Литт Ксюша: другие произведения.

Желания для Серебряной рыбки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     

    Всем известно, если поймать Золотую рыбку, то она за свою свободу исполнит три любых ваших желания. А если рыбка Серебряная, то желаний будет два или все-таки три? Мажор Никита, известный по рассказу "Batman and Дама с собачкой", волей случая, попав в компанию простых ребят, отправляется с ними на море. Для достижения цели им предстоит преодолеть на машинах расстояние более чем в две с половиной тысячи километров. Какие новые открытия принесет ему затеянная авантюра?


  Часть 1. Мы едем, едем, едем в далекие края
  
  Глава 1
  Началось всё на свадьбе Лешки и Полины, когда молодёжь шумно отмечала второй день.
  - А поехали на море, - предложил кто-то, и все дружно согласились.
  ***
  День только начинался. Две машины стояли на выезде из города - ждали третью. Переминаясь рядом со всеми на обочине, Анька в приподнятом настроении, предвкушая путешествие, счастливо улыбалась. Закатив матери истерику, ей все-таки удалось выплакать право ехать вместе с братом Лешкой на море. Более того, чтобы поездка вышла не скучной, она прихватила с собой еще и закадычную подружку Таньку. Для обеих девчонок предстоящий самостоятельный отдых без родителей был в новизну, потому и будоражил он им кровь своей неизведанностью и некоторой кажущейся вседозволенностью.
  Не менее возбужденная поездкой Танька озиралась и с интересом разглядывала собравшуюся компанию. Три уже прочно сложившиеся пары ее не очень волновали, а вот двое парней, оказавшиеся без девушек, внимание привлекли. Она пристально оглядела каждого - оба внешне "ничего так". Один постарше, но что-то было в нем отталкивающе опасное - он еще не произнес и десятка фраз, а уже вовсю чувствовалась в нем язвительность и нагловатость. Такие откровенно хамоватые редко располагают к себе сразу. Зато другой мальчишка - противоположно добродушный, улыбчивый и открытый - невольно притягивал.
  - Это кто такой симпатяга? - Таня тихонько ткнула Аньку в бок и едва заметно кивнула в сторону.
  Аня проследила взглядом, увидев светлоглазого паренька, тоже заинтересованно таращившегося на них, невольно вздрогнула и поморщилась.
  - Фу. Нашла, тоже мне, симпатягу, - недовольно проворчала и поспешно отвернулась. - Это Полинкин братишка - Олег. Блин, он меня так достал!
  Вообще-то ее пренебрежение было вполне обосновано. За два дня свадебного торжества этот новоявленный родственник преследовал Аню словно сталкер. Подкатывал на празднестве и с разговорами, и с танцами, ухаживал за столом, двигал стул, открывал дверь, накидывал пиджак на озябшие Анькины плечи, в общем, вел себя как настоящий кавалер. Наверное, он и в самом деле был неплохой мальчишка, однако он был не тем, от кого все это внимание хотелось бы Ане получить. Для нее существовал лишь один мужчина, которому, к сожалению, не было до нее никакого дела. Объекту ее воздыхания, увы, она казалась слишком маленькой. По законам жанра младшая сестрёнка ожидаемо влюбилась в лучшего друга своего брата.
  Этот друг - Вадим, сейчас тоже находился вместе с ними. Он весь такой восхитительный - красивый, серьезный и взрослый - сидел за рулем своего "Киа Спортейджа" и тоже ждал. Аня украдкой посматривала на него и тихо вздыхала. Он рядом, он тоже едет - это здорово, но одна беда - едет со своей подружкой Ликой. Та, скромница-красавица, сидела рядом и увлеченно тыкала своими изящными ухоженными пальчиками в навигатор, прокладывая нужный маршрут. Время от времени она что-то щебетала, мило улыбалась Вадиму и хлопала длинными ресницами.
  "Коза драная! Глаза бы ей выцарапать, ресницы выдергать и пальцы обломать!", - с тоской подумала Аня.
  В общем, проблема ее сейчас занимала куда важнее какого-то навязчивого Олега, показавшегося Таньке симпатичным. За эту поездку Аньке надо было постараться завоевать Вадима и отбить его у соперницы.
  - И чем он тебя достал? - Таня озадаченно уставилась на вполне приятного с виду мальчика. Анькин негатив ей был совершенно не понятен. - Вроде милый... - пожала плечами.
  - Слишком милый, - буркнула Анька, - ты же знаешь, я Вадима люблю.
  Подруга в ответ фыркнула - ей за четыре года порядком надоело это нытье про безответную любовь.
  - Тогда я этого Олежку себе возьму, раз тебе не нужен, - заявила она.
  - Забирай, - равнодушно отмахнулась Аня.
  
  Ожидание затягивалось, собравшиеся уже начали роптать:
  - Вечно эту Ритку приходится ждать.
  - С кем она едет?
  - Фиг знает, сказала - кого-то с машиной нашла.
  - Копуша! Ей кто-то звонил?
  - Звонили, сказала - едут...
  Вскоре и в самом деле к обочине прижался еще один внедорожник. Все ещё какое-то время шумно суетились, знакомясь, загружаясь и рассаживаясь. Наконец кортеж двинулся навстречу морю, навстречу отдыху, навстречу приключениям.
  
  Машина первая "DAEWOO NEXIA"
  Вообще-то у Лешки имелся свой автомобиль, но прямо перед поездкой полетела "ходовая", и пришлось его старенькую "Приору" загнать в ремонт. И теперь в свое свадебное путешествие молодожены на всех парусах неслись на такой же видавшей многое "Нексии" - машине Степана и его супруги Светы. Света - подружка Полины, самая первая из подруг выскочила замуж за своего одногруппника еще на третьем курсе. Что-либо сногсшибательное об их истории любви сказать нельзя. Как только они познакомились, сразу понравились друг другу, но Стёпа, будучи слишком нерешительным, еще год стеснялся подойти, потом год ухаживал, полгода пожили вместе. И никто не удивился, что вскоре они поженились. Зато все у них всегда было ровно и стабильно. Степан очень умный, верный и надежный. Где б такого всем найти? Через год нашла себе и Полина. Не такого, конечно, непоколебимо спокойного, но тоже очень замечательного. Свадьба нагрянула быстро и спонтанно, не совсем запланировано, но, тем не менее, сомневаться в обоюдной любви Алексея и Полины никому не приходило в голову. Пара выглядела очень счастливой.
  Оставалось только подыскать себе вторую половинку третьей подружке - Ритке.
  
  Машина вторая "Honda CRV"
  Рита абы за кого выходить замуж не спешила, подбирала себе жениха с особой тщательностью. Высокие чувства в виде любви казались ей чепухой, более важными критериями при выборе спутника жизни считала устойчивое положение в обществе и обеспеченность. Шалаш с кучей ребятишек - это не предел ее мечтаний, и потому она до сих пор находилась в активном поиске. Девушка она была бойкая и общительная, знакомых всяких разных имела много. И когда встал вопрос, что для поездки надо найти еще одну машину, без сомнения пообещала, что транспорт будет. Очень кстати ей вспомнился один приятель.
  Познакомилась она с ним не так давно на одной вечеринке - с подружкой зашла к какому-то едва знакомому парню на день рождения. Народ там собрался разношерстный. Она попробовала присмотреть себе там приличного молодого человека, но опять не сложилось. Очень приличная кандидатура, которую удалось-таки Рите себе присмотреть, во время вечеринки прилично напилась. Причем очень прилично. Так, что кто-то невменяемому даже вызвал его водителя. Ритка, как дура, подставляя свое плечо, заволокла жутко пьяное тело в подъехавшее авто, и маячившая перспективой удачного замужества кандидатура тут же вырубилась.
  Рита даже растерялась от такого исхода событий, но водитель предложил подбросить и ее. По дороге они разговорились. Парнишка молоденький, симпатичный заигрывал с ней. Стояла теплая ночь только наступившего лета, домой не хотелось. Рита предложила пареньку заехать взять кофе, посидеть, поболтать. Тот не отказался, вот только долго рылся в карманах и посетовал, что деньги дома забыл. Она безнадежно вздохнула и угостила его им сама. Несмотря ни на что в тот день все равно было хорошо. Ее неудавшаяся "судьба" пьяно храпела на заднем сиденье, а они, тихо хихикая и шепча, пили кофе и болтали. Потом незаметно начали целоваться - темная и приятная ночь располагала. Мальчишка показался Ритке приятным, и она, не став ничего усложнять, просто позволила себе расслабиться, и если бы не факт случайного знакомства и существующие моральные принципы, то, может, дело зашло бы и дальше, прямо тут на переднем сиденье, но кофе и темная ночь еще не повод совсем потерять разум.
  Потом новый знакомый отвез ее домой, черкнул на прощание номер телефона с именем напротив: "Никита", так, на всякий случай, если ей однажды снова станет скучно и захочется продолжить выпить "кофе". На том и распрощались. И вот теперь она ему решила позвонить, а вдруг...
  - Рита? На море? - озадачился ее предложением Никита. - Черное? Сочи, Геленджик? На машине?
  Какое-то время он помолчал в нерешительности и вдруг охотно согласился. Сказал, что выходные дни себе на работе выбьет, а машину у фирмы возьмет - с начальником они на "короткой ноге", значит, всё уладит.
  Вот так они оказались вдвоем на передних местах Хонды, направлявшейся теперь в сторону Краснодарского края. Позади скучали, отвернувшись каждый в свое окно, Илья и Олег.
  - Олежек, что притих? Как жизнь? - Ритка решила завязать разговор с братишкой подруги.
  - Все норм, - буркнул паренек.
  Его настроение упало до нуля - понравившаяся ему девочка Аня в упор так и не замечала его, а на еще одну попытку заговорить с ней чуть ли не истерику закатила:
  - Слушай, ты заколебал, - раздраженно повысила она тон, - что ты от меня хочешь? Мы же теперь родственники! Ты для меня брат! Понимаешь?
  Потому и сидел Олег сейчас мрачнее тучи, мысленно злясь:
  "Брат! Нашлась, тоже мне, сестренка!".
  В ушах до сих пор стояли ее шумные возмущения и тихие смешки окружающих. Может, все и находили это смешным, а у него всё кипело. Тем не менее девчонка от этого ему меньше нравиться не стала, ведь, как известно, запретное притягивает еще сильнее.
  Рядом сидящий Илья, тот самый хамоватый друг Степана, тоже пребывал не в духе. Он в свое время имел виды на Риту, но будучи птицей не того полета сразу же получил от ворот поворот. Это, конечно, не катастрофа, но ехать в одном салоне с любовником девушки, которая его однажды отвергла - сомнительное удовольствие. Так и сидели парни набычившиеся, уставились угрюмо в окна и бесцельно провожали взглядами пробегавшие мимо пейзажи.
  
  Машина третья "KIA Sportage"
  Замыкала колонну машина Вадима, как уже известно, лучшего друга Алексея, того самого идола, которого еще в пятнадцать лет на свой личный пьедестал вознесла Анька. Счастливая она сидела в одном салоне со своим любимым и украдкой ревниво поглядывая на сидевшую впереди парочку. Ловила их движения и взгляды, вслушивалась в слова и интонации. По большому счету - занималась сплошным мазохизмом. Но уж больно ей хотелось найти хоть какой-то намек, что Вадиму все-таки хоть чуть-чуть, но уже надоела эта Лика. И хоть пока ей ничего заметить не получалось, но мечтать о таком было приятно.
  Однако вдоволь помечтать не дала Таня. Жужжала и жужжала над ухом расспросами про зануду Олега. Привязалась. Достала просто невыносимо.
  - Может, ты все сама у него спросишь? - взбеленилась Аня.
  
  На первой остановке подруга так и поступила. Кто на перекур пошел, кто по своим делам. Чай хлебнули, перекусив бутербродами. А Таня пошла отираться около Олежки. Немного кокетства - и тот, кстати, охотно пошел на контакт. Забыл про Аньку, словно и не бегал за ней на свадьбе. И плевать. Она даже обрадовалась.
  
  А когда собрались все рассаживаться и ехать дальше, Танька умоляюще посмотрела на Аню:
  - Слушай, ты не обидишься, если я с Олегом поеду, а Илья к вам пересядет.
  Такой наглости и подлости от подруги Анька, естественно, не ожидала. В душе возмутилась, но вида не показала:
  - Как хочешь, - пожала плечами и ушла в машину.
  Само собой, она обиделась и разозлилась. К тому же еще и этот Илья оказался намного противней прилипчивого Олега - сыпал похабными шуточками и недвусмысленными намеками. Хамло несусветное. Вадиму даже пришлось его немного осадить:
  - Поаккуратнее с выражениями, - пригрозил он.
  После этого пошляк поутих, и поездка стала вполне сносной.
  Довольная, что за нее заступился Вадим, Анька расплылась в счастливой улыбке. Теперь ей больше ничего не мешало мечтать.
  Придет время, и Вадим обязательно в нее влюбится - в этом она не сомневалась.
  
  Глава 2
  - Суслик, суслик - я хорёк! - заскрипела рация голосом Лешки.
  - На приеме! - через какое-то время отозвался Илья.
  - Тормозим. Место сейчас присмотрим.
  - Хорошо.
  - Остальные где?
  - Сзади где-то.
  - Олег! Олег! Рита! - продолжали вызывать третью машину. - Суслик, суслик - я хорёк!
  - Да! Че? - наконец и "хонда" объявилась в эфире.
  - Где пропали? Останавливаться будем.
  - Уснули хорьки прямо на рации, - недовольно проскрежетала Ритка.
  - Понятно. Ищем остановку.
  - Хорошо.
  
  На первом удобном съезде все три машины свернули. Далеко в поля тянулся подсолнечник, стелясь завораживающим ярко желтым ковром. В остальном пейзаж своим обыкновением из груды мерзкой, зловонной кучи мусора не радовал ни глаз, ни обоняние.
  Полину укачало. Собственно, это и стало основной причиной экстренной остановки. Отойдя в тенек, она потихоньку справлялась с дурнотой. Лешка озабоченно топтался рядом, не имея понятия, чем можно помочь. Света участливо предлагала то воду, то яблоко. Подоспевшие Лика и Рита так же пытались давать советы. Степка с умным видом глядел под капот своего автомобиля. Вскоре к нему подошел и Илья. Теперь они вместе, тихо переговариваясь, рассуждали.
  - Колымага, - хмыкнул Вадим на их старенький транспорт и полез в дебри подсолнечника справлять нужду.
  Заспанные "хорьки" медленно выползли из салона Хонды.
  - Подсолнухи! - радостно воскликнула Таня, продирая глаза. - А семечки интересно уже есть?
  - Пойдём, посмотрим, - Олег потянулся, разминая кости, взял Таньку за руку, приобнял ее. Наклонившись, что-то шепнул, засмущав тем самым довольно хихикающую подружку. Бросил мимолетный оценивающий взгляд на Аньку.
  - Пф, - фыркнула все еще обиженная на предательницу Аня, - развлекайтесь, мне то что, - и пошла туда, где скрылся Вадим.
  Медленно продираясь сквозь чащу пыльных стволов, она тщетно вглядывалась в заросли. В этом лесу из огромных цветов реально можно было заблудиться. Не рискнув идти дальше, Анька пригнула один из подсолнухов, выковыривая из него зернышки. Мякоть у семян на пробу оказалась еще молочной, но побаловаться и погрызть решила, что можно. Выбрала один более или менее приличный, какое-то время повозилась, пока открутила верхушку от жесткого, неприятно-шершавого ствола и собралась уже идти обратно к машинам, как наткнулась все-таки на Вадима. От неожиданности опешила - он стоял там не один и не с Ликой. Рядом с ним отиралась Ритка.
  "Вот ведь... зараза! Гадина. Уже тут как тут", - досадливо подумала Анька.
   Полинкина подружка - змея, уже, похоже, почуяла запах достатка. Быстро, однако, метнулась прощупать почву. Стояла перед Вадимом, выпячивая свои прелести и лебезила. А у того тоже, как у котяры, глаза масляные сделались.
  "Вот ведь, блин! - озадаченная и в то же время расстроенная Анька тихонько отступила. - Не одна проблема, так другая".
  Не хватало еще одной конкурентки. Такой поворот событий она даже предположить не могла. Хотя Вадька парень видный, немудрено, что и эта звезда на него запала. Как теперь против этих двух тягаться?
  В унынии Аня вернулась к машинам.
  Света и Лика все также сидели возле Полины и, улыбаясь, шушукались. Анька хмыкнула - знала она, о чем они там загадочно шептались. Для нее совершенно не секрет, почему через четыре месяца знакомства оба - и брат, и его новая подружка, не окончив институт, срочно засобирались жениться. "Любовь с первого раза", потому что. Разве кто сомневался?!
  - Птицы залетные, - недовольно пробурчала Аня и оглянулась на Лешку.
  Будущий папаша, поняв, что ничем не в силах помочь любимой, уже присоединился к ребятам и тоже с умным видом заглядывал во внутренности старенькой техники.
  Таня с Олегом по-прежнему искали семечки, Вадим с Ритой тоже "искали семечки", лишь Никита, прислонившись к двери своей машины, удрученно разглядывал окружавшую их свалку мусора и скучал.
  Анька, отплевывая шелуху, подошла к нему:
  - Ты что со всеми вместе под капот не заглядываешь?
  Парень лениво оглянулся на нее.
  - Будешь? - тут же любезно протянула она ему подсолнух.
  - Нет, спасибо, - отказался Никита и покосился на ребят, скопившихся у машины, - я не разбираюсь во внутренностях, - пояснил и снова посмотрел на подсолнух и как Анька смачно выжимает зубами потроха из семян. - Это что, едят?
  - Ну та-а-ак... пойдет... - пожала она плечами, - в Краснодарском крае лучше будут. Тут "кормовые", похоже, - сделала вывод.
  Никита с еще большей подозрительностью посмотрел на подсолнух, Аня снова услужливо протянула ему сомнительное лакомство. Он нехотя все же отколупал пару зернышек, потом долго внимательно разглядывал их и ощупывал.
  - А почему не разбираешься? - тем временем не отставала Аня. - Ты же водитель.
  - Ну да, водитель, а не механик, - согласился и все-таки сунул в рот семечку, повертел ее во рту, прикусил, так и не поняв всей прелести, выплюнул. Оставшиеся семена стряхнул с рук.
  - А в чем разбираешься? - Аня прислонилась боком к автомобилю, решив задержаться и развить беседу.
  Ну не двигатель же ей разглядывать или о беременности разговоры разговаривать. По зарослям бродить не с кем, так что они тут с "водителем не механиком" одни такие неприкаянные. Она придирчиво оглядела слишком уж беспечного на вид Никиту.
  "Интересно, ему рога там не мешают? К земле не тянут?", - мысленно злорадно усмехнулась. - "Что-то не больно он переживает, где Ритка пропала".
  Ни его, ни Лику, вообще-то, Аньке было совсем не жаль. Наоборот, внезапно возник коварный план. Вдруг подумалось - может, это и к лучшему. Если голубки там в подсолнухах спалятся. Лика, узнав об измене, закатит скандал. Все разругаются, и будет Вадька свободным. А уж как перенесет трагедию этот едва знакомый водитель, Аньке вообще было до лампочки.
  - В технических характеристиках разбираюсь, - безучастно отозвался Никита, отрывая ее от наполеоновских планов. Он, заметно, не горел энтузиазмом общаться, но ответить, на заданный Анькой и тут же ею же забытый вопрос соизволил и даже повернулся к ней лицом. Уперся боком в дверь.
  - М-м-м, ты менеджер по продажам что ли? - рассеянно отозвалась Анька, чем, кажется, ввела Никиту в ступор.
  - Причем тут менеджер? - удивился он. - Я водитель, - напомнил и попытался все же пояснить, - я, как пользователь, должен знать, на чем езжу. Эм-м, понимаешь? - уставился на нее как на идиотку.
  Так-то Анька все понимала. Что тут не понять? Просто пока не нашлась, о чем еще можно с ним поговорить.
  - Поня-я-ятно, - протянула, постучала пальчиками по кузову, снова задумалась, но со следующим вопросом не задержалась, - ну, тогда скажи, раз разбираешься, какая машина лучше? Хендай или Киа Спортейдж?
  - Хендай какой?
  - Ну, вот этот, - она снова постучала ладошкой по пыльной грязной поверхности и, вдруг спохватившись, начала отряхивать грязные руки и запылившуюся теперь одежду.
  - Это Хонда, - ответил Никита и тоже отстранился от кузова, оглядывая себя.
  - Ну, Хонда, - само собой, ей было все равно какая это марка.
  - Хонда лучше, - уверенно выбрал Никита и тут же, избегая последующих глупых вопросов, пояснил, - хотя бы потому, что японец.
  - А Киа?
  - А Киа - кореец.
  - То есть, кореец - это плохо?
  - М-да, - хмыкнул Никита, сунул руки в карманы, пожал плечами, явно не собираясь вдаваться в подробности о престижности стран производителей. Помолчал и потом вдруг кивнул в сторону ребят и изучаемого ими транспорта. - Кстати, если на то пошло, вон тот зверь тоже типа кореец.
  - Она просто старая, - Анька попыталась оправдать непрезентабельную машину.
  - Да нет, она не просто старая, она "Нексия".
  - Это плохо?
  - Это диагноз, - устало вздохнул парень.
  Разговор получался далеко не на уровне технических характеристик, более того, вообще ни на каком уровне, а точнее - ни о чем.
  - У тебя и такой нет, - фыркнула Анька.
  - Да, у меня такой нет, - охотно согласился Никита.
  Аня прищурила глаза и, склонившись ближе к нему, приглушила голос и таинственно, словно доверяя огромный секрет, произнесла:
  - А ты в курсе, что Ритке нравятся состоятельные мужчины?
  Он тоже склонился к ней и тоже почти в самое ухо зашептал:
  - А ты в курсе, что ей еще кое-что нравится, кроме денег?
  - Что-о? - снова шепнула она и, широко раскрыв глаза, посмотрела на Никиту.
  Он выдержал ее наивный взгляд, но не сдержался - улыбнулся, насмехаясь:
  - Дитя человеческое, сколько тебе лет?
  Анька обиделась, сжала губы. И этот туда же! Тоже посчитал ее маленькой, как и Вадим.
  - Мне уже девятнадцать, - буркнула недовольно.
  - Да что ты говоришь? Уже?!
  - Уже. А тебе что, сильно много?
  - Нет, мне только двадцать шесть, - улыбнулся теперь добродушно, но тон его разговора, как с ребенком, никуда не исчез.
  - А Лешке почти двадцать пять, - зачем-то поведала Аня. Наверное, привыкла с детства хвастаться старшим братом, тем самым взрослости себе не прибавляя. Нахмурилась и удрученно спросила: - Что, и в самом деле сильно молодо выгляжу?
  Никита совсем рассмеялся:
  - Молодость - не порок, - и убедительно заверил, - с годами лечится.
  Конечно, можно было вставить в ответ что-нибудь тоже ехидное и Анькадаже собиралась, но тут из чащи солнечных цветов выплыли не менее цветущие солнечными улыбками парочки. Таня с Олегом и Вадим с Риткой.
  Аня помрачнела, словно тучу на нее нагнали.
  - Слушай, - ткнула она в бок Никиту и злобно зашипела. - Тебе что, как бы совсем все равно, что они там по кустам вдвоем ходят?
  Никита сначала не понял о чем речь, но потом заметил-таки свою подружку с другим, оценивающе оглядел. Вообще-то ничего подозрительного, похоже, не заметил, шли Вадим с Ритой в отличие от Олега с Танькой не слишком близко друг к другу, да к тому же в руках у каждого было по подсолнуху.
  - А тебе почему не все равно? У него вроде другая подружка, - Аню Никита оглядел намного подозрительней, чем Вадима и Риту.
  - А тебе не все ли равно, почему мне не все ровно? - огрызнулась. Эта тема, вообще-то, его никак не касалась.
  - А тебе почему не все равно, почему мне все равно?
  Аня замолчала, окончательно запутавшись в этих равенствах и неравенствах. Тряхнула головой и угрюмо заявила:
  - Типа умный? Смейся, смейся. Наклоняйся только сильнее, когда в машину садиться будешь, а то покарябаешь рогами крышу своей "хундайке".
  
  Анька отбросила надоевший уже подсолнух и побежала к машине на свое место.
  Ребята перестали глядеть внутрь механизма, девушки рассаживались по местам.
  - Едем еще пару часов и останавливаемся на ужин, - решили единогласно, и кортеж двинулся дальше.
  
  Глава 3
  - Нет, а мне нравится на машине путешествовать, не столько на само море хочу, сколько движение люблю. Дорога. Романтика...
  Костер догорал, все уже поужинали супом, приготовленным на костре сообща на скорую руку, и теперь беседовали. Привал сделали продолжительным. Пару часов все отдыхали, после чего делали рокировку водителями - в ночное вождение вступали Илья, Лешка и Олег.
  К Аньке тихонько подсел брат:
  - Анют, с Ильёй пересядешь в "Нексию".
  - Зачем? - Анька опешила и напряглась. Мало того, что ее подруга кинула, так теперь еще и собрались швырять из машины в машину.
  - Он у Степки в страховку вписан.
  То, что друзья включены в страховку, каждый к своим друзьям: Илья - к Степану, а Лешка - к Вадиму, было логично, но вот логики, причем тут она, Аня не видела совсем. Так и спросила возмущенно:
  - А я-то тут причём?
  - Ну... Полина со мной поедет.
  Эта Полина за такой короткий промежуток времени Аньке, как кость в горле встала. Носился с ней брат неизвестно зачем. Куда она нафиг могла деться от него беременная? Можно подумать, ночь без мужа не переживет. Аня нахмурилась, настроение у нее совсем пропало.
  - Конечно, лучше меня хэ-зэ с кем посадить, чем ей со своей подружкой ехать, - высказалась и, психанув, вскочила. Пошагала обиженно в сторону леса прогуляться и остыть. Уж больно бесили сегодня все. Одни эгоисты кругом собрались.
  Гонор гонором, но едва Анька вошла в лесок, ей сразу стало жутковато. Слух обострился и, хотя голоса ребят с поляны доносились довольно громко, настораживал здесь каждый шорох. Встала, прислушиваясь к окружавшим ее звукам. Дальше в чащу идти побоялась. Прогулка по лесу сразу же показалась абсурдной. Зря она сюда пошла. Опасливо глядя под ноги, нерешительно двинулась назад. В траве мелькнула редкая красная россыпь. Аня с любопытством присела, разглядывая ягодки на длинных стебельках. Круглые глазки, резные листочки. Сразу без сомнения определила:
  - Костяника, - обрадовалась и на какое-то время даже страх забылся. Ползая по земле, шаг за шагом, что-то в рот, что-то в руки, так и собрала пышный зеленый букетик с россыпью красных глазков.
  Она так увлеклась, что неожиданно раздавшийся за спиной тихий голос заставил ее вздрогнуть:
  - А ты все подножным кормом питаешься, - Анька резко оглянулась. Никита уже подошел совсем близко и присел рядом. - Это тоже едят? - он выбрал точно такую же веточку из травы и, покрутив ее, внимательно осмотрел.
  - Едят, - согласилась она, - это костяника, - и для большей убедительности оторвала пальчиками несколько ягодок. Языком ловко подхватила красные крапинки, увлекая их в рот. Едва помусолив, сглотнула, с аппетитом чуть причмокнула и облизнулась.
  Никита с легкой улыбкой уставился на ее рот. Призадумавшись, подвис, потом хмыкнул и так же задумчиво перевел взгляд на ягоды в своей руке.
  - Ты уверена, что они не ядовитые? Не умрешь в страшных конвульсиях?
  - Не-а. Это точно костяника. Уверена. Не бойся, - заверила она.
  С большим сомнением, он все-таки аккуратно оторвал одну красную горошину. Несмело тоже сунул в рот. Хрустнул попавшей на зуб крупной косточкой, чуть скривился, то ли от кислоты, то ли от неожиданности. Проглотить все же не решился. Брезгливо снял пальцами с языка крошки, потом еще и сплюнул.
  Анька смешливо фыркнула:
  - Ты косточки просто глотай. Зачем жуешь? И когда больше, то вкуснее.
  Она собрала со своих веточек небольшую горсть поднесла к его рту:
  - На, попробуй.
  Никита покосился на протянутую ладошку и снова внимательно уставился на ее лицо.
  - Попробуй, попробуй. Не бойся, - еще шире улыбаясь, настойчивее предложила Аня.
   Он усмехнулся, пожал плечами, крепко ухватил ее за запястье и подтянул к себе ближе. Губы щекотнули ладонь, язык мокро скользнул по коже и вдруг зубы слегка прикусили палец. Не больно, но неожиданно. Анька дернулась, но Никита так и не отпустил. Потянул к себе настойчиво. В замешательстве она уставилась в приблизившиеся к ней темные глаза. Словно входя в гипнотический транс испуганно замерла. Этот странный парень смотрел на нее как-то странно. Тревога метнулась у нее в груди и застряла в горле.
  - Вкусно? - еле слышно выдавила она из себя и зачем-то облизнулась.
  Умом хорошо соображала, что надо вырваться или, на крайний случай, поднять какой-нибудь шум, но продолжала завороженно смотреть, как он все ближе и ближе склонялся к ней.
  "Поцелует", - в ужасе осознала она.
   Кажется, она уже как будто даже почти почувствовала теплое прикосновение к своим губам. А в жуткой фантазии вдруг представилось, как даже еще и его язык проник к ней в рот, а зубы, которые только что прикусили палец, легонько сжали губу. От такой яркой картинки, всплывшей импульсом в мозгах, она коротко тяжело вздохнула, по загривку галопом вниз по спине пробежала нервная дрожь, мышцы живота сжались, пульс на ухваченном им запястье участился.
  Но ничего из пригрезившегося не случилось.
  - Вкусно, - по-честному сглотнув все то, что слизал с Анькиной ладони, эхом отозвался Никита, отвел наконец свой темный взгляд и ослабил захват. Задумчиво провел большим пальцем по линиям на ее ладошке и лишь потом нехотя отпустил. На шаг отступил и сунул руки в карманы.
  Аня тоже суетливо переступила ногами, поежилась, спешно пытаясь скинуть с себя наваждение.
  "Вот меня понесло! Такие глупости напридумывала! - в ужасе подумала она. - Целоваться неизвестно с кем. С едва знакомым парнем".
  С чего она вообще решила, что он именно так целуется? Какие-то дикие фантазии, ведь он ей совершенно не нравился.
  Бросила на Никиту украдкой оценивающий взгляд: "Так-то симпатичный вроде, но ничего такого, чтобы крышу снесло. Губы вон вообще тонкие, а целоваться, как известно, приятнее с пухлыми губами - это вроде общепризнанный факт. Накатило непонятно с чего".
  А он еще и усмехался своей кривой улыбкой. Наверное, опять ее маленькой дурочкой посчитал, а она тут в мыслях слюнями с ним обменивалась. Бррр. Знал бы он, что она себе представила, вообще бы засмеял. Ладно хоть не заметил.
  Анька в срочном порядке постаралась принять самый невозмутимый вид.
  - Ты почему один? Где Рита? - поспешно спросила, отвлекая его от чуть не произошедшей катастрофы.
  "И Вадим, кстати, где?" - мысленно заволновалась.
  - У тебя все одни и те же проблемы, - Никита засмеялся. - Что ты о ней все переживаешь?
  - Зато ты больно спокоен, - хмыкнула неодобрительно, - не боишься, что к другому уйдет?
  Это заявление еще больше его развеселило. Непонятно что смешного он в этом нашел.
  - К другому? К этому на спортейдже, что ли?
  - Да хотя бы...
  - Ну... Против "спортейджа" я бессилен, - развел руками.
  - Да, против него не попрешь, - задумчиво поддакнула Анька. И почему этот Никита просто водитель, а не владелец этой Хонды... Или все же Хендая? В марках на букву "Х" она вечно путалась. И тут ее вдруг осенило. - Слу-у-ушай, Никита, а тебе Лика как? Нравится? По-моему, хорошая девчонка, и ей машина не принципиальна.
  - Да? И что предлагаешь? - Никита хоть и продолжал насмешливо улыбаться, в голосе его появилась заинтересованность.
  - Ну, как что? Сам не понимаешь, что ли? Ты там вась-вась, шуры-муры... Подкати к ней. Она, в самом деле, хорошая девочка, - на полном серьезе заверила его Аня.
  Сумерки еще больше сгущались, общие очертания размывались в тени. Она силилась рассмотреть реакцию на лице парня. Улыбка вроде уже пропала. Он смотрел на нее, сначала не выражая никаких эмоций, а потом не выдержал - опять засмеялся. Заржал даже:
  - Ты, Великий комбинатор, объясни мне, зачем на море нужна хорошая девочка? Чудо!Что с ней там делать?
  Что?! Выпучила на него глаза Анька.
  - Нифига ты - негодяй! - яро возмутилась.
  Ритка, конечно, та еще продажная сучка, но вроде даже она не заслуживала к себе такого явного заявления, что она девочка для развлечения.
  Хотя...
  Аня и тут сориентировалась быстро:
  - Слушай, ты, - прищурилась она на Никиту. - Вот ты если мне с Ликой не поможешь, то я все расскажу. И Ритке и вообще всем. Все, что ты мне тут сейчас болтаешь.
  - Угу. И что тогда? - хмыкнул он ей в ответ. - Пешком на море пойдете? Кто вас повезет?
  Анька сникла. Да, если вдруг Рита пошлет этого Никиту ко всем чертям, то одного транспорта они лишались. Обидно. С шантажом ничего не вышло. Печально вздохнула.
  Никита снова шагнул к ней ближе, встав вплотную, приподнял ей подбородок. В резко спустившейся темноте его черные глаза были снова рядом, но уже почти неразличимы.
   - Эй, милаха, выше нос, - его ободряющий шепот защекотал щеку. - Не могу я тебе помочь. Смешная ты. Меня же тут запинают все сразу, без разговоров, если я кого-то у кого-то начну уводить. Ну сама подумай. Что ты ерунду какую-то придумываешь?
  - Никит, ну кто тебя запинает? - Анька тут же воспрянула и затараторила. - Кто? Ритка только "за" будет, если ты Лику уведешь. Ей Вадькин спортейдж нравится. Сам же говоришь и знаешь. Ну а Вадька... Он... Он максимум для приличия пару раз в морду тебе даст. Он сам к твоей Ритке клеился. Серьезно! Я ж видела тогда в подсолнухах. Он вообще даже обрадуется, если Лика сама уйдет и ее бросать не надо будет. Они это... Ну он ее не очень любит уже. Она ему уже надоела, - тут, конечно, Аня напридумывала, но откуда Никите знать такие подробности. - Так что с этической стороны ему это все на руку будет, - и глазом не моргнув, заверила. - Понимаешь?
  - Не-а, не очень, - скептически отозвался Никита, - не вижу смысла от этой всей возни. Тебе-то какой с этого профит? Тебе же этот Вадим вообще никак не светит. Не станет он связываться с сестрёнкой друга. Тут даже рассчитывать нечего. Это тоже вопрос этики, между прочим. Понимаешь? Табу. Бывают, конечно, исключения, но ты - не тот случай. Это надо, чтоб у этого Вадима от тебя крышу сорвало пипец как. Но в тебе нет ничего такого... - он скользнул оценивающим взглядом с Анькиной макушки до носков ее истоптанных кед, еще раз убеждаясь, что в ней нет ничего "такого"... - Увы, ты просто милая, такая же, как Лика, Вика, Маша и Наташа. К тому же ребенок совсем...
  Аня возмущенно засопела.
  - И зачем, спрашивается, ему из-за тебя портить отношение с Лешей? М? Когда вокруг девчонок полно, - Никита, не обратив внимание на ее недовольство, махнул рукой охватывая лес, как будто тут под каждым кустом по девчонке сидело, лежало и стояло... - Вот, когда он вдруг надумает жениться, тогда и можешь начинать пытать счастье. Но не сейчас. Перепих на берегу моря - это не с ним и не для тебя. Так что забудь и не мечтай.
  
  Анька поджала губы. Так-то Никита, кажется, был прав, но расклад ей не нравился, а парень тем временем продолжал спускать и спускать ее на землю:
  - И я совершенно не хочу получать пару раз в морду, пусть и символически. Ради чего? Ради того, чтоб поменять Риту на непонятную Лику? Убеди, зачем мне это надо?
  - Ну, не знаю, - возмутилась Аня. - Тебе просто рога наставляют, и ты так спокойно к этому относишься. Неважно для чего она у тебя там, но ты просто должен отстаивать свою девушку, хотя бы чисто символически. Вот тебе не стрёмно? А? Твоя девушка у тебя на глазах крутит с другим. Не стремно?
  - Нет. Она не моя девушка, - огрызнулся Никита.
  - Все тут считают, что твоя.
  
  Они так увлеклись спором, что не заметили, как к ним подошли. Лешка подозрительно посмотрел на сестру и ее собеседника, но о чем они тут говорили на повышенных тонах, уловить не успел.
  - Что тут происходит? - в его голосе прозвучала угроза.
  Кажется, и без мутных афер Никита мог сейчас схлопотать по морде. Чисто символически!
  Анька, расстроенная разговором и не сбросившая еще запал, перекинулась на брата. Попал по руку:
  - Разговариваем мы тут, не видно, что ли? - набросилась она на него. - Что ты меня пасешь? Иди за женой своей смотри. Она же не может без тебя. У меня тоже может быть личная жизнь, в конце концов?! Любовь у нас тут. Ясно? Я ему нравлюсь, но он не знает, как Ритке об этом сказать. Такие дела. Еще что-нибудь интересно?
  Лешка опешил. Тряхнул головой:
  - Че-е-е?! Какая нахрен любовь? - перевел взгляд на Никиту, но тот молчал и не спешил что-либо отрицать. - Какая любовь?! Вы полдня знакомы.
  - С первого взгляда, - пояснил Никита с очень серьёзным видом.
  - Что-о-о? - опять проблеял Лешка, сжимая кулаки.
  На шум подтянулись Полина, Олег, за ним Таня, но Никита до назревающей драки успел вставить еще пару слов.
  - Ни что! Тебя не напрягает, что вот эти тоже вроде как полдня знакомы, а уже разве что еще не потрахались у меня на заднем сиденье? Обслюнявили и перещупали друг у друга все что только можно. Мы же пока тут только стихи читаем. Какие проблемы?
  
  Анька, в шоке широко раскрыв глаза, с недоверчивостью и брезгливостью уставилась на Таньку.
  Что серьезно? Облизывалась с этим занудой Олегом и давала себя щупать? Фу.
  
  Лешка примолк, не зная, что возразить. Сестренка вроде уже и взрослая. Ей девятнадцать. Но с другой стороны - она же сестренка... А этот Ромео вообще непонятно откуда взялся. С Риткой же вроде был... А теперь тут шумят на весь лес.
  Однако Анька продолжала с вызовом зыркать глазами, "стихочитатель" тоже упрямо стоял возле сестры и никуда не уходил.
  - В общем, поэт, - мрачно пригрозил ему Алексей, - если не дай бог дальше стихов зайдешь - закопаю.
  - Исключительно только стихи и луну с неба, - заверил его Никита, кривя наглую улыбку. - Может, мы закончим, - кивнул всем, намекая удалиться, - без свидетелей.
  - Пять минут и дальше едем, - предупредил их Лешка и отдельно Аньке перед уходом бросил строго, - потом подойдешь - поговорим.
  
  Кажется, выволочка ее ждала основательная. Брат ей тоже свои "стихи" наверняка теперь почитает.
  Когда все, наконец, удалились, Никита над ней навис:
  - Так, милаха! Если мне по мордам все же придется получить, я не знаю, как ты расплачиваться со мной будешь. Ты мне на море еще меньше нужна, чем эта твоя хорошая девочка Лика.
  Ничуть не страшась, ведь у нее есть старший брат и он только что ясно дал понять, что в обиду ее не даст, Анька, оскалила зубы и хитро заулыбалась. Цокнула языком, оставляя на лице наглую ухмылочку.
  - Хорошая девочка... Лика...
  И вдруг выразительно зашептала пришедшие в голову знакомы в рифму слова:
  - Вдоль маленьких домиков белых
  Акация душно цветет.
  Хорошая девочка Лика
  На улице Южной живет.
  Ее золотые косицы
  Затянуты будто жгуты.
  По платью, по синему ситцу,
  Как в поле, мелькают цветы...1
  
  Никита замер в удивлении, глаза бегали, внимательно ощупывая каждую черточку ее лица. Она невозмутимо пожала плечами:
  - Ну, а что? Мы ж стихи читаем... Ты сам сказал... Вот. Это стихи, - пояснила ему как дебилу. - Про девочку. Лиду. Лику, то есть... Хорошую девочку...
  Он хмыкнул и, все еще нависая над ней, кивнул:
  - Ну да... Читаем...
  Слегка кашлянул и глядя в упор в глаза Аньке продолжил:
  - В оконном стекле отражаясь,
  По миру идет неспеша
  Хорошая девочка Лика
  Так чем же она хороша?
  
  Анькин мозг взорвался.
  Что-что-что она сейчас услышала? Это реальность?
  Ее рот приоткрылся в изумлении и так и остался с отвисшей челюстью. Наверное, если бы сейчас этот Никита превратился в вампира или обернулся оборотнем, она бы намного меньше удивилась. А он тем временем склоняясь все нависал и нависал, сверля черным взглядом. Она похлопала растерянно глазами и на автомате заворочала языком:
  
  - Спросите об этом мальчишку,
  Что в доме напротив живет.
  Он с именем этим ложится
  И с именем этим встает.
  
  - Угу, - угукнул Никита и замолчал, кажется, ождая следующих строк. Аня поморщила лоб, откапывая в закромах черепной коробки подзабытые слова:
  - Э-э-э... Не может людей не расторгать
  Мальчишки упрямого пыл.
  Так Пушкин наверно... Эм-м-м
  
  - Так Пушкин влюблялся, должно быть,
  Так Гейне, наверно, любил, - подсказал Никита.
  
  - Да, - Аня обрадовалась:
  - Он вырастет, станет известным,
  Покинет пенаты свои.
  Окажется улица тесной
  Для этой огромной любви... - без выражения протараторила она на одном выдохе. - Продолжать?
  Вдруг засмущавшись, поерзала. Кажется, они какой-то ерундой тут занимались... Посмотреть со стороны - поржать можно. Стихи читают! Кружок, блин, литературный...
  - Нет. Достаточно, - Никита невесомо скользнул пальцем по ее подбородку и резко отпрянул. - Молодец! Пять тебе! Если еще автора назовешь, будешь совсем умница... - он взял ее за руку и потянул из леса.
  - Автора? Легко! - с готовностью отозвалась Анька.
  Они тихо двинулись в сторону шумной компании. Чувство разочарования подкатило вдруг. Занимались они тут, конечно, глупостью, а не решением важных вопросов, но все равно почему-то не хотелось возвращаться. В душе внезапно затаилась какая-то тревога или, может быть, тоска, чувство потери, что-то такое, что сидело камнем в груди и сдавливало дыхание.
  Эта ночь. Эти стишки. А впереди ждет море. А еще звезды... И это так все щемяще волнительно...
  Сжимая теплую сухую жёсткую ладонь, Аня отчаянно не хотела, чтобы ее сейчас отвели, как ребенка, и сдали брату, еще больше не хотела в "Нексию" в общество Ильи. Она чего-то хотела, сама не понимала чего...
  - Автор - Смеляков, - с печалью в голосе сообщила она. - Я в одиннадцатом классе наизусть это стихотворение учила. Сдавать надо было.
  - Плохо учила, - заметил Никита, чуть упрекнув, - подзабыла местами.
  - Ну, да, давно же уже было, - вздохнула, сжала сильнее руку, - а ты откуда знаешь?
  - Ну... у меня отец - любитель лирики, - равнодушно отозвался и крепче ухватил маленькую ладошку.
  - М-м-м... а еще что-нибудь знаешь?
  - Знаю.
  - Почитай, - Анька остановилась. Уходить все же ну никак не хотелось.
  - Почитать?
  - Угу.
  - Про что?
  - Ну-у-у... давай про луну... - она задрала голову вверх, на небе уже появился ободранный светящийся диск. - Знаешь?
  Никита тоже поглядел в небо, прищурился и привлек Аньку к себе. Легонько прижал спиной к своей груди. Они стояли, устремив свои взоры далеко вверх, а он ей тихо шептал на ухо, вызывая слабые мурашки. Мурашки бежали, потому что щекотно. Определённо поэтому. Вот только они оседали почему-то тяжестью в груди, наводя еще большую грусть. Некоторые из груди падали в живот, укладывались и сладко сжимали мышцы, вновь придвигая наваждение. Хотелось бесконечно долго стоять так, в его объятьях, и слушать завораживающий шепот:
  - Ну, слушай, Милаха, про луну...
  
  Известно всем: любовь не шутка,
  Любовь - весенний стук сердец,
  А жить, как ты, одним рассудком
  Нелепо, глупо, наконец!
  
  Иначе для чего мечты?
  Зачем тропинки под луною?
  К чему лоточницы весною
  Влюблённым продают цветы?!
  
  Когда бы не было любви,
  То и в садах бродить не надо.
  Пожалуй, даже соловьи
  Ушли бы с горя на эстраду.
  
  Зачем прогулки, тишина,
  Коль не горит огонь во взгляде?
  А бесполезная луна
  Ржавела б на небесном складе.
  
  Представь: никто не смог влюбиться
  И люди стали крепче спать,
  Плотнее кушать, реже бриться,
  Стихи забросили читать...
  
  Но нет, недаром есть луна
  И звучный перебор гитары,
  Не зря приходит к нам весна
  И по садам гуляют пары.
  
  Бросай сомнения свои!
  Люби и верь. Чего же проще?
  Не зря ночные соловьи
  До хрипоты поют по рощам!2
  (* Эдуард Асадов)
  
  Слушая завораживающий голос, пришла Аньке вдруг одна стыдная мысль. Вдруг ужасно захотелось с ним поцеловаться. Так, как представляла это недавно. Вот просто попробовать и ощутить всю эту дрожь. Просто так, потому что это так приятно, а любит она все равно Вадима.
  
  Целовать Никита, конечно же, ее не стал. Нужна она ему такая мелкая разве? Еще немного попялившись на луну, молча вернулись они в общую компанию. Встретили их все тоже молча. Ритка недовольно поджимала губы, стараясь сохранять равнодушный вид, остальным вроде было так же все равно, лишь Лешка недовольно подтолкнул Аньку к машине Вадима, указав усаживаться рядом с собой. Полина осталась в "Нексии".
  Анька, растерянная, но довольная, оглянулась на Никиту, тот едва заметно подмигнул.
  
  
  Глава 4
  Лешка грузил нравоучениями долго. Аня даже не пыталась вникнуть во все его хорошо и плохо, и что именно нужно парням, и чего не нужно девушкам. Она безразлично глядела в мелькавшую тенями темноту, на куски дороги, выхватываемые светом фар, на мчавшиеся навстречу огоньки, при приближении сильно ослеплявшие глаза, на красные точки задних стоп-сигналов и габаритов, маячивших впереди, и на обглоданный кусок луны, преданно бежавший вместе с ними вдаль... К морю...
  "Не хочет ржаветь на небесном складе", - улыбнулась она небесному светилу. Тут же вспомнился тихий шепот над ухом, и бессовестные мурашки снова побежали, сдавливая грудь и прерывая дыхание. Анька блаженно прикрыла глаза, отдаваясь воле фантазии.
  Вот шепот Никиты становится еще ближе и его губы уже едва касаются уха, потом он спускается к шее, так же едва ощутимо, но так захватывающе сладко. Она ждет, что он прикоснется к ней губами, или языком, или зубами...
  Анька глубоко вздохнула и, встрепенувшись, вернулась в реальность. Брат до сих пор что-то зудел.
  - Ты достал уже, - не выдержала она. - Смешно просто! Это всё мне говорит тот, кто сам женился по залету. Кто бы говорил вообще!
  - Да! Как раз тот, кто женился по залету, - злобно отозвался брат, - и поэтому знаю, о чем говорю.
  - Леша, я обязательно учту все твои ошибки в жизни, законспектирую и буду вести праведную жизнь. Больше никогда в жизни ни от кого не выслушаю ни одного стиха. Только дай поспать уже людям.
  Сзади присоединяясь к мозгоправству буркнул Вадим:
  - Леха правильно говорит. Этот тип реально мутный. Откуда его Ритка только нашла?!
  - Ох, - Анька возмущенно всем корпусом обернулась назад. Краем глаза заметила, что Лика уныло всматривалась в почти кромешную тьму, поднятая тема и воспитательная работа, видимо, вводили ее в уныние. Вадим сидел хмурый, с осуждением глядя на Аню. Анька тоже недобро уставилась на него. - А кто не мутный? Ты что ли? - усмехнулась. - Нашелся тут эталон добродетели... - Она уже почти собралась высказать все о его подсолнечных гулянках, но вовремя сообразила, что таким темпом, со всеми этими разборками, они точно сразу все развернутся и поедут назад домой.
  "Лучше потом как-нибудь наедине выскажу ему", - решила она. Сунула в уши наушники, закрыла глаза, тем самым показывая, что ни слушать, ни разговаривать больше, ни с кем не собирается. Сразу же отогнала от себя все возможные мысли о Никите. Что-то она слишком много внимания уделяла его персоне. Не к добру эти мутные желания к мутному парню. Напридумывала невесть что. Это все потому, что у нее никого нет. Вот и кидается на первого попавшегося стихоплета...
  Анькины мысли постепенно начали путаться и незаметно унесли ее в сон.
  
  В ехавшей чуть поодаль машине тоже было не все гладко.
  Никита развалился, насколько позволяло расслабиться на заднем сиденье, дорога за целый день его утомила, и он собирался поспать.
  Молодежь с ним не разговаривала - обиделись на его высказывания, там в лесу. Но он и не переживал. Их молчание его не напрягало. Наоборот, тишина - красота.
  Олег, не имея большого стажа вождения, полностью погрузился в дорогу и вообще не отсвечивал. Пялился тихо-мирно себе на трассу да на приборы. Не видно и не слышно было его. Таня ему не мешала и тоже помалкивала, а потом в конце концов, от скуки засопела.
  И все было бы просто замечательно, если бы не Ритка.
  Ритка ворчала и никак не могла заткнуться. Уж лучше бы она тоже обиделась и спала, но приходилось ее выслушивать и даже отвечать.
  - Ты что возле Аньки все кружишь? - выговаривала она ему. - Оставь ее в покое.
  - Я кружу? Я не кружу. Ты что придумываешь? - вяло отмахнулся Никита.
  В самом деле, подняли шум из ничего. У него даже мысли не было заигрывать с этим наивным созданием. Днем она сама к нему подошла с дурацкими расспросами, а сейчас вечером он случайно наткнулся на нее, когда решил отойти в кусты. Все вышло совершенно случайно. Да и было бы с кем заигрывать. Не смотря на свои девятнадцать лет, девчонка была до ужаса еще зеленая и бестолковая, хотя, что ни говори, забавная. Весело с ней. Но только и всего. Что все всполошились?
  - Она не для игрушек. У нее брат тут. На нее можешь губу даже не раскатывать, - Ритка совсем не слушала его отпирания и продолжала зудеть. - И на меня, кстати, тоже можешь больше не рассчитывать.
  - Вот ничего себе. А на тебя-то почему нет? - Никита приподнял удивленно голову.
  - Козел ты, потому что. Ты что устроил?
  - И чего я устроил? - не понял он ничего. - Мы просто разговаривали. Ягоды она там какие-то собирала...
  - Ага, ягоды, - Рита многозначительно покивала и фыркнула, - слышала я про какие ягоды вы там говорили.
  - Вот ведь... Да ладно тебе... - он придвинулся к ней, обнял за талию. - Ты что, обиделась? Это ж шутка была.
  - Угу, шутник нашелся, - она отбросила его руку в сторону, - что ты меня дурочкой выставляешь? Еще и Лешка на меня наорал. Полинка тоже... Нафига мне все это?
  - Да перестань ты, - Никита снова попытался приобнять девушку и успокоить, но она раздраженно оттолкнула его.
  - Да не лапай ты меня. Сказала же...
  Отодвинулась подальше к окну и отвернулась.
  - Иди в жопу, козел, - пробубнила еле слышно себе под нос.
  "Не на шутку рассердилась", - понял Никита и не стал ее больше доставать. В таком состоянии девочек лучше не трогать. Перебесится, проспится и к утру подобреет.
  
  Но к утру Ритка почему-то так и не успокоилась, наоборот, еще больше надулась, забрала вещи и ушла к Свете и Степану.
  - Поругались? - проявила сочувствие подруга.
  - Ой, да пошел он! - недовольно воскликнула девушка, гордо вскинув голову.
  Никита лишь в недоумении пожал плечами, но настаивать, чтобы та вернулась, не стал. Не велика беда. А может еще повыделывается, да и вернется...
  
  Анька, чувствуя себя виноватой, очень переживала, что Никита теперь, как угрожал накануне, возьмет и откажется с ними ехать, и они все останутся без машины. Поэтому за завтраком, когда все рассаживались, она подвинулась, освобождая возле себя место, и похлопала возле себя ладошкой:
  - Садись, - радушно пригласила его и услужливо предложила. - Тебе бич пакет заварить?
  - Какой бич пакет? - Никита, усевшись рядом, спросонья плохо соображал.
  - Не знаю, разные есть, - она притянула к себе сумку с провизией и зашуршала упаковками, - курица, грибы, говядина.
  Никита взял один из стаканчиков, озадаченно покрутил его в руках, пытаясь прочесть упаковку, но Анька ловко выхватила ее из рук. Кто-то передал чайник, и залили все это кипятком.
  - Чай, кофе? - все так же заискивая поинтересовалась она.
  - Кофе, - не задумываясь, кивнул он, желая взбодриться и проснуться. После завтрака снова предстояло садиться за руль.
  Моментально из очередного пакетика был высыпан в стакан порошок и также залит горячей водой. Донесся аромат, отдаленно напоминавший запах кофе. Аккуратно, стараясь не обжечься, Никита хлебнул и замер, нерешительно проглотил это нечто, что попало ему в рот, и отодвинул стакан подальше. С большим подозрением приоткрыл другой стаканчик, который тоже предназначался ему, потряс слегка набухшие завитушки.
  - Не заварилось, наверное, еще, - предупредила Аня.
  - Сколько ждать? - поинтересовался, безоговорочно доверяя ей в этом вопросе.
  - Минут пять. Вон там еще помидоры, огурцы, хлеб, консервы, печеньки.
  Никита кивнул, тоскливо разглядывая странный небогатый стол. Вчерашний суп из тушенки и гречки казался кулинарным шедевром. Народ гудел, разговаривая каждый о своем. Никому не было дела до сидящих рядом Аньки и Никиты. Разве что Лешка подозрительно поглядывал на них.
  - От брата вчера сильно попало? - приглушенно шепнул Аньке на ухо Никита. Она бросила короткий взгляд на Алексея, повела плечом, скривила губы:
  - Да, так...- тоже еле слышно. - А вы что? - покосилась она на демонстративно отворачивающуюся безразличную Ритку.
  - Тоже так... - недовольно выдохнул он и вдруг предложил. - Милах, а поехали со мной.
  - В смысле?
  - Ну, в моей машине. С подружкой своей будешь, - Никита кивнул в сторону Таньки и приобнял Аню за плечи. Правда тут же и отпустил, заметив недобрый взгляд Лешки. - Приставать не буду, - громко клятвенно пообещал.
  Анька не отказалась, даже обрадовалась. И в самом деле, не троим же пассажирам тесниться там сзади из-за Риткиных капризов.
  - Поехали, - отозвалась восторженно, переглянулась с Танькой и заулыбалась. Потом вдруг спохватилась: - Все пять минут прошло, - заявила она и сунула Никите в руки одноразовую пластиковую вилку, - ешь.
  Никита запихал в рот бесконечно длинную лапшу. Казалось, она там одна на всю посудину, но на вкус была вполне сносной. Запить бы еще... Взял Анькин стакан с чаем, отпил - вкус так себе, но та баланда что была в его стакане однозначно хуже.
  Придвинул ей свой уже подостывший "кофе", забрал себе ее чай. Поменялся.
  - Эй, я кофе не люблю, - возмутилась Аня.
  - Я, видимо, тоже, - отозвался он.
  Так и пили дальше из одного стакана.
  
  В Хонде ехать Аньке было комфортно, пусть не с Вадимом, зато и не с Ильей, да и Танька, хоть и изменница, но как ни крути - подружка. С ней веселей. Парни сидели впереди, Никита снова за рулем. Олег дремал рядом с ним, отдыхая после бессонной ночи. Девчонки на заднем сиденье тихо шептались, делились впечатлениями и секретами.
  Правда, Аньке делиться толком нечем было. С Вадимом у нее никаких продвижек, наоборот, проблем только добавилось.
  Зато Олегу они тщательно все кости перемыли.
  - Он мне так нравится, - доверчиво шептала Таня, - только он по тебе сохнет... Отшей ты его уже основательно.
  - Куда еще основательней? - пожала плечами Аня.
  - Слушай, я, наверное, с ним пересплю, - снова тихий шепот.
  - Дура, что ли? Зачем? Он же тебя не любит, - Аня удивилась, и желание подруги не одобрила.
  - Ну и что, он прикольный. Надо же с кем-то начинать. Хочу, чтоб был он.
   Таню последнее время очень напрягал статус девственницы. Хотелось полной взрослой жизни. Аню собственная невинность не напрягала, считала, что первый раз обязательно должен быть с любимым человеком - это действительно важно для нее. Вот с Вадимом она бы, несомненно, согласилась, хоть он ее не особо и любил. Это грустно, но, казалось, ее любви хватило бы на двоих сполна, да и он бы потом обязательно ее полюбил. Возможно, Таня так же считала и про Олега, и осуждать ее в таком случае не стоило, но дело в том, что Олег Тане просто нравился, а это не любовь, и потому как-то все же это неправильно.
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"