравится, какое пристальное внимание принц уделяет человеческой девушке?
  
  - Ладно. Отпустите Тиану, - в тихом голосе друга чувствуется суровая угроза, однако принц на это никак не реагирует.
  
  - Убьёшь её, если Этьентель ещё раз откажется или поведёт нас не туда, - Его Высочество на Этьена даже не смотрит, обращаясь к Ллойду. Тот безразлично кивает и берет меня под локоть, отнимая кинжал от раненой шеи. Но я не сомневаюсь, что ему хватит мгновения, чтобы перерезать мне горло, и ему совсем не будет жаль. Как и этому жестокому принцу.
  
  Прижимая ладонь к неглубокому порезу, я ощущаю, что рана уже начала подживать. Мы с Ллойдом идём позади всех и я искоса изучаю его взглядом. Мелкий для эльфа, почти с меня ростом, разве что немного повыше. Несмотря на неприязнь, мои взгляды он спокойно игнорирует. Похвальный профессионализм. Ещё бы рука не дрожала, но на этот счёт, думаю, он и сам себя винит, ибо едва не подвёл принца.
  
  Очень скоро коридоры прерываются и мы заходим в просторный зал. Меня пробирает озноб от опостылевшего когда-то зрелища - десятков мертвецов, сидящих у стен в расслабленных позах. Неудивительно, что от безысходности я начала разговаривать с ними, они выглядели так, будто спят. Тут и у самых крепких начнут сдавать нервы.
  
  - Прекрасно. Отпусти её.
  
  Повинуясь словам принца, Ллойд отступает и во все глаза смотрит по сторонам. Безликие братья, о присутствии которых можно было забыть, настолько тихими они были, расходятся по разным сторонам, осматривая, но ничего не касаясь. Лаэль молчаливо кивает моему другу, веля прикоснуться первым. Я едва не взрываюсь от ярости.
  
  Кто знал, что за проклятие лежит на этих людях. Он вам кто?! Здесь две шавки Совета, но на убой готовы пустить Этьена! Впрочем, крепкие ругательства застревают в горле - Этьен расслабленно улыбается мне. Ещё не время. Понимаю. Но как же страшно за него. Невольно сделав шаг вперёд, я наблюдаю, как он опускается на корточки возле мёртвого мужчины, отводит в сторону его волосы.
  
  Сердце пропускает удар. Острые уши. Молчание затягивается. Минута, другая, третья, я учусь заново дышать и, наконец, расслабляюсь. Кажется, все в порядке. Они ведь уже давно мертвы, верно? Лаэль с Ллойдом принимаются осматривать остальных: одежду, уши, драгоценности. Только мы с безликими братьями молчаливо наблюдаем в стороне.
  
  Первым чует неладное Этьен - он бросает на меня панический взгляд, но ни слова сказать не успевает, бессознательно падая на землю. И Ллойд с Его Высочеством за ним. Трое тёмных, которые коснулись мертвецов, лежали рядом, ничуть не отличаясь от них. Лишь едва слышное, сиплое дыхание все ещё выдавало в них жизнь.
  
  У меня нет времени предаваться панике или пытаться помочь, теперь мне самой нужна помощь. Похоже, безликие решили, что самый лучший вариант - по-быстрому прирезать лишнего свидетеля, а уже после разбираться с непонятным проклятьем.
  
  - Вы пожалеете, - я многообещающе улыбаюсь-скалюсь. Во мне находят выход ненависть, злоба и напряжение, чувство собственной беспомощности - я слишком долго смотрела на Этьена и ничего не могла сделать. То, как унизительно к нему относились, изрядно растравило и без того кипящую в груди ярость. - Игры закончились, котятки.
  
  Они сильны, очень. Я одна, а вот их двое, и действуют они до того слаженно, что хочется рычать, ощущая себя загнанной. Но было кое-что, чего они не учли. Я-то не сопливая девчонка, которая вчера узнала, с какой стороны взяться за меч. Им сильно не повезло с противником.
  
  Оглушительным эхом по залу разносятся звуки от столкновения кинжала и мечей, ещё с полминуты - и жалкая железка из Видиффа не выдержит. Но мне столько времени и не нужно. Поймав их ритм, характер движений, я резко разрываю рисунок сражения. Стремительно сократив расстояние с одним, напарываясь на меч, единым движением перерезаю эльфу горло. Бок горит огнём, но остановиться - все равно, что приглашать смерть. Безликим неведомы чувства, они не испытывают удивления, наблюдая за смертью собратьев. А это значит, что малейшее промедление убьёт меня. Не жалея себя, я пускаю вскользь очередной удар, ощущая, как отнимаются пальцы. Ещё немного. У меня есть секунды прежде, чем я начну слабеть, и этих нескольких мгновений хватает, чтобы наказать второго. Напрасно он позволил прикоснуться к себе.
  
  Прижимая ладонь к его груди, с насмешливой ухмылкой я наблюдаю, как безвольно падают его руки и пустеет взгляд, безразличный ко всему миру. Под его рёбрами распускаются ледяные цветы, безжалостно сминая хрупкую плоть.
  
  - Я же сказала, что вы пожалеете, - ногою оттолкнув уже мёртвого эльфа, с жалким, болезненным стоном я прижимаю ладони к раненному боку. Довольно серьёзно, как я и думала. В любом случае, с такими противниками не победить иначе - только быстро перехватив инициативу и рассчетливо искалечив себя.
  
  Хотя адреналин ещё не схлынул, горящая ярость уже сошла на "нет", и к Этьену я ковыляю спешно, прихрамывая, стискивая зубы от боли. И похуже бывало, ничего. Ещё рано позволять себе слабость, я должна помочь другу и сделать кое-что, что под силу только мне.
  Почти падая рядом с его бессознательным телом, я кладу руку на его щеку, усиливая нашу связь, считывая его состояние. Нахмурившись, приподнимаю веко. Зрачки расширены, учащенное дыхание.
  
  Ненавижу ментальные ловушки. Самостоятельно из такой не выберешься, так и умрёшь, оставаясь блуждающим призраком в царстве собственных воспоминаний.
  
  Накрывая влажной от крови ладонью его лоб, покрытый испариной, я прикрываю глаза, нащупывая нить нашей связи. И плавно, но непреклонно тяну её. Этьен сопротивляется и я перестаю церемониться с ним, почти жестоко выдергивая его из объятий воспоминаний. Судорожно хватая ртом воздух, мужчина резко садится, невидящим взглядом уставившись перед собой. По его щекам медленно катятся слезы. Пусть разбирается с собой, сейчас до него не достучаться. Ему нужно осознать, что он снова здесь и сейчас, а не там, в прошлом.
  
  В таком состоянии ему меня не остановить. Прекрасно.
  
  Вопрос о том, как будить Лаэля, даже не стоит. Своей кровью я вычерчиваю на его лице руны дикой магии и с трудом встаю, глубоко дыша. Последний рывок. Последний рывок, а после Этьен обо всем позаботится. Руны наполняются маной, а я достаю из ножен меч Его Высочества и прижимаю острие к его горлу. С первым же глубоким, судорожным вдохом мужчины я с силой наступаю ему на плечо, готовясь искалечить, если понадобится.
  
  - Лежи, мы поговорим так, - холодно хмыкнув, с отстраненным любопытством я наблюдаю, как он постепенно приходит в себя. Намного быстрее, чем Этьен. Он слишком сильный. Если бы ситуация так не сложилась, я бы никогда не рискнула спровоцировать его. Но, увы, есть вещи, которые бесят меня настолько, что я лучше умру, чем буду такое терпеть.
  
  - И что тебе нужно? - голос Лаэля звучит хрипловато-низко, почти завораживающе.
  
  - Ты дашь слово, что не тронешь меня и Этьена.
  
  - А если я не хочу?
  
  - Тогда я убью тебя. Я не оставлю в живых такого врага, как ты, - перемазанная в крови, бледная, словно смерть, я улыбаюсь ему с неподдельной жестокостью. - Решай.
  
  Он переводит взгляд на трупы безликих братьев и вновь на моё лицо. Было в его глазах что-то такое, что я не могла определить точно. Какая-то дикая смесь восхищения, ненависти и симпатии. Должно быть, мне показалось.
  
  - Я даю слово, что не трону Тиану и Этьентеля, если они не перейдут мне дорогу.
  
  Такой вариант меня не устраивает. Всё зависит от амбиций принца, и кто знал, чего он добивается? Не помешаем ли мы внезапно каким-то его планам?
  
  - Я сделаю предупреждение, если вы будете мешаться.
  
  - Договорились.
  
  Отводя острие меча от его шеи, я небрежно бросаю на пол чужое оружие, оборачиваясь к другу. Он уже пришёл в себя, хорошо.
  
  - Я думал, ты наступаешь на горло только тем, кто тебе нравится.
  
  Забудьте. Что за раздражающий тёмный, лучше бы он спал подольше.
  
  - А ты плакал, как девчонка, и что?
  
  - Не смей меня упрекать, я свободный и независимый мужчина и могу плакать, когда пожела... эй?!
   Этьен рванул вперед, но подхватывает меня не он. Тёплые руки Лаэля обнимают меня за плечи, удерживая, не позволяя безвольно осесть на землю. Кровопотеря даёт о себе знать. Наверное, стоило больше внимания уделять болевым ощущениям или хотя бы перевязать рану прежде, чем выяснять отношения с принцем. Последнее, что я вижу - обеспокоенный взгляд Этьена и его спешную попытку забрать меня с рук другого мужчины.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"