Кудряшов Кирилл Васильевич: другие произведения.

Мемуары ебалая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как поджечь лужу и самому при этом не сгореть? Чем свиная рулька отличается от свиной же лытки? Как правильно потушить свою голову, не расплескав при этом бензин, который вы держите в руке? Почему Ксерокс - зеленая курица, и о чем кричат летящие попугаи? И, наконец, как правильно играть в "Последнего героя", пуская палы по сухой травы весной? Ответы на эти другие вопросы вы узнаете в "Мемуарах ебалая". Перед вами 42 коротких юмористических рассказа, каждый из которых имел место быть в реальной жизни.

    Скачать произведение в формате MS WORD можно здесь: www.кирилл-кудряшов.рф



   1. Купи, Кирилл, свинины!
  
   "Купи, Кирилл, свинины! - сказала мне Света по телефону. Ей легко говорить, она хоть знает, как свинина выглядит... Но я, логически рассудив что на ней обязательно будет табличка "СВИНИНА" бодро двинулся на рынок...
   Оказалось, зря.
   Начать надо с того, что к рынку я подкатил около шести, когда все уважающие себя продавцы уже отторговались и уехали восвояси. Посередь рынка торчала только одна женщина, на прилавке вокруг которой было что угодно, кроме свинины... При ближайшем рассмотрении обнаружились "свиные ребрышки", но я, взглянув на эту костлявую херню, подумал что это не то...
   В углу рынка прикорнул холодильник с быдловатого вида бабой. То, что лежало в этом самом холодильнике, повергло меня в шок! Я то ожидал увидеть простые и понятные таблички: "свинина", "говядина", или на худой конец пресловутое "мясо говядины"... Но шоб так!
   Глаза разбежались в разные стороны, между свиным жиром, свиным рагу, свиными мозгами (!!!!!), свиными ребрышками и свиной рулькой.
   Слово "рагу" я всю жизнь считал ругательством. Или может это монстр такой в "Манчкине" был? Рагу? Рыгачу? Ну а рулька... Рулька это вообще выше моего понимания.
   Звоню жене. Описываю ситуацию. Она говорит, мол, купи рульку. Но сначала посмотри, ТОЧНО ЛИ НЕТ СВИНИНЫ???
   Она меня просто хорошо знает, уже не раз бывало то решив, что на прилавке нет цыплят я покупал старую, умершую своей смертью курицу, и только после этого видел развеселую табличку "Молодой и вкусный бройлер"...
   Решаю разведать обстановку. Обращаюсь к продавщице, стараясь по возможности не слишком сильно выглядеть идиотом.
   - Меня жена на рынок отправила. Купи, говорит, свинины. А у вас на прилавке я свинины не вижу. Может не по глазам?
   - Ну, смотря какая свинина вам нужна. Вот рагу свиное возьмите.
   - А что такое рагу? - спрашиваю я.
   - Ну... это... Рагу в общем. - демонстрирует мне невнятный мешок с какой-то хренью...
   Спасла меня продавщица из соседнего отдела:
   - Рагу, это одни кости!
   - Люська! Заткнись нах! - рыкнула на нее "моя" продавщица, и тут же снова улыбнулась мне во все свои 43 прокуренных зуба.
   - Так, ладно, - говорю я, - Рагу отпадает. А что такое рулька?
   - Рулька? Ну, рулька, это...
   - Рулька - это рулька? - подсказываю я.
   - Ага! - обрадованно говорит продавщица.
   Понимаю, что пиздец наступает, но делаю еще одну попытку.
   - Ну попробуйте объяснить мне, человеку, далекому от кухни... и от свиней, что такое рулька?
   - Да хрен его знает! - рычит на меня явно теряющая терпение продавщица. - Будете брать?
   - Давайте зайдем с другой стороны, - пробую я развить у нее логику, - Свиные мозги - это мозги. Свиные ребрышки - это ребрышки! А рулька - это какая часть свиньи???
   В глазах продавщицы вспыхивает понимание вопроса!
   - А, вот вы что имеете в виду! Рулька - это лытка!
   Я чувствую, как плавится мой мозг.
   - Ах, - говорю я, - Значит лытка! Вот так вот всю жизнь живешь и думаешь, что лытка - это лытка, а она оказывается ни фига не лытка, а вообще рулька! Сейчас вы мне еще скажете что Деда Мороза не существует, да? И что клубника орешками плодоносит?
   Я отмщен! Мозг продавщицы тоже взорван...
   - Вы брать будете? - тоскливо спрашивает она.
   - Рульку-то? Ну, то есть лытку... Буду! Два кило мне, пожалуйста...
  
   2. О ебалаях, психологии, сексе и Фрейде!
  
   Друзья и товарищи, вы меня знаете. Мое раздолбайство, и мою тягу к общению и к новым людям. Со многими из вас я так и познакомился. По принципу "А напишу-ка я ей/ему", просто потому что понравился мне человек.
   Многое я видал в жизни, но таких ебалаев - впервые!
   Сидел на работе. Выдалась свободная минутка. Полез в "Вконтакте" (и не надо упрекать меня в тунеядстве, я там уже двух клиентов выцепил! По работе я туда полез!), и в процессе поиска наткнулся на девушку с умным взглядом, милой улыбкой и интересной страничкой. Пара емких цитат, упоминание Шолохова в любимых книгах, а "Терминатор" (при чем именно первого) в любимых фильмах убедили меня в том, что нужно познакомиться с этим человеком, ибо скорее всего человек интересен.
   Постучался в Аську. Разговорились. Пока что только общими фразами, настороженно присматриваясь друг к другу.
   - А чего ты мне написал?
   - А почему бы и нет?
   - Тоже верно.
   Время от времени возникали паузы в разговоре, ибо оба на работе, у обоих дела. Постепенно завязалась беседа. О кино, о литературе (тут прозвенел первый тревожный звоночек, которого я не заметил: "Вот некоторые любят "Мастера и Маргариту", а я не понимаю этого произведения!"), о жизни... О самолетах (!!!!) она - бухгалтер в пожарной лесоохране...
   Второй тревожный звоночек уже бросился мне в глаза. У меня стоял статус: "Трудно жить, ничего не делая. Но мы не боимся трудностей". "Я не поняла твоего статуса", - сказала она, - "Разве тем, кто что-то делает жить легче?" Но ничего, думаю, бывает. Все мы с тараканами. Я, вон, вообще с гусями...
   В самом начале беседы, в рамках разговора о том "А чего ты ко мне постучался" я четко и недвусмысленно дал понять, что стучусь познакомиться не в молодежном смысле этого слова. Что мне не нужна девушка. Что я женат. Просто люблю интересных людей... И вот прозвенел третий звоночек. Нет, не звоночек. Колокол! Набат нах!
   Хистори осталась на работе, текст сей пишется дома, поэтому диалог воспроизведу не точно, но память у меня вроде бы хорошая.
   Она: В Интернете столько психов и дебилов! Ужас просто.
   Я: Да их и в реальности их не меньше. Но нас с тобой-то это, слава Богу, не касается, верно?
   Как оказалось, касается.
   Небольшая пауза, а потом...
   Она: Вот у тебя же есть жена... Вот и еби ее, а не лезь в чужую жизнь, и без того не устроенную!
   Может быть это был крик души... Израненной и исстрадавшейся... Хрен его знает. Я просто ответил что "Могу даже предположить, почему у тебя жизнь не устроенная", и удалился.
   Думаете, на этом история закончилась? Не тут то было. На следующий день она мне написала. Не извинилась за свое поведение. Не послала меня еще дальше. Она просто объяснила свои действия.
   - Дело не в тебе. Просто Фрейд утверждал, что ......
   дальше шла тирада на полунаучном наречии, которую я, пока литр пива не съем, воспроизвести не смогу, но суть ее сводилась к тому, что у всех мужчин на первом месте секс и только секс...
   - А ты сказал что постучался ко мне просто познакомиться, пообщаться. Следовательно, ты врешь!
   Мля... Кошка любит молоко. Сократ любит молоко. Сократ - кошка!
   Я даже не нашел что ответить....
   Отныне общение с незнакомыми девушками у которых на страничке в "Вконтакте" хоть как то присутствует Фрейд, буду начинать с "Привет. Я хочу тебя трахнуть! Но не буду! Теперь мы можем поговорить как нормальные люди?"
  
   3. О людях, самолетах, широкой душе и страхе полетов.
  
   Уверен, так или иначе чувство страха перед полетом знакомо всем. Не фобии (фобии вообще иррациональны, и о них я даже речи вести не хочу), а просто страха. Когда самолет, вдруг, ухает в воздушную яму, срываясь с потока, или входит в зону турбулентности, и его начинает швырять из стороны в сторону.
   Те, кто летал, знают это чувство. Вроде бы умом понимаешь, что самолет - самый безопасный вид транспорта, но когда ты на 11 000 метров, а самолет кидает из стороны в сторону слов трамвай на рельсах, крамольная мысля все же проскакивает: "А вдруг мне сегодня не повезет".
   Уверен, все понимают природу этого страха. Те, кто не летал - его не испытывали этого чувства, но при наличии более-менее работоспособного воображения, легко могут его представить. И все же, не смотря на то, что все понимают, откуда растут его корни, я хочу поднять эту тему в этих строках, и поделиться своим способом его преодоления. Вдруг кому пригодится... Хотя большинство, конечно, сочтут меня попросту сумасшедшим.
   Чего мы боимся на высоте в 11 километров? Почему проехать на машине не пристегнувшись (шанс погибнуть тысячекратно выше, чем в авиакатастрофе) - это нормально, а вот посадка в самолет, для большинства, это все же что-то экстраординарное и немного пугающее? Ведь не разбиться мы боимся, ибо знаем что шанс погибнуть в авиакатастрофе - 1 к 9 миллионам. В глубине душимы знаем, что совершеннее самолета - только космические корабли, что все системы в нем дублированы по нескольку раз, что у пилотов сотни часов налета и молниеносная реакция на любое изменение полетных данных.
   Мы боимся своей беспомощности. Потому что в время езды на машине у нас остается шанс что-то изменить самим. Начался адский ливень - прижмись к обочине, включи габариты, и пережди его. Пошла убитая в хлам дорога - сбавь скорость до 10 километров, и неторопясь ползи. Даже в случае аварии есть параметры, на которые мы можем повлиять. Куда крутануть руль - вправо или влево, если навстречу летит груженый "КАМАЗ"? Быть может, выпрыгнуть из машины... Мы можем сделать хоть что-то, или хотя бы имеем иллюзию того, что можем что-то сделать.
   В самолете же, в тот момент когда он выкатился на взлетную полосу, мы перестаем иметь значение. Мы - всего лишь пассажиры. Почти багаж. Отныне что бы не происходило на борту или за бортом, мы не можем повлиять на это никак! Разве что молиться...
   Это то и пугает. Собственная беспомощность! Нет ничего страшнее этого чувства.
   Знаете, как я борюсь с ним? Очень просто. Я вверяю себя самолету! Не просто экипажу, а именно самолету.
   Может это глупо, может это ребячество и играющее в заднице детство, но я верю в то, что неодушевленные предметы - на самом деле одушевленные, только тщательно это скрывают. Неужто не случалось у вас, что долго урчащая машина заводилась, после пары ласковых слов? "Ах ты маленькая моя, чего ж ты вырчишь, а? Поехали! Я ж на работу опаздываю!"
   Слышал я легенду о компьютере, который завис на стадии "Приветствие". И вот, к нему подходит сисадмин, несколько минут смотрит на заголовок "Приветствие", и, наконец, произносит: "Слушай, а тебе не кажется, что наше знакомство несколько затянулось?" И компьютер, моргнув, продолжил загрузку.
   Я верю, что самолеты - добрые создания. Ведь чем меньше существо, тем оно озлобленнее. Сравните мелких терьерчиков, облаивающих все что движется, и огромных добродушных сенбернаров! Добрых толстяков и злобных карликов... Если душа пропорциональна размеру тела. То самолеты - самые добрые существа в этом мире! А раз они добрые - значит падают и гробят людей они не по злому умыслу. Скорее всего они просто устают летать. Надоедает им все! Безразличие людей, которые зачастую так их боятся, мат техников, выколупывающих мертвых птиц у них из турбин... Бывает и меня все достает так, что не хочется делать вообще ничего! Сложить крылья, и убиться об землю, наплевав на всех сидящих на моей шее.
   Но одно дело - человек, сидящий на твоей шее, и совсем другое - тот, кто любит тебя и тебе доверяет. Кто верит в то, что ты сможешь всего достичь, все суметь! И тогда ты вдруг понимаешь: да, я смогу, просто потому что нужен ему!
   Я верю в то, что самолеты - они как люди.
   И садясь в самолет, я мысленно говорю ему: "Я доверяю тебе. Ты сможешь сегодня пролететь эти 4 000 километров, как пролетал их уже добрую тысячу раз! А если что-то случится в полете - ты сможешь сесть. Ровно и спокойно, не угробив ни себя, ни меня." Теперь это крылатое создание с широченной душой знает, что в салоне есть как минимум один человек, который в него верит!
   И еще, я лечу не НА самолете. Я лечу ВМЕСТЕ с самолетом! Я кожей чувствую мощь рокочущих турбин, несущих его по взлетной полосе, сердцем - его удовлетворение от того, что крылья легли на поток и обрели подъемную силу...
   Не бойтесь летать. Самолеты вас не обидят, они слишком добры для этого. Верьте в них. В их силу, в их несокрушимую выносливость, в их крепкий корпус, которому не страшны ни турбулентность, ни жесткая посадка. И уважайте их даже не как равных, а как высших существ! Ведь они умеют летать, а вы, как ни крути, нет!
  
   4. Этот колпак не доколпакован!
  
   Уже давно одна подруга, выслушав эту историю, посоветовала мне перенести ее на бумагу, а впоследствии - вставить в мемуары, ежели я таковые когда-нибудь сяду писать. И вот только сейчас я сел за клавиатуру с явным намерением рассказать, как все было...
   А было все так!
   Я был еще неопытным, но очень увлеченным кальянщиком, еще только-только изучавшим премудрости раскурки и обкурки, сорта табака и методики повышения дымности... И вот однажды на одном из кальянных форумов я почел совет о том, как повысить температуру угля, а значит и дымность кальяна...
   Нужно просто не позволять теплу расходиться прочь от чашки с табаком! Просто-напросто поставить сверху металлический колпак!
   Ранним утром следующего дня, по дороге на работу я уже был в кальянном магазине. И остаток дня, вертя в руках стальной колпак, обошедшийся мне в 350 рублей, я с нетерпением ждал вечера, чтобы пустить его в дело.
   И вот, вечер пришел!
   Смеркалось...
   Я наложил в чашку отменного "Аль Факира". Любовно поглаживая чашку, накрыл ее фольгой, и тонкими, изящными движениями проткнул в ней 21 дырку. Аккуратно уложил сверху уголек "Хабиби", и, наконец, накрыл всю эту конструкцию колпаком. Свершилось! Сейчас я покурю как следует...
   Первая затяжка, как всегда, не принесла никаких ощущений. Кальян на "Аль Факире" раскуривается затяжки так с шестой... Да и то, с шестой затяжки дым только-только начинает просачиваться.
   Я затянулся вторично, с наслаждением ощущая во рту первые маленькие облачка дыма.
   Затянулся в третий раз, радостно констатируя что дым-то пошел!!! Пошел дым, всего с третьей затяжки...
   Четвертая была дымной, ароматной, и потрясающе вкусной!!!!
   Это была победа! Я торжествовал и наслаждался. Я выпустил воздух из легких, и затянулся в пятый раз...
   Смеркалось! Млять! Все еще смеркалось!!!!
   Легкие обожгло словно огнем. Ядреный, горячий, омерзительный привкус железной окалины опалил во мне все, кажется, до самого желудка. Да чего там, "до желудка"! До самой задницы!!! До самого копчика!
   Я закашлялся, в перерывах между кашлем пытаясь удержать рвущуюся на волю печень, и одновременно выговорить "Что это за херня-то?"
   Запив выкуренную дрянь примерно поллитрой воды я осторожно, чуть-чуть, втянул в себя дым еще раз. Железная окалина, как она есть! Запах расплавленной стали, запах горящего железа...
   Снял колпак - бесполезно, раскурка угроблена начисто. Кальянный табак - штука сволочная. Он как младенец впитывает в себя все, что находит. Эта порция табака теперь прочно воняла окалиной, и ни о каком наслаждении тонким ароматом "Аль Факира" речи уже не шло.
   Я кинулся на форум. Я описал все происшедшее, опустив только нецензурные слова. Ответ пришел незамедлительно: "Да у меня тоже такое было. Колпак не прокаленный. Его прокалить надо!"
   "Как?" - с отчаянием вопросил я.
   "Да на костре!" - был ответ.
   Костер... Костер это хорошо. Вот только февраль. Да и смеркалось... Да и влом! Но мой острый ум тут же нашел решение! Прокалить колпак на угле. Благо, угля у меня, кальянщика, дома тонны, всех сортов.
   Ох, не зря говорил мой экс-босс, Сергей Александрович Шойдин (чтоб ему ночами до гроба жизни икать через каждые 15 минут): "Кирилл, у тебя потрясающий мозг! Он у тебя работает на бешеных оборотах! Поэтому нужное, оптимальное решение он постоянно проскакивает!" Как прав был Сергей Александрович, воспетый мною в "Талых водах" под говорящей фамилией Гано... Как прав...
   Я взял тарелку. Положил ее вверх дном. Сложил на дне несколько кусков угля. Раскочегарил его. Поставил сверху колпак, и стал терпеливо ждать...
   Будучи человеком свято блюдущим ТБ, я тут же предупредил жену: "Света, возле мойки ходи аккуратнее, пожалуйста, я там на угле колпак прокаливаю!"
   Смеркалось...
   Света сказала:
   - Эээээээээ.
   Подумала и добавила:
   - Ыыыыыыыыыы....
   Не нашла больше что сказать, и закончила лаконичным: "Ну ты и ебалай...."
   Уголь не спеша горел. Колпак не спеша прокаливался. На кухне постепенно становилось теплее... Я заподозрил, что уже хватит в тот момент, когда стальной колпак стал постепенно принимать красный цвет, ибо температура горения угля - примерно градусов так дохренища... "Пожалуй, он прокалился", справедливо решил я...
   Но тут встал резонный вопрос: как же снять раскаленный до красна колпак с горы угля под ним?
   Первым что мне пришло в голову, было просто спихнуть колпак в мойку, благо мойка металлическая и ни фига ей от такого обращения не будет. Но при "спихивании" я мог потревожить горку раскаленного угля, который вполне мог посыпаться на не ожидающий такого подвоха линолеум, или на давно привыкшие к подвохам с моей стороны ноги, которые, впрочем, жалко даже больше чем линолеум.
   На свою беду на стене висела варежка-прихватка, которая в тот момент показалась мне самым рациональным решением...
   Нацепив варежку на руку, я аккуратно и осторожно взял ею колпак...
   Создатели варежки явно не думали о том, что однажды какой-то идиот хватанет ею что-то, что будет горячее двухсот градусов Цельсия... А раскаленная до красна сталь всем своим видом символизировала что она гораздо горячее ручки сковороды, или крышки кастрюли...
   Ткань выгорела мгновенно, намертво припаявшись к колпаку, и наполнив все вокруг чудесным ароматом горящих тряпок... Спустя секунду моей руке, которая едва лишь успела чуть-чуть поднять колпак над тарелкой, стало уже нестерпимо горячо...
   Я не знаю, на что среагировала Света, на заполнивший квартиру аромат, или на мое бодрое "Бля-я-я-я-я-ять!". Надо отдать ей должное. Она не хряпнула меня скалкой сразу, она только угрожающе выдавила из себя: "Покажи варежку!"
   Уже не смеркалось... Я чувствовал, как надо мной нависла тьма.
   Я показал... Про такое говорят "Она прогорела до кости".
   - Балбес! - вынесла вердикт Света, но бить почему-то не стала, - Хоть тарелку-то мне не угробь, а!
   - Света, это же советские тарелки! Они из качественной керамики! - утешил я ее, - В советские горы, когда их делали, наверняка учитывали что однажды на них кто-то будет разжигать уголь! Я уверен!
   - Хрусь! - сказала тарелка, треснув пополам. Скотина! Выбрала же время...
   В Светиных глазах отчетливо читалось: "И вот на ЭТО я потратила лучшие годы своей жизни?"
   - Я куплю тебе новую тарелку... - сказал я, пряча обгоревшую прихватку за спиной.
   - Бряк, - сказал упавший в раковину колпак.
   - Пшшшшшшш, - сказал упавший туда же кусок угля, скатившийся с покосившейся тарелки.
   - 3,14здец, - вынесла вердикт Света, и шла...
   Я не буду рассказывать о том, как я тушил уголь в кухонной раковине, и о том, как оттирал со стен черные брызги. Речь не о том...
   Колпак был прокален, и я мог снова попытаться накуриться...
   Но прежде, чем сделать это, я снова заглянул на форум. После последнего сообщения, советовавшего мне прокалить колпак на костре, шли еще три:
   - А на фига ты колпак купил? Я свой сделал из фольги, очень удобно.
   - Колпак из фольги тебя спасет, дешево и сердито!
   - А чего ты паришься? Сделай сам. Фольга же у тебя, наверняка есть...
   - Ебалай? - спросила заглянувшая мне через плечо Света, и моя вытянутая физиономия подсказала ей, что она права.
  
   5. "Кабель жгли"
  
   Однажды мы с братом пошли покурить на лестницу, оставив Свету, в квартире. Вернулся я с черными, грязными до невозможности руками.
   - Ты где так угваздался? - спросила меня Света, и ее удивление можно было понять, ведь вроде как покурить вышли.
   - Да об вентиль, - ответил я, - Мы вентиль заворачивали.
   - Какой вентиль? - удивилась Света, - Где?
   - Да на 14-м этаже.
   Светино лицо наглядно выражало ее озадаченность, близкую к крайней степени.
   - А какого ж хрена вы делали на 14-м этаже?
   - Кабель жгли... - ответил я, пожав плечами, и пошел мыть руки...
   - Вы ж покурить вышли? - пробормотала Света, провожая меня взглядом...
  
   6. Как мы жгли. Часть 1.
  
   То был первый наш с Женькой опыт использования "Коктейлей Молотова". Хотя нет... Для меня - второй. Свой первый коктейль я шарахнул на лестничной клетке собственного дома (молодой был, глупый), в результате чего имел реальный шанс спалить на хрен весь дом. Но не суть... Суть дальше.
   Взяли мы с собой литров так 9 бензина. Четыре полторашки и трехлитровую банку (!!!!), ибо полторашки у Женьки кончились, а бензин во что-то наливать было надо. А помимо них - еще с десяток бутылок-чебурашек, от лимонада "Буратино". Тогда, в 2001 или 2002-м он еще существовал. Лето, жара, тащить тяжело и впадлу... То тащим, святое ведь!
   Курс наш лежал на недостроенные (на данный момент они уже вполне обитаемые) коттеджи за "Снегирями". Бетонные каркасы домов, с дырами оконных проемов и дверей, зачастую - без крыш... Сколько мы в них покрышек пережгли - не счесть (простите нас, нынешние хозяева домов! Я знаю, как выглядит помещение, в котором сожгли покрышку от "Урала", так что искренне приношу извинения!)... И вот теперь собирались шарахнуть там пару "Коктейлей Молотова"...
   Путь наш пролегал мимо озера "Спартак", вдоль которого тянется трубопровод. То самое оно, что снабжает "Снегири" и "Родники" горячей водой... Всякий, кто в тех краях бывал, знает, как это здорово, ходить по трубам. Они широкие, удобные, спонтанные помойки обходить не приходится... Одним словом, всегда мы ходили по трубам, и в тот день пошли...
   А есть одно место, где трубы поднимаются высоко-высоко от дороги! Обычно то они от земли максимум в метре - запросто не то, что спрыгнуть, но и запрыгнуть можно. А там - метра четыре. Навернешься - костей не соберешь!
   И именно на этом месте мы задолбались тащить нашу ношу окончательно и сели покурить.
   Вы курили когда-нибудь, таща с собой 9 литров бензина? Нет? И правильно делали... Я потом вам еще историю расскажу. Как правильно курить, предварительно облившись бензином. Но не суть... Суть дальше.
   Перекурили мы, и я предложил:
   - А давай один "Коктейль" здесь шарахнем? Вон об ту бетонную херню на земле! Красиво будет!
   - А давай! - согласился Женька, и мы приступили к делу.
   Вы делали когда-нибудь "Коктейль молотова"? Учу!
   Берете пол литровую СТЕКЛЯННУЮ бутылку. "Чебурашки" - оптимальны. Наливаете в нее бензина чуть-чуть не до горлышка. Можно спирта, если не жалко, он полыхает вообще офигенно. Можно ацетона... Но бензин - это оптимально дешевый вариант. Керосину только не лейте, хреново будет.
   Берете тряпочку. Сойдет и туалетная бумага. Опускаете ее в горлышко. Желательно ЗАТКНУТЬ ей горлышко, чтобы при броске бензин не проливался. Но тряпочка должна пропитаться бензином, и ощутимо торчать из бутылки. Сделали? Отлично!
   Теперь поджигаете тряпочку, размахиваетесь, и швыряете бутылку обо что-то твердое. Если она не разобьется - эффекта не будет, бензин вытечет и неспеша сгорит, а это хреново, в этом кайфа нет.
   Не нужно бросать бутылку тут же, как только подожгли фитилек. Это не петарда, которая рванет у вас в руках секунд через пять. "Коктейль Молотова" не рванет вообще, если вы его не разобьете. Его использование БЕЗОПАСНО, за исключением двух случаев: если сие устройство кидают в вас, или если вы - ебалай.
   А я - ебалай... Тот еще ебалай...
   В общем, соорудил я прямо там, на трубах, "Коктейль". Кивнул Женьке: "Поджигай!" Он поджег, я занес руку для броска, и вдруг вижу, как у Женьки глаза округляться начинают... И смотрит он на мой "Коктейль". Круглыми такими глазами! Как у алкаша, при котором пол литра разбили... Я как-то так неожиданно бросать передумал. Опускаю руку, и как-то так отстраненно замечаю, что она у меня полыхает во всю ярким таким пламенем...
   Также отстраненно я понимаю, что когда я наливал бензин в бутылку я ненароком руку облил... Самое интересное, что не больно ни фига. Только чувствую, тепло руке как-то... Нехорошо так тепло, и все теплее и теплее...
   Я как-то так малость подохренел, что рука как-то сама собой разжалась, и потянулась в ветровку заворачиваться, чтоб пламя сбить... Ну а горящая бутылка, согласно всем законам гравитации, полетела мне под ноги.
   Слышали выражение "Вся жизнь перед глазами промелькнула"? Вот мне оно знакомо, и даже очень. За секунду полета бутылки я успел подумать о том, что по-хорошему надо бы прыгать вниз, с труб, но высоко, и я поломаюсь на хрен. О том, что сейчас у меня под ногами рванет "Коктейль Молотова", я вспыхну как факел, и один хрен навернусь с труб и не только переломаюсь, но еще и крепко обгорю. Также я подумал о том, кто понесет мой гроб, осознал что в общем-то таких людей и нет, а также осознал тот факт, что гроб скорее всего будет закрытым.
   В общем, в тот момент, когда бутылка коснулась трубы я решил для себя, что надо прыгать, но не успел отдать ногам команду... Бутылка шаркнула по боку трубы, отскочила, ударилась о вторую, провалилась между ними, и полыхнула где-то внизу, обдав нас жаром...
   - Твою мать, - сказал Женька, показывая пальцем куда-то мне на пузо.
   Оказалось что я машинально не завернул руку в ветровку, а просто вытер ее об нее, в результате чего рука у меня уже потухла, а вот ветровка весело расцветала языками пламени...
   - Ты чего не прыгнул? - спросил я его, усаживаясь обратно на трубу, потому как ноги почему-то ощутимо дрожали.
   - Да я как-то это... - ответил он, садясь рядом и поднося дрожащее пламя зажигалки к немного дергающейся сигарете, - Дурак я, в общем... Хорошо, что не прыгнул.
   - Ага, - согласился я...
   Под нами догорали остатки бензина. Огонь приятно припекал задницу, а солнышко - макушку...
   - Пошли дальше? - спросил я.
   - Ага, - согласился Женька, - Бензин то еще остался.
   И мы пошли...
  
   7. Как мы жгли. Часть 0. Преамбула. Мой первый коктейль Молотова.
  
   Я поджигал что-нибудь с детства. Жег свечи и просто любовался пламенем, покупал спичечные коробки и запускал "пауков" (когда из спичек выкладывается паук с шестью ногами, центр поджигается, и полыхающий "паук" встает, а порою даже делает несколько шагов). Пускал палы на окрестных полях... В юном возрасте с двумя друзьями мы организовали даже клуб поджигателей, специализировавшийся на палах по весне... И как и полагается новоиспеченному ордену джедаев-поджигателей, у нас был свой кодекс.
   1) Никогда не жечь живое. Я полагаю, что многие насекомые все же нашли свой конец в наших кострах, но намеренно мы никогда не предавали живое огню. Увидев муравейник - избегали пускать пал рядом с ним. А уж малолетних дебилов, которые мучают огнем кошек (а ведь есть такие) я бы облил бензином и поджег самолично, сделав для них исключение из первого правила.
   2) Никогда не терять контроля над огнем. Направление и сила ветра, площадь территории, которая должна выгореть - все это нужно чувствовать. Чтобы пущенный тобой пал не сжег дачный домик, или волна огня, бегущая по высокой сухой траве, не накрыла тебя самого. Поверьте, ощущение не приятное - мне довелось прыгать через пелену огня. Это совсем не то, что прыгать через костер...
   Лишь два раза в своей жизни я потерял над зажженным мною огнем контроль, не предугадал его поведения. Все обошлось, но могло и не обойтись...
   Итак, мне было 19 лет, и я решил сделать свой первый "Коктейль Молотова". В то время я работал голографистом, и было у нас там туева хуча спирта!!! Увы, не этилового, а то я спился бы уже тогда. Изопропилового. Смертельно ядовитого, не пригодного для употребления вовнутрь, но по воспламеняемости - не уступающего привычному нам питьевому.
   Пол литра этого дела я и увел с работы. Дальше - все просто. Бутылка-чебурашка, тряпочка, ключи в руке, мамин крик: "Ты куда", и мой ответ: "Взрывное устройство сделал. Пойду испытаю".
   Это было в порядке вещей. Мама уже давно привыкла к тому, что я конструировал петарды и фейерверки, и испытываю их на лестничной клетке, ибо зима, дубак, и на балкон не выйдешь. Первое время бухтела, конечно, что я себя подорву. Но увидев несколько моих фейерверков в деле - умолкла, ибо были они эффектны и, при разумном использовании, вполне безопасны.
   Еще немного преамбулы. Жил я тогда в 14-этажном доме по улице Курчатова, на 12-м этаже. Особенность сего дома была в том, что лестничная клетка у него была отдельно от лифтов. Чтобы попасть на нее нужно было миновать коридор, еще коридор, балкончик для курения и, наконец, выйти на лестницу... Не одного моего гостя эта конструкция ставила в тупик. Ну а поскольку лифт, как правило, работал - на лестничной клетке пили, курили, ссали, а порой даже и трахались, и никому это не мешало, ибо было далеко и не слышно.
   К слову сказать, к моему пироманству давно привыкла уже не только моя мама, но и соседи. Когда в коридоре повисала плотная пелена дыма, они распахивали двери, и звонили не в пожарную часть, а к нам в дверь, и спрашивали мою маму: "Нам пожарных вызвать, или это опять Кирилл?"
   Даже самые любопытные соседи, довольно вредный и редко трезвый дедушка, с довольно милой бабушкой, перестали выбегать в коридор на каждый взрыв, приняв их за выстрелы (железная логика, да? У тебя за дверью стреляют. Сходи, посмотри, кто и в кого! Может и тебе прилетит!), после того как вышли в коридор в момент нашей с братом дуэли на петардах.
   Суть дуэли. Кинуть петарду в противника, а лучше несколько, и заткнуть уши. Суть в том, что взрыв петарды в узком коридоре бьет по ушам так, что глохнешь моментально (еще мы любили петарды в лифт кидать, но это отдельная история). Задача - застать противника с открытыми ушами в момент взрыва, и не получить по ушам самому... В общем, в момент канонады из трех последовательных взрывов дедушка и вышел посмотреть, в чем дело... Бедняга аж зашатался, на секунду здорово меня напугав (ибо сердечник он был), и закрыв уши руками молча ушел...
   К чему это я все? Да к тому. Что мне, 19-летнему ебалаю, казалось вполне нормальным шарахнуть "Коктейль Молотова" на лестничной клетке, ибо ругать меня за это все равно никто не будет.
   Я спустился на середину лестничного пролета, поджег фитиль, и метнул бутылку на площадку 11-го этажа...
   Мать честная... Вы видели когда-нибудь буйство пламени, неожиданно вырвавшегося на волю? Слышали рев огня, вдруг обнаружившего что вокруг много пищи, при чем пищи отменной, 96-процентного спирта... Я в жизни представить не мог, что пол литра спирту может натворить таких дел!
   Пламя меньше чем за секунду охватило всю площадку 11-го этажа. Спасибо тебе, Господи, что "коктейль" я метнул в угол, а не близко к деревянной двери, а то точно не миновать бы беды...
   Было ли мне страшно? - не помню. Зато помню, что был трепет. Осознание того, насколько я мал и ничтожен, и что окажись я там, в углу, где бесновалось и ревело яркое пламя - оно поглотило бы меня за считанные секунды...И, скажу я вам, это было офигенно красиво... Вырвавшийся на волю огонь. Огонь, над которым хотя бы несколько секунд не властен никто в этом мире...
   Когда пламя стало слабеть, когда утих его рев, я очнулся и помчался домой. Схватил ведро, налил в него воды, и, промчавшись мимо озадаченной мамы поскакал на лестницу. Но, хвала Аллаху, я уже не требовался. Огонь потух сам собой, сожрав весь спирт, и не найдя больше ничего достойного. Деревянная дверь была достаточно далеко, и на нее попали лишь несколько капель спирта, а краска на стенах оказалась не насколько хорошо горючей.
   Спасибо тебе, спирт, что ты такой бездымный - над бушевавшим минуту назад костром не закоптился даже потолок... Так что ничто не напоминало о том, как я одним броском на несколько секунд превратил нашу лестничную клетку в филиал ада...
   После этого я и решил повзрывать "Коктейли Молотова" в помещениях. Только не обитаемых, и не горючих...
   Но Боже мой, до чего это было красиво! Попробуйте! Уверен, вам тоже понравится!
  
   8. Как мы жгли. Часть 2. Ебалаи против покрышки.
  
   После первого нашего с братом "Коктейля Молотова" мы при ближайшем же удобном случае спустились с труб, ибо... Ибо как-то сыкотно было идти по ним на немного подрагивающих ногах. Это и определило нашу дальнейшую судьбу на еще два (!!!!) года вперед, ибо абсолютно случайно мы нашли ЕЕ! Покрышку от грузовика, которую какой-то идиот каким-то образом спихнув в канализационный колодец.
   Как ее вообще туда пропихнули - черт его знает.
   На кой нужен канализационный колодец посередь поля - аналогично.
   Но факт в том, что она лежала там, и ждала нас.
   Что это было? Это была бетонная дыра диаметром метра полтора, и глубиной чуть больше метра. Сверху на ней лежала круглая бетонная дура с дыркой для канализационного люка, смещенной от центра. Вы наверняка видели такие херни в городе... Разница в том, что наша бетонная херня лежала не прямо на колодце, а была смещена относительно его центра немного назад, открывая этакую дыру внутрь, в форме полумесяца.
   В общем, см. картинку, а то задолбался уже описывать. Каждый раз, когда рассказываю это историю, приходится объяснять на пальцах устройство сего проклятого колодца.
   0x08 graphic
   В общем, на дне этого колодца (повторюсь, максимум полтора метра), лежала крупная, мощная покрышка от грузовика. Мы, ебалаи-поджигатели, просто не могли пройти мимо, ибо кто испытывал, тот знает - мало что горит настолько же хорошо, как покрышки!
   Как поджечь? Ответ был найден моментально. Бензин же в руках, и много!
   Не долго думая, Женька взял полторашку бензина, и вылили вниз, на покрышку, примерно пол литра, не более... Что бы было, вылей он побольше... Ой бля... В общем, хранил нас в тот день Господь. Он вообще нас хранил, иначе бы точно не выжили...
   Старательно полив покрышку бензином, он, не закрывая бутылки, в спешке (ибо надо действовать быстро, чтоб бензин не испарился), кинул в колодец спичку...
   Вы когда-нибудь поджигали бензин, разлитый по большой площади тонким слоем? Полейте стопку сухой травы бензином, дайте ему немного стечь вниз, и киньте спичку - сено эффектно подбросит вверх, потому что бензин, он не загорается. Он ВСПЫХИВАЕТ! Мгновенно! Стопку травы подбросит вверх на несколько сантиметров, с эффектным хлопком, волной жара и яркой вспышкой.
   Законы термодинамики не прошли мимо нас и в этот раз... И когда в колодце полыхнуло, волна пламени стремительно понеслась вверх, а наткнувшись там на бетонную плиту, стала искать выход, и нашла. Как следует из всех законов физики вспышка вышла из колодца по диагонали, т.е. как раз нам в морды!
   Я стоял немного дальше Женьки, поэтому успел увидеть, как что-то несется на меня, и отпрянуть назад. Мне полыхнуло в лицо, обдало жаром, но даже не опалило. Я просто отшатнулся, протер глаза, и увидел... увидел картину, которую до сих пор вспоминаю со смехом.
   В отличие от меня Женька стоял ПРЯМО НАД КОЛОДЦЕМ, да еще и держал в руке бутылку с бензином. Открытую бутылку с примерно литром бензина. Открытую, пластиковую, млять, бутылку!!!!
   В колодце мирно потрескивал огонь, пытаясь зацепиться язычками пламени за покрышку. Безрезультатно, ибо резина - это, конечно, хорошо, но созданная нами мощная вспышка моментально выжрала весь кислород, а без тяги горение, как известно, не идет.
   Но это так, лирика. Из раздела "смеркалось". В тот момент меня волновало другое.
   У Женьки больше не было бровей. Ресниц у него тоже не было... Как и волос в носу, что он выяснил уже позже... А на голове у него весело пританцовывали язычки пламени, которым тут, в отличие от их собратьев в колодце, хватало и пищи и кислорода.
   Левой рукой Женька отчаянно колотил себя по макушке, сбивая пламя, а в правой... В правой он держал бутылку безнина, горлышко которой полыхало ярким пламенем.
   Хотя нет, не так. Он не просто держал бутылку. Он дул на нее, стараясь сбить пламя и там.
   Вообразите себе полудурка, у которого горит голова, а в руке горит бутылка, который хлопает себе по башке одной рукой, одновременно дуя на зажатую в другой руке бутылку, издавая характерное "фу-х, фу-х".
   - Ебанет! - крикнул я, бросаясь к брату, дабы его потушить, - Бросай бутылку!
   - Не могу! Фу-х, фу-х! (шлеп, шлеп по башке), жалко! Фу-х, фу-х! Литр же еще целый!!!!
   Я, не долго думая, огрел брата по башке ветровкой, которую ради такого дела моментально с себя сорвал. Тот, выкатив глаза, издал громкий "ФУУУУУУУУУ-х!" и одним дуновение потушил бутылку...
   Как думаете, что мы сделали опосля? Мы тут же пошли к колодцу, проверить, как там покрышка! Покрышка, сцуко, потухла...
   Это был вызов...
   Опущу подробности того дня, к ним я еще вернусь. Рассказ сей посвящен ебалаям и покрышке - о них и поговорим.
   Мы жгли ее два года!!! Два года, проходя мимо, пытались спалить эту проклятую покрышку, изобретая все новые и новые методики поджога. Щас! Сидючи в темном и глухом колодце покрышка совершенно не желала гореть!
   В следующий раз мы пришли уже целенаправленно к ней. Женька - мстить за сожженные волосы (брови только-только начали отрастать), а я - с фотоаппаратом, тогда еще пленочным (ох как я желаю, что не было у меня тогда цифровика с режимом видео!), снять вспышку.
   Гореть мы больше не хотели, а потому взяли с собой петарды, которые в отличие от спичек, удобно метать на большие расстояния, от чего они не тухнут. На сей раз Женька вылил туда целую бутылку. Полтора литра бензина! А я, чиркнув петардой, швыранул ее в колодец.
   Потухла...
   Я кинул вторую... После непродолжительной паузы в колодце громыхнуло, но бензин не воспламенился. Видать неудачно попал.
   С криком "Не умеешь ни хрена!" Женька отобрал у меня петарды, и следующую метнул сам. Чему я был только рад, ибо тут же достал фотоаппарат и приготовился снимать.
   Снова "бу-бух", и ничего больше. Издав тоскливый крик смертельно раненного бегемота, осознавая что бензин уже скорее всего испарился весь, Женька как оголтелый бросился к колодцу, поджег коробок спичек и кинул его вниз.
   Полыхнуло... Полыхнуло так, что меня, стоявшего метрах в двух от колодца, ощутимо обдало жаром. А Женьку... Женьку унесло. Вспышка хлестнула ему по лицу, моментально спалив едва только начавшие обрастать брови и ресницы... Нет, не просто унесло, его сдуло. Отшвырнуло от колодца!
   Ощупав повреждения, проморгавшись, и стерев копоть с хари, мой братец полез смотреть в колодец - горит ли покрышка. Надо ли говорить, что она не горела? Думаю, не надо...
   Еще немного мы поплескали на умирающие языки пламени бензину, наблюдая, как из колодца высовываются языки пламени, силящиеся по струе бензина добраться до нас и, поняв тщетность своих попыток, собрались было идти дальше...
   Но тут Женька задумчиво изрек: "Слушая, а я в кепке был?"
   Минут пять мы вспоминали, был ли он в кепке. Я считал что нет. Он - что вроде бы он одевал ее, уходя из дома. На всякий случай решили ее поискать, и уже в процессе поисков Женька вспомнил, что даже поправлял ее, перед тем как кинуть свой злополучный коробок в горнило колодца... Кепка точно была, но вот куда она делась?
   Мы искали ее пол часа... И нашли! Уточняю, была ранняя весна, и кепка была шерстяной. Черной такой... Раньше! Взрывом ее отбросило метров на 10, и зашвырнуло в какую-то канаву. Настолько далеко от колодца, что нам и в голову не могло придти, что она так далеко... И главное, из черной она превратилась в серую... Такой пепельный цвет... Красивый такой...
   Покрышку мы возненавидели... Это был вызов, который настоящий ебалай не может не приять.
  
   9. Как мы жгли. Часть 3. "Так я еще не горел".
  
   Это был вызов. Вызов нам, двоим, поджигателям и пироманам! Покрышка, мать ее, упорно не желала гореть, что, в общем-то, было вполне логично, ибо лежала она в колодце, куда доступ воздуха был несколько затруднен...
   Не меньше пяти раз мы пытались поджечь эту сволочь, но все было без толку. Однако, битва с покрышкой определенно пошла нам на пользу. Женька больше не горел, ибо запомнил золотое правило поджигателя: "Поджигай и беги". Я приноровился с первой спички попадать в разлитый бензин, вызывая эффектный "фффух" или "бабах", смотря сколько и куда было налито...
   С момента нашей первой встречи с покрышкой минуло почти два года.
   Да, два года мы, раздолбаи-поджигатели каждое лето шарахались по окрестным полям, когда с бензином, а когда и без оного, поджигая все, что могло гореть, свято блюдя два правила поджигателя.
   Да, мне на тот момент стукнул уже 21 год, а Женьке - и вовсе 28, но детство в жопе играло по-прежнему, а потому поджоги продолжались, и в конце концов, как логично предположить, покрышка была повержена. Но перед этим, само-собой, не обошлось без казусов. Казусом, естественно, был Женька!
   В очередной раз мы пытались подпалить покрышку, по чуть-чуть подливая на нее бензину, отшатываясь от взмывавшего из колодца протуберанца, и снова подтягиваясь к колодцу чтобы вновь убедиться: бензин горит, покрышка - нет... И тут мне пришла в голову идея!
   - А давай положим бутылку на край колодца! Немного под углом! Совсем чуть-чуть, чтобы бензин понемногу вытекал из нее, поддерживая внизу горение! Рано или поздно должна заняться и покрышка, верно?
   - Верно! - обрадованно гаркнул Женька, и тут же полез реализовывать мой план. Собственно, так у нас всегда и происходило. Я - изобретал, Женька - реализовывал, и горел...
   Напоминаю, колодец УЖЕ горел, т.е. внизу, на покрышке, догорали остатки бензина... Я не успел даже крикнуть своему недалекому братцу, что по струе бензина огонь очень легко взбирается наверх, настолько его увлекла моя задумка, и настолько быстро он помчался воплощать ее в жизнь. Бодро наклонившись над колодцем он пристроил на его краю бутылку, как я и предлагал, чуток наклонив ее, чтобы бензин сбегал тонкой струйкой... Устаканил ее, и уже собрался было отходить, когда полторашка бензина вдруг начала опасно крениться вниз...
   Под ней уже натекло небольшое озерцо бензина, но поскольку огонь в колодце был немного поодаль, озерцо это еще не вспыхнуло... Оно, как и полагается по законам жанра, ждало своего часа. Точнее, своей секунды. И дождалось!
   Женька как раз поправлял бутылку, когда в колодце огонь обнаружил щедро разлитое для него угощение, и кинулся его кушать. Полыхнуло. Точно Женьке в физиономию.
   - Ой бля! - сказал он, закрывая глаза и тряся вспыхнувшей вдруг головой, но бутылку не отпустил. Ну, вы помните: "Там же больше литра! Жалко же!" Дымясь и матерясь он продолжал героически пытаться установить бутылку на краю колодца... Само-собой, огонь не заставил себя долго ждать, и допрыгнул-таки до бутылки.
   Видимо в этот момент Женька открыл-таки глаза, и увидев у себя в руках горящую бутылку, от удивления выпустил ее, сопроводив сие действие закономерным "Твою ж мать!", и бутылка, не спеша кренясь и выплескивая в колодец бензин, навернулась вниз, куда, собственно, и стремилась.
   Полыхнуло вторично.
   Стоящего раком над колодцем Женьку я просто выдернул обратно, потому как сам он из этого положения выйти, кажется, не мог.
   - Твою ж мать! - Повторил он, попытался ощупать правой рукой физиономию на предмет поиска бровей и ресниц, и обнаружив что у него от кисти до локтя тлеет рукав, озадаченно на него уставился. А после секундного замешательства и оценки ситуации, принялся его тушить, радостно заявив:
   - О бля! Так я еще не горел.
   Пока мы тушили Женьку, а я, давясь от смеха, описывал ему, как он выглядит без бровей, ресниц, волос на висках и от лба практически до самой макушки, бензин догорел, а покрышка опять не соизволила заняться....
   Мы уничтожили ее в следующий свой поджигательский поход, когда совсем рядом с нашим колодцем кто-то вывалил гору ДЕРЕВЯННЫХ ящиков из-под фруктов!!! Можно не продолжать, верно? Сухое дерево занимается гораздо лучше резины...
   Это была победа... Полная и безоговорочная. От покрышки не осталось даже традиционных медных ободков... Впрочем, может они и остались, но под слоем пепла от огромного количества накиданных в огонь ящиков их было совершенно не заметно... Эпопея была завершена!
   Ту покрышку мы вспоминаем до сих пор. Достойный был протвиник...
  
   10. Как мы жгли. Часть 4. "Дух огня".
  
   Дважды в своей жизни я видел то, что впоследствии называл духом огня. Страшная это херня, скажу я вам... Но красивая! Красивее духа огня - только самолеты, да и то не все.
   Но обо всем по порядку.
   Дело было в тот день, когда мы впервые пошли взрывать коктейли Молотова. Пожалуй, это был самый насыщенный поджигательский день в моей жизни. Сначала едва не сгорел я. Потом подгорел Женька, и наконец это...
   В общем, как я уже писал, шли мы взрывать коктейли Молотова в недостроенные (на тот момент) коттеджи далеко за "Снегирями". Коттеджи были сугубо бетонные, их начали строить, но позабросили, поэтому гореть там было абсолютно нечему.
   И вот пришли мы в один такой коттедж, выбрали место куда будем швырять коктейли, а делать это предполагалось с небольшого возвышения, примерно метра полтора - там в будущем предполагалась лестница, ведущая из гаража в жилую часть дома, и принялись готовить коктейли. И наготовили 4 штуки...
   Уже потом, когда оставшиеся три мы швыряли прямо в огонь, я задумался о том, на кой же хрен мы в каждый из них фитилек-то устаканивали... Но не суть.
   В общем, подпалили мы первый коктейль, и мне, как едва не угробившему нас обоих около часа назад, было доверено рвануть и этот... И я, широко, от души размахнувшись, швырнул бутылку об стену преддверья гаража.
   Пространство там небольшое, примерно два на два метра. Этакая прихожая, из которой ведут 4 двери. Три - в разные части дома, а четвертая - в гараж. Полыхнуло... Красиво полыхнуло, от души, прямо как тогда у меня. На лестничной клетке, когда я свой первый в жизни коктейль испытывал...
   Мы переглянулись, довольно ухмыльнулись, и теперь уже Женька швырнул в огонь вторую бутылку. Оставшиеся две мы кинули синхронно!
   В прихожей словно разверзлись врата преисподней. Огонь гудел и бесновался, перепрыгивая с одной залитой бензином стены на другую. Нас, стоявших метрах в трех от него стало вполне так себе ощутимо припекать...
   Два литра бензина - это, скажу я вам, не пол литра спирта. Этого вполне достаточно, чтобы от попавшего в такой ад человека остались только обгорелые кости... Да тут еще место такое, четыре двери, каждая из которых выходит либо на улицу, либо в помещение с окном, само собой ничем не застекленным. В общем, пламени было чем питаться, и чем дышать, поэтому ревело оно вовсю...
   И вот тут то и случилось ЭТО...
   Задувавшие со всех четырех дверей ветра закрутили бушующее пламя в смерч!
   Сказать, что я охренел, значило бы ничего не сказать. Это было невероятно красиво, завораживающе и притягательно! Огненный смерч! Воронка пламени, метра так 2,5 - 3 в высоту и около метра в диаметре. Воронка, жадно лижущая бетонные стены в поисках того, что бы еще сожрать, и своей широкой частью подпирающая потолок, будто бы пытающаяся раздвинуть его своды и устремиться ввысь!
   Это продолжалось всего ничего, секунд двадцать, не больше, но для меня они растянулись в несколько минут. До сих пор легко вызываю в памяти этот смерч, танцующий столб пламени...
   А затем все закончилось... Но напоследок смерч шагнул к нам!
   Когда на тебя движется трехметровая воронка гудящего пламени, мозг в панике прячется куда-то в задницу. Он отказывается признать, что такое бывает, поэтому логические доводы вдруг перестают действовать. Не думаешь о том, что между тобой и огнем - метра три. Что эти три метра - чистый бетон, не политый бензином, на котором нечему гореть... Просто видишь, что на тебя идет воплощение мощи. Хищник, которому ты - на один зубок, против которого все, что ты можешь и умеешь - словно комариный укус.
   После того случая я лучше стал понимать людей, у которых есть какие-то фобии. Фобии - иррациональны по определению, страх не слышит голоса разума... Больной аэрофобией никогда не прислушается к статистике, которая четко доказывает что самолет - самый безопасный вид транспорта, он просто не услышит ее... Вот и мне, если бы за ту секунду, которая ушла у смерча на то, чтобы качнуться в мою сторону, кто-то успел рассказать что огонь по бетону не ходит - я не услышал бы. Потому что я отчетливо видел, что ЭТО идет ко мне...
   Видел, и успел сделать шаг назад, а в следующую секунду смерч исчез, снова превратившись в гудящую, но слабеющую с каждой секундой стену огня.
   Дух огня ушел...
   Как же я жалел, что у меня тогда не было с собой фотоаппарата! Мы еще не раз ходили на коттеджи, кидались коктеялями молотова в то же самое место, каждый раз держа мыльницу на готове... Но повторить такое специально не смогли. Наверное хитрожопый дух огня просто не хотел светиться на пленке.
   Прошло года четыре, а может и все шесть, и вновь абсолютно случайно мы вызвали духа огня...
   Традиционно по весне мы пускали палы. Сразу же за чертой города начинались поля, и мы, едва выйдя к ним, тут же поджигали траву. В тот день я был с фотоаппаратом, но... Толку-то...
   Как всегда мы шли по трубам. Увидев место, где должно бы хорошо гореть, с спрыгнул с них, поджег в двух местах, и снова забрался наверх, дабы лицезреть пожар во всей красе. Даже фотоаппарат достал - вдруг смогу увидеть что-то интересное?
   Сначала ничего особо интересного и не происходило, хотя, конечно, было забавно наблюдать два сходящихся фронта огня... Но не сказать чтобы это было прямо таки пламя... И не такое поджигали! Затем я перевел взгляд левее - там огонь добрался до высокой травы, и заполыхал уже вовсю...
   Два сходящихся фронта огня смотрелись вполне колоритно, но опять же, и не такое видели...
   И в этот момент налетел ветер! Там, где огонь секунду назад лениво лизал пришедшуюся не по вкусу траву, теперь бушевала стена пламени, высотой этак в мой рост. Два фронта сошлись, и... И черт его знает, что могло вызвать такое явление, в чистом поле то стен и сквозняков не было... Но, в общем, посреди поля вновь вырос уже знакомый мне смерч, только раза так в полтора больше встреченного мной в коттедже.
   Словно сам Кулла, злой ветер из славянских мифов, огненный смерч постоял несколько секунд на одном месте, будто бы осматриваясь, а затем рассыпался! Именно рассыпался, как рассыпается на боевые единицы только что действовавшая как единое целое группа спецназовцев.
   Рассыпался, и пошел на все четыре стороны, за секунду глотая по паре метров заросшей травой земли...
   Матеря себя на все лады, проклиная тот день, когда я родился на свет, и все дни моей бездарной жизни, я выхватил фотоаппарат в тот момент, когда все уже закончилось. Ветер стих, и огонь уже не полыхал, а вновь не спеша поглощал траву...
   И только здоровенная выжженая проплешина косвенно свидетельствовала о происшедшем...
   А спустя еще минуту приехали, мать ихнюю, пожарные!!!
   Точнее нет, не ихнюю, пожарные то молодцы, работу работают! А вот тому мудаку, который их вызывает на безобидные палы, я бы сказал что я о нем думаю... И пожарным фигней страдать приходится, и нам весь кайф обломал...
   С тех пор я с Духом Огня больше не встречался... Если вдруг увидитесь - передавайте от меня привет. Скажите, что Кудряшов из Новосибирска благодарит его за две дарованные ему встречи, и благодаря им до сих пор где-то в глубине души верит в чудеса. В то, что огненные смерчи - это не просто завихрения воздуха. Что это было кратковременное пришествие чего-то могущественного, чего-то не из этого мира...
   Может быть тогда он сжалится надо мной, и еще хотя бы раз явится мне? Впрочем, в гости я бы его не позвал... Это уж увольте!
   P.S. Спустя три дня сын жены моего двоюродного брата, работавший в то время на стройке на "Снегирях", рассказывал нам с Женькой: "В субботу на полях такой офигенный пал кто-то пустил! Так горело охренитительно!" Мы, пироманы, приносим людям радость! Помните об этом!
  
   11. О взаимопонимании. Порою - таком простом...
  
   Шли мы как-то с Женькой на очередной поджог. Шли по трубам, таща с собой сумку бензина. Красота... По правую руку - озеро, по левую - рощица ив, густая такая, в ней часто на пикники народ заседал.
   И вот идем мы мимо этой рощицы, и слышим в ней треск - кто-то лезет через заросли. А потом оттуда, из ив, раздается громкий такой женский голос, который отчетливо затягивает:
   - Ели мясо мужики....
   - Пивом запивали! - гаркнул я в ответ.
   - О чем конюх говорил, они не понимали! - проорали мы уже хором, я, и девушка в ивах.
   Женька покосился на меня характерным таким прищуром которым обычно смотрят на сумасшедших... "Это что щас такое было?" - явственно читалось в его взгляде.
   - Панки - хой! - донеслось из ивовой рощи!
   - Хой! - крикнул я в ответ.
   Ивовая рощица осталась позади, мы шли дальше...
   - Ты что, знаешь эту бабу? - спросил, наконец, Женька.
   - Ага, - чтоб не вдаваться в подробности, ибо порой проще переспать, чем объяснить, почему не хочется, ответил я, - Наш человек.
   - А, ну тогда понятно...
   Объяснять ему про родство душ как-то совершенно не хотелось....
  
   12. "УАЗики" в моей жизни.
  
   Было мне лет 15, и катался я по нашей родной области автостопом. Много катался. Зачастую - бесцельно, просто любил ездить, смотреть на мир. Иногда - завозил письмо подруге по переписке из далекой деревни. Иногда... Иногда за молоком парным ехал. Даже не иногда, а часто.
   Наиболее часто я куковал на обочине так называемой "Пьяной дороги". Дорога с таким названием есть, наверняка, в любом городе. У нас их как минимум три... Одна даже на карту нанесена под таким названием. У остальных эти названия народные... Почему пьяная? Да потому что зигзагами! Узкая, без фонарей, с поворотами под 90, с парой невысоких, но все же обрывов (с одного пьяные идиоты регулярно улетали в озеро), и на каждом повороте - мощные кусты, так что, что там за поворотом - хрен ты увидишь.
   А в те годы, года этак 97-98, наша Пьяная дорога была не только пьяная, но и в дрова раздолбанная!
   Почему меня чаще всего туда заносило? Она просто неподалеку от "Снегирей" моих родных начиналась. Я на нее выходил, машину ловил, ехал до Мочищенского шоссе, а там уж - все дороги открыты!
   И вот однажды, стою я, значит, на обочине пьяной дороги, и ловлю машину. Дождь. Мерзкий. Моросящий. Осень. Слякоть. Улица. Фонарь. Аптека... Увлекся...
   И вот передо мной со скрипом, и как-то очень уж резко останавливается УАЗик. Обычный такой, тентованный. "Патриоты" тогда еще только-только делать начали... Давно это было! Эх, ностальгия! Еще завод "Москвич" существовал, и "Святогоров" и "Князей Владимиров" выпускать пытался. Помните такие машины?
   Опять увлекся... Ностальгировать я могу долго, только пива мне поставьте... А помните пиво "Ред Бул"? А портвейн "777"?
   Ну вот опять...
   В общем, останавливается передо мной УАЗик. Открывается у него задняя дверь, и прежде чем я успеваю спросить привычное: "Подбросите до города бесплатно, а?", слышу: "Садись!"
   Странность ситуации в том, что на заднем сидень УАЗика уже расположились трое. Переднее пассажирское тоже занято.
   - Куда? - спрашиваю я.
   - Да мы подвинемся! - хором рычат трое мужиков, обдавая меня тройным перегаром.
   - Один хрен тормоза не работают! - гаркает водитель.
   Трое двигаются. Дождь. Слякоть. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти, верно? Я втискиваюсь... В 97-98 годах жопа у меня была гораздо меньше, чем сейчас, хотя бы в силу того, что было мне тогда 14-15 лет.
   - Поехали! - говорит водитель, и... отпускает ручник! Твою-то ж мать... Тормозов то и в самом деле нет! Он тормозил ручником!
   Мы проезжаем пару "пьяных" поворотов, на каждом сбрасывая скорость при помощи ручника. Водитель пьян, поэтому, хвала Аллаху, едет по принципу "Когда выпьешь - надо ехать ОСТОРОЖНО!" И тут за очередным поворотом показывается голосующий мужик, и мы резко (а как еще тормозить ручником) останавливаемся.
   - Открой дверь! - кричит мне водитель, и охреневший я дергаю ручку.
   - Садись! - гаркают сидящие рядом со мной трое.
   - Куда? - удивленно вопрошаем мы с мужиком одновременно.
   - Да мы подвинемся! - в один голос ревут трое моих соседей по сиденью.
   - Один хрен тормоза не работают! - привычно орет водитель.
   Раньше, чем меня запихнут еще глубже в салон этого злополучного УАЗика, я выпрыгиваю из машины с воплем "Мне тут, недалеко", и старательно отмахиваясь от "Да не ссы, садись, доедем! Место еще есть", с вежливыми извинениями все же остаюсь на обочине. Голосовавший мужик занимает мое место. Машины трогается...
   Спустя минут 10, летя по пьяной дороге на переднем сиденье уютного и теплого "Ниссана", я оглядывал дорогу и окрестные деревья в поисках разбитого в хлам УАЗика. Но нет, не соврал водитель, говоря "Доедем". По крайней мере Пьяную дорогу они миновали...
  
   Другой порадовавший меня УАЗик был старше. Много старше. С таким, помните, округлым, а не прямоугольным капотом...
   Стою я все там же, на Пьяной дороге, ловлю машину. Мимо меня проносится красивая, навороченная "Тойота", и показав мне "фак" улетает прочь. "Скотина", думаю я, и стою, голосую дальше. Проходит примерно пять минут...
   Запомните эти слова: "пять минут", и "пролетает мимо меня". Они ключевые в этой истории!
   Проходит примерно пять минут, и меня подбирает вышеупомянутый, старый, но бойкий "УАЗик".
   - В город?
   - В город!
   - Запрыгивай!
   И он рванул! Бог ты мой, как мы неслись! Как самолет по ВПП. С ревом, рыком, скрипом тормозов, под 120 на старом "УАЗе", по жутким поворотам разбитой в дрибодан пьяной дороги!
   И вот уже в самом конце дороги, примерно километров через пять после того, как меня подобрали, мы догоняем нахальную "Тойоту". При чем догоняем в очень интересно месте...
   Дорога узкая, на две машины. Справа озеро. Слева - уходящий вверх градусов под 45 склон. На правой стороне дороги - яма.
   Нет, не просто яма. Их обычно называю "Ох%енная яма". А у этой конкретной ямы было даже свое имя. Часто проезжающие по пьяной дороге водители так ее и звали: "ХУЯМА"! Полетишь по ней на скорости - мост отвалится, к гадалке не ходи.
   Так вот, "Тойота" на приличной скорости объезжает хуяму по левой полосе. Мой водитель бодрым возгласом: "О бля! Хуясе! Хуяма!" объезжает "Тойоту", объезжающую хуяму по встречке, по заросшему травой склону!
   Вы видели "Особо опасен"? Помните сцену, в которой главный герой убивает едущего на бронированной машине мужика, выстрелив ему в люк, перекувыркнув машину через его машину? Объясняю ломано, но кто видел - поймут.
   Увидев эту сцену я сразу вспомнил ту сумасшедшую поездку... В боковое стекло я видел люк "Тойоты", и абсолютно охреневшие глаза ее водителя, смотревшего на меня снизу вверх, в люк!
   Я уж молчу о том, что впереди был очередной 90-градусный поворот, заросший кустарником, который мы проходили по встречке, понятия не имея, едет нам что-нибудь навстречу, или нет...
   Но, как вы понимаете, раз вы читаете эти строчки, значит в той поездке я выжил...
   А было интересно...
  
   13. Как мы жгли. Часть 5. "Не жгите лужи".
  
   Впрочем, не воспринимайте настолько всерьез мое категоричное утверждение в заголовке. Лужи жечь можно, но делать это нужно аккуратно, а не так как мы, два ебалая...
   Дело было все в том же коттедже, где мы довольно успешно вызывали Духа Огня. Позже, а вот намного ли - не помню, да и не суть важно.
   Напоминаю декорации. Бетонный каркас двухэтажного коттеджа. Гореть нечему. Рам и стекол нет, только проемы окон и дверей. Крыши нет, так что второй этаж куда мы в этот раз и залезли, не слабо залит водой. Смачная лужа на весь этаж. Не глубокая, нет - от силы пара сантиметров, даже ног не промочишь. Просто тонкий слой воды, зато на весь этаж...
   В очередной раз мы кидались коктейлями Молотова вниз, на первый этаж, безуспешно пытаясь вызвать Духа Огня. И тут я предложил:
   - А давай лужу подожгем?
   - Как? - спросил Женька, и судя по его охреневшей физиономии, он был весьма удивлен.
   - Молча! Бензин в нее выльем. И подожгем!
   - Так он же растворится!
   Надо бы уточнить, что братец мой закончил 9 классов средней школы, да и те с трудом. Однажды выяснилось, что он искренне верит что кровь вырабатывается сердцем, и что "made" читается как "маде", ибо так ведь написано!
   - Он же легче воды, и маслянистый! - возразил я.
   - Но ведь спирт если в воду налить, он растворяется!
   Я не стал спорить, а просто взял полторашку бензина и стал лить ее в лужу.
   - МУДАК!!! - взвыл Женька, честно укравший этот бензин на работе и притащивший его ко мне на своем горбу!
   Я предостерегающе поднял руку, и продолжил лить бензин, решив, что мы распрощаемся с полутора литрами, зато я наглядно покажу брату, что бензин в воде не растворяется, а очень даже эффектно горит на ее поверхности! Ключевое слово - эффектно, а значит нужно много бензина!
   - Ты это, на сухое встань, - сказал я, отступая в угол, где не было воды, и доставая из кармана спички.
   - Да не загорится! - злобно проворчал Женька, - И как только ты в этом убедишься, ты осознаешь что попал на полтора литра бензина!
   - Не загорится - отдам тебе три, - отмахнулся я, но выгонять брата из воды не стал. Учить дурака, так учить... И чиркнул спичкой.
   И ни хрена!
   То есть, пшик, конечно, был. Спичка упала в лужу и потухла.
   - Мудак! - довольно проворчал Женька.
   - Пшик! - сказала вторя спичка.
   Тут уж я задумался о скорости испарения бензина с поверхности, и понимая что, кажется, попал на три литра бензина, и на женькино ворчание до самого дома, кинул спичку в третий раз.
   Вы видели в кино, как огонек бежит по ручейку бензина? Как правило, для пущей эффектности, это показывают в замедленном режиме! На практике скорость распространения огня по бензину или прочим хорошо горючим жидкостям - около 3 метров в секунду.
   Размер зала второго этажа подожженного нами коттеджа составлял примерно 6*4. Весь в огне он был примерно через секунду - полторы.
   Все пространство вокруг затянуло едким черным дымом уже через две секунды, и сквозь гул пламени я отчетливо слышал сливающееся в одно слово зычное женькино АХТЫЖЕБАНЫЙТЫНАХУЙ.
   Не могу сказать, что это был ад. Что это была чудовищная стена пламени и все такое прочее... Огонь был в высоту мне чуть выше колена, и он не ревел, заставляя цепенеть на месте, как он любит, а лишь зычно гудел. Но зато горел ВЕСЬ этаж! По всей площади, от моего угла, до двери на лестницу, от которой я был начисто отрезан.
   И волны огня колыхались у самых моих ног, сантиметрах в десяти, очень ощутимо меня припекая!
   Женька, вдруг обнаружив себя посреди моря пламени, как сайгак умчался в дальний угол комнаты, опять же, достаточно далеко от двери, видимо в первый момент не сообразив, что дело плохо, и что бежать нужно как можно дальше.
   Штаны на мне бодро задымились... Ситуация начинала напоминать пиздец.
   Мне доводилось шагать через двухметровые стены пламени, когда мы с Женькой удачно пустили пал по высокой сухой траве в аккурат вокруг себя (о чем я еще расскажу). Это как через костер прыгать, даже не обжигаешься. Секунда потока горячего воздуха, и все, только штаны потом потушить.... А бежать несколько метров по колеблющемуся морю огня - это совсем другое. Сгореть бы не сгорел, но досталось бы мне прилично... Так что про дверь пришлось забыть.
   Оставалось окно, оно от меня было сравнительно недалеко...
   Ползком, вдоль стеночки, хлопая по горящим штанам, кашляя от удушливого дыма, и вуаля, я стою в оконном проеме, мордой наружу (УРА, Я СНОВА ДЫШУ), жопой вовнутрь (в двух местах штаны на ней, родимой, прожег).
   Припекает... Каково там Женьке - вообще стараюсь не думать. У него-то и окна рядом нет. Начинаю задумываться о том, чтобы сигануть из окна вниз...
   Однако внизу бетонные херни, стальная хреномать, и острый деревянный сифилис... Одним словом, типичная картина под окном заброшенной стройки. Прыгать как-то резко расхотелось...
   - Брат! - ору я в затянутую дымом комнату, - Ты там как?
   Его ответа привести не берусь, ибо от него даже зеленые помидоры покраснели бы. Но суть сводилась к тому, что если он щас сгорит тут заживо, то до гроба моей жизни будет являться ко мне ночью и греметь у меня под ухом цепями, потому что во всем виноват я, а также моя мама, и мой папа, из-за которых, собственно, такой ебалай как я и появился!
   В тот момент, когда я совсем уж было решил, что лучше переломаться, чем сгореть, огонь начал спадать. Полутора литров бензина, равномерно разлитых по площади около 15 квадратных метров, хватило менее чем на две минуты.
   Но блин, какие это были менее чем две минуты!
   Шлепая по дымящейся луже у моего окна появился дымящийся черномордый Женька, который сначала высунулся в окно, и глубоко вдохнул свежий воздух, а потом повернулся ко мне и сказал:
   - Ты мне новые штаны должен!
   Ему, как впрочем и всегда, досталось значительно сильнее чем мне. Если я прожег свои и без того не раз горевшие штаны местах в пяти, то он не ограничился и десятью пропалинами.
   - И шнурки! - добавил он, посмотрев на свои ботинки. Один шнурок сгорел примерно наполовину...
   Хорошо, неподалеку была колонка... Идти по городу с закопченными, черными харями, почему-то совсем не хотелось.
  
   14. О принесении в жертву будущей жены.
  
   Все люди - они как люди. Всем иногда встречается жутковатая бабка с косой, мне же на днях встретилась старушка с триммером-газонокосилкой.
   Все люди в медовый месяц едут куда-нибудь отдыхать. Мы же провели его в виртуальности, играя в "WarCraft".
   Все люди первую брачную ночь проводят в объятиях друг друга. Мы же кидались с балкона гандонами с водой...
   Надо ли говорить, что и познакомились мы далеко не так, как все нормальные люди?
   Дело было в далеком 1997-м году. Президентом еще был Ельцин, страна пребывала в глубокой жопе, из которой она, в принципе, так и не вышла. Мир ждал предсказанного Нострадамусом конца света в 1999-м, на каждом углу продавались аудиокассета, а у самых богатых только-только начали появляться компьютеры, которыми никто толком не умел пользоваться.
   В те годы, в отсутствие "Вконтакте", чатов, и даже банальной электронной почты, невероятную популярность приобрели так называемые "газетные тусовки". Тот же чат, но в газете. Целый разворот газеты, выделенный под бесплатные объявления читателей! Отсылаешь объявление, терпеливо ждешь, и вуаля, через неделю все тусовщики узнают о том, что же ты хотел сказать миру.
   Слова "ник" тогда не было. У всех были псевдонимы, впоследствии сокращенные до "псевдо".... А самой популярной тусовкой Новосибирска был "Пятый угол" в газете "Комок". Это сейчас "Комок" - какая-то хреномать, которую никто не читает. Тогда "Комок" был самой читаемой газетой Новосибирска и Красноярска. Он был тем местом, откуда все мы узнавали сплетни, новости, и газетные утки... Интернета то не было...
   Меня там звали Большой Крайт... Не сказать, чтобы я был популярной личностью, скорее наоборот, мало кто замечал мое существование. Владеть словом я только-только учился, был замкнутым и малообщительным пареньком 14 лет от роду... Но не о том речь...
   Речь о том, что для того, чтобы мы со Светой встретились, должны были сойтись в одной точке две сюжетные линии. Первая - комковская тусовка. Света, которой тогда было только 12, тоже писала туда. Правда не одна. Под псевдонимом Сестрички выходили объявления от нее, и от ее соседки/лучшей подруги Наташки.
   Забегая вперед скажу, что благодаря "Пятому углу" в мою жизнь прочно вошла не только любимая жена, но и хорошая подруга, великолепный собутыльник, продвинутый киноман и один из лучших партнеров по "Манчкину"...
   Но "Пятый угол", в котором независимо друг от друга жили Большой Крайт и Сестрички - это только одна сюжетная линия. Была и вторая, не менее важная.
   Второй сюжетной линией была Мертвая Заводь...
   В детстве было у меня два закадычных друга, с которыми мы образовывали троицу ебалаев, известную как БТР. Баран, Толстый, Рыжий... Рыжего звали Олег. Я тогда был далеко не таким откормленным как сейчас... Методом исключения вы легко можете узнать мою детскую кличку...
   Когда втроем, когда вдвоем, а когда и от нечего делать в одиночку, мы шлялись по окрестностям "Снегирей", за которыми, собственно, Новосибирск и заканчивался. Жгли поля, ловили плотву на окресных озерах, мечтали о бабах, курили в рукав и тайком от родителей покупали свои первые в жизни чекушки водки.
   Эх, как я однажды танцевал танго с березой... А как Рыжий эффектно планировал с ивового куста... Но это все отдельные истории, не буду отвлекаться.
   В одном из шатаний по окрестностям, километрах так в 8 от дома, мы с Толстым набрели на небольшое живописное озеро. Живописное, но жутковатое... В котловине в форме сердца, скрытое от посторонних глаз и ветров, оно даже в сильный ветер не покрывалось рябью. Так мы его и назвали, Мертвая Заводь...
   Как и почему мне пришла в голову идея разыграть гипнотический транс - хрен его знает. Просто решил проверить свои актерские способности и впечатлительность Толстого... Повторюсь, мне было всего 14. Толстому - 12, так что впечатлительности у него было с избытком. Театрально понизив голос и закрыв глаза я понес чушь так, как будто всю жизнь дорогу дальнюю да дом казенный предсказывал!
   В этом озере, оказывается, жило Таинственно Хрен Пойми Что, время от времени пожиравшее пришедшую на водопой скотину, приехавших помыть машину автолюбителей, да кошек из окрестных деревень.
   Видать актерские способности мои были на высоте, потому как Толстый на весь транс повелся по полной программе, и убегали мы с озера на всех парах...
   Раз шутка пошла - значит нужно ее продолжать. Мы ввели в курс дела Рыжего, которого тоже перепугали не на шутку, и я предложил пройтись по библиотекам, поискать информацию о нашем озерном друге в литературе. Я, как самый взрослый, и записанный в большее количество библиотек, чем два моих друга раздолбая, вызвался совершить сей информационный подвиг.
   Само-собой, после долгих блужданий по библиотекам, я нашел много интересного, чем тут же поделился с друзьями. Не помню, как по моей версии звали сие существо древние Славяне, но они были хорошо знакомы с ним, и чтобы задобрить Хозяина Озера - ему полагалось принести в символическую жертву двух девочек не старше 12 лет.
   Черт его знает, как родился это бред в моей голове... Почему не старше 12? Почему двух? Но факт остается фактом. Чтобы Хозяин Озера признал тебя своим, ты должен быть в числе тех, кто совершит обряд. Суть обряда - в сожжении на костре деревянного креста с деревянными фигурками этих самых девочек. При чем фигурки должны быть выполнены достаточно качественно, чтобы угадывались черты лица, ну а девочки - присутствовать на обряде, не проронив за его время ни слова.
   Почесав в затылке Рыжий сказал, что ну его на хрен, это озеро... Просто ходить туда не будем, и все.
   Подумав, Толстый сказал что теоретически мог бы подбить на подобную авантюру пару одноклассниц.
   И тут в моей голове щелкнуло (опять же, хрен знает, почему), и две сюжетные линии сошлись! "Пацаны, мы в "Комке" парой слов с двумя девченками перекидывались. Сестрички зовут... Веселые девчонки... Думаю, согласятся на такую авантюру. Надо только осторожно..."
   Так это и случилось. В "Комке" вышло мое объявление с текстом: "Сестрички, напишите мне, срочно" - имелось в виду на почту.
   Почта тех времен - отдельная статья, электронной то еще не было, в почтовых ящиках в подъезде письма задерживались не более двух минут, а потому письма приходилось получать непосредственно на почте, до востребования. Так в адресе и указывалось: "Большому Крайту, 630129, Новосибирск-129, д/в п/п 50 97 005262"... Мля... До сих пор ведь помню номер своего первого паспорта, столько раз я его в графе "обратный адрес" выводил.
   Сестрички написали, с резонным вопросом "А чего такая срочность?" Я решил сразу не огорошивать их предложением принести их в жертву подводному чудовищу, а пока просто сказать что решил познакомиться...
   А спустя 9 лет мы со Светой поженились... Вот ведь оно как бывает...
   Шутка про подводное чудище забылась, а жена осталась. Вот...
  
   15. Как мы жгли. Часть 6. "Последний герой".
  
   Мы уже возвращались домой, после очередного поджога. Бензин кончился, ноги подустали, и поэтому когда впереди показалась опора ЛЭП, Женька предложил расположиться на ней, и малость курнуть...
   Дело было весной. Сухая трава так и манила поднести к ней зажигалку. А облюбованная нами опора ЛЭП как раз расположилась посреди островка весьма высокой прошлогодней травы.
   Пока Женька раскуривал сигаретку, я уже успел чиркнуть в нескольких местах зажигалкой. Огонь весело затрещал, благодаря меня за столь щедрое ему подношение (гореть было чему, и еще как...), и тут меня осенило!
   - Играем в "Последнего героя"? - спросил я.
   - Ы? - недоуменно спросил Женька, и я воспринял это как положительный ответ.
   Обежав ЛЭП кругом, я поджег траву по периметру, и с довольным видом уселся рядом с братом.
   - Это в твоем понимании называется покурить и передохнуть? - спросил тот, кивая на разгоравшееся вокруг нас пламя.
   - Это в моем понимании называется игрой в "Последнего героя". Кто последним отсюда уйдет - тот и есть герой.
   - А... Ну давай, - усмехнулся Женька.
   За нашей спиной огонь уже сомкнулся в единый фронт и не спеша расползался по сухой траве во все стороны, в том числе и к нам. Ветра практически не было, так что пламя, надо сказать, довольно высокое, в человеческий рост, расходилось не спеша, не отдавая предпочтения конкретному направлению.
   Впереди нас огонь пока еще оставлял пути отступления, не превратившись в сплошную стену.
   - Может пойдем? - проверил меня на слабину Женька.
   - Только после вас, сэр, - невозмутимо ответил я.
   Спустя пару минут мы сидели уже в сплошном кольце огня, не спеша приближавшемуся к нам.
   Женька нервно дымил сигаретой.
   Припекало.
   - Штаны греются, - теперь я забрасывал пробную удочку, проведя руками по теплым коленям, - У меня то шерстяные, а у тебя - синтетика. Твои первыми загорятся.
   - Не-а, - мои расплавятся, а вот твои - ярким пламенем вспыхнут, - возразил брат, выкидывая сигарету в наступавший огонь, - Шел бы ты, а то сгоришь ведь.
   Еще минута молчания.
   Уже не припекало. Уже поджаривало. Огонь танцевал от нас метрах в трех, и горел ярко, от души...
   Становилось труднее дышать - весь кислород пожирал огонь.
   - Дураки мы с тобой... - сказал Женька.
   - Ага, - кивнул я, прикидывая, насколько широка полоса огня, и не обожжемся ли мы в самом деле...
   - Может на ЛЭП залезем?
   - Ебалаи гриль! - сострил я, - Люди-гренки.
   Я на всю жизнь запомнил это ощущение тяжелого, практически лишенного кислорода воздуха. Мы как будто сидели под колоколом, из которого мощным насосом откачивали воздух... Стена огня надвигалась неотвратимо как пиздец. Со всех сторон вокруг нас стягивался неровный круг... Позади пламя наткнулось на траву под самой опорой, и обнаружив что она не так вкусна и высока - малость поутихло, но все равно припекало весьма прилично.
   А вот с фронта на нас шел настоящий вал, размеренно и неторопливо пожиравший все, что находил.
   Женька встал.
   - Ничья? - предложил он?
   - Матумба! - ответил я.
   - Черт! - Женька вновь сел, потирая раскаленные штаны одной рукой, и прикрывая лицо от жара другой.
   - Сдавайся! - предложил я!
   - Матумба! - отрезал он.
   Подумав, мы перебрались внутрь ЛЭП. Это правилам не противоречило, а припекало чуток поменьше.
   Дышать было нечем. Огонь гудел совсем рядом.
   - Хер с тобой! Сдаюсь! - рыкнул Женька, и развернулся к меньшей стене огня, чтобы бежать.
   - Стоять! - крикнул я, и попытался вдохнуть. Не получилось, - Уходить - как пришли. Туда! - и я указал вперед.
   - Ты первый!
   Ну нет уж, на такой дешевый развод я не попадусь.
   - Нет уж, я - последний герой. А ты - лузер. Ты первым и уйдешь.
   Женька попытался сказать что-то обидное, но видимо при виде надвигающейся стены пламени фантазия крепко очканула и спряталась в задницу, в результате чего он ограничился сдавленным: "Блять!" и с привычным боевым кличем "Пиздеееееец!" ринулся в огонь.
   Я, не долго думая, сиганул за ним. Прыгать через огонь, имея перед собой препятствие в виде металлической байды основания ЛЭП - занятие весьма интересное. Но проблематичное... Разбежаться, кстати, негде - позади тоже огонь.
   В общем, в силу вышеперечисленных обстоятельств сиганул я далеко не на полную длину... А наступавшая на меня полоса огня оказалась далеко не такой узкой, как мне бы хотелось. Позади пламя, конечно, было далеко не таким высоким, но оно все же было, и было довольно горячим.
   Наверное, со стороны я был похож на терминатора. Ну, если бы мое позорное бегство с дымящимися штанами заснять, и в замедленной съемке пустить... Эффектно бы было. Этакий рыцарь без страха и упрека, выходящий из стены пламени размашистым шагом.
   Но на практике я, естественно, не выходил, а бежал, разрываясь между желанием прикрыть от жара лицо, и сбить пламя со штанов.
   Кстати, победил я не только в "Последнем герое", но и в другой, не менее увлекательной игре, кто быстрее себя потушит. Мои штаны, как и Женьку и предупреждал, пострадали меньше.
  
   16. Как мы жгли. Часть 7. "Курение убивает".
  
   Когда мы с Женькой открыли для себя "Коктейли Молотова" - это было счастье. Мы осознали, что с помощью бензина можно подпалить абсолютно все, что угодно, включая собственные части тела, и в результате долгие танцы с бубном вокруг не желающей разгораться покрышки отошли в прошлое. Немного веток, грамм 200 бензина, и вуаля, все полыхает ярким пламенем... Года два или три мы ходили на каждый поджог с бензином, и поджоги всегда удавались.
   Женька мой работал водителем, бензина у него было хоть залейся, и еженедельно он сливал литров по 15-20, чтобы часть продать, а часть оставить на поджоги. Но однажды халява кончилась. Женька уволился!
   И однажды мы обнаружили, что все запасы подъедены, и поджигать нам больше нечего! То виноват? Что делать? Как жить дальше?
   Вооружившись двумя пятилитровыми канистрами, мы побрели на заправочную станцию. Хвала Аллаху, что на дворе тогда стоял год этак 2003-ий, и помимо крупных сетей заправок, еще существовали стихийные точки, оставшиеся от 90-х годов, когда бизнес пытались делать все и на всех. Потому что, если кто не знает, на заправочных станциях не имеют права отпустить вам бензин в канистру. На худой конец, кажется, все же могут отлить в металлическую... Ну а в пластиковую - ни-ни...
   Ткнувшись в одну заправку и получив твердое "Идите на...", ткнувшись во вторую, и услышав там "Пошли в..." мы направились к маленькой заправке из двух колонок и будки кассира, где, о чудо, нам все же не отказали!
   Женьку я оставил наедине с канистрами, а сам отправился к окошку кассира. Протянул деньги, сказал "Два раза по пять литров", и просемафорил Женьке, что пистолет можно бы уже в канистру и опустить...
   Кассир дал напор!
   Автолюбители наверняка знают, какой могучий напор у заправочного пистолета. И наверняка вам не придет в голову направлять эту могучую струю горючей жидкости в маленькие, не глубокие емкости. Я-то банально таких тонкостей не знал, а вот Женька, который пол жизни провел за рулем, то ли знал, но забыл, то ли просто был ебалаем... Скорее всего второе.
   Мощная струя бензина со всей дури ударилась в дно канистры, и, отрикошетив от него, хлестанула обратно, через горлышко! Точно в женькину физиономию. Пока он отплевывался - канистра уже была полна, и пора было подставлять следующую... На второй канистре история повторилась с точностью до мелочей, с той лишь разницей, что наученный горьким опытом Женька попытался держать пистолет на вытянутой руке от себя, и таким образом добрые пол литра бензина прилетели ему не на голову, а на мгновенно впитавший их пуховик...
   Ну да ладно, вместо 10 литров мы имели примерно 9, и были счастливы уже и этим. Не спеша мы направились в сторону "Спртака", где обычно находили несанкционированные свалки и выброшенные с шиномонтажек горы покрышек, но не успели пройти и ста метров, как Женька протянул мне свою канистру, и заявил: "Курить хочу!"
   - Ты охренел? - спросил я, - Ты ж весь в бензине.
   - Не могу больше! Курить хочу! Вроде бы уже все выветрилось... Ты канистры возьми, и отойди подальше, чтоб если что - канистры мной не подпалить.
   Вот тут я возгордился своим двоюродным братом! Каков герой, а? Понимает, что сейчас может весь вспыхнуть, потому как бензином его окатило вельми капитально, но даже в такой момент думает только о сохранности наших двух канистр, заготовленных на поджог! Мега чувак! Хоть и ебалай...
   - Иду на подвиг! - сказал Женька, зажмурился, и чиркнул спичкой.
   И ничего не произошло! Ну, т.е. спичка то загорелась, и сигарету он выкурил абсолютно спокойно, и мы пошли дальше...
   Вот такая вот история... А вы какого финала ожидали?
  
   17. О нудистах, волнах и бабах.
  
   Я - нудист!
   Не сказать, чтоб увлеченный, чтоб активно пропагандирующий свои взгляды - типа ходить голым круто, а все кто ходит одетым - унылое говно и ни хрена не понимают в жизни. У меня и взглядов то как таковых нет... Просто я считаю, что а) в наготе нет ничего, чего следует стесняться, и б) что нагим купать гораздо приятнее.
   Было мне лет этак 17 от силы, и решил я поехать на наш нудистский пляж, ибо как то не особо верилось что он все же реально существует, и просто никогда я еще не купался голым. Одному ехать было западло, а все приглашаемые девушки почему-то стеснялись и обзывали меня нахалом, а потому я подбил на эту авантюру своего двоюродного брата, уже знакомого вам по предыдущим заметкам. Неоднократно горевшего обладателя уникального IQ равного нулю, ленивого как сам пиздец. Почему пиздец ленив? Да просто потому, что наступать не торопится, а я его так жду...
   В общем, уговорить Женьку поехать через весь город, на Обское море, хрен знает куда, не имея гарантий что нудистский пляж вообще существует - было делом не простым. Повторюсь, мне было 17 лет, шел примерно 99-ый год или около того. ДубльГИСа нет, интернета нет, гугль-мэпс еще кажется вообще функционировать не начали. Да о чем я! Компа - и то нет! Едем наугад...
   Но перспектива наблюдать десятки голых женщин моего сексуально озабоченного братца впечатлила и увлекла. И мы поехали.
   Друзья, видели ли вы электричку на Бердск, в разгар лета, в выходной, примерно в середине дня? Видели, но побоялись сесть? Я вас прекрасно понимаю! Мест не было не только в вагонах, мест не было даже в тамбуре, в результате чего мы с Женькой стояли в переходе, держа дверь каждый со своей стороны, чтобы к нам в переход не вломилось полтора десятка человек, и не размазали нас по стенам!
   Однако когда контролеры приблизились на расстояние крика "Шухер", дверь удержать не удалось!
   Друзья, видели ли вы когда-нибудь около сотни человек разного возраста, пола и социального статуса, в едином порыве драпающих от контроллеров? Нет? Тогда вы не знаете, что такое бердская электричка...
   Апофигеем всей этой поездки стала удивленная донельзя тетка на перроне, мимо которой пробежало стадо людей, ломящееся в уже пройденный контроллерами вагон! "Куда это они все?" - поинтересовалась она у своей спутницы. "Съ2,71бываемся!" - крикнул ей пробегавший в этот момент мимо Женька, отчаянно пытающийся бежать наравне со всеми, и не потерять при этом шлепанцы, ибо другую обувь летом он не признавал...
   И вот она вожделенная станция Обское море! Толпа людей, валом прущая на пляж... И мы, не спеша (потому что Женька потерял таки шлепанец и шоркнул босой ногой по наждачкоподобному асфальту) шествующие мимо этого самого пляжа, в ту сторону, где, по слухам, обитают нудисты!
   Как много нового о себе я узнал в тот день... Женька патологически ленив, а потому, задолбавшись ехать стоя в электричке, и обнаружив, что ему предстоит еще идти, да не просто идти, а идти, идти и идти, стал проклинать день, в который он родился, а заодно и тот день, в который родился я...
   Хвала Аллаху, день был ветренный, и наше жаркое (да, друзья, вы ведь помните, что в 99-м и еще примерно семи последующих годах лето у нас было, и не просто было, а было жарким и палящим) сибирское солнце не впечатывало в песок (закон Лебедева о световом давлении все помнят, не так ли?), а просто припекало. Поэтому мы шли, а не ползли, но все равно подустали порядком, и больше всего на свете хотели искупаться. Но плавок с собой мы не взяли, а потому купаться на общем пляже было как-то не комильфо... Нам то по фигу, особенно мне. За ящик коньяка я голым и в автобусе проеду, а за два - сделаю это даже зимой... Делов то, штрафанут за нарушение общественного порядка...
   И вот, отойдя достаточно далеко от основного пляжа, мы миновали небольшие заросли кустарника, и перед нами открылся нудистский пляж во всем своем великолепии. Человек 20 разного пола и возраста сновали кто голым совсем, а кто голым лишь частично, купаясь, загорая, и просто хаотично перемещаясь по каким-то своим делам.
   Повторюсь, день был ветреным, и довольно сильно ветреным. А потому наше обычно спокойное Обское море довольно таки ощутимо штормило, и на берег выкатывались не слабые такие по сибирским меркам волны. Метровые - как минимум, а может чуть больше. И я, никогда не видевший настоящего моря (да, я до сих пор его не видел! И да, я знаю, что на том свете только и говорят что о море! Не травите мне душу, в общем, когда будете писать комментарии), был покорен этим разгулом стихии. Для меня, семнадцатилетнего пацана, никогда не ощущавшего волн прибоя, и уж тем более никогда не видевшего настоящего шторма, это были Волны! Волны с большой буквы, в которые неимоверно хотелось нырнуть.
   Разделся я секунд за двадцать, просто швырнув одежду на песок, и ломанувшись к воде. Какие к чертовой бабушке слова о нудизме, единении с природой и всем прочем... Когда тебя так манит вода, слова не нужны, ты и в самом деле сливаешься с природой, кидаешься к ней в объятия... И только-только я намеревался ломануться в воду, как обнаружил, что брат то мой так и стоит посередь пляжа одетый, и смотрит почему-то совершенно не на море.
   - Жень, - дернул я его за руку, - Ты чего завис! Пойдем купаться! Там волны офигенные!
   - Какие на хрен волны, - сквозь сжатые зубы прошипел тот, - Тут же БАБЫ! Голые! И столько...
   Махнув рукой на него я бросился объединяться с природой, и ее объятия были теплыми и приятными!
  
   18. Эх, молодость моя, буйная!
  
   Был я молод и дурен. Не в смысле дурен собой, хотя девчонкам я почем-то не особо нравился, а просто дурен. Ибо дурак был... А уж ежели трезвый - дурак, то пьяный - во сто крат хуже.
   А однажды в мае, лет этак в 15, мы с другом решили напиться! Впервые в жизни тщательно и вдумчиво напиться, выжрав в две хари 0,5 водки. Недели две мы оба экономили на обедах, на которые нам родители щедро давали денег в школу, и вот однажды, когда время пришло, мы купили вожделенной водки, какой-то закуси типа сосисок, ну и запивон класса "Паленый Дюшес".
   Пить решено было у него, ибо со школы мы свалили часов в 12, а его мама домой возвращалась часов в семь. Времени было с избытком. Мы все распланировали - что успеем протрезветь и все попрятать, и все будет ок, никто и не запалит нашу первую крутую взрослую пьянку...
   Однако вдвоем пить - это не комильфо. Это мы знали уже тогда, в свои пятнадцать. Нужен третий... Третьим стал мой друг детства известный читателям моих заметок по рассказам о поджогах, Мишка, по прозвищу Толстый. Ну, точнее, мог бы стать, ибо мы его пригласили, предложили скинуться, и выпить с нами, но он что-то то ли очканул (он был на два года младше нас, и, вероятно, еще не так стремился быть взрослым и крутым - а вы же помните, в чем в этом возрасте измеряется крутость), то ли деньги зажопил, и пить с нами не пошел...
   Ну не пошел и не пошел, хрен с ним, раз такое дело - и вдвоем выпьем, благо есть что! Однако дату нашей пьянки Толстый знал. Запомните этот момент. Как говорил Альф: "Это важно, в конце это выяснится..."
   И вот мы стали квасить... Культуры пития никакой еще не было. Не было и понимания того, что смысл поедания водки - не в том, чтобы выжрать ее как можно больше, и не в том, чтобы укушаться крепче другого. Осознание этого приходит с годами... А в 15 лет после распитой на двоих бутылки приходит ОНО! Опьянение!
   Выпили мы ее от силы за час, закусывали мало, поэтому стоит ли удивляться, что нас развезло как подзаборных алкашей, нашедших канистру тройного одеколона? Правильно, не стоит... Удивляться стоит тому, что произошло дальше.
   Дениса унесло сразу и навсегда. Он еще и пожадничал, побольше моего выпил, за что и поплатился. Минут через тридцать после того, как водка закончилась, он уже был в состоянии произносить только звук "ЫЫЫЫ", тогда еще не возведенный всемирной паутиной в культ. Он лежал на диване и тупо смотрел в телевизор. При чем продолжали смотреть в то место где телевизор только что был, даже после того как я его унес и водрузил на пирамиду из кресел...
   Что-то я забегаю вперед... Откуда появилась пирамида из кресел? Оттуда же, откуда и пемолюкс в сахаре.
   Сейчас, с годами, с приобретенной культурой распития спиртных напитков, меня на приключения тянет уже не так сильно. Тогда же, в молодости, тяга эта была непреодолимой! Пьяному в дрибодан, и плохо помнящему свое имя мне, нестерпимо хотелось чего-то оригинального, неожиданного, и... ну да, секса тоже хотелось. В 15 лет его вообще всегда хочется, а уж по пяьни-то...
   Но если сексуальную энергию мне девать было некуда, то физическая нашла свое применение. Ведь пока в доме есть мебель - в доме есть чем заняться!
   И я взял кресло и кинул его в люстру!
   Хвала Аллаху, не докинул. Хвала Аллаху, кресло оказалось крепким. Кондовое такое советское кресло, которое при переезде можно с 12-го этажа выкидывать, и ни фига ему от этого не будет. Кресло с грохотом приземлилось обратно, от чего Денис даже соизволил поднять голову, и сказать: "Блядь..." Что поделать, культура речи у нас тогда еще была низка, да и "Теория больного взрыва" еще не появилась, а потому сказать "Гравитация, бессердечная ты сука" у Дениса возможности не было.
   Вторично кидать кресло в люстру я не стал. И решил вместо этого построить из кресел пирамиду в коридоре.
   Пирамида удалась на славу, и я подумал, что для ее украшения необходимо что-то еще. И принес из зала телевизор. Стало еще краше...
   После чего я подумал, что такую замечательную пирамиду надлежит украсить посерьезнее, и вспомнил, что на кухне я видел "Пемолюкс". Идея посыпать телевизор сверху "Пемолюксом" казалась неимоверно здравой...
   Дальнейший ход своих мыслей я не помню. Однако итогом моего похода на кухню стало то, что я высыпал пол банки "Пемолюкса" в коробку с сахаром-рафинадом. Зачем - черт его знает....
   В это время по коридору, мыча на одной ноте свое "ЫЫЫЫЫ" прошел Денис, направляясь в ванную. Черт его знает, зачем... Я подумал, что не хрен ему там делать, и кинул в него пакетом кислого молока, обнаруженного в холодильнике. Данный аргумент убедил моего собутыльника в том, что в ванную ходить не надо, и продолжая тянуть "ЫЫЫЫЫ" он убрался обратно в зал, едва не снеся по пути мою чудесную и красивую пирамиду.
   Зачем я вышел в уличный коридор - я не помню. Зато помню, что там плохо пахло, и я залил все стены освежителем воздуха, который благополучно закончился, и я так и оставил его в коридоре. Само-собой, дверь я не закрыл...
   Я вернулся в зал, повесил утюг за провод на гардину (ибо красиво!) и спрсил у Дениса, как он себя ощущает.
   - Хочу курить! - сказал он. И тут я осознал, что я тоже невероятно хочу курить, и у меня даже есть что, но вот стряхивать пепел совершенно не на что. А стряхивать пепел на ковер в так здорово украшенной квартире мне совершенно не хотелось.
   - Хде пепельница? - спросил я, с трудом выговорив это длинное слово.
   - Там! - ответил Денис, и уткнулся мордой в диван.
   "Там" - оказалось синонимом "в кладовке". Это я вспомнил и сам, и пошел искать пепельницу.
   Свет в кладовке почему-то не включался. Я точно помнил, что раньше он там был, но сейчас выключателя на привычном месте не было. Решив не обращать внимания на такие странности, я углубился в поиски, в результате чего что-то уронил, что-то разбил, попытался повесить пасатижи себе на палец, и все-таки нашел вожделенную пепельницу.
   Уходя из кладовки я вновь врезался во что-то, и гравитация в очередной раз доказала свою бессердечность, уронив на меня велосипед!
   Кое как выкарабкавшись на волю, я пристроил велосипед обратно, куда-то наверх, закрыл дверь, чувствуя что с другой стороны в нее упирается велосипед, который неминуемо обрушится на того, кто эту дверь откроет, но... Но и хрен с ним, ведь пепельница у меня.
   Денис от сигареты отказался. Когда я сунул ее ему под нос, он сказал что-то в духе "Лети на юг".... Но я не уверен, что это было не классическое "Иди на х...." Я закурил сам, оглядывая квартиру и радуясь сотворенной мной красотой. И в этот миг я услышал голоса!
   Вам доводилось когда-нибудь слышать голоса, которые о чем-то между собой перешептывались и противно хихикали, при том, что вы точно знаете, что в квартире кроме вас и пьяного в умат друга нет никого? Вот и мне до того случая не доводилось! А тут - на тебе! Два голоса, которые хихикают, при чем судя по обрывкам фраз хихикают то они надо мной!
   Я поднял с пола гантелю, и пошел искать голоса, чтобы в случае чего кинуть ее в них.
   Источник голосов обнаружился в коридоре... Напоминаю, я не закрыл дверь, и Толстый знал время нашей пьянки. Совместите два этих факта! Смогли? Вот и я смог, даже будучи пьяным...
   Этот мудила Толстый привел с собой еще и своего одноклассника! И сейчас они стояли, хихикали, и показывали пальцем на мою пирамиду! Этого я стерпеть не мог!
   Вставив ноги в денисовы комнатные тапки, и размахивая орудием возмездия, т.е. гантелей, я помчался на оскорбивших мое творение с боевым кличем... Это у викингов боевой клич - как правило имя их любимой женщины! У русских пьяных ебалаев боевой клич всегда один:
   - УБЬЮ, СУКИ!!!!!
   Моя месть была бы страшной, если бы эти двое, поняв угрожавшую им опасность, не помчались сломя голову прочь. Жил Денис на первом этаже, поэтому на то, чтобы выбежать на улицу у них ушло не более пяти секунд. С отрывом секунды в две следом несся я, в розовых тапках, размахивая двухклограммовой гантелей производства завода "Чугунлитмаш", и зычно рыча на всю улицу: "Убью!!!!"
   Зачем "убью"? Черт его знает. Чего я вообще за нами погнался?
   Эта мысль пришла мне в голову уже метрах в двухста от денисова дома, и я, малость протрезвев на свежем воздухе, осознал всю бессмысленность и комичность моего преследования. А осознав - поплелся обратно.
   Свежий воздух и приток крови голове свое дело сделали. Я взглянул на часы, просек что часа через два придет с работы денисова мама, и тогда будет плохо. Я попытался растолкать собутыльника, но он вновь предложил мне лететь на юг... Тогда я пошел на крайние меры: я налил в ванной ведро холодной воды, поскользнулся на кислом молоке, и разлили половину ведра в коридоре... Однако вторую половину я все же донес до зала, и вылил на Дениса.
   Так я узнал, что этот универсальный будильник срабатывает не всегда. Только указание куда именно мне идти стало четче, и уже не напоминало юг.
   Я обиделся. И ушел!
   Спустя час, посидев дома и протрезвев, я подумал о том, что бросать друзей в беде (да и в биде тоже) - нельзя, и снова поперся выручать друга и собутыльника. Увиденная картина удручила меня по самое не могу... Залитая водой и ксилым молоком квартира, нагромождение мебели в коридоре, "Пемолюкс" на кухне, дрыхнущий на диване Денис, и лужа блевотины на полу перед ним.
   Еще раз попытавшись его растолкать, я сдался, и ушел... Потому как через минут тридцать должна была придти мама, и быть застигнутым на месте преступления я как-то совсем не хотел...
   На следующий день в школе мрачный как туча Денис рассказал мне, что произошло спустя минут так тридцать после моего ухода...
   Видев его, мокрого, облеванного, и дрыхнущего мордой в подушку, мама без лишних разговоров вытащила ремень из джинсов, и наглядно доказала, что есть способы побудки гораздо более действенные, нежели ведро воды.
   Апофигеем маминого возвращения стала попытка водворить пепельницу на место, в кладовку, где при открытии двери на маму выпал.... Все, дальше могу не продолжать, вы и так все представили, верно?
   Задолбавшись делать чась 1 и часть 2 финал просто пишу в комменнтариях!
   Сам Денис о событиях того дня, начиная примерно с ополовинивания бутылки, не помнил ничего. Поэтом у него не было полной уверенности в том, то это не он разнес всю квартиру... Хотя как я кидался креслом в юстру он все же смутно но припоминал.
   Он вообще задал мне только один вопрос: "Но "Пемолюкс"-то в сахар ты на хрена насыпал?" Что мне было ему ответить? Я не помнил...
  
   19. Как я едва не стал террористом.
  
   Что случилось 11 сентября 2001 года - помнят все. Но мало кто знает покрытую мраком историю, случившуюся в Новосибирске 17 сентября того же года. А именно: в аэропорту "Северном" была пресечена попытка угона самолета двумя доселе неизвестными террористами, имен которых не было ни в одной базе данных.
   Имена эти впоследствии вошли в историю Новосибирска и стали широко известны узкому кругу лиц. Кирилл Кудряшов и Лена Кропочкина.
   Было мне 18 лет. Лене - чуток меньше. И на тот момент мы были парой. Ну, то есть встречались. Ну, то есть были уверены что любим друг друга. Впрочем, это к истории о едва не случившемся теракте отношения не имеет.
   В тот день мы с Леной решили пойти гулять. Начальной точкой нашего маршрута был мой дом на "Снегирях", а конечной - взлетная полоса аэропорта "Северный". Мы не собирались забредать ни в какие запрещенные объекты. Я тогда еще даже не фанател по самолетам так, как сейчас. Я просто хотел погулять с дорогим моему сердцу человеком, ну а в качестве места для прогулки - избрал дебри и буераки за северным поселком (он же - кулацкий жилмассив, кто знает географию Новосибирска), выйти к ВПП и, если повезет, насладиться зрелищем взлетающего АН-24.
   И мы пошли. Как и подобает влюбленной парочке болтая о всякой ерунде и не думая о времени.
   Сам наш путь, занявший около полутора часов, ничего интересного в себе не содержал. Гуляли, ели мороженое (пока не вышли за пределы северного поселка), болтали. Строили планы на будущее (разумеется счастливое и безоблачное), спорили о допустимости формулы Симпсона при взятии определенных интегралов... И так не спеша и выбрались к ВПП "Северного".
   Аэропорт умирал уже тогда (агония длилась 9 лет с переменным успехом, и вот, в 2010-м его все же не стало, царствие ему небесное), а по сему никаких взлетающих (рулящих и вообще подающих признаков жизни) самолетов или иной техники не наблюдалось. И перед нами встал вопрос, а что делать дальше? Идти назад? - Но ведь там мы уже были. Вперед? - Но там ограда.
   Но ведь ограда где-то кончается, верно? И, рассудив таким образом, мы двинулись налево, решив обойти аэропорт и выйти к площади Калинина, откуда мы оба могли бы разъехаться по домам. Лишним фактором "за" движение в ту сторону, стала небольшая кучка вертолетов, стоявшая за оградой в той стороне, куда мы и направили свои стопы.
   У нас и в мыслях не было пробираться в аэропорт! Мы хотели его обойти! Честно!
   Но спустя минут так 10 ходьбы, когда вертолеты приблизились к нам на расстояние, достаточное для того, чтобы понять что все они - не рабочие (кто без винта, кто без шасси), перед нами предстали ворота!
   Должен вам сказать, что ограда вокруг "Северного" и так была не оградой, а, скорее, оградкой. Перемахнуть через нее не составило бы для нас ни малейшего труда. Но мы же законопослушные граждане, если ограда есть - значит ее для чего-то поставили! Значит туда нельзя! А тут - бац, и ворота. И уходящая в них дорога. И никого! Ни единой живой души... Я специально обошел эти ворота, ища на них хоть один предупреждающий знак типа "Не влезай, порву" - ничего не обнаружилось!
   Это убедило даже Лену, которую обычно убедить в чем-то было трудно. В частности, она так и не признала тогда допустимость использования формулы Симпсона при взятии интегралов на уроках алгебры. Но раз ворота гостеприимно открыты, значит нам здесь рады. Тем паче что дорога, уходившая в ворота, вела как раз в сторону площади Калинина, куда нам и было, собственно, надо.
   Еще минут через пять мы уже были возле вертолетов, и, само-собой, не смогли удержаться и не подойти к ним, чтобы осмотреть более внимательно. Опломбированные двери, зачехленные винты... Некоторые машины лежали на брюхе, но остальные выглядели не мертвыми, а, скорее, спящими. Законсервированными до поры до времени. И только мы, было, собрались продолжить свой путь, как история приняла совершенно другой оборот, резко превратившись из погулки в приключение.
   К нам шел мужик. Рослый, дюжий, с кобурой на поясе. Шел не торопясь, шагом человека, приближающегося к чему-то, что может быть опасным, но степень опасности этого чего-то определена еще не была.
   Я заметил его первым, и обрадовался!
   - Пойдем ему навстречу, дорогу у него спросим!
   Когда мы пошли ему навстречу мужик озадаченно замер. Еще бы, он как-то совсем не ожидал, что застуканные при попытке угона вертолета террористы бодро и не таясь пойдут к нему, вместо того, чтобы открыть огонь, или на худой конец попытаться удрать.
   - Скажите, пожалуйста, - обратился я к мужику, - Как бы нам отсюда к площади Калинина выйти?
   От этого вопроса мужик уже не просто озадачился, он малость охренел. Террористы, просочившиеся на территорию аэропорта, и при этом еще и спрашивающие дорогу, были для него явно в диковинку...
   - Ну, как бы... Никак! - ответил он, - Тут дороги нет! Это вам надо было аэропорт обходить...
   - Блин! - искренне расстроился я, - Ну ладно тогда, мы пошли обратно. Спасибо!
   - Э нет! - явно не зная что делать остановил нас мужик, - Тут вот какое дело, меня вас задержать отправили! Поэтому пойдемте со мной на КПП.
   - А зачем нас задерживать? - теперь настала моя очередь удивляться, - Мы просто путь срезать хотели... Там вот ворота были, мы через них и прошли!
   Мужика при этом малость пробило на хихи. Ситуация явно была забавной и не стандартной.
   - Тут, понимаете какая ситуация, я тут охранник. Мне по рации сказали, что возле стоянки вертолетов какие-то люди ходят непонятные, и отправили меня эту информацию проверить, и если кого найду - задержать и на КПП привести. Я то сейчас вижу, что вы не врете, что вы не террористы, и даже не алкашня какая-то. Но я ж уже по рации доложил начальству, что двух человек вижу и иду на перехват. Не могу ж я теперь сказать, что обознался, и что нет тут никого, правильно?
   - Правильно! - согласились мы.
   - Поэтому пойдемте со мной на КПП, вы там все начальству моему расскажете, и все дела. Может объяснительную заставят написать...
   - А от КПП нам обратно топать придется? - уточнил я.
   - Не, с КПП я вас выведу через главный вход аэропорта, там на троллейбус сядете, и как раз до площади Калинина и доедете.
   Собственно, это вполне отвечало нашим планам и стремлениям, поэтому задерживать и доставлять нас на КПП не пришлось, мы пошли сами. Благо, охранник оказался мужиком нормальным и вельми болтливым, и по дороге провел нам еще и обзорную экскурсию по аэропорту. Особенно интересным моментом экскурсии было следующее:
   - А вот на этом самом месте, где мы сейчас идем, месяц назад на спортивном самолете носом в бетон упал спортивный самолет директора авиаремонтного завода...
   Громкая, кстати, история была, если кто помнит. До сих пор никто не знает, что это было. Несчастный случай, подстроенный несчастный случай, или банальное самоубийство!
   И вот не спеша и не торопясь мы оказались на КПП. "Задержавший" нас охранник сдал нас на руки начальнику караула, и вот тут то стало ясно, что веселое приключение кончилось. Вам когда-нибудь доводилось видеть иллюстрацию выражения "глаза горели яростью"? А доводилось слышать как "в голосе звенит металл"? А вот мы в тот день видели, и слышали!
   - Зачем вы пробрались в аэропорт? - рявкнул на нас начальник караула.
   - Мы не пробирались, мы прошли, - поправил я его!
   - ЗАЧЕМ??? - привстав рыкнул тот.
   - Путь срезать хотели! - пожал плечами я, - Сначала хотели аэропорт обойти, а потом видим, ворота... Ну мы и пошли!
   - ПУТЬ СРЕЗАТЬ???? А почему тогда вас взяли возле техники, а не на пути сюда?
   - Идем, смотрим - вертолеты стоят. Мы думали, они списанные и никому не нужные, раз к ним прямая дорога через открытые ворота ведет. Мы - люди от авиации далекие, вертолеты впервые в жизни так близко увидели... Ну вот и подошли посмотреть!
   По лицу начальника караула было заметно, что ярость его понемногу отпускает, и в глазах вместо пылающей ярости стало просвечивать безнадежное отчаяние!
   - Ну хорошо, вы не террористы, вертолет вы угнать не пытались, просто срезали путь и увидели технику... Но как вы прошли через ворота? Они же охраняются! Там два бойца с автоматами стоят!
   - Никто там не стоял, - ответил я, - Ну, или мы с вами про разные ворота говорим!
   - ДА ОДНИ ТАМ ВОРОТА!!!! - вновь взревел он, но тут же взял себя в руки, а следом взял в руки рацию.
   - Петрович? - спросил он у нее, - Прием!
   - Я! - отозвалась рация, скрепя помехами, - Прием!
   - Вы с Михалычем на посту?
   - На посту!
   - Оба?
   - Оба.
   - Происшествий не было?
   - Не было!
   - Никто мимо вас не проходил?
   - Не проходил!
   - А как ты тогда объяснишь мне, что передо мной двое молодых людей сейчас стоят, которые утверждают, что через восточный въезд прошли?
   - Не знаю! Мимо нас никто не проходил!
   - Это мы с тобой еще обсудим! - злобно пообещал начальник караула, и выключил рацию...
   Отчаянние в его глазах окончательно стало безнадежным.
   - Мне каждый час из ФСБ звонят, - устало и как то отрешенно сказал он нам, - Спрашивают, не было ли у меня происшествий, не угнали ли у меня чего. Вся страна на ушах! Во всех аэропортах охрана усилена. Вы же видели, что в Америке произошло! Я каждый час перед ФСБ отчитываюсь, что все под контролем... А тут вы... Шли, шли, путь срезать решили, и оказались на охраняемой территории! На моей, мля, охраняемой территории! Вот сейчас мне из ФСБ опять позвонят, и как я должен им об этом должить?
   - Так не докладывайте! - в который раз пожал плечами я, - А мы пойдем.
   Тяжкий вздох был мне ответом...
   - Ладно! Пишите объяснительную, и идите отсюда...
   Так службой безопасности аэропорта "Северный" был предотвращен угон списанного вертолета, который вполне мог окончиться новым терактом, подобным тем, что прозошли 11 сентября 2001-го года в США...
   Я так и не знаю судьбы тех двух бойцов с автоматами, что должны были охранять ворота. Не знаю и доложил ли начальник караула в ФСБ об этом инцеденте, или порвал и выкинул наши объяснительные за ненужностью. Я вообще всерьез задумался о том, что вполне мог попасть в список потенциальных террористов только тогда, когда меня два года назад задержали как потенциального шпиона, проводящего фотосъемку секретного объекта под названием "сортировочная железнодорожная станция"...
   Мораль сей истории такова: если хотите угнать вертолет - спросите меня, где это можно сделать! Я покажу дорогу к тем воротам...
  
   20. Данко.
  
   Место действия: Новосибирск, станция Сибирская. Время действия: зима, поздний вечер, колотун, гололед. Настроение: все хотят домой.
   Предыстория: Сибирская - небольшая сортировочная станция, на которой выход из электрички немалое число народу. Юмор в том, что станция эта, как и большая часть всего в нашей стране, устроена именно для людей. На станции шесть путей, и электричка прибывает на третий или четвертый. Нет бы по-людски, на первый - второй, чтобы вышел из поезда, и сразу в вокзал. Так нет, на третий и четвертый! Выходишь из поезда (к тому же, двери открываются в противоположную от вокзала сторону, ибо перрон там), ждешь, пока он уедет. И обнаруживаешь что первые два пути заняты составами, длиной в хренову тучу метров. Под ними лезть - страшно, ибо мало ли... По сцепкам вагона перелезть - тоже страшно, да и не каждый такой трюк вообще выполнит. А часто бывает, что эти составы еще и едут... В общем, приходится взбираться на мост и переходить по нему к вокзалу. Напоминаю, на дворе зима. Морозяка под двадцать градусов, и зверский ветер. Пока на мост взберешься - уже замерзнешь! Так мало того, на мосту еще и гололед! Взобрался наверх, руки раскинул, подставил спину ветру, и полетел... Хорошо, если перед лестницей затормозить успеешь!
   Собственно, история: еду домой. Выходить мне, собственно, на Сибирской. Я, как и многие другие умные люди, знающие особенности этой станции, сажусь в первый вагон, дабы выскочить, обойти электричку спереди, покуда она не тронулась, и, если первые два пути не заняты - перейти через них и идти своей дорогой. Чаще всего этот трюк удается... Но не в тот день. Выскакиваю, перебегаю пути под носом у трогающейся с места электрички, и обнаруживаю товарняк, неторопливо катящийся по второму пути. Смотрю вдаль, и вижу его хвост. Далеко, но все равно так будет быстрее, чем карабкаться на этот дурацкий мост. Стоим, ждем... Человек 10-15, стоим и провожаем взглядом товарняк... наконец, последний вагон товарняка прокатывается мимо нас, и о чудо, первый путь свободен, можно идти! Мы делаем шаг, и уходящий в ночь вагон товарняка открывает нам возможность лицезреть надвигающийся на нас по первому пути локомотив!
   До него максимум метра три, и перебегать перед ним пути как-то страшновато, потому как фиг знает, кто там, за его штурвалом. Если такой дурак как я, то ведь и переехать может! Тем паче, что сей паровоз весьма зловеще гудит, сигналит, чтобы ему освободили дорогу. Впрочем, несколько человек бросаются вперед, и мгновение спустя оказываются на вожделенной земле... Я же, вместе с большинством, решаю остаться и либо переждать еще и этот поезд, либо все же чапать к мосту.
   И тут рядом со мной раздается изрядно поддатый и полный возмущения голос:
   - Че, мля?! Еще и этого ждать?! Нет уж, на хрен!
   И тут этот товарищ буквально выпрыгивает на рельсы и, растопырив руки, встает перед поездом.
   - Стой, мля! Народ, пошли! Пропустит!
   И что вы думаете? Паровоз гудит, машинист, высунувшись из окна, матерится в голос, но с места не трогается. И люди, воодушевленные подвигом нашего местного Данко, бодро бегут по шпалам.
  
   21. И вновь о родстве душ.
  
   Еду в автобусе. Возле меня сидят две девушки, лет так по 20. Сидят на сиденье у окна, вдвоем, рядышком. Т.е. у одна получается у окна, пусть она будет номер 1, а вторая - у прохода - пусть она будет нумер 2.
   Так вот, первая пытается соскрести наледь с окна, дабы понять, где мы едем. Скребет, скребет, и... Ну, вы представляете себе этот звук, ногтем по наледи... Вторую аж перекосило, она толкает первую локтем в бок и говорит ей чтоб та малость поаккуратнее скреблась, ибо звук мерзкий. А первая, с садистской улыбкой на лице, опускает на заледеневшее стекло все четыре пальца, а значит и все четыре ногтя, и ме-е-е-едленно так ведет по стеклу вниз. Типа так в шутку издевается...
   И в этот момент вторая, миловидная такая девочка, рост с пол меня, зычно рычит первой в ухо, мерзким таким хриплым голосом:
   - НЭНСИ! ПРОСНИСЬ! ТЫ ПОЦАРАПАЛАСЬ!!!!!
   Первая аж вздрогнула, и, судя, по нервному смеху, юмор и актерский талант подруги она оценила в полной мере. Ну а стоявший рядом я не смог удержаться, и заунывным замогильным шепотом, наклонившись к ним, прошелестел единственную строчку из той легендарной считалочки, которая запомнилась мне на языке оригинала:
   - Nine, ten - never sleep again!
   Не знаю, слышали ли они считалку в оригинале, но улыбками расцвели пуще прежнего.
   Спасибо им, моим так и оставшимся безымянными попутчицам, подняли под вечер настроение! Аж прицепившаяся головная боль ненадолго отпустила.
  
   22. Месть лучше подавать подмокшей!
  
   Однажды нас затопило... В смысле, нашу контору, где я голографистом работал.
   Жили мы в подвале... Ну, то есть работали, ибо голограммы пишутся только при абсолютном покое и тишине, а по сему голографист в компании - самый главный человек. Когда он запирается в голографичке, никто не смеет даже громко говорить, не говоря уж о том, чтобы хлопать дверью. Ну а в подвале, сами понимаете, вибраций меньше, чем на поверхности.
   Так вот. Жили мы в подвале. И была у нас ванна! Здоровое такое чудовище, сваренное из стальных листов, длиной метров 6 как минимум, метр высоту, и метра полтора в ширину. Путем не сложных математических подсчетов мы узнаем, что в это стальное нечто помещалось 9 кубометров воды. То есть 9 000 литров! То есть 9 тонн!
   Вообразите себе как это выглядит? 9 тонн воды, зажатых в стальной канал, стенки которого прогибаются и подрагивают? Жутковато? Вот и я так думаю.
   Идем дальше. Нас затопило.
   Почему? Потому, что мы в подвале, и над нами - 5 этажей институтской канализации. И если под нами поставить в трубу заглушку, то все что сливает и смывает институт пойдет к нам, в эту самую ванну, ибо ее слив напрямую выведен в общую сливную трубу. Вода и пошла. Медленно и не торопясь... пока ее не набралось 9 тонн, и она не полилась из ванны наружу. Вот тут то мы ее и заметили и кинулись что-то делать.
   Ах да, вам, наверное, интересно, кто же, и как же ухитрился так наглухо засорить канализационную трубу ниже нас, то есть ниже подвала? Все просто, рабочие, делавшие ремонт на втором этаже, вылили в унитаз примерно два ведра цемента! Изящное и чисто русское решение, не правда ли?
   В общем, мы кинулись что-то делать. Для начала - перекрыли слив, так что теперь вода не могла ни уйти из ванны, ни придти в нее. Первое существенно огорчало, второе - не менее существенно радовало. Затем мы разделились на устранявших потоп, на командующих (в этой роли оказался, естественно, директор), и на ищущих сантехников, дабы те сделали что-то более практичное.
   Сантехники были, естественно, пьяны...
   Ах да, еще маленькая предыстория. Мы ОЧЕНЬ не любили сантехников. Почему? Потому что они время от времени отключали нам воду, что вызывало перегрев лазера (он ж на водяном охлаждении) и громкий мат голографиста, то есть меня. Еще сантехники очень любили напиваться, падать с лестницы, и разбиваться в дрова перед дверью нашего офиса, что вызывало необходимость задержаться на работе до приезда скорой, что тоже отнюдь не добавляло оптимизма. Поэтому отомстить сантехникам было нашей мечтой...
   И еще маленькая предыстория... их коморка находилась совсем рядом с нашим цехом, в котором, собственно, и стояла чудовищная ванна. Метра три дыры, тянущейся через бетон, в которой проложена идущая от нашей ванны к общей канализации труба, и вот она, общая труба в помещении, в котором обитали и сантехники.
   И вот сантехники найдены. Само-собой, пьяные.
   К этому времени наш цех уже вытерт а вода ликвидирована. Но ванна по-прежнему наполнена девятью тоннами воды, и вызывает серьезные опасения в силу своей древности и ненадежности. Если ее прорвет, это будет подобно прорыву плотины Гувера. Не спасется никто... ни лазеры, ни печка, ни склад с электроникой... поэтому мы отчаянно пинаем сантехников с требованием прочистить канализацию.
   А как прочистить канализацию, в которой стоит цементная заглушка?
   А черт его знает... Это уже их проблемы. И сантехники принялись эту проблему решать... Для начала они отвинтили заглушку на канализационной трубе, чтобы в нее залезть. Практически всем корпусом, я так понимаю. Предварительно закрыв все туалеты на верхних этажах и запретив всем пользоваться раковинами.
   Затем они принялись что-то шерудить в канализации, отчаянно матерясь. Я это все прекрасно слышал, ибо стоял в этот момент возле той самой трубы, что вела в сантехническую коморку!
   И вот тут пришел мой час! "Пришла власть Ежи!" (с) Мой лазер, много раз остававшийся без воды, был отмщен!
   Невинно улыбаясь я отвернул вентиль слива из нашей девятитонной ванны, и журчание воды в трубе указало мне, что все сделано правильно!
   Секунд 15 спустя из-за стены раздался отчаянный мат облитого с ног до головы сантехника! Крики "закрывай! Закрывай ее!!" Видимо они пытались в спешном порядке поставить заглушку на трубу... С милой улыбкой я завернул вентиль обратно, и дал им пять минут на то, чтобы выплеснуть эмоции...
   А потом... потом я снова отвернул вентиль, выпуская еще 20 или тридцать килограмм воды к нашим любезным друзьям-сантехникам! А потом снова и снова...
   Месть свершилась!
   Вот только за то, что эти гады спустя пол года подожгли нам склад я отомстить не успел. Уволился... но это уже другая история!
  
   23. Побочные эффекты
  
   В болезни, в любой болезни, есть только одна светлая сторона. Можно почитать инструкцию к потребляемым лекарствам, и поржать над побочными эффектами!
   Таблетки от головной боли, дающие в качестве побочного эффекта головную боль - это уже боян.
   Таблетки от простуды, способные дать летальный исход - это тоже фигня. Равно как и антибиотики, дающие фотосенсибилизацию кожи и психические расстройства, во время которых пациент может нанести вред себе и окружающим.
   Фигня это все! Вчера мне попало в руки лекарство, побочные эффекты которого столь многочисленны и оригинальны, что я минут пять только из-под стола выбраться пытался.
   Называю не все. Весь список занимает примерно половину инструкции по применению, выглядящей как средневековый свиток с царским указом. Называю только те, которые сразу и наповал поражают воображение!
   Итак: список побочных эффектов начинается со стандартной фразы: "Обычно сей препарат хорошо переносится, но иногда он может вызвать:"
   Снижение толерантности к глюкозе! Кто-нибудь, объясните мне пожалуйста, как это? Я перестану считать глюкозу равной другим химическим соединениям? Начну уважать ее гораздо меньше чем фруктозу и сахарозу?
   Лунообразное лицо! Да, побочный эффект такой! Представляете, делаете вы девушке комплимент: "Твой лик луне подобен!" - а она в ответ: "Я не принимала препарат такой-то! У меня не может быть лунообразного лица!"
   Тошнота и рвота одновременно с диареей - этим меня не удивишь, этим все лекарства грешат. Но вот ПЕРФОРАЦИЯ желудочно-кишечного тракта... Воображение мне рисует жуткий такой, дырчатый желудок и кишечник! Проперфорированный! Интересно, а гофрирование кишечника ничего не вызывает? А то было бы забавно...
   Также возможно повышение или снижение аппетита! Тут уж, видимо, как повезет... Метеоризм и икота - тоже довольно стандартные явления. Вызываются, видимо, перфорацией желудочно-кишечного тракта...
   Остановка сердца... Что ту скажешь, милое такое лекарство. Разрыв сердечной мышцы...
   Со стороны нервной системы - дезориентация, эйфория, галлюцинации, маниакально-депрессивный психоз... Представил себя, с веселыми галлюцинациями, бродящего по улицам и не соображающего где я из-за дезориентации, в беспросветной эйфории крошащего всех кто под руку попадется тесаком, из-за своего маниакально-депрессивного психоза. Жуть какая...
   Еще лекарство может вызвать пседоопухоль можжечка. Тоже было бы очень интересно понять, что это такое...
   Возможна ВНЕЗАПНАЯ потеря зрения. То есть шел я по улице, в эйфории, полностью дезориентированный - хоп, и зрение пропало. Ну да это не страшно, все равно я последнее время только галлюцинации смотрел!
   Головная боль - это тоже само собой разумеющееся. Но летальный исход не предвидится! Из чего можно сделать вывод что остановка сердца и перфорация желудка смерти как правило не вызывают...
   Пить можно!
  
   24. Отсос яда.
  
   Дело было летом 2008-го года. Мы только-только вернулись из Карачей, и на следующий день нам пора было выходить на работу. Иными словами, последний день отпуска, но первый день в Новосибирске.
   Само собой, жрать дома нечего. Оно ж само не приготовится, а мы только-только приехали. Надо идти в магазин... А жили мы тогда в Первомайке!
   Кто был там, тот знает. До ближайшего магазина - остановки три. До нормального, в котором хоть что-то есть - остановок шесть. Пешком идти влом. Собственно говоря, вообще идти влом. Но надо...
   Я выкатил из гаража велосипед. Уселся на него. Улыбнулся голубому небу и ясному летнему солнышку, крутанул педали, выкатился на дорогу, врубил шестую передачу и приналег на педали со всей дури, дабы прокатиться до магазина с ветерком.
   И тут этот самый ветерок принес мне в глаз осу! Нет, я, конечно, не успел разглядеть, что это стремительно пронеслось возле моего лица и ужалило меня в правый глаз, но по ощущениям, по адской боли, я предположил, что была это именно оса.
   Что делает человек, которого кто-то кусает в глаз? Правильно, пытается смахнуть эту кусучую дрянь с лица. Что я и сделал... Не знаю, смахнул ли я осу, или она сама улетела, но очки я смахнул точно! А у меня -5. Без очков я со столбами здороваюсь, за родню их принимая. И вот я на велосипеде, на полной скорости, без очков и всего с одним работоспособным глазом!
   Кое-как затормозил. Благо, дорогая прямая и относительно ровная. А то улетел бы куда-нибудь, и к покусанному глазу еще и разбитые руки прибавились бы. Кое-как, ползком обследуя окрестные газоны, нашел слетевшие с меня очки. Закатил велосипед в гараж, благо отъехать-то успел от силы на сто метров, и поплелся домой...
   Увидев меня, прикрывающего рукой правый глаз, Света сразу поняла что еды я не привез...
   - "Супрастин" достань, - сказал я.
   - А нету... - развела руками Света.
   Это было плохо. Очень. Потому что а) завтра на работу, и б) у меня аллергия на осиный яд. Сказать проще? Я опухаю. Крепко опухаю той конечностью, в которую меня кусают. В частности две недели назад, в Карачах, оса тяпнула меня за ногу, так нога после этого два дня в штанину не пролазила! А теперь представьте, что со мной будет, если я прямо сейчас не выжру лошадиную дозу антигистаминного? Плохо будет... Харя моя будет напоминать колобка, в которого бабка с избытком положила дрожжей. А завтра на работу.
   Ближайшая аптека - там же где и нормальный магазин. Первомайка, что тут скажешь.
   И тогда мне пришла в голову гениальная идея: вызвать скорую!
   А что, налоги я плачу, вот пусть они меня и спасают. Аллергия - штука страшная, вдруг я тут концы отдам из-за этой осы? И я позвонил в нашу, первомайскую станцию скорой помощи.
   Меня выслушали, покивали, обещали приехать. И уже минут через двадцать в дверь постучался врач.
   На всякий случай я предупредил Свету: "Когда врач придет, ты на кухне сныкайся. А то он вполне резонно может меня спросить, какого хрена я его вызвал, если у меня жена дома? Ладно сам я одноглазый и скоро усну из-за действия осиного яда, но жена то могла бы и в аптеку сбегать..." Поэтому при первом же стуке в дверь Света спряталась на кухню и затихла.
   Врач особого недовольства сим глупым вызовом не выказал. Поспрошал у меня, правда, неужели все так серьезно, и я правда так жутко опухаю? А когда я подтвердил, что да, все еще хуже чем вы подумали, предложил вколоть две дозы "Супрастина".
   И вот, собственно, уже после укола, он, пакуя свой чумоданчик, сказал:
   - Дай-ка я твой глаз посмотрю, может там жало осталось? Загноится еще...
   - Нет, жало я уже вытащил, - ответил я, и сдуру добавил, - И яд отсосал.
   Всполохи взрыва мозга у врача отчетливо были видны в его глазах. Он аж сел обратно на табуретку и внимательно на меня посмотрел.
   - Куда, ты говоришь, тебя оса укусила?
   - В глаз, - не моргнув ответил я. Ладно уж, выставил себя идиотом, так иди теперь до конца, верно?
   - В глаз... - повторил врач, - И яд ты отсосал?
   - Ага, - все также спокойно и не меняясь в лице ответил я, с огромным трудом сдерживая рвущийся наружу смех.
   Врач внимательно смотрел на меня еще секунд тридцать, а потом все же решился задать закономерный вопрос.
   - ЧЕМ???
   - Женой, - ответил я, ожидая потока недовольства на тему "Ну и на хрена я сюда ехал, если у тебя жена дома?"
   Однако врач, испытав явственно читавшееся на его лице облегчение, не сказал мне больше ни слова. Молча собрался, обулся, и лишь в дверях бросил короткое "До свидания", заспешил вниз по лестнице...
   Только тогда из кухни донеслось светино хихиканье, плавно переходящее в зычный ржач, к которому я тут же присоединился.
  
   25. Знакомство со степлером.
  
   В тот день я познал что такое степлер. Степлер - это больно... Мне было 14 лет. Я приехал к Женьке 8 мая, дабы утром 9-го вместе с ним и его мамой отправиться на парад. Другими действующими лицами сей комедии были квартировавшиеся у них тогда студенты СГУПСа: Димка и Виталя, в народе - просто Витек.
   Витька не было. Были я, Женька, Димка. И был спирт... С этого и надо было начинать, верно? Из спирта мы сделали... нет, не "коктейль Молотова"! Мы сделали классический напиток подзаборных алконавтов, "фифти-фифти", то есть 50% спирта, 50% воды, и приняли его на грудь. Потом еще. И снова... И опять...
   Женька о чем-то спорил с Димкой, а я, тем временем, нашел степлер. Не поверите, до 14 лет я не видел степлера ни разу! А что вы хотите, время-то было... 90-е, в рот им пароход. Не то что степлера, я красной икры то не видел никогда. А черной, кстати, не видел до сих пор... Вот фигня-то, а? Угостите меня черной икрой, а?
   Пардон, отвлекся... Я нашел степлер и стал пытаться понять что это за штука такая... Будучи довольно смышленым малым, я оперативно вколотил несколько скрепок в подвернувшуюся стопку каких-то листов. И в картонную папку... И в пластиковый стаканчик. А потом задумался: как же эта хреновина работает? Откуда-ж скрепка-то вылетает, и когда она загибается? Я сунул в степлер палец, и надавил. Надавил сильнее. Еще сильнее... Опа! Короткая вспышка боли, я отдергиваю руку, и с удивлением обнаруживаю торчащую в моем большом пальце скрепку.
   Было не больно, было как-то обидно...
   А потом вернулся Витек, обозвал Женьку пьяным идиотом и спросил, какого хрена он истыкал скрепками его почти дописанный диплом?
   - А чего сразу я? - возмутился Женька, - не я это!
   - А кто еще? - ответил Витек, - Других полудурков и ебалаев тут нет!
   Много позже к Димке приклеилось прозвище полудурок, а еще спустя лет десять, я, начиная свои юмористические заметки, назвал их "Мемуарами ебалая"...
   Но тогда, в 97-м, я радовался тому что "фифти-фифти" так весело туманит крышу, и что не я получил пенделя за истыканный по пьяни диплом. И с радостью принял приглашение старших товарищей пойти догнаться пивом в ближайшем лотке...
   Но это уже совсем другая история!
  
   26. Иногда сны - это не просто сны.
  
   Есть у меня такая особенность, я вижу яркие, реалистичные, цветные сны, и как правило в этих снах все настолько реально, что я путаю их с реальностью. Поэтому если это кошмар, то я просыпаюсь в диком ужасе, ибо полностью верю в происходящее во сне. Но, хвала Аллаху, кошмары - явление редкое, а вот что-то оригинальное и забавное - это всегда пожалуйста.
   Однажды мне приснилось что я - оцилиндрованный брус. Сосновый, если быть точнее! И, скажу я вам, как же хорошо и спокойно это, быть брусом! Лежу я себе в поленнице собратьев, смотрю в голубое небо, обоняю запах древесины вокруг, и думаю о том, что вскоре меня, как и десятки других брусьев, положат в стену дома, намертво закрепят, и я буду лежать уже там, и приносить людям пользу. Я прямо-таки гордился этим, что я спасу кого-то от холодов, что я стану частичкой дома...
   И вдруг подходит ко мне Света и говорит: "Вставай, на работу пора"... Я рукой от нее отмахиваюсь, мол, отстань, какая еще работа, и тут я понимаю одну простую вещь: У МЕНЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ РУКИ!!!! Я ЖЕ БРУС! Аж холодным потом покрылся - откуда же у меня рука-то? От ужаса и проснулся.
   Другой раз мне снилось что я - утес на берегу реки. Ощущения примерно те же, покой, осознание собственной несокрушимости... Обидно было просыпаться, ибо хорошо быть утесом.
   А давным-давно, в детстве, мне снилось что я - часы с кукушкой. Висю я себе, тикаю, готовлюсь кукушку выплюнуть чтоб она прокуковала, и тут мамин голос: "Вставай, в школу пора"... А я висю и думаю: "Чего она ко мне пристало, мне ж не надо в школу, мне скоро куковать..."
   Бред? Явный бред...
   Но самое, скажу я вам, бредовое - это просыпаться во сне. Помните "Начало"? - один из признаков сновидения: ты не помнишь, как попал в это место, и не задумываешься об этом. А я пару раз отчетливо помнил каждый свой шаг во сне. Вот я просыпаюсь, чищу зубы, завтракаю, еду в автобусе, захожу в офис, включаю комп. Все четко, все ярко, все реалистично! А потом хлоп, и я просыпаюсь! Прямо как у Масяни - это что же, теперь, все заново что ли? Весь день тогда ходил как пришибленный, не мог понять, сплю я, или нет. А вдруг все что я щас делаю - бессмысленно, ибо я через минуту проснусь и все опять заново?
   Однажды подхожу я к родной конторе, открываю дверь, а на пороге стоит охранник, и говорит:
   - Вам лучше придти сюда в другой раз!
   - Почему? - даюсь диву я.
   - Потому что у вас будильник звонит!
   Прислушиваюсь - и в самом деле звонит. Просыпаюсь. Медленно офигеваю...
   Сон с явью у меня переплетается вообще довольно часто. Я лунатик. Для меня обычное дело встать и куда-то пойти среди ночи, провожаемым недоуменным светиным взглядом. Она никогда не знает, проснулся я, проголодался и пошел к холодильнику что-то сожрать, или ни фига не проснулся, и куда я щас пойду - великая загадка.
   В детстве мне приснилось что у меня убежала крыса. У меня тогда крыска жила белая, и на самом деле часто находила способы свалить из клетки. И вот я выползаю из постели и начинаю ползать по полу, ищу крысу. Под диван заглядывааю, за шкаф... НЕ ВКЛЮЧАЯ СВЕТ и не открывая глаз. Ищу! От этого шуршания просыпается мама, до смерти всякой живности боящаяся.
   - Ты чего ползаешь?
   - Крыса сбежала. Ищу...
   Мама в панике поджимает ноги, а потом задумывается:
   - А почему ты ее в темноте ищешь? Точнее, КАК ты ее ищешь если темно?
   Я зависаю как старый пентиум... Открываю глаза - темно. А ведь только что было светло, во сне то у меня свет горел.
   Мама продолжает мыслить дальше.
   - А откуда ты узнал что она сбежала?
   Продолжаю анализировать происходящее, уже окончательно проснувшись. Иду в зал, включаю свет. Крыса радостно начинает грызть прутья клетки: "Свободу всякой живности". Выключаю свет, иду спать.
   Другой забавный случай произошел со мной также в детстве. Я служил охранником на "Вавилоне-5". Увы, опять во сне! И вот я бегу по станции, преследую опасного преступника, впереди опускается стальная плита двери, вражина пригибается и проскакивает под ней, а я уже не успеваю... Но догнать-то его надо, уйдет ведь, скотина! И я, распластавшись в воздухе как человек-паук, плашмя ныряю в эту уменьшающуюся щель между дверью и полом, и... И со всей дури бьюсь харей об пол, ибо в реальности я в точно таком же акробатическом прыжке сиганул с кровати!
   А однажды на территории завода ЖБИ (почему???) меня вызвал на дуэль (за что???) Маркус Коул, тоже один из персонажей "Вавилона". Драться мы должны были на минбарских боевых жезлах. Само собой, Маркус отправил меня в нокаут со второго удара... Прихожу в себя дома, на кровати, за окном солнце... Так, думаю, интересно, сколько я без сознания провел? И кто меня с завода домой притащил? Что это был всего лишь сон дошло только минуте на третьей.
   Иногда я не помню что мне снилось, но луначу более чем активно!
   Однажды я сорвался с кровати, прихватив с собой одеяло, и завис полуприседя, держа одеяло в руках. Проснувшаяся от моих скачков и порядком перепуганная Света несколько раз меня окликнула, а когда я так и не ответил, аккуратно взяла за руку и уложила обратно в кровать. Я, ни слова не говоря, улегся и... схватив подушку зашвырнул ее в дальний угол комнаты. Охреневшая окончательно Света подобрала подушку, отдала ее мне, сопроводив это вопросом "Какого хрена ты делаешь?" на который я, само собой, не ответил, после чего я улегся, укрылся, и спокойно проспал до утра. Что это было - черт его знает!
   Иногда мне снятся и до жути реалистичные кошмары, из многих из которых впоследствии рождались рассказы или романы. Сцену в "Черном Безмолвии", в котором бегуны настигают Катю, отрывают ей руку и прямо там, на черном снегу, жрут эту руку, я увидел во сне. Я вгрызался в теплое мясо вместе со всеми... Осознав что делаю - проснулся в холодном поту, и чтобы изгнать эту сцену из памяти - положил ее на бумагу. Во сне же я видел как нечто темное и бесформенное превращает мою Свету в черную кошку. Там появился рассказ "Я - фея".
   Хм... Кстати о пище. Лет в 14 я объелся во сне пирогов и тортов! Был на каком-то празднике и выжрал их огромное количество. Утром желудок категорически отказывался принимать пищу, организм отчаянно сигнализировал мне: "Ты же ночью обожался, куда еще-то?" Так я и пошел в школу не позавтракав, в результате чего уже на втором уроке мой организм сообразил, что сновиденческой жратвой не особо наешься, и пнриготовился выпадать в голодный обморок.
   Бред? Редкостный бред, но со мной и такое бывало.
   Несколько раз подряд мне снился один и тот же сон, в котором меня убивал Чужой. Я был словно заперт в теле одного из персонажей "Чужого-3", а происходившее во сне точно повторяло события фильма. Я точно знал, что произойдет спустя несколько минут, но сказать об этом хозяину тела, в котором находился, не мог. И за секунду до того, как Чужой прыгал на него, я вдруг обретал контроль над телом, пытался что-то сделать, защититься, убежать, но уже не успевал. Три раза с интервалом в несколько месяцев - один и тот же сон. Каждый раз - яркий, четкий и жуткий.
   Слава Богу, с тех пор как и его я положил на бумагу, он больше не повторялся.
   Пару раз видел я и пророческие сны. Видел места, в которых никогда не был, и позже, оказавшись там, с удивлением узнавал их. Например лет в 12 я во сне провожал девушку в армию! Да, именно так, при чем во сне меня это ничуть не смущало. Она уходила служить, и я провожал ее в Калининский военкомат. Спустя пару лет, проходя мимо военкомата, возле которого я никогда не был, я крепко подвис, ибо узнал место, в которое приводил девушку во сне. Разница была лишь в одном, во сне он находился на улице Вязов, в реальности - на Тайгинской.
   Вам случалось досматривать сны? Мне - время от времени случается. Смотрю какой-то интересный сон, просыпаюсь от чего-либо, например банально в туалет захотелось, и очень сожалею что проснулся, сон-то был интересным! Засыпаю, говорю себе что хочу обратно, и... обратно и попадаю! Само собой, в такие моменты сон, каким бы реальным он не был, остается для меня сном.
   Вот только никогда я не видел во сне Фредди Крюгера, что несколько странно при моей склонности к кошмарам. А вы с ним во сне встречались?
  
   27. Как мы ловили рыбу.
  
   Коротко о географии Новосибирска, для тех, кто не знает этих мест.
   На разъезде Иня Большевичку пересекает железная дорога, ветка Транссиба, использующаяся, насколько я знаю, только для товарняков. Ветка, пересекающая Обь по второму мосту и позволяющая товарнякам напрямую ходить через город, минуя петляющие пассажирские ответвления. Поезда там ходят очень часто, громадные товарняки по 50-70 вагонов, снуют просто друг за другом, груженые как правило углем, ибо идут с Кузбасса.
   Так вот, есть на этой ветке мост через Обь. Одной из своих опор он стоит на острове Кораблик, куда у нас традиционно плавают отдыхать и загорать местные туристы, коим влом до Берди телепаться. Ходит туда теплоход, с интервалом примерно час, и билет стоит рублей так 150 за 10 минут пути.
   Лет десять назад мы с моим двоюродным братом решили попасть на остров Кораблик немного другим, экзотическим методом. А именно - пройти по мосту и спуститься с него по опоре на остров, тем самым и прогулявшись, и поискав на свою жопу приключений, и посетив сей остров на халяву, не платя грабительских денег за теплоход.
   Началось все банально, вышли мы на разъезде Иня, взобрались на железнодорожную насыпь и пошли вперед, к мосту... Чтоб не соврать, по ДубльГИСу расстояние померил. От разъезда по насыпи идти нам было ни много ни мало а 3 с небольшим километра. Вроде не далеко, верно? Внесите поправку на ходьбу по шпалам, и на постоянные уклонения от проносящихся мимо с интервалом пять минут поездов.
   Насыпь высокая, метров 15 будет, склон крутой, убегать от поезда категорически некуда, только на соседний путь. Ну, или если два товарняка одновременно на нашем участке встретятся - сделать шаг в сторону, и зависнуть на самом краю насыпи, ежесекундно боясь слететь вниз.
   Убиться не убьешься, конечно, не ущелье какое-нибудь с острыми камнями, но поцарапаешься и угваздаешься по полной, это как пить дать.
   И вот, идем мы, идем, разговариваем о чем-то (о бабах скорее всего, о чем еще могут говорить двое парней, оба из которых - ебалаи?), и вдруг поезд навстречу. Мы привычно перешагиваем на правый путь, и идем дальше, покуда слева от нас на полной скорости несется товарняк, длинный как сволочь. Земля дрожит, грохот адский, даже друг друга не слышно.
   Я вообще люблю стоять на железной дороге, когда мимо меня поезда проносятся. Есть ощущение, что становишься свидетелем триумфа человеческого гения, когда махина весом в хренову тучу тонн несется мимо тебя на скорости за сотню километров в час. Самолеты я все равно люблю больше, но поезда тоже уважаю...
   И вот, значит, идем мы, ждем когда поезд мимо промчится, время от времени на всякий случай оборачиваясь, не едет ли сзади еще один. Оборачиваюсь я в очередной раз, и вижу: едет! Едет, падла, при чем уже совсем рядом. И не просто едет, а несется! И как мы его, заразу, так близко подпустили - черт его знает.
   В детстве с двумя уже упомянутыми в моих заметках приятелями, Рыжим и Толстым, мы часто гуляли по путям. Не по трамвайным рельсам, а по железнодорожным, но благодаря этому своему детскому увлечению я так люблю эту янкину песню. И пару раз мы с Рыжим весело разыгрывали Толстого. Схема простая. Идем по путям, располагаемся так, чтобы Толстый оказался между нами, по центру колеи. Потом, по условному сигналу оглядываемся назад, изображаем на лице дикий ужас и с криком "Еп твою мать!" прыгаем в РАЗНЫЕ стороны! Один вправо, другой влево!
   Нужно было видеть лицо Толстого, осознавшего, что он стоит прямо на путях, а позади него, судя по реакции друзей, несется поезд! Оглядываться глупо, раз уж друзья так щеманулись в разные стороны, значит поезд совсем близко. Нужно бежать. Но куда? Вправо или влево? Казалось бы, вопрос банальный, ведь все едино, но мозг крепко зависает на пару секунд...
   В общем, шутили мы так несколько раз... Но когда я увидел несущийся на меня поезд и осознал что справа от меня - обрыв, а слева - другой товарняк, выглядел я, наверное, точно также. Разум завис, пытаясь выработать оптимальное решение, куда же прыгать? Под колеса другого поезда, или с насыпи?
   Есть у меня такая фобия, перемазаься. Да, я боюсь запачкаться, такой вот я брезгливый тип. Весна, с ее сочетанием гололеда и луж - это мой ночной кошмар, ведь поскользнувшись весной ты навернешься не в сугроб, а жопой в лужу. Это у меня с детства, наверное, мама приучила: испачкаешься - сам стирать будешь. А стирать я не люблю...
   Ну а поскольку шаг вправо сулил мне падение с насыпи, с долгим полетом, скольжению по гравию, ободранными руками и ногами и сбором всей пыли и грязи что под руку попадется, то выбор я сделал в пользу шага влево. Практически под колеса второго товарняка.
   Женька, судя по всему, был озадачен тем же вопросом что и я, и процесс "зависания" у него продлился на пару секунд дольше, чем у меня. Ну а увидев что я выбор сделал, он просто инстинктивно повторил мой маневр.
   За компанию, как известно, и еврей повесился.
   А в следующую секунду товарняк промчался по тому месту, где мы только что стояли...
   Вам случалось оказаться между двумя несущимися на полной скорости поездами, на узеньком пятачке шириной с пол метра? Вряд ли. Вот и постарайтесь никогда в подобной ситуации не оказываться. Страшно! Ветер от бегущих поездов просто валит с ног, а поскольку поезда несутся в разных направлениях, ветер отчаянно пытается заставить тебя крутиться волчком. Справа и слева проносятся борта вагонов. Скорость бешеная, как минимум сотня километров в час. Заденешь вагон рукой - как минимум вывих. А как максимум - тебя швырнет на соседний поезд, а от него - вновь к первому. И так будет швырять, дробя кости, пока после очередного броска ты не окажешься под колесами одного из них, где все и закончится.
   Страшно. Очень страшно...
   Я вновь сориентировался первым, и первым осознал что нам, вполне возможно, приходит пиздец. Заорав "Ложись!", что, как выяснилось потом, Женька все равно не услышал из-за грохота поездов, я упал лицом вниз, на камни, краем глаза увидев что Женька позади меня повторяет этот маневр.
   В нескольких сантиметров от моих рук покачивались вверх-вниз рельсы. Над головой летели многотонные махины вагонов... Ветер нес в лицо пыль и прочий сифилис...
   Первым закончился левый товарняк, и я в несколько аккуратных движений перепозл на левый путь, где уже встал во весь рост, пытаясь унять дрожь в коленках. Женька за мной не пополз, так и лежал, пока не пронесся мимо и второй поезд.
   - Мои поздравления, - сказал я ему, протягивая руку чтобы помочь подняться, - Сегодня ты - последний герой.
   - Твою ж мать... - пробормотал он, доставая сигарету.
   - Что, очканул? - спросил я, преувеличенно бодрым голосом.
   - Твою ж мать... - повторил Женька, - Сигарету потерял, блин!
   И мы пошли дальше, впредь чаще оглядываясь назад...
   Запылившиеся и слегка помятые после близкого знакомства с товарняком мы неспешным шагом шли по насыпи к своей цели, то есть к мосту. И вот, когда до моста оставалось всего ничего, и будка сторожа отчетливо просматривалась (равно как и ебалаи прекрасно просматривались из будки), оттуда вышел сторож.
   Обыденный такой сторож. С обыденным таким ружьем... Вышел и задумчиво на нас посмотрел...
   Тут то мы и задумались о том, что сидит этот дядька тут не спроста. Что наверняка он охраняет мост, по которому наверняка запрещено ходить не то что ебалаям, но даже и нормальным людям. Мы остановились. Посмотрели на сторожа. Сторож посмотрел на нас. Мы развернулись и пошли обратно...
   Знакомо ли вам слово "облом"? Знакомо ли вам это ощущение, когда ты чего-то очень хочешь, и вот уже практически держишь это в руках, а потом - хоп, и облом?
   Грязные, пыльные, потные мы хотели только одного. Хотя нет, хотели мы трех вещей. Искупаться, напиться (воды, чистой воды, а не спиртного), и женщину! При чем тут женщина? При том, что в 18 лет женщину хочется всегда и везде. Ну да не важно...
   Ну, допустим, найти на железнодорожной насыпи женщину нам не светило, а вот найти где попить воды и искупаться - это казалось вполне реальным. Мы огляделись по сторонам... Благо, насыпь возвышалась метров так на двадцать, не меньше, так что оглядеться проблемы не составило. Где-то слева и сзади маячила водная гладь. Позади - серые воды Оби, а слева - какое-то озерцо. Его мы и выбрали...
   Но столкнулись с двумя проблемами. Первая - чтобы спуститься к озеру, нужно было, уж простите за констатацию очевидного, спуститься! А спуститься с практически отвесной 15-ти или 20-метровой насыпи, задача отнюдь не такая уж простая.
   Вторая проблема заключалась в том, что плавок мы с собой не взяли, уж черт его знает, почему. Ведь купаться же шли, ебалаи... Но жара стояла такая, и купаться хотелось так, что нас это обстоятельство уже не волновало.
   - Да пусть там рядом хоть бабы загорают, - заявил Женька, - Я хочу в воду!
   - Аминь! - поддержал я его, - А теперь - спускайся.
   - Твою мать! - сказал Женька, и полетел.
   - Святые угодники! - завопил я, поскальзываясь и планируя с насыпи следом за ним.
   Дерево, земля, кусты, ветка, земля, камень, Женька, земля.
   - Чтоб я еще раз! - сказал Женька, спихивая меня с себя, отряхиваясь, и проверяя не треснула ли пополам задница.
   - Нам еще обратно лезть, - возразил я.
   - Через мой труп! - отрезал Женька.
   - Придется... - тяжело вздохнул я, за что заработал тычок под ребра.
   Еще минут десять, и мы у цели. Озерцо оказалось маленьким, заросшим камышом и издалека больше смахивающим на болото. Но вполне свежее, прохладное и приятное во всех отношениях. Да и поблизости не было НИКОГО! Вообще никого, только в 11 километрах над нами пролетало что-то серебристое. Не раздумывая больше ни секунды мы на щелк выпрыгнули из одежды и ринулись в воду!
   Бог ты мой, какой это был кайф... Плавать нагишом в черт знает где находящемся озерце, в котором водятся черт знает какие инфекции... Но об этом мы тогда не думали, мы наслаждались прохладой, и даже рыб мы обнаружили только минут через пять.
   Озеро просто кишело какой-то мелкой рыбой типа плотвы. Я не рыбак ни разу, поэтому понятия не имею, что это были за звери, но голодные они были как растаман после трех косяков! И отчаянно пытались откусить от нас кусочек своими беззубыми ртами. В первый миг мы офонарели. Зависли в воде и с удивлением наблюдали как нас окружают сотни мелких рыбок, тыкающихся нам с каждый сантиметр тела, пытающихся выдернуть волоски на ногах или на... Ну, не суть важно.
   - О... Рыба! - сказал я, вытаскивая из воды рыбешку, которую я просто и неспешно выловил ладонью.
   - Как ты это сделал? - спросил мой неуклюжий брат, водя под водой руками.
   - Вот так... - продемонстрировал я вторую рыбу во второй ладони, но тут же вынужден был ее выпустить, чтобы отогнать рукой десяток рыбешек, пытавшихся забраться мне в задницу.
   И мы стали ловить рыбу. Система проста как валенок. Складываешь ладошки лодочкой и ведешь ими под водой. Пяток рыб обязательно начинают их преследовать, и тут вам остается лишь развернуть "лодочку" в обратную сторону и достать пару рыбёх из воды. У Женьки это, правда, в упор не получалось, по поводу чего он жутко комплексовал и даже выбрался из озера, чтобы найти поблизости пластиковую бутылку в которую можно будет наловить рыбы...
   Долго думал, как бы эту историю закончить, но ничего оригинального в голову так и не пришло. Поэтому закончу ее просто и логично: соседский кот был рад!
  
   28. Зимний пикник.
  
   Много лет назад пошли мы на пикник. Я, Света, с которой мы еще тогда и женаты-то не были, Юля и Даша.
   Все бы ничего, но на пикник мы пошли в январе, поздним вечером, в сумерках. Градусов так -15 было, я думаю... А может и больше. Или меньше... Не суть. Зима, в общем.
   Пошли мы в лес. Точнее, в березовую рощицу. Километра так 2,5 от моего дома. Сардельки с собой взяли, спички, лимонаду бутылочку. Что еще на пикнике надо? Ну, разве что лето... Но его с собой не возьмешь.
   Пошли. Сначала шли по дороге, и это было ничего. Потом по трубам. И это вроде тоже ничего... Но потом пришлось идти по целине. Недолго, метров 50, но снегу по пояс. Но в деревьям то надо пройти, чтоб с них сушняка наломать, верно? Девчонки, матеря меня и мои широкие шаги, кое как пробрались за мной, увязая по пояс. Пришли. Рощица, березки, веточки, костер, сардельки, ночь уже... Лепота. Собственно, во всем этом пикнике особо забавного была только Юлина фраза: "Лимонад на солнце не ставьте, а то нагреется". Лимонад с кусочками льда, это, скажу я вам, вещь, если у костра...
   Сардельки съедены, жизнь прекрасна, пора бы и домой. А западло опять по целине-то идти. Мне то что, я лось здоровый, каждый шаг по полтора метра. Запыхался, конечно, пока сюда лез, но не сказать чтоб прям совсем уж устал. А хрупким дамам-то посложнее будет такие препятствия брать. И тут я вспоминаю, что лет пять назад, когда мы тут с друзьями шарахались и жгли все подряд, через тот овраг возле которого мы сидим, был мост перекинут. Ни хрена не пешеходный, так, мост внутрь которого трубопровод положен был. Вглядываюсь в темноту, в овраг, и более-менее вижу: вот он, мост-то, стоит.
   Я еще помню, что трубы на тот момент в него так и не положили, и до края оврага он не доходил самую чуточку. Летом мы на него на щелк запрыгивали, ну а зимой, по слою снега, и того проще будет...
   Подходим мы к мосту. Я на него первым ступил, своим полутораметровым шагом. Следом Юля шагает, я ей руку протянул - втянул к себе на мост. Дальше - Даша. Шагает, и ка-а-ак провалится в снег. Ржет, сквозь смех сказать ничего не может, с трудом только выговаривает: "Тяните меня!" и снова ржет. Кое как втянули мы ее на мост. А провалилась она, как выяснилось, далеко не по пояс, а по самую шею. Возле моста снега навалило, все щели позамело, и Даша, получается, чуть под снегом в овраг-то и не ушла. Там до моста как раз около метра оставалось, в эти около метра наша Даша чуть и не уехала... Долго бы мы ее потом выкапывали. Втащили мы на мост и замыкавшую шествие Свету, просмеялись, Дашу отряхнули, пошли.
   Мост узкий, от силы метр в ширину. Внизу овраг. Метров пять в самом глубоком месте. Напоминаю, зима, легкий ветер и, конечно же, гололед. Идти как-то страшновато: нога соскользнет - будут тебя потом друзья от дна оврага отскребать. Ну, если сами туда спуститься без бульдозера смогут.
   Идем.
   И тут я, прокручивая в памяти свои похождения по этому мосту пятилетней давности, вспоминаю, что в нем были люки! Не сквозные, нет. Просто люки для доступа к трубопроводу, который в будущем в этом мосту проложат. Глубина этого параллелепипеда, по верней поверхности которого мы идем, метр с небольшим.
   И я на ходу говорю:
   - Девочки, шагайте осторожно, тут где-то люки были...
   - Лю? - спросила позади меня Юля, и добавила: - Бля!
   Оборачиваюсь - нету Юли!
   Опускаю глаза вниз - вот она, из люка торчит. По пояс в него ушла!
   Люки то снегом тоже замело, да еще и ночь, не видно ж ничегошеньки.
   Выколупали мы Юлю из люка и пошли дальше...
   А дальше - мост кончился!
   А до второго края оврага еще метра три с небольшим. И тут я вспоминаю: "Да, точно, он же недостроенный!"
   Думал, там мне смерть и придет, спихнут они меня вниз за такие шутки.
   Просмеялись. Стали решать что делать. Было предложение сигануть вниз. Вроде и не глубоко, метра два. Получается, прыгать нужно на склон оврага, как Сталлоне в "Скалолазе", ну так я ж не Сталлоне, в рот мне чих пых, и на Нео тоже не похож. Да и спутницы мои тоже вроде на Тринити не тянут, с небоскреба на небоскреб скакать не приучены.
   Щас, думаю, только разум освобожу, ага!
   Что делать? Пошли обратно. Аккуратно, стараясь не провалиться в люки.
   Выкарабкались на дорогу....
   А, нет, я ж первый по целине опять поскакал, а девушек встретил салютом. Я ж пиротехник, у меня с собой несколько ракет класса "Свистульки" были. Салют - это классно, верно, ведь? И чего он девчонкам не понравился? Может потому, что в их сторону ракеты летели? Делов-то, отбивай их да дальше по целине скачи. Ну, или плыви, уж как рост позволяет...
   В общем, когда они все втроем на дорогу выбрались, мне вновь показалось что смертушка моя пришла, прикопают меня тут, в сугробе. Ан нет, не прикопали, устали сильно, по сугробам прыгая.
   Отряхнулись, проматерились, на меня конечно же, и пошли в сторону дома. Выбрались на большую дорогу... Как звучит-то, а? "Пьяная дорога" ее в народе зовут, кто на "Снегирях" бывал - знает. Вышли, и давай попутку ловить, хичхайкеры хреновы. Пешком то идти запало, устали все.
   Ловим УАЗик... Мне вообще на них на пьяной дороге везло всегда. Утрамбовываемся. Водитель интересуется:
   - Откуда вы такие, в темноте на дорогу вышедшие?
   Юля, с абсолютно серьезным лицом:
   - На пикник мы ходили! Вот...
   У водителя вытягивается лицо. Оно и понятно, кто ж зимой ночь на пикники ходит, чувствуется, не верит он нам. Аж обиделся, дескать, я их тут подобрал, обогрел, везу, а они мне правды говорить не хотят, прикалываются еще...
   В молчании едем минуты две. Видимо водитель раздумывает: высадить нас, ебалаев, или не надо? И тут он принюхивается... А от нас мощный такой аромат костра...
   - Вы что, правда с пикника что ли? - от удивления он чуть баранку не проглотил.
   - Ну да! - Улыбаемся мы во все наши 112 зубов, - А мы что говорим?
  
   29. Детские мечты.
  
   Все мы в детстве мечтали... Кто-то хотел стать доктором, лечить людей, спасть жизни. Кто-то - стать космонавтом, и первым ступить на поверхность Марса или Венеры. Ну, или Юпитера, и быть размазанным по этой самой поверхности его чудовищной гравитацией.
   А я был ебалаем уже в детстве...
   Поэтому я мечтал стать шахтером!
   Да, это все было до того как шахтеры стали перекрывать железнодорожные пути, требуя выдачи зарплаты. До того, как новости стали трубить об очередном взрыве на шахте, унесшем жизни сотен людей. До того, как я вообще увидел шахтеров. Грязных, пропитанных угольной пылью...Мне эта профессия видела совсем иначе. Я - могучий двухметровый горняк, спускающийся под землю с огромной киркой (посмотрев год назад "Путевого обходчика" я поразился тому, как кто-то метко нарисовал образ из моей детской мечты), крушащий твердую породу, дающий стране угля! Ведь под землей все иначе, это тоже другой мир, равно как и Марс или Юпитер. Меня завораживали снимки шахт из черно-белых советских газет... Меня манило туда, под землю...
   И вот однажды, в первом классе, мы готовились к какому-то празднику. И "оргкомитет" в составе самых исполнительных девочек-жополизок, вечно крутившихся рядом с учительницей, готовил всем сюрприз. Громадную газету на А0, с кучей рисунков и наклеенных кусочков из разных журналов, и с вклеенными туда фотографиями детей. Помните, как это раньше делалось, когда фотошопа еще и в проекте-то не было? Берется космонавт, вырезанный их "Мурзилки", а вместо его головы поверх рисунка клеится голова улыбающегося Пети Васина, или Васи Петина.
   По замыслу учительницы, каждого нужно было наклеить на картинку, символизировавшую его мечту. И девочки-жополизки отправились бродить по классу, выспрашивать у всех, кто кем хочет стать.
   Первой проблемой, с которой столкнулся орг-комитет, стала катастрофическая нехватка изображений космонавтов. А второй проблемой оказался ваш покорный слуга. Когда ко мне подошла девочка и спросила, кем я хочу стать, я, не колеблясь, ответил: "ШАХТЕРОМ!"
   Она ушла, поговорила с учительницей, и они вернулись ко мне уже вдвоем.
   - Кем ты хочешь стать? - спросила меня уже Наталья Николаевна.
   - Шахтером! - снова не колеблясь ответил я.
   - Точно? - переспросила она меня.
   - Конечно!
   В "Мурзике" картинок с шахтерами не печатали. В "Веселых картинках" тоже... Как итог, на этой громадной стенгазете я плыл в какой-то непонятной то ли байдарке то ли каноэ, по узкой извилистой речушке.
   Суки! И Наталья Николаевна, и девочки-жополизки! Это из-за вас не исполнилась моя заветная мечта! Это из-за вас я теперь продажник, постоянно гребущий против течения жизни!
   А ведь я мог бы стать могучим двухметровым горняком с астмой и раком легких! Черт!
  
   30. Вы не подскажете, где тут магазин "Гаина"?
  
   Помните, я писал про свое знакомство со степлером?
   Думаете, на проткнутом пальце тот день закончился? Как же! После стакана фифти-фифти день закончиться не может! Он только начинается!
   Витек остался дома. Выколупывать скрепки из диплома и материть того ебалая, что их ему туда навтыкал. А мы пошли соображать на троих. Я, 14-летний полудурок, Димка, полудурок лет так 19-ти, и Женька, самый старший из нас, 22-летний, но и самый полудурошный...
   А почему мы пошли? Да потому что спирт кончился, и срочно требовалось догнаться.
   Пришли мы к пивной на "Библиотеке". Это щас там цивильный райончик, скверики с цветочками и подъезды со скамеечками. А тогда там был притон алкашей. Та пивнушка была для них магнитом, и соответствующий контингент сидел, лежал или неспешно передвигался вокруг нее в огромном количестве. Примкнули к контингенту и мы.
   Взяли пива. Напоминаю, 97-ой год, пиво наливали тогда только в банки. ПЭТ-бутылки еще не раздавали направо и налево. Стеклянные банки! Есть банка - получишь пиво. Нет банки - извини. У нас банки были. Штуки три... Литровые. Мы в них взяли по литру пива, чуток его тяпнули, закусили крабовами чипсами (это щас все знают что это "Бингре", а тогда на них только иероглифы какие-то написаны были, и покупая их мы говорили продавцу: "Краб-чипсов, пожалуйста!") и поняли, что не торкает.
   В соседнем киоске продавалась водка. Вы помните то время, когда водка продавалась в киосках на остановках? А когда она продавалась в алюминиевых банках - помните? Эх, детство мое...
   Купили мы водки. Баночки две кажется. Я не помню уже, давно это было. Хряпнули. Плохо пошла, из краб-чипсов закуска для водки довольно посредственная. И тогда мы намешали ерша...
   За свою жизнь я пил ерша всего раз. В тот день. Последствия были столь ужасными, что я больше никогда не мешал алкогольные напитки. Даже в желудке. А уж что я когда-то тяпнул еще хоть глоток самого ерша... Нет! Ни в жизнь.
   Все последующее помню смутно. Отрывками как в кино...
   Вот Женька роняет пол баночки водки, разливает ее к чертовой бабушке, и вокруг слышится полный ужаса стон окрестных алкашей. Ну и наш с Димкой мат, конечно же...
   Вот Димка сидит на лавочке в обнимку с каким-то бомжеватого вида мужиком, при чем тот называет его "командир" и порывается выпить с ним на брудершафт.
   Вот мне приходит в голову что это довольно забавно подойти к Женьке сзади и долбануть его по затылку зонтиком! Я исполняю задуманное, он оборачивается и хватает меня за грудки. Что делать дальше он явно не знает, но мне хватает уже и этого, я и так с трудом на ногах стою.
   - Не надо меня шатать, - говорю я, - Я и так шатаюсь!
   Этот аргумент кажется Женьке логичным. Он меня отпускает и мы снова пьем.
   В какой-то момент все мы решаем, что нам пора домой. Тонкость заключается в том, что я в этих местах не был вообще ни разу, и я очень смутно представляю себе, где этот самый дом и куда мне вообще идти.
   Но идем мы почему-то не в сторону дома, а куда-то во дворы, где допиваем оставшееся. Женька с Димкой о чем-то оживленно спорят, а я замечаю кучку пацанов лет так 12-13, которые показывают на меня пальцем. Еще бы, такое зрелище я бы и сам не пропустил. Пошатывающийся ебалай с зонтиком в одной руке и с банкой ерша в другой. Среди смешков я слышу слово "пьяный", и меня это крепко задевает.
   Я отдаю Женьке банку с остатками ерша, которую он немедленно допивает, но я уже этого не замечаю. Мои глаза наливаются кровью, мое сердце гулко бьется в груди, а кулаки нестерпимо чешутся. Меня назвали пьяным! Да как они смеют!
   - Хто пья... пьный???? - грозно рычу я, направляясь к пацанам. Ну, точнее это мне кажется что я грозно рычу, а на самом деле... Ну, вы представляете как уморительно выглядит идущий в атаку но едва стоящий на ногах пьяный ебалай? - Я пьяный??? Да я вас щас всех...
   Пацанята обращаются в бегство, исчезая в подворотне. Я бегу за ними. Ну, то есть, это мне кажется, что я бегу. Вероятность сделать шаг в любую из четырех сторон света для меня одинакова. Таким образом подойдя к этому вопросу математически, мы видим что если между мной и моей целью n шагов, то пройду я это расстояние за n! шагов! Для забывших математику, напоминаю что ! - это обозначение факториала!
   Поняв, что я крут, и я обратил врагов в бегство, я иду обратно. У Женьки с Димкой тем временем разгорается яростный спор. По поводу чего - никто так и не вспомнил. Но финалом его было гордое димкино: "Вы - два пьяных полудурка! Я с вами никуда не пойду! Я - трезвый! Поэтому я пошел домой, а вы идите на хер!" И он и в самом деле пошел, в противоположную от дома сторону.
   Мы с Женькой постояли немного и тоже пошли. Но прошли немного, потому что он увидел вдруг открытые ворота стройки! И, о чудо, башенный кран! У всех по пьяни есть свои заскоки. Я как напьюсь - начинаю рассказывать тем, с кем пью, как я их уважаю и люблю, и какие они хорошие. Женька как напьется - лезет на башенные краны. А что? У вас не так?
   В общем, он сказал мне:
   - Подожди меня тута, я щас слазю наверх и сразу обратно!
   И полез...
   А я задумался. Мой практичный ум сразу прикинул, что в том состоянии в каком Женька щас, он наверняка навернется с крана. И что мне тогда с ним делать? Тащить на себе домой? А мне влом... И я решил не дожидаться его падения и найти дорогу домой самостоятельно.
   Повторюсь, в тех местах я не бывал ни разу. Но я знал что всего в остановке или двух от меня находится магазин "Гаина", а от него я дорогу к женькиному дому найду в любом состоянии. Вот только в какую сторону мне идти?
   Самым логичным действием было бы спросить у кого-нибудь. Но тут возникало две проблемы. Во-первых, время было уже 22 часа, а в тех краях в 97-м году уже и после семи лучше было одному не гулять, поэтому улица была пустынна. А во-вторых, я не мог ни у кого ничего просить просто потому что на меня напала адская икота. Зычная как гудок "Камаза". Так я и шел по улице в неизвестном мне направлении, икая во все горло, и моя икота неслась впереди меня, отражаясь от стен домов, извещая всех встречных людей: "Вам навстречу движется какой-то пьяный придурок, прячьтесь!"
   И тут, о чудо, я встретил девушку... Я не помню ее лица, не помню ее фигуры, для меня она была сплошным серым пятном на серой улице. Мои глаза уже вообще функционировали довольно посредственно. Я помню только ее смех, веселый, искренний и мелодичный. И смеялась она, разумеется, надо мной, отчаянно пытавшемся спросить у нее дорогу.
   - ИК! Вы.... Ик! Вы не подскажете... ИК! Мля... ИК! Где нахо ИК! Нахо ИК! Находится.... Ик бля... Находится "Гаина"? Мля! Ик! Махазин такой... Ик епт!
   На ее смех я почему-то не обижался ничуть. К тому же девушка прекрасно знала, что поздним вечером одной в ее квартале гулять не стоило, поэтому рядом с ней маячило еще одно серое пятно с теленка размером. То ли доберман, то ли мастиф... Выяснять я не стал.
   В общем, просмеявшись, она указала мне примерное направление движения, и я, продолжая икать словно взбесившийся мул, выбрался наконец-то к дороге. Ноги слушались плохо. Глаза закрывались. Отравленный алкоголем организм готовился отключиться...
   Далеко ли я от "Гаины", я не знал, поэтому решил поймать машину, логически рассудив, что ехать относительно недалеко, и той суммы денег, что у меня в кармане мне вполне зватит. Но почему-то никто не останавливался, и тогда я вообще вышел на середину дороги, крича каждой встречной машине: "МУЖИК, ТОРМОЗИ!!!" и дико размахивая руками.
   Почему-то никто не остановился. Странно...
   Уже практически на автопилоте я добрался до "Гаины", благо, идти было совсем близко. А уж от "Гаины", на полном автопилоте, не соображая вообще ничего, я добрел до женькиного дома. Дальше - аут, события я восстанавливал со слов Витали, который все это время старательно переписывал истыканный степлером диплом...
   Дверь мне открыла бабушка. Я сделал шаг вперед, встал в дверном проеме и покачиваясь влево-вправо, то об один косяк, то об другой, изрек: "Баба... Кажется я пьян". Бабушка всплеснула руками, помогла мне разуться и увела в комнату, где я упал мордой вниз на кровать и, немного подумав, свесился с нее и громко и эффектно наблевал прямо на пол. Сообразительная бабушка как раз ушла за тазом, но не успела его принести. Ерш - страшная штука.
   Вернулся я примерно в 11 часов... К 12-ти, так и не сумев заснуть, борясь с головокружением и тошнотой, я поплелся на кухню отпаиваться молоком. Где обнаружил только что пришедшего Женьку. Как ни странно, кран он покорил, примерно пол часа забираясь на него и примерно столько же слезая потом обратно.
   А в 3 часа ночи вернулся Димка, утверждавший что он из нас самый трезвый... С фингалом под глазом, в одном ботинке, но зато с чьей-то курткой в руках. Под утро он пытался восстановить хронологию событий, но смог это сделать лишь частично. Помнил как его отмудохали гопники и отобрали все деньги и, почему-то, один ботинок. Потом он столкнулся на мосту через Ельцовку (а это километрах в 6 от того места, где мы начали свою пьянку) с каким-то мужиком, почему-то подрался еще и с ним, и скинул его с моста в реку! После чего подумал, что он забрел куда-то уж совсем не туда, и поперся домой. Откуда взялась чужая куртка он так и не вспомнил...
   А Женька с тех пор, каждый раз когда я приезжал к ним в гости, подкалывал меня, крича маме или бабушке: "Несите тазик, Кирилл приехал!"
  
   31. Идеальный охранник.
  
   Дело было так... Потребовалось мне как-то забрать со склада некой конторы, живущей на территории Инструментального завода, 100 килограмм херни. В банках по 25 кило каждая. Наш конторский водитель за херней этой ехать отказался, ибо не влезет она к нему в машину, и я принял судьбоносное решение заказать ГАЗель в компании "Семь двоек". В смысле, по телефону 222-22-22. Хорошая компания, но... Но создается ощущение что работа диспетчера с водителями у них построена на основе игры в глухой телефон.
   Каждый раз когда заказываем ГАЗель к нашему офису, доходчиво объясняем диспетчеру: подъезжать со стороны Семьи Шамшиных, к вывеске ЮНИТ КС, и сразу вставайте к ней жопой. Диспетчера угукают, а потом нам звонят водители, подъехавшие к зданию не с той стороны, и теперь не понимающие куда им идти. Или еще хуже, не звонят, а мы потом бегаем по всей Семье Шамшиных, ловим их, ибо еще ни разу никто не выполнил четкого указания: встать жопой к двери нашей компании.
   Но это так, предыстория. Преамбула. Амбула пошла дальше...
   Заказ я сделал подробный и четкий: приехать к Инструментальному заводу, и встать возле офиса компании "Реалист", ибо там, как правило даже припарковаться можно, к 9-20, и ждать меня. К чести "Семи двоек", они не опаздывают... Но вот с координацией у них напряги.
   Время 9. Звонок. "Газелька прибыла, номер такой-то, встречайте".
   Выхожу, ищу... Юмор в том, что на территорию Инструментального завода посторонним пройти нельзя. Пропуск нужен, а его хрен выпишешь. А вот въехать на машине - запросто, и уже потом получить пропуск на выезд, что сделать легче легкого. Вот мне и нужна моя ГАЗель, чтобы туда попасть.
   Ищу... Прошел вдоль всего здания завода - нет ГАЗельки моей. Звоню.
   - Где моя ГАЗель? В упор ее не вижу.
   - Щас вам водитель наберет и вы с ним как-нибудь встретитесь.
   Звонит водитель.
   - Вы где? - спрашиваю я.
   - На территории завода.
   - Епт! А на кой черт вы туда поехали?
   - Мне диспетчер сказал: на территорию завода и встать сразу за воротами.
   Вот где в моей фразе "Встать возле офиса "Реалиста", под его большой вывеской!" было слово "ворота"?
   Матерюсь. Телепаюсь к воротам. Там меня встречает охранник:
   - Куда попер! Нельзя! Только для машин проезд!
   Пытаюсь объяснить ситуацию:
   - У меня водитель - полудурок! Заехал к вам, мне к нему надо!
   - Пешком - через проходную. Тут - только на машине!
   - Да вон она, машина моя, сразу за воротами!
   - Нельзя, кому говорю!
   - Ну тогда выпустите его обратно, я к нему сяду и мы с ним цивильно к вам обратно заедем.
   - Если у него пропуск есть - пусть выезжает.
   - Откуда у него пропуск? Его только мне дадут, если я на территории окажусь.
   - Тогда не выпущу!
   Я стою и тупо моргаю глазами. Мырг, мырг... Такого идиотизма в моей жизни, кажется, еще не было. Вот она, моя ГАЗель, за воротами, за которые ее отправил бездарный тупой диспетчер, и ни я к ней попасть не могу, ни она ко мне обратно!
   Динамит меня разбери, какой был соблазн плюнуть на 100 килограмм херни, ждавшей меня на территории завода, и просто уехать на работу, предоставив водителю ГАЗели самому выбираться из сложившейся ситуации...
   Но нет, я же человек ответственный... Да и водилу жалко, он то не виноват ни в чем. Иду на проходную. Взываю к совести. Взываю к жалости. Взываю к солидарности. Касаюсь основ религии, а когда это не помогает - грожу наслать на всех обитателей проходной страшное проклятье ночной икоты. Это действует, контролерши ржут и соглашаются меня пропустить.
   Свершилось! Получаю свои вожделенные 100 килограмм херни и везу их в транспортную компанию, дабы осчастливить некую находящуюся за 500 километров от нас типографию, которая без этих четырех здоровенных банок ну просто жить не может...
   К чему я это все? Хотите кому-нибудь напакостить? Обидевшему вас такси, транспортной компании или просто человеку с машиной? Все просто, попросите этого кого-то заехать за вами на Инструментальный завод, на саму территорию, мол, я сяду к вам сразу же за воротами.
   И все! Там он жить и останется. Охранник на воротах работает как идеальная сторожевая собака. Всех впускает, но никого не выпускает.
  
   32. О вреде спорта.
  
   Как щас помню, шел 2006 год. Год выхода римейка "Омена" в прокат, год когда я сделал Свете предложение, подарив ей колечко по дороге из института домой, ехая в автобусе.
   И вот в этом самом 2006-м году, по весне, я вдруг обнаружил, что у меня чрезмерно большая жопа. Проще говоря, отожрался я, и надо что-то с этим что-то делать. А что делать? Бегать, разумеется! Бегом от инфаркта, вперед к инсульту, как говорится.
   Достал я откуда-то свои старые джинсовые шорты, с трудом налезшие на мою откормленную задницу, легкую футболку, наметил маршрут, и побежал...
   И вот, бегу я, пыхчу (или пыхтю? А может попыхиваю?), но бегу очень довольный собой. Ибо а) километр я уже отмахал, а пока еще бегу без особой одышки, чего я от себя не ожидал, и б) просто приятно это, бежать, чувствуя как обдувает тебя встречный ветер. И кажусь я себе таким крутым и спортивным, что прямо слов нет!
   А тут впереди меня неожиданно рисуется лужа. Лужи - это вообще мои злейшие враги, но тогда я этого не знал, ибо молодой был еще. И подумал я, что мне, такому крутому и спортивному, просто западло будет лужу оббегать, ибо крутость моя тогда просто зазря пропадет! Лужа не так уж велика, лучше я ее перепрыгну!
   Ускорившись, я оттолкнулся от земли, в полете вспомнив Высоцкого ("а моя толчковая - левая!") и воспарил, подобно орлу! Орел над лужей, епт...
   Нет, не думайте, все я рассчитал правильно, лужу я перепрыгнул с изрядным запасом расстояния, все нормально тут было. Не нормально было в другом... Воспарил я в своем титаническом прыжке, широко раскинув ноги. Ну, не в стороны, понятное дело, а одну вперед, другую назад, и... И тут шорты мои многострадальные, с трудом на откормленную задницу натянутые, сказали "Хрусь!" Громко так "Хрусь" сказали...
   Приземлился я, затормозил, и стал оглядывать себя, оценивая повреждения. А повреждения были катастрофическими. Шорты порвались ровно пополам! Разошлась ширинка, порвалась промежность, трещина прошла в аккурат между двух полужопий и остановилась на поясе. То бишь были у меня теперь не шорты, а две раздельные штанины, державшиеся вместе исключительно на поясе.
   Вспомнив волка из "Ну, погоди", натянул я футболку пониже, и заозирался. Позади меня шли люди. Это плохо... Значит обратно мне путь закрыт, стремно как-то мимо них пройти будет. Впереди... Впереди тоже люди, но идут от меня, а не мне навстречу. А мой предполагаемый маршрут пробежки как раз и должен был пройти вдоль оврага, мимо Спартака, потом по трубам (там вообще безлюдно), и снова вывести меня в город.
   Как я буду идти через квартал с порванными штанами я старался вообще не думать, главным было хоть до людных мест добраться, по максимуму минуя людей, чтоб не позориться. А по сему маршрут я свой продолжил...
   Как назло, впереди меня, в точности по моему маршруту, гуляла влюбленная парочка! Неспешно так гуляла, мать ихню! Так я и плелся за ними добрых пол часа, старательно держась на определенном расстоянии...
   Но главным испытанием было забраться на трубы... В принципе они там всего в метре от земли, заскочить - не фиг делать. Но ведь для этого прыжка снова нужно воспарить, снова раскинуть ноги... А фиг знает, выдержат ли такое обращение последние нитки, удерживающие две разрозненные половинки джинсов вместе? В общем, кое как вскарабкался я на трубы практически ползком! И снова поплелся за влюбленной парочкой, которую черт дернул в ту же сторону идти, блин...
   Собственно, но этом приключение и закончилось, до дома я дошел без эксцессов, старательно петляя между домами, избегая людных мест...
   А мораль сей басни такова: отъел жопу как у бегемота - не думай, что ты - орел!
  
   33. Закомпьютерризировался.
  
   Сгонять муху с монитора курсором? Фигня! Очень часто мухи в самом деле улетают.
   У меня степень погружения в виртуальность куда больше!
   На работе у меня над столом висит плакат с самолетом. Очень часто использую этот плакат для демонстрации заливки тонером, мол вот эта конкретная картинка хоть и залита изображением вся, но если просчитать (а я расчеты проводил лично и готов присягнуть что они верны) - там всего 15% каждого цвета. Клиенты просто часто спорят, мол, мы печатаем с заливкой 100%. А я им тык в картинку, мол, хрен вам, не так все!
   В общем, подходит ко мне молодой коллега кой чего уточнить. Как раз по заливке и расчету себестоимости. Я открываю нужный мне файл, что-то там ему показываю, мол, посмотри сюда, вот ту так, тут этак... Само собой, показываю курсором. Он кивает. И апофигей ситуации: "Вот характерный пример, вот тут - 15% каждого цвета!" - и я веду курсор к краю монитора, чтобы показать им на самолет. И очень удивляюсь, когда перевожу взгляд на плакат, курсор то туда не уехал!
  
   34. Бельдяшки.
  
   - Давай сходим на станцию, заранее билеты купим! - говорила мне Света, сидючи на покоцанной кровати в "Карачах". На подоконнике залетевшая в форточку синичка деловито клевала семечки. В соседнем номере завывал церковный хор. Где-то в соседнем корпусе замерзали Алексей и Олеся Морокины... Шел январь 2011-го года...
   - Да брось ты, - ответствовал я, - Мы ж не на поезде поедем, а на "Ласточке". На нее билеты всегда есть, она ж огромная.
   Из нашей форточки шел пар, ибо на улице стоял 30-градусный колотун, выходить из номера не хотелось даже для того чтобы дойти до отделения теплых и приятных рапных ванн, тем паче что в рапном отделении было всего +8 и пока залезешь в ванну можно было отморозить ноги, что я дважды и сделал.
   В общем, совершенно не хотелось прерывать наш чудесный отдых, дабы чапать на станцию...
   Наступило 10 января. Мы упаковались и утрамбовались, тепло попрощались с дежурными по этажу - двумя милыми барышнями неопределенного возраста, спасшими нас от холода, пьяных студентов и вони прорванной канализации, и погрузились в такси.
   20 минут езды и мы в Чанах. Районном центре, где останавливается комфортабельная и стремительная электричка "Ласточка", которая, по нашему замыслу, и должна увезти нас домой.
   - Два билета в первый класс, - сказал я, подходя к кассе.
   - Нету. Все раскуплены, - сказала кассирша.
   - Ну, тады во второй... - удивленно ответил я. Не припомню такого, чтобы в "Ласточке" весь первый класс занят был.
   - Тоже раскуплены.
   - Епт... - сказал я, - Ну тогда...
   - А третьего класса больше нет! - не дала мне закончить кассирша, - Все! Нет билетов на ласточку.
   - Епт...
   Лицо кассирши выражало полное отсутствие сострадания. Впрочем, торжества на нем тоже не было.
   - Когда ближайший поезд до Новосибирска?
   - В десять...
   Я взглянул на часы. Чуть более чем через четыре часа.
   - Два билета на него.
   Получив вожделенные кусочки бумаги, я вернулся к стоявшей в сторонке Свете, усердно сторожившей наши баулы.
   - Мы ебалаи, - сказал я.
   - Я знаю, - ответила сразу все понявшая Света, - Когда поезд?
   - Через четыре часа.
   - Епт...
   Это слово-паразит оказалось удивительно живучим.
   - А знаешь что мы сейчас с тобой сделаем? - спросил я, - Мы с тобой пойдем в ресторан! Надо же себя как-то занять на эти четыре часа, верно?
  
   Ресторан в Чанах назывался удивительно просто и лаконично. "Ресторан"! Спасибо, кэп, как говорится... Мы вошли... Гордые городские жители, волею случая оказавшиеся в глухой провинции, и вынужденные посещать столь убогие по нашим меркам заведения...
   Внутри ресторан был отнюдь не плох. Все новое, не покоцанное, красивая мебель... Одним словом, наши ожидания увидеть что-то в духе карачинской толовой не оправдались. И никого! Только мы!
   Мы вошли. Разделись. Сели...
   Единственная официантка что-то делала за стойкой, не обращая на нас никакого внимания. Мы посидели минуты три. Вежливо покашляли. Затем покашляли не вежливо, громко и раскатисто. Реакции не последовало...
   - Иди за меню, - грустно улыбаясь сказала Света.
   Я встал. Подошел. Уничижительно посмотрел на официантку. Взглядом демонстрируя все, что я думаю о столь убогом обслуживании. Реакции не последовало.
   - Можно мне меню? - спросил я.
   - Ы! - кивнула куда-то официантка.
   В стороне, указанной кивком меню все же нашлось.
   Беру, возвращаюсь, открываю... В принципе, цены не кусачие, а меню не такое уж убогое. Есть там и много первых блюд, и приличное количество вторых. Среди них попадается даже шашлык из свинины... В общем, настроение улучшается - тут явно есть что поесть. Выбираем...
   Я понимаю, что щелкать пальцами, демонстрируя что мы готовы сделать заказ, будет бесполезно, и встаю, направляясь к официатке.
   - Нам, пожалуйста, вот это, это и...
   - Этого и этого нет, - сказала, как отрезала.
   - Ну, тогда это...
   - Этого тоже нет!
   - Ладно. Что есть из салатов?
   - Только это...
   - Епт...
   Две страницы салатов, оригинальных и судя по описанию аппетитных, но есть только один...
   - Ладно, два вот этих. Перейдем к первым блюдам.
   - Первых блюд нет...
   - Вообще?
   - Вообще!
   Я подзываю Свету. Объясняю ей ситуацию. Нас обоих неудержимо тянет спросить: "А у вас в Бельдяшках что, вахтерша на ночь холодильник на амбарный замок запирает?"
   - А что есть из вторых?
   - Это!
   Две страницы потенциально вкусных вторых, среди которых шашлык и поджарка, беф-строганов и еще какая-то вкусная хрень, но есть только ОДНО блюдо! Широта выбора в ресторане просто поражает.
   - Знаете, мы, пожалуй, закажем это!
   Сарказм от официантки ускользает напрочь.
   - Десерты? - в меню значатся фруктовые десерты и даже три вида мороженого.
   - Нету.
   Я уже не произношу свое "епт". Это слово уже написано у меня на лице. Оно уже обволакивает меня!
   - Чай?
   - Только зеленый!
   Ура! У них есть зеленый чай!
   Делаем заказ. Поскольку в зале начинает собираться народ - несколько столов сдвинуты вместе, назревает банкет - мы перебираемся в зашторенную нишу. Типа кабинка... 200 рублей за возможность уединиться...
   Через двадцать (двадцать!!!! Епт!!!) минут приносят салаты и бутерброд с киви. Кусочек хлеба, кусочек масла, тоненькая пластиночка киви. Двадцать рублей... Ладно, фигня, зато вкусно.
   Салаты мы сметеливаем моментально, ибо голодные. Второе запаздывает...
   Смотрим на часы... Семь. "А в тюрьме щас ужин!" - голосом Василия Алибабаевича говорит Света, подразумевая, естественно, "Карачи". Тамошняя столовая уже видится нам эталоном общепита, а наш маленький номер с трубами на потолке - идеальным местом отдыха. Боже, а как мы скучаем по дежурным по этажу... Они такие милые, в отличие от фоциантки...
   Не в силах больше ждать выходим подышать на улицу...
   В дверях сталкиваемся с пришедшей на банкет семейной парой. Света открывает дверь, сталкивается нос к носу с мужиком, и тот, недолго думая, начинает ломиться внутрь заведения, едва не снеся мою супругу. О том, что у выходящего человека преимущественное право прохода по ПДД он не знает. О том, что мужина должен пропустить леди - тоже...
   Пока я размышляю, должен ли я прямо сейчас, без лишних разговоров, выбить ему пару зубов, до мужика что-то начинает доходить, и он, уже войдя (влязя? влезв?) внутрь выдавливает из себя робкое "Извините"...
   Выходим на крыльцо...
   - Бельдяшки... - выдыхает Света.
   А мы то, глупые, думали что после "Карачей" нас уже ничем не удивишь... Как же! "Карачи" меркнут на фоне Чанов, безудержно меркнут!
   Замерзаем. Идем обратно в зал. Спустя еще минут пять нам все же приносят второе. Без, епт, гарнира!
   - А где картошка? - вопрошаю я, стараясь поразить официантку молниями из глаз.
   Что должен ответить официант ресторана, если в силу каких-то неодолимых сил он не может доставить заказанное? ХЗ, но начать он должен с банального "извините", не правда ли?
   Щас! Как же!
   - Кончилась. Я ее вам в счет включать не стала!
   Это звучит как одолжение... Типа скажите спасибо и на этом!
   Жрем... Давимся, но жрем...
   Спустя еще минут двадцать приезжает чай.
   Как подают чай в ресторане? Заварочный чайник с ароматным чаем, не правда ли? Две чашечки, сахарница, ложечка...
   Щас!!!
   Две чашки с уже положенными туда пакетиками чая. И уже положенным туда сахаром!!! Меня кто-то спросил, люблю ли я сахар, а? А главное, меня кто-то спросил, хочу ли я пить чай, заваренный на "Карачинской"????
   Вы заваривали когда-нибудь чай на "Карачинской"? Попробуйте! В Карачах я его пил на протяжении 10 дней! Потому что в тех краях это единственная пригодная для питься вода!
   На фоне этого отбитые кромки чашек нас не удивляли совершенно...
   - Бельдяшки...
   - Они самые... Отдельного внимания заслуживает принесенный нас счет.
   Это было просто финальное комбо. Нокаут! Могучий, добиващий удар, после которого уже не встают. Он был на вырванном из тетради клетчатом листочке...Впрочем, что я рассказываю, вот же он!
   0x08 graphic
   35. Основы голографии или индикатрисса рассеивания.
  
   Два с лишним года учебы в СГГА я проработал в ЗАО "Оптик", у жестокого, деспотичного и жуткого во всех отношениях преподавателя по фамилии Шойдин. Уволился я оттуда с грохотом и треском, хотя хотел это сделать как можно мягче и спокойнее. Но Шойдин не понимал, почему я не могу жить на 5 000 в месяц, и мой уход воспринял как личную обиду. Я оказался предателем, уходящим к его злейшим конкурентам, только и мечтающим спереть его последние разработки, а именно - уникальный голографический прицел. В ЦКБ, куда я уходил, над его прицелом откровенно смеялись и искренне желали ему удачи в этом нелегком деле, изготавливая свой прицел, по совершенно иной технологии... Правда, тоже через жопу. Но не о том речь.
   В общем, уволиться то я уволился, а предметы, ведомы Шойдиным, у меня впереди оставались. Сдать ему зачет - это уже само по себе подвиг, а уж если он тебя при этом еще и ненавидит, считая предателем, то и вовсе можешь сразу зачетку в окно выкидывать.
   И вот, четвертый курс, предмет "Основы голографии" или как-то так. Сдаем зачет по билетам. Обстановка - как в "Операции Ы", у Шурика в Политехническом, перед экзаменом. Бздим...
   Мне выпадает вопрос "Дать характеристику матовому рассеивателю". Вопрос элементарный... Да блин, это вообще не вопрос! Матовый рассеиватель - это матовое стекло, характеризуется индикатрисой рассеивания близкой к 180 градусам. То есть любой упавший луч он, словно линза, рассеивает вокруг практически в 2 пи стерадиана!
   Ну, думаю, щас я все сдам. Подхожу к Шойдину и все вышесказанное ему оттарабаниваю. Он задумчиво на меня смотрит и говорит:
   - Недостаточно подробный ответ!
   Я в шоке.
   - Да чего там про него рассказывать? - вопрошаю я, - Матовый рассеиватель, это такая хреновина, у которой индикатриса рассеивания - ВО!
   И показываю двумя руками, как эта самая индикатрисса выглядит. Сжимаю основания ладоней, разворачиваю их на 180 градусов и растопыриваю пальцы.
   - Недостаточно подробный ответ!
   Понимаю, что попал...
   Выхожу из аудитории и иду на нашу кафедру, листать учебники. На кафедре я тогда лаборантом работал, так что был там практически своим... да о чем я, все мы, к четвертому курсу там своими были. Жили там практически.
   Захожу, копаюсь в "Голографии" Кольера, ибо эта книга - библия Шойдина. Все свои вопросы он берет оттуда. Ко мне подходит завкафедры, спрашивает, чего я ищу и кого сдаю.
   - Да Шойдин зверствует, - говорю, - Валит меня изувер! Спрашивает у меня определение матового рассеивателя.
   - И ты не знаешь что ли??? - завкафедры в ужасе. Как это я, его лучший студент, такой фигни не знаю.
   - Получается что не знаю.
   - Это же элементарно! Это хреновина такая, у которой индикатриса рассеивания - ВО!
   P.S. "Основы голографии" мы все все-таки сдали...
  
   36. Наука, как она есть.
  
   В 16 лет я бредил наукой. Меня восхищала двойственность света - то он волна, то он частица, заставляла трепетать мощь ядерного взрыва, и невидимые, не осязаемые, но несущие смерть гамма-кванты. Я мечтал посмотреть на солнце в телескоп (чего так и не сделал за все годы учебы) и понаблюдать за движением терминатора по лунной поверхности.
   И я поступил в технический ВУЗ, если быть точнее, то на оптический факультет СГГА.
   С первых же дней учебы я ощутил на собственной шкуре, как низко рухнул уровень нашей науки, а вместе с ним и уровень образования. Лабораторные работы мы делали на пальцах, потому что оборудование или было разворовано или просто развалилось. Мы не точили линзы на станках, мы не собирали даже простейшие телескопы. Была у нас пара слабеньких гелий-неоновых лазеров, помятый монохроматор и поцарапанные дифракционные решетки.
   Мне повезло, я на первом курсе устроился на работу голографистом, и очень многое успел потрогать и подержать в руках. Мог на щелк собрать схему Денисюка для записи голограмм, чуть посложнее чем на щелк - схему Лейта-Упатниекса. Прикуривал от мощного аргонового лазера, проектировал стойки для интерференционных зеркал и написал пару научных статей. В общем, хоть как-то с наукой соприкоснулся...
   Собственно, с этих научных статей в серьезных научных журналах и началось мое прозрение. Пришло осознание того, как в России делается наука. Потом еще статьи моих коллег полистал...
   Как вам тема: "Повышение дифракционной эффективности отражающих голограмм на галогениде серебра, путем увеличения влажности окружающей среды"? Я за эту статью президентскую стипендию получил, между прочим, на паре конференций свои научные выкладки, совместно с профессором Шойдиным сделанные, докладывал. А знаете, как сие открытие произошло? Мерил я дифракционную эффективность голограммы. Яркость, проще говоря... наклонился к установке, кое что там подправить, смотрю, повысились показания на измерителе мощности. Отошел - опять упали. Снова наклонился - ничего не изменилось. Выдохнул... Опять рост мощи.
   Оказалось, если на голограмму дыхнуть, влажность ее повышается, и растет дифракционка. Прорыв в науке! Статья, конференция, премия...
   А каково практическое значение сего открытия? А никакого!
   Коллега мой, Леха Штамайзен, голограмму ненароком в щелочь уронил, эмульсия и отслоилась. Так он на этом диссертацию защитил - создание пленочных голограмм посредством их записи на фотопластинке, с последующим отделением эмульсионного слоя.
   Думаете, хоть одну голограмму мы так записали? Черта с два. В теории все работало, а на практике...
   Но апогеем моего прозрения была моя собственная магистерская диссертация. "Методика расчета звездной величины МКС "Альфа" в приближениях диффузно-квадратичного и направленного рассеивания света".
   В теории - мощная диссертация. Отработав расчет звездной величины на конкретном объекте, на МСК, его легко можно применить к любому находящемуся над землей объекту. Определять по отраженному излучению что над тобой, спутник или самолет разведчик, пассажирский лайнер или бомбардировщик. А если бомбардировщик, то в каком он сейчас положении - летит на эшелоне, заходит на посадку, или закладывает вираж уходя от возможного залпа зенитных ракет с земли. А если есть данные о том, что это, и как движется - закладываешь их в компьютер ракеты, и от винта! Ну, то есть от сопла! И прощай вражеский B2, так некстати залетевший на нашу территорию.
   Мной даже первый отдел заинтересовался, хотели диссертацию засекретить, уж больно перспективно ее применение в военных целях. Отбрехался, слава Богу, а то пришлось бы ее перед закрытой комиссией защищать, а не перед своими профессорами, со своей кафедры, где все тебя знают и любят.
   В общем, засел я за расчеты, с божьей, и Тымкуловой помощью произведенные. Тымкул - это наш завкафедры тогдашний, профессор, член-корреспондент академии наук. Замечательный во всех отношениях мужик. Честно сознаюсь, во всей этой диссертации больше его было, нежели моего. Все теоретические выкладки - его, от меня же требовалось их проверить, обсчитать и доказать.
   Его, так сказать, идея, мое - воплощение.
   Сел я идею сию воплощать. Написал программулю на паскале, которая бы мне звездную величину МКС рассчитала, забил в нее исходные данные и нажал "Run". 15 секунд, и передо мной был график суточного изменения звездной величины. Парабола, находившаяся во второй четверти координатной плоскости. Парабола, вся насквозь отрицательная.
   А звездная величина отрицательной быть ну никак не может, сколько ты конопли не выкури.
   Тем паче, что вот он, передо мной, график ФАКТИЧЕСКИХ наблюдений за станцией. Схожая по форме парабола, но в первой четверти декартовой системы. Вся такая из себя нормальная, положительная парабола.
   Я загрустил... А как же иначе, сыплется к чертям вся моя диссертация, мне уже видится что я так и не получу диплом, с треском провалюсь на защите. Да какое там провалюсь, не дойду до нее, ведь фуфло все мои выкладки, фуфло.
   Иду к Тымкулу.
   - Василий Михайлович, херня получается. Вот тут вот так, а согласно экспериментальным данным должно быть вот так.
   - Дай-ка формулы посмотреть... Ага. Вся, я понял нашу с тобой ошибку. Вот тут у тебя косинус в степени "к". "К" - это коэффициент такой-то матери, он у нас с тобой вот здесь единице равен, а вот здесь - тройке. То есть всегда нечетный. А косинус в нечетной степени себя ведет вот так, и из-за него у тебя график вот такой получается.
   - Это все замечательно, конечно, но ведь звездная величина отрицательной быть не может!
   - Не может. И вот что мы сейчас сделаем. Вот сюда, в степень косинуса, двоечку добавим. Будет коснус в степени 2 умножить на "к". Таким образом степень косинуса у нас всегда четная, и график себя ведет вот так...
   Тут же на кафедре меняю в программе данные, добавляю эту двоечку в степень косинуса, и вуаля, график становится очень похож на экспериментальный. Не один в один, конечно, гуляет малость, но похож. Форма нужная, а это главное. Остальное спишем на погрешность измерений или нехватку данных о материале станции.
   Радуюсь. Минуту спустя радость проходит...
   - Василий Михайлович, я вот не понял, двоечка то откуда взялась?
   - Ну как откуда? Тебе ж надо чтоб график вверх пошел?
   - Надо.
   - Ну и вот!
   - Да, но в расчетах то она у нас откуда?
   - Ну как откуда? Тебе же нужно чтобы график вверх пошел?
   - Да, но... А, ладно. Фиг с ним!
   Защищаю диссертацию на отлично. Получаю свой красный диплом... Василий Михайлович заведет меня учиться дальше, в аспирантуру.
   - Мы тебе командировку в ИКИ сообразим, в институт космических исследований в Москве! Обсудишь там с ними расчеты свои, может они чего подскажут нового. Данные о материалах станции получишь, габариты ее узнаешь с точностью до сантиметра!
   А я киваю, а сам про двоечку эту над косинусом думаю. И представляю себе, как приезжаю я в ИКИ, и рассказываю: "Ребята, тут такая фигня, на самом деле все мои расчеты не работают, потому что согласно теоретическим выкладкам у меня график вот такой. Но мы с моим научным руководителем вот тут двоечку подписали, и все хорошо стало..."
   А дальше - два варианта. Вариант первый, весь институт громко ржет, показывая на меня пальцем, и все, от молодых аспирантов до седых профессоров хором кричат: "ЛАШАРА!!!"
   Или второй вариант... На мой взгляд он даже еще хуже. Меня выслушивают, ободряюще хлопают по плечу и говорят: "Чувак, не боись. У нас у самих все расчеты также выполняются. Тут двоечку дорисуем, тут знак "минус" подставим. Как у нас после этого ракеты летают - сами понять не можем, но ведь летают, значит верно все!
   И после того, что я в СГГА за 6 лет учебы видел, я ничуть бы не удивился, если бы второй вариант оказался реальным.
   На сем моя научная карьера и закончилась...
  
   37. Стрессовые интервью.
  
   В нынешних реалиях подбора персонала очень модно стало проводить стрессовые интервью. В первую очередь это касается нашего брата, продажников. Принято считать, что мы чаще других сталкиваемся со стрессом, с негативными клиентами, и надо еще на собеседовании проверить, как мы ведем себя в с случае яростной психологической атаки. Также принято считать, что когда на человека активно наезжают, он теряется и может выболтать что-то важное, проколоться в чем-то, чего так просто он своему работодателю не скажет.
   Пару раз на стрессовом интервью бывал и я, после чего решив для себя: там, где практикуют подобное, я работать не стану даже за очень большие деньги. Почему? Просто потому, что раз работодатель может позволить себе неуважительно говорить со своим будущим сотрудником, значит ищет он себе просто рабсилу. Послушного робота, который будет исполнять все его приказы и мириться со всеми его заскоками. А я - не рабсила. Я - ваш потенциальный партнер, который работает не за страх, а за совесть. Который уважает своего руководителя, и именно из уважения готов выполнять все его приказы.
   И плюс к этому я считаю что это просто глупо. Лично я при столкновении с чем-то стрессовым, ухожу в глухую оборону. Мой мозг начинает работать быстрее, я ищу способы прижать, поставить на место своего хамовитого собеседника. И уж точно я не сболтну ничего лишнего, просто потому что в условиях военных действий я становлюсь осторожнее. Хотите разболтать меня? Поговорите со мной неофициально, без давления авторитетом, угостите кофе... Вот тут я по любому растаю, расслаблюсь и наверняка что-то сболтну.
   Но это так, лирика. Мои рассуждения. А теперь, собственно, о собеседовании...
   Устраивался я в одну компанию, названия которой говорить не стану. Контора серьезная, в наших, полиграфических кругах вельми известная. Вот только отдел продаж у них маленький, всего из одного человека состоящий. Из директора, если быть точнее. Вот они и решили расшириться, и позвали для этой цели меня. А собеседование решили провести стрессовое, по канону "Хороший коп, плохой коп". В роли хорошего выступал директор, а в роли плохого - начальник службы безопасности, или как-то так, точное название его должности я не помню. На кой черт он вообще нужен на подборе персонала, для меня так загадкой и осталось.
   И вот, понеслось... Проговорили основные вехи моего резюме, при чем "плохой коп" время от времени хмурился и с суровым видом вставлял ремарки в духе: "А ведь это легко проверить!", или "Что-то с трудом верится"... Потом перешли к моим ожиданиям от грядущей работы. А я хочу приличной зарплаты и широких полномочий. Чтоб, например, мне не нужно было каждый раз бегать к директору и спрашивать: "А можно я вот эту херню продам всего под 7%", или "А можно я этому клиенту рассрочку предоставлю". Я в продажах не первый год, умею отличить лежалый товар от дефицитного, и честного клиента от проходимца.
   И вот после моей тирады "плохой коп" подается вперед, и угрожающе глядя на меня говорит:
   - А вот представь себе, что все твои пожелания приняты, и ты сам принимаешь решения! (а меня жутко бесит, когда меня вот так, на первом знакомстве. Деловые люди на "ты" называют. Одно дело, когда мы с кем-то на улице познакомились, тут уж наоборот "вы" не уместно, но в работе деловой этикет соблюдать надо!) И вот ты даешь одному клиенту товар в рассрочку, тысяч так на сто. Другому. Третьему. Десятому. И хоп, все они пропали без следа. Исчезли. И ты должен компании миллион! Твои действия?
   - Тоже исчезну! - без раздумий говорю я.
   Безопасник аж язык проглотил. Директор тоже вздрогнул от неожиданности.
   - А что вы хотите? - спрашиваю, - Вы же сами в такую позицию меня ставите. "Ты должен компании миллион". У меня нет миллиона. Значит исчезну, и черта с два вы меня найдете. Вот если бы позиция была другая: "Из-за твоих ошибочных действий компания потеряла миллион" - разговор будет другим. Костьми лягу, но должников своих найду. А за тех, что найти не смогу, упорным трудом возмещу компании убытки. Но и это не главное. Главное то, что я компанию на миллион в убыток загнать в принципе не могу, не такой я лошара. На сотню тысяч - могу. Ну на двести - могу. Кто из вас не ошибался - пусть первым катит в гору камень. А на миллион - это надо круглым идиотом быть, а это не мой случай.
   Переглянулись эти двое, задумались... Продолжили. О чем-то еще поговорили, что-то еще обсудили, и вот финал. Директор, задумчиво глядя мимо меня, выдает:
   - Знаете, Кирилл, за время нашей с вами беседы я так и не понял, то ли вы - самый лучший менеджер в этом городе, то ли вы просто хорошо умеете о себе рассказывать.
   - Так что ж вы сразу то меня не спросили? - улыбаясь во все свои 29 зубов говорю я, - Я вам честно скажу, второй вариант верен!
   Эти двое опять языками подавились от неожиданности.
   - С чего это такая честность? - подозрительно спрашивает меня безопасник.
   - А мне религия врать запрещает. В принципе. Поэтому всегда говорю людям правду. Так что - я не самый лучший менеджер. Я просто хороший. Может быть один из лучших. Но если хорошо поискать, я уверен, вы и получше меня найдете. Но согласитесь, раз я так хорошо себя рекламирую, значит я и вашу продукцию также отменно опишу, верно?
   У безопасника в глазах злость. Ему по долгу службы жутко хочется меня на чем-то подловить, на любой лжи. Словно у гопника в подворотне, которому жизненно необходимо чтобы ты "проотвечался". И тут он вдруг отчетливо видит лазейку! Брешь в моих логических построениях, и кидается в нее словно бык на корриде!
   - Значит религия тебя врать запрещает? А как ты собираешься тогда продажником работать, а? Как будешь нашу продукцию продавать?
   Аж вперед подался, в обычной манере "плохого копа".
   Ну и я, уже давно решивший для себя, что работать я здесь точно не буду, не выдерживаю и также полыхнув взглядом подаюсь ему навстречу и говорю:
   - А что, чтобы вашу продукцию продавать, нужно врать напропалую?
   Все. До конца интервью бедолага молчал, не проронив больше ни слова. А директор оказался мужиком вполне нормальным, даже улыбнулся после этой моей фразы.
   В финале сказал мне: "Ну, первый этап собеседования вы прошли. Предлагаю взять тайм-аут, и вам, и нам подумать... И если мы решим продолжить беседу, то на втором этапе собеседования мы поиграем в ролевые игры".
   Оказалось, не я один такой пошляк и извращенец, что о об играх "Сантехник - домохозяйка" подумал. У директора тоже мысли в ту же сторону были... "Ну, вы понимаете, что я не те ролевые игры имею в виду, которые в немецких фильмах показывают. Разыграем несколько ситуация из серии "покупатель-продавец", посмотрим, как вы реагируете на те или иные действия покупателя"...
   Надо ли говорить, что на второе собеседование я не пошел, чем директора ничуть и не удивил. Нормальный он все же мужик, хорошо в людях разбирается.
  
   38. Ебалаи на льду
  
   В тот день выпал снег. Пора уже было, в самом то деле, начало ноября как никак. Зачем и куда мы в тот день поперлись - я не помню. Вероятнее всего, как обычно, поджигать... Хотя что можно было поджигать в ноябре - черт его знает. Мы даже шли налегке, не взяв с собой бензина. То ли его не было, то ли еще что... Не помню.
   Шли мы вдоль дамбы, что на озере Спартак близ "Снегирей", и с удивлением обнаружили. Что а) Спартак покрыт льдом, и б) вдоль берега по этому льду катаются пацанята.
   А мы что, хуже? У нас что, детство в жопе не играет? Еще как играет! И мы тоже спустились на лед!
   Вам наверняка знаком это чувство, ощущение первого гололеда под ногами. За зиму как-то привыкаешь передвигаться по льду, даже не заносит особо, но когда лед появляется впервые, это проблема. Ноги еще не привыкли ходить по нему, вестибулярный аппарат за лето забыл, как поддерживать равновесие на скользкой поверхности... Одним словом, если вы морозным утром идете на работу, то это катастрофа. А вот если вы по собственной инициативе вышли на лед озера, то это невероятный кайф!
   Лед тоненький, поскрипывает, подается под твоими ногами. Ноги разъезжаются в разные стороны, и удержать их вместе категорически трудно. Разбегись и скользи, пока либо тебя не остановит сила трения, либо ты не хряпнешься задницей о лед, то, по большому счету, тоже в кайф...
   Дети аж с озера ушли, наблюдая за двумя дядьками-ебалаями (одному 22, другому тридцать), которые весело матерясь катаются по льду, время от времени прикладываясь об него то мордой то задницей. И все это весело, с огоньком...
   - Епта, смотри, как я умею!
   - Ха! Херня, я так еще в пять лет умел! Смотри! Ой мля... Ой моя жопа...
   - Разучился ты с пяти лет, как я погляжу, блин, что ж так скользко-то...
   Дети малые, блин...
   Накатались, задолбались, пошли дальше. По берегу идти скучно, поэтому шли мы по льду. То шли, то ехали... Шли аккуратно, вдоль берега, ибо лед выглядел достаточно ненадежным. Еще бы, первый день нормальной зимы с температурой около -10, То тут то там трещины, вода на поверхность просачивается. Но нам то чего бояться, до дома - от силы километр, обморозиться не успеем. Потому и идем вдоль берега, чтоб если что - не глубоко провалиться. Шли мы шли, и как то незаметно обошли озеро по дуге. И, уж не помню почему, то ли замерзли, то ли устали, решили что пора и честь знать, пора домой поворачивать.
   Опять тем же маршрутом идти? Скучно! Мы легких путей не ищем, мы предпочитаем самые трудные.
   - А давай напрямик? - предложил я, - Через озеро?
   Женька задумался... Напрямик - это метров так двести, супротив 500-600 по берегу. Соблазн велик... Но Спартак наш, конечно, не Байкал, но в центре его глубина метров пять будет, если не больше. Провалишься в ледяную воду - с перепугу запросто забудешь как плавать. Ну а что до меня, так я и вообще плавать не умею, мне проще, я сразу ко дну пойду...
   - А давай! - согласился он, и, немного подумав, добавил, - Только вот одно меня смущает... Сколько мы с тобой поджогов устраиваем, ты гениальные идеи толкаешь, я исполняю, и я же и горю. Вот и сейчас...
   - Да ты не бзди, - успокоил я брата, - Сегодня то мы не на поджоге. Точно не загоришься! Иди первым!
   Это объяснение его почему-то удовлетворило, и Женька в самом деле пошел, аккуратно ступая по податливому льду. Остановился он, пройдя метров пять...
   - А почему я то первый? - спросил он, - Идея то твоя.
   - Я - 80 кило. Ты - 110. Если я не провалюсь - ты вполне можешь провалиться. А там, где пройдешь ты - уж точно смогу пройти я. Логично?
   - Не понял... - почесал затылок Женька.
   - Ну тогда так: ты на 8 лет дольше меня на свете прожил. Если я утону, это будет несправедливо, потому что я еще так молод. Теперь улавливаешь?
   - А... Добрый ты! - привычно сказал Женька, и пошел дальше.
   Как то так незаметно мы и выбрались практически на самую середину озера. Сначала Женька, а метрах в пяти позади него - я. Аккуратно ступая, пробуя лед на крепкость при каждом шаге, и прислушиваясь к каждому звуку.
   И тут раздался звук.
   Озеро запело. Это не описать словами, это надо слышать. Это не скрип и не скрежет, это песня, это голос озера, голос льда, расколовший заснеженную тишину. Красивый как пиздец и столь же страшный.
   Мы замерли... Женька предостерегающе поднял вверх руку, постоял так секунд тридцать, и сделал шаг вперед.
   До берега было метров сто. До противоположного - ну, может 150... Мы были практически посредине озера, а значит под нами таилось метров так пять ледяной воды...
   - Пошли назад, а? - робко предложил я. Гореть мне не впервой, я овен, а вот тонуть мне как-то совсем не улыбалось.
   - Не бзди! - ответил моей же фразой Женька, и сделал еще шаг.
   И озеро снова отозвалось, выдав нам еще одну пронзительную ноту. А секунду спустя между моими ногами прошла трещина...
   Я замер, опустил голову и посмотрел на трещину из которой медленно поднималась вода. Две половинки озера под моей левой и правой ногой соответственно, медленно и не спеша опускались вниз... Без треска, без пения, лед просто проседал подо мной.
   Что надо делать оказавшись на тонком льду? Кажется, распластаться чтобы размазать свои 80 килограмм по как можно большей площади, верно?
   Ага, щас!
   Я рванул к берегу, и каждый мой шаг был, кажется, не меньше пяти метров в длину. За моей спиной подвывал бегущий на примерно такой же скорости Женька, и нам обоим вторило озеро, у которого, вдруг, прорезался голос. Я все же добежал до берега. Женьке повезло меньше, поэтому он не добежал, а долетел, поскользнувшись уже у самой кромки льда, и приземлившись в свежий снежок на берегу практически носом.
   - Зато сегодня ты не горел! - утешил я его, помогая подняться.
   - Чтоб я еще раз! - возмутился Женька, - Чтоб я тебя хоть раз послушал! Детство у него в жопе играет! Да я... Да чтоб я...
   Он еще не знал, что спустя две недели я снова вызову его на дуэль на петардах, и он снова согласится. А потом, проиграв, будет пить анальгин чтобы унять головную боль, поливать водой обожженные пальцы и снова говорить: "Да чтоб я еще раз..."
  
   39. Ксерокс - зеленая курица.
  
   Когда-то давно, в годы, которые, уже можно назвать приданьем старины глубокой... Ну ладно, в 2006-м году... Жили у нас попугаи. То есть начала попугай, а уж потом их стало два... Впрочем, я забегаю вперед. Итак, по порядку.
   Решили мы завести попугая. Волнистого. Дабы а) научить его говорить "Помогите, меня превратили в попугая", или хотя бы "попка дурак", если он окажется не особо способным учеником, и б) купить ему со временем попугаиху, дабы они размножились...
   В силу задачи номер два, купленный попугай был окрещен Ксероксом, и был посажен в просторную и уютную клетку.
   Говорить Ксерокс не желал совершенно. Не сказать, чтобы от природы он был молчуном - орала эта крылатая скотина так, что уши закладывало. Но вот чтоб русский язык освоить - с этим у него уже проблемы были. Не желал он учиться... Часами я просиживал подле его клетки, старательно повторяя сидевшему на жердочке хвостатому ебалаю: "Ксерокс - зеленая курица"... Но все без толку. Ксерокс орал в ответ, зычно чирикал, клевал меня за нос, но по-русски говорить не хотел ни в какую.
   И тогда мы решили притворить в жизнь вторую часть плана, а именно - размножение. Ксеренье попугаев. И купили Ксероксу подружку. Окрестили мы ее... нет, не Коника, как вы могли бы подумать. Я тогда еще в полиграфии не работал, да и не уживутся в одной клетке Ксерокс и Коника, убьют друг друга. Попугаиху нашу звали Люся.
   Почему Люся? Все просто, мы со Светой тогда фанатично резались в третью "Кваку", защищая базу с флагом от атаки десятков ботов. Для пущей развлекухи все боты у нас были на одно лицо, здоровенной пышной бабцы, и звали этого бота Lucy. Надо ли говорить, что наиболее частой командой во время игры было: "Люси с правого фланга! Мочи, я прорываюсь на их базу!"
   А потом развернуться и ударить Люсям в тыл из всех стволов, прикрывая держащегося на последнем касании напарника, выписывающего невероятные кренделя под выстрелами бластеров противника... Но это я что-то отвлекся...
   В общем, Ксерокс и Люся. Люська была птицей любопытной, охотно шла на руки, в отличие от нелюдимого Ксерокса. Говорить она, разумеется, тоже не желала, но в историю нашей семьи она тем не менее вошла. Как попугай, мастерски выписываюшщий под потолком фигуры высшего пилотажа, а также как самая неприступная женщина из виденных мной.
   Итак, Люська приехала... В силу своей общительности она тут же подскочила к Ксероксу и тюкнула его клювом по башке, в знак симпатии видимо. Ксерокс такому соседству обрадовался, как и всякий мужик, которому в двухместную комнату вдруг подселяют очаровательную девушку, и, распушив перья, кинулся покорять ее сердце.
   Вы видели как ухаживают попугаи? Почти как голуби. Только голуби танцуют вокруг своей голубки и урчат (курлыкают? Черт его знает как назвать этот отвратительный звук), а попугаи - заглядывают своей возлюбленной в глаза, распушают перья и быстро-быстро качая головой издают звук "улю-улю-улю" или что-то похожее. Сначала Люська отвечала своему соседу взаимностью. Улюлюкала ему в ответ, также качала головой, чистила ему перышки, но при малейшей попытке забраться на нее - била бедолагу так, что тот кверху лапами наворачивался с жердочки.
   После такого облома Ксерокс обиженно чирикая убирался в другой угол клетки, и уже Люська подбиралась к нему со своим вечным "Улю-улю-улю", и получая взаимность снова била его по голове со всей дури. То ли дура была, то ли издевалась над мужиком, черт ее знает...
   Особо высокими их отношения становились когда они делили ночью качели. На жердочке им почему-то не спалось, то ли лапами ее полностью не обхватить было, то ли что, в общем, даже когда Ксерокс жил один, ночевал он на качелях. Как только темнеет - он лезет на качелю, утыкается клювом в грудь, и уходит в нокаут. Когда появилась Люська - появилась проблема: попугаев двое, а качеля одна.
   Ох и намучились мы с ними первые пару ночей... Один взгромоздится на качелю, придет второй, спихнет его на хрен и усядется сам. Упавший начинает орать благим матом, ибо попугаи в темноте совершенно ничего не видят, и жэутко темноты боятся. Инстинкты, знаете ли... Свалившийся с жердочки попугай уверен, что он упал с дерева, и сейчас обязательно придет голодный ночной хищник.
   Второй попугай тоже начинает орать. То ли чтоб подбодрить упавшего, то ли крича ему "Я здесь, лезь сюда!" то ли крича гипотетическому хищнику: "Иди сюда, тут попугай с дерева упал! Еда! Еда!". Поорав минуты две и отчаяшись получить помощь, упавший решает что лучше лететь не видя ни хрена, чем сидеть и ждать хищника, и летит...
   Слепой попугай, летающий по клетке, это страшно! Грохот, звон колокольчиков, во все стороны разлетается просо из кормушек! От мощного удара крыла с качели падает и второй попугай, и тоже начинает летать и орать... Спать под это решительно невозможно!
   Задолбавшись, мы купили новую качелю, размером под две попугайские задницы! Ночные скандалы стали реже, но все равно продолжались... Просто ночью Люське вдруг начинало казаться что Ксерокс к ней пристает... А может так оно и было, черт их знает. В общем, Ксерокс привычно огребал клювом по голове, падал, и... И все как я описывал выше. Крики, хлопанье крыльев, звон, мат. Мой мат, разумеется, а не попугайский.
   Но апогеем всей истории с попугаями были их полеты.
   Мы выпускали их погулять довольно часто. Ибо птицы должны летать, верно? Кто не знает, попугаи, особенно волнистые, практически не умеют летать. Их крылья приспособлены для коротких перелетов с ветки на ветку в джунглях. Совершать длительные перелеты они не могут, сил не хватает, а планировать и парить - не умеют, ибо мозгов не хватает. Если попугая долго гонять по комнате, не давая ему приземлиться, в конечном итоге он потеряет управление и врежется в стену, или и вовсе просто перестанет махать уставшими крыльями и камнем упадет вниз.
   Но все это относится к обычным, нормальным попугаям, а не к нашим Ксероксу и Люсе. Эти были надрочены летать до такой степени, что чуть ли не высший пилотаж в воздухе показывали. Впрочем, с управлением у них всегда были проблемы, рулили они из рук вон плохо... Видимо поэтому в полете всегда зычно орали, предупреждая встречные воздушные суда: "Атас, мля, я лечу! Я лечу, прочьс моего эшелона..."
   Зря смеетесь, у попугаев есть свои эшелоны. Глиссада для захода на посадку, все как у самолетов. Выпущенный из клетки Ксерокс всегда сначала делал круг почета по комнате, четко на одном и том же уровне пролетая у меня прямо перед лицом, когда я сидел за монитором. Люська занимала эшелон сантиметров на десять выше. Высоту они блюли, а вот с рысканьем у них проблемы были капитальные... Я то уже привык, а вот моих гостей, усевшихся в мое кресло, порядком пугали врезающиеся им в висок попугаи. Точнее попугай, у Люськи то эшелон выше проходил, она могла только хвостом по голове задеть. А для Ксерокса врезаться в меня было в порядке вещей.
   Вылетит это чудо из клетки, счастливое от осознания собственной свободы, летит, орет благим матом... "Кря-кря-кря-кря-МЛЯ! БАЦ!" Упадет подле меня на пол, головой потрясет, и снова на взлет... И снова "Кря-кря-кря", пока твердую почву, а точнее - шкаф под ногами не ощутит.
   Высшим пилотажем для него было в последний момент понять что он летит мне в голову, и пролететь у меня под креслом! Ну ладно высоту набрать он не может, это понятно, подъемной силы не хватает... Но почему в сторону то не свернуть? Видимо совсем напряги ту него были с поворотами. Поэтому Ксерокс резко уходил в пике, выходил из него в пяти сантиметрах от пола, проносился под креслом и снова набирал высоту. Поверьте, для попугая такие маневры - это высший пилотаж...
   Примерно также эффектно умела летать и Люська. Низкие проходы над столом, пролеты между ножками стула. Пыталась она отработать и попадание на полном ходу в дверцу клетки, но так в этом и не преуспела...
   А уж выносливости у них у каждого было на троих... заставьте своего попугая сделать пару кругов по комнате, увидите, к концу второго круга он упадет. Наши запросто делали кругов пять и ничего. Как мы этого достигли? Очень просто! Одно время попугаи повадились сидеть на шкафу и жрать обои, мы их от этого и отучали... Выпустим птичек из клетки, они сделают круг почета по комнате и намереваются сесть на шкаф... Но возле него уже стоит Света с занесенной для удара гитарой! Попугаи чего-то массивного, надвигающегося на них, сильно пугались (особенно после того как не особо маневренный Ксерокс в гитару все-таки впечатался, с характерным звуком), и делают еще один круг, в надежде что гитара уйдет. Ага, щас, уйдет она, как же... Снова попугаи уходят на второй круг...
   Сначала они теряли управление и врубались в стены уже на втором кругу. Потом на третьем... Со временем попугаи запомнили что гитара приходит при приближении к шкафу, и проблема пожирания обоев отпала сама по себе. Ну а заодно они и летать научились будь здоров.
   Но я снова забежал вперед. До того, стать пилотажной группой из двух зеленых бомбардировщиков, они были настоящими камикадзе, практически не умеющими летать! Ксерокс то еще как-то ничего, довольно быстро освоился, а Люська... Она родилась в неволе, как мне поведали в зоомагазине, поэтому и была такой общительной и ручной, но летать не умела категорически. А что ей, сидела и сидела в клетке. А тут, когда она у нас с недельку пожила и освоилась, мы их выпустили...
   Увидев открытую дверцу Ксерокс привычно в нее ломанулся, сопровождая это своими криками на попугайском наречии, и, сделав круг почета, уселся на любимый шкаф. А Люська... Люска охренела тотально. Заметалась, забилась в клетке, заорала благим матом! "Что происходит, куда он делся, что делать???"
   Ксерокс посидел минут пять на шкафу, поорал ей в ответ "Эшелон свободен, погода летная!" но не дождавшись никакой реакции прилетел обратно и сел на клетку. Фиг знает как, но он видимо объяснил сожительнице где выход, и Люська тоже устремилась в полет...
   Орала она еще громче Ксерокса. То ли это были крики радости: "Я лечу! Лечу я!!!", то ли она вопила как ворона в том анекдоте: "Сбейте меня палкой, я сесть не могу!" Судя по финалу сего действа, именно это она и кричала...
   Она сделала вместе с Ксероксом круг почета, после чего он уселся на шкаф, а Люська по инерции пролетела мимо. Ксерокс снова зачирикал, сигнализируя ей что полоса свободна, и сделав еще один круг, зеленое и орущее НЛО пошло на посадку...
   Напоминаю, Люся не летала раньше никогда, и крылья у нее были еще слабые, так что два круга по комнате это был ее предел. Ну а поскольку она не летала, садиться она тоже еще не умела.
   Понятие "Гашение подъемной силы" было ей чуждо... Выпустив шасси и изпоследних сил размахивая крыльями Люся шла на посадку на шкаф, едва не сметя с него Ксерокса своими истерическими движениями. Увы, у попугаев нет реверса... равно как, судя по всему и мозгов, поэтому полосу, то есть шкаф, она проскочила, и пошла на снижение уже за ним...
   Это был подвиг, иначе не назовешь. Спикировав вниз, Люська опять бешено замахала крыльями, из последних сил набрала высоту и, оказавшись наш шкафом, без сил рухнула на него с высоты в сантиметров так тридцать.
   Шмяк... мы совершили мягкую посадку на шкафу квартиры Кудряшовых!
   Отдохнув и вдоволь поорав со своего высокого насеста, птицы засобирались домой... На клетку Люся тоже заходила раза с третьего. Кое как, с криками и воплями, она все же сумела приземлиться, зацепившись лапами за клетку и чуть не ткнувшись в нее носом. Ну а дальше - дело техники, с помощью клюва и лап забраться в дверку...
   Так они и жили у нас... Будили нас среди ночи своими криками от падения с жердочки, будили нас с первыми лучами солнца, просачивавшимся через накинутый на клетку плед. Жрали обои, жрали шкаф, жрали известку... Но размножаться упорно не хотели. Точнее, Ксерокс хотел, но регулярно получал в бубен.
   Один раз сидя на тумбочке, он сумел все же Люську завалить, и даже перевернуть, за что был вознагражден таким любовным пенделем, что навернулся с тумбочки. Так что как занимаются сексом попугаи мне увидеть так и не довелось, слишком уж бесхребетным и трусливым был наш Ксерокс... Наверное с тех пор я и проникся неприязнью к этому бренду, и теперь продаю только "Конику"...
   Однажды мы поставили им купалку. Попугаи ее панически боялись, как всего нового, и в то же время, как все новое, купалка их не слабо интересовала... И вот однажды Ксерокс, набравшийся смелости в нее заглянуть, сидел на ее краю, когда сзади вдруг подошла Люся... Удар был точным и мощным. Мастерский толчок клювом в задницу и зеленый птах кувыркнулся в воду. Так бедолага впервые искупался.
   А еще Ксерокс очень любил зеркало. Часами мог зависать возле него, чирикать, рассказывать ему что-то улюлюкать и качать головой словно клеясь к своему отражению... Гомосек пернатый, блин, с нарциссизмом вдобавок.
   Пока он жил один - это было нормально. Но когда появилась Люська... Мало того, что он разрывался между желанием поклеиться к Люське и к зеркалу, так еще и Люська его не слабо к нему ревновала! За что Ксерокс, разумеется, регулярно получал в бубен!
   Что любопытно, сама Люська к зеркалу особого интереса не проявляла. Так, подойдет иногда, расскажет ему последние новости, и уйдет восвояси...
   Лишь один раз затюканный и бесхребетный Ксерокс проявил характер. Мы повесили им домик, прочитав где-то что попугаи могут не размножаться из соображения "У нас еще пока нет жилплощади". Красивый такой домик, с летком, с жердочкой... разумеется, птиц он пугал, как и купалка, и постепенно, постепенно, они к нему подбирались... На этот раз первой смелость проявила Люська. Запихнула голову в домик, и тут... Ксерокс был стремителен и беспощаден. Один удар, и сожительница повержена головой вниз в семейное гнездышко!
   - Знай свое место, женщина! - отчетливо послышалось мне в его победном чирикании.
   После этого он минут пять держал оборону возле домика, не выпуская оттуда Люську, но продолжаться долго это естественно не могло. Ох и огреб же он... но уже минут десять спустя Люська милостиво позволила ему почистить ей перышки.
   Однако двух зеленых ебалаев нам все же было мало, и мы решили завести еще и зебровых амадин. Само-собой, окрестили мы их зембровыми образинами... Маленькие цветастенькие птички, в пол попугая по размерам, забавно прыгающие с жердочки на жердочку и время от времени говорящие "кря". Милые такие в общем...
   Больше всего мы боялись, как бы попугаи их не заклевали, особенно нахальная Люся. Но вычитали что и те и другие птицы мирные, и вполне могут содержаться вместе. Купили, подсадили. Люська с Ксероксом шарахнулись на другой конец клетки и задумчиво наблюдали за непрошенными гостями... Гости тем временем походили туды-сюда, освоились, молниеносно подскочили к Ксероксу и клюнули его в задницу, сказав свое фирменное "кря".
   Ксерокс охренел... Такой наглости от таких малышей он не ожидал. Следующее "кря" с тычком клюва досталось Люське... Та, будучи дамой боевой, попыталась дать сдачи, но промазала... Попасть в вертких образин смог бы попасть только пьяный русский охотник ("А что, из двадцати стволов, и все небо в попугаях!")
   В общем, пришлось этих маленьких нахалов отсаживать, покупать им отдельную клетку...
   Я склонен был придерживаться мнения, что птицы должны летать. Что нельзя держать птичек все время в клетке, ибо... Ибо нельзя, в общем. И даже не смотря на то, что попугаи врезались мне в ухо, срали мне на клавиатуру и ели шкафы и обои, я отметал Светины возражения одним простым и логичным: "А ты хотела бы ВСЕ ВРЕМЯ сидеть дома?" Но так было до тех пор, пока мы не завели образин...
   Дав им недельку пожить в клетке я, верный своему принципу "Свободу попугаям" выпустил их погулять...
   Надо сказать, что в отличие от попугаев, образинам мы не дали имен. Так они у нас и жили: образин и образина... Но это так, отвлеченная информация. Так вот, о птичках...
   Я открыл клетку, и любопытные образины радостно ломанулись на волю. В отличие от попугаев они летали молча, без отчаянных криков. Это птицы-камикадзе, суровые и беспощадные, идущие прямо к цели! Страшен был полет обретших свободы образин... Нет, они не взвились к потолку и не атаковали оттуда своих поработителей, они не бросились искать выход из большой клетки, которой им наверняка казалась квартира... Они просто устремились вперед, подобно выпущенной из пистолета пуле.
   Если попугаи напрашивались на сравнение с лайнером, у которого напряги с навигацией по рысканью, то образины - это сверхзвуковые штурмовики, у которых полностью отказало любой управление, осталась только тяга двигателей, и тяга не малая.
   Образине повезло больше, на ее пути оказалось кресло, в которое она и воткнулась клювом еще не успев набрать полной скорости. Образин стартовал немного в другом направлении, поэтому пронесясь через всю комнату впендюрился в стену, шмякнулся на пол и обиженно там запищал.
   Света понеслась подбирать пищащего, я метнулся к образине, но не успел. То ли решив попытать счастья еще раз, то ли увидев надвигающуюся на нее гору, которой я ей наверняка казался, но образина стартовала вверх.
   Теперь ассоциация напрашивалась с истребителем с вертикальным взлетом, но тоже потерявшим всякое управление, да еще и зачем-то решившим взлететь в ангаре. Нет, она не взлетела вверх свечкой, возвращаясь к авиационным терминам - с углом атаки в 90 градусов. Она взлетела именно вертикально, под ноль градусов! Просто замахала крыльями и взлетела, хряпнулась спиной об потолок и рухнула обратно...
   Живучие, в общем, птички... После всех своих чудаковатых полетов посаженные обратно в клетку образины были живее всех живых, и продолжали весело крякать, перепрыгивая с жердочки на жердочку!
   На этом их полеты закончились. В сравнении с ними только что выпущенная из клетки Люся была просто асом пилотажной группы, так что образин мы больше не выпускали, опасаясь что эти тупые создания покалечатся...
   Но даже в клетке они показали себя великолепными охотниками!
   Гуляя на воле Люся с Ксероксом очень любили сидеть на их клетке и, разумеется, демонстрируя презрения к нелетающим птицам, срали им на головы. Образины мстили жестоко... Стоило попугаю зазеваться и опустить хвост между прутьями клетки, как раздавалось довольное "кря". Молниеносный прыжок, щелчок ключа, злобное чириканье попугая, и образина уже бегала по клетке демонстрируя сожителю только что выдернутое перо. Столько таких перьев мы ежедневно выгребали из клетки - не счесть. При чем образины не довольствовались только длинными перьями из хвоста, они с удовольствием выдирали попугаям и пух на заднице, что сопровождалось еще более недовольным чириканьем.
   А оно и правильно, не хрен срать порядочным птицам на голову!
   Спустя много лет после того как мы раздарили своих птиц, я, посмотрев фильм "Рио", про нелетающего синего ара, понял наконец, что орала Люська, когда ее впервые выпустили из клетки. Это было не традиционное "освободи эшелон", вряд ли Ксерокс к этому моменту успел рассказать ей про установленные им правила полета в нашей квартире. Скорее всего она вопила: "Я НЕ СТРАУС!" как тот попугай в "Рио"!
  
   40. Солевая война.
  
   Шутить я люблю. Но не умею... То письмо-капец по случайным адресам разошлю, то в лифте объявление повешу о том, что канаты лифта ослабли и он скоро оборвется... А уж как я над братом шутил, это вообще отдельная история. Одна моя шутка вылилась в многомесячную войну, вошедшую в историю под названием "Не своди с чая глаз!"
   Дело было так. Сидели мы у Женьки, вернувшись с копки картошки, и пили чай. Есть у Женьки такое свойство, которого я не понимал никогда... Он наливает горячий чай, заваривает, и УХОДИТ КУДА-НИБУДЬ, чтобы чай остыл!
   Во-первых, ну и наливал бы себе чуть теплый чай. А во-вторых, я вообще не понимаю, как можно пить эту теплую мочу молодого ослика??? Впрочем, пока я не женился, я вообще думал что он у меня один такой... Ан нет, Света моя УТРОМ наливает себе кофе и уходит на работу, а ВЕЧЕРОМ пьет эту тщательно настоянную за день холодную гадость!
   Но не о том речь.
   В общем, налил себе Женька чай, и ушел в соседнюю комнату ругаться с мамой. Что-то у него там не заладилось в семейных отношениях... А я думаю: дай-ка пошутю. И сыпанул ему в чай чуть-чуть соли!
   Женька возвращается, делает глоток... Соли было прям чуть-чуть, но достаточно чтобы вкус поменялся. Женька морщится. Задумчиво смотрит на чай. Пробует еще раз. Привкус остается. Смотрит на меня...
   - Ты мне что-то в чай подсыпал?
   - Нет, что ты! - изображая удивление отвечаю я, а сам едва сдерживаюсь чтобы не засмеяться.
   - Вот фигня-то какая... - задумчиво говорит Женька, - Кажется крыша у меня едет. Устал сегодня, с мамой, вот, поругался, и кажется, что-то с мозгами сделалось. Или с языком... Кажется что вкус у чая какой-то не такой...
   Тут я уже не выдержал... Женька само собой все понял и пригрозил мне отомстить. И с тех пор началась эта война... Если мы находились с ним вдвоем, и пили чай, ни в коем случае нельзя было от него отвернуться хотя бы на минуту. Другой тут же, молниеносно, подсыпал туда соли.
   Разок мне Женька все же отомстил, все же поймал момент когда мне за обедом прихватило живот и я умчался в туалет, чем он тут же и воспользовался. Зато курить он стал теперь ходить таская чай с собой, ведь на кухне его оставить нельзя, вдруг я туда зайду...
   Но я легких путей не искал... Я, как настоящий "Манчкин" искал пути эффектные.
   Первым моим тактическим ходом стало то, что однажды я поменял в сахарнице соль и сахар! Маневр, правда, эффекта не возымел, ибо Женька, уже держа ложку с "сахаром" над стаканом, вдруг обратил внимание что сахар какой-то не такой...
   Тогда я стал планировать дальше, и изобрел еще более изощренную методику, я СМЕШАЛ сахар с солью! Теперь внешне эта смесь вполне напоминала сахар, и Женька попался по полной программе, после чего долго плевался и матерился, заварив себе термоядерно-соленый сахар. Поудивлявшись, когда это я успел, он налил себе еще порцию, и снова намешал в туда сахарно-соляной смеси, после чего понял все...
   С тех пор перед тем, как класть сахар в чай Женька стал проверять его на соленость, и мне стало еще сложнее действовать. Но меня уже было не остановить...
   То были 90-е, голодные и тяжелые. Молниеносно вскипающие чайники тогда были только у богатых, а мы кипятили чай в большом таком чайнике с носиком, на печке кипятили! Солить его мне было западло, мало ли, въестся в стенки соль, и будет как у того чувака что в чайнике пельмени сварил. И я спрятал чайник, поставив вместо него КАСТРЮЛЮ.
   Пришел Женька. Увидел кастрюлю. Озадачился... Спросил.
   - Чайник треснул, - ответил я, - На новый пока денег нет. Вот, кастрюлю юзаем. Только вскипела, садись, пей чай.
   Нацепив варежки-прихватки Женька налил себе воды, плеснул заварки, оставил чай настаиваться и остывать, покурив раза так три, при этом не теряя из виду либо меня, либо чай, и вернувшись, сделал смачный и душевный глоток!
   А соли я в кастрюлю сыпанул от души! Ложки этак три столовые, на примерно литра полтора воды. Как его перекосило! Как его покорежило...
   Отдышавшись, Женька посмотрел на меня и дико вращая глазами смог выдавить из себя только одно слово:
   - КОГДА????
   - Что "когда"? - невинно спросил я.
   - Когда ты успел насыпать??? Я же от чая не отходил!
   - Ловкость рук, - пожав плечами ответил довольный я.
   Женька попробовал сахар. Подумал, и отодвинул от меня солнцу на другой конец стола. Снова налил воды, снова плеснул заварки... Ждать пока эта бурда остынет он больше не мог, а потому решил налить холодной воды из графина... отнес кружку на другой конец кухни, к графину, плеснул туда воды, вернулся назад несказанно довольный собой, показал мне язык и сделал глоток!
   Я думал, тут его кондрат и хватит... Но нет, отдышался, даже бешеное вращение глаз смог остановить.
   - Просто скажи мне, КАК???? - прорычал он, - ГДЕ СОЛЬ???
   До сих пор не знаю, почему столь элементарный вариант как соль в кастрюле так и не пришел ему в голову...
   С тех пор Женька пробовал не только сахар, но и воду из чайника. Просто на всякий случай, всегда, если я где-то рядом.
   А еще он у меня боялся заходить в туалет... Впрочем, я с его подачи тоже боялся, но это уже совсем другая история!
  
   41. "УАЗик" лесных дорог.
  
   Дело было так... Решили мы со Светой покататься на теплоходе. Кататься на остров "Кораблик" как все нормальные люди нам скучно, ибо чего там плыть-то, всего 20 минут в каждую сторону, и мы купили билеты на рейсовый а не прогулочный теплоход, идущий до Седовой Заимки. А плыть до нее около трех часов...
   Веселуха началась еще в пути. На пристани капитан трижды объявлял по громкой связи: "Внимание, это НЕ ПРОГУЛОЧНЫЙ теплоход, это рейсовый! Он идет не на остров Кораблик, откуда вернется через пол часа. Он идет на Седову Заимку, и поездка туды-обратно занимает весь день! Особо одаренные отдыхающие а также алкаши и им сочувствующие, будьте бздительны, НЕ ПЕРЕПУТАЙТЕ!"
   И все равно через час пути две девушки на верхней палубе заволновались и возопили: "Куда мы плывем? Вроде Кораблик уже должен бы показаться!" Капитан выматерился сквозь зубы, и пришвартовался к острову Медвежий, где по плану вообще остановки быть не должно, ибо он необитаемый совершенно.
   Однако в бухте возле острова куковал баркас, на который перегружали с берега какие-то мешки. Баркасу и сдали заблудших путешественниц, чему небритые матросы-грузчики на баркасе были несказанно рады. В женском обществе они даже материться перестали! Ей Богу не вру, сам слышал, как один из матросов сказал другому: "Да я тебя самолично вые..." а потом кашлянул, и поправился: "Я сообщу о твоей ошибке руководству, и оно примет соответствующие меры!"
   Капитан баркаса тут же договорился о чем-то с капитаном нашего теплохода, и к нам в трюм тут же перекидали штук 30 этих загадочных мешков. Черт знает что в них было, но оба капитана выглядели вельми довольными.
   Из-за этих развлечений с высаживанием пиголиц и загрузкой наркотой (а может алебастром, черт его знает) мы стояли у Медвежьего около получаса и крепко отстали от графика. Теплоходик отчаянно кашлял и скрипел, но старательно плыл вперед на максимально возможном ходу, подбадриваемый веселым матом капитана где-то в трюме.
   Когда мы проплывали Колывань, встрепенулась спавшая до этого на нижней палубе женщина с сумкой-тележкой.
   - А почему не останавливаемся? Что случилось?
   Капитан выматерился сквозь зубы, и вежливо спросил:
   - А что ж вы раньше молчали? Я думал никто не выходит!
   - Это маршрутка или теплоход? - Возмутилась дамочка, - Я ждала своей остановке! Я не обязана сидеть на мачте и высматривать впереди землю.
   В общем, кричи не кричи, а высаживать дачницу с тележкой пришлось. На разворот и путь обратно к пристани мы бы потратили еще минут 20, а из графика наш речной трамвайчик и так выбился капитально, поэтому капитан просто причалил к берегу примерно в километре от пристани, ткнув теплоход носом в берег у отвесного обрыва.
   Спуск дачницы по трапу напоминал казнь обреченных в фильмах о пиратах. Ну, когда бедолагу отправляют прогуляться по доске за борт... Сходство усиливалось тем фактом, что сгружали пассажирку на узенькую песчаную полосу перед трехметровым обрывом. Когда мы отчалили, пассажиры долго толпились на палубе, наблюдая как она карабкается по отвесному берегу наверх, покуда колыванский берег не скрылся из виду.
   В общем, со всеми этими развлечениями на Седову Заимку мы прибыли с опозданием на пол часа, и отправляться обратно теплоход должен был всего минут через десять. Таким образом даже погулять по берегу у нас времени не было, и мы задумались: а не остаться ли нам тут? Побродить, погулять, да уехать потом отсюда рейсовым автобусом. Ведь должны же они здесь ходить, верно?
   Мы сошли на берег. Поинтересовались у первой встречной дачницы: "А автобусы тут ходят?"
   - Автобусы? Да, конечно! - улыбаясь ответила она.
   - А в какой стороне здесь шоссе?
   - Шоссе? - переспросила дачница.
   - Ну, дорога? Автострада?
   - А, автострада! - снова заулыбалась она, - Там!
   Мы логически рассудили, что раз тут поблизости проходит крупная дорога, то в этих дебрях мы явно не застрянем. Даже если автобусы ходят сверхредко, достаточно будет выбраться на шоссе и голоснуть - уедем автостопом. И мы решили: черт с ним, с этим теплоходом, доберемся сами. А то плыть обратно, супротив течения, будет еще дольше чем сюда, а на воду мы уже смотреть не могли.
   И мы остались.
   Минут десять мы шли по пыльной дороге в указанном нам направлении, гадая, когда же мы услышим шум шоссе, и жадно вдыхая запах хвойного леса.
   Еще минут десять мы шли по пыльной дороге настороженно прислушиваясь к ЛЮБЫМ звукам, потому что кроме пения птиц мы не слышали ничего. Дачный поселок остался позади, равно как и люди. Даже спросить, в верном ли направлении мы движемся, было не у кого, Впрочем, и направление было только одно...
   И вот впереди показались люди в количестве аж двух штук!
   - Люди! - воскликнули мы, бросаясь к ним, - Скажите, верно ли мы идем к автобусной остановке?
   - Нет! - удивленно ответили люди.
   - А в какой она стороне?
   - Стороне? Да тут вообще остановки нет.
   Наша озадаченность грозила плавно перерасти в озабоченность.
   - А дорога?
   - Ну, вы и так на дороге.
   Люди явно нервничали, думая что разговаривают с психами.
   - Ну, я имею в виду, БОЛЬШУЮ дорогу! Шоссе! Трассу! В какой она стороне?
   - Трасса? Ну, где-то там... - неопределенный взмах рукой примерно в том направлении, куда мы и шли, - Но она далеко. Километров 15.
   - 15???
   Мы зависли, переваривая информацию. Дачники, тем временем, аккуратно обошли зависших нас по широкой дуге и исчезли.
   Отойдя от шока мы стали анализировать ситуацию. Итак, что мы имеем в пассиве:
   1) Мы примерно в 50 км. от города. На берегу Оби. В дачном поселке, который с городом, похоже, имеет только речное сообщение.
   2) Теплоход уже ушел.
   3) Время - 15 часов. На машине до города часа два, а ведь машину еще и поймать надо. И надо чтобы она в город ехала, а не черт знает куда.
   4) Денег с собой мало.
   5) Жрать хочется.
   Что у нас в активе:
   1) Сверхвысокий интеллект двух выпускников технического ВУЗа, не раз доказывавший что разумный человек найдет выход из любой ситуации. Суммарный IQ = 270 или около того.
   2) Больше ничего.
   Вывод напрашивался сам собой, на IQ далеко не уедешь.
   И тут, о чудо, откуда из-за поворота выскочил УАЗик и понесся в нашу сторону, словно летя над дорогой и оставляя позади себя величественный шлейф пыли. Моя рука поднялась рефлекторно. УАЗик тоже, видимо, тормознул рефлекторно, пролетел мимо нас и замер метрах в пяти, полностью скрывшись из виду в густой пылище.
   - Садитесь! - раздался из этой пылевой завесы мужской голос.
   Дважды нас просить было не нужно. Проблема была только в том, чтобы нащупать "УАЗик", и при этом не задохнуться.
   Не знаю, что произошло раньше. Мы сели, или он тронулся. Возможно все произошло одновременною. Возможно его вообще не волновало, сели мы, или нет. Но нам повезло, мы успели запрыгнуть в машину.
   - Вам куда? - спросил водитель.
   - В город! - завопил я. Вообще-то я хотел сказать это негромко и спокойно, просто я очень сильно испугался, когда УАЗик взял с места 100 км/час по проселочной дороге, и тут же подпрыгнул на кочке. В результате чего меня сначала вдавило в кресло, а потом приложило головой об потолок.
   - А чего не на теплоходе? - спросил мужик, не сбрасывая скорости проходя 90-градусный поворот.
   - Да на автобусе решили отсюда уехать.
   - На автобусе? - мужик расплылся в улыбке до ушей, и не сбавляя скорости провел руками по волосам. Да, разумеется, для этого ему пришлось отпустить руль.
   Я начал молиться...
   - А автобусы-то тут в принципе ходят? - спросила Света, и тут же об этом пожалела. Ибо водитель был очень вежливым, и не любил разговаривать с людьми сидя к ним спиной. Он к ней обернулся!
   - Автобусы? Ну, В ПРИНЦИПЕ ходят.
   Мы все поняли...
   - Эх, молодежь, - сказал он, закуривая. УАЗик летел по дороге. Я летал по УАЗику, время от времени ударяясь головой то об потолок, то об дверцу, - В город я не еду, вас смогу довезти только до... *далее следовало название какого-то населенного пункта, которое нам ровным счетом ничего не говорило.* На повороте вас выкину. Нормально?
   - Нормально! - снова завопил я. Нет, я ничуть не испугался, просто уж больно неожиданно дорога сделала крюк и перед нами вместо дороги оказалась сосна. Это я просто от неожиданности так среагировал, правда!
   Еще пару минут мы ехали молча. Мы со Светой напряженно цеплялись за все выступающие части УАЗика, а водитель абсолютно не напрягаясь неспешно рулил и курил. Надо сказать, что в виду адской пылищи снаружи окна у него были закрыты, так что в машине стоял легкий такой смог. И тут водитель сделал нечто такое, после чего молиться я стал значительно быстрее...
   Он докурил сигарету, и выбросил бычок из машины!
   Знаете, как он это сделал? Окно закрыто. УАЗик - это вам не "Тойота", и даже не "Лада Калина". Стеклоподъемников в УАЗике нет. Крутить ручку - долго и муторно, а этот водитель не был склонен к чему-то долгому, об этом можно было судить уже даже по манере вождения! Так вот, он просто на полном ходу, а стрелка спидометра дрожала где-то на уровне 100 км/час, при том что мчались мы по ухабистому проселку, ОТКРЫЛ ДВЕРЦУ и выкинул окурок. Все это спокойно, обыденно, как будто так и должно быть.
   Отче наш, сущий на небесах... Да когда ж этот поворот то, на котором он нас высадит? Я слишком молод чтобы умереть вот так, в глухом лесу, врезавшись в сосну! Я еще так многого не успел...
   - Дальше мне направо!
   Спасибо тебе, господи!
   - Спасибо! - воскликнули мы оба, молниеносно выскакивая из машины.
   Взметнулись клубы пыли, что-то брякнуло, и УАЗик растворился в воздухе, оставив после себя пыль и запах бензина. Нет, не пыль. Пылищу, мать его!
   Прочихались. Прокашлялись. Отдышались. Посмотрели друг на друга и пошли дальше в указанном направлении. Город стал километров на 10 ближе...
   В чем прелесть езды автостопом по глухим дорогам, так это в том, что останавливается чуть ли не каждая первая машина. Все водители думают: "Ну если не я их подберу, то кто же?" Это на трассе у всех логика другая: "Останавливаться? Впадлу. Пусть кто-то другой..." и все несутся мимо.
   В общем, первой же машиной проехавшей в нашем направлении, и подобравшей нас, был "ЗИЛ-130"!
   Матерь божья, до этого момента я думал, что это по "УАЗику" нас помотало. Нифига, он, оказывается, еще мягко шел. "Зилу" вообще от природы не присущ мягкий ход, на фига ему рессоры, на фига его пассажирам комфорт? А уж по-проселку-то... Хвала Аллаху, этот не гнал, ехал не спеша, но все равно швыряло нас то туда, то сюда.
   В общем, спустя пол часа мотания по кабине мы оказались в деревушке, название которой я уже знал, и оттуда, о чудо, уже ходили автобусы в сторону города...
   Спустя еще полтора часа мы уже были дома, оставив теплоход и лесные дороги далеко позади. Но бешеный "УАЗик" остался с нами навечно! Он теперь в наших сердцах, и приходит к нам в ночных кошмарах, призывно хлопая дверями! Таинственный "УАЗик" лесных дорог, поджидающий своих новых жертв где-то там, подле Седовой Заимки!
  
   42. Сундук со сказками.
  
   Все началось банально. Я проехал свою остановку!
   Вместо того, чтобы как обычно сойти на Воскова, а затем сесть на что угодно, идущее до дома (а этого чего угодно там довольно много), я зазевался, задумался, и уехал на одну остановку дальше, на Ленинградскую.
   И все бы ничего, вернулся бы обратно, прошел пешочком одну остановку, ну а дальше - по накатанной схеме... Или, если уж мне так прогуляться хотелось - вернулся бы, опять же, обратно, прошел бы пешком через мост на Выборную, и сел бы на автобус до дома.
   Но я не люблю возвращаться! Дурная примета.
   И я пошел вперед! Ведь где-то там, как мне казалось, должна была быть дорога, соединяющая Выборную с Ленинградской. Ведь ходили же как-то в эти края люди, до того, как Кирова продлили эстакадой?
   Справа от меня пейзаж постепенно понижался, спускался в овраг, в котором протекала речка, а на другой стороне оврага возвышалась могучая стена деревьев, огромная и неприступная. Впереди виднелись поля, плавно перетекающие в Восточный жилмассив, а вокруг... Вокруг возвышались замки! Это ни хрена не частные дома, это ни хрена не коттеджи! Это замки! Один - четырехэтажный, со шпилями, другой - широкий и кряжистый, словно крепость! Красота, в общем...
   Шел я мимо этих домов, то помещичьих, то крестьянских, и словно бы в другую эпоху попал, в другое измерение. Будто бы и не шумит в паре сотен метров вечно спешащая улица Кирова, будто и не выглядывают из-за деревьев на противоположном берегу оврага громадины кирпичных многоэтажек... Будто бы в деревне я, в глухой деревне конца девяностых. В песке возле домов возятся дети, их сторожат мамаши в халатах и шлепанцах, за оградой лают собаки, приветствуя незнакомца, то бишь меня. Возле дома два мужика моют жигуленка "Копеечку", возле соседнего - два парня в черных очках меняют колесо "Крузаку"... "Ты что, колесо заклеил?" - "Ага. Всю ночь клеил. Утром хозяин клея придет!"
   Иду я себе, иду, через этот кусочек 90-х, пару раз сворачиваю в тупики, один раз утыкаюсь в помойку, но упорно продолжаю идти вперед, постепенно спускаясь все ниже и ниже, в овраг... В очередной раз пройдя по какому-то переулку, ступаю на тропинку, ведущую куда-то в кусты, и упираюсь в очередную помойку.
   Хреново... Кажись заблудился...
   Иду обратно. Спрашиваю у двух мужиков:
   - Я тут заблудился малость. Скажите, на Выборную тут дорожка есть?
   - Есть! - ответствуют мне, - Вы ж почти до нее дошли. Вон, туда вам, откуда вы вернулись. Там мостик...
   - Там же помойка! - возражаю я.
   - А за помойкой - мостик! Впрочем, там и мостик-то... Не, не ходите туда лучше. Лучше вот так, потом вот туда, и на тропинку узенькую...
   Благодарю своих сусаниных, выполняю указанные маневры и, минуя очередную помойку, выруливаю к речке, и к мостику. Мать честная, если это - мост, то от чего ж меня тогда отговорили? Каков же тогда тот мостик, по которому лучше не ходить?
   Две железные арматурины, переброшенные через узкую речку, а на них сверху лежат круги от бобин кабелей! Все это шатается и колеблется даже на ветру! С опаской ступаю на эту конструкцию. Конструкция протестующе скрипит, наглядно демонстрируя что я ей не нравлюсь! Ничего, конструкция, ты мне тоже не очень симпатична, но что делать, надо терпеть друг друга, верно?
   Мост колышется вверх-вниз. Вместе с ним колеблюсь я. Вода подо мной то ближе, то дальше... Порой мне кажется, что я лечу, а в иные секунды - что падаю.
   Хвала Аллаху, прошел, не навернулся, не улетел... Эх, надо будет пройти по тому, второму мостику, этак из любопытства... Ну а пока - в лес и в гору! Передо мной сплошая стена леса, и крутой склон, вверх по которому уходят тропинки.
   Эх, молодость, молодость, где же ты? Давно прошли те годы, когда я такие склоны нахрапом брал, да еще и поджигал их позади себя, чтоб веселее бежалось...
   Иду. Снова я в другой эпохе. Да какое там, в другом мире! Ни звука, только шорохи. Ни единого солнечного луча, только дрожащий свет, рассеянный макушками сосен. Ни единой живой души, кроме меня и комаров, мать их, сволочей таких. Цивилизация? А есть ли она? Поселок времен 90-х, оставленный за спиной? А был ли он? Какие "копейки", какие "крузаки" в этом живом лесу? Фангорн, вот на что он похож, на владения энтов, или, быть может, Тома Бомбадила?
   Кроны шепчут над моей головой: "Останься, путник! Останься с нами навсегда, здесь ты найдешь покой, здесь ты найдешь счастье"... Энты склоняют ко мне свои головы, рассматривают меня, пытаются понять, кто же я: орк, эльф, хоббит, или роханец? Для орка я слишком симпатичен, для эльфа - через чур страшен. Для хоббита - через чур откормлен, а на роханца вообще не похож, ибо какой я роханец без коня?
   Пока энты размышляют, я упорно карабкаюсь вверх, и тут...
   Я настолько погрузился в легенду, что отчетливо вижу, как на меня по крутому склону несется боевая колесница, запряженная... Нет, никем она не запряженная. Просто колесница. Чары рассеиваются и я понимаю, что это и не колесница вовсе, а велосипед, на котором восседает парень примерно моего возраста, на лице которого застыло выражение О_О. Его еще иногда характеризуют фразой "Снимите меня, я отдам колбасу".
   Шарахаюсь в сторону, колесница проносится мимо меня и исчезает где-то внизу, откуда до меня доносится тающее в тишине леса "Бляяяяяя".... Интересно, он до речки-то затормозить успеет? Впрочем, у него есть все шансы ее просто перепрыгнуть. Ну да ладно...
   Карабкаюсь дальше. Ощущение путешествия по Фангорну постепенно возвращается. Где-то впереди шумит бурный Изен. Изен, я сказал, ни хрена это не шум машин на Выборной! Изен и не волнует!
   Навстречу мне идут три прекрасные эльфийки, негромко и мелодично поющие песню на синдарине...
   А, нет, ни фига... Не эльфийки это вовсе, а студентки педа. Не прекрасные, а откормленные столовскими булочками, и не мелодично поют, а подвывают... И уж конечно не балладу о Элберет, а "И даже если я заболею, я сам себе поставить банки сумею!"
   Педовские эльфийки обходят меня по широкой дуге, воды Изена шумят все громче, и следующим навстречу мне попадается дунаданец. Истинный западный рыцарь, одет в какие-то лохмотья, чтобы никто не заподозрил его принадлежности к благородным воинам нумерона!
   - Ты что курил? - спрашивает меня дунаданец, поравнявшись со мной.
   - Чего? - переспрашиваю я.
   - Есть закурить? - повторяет свой вопросе дунаданец, оказавшийся вовсе не борцом с армией Саурона, а борцом с мировым злом, с алкоголем то бишь, и сегодня он явно много зла победил!
   - А... Есть! - говорю я, протягивая зажигалку....
   Вот так кончаются сказки... Впрочем нет, сказки не кончаются, они прячутся в свой сундук! В сундук со сказками!

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"