Роуз Гретхен: другие произведения.

Как убить девушку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он беспорядочно двигал руками и ногами, не в состоянии позвать на помощь, стараясь вдохнуть как можно больше воздуха. Паника, поглотившая его целиком, полностью заблокировала действие алкоголя и он с ужасом понял происходящее. Пытаясь спастись, вырваться из чёрного омута, он потерял представление о дне и поверхности. Руки запутались в чем-то липком, похожим на бельевые верёвки и через некоторое время Говард сдался, поняв, что спастись ему не суждено. После этого он инстинктивно попытался вдохнуть, но втянул в легкие воду и закашлялся.

   Как убить девушку
   Гретхен Роуз
  
   Он беспорядочно двигал руками и ногами, не в состоянии позвать на помощь, стараясь вдохнуть как можно больше воздуха. Паника, поглотившая его целиком, полностью заблокировала действие алкоголя и он с ужасом понял происходящее.
   Пытаясь спастись, вырваться из чёрного омута, он потерял представление о дне и поверхности. Руки запутались в чем-то липком, похожим на бельевые верёвки и через некоторое время Говард сдался, поняв, что спастись ему не суждено. После этого он инстинктивно попытался вдохнуть, но втянул в легкие воду и закашлялся.
   ***
   Глава 1
  
   Жидкость оказалась на лице, когда он вытирал выступившие капли пота рукой в резиновой перчатке. Он чувствовал ненависть и презрение к самому себе, но он должен был делать это, другой выход не предусмотрен.
   - Слушай, друг, ты решил поглазеть на мои яйца пока я сру? Забирай свои ведро, тряпку и выметайся отсюда к чертовой матери! Потом зайдешь, помоешь после меня унитаз, лады?, - Произнес с мерзкой улыбкой помощник менеджера, когда зашел в туалет.
   Говард молча взял свои принадлежности уборщика и вышел из туалета.
   Джейсон всегда напоминал свирепого зверя, и если бы Говард возразил, то он разорвал бы его на куски и оставил давиться собственной печенью. Говард стоял напротив двери в уборную в грязных резиновых перчатках ,доходивших до локтей, в синем фартуке и с ведром и шваброй в руках. Он держал голову опущенной и ждал, пока все закончится, пока помощник менеджера выйдет с туалета, когда подойдет к концу рабочий день и теплое одеяло покроет его беззащитное худощавое тело, а литры чая согреют внутренности.
   Слабый удар в плечо вывел его из ступора.
   - Говард! Почему ты стоишь здесь в таком виде? Я же отправил тебя убирать в туалете!
   - Мистер Эклс,- залепетал парень, заикаясь , опустив голову ещё ниже,- я как раз мыл пол, но вошел Джейсон и мне пришлось выйти.
   - Говард!,- зашипел директор ,- разве у тебя нет таблички? Разве ты не мог повесить на ручку чертову табличку и запереть дверь изнутри?!
   И вправду Говард забыл о табличке. Отступив ещё ближе к двери он поставил ведро и достал из кармана синий пластиковый треугольник.
   - Простите, мистер Эклс...
   - Ты уже полтора года работаешь у нас уборщиком и не можешь запомнить такую...
   Двери, скрипнув, быстро открылись и Говард упал, уронив ведро и швабру. Он лежал лицом в луже грязной воды и чувствовал нарастающую боль в спине.
   Говард был подобен половой тряпке. Медленно подняв голову он увидел, что мистер Эклс и Джейсон уходят,а посетители сходятся к нему.
   - С вами все в порядке? Спросил пожилой мужчина в клетчатой панамке.
  Говард начал испытывать чувство паники. Кровь ударила в голову, сердце забилось как сумасшедшее. Он быстро поднялся, и отведя глаза от толпы в спешке схватил ведро, швабру и закрылся в туалете. Спина ужасно болела, и он снова забыл повесить табличку.
   Парень несколько минут стоял, вжавшись в кафель стены, а потом снял перчатки и подошел к умывальнику. Он снова думал об этом.
   Схватить её за голову и надеть глазницей на крюк для пальто или связать, бросить в ванную, облить бензином и поджечь. Разбить её головой умывальник и разодрать ей горло одним из тупых осколков. Вскрыть ей вены во сне или подмешать крысиный яд в утренний кофе. Но нет, ни один из вариантов не был правильным. Говард хотел видеть, как она задыхается от страха, как дрожат её побелевшие руки, как она умоляет его о пощаде. А он будет холодно рассказывать Линде о всех её изменах, продолжая линчевать, пытать, уничтожать её прекрасное тело. И вот цветок её жизни завянет, так полностью и не раскрывшись, не оставив за собой ни единого плода, и он сам решит, когда и как уничтожит это прекрасное создание.
  Говард был взволнован. Вчера вечером, как только он пришел с работы то сразу услышал как звонит телефон.
  Парень по другую сторону провода решил не называть ему свое имя, а потом добавил, что будет в зелёных солнцезащитных очках и под конец рабочего дня зайдет в "Маффроуд" и сядет за пятый столик.
  Когда Говард закончил убираться, то рабочий день уже заканчивался и следовало проверить наличие незнакомца. В голове была всего лишь одна мысль "Кто он и что ему надо?". Так же чувствовались неуверенность и страх.
  Когда он посмотрел в сторону пятого столика, то увидел, что высокий парень в чёрной толстовке и зелёных солнцезащитных очках идет к выходу. Он повернул голову и они встретились взглядами. Незнакомец кивнул ему, а потом сделал жест рукой в сторону столика и Говард увидел, что на нем лежит желтый почтовый конверт. Спустя несколько секунд он уже находился в его кармане.
   ***
   Говард поставил чайник и включил телевизор. Через маленький серый ящик показывали передачу о мире насекомых.
  Он думал о конверте, который покоился в кармане куртки, но почему то тянул до последнего и не хотел его открывать. Ему казалось он уже знает что там.
   Из коридора послышались звуки. Это вошла Линда, она всегда грациозно входила и, хоть Говард и не видел, но слышал, как она сняла свое оливковое пальто и повесила его на крюк вместе с чёрным беретиком. Её шаги были практически незаметными, они были такими же, даже когда она была уже рядом с Говардом.
   Невысокая, стройная, её чёрные с красными локонами волосы были немного короче плеч. Она подошла и крепко обняла его.
   - Привет.
   - Привет, Линда.
   - Представляешь, ту девчонку снова вырвало прямо на лекции. Теперь все думают, что она беременная. А ещё сегодня я получила зачет за свой реферат по биологии.
   - Понятно, - холодно ответил Говард
   - Как? Разе ты не поздравишь меня? Мы с Дженнифер работали над этим рефератом почти месяц!
   - Поздравляю, Линда. Я правда рад за тебя, просто ужасно устал.
   - Спасибо. Как дела на работе?
   - Всё хорошо. Мистер Эклс говорил со мной о будущем повышении.
   - Серьёзно?!, - Линда даже подпрыгнула от удивления.
   - Да, я сам сначала не поверил. Он сказал, что если буду продолжать в том же духе, то скоро стану кассиром.
   - Господи! всё таки не зря ты работал в этой забегаловке полтора года!
   Чайник засвистел. Говард был благодарен законам физики, потому что он больше не хотел продолжать этот разговор, его выворачивало от улыбки Линды и все равно пришлось наплести эту чушь, потому что ещё ни один неудачник не оставался без повышения так долго.
   - Тебе налить чая? - спросил он Линду.
   - Да, конечно, - ответила она, взяв с полки бутылку виски, - Такое дело надо отметить.
   Говард уже тысячу раз пожалел, что соврал ей.
   Линда плеснула себе и ему немного выпивки в чай.
   - За будущего кассира "Маффроуд"!
   Говард подавился.
  
   Если разобраться, то любовь - как медаль. Одна её сторона - это симпатия, эйфория и нежность, а вторая - ревность, ненависть и страх.
   Медаль окончательно повернулась на другую сторону, когда Говард открыл конверт и увидел фотографии, где Линда изменяла ему одновременно и с парнем и с девушкой. Он сразу, оглушенный болью и ненавистью, узнал её. Чёрные, с красными локонами волосы, хорошая фигура и татуировка фиалки на предплечье. Медаль повернулась и Говард, исходивший злобой, все таки принял решение. В груди теперь было пусто, ничего больше не поддерживало его душу и его сердце к жизни. Он прекрасно знал, что Линда изменяла ему, но этот случай переходил все границы. Медаль повернулась и он, убийца цветка, уже решил что делать. Теперь в его пустой душе не было места ни жалости ни прощению, теперь его ненависть, подкрепленная безжизненным холодом дала ему шанс сделать то, о чем он так давно мечтал. В голове всплывали образы Джейсона, его мамы, сестры Моники из церкви рядом с его домом..
   Говард отвлекся от созерцания образов, пошел на кухню и, игнорируя курящую Линду, налил себе виски.
   Жидкость согрела желудок, Говард почувствовал себя немного лучше и решил упасть головой в подушку.
   В комнату зашла Линда
   - Что это было, Говард?
   - О чем ты?
   - Ты молча зашел, выпил виски и даже не обратил внимания на то, что я тебе сказала, - Было видно, что Линда крайне обеспокоена, - Слушай, Говард, - Она села на кровать рядом с ним, - Что-то случилось?
   - Нет, всё хорошо, правда. Наверное, я просто задумался. Ты же знаешь каким я бываю - Сказал он, даже не открывая глаза.
   - Ладно, наверное так оно и есть. Просто я говорила тебе, что завтра уезжаю к маме на несколько дней. Я уже давно её не видела, и она волнуется за меня, - Линда нежно положила руку ему на голову, - Она уже тысячу раз звонила мне на сотовый.
   - Хорошо, - Коротко ответил Говард.
   События складывались в его сторону. За эти дни он мог обдумать всё до мельчайших деталей, решить где и как, когда и чем он лишит этот цветок жизни. ***
   Вся жизнь - это череда случайностей. И каждая случайность - это поворотный момент, заставляющий думать иначе, меняться, созревать.
   В жизни можно или созидать или созерцать, -плыть по течению, которое приводит или к морю или к водопаду. Говард выбрал созерцание, но теперь, когда он оказался в эпицентре бурлящего потока, когда увидел бездну, услышал рев убийственного водопада, он решил выбрать действие.
   Открыв глаза Говард не увидел Линды. Но она не могла уехать, не попрощавшись.
   Обычно она прижималась к нему, обвивая теплыми конечностями и приходилось убирать их и ждать сигнала. Прозвенел будильник, сообщая зеленым таблом, что уже 6:30.
   Он всегда просыпался раньше этого утреннего монстра.
   - Доброе утро, Говард,- хрипло сказала Линда. Она сидела на кресле, положив ногу на ногу, и с ней что то было не так. Говард заметил это даже сквозь сонный туман.
   - Доброе утро. Почему ты не в кровати?
   - Я...Я рано поднялась....Нервничаю перед поездкой,- сказала она как то неубедительно.
   Она очень отличалась от вчерашней Линды. Ее необычная нежность и доброта куда то улетучились, Говард даже подумал, не приснилось ли ему все это. А взамен пришли какая то усталость, растерянность и холод. Обычная Линда была веселее, хоть и нежности по отношению к нему практически не проявляла. Немного подумав над причиной он выделил три варианта. Она действительно нервничает из за поездки, так как уже несколько месяцев не видела свою мать, или она решила бросить его и больше не приедет обратно. И последний вариант- она переживает из за своей измены, что казалось чем то сказочным и не настоящим. И все равно Говард не мог придти к окончательному варианту, потому что за несколько лет совместной жизни он так и не узнал внутреннюю сторону Линды, ее эмоциональное содержание.
  
   За утренним кофе она выкурила последние две сигареты из пачки, которая вечером была почти полной. Говард как бы невзначай выкинул обертку от печенья в мусорное ведро, и увидел россыпи окурков. Линда курила lucky strike red, что очень необычно для девушки. Потушив "раковую трубочку", она вдруг виновато посмотрела на Говарда. Под покрасневшими глазами проступали синяки.
   - Мне нужно ехать,- сказала Линда тихо.
   - Хорошо, когда ты вернешься?
   - В пятницу вечером, - ответила она отстраненно, некоторое время подумав.
   Линда была странной, смотрела пустыми глазами то на пепельницу то на свои руки. На Говарда она старалась не глядеть, сразу отводила глаза в сторону - на старый желтый холодильник.
   Она поднялась, взяла из комнаты небольшую сумку, видимо, она собрала ее, пока Говард спал, и вдруг крепко обняла и усыпала его поцелуями.
   "Она точно вернётся" - подумал он.
   ***
   Говард сидел в кресле и напряженно думал, время от времени щелкая кончиками пальцев по клавиатуре.
   Вдруг зазвонил телефон, парень подпрыгнул и стал прокручивать в голове варианты. Мать...нет, они созванивались на выходных, сестра Моника...нет, она не знала номер его нового телефона, Линда звонит из таксофона на вокзале...возможно, но это было бы весьма странно. Говард подбежал, и снял трубку уже на последних гудках.
   -Здравствуй, - сказал сердито мужской голос, и Говард с ужасом понял кто это.
   - Здравствуйте, мистер Эклс, - Господи!, он совсем забыл о работе и, поглядев на настольные часы, совсем ошалел. Было уже без двадцати двенадцать. Он уже четыре часа как должен был быть в "маффроуд"!
   - Послушай, щенок, кого ты из себя возомнил?, продолжал все тот же сердитый голос,- а ну ка пулей ко мне!ты забыл, что сегодня вторник? Нам теперь есть о чем поговорить!
   Говард вдруг вспомнил о своем плане, и его страх мигом исчез. Зачем работать на ненавистной работе, когда в это время он может обдумывать детали своего личного спектакля. Теплая волна наслаждения окатила его грудь, избавив от старых переживаний.
   Следовало сделать то, о чем он так давно мечтал.
   - Говард! Говард бля! Говааард! ,- уже орал из трубки взбесившийся Эклс.
   - Мистер Эклс, у меня к вам есть предложение, от которого вы не сможете отказаться,- сказал парень иронично.
   -Чтооо!!?, - голос буквально разрывал трубку.
   - Почему бы вам, старому козлу, не засунуть швабру себе в задницу, а потом заставить Джейсона сожрать килограммы своего говна, которое так и прет из него целыми днями?. Вы мне все вот уже где,- Говард даже сделал жест рукой, показывая на горло, - сами убирайте свои туалеты и вешайте дурацкие таблички. Я просто уверен, что на работу к вам больше никто и никогда не придет! Ведь это заведение для конченых неудачников, которым жизнь дала хорошего пинка под жопу! Идите нахуй, дорогой мистер Эклс, надеюсь, вы скоро сдохнете!
   Говард положил трубку и почувствовал облегчение. Как будто что то тяжелое и громадное, которое так долго его мучило, вдруг свалилось с плеч. И это было прекрасно. Он давно хотел сказать все что думает своему начальнику, и теперь, когда он сделал это, то ни капли не жалел. Солнечный свет пробивался через шторы в гостиной, его бледно желтые лучи падали на лишенное красок лицо Говарда. Теперь он был безработным, хотя втайне давно мечтал об этом. Ещё с первого дня в проклятой забегаловке.
   Сегодня был вторник, а Линда приедет в пятницу вечером.
   В пятницу вечером. Когда все эти бюрократы и мизантропы отдыхают в вонючих кафе, вливая в себя виски и закусывая пережаренным бифштексом. А на выходных идут к своему врачу и жалуются на проклятую изжогу. Они все были как заводные игрушки.
   " Тик так, дорогая
   Я подаю на развод.
   Тик так, познакомься
   Это Лора, и мы с ней давно"
  
   Весь день он лежал и смотрел в потолок, а через некоторое время после того, как солнце скрылось - уснул.
   Он ещё никогда так хорошо не засыпал.
   Глава 2
   Проснувшись, он немного полежал, уткнувшись взглядом в потолок, а потом оделся и отправился в ванную. Умывшись и почистив зубы он посмотрел на себя в зеркало : голубые, глубоко запавшие глаза, чёрные свалявшиеся волосы средней длины и необыкновенная худощавость. Он был на грани анорексии.
   Говард чувствовал отвращение. Это давал о себе знать его комплекс неполноценности, обнаруженный ещё детским психологом.
   Он поставил свою зубную щетку обратно в стакан, рядом со щеткой Линды. Повинуясь какой то неведомой силе Говард схватил её средство гигиены и выбросил в ведро с использованной туалетной бумагой.
   "Мертвые не чистят зубы" - объяснил он действие сам себе.
   Съев несколько бутербродов с ветчиной и зеленью он запил их гранатовым соком. Потом подошел к телефону и медленно набрал номер.
   Через несколько гудков трубку подняли.
   - Эмми Брикс у телефона. Кто это?
   - Это я, мама.
   - Говард!, - с не поддельной радостью воскликнула женщина, - Как твои дела, как Линда?
   - У нас все хорошо. А как ты?
   - Так себе. Эти головные боли просто сводят меня с ума, каждую неделю приходится бегать в аптеку за лекарствами.
   Кстати, приходила сестра Моника, спрашивала за тебя. Я рассказала ей, что ты уже второй год живешь в Лархэме.
   - Она вернулась из своих церковных странствий?
   - Да, она очень просила, чтобы ты ей позвонил, вот её новый номер, записывай..
   Говард быстро схватил листок и ручку
   - 555--45--34
   -Готово. Я обязательно позвоню, - и он действительно хотел ей позвонить. Моника была старше его на два года, и они были знакомы ещё с детства. Она была единственным его другом, и всегда помогала и поддерживала в трудные минуты, которые выпадали почти каждый день. Моника была из плохой семьи, её отец пил как черт, а матери у неё вообще не было. Он частенько замечал на её руках синяки и ссадины.
   Тем не менее она находила в себе силы помогать ему. В 18 Моника стала монахиней, а незадолго до его собственного уезда она отправилась в путешествие по монастырям страны.
   - Если честно, то мне нужна твоя помощь,- Сказал Говард в трубку. - У нас с Линдой сейчас очень плохо с деньгами, и мы должны оплатить по счетам за квартиру за последние два месяца. Мы обязательно отдадим тебе всю сумму, меня ожидает повышение и я смогу накопить достаточно денег.
   - Хорошо, - сказала мать, не почувствовав лжи, - Сколько тебе нужно?
   - 300 -400 долларов. И желательно сегодня, иначе мы останемся без электричества и воды.
   - Я сегодня же переведу деньги тебе на банковский счет. Только скажи, что не произошло ничего плохого.
   - Поверь мне, мы просто задолжали по счетам.
   Они ещё долго говорили по телефону. Мать рассказывала про своих подруг по игре в покер и красавицу- Монику, а Говард думал о том, что первый акт его спектакля начался, и практически не испытывал чувства вины перед собственной матерью.
   ***
   От белых роз исходил приятный аромат смерти. Четыре цветка лежали по краям рамки с фотографией Линды. Она стояла на крыльце дома и держала в руках керамическую фигурку кошки. На Линде было черное платье с короткими рукавами и новые кеды "Converse". Её лицо сияло, губы натянулись в улыбке.
   Щеки окрашивали царапины, возле краев губ кожа была красной, с волдырями. Гробовщик хорошо постарался, подобрав для неё парик из натуральных чёрных волос. Аккуратно сделанный пробор, пряди разложены веером по шелковой подушке.
   Губы накрашены ярко красной помадой, создавалось впечатление, что она была жива. Говарду казалось, что она жива. Он аккуратно сел на её ноги, опасаясь перевернуть дубовый гроб.
   Провел пальцами по белой руке, подвинулся ближе и поцеловал Линду в губы. Когда он возвратился в своё прежнее положение, то увидел, что её рот открылся, обнажив желтые зубы. Под щеками было видно белоснежную вату. Язык Линды медленно высунулся из ротовой полости. Он был чёрным.
   Внезапно её тело дрогнуло, Говард отскочил от гроба. Линда медленно подняла туловище и неестественно повернула голову к нему. Её губы скривились в отвратительной улыбке, а язык принял прежнее положение, словно червь, забился обратно в рот.
   Говард услышал низкий, гортанный звук. По подбородку Линды потекла черная струйка.
   - Мёртвые не чистят зубы, - сказала она низким, демоническим голосом и закатила глаза так, что они стали белыми.
  
   Говард проснулся в холодном поту.
   На часах было "8-20" - вчера он отключил надоевший будильник.
   Успокоившись и мысленно убедив себя, что это всего лишь сон, он поднялся.
   Говард чувствовал неуверенность, когда пил утренний кофе. В голове было всего лишь две мысли - "да" или нет" - смерть или жизнь. Ещё и этот кошмар заставил его сомневаться в правильности действий.
   "Но это всего лишь твоё подсознание, не так ли?"
   Он ещё долго сидел с пустой чашкой, разглядывая собственные джинсы. Потом поднял глаза на календарь "15 апреля 2003 года. Четверг"
   Парень достал из кармана монетку. Орел - смерть, решка - жизнь.
   О себе он даже не думал. Он не задавался мыслью что будет после. Честно говоря ему было наплевать, он просто не хотел, чтобы Линда жила, дышала воздухом, чихала или трахалась. Говард протянул руку и поймал её в воздухе. Любовь - это всего лишь две стороны монетки.
   "Что же, сейчас всё решится" - подумал он
   Медленно раскрыв ладонь, он посмотрел на неё. Монетка лежала решкой вниз. Гордый орел смерти красовался на побелевшей руке.
   Глаза Говарда закрылись.
   "Нет пути назад"
   Он конечно же мог ничего не делать, притвориться, что даже не думал убивать её, забыть все свои мысли и желания. Отбросить тщательно продуманный план. Жить с Линдой, как и раньше.
   Но монетка выпала смертью. И дело было даже не в монетке. И уже не было времени сомневаться.
  
   Говард бросил дешёвую подделку Эдварда Мунка на пол. Рама картины разлетелась, и он увидел пластиковый пакет с купюрами, который и искал. Говард отлаживал деньги с каждой зарплаты уже полтора года, и сейчас самое время их потратить.
   Быстро пересчитав наличные он остался доволен - 280 долларов.
   План начинает работать.
   Затем он надел куртку, отправился в банк и снял со счета наличные, которые переслала ему мать. Следующий этап состоял в покупке необходимых орудий пыток. Это было не сложно, и почти все вещи можно было найти на полках супермаркета.
   Власть даже не подозревает какие опасные химикаты скрываются в моющем средстве.
   "Так...Гипохлорит натрия.."
   Говард вертел в руках уже пятую "мечту домохозяйки", разглядывая этикетку с внутренним составом. Наконец нужная комбинация нашлась, и он немедленно отправил несколько средств в корзину.
   Затем он купил несколько аэрозолей, моток верёвки в отделе туризма и пять литров воды.
   Так же он купил пачку кухонной соли.
   После супермаркета Говард зашел в секс-шоп.
   Продавец явно нетрадиционной ориентации разглядывал его с любопытством и предложил показать товар, который, возможно его заинтересует.
   Но Говард знал зачем пришел, и приобрел БДСМ кляп с резиновым красным шариком, который зажимает рот.
   - О, я вижу у вас будет бурная ночка, - сказал продавец, пробивая товар.
   - Да, ночка будет что надо.
   После этого Говард бросил покупку в пакет с остальными вещами и отправился домой.
   Вонючий, грязный подъезд, обосцанный лифт, выцветшая плитка, шумные соседи, скрипучая дверь, голова разбилась о потолок.
   Говард оказался дома и посмотрел на часы. Было всего 4-00, и он понял, что следовало закончить приготовления ко второму акту.
   В голове роились тысячи мыслей, бились по внутренней стороне черепной коробки и всё это заканчивалось головной болью.
   Он попытался приготовить себе поесть, но руки тряслись настолько, что замороженное куриное филе оказалось на полу.
   Тогда он решил, что следует принять успокоительное. Говард никогда не отличался особой любовью к алкоголю, и пил только по праздникам, а если праздников не было, то иногда он мог позволить себе расслабиться.
   Виски медленно наполнило рюмку и Говард, решив ничем его не разбавлять, быстро опрокинул порцию.
   Затем он повторил, но налил немного меньше, так как вкус у пойла был просто отвратительный.
   Почувствовав нарастающее тепло в желудке он немного успокоился.
   Теперь следовало достать хлороформ.
   Говард позвонил своему знакомому из медицинского университета, и после долгих объяснений, которые заключались в выдуманной истории с маминой собакой, которая укусила соседского парня, договорился о встрече.
   Маленькая бутылочка хлороформа мирно стояла на столе, пока Говард думал, как избавиться от едкого запаха. Проблема была в том, что когда он смочит тряпку жидкостью и спрячет её, то Линда однозначно почувствует стойкий аромат вещества. Со временем он пришел к идее упаковать тряпку с хлороформом в пластиковый пакет - он не пропустит запах.
   ***
   Двери неожиданно шумно открылись. Причиной этому были идиотские колокольчики на дверной раме - первый признак плохой гостиницы.
   Хоть и не пять звезд, но место показалось ему довольно приличным, за исключением колокольчиков, конечно.
   - Добрый день, мистер, - Выразила свою приветливость администратор. В белой шелковой рубашке с маленьким черным пиджачком поверх неё. Говард сразу заметил избыток макияжа, который закрывал синие мешки под глазами.
   - Здравствуйте,- Коротко ответил он, разглядывая различные грамоты и награды, черт, у них вся стена была в бумажках.
   - Мы рады приветствовать вас в нашей гостинице, чем я могу вам помочь?, - Изрекла она с дежурной улыбкой, но глаза говорили
   "Ненавижу свою работу. Мне только 29, а я уже в разводе, и если ты не окажешься сыном миллионера или кинозвездой и не влюблен в меня по уши, то я задушу тебя твоими же носками. За что мне всё это? За что?!"
   - Мне нужен достойный номер на три дня.
  
   Администратор, немного подумав, проводила его на третий этаж.
   Когда Говард вошел в номер, то его взгляду открылись большая гостиная, заставленная всевозможными торшерами и журнальными столиками, посередине находился кожаный диван, а прямо напротив него - плазменный телевизор и магнитофон.
   Слева от гостиной был кабинет с большим, дубовым столом. Говард сразу прикинул, сможет ли он притащить его в гостиную. Так же в кабинете стоял холодильник, и парень нашел место, куда спрячет сумку с вещами.
   Расплатившись и дождавшись, когда шаги на лестнице стихнут, он закрыл двери на замок и спрятал сумку с подготовленными вещами.
   ***
   "Когда я была ребенком,
   Обезумев от отчаяния, я изодрала весь свой язык в клочья.
   Когда я была ребенком,
   Я убила все мысли в своей голове, тыча палкой
   В свои легкие.
   Говард лежал на полу, прислонившись спиной к стене. Он пришел домой. Мрачные призраки отчаяния вырывались из холодных лап страха. Они глубоко засели ему в голову и добравшись до мозжечка, распространились по телу. Он ощущал это.
   В магнитофоне играла песня австрийской певицы Soap&Skin, и он решил взять её с собой. Всё получалось очень странно и ему казалось, что это не по настоящему. Это просто сон или игра воображения. Ему казалось, что он сошел с ума и сил больше нет.
   Завтра он убьет Линду, а что будет дальше?
   Полиция рано или поздно найдет его, и Говарда посадят в тюрьму.
   Нет, он решил на следующее утро после этого пойти и броситься в реку. Ещё холодная апрельская вода примет его в свои объятия и уже никогда не отпустит. Он думал об этом и даже не заметил как уснул.
  
   Проснулся он от стука в дверь. Говард безумным взглядом посмотрел на включенный магнитофон, но музыка не играла, так как диск уже закончился. Сонный туман ещё застилал глаза, когда парень инстинктивно брел к источнику звука.
   Открыв дверь, он ошалел. Перед ним стояла Линда.
   В оливковом пальто, которое доходило до бедер, чёрном беретике и сумкой в руках.
   - Привет, - выдала она, улыбнувшись прижалась к удивленному Говарду.
   Затем Линда вошла, а Говард закрыл дверь и быстрым шагом пошел на кухню - посмотреть на часы.
   Они сказали, что уже 15-00. Видимо, надышавшись хлороформа Говард проспал намного больше обычного.
   Он мало что понимал, и на некоторое время закрылся в ванной.
   Совершив утренние обряды он пришел к логичному, на сколько позволял его ещё не проснувшийся мозг выводу, что сегодня пятница и Линда приехала раньше обычного. Теперь следовало ждать вечера.
   Как только он вышел, Линда сразу же затеяла с ним разговор о работе. Её глаза изменились, теперь она смотрела не него с любовью, а голос был мягким. Соврав, что сегодня его отпустили пораньше Говард снова включил диск на проигрывателе и удобно устроился на кровати. Так и прошли несколько часов, пока солнце не село. Линда разговаривала с ним, обнимала, сделала ему ужин и после трапезы устроилась рядом на кровати.
   - Сегодня мы идем в ресторан, - сказал Говард после долгих раздумий, - Мне выдали приличную премию и это надо отметить.
   - Как..Я же совсем не готова, Говард. Я конечно же согласна, но мне нужно время, чтобы собраться.
   - Я решил сделать тебе сюрприз,- Говард поднялся и положил свою руку ей на грудь. Его глаза вдруг заблестели, их выражение поменялось. В темноте они выглядели безумными, - С приездом, милая.
   ***
  
   Говард принимал очередную порцию дорогого виски в ресторане. Линда смотрела на него своими глазищами, а её губы в перерывах между коктейлем и лазаньей искривлялись в улыбке и произносили "Я люблю тебя". Она была красивой, нет, это слово тут не уместно. Она была поразительной. Синее шелковое платье мягко отражало свет, как ночное море отражает лунное сияние. Её собранные в немыслимую прическу чёрные волосы сливались с круглым лицом, изящными формами и красивыми ногами, образуя что то настолько прекрасное, сравнимое только с чудесами, со смертью.
   Говард представлял, как он нежно проводит рукой по её формам, ласкает языком её тонкую шею, медленно входит в неё и в его глазах темнеет от страсти и удовольствия.
   Он предложил ей поехать в гостиницу, прошептал на ухо так, что Линда содрогнулась от внезапного возбуждения.
   Линда была в восторге от номера. Незаметно закрыв двери на ключ изнутри, он медленно прошелся по гостиной. Она сняла свое оливковое пальто, надетое поверх платья и бросила на диван вместе с черным беретиком. Говард зашел в ванную, закрылся изнутри и вытащил из внутреннего кармана рубашки пластиковый пакет с тряпкой. Он пропитал её хлороформом, пока Линда любовалась залом дорогого ресторана. Открыв кран, он немного подождал - собирался с силами, пока холодная струйка бежала в умывальник. - Говард, ты скоро? Здесь есть мини-бар, - Звала его Линда восторженным тоном. - Да, я уже иду, - И Говард вышел, пряча тряпку за спиной. Когда он подошел к Линде она посмотрела на него своими большими глазами полными удивления. Одной рукой он крепко зажал ей рот тряпкой, а второй обхватил туловище, тем самым устранив сопротивление. Линда пыталась кричать, но звуки практически не пробивались через тряпку. Одно время она пыталась не дышать, билась ногами и изо всех сил старалась вырваться, но со временем притихла, а потом и вовсе обмякла в его руках. Говард убрал руки и она рухнула на пол. Воровато оглянувшись, он прислушался в надежде на то, что никто не слышал того, что произошло.
   Линда лежала на полу возле кожаного дивана, её лицо было спокойным, одну руку она прижала собой, а вторая лежала у неё на животе. Некоторое время он пытался вытащить из кабинета громадный стол. И, наконец, когда закончил, то достал из холодильника сумку с вещами, положил Линду на стол и привязал её руки и ноги кусками верёвки к ножкам. Немного подумав, он засунул ей кляп в рот.
   Затем поставил взятый из дома диск в стереосистему и сделал громче.
  
   "When you're death's best friend
   Condemned to choke
   Every word I pray.
  
   Who was pretending us?".
  
   "Когда ты - лучший друг смерти,
   Обречённая задохнуться,
   Я молюсь в каждом слове.
  
   Кто притворялся нами?"
  
   Он несколько минут стоял и смотрел на свои ботинки, а потом подошел к привязанной Линде. Говард провел рукой по её ноге снизу вверх, так что подол платья поднялся, показав белые трусики.
   Неожиданно он испытал охватившее его Возбуждение. Расстегнув верхние пуговицы на наряде Линды, он резко разорвал небольшое декольте и сорвал с неё бюстгальтер. Выбравшись на стол, он левой рукой крепко схватил ей за грудь, а правой стащил трусики.
   Расстегнув свой ремень, Говард спустил джинсы, взял пенис в руку и медленно засунул его в её нутро.
   Возбуждение прошлось мурашками по всему телу, он почувствовал тепло и принялся совершать половой акт. Левой рукой он мял её грудь, а правой водил по бедрам всё быстрее и быстрее.
   "Кто притворялся нами?"
   Он слышал, как Линда мычит, приходя в себя и это возбудило его ещё больше.
   Он ударялся своим лобком о её лобок, и стук становился всё чаще и сильнее. Говард испытал оргазм и ещё некоторое время, уже расслабившись, проделывал движения. Затем он лег рядом с Линдой, левой рукой поглаживая уже посиневшую грудь.
   Она смотрела на него округлившимися от ужаса глазами.
   Немного полежав, он застегнул ремень и достал из сумки кухонный нож. Затем подошел к Линде и тыльной стороной ножа похлопал её по груди и по щекам. Она была уже в сознании и смотрела на него, время от времени издавая мычание.
   - Я знаю о большинстве твоих измен, - Сказал Говард и провел ножом по её бедру. Выступили алые капельки крови, - Так же я знаю о твоей последней измене. Тебе понравилось трахаться с ними, Линда? Трахаться и с парнем и с девушкой? Похоже, тебе уже мало одного партнера, - Говард говорил холодно, слова с безумным спокойствием вырывались из его искривленных нервным возбуждением губ. Линда начала мычать интенсивнее, а парень ещё несколько раз прошелся ножом по её бедру, порезами прописывая слово "Шлюха".
   - Я не понимаю одной вещи, Лин. Как ты могла так хорошо врать мне? Если бы не несколько моих знакомых, то я никогда бы и не узнал о твоих приключениях. Я долго молчал, Линда!, - Эту фразу Говард произнес криком, заглушив даже музыку, - Я долго молчал и терпел...А что я мог сделать? Ты привлекательная, в меру умная, а я маленькая серая мышь. Я терпел, первое время я думал, что ты образумишься, но тебе всегда было мало. А потом я начал думать как тебя проучить, - Говард ходил возле Лиды, расчесывая ножом её волосы, - И знаешь, я решил убить тебя.
   - Знаешь как паук убивает мотылька? Он сначала долго ждет, подбирается, готовит свое оружие, а потом происходит удар. И мотылек извивается, страдает от паучьего яда продолжительное время. А только потом, когда паук сам решит - мотылек умирает.
   Мотылек - это ты, Линда. И я хочу, чтобы ты умерла в страданиях за то, что натворила.
   Затем Говард около тридцати минут резал ножом её грудь, бёдра, живот, щиколотки, руки и вагину. Он специально делал не глубокие порезы и Линда оставалась в сознании, закрыв глаза она пыталась мычать как можно громче.
   - Заткнись, тварь!, - Он дал ей крепкую пощечину и засунул большие пальцы рук Линде в рот, растянув его до предела, - Заткнись, - зашипел он и посмотрел ей в глаза.
   Затем он достал аэрозоль и взял её зажигалку. Огненной струей он прошелся по её телу от головы до вагины, раз за разом, пока запах горелых волос и мяса не ударил с неистовой силой ему в нос.
   Линда рыдала, закрыв глаза. Слезы текли по её изрезанным, синим щекам, падая на стол. Почти все её волосы были сожжены, куски почерневшего платья прилипли к вздувшейся волдырями коже.
   Говард был зол на неё за то, что она так быстро сдалась и, предварительно приготовив моющее средство, снял с неё кляп и залил жидкость ей в рот. Линда закашлялась, высунув язык, пытаясь избавиться от химической смеси. Но Говард снова одел на неё кляп, крепко зажав рот красным шариком.
   Он подошел к телевизору и ножом отрезал от него провод.
   Линда умирала. Она мычала и кашляла. Моющее средство вместе с кровью стекало по её подбородку, капая на шею.
   Говард облил её водой, с растворенной в ней солью и положил оголенный конец провода ей на живот.
   - Ты умерла как шлюха, - Произнес он, воткнув вилку в розетку.
   Линда резко содрогнулась, её лицо перекосилось, челюсть свело в сторону, все мышцы на теле напряглись и он услышал её дрожащее мычание. Вскоре оно стихло, и Говард вытащил вилку с розетки.
   Проверив пульс Линды, он удостоверился в том, что она мертва.
   Повернув голову направо он заметил под телевизором мини-бар, и направился к нему. Не дойдя пары шагов к бару, Говард почувствовал рвотные позывы и потерял сознание.
   "Когда ты - лучший друг смерти,
   Обречённая задохнуться,
   Я молюсь в каждом слове."
   Когда он пришел в себя, то на часах уже было 2-00 ночи. Музыка ещё играла и Говард подумал, что весь этот ужас просто ему приснился. Он вспомнил, как пил виски в ресторане и, наверное, вскоре после того отключился. А Линда уже притащила его сюда.
   Но потом он повернул голову и увидел стол посреди гостиной, а к нему верёвками была привязана она. Её обезображенное тело обмякло, волос на голове практически не было - почти все были сожжены. Куски платья висели на обгоревшей коже. Всё её тело было изрезано, а на бедре было вырезано слово "Шлюха". Весь стол был в крови.
   Внезапно Говард почувствовал, как что-то ударило его по голове. Это было понимание произошедшего. Он всё таки убил Линду, она умирала долго, в мучениях, крича и роняя горькие слёзы на стол пыток. Всё вокруг смазалось и потеряло цвета, парень даже не почувствовал страха или паники. Взяв с мини бара бутылку виски он сделал несколько больших глотков и разрыдался.
   Некоторое время он просто лежал на полу, рыдая, ощущая запах горелых волос и смерти. К трупу Линды подходить он боялся, потому что вдруг четко вспомнил недавний кошмар и ему казалось, что как только он сядет рядом с ней, то её тело поднимется, желтые зубы перегрызут кляп, высунется почерневший язык и её губы произнесут эти ужасные слова.
   Но всё же он подошел к ней, с опаской, готовый в любой момент отпрыгнуть и спрятаться, закрыть глаза руками чтобы не видеть происходящего. Говард провел рукой по её руке, поцеловал в изрезанную щеку и дрожащим голосом сказал
   - Прости меня.
   Парень закрыл дверь на ключ, покинул гостиницу и несколько часов шел по направлению к реке. Его руки и лицо были в крови, рукава рубашки разорваны, а в глазах не было ничего.
   И теперь он шел туда не из за страха, что его посадят в тюрьму или казнят на электрическом стуле. Нет, он шел к реке, потому что вместе с Линдой умерла половина его души. Он прятался за ненавистью и думал о том, как её убить, но на самом деле сердцем он любил её. И когда Линда обнимала его, то губы непроизвольно растягивались в улыбке. И каждый раз, когда она нежно усыпала его поцелуями, в груди становилось тепло.
   И вот он увидел реку в наступающем рассвете. Её водная гладь почти до горизонта была окутана туманом. Говард спустился к берегу, заросшему травой вперемешку с осокой. Немного постояв, он вошел. Тело содрогнулось, ощутив на себе холод воды.
   ***
   Он беспорядочно двигал руками и ногами, не в состоянии позвать на помощь, стараясь вдохнуть как можно больше воздуха. Паника, поглотившая его целиком, полностью заблокировала действие алкоголя и он с ужасом понял происходящее.
   Пытаясь спастись, вырваться из чёрного омута, он потерял представление о дне и поверхности. Руки запутались в чем-то липком, похожим на бельевые верёвки и через некоторое время Говард сдался, поняв, что спастись ему не суждено. После этого он инстинктивно попытался вдохнуть, но втянул в легкие воду и закашлялся.
   Вода за считанные секунды заполнила дыхательные пути и он почувствовал, что его легкие горят. На самом деле они разрывались и теперь даже малейшего шанса на спасение уже не было.
   Чёрная вода поглотила его, проникла внутрь его тела и теперь ни за что не отпустит.
   Он, как мочалка, впитает её в себя. Его тело набухнет, кожа начнет слезать с костей. Вода всегда будет с ним. На квадратном свинцовом столе, когда его грудь разрежут стерильной хирургической пилкой. А потом он будет лежать в своем маленьком дубовом гробике в нескольких метрах от поверхности земли. Вода и тогда будет с ним. Она проникнет к нему после дождей, через черную землю пробьет ход к почерневшему телу.
   Внезапно он увидел Линду. Она была в своем синем шелковом платье, улыбаясь, она подошла к нему. Её волосы были распущены и развевались, словно на ветру. Вода вокруг посветлела, Говард увидел песчаное дно реки, усеянное маленькими камешками.
   - Я не держу на тебя зла, милый, - Линда взяла его за руку, - Ты пойдешь со мной? Я проведу тебя туда, где мы будем счастливы целую вечность.
   Говард кивнул головой.
   - Только сначала я должна сказать тебе кое что.
   Её лицо внезапно преобразилось, волос почти не стало - все они были сожжены, щеки были изрезаны, возле губ кожа вздулась волдырями. Линда показала желтые зубы, а затем высунула черный язык и провела им по щеке Говарда.
   Она прикоснулась ледяными губами к его шее и нежно шепнула
   - Мертвые не чистят зубы.
  
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"