Волкова Ксения: другие произведения.

Всадники Апокалипсиса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.94*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    NEW!!! 04.01.16 Не ожидала после смерти оказаться непонятно где. Ни ада, ни рая, ни даже захудалого и тесного холодильника в морге мне не досталось! К сожалению, а может и к счастью, но роскошная гостиная в стиле рококо, в которой я оказалась после того как весьма живописно размазала содержимое своей головы по асфальту, оказалась самой мало-шокирующей деталью дальнейших событий. Никогда не думала, что для того, чтобы начать жить, нужно умереть и стать... Смертью! ЖМММ Черновик! В ПРОЦЕССЕ! Предупреждение! В дальнейшем выкладка текста будет осуществляться тут: https://lit-era.com/book/vsadniki-apokalipsisa-b14140

  Предупреждение! В тексте содержаться детально описанные сцены сексуального характера и жестокости. Если вам это не интересно или вызывает отторжение, просьба проходить мимо.
  
  
  К.А.Волкова
  
   ВСАДНИКИ АПОКАЛИПСИСА
   Пролог
   Неожиданно... Нет, честно, вот меньше всего я ожидала такого после смерти. Пожалуй, начну сначала.
   Буквально несколькими часами ранее я шла на работу по тихим улочкам родного города в рассветных лучах восходящего солнца. Мое место на лестнице в метро. Там я каждый день играю на скрипке. Забавно, но люди, которые кидают мне деньги в футляр из-под инструмента, наверное, даже не слышат мелодии, которую я наигрываю. Я каждый день вижу серую массу, не интересующуюся абсолютно ничем. Они разучились видеть мир: его краски, красоту. Осталась всего лишь серость будней. И только дети еще различают цвета.
   Да и сегодняшний день от остальных не отличался. Я уже час играю, наблюдая за пустыми глазами людей которые, проходя мимо меня, спеша по своим делам, бросают мелочь, не глядя и не слушая. Поэтому я закрыла глаза и начала играть для себя любимую композицию Моцарта - симфонию сердца. Эта мелодия вызывала во мне щемящее чувство одиночества и тоски.
   Я вспомнила маму и слезы потекли по лицу, но руки не останавливаясь перебирали струны и двигали смычок. Ком встал в груди, мешая дышать, а мелодия все лилась, навивая воспоминания о ее нежных руках, которые заплетали мои пепельные волосы; о нежном голосе, который всегда поддерживал меня; о теплой улыбке, которая вселяла в меня веру, что я могу перевернуть мир. А оказалось, что миром для меня была она и, когда ее не стало, он разрушился.
   Когда затихла последняя нота я открыла глаза. Передо мною стоял мальчик лет восьми и плакал. Молча, просто слезы так же беззвучно скатывались с его лица, как и с моего. Он смотрел на меня своими печальными карими глазами и я видела плескавшуюся там грусть.
   - Не плачь, - прошелестел тихий грустный голос мальчика. Я даже удивилась, как смогла его услышать в шуме людского потока. - Скоро ты найдешь свое место во Вселенной.
   Я только удивленно хлопнула мокрыми ресницами, а странный мальчик уже исчез. Встряхнувшись, постаралась выкинуть из головы лишнее и продолжила играть. Еще через час у меня появились деньги для завтрака.
   Сидя на верхних ступеньках входа в метро, я ела только что купленный хлеб и запивала йогуртом. Этой буханки мне хватит дня на два, но у меня и мысли не было прекращать на сегодня работу. Только я спрятала остатки хлеба в сумку, как за спиной раздался знакомый голос:
   - Что, опять пришла на нашу территорию? - зло прошипел Зиги, местный попрошайка. Я обернулась и окинула его брезгливым взглядом.
   - Зиги, это не твоя территория, а Трино. И с ним у меня процентный договор. Так что уводи свою шайку и работайте. Я вам не мешаю, так и вы ответьте мне тем же.
   - Дрянь серая, - Зиги приблизился ко мне и я почувствовала жуткий смрад немытого тела. Его волосы, некогда каштановые, сейчас грязными сосульками свисали на водянисто-голубые глаза, в которых светилось бешенство. - Берегись, неженка, улица не для таких как ты. Гляди и споткнешься на лестнице, - тихо прошипел парень и толкнул меня в плечо. Я такого не ожидала, поэтому успела только взмахнуть руками и полетела вниз.
   Время будто замедлилось. От толчка в плечо меня развернуло, и я падала на лестницу лицом вниз. Рефлекторно выставила руки вперед и увидела, как правая ломается от удара об ступеньку, а кость, прорывая предплечье, вышла наружу. Боль прошила насквозь, на миг лишая зрения. Потом меня перевернуло, и удар пришелся на левую сторону ребер которые, громко хрустнув, впились острыми осколками в легкое. Следующим сломалось бедро, за ним голень в нескольких местах и, наконец, позвоночник в шейном отделе.
   Лёжа сломанной куклой у лестницы, я не слышала криков толпы, не видела крови, которая в быстро увеличивающейся луже образовывалась подо мной, не видела довольной улыбки Зиги и даже боли не чувствовала. Хотя последнее, наверное, из-за сломанного позвоночника. Единственное, которое я чувствовала, это холод, сковывающий мое тело. Такое чувство, что я медленно погружалась на дно моря. Давление заложило уши, воздуха нет, и вокруг темнота. И, если быть честной до конца, я не держала зла на Зиги. Я была ему даже благодарна. Он помог мне закончить жалкое существование в сером мире, в полном одиночестве и нищете. Поэтому, когда я начала захлебываться розовой пеной, мне было не страшно. Тело, правда, еще пыталось сделать рефлекторные вдохи, но кровь из пробитого лёгкого этому яростно препятствовала. И вот, наконец, последний судорожный хрип... и тишина.
   Я умерла с легкой улыбкой на окровавленных губах.
  
   Глава 1
   А теперь представьте мое удивление, когда очнувшись я не увидела ни ада, ни рая, ни даже больничной койки! В который раз обвела взглядом гостиную, обставленную в стиле рококо.
   Мое тело, кстати, абсолютно здоровое, лежало на диване с пестрым рисунком золотого и синего цветов. В камине весело потрескивал огонь, а в большие окна с тонким белым тюлем и тяжёлой шторой цвета жжёной карамели лился яркий солнечный свет. Стены комнаты были спокойного, светло-медового оттенка, пол из темного дерева. Еще два кресла и софа были тех же цветов, что и мое ложе. У мебели были красиво инструктированы золотом ножки и подлокотники, а столик, который стоял в окружении мягкого уголка с ажурно сплетенными металлическими стойками, так же позолочен. Небольшие тумбочки, явно с одного набора со столиком, стояли между креслами и удерживали на себе пузатые лампы бежево-золотого цвета с белым абажуром. На стенах висели картины в массивных деревянных рамах, на кремовом потолке висела золотая люстра, декорирована под подсвечники.
   Вообще, такое чувство, будто я во дворце какого-нибудь короля.
   Медленно приняв сидячее положение я почувствовала легкое головокружение. Замерла на несколько секунд, переждала неприятные ощущения и посмотрела на себя, насколько это было возможно. Ну, вроде никаких изменений нет. Я все в том же зеленом свитере с широким горлом, те же серые джинсы с дырками на коленях, и это дань не моде, а времени, ну и все в тех же берцах, которые на два размера больше моей ноги. По плечам рассыпались мои пепельно-серые волосы, ниже груди, а кисти все такие же тонкие, худые, с длинными пальцами и нечувствительными подушечками на левой руке из-за струн.
   - Здравствуй, Алира, - я вздрогнула и повернулась на голос.
   В арочном проеме, который заменял двери, стоял мальчик из метро с теплыми карими глазами. Его черные кудряшки торчали в разные стороны, достигая узких плеч. Но его строгий обсидиановый костюм выпадал из образа бесшабашного ребенка.
   - Привет, - я недоуменно смотрела на паренька.
   - Тебе, наверное, интересно где ты? - Он обошел диван на котором я сидела и умостился в кресле напротив. В его движениях чувствовалась нечеловеческая грация и точность. Будто и не ребенок вовсе передо мной.
   - Да, - я подняла взгляд, посмотрела прямо в глаза мальчика и вздрогнула. Такое чувство, что он знает все тайны вселенной и, кажется, он знает абсолютно все! В его глазах лежал отпечаток тысячей прожитых лет. Я махнула головой, вытряхивая эти странные мысли. Наверное, еще не пришла в себя после пробуждения.
   - Ты забавная, - улыбнулся мальчик. Я вопросительно подняла бровь.
   - Что во мне забавного?
   - Твои рассуждения и выводы верны, но ты отказываешься принимать их. Забавно то, что других ты предпочитаешь не обманывать, говоришь правду, даже зная, что обидишь, но вот самообман тебе не чужд.
   - О каких рассуждениях и выводах ты говоришь? И откуда знаешь, что я предпочитаю, а что нет?! Да и где я?! Что случилось после падения?! Почему я цела и невредима?! ЧТО ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?! - Последнее я уже прокричала, вскакивая с дивана и шумно дыша.
   - Успокойся и сядь, Алира, - голос паренька изменился и стал глубоким и бархатным, как у взрослого мужчины. А потом и сам образ пацаненка начал размываться и увеличиваться, чтобы через миг стать парнем лет двадцати пяти. В полном обалдении я рухнула обратно на диван. Огромными от шока глазами вылупилась на существо напротив. От маленького мальчика остались только шоколадные глаза в окружении длинных ресниц. Кудряшки превратились в черную косу ниже колен, которая сейчас змеёй свешивалась с кресла; черты лица утонченные и даже где-то женственные; хрупкая фигура одета в белую шёлковую рубашку и классические черные брюки. Я сглотнула вязкую слюну и со страхом взглянула на... нечто.
   - Что происходит? - полушёпотом проговорила, пытаясь сдержать слезы, которые наворачивались на глаза от страха. Я обняла себя дрожащими руками и закусила губу.
   - Прости, я не хотел тебя напугать, - вздохнул незнакомец и откинул выбившуюся прядь с лица. - Давая для начала познакомимся? Я Адаматиран, что означает - изначальная материя. Но можешь называть меня просто Адам, - я заторможено кивнула. - Я бог и создатель этой вселенной. Как ты знаешь, вселенных многое множество и у каждой свой Хранитель. На моем попечении каждая планета, каждое существо и каждая песчинка всего, что нас окружает. Мое царство довольно молодое, пантеон богов еще в процессе набора...
   - А я зачем нужна? - перебила монолог Бога.
   - Понимаешь, мне нужны стражи, - Адам сложил руки в замок и внимательно прошелся по мне взглядом. - Так уж вышло, что твой предшественник, не выдержав одиночества, развеял свою душу в небытие. Это меня очень расстроило, но и дало понять, в чем была моя ошибка. И вот я нашёл тебя.
   - Я вообще ничего не поняла, - сокрушенно покачала головой. - Я должна стать стражем? Но кого и от чего мне охранять? Кроме того, я не боец, а музыкант! Или вы мне предлагаете сражаться смычком? Да и вообще, почему я?!
   - Отвечаю по порядку, - парень закинул ногу на ногу. - Да, ты должна стать стражем. В твои обязанности будет входить соблюдение равновесия. Иногда боги заигрываются и единственная сила способная их одернуть это стражи или я. Но так уж вышло, что я один и за всем могу не уследить. Для этого у меня есть вы. И нет, твое оружие будет немного другим, но если хочешь, можешь и смычком попробовать. Ну а почему ты, тут просто - ты меня заинтересовала. Кроме того, очень ограниченное количество душ способны принять дар стража, и в основном это мужчины. Ах да, забыл главное, выбора-то у тебя нет, дар прижился и ты больше не человек. А теперь пойдем, я познакомлю тебя с партнерами по работе, - и, мягко поднявшись с кресла, Адам подошел ко мне, оглушенной услышанным, протянул руку, за которую я автоматически ухватилась. - С тонкими аспектами ребята тебя ознакомят сами. К сожалению, у меня нет больше свободного времени на дальнейшее введение тебя в курс дела. Так что я вас сейчас познакомлю, а дальше сами.
   И потащил он меня по извилистым коридорам. Я была пришиблена всем происходящим, поэтому вообще не понимала, куда меня тащат, да и зачем! В голове полная каша, ни одну мысль не могла ухватить за хвост. Полнейший вакуум! Естественно, я не заметила остановки и врезалась лбом в спину Адама.
   - Привет, Ад, - я так и замерла за спиной бога, услышав этот глубокий голос с урчащими нотками. Потом раздались еще два с тем же приветствием.
   - Привет, ребята, - радостно поприветствовал мужчин Адам. - У меня для вас сюрприз!
   - Ты нашел нам нового брата? - как-то устало проговорил первый голос.
   - Лучше! Прошу любить и жаловать - Смерть! - И резко отойдя в сторону, указал на меня руками. Я вспыхнула, и даже не обратила внимания, как он меня назвал, но подняла глаза от пола, чтобы увидеть, кому меня презентовали.
   В большой комнате, похожей на игровой центр с множеством разных приставок, были трое мужчин. Их лица были перекошены от удивления и отчаянной радости. Я неловко переступила с ноги на ногу и обняла себя за плечи в защитном жесте. Они меня рассматривали как нечто уникальное и такое желанное, что мне стало очень неудобно, будто голая тут стою. Разозлившись, я нахмурилась и прошлась по ним любопытным взглядом.
   Ближе всех ко мне был мужчина с ярко-рыжими, скорее даже красными, волосами и зелеными глазами. Его шевелюра, небрежно зачесанная пальцами назад, задорно торчала в разные стороны, выдавая в хозяине балагура и весельчака. Но вот фигура терминатора говорила о том, что шутить с ним нужно осторожно. Рост около двух метров, если не больше, белая безрукавка не скрывала бицепсов размером с мою голову, черные штаны с множеством карманов, казалось, могут лопнуть от мощи мышц на ногах, а тяжелые берцы были наполовину расшнурованы. Он до моего появления сидел в красном кресле и играл в какую-то игру, сейчас же стоял и раздевал меня глазами. От этого взгляда я покраснела и поспешила перевести глаза.
   Второй мужчина тоже стоял возле черного кресла и не сводил с меня своих черных глаз. В них светился такой голод, что я передернула плечами. Фигура атлетического сложения, с широкими плечами и узкими бедрами. Волосы чёрные и длинные, затянуты в хвост на затылке. Черты лица красивые, но дикие какие-то. Не знаю почему так кажется. Может из-за резкого надлома бровей, может из-за узкого носа с хищно раздувшимися ноздрями, может из-за тонких губ, или острого подбородка, но было в нем что-то первобытное. И это пугало. Да и одежда его не добавляла веселья. Чёрная рубашка, заправлена в того же цвета брюки и начищенные до блеска угольные туфли.
   Ну и третий мужчина остался сидеть в белом кресле, только вцепился в подлокотники до побелевших пальцев и подался вперед. Золотистые волосы крупными локонами падали на плечи, медовые глаза мягко шарили по моей фигуре, чувствительные пухлые губы слегка улыбались, показывая ямки на щеках. Фигура крупнее черноволосого, но тоньше рыжего. Одет был в светло-голубые джинсы, белую футболку и белые кеды.
   Все мужчины выделялись потрясающей мужской красотой. Я бы сравнила их с греческими богами: Арес, Аид и Аполлон. Шикарные образцы сильного пола. Если бы я не была так напугана и растеряна, наверное, растеклась бы лужей от внимания таких красавцев.
   - Алира, знакомься - это Война, - мах руки на рыжего. - Это Голод, - мах на брюнета, - ну и Чума, - указал на блондина Адам. А потом до моего воспаленного мозга дошел, наконец-таки весь ужас ситуации.
   - Всадники Апокалипсиса?! - пискнула я.
   - Да, Смерть, Всадники, - улыбнулся Адам. Этого я уже не выдержала и благословенная тьма приняла меня в свои объятия.
   Я уже не увидела, что мое тело так и не коснулось пола. Как меня подхватили сразу три пары рук, как улыбнулся Адам, растаяв мириадами искр, и как бережно и благоговейно держали меня три Всадника Апокалипсиса.
  
   Глава 2
   С тех пор, как я умерла, прошла неделя. Много информации на меня свалилось и она не радовала. Адам мне сделал далеко не подарок! Я вспомнила свое первое пробуждение и первую поганую новость.
   Когда после обморока я очнулась, оказалась лежащей на огромной кровати застеленной светло-голубым покрывалом, а вокруг моей офигевшей тушки пристроились три разноцветных мужика и не сводят с меня глаз. 'ВИА Гра' блин!
   - Здравствуй, Смерть, - тихо проговорил Аполлон, который сидел у моих ног.
   - Не называй меня так, - зло прошипела я. - Меня зовут Алира, но никак не Смерть!
   - Алир-р-ра, - повторил Война с рычащими нотками. От этой продолговатой 'р' у меня даже в груди завибрировало. - Красивое имя, как и его хозяйка.
   Я покраснела и отвела глаза. Они странно на меня смотрят и это напрягает. Ну не могу я сказать, что у меня сногсшибательная внешность, чтоб так пялиться! Привстала с постели и отползла подальше от этих чудиков, поджав под себя ноги.
   - Почему вы на меня так смотрите? - не удержалась от вопроса.
   - Как 'так'? - спросил Аид, слегка растягивая губы в улыбке.
   - Будто вы не ели неделю, а я шведский стол, - угрюмо буркнула я, обнимая колени руками.
   - Просто ты первая женщина за последние три тысячи лет, к которой мы можем прикоснуться, при этом не убив, - мягко сказал Чума, насторожено за мной наблюдая.
   Когда до меня дошло, ЧТО он сказал, чуть глаза из глазниц не повыпрыгивали. Я в шоке смотрела на напряженные лица мужчин и понимала - у них не было секса больше трех тысяч лет! Если они, конечно, не балуются цветной любовью. Да и сохранились они неплохо для трупного песка. А потом я поняла их взгляды на меня! Ой-о!
   С кровати я слетела пулей, метнувшись за ближайшее кресло, судорожно вцепившись в его спинку, загородившись.
   - Алира...
   - Нет, - перебила я Войну, делая шаг назад, утаскивая кресло за собой. - Не хочу ничего слышать! Я не хочу быть всадником, не хочу никого убивать, не хочу быть Смертью, и я точно не хочу греть ваши койки!
   - Алира, послушай, - как с психом заговорил Голод. - Заставлять тебя никто не будет. Но у всадников есть один недостаток...
   - Один?! - я неверяще захлопала глазами.
   - Недостаток, который неслабо портит бессмертие, - продолжил брюнет. - Понимаешь, у нас очень специфическая сила. Кроме того, в этой вселенной есть только одно существо сильнее нас - это Адам, Хранитель Вселенной. Если я коснусь голой кожи любого другого существа он вмиг превратится в мумию, не выдержав давления моей сущности. Если коснется Война, останется только кучка пепла, если Чума испещренный страшными язвами зловонный труп, а если ты, то существо просто умрет.
   - Я примерно представляю, что тебе сказал Адам, но это не совсем так, - сказал Аполлон. - Он не выбирал тебя. Хранитель никого из нас не выбирал. Это делает сам Дар, выбирает своего носителя, способного справится с даруемой силой и ответственностью. А если учесть, как поступил с ним наш брат, то совсем не удивительно, что он так категорично сменил пристрастия в выборе. Дар сам привел Адама к тебе, богу же оставалось только одобрить выбор силы или продолжить поиски. И ты ему понравилась.
   - Чем? Я же совершенно обычная! Я не хочу снова оставаться одной, - последнее я прошептала, опускаясь на колени за креслом. Понимание обрушилось на меня с ужасающими перспективами. Я даже не заметила, как из глаз потекли слезы и начала раскачиваться как сумасшедшая, обхватив голову руками.
   - Не плачь, Алира, - меня осторожно взяли на руки, как маленькую, и прижали к теплой широкой груди. Я подняла затуманенный слезами взгляд на Войну. - Ты никогда не будешь одна.
   - Мы всегда будем рядом, - сказал Чума, погладив меня по волосам.
   - И никто не сможет больше тебя обидеть, - Голод провел своими длинными пальцами по моему лицу.
   И мне полегчало. Нет, я не смирилась, не приняла, но хотя бы истерить перестала.
   Правда с тех пор я усиленно избегала контакта с любым из всадников, а они не настаивали на общении, давая мне время освоиться.
   Так прошла неделя. Сейчас, сидя на балконе в мягком кресле цвета взбитых сливок, я смотрела на чужое звездное небо с крупным розовым полумесяцем и пила горячий шоколад. Звезды меня всегда успокаивали, давали возможность разобраться с мусором внутри себя. И этот раз не стал исключением.
   И так, что я узнала:
   Первое: Представление о Всадниках Апокалипсиса у меня неверное. Это почти никак не связано с Земной религией.
   Обязанности Стражей заключается в поддержании равновесия. Если, к примеру, в каком-то мире вспыхнула война, то рыжий должен проследить, чтобы исход ее не был летальным для расы или планеты. А если ее зачинщиками был кто-то из богов, то он должен прекратить бессмысленную бойню и наказать зарвавшегося божка. Они не имеют права влиять на глобальные моменты мира. Или если вспыхнула эпидемия; Чума должен не допустить вымирания населения и купировать очаг заражения. Он типа не распространяет хворь, а наоборот устраняет, поглощая заразу. Ну а Голод я бы переименовала в покровителя сельского хозяйства. Он обеспечивает голодающих пищей, если конечно те готовы работать ради этого. Если село страдает неурожаем и зимой предвидится голодные смерти - Голод вмешивается, и заставляет ростки подняться. Не до обжорства конечно, но пережить холода можно. Ну а я просто должна быть. За время, пока Адам искал новую Смерть погибла целая планета от неконтролируемых эманаций смерти. Оказывается, я как пылесос их поглощаю, эти эманации, не давая возможности погибнуть всему живому. Ах да, еще я палач.
   Боги умирают только от моих нежных пальчиков. И если какого-то зарвавшегося божка признают виновным в чем-то ужасном мы решаем чего он достоин. Смерти от моей длани, сильные незаживающие ожоги (Война), истощение не только жизненных сил, но и полная потеря божественных сил (Голод), болезни из-за которых жизнь ели теплится в теле и существо превращается в живой труп с гниющими язвами по телу (Чума).
   Ну а если в мире мы появляемся все вчетвером, это ознаменуется концом мира. Просто потому, что он не выдержит давления всех четырех сущностей Всадников. Такое бывает редко, но иногда, когда Адам решает, что от какого-то мира страдают другие, он приказывает нам явиться в истинном облике с апокалипсической миссией. Какой это 'истинный' я еще не знаю. Да и как четверка влияет на мир тоже без понятия, и надеюсь, наглядно узнаю не скоро.
   Второе: Я могу прикоснуться только к Всадникам и Адаму. Остальные от тактильного контакта со мной погибают мгновенно. Радости материнства мне тоже не светит.
   Парни сразу предупредили, настаивать на отношениях они не будут, но соблазнить попытаются. От этой мысли я содрогнулась. А если учесть, что они единственные к кому я могу прикоснуться голой кожей, то понятно, долго я не продержусь. Но меня гнетет ограниченность выбора. И дело не в парнях. Они все красивы, умны и вообще идеалы. Но! Когда тебя лишают выбора так и хочется не принимать навязанное.
   Также узнала причину смерти своего предшественника. Он сам себя развоплотил из-за гнетущего одиночества. Вот почему Адам так мне обрадовался. Я своим присутствием облегчу вечность остальным Стражам. А то, что мне может это не подойти, так у меня есть время привыкнуть. Теперь для меня время безразлично. Я буду жива, пока жива вселенная. Ну, или не развею себя, но эта мысль мне претит. Ведь даже живя на улице, в нищете, зарабатывая копейки на ступенях метро, меня не посещала мысль о самоубийстве. Что уж говорить о сытой жизни в созданном для таких как я мире, где любое мое желание закон?
   Третье: Всадникам принадлежит целый мир под названием АпОкалипс, где их силы почти безграничны. Это единственная планета выдерживает присутствие всех Стражей, потому что создана ими. Здесь наши мысли материальны. Захотела чашечку кофе, подумала о нем, и можешь наслаждаться вкусом свежо-сваренного напитка. Правда, мы не можем изменять желания друг друга. К примеру, если Война наколдует себе озеро, я никак не смогу на него повлиять, пока мне этого не разрешат.
   Этот мир населяют разные существа и расы, за которыми мы следим и защищаем. В основном это переселенцы с погибших миров. Ведь когда являются четыре Всадника, погибают и невинные народы. Вот ребята и повадились забирать их себе. Зато у нас здесь мир и гармония. Все знают, на чьей земле живут и благодаря кому.
   Как я все это узнала, избегая Стражей? Элементарно! Та игровая комната, где я познакомилась с мужчинами, предназначена не для игр. Там с помощью разных приборов и похожих на планшеты панелей, мы наблюдаем за событиями разных миров. В юрисдикции каждого Всадника есть определенное количество планет, за которыми они вынуждены следить и контролировать развитие. Так вот, в первый же день, Чума выдал мне личный носитель (планшет), со всей интересующем меня информацией. Главное, как в google, правильно задавать вопросы. И хоть мне и было интересно посмотреть на миры, которые находятся под моим надзором, но после списка наименований и их количества, решила с этим не спешить.
   Я вздохнула и мысленно пожелала пустой чашке исчезнуть. Это фокус мне очень нравится. Встав с насиженного места зашла в свою комнату. Я сама ее обставила, просто представляя, что хочу. Вышло уютненько. Бледно-жёлтые стены, белый потолок, на полу мягкий ковер кремового цвета. Кровать из белого дерева с множеством подушек, застелена белоснежным покрывалом с крупными красными маргаритками. Большие окна прикрыты светлым тюлем, а один из подоконников я переделала в мягкую софу с теплым пледом и маленькими подушечками. Трельяж у стены, книжные шкафы, комод и несколько живых растений в горшках. У другой стены молочные кресла и столик.
   Я перевела свой взгляд на отражение в зеркале и увидела там высокую грустную девушку с пепельными волосами ниже лопаток, бледной кожей и большими печальными глазами цвета аметиста. Фигура с ярко выраженной худобой, казалась слегка мальчишеской из-за отсутствия груди и выпирающих костей. Это хорошо просматривалось через тонкую бельевую майку бледно-голубого цвета и коротких шортов для сна. Черты лица зависти не вызывали. Впалые щеки, маленький нос, тёмные брови с плавным изгибом, губы средней припухлости, верхняя чуть крупнее нижней. Мышь серая, классическая. Единственное моё достояние это большие фиолетовые глаза с густыми темными ресницами, из-за чего кажется, будто они подведены карандашом.
   Глубоко вздохнув, я забралась в кровать, под спину намостила подушек, укрылась воздушным мягким одеялом и взяла в руки планшет. Но не успела я ввести запрос на список моих миров, как раздался стук в дверь. Вздрогнув, перевела взгляд с экрана на дверь.
   - Войдите, - все же проговорила я после паузы.
   - Доброй ночи, Алира, - бархатный голос Чумы разлился в тишине спальни, являя своего хозяина. Блондин явно уже готовился ко сну, но какие-то причины побудили его предстать передо мной в таком виде. Я сглотнула, но непослушные глаза все же прошлись по фигуре мужчины. И не зря я про себя называю его Аполлоном. Его фигуру скрывали только штаны из чёрного шёлка, которые держались на честном слове, открывая моему взору тазовые кости и нижнюю линию пресса. Обнажённый торс, с гладкой бронзовой кожей не скрывал силы Стража. Плиты груди с маленькими шоколадными сосками казались очень твердыми, кубики на животе ярко выражены, руки увиты сильными мышцами каждую из которых видно даже в спокойном состоянии. Так и хотелось провести руками по такому великолепию, даже кончики пальцев от этого желания покалывают.
   - ... договорились? - Упс! Пока я разглядывала Всадника, он мне явно, что-то вещал, пытаясь не смотреть на меня.
   - Извини, я задумалась. Не мог бы ты повторить? - И виновато улыбнулась.
   - Эм... да, - хрипло проговорил Чума, быстро обводя глаза от моей груди. Я посмотрела вниз и вспыхнула, быстро прикрывшись одеялом. Моя грудь хоть и маленькая, но увенчана крупными сосками, которые сейчас гордо пытались прорвать тонкую майку. - Мы посовещались с братьями и подумали, что прошло достаточно времени для адаптации и тебе пора вникать в работу. Я понимаю, тебе тяжело это все принять, но сидеть взаперти с носителем тоже не выход. Поэтому завтра мы ждем тебя в 'игровой' комнате. Поможем разобраться во всех твоих вопросах и скоординируем работу с мирами. Хорошо?
   - Хорошо, - я и сама уже думала выйти из заточения. - Завтра буду на рабочем месте, - проговорила и неуверенно улыбнулась.
   - Отлично, - просиял мужчина широкой улыбкой с ямочками. Какая прелесть! - Тогда до завтра, Алира. Мирных снов.
   Когда блондин развернулся к двери и взялся за ручку я неожиданно выпалила:
   - А как тебя зовут? - он повернулся ко мне с удивленно поднятыми бровями. А потом мягко улыбнулся.
   - Когда-то меня звали Мэй, - и, развернувшись, вышел, прикрыв за собой двери.
   Мэй? А что, неплохо. Отложив планшет на тумбочку потушила свет и скинула лишние подушки на пол. Раз мне завтра все и так расскажут, сегодня просто лягу спать.
  
   Глава 3
  
   Утро встретило меня ярким солнечным лучиком, скользнувшим по глазам. Наморщив носик, я потёрлась лицом о подушку и довольно улыбнулась. Когда я узнала, что убивать никого не нужно, ситуация перестала казаться такой ужасной. Хоте нет, не так. Когда узнала подробности, я перестала опасаться будущего. Теперь оно у меня было!
   Открыв глаза, я обвела свою спальню, залитую ярким утренним светом и губы, непроизвольно расползлись в счастливую улыбку. Как хорошо, когда есть куда возвращаться, а ещё лучше, если тебя там ждут.
   Вскочив с кровати, прошлёпала в свою персиковую ванную. Пока умывалась и занималась утренним туалетом, в голове всплыли осколки прежней жизни, портя настроение.
   Последние три года жизни я провела на улице. Когда мама умерла от лейкемии, моей единственной тётке я была не нужна. В детдом меня отдавать было поздно, все же восемнадцать мне тогда уже стукнуло, поэтому тётя Дина просто вручила мне скрипку и выставила за дверь. Нашу маленькую однокомнатную квартирку она продала, а деньги забрала себе, в счёт похорон. К сожалению, завещание мама не написала.
   Ну а мне ничего не оставалось, как начать искать работу. Правда, без образования это было сложно. В рестораны меня брать не хотели, там больше ценился вокал, а не музыкальные способности. Официанткой пробовала, но вышибли через неделю за то, что дала по рукам мужику, который ухватил меня за зад. Ну откуда я могла знать, что он из налоговой?! Хотя, даже если бы знала, реакция была бы та же. Ещё несколько раз устраивалась официанткой, но не задерживалась. Жить то было негде, а грязная подавальщица никому не нужна. И вот однажды меня в очередной раз вышвырнули с работы. На душе погано, дождь мелкий моросит, холодно, страшно и одиноко. Поэтому стала на ступеньках и начала играть пятую симфонию Бетховена, а открыв глаза, увидела деньги в футляре. Так я и нашла место работы.
   Тьфу ты! Нашла что вспоминать! Тряхнув головой, выкинула ненужные сейчас воспоминания и пошла одеваться. Я решила поесть вместе со всеми. Раз надумала бросить затворничество, то, пожалуй, нужно начать с совместного завтрака.
   Я стояла в одних маленьких чёрных трусиках перед раскрытым шкафом, когда двери спальни резко распахнулись.
   - Алира, ты... - Голод, ворвавшийся тёмным вихрем, замер на полуслове, вперившись в меня ошалелыми глазами. Не успела я прикрыться, как коротко взвизгнув, была пришпилена мужским телом к стене. Сказать, что я охренела, ничего не сказать! А уж когда жадные горячие губы заглушили готовый сорваться протест, разозлилась.
   - М-м-м!!! - возмущенно промычала я в рот брюнету и уперлась кулаками в сильные плечи. Меня проигнорировали, продолжая терзать мои плотно сомкнутые губы, а крупный бугор терся о низ моего живота. Психанув, начала остервенело колотить маленькими кулачками по плечам Голода, пытаясь прекратить это своеволие. Но мужчина перехватил мои руки, свел их у меня за спиной и перехватил своей лапищей, чем заставил выгнуть обнаженную грудь вперёд. Со злости я пнула брюнета по голени и взвыла от боли в ударенных пальцах, разомкнув губы, чем тут же воспользовался этот гад, углубив поцелуй. И только я хотела цапнуть его за язык, как горячая ладонь накрыла мою грудь, сжав между пальцев сосок.
   - М-м-м... - томно протянула я. Возбуждение прострелило тело так неожиданно, что я оказалась не готова его сдержать. Жадные губы насиловали мой рот, кусая и засасывая, а умелые руки ласкали мою грудь, но отнюдь не нежно, а скорее больно, но не менее приятно, сжимая и оттягивая сосок. Когда мои ноги раздвинули коленом, а мужская ладонь с груди медленно заскользила вниз по тело, я была мокрой и потерянной. Такого оглушающего желания я не чувствовала никогда! Поэтому когда длинные пальцы потянули мои трусики вниз, я только приглушенно застонала и потерлась возбужденными сосками о шёлковую ткань рубашки.
   - Голод! - Этот рявк, вырвал меня из тумана страсти, очищая мысли, а брюнет яростно зарычал и оторвался от моих истерзанных губ.
   - Что?! - зашипел Голод, на вошедшего Войну, крепко прижимая меня к себе.
   - Мы же только вчера поговорили! Пусти Алиру, - не менее зло сказал рыжий.
   - Она не против!
   - А ты спросил?!
   - Словами можно соврать, телом никогда, - угрюмо проговорил чернявый.
   - Пусти, - прошептала пришедшая в себя я. На моих щеках можно яичницу сейчас жарить, так они горели. Мне было ужасно стыдно, за своё поведение, перед обоими мужчинами. Растеклась тут лужей, понимаешь, от небольшого напора и чуть не отдалась, наплевав на всё и всех. А ведь если бы не Война, я бы уже получала удовольствие от более активных действий. О Боже! О чём я думаю?!
   - Нет, - холодно произнес Голод и ещё сильнее стиснул меня в объятиях, что даже ребра затрещали. Сдержать болезненный стон не смогла.
   - Ромул, пусти Смерть! - Война возвышался красной неприступной скалой и настороженно следил за брюнетом. Агатовые глаза вдруг встретились с моими фиолетовыми, и я прочла в них столько неудовлетворенного желания, что можно было сгореть на месте.
   Свобода оказалась неожиданной. Вот меня крепко прижимают к груди, а через секунду я падаю на пол, успевая увидеть, как чёрный вихрь скрылся за дверью. Сидя на заднице, растерянно хлопаю глазами. Что это было?
   - О, Вселенная! Женщина, что ты со мной делаешь?! - воскликнул Война, плотно сжав кулачища и скользя по мне голодными глазами. Вскрикнув, прикрыла грудь руками и постаралась поджать ноги, максимально закрывая обзор.
   - Выйди, пожалуйста, - с красным от стыда лицом попросила я, уткнувшись взглядом в пол.
   - Прости девочка, но ты так притягательна, что мне сложно сдерживаться, - с трудом проговорил красноволосый. Испуганно вскинув на него глаза, я увидела, как он пятится к двери, не сводя с меня зеленющих глаз, в которых плескалось море жгучей страсти. Я сглотнула и замерла, боясь спровоцировать. И только когда за мужчиной плотно закрылась дверь, смогла выдохнуть.
   Кошмар! А это только утро!
   Я не обиделась и не расстроилась. Сначала конечно разозлилась, но сейчас негатив ушёл. Просто мне понятна такая одержимость. Уверена, если бы на моем месте оказалась любая другая девушка, реакция у Стражей была бы такой же. Ну, а если представить себя на их месте, думаю, поступала бы идентично. Три тысячи лет без прикосновений к противоположному полу, кому угодно башню сорвет, и любая выдержка даст трещину. Но я уже неделю у этих мужчин под боком, а они мало того, что дают время для привыкания, так ещё и не настаивают на своём обществе! Не берут в наглую, в конце концов, я не смогу противостоять не одному из них. Нет, они решили меня соблазнять! Медленно и уверенно. Эта мысль вызвала улыбку на лице. Я была им благодарна за такое поведение.
   Поэтому моё настроение снова улучшилось и это отразилось на выборе одежды. К завтраку я надела платье, из белой ткани с рисунком крупных лиловых и красных цветов, без рукавов, приталенное и с воздушной расклешённой юбкой выше колена. На ноги выбрала сандалии на ровном ходу, цвета снега с крупным кровавым маком на внешней стороне щиколотки. Волосы скрутила в небрежную гульку на макушке, выпустила несколько прядей, которые падали на лицо и шею. Образ вышел легкий, хрупкий и романтичный. Самое то! Улыбнувшись напоследок отражению, вышла из комнаты. Особняк Всадников называется Ангард и находится на маленьком острове посреди океана. Я когда впервые увидела пейзаж за окном, влюбилась в эту сюрреалистичную картину. Растения, окружающие замок были разного оттенка голубого и изумрудного. Цветы поражали яркостью, формой, размером и палитрой! Ну а вода, была не синей и не сине-зелёной... Она переливалась! Если смотреть с высоты, волны казались лазурными с неоново-голубым переливом, если спуститься ниже, появлялся пурпурный оттенок, в обед можно увидеть розовый блик, а на закате океан становился насыщено красным!
   Сам замок был тоже красив и интересен. В нём не было ни одной похожей комнаты. Каждая отличалась как по стилистике, так и по гамме. Я когда смотрела на планшете расположение комнат дома, видела как старинные комнаты, напоминающие замки в средневековой Франции, так и хай-тек будущего с невероятным количеством всяких компьютерных панелей, экранов, гаджетов. Вот и сейчас я шла по длинному коридору, рассматривая странные двери на моем пути. Честно, чувство, будто я Алиса в зазеркалье. Ни одной одинаковой двери! Вот массивная дверь из черного дерева, дальше сенсорная стеклянная, открывала взор на бассейн, следующая из мутного белесого материала. Я даже остановилась перед ней и осторожно коснулась поверхности, мгновенно отдергивая руку. По двери пошли волны, как если бы я коснулась воды!
   - Идентификация прошла успешно. Новый Страж внесен в базу данных. Доступ разрешён, - проговорил женский компьютерный голос и странная дверь стекла. Нет, правда, она просто как вода, стекла вниз! Я тупо хлопала глазами, боясь войти. А потом все же сделала шаг вперед и заглянула в комнату. Большое помещение с четырьмя огромными зеркалами, возле которых голографические панели. В середине комнаты на подставке стоял большой шар, переливаясь всеми цветами радуги. От белизны этого места даже глазам больно.
   - Что это за место? - прошептала я, крутя головой в разные стороны.
   - Это портальная комната, - пискнув, подскочила на месте от испуга. Задавая вопрос, я никак не ожидала ответа. Оглянувшись, никого не увидела.
   - Кто здесь?
   - В портальной комнате есть только Страж, - ответил тот же женский голос. А ещё я заметила, когда он слышится, шар в середине комнаты, начитает мигать в такт речи. Проверим.
   - А ты кто?
   - Я элэменталь, дух стихии земли, - без эмоций проговорило оно. Я осторожно подошла к шару.
   - Ты здесь? - я дотронулась к кругляшку размером с футбольный мяч. Он мигнул ярко-синим.
   - Здесь.
   - А зачем?
   - Я, поддерживая жизнь замка и острова. Благодаря мне, он не разрушается и может сомовостанавливаться. Так же при необходимости делаю нужные пристройки. Я сердце Ангарда.
   - А как тебя зовут?
   - Меня? - впервые в холодном и безжизненном голосе появилось неуверенность. - Наверное, Ангард.
   - Но голос у тебя женский!
   - Элементали не имеют пола, - шар мигнул. - Так тебе комфортней? - в последнем предложении голос стал мужским с рычащими нотками. Я удивленно подняла брови и вылупилась на мяч как баран на новые ворота.
   - Эм... да, так лучше, - выдавила я. - Слушай, Ангард, а расскажи мне про эту комнату.
   - Что тебя интересует Смерть?
   - Ну, для чего она нужна? И можно, не называть меня так? Моё имя Алира.
   - Ты Смерть. Страж не должен отрицать ни имени своего, ни обязанностей, ни дара, выбравшего его, - отчитал меня шарик. - А это помещение предназначено для перехода между мирами. Каждое зеркало принадлежит отдельному стражу и ведет в зафиксированные за ним миры, которые в свою очередь делятся на магические, полумагические, техногенные, высоко техногенные, смешанные и неопределённые.
   - Как это неопределённые?
   - Это молодые миры, которые ещё не выбрали по какой стезе пойдут. По магическому развитию, техногенному или лучший из вариантов - смешанный.
   - А что нужно для определения?
   - Катаклизм, способствует развитию мира на технической основе. Вмешательство богов ведут мир по магическому пути. А если за миром пристально следит Страж, то такие получаются смешанными, так как Всадник предотвратит ненужный катаклизм и самовольство бога.
   - Ничего себе! А обязанностей-то все прибавляется, - задумчиво протянула я.
   - Конечно, - фыркнул голос. - Не на курорт приехала.
   - Такая крамольная мысль меня ещё ни разу не посещала, - едко заметила я. - Чем дальше, тем сильнее убеждаюсь в том, как глубока попа, в которую я попала.
   - Есть и плюс в этом, Смерть.
   - Какой?!
   - Скучно не будет, - и послышалась улыбка в приятном голосе Ангарда.
   - Не уверена, что это плюс, - тяжело вздохнула я. - Ладно Ангард, пошла я, завтракать.
   - До свиданья, Смерть.
   - Пока, - махнув рукой, вышла из портальной комнаты.
   Ну, а дальше продолжился коридор Алисы! Дверь - дерево с золотом, дверь - металлическая с неоновой подсветкой, потом белая в розовый цветочек, потом голубая с плюшевыми мишками, и снова дорогое дерево. Бр-р-р! Странное место. Ускорив шаг, вылетела из-за поворота и попала в теплые мужские объятия. Подняв лицо вверх, встретила теплое золото глаз Мэя.
   - Привет, - улыбнулась я, не стараясь выскользнуть из кольца сильных рук.
   - Доброе утро, - слегка хрипло произнес Чума, плотнее прижимая меня к себе. Мои руки лежали на груди, я чувствовала как под ладонью часто и сильно бьётся сердце. Не знаю почему, но именно этот мужчина вызывал во мне странное чувство. Хотелось прижаться к нему, обнять, слышать его голос, от которого у меня мурашки по телу, вдыхать его запах, смесь сладкой мяты и грейпфрута. Но больше всего, хочется гладить его гладкую загорелую кожу, пальчиком обводить каждую мышцу, видеть в его янтарных глазах... нежность? Желание? О, Боже мой! Этого ещё не хватало! За неделю знакомства начать испытывать симпатию к незнакомцу?!
   Опустила руки и выскользнула из объятий. Мэй не удерживал.
   - А я вот решила позавтракать с вами, - преувеличено бодро сказала я, растягивая губы в улыбке.
   - Хм, - в золотых глазах замерцали смешинки. - Ну, пойдём, - мужчина предложил мне локоть, за который я вцепилась и пошагала рядом, натянутая как струна на любимой скрипке.
   Когда мы вышли на круглую террасу, я задохнулась от восхищения. Яркое чистое небо, растения цепляются за белые мраморные перила, раскрывая взору крупные жемчужно-сиреневые цветы с умопомрачительным сладким ароматом, а внизу бушевали лазурные волны. За круглым белым столом уже сидели Война и Голод. При нашем появлении, рыжий довольно улыбнулся, а брюнет скорее оскалился и облизнулся, приглашающим жестом предложил сесть рядом. Я внутренне содрогнулась, но улыбнувшись приняла приглашение.
  
  
  
   Глава 4
   - Позволь нам сегодня угостить тебя? - спросил Мэй, отодвигая для меня стул возле Голода. Я лишь кивнула, присаживаясь, сложила руки на коленях. Неожиданно меня одолело смущение. Потупив взгляд, убрала прядь волос с лица за ухо.
   - Алира, ты любишь морепродукты? - поинтересовался Война.
   - Люблю.
   - Тогда приятного аппетита, - сказал Голод, указав на стол, и протянул мне букет невероятных белоснежных цветов, похожих на звездочки с красной сердцевиной. Я с трепетом взяла это чудо, вдыхая сладкий фруктовый аромат. Бутоны пахли как экзотические фрукты! А переведя взгляд на стол, увидела блюдо с ассорти разнообразных суши и роллов, а чуть дальше воздушное нечто, похожее на розовое облако, явно десерт.
   - Обалдеть, - мне было очень приятно их внимание. А цветы меня вообще покорили! Они божественны! - Спасибо!
   - Пожалуйста, - проговорил Война, обдавая моё ушко, горячим дыхание. Это и смутило меня, и взбудоражило, разливая странное тепло внутри.
   - Война, а как тебя зовут?
   - Война, - он улыбнулся шальной улыбкой.
   - Нет, ну... вот Чуму зовут Мэй, Голода - Рома...
   - Рома? - переспросил брюнет, удивленно подняв брови.
   - Эм, да. Тебе не нравится такое сокращение?
   - Из твоих уст мне нравится всё, - пошло улыбнулся Ром, чем заставил мои щеки вновь сменить окрас на розовый.
   - Меня зовут Акил, малышка, - мягко сказал красноволосый, вытаскивая из букета один цветок и, засунул мне его в волосы у основания гульки. - А теперь ешь, - щелкнул меня по носу рыжий. И это вышло так естественно, что улыбка сама нарисовалась на моём лице.
   Создав на столе вазу с водой, я поставила в неё цветы. Настроение было какое-то приятно-воздушное. Как в ожидании чуда.
   - После еды, я познакомлю тебя кое с кем, - загадочно улыбнулся Мэй.
   Я лишь кивнула и принялась за еду. Первый же распробованный кусочек просто взорвал мои рецепторы вкуса, что я даже не сдержала блаженного стона. Это не описать словами! В тонкое филе фиолетовой рыбы, была завернута синяя икра, а их совместный вкус был кисло-сладкий, с легкой цитрусовой ноткой. Я такого никогда не ела! А дальше я вообще ушла из реала. Каждый кусочек был ни на что не похожий и нереально вкусный! Как я слопала целую тарелку, осталось для меня загадкой. С сожалением отодвинула пустое блюдо, взялась за десерт.
   - О, МОЙ, БОГ! - не удержала я восклицания. - М-м-м... Невероятно! М-м-м! Как вкусно!
   Что я ещё говорила, не знаю, но это реальный экстаз! Каждый кусочек таял во рту, даря феерию вкусового разнообразия. Когда только кладешь на язык эту воздушную массу, ощущаешь вкус сладчайшей клубники, плавно переходящей в сочный арбуз, потом облако тает и начинается экзотика, но освежающе-сладкая. Мне казалось от удовольствия у меня волосы на голове дыбом встали. И только когда я проглотила последний кусочек, смогла сфокусировать зрение на чем-то помимо пиалы с десертом.
   А осмотревшись, покраснела. Всадники сидели с нетронутыми тарелками и поедали меня глазами, в которых светился восторг и жажда. Как тут не смутиться?
   - Кхм, извините, но это было очень вкусно, - и потупила взгляд.
   - Я готов каждое утро создавать тебе нечто волшебное, чтобы только ещё увидеть этот восторг на твоем личике, - хрипловато проговорил Рома, поднимая моё лицо за подбородок и заглядывая своими агатами в мои глаза. - Это было красиво. Очень, - и приблизившись, прошептал мне на ухо: - Но если ты с таким восторженным лицом будешь стонать подо мной, я буду ещё счастливее.
   Щеки мои тут же вспыхнули, и я резко отвернулась, а натолкнувшись на две понимающие улыбки, ещё и разозлилась. Я понимаю, что это коллективное соблазнение, но на такие эксперименты явно не готова. И не уверена, что буду.
   - Мэй, с кем ты меня хотел познакомить? - сменила я тему.
   - Да, пойдём, - отодвинув полную тарелку, встал со стула.
   - Может, поешь? Я подожду, - мне стало неудобно, что из-за меня Чума остался голодным.
   - Нет, - с хрипотцой произнес блондин. - Сейчас меня одолевает голод несколько иного характера, - и протянул мне руку, помогая встать. Но из-за смущения от слов Мэя, я не смотрела куда ступает моя нога и, зацепившись за ножку стула с разгона угодила в крепкие объятия золотоволосого мужчины, животом прочувствовав о каком желании, идёт речь. А подняв взгляд, увидела, как неестественно ярко вспыхнули золотые глаза потусторонним жёлтым огнём. Не успела я испугаться, как губы обожгло яростным поцелуем, а рёбра сдавили сильные руки.
   А в следующую секунду меня оторвали от невменяемого Чумы. Я была в руках Ромы, а Акил сдерживал Мэя, по телу которого пробегали золотистые языки пламени, а мышцы как живые двигались под кожей, то увеличиваясь, то приходили в норму. В полном шоке уставилась на эту картину, даже не обращая внимания, что Голод крепко держит меня под грудью, а большим пальцем правой руки водит по низу левого полушария. Очнулась от нежного поцелуя в шею.
   - Эй! - воскликнула я, пытаясь вырваться. - Ром, пусти-и-и, - сменила тактику, жалобно проскулив, когда поняла, что просто так меня не отпустят. Но почувствовав спиной вибрацию от рычания, вообще замерла, боясь пошевелиться.
   - Достали! - рявкнул Война, и движением двух пальцев, надавил на основании шеи Мэя, отключая его, а потом уверенным шагом подошел к Роме, тоже без труда заставив того стечь к моим ногам бесчувственной тушей. - Всё, пока эти, - кивок на лежачих, - придут в себя, я буду твоим гидом и сопровождающим.
   - Ага, - мягко переступила руку Ромы, осторожно взялась за предложенный локоть Акила. Я начинаю опасаться этих мужчин.
   - Не стоит бояться Алира, - как мысли прочитал рыжий, уводя меня с террасы. - Нам просто тяжело сдерживаться рядом с тобой. Вот истинная суть Стража и выходит из-под контроля. Когда твоя сила проснётся, тебе будет проще нас понять. Понимаешь, когда Всадник испытывает сильные эмоции, мы теряем контроль над Даром и он защищает носителя заставляя взять то, что явилось раздражителем. Если я потеряю контроль от ярости, моя сила не успокоится, пока причина злости не будет уничтожена. Вот и у Чумы так было, он так сильно хотел тебя, что чуть силой не взял. Поверь, он бы потом очень сожалел о содеянном. Понимаешь?
   - Кажется да, - неуверенно протянула я. Нет, то, что Мэй не хотел причинить мне вреда, я поняла. И даже то, что и Ромка потерял контроль, тоже. Не поняла, что там по поводу силы, которая ещё не проснулась. А ещё я не поняла своих чувств. Когда губы Чумы коснулись моих, меня будто молнией прострелило. И это меня испугало. Я вообще очень по-разному воспринимала всех Всадников.
   К Войне у меня двоякое чувство. Он мне нравится, своей непосредственностью и легким нравом. Но влечения к нему у меня ноль! Хотя смотреть на него очень приятно. Торчащие в разные стороны красные волосы и невероятно зелёные глаза, мало кого сможет оставить равнодушными. А вот к Мэю у меня наоборот очень сильное влечение! Да и вообще он мне больше всех импонировал. Золотой и красивый как бог! С мягким характером и умопомрачительной улыбкой с ямочками! От одного воспоминания мурашки под кожей бегут. Ну и, конечно же, Рома, вызывал у меня необъяснимое чувство тревоги. Я опасалась его на интуитивном уровне. Он как дикий опасный зверь, на которого смотреть приятно, а подойти очко играет.
   - Пришли, - вырвал меня из раздумий Акил. Я огляделась. Вокруг растения, цветы, птички щебечут. Чувство будто в джунгли попала. Только хотела повернуться и спросить, что мы здесь забыли, как на глаза попалась небольшая полянка с кристальным озером. А там... у меня дыхание перехватило от восторга!
   Трое невероятно мощных, абсолютно чёрных жеребцов, с длинными волнистыми гривами, играли в салочки друг с другом, а солнечные лучи играли на их блестящих шкурах. Поразительно, но они отсвечивали разными цветами! Присмотревшись, я заметила, что и глаза у них разные! У красноглазого коня, шкура отливала багровым, у зеленоглазого - изумрудом, а у желтоглазого - янтарём. Поразительно!
   А потом мои глаза зацепились за ещё одного незамеченного мной зверя. Четвертый жеребец лежал в тени дерева, с всемирной грустью на морде и казался припорошенным пылью. Ярко-голубые глаза невидяще уставились на водную гладь, а бока тяжело вздымались. Грива мочалистой паклей лежала рядом. От вида этого сильного, но очень грустного зверя у меня в груди всё сжалось. Мне стало его, безумно жаль!
   Я даже не заметила, как слезы начали стекать по моему лицу, а ноги уже несли меня коню. Как только я ступила на поляну, остальные мустанги перестали скакать и уставились на меня умными разноцветными глазами с вертикальным зрачком. Они просто провожали меня взглядом, глубоко вдыхая, пытаясь уловить мой запах. Но я не обратила на них никакого внимая. Просто не смогла. Меня пленили неоново-голубые глаза, которые нашли мой затуманенный слезами взор и по мере моего приближения, сверкали всё ярче.
   Когда я опустилась на колени перед огромной мордой, недолго думая, погладила гладкий чёрный нос.
   - Привет, - хриплым шёпотом, проговорила я. - Прости меня, - слезы полились с удвоенной силой. - Прости, что так долго не шла, - наклонившись, я поцеловала прохладный нос и обняла моего зверя.
   Через зажмуренные глаза начал пробиваться яркий свет, но я лишь сильнее стиснула руки, боясь потерять обретённую частичку души. Как только небесные глаза встретились с моими, я поняла, что это мой конь, мой источник магии, мой недостающий кусочек! И я своим игнором, заставила его страдать!
   В теле начал нарастать жар. Сначала в ладонях, потом в ступнях, постепенно поднимаясь выше и концентрируясь в груди. Потом появилось чувство, будто мне под ребра засунули фаерболл! И он становился все больше и горячее с каждой секундой. Не сдержавшись, вцепилась в коня, и закричала на всю мощь своих легких.
   А в следующий момент вдруг резко всё прошло. Я раскрыла глаза и удивленно ими хлопнула. Передо мной лежал чёрный жеребец с голубым отливом и яркими глазищами, в которых плескалась нежность. Не сдерживаясь, дрожащей рукой провела по гладкой и шелковистой шерсти, запустив пальцы в шикарную густую гриву, погладила надбровные дуги.
   - Прости Мортис*, - вновь прошептала я, за что меня лизнули, синим раздвоенным языком как у рептилии. Счастливая улыбка выплыла на моё лицо. Я знала, что сейчас произошло. Мы соединились!
   Всадник со своим конем это одно целое. Мысленно мы общаться не можем, но передавать друг другу образы, запросто. Когда предыдущий хозяин развеялся, Мортис впал в стазисный сон. Проще говоря - кома. А когда Дар вновь обрёл хозяина, он очнулся. Но из-за того, что я не появлялась, начал чахнуть и терять магию, испытывая невероятную слабость, боль и страх. Всё это, как и имя жеребца, просто появилось у меня в голове. Чувство будто я всё это знала, но забыла. Именно так и передают эти магические существа информацию. Зато теперь, после соединения, во мне проснулась магия! Даже не знаю радоваться или плакать.
   *Mortis (лат.) - смерть.
  
   Глава 5
   - Это было красиво, - вздрогнув, я резко обернулась. Акил стоял недалеко от нас с Тисом, с немым восхищением смотря на нашу композицию. Да, я сижу на земле и держу в руках огромную голову коня, но чем тут восхищаться, не понятно. - Правда, Беллум*? - Рядом стоящий жеребец с багровым отливом и рубиновыми глазами, согласно кивнул головой.
   - Что красивого? - поинтересовалась я вставая. Тис тоже плавно, с непередаваемой кошачьей грацией, поднялся на ноги. И только теперь я поняла, насколько он огромен! Моя макушка с трудом доставала до его грудины! А ещё я увидела, что пасть моего зверя, украшают отнюдь не лошадиные клыки! - Ну, малыш Морти ты и огромен! - конь приосанился, гордо выпятив грудь и, довольно заурчал.
   - Я впервые видел единение со стороны, - ответил на ранее заданный вопрос Война. - Когда ты обняла Мортиса, вас охватило яркое холодно-голубое пламя. Оно становилось всё плотнее и яростнее, пока не достигнув пика, мигнув напоследок особенно ярко, впиталось в твою грудь. Это действительно было красиво. Даже ребята со мной согласны, - кивок в сторону кивающих жеребцов. Я улыбнулась, смотря как три здоровенных коняги, синхронно машут головой.
   - Эм, ребята, - из-за кустов вышел потирающий шею Мэй. - В 'игровой' замигал красный огонёк, - хмуро произнёс блондин, а Война недовольно свёл брови.
   - Что за 'огонёк'? - спросила я, почёсывая опустившуюся на моё плечо голову Тиса.
   - Пойдём, там всё объясним, - махнул Чума.
   Я кивнула и, чмокнув гладкий нос Мортиса на прощание, засеменила за мужчинами. Насколько я поняла, мой 'золотой бог' решил сделать вид, что за завтраком никакого срыва не было. В принципе, меня такая позиция устраивала. Да и вообще, я не против ещё такого срыва, именно у него.
  До 'игровой' дошли в молчании. Я думала о своём, а мужчины идентично хмурили лица и явно о чём-то переживали. А когда мы вошли в комнату, Рома смотрел на голографическое изображение, воспроизведенное посреди комнаты в воздухе. И показывалось там какое-то сражение гуманоидных существ. Честно, подумала, что Голод фильм смотрит.
   - Как видишь, - хмуро сказал Ром.
   - А мне объясните? - робко попросила я.
   - Да, малышка, садись, - развернул для меня белое кресло Мэй, взмахом руки убирая голограмму. - То, что ты только увидела, было началом войны в мире, за которым следит Акил. Когда в 'игровой' загорается красный огонёк, это подразумевает, что конфликт не естественного происхождения. Проще говоря, войну спровоцировали извне. Чтобы её остановить и не допустить регрессии мира или уничтожения невинных существ, Войне придется отправиться в этот мир, собрать флюиды агрессии, выяснить причину начала и зачинщиков, с последующим их устранением. Но проблема в том, что на войне всегда смерть, а после и голод. Поэтому тебе с Акилом, нужно как можно скорее остановить это безобразие, чтоб не допустить появления Голода. Ты должна собрать эманации смерти, иначе они спровоцируют появление болезней, а следом и я приду. Итог: все Всадники в одном мире и он будет уничтожен!
   - Но я же ничего не знаю, - растерянно пробормотала я. - Ничего не умею.
   - Не волнуйся, малышка, я буду рядом, - погладил меня по голове красноволосый. - Со мной, тебе нечего бояться, - и ласковая улыбка украсила красивое лицо. А мне как-то даже полегчало и я смогла расслабиться. Не знаю почему, но я просто поверила. Если Акил сказал, мне нечего бояться, то и не буду. - Вот и умница, - сказал мужчина и поцеловал меня в макушку, чем вызвал у меня улыбку. Как с ребёнком, ей Богу.
   - Слушайте, у меня назрел вопрос, - задумчиво проговорила я. - Что делают боги? Вот, например та же богиня смерти, чем занимается? Или бог войны? Не знаю, есть ли боги чумы и голода, но если у нас столько обязанностей то, что делают эти филонщики?!
   - Хм, - весело сверкнул глазами Ромка. - Хороший вопрос. И ответ на него прост. Вот, например Мара - богиня смерти. У неё под надзором несколько миров. В её обязанности входит распределять души, которые к ней попадают. В своих чертогах она отправляет умерших на перерождение, на муки или если душа совсем чёрная, и даже исправительные страдания не помогут её изменить, таких она запечатывает в мёртвый сосуд. Там душа несколько веков проходит болезненное расщепление, после чего исчезает. Это похоже на медленное разъедание кислотой.
   А боги войны в каждом мире свои. В их обязанности входит помогать воюющим, поднимать боевой дух. Души воинов погибших на поле брани они одаривают своей благосклонностью, и их перерождение происходит быстрее чем если бы они умерли в постели.
   Что касается богов плодородия, который по своим обязанностям похожи на меня, то они всё свободное время следят за флорой своего мира. На их плечах не только урожай на полях, но и за диким лесом они тоже следят.
   Боги исцеления или медицины, по характеру силы похожи на Чуму. На их плечах помощь в борьбе с заразой, но действовать они могут только через медиков и магов жизни. Они не имеют права вмешиваться напрямую, как и остальные боги. Поэтому когда появляется новый вирус, они помогают найти антидот, противоядие, вакцину и т.д.
   - Как видишь, у них тоже немало работы, - улыбнулся Акил.
   - Понятно, - кивнула я. - Ну, тогда последний вопрос: Почему в меня раньше не отвели к Мортису?
   - Но ты сама закрылась в комнате и не хотела контактировать с внешним миром! - возмутился Рома. - Это был твой выбор. Так что нечего на нас губы дуть.
   - Извините, - я опустила взгляд в пол. Голод был абсолютно прав. Мне не за что на них обижаться. Сама ведь не захотела ничего слушать и как малолетка закрылась в четырёх стенах, выуживая информацию из планшета. - В следующий раз, когда меня так перемкнёт, и я снова уйду в себя, просто возьмите да хорошенько встряхните меня. Чтоб неповадно было.
   - О, это я тебе гарантирую, - хищно улыбнулся Ром.
   - Так всё, пора идти, - хлопнул в ладоши Война.
   - А могу я сначала переодеться? - поинтересовалась я.
   - Конечно можешь, - Мэй протянул мне руку, помогая встать с мягкого кресла. - Когда будешь готова, включи карту особняка на носителе, он проводит тебя в портальную комнату.
   - Я уже знаю, где она и даже успела познакомиться с Ангардом.
   - С кем? - синхронно прозвучало три голоса.
   - Ну, Ангард, элементаль.
   - Интересно, - задумчиво протянул Рома. - За три тысячи лет он вообще не идентифицировал себя как разумное существо, скорее как машина, а тут на тебе - Ангард!
   - Могу себе позволить сменить модель поведении, - раздался голос элементаля. Я лишь улыбнулась, а Стражи нахмурились.
   - С чего такие перемены? - поинтересовался Мэй.
   - А почему нет? Если даже Дар изменил своим предпочтениям и выбрал девушку, то чем я худе?! Вот тоже захотел, и теперь я такой.
  - Правильно Ан, если хочу и могу, то почему бы нет?! - широко улыбнулась я. - Ну ладно, пошла я собираться.
  - С собой ничего не бери, - вдогонку сказал Мэй. - Только одежду попрактичнее надень.
   Кивнув, пошла готовиться к первому в жизни путешествию в новый мир. Если этот не считать.
   Через минут тридцать я подходила к портальной комнате в узких чёрных штанах, тёмно-синей водолазке с горлом и в полусапожках на маленьком широком каблуке. Практично, неброско и удобно. Правда белый цветок, так и оставшийся в волосах, был явно не в тему. Но почему убрать его у меня не поднялась рука.
  - О, ты готова. Отлично, - сказал Акил, поворачиваясь к голографической панели, возле одного из зеркал. Мэй и Рома стояли возле него, только глаза их смотрели не на светящуюся фигню с кнопками, а скользили по моей фигуре, не пропуская ни одного изгиба.
   - Я неверно подобрала одежду? - спросила я, смотря на Чуму и Голод.
   - В самый раз, - сказал вновь обернувшийся Война.
   - Но было бы намного лучше, если бы ты была голой и в моей постели, - плотоядно улыбнулся Ром, облизывая губы.
   - Эй! - воскликнула я с мгновенно вспыхнувшими щеками.
   - А что?! Зато честно, - пожал плечами брюнет.
   - Держи свою честность при себе, - недовольно буркнула я.
   - Но мысли такого же содержания, крутятся в голове у нас всех, - спокойно сказал Мэй. Вот от него я такого не ожидала.
   - Всё, - сказал красноволосый, прежде чем я успела ответить. - Я настроил переход, можно выдвигаться. Вот, это тебе, - он протянул мне литой браслет из светлого металла, с ярко-голубым камнем. - Это глушитель силы и призыв в одном артефакте. При необходимости, ты можешь вызвать Мортиса.
   - А глушить силу зачем?
   - Чтобы ты своей сутью не подавляла всех вокруг. Даже боги в нашем обществе без этого артефакта не выдерживают. Ты же не хочешь выжечь мозги всем в радиусе километра от тебя?
   - Нет, - шокировано пошептала я, смотря на браслет.
   - Тогда надевай и в путь.
   Я лишь кивнула и надела новое украшение.
   Когда мы с Акилом, подошли в зеркальной глади, там уже было не наше отражение, а поляна с лесом на заднем плане. Бегло осмотрела рыжего, в чёрных обтягивающих зад штанах, излюбленных берцах и красной футболке, делавшего шаг в портал. Пошла мелкая рябь и я увидела как на полянке появился Война. Глубоко вдохнув, последовала примеру и шагнула вперёд.
   Я понять ничего не успела, как в нос шибанул запах травы и хвои. Оглянулась и ничего не увидела. Поляна, лес, Война. А где же портал?!
   - А как мы вернёмся? - спросила я у Акила, который увлечённо что-то искал в своём носителе.
   - Когда закончим, я вновь открою переход, - не отрываясь, сказал рыжий. - Пойдём, нам в эту сторону, - и махнул рукой на густой хвойных лес.
   Я повернулась куда показали, и успела только вскрикнуть, как лицо забрызгало горячей кровью, из пробитой огромным копьём грудины Войны/
  
  *Bellum (лат.) - война.
  
   Глава 6
   Это была ловушка! Рассчитана не на нас, но легче от этого открытия не становилось. Я огромными от ужаса глазами смотрела на огромное копьё, из какого-то странного материала, похожего на белесое мутное стекло, которое проделало большую дыру в груди Акила.
   - Беги, - сдавлено проговорил Война, доставая из заднего кармана чёрные кожаные перчатки.
   - Что? - испуганно переспросила я. От страха я вообще очень туго соображала и слова мужчины до меня доходили как издалека.
   - Беги! - зарычал Акил и сверкнул на меня абсолютно красными глазищами без белка.
   Это было последнее, что уловил мой объятый ужасом мозг, прежде чем паника накрыла меня с головой, и... я побежала.
  
   ***
   Как только маленькая пепельноволосая фигурка скрылась за густыми ветвями здоровенных елей, на зелёную полянку высыпались организаторы ловушки. Эти существа были только торсом похожи на людей. Крупные грудные клетки, с мощной обнаженной грудью, руки до запястья тоже человеческие, а дальше кисть покрыта зеленоватой чешуёй, между когтистых пальцев голубоватые перепонки. От бедра вместо ног змеиные хвосты метров по двадцать длиной, а на плечах, крупные змеиные головы с хищным капюшоном и длиннющими клыками.
   Двадцать таких существ быстро окружило раненого красноволосого мужчину, медленно надевающего перчатки, по телу которого бегали огненные всполохи. Но когда один из змей двинулся в сторону леса, куда убежала девушка, рыжий вспыхнул яростным пламенем. Одним движением он вырвал из груди копьё и двинулся в сторону ближайшего хвостатого.
   И буквально через минуту, на недавно яркой, тихой и зелёной полянке, всюду валялись части тел. Руки, головы, куски хвостов... и всё было залито ярко-алой кровью. А тот змей, который хотел идти за девушкой, был завязан узлом на ближайшей ели, пришпиленный оторванной у кого-то рукой, которая соединяла его тело с деревом. Существо агонизирующее шипело, пытаясь поломанными руками вытащить из живота чужую конечность.
   А красноволосый обнаженный мужчина, хищно раздувая ноздри, шел за манящим женским ароматом. Его красные зрачки возбуждённо сверкали, но, уже не закрывали своей яростью белок. Страж был во власти своей истинной сути.
  
   ***
   Когда ко мне вернулась способность соображать, в боку нещадно кололо, дыхании с хрипом вырывалось изо рта, лёгкие горели, а кругом, куда ни глянь колючие ёлки. Из-за густоты и величины деревьев, солнечные лучи почти не пробивались, и казалось, будто сейчас не полдень, а вечер.
   Я устало привалилась спиной к широкому стволу, медленно сползая на землю. Обхватив дрожащими руками подтянутые к груди ноги, испуганно огляделась. Надо мной был козырёк из пушистых веток, земля усеяна опавшими колючками, а звенящая тишина этого места вообще оглушала.
   И что мне делать? Куда идти? Где искать Войну?
   Страшно было до чёртиков! Одна, посреди леса, в неизвестном мире, да ещё и не знаю, что случилось с Акилом. Я очень за него переживала, но его глаза меня до жути испугали. Да и вся ситуация тоже. Не так я представляла своё первое путешествие по мирам.
   - А-а-а-а!!! - заорала я, когда меня схватили за руку, резко вздернув вверх. Не глядя начала отбиваться, колотя кулаками, куда попадала, но эффекта от этого было ноль! Только конечности себя отбила.
   - Алир-р-р-ра... - рычаще протянули у меня над ухом. Я вздрогнула и раскрыла заплаканные глаза. Меня на весу держал Акил, плотно прижимая к своей обнаженной груди, и блаженно вдыхал мой аромат, прикрыв веками голодный взгляд своих ядовито-красных глаз. Ну, хоть радужка появилась!
   - Акил? - дрогнувшим голосом спросила я.
   - Угу, - муркнул он, проводя носом по моей щеке.
   - Ты в порядке?
   - Более чем. - Мужчина легко коснулся губами моей шеи, прикусил мочку уха, чем заставил вздрогнуть всем телом.
   - Акил, что ты делаешь?
   - Прости звёздочка, но моя суть взяла верх, - шептал рыжий, продолжая гладить мою спину и легкими поцелуями покрывать мою шею. И даже не знаю что хуже, отсутствие контроля у Войны или то, что моё тело начало отвечать на уделяемое ему внимание! - Прости, но я не могу остановиться. Только прошу, расслабься и доверься мне. Просто доверься, чтобы я не сделал тебе больно, - а, потом, не дав мне осмыслить сказанное, впился в мои губы диким необузданным поцелуем.
   Просчитать перспективы было легко. Или меня сейчас грубо насилуют, или это можно сделать довольно приятным согласованным процессом. Естественно мне больше понравился второй вариант.
   Запустив руки в жесткие красные волосы, сжала их в кулаках. Если для успокоения ему нужен секс, то я устрою ему насыщение! С не меньшим пылом начала отвечать на поцелуи, кусая его губы и засасывая язык. Может у меня и не большой опыт в этом деле, но зато я эмоциональна и искренняя в своих чувствах. И сейчас я честно могла признаться, что хотела Акила.
   Я почувствовала как горячие, мужские ладони забрались мне под кофту, жадно шаря но моей спине. Я, недолго думая, обвила талию рыжего ногами, за волосы оттянула его голову назад и перехватила лидерство в поцелуе. В награду услышала полустон, полурык, а треск ткани оповестил меня, что я осталась без кофты. Легкий ветерок прошелся по моей обнаженной спине, но ладони, гладившие мои ягодицы, не давали замёрзнуть. А когда одна рука скользнула дальше и потёрла шов штанов, стона не сдержала уже я. Акил гладил место между моих ног, слегка вдавливая пальцы. Я застонала громче, а в трусиках стало мокро. Возбуждённые соски настойчиво тёрлись о мужскую грудь, добавляя остроты ощущениям.
   Война сдёрнул с меня остатки кофты и уложил меня на них спиной на землю, не останавливая поцелуя. Когда он навис надо мной огромной горой я успела заметить, как вспыхнули мои штаны, и я осталась в костюме Евы. Но засмущаться не успела, как почувствовала влажный и горячий рот на своём соске. От удовольствия прострелившего меня я выгнулась в дугу, ухватилась за красноволосую голову и постаралась прижать её сильнее. Рука, гладившая бедро, скользнула выше, прошлась по животу и спустилась ниже. Сначала мужчина погладил мою киску, мягко раздвинув половые губы, потом круговыми движениями, усиливая нажим, прошелся по жемчужине клитора, от чего я вскрикнула и дёрнула бёдрами. Чувство такое будто меня раскаленная стрела пронзила меня насквозь!
   - Да, моя звездочка, громче, - хрипло проговорил Акил, переходя ко второму соску.
   Я уже туго соображала, поэтому даже не услышала его слов, но почувствовала, когда пальцы сменили положение. Большой лёг на возбуждённую горошину, а средний скользнул по влажным губам и ворвался внутрь меня.
   - А-а-а..! - Стон вырвался особенно громкий. Я горела! Мне казалось, ещё чуть-чуть и я умру.
   Когда в меня вошел второй палец, моё тело уже само старалось насадиться на них как можно глубже. Я чувствовала, как длинные пальцы скользят и растягивают меня, но этого было мало!
   - Акил...м-м-м...я больше не могу...
   Мужчина мне не ответил, а просто спустился ниже и засосал мой клитор в горячий рот. У меня из глаз искры посыпались. Я так кричала, от невероятного кайфа, доставляемого его пальцами внутри меня и умелым языком снаружи. И вот в тот миг, когда я не выдержала и наконец, кончила, в меня резким движением ворвался огромный толстый член Акила. Выгнуло меня как радугу, от непередаваемых чувств. Я чувствовала, как его здоровенный орган пульсировал во мне, пока мужчина замер, давая мне возможность привыкнуть к нему. Но мне не нужно привыкать, он хорошо меня подготовил, поэтому я дёрнула бёдрами, показывая, что готова продолжить. Красные глаза, затуманены маревом желания, мигнули, а потом Война медленно вышел из меня почти полностью и резким движем, вошел до упора. Это было невероятно чувство! Он такой огромный, внутри меня, с трудом скользит по влажным стенкам, так плотно я его охватывала. Я чувствовала, какой он не ровный, как пульсировали в нём венки, как раздвигались мои стенки, впуская широкую головку глубоко внутрь, как член вбивается в меня резкими движениями, и уносит на волнах дикого блаженства!
   - ДА! Глубже! Сильнее! - И меня послушались. Акил схватил меня за волосы на затылке, поднимая мою голову и яростно целуя, в то время как твёрдый член вбивает моё тело в землю, резкими, рваными движениями. И я так глубоко его ощущала, каждый рывок был яростным, сочным, острым, он заполнял меня полностью! А потом Война стал двигаться быстрее, ещё быстрее, ещё, и... закричав на всю мощь лёгких, я бурно кончила, вцепившись ногтями с мускулистые влажные плечи мужчины, сильно сжав его внутри себя спазмированными мышцами. На периферии слуха, я услышала громкий рык и особо резкий финальный рывок. Но прежде чем вырубиться я увидела, как красноту глаз смывает ядовитая зелень.
  
   ***
   Когда ко мне вернулась способность мыслить, первое что я увидела, были зелёные глаза.
   - Я не буду просить прощения, - уверенно проговорил Акил. - Так как совсем не сожалею, - и мальчишеская улыбка осветила его довольную мордаху.
  - Тогда хотя бы объясни, что это всё вообще было, - сил на обиду и психи, у меня не было, да и причина тоже отсутствовала. Я могла себя признаться, что это было очень здорово. Правда, секс на природе меня никогда не прельщал, до сего дня. - И почему ты пришел обнаженный и где нам теперь взять одежду.
   - Понимаешь, - начал говорить мужчина, выводя круговые рисунки пальцем на моём животе, - когда меня ранили, моя суть взяла верх над разумом. Это не очень приятно, когда становишься сторонним наблюдателем внутри своего тела, - поморщился Акил. - Пока я себя ещё контролировал, велел тебе бежать и надел перчатки...
   - Зачем?
   - Чтобы успокоить суть нужно смыть её ярость кровью, - он пожал плечом. - А если бы я их поджарил, то окончательно бы принял форму Всадника и спалил бы большую часть этого мира, к чертям собачим! - нахмурился рыжий. - Это когда я закончил, на поляне с глупыми шассами, очистил себя своим огнём, который и лишил меня одежды.
   - И теперь нам вводить новую моду в этом мире? - хмуро спросила я, откидывая глядящую меня руки. Села, обняв колени руками, стараясь максимально прикрыть своё тело.
   - Алира, - я посмотрела на Войну, стараясь не опускать глаза ниже его подбородка. - Не стоит меня смущаться. Ты великолепна! - Жар опалил мои щеки, и я отвернулась. То, что между нами произошло, было вынужденной мерой. И в ближайшее время я не собиралась повторять пережитый опыт.
   - А где одежду возьмём? - не поворачиваясь, спросила.
   В ответ послышался грустный вздох и клацающий звук. Я обернулась и увидела, как Акил что-то нажимает на своём носителе. Через пару секунд из воздуха на землю упали вещи и две пары берц разного размера.
   - Держи, - в меня полетели чёрные брюки с майкой, которые я поймала на лету. - Одевайся.
   Отвернувшись, надела майку, которая обтянула меня как вторая кожа, и, встав, быстро натянула штаны милитари, с множеством карманов. Обув ботинки, заправила в них брюки, и зашнуровала до середины икры. Волосы остались распущенными, спутанными и с множеством колючек, которые я не представляю, как буду доставать. Поворачиваться я не спешила, так как всё ещё была смущена. И стеснялась я своего поведения. Чёрт! Мне же было хорошо? Хорошо. Тогда чего смущаться?! О, блин!
   - Готова? - Я резко развернулась. Одежда Войны ничем не отличалась от моей. Мы как два спецназовца, разного размера, из разряда слон и моська! Эта мысль вызвала улыбку на моем лице и принесла некое облегчение.
   - Да, готова, - кивнула, подтверждая свои слова.
   - Тогда пойдём. Нам до ночи нужно добраться до города Ссайхе. У меня есть смутные подозрения в виновнике учинившего бессмысленную войну в этом мире. Держи, - мне протянули кожаные перчатки. - Надень. В них ты своим прикосновением не убьешь, - вот чёрт! Я и забыла об этом. - И последнее, - меня схватили в охапку и впились в губы страстным поцелуем. - М-м-м, вот теперь можно идти, - и меня резко отпустили, от чего я с трудом устояла на ногах. Удивлённо моргнув пару раз, посмотрела в спину удаляющегося Войны и не смогла сдержать улыбки. Вот же котяра!
   Отдернув задравшуюся майку, поспешила за красноволосым мужчиной.
  
   Глава 7
   Вот уже минут сорок мы прёмся через громадные сосны, в известном только Акилу направлении. Климат здесь как в тропиках - жарко и влажно. Мою майку уже можно выжимать, волосы мерзко прилипли к шее и лбу, всё тело чешется, да и вообще я уже устала!
   - Вот мне интересно, - устало и зло начала я, - если мы такие сильные существа, то какого лешего топаем ножками, а не пользуемся телепортами?!
   - Это мы на АпОкалипсе можем делать всё, что в голову взбредёт, - с улыбкой ответил Война. - А за его пределами, наша сила ограничена нашей спецификой. - Посмотрев на мое абсолютно лишенное шарма понимания лицо, вздохнул и объяснил: - Я могу наколдовать озеро лавы, но не воды. Могу, как вызвать жажду убийства, так и погасить. Мои силы ограничены возможностями Стража, Всадника Войны. Так же и ты. Пускать разные фаерболлы, молнии и искры с пальцев тебе не по силам, но умертвить ты можешь. Кстати, вырвать душу из когтей смерти ты тоже можешь. Теперь поняла? За пределами нашего мира, мы только Всадники, со специфической силой. Мы не сможем сделать того, для чего не предназначены.
   - Отстой, - угрюмо буркнула я, вяло переставляя уставшие ноги.
   У меня такое чувство, будто в моих берцах уже хлюпает от влаги. Устало вытерла мокрый лоб, чтобы пот не заливал глаза, продолжала идти за неутомимым Войной. Не знаю, сколько мы ещё так топали, но рыжий вдруг резко остановился, всматриваясь в пустоту. Я последовала его примеру и смогла разглядеть, как в паре метров от нас воздух пошел рябью, а потом и вовсе засиял ярким голубоватым свечением, и образовалась широкая воронка. Секунду ничего не происходило, как вдруг нам под ноги вывалился мужчина, с короткими черными волосами, голым торсом и порванных синих штанах. Индивид был весь в крови и ранах, а дыхание его было рваным и частым. Не успела я испугаться или рассмотреть его внимательнее, как следом выскочили две красивые брюнетки, с окровавленными парными клинками и резкими пасами закрыли портал, устало оседая на землю.
   Я вылупилась на красоток широко раскрытыми глазами. Почему? Да потому что я никогда не видела, чтобы вместо ног у женщин были длиннющие серебристые змеиные хвосты! Кинув взгляд на Войну, увидела спокойное лицо и сложенные на груди руки. Он просто ждал, давая возможность нашим гостям отдышаться. Ну, раз он спокоен, я тоже не буду волноваться заранее и внимательнее рассмотрю дам. Мужчина мне был неинтересен, так как кроме большого количества ран, его ничего не отличало от обычного человека.
   А вот девочки имели красивые узкие лица, с хищными чертами. Чёрные волосы сплетены в сложные косы, достигающие змеиных бёдер, глаза у одной зелёные с вертикальным зрачком, у другой голубые, носы тонкие, губы пухлые ярко-алые. Красивая круглая груд прикрыта лифчиком с металлическими вставками, на запястьях широкие наручи с лезвием на внешней стороне. Осмотрев их тонкие ручки, с пятисантиметровыми когтями, задалась вопросом - нафига с таким маникюром мечи?
   Тут черноволосый мужчина вдруг резко закашлял, выплёвывая сгустки крови, а змеюки мгновенно подорвались, спеша на помощь брюнету. Откашлявшись, он махнул девочкам, что всё в порядке и, привалившись спиной к сосне, устало посмотрел на Акила невероятными сливовыми глазами. Девушки сразу же легки по сторонам от мужчины, умостив головы на его бёдрах, прикрыли глаза.
   - Ну, раз вы устроились поудобнее, можно начинать разговор, - властно проговорил Война. Я удивлённо скосила на него глаза. С чего это он такой бука? Заметив мой взгляд, Акил кивнул на брюнета: - Это бог войны, в этом мире - Фэбус, по бокам от него две ламии - Шива и Сайша - главы двух сильнейших кланов, которые и затеяли войну. А судя по тому, что главные подозреваемые в бессмысленной бойне вместе, моя догадка подтвердилась. Поэтому мне и хотелось бы сначала выслушать причины, побудившие этих троих на преступление, прежде чем выносить это дело на общее слушание, - объяснил мне Аки.
   - Оу, - я перевела взгляд на местного бога. Ничего примечательного, если бы не глаза. Впервые такие вижу! Насыщенные, тёмные, переливаются тёмно-синим и мрачно-лиловым. А вот девочки синхронно раскрыли глаза и зло сверкнули на Акила. Видать не понравилось, с каким пренебрежением говорил Война. Фэбус успокаивающе начал перебирать их волосы, и они вновь блаженно прикрыли веки.
   - Наш мир относительно молод, - начал говорить брюнет, слегка хриплым голосом. - Несколько месяцев назад, наш пантеон богов заметил странные колебания уровня магии. Сначала незначительный спад магической силы, потом дыры в пространстве и появились аномальные зоны, полностью лишенные магии. Потом вообще у существ населявших наш мир начали пропадать магические силы. За неделю в этом мире перестала существовать такая раса как драконы, ибо они истинно волшебные существа, не выживающие без магии. - Слегка подтянувшись, Фэбус болезненно скривился и заработал два обеспокоенных взгляда змеюк. - Я не знал, что делать. Казалось, будто магию из мира высасываю. Впоследствии я понял, что не так уж и ошибался думая так. Я нашел причину и ужаснулся. - Внимательно наблюдая за богом, я заметила, как быстро начали регенерировать его раны. Было видно, как ему становится легче, и голос теряет хриплые нотки. - Посреди пустыни есть огромный кратер искусственного происхождения. Его диаметр больше трех километров, а внутри, точно по центру, живет страшное чудовище. Оно очень странное. Тело похожее на распустившийся цветок, корни которого уходят глубоко в землю, качая магию нашего мира, а сверху, его защищают огромные зубастые черви, растущие в середине, не подпуская никого и ничего. Магия на него не действует, оно её впитывает как величайшее лакомство, а ни одно оружие не способно пробить его броню. Но что самое плохое, эта тварь убила уже двух бессмертных богов, рискнувших подойти слишком близко. И теперь в нашем пантеоне не хватает бога смерти и богини жизни. Эта мерзость впитала их души в себя как глоток манны. А сегодня и я бы сдох там, если бы не эти две очаровашки, - широко улыбнулся брюнет своим дамам.
   - Почему не попросили о помощи? - хмуро спросил Акил.
   - А как? - пожал плечами бог. - Наш мир молод и ещё не удостаивался визита Стражников. И как с вами связаться я не знал. А девчонки придумали устроить свары между кланами, таким образом привлечь к нам внимание и расширить сферы влияния. Два в одном, так сказать. Правда, когда я почувствовал колебания мира, оповещающих меня о прибытии Всадников, меня пытались прожевать, вот я и задержался, - засверкал улыбкой брюнет.
   - Это значит, что наказывать его не будут? - спросила я у Войны. - Причина ведь уважительная.
   - Возможно, - задумчиво протянул Акил. - Сможешь доставить нас к этой твари?
   - Да запросто, - кивнул Фэбус. - Только дайте восстановиться до конца. Ещё минут двадцать и можно выдвигаться.
   Акил кивнул и, взяв меня за руку, отвел на небольшое расстояние от уставшей троицы.
   - Слушай внимательно, - серьезно проворил Война, обеспокоенно смотря в мои глаза. - Когда мы окажемся на месте, я тебя очень прошу не вмешиваться. Главное запомни - мне эта дрянь не сможет навредить.
   - Боги тоже так думали, - нахмурившись, проговорила я. - А теперь их нет. И если ты думаешь, я буду спокойно наблюдать, как тебя сожрут, то ты глупец.
   - Мне конечно очень приятна твоя забота, но это не то место где её стоит показывать. - Акил очень нежно провел ладонью по моей щеке, слегка задев большим пальцем нижнюю губу. - Я ведь не бог и убить меня на порядок сложнее. Поэтому и прошу тебя не вмешиваться, чтобы не отвлекаться на беспокойство за тебя. Но! - только я открыла рот возмутиться, как пришлось тут же его захлопнуть. - Если я не буду справляться, ты вызовешь Чуму и вмешаешься в мой бой. Так подходит?
   - Нет, но я так понимаю, вариантов у меня нет, - сложив руки под грудью, угрюмо буркнула в ответ.
   - Правильно понимаешь, - улыбнулся Акил, а потом дернул меня на себя и впился в губы страстным поцелуем. Я сначала немного опешила, а потом яростно ответила, запрыгивая на мужчину, обвевая его талию ногами, и руками зарылась в красные волосы, сильно сжимая их в кулаки. Это было похоже больше на битву чем на поцелуй. Руки Войны лихорадочно гладили меня по спине и сильно сжимали мои бёдра, а я терлась промежностью об стальной пресс и остервенело кусала и вылизывала его губы и язык.
   - Кхм-кхм... - Это лёгкое покашливание вырвало меня из багрово тумана страсти, после чего я резво соскочила с мужчины и отвела смущенный взгляд от улыбающегося Фэбуса. - Мы готовы, - отрапортовал брюнет, продолжая весело сверкать своими сливовыми глазищами на горящую меня. Тоже мне, бог войны. Шут натуральный!
   - Раз готовы, то вперёд, - немного хрипло проговорил Акил. - Помни, Алира, не лезь, - перевел на меня серьёзный взгляд рыжий. Я с несколько секунд рассматривала изумрудную зелень его глаз, а потом кивнула. От обещаний решила воздержаться, так как знала, что кинусь на помощь, не раздумывая, если она понадобится. А сначала, так и быть, дам порулить сильному мужчине.
   Мы подошли к ламиям, которые чистили свои мечи небольшими бархатными тряпочками, не обращая на нас никакого внимания.
   - Девочки, мы готовы, - весело сказал Фэбус, подходя к улыбнувшимся змеям, и обхватив каждую за талию, звонко чмокнул в щеку голубоглазую.
   - Мы тоже, - тихо прошелестела зеленоглазая ламия.
   - Тогда курс на окраину оврага, - переключился на серьезный лад брюнет.
   Шива и Сейша кивнули, синхронно взмахнули когтистыми руками, и воздух перед нами пошел рябью, потом засверкал и раскрыл голубоватую воронку перехода.
   - Прошу, - махнул рукой Фэбус. Акил смерил его ледяным взглядом, и с брюнета вмиг смыло всю смешливость. Он прочистил горло и приосанился, а на лице нарисовалось серьёзное выражение. Ну наконец-то! А то этот клоун начал меня раздражать.
   - Как ты стал богом войны - не понятно, - недоуменно проговорил красноволосый, скользя взглядом по Фэбусу. - Пойдём. - Акил протянул мне руку. Окинув взглядом побледневшего и сжавшегося брюнета, я взяла ладонь моего рыжика, и смело с ним шагнула в портал.
   Секундная ослепляющая вспышка, чувство невесомости и лёгкой тошноты, и вот мы уже стоим под знойным солнцем пустыни. А потом до моего слуха донесся звук лязгающего металла, крики и страшный рев. Резко обернувшись, увидела страшное зрелище. Это была бойня!
   У меня за спиной находился большой кратер, в котором было ужасное, но огромное существо. Его тело и вправду было похоже на цветок, но только по форме. Цвет твари был грязно-землянистый, а на его 'лепестках', по краям были здоровенные клыки! А вот в середине этой жути были огромные зубатые черви. На их мордах, кроме большущих пастей ничего больше не было! Ни глаз, ни ноздрей, ничего! Сколько было червей, сказать затрудняюсь, они постоянно двигались и громко ревели. Но самое страшно, было не это. Это существо окружало множество разных существ, которые пытались пробиться к сердцевине 'цветка', в надежде убить этим тварь. Всё кругом было залито кровью, куски мяса и разных частей тела валялись, куда ни кинь взгляд. Кого здесь только не было! И змеевидные существа, и крылатые, и на людей похожие, и даже полуящеры были! Все слажено старались и... слажено дохли как мухи от дихлофоса!
   - Алира! - рявкнул Акил, встряхивая меня за плечи. Я перевела свой потерянный и испуганный взор на него. - Стой здесь и не смей туда соваться, поняла?! - У меня заслезились глаза, но я сдержала слёзы и кивнула. Как мне не хотелось его отпускать в эту мясорубку! - Ты тоже остаёшься, - это он сказал Фэбусу. - Смотри за ней. И не приведи звезды, она хоть поцарапается... - прошипел Война. Быстро наклонившись, сорвал у меня лёгкий поцелуй, а потом, расправив широкие плечи, глубоко вдохнул, прикрыв глаза.
   Когда Акил резко раскрыл, свои полностью залитые ядовито-красным цветом глаза, я инстинктивно отступила назад. Потом я увидела как, начиная от пальцев на руках и ногах, по его телу поползли раскалённые ручейки магмы, скапливаясь в спираль на груди. Лавовый круг, прямо между грудных плит, становился всё больше и шире, и наконец, вся фигура мужчины вспыхнула ярким пламенем. Через миг я увидела настоящего Войну! От рыжего обояшки не осталось ни-че-го! Сейчас передо мной стояло нечто трехметрового роста, полностью покрытого чёрной чешуйчатой бронёй, сквозь которую просвечивается местами лавовые трещинки. На лице злобно сверкают огненные глаза, нос и рот прикрыт литой пластиной, а на голове два огромных, загнутых вверх и назад, рога.
   Я опасливо и медленно попятилась ещё немного назад. А Война этого даже не заметил. Он просто размял немного шею и плечи, после чего собрал в руке немного лавы и резко ударил этим кулаком в землю, которая превратилась в стекло после его превращения. Со звоном и треском, Акил вогнал по локоть свою конечность в землю, а потом медленно вытащил, держа в руке невероятных размеров меч! Это оружие было не меньше двух метров в длину, с шипастым лезвием у рукояти, которое постепенно расширялось, образуя форму капли. В середине лезвия двигалась раскаленная магма, а по металлу бегали огоньки пламени. Рукоять напоминала морду страшного зверя, удерживающего зубастой пастью лезвие.
   Вот после такой демонстрации, я поверила, что он Война.
  
   Глава 8
   - Охренеть, - прошептал у меня за спиной Фэбус. Я была того же мнения, но разговаривать пока не могла, во всю пялясь на этого монстра, в которого превратился Акил. Но Война на нас даже не смотрел, развернулся передом к существу в середине кратера, перехватил поудобнее меч и прыгнул, высоко и далеко, сильно оттолкнувшись ногами, на лету срубовая кинувшуюся к нему голову червя. Раздавшийся следом рёв мог оглушить, заставляя прикрывать уши.
   Я не успела перевести дыхание, как на Войну кинулись сразу пять червей! Моё сердце успело внутри перевернуться, когда лавовый меч снёс еще две головы, в то время как другая, боднула Акила, подкидывая в высоко вверх! Но твари не успели воспользоваться преимуществом. Мужчина ловко перекувыркнулся в воздухе, по пути снеся ещё одну голову червя, а потом приземлился на моду другого, вогнал в него меч и побежал вдоль его тела, вскрывая от пасти до основания.
   Когда Война скрылся в кишащей обезумевшими червями сердцевине, я чуть с ума не сошла от беспокойства! Моё сердце стучало в горле, по спине скатывались ледяные ручейки пота, а пальцы на руках и ногах онемели от страха за рыжего.
   - 'Алира!' - в голове громким эхом раздался голос Акила. Я вздрогнула, не понимая, что происходит, но попыталась сосредоточиться на красноволосом и ответить:
   - 'Ты в порядке?'
   - 'Ты мне нужна!' - его голос звучал как из глубокой пещеры, но я отлично его слышала. - 'Я не знаю, что эта за тварь, но на замену срубленным головам уже зреют новые и с иммунитетом против моего меча! Я не смог срубить ростки! Единственная вероятность смерти этой дряни - твоя коса!'
   - Что мне делать?! - не совладав с эмоциями, проговорила вслух.
   - 'Превращайся!' - всё же услышал меня Война.
   - 'Как?! Я не знаю, что нужно делать!' - Паника заметно начала подкрадываться ко мне.
   - 'Слушай меня девочка, ничего не бойся, я рядом', - успокаивающе проговорил Акил. - 'Взгляни на браслет, который я дал тебе перед выходом в этот мир'. - Я перевела взгляд на литой браслет с ярко-голубым камнем в середине. - 'Нажми на камень и призови Мортиса, он поможет с первым оборотом. Поторопись, я не смогу долго здесь оставаться, а мне ещё нужно помочь тебе добраться до сердца этой твари!'
   Дрожащими пальцами я нажала на камень, прикрыла глаза и сосредоточилась на образе своего коня. Детально вспомнив гладкость чёрной шерсти, шелковистость гривы, доброту неоновых глаз, а потом потянула этот образ к себе. Я так хотела, чтобы он был рядом, поэтому продолжала сжимать браслет и тихо шептать имя Тиса.
   Поток теплого воздуха пахнул мне в лицо, заставляя открыть глаза и увидеть родную морду в паре сантиметров от собственного носа! Коротко взвизгнув, я обняла Тиса за голову и несколько раз быстро чмокнула между глаз. Почему-то когда он рядом, мне не так страшно. Наверное, своей чёрной клыкастой радости, я доверяю всё же больше, чем всем остальным.
   - 'Алира! Поторопись!' - взорвался в голове крик Акила. Я автоматически повернулась к чудищу и увидела, как из его недр с рёвом вырываются ещё несколько голов. Но они весомо отличались от остальных червей. Клыки были больше, и, кажется стали не костяными, а металлическими, вместо слюны капала раскалённая лава, и на морде появились ярко-бордовые глаза! Эта тварь слишком быстро адаптируется к окружающей угрозе!
   - Тис, помоги мне с оборотом, - сказала я и так всё понявшему коню.
   Мортис отошел от меня на несколько шагов, его глаза засияли и полностью залили неоновой синевой белок, по шкуре вспыхивали голубые искры, а копыта охвачены бирюзовым огнём до колена. Вид жеребца завораживал, но из-за охватившего меня сковывающего холода, я не смогла насладиться зрелищем. Чувство, будто внутри назревает торнадо и я в самом центре. Снаружи дикий холод, а внутри распирает от жара. А потом, Тис начал мне транслировать то, что видел он: Я стояла спиной к кратеру и чудовищу в нём. Мою маленькую фигурку, от пальцев рук и ног начали покрывать ледовые молнии, которые с треском и хрустом ползли вверх, превращая меня в ледяную статую. Глаза горели насыщенными лазурными озёрами, а волосы развивались как змею вокруг головы. Когда ледовая кажа, полностью покрыла тело, она пошла трещинами, через которые пробивался яркий белый свет. А потом взрыв непередаваемо ослепительного света, от которого резало в глазах и ледяные иглы посыпались в разные стороны смертоносным жалом. Когда свет погас, я увидела глазами Морти себя в роли Смерти, Всадника Апокалипсиса.
   Это выглядело красиво. В отличие от Войны, моя новая форма была не выше двух метров. Стройная фигурка покрыта, будто древесной бронёй, только не из дерева, а изо льда, повторяет каждый изгиб тела. Лицо так же от глаз до подбородка прикрыто литой ледяной пластиной, оставляя только сияющие лазурные глаза. Волосы стали полностью из металла, каждая волосинка была острой как игла, и от ветра слышался легкий перезвон. От всей фигуры шел ледяной пар, создавая сюрреалистичное ощущение, нереальности стоящей Всадницы.
   Тис прервал поток своего зрения, и я посмотрела на жеребца. Чуть не икнула от испуга! Конь тоже изменился! Стал крупнее, вместо чёрной шерсти такая же, как у меня броня, вместо гривы и хвоста горит неоново-голубое пламя, от копыт по песку расходятся ледяные трещинки, а в пасти клыки саблезуба. Потом Мортис послал мне картинку, как вызвать моё оружие.
   Я посмотрела на свою руку с длинными мощными когтями, будто из кристаллов льда и, потерев пальцы, вызвала на них искры голубого пламени. Сосредоточилась и горящей рукой, провела по воздуху, вроде стирая конденсат со стекла. На том месте, где секунду назад была моя ладонь, образовалось зеркальная гладь. Стряхнув остатки огня на песок, я сжала кулак и со всей силы ударила им в середину зеркала. С треском и звоном моя конечность по локоть вошла стеклянную поверхность, а там я нащупала что-то твердое. Крепко сжав находку, потянула её наружу, чтобы через миг стать обладательницей красивейшей вещи, когда либо, виденной мной. Боевая коса! Лезвие диной больше полутора метра, полностью ледяное, слегка изогнуто. Удерживает его череп странного чудища, с рогами и клыками, который держит лезвие костяными руками, впиваясь в лёд когтями. Шест не ровный, до половины в виде позвоночника монстра сверху, с острыми краями, а дальше в виде лезвия металлического копья, в метр длинной. Красиво и смертоносно.
   - 'АЛИРА!!!'
   Резко бросив любоваться оружием, я развернулась и слитой тенью кинулась в кратер.
   - 'Только не задевай их косой!' - напутствовал мне напряженный голос Акила.
   И началась игра на выживание. Я летела быстрее молнии, уворачиваясь от кинувшихся ко мне червей. Сальто, переворот в воздухе, прыжки через крупные головы, скольжение по песку, всё лишь бы не задеть тварь косой. Даже не было времени задуматься, откуда я всё это умею. Действовала на чистых инстинктах! А потом я почувствовала сильное жжение в левой руке и увидела, как лавовая слюна прожигает мою броню лучше, чем кислота перо! Стряхнув руку, постаралась абстрагироваться от боли и добраться до сердцевины этого 'цветочка'. Но концентрацию я всё же на миг утратила и поплатилась за это. Незамеченная мной лавовая голова, ударила меня в спину и я летящей звездочкой пробурила горячий песок, оставляя за собой глубокую тормозную полосу. Успела перевернуться, но не успевала увернуться от металлической пасти червя, которая неслась на меня. Но вдруг надо мной встало сильно тело Тиса, который с громким рыком выпустил из пасти мощную струю азота, заморозив лавовую мерзость на подлёте, а потом ударом мощного копыта разбил голову на мелкие осколки. Я не стала включать дуру, и быстро подорвавшись, снова кинулась в нужную сторону. За мной следом бежал Мортис и помогал уклоняться от частых атак чудовища. Слыша стук его копыт по льду, который образовывался от каждого его шага, грозный рык и звон рассыпающихся льдинок, вселяли в меня уверенность и давали сил на следующий прыжок.
   И вот мне осталось совсем чуть-чуть, как перед носом появляются две лавовые головы, с оскаленными пастями, закрывая путь к сердцевине. Я не успела испугаться, как в голове что-то щёлкнуло и тело задвигалось абсолютно без моего участия. Мне оставалась только роль наблюдателя.
   Вот я подкинула косу в воздух, удлинила когти до семи сантиметров загнутого ужаса и одним ударом наотмашь откинула кинувшегося ко мне червя. Второму я запрыгнула на голову и засунула руку по локоть в его бордовый глаз, внутри вызывая голубое пламя. Успела спрыгнуть быстрее, чем ревущее в агонии чудище обезумело. Но тут подлетел первый червь и оскалил на меня свои металлические клыки. Я увидела как моё тело, схватило один верхний клык, ногой наступая на нижнюю челюсть, заставляя монстра широко раскрыть пасть, и всё тело вспыхнула как спичка лазурным огнём, превращая лавовую гадость в ледяную скульптуру. Отпрыгнув назад перекувыркнувшись через голову, моё тело проворно поймало свою косу. Весь бой занял не больше нескольких секунд, после чего ко мне вернулось управление!
   Больше ничего не перекрывало доступа, и я снова рванула к Войне. Влетев в кишащую червями сердцевину, я упала вниз на несколько метров и оказалась в странной полости. Вокруг стенки живого организма, пульсировали и светились венками и сосудами. В середине этого места стоял напряженный Война, вогнавший меч в светящийся красным шар, открывая доступ сердцу чудища.
   - Скорее он закрывается! - крикнул напряженный Акил. Я заметила, как рана от меча быстро регенерирует, приобретая иммунитет от действия лавового клинка. Перехватив косу поудобнее, размахнулась и вогнала остриё в щель от выдернутого меча Войны. Мы действовали слажено и быстро. И как только лезвие косы вошло, шар мигнул особо ярко и взорвался, откидывая нас на стенки содрогнувшегося чудища. Всё вокруг пришло в движение, затряслось и задрожало. Страшный рёв оглушал, а полость, из которой мы пытались выбраться, перестала светиться и погрузилась во тьму. Только мы слегка мерцали, Война цветом лавы я холодным голубым. Ни меч, ни коса не могли прорубить стенки изнутри! Я уже думала испугаться, как за нашими спинами появилась дыра, осыпаясь ледяными осколками. 'Мортис! Как я тебя люблю!' - послала я мысль своему спасителю.
   Когда мы выбрались из чудовища, сели на Тиса и за миг оказались у начала кратера. Оттуда мы и смотрели, как агонизирующее чудище умирало, раскидывая головы в ровный круг. Когда всё стихло, получился труп в виде цветка. Сердцевина его с пожухшими лепестками полностью раскрылась, а головы лежали неправдоподобно ровно, образовывая лучи. А потом, из самого центра ударил мощный радужный луч, окрашивая небо во все оттенки, мерцая и переливаясь. Отнятая магия вернулась в мир!
   - 'У нас проблемы', - мысленно обратился ко мне Война. Конечно, рот ведь закрыт литой пластиной. Блин, у меня же тоже!
   - 'Какие? Я думала мы как раз, и решили одну', - недоумённо сказала я.
   - 'Когда я был внутри, то понял, что монстр это печать. Его задачей было вытянуть магию мира для хозяина. И у него почти получилось. Ещё бы дня три, и всё, цель была бы достигнута. А кто ставил печать разобрать просто невозможно, так как от чудища жутко фонило собранной магией. И таких печатей не одна. Они стихийные! Это была земля, значит, есть ещё вода, огонь и воздух'. - Я в шоке уставилась на Акила. Вот так новости!
   - 'И как их найти?'
   - 'Не имею ни малейшего понятия', - мрачно сказал Война, невидяще смотря на истончающийся поток магии.
  
   Глава 9
   Прошло две недели с тех пор как мы вернулись на АпОкалипс. Две грёбаных недели! Всё это время мы просматриваем статистики разных миров, пытаясь выяснит где ещё три печати. Минимум три! Это чертовски нудное и муторное занятие. А всё потому, что все расчёты проводятся вручную. Да, именно так. Вот, к примеру, на консоли открываю данные по какому-то из своих миров, вызываю графики колебания магической силы за последнее столетие и сравниваю показатели. Правда, не факт, что печати питаются только маг-силой, но других вариантов у нас нет. Пока всё тихо, ничего засечь не вышло. Уж слишком обширное поле поисков, но мы активно ищем. Ведь энергия, выкачанная из мира должна кому-то перейти? А если так, то у нас появится кто-то очень сильный и скорее всего злой. Раз метод по добыче силы ставит под удар целые миры, наш враг не имеет ни совести, ни сострадании, ни понятия о добре. Подозреваю - это какой-то псих, с манией величия.
   Я сидела в портальной комнате и с помощью Ангарда просматривала свои миры. Вообще мне начал нравиться этот белый зал порталов. Оказывается, элементаль мог изменять помещение по своему усмотрению! Вот, к примеру, сейчас я сижу в глубоком, мягком и удобном кресле, правда, тоже слепяще-белого цвета, в окружении четырёх зеркальных порталов, с планшетом на руках.
   - Вот чёрт! - воскликнула я, устало откинув планшет, и потёрла покрасневшие глаза. - На это уйдёт вечность! Как при таком количестве миров, найти тот, который теряет магию? Это же нереально!
   - Реально, - не согласился Ангард. - Просто сложно. Вот, так тебе будет проще. - И тут перед моим носом раскрылась голографическая панель моего планшета, около метра в ширину, с несколькими консолями управления.
   - А раньше ты не мог так сделать? - угрюмо буркнула я.
   - Ты не просила.
   - Я и сейчас не просила.
   - Убрать?
   - Издеваешься?!
   - И не думал. Но если тебе удобнее со своим...
   - Нет! Не трогай! Мне всё нравиться, - поспешила я заверить элементаля, пока он не убрал голографическую панель. - Спасибо. Но мог и раньше сказать, что ты так умеешь.
   - Мои возможности на этом острове практически безграничны. А ты находишься возле моего сердца, где мои силы равны богам. Конечно, я могу многое! - Возмутился моей недалёкостью Ангард.
   Тяжело вздохнув, подогнула под себя ноги и продолжила поиски печатей. Хорошо, что эта работёнка не заставляет вдумываться в то, что делаешь, и есть время на размышления. Поэтому я пролистывала графики на автомате, выработанном за последнее время на отлично, а сама вспоминала возвращение на АпОкалипс.
   Какими бы не были намерения бога Фэбуса и двух властолюбивых ламий, а Акил всё же наказал их за спровоцированную войну. Шива и Сейша лишились места глав кланов, а Фэбус на год потерял божественные силы. Но судя по обвивающим его змеиным хвостам ламий, скучать и сожалеть ему будет некогда. Да и не сильно он расстроился. Что такое год, когда живёшь бесконечно долго, если не бакопоришь конечно. Поэтому когда мы уходили через портал, я успела увидеть страстный поцелуй сразу с тремя участниками! Ого! У змей языки были раздвоены и зелёного цвета! Жуть! Но Фэб был явно другого мнения, с упоением сплетая свой розовый язычок со змеиными. Досмотреть мне не дал Акил, за руку вдёрнув в портал.
   Вышли мы на поляну, где я познакомилась с Мортисом, который сейчас стоял рядом, а от его копыт расходились лучики ледяной корки, впрочем, как и от меня. Стоящий рядом Война, тряхнул рогатой головой, а потом отступил от меня на несколько шагов. Я с интересом наблюдала за лавовым монстром, каким он сейчас для меня казался. Ведь даже в боевой форме я мелкая щепка по сравнение с этим великаном. А Акил взял двумя руками меч и с силой, по рукоять, вогнал его в землю, после чего морда на основании лезвия ожила, глаза засверкали красными углями, появились маленькие когтистые лапки, которые упёрлись в грунт, а потом красно-белое пламя вырвалось из-под оружия, поглощая его и утягивая куда-то вниз.
   А сам Война спокойно стоял и наблюдал за мной. Когда я перевела на него очумевший взгляд, он зажёг огонь, который охватывал руки до локтя, плавно переходя на плечи, голову, рога, а на груди скручивалась уже знакомая лавовая спираль. Но в этот раз ручейки магмы тянулись от грудных плит, распространяясь маленьким солнышком по всему телу. Пламя становилось всё выше, ярче, горячее, пока вся фигура не покрылась лавой и огнём, после чего вспыхнув особо сильно, на секунду ослепляя, оно исчезло, оставляя после себя обнаженного мужчину с догорающей спиралью на груди, которая через секунду полностью впиталась в тело.
   Как это было красиво. И превращение, и совершенство нагого Акила. Но вот он щелкнул пальцами и на нём появились штаны и рубашка, скрывая от моего заинтересованного взгляда всю прелесть.
   - Не стоит на меня так смотреть, Алира, если не готова отвечать за последствия, - серьёзно сказал Акил, посмотрев на меня горящим взглядом всё ещё красных глаз. А я смутилась и отвернулась, но благо дело с этой форме не видно моей горящей физиономии. - А теперь повернись к Мортису, он поможет тебе обернуться. Обязательно запомни это чувство, при переходе из одной формы в другую, чтобы потом могла сделать это без помощи.
   Я послушно обернулась к Тису, ласково потрепав по носу, и посмотрела в неоновые озёра коня. И буквально сразу в груди всё замёрзло, будто вместо сердца у меня глыба льда, а снаружи кожу обживал сильный жар. Всё в точности до наоборот. Когда превращалась, холод был снаружи, а жар внутри, сейчас же в обратном порядке. И снова Тис показал мне всё со стороны. Как и я и думала, от груди пошли молнии льда, покрывая меня ледяной коркой, а от кончиков пальцев на руках и ногах, поползли вверх языки голубого пламени, покрывая всю фигуру. И вот я уже стою двухметровой ледяной статуей, объятой бирюзовым огнём. После чего послышался трескающий звук, от груди по всей ледяной поверхности пошли трещины, пламя взревело сильнее, потом произошел взрыв, и осколки от меня полетели в разные стороны, а я, не устояв на ногах, осела на землю, голым задом.
   Поднесла руки к лицу, чтобы убедится, что всё получилось.
   - Я, конечно, не жалуюсь, мне всё очень нравиться, но советую тебе накинуть на себя что-нибудь, - послышался сдавленный голос Акила.
   Опустив взгляд на обнажённую грудь, взвизгнула и щелкнула пальцами. На мне сразу же появился сарафан в пол, пудрового цвета.
   - Запомнила ощущения при смене ипостаси? - Спросил Акил, подавая мне руку, помогая подняться. Встав, я обтрусила сарафан сзади.
   - Ощущения-то я запомнила, а вот как их вызвать, понятия не имею, - пожала я плечами.
   - А ты думаешь, почему Мортис всё тебе показывал пошагово? Просто вспомни последовательность превращения, соедини вместе с чувствами, и в груди образуется сердце Дара, который и защищает своего носителя, заковывая хрупкое тело в броню. А вот с оружием проще, - кивнул Акил на покрытую инеем траву, где лежала моя коса. - Бери её в руки. - Я подошла к оружию и взяла в руки на удивление тёплую костяную рукоять. - Помнишь как доставала её? - Я кивнула. - Так же и возвращай. Вызови пламя на руке и представь, что проводишь рукой по стеклу, ведущему в иное измерение.
   - А как вызвать пламя?
   - Закрой глаза и найди в себе сердце Дара. Оно находиться сразу за грудиной. Сердце - это твой источник силы, магии, энергии и бессмертия. Найди его и у тебя всё получится.
   Ну, я так и сделала, закрыла глаза и вспомнила, как выглядело сердце во время превращения, пытаясь почувствовать его. Сначала ничего не выходило, я чувствовала только ласковое тепло косы, и нежное фырканье за спиной от Тиса. А потом подумала, что во время смены формы я ведь чувствовала в груди и жар, и холод, поэтому сосредоточилась на этих ощущениях и буквально через несколько секунд, раздался отклик от сердца Дара, в виде толчка и разлившегося тепла, согревшего даже кончики пальцев.
   - Вот так, молодец. - Вырвал меня из некого транса одобрительный голос Войны. - А теперь представь, что то тепло, которое ты чувствуешь, лёгким ручейком потекло в твои ладони, образовывая там пламя, твоего цвета - голубого.
   Я так и поступила, что у меня без проблем получилось, и в руке вспыхнул маленький неоновый огонёк. Это меня так обрадовало, поэтому я радостно рассмеялась и, повернувшись к склонённой мордахе Тиса, который с любопытством разглядывал пламя у меня на руке, и чмокнула бархатистый нос.
   - Теперь верни оружие в его измерение, - улыбаясь, сказал Акил.
   А мне так радостно было от этого тепла, будто я обрела кого-то давно утерянного. Того кто всегда будет рядом, никогда не бросит и защитит от всех напастей. Сразу стало понятно, что Дар и Тис это одна и та же сила, ибо я чувствовала их одинаково! Наверное, поэтому у меня не было проблем с возвратом косы. Просто взяла и провела рукой с огнём по воздуху, который осыпался снегом на траву, открывая моему взору зеркальную гладь. Я как будто стёрла наморозь со стекла. На интуитивном уровне, воткнув нижнее лезвие копья в зеркало, которое пошло трещинами, отошла на шаг. И произошло тоже, что с мечом Войны. Череп у изогнутого лезвия косы ожил, сверкнул лазурными глазами, глубже вогнал когти в лёд удерживаемого острия, изогнул позвонки, которые заменяли деревянную рукоять, и с разгону вогнал в зеркало полутораметровое ледяное лезвие, со звоном битого стекла исчезая из этой реальности.
   Потом мы вернулись в дом, Рома и Мей всё уже знали, оказывается, они смотрели за нами, на этом моменте я вспыхнула как спичка, ведь по взглядам понятно было, что увидели они не только битву, но и нас с Акилом в лесу. Так стыдно мне ещё никогда не было! Поэтому оставила мужчин обсуждать подробности одних, а сама, под обстрелом трёх пар голодных глаз, убежала в комнату. С тех пор я почти не видела ни одного из всадников. Мы все были заняты поисками, поэтому даже ели кто как. Окончательно устав, перестав различать схемы и графики, которые слились у меня в одну сплошную, я устало потёрла пекущие глаза.
   - Всё, Ангард, выключай, больше не могу, - устало кинула я, стекая с кресла на пол, ложась в позу звезды. Глаза пекут, и ощущение, будто в них насыпали стакан песка! Уверена, они сейчас краснее чем у войны в форме рогатого великана.
   - Лежать здесь не разумно, - заметил элементаль.
   - Знаю, - сонно буркнула я. - Но встать нет ни желания, ни возможности. - Да даже просто пошевелится, кажется кощунством, не говоря уже о подъёме. Но тут боковым зрением я увидела какое-то тёмное пятно. Аккуратно повернув голову, столкнулась нос к носу с огромным ядовито-жёлтым, мохнатым, с красными бусинками глаз, тарантулом! С диким визгом, я, из положения лёжа, подпрыгнула на метр не меньше, и каким-то непостижимым образом оказалась на раме одного из портальных зеркал, почти под потолком. Судорожно цепляясь за тонкую раму из плотного тёмного стекла, которое больно впивалась в тело, я шальными глазами искала паука.
   - Ну вот, а говорила - не можешь, - спокойно сказал Ангард. - Ты себя недооцениваешь.
   - Ты-ы-ы... - зло протянула я, но прозвучать угрозе было не судьба. Тело расслабилось из-за отсутствия раздражителя, и я с визгом слетела на пол, больно ударившись бедром, локтём и неудачно вывернула кисть, зато защитила голову.
   С кряхтением поднявшись, я, зло уставилась на разноцветный шар в центре комнаты.
   - И не думай, - настороженно сказал элементаль. - Без меня остров не будет существовать.
   - Вот это мы и проверим, - прошипела я подходя к побледневшему шару.
   - Алира, держи себя в руках! Ну ладно, ладно, признаю, я немного переборщил.
   - Немного?!
   - Ну ладно переборщил. Но и ты виновата! Чего ты так резко реагируешь на почти безопасное насекомое?!
   - Почти?!
   - Ну ты же бессмертная... - как-то неуверенно сказал Ангард. - Максимум, пару дней было бы нехорошо.
   - Ну ты... ты... А-а-а! - У меня просто слов не было! Если мне, условно бессмертной, плохо бы было, то для остальных, скорее всего, смертельно! - Я с тобой даже разговаривать не хочу! - Обиделась я серьёзно, поэтому развернувшись, пошла на выход.
   - Алир, ну я серьёзно извиняюсь.
   - Неинтересно, - отрезала я, выходя в коридор.
   - Ну, хочешь, я просмотрю статистику твоих миров? - От этого предложения я сбилась с шага, в удивлении подняв брови.
   - А ты можешь? - Шокировано спросила я.
   - А ты простишь?
   - Если просмотришь хотя бы половину моих миров, готова даже поселить того паука у себя в комнате! - возбуждённо заверила я элементаля.
   - Ну, такие жертвы мне не нужны. - В голосе чувствовалась улыбка. - Ладно, иди, отдыхай. Я помогу.
   - Спасибо, - радостно пискнула я, и окрылённая неожиданной помощью, радостно улыбаясь, пошла в свою комнату.
   Но не успела я войти в спальню, как меня в неё втолкнули и прижали грудью к захлопнувшейся двери. Сзади ко мне прижалось сильное мужское тело, упираясь эрекцией в мои ягодицы, а хриплый голос сказал в самоё ухо:
   - Вот ты и попалась...
  
   Глава 10
   - Рома? - удивлённо-испуганно спросила я. Сердце от перепуга стучало аж в горле! - Что ты делаешь?
   - Знаешь, - интимным шепотом проговорил Ромул, задевая губами моё ухо, вызывая лёгкую приятную дрожь, - когда я наблюдал за вами, там, в лесу, мне впервые за несколько тысяч лет хотелось убить брата. - Руки Голода медленно спустились по моим плечам, сжали оба моих запястья и всели их вместе над головой, зафиксировав своей широкой ладонью обе мои конечности, заставив скривиться от боли в ушибленной падением кисти.
   - Ром, ты меня пугаешь. - Мой голос слегка дрожал, доказывая мои слова. Щекой я чувствовала шершавость деревянной двери, а задом стоячий член брюнета, но вместо страха почему-то во мне преобладал азарт с лёгким привкусом возбуждения.
   - Врунишка. - В голосе Ромы чувствовалась улыбка, а его свободная рука легко скользнула за резинку моих серых домашних штанов, нырнула в трусики, и длинные пальцы уверенно скользнули между моих повлажневших складок, поглаживая чувствительную плоть. Я не смогла сдержаться и слегка задрожала, но плотно сжала губы, чтобы не застонать. - Как же я тебя хочу! - Обжигающе горячие губы коснулись чувствительного местечка за ушком, спустились на шею, слегка прикусывая кожу. Моё тело отзывалось на зов мужчины, в трусиках добавилось влаги, внизу живота потяжелело, грудь налилась, но умом я не была готова к новому партнёру и новым сексуальным приключениям. Поэтому сосредоточилась, собираясь использовать магию этого мира и... ничего! - Я предвидел, что ты захочешь всё испортить не только мне, но и себе, поэтому сразу же поставил сферу ограничения на твою комнату. Здесь нет магии.
   И не теряя времени, Ромул разорвал на спине мою майку, резким движением срывая её с меня, со звуком лопнувших тонких бретелек. Это послужило своеобразным сигналом для меня, вырывая из шокового ступора, и я остервенело начала вырываться. Но мои руку зафиксированы, будто стальным обручем, а сильное тело, прижимавшее меня к двери, не сдвинулось ни на миллиметр, показывая тщетность моих извиваний. А когда на мою груд легла наглая ладонь и сжала чувствительный сосок, покрутив, я с трудом сдержала стон удовольствия, но и разозлилась не на шутку! Поэтому, без размышлений, шандарахнула головой назад, и услышала хруст и злобное рычание. На миг руки, удерживающие меня, ослабли, чем я сразу же воспользовалась и освободила одну свою конечность, сразу же ударяя локтём в бок брюнета.
   - М-м-м! Маленькая фурия! - Прошипел Голод, и резко крутанув меня, припечатал спиной к стене, приваливаясь сверху, по пути перехватывая мои руки, и вновь фиксирую их над головой. Дыша как загнанная лошадь, я попробовала ударить брюнета ногой, но он перехватил меня за бедро, и длиннющими чёрными когтями разорвал мои штаны с правой стороны.
   - Ты же сказал, что здесь нет магии! Откуда когти тогда? - С вытаращенными глазами спросила я, надеясь отвлечь мужчину разговором.
   - Это не магия, - муркнул Ромул, поглаживая моё оголённое бедро. - Это свойство организма. - Я вздрогнула, когда длинные когти подцепили резинку штанов, разрывая с лёгкостью острейших ножниц. - До того как стать всадником, я был оборотнем. Редчайшим, кстати, в своём мире. К счастью, Дар, не конфликтует с этой моей способностью, но мою врождённую магию он не принял и полностью выжег, заменив собою.
   - Оборотень? - Моему удивлению не было предела. Я думала они все люди! Ну, были.
   - Я химера, крошка, - шепнул Рома, и быстро перехватил мои руки другой рукой, пока я пребывала в культурном офигении, и располосовал вторую штанину, от чего серая ткань изорванной тряпкой упала к моим ногам. На мне остались только маленькие трусики розового цвета с сердечками и мышкой Мини Маус. - Малыш, ты невероятна, - с улыбкой проговорил мужчина, рассматривая моё бельё. - Даже рвать не буду, оставлю себе на память. - Я даже вскрикнуть не успела, как меня резко перехватили за талию, подхватили под мышку, как мешок с мукой, и проворно стянули последний элемент моей одежды, не забыв хлопнуть меня по голой заднице!
   - А! Пусти, зараза! - зло вскричала я, дрыгая ногами в воздухе, а кулаками колотила по бедру брюнета. Но снова сильный хлопок по ягодицам заставил вскрикнуть и на секунду перестать дёргаться. Этого времени хватило мужчине, чтобы вновь пришпилить меня к стене, с зажатыми сверху руками. - Р-р-р, - зарычала я от бессилия. - Гад! Вот выберусь отсюда и... - Рот мне заткнули страстным поцелуем, а щеки сдавили пальцами, чтобы не кусалась. Если честно, поцелуем меня скорее наказывали, чем ласкали, такой он был дикий, на грани укусов, но от такого накала чувств мне просто срывало башню, поэтому я ответила так же напористо, с привкусом злости, жаля язык мужчины своим.
   Когда Рома отпустил моё лицо, я не заметила, но когда сильно сжали мою грудь, ощутила это слишком ярко и глухо застонала в рот Голода. А дальше пошло безумие! У меня в голове не было ни одной связной мысли, даже сопротивляться не могла, так меня поглотила голодная страсть Ромула. Он не был нежным, совсем. То как сильно он сжимал мои полушария, как немного болезненно щипал соски, как кусал губы, как терся стояком о мой живот, всё в нём кричало о чувственном голодании! И как-то незаметно, этот голод передался и мне. Я сама начала подставлять грудь под его руки, выгибаясь в спине, сама запрыгнула на его талию, обвила ногами и начала елозить промежностью по стояку в штанах брюнета.
   - Р-р-р! - зло рыкнул Ромул, и, просунув руку между нашими телами, вставил в меня сразу два пальца! Меня выгнуло от острого наслаждения смешанного с лёгкой болью, громкий стон сорвался с моего горла и был пойман жадным ртом мужчины. Моё тело начали откровенно трахать двумя пальцами, с силой вгоняя их в тело, а потом большой палец лёг на клитор, добавляя вращательные движения. Крик рвался из горла, наслаждение накручивалось с дикой скоростью, но мне хотелось большего! Я не могла достичь пика, колеблясь на самой вершине. Это начало причинять боль.
   - Рома, - простонала между поцелуями-укусами, - пожалуйста, - скулила я. - Я больше... м-м-м... не выдержу...
   - Ещё немного, - задыхаясь ответил мне Ромул. - Дай ещё насладится тобой. - И отпустив мои руки, взял за талию, резко подкидывая вверх, усаживая меня к себе на шею и припадая ртом к моим истекающим соками складкам. Когда длинный раздвоенный язык стремительно ударил внутри меня, громкий крик наслаждения зазвенел под потолком, а откинутая назад голова обзавелась шишкой от удара со стеной. Но даже удар не сбавил того мега-суперского удовольствия, которое приносил этот язык! Меня вообще впервые имели языком, при этом, не забывая засасывать губы и покусывать клитор. Но как только я подходила к воротам рая, как Рома останавливался, не давая мне кончить.
   - Р-р-рома, - прорычала я, а потом захныкала, - ну пожа-а-алуйста...
   И наконец, я услышала звон пряжки ремня и расстегивающейся молнии. Меня вновь взяли за талию, в воздухе развернули и прижали разгорячёнными сосками к прохладной стене. Контраст только добавил и так зашкаливающее возбуждение.
   А потом меня схватили за бёдра, заставляя немного прогнуться в спине, и с разгону вогнали крупных размеров член, по самое небалуйся! Но я почувствовала только, как он вошёл, раздвигая тугие стенки влагалища, как наполняет меня, как идеально скользнул в меня, без боли и сопротивления. Слишком я была мокрая и подготовленная, поэтому только вскрикнула, сильнее прогибаясь, полностью раскрываясь и подставляясь.
   - Как я долго этого ждал, - простонал Ромул и сразу сорвался в карьер.
   Сильные, мощные толчки заставляли меня скользить по стене, и тереться об неё сосками. Я упёрлась руками и подмахивала попкой под каждый выпад Ромула, который всё приближал меня к чему-то невероятному. Стоны и крики смешивались с шумным дыханием и утробным рычанием. А потом я почувствовала, как палец Ромы обводит сжатое колечко моего ануса, но была слишком увлечена процессом, чтобы остановить. Поэтому когда влажный палец начал в такт нашим движениям продвигаться внутрь, я только сильнее распалилась и больше подставила попу, для полного доступа. И вот меня уже имеет твердый, большой член и длинный наглый палец. Чувства настолько меня захватили, что буквально через несколько сильных толчков, меня накрыло звездопадом, я сжала внутри себя фаллос мужчины, и громко закричала, кончая, на периферии слуха улавливая громкое рычание.
   Это было последнее, что я услышала, прежде чем погрузилась в блаженную темноту.
  
   ***
  
   Мне было невероятно хорошо. Я плыла на воздушных облаках, среди звёзд и планет, меня окружали абстрактные сияющие линии, было невообразимо тепло и уютно. Но вот маленький яркий лучик скользнул по носу, задевая глаза, слепя своим солнечным светом, заставляя вынырнуть из неги сна.
   Сморщив носик, не желая просыпаться, я накрылась с головой одеялом, пытаясь вновь вернуться в космическую сказку. Естественно ничего у меня не вышло, а когда память услужливо подкинула воспоминания вчерашнего вечера, подорвалась как ошпаренная.
   В комнате я была одна, голая и слегка помятая, яркое солнце приветливо светило в окно, возле дверей валялись мои разорванные штаны и майка, но трусиков в поле зрения не было. Забрал-таки, гад!
   Когда туман страсти не застилал мысли, во мне поднялась злость на Рому. Сильная и требующая выхода. Но когда я встала с кровати, поняла, что сначала нужна ванная, так как следы вчерашних приключений засохшей корочкой украшали мои бёдра с внутренней стороны. Слегка поморщившись от саднящей боли между ног, направилась мыться.
   Прохладный душ прояснил мысли и притупил злость. Я понимала, что рано или поздно, но окажусь в постели каждого из всадников, просто не ожидала этого так скоро. Хотя и их можно понять, столько лет без женского тела, а тут порнуха в прямом эфире со мной и Акилом в главной роли. Но это не даёт им права врываться в мою спальню и брать, как вздумается! Я ведь не вещь! Поэтому как бы хорошо мне вчера ни было, нужно объяснить Роме, что так делать нельзя.
   Помывшись, щелчком надела на себя новые домашние штаны кремового цвета с лёгкой футболкой в тон, на ноги обула вьетнамки. Взмахом руки убрала в спальне и сменила бельё. В боевом настроении вышла в коридор и остановилась в растерянности. А куда идти?
   - Ангард, - негромко позвала я элементаля.
   - Доброе утро, Алира, - спокойно ответил приятный баритон.
   - Доброе, - недовольно буркнула я. - А подскажи-ка мне, где сейчас Рома?
   - В своей спальне.
   - Ага. А где она?
   - Иди по линии, - сказал Ангард, и на стене загорелась тонкая зелёная нить.
   Ну, я и пошла. Хорошо, что элементалю чужды людские чувства, и он не задаёт ненужных вопросов. Хотя зачем их задавать, если он и так всё знает. На острове ничего не скроется от его глаз, если таковые у него есть.
   Шла я не долго, мимо разных дверей царства Алисы. Линия привела меня к ровной чёрной двери без всяких рисунков и узоров с панелью для отпечатка ладони сбоку.
   - Анг, откроешь? - тихо спросила я.
   - Открою. - В голосе почувствовалась хитринка, панель сбоку мигнула зеленым, и дверь плавно открылась.
   Посмотрев по сторонам, я тихо нырнула в спальню. Обстановка меня не удивила, чего-то подобного я и ожидала. Стиль хай-тек, но приятный. Стены и потолок белые, на полу кремовый паркет. Мебель вся кожаная, цвета топлёного молока. Плазма на пол стены, стеклянный журнальный столик, музыкальный центр, даже есть вазон с каким-то цветком с крупными зелёными листьями с синими прожилками. Ну и возле зашторенного жалюзи окна, стояла большая кровать со спинкой обтянутой молочной кожей, а на ней дрых Ромул, тихо посапывая.
   Тихо, едва касаясь пола, я подошла к мужчине, наколдовала большой шар синей краски над ним, добавила в неё условие несмываемости на неделю, охладила до пяти градусов, испарила одеяло и лопнула пузырь.
   - А-а-а-а-а!!! - Взревел мужчина, подорвавшись с постели, выпустил огромные чёрные когти и оскалил полную пасть зубов! Ой, мама! Не уверена, что это была хорошая идея! А когда горящие ядовитой зеленью глаза уставились на меня, я сглотнула резко вставший ком в горле и сделала осторожный шаг назад. - Алир-р-ра, - прорычал Ромул и спрыгнул с кровати, на миг ослепив яркой вспышкой зелёного света, а приземлился... ХИМЕРОЙ! На половину чёрный лев с остроконечными ушами и крупными загнутыми назад рогами, с мощными передними лапами и острыми когтями, а вот задняя часть была с более короткой шерстью, покрыта белыми полосами как у тигра и вместо лап раздвоенные копыта! Хвост с кисточкой остервенело бил бока животного, но вот размерами эта тварь не уступала Мортису! И даже синяя краска не делала это существо менее страшным. Поэтому взвизгнув, я вылетела из спальни быстрее пули. Жаль, что этим я только подстегнула зверя, и он кинулся за мной как за добычей. Он явно играл со мной, давая мне иллюзию возможности сбежать. Дышал мне в затылок, но не ловил, а как бы подгонял.
   И тут я увидела, как открывается тяжёлая деревянная дверь и из неё выходит сонный Мэй в одних штанах, держащихся на честном слове, оголяя лобок. Прибавив скорости, оторвалась от львиной морды и с разгону запрыгнула на не ожидавшего такого расколбаса блондина, обвивая его и руками и ногами.
   - Что за..? Алира? Голод?! Что происходит? - Вытаращив свои золотые глаза, спрашивал нас Мэй, не забывая придерживать меня за задницу. - И почему ты весь синий?
   Зверь только фыркнул, многообещающе посмотрел на меня и гордо вскинув морду, пошел в обратном направлении, откуда прибежал.
   - Алира? - Нахмурился Чума.
   - Ну, просто разногласия улаживали, - замялась я.
   - Разногласия? - Насмешливо приподняв бровь, переспросил блондин, слегка поглаживая мою попу.
   - Ну, да, - неуверенно промямлила я. - Пойду я, наверное, работы ещё много. - Но попытавшись слезть, меня только сильнее прижали к обнаженной груди. - Мэй?
   - Ты так приятно пахнешь, - сказал Чума, глубоко вдыхая запал моих волос. Но когда у меня громко буркнул живот от голода, усмехнулся и отпустил меня. Правда, когда слазила, не отказала себе в удовольствии медленно соскользнуть по идеальному телу, задевая все возможные выпуклости, одна из которых стремительно увеличивалась. - Алира, не глупи. Тебе после вчерашнего нужно отдохнуть. Или ты уже готова? - Я сначала не поняла о чём он, а потом вспыхнула и резко отскочила на метр.
   - После вчерашнего? - Надежда умирает последней. Может он не это имеет ввиду?
   - Иди есть, Алира, - по-доброму улыбнулся Мэй. - Мы скоро к тебе присоединимся.
   Продолжая гореть не хуже факела, я кивнула и с деревянной спиной пошла в сторону веранды. Блин! Похоже на этом острове не только Ангард всезнающий! Но чёрт меня подери, именно к Мэю тянется моя душа.
  
   Глава 11
   А во время завтрака, я узнала, что являюсь единственным человеком из Всадников! Как узнала? Да просто спросила. Меня смутила оборотническая суть Ромы, вот и решила поинтересоваться, а остальные кто? Эх... неведенье благо!
   Когда Дар нашёл Ромула, он был главой оборотней в одном из миров. По устоявшейся схеме, Дар приживается в умирающем теле. Поэтому сначала идёт длительное наблюдение, а когда носитель оказывается на гране жизни и смерти, происходит объединение. Кстати сказать, Рома был не очень рад новой должности. Из всех Всадников, у него самый вредный и поганый характер. Остальным пришлось долго привыкать к мрачному и вечно недовольному Голоду. А когда он узнал, что ещё и баб в его жизни больше не будет... всё, можно было тушить свет! Он тогда разнёс половину АпОкалипса в ярости, пока его смогли утихомирить.
   Акил оказался правителем нескольких миров! Миров Инферно! Да, он высший демон! Вот почему у него рога даже в ипостаси Всадника. Его демоническая форма не сильно отличается от апокалипсической, только чуть более звериная. Ну там наличие хвоста, зубастой морды, копыта вместо ног и ещё по мелочи. Мне это очень кратко описали, отказавшись показывать. Я не стала настаивать, за вечность успею увидеть.
   А вот Мэй оказался самым редким во всех существующих мирах, да и Вселенной... драконом. Он золотой! Эти магические существа, состоящие полностью из магии, являются не только нескончаемым источником манны, но и без них, магии не существовало бы как таковой! Поэтому во Вселенной должно быть не меньше ста золотых драконов, которые просто существуя, дарят многочисленным мирам магию! И кстати, он единственный из всех Всадников сознательно пошёл на единение с Даром.
   После таких откровений, почувствовала себя ущербной. А ещё мне вдруг подумалось, почему Дар выбрал меня? Чем мотивировался? Ведь остальные Всадники сильны, имеют несколько мощных форм, каждый из них сам по себе чуть ли не вымирающий вид, правители, а я слаба бродяжка, неуверенна в себе, самая обычная и таких как я миллиарды миллионов! Тогда почему он выбрал меня?! Этот вопрос просто убивает, а спросить не у кого!
   Всё это мне рассказал веселящийся Акил, который каждый раз как смотрел на Рому, начинал заливисто хохотать. Да, после моей шутки, лицо, волосы, шея, руки и часть груди Голода, были, как в синьке выкупаны. Но настроение мужчины синий цвет кожи не испортил, только во взгляде черных глаз Ромула, появилась настораживающая искорка, когда он смотрел на меня. Точно задумал что-то, паразит! Не смотря на всё, настроение моё было вполне благоприятным, а когда после завтрака Мэй взял меня за руку притормаживая, поднялось ещё выше.
   - Алира, сегодня на острове Юнит, большая торговая ярмарка, - начал дракон, поглаживая мою ладонь большим пальцем. - Есть желание развеяться, посмотреть, как живут в нашем мире другие?
   - Шутишь? Конечно, хочу! - в восторге воскликнула я. - Буду готова через десять минут!
   - Тогда беги, переодевайся, я за тобой зайду, - широко улыбнувшись, сказал Мэй.
   Я собственно не стала терять времени, а стартанула быстрее в комнату. Меня переполняло чувство восторга и нетерпения. Очень хотелось посмотреть на этот мир, но навалившиеся проблемы не способствовали удовлетворению моих желаний. И вот, вдруг, Мэй предложил такую прекрасную идею, что у меня внутри сердце к горлу подпрыгивало от радости, а пальцы на руках подрагивали от нехватки выдержки.
  Заморачиваться с нарядом не стала, а схватила первое попавшееся платье из гардероба. И не прогадала, ибо это было невозможно. После жизни на улице, у меня шкаф был забит разными брендовыми вещами или просто тем, что я когда-то видела в витрине магазинов.
   Платье оказалось с плотным лифом без бретелей и с пышной фатиновой юбкой до середины бедра. Насыщенный цвет марсала прекрасно оттенял мою бледную кожу, а чёрные туфельки лодочки на тонкой шпильке удлиняли и так не короткие ноги. Волосы я оставила распущенными, только собрала у висков пряди и скрепила их на затылке заколкой с черными бриллиантами. Просто и со вкусом.
   Когда раздался стук в дверь, я уже была готова, только напоследок мазнула по губам влажным розоватым блеском.
   - Я готова! - радостно воскликнула я, широко распахнув дверь, да так и застыла, во все глаза, уставившись на самого красивого мужчину, когда-либо виденным мной.
   Мэй был в белой шёлковой рубашке с расстегнутыми верхними пуговицами и закатанными до локтя рукавами. Классические чёрные брюки с выглаженными стрелками, смотрелись просто шикарно на его длинных и сильных ногах, а натёртые до блеска стильные туфли завершали его сексуальный образ. Свои волосы, цвета расплавленного золота, он скрутил в небрежную гульку на затылке, а несколько коротких волнистых прядей падали на лицо. Он был воплощением всех моих самых порочных желаний! Но когда я наткнулась на искрящиеся весельем янтарные глаза, вмиг смутилась и залилась краской по самые уши.
   - Я рад, что нравлюсь тебе, Алира, - с лёгкой хрипотцой в голосе сказал Мэй и протянул мне руку. Всё ещё пылая, я схватила тёплую ладонь мужчины и вышла за порог. - Ты мне тоже очень нравишься, - шепнули мне на ушко, губами задевая мочку и обдавая горячим дыханием, от чего у меня по телу прошлась волнообразная дрожь, а внизу живота скрутился обжигающий мячик желания.
   Благо дело ответа от меня не ждали, а просто приобняв за талию утянули в открывшийся портал.
   Миг и мы стоим перед огромной площадью с невероятным скоплением разных существ. Такое чувство, будто я попала на съезд разных народов и культур! Сама площадь, на которой проходила ярмарка, пестрила разными зданиями и стилями. Здесь были, как и металлостеклянные высотки, так и невысокие деревянные таверны! Чуть вдалеке можно было рассмотреть старинный замок, а рядом стильный загородный особняк с бассейнами и красиво стриженым садом. Это слияние культур поражало гармонией единения. Словно всё так и должно быть!
   Но прежде чем я рванула в пёструю толпу, меня мягко, но настойчиво схватили за локоть, останавливая. Обернувшись, вопросительно уставилась на Мэя.
   - Чуть не забыл, - улыбнувшись, сказал мужчина и надел мне на шею красивый кулон в виде чёрной бриллиантовой многоконечной звезды на тонкой цепочке из белого металла. - Это щит, он защитит твою кожу.
   - А здесь опасно? - с удивлением спросила я, рассматривая украшение.
   - Не для тебя, - мягко намекнул мужчина. - Но зато теперь, когда в толпе к тебе прикоснуться, никто не упадет замертво. - До меня, когда дошло значение сказанного, уровень радости стремительно пополз вниз, а я поняла какая могла произойти катастрофа, кинься в толпу, не подумав. Ко мне же прикасаться могут только Всадники! - Алира, не стоит так переживать, - пришибленную меня мягко приобняли за плечо, прижимая к сильному телу дракона. - Пока я рядом, с тобой ничего плохого не случится. С этой звездой, твоё прикосновение не будет смертельным, а просто вызовет лёгкое жжение. Ты только старайся не задерживать свои касания, иначе щит долго не выдержит.
   Я только рассеяно кивнула, растеряв всю радость от прогулки, и даже сильные объятия красивого мужчины оставили меня равнодушной.
   Но чем дальше вёл меня Мэй, тем живее я становилась и уже через минут пять, забыла о своих печалях, и с маниакальной заинтересованностью носилась по площади, рассматривая не только предложенный товар в ярких палатках, но и всех интересных существ. Кого здесь только не было? И рогатые, и хвостатые, и чешуйчатые, и крылатые, и кожа всех цветов радуги! У меня глаза разбегались в разные стороны, так хотелось всюду успеть.
   Я так увлеклась разглядыванием красивой девушки с крыльями бабочки, что не заметила, как ко мне подошло просто невероятных размеров существо, а потом схватило огромными ручищами за талию и, подняв в воздух на уровень своих сине-зелёных глаз, внимательно вглядываясь в моё лицо. Я же успела только испуганно пискнуть и во все глазищи уставилась на... тролля? Ростом он был около пяти метров, кожа мраморно-серая, на плечах, руках и спине, как шипы торчали заострённые камни, а лицо с выпирающими надбровными дугами было на удивление лишено агрессивных ноток, да и вместо волос черепушка сверкала лысиной, а взамен бровей каменные наросты.
   - Ну, здравствуй, маленькая Смерть, - добродушно и зычно поздоровался здоровяк, и широко улыбнулся, показывая клыки размером с мою ладонь.
   - З-здрасте, - слегка заикаясь, ответила я.
   - Тибольд, отпусти Смерть, - спокойно попросил Мэй откуда-то снизу. - Ты же знаешь, трогать нельзя.
   - И тебе не болеть, Чума, - ответил тролль, но меня всё же отпустил.
   Оказавшись на земле, я сразу угодила в объятия Мэя, который одной рукой прижал меня к своему боку. Я была не против таких замашек и сама прижалась сильнее к мощному телу дракона, ещё и руками обвила талию мужчины, глубоко вдыхая невероятно приятный аромат сладкого мёда и тёрпкого лайма.
   - Тибольд, ты же не новичок! А если бы она была без защиты? Ты об этом подумал? - устало проговорил Мэй, поглаживая меня рукой по пояснице.
   - Конечно, подумал, - возмутился здоровяк. - Вы бы не вышли в такое скопление народа без ограничений. Может я и тролль, но не идиот же!
   - Ладно, прости, что усомнился в тебе, - примирительно проговорил дракон. - Смерть, познакомься, это Тибольд, он страж Юнита, острова на котором мы сейчас. Отвечает за стражу здесь и покой граждан. В общем, он вроде шерифа тут. Так вроде бы у тебя в мире говорят?
   - Почти так, - улыбнулась я и посмотрела на тролля. - Приятно познакомиться, Тибольд.
   - И мне приятно, маленькая Смерть, - широко улыбнувшись, ответил 'шериф'.
   После такого примечательного знакомства, Мэй повёл меня в парк аттракционов. Когда я увидела все эти качели, горки, и всякое другое, моя челюсть с громким стуком упала на землю. Вы можете представить себе парк на основе магии и высочайших технологий? Нет? Вот и я охренела!
   Колесо обозрения, являлось в образе небольших кабинок со столиком и стульями, в которых пара могла заказать себе еду, и наслаждаться видом на высоте у облаков. Эти кабинки взлетали ввысь и кружили над городом, создавая невероятную атмосферу, а разные вкусные десерты завершали романтическую картину. Я была просто счастлива и бурно выражала свой восторг улыбающемуся Мэю.
   После колеса были разные аттракционы и горки, даже в комнату смеха сходили! Обедали в милой кафешке, полностью увешанной цветущими цветами, а потом прошлись по ярмарке, и я даже прикупила всяких безделушек, типа заколок из драгоценных камней, пару браслетов, поясов и даже шарфиков. Мэй всё это отправил в мою комнату взмахом руки, чтобы не тягать за собой пакеты. А потом мы зашли в часть ярмарки, где торговали животными и я слегка расстроилась.
   - Что случилось? - обеспокоенно спросил Мэй и сжал мою ладонь, заметив смену моего настроения.
   - Ничего, просто грустно стало, - слегка улыбнулась я. - Понимаешь, я всегда очень любила животных и всегда хотела себе собаку. Но у мамы на них была аллергия, а потом мне и себя сложно было прокормить, не говоря уже за собаку. Ну, а сейчас животное мне не светит, потому что я убью его своей лаской. Вот мне и взгрустнулось.
   - Алира, не стоит из-за этого переживать. Если бы я знал, что ты хочешь собаку, уже давно бы познакомил тебя с одной, - усмехнулся дракон.
   - В смысле?
   - У нас в замке есть один пёс, но после ухода Смерти, он не выходить из своей конуры, и ни к кому не подходит. Они с моим братом были очень близки, а его уход зверь принял как измену, вот и не хочет больше никого к себе подпускать. Если у тебя получится с ним совладать, мы все будем тебе благодарны.
   - А что это за пес, которому прикосновения Всадника нипочём? - удивлённо спросила я.
   - Вообще их три.
   - Кого три?
   - Собак. Их три здоровенные туши, которые могут сливаться в одну огромную псину с тремя головами. Это Цербер, Алира.
   - Охренеть!
  
Оценка: 6.94*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"