Кучевская Олеся Александровна : другие произведения.

Когда загораются новые звезды

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Когда загораются новые звезды.

Все конечные предметы представляют собой

единое целое из бытия и небытия.

Лао-цзы

   1.09.ххххг.
   "Уже вечер. В моей жизни стало на один бессмысленный день больше. Мое существование ничем не оправданно. Служу ли я великой цели или просто пытаюсь не допустить, чтобы тот страх повторился? Я трус... Оправдываюсь перед самим собой и не желаю принимать давно понятую истину. Я боюсь мира, его трудностей, боли и неизвестности. Мне всегда было проще повернуть назад, чем двигаться вперед. Трус! Трус! Я ненавижу себя... Почему я до сих пор здесь? Что заставило меня тогда принять то решение? Страх? Отчаянье? Ненависть? Да, скорее одно из этого, чем просто желание жить. Моя жизнь... Ее вряд ли можно было назвать легкой и приятной. Я устал от нее, от ее испытаний и насмешек. И судя по всему, в тот же момент она плюнула на меня, и я почти избавился от земных оков. Но нет! Жалкий упрямец! Я мог спокойно умереть и тогда бы уже меня кто-то провожал до тех ворот. Я никогда не хотел задумываться над этим, не искал ответа, боясь его получить. А ведь все это время правда прозрачным стеклом стояла между мной и миром, и я мог ее разглядеть, стоило только поменять точку обзора. Она скрывалась во мне, но я упорно искал причину своих страданий в других. - На невозмутимом лице появилась ехидная ухмылка. Он перевел затуманенный взгляд, которым изучал горизонт, себе под ноги, где снизу на него смотрело отражение. - Человеку свойственно не замечать очевидного, боясь последствий всеобщего знания. Но как глупо! Как наивно полагать, что если не знаешь чего-то, этого можно избежать! Нет! Не убежишь!.. не скроешься, - глубокий вздох. - Сотни лет я старался ни о чем серьезном не думать, полностью отдавшись работе... Кажется, мне это неплохо удавалось. Так что же вдруг изменилось? Неужели это взбунтовались клочки моей души?.. - Он обреченно вздохнул. - Где же вы прятались столько времени? Почему не всколыхнули мои мысли раньше, когда я еще был человеком?! Когда мой разум стал сильнее вас? Я ненавижу себя за рациональность, а свою душу за лень! Да, ты никогда не умела бороться и всегда безропотно принимала все решения окружающих. Я ведь ничего не забыл... - Что-то предательски сжалось в груди и разлилось обжигающей болью по сердцу. - Но настало время перемен. Сейчас я устал даже от своей слабости. Людям отведен короткий срок, а они все равно борются с судьбой, непреклонно укладывающей их в гробы. Я же покоривший время, повидавший мир со всеми его потаенными уголками и людьми, захлопнувшими сердца, не в состоянии вспомнить чудеса света, чувства, которые испытывал тогда, лица людей, которые попали мне в руки, - ничего. Но она... Как ей, такой слабой и неуверенной в себе, удалось разбить скорлупу моего одиночества и растопить лед сердца? Благодаря ей мой мир вновь приобрел краски. Я наконец, понял: в жизни есть не только ненависть и боль... Я вновь почувствовал... Сейчас это другие чувства, я знал их когда-то давно, но не пытался вернуть потом. Они терзают сердце и разорванную душу, но именно благодаря этому я воспринимаю себя живым! Это странно. - Он улыбнулся, ласково и радостно. Природа откликнулась легким ветерком. - Я больше не боюсь! Наконец-то, я чувствую внутри себя готовность переступить порог смерти... Спасибо тебе... Полагаю ты не простишь мне это решение, но я знаю точно - оно единственно верное, просто ты пока об этом не догадываешься. Живи и помни меня. Хотя нет, лучше забудь.
   Я рад нашей встрече. Та не представляешь себе, насколько рад!
   Какой же я все-таки глупый! Все эти слова радости и благодарности следовало бы сказать тебе в лицо, но тогда ты не отпустишь меня. Извини... и прощай..."
   -Прощай, - прошептал он, устремляя свой взгляд в ясное летнее небо.
   Его душа стала невесома. Он ждал, наблюдая за миром, меняющимся каждую секунду...
   Ветер пронзил прохладой жаркий воздух парка. Пестрые ленточки, привязанные к кованым перилам, взметнулись вверх. Возможно, они тоже тянулись к чему-то далекому и ускользающему.
  
   "Знаешь, в центральном парке есть интересный мост. С него удобно кормить уток - они так смешно выглядят, когда ныряют под воду! - Я не перебивал, внимательно изучая свет в ее глазах. - А на закате, оттуда открывается потрясающий вид, но... - она неожиданно опечалилась и, пытаясь спрятаться от меня, взглянула в окно, - долго стоять там, наслаждаясь красотами природы и радоваться жизни, когда вокруг столько напоминаний о человеческих трагедиях у меня не получается. Наверное, это звучит глупо, но там я чувствую необъяснимую боль, сердце сжимается от тоски, и я ухожу. Это печальный мост, но он все равно мне нравится. Его существование доказывает, что в мире еще остались настоящие чувства, и они будут жить вечно. - Она наклонила голову, улыбнулась. Я ждал. Мне начинало нравилось ее слушать. Ее слова невольно откладывались у меня в голове, и я не боялся забыть их. - Понимаешь, это вроде бы обыкновенный мост, но в нашем городе его обязали хранить память о тех, кого мы любили, но с кем больше никогда не сможем увидеться. Если кто-то потерял дорогого человека, то он может привязать к периллам ленточку, и тогда она станет символом, в котором выживший выражает свое желание вечно помнить умершего и однажды непременно встретиться с ним. Тебе это может показаться глупым, но я бы хотела впервые поцеловаться с любимым человеком именно там. - Ее лицо залилось краской. - Это очень дурацкое желание, да?!" - Она рассмеялась, тщетно пытаясь скрыть горечь отчаянья. Я никогда не отличался проницательностью, но ее я начинал чувствовать. Мне стало страшно, но еще больший ужас я испытал, осознав, что ее смех в тот момент острыми лезвиями исполосовал сердце, от которого я давным-давно отказался.
   31.08.ххххг.
   "Смогу ли я так поступить? Впервые я не в силах выполнить работу... Как такое простое задание ухитрилось перерасти в непреодолимое препятствие?.. Но время пока есть... Совсем чуть-чуть... но есть".
   -Думаешь, ты первый, кто отказывается выполнять свои обязанности? - Она появилась из ниоткуда, стройная женщина с длинными светлыми волосами. Облокотилась на перилла и уставилась вдаль глазами, лишенными зрачков. Когда она родилась, наш мир был совсем молодым, не познавшим еще падения Евы и предательства Каина, и, тем не менее, она - носительница абсолютного знания: что было, есть и будет - жизнь нескончаемым потоком образов отражается ей и свои глаза становятся лишними. - Глупый, неужели ты до сих пор полагаешь, что лишившись силы, ты сможешь умереть, как простой человек? Ты одно из воплощений смерти? Сейчас тебе предстоит понять, есть ли в мире хоть что-то сильнее ее. Именно это решит твою судьбу: останешься ты навечно проклятым или получишь шанс возродиться вновь.
  
   17.08.ххххг. за 16 дней до событий на мосту.
   В первое мгновение я подумал, что в очередной раз обманываю себя, принимая совпадение за истину: как будто она могла видеть меня. Смешно! Я вновь отчаялся и потерял к ней интерес. Но она действительно следила за мной поверх своей книги.
   -Привет, - улыбнулась она. - Я не слышала, как открывалась дверь, наверное, зачиталась. Ты к Наташе? Она скоро вернется.
   -Я не к ней, - зачем я ответил? Это ни к чему хорошему не приведет. Она удивленно уставилась на меня, отложила книгу и, наморщив лоб, сказала:
   -И не ко мне. Я тебя не знаю.
   Странная какая-то девушка. И почему именно она должна была меня увидеть в этом обличье? Готов поспорить, она теперь завалит меня вопросами. Я чувствую, что уже устал от нее.
   -Ничего страшного. Тебе придется ко мне привыкнуть. Я твоя смерть.
   Так будет лучше: испугаю ее - она отстанет.
   -Это, наверное, побочное действие лекарств... - Она приложила ладонь ко лбу. - Температуры нет. Все - я схожу с ума. Но сумасшедшие - счастливые люди, они ведь не боятся смерти? Правда?
   -Нет, они испытывают тот же страх, - ну что она прилипла.
   Я сел на подоконник, уперся одной ногой в его стену и, скрестив руки, уставился в окно. Она меня достала. Почему тогда, спрашивается, я сразу не ушел?
   Почему именно в тот день мне было некуда податься?
   -Черт, - буркнула она. - Значит, быть психом нет никакой причины. Придется мне, галлюцинация, от тебя избавиться. Жаль... Ты мне понравился.
   "Понравился"?! Сколько же раз я слышал это слово от девушек, с которыми даже не был знаком! Что им могло во мне понравится, когда они сами меня впервые видели? Презираю таких. "Понравился". В ней что, специально, собранно все самое ненавистное для меня?!
   -К сожалению для тебя, я не галлюцинация, - зачем-то бросил я.
   Она промолчала, явно игнорируя меня. Я обернулся - она продолжила читать книгу.
   -Ты не слышала, что я сказал? - Чтобы заглянуть ей в глаза, пришлось опустить книгу вниз. - Я реальный.
   -На тебя не надо обращать внимания и ты исчезнешь, - улыбнулась она.
   -Дура.
   Развернувшись, я направился к выходу. "Совсем безмозглое создание".
   -Стой! - Поспешно вскрикнула она, вытянув руку вперед, будто стараясь схватить меня. - Ты не можешь уйти.
   В растерянности я остановился. Она же пыталась меня прогнать, а теперь останавливает?! Я запутался. Ее вообще кто-нибудь понимает? А она тем временем уже спрыгнула с кровати и босиком подбежала ко мне.
   -Ты мне нравишься, - она обняла меня со спины, а я, как последний осел, пялился на белую дверь палаты.
   Я скинул ее руки.
   -Больше никогда меня не трогай, - холодно отрезал я, не оборачиваясь.
   Признаться себе, что через несколько минут я стал испытывать угрызения совести от сказанного, было гораздо ужаснее, чем мысленно окрестить ее сумасшедшей. То был первый раз за долгий период, когда моя омертвевшая душа соизволила шевельнуться. Пусть в сторону раздражения и ненависти. Но с чего-то всегда приходится начинать.
   На следующий день я выбрался к ней вечером. Она сидела с родителями и что-то оживленно рассказывала. Я стоял в углу и просто наблюдал. Пару раз ей удавалось заглянуть мне в глаза, и тогда она улыбалась. Совсем как своим близким. В тот день мне не пришлось с ней разговаривать. Для меня это вполне можно было назвать счастьем.
   Потом я не появлялся у нее два дня.
   Я закрылся в квартире, устав от людей... и себя. Стало хуже. Когда их слова не занимали мою голову, возвращались предательские мысли.
   Прекрасно помню: в первую сотню лет я всегда приходил в самый последний момент, потом, постепенно по неясной причине, я стал вначале наблюдать за предписанными мне людьми. Это выходило непроизвольно. Зачем? Чего я ждал? Тогда я не понимал; теперь - мне, кажется, я искал у них помощи, веры, надежды - всего того, чего мне не хватало, но страстно хотелось заполучить. Жаль, что и в этот раз ничего не получится... Наверное, в мире нет человека, способного меня спасти.
   20.08.ххххг.
   Когда же от скуки я вновь забрел в ее палату, она и ее соседка спали. Я присмотрелся к ней: руки чуть сжаты в кулаки, одеяло притянуто к подбородку, а в уголке глаза, который я мог видеть, застыла слеза. Я давно заметил: во сне человек открывается, иногда меняясь до неузнаваемости.
   Я встал у окна: на внутреннем дворе больницы гуляли люди. Не интересно. По небу плыли облака - это гораздо любопытнее.
   -Это ты?
   Она свесила ноги с постели.
   -Глупый вопрос, - я повернулся к ней и облокотился о стену.
   -Я думала, ты больше не придешь, - она опустила голову. Сегодня она не улыбалась.
   -К тебе я и не собираюсь приходить. Только за твоей душой.
   Она хмыкнула и горько ухмыльнулась:
   - У тебя что, своей нет? - Она дерзко вскинула глаза.
   -Разве ты не должна меня бояться? - Признаться, я на секунду задумался над ее словами.
   -Конечно, нет. Люди испытывают страх перед смертью из-за ее неожиданности. Я же знаю, что умру, а теперь еще и вижу свою смерть, так чего же мне бояться? Я ответила на вопрос, теперь ты.
   Она приблизилась ко мне. Наивная! Неужели она полагает, будто я собираюсь ей отвечать?
   Мы, молча, уставились друг на друга. В ее взгляде было нечто загадочное, притягивающее, увы, со своим скудным запасом чувств я не в силах был разгадать его. Меня стала раздражать эта игра в гляделки. Словно почувствовав это, она отвела наполнившийся сожалением взгляд и, точно также как и я несколько часов назад, повернувшись спиной к койке выглянула в окно.
   -Прежде, чем ты опять исчезнешь, выслушай меня, пожалуйста, - она поднесла руки к сердцу. - Мои последние дни нельзя назвать счастливыми. В прошлом я иногда задумывалась: чтобы сделал человек, зная, сколько ему осталось. - Она хмыкнула, покачивая головой. - Я не хочу видеть родителей и друзей, парня же у меня нет, - она сглотнула, подавляя желание расплакаться. - Прошу, если можешь, останься со мной. Думаешь не видно, что тебе тоже одиноко. Ты стараешься скрыть это, но внутри тебе больно и холодно. Ты похож на меня, просто мы по-разному обманываем людей: ты - равнодушием, я - радостью. Останься, расскажи о своей жизни, ты ведь видел, как менялся мир.
   Она с мольбой обернулась ко мне. Скольких же усилий ей это стоило?! Как я мог этого не понимать! Последние лучи солнца легли на ее лицо: бледное, с горящими щеками и глубоким отпечатком боли в пронзительных темных глазах.
   Она раскрыла меня. Сказала то, что я так давно стремился услышать. Что это за чувство? Неужели мне стало стыдно за себя, за свою слабость? Неважно. Возможно, я все-таки ошибался... Сердце бешено заколотилось, рука невольно потянула к ней. Она резко, словно затравленный зверек, который боится упустить ошибочную ласку хозяина, прильнула к пальцам, прижала своей ладонью мою к щеке и успокоилась. От удивления я на мгновение очнулся от своей меланхолии и позволил слабой, неуверенной улыбке проступить на лице - сердце, готовое вот-вот вырваться, екнуло... замерло... и вновь забилось в привычном ритме. Но теперь я знал: оно живо и по-прежнему стремится чувствовать. Оказывается, мое сердце было готово проснуться в любую секунду... Но я старался всячески избежать этого. Почему? Не от того ли, что боялся прошлого с его ужасами? Дурак, невозможно убегать вечно... Боже, какой же я все-таки дурак!!! Мне потребовалось слишком много времени, но, в конце концов, она указала мне на ошибку.
   Я вырвал ладонь. Она открыла глаза и улыбнулась. Сегодня она улыбалась только мне. И я струсил. Убежал от нее, передав на попечение медсестры, совершавшей обход.
   Я остановился под яблоней на внутреннем дворе больницы. Неизвестно откуда взявшаяся тяжесть свалила меня, но даже сидя я не отдыхал. Незаметно небо потемнело и по нему рассыпались яркие точки. Ветви яблони, свисая практически до земли, скрывали меня от глаз, пристально всматривавшихся в темноту ночи на третьем этаже. Но я мог видеть. И смотрел...
   Всю ночь голову разрывали воспоминания. Я разобрал каждую минуту проведенную с ней: слова, движения, даже мысли... В общем, я полный дурак. Ведь в состоянии я вести себя по-другому?! Я же обидел ее! Господи, почему я об этом думаю?! Никогда... никогда я не терзался подобными мелочами! Да еще ради кого! Я кинул голову на грудь, прикрыв сверху руками, упирающимися в колени. Утро я встретил все в той же позе.
   Но и она не отошла от окна.
   Сегодня в ее палате я по-новому ощутил мир. Моя изорванная душа перестала медленно тлеть.
   Она стала для меня спасительной соломинкой, лучом надежды... Она ничего не требовала взамен, готовая сама пожертвовать собой ради меня. Я эгоист? Скорее всего. Но как же мне хотелось сбросить со своих плеч камень одиночества и довериться кому-нибудь. А ее душа принимала меня таким, какой я есть, видя не плоть, но сущность. Разве можно полюбить свою смерть?!
   Она просто подняла краешек губ. Я не в силах ее понять. Ее мир пока закрыт для меня, но клянусь, однажды и я спасу тебя. Я помню свое обещание.
   Сомнения еще продолжали разрывать душу, а внутри я уже крепко обнимал ее, боясь отпустить. Возможно, тяжело поверить в такую страсть... И не верьте. Иначе вам придется пройти через сотни лет мучений, дабы однажды познать столь великое чувство, накрывшее меня с головой. Оно не давало дышать, затмевало мысли, заставляло забыть обо всем на свете, кроме нее. Мне нет оправдания. Я поддался тому, что стоит над всем живым и губит его. Пусть, я не жалею. Ради встречи с ней, ради мимолетного мгновения единения душ я существовал сотни лет.
   Я прижал ее к груди, в которой билась тень прежнего сердца. У нее по телу пробежали мурашки. Я улыбнулся. По-настоящему искренне. Она рассмеялась и, сложив ладони под головой, замерла. Я не двигался, упиваясь покоем.
   -Ты плачешь? - Я отстранил ее, придерживая подбородок двумя пальцами.
   -От счастья, - улыбалась она, смахивая горячие слезы.
   Она развернулась в балетном па, глупо растягивая пижаму наподобие юбки платья, и упала. Неумелая улыбка беззаботного счастья сползла с лица. Я вспомнил, зачем я здесь.
   Глупец! Оставь надежду!
   Я перенес ее на кровать. Провел рукой по волосам, она улыбалась. Сердце сжалось. Неужели я этого хотел?! Эта боль страшнее предыдущей. Я не выдержу. В изнеможении я закрыл лицо руками и заплакал. Хорошо, что меня никто не видит...
  
   -Что ты делаешь? - я недоуменно наблюдал за происходящим.
   -Хочу передвинуть кровать. Что не ясного? - Она яростно тянула железную койку, которая издавала раздирающий уши вопль, сопротивляясь о пол.
   Да, жизнь в ней так и кипела, несмотря на обморок, случившийся буквально пятнадцать минут назад.
   -Мог бы и помочь, - проворчала она, падая от усталости на матрас.
   Я сел рядом. Она лежала, раскинув руки и часто дыша. Я убрал прядь волос с ее лба, провел пальцами по контуру лица и улыбнулся своему горю.
   -Сейчас я материален лишь для тебя.
   -Почему? - Она широко открыла глаза, ожидая ответа. Поразительное любопытство.
   -Это будет неприятно, - предупредил я. Она кивнула. - Я твоя смерть или вернее тот, кто будет проводником твоей души к воротам чего-то нового. Не спрашивай, я без понятия что там. С каждым днем дата твоей кончины все ближе, а, следовательно, я - материальнее. Все ясно?
   -Проще простого. И кстати, это хорошо, - довольно выдала она. Не ожидал. - Знаешь, чего я боялась больше всего при нашей первой встречи?
   -Ты боялась?! - Я облокотился на локоть.
   -Еще как, - хмыкнула она. - Но ты не ответил.
   -Нет. Говори.
   Ее глаза остановились на белом потолке в трещину.
   -Я боялась, что когда обниму тебя, ты растаешь, исчезнешь... И я больше никогда не смогу воспроизвести твое лицо, тело, голос...
   -Очень странный страх, - я покачал головой.
   -Может, для тебя это и глупость, - она поймала мой взгляд, - а для меня жизнь. Последние ее дни.
   Она вновь рассмеялась в лицо смерти.
   -Открою тебе секрет, - она изогнула брови. - Люди могут меня видеть, но мне нужен мой проводник.
   Я достал из кармана зеленый камень на шнурке. Она бережно обхватила мою руку своими ладонями и покачала головой.
   -Не надо.
   Это событие облегчило мне душу: я уверился в ее чувствах к моей душе, а не физической оболочке.
   -За что я тебе нравлюсь? - Не удержался я от вопроса.
   -Ты мне не нравишься, я живу тобой.
   Она рассмеялась моему растерянному выражению лица.
   -В твоих глазах я увидела то, что так долго искала в других. Ты - это я, я - это ты. Мы едины. Ты чувствуешь?
   Она коснулась моей груди. - Поверь мне. Я точно знаю. - И словно стесняясь за сказанное, она резко сменила тему, - пора за работу! - скомандовала она, тыча пальцем вперед, и поспешно вскочила.
  
   Я шел по коридору больницы, оставив ее на время обхода. Большинство больных предпочитали не покидать палат, другие - не могли даже встать. Мне на встречу, опираясь о стену, брел дедушка. Он двигался, словно тень, а рядом, придерживая его, шла самая красивая девушка, которую я только видел - его смерть. Мы улыбнулись друг другу и разошлись. В отличие от меня эта девушка оставалась невидимой для подопечного и, тем не менее, судя по глазам старик, что-то чувствует, ох, не зря. Она уже не может отойти от него, значит, час совсем близок.
   Дверь в одну из палат была распахнута - там лежала девушка лет двадцати. Повинуясь внутреннему зову, я вошел. Она внимательно осмотрела меня с ног до головы.
   -Вы ко мне? - вежливо уточнила она.
   Я занервничал: ее в моем списке нет.
   -Проходи, - кивнула она на стул рядом с кроватью.
   -Ты даже не догадываешься, кого приглашаешь, - я принял приглашение.
   -Кого же? - Она улыбнулась. - Кстати, мы не поздоровались. Привет.
   Я смотрел на нее, не в силах разобраться в происходящем. Этой девушке суждено умереть еще не скоро. Зачем я здесь? К тому же, меня тянет к ней. Я знаю это чувство! Пока работа не будет выполнена, я не вернусь к ней...
   -Чего молчишь? - Она села повыше, прикрывшись одеялом.
   -Никак не пойму, зачем абсолютно здоровому человеку приманивать смерть. - Мой ледяной взгляд встретился с ее равнодушным и чересчур азартным.
   Она лукаво улыбнулась.
   -О! Моя смерть прекрасна!
   Она чуть подалась ко мне. Какое непреодолимое желание умереть. Именно оно приманило ближайшую смерть, чтобы выполнить работу. Кажется, я неудачник.
   -Зачем тебе умирать? - Не унимался я, все больше холодея душой.
   -Я устала от боли. Я устала чувствовать... Во мне больше нет сил бороться... Пожалуйста! - Она схватила меня за руку, от неожиданности я дернулся.
   -Я тебе не верю. Твоя просьба эгоистична.
   -Пускай, но ты не знаешь моей жизни. - Отрезала она с совершенно серьезным лицом. - Я слишком слаба. Я ненавижу себя, но ничего не могу поделать. Я жила для него, а он меня предал! Уверена, ты тоже поступал подобным образом. - Она сдвинула брови и с ненавистью уставилась мне в лицо. Ее пальцы впились мне в запястье. Я молчал, упиваясь своим превосходством. - Почему я должна страдать?! Отвечай! Я все сделала верно! Он должен был умереть! И она тоже! Стерва! Теперь я не могу ее даже ненавидеть! Она там с ним, а я одна! Слышишь!!
   Я хмыкнул.
   -Печально...
   -Мне не нужно твое сострадание, - она гневно откинула мою руку.
   -Это не жалость. - Я пожал плечами. - Ты не любила его. Он оказался лишь целью, которую ты не пожелала отпустить. Ты искала в нем смысл своего существования и теперь, оставшись без него, ты потеряла все.
   Она до обеления костяшек сжала одеяло, до крови прикусила губу.
   -Наверное, ты права. - Она с облегчением улыбнулась. Я медленно нагнулся к ней. - Тебе стоит уйти. Только в одном ты просчиталась: тот, кто заманил смерть, больше не возрождается.
   И я поцеловал ее. В последнюю секунду ее взгляд изменился - успокоился. Тело припало к спинке, голова безвольно повисла. Вдруг я ошибся? Вдруг ее страсть была не безумием, а настоящей любовью? Или она просто обрадовалась, что хоть одно ее желание исполнилось?
  
   -О! - Только и нашелся я.
   -Медсестра разрешила, - просияла она, отнимая от лица респиратор.
   Она сидела, поджав ноги и облокотившись о подоконник. Грузный аппарат дыхания стоял рядом.
   -А ты хочешь умереть?
   Она сдвинула брови.
   -Думаю, нет. Иначе я потеряю тебя...
   -Боишься одиночества? - Съязвил я. Кровь вскипела от негодования. Что если она такая же, как и та?
   -А ты нет?! - Ей передалось мое настроение. Я промолчал. - Тогда почему ты здесь?
   Спокойствие. Нет, я не злюсь, просто ищу повод избавиться от нее. Ее присутствие тяготит меня? Я сел к ней в ноги. Она не мой идеал. Не о такой встрече я мечтал. Не о такой любви. Или это не любовь?
   Ее дыхание совсем рядом - я обнял ее лицо и потянул к себе. Она не сопротивлялась. В моих ладонях вся ее жизнь. Душа... Все будущее... Я в состоянии уничтожить ее, стереть все воспоминания о душе так, чтобы она больше никогда не смогла возродиться ни в одном из миров! Всего один поцелуй ... мне не будет больно... одиноко...
   Я не смогу забыть ее! - ее губы почти коснулись моих. Я оттолкнул ее. Кого я проверял?!
   -Прости, - она опустила голову.
   Это же я должен извиняться! Я запутался!
   -Не стоит ко мне приходить, - прохрипела она.
   Я смотрел на нее широко открытыми глазами. Обнять ее и успокоить? Да.
   -Никогда! - Крикнула она, резко вскидывая голову и жестом останавливая меня. На ее щеках блестели влажные полосы. - Убирайся!
   Я подчинился.
   В конце концов, да кому она нужна?! Я задавал этот вопрос уже в сотый раз, но ответы все время менялись.
   Я весь день бродил по улицам, погруженный в себя. Я не смел признать ее правоту. Я не такой как все... Мой страх одиночества и боль гораздо сильнее... Их никому не понять, я ошибался. Человек несет свой груз сам, никто не разделит его с ним. Но ее свет стал путеводной звездой для меня в царстве тьмы и отчаянья.
   Я сам не знаю, что ищу, а найдя, не в силах смириться с тем, в какой оно форме...
   Когда-то я поклялся, что сделаю ту, которая меня спасет, самой счастливой в мире. А в действительности? Я заставил ее страдать. Я не достоин ее слез... Как же я устал от себя и своих метаний! Если это не прекратить - я упущу свою любовь.
   -Признаю, я дурак, - что я несу. Нелепое извинение. Можно было придумать и пооригинальнее.
   -Ага, - она не смотрела в мою сторону. Потом неожиданно развернулась и с прежней искренней улыбкой задорно воскликнула, - но мой дурак!
   Она подлетела ко мне и обняла:
   -С возвращением.
   Я нежно обхватил ее. Вот мое счастье. Мне не нужно его терять, чтобы понять это.
   Я обрел покой... Навсегда...
   31.08.
   -Не хочешь ее отпускать? Неудивительно. Ты не первый и не последний, кто приходит к этому. Но не обольщайся мечтаниями о счастливом конце. Выбор у тебя не большой, но сложный. Если ты сейчас заберешь ее душу, то сможешь спасти себя. Ты перейдешь из формы, существующей вне времени и пространства, в объект, подвластный их действию. Иными словами, ты вновь оживешь. Станешь человеком из плоти и крови, который сможет умереть...
   Признаюсь, этот вариант взволновал меня. Я загорелся желанием стать человеком, перестать скитаться и вместе с ней, наконец, прожить жизнь так, как мечтал. Мое сердце стучало от волнения. И лишь одно не давало покоя...
   -Конечно же, ее душа при этом умрет для миров.
   Я догадывался...
   -Другой вариант подразумевает твою смерть. Когда ее душа пройдет сквозь врата, ты станешь частью пустоты, общего сознания бытия. Твою душу раскроят на бесчисленное множество частей, после чего, ты уже никогда не воспримешь себя как единое целое. Ну, и последнее, что я могу предложить - это забрать ее душу и убить вот этим кинжалом. Тогда ты сохранишь нынешнее состояние, а она закончит цепь перерождений и отправится туда, где ее будут ждать.
   От ее слов внутри опустело. Остался лишь разум с его подлой логикой. Нет, прости...
   -Ты же видишь будущее, - я ухмыльнулся.
   -Множество его вариантов, - поправила она. Ее невидящие глаза остановились на мне. Странно, но в душе царил покой, как будто я заранее знал ответ на свой вопрос. Да, не может быть других вариантов... Я даже не собираюсь их рассматривать и вспоминать...
   -Но сейчас должен остался только один, потому что я принял решение.
   Она хитро улыбнулась. Я развернулся и, глупо улыбаясь, направился к ней. Жаль, люди меня не видят, хотя... Я достал кулон. Смотрите, я счастлив! Почему от этого решения так легко? Так прекрасно на душе? Я спятил? Плевать! Я так хочу! Главное, чтобы она не узнала...
  
   Ее невинный вопрос о моем прошлом, привел меня в замешательство. Я сочинил довольно правдоподобную историю. Ну, на мой взгляд. Она же, кажется, не поверила, лишь ласково улыбнулась, прищурив глаза. Я почувствовал себя виноватым, но правда отпугнула бы ее, да и мне... вспоминать... тяжело...
   Я родился в одном из нищих районов города. Кто-то из знакомых сказал, что мать умерла, когда мне было три. Об отце никто даже не слышал. Чего же еще можно было ожидать от матери-проститутки? Я ничего о ней не помню, только по рассказам окружающих, которые всегда отзывались о матери с восхищением. Жители района заботились обо мне до шести лет, не раз повторяя, что это лишь благодарность в память о той женщине. Как же я ее ненавидел! Как она могла умереть и оставить меня одного в этом кошмарном мире! Я был никому не нужен! Моя жизнь зависела от малейшего каприза судьбы. Я рано научился воровать и обманывать. Мне это не нравилось, я часто плакал по ночам, когда оставался один, и тихо ненавидел свою общину, но для того, чтобы они меня признали, меня, как человека, а не как часть той женщины, я был готов на все. Однажды, прячась от старших мальчишек, пытавшихся отобрать у меня хлеб, я встретил маленькую девочку. Она прижимала к груди куклу и молча, внимательно смотрела на меня. Я приложил палец к губам, она кивнула и улыбнулась. Впервые, кто-то так улыбался мне. Ни за хорошо выполненную работу, а просто...
   Она присела на корточки рядом со мной. Мои преследователи, крича, прошли поворот, и я вздохнул с облегчением.
   -Хочешь поиграть? - Она с надеждой уставилась на меня. Разве мог я отказать тому, кто нуждался во мне.
   Мы долго лазали по крышам домов, высоким насыпям и заборам. Вечер застал нас на речке.
   -Ты придешь завтра?
   Она подняла брови. Я, улыбаясь, кивнул. Она засмеялась и обняла меня. Как жаль, что в девять лет я не догадывался о существовании слова "любовь".
   В общине мне досталось за отсутствие. Но что такое телесные страдания, когда душа парит высоко в небесах. Эта девочка подарила мне свет, который осветил мрак моей жизни. Я с замиранием сердца ждал следующего дня, боясь, вдруг она не придет. Но она терпеливо ждала меня в условленном месте, не смотря на мое опоздание. Она, как и всегда потом, встретила меня ласковой улыбкой, за которую я мог отдать жизнь...
   Судьба великодушно позволила мне окунуться в сказку. Но с той же легкостью она же потом и вернула меня к действительности.
   Мы играли на одной из насыпей, когда неизвестно откуда появились другие ребята. Она указала мне на них.
   -Смотри, - она ткнула пальцем на поднимающиеся фигуры. - Это твои друзья?
   Ах, если бы! Увы, друзей у меня не было. Но незваных гостей я знал. Они представляли одну из уличных банд, которую я одурачил.
   -БЕГИ!!! - Неистово закричал я, закрывая ее собой.
   Она опешила, но быстро справилась со страхом и побежала. Я бросился следом, контролируя каждый ее шаг. Но это была засада. Из кустов выпрыгнули двое и схватили ее.
   -Пустите! - Забрыкалась она.
   -Вы слышали, отпустите! - Потребовал я, будто они стали бы меня слушать.
   На короткий миг я потерял бдительность и, гнавшиеся за нами ребята, схватили меня.
   -Из-за тебя мы многое потеряли, - ко мне приблизился высокий мальчишка и с искривленным от ненависти лицом ударил кулаком в нос. Я вскрикнул, попутно ощущая солоноватый привкус крови во рту. - Пора платить.
   Пацан улыбнулся. Повернулся к тем, кто держал ее и кивнул. Я не знал, что они собираются делать, но сердце бешено стучало, предупреждая об опасности.
   -НЕТ!!! ПО... ФА..А..ЛУ... СТА!!! ОТ...ПУСТИ...ТЕ ЕЕ!!!
   Кровь мешала говорить. Я вырывался из последних сил, попытался укусить одного из моих охранников. Он выругался и, запустив мне руку в волосы, больно потянул назад. Я стиснул зубы, поспешно заглатывая кровь. От бессилия текли слезы.
   -Нет... нет... - я плакал от беспомощности, от страха за нее, от того, что ей приходилось страдать из-за меня.
   -Смотри, - мне опустили голову.
   Те двое напротив отпустили ее. Я не верил глазам. Краткий миг счастья! Я растерялся... Что кричать?! Я глупо улыбался и плакал.
   -Ну же беги, - спокойно приказал тот длинный, видимо, их главарь.
   Она со страшными глазами уставилась на него. Потом на меня.
   -Беги! - Крикнул я. - Беги!
   -Но...
   Она - ангел, спустившийся мне на землю. Она должна уйти.
   -Беги же!
   Я выплюнул сгусток крови на траву. Она страдала - я видел. От этого только хуже.
   -Убирайся! - Не выдержал главарь.
   Она неуверенно, медленно отвернулась от меня. Как же я рад! Уходи! Прошу! Она сглотнула и плача побежала в сторону города.
   -Приготовились, - скомандовал длинный.
   В руках у всех детей, словно по волшебству возникли ножи. Я больше не ощущал сердца. Оно остановилось...
   -НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!
   Кричал я вслед летящим предметам. Она упала. Я извивался, как уж.
   -Пустите его, - со спокойным великодушием бросил главарь.
   Я посмотрел на него. Я хотел сам убить его. Не сейчас, потом... Вначале она! Я летел, как ветер.
   Она лежала лицом в траве. Я осторожно приподнял ее. Слезы душили, не давая шанса рассмотреть ее в последний раз. Она была еще теплой, но уже бледной. Из горла торчал острый кончик. Она закашлялась, выхаркивая на себя огромное количество крови. Мой ангел... Тебе обрезали крылья...
   -Про...сти, прости, про...сти...
   Какие слова могли спасти ее. Я коснулся лбом ее груди. Та практически не двигалась, я лишь слышал страшные шумы. Ну, почему она продолжает улыбаться.
   -Не... бро...сай... ме...ня од...ного...
   Она перестала хрипеть. Я резко вскинул голову. Она умерла с улыбкой.
   -АААААААААААААААА!!!...
   Такого леденящего душу крика еще не слышали вековые деревья, примостившиеся рядом. Но в чем от него прок? Если бы мне сказали, что он оживит ее - я бы кричал не переставая. Я бы умер сам... Почему... Почему я жив? А ты нет?
   Из моего мира ушел свет. Теперь там царила кромешная тьма. Боль и отчаянье стали мне спутниками. Я с холодным сердцем воспринимал мир и старался существовать вне его рамок. Я презирал его! Он отвечал мне взаимностью. Все чаще я стал задумываться, сможет ли кто-нибудь спасти меня теперь? Или она была той единственной... Единственной, которую я хотел защищать... которую любил больше жизни... за которую готов был умереть... И я поклялся: если однажды кто-нибудь вновь откроет мне мир, я не допущу его смерти. Я исправлю ошибку...
   В двадцать лет, отомстив "длинному", я стал главой его банды. И в этот момент жизнь погасла. Больше не осталось цели, но ненависть не спешила исчезать. Она покрылась льдом, превратившись в чрезмерную жестокость. Не удивительно, что через два года меня решили свергнуть. Я знал кто, когда, но ничего не предпринимал, забавляясь игрой. И в результате проиграл.
   На одной из попоек, мне подсыпали снотворное. Очнулся я в полной темноте, лежа на влажном полу привязанный к стенам, с раздирающей болью в правой руке, обоих ногах и животе. Я стиснул зубы, чтобы не закричать. Несколько сотен маленьких зверьков ползали по моему телу, вырывая куски плоти. Я не собирался мириться с подобным поворотом событий и сопротивлялся из последних сил. Я вгрызался в шерстяные тела крыс, те пищали и извивались. Некоторых мне удалось убить, но их поток, казался, бесконечным. Их зубы с яростью впивались мне в кожу, обнаженные мышцы... Я ревел от ненависти. Сердце не сдавалось и билось в сумасшедшем ритме. Я проклял мир, принял смерть, но не смирился с проигрышем. Душа требовала мести...
   Когда же сознание стало ускользать и дыхание смерти ощущалось на губах, я увидел ее. Она сидела рядом со мной на коленях и гладила по голове. Адская боль исчезла, крысы застыли, сердце остановилось.
   -Ты ведь не хочешь исчезать, - спокойно произнесла она.
   Я кивнул.
   -Я предлагаю заключить сделку...
   Так я стал одним из слуг смерти. Мое желание вернуло меня к жизни, и я с огромной охотой исполнил его. О! Как же я радовался безграничному страху в их глазах...
   А потом я стал просто существовать ради работы. Ни чувств, ни эмоций, застывший в вечном поиске и робкой надежде, скрытой под огромным слоем льда.
  
   -Однажды, когда ты поймешь, что я не буду осуждать тебя, ты доверишься мне. И тогда я услышу правду, - она коснулась моей щеки. Я с широко открытыми глазами смотрел на нее, не веря ушам. - А пока я буду ждать.
   Она довольно хмыкнула. Улыбнулась. - Я не способна заделать дыры в душе, но могу постараться. Если позволишь...
   Она зажмурилась от смущения, напомнив мне сытого кота.
   Я ощущал ее трепет. Я верил ей - она переживала за меня, жалела. Не требовала большего, чем я ей даю, просто понимая: я не умею по-другому. Мне необходимо время, чтобы научиться жить заново... Увы, теперь время мой враг - и я ему не соперник...
  
   -Эта наша ленточка, - она завязывала ее на шее кованого лебедя. - Когда-нибудь, если ты тоже захочешь, мы вновь встретимся. И уже не останется преград.
   Не стану тебя огорчать. Мы никогда не встретимся.
  
   Я кивнул. Она рассмеялась. Господи, как, оказывается, легко верить и надеяться вместе с кем-то...
   Когда ты счастлив - время летит незаметно. Оно, словно ураган уносит дни, смазывая их в памяти в одно цветное пятно. Мы ели мороженое. Такое бессмысленное и бесконечно радостное времяпрепровождение. Я не стал рассказывать ей о моем разговоре с прорицательницей. Незачем ей его знать и напрасно беспокоиться. К тому же я опасался ее реакции - она могла совершить ошибку. Я не допущу подобного. Твоя смерть для меня не выход...
  
   2.09.ххххг.
   Время истекало...
   Она стояла, до обеления костяшек схватившись за периллу моста. На лице выступили капли пота, грудь двигалась в бешенном ритме - она задыхалась. Сил на вдох с каждой секундой становилось все меньше, а о том, чтобы звать помощь и думать не приходилось. Да, она и не собиралась. Зачем? Он стоял рядом. Единственное о чем она переживала было то, что он видит ее такой. Он положил ладонь на ее руку. Она закашлялась, перевесившись вперед - невыносимая слабость обрушилась на нее - она рухнула на бетон. Кашель не прекращался - кровь, стекала по подбородку. Она выгибалась всем телом, корчась от боли. Она напоминала рыбу, выброшенную на берег. Воздуха в легких становилось все меньше, грудь раздирало от боли.
   Кто-то из гулявших в парке заметил фигуру, бьющуюся в судорогах. Молодой человек на бегу набирал номер скорой.
   -Держись, держись! - Кричал он, поднимая ей голову. Но ее глаза не смотрели на него. Она была пока жива, но душа ее уже блуждала далеко отсюда. Сейчас весь ее мир сократился до одного человека - он наблюдал за ней, в глазах застыла невыносимая мука. Она пыталась улыбнуться, подбодрить его, но мешал проклятый кашель. Он гладил ее по голове, держал за руку. Он бы с огромной радостью прекратил ее страдания, если бы мог. Она сделала последние попытки вдохнуть - бесполезно. Глаза закатились, сердце стукнуло в последней надежде...
   Тонкая струйка крови стекала в воду и бесследно растворялась. Незнакомец осторожно опустил тело. Вздохнул. Вокруг уже успели собраться люди, но смотря на оболочки, они замечали главного.
  
  
   Она старалась не смотреть в ту сторону.
   -Теперь я, наконец, понял: ты - это я, я - это ты. Наши души едины. Ты заполняешь мою пустоту, - он с силой прижал ее к груди, она нежно обхватила его сзади. Он отстранил ее.
   Она стала его вселенной. Он наклонился и бережно, словно она могла растаять от неловкого движения, поцеловал ее.
  
   Ее врата открылись в нескольких метрах над мостом. То как он ее вел, как нежно сжимал ладонь было призвано служить одной цели - показать его преданность... За короткий миг его с ней знакомства, он не смог научиться полностью раскрывать свои чувства. Он по-прежнему боялся их, но теперь они сами собой просачивались сквозь завесу неприступности.
   Она улыбалась. Им стали не нужны слова, чтобы понимать. Он ответил ей тем же.
   Он остановился.
   -Тебе туда, - он кивком указал прямо перед собой.
   -Что там? - Она из последних сил цеплялась за возможность остаться с ним.
   Огромный водоворот воздуха терпеливо ждал. Он оторвался от него и с грустью ответил:
   -Не знаю, но тебе понравится.
   Он старался поддержать ее, а она пыталась скрыть волнение.
   -Иди, - он отпустил ее.
   Она замерла в нерешительности.
   -А если я останусь? - Она виновато опустила глаза.
   -Невозможно. Не обсуждается, - с прежней холодностью отрезал он.
   Она часто заморгала, но слезы упрямо текли по щекам.
   Он обнял ее, она не шелохнулась.
   -Чем быстрее ты сделаешь шаг вперед, тем быстрее мы встретимся. Верь мне.
   Она расплакалась. Он молчал. Его сердце галопом неслось в груди. Он боялся: вдруг правда еще успеет открыться.
   -Ладно, - она вытерла глаза и улыбнулась. - Я жду тебя.
   Она направилась к вратам.
   Он следил за ней, стиснув кулаки.
   Она сделала шаг за ворота...
   Его сердце не выдерживало бешенного ритма. "Прости... Прости... Я не смогу встретить тебя вновь. Прости. Я должен сказать!"
   Она почти скрылась в небытие, когда он в надежде, что она услышит с дрожью в голосе кричал:
   -Я люблю...
   Но его словам было не суждено достичь адресата - вместе с ее исчезновением из этого мира, растаял и он. Тело его осветилось ровным мягким светом и рассыпалось на миллиарды крошечных частиц. Они падали вниз и сливались с миром...
  
   -Смерть может победить только любовь... - Она улыбнулась своим мыслям. - Познав это - обретаешь бессмертие. Вы выпали из цикла перерождения и перешли на новую ступень. Дополнив друг друга, вы стали единым, тем, что дает начало жизни, - она подняла невидящие глаза к небу. - Надеюсь, ваш мир будет прекрасен...
   В безликом космосе, стараясь разогнать тьму и согреть пространство, вспыхнула робкая звездочка, стремящая стать звездой...
   20.04.2010г.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"