Кукарцев Алексей Николаевич: другие произведения.

Случай в Мордмунде

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодой, подающий большие надежды чародей, прозябает в своей башне, пытаясь изучать мир по книгам и описаниям великих путешественников. Так продолжается ровно до тех пор, пока к нему не наведывается его старый учитель и не предлагает совершить небольшую поездку в другую страну. Вполне обычная ситуация. Что же может пойти не так?

  Альфус Омегас появился рядом с калиткой, густо оплетенной плющом и побегами хмеля, и с интересом уставился на представшую его взгляду картину. Перед ним раскинулся небольшой клочок земли, окруженный кованой чугунной решеткой с многочисленными рыжими подпалинами ржавчины, заросший всеми возможными сорняками и дикими травами. Кое-где из зарослей метлицы и гигантского борщевика выглядывали чахлые остовы фруктовых деревьев, безуспешно пытающиеся получить свою долю солнечного света. А посреди этого "сада" стояла самая тонкая чародейская башня из всех, которые господин Омегас видел в своей жизни.
  Калитка душераздирающе заскрипела на заржавевших петлях, и, с тягостным усилием разрывая оплетающие ее стебли, отворилась. Всемирно известный чародей шагнул на заросшую травой дорожку и начал решительно продираться ко входу в башню. Дойти до дверей оказалось непросто, но Альфус Омегас сумел справиться с этой задачей без призвания огненных шаров и небесных молний. Опершись плечом на стену, чародей потратил пару минут на то, чтобы отдышаться, после чего взялся за ручку двери. Ручка отвалилась.
  - Ой... - только и молвил старый маг. Бережно положив ручку на землю, он попытался постучать в дверь и тут же проломил полусгнившие доски своим дряхлым кулаком. - Ох... гм.
  Как бы невежливо это не было, но Альфусу все же пришлось прибегнуть к магии. Под влиянием его заклинания дверь стремительно помолодела, а на ее косяках даже заиграл здоровый румянец. Правда, пущенные посвежевшими досками молодые побеги и листья были лишними. Однако, теперь чародей хотя бы смог открыть дверь и пройти внутрь башни, где его взгляду предстала старая винтовая лестница, покрытая внушительным слоем пыли.
  - Эм. Кхм. Есть здесь кто?! - бросил он в пустоту и прислушался.
  Спустя какое-то время пустота ответила:
  - Мастер Омегас? Это вы?
  Всемирно известный чародей задрал голову и увидел на самой вершине винтовой лестницы чье-то бледное лицо.
  - Определенно, я, - ответил он и, вздымая целые тучи пыли, начал подниматься наверх. К его удивлению, ни одна из ступенек под его ногами так и не сломалась. Добравшись до верхней площадки, Альфус Омегас тепло поприветствовал обладателя бледного лица:
  - Здравствуй, Найви.
  - Вот так сюрприз, мастер Омегас! - заулыбался Найви. - Проходите в комнату!
  В отличие от лестницы, комната была покрыта пылью лишь частично. Молодой, но крайне искусный чародей Найви Салвиа, проходивший некогда обучение у Альфуса Омегаса, уселся за свой стол и сделал приглашающий жест в сторону кресла.
  - Какая милая салфеточка! - воскликнул господин Омегас, подходя к сиденью.
  - Стойте! - вскочил Найви. - Это мой носовой платок. Извиняюсь... - смущенно произнес он, спешно пряча тряпку в ящик стола.
  Альфус Омегас уселся на свое место и осмотрелся вокруг. Все здесь было завалено книгами и пергаментом. Фолианты лежали везде - на полу, на стульях, на многочисленных стеллажах вдоль стен, на столе и на подоконниках узких, как бойницы, окон. Несколько потрепанных книг каким-то образом держались даже на перилах лестницы. Старый чародей наугад вытянул древнюю инкунабулу из стопки рядом с креслом и уставился на дряхлую обложку. Название гласило: "Становление и развитие няшпонского общества в условиях правления пресветлого императора Хен Тая Первого". Ниже, мелкими буквами было написано: "Только в этом веке - приобретите три первых книги по двойной цене и получите четвертую бесплатно!". Вернув книгу на место, Альфус Омегас обратил взор на своего бывшего ученика.
  - Кхм. Ну, и как идет изучение мира?
  Найви Салвиа неуверенно улыбнулся. Он был настолько бледен, что его лицо почти светилось в полумраке комнаты.
  - Довольно медленно. Вы же знаете, нужно обработать такое количество информации...
  - Да-да, я понимаю. Ты этим так увлекся, что немного запустил свой сад...
  Найви непонимающе уставился на бывшего учителя.
  - Эм... Какой сад?
  - Тот, что перед башней.
  - Эмм... Перед башней есть сад?
  - Был.
  На какое-то время в комнате повисло неловкое молчание. Альфус Омегас молча оглядывался по сторонам. Когда он был здесь в прошлый раз, тропки, проложенные между книжными завалами, были раза в три шире. А на одной из стен висела карта мира, утыканная красными деревянными флажками. Другие флажки, зеленые, лежали на письменном столе. Предполагалось, что красный флажок будет меняться на зеленый, после посещения отмеченного места. Теперь этой карты не было видно за бесчисленными башнями из массивных фолиантов и пачек пергамента.
  Наконец, господин Омегас, разгладив рукой бороду, задал вопрос:
  - Найви, как давно ты последний раз покидал свою башню?
  Молодой чародей перестал улыбаться и задумчиво уставился перед собой.
  - А какой сегодня день недели?
  - Выскребенье.
  - Кажется я выходил на улицу в первый днонедельник года Пикобраза. Ко мне приходили из магонкомата...
  - Это было семь лет назад.
  Найви нервно улыбнулся.
  - Да? Время так быстро летит!
  - Найви.
  - Да, мастер Омегас?
  - Тебе в голову не приходила мысль, что чтобы изучать мир, по нему нужно иногда перемещаться?
  - Не понимаю...
  - Покидать башню.
  - Я...
  - Выходить из комнаты.
  - Никогда об этом не задумывался. Мне ведь надо изучить столько книг! Но я запишу ваше изречение, - Салвиа потянулся за пергаментом и случайно задел локтем книжную башню рядом со стулом. Фолианты рухнули на пол, вызвав в смежной части комнаты локальный книгопокалипсис. Из-за образовавшейся горы бумажных знаний стал виден краешек той самой карты. Похоже, бывший ученик Альфуса Омегаса о ней просто забыл.
  - Найви.
  - Да, мастер Омегас? - молодой чародей усердно скреб пером по огромному листу бумаги.
  - Завтра я уезжаю в Жирманию. В город Мордмунд. Там состоится семьсот двадцать второй съезд Международного Чародейского Совета.
  Найви Салвиа искренне заулыбался.
  - Очень рад за вас, мастер Омегас!
  - Я хочу, чтобы ты поехал со мной.
  Еще несколько секунд был слышен скрип пера и похрустывание пергамента, после чего до Найви частично дошел смысл фразы, и он выронил писало из руки.
  - То есть?..
  - Я хочу, чтобы ты сопровождал меня в этой поездке.
  - Н-н-но п-почему я? У в-вас столько д-д-достойных учеников! - как всегда, когда происходило нечто неожиданное для Найви, он начинал заикаться.
  - Не знаю. Эта мысль пришла ко мне сегодня утром, за тарелкой овсянки. Мне показалось, что я увидел в ней твой профиль.
  - Н-н-но у меня с-столько работы...
  - Тебе будет полезно побывать на солнце.
  - Я...
  - Подышать относительно свежим воздухом.
  - А...
  - Посмотреть на мир, который ты изучаешь здесь уже десять лет. Помнится, ты именно этим хотел заняться после завершения учебы.
  Найви скосил глаза на пыльную карту с облупившимися красными флажками и скромно потупил взор.
  - Вы могли бы взять с собой Феликса...
  - Он на практике в Фьордвегии. На форелевых фермах.
  - Ох. Тогда, может быть еще кто-нибудь...
  Всемирно известный маг не дал ему договорить.
  - Отлично! Билеты я уже приобрел - вот твой, - Альфус Омегас встал и положил на стол перед Найви серебряный листок с золотым обрезом. - Завтра в семь утра я за тобой зайду. Попытайся как следует выспаться.
  Старый чародей ободряюще улыбнулся и исчез в клубах синего дыма. Найви Салвиа ошеломленно поднял свой билет и уставился на блестящие рубиновые буквы.
  "Магзал Перекресток Чародея, платформа 8 и 2/3, время отправления 11.00"
  
  ***
  
  Дорога до Мордмунда заняла у магов почти семь часов. За это время Найви Салвиа успел узнать о мире, который он так тщательно изучал, очень много нового. Всякий раз, замечая что-то или кого-то из окна стремительно несущегося магорельса, он тут же лез в свою сумку и сверялся с кучей пергамента, исписанного мельчайшим почерком.
  - Что это? Это жирманский лес? Он выглядит совсем не так, как описан в трудах знаменитого путешественника Буффона де Сота! Ни одного огнельсинового дерева! Быть не может!
  Он очень быстро забыл о своих робости и неуверенности, которые испытывал днем ранее, и, с первых минут дороги, полностью посвятил себя получению новых впечатлений.
  - А это? По описаниям это сильно напоминает северного боленя! - шурша пергаментом вновь и вновь лепетал Найви.
  - Это корова, - доброжелательно поправлял его Альфус Омегас.
  - Невероятно! Я должен это записать! - и Найви лихорадочно лез в сумку за пером и чистыми листами.
  Мордмунд встретил чародеев удушливым смогом местных мануфактур и мелким моросящим дождиком.
  - М-да. Со свежим воздухом и солнцем вышла промашка... - проговорил себе под нос Альфус Омегас выходя из магорельса на перрон.
  Найви спустился следом за ним и с полубезумной улыбкой уставился на затянутое свинцовыми тучами небо. Молодой чародей почти не уступал ростом высокому Альфусу Омегасу, но при этом был раза в полтора тоньше. Учитывая, что его голову венчала копна черных, как смоль, волос, издали Найви вполне можно было принять за швабру.
  Господин Омегас оглянулся на своего бывшего ученика и ему пришла в голову мысль.
  - Найви.
  - Да, мастер Омегас?
  - Как так вышло, что ты, будучи настоящим магом уже десять лет, до сих пор не приобрел себе подобающей шляпы?
  - О... Я никогда об этом не задумывался. - Найви неуверенно потрогал свои волосы, ниспадающие до самых плеч и попытался представить себя в шляпе. У него не получилось. Последний раз он смотрелся в зеркало еще будучи студентом магической академии, и теперь имел крайне смутное представление о собственной внешности.
  - У каждого настоящего чародея должна быть шляпа! - настаивал на своем Альфус Омегас. - Пойдем, я покажу тебе неплохую лавку, тут, неподалеку. На моей памяти, там продавались великолепные экземпляры чародейских шляп!
  Жизнь в городе шла своим чередом. Повсюду были люди - прохожие, путешественники, местные зеваки, уличные работяги, лоточники и, готовящаяся к вечернему наплыву посетителей, обслуга бесконечных таверн, питейных и забегаловок. Никто из них не обращал внимания на двух магов, продвигающихся от магзала куда-то к центру города. Волшебники, которых легко можно было отличить от остальных людей по стилю одежды, не были здесь редкостью. Их наличие на улицах не вызывало беспокойства у местных жителей, как это порой случалось в других, менее продвинутых местах. В Мордмунде все было наоборот - если вы в течение часа не увидели на своем пути ни одного чудаковатого старика, разодетого в мантию с изображением звезд, лун или солнц, вы либо очень невнимательны, либо оказались в каком-то другом городе.
  Шляпная лавка, про которую говорил Альфус Омегас, оказалась каким-то чудом втиснута между увеселительным заведением с красными фонарями и монастырем. Она представляла из себя тесную, скудно освещенную комнатку, до отказа забитую самыми разнообразными головными уборами. Хозяин лавки, судя по всему, был чистокровным уроженцем Кидая. Внешне он напоминал колобок, одетый в просторный халат и увенчанный сверху широкополой соломенной шляпой. Отличительной чертой его круглого лица были длинные тонкие усы, свисающие с верхней губы подобно двум тропическим лианам. Завидев вошедших чародеев, он радушно раскинул свои коротенькие ручки и залепетал высоким голосом:
  - Плахадите, далагие гости, плахадите! Лусие сляпы, толька для васа!
  Приглядевшись, он тут же узнал Альфуса Омегаса, своего постоянного клиента. Расплывшись в улыбке, он подкатился к старому магу и потянул его за рукав к одной из полок, забитых чародейскими колпаками.
  - Осень лад вас видеть, господина Омегас! Посматлите на эти уболы! Новая калексия! Вот сляпы от Лузи Бетона, вот от Веслаччи, и всякая-всякая длугая! Выбилайте! Вам полагаеся ба-а-альсая скидка!
  Всемирно известный чародей окинул полки взглядом и принялся разглаживать бороду.
  - Мгм. Нам, собственно, нужна достойная чародейская шляпа для вот этого юноши, - он указал рукой в сторону Найви, которому почти удалось слиться с одной из многочисленных вешалок для шляп. - Может быть вы сможете что-то посоветовать?
  - Для юносы? - кидаец задумчиво покачал лианами своих усов. - Для юносы найдеся! - Он словно бы перекатился к смущенному Найви и потянул его к другой полке с головными уборами. - Вот сдеся, самые лусие сляпы для юносей!
  Не переставая улыбаться, хозяин лавки брал в руки шляпы и одну за другой подносил к лицу молодого чародея.
  - Вот, сляпа с мехом настоясих доблов. Осеня нлавица девускам! А эта с лубиновыми звездами, повысает магисескую потенсию. Сляпа из селного балхата с узолом побегов делева Ки! Осень популялна в Кидае.
  - А вот это что за шляпы? - Найви робко указал на ряд головных уборов справа от себя.
  - О-о-о, эти сляпы с настоясими боленьими логами! Но они подходят толька зенатым волсебникам.
  - Шляпа с добринным мехом неплоха, но, мне кажется, что поля на ней лишние, - заметил Альфус Омегас, который, как и все чародеи старой школы, признавал только остроконечные колпаки.
  - Поля эта халасо! Пусть юноса выбилает! А вам, господина Омегас, навелняка понлавятся вот эти сляпы...
  - Мгм, и правда, - произнес Альфус Омегас, окидывая взглядом предложенные ему варианты. - Вот эта очень хороша. А есть такая же, только с перламутровыми пуговицами?
  Спустя пол часа, в сгущающихся сумерках, чародеи покинули лавку в абсолютно новых головных уборах. Найви остановил свой выбор на колпаке, отороченном мехом добров. Шляпа оказалась ему великовата, и теперь он постоянно сдвигал ее то в одну, то в другую сторону, пытаясь найти наиболее удобное для себя положение. Альфус Омегас, в свою очередь, внезапно задумался над речью, которую ему предстояло произнести на съезде чародеев, и, похоже, не замечал ничего происходящего вокруг.
  Не успели маги пройти и нескольких шагов, как Найви почувствовал, что кто-то схватил его за руку и утаскивает в сторону от дороги. Все произошло так быстро, что он не успел сказать ни слова. Спустя секунду, он понял, что стоит в окружении крайне скудно, по его мнению, одетых женщин, перед зданием с красными фонарями. Прямо над его ухом раздался голос:
  - Ну привет, милашка! Какая замечательная у тебя шляпа! Мех добров, если мои глаза меня не подводят... Ты, наверное, очень состоятельный мальчик!
  С Найви разговаривала женщина, описывая которую, поэту пришлось бы искать рифмы к понятиям, выражающим нечто большое и обширное. Например, к слову "океан", или к словосочетанию "высокогорное плато". По сторонам от этой дамы стояли другие девушки, обладающие, впрочем, куда менее объемными фигурами.
  - Мы с девочками тут посоветовались, и решили, что такой славный малыш не откажется от хорошего развлечения, ведь правда? Для тебя, сладенький, всего двадцать мордмундских марок! Ммм?
  Честно говоря, Найви не особо понимал, чего от него хотят эти ярко накрашенные женщины. Разве что... Ему в голову пришла мысль, что бедные девушки просто просят у него денег, чтобы купить себе нормальную одежду. Что ж, он не имел ничего против помощи нуждающимся людям.
  - Я... - начал было молодой маг, запуская руку в карман, однако закончить свою мысль ему не дали. Из монастыря, что стоял по другую сторону от шляпной лавки, высыпала группа монахинь и решительно направилась в сторону окруживших Найви женщин.
  - Сестры! Оставьте сего агнца божия, задумайтесь о спасении собственной души! - начала идущая первой матрона, облаченная в черно-белые одежды.
  То, как две группы женщин посмотрели друг на друга, отчетливо говорило об их взаимоотношениях. Попавший в перекрестия их взглядов человек рисковал получить обморожение третьей степени. Ничего хорошего из встречи представителей этих диаметрально противоположных мировоззрений выйти не могло, и даже Найви смог это понять без обращения к записям Буффона де Сота. Между дамами началась жаркая словесная перепалка, из которой молодой маг узнал довольно много новых словосочетаний и выражений, записывать которые, однако, у него не поднялась бы рука. Поскольку на него больше никто не обращал внимания, он воспользовался моментом, и, придерживая свою новую шляпу, ретировался в сторону ближайшего переулка.
  Придя в себя через какое-то время, Найви выглянул из-за угла и обнаружил, что перепалка закончилась и улица опустела. Только красные фонари около борделя все ярче и ярче светились в наступающей темноте. Глубоко вздохнув и в очередной раз поправив шляпу, Найви вышел из переулка. И внезапно осознал, что остался совсем один. Альфуса Омегаса нигде не было видно - видимо старый чародей в задумчивости даже не заметил исчезновения своего подопечного. Однако, главная проблема состояла даже не в этом. Найви не имел ни малейшего понятия, куда ему нужно идти. Кажется, в записях Буффона де Сота это называлось затруднительным положением. Что ж, возможно там же найдется ответ, как из него выбраться? Найви со вздохом полез в свою сумку.
  
  ***
  
  Слышали ли вы когда-нибудь о Джунрей-ша? Нет? Не переживайте, я вам кое-что расскажу.
  В переводе с няшпонского, Джунрей-ша означает "пилигрим". Естественно, что на няшпонском это слово пишется с большой буквы не просто так. Ведь оно подразумевает не простых пилигримов, которыми полнится любой мир, не обделенный религией, но кого-то большего. Так кого же? Что ж, слушайте. Джунрей-ша - это странные, могущественные существа, проживающие в каком-то очень далеком обитаемом мире. Те немногие, кто доподлинно знает об их существовании, утверждают, будто эти создания владеют магией, недоступной даже сильнейшим из чародеев бесконечного множества вселенных. И магия их не так проста. Зачастую, пилигримы заключают ее в необычные Серебристые Устройства, самых разнообразных размеров и форм, из-за чего та многократно усиливается.
  Так, в чем же особенность Джунрей-ша и их необыкновенной магии? Достаточно будет сказать, что волшебство пилигримов позволяет им путешествовать между мирами. Никто точно не знает, зачем они перемещаются в иные измерения. И чем их не устраивает собственное. Хотя, есть предположение, что там их заставляют работать. Однако, порой, в каком-нибудь из миров обязательно объявляется очередной праздно шатающийся пилигрим. Что примечательно, Джунрей-ша путешествуют исключительно в одиночестве. И никогда не задерживаются в чужой вселенной дольше чем на пару стандартных часов. Почему, опять же, никто не знает, хотя некоторые утверждают, что это связано с высокими ценами на магическую парковку.
  Казалось бы, что у таких могущественных существ, как Джунрей-ша, не может быть обыкновенных человеческих недостатков. Но, на удивление, это не так. Абсолютно все, без исключения, Джунрей-ша, обладают двумя негативными качествами. Они неуклюжи и рассеяны. Для тех, кто странствует между мирами, эти недостатки весьма значимы - не раз и не два случалось, что пилигримы теряли свои загадочные Устройства в чужих мирах. Бывало, что эти Устройства попадали не в те руки, и тогда все заканчивалось очень печально. Причем не только для тех, кто, не раздумывая, схватил с земли непонятную вещицу, но и для всех окружающих - в радиусе пары астрономических единиц. И поэтому могущественным Джунрей-ша, которые, по непонятным причинам, крайне бережно относились к местным цивилизациям, пришлось искать выход из этой неутешительной ситуации. В некоторой мере у них это получилось.
  В каждом обитаемом мире, который они когда-либо посещали, пилигримы стали находить себе помощников. Каким образом Джунрей-ша заставляли аборигенов себе помогать - неизвестно. Возможно, угощали конфетами, или дарили цветные кружки с забавными надписями. Известно только, что задачей таких помощников являлся поиск и своевременная изоляция Серебристого Устройства, утерянного очередным неуклюжим Джунрей-ша, от всех прочих обитателей их мира.
  Естественно, что такой помощник проживал и в Мордмунде. Там, где только что объявился один из пилигримов.
  Высокая, в полтора человеческих роста, фигура, с ног до головы укутанная в просторную черную робу, возникла посреди рыночной площади. На город успела опуститься темнота, но, даже если бы ярко светило солнце, вряд ли кто-нибудь (кроме, пожалуй, запойных пьяниц) смог бы увидеть пилигрима. Джунрей-ша слишком хорошо умели скрывать свое присутствие. Не совершая никаких лишних действий, не осматриваясь по сторонам и не обращая внимания на выдающиеся примеры архитектуры, окружающие площадь, фигура шаркающей походкой направилась в сторону ближайшей улицы.
  Пилигрим двигался без остановок, не раздумывая сворачивал в переулки, переходил улицы, изредка неуклюже натыкался на встречающиеся в виде телег, повозок и пьяных туристов препятствия. Он уверенно шел в известном ему одному направлении, и, похоже, был близок к достижению цели.
  Путь Джунрей-ша завершился в довольно обширном тупичке, перед импровизированной сценой. Тупичок был до упора забит разношерстным народом, который, в иных условиях, просто не смог бы мирно сосуществовать в таком ограниченном пространстве. На сцене стояла молодая девушка в красном платье и пела. Здесь пилигрим впервые за все время, проведенное в этом мире, проявил некое подобие интереса. Он остановился за спиной толпы и устремил разрез своего капюшона в сторону девушки. Вряд ли Джунрей-ша понимал, что же именно делает это странное существо на сцене, но раздающиеся в тупике звуки ему нравились. Никем не видимый и не слышимый, пилигрим застыл на месте, чуть заметно покачиваясь в такт песни.
  Люди перед Джунрей-ша вдруг стали совершать резкие движения своими руками. Пилигрим несколько секунд взирал на них с высоты своего роста, после чего выпростал свои серые длиннопалые руки из-под балахона и похлопал ими друг о друга, подражая толпе. Раздались странные отрывистые звуки. При этом из складок робы Джунрей-ша выпал серебристый кубик, размером с женскую, или даже детскую ладонь, но он этого не заметил. Пилигрим еще какое-то время хлопал руками, без видимого энтузиазма. К его сожалению, существо на сцене замолкло, а после и вовсе ушло куда-то в сторону, скрывшись из вида. Если можно так сказать, то это сильно расстроило Джунрей-ша. Понуро опустив голову, пилигрим отвернулся от сцены, и, неуклюже запинаясь об относительно ровную городскую брусчатку, побрел в сторону ближайшего переулка.
  В это же время хозяин шляпной лавки неспешно закрывал свой магазинчик. Как всегда, во время чародейских съездов, торговля у него шла невероятными темпами. В такие дни он готов был торговать хоть целыми сутками, и очень сожалел, что маги вынуждены спать по ночам. Даже сейчас, готовясь к закрытию, он то и дело поглядывал на улицу - не идет ли к нему очередной богатый клиент? Закрыть магазин было делом пяти минут, однако хозяин лавки всеми способами оттягивал этот момент, в надежде продать что-нибудь еще. Перекатываясь от узкого окна к двери, он то затворял, то отворял ставни, поправлял сбившиеся шляпы, двигал вешалки и смахивал воображаемую пыль с полок, не переставая поглядывать наружу.
  В конце концов, придя к выводу, что сегодня клиентов больше не будет, он смирился с фактом закрытия. Однако, уже приготовившись уходить и запирать дверь, хозяин лавки вдруг услышал раздавшийся в глубине магазина настойчивый звон колокольчика.
  - Вот селт... - выругался он, и проскользнул в темную подсобку.
  А спустя минуту, шляпник уже мчался по скудно освещенным улицам города, настолько быстро, насколько это было возможно при его комплекции. Сейчас его сходство с колобком достигало своего апогея.
  - Селт побели, селт побели! - повторял хозяин шляпной лавки, закатываясь в очередной переулок. Мысли о бойкой торговле и богатых клиентах быстро вылетели у него из головы. Он очень спешил.
  
  ***
  
  Найви, похоже, окончательно заблудился. Найденное им в записках Буффона де Сота описание Мордмунда устарело на пару веков. Со времен последнего кайзера город сильно изменился. В нем появились новые улицы и площади, пустыри застроили сочетальным жильем (домами, внешний вид которых прекрасно сочетался с доходами их обитателей), на месте борделей возвели храмы, а на месте храмов - бордели. Многочисленные статуи последнего императора заменили на изваяния вечного канцлера, немногочисленные колодцы - на фонтаны, воду из которых, в отличие от первых, вполне можно было пить. Описанные господином де Сотом знаменитые сточные канавы превратились в канализацию, чем лишили спальных мест диаспору местных наследственных алкоголиков, и обеспечили местом жительства диаспору нищих. В общем, если вы были в Мордмунде впервые, вам вряд ли бы удалось сориентироваться по картам города двухсотлетней давности.
  Из прочитанных книг, Найви знал, что в таких случаях принято спрашивать дорогу у местного населения. Однако, из десяти встретившихся ему прохожих, местными были только трое, и те приехали сюда жить из Сливии, и города не знали. Пока молодой маг блуждал по стремительно пустеющим улицам и прислушивался к звукам, доносящимся из стремительно заполняющихся кабаков, на Мордмунд опустилась ночь. Найви уже хотел зайти в одну из таверн, чтобы хоть как-то переночевать, когда, наконец, заметил людей, способных ему помочь.
  Это был ночной патруль стражи, только что вышедшей на свою смену. Мужественные рыцари, спешащие на помощь всякому нуждающемуся, защищающие слабых, следующие строгому кодексу чести, да и просто радушные, приятные люди - все это никак не относилось к городской страже Мордмунда. На подошедшего Найви уставились с той степенью презрения, с коей можно смотреть на человека, не опасного и добродушно настроенного, но способного обратить вас в пыль, если его разозлить. Собственно, в нем просто узнали чародея, и только поэтому не стали отгонять от себя пинками и жестокими ударами ножен.
  - Благородные воины! - начал Найви приблизившись к стражникам. Тем хватило пары секунд, чтобы разразиться оглушительным хохотом. Уж как их только не называли, за глаза и в лицо, но такое обращение они слышали впервые.
  - ... не могли бы вы помочь мне найти одно место в этом славном городе?.. - ошеломленный такой реакцией, закончил свою фразу молодой маг.
  Стражники с трудом подавили очередной приступ смеха. К сожалению для Найви, высокий и худой, в великоватой для него шляпе, он выглядел как тот, над кем можно хорошенько подшутить. Естественно, что скучающие стражники не преминули этим воспользоваться. Проблема была лишь в том, что они, как и вся прочая стража Мордмунда, были начисто лишены чувства юмора. Один из них, судя по серебряной нашивке на рукаве - сержант, уставился на Найви с хитрой ухмылкой на лице:
  - И куда же вам надо попасть, милостивый государь? - очередной взрыв хохота раздался за его спиной.
  Найви приободрился. Хранители порядка вели себя в точности так, как это было описано в книгах Буффона де Сота (если не считать странных приступов хохота). А разве могут такие благородные люди отказать кому-то в помощи?
  - В этом славном городе проходит семьсот двадцать второй съезд Международного Чародейского Совета. Но по дороге я разлучился со своим спутником и немного заплутал. Вы не подскажете, как мне попасть туда?
  Сержант оглянулся на своих подопечных. Такого вопроса он не ожидал. Естественно, что рядовая городская стража и понятия не имела ни о каких высоких чародейских съездах - охраной мероприятия занимался специальный корпус гвардейских войск. В то же время перед стражниками стоял, судя по всему, настоящий маг, хоть и очень молодой. Вряд ли он стал бы им врать.
  - Э-э-э, брат, про волшебнические съезды мы не в курсе. - Найви уже было опустил голову, когда сержант продолжил:
  - Но я знаю одну чародейку, которая живет тут, неподалеку. Может она тебе подскажет? - старый солдат подмигнул своим подопечным. Те заулыбались, в ожидании шутки.
  - О... - Найви смутился. - Ну, раз так... Как же пройти к этой чародейке?
  Сержант ухмыльнулся шире.
  - А прямо по этой улице до последнего переулка, там увидишь тупичок, а слева от него дом, вот там она и раздает советы. Только, вряд ли тебя к ней пустят. Говорят, охрана у нее о-очень строгая, - за его спиной раздались смешки.
  Найви, для которого смысл слов "сарказм", "ирония" и "шутка", был глубокой тайной, вопросительно уставился на своего собеседника.
  - Как же тогда мне к ней попасть? Мне очень надо успеть на этот съезд... Если он, эм, еще не закончился.
  - Ну, так тут все просто. Залезешь к ней в окно, да и все! - громогласный хохот за спиной сержанта подтвердил, что шутка удалась. Однако, Найви вполне мог претендовать на главный приз в номинации "Самый доверчивый человек года".
  - Ох, а это не будет слишком грубо? Все-таки вырваться к человеку ночью...
  - Да нет, что ты! К ней регулярно так заходят! - давясь от смеха ответил ему сержант. Стражники за его спиной хохотали взахлеб.
  Наивный молодой чародей отвесил истерично хихикающим воякам радостный поклон, и спешно направился в указанном направлении. Опомнившись, в последний момент, он повернулся назад и крикнул:
  - Спасибо за помощь!
  - Не за что! - ответил ему сержант под очередной взрыв хохота своих подчиненных. Он просто не мог поверить, что в мире есть настолько глупые люди.
  На то, чтобы добраться до тупичка и разглядеть рядом с ним старое одноэтажное здание, у Найви ушло не больше десяти минут. По началу он сомневался, в правильное ли место пришел: тупичок больше походил на небольшую площадь, а на противоположном его конце был устроен помост, с самым настоящим, хоть и очень дешевым занавесом. Но за домом дорога упиралась в городскую стену и продолжения улицы не было.
  В тупике было темно. Очень темно. Найви почти ощупью двигался вперед, гадая, почему же чародейка живет в таком непривлекательном месте. Правда, ему в голову тут же пришла собственная башня, и он решил, что магесса просто не придает значения своим жилищным условиям, посвящая всю себя волшебству.
  Что-то неприятно скрипнуло у Найви под ногой, и заставило его несколько секунд судорожно размахивать руками, пытаясь сохранить равновесие. С трудом удержавшись в стоячем положении, молодой маг нагнулся и подобрал с земли странный предмет. Как только он к нему прикоснулся, тот слабо замерцал, становясь отчетливо видимым в темноте проулка. Это был компактный кубик, размером с женскую, или даже детскую ладонь. В руках чародея предмет мягко завибрировал - возможно в нем скрывалась какая-то магия, но Найви ничего не чувствовал. Находка его очень заинтересовала. Он даже хотел усесться прямо посреди тупика и разобраться, что же это за кубик, но в его голове прозвенел звоночек - он пришел сюда совершенно за другим. Запихнув мерцающее устройство в карман мантии и мысленно поставив галочку на этот счет, Найви обратил взор в сторону дома. По крайней мере попытался это сделать, ибо по-прежнему ничего не видел в окружающей темноте.
  Через какое-то время молодой чародей наконец-то добрался до стены здания, и даже нашел единственное выходящее в тупик окно. При этом он снова на что-то наступил - на этот раз на что-то мягкое. Мягкое вздрогнуло и выругалось, после чего попыталось подняться на ноги. Сделать это у мягкого, мягко говоря, не вышло. Откуда-то с уровня колен молодого мага раздалась реплика, сдобренная отчетливым запахом дешевого алкоголя:
  - Ну что, ик... за дела-а-а! Ходят всякие, ик... оборванцы... нормальным людям спать, ик... не дают! - последовавшие далее фразы были крайне неразборчивы. Судя по звукам, мягкое активно отползало в сторону от окна. Через несколько секунд по тупику разнесся громогласный храп.
  Найви осторожно шагнул вперед, проверяя, нет ли на его пути кого-нибудь еще и полез в окно. На долю секунды в его мозг закралась мысль, что это все-таки неправильно. Но, с другой стороны, не могли же ему соврать те благородные стражи порядка! Чародей решительно толкнул створку окна, и та, к его удивлению, с легкостью открылась. Все шло гладко до тех пор, пока шляпа не сползла ему на глаза. Это произошло как раз в тот момент, когда он перекидывал ногу через подоконник.
  В поисках опоры Найви слепо выбросил вперед руку, но та встретила на своем пути лишь тяжелую занавесь, которая без промедления сорвалась с потолочной гардины. Потеряв равновесие, чародей полетел внутрь дома. Чудом не свернув шею, он приземлился на старый ковер и тут же получил удар по голове сорвавшейся гардиной. Сверху его накрыло занавеской, и он в панике начал искать выход из бесчисленных коридоров ткани. Поднятый им при этом шум вполне мог стать причиной первого в истории случая успешной некромантии. Однако из спящих поблизости оказалась только девушка в красном платье, задремавшая прямо в кресле-качалке рядом с окном, из которого только что вывалился Найви.
  Открыв глаза, юная особа увидела перед собой яростно дрыгающуюся занавеску и пляшущую ей в такт гардину. Несколько секунд ушло у девушки на осознание того, что она больше не спит. Только тогда, легонько взвизгнув, она сорвалась с кресла-качалки и спряталась за его спинкой, пытаясь понять, что за чудовище вторглось в ее покои. Нащупав у себя за спиной элегантный подсвечник, девушка осторожно ткнула им в беснующуюся штору. Та замерла. Девушка ткнула еще раз. Занавеска сделала попытку отползти от источника тычков подальше. Наконец, из-под тяжелой ткани показалась чья-то голова, с натянутой до ушей шляпой, отороченной добринным мехом.
  Найви выбрался из-под занавески и поправил шляпу. Первым, что он увидел, вновь обретя зрение, была девушка, стоящая напротив него с длинным подсвечником наперевес. Припоминая, что в таких случаях необходимо делать в первую очередь, молодой маг низко поклонился и шагнул вперед, протягивая руку для рукопожатия.
  - Ты кто такой?! - испуганно спросила его девушка своим мелодичным голосом. Подсвечник она держала наподобие трезубца, готовая в любой момент нанести удар.
  Найви замялся. Вид испуганной особы в красном платье натолкнул его на мысль, что она не привыкла видеть людей, входящих к ней через окно. И все же, он стянул с головы шляпу, и высокопарно произнес:
  - О... эм... могущественная чародейка! Не откажи в помощи нуждающемуся и укажи путь заблудшему, дабы смог он найти... эм... дорогу?
  Девушка немного опустила свое копье и бросила взгляд себе за плечо, пытаясь разглядеть, не стоит ли у нее за спиной какая-нибудь чародейка. За спиной никого не было. Выходило, что этот бледный черноволосый парень обращается именно к ней.
  - Ты что, сумасшедший? - спросила она, странным образом успокаиваясь. Вломившийся к ней чудно разодетый человек мог внушить какое угодно чувство, за исключением страха и всех его производных.
  Найви нахлобучил шляпу обратно на голову и удивленно уставился на "чародейку" в красном.
  - Нет... Ну, то есть раньше меня так никто не называл...
  - Что ты забыл в моей комнате?
  Молодой маг окончательно смутился.
  - Мне сказали, что здесь живет чародейка, которая сможет мне помочь. Я... То есть... Ты что, не чародейка?
  - Кто наплел тебе эту чушь?
  - Благородные стражники, к которым я обратился за помощью, они...
  - Ох, да черт бы их побрал! Ну, я им это припомню! - девушка в платье раздосадовано топнула ножкой и со злостью отбросила ни в чем не повинный подсвечник куда-то в угол. Потом она перевела взгляд на Найви. - Тебя обманули. Ты всегда веришь на слово каждому встречному?
  - Нет, но это же... стражи порядка... Погоди! Если ты не чародейка, то кто же тогда?
  Девушка фыркнула и горделиво вздернула подбородок.
  - Да уж, ты точно не местный! Я Йеин! В этом городе все меня называют Йеин-соловей. Неужели ты ни разу не слышал обо мне?
  Чародей почесал в затылке.
  - Мгм, н-нет. Но я приехал сюда всего пол дня назад... Ой, - он вдруг снова сорвал с головы шляпу и прижал ее к груди. - Приятно познакомиться! Я Найви!
  Йеин устало вздохнула.
  - Да-да, приятно познакомиться. Раз уж мы со всем разобрались, не мог бы ты покинуть мою комнату? Можешь сделать это через дверь, так гораздо удобнее.
  - Я... Да, конечно. - Найви только теперь заметил, насколько привлекательна его собеседница. Невысокая, стройная, без выдающихся форм, но с очень гармоничной фигурой. Слегка округлое лицо и чуть более узкий разрез глаз выдавал в ней уроженку одной из восточных стран - Няшпонии или Кидая. Надетое на ней красное платье прекрасно сочеталось с темно-каштановым цветом длинных, отпущенных ниже лопаток волос. Цвет глаз тяжело было определить в свете нескольких свечей, но, скорее всего, они были карими. Чародей невольно засмотрелся на девушку, теребя рукой край своей шляпы.
  - Ты чего уставился? - спросила она своим мелодичным медовым голосом. - Иди уже, ночь на дворе, а я хотела бы еще немного сегодня поспать... - Йеин взглянула на чародея и внезапно краска залила ее лицо. - Оу. Слушай, Майби...
  - Найви.
  - Да-да, Найви. Ты не мог бы держать себя, мгм, в руках?
  - Что?..
  Чародей опустил глаза и увидел, что его мантия немного оттопырилась в районе паха.
  - Ой.
  Йеин попятилась, прячась за спинку кресла-качалки.
  - Это, - Найви неловко улыбнулся и запустил руку в карман. - Странная вещица, правда? - Он извлек из складок мантии небольшой мерцающий кубик. - Я нашел ее тут, неподалеку. Она не твоя, случаем?
  Девушка облегченно вздохнула и вышла из-за своего импровизированного укрытия.
  - Нет, у меня отродясь ничего подобного не было.
  Куб вдруг замерцал ярче и гулко завибрировал. Найви почувствовал, как внутри безделушки пробуждается магия. Очень сильная магия. Вряд ли его можно было назвать экспертом в подобных вещах, но он сразу понял, что сейчас что-то произойдет.
  - Что это с ним? - боязливо поинтересовалась Йеин.
  - Не знаю... - Найви поднял глаза на девушку и полубезумно улыбнулся. - Но, мне кажется, тебе стоит бежать...
  Комнату наполнила вспышка бледно-лилового света.
  
  ***
  
  Альфус Омегас покинул бесконечные коридоры своих мыслей и обнаружил, что стоит перед зданием местной библиотеки, в котором должно было состояться заседание Чародейского Совета. Похоже, в задумчивости он и не заметил, как прошел весь путь от шляпной лавки до этого места. Странно, что Найви ни разу не отвлек его каким-нибудь вопросом. Альфус Омегас повернулся назад и провозгласил:
  - Ну, вот мы и на месте, Найви... Эм. Найви?
  Либо молодой маг сумел по пути освоить сложнейшее заклинание невидимости, либо его здесь просто не было. Альфус Омегас тщательно огляделся по сторонам, но никаких признаков Найви Салвиа в округе не обнаружил.
  - Мгм. Странно. Куда он делся?
  Заседание Международного Чародейского Совета вот-вот должно было начаться, а подопечный господина Омегаса бесследно исчез. Старый маг в нерешительности почесал подбородок. Он не мог пропустить заседание, так как в этом году ему принадлежала честь произносить заключительную речь. В то же время, его беспокоило отсутствие Найви.
  - Альфус! - раздалось со стороны библиотечных дверей.
  Альфус Омегас обернулся и увидел спешащего к нему навстречу пожилого чародея с длинной седой бородой.
  - А, Пальмус! Рад видеть тебя в добром здравии.
  Пальмус Данблдвер улыбнулся. Его голубые глаза все еще немного косили, но этого почти не было видно за очками-четвертинками.
  - Как твой мизинец?
  - Все в порядке. Перелом быстро сросся. А у тебя как дела, Альфус?
  - Неплохо, неплохо. Вот только у меня тут небольшое затруднение.
  - Что случилось?
  - О, ничего страшного. В этот раз я решил взять с собой своего ученика - мальчик после окончания обучения совсем засиделся в своей башне. И мы, хм, странным образом разлучились. Не представляю, куда он мог подеваться.
  Пальмус успокаивающе махнул рукой.
  - Не волнуйся. Что с ним может случиться? Эти молодцы нам еще фору дадут. Они в этом... э-э-э... подвинутом обществе как рыбы в воде.
  Альфус Омегас согласно кивнул.
  - Да, возможно ты прав. - Он погладил свою бороду и последний раз окинул улицу взглядом. - Что ж, поищу его после заседания. Идем, а то совсем опоздаем.
  Под Совет Чародеев в библиотеке был выделен отдельный большой зал. Здесь было устроено нечто вроде амфитеатра - несколько ярусов кресел вдоль стен и овальный стол в центре комнаты - для самых именитых магов. Там же располагалась кафедра для докладчиков и бочонок с фруктовыми леденцами. Старшие чародеи любили сладкое, а тем, кто помладше, оставалось лишь с завистью наблюдать за сидящими рядом с желанными сладостями стариками.
  Альфус Омегас и Пальмус Данблдвер заняли полагающиеся им за овальным столом места и замерли в ожидании начала. Зал был полностью забит чародеями из разных стран, и гудел, как растревоженный осиный улей. Повсеместно обсуждались свежие новости из области политики, псевдомагии, чарологического прогресса, а также последний эпизод популярной театральной постановки "Икра атоллов". Несколько магов, несмотря на шум, умудрились уснуть, и разбавляли общую картину звуков своим храпом. Кто-то вступил в жаркий спор с оппонентами и теперь доказывал свою точку зрения, не забывая сопровождать каждый тезис ударом по крышке овального стола. Наконец, в зал вошел председатель совета, и царящий в помещении гомон быстро стих.
  Председатель уселся во главе стола, не забыв по дороге захватить несколько леденцов из бочки, прокашлялся и заговорил:
  - Семьсот двадцать второй, э-э-э, съезд, объявляю открытым. Перед тем, как мы приступим к обсуждению основных вопросов, выслушаем, э-э-э, нескольких докладчиков. Первым к кафедре приглашается... - престарелый чародей заглянул в лист пергамента с расписанием заседания. - Э-э-э, господин Жао, с докладом о своем инновационном изобретении. Прошу вас.
  Господин Жао, невысокий черноволосый маг с тонкими усиками над верхней губой, уроженец северного Кидая, поднялся с первых рядов амфитеатра и незамедлительно подошел к кафедре. Вопреки ожиданиям большинства сидящих в зале, он заговорил без тени акцента:
  - Уважаемые коллеги! Сегодня я хотел бы представить вам прибор, который значительно облегчит стадию отбора способных к обучению юных магов в наши многочисленный чародейские академии. - Маг повернулся в сторону председателя. - Если можно, хотелось бы представить испытательную версию прибора.
  Председатель кивнул, и пара помощников быстро внесла в зал компактное устройство на металлической треноге. По амфитеатру зрителей пронесся заинтересованный шум, сдобренный чьим-то басовитым храпом.
  - Итак, - продолжил господин Жао. - Представляю вашему вниманию Жадеитовый Определитель Потенциала Адептов. Сокращенно...
  - Очень интересно! - спешно перебил докладчика председатель. - И, что же он, собственно, э-э-э, делает?
  - Эм, да, - запнулся сбитый с ритма господин Жао. - Это устройство определяет, насколько испытуемый способен к магии, как к таковой. Жадеитовый Определитель Потенциала Адептов, сокращенно...
  - А другие материалы, - внезапно произнес один из старших чародеев, расположившийся за овальным столом. - Другие материалы для данного прибора не подходят? Например, платина. Или пирит?
  Господин Жао несколько раз открыл и закрыл рот, сбитый с мысли.
  - Н-нет. К сожалению, жадеит обладает уникальными свойствами и не может быть заменен ни на один из предложенных вами вариантов, - ответил он. Старший чародей удовлетворенно кивнул.
  - О. Спасибо. Продолжайте.
  Докладчик неуверенно прошуршал своими записями.
  - Эм, так. Да. Что касается принципа работы. Жадеитовый Определитель Потенциала Адептов, сокращенно...
  - Может быть, - прервал его председатель, - Не помешает, э-э-э, наглядная демонстрация?
  Господин Жао, абсолютно не понимающий, почему его постоянно перебивают, растерянно кивнул и обратился к амфитеатру:
  - Кто-нибудь желает?
  Над залом повисла гробовая тишина. Затих даже раздававшийся до этого момента басовитый храп.
  - Это совсем не больно!
  Где-то со стороны окна раздался стрекот непонятно как оказавшегося здесь сверчка. Докладчик вопросительно озирался, стараясь уловить хоть малейшее движение в зале - но тщетно. Внезапно из-за овального стола поднялась высокая фигура.
  - Я вполне мог бы побыть испытуемым адептом, - произнес Альфус Омегас. Сидевшие рядом чародеи безуспешно попытались его удержать, однако всемирно известный маг уже шагал по направлению к господину Жао.
  - Замечательно! - обрадовался тот. - Проходите сюда! Достаточно прикрепить к пальцам вот эту проволочку. Ага, вот так. А теперь эту. - Несколько минут ушло на закрепление всяческих контактов и проводков, после чего господин Жао повернулся к председателю. - У нас все готово!
  - Что ж, э-э-э, приступайте, - заинтересованно подался вперед глава совета.
  - Господин Омегас, прикоснитесь, пожалуйста, к этому жадеитовому кристаллу.
  Альфус Омегас дотронулся до указанного компонента прибора. Кристалл тут же начал мерцать. Сначала совсем слабо, потом сильнее, и, наконец, наполнил зал ослепительным зеленоватым светом. Некоторые маги закрыли глаза, кто-то заслонился ладонью, иные испуганно отвернулись.
  - Невероятно! - воскликнул господин Жао, когда всемирно известный чародей убрал от кристалла свою руку. - Все мои предыдущие подопытные могли вызвать лишь умеренное свечение... в вас сокрыт просто потрясающий потенциал... Хотя, о чем это я! - опомнился он и виновато заулыбался. - Ваш потенциал давно известен всему мировому сообществу!
  В зале раздались шумные аплодисменты, посвященные, скорее, Альфусу Омегасу, нежели неординарному изобретению. К тому моменту, когда все успокоились, всемирно известный маг уже сидел на своем месте и увлеченно сортировал по вкусам леденцы, которые успел выудить из бочки по дороге назад. Представленная в зале магическая общественность в полголоса обсуждала случившееся. Что касается господина Жао, то он был полностью удовлетворен результатами демонстрации.
  - Как вы могли заметить, - декламировал он бодрым голосом, ??- Жадеитовый Определитель Потенциала Адептов, сокращенно...
  - Э-э-э... - начал было председатель совета, но в этот раз господин Жао не дал себе перебить:
  - ... сокращенно - Жао-ПАД!
  Все чародеи в зале разом замолкли. Председатель уставился на докладчика широко раскрытыми глазами. Басовитый храп и сверчок исполнили дуэтом сложную звуковую композицию.
  - О. Э-э-э, как интересно. Жао-ПАД. Да. Конечно. Продолжайте.
  Господин Жао сделал глубокий вдох, успокаиваясь, и закончил свою мысль:
  - Как вы могли заметить, Жао-ПАД позволяет с точностью определить потенциал адепта магии, что может значительно повысить эффективность отбора студентов при поступлении в любую академию чародейства. Эм... мне кажется, что, поскольку все уже увидели устройство в действии, смысла рассказывать про его конструкцию нет. Всем желающим я могу предоставить копию своих записей, касательно этого аспекта. Но, может кто-то еще хочет попробовать свои силы, как господин Омегас?
  Ответом на этот вопрос ему послужило молчание. Чародеи - люди, в большинстве своем, добродушные и не завистливые, желающие окружающим всяческих успехов, удачи, и отсутствия камней в почках. Но только до тех пор, пока речь не заходит об их способностях к магии и личном мастерстве. После блистательно проявившего себя Альфуса Омегаса, у каждого сидящего в зале прибавилась одна небольшая фобия - что у него кристалл замерцает гораздо тусклее. Поэтому новых добровольцев на испытание чудо-прибора не нашлось.
  - Что ж, - председатель уставился на пергамент с расписанием заседания. - Поскольку презентация устройства оказалась несколько, э-э-э, короче, чем предполагалось, может быть у кого-то есть вопросы к докладчику?
  Однако, в этот момент произошло нечто, заставившее Чародейский Совет окончить свое заседание значительно раньше запланированных сроков. По Мордмунду прокатилась сильнейшая волна магической энергии. Жадеитовый Определитель Потенциала Адептов озарил зал ярчайшей вспышкой зеленого света и покрылся сетью белесых трещин. Бороды наиболее сильных представителей чародейского искусства всколыхнулись, словно под порывом ветра. Очки-четвертинки Пальмуса Данблдвера внезапно отрастили себе недостающие три четверти и стали круглыми. Председатель совета одномоментно избавился от дурной привычки говорить "э-э-э" и приобрел привычку выстукивать пальцами гимн Жирмании. У всех, без исключения, магов в амфитеатре библиотеки раздался оглушительный звон колокола в головах.
  Вы скажите, что после подобного в городе обязательно началась бы паника? Это было бы верным утверждением, будь Мордмунд населен исключительно чародеями. Обычные люди не склонны замечать магических катаклизмов - они их просто не воспринимают на подсознательном уровне. Наступающий после таких происшествий ощутимый дискомфорт принято списывать на магнитные бури, повышенную концентрацию нитратов в пище или коррупцию в правительстве. Этот самообман продолжается ровно до тех пор, пока с вами не начнет разговаривать ваша домашняя мебель.
  Пальмус снял с себя очки и скорбно повертел их в руках. Ему не нравились полные линзы.
  "Придется покупать новые," - подумал он и повернулся к Альфусу Омегасу.
  - Сдается мне, в поисках твоего ученика только что отпала необходимость.
  Альфус Омегас разгладил бороду.
  - Ты так думаешь? Мне кажется, что теперь поиски придется перевести в иную плоскость...
  
  ***
  
  Хозяин шляпной лавки стоял посреди тупичка и мысленно корил себя за нерасторопность. Он опоздал. Серебристое Устройство, потерянное здесь одним из Джунрей-ша, исчезло. Он тщательнейшим образом проверил каждый угол, перевернул каждый камень, даже попробовал забраться через открытое окно в расположенный рядом дом (его комплекция не позволила довершить начатое) - безуспешно. Потерянный и уставший он бродил в кромешной темноте тупика, несколько раз спотыкался и падал, наступал на что-то мягкое и храпящее, болезненно бился головой об настил кем-то устроенного здесь деревянного помоста. Все это были излишним. Магическая пластина, оставленная ему пилигримами, изначально показала, что Серебристого Устройства здесь уже нет.
  - Селт бы поблал этих Зунлей-са! - бессильно выругался хозяин шляпной лавки.
  Когда, несколько лет назад, пилигримы пришли к нему, и, каким-то невероятным образом объяснили, что же им нужно, он согласился помогать. Причем, абсолютно безвозмездно, и на то были свои причины. Те странные картинки, которые ему показали в тот раз, невесомый пепел на руинах неведомых стран и цивилизаций, не покидали его головы. Хозяин лавки не хотел, чтобы подобное случилось с этим миром. Слишком хорошо у него здесь продвигалась торговля. Он согласился помогать, но никогда не предполагал, что его помощь все-таки потребуется. Когда же она, наконец, понадобилась, шляпник не смог выполнить своих обязанностей.
  Серебристое Устройство не могло пропасть само по себе. Это означало, что его кто-то нашел. Нашел и использовал. Пусть даже самого страшного не произошло - Мордмунд не превратился в невесомый пепел, пропажа такой вещи не сулила ничего хорошего. Хозяину шляпной лавки придется держать ответ перед Джунрей-ша. И что же тогда он им скажет?
  "Пластите позалуйста, я не оплавдал васих озиданий?"
  Хотя, а почему бы и нет?
  Со стороны улицы раздался надвигающийся шум. Кто-то шел по направлению к тупику и громко переговаривался между собой. Шарообразный кидаец не собирался попадаться кому бы то ни было на глаза - стремительно перебирая ножками он скрылся в переулке напротив и затаился в темном углу. Тупик озарился магическим светом. Спустя секунду он уже был заполнен небольшой армией чародеев.
  - Где-то здесь!
  - Ох, неужели? А мы и не поняли!
  - Коллеги, давайте обойдемся без взаимных подколов.
  - Огромный выброс магии, надо иванкурировать людей.
  - Помню, в одиннадцатом году было такое в Няшпонии...
  - Господа, я, кажется, уронил очки.
  - Без толку иванкурировать. Фон слабеет.
  - Когда на магостанции была утечка...
  - Вот бы Мерлин был жив, что бы он сказал!
  - Через час все будет в норме.
  - Серебро в окрестностях начнет излучать.
  - А где эпицентр?
  - Ничего хорошего бы не сказал!
  - Кто терял очки? Я нашел оправу!
  - Ух ты, деревянная сцена.
  - У няшпонских чародеев есть опыт, пусть разберутся!
  - Ну что, ик... такое-е-е?! Мне сегодня, ик... дадут поспать?! Прох-ходной д-двор, понимаешь!
  Господа! - разнесся громогласный возглас над головами галдящих чародеев. Все сразу замолкли. Говорил председатель совета. - Господа, мы пришли сюда не спорить, а выяснить причины произошедшего. Если вы не против отложить словесные баталии, давайте лучше приступим к работе.
  Среди чародеев раздалось неопределенное гудение. Неуклюже толкаясь и наступая друг другу на ноги, маги рассредоточились по всему тупику и принялись его "прощупывать". Выходило у них, если честно, так себе. Концентрация чародеев на ограниченном участке пространства превысила все допустимые нормы, что, в свою очередь, привело ко множеству локальных проблем.
  - Коллега, смотрите под ноги! Вы только что прошлись по моей пентаграмме!
  - Сцио ми нихил сцире... сцио ми... Ай! Господа, зачем же так размахивать руками?
  - Хомо хомини люпус... мгм... люмус? Хомо хомини люмус эст! Ой! Нет, нет, не двигайтесь, я сейчас все исправлю! Это просто светящаяся кожа, ничего страшного!
  - А в-воду в в-вино вы прерщать, ик... умеите?..
  - Коллега, что вы творите! Поверните вектор на триста шестьдесят один градус!
  - У кого-нибудь есть с собой таблицы Градиса?
  В конце концов председателю совета вновь пришлось повысить голос:
  - Господа! - копошащиеся, пыхтящие, утирающие пот и беспрестанно бормочущие заклинания чародеи вмиг замерли и повернулись к источнику звука, то есть к председателю. - Спасибо всем за старание, но, мне кажется, так у нас ничего не выйдет. Нас тут, как бы это сказать, слишком много!
  Толпа магов одобрительно загудела.
  - Предлагаю остаться нескольким магистрам-добровольцам, остальные могут покинуть это место с чувством выполненного долга! Не забудьте, что прерванное заседание Совета возобновляется завтра, в то же самое время!
  Подавляющая масса волшебников облегченно вздохнула - время было позднее, всем хотелось спать и все устали от толкотни в узком переулке. Теперь все толкались и наступали друг другу на ноги, стремясь выбраться из тупика на улицу. Спустя пару минут, пол сотни синяков и двух десятков отдавленных ног, место действия почти полностью опустело. Рядом с импровизированной сценой осталось лишь трое чародеев - председатель совета, Пальмус Данблдвер и Альфус Омегас.
  Председатель отбил по настилу помоста гимн Жирмании, и обратился к двум великим магам:
  - Ну, что скажете?
  Пальмус Данблдвер поправил свои очки, с которых в дороге умудрился удалить часть лишнего стекла, и заявил:
  - Эпицентр был внутри дома. Судя по всему, магия была сконцентрирована внутри какого-то небольшого объема, а потом вырвалась наружу.
  Альфус Омегас прокашлялся:
  - При этом потоку магии успели задать вектор. Иначе мы бы сейчас стояли на двухсоткилометровом пепелище.
  - А свидетелей у этого действа случайно не было? - председатель со все больше скоростью тарабанил пальцами по сцене.
  - Если они и были... - начал Пальмус.
  - То мы их уже не увидим, - закончил Альфус.
  Глава совета, наконец, оставил помост в покое и устало потер свой старый лоб.
  - Последствий, насколько я понял, не будет?
  Два чародея отрицательно покачали головами.
  - То есть, никаких зацепок. А ведь это могло стать открытием века. Что ж. Неважно. Благодарю вас, господа. Встретимся завтра, на Совете. А мне надо поспать.
  Магистры магии раскланялись и удалились каждый в свою сторону.
  Хозяин шляпной лавки, все это время, наблюдавший за магами из тени переулка, облегченно вздохнул. Чародеи не смогли ничего обнаружить - и это было хорошо. Джунрей-ша не любят, когда о них узнают помимо их воли. Хотя в тупичке и на улице уже никого не было, шляпник решил вернуться в свою лавку другой дорогой. Собравшись уходить, он развернулся, чтобы покинуть свой темный угол, и нос к носу столкнулся с Альфусом Омегасом.
  - Ищите вдохновение для своих новых шляп? - спросил старый чародей, непринужденно кладя руку на плечо шарообразного кидайца. - Как я вас понимаю! Темные переулки, аромат городских окраин - все это так стимулирует воображение!
  - Господина Омегас! Какая неозиданность вас здеся встлетить! Дысыте свезим воздухом?
  - Друг мой, будем откровенны. Вы же не просто так почти полчаса плутали по этому темному тупичку, а потом, когда сюда заявились мы, еще полчаса наблюдали за нами из тени? - Альфус Омегас дружелюбно улыбнулся.
  - Вы сто-то путаете. Я здеся плосто гуляю, нисиво ни знаю. Воздух мне здеся нлависа!
  - Вот как? Ну ладно, извините. Это все старость, знаете! Понапридумываешь себе всякой ерунды, а потом мучаешься.
  - Сто вы, сто вы, вы зе совсем есе не сталый! Я увелен, сто вы плозивете есе многа-многа лета! - хозяин шляпной лавки натянуто рассмеялся. Альфус Омегас не спешил убирать свою ладонь с его плеча. Кидаец скосил глаза в сторону чародейской руки, не переставая смеяться, и попробовал сделать шаг в сторону. У него не вышло. Хватка у старого мага была на зависть любому кузнецу.
  Вдруг, господин Омегас отстранился от своего собеседника, стянул с головы свой новый колпак и расстроено вздохнул.
  - Знаете, такие чудесные шляпы у вас продавались! Я всегда вас ценил как лучшего шляпника в этом славном городе.
  - Нет нисево отладнее, сем слысать похвалу от сваиво пастаянава покупателя...
  - Жаль, что теперь качество ваших уборов упало... - Альфус Омегас разочарованно покачала головой.
  Шарообразный кидаец стремительно побледнел.
  - Видимо, мне придется искать нового шляпника...
  У хозяина лавки подкосились ноги.
  - Да и знакомых чародеев придется расстроить - такой хороший магазинчик был...
  - Господина Омегас, сто вы такое говолите, я зе...
  - Только сегодня купил шляпу, а у нее уже пуговица отвалилась. - Продолжал ровным голосом Альфус Омегас, на глазах у шляпника отрывая со своего колпака перламутровую пуговицу.
  - Я зе говолил, сто нисиво не знаю! Я здеся дысу воздухом...
  Чародей взялся за вторую пуговицу.
  - И как сильно упало качество! Видимо, вы разбогатели, и вам стало плевать на своих клиентов!
  - Да с сиво вы вабсе взяли, сто я сто-то знаю?..
  Третья пуговица жалобно блеснула между длинными белыми пальцами.
  - Жаль, что в ваш магазин больше никто не будет ходить. Такое дело пропадает!
  Кидаец взвыл.
  - Ладна, ладна, я все ласказу, толька плеклатите мусять сляпу!
   
  ***
  
  Многие, не сведущие в магии люди, почему-то обладают железной уверенностью в том, что всякое внезапное перемещение непременно оканчивается падением. Происходит эдакий "Пуф!", и герои этого действа летят на землю вверх тормашками, в обязательном порядке ударяясь о гостеприимный субстрат какой-нибудь мягкой частью тела. А уж если речь идет о мужчине и женщине, то они, конечно же, в падении, со снайперской точностью, поражают друг друга в губы внезапным поцелуем. После чего, оба, краснея, вскакивают на ноги, и смущенно расходятся в разные стороны, делая вид, что ничего не произошло. Крайне романтично.
  Что ж, в сущности, люди, которые так считают, правы. Именно так все и происходит. Только, в случае с Найви и Йеин, вместо неожиданного поцелуя произошел случайный удар довольно твердым женским коленом по довольно мягкому мужскому носу. Поэтому, теперь молодой чародей сидел на земле, немного запрокинув голову, а Йеин, за неимением иных вариантов, отрывала от своего платья лоскуты ткани, и пыталась остановить текущую из его носа кровь.
  - Пьяницы под окнами, безмозглые стражники, а теперь еще и чародеи со своими фокусами! - причитала девушка, затыкая нос Найви очередным куском ткани. Маг сидел молча, и обдумывал произошедшее. В голове у него была сплошная каша, что, впрочем, и не удивительно после полученного им удара.
  То, что они переместились в пространстве, чародей уже понял. Он никак не мог уразуметь, куда же они попали. В академиях магов еще в самом начале первого курса учат чувствовать окружающее пространство иначе, нежели это делают обычные люди. Наверное, каждый чародей помнит те необыкновенные ощущения, которые он испытал, впервые взглянув на мир через призму волшебства. Можно посвятить всю свою жизнь путешествиям, изведать разные континенты и страны, прогуляться по дну глубочайших ущелий и покорить самые высокие горы, провести время среди палящих песков пустыни и побывать в кишащих жизнью джунглях, но, где бы вы ни были, то мироощущение, которое вы постигли, став магом, везде будет одинаковым. Ибо вселенная едина в своем бытии и все ее деления крайне условны. Поэтому, Найви сидел, запрокинув голову, и по его сознанию ледяной змейкой вилась мысль - они не дома. Хотя, с той же ясностью это можно было понять, например, по сумрачному фиолетовому небу у них над головой.
  Кровь, наконец, перестала течь, и молодой маг смог осмотреться. Стоило признать, место, в которое они попали, казалось весьма умиротворяющим. Дул легкий теплый бриз. Растущая вокруг трава, внешне напоминающая осоку, но с сильно выраженным голубым оттенком, плавно раскачивалась и шелестела своими высокими стеблями. Неподалеку от места, где сидел чародей, стоял лиственный лес, отличающийся от привычного нам, так же, как и трава, только цветом. С неба падал мягкий свет звезд. Кроме того, сама земля была покрыта тонкими мерцающими прожилками, добавляющими к цветовой гамме местности бледно-лиловые тона. И над всей этой картиной, если не считать шума листвы и шелеста травы, стояла полная тишина.
  Найви повернул голову к Йеин и тут же встретился с ее жестким, осуждающим взглядом.
  - Очень хорошо! Здесь довольно мило, но может быть ты объяснишь мне, зачем ты нас сюда перенес? - мягкий мелодичный голос девушки внезапно приобрел свойства отбойного молотка, заставляя чародея невольно попятиться.
  - Я никуда нас не переносил! - замахал руками Найви. - Это сделала та непонятная квадратная штуковина. Кстати, где она? - он начал оглядываться по сторонам в поисках Серебристого Устройства, используя это как повод, чтобы не смотреть в глаза Йеин. Сейчас от ее взгляда поспешила бы отвернуться даже безжизненная каменная статуя, что уж говорить о неопытном молодом маге.
  - Слушай, Майби...
  - Найви.
  - Найви. Не заговаривай мне зубы. Ты ввалился ко мне в комнату с той самой штуковиной. А потом мы оказались здесь. Я не верю в случайности, так что давай, возвращай меня назад! У меня завтра выступление!
  Чародей наконец-то нашел Устройство, лежавшее в траве, неподалеку, и принялся подчеркнуто пристально его осматривать.
  - Ты меня вообще слушаешь?! - Йеин подбежала к магу и схватила его за локоть, силой разворачивая к себе.
  - Я весь внимание, - ответил Найви, продолжая разглядывать замысловатую систему желобков, покрывающих куб. Устройство мягко мерцало разными вариациями синего и фиолетового цветов, словно впитывая в себя оттенки окружающего мира.
  - Немедленно возвращай меня назад! Или ты... - лицо девушки вдруг озарилось пониманием, после чего она театрально отстранилась от чародея и скрестив руки прикрыла свою небольшую грудь. - Или ты притащил меня сюда, чтобы покуситься на мою невинность?!
  Найви поднял глаза и непонимающе уставился на Йеин.
  - Покуситься на что?
  - На невинность!
  - А что это значит?
  На какой-то миг девушка потеряла дар речи.
  - То есть ты не... не собирался?..
  - Я тебя не понимаю. Ты не могла бы говорить чуть-чуть конкретнее?
  Йеин покраснела и отвернулась.
  - Ты вернешь меня назад, или нет?
  - Я не могу.
  - То есть - не можешь? Ты же перенес нас сюда!
  - Никуда я нас не переносил. Это все оно, - маг ткнул пальцем в Серебристое Устройство.
  - Что за ерунда!
  - Послушай! - пожалуй, впервые в жизни, Найви потерял терпение. Возможно, раньше он просто никогда так долго не спорил с девушкой. - На сей день я знаю только двух магов, способных перемещаться в пространстве! И я - не один из них!
  На удивление, повышенные тона в голосе чародея оказали на Йеин успокаивающее действие. Она опустила руки и отступила.
  - Значит, это не ты нас сюда перенес?
  - Нет. - Молодой маг, вдруг, почувствовал себя неуютно. - Извини.
  Йеин неопределенно махнула рукой.
  - Лучше скажи, как нам вернуться назад.
  - Не знаю. Может быть, надо подождать, когда оно этого захочет? - Найви снова ткнул пальцем в кубик у себя в руке.
  - Что значит "захочет"? Это же неодушевленная вещь...
  - Я бы не был так уверен, - Найви обреченно уставился на Серебристое Устройство. Оно продолжало размеренно мерцать. - В любом случае, раз оно перенесло нас сюда, оно же может перенести нас и обратно. Возможно. Может быть. Я надеюсь...
  - И что нам делать? Просто сидеть и ждать?
  - Ну, можно немного прогуляться. Вдруг, решение само свалится нам на голову? - чародей запихнул мерцающий кубик к себе в карман и посмотрел на небо, видимо проверяя, не летит ли ему на голову это самое решение.
  Йеин поежилась и огляделась вокруг.
  - Здесь красиво.
  - Ага.
  - И так тихо. Вроде бы ночь, а не слышно ни одного сверчка.
  - О. И правда. - Найви прислушался. - Я не слышу даже представителей вида Комарус Кровососус. А ведь они вообще вездесущи.
  - М-м-м? Это те, которые пищат и сосут кровь?
  - Да. Мастеру Омегасу бы здесь понравилось. Он ненавидит комарусов.
  - Кто такой мастер Омегас?
  - Мой учитель. Будь он сейчас здесь, он бы мигом придумал, как вернуться назад...
  В воздухе повисло неловкое молчание. Несколько секунд оно неуклюже елозило на своей невидимой опоре, после чего соскользнуло с нее и с грохотом рухнуло на землю.
  - Ты слышал? - встрепенулась Йеин.
  - Ага. Грохот.
  - Со стороны леса!
  - Интересно, что могло так грохнуться? - Найви и Йеин переглянулись.
  Естественно, как и всякие здравомыслящие люди, попавшие в неизвестное им место и услышавшие непонятные им звуки, они решили пойти и посмотреть. Пока наши герои бежали к лесной полосе, непонятный грохот повторился как минимум дважды. У первых деревьев они притормозили и осторожно вошли под их раскидистую сень. Буквально сразу же перед ними образовалась небольшая поляна, поросшая той же самой голубоватой травой, посреди которой из земли возвышался объемный, завалившийся на один из своих покатых боков менгир. А у основания менгира обнаружился сам непосредственный источник грохота.
  - Что это за... штуковина?.. - шепотом спросила ошеломленная Йеин, выглядывая из-за какого-то плотного лилового куста.
  - Быть не может! - так же шепотом воскликнул Найви, выглядывая из-за широкого ствола местного дерева. Его рука непроизвольно потянулась к сумке с пергаментом, но он вовремя опомнился и отдернул ее. - Это жидинорог!
  - Кто-кто?
  - Жидинорог! Согласно мифам и легендам, которые я когда-то изучал, такие животные водились и в нашем мире. Эти создания примечательны тем, что у них наиострейший нюх на золото. Все дело в том, что они им питаются! Насколько я знаю, люди даже пытались их приручить, чтобы приспособить к золотоискательским работам. К сожалению, после введения глобального подоходного налога жидинороги быстро вымерли... - Найви устремил на животное, копошащееся у менгира, восхищенный взгляд. - Я всегда думал, что это просто сказки, что жидинорогов никогда не существовало, и их просто выдумали! Но ты взгляни на него - один в один подходит под стандартное описание!
  Жидинорог, тем временем, примостился к основанию каменной глыбы и предпринял решительную попытку забраться на ее вершину. Внешне он был похож на помесь бегемота и лошади, широкую морду которой, в довершение образа, венчал коротенький, завитый в спираль рог. Истошно виляя крошечным толстым хвостиком, жидинорог взгромоздил свои короткие лапы-копыта на менгир и отчаянно заскреб ими, подтягивая массивное туловище в сторону вершины. К удивлению Йеин, у него это получилось. Однако, добравшись до середины камня, бренное создание совершило неловкое движение, после чего соскользнуло с гладкой поверхности и, со знакомым нашим героям грохотом, рухнуло на землю.
  - Зачем он это делает? - не рискуя повышать голос, спросила Йеин.
  Найви присмотрелся к менгиру и ткнул пальцем в его верхушку.
  - Смотри! Там что-то блестит. Видимо, золото. Он хочет его съесть!
  Жидинорог планомерно приступил к новой попытке забраться на камень.
  - Он... забавный. Но немного страшный, - Йеин даже чуть-чуть вышла из-за куста, наблюдая за этим странным животным. - А эти жидинороги опасны?
  Ответа на ее вопрос не последовало. Девушка оглянулась в сторону дерева, за которым прятался Найви, но никого там не обнаружила.
  - Найви! - она в панике начал оглядываться по сторонам и вдруг заметила молодого мага, в полный рост стоящего неподалеку от менгира. Он совершал странные телодвижения, то и дело хватаясь за голову и ероша себе волосы. Даже из-за своего куста Йеин видела, как лихорадочно блестят глаза чародея. Жидинорог, тем временем, совершил настоящий подвиг, почти добравшись до вершины каменного монолита. Девушке было страшно приближаться к дикому животному, но оставаться здесь, среди кустов в полном одиночестве, было еще страшнее. Поэтому она выскочила из-за укрытия и подбежала к Найви.
  - Ты с ума сошел?! А если он на тебя набросится? Кто тогда вернет меня домой?! - Йеин схватила мага за рукав и тот повернулся к ней, одаривая бедную певицу безумным взглядом.
  - Я вижу его! Он здесь, прямо передо мной! Ох, если бы я только мог запечатлеть этот момент! Это ведь невероятно!
  - О чем ты?! Приди в себя, мы стоим в нескольких метрах от огромного зверя! Сейчас он грохнется на землю и бросится на нас! Пойдем отсюда! - последнюю фразу Йеин произнесла с отчетливой мольбой в голосе.
  - Ты не понимаешь! Это ведь настоящий жидинорог! Никто из тех, кого я читал, не видел их вживую, все они лишь переписывали слова других людей! О! Сколько времени впустую! Я десять лет проторчал в башне, но так и не видел ни одной вещи из тех, что так долго изучал! И вот оно - передо мной! Потрясающе! Невероятно! Как я мог быть таким глупцом? - маг продолжал лихорадочно ерошить себе волосы, с каждой секундой все больше и больше становясь похожим на растрепанную швабру.
  Звонкая пощечина выбила его из странного состояния эйфории, в которое он погрузился. Несколько мгновений Найви стоял на месте, замерев в позе сумасшедшего ученого, после чего уставился на Йеин. В его глазах промелькнули зачатки разума, и девушка тут же этим воспользовалась.
  - Найви, пойдем отсюда! Давай, снова спрячемся за деревьями, оттуда тоже видно жидинорога! Мы слишком близко к нему стоим, мне страшно...
  Чародей встряхнул головой, приходя в себя.
  - Да... - произнес он, глубоко дыша, как после быстрого бега. - Да, я немного увлекся...
  Йеин потянула его в сторону кустов, и он, пошатываясь, покорно последовал за ней.
  Жидинорог, наконец, добрался до желанного золота, и, разинув огромную пасть, снабженную несколькими рядами сверкающих, как алмазы, зубов, откусил самородок вместе с приличным куском менгира. Добившись своего, он намеренно соскользнул с камня и вновь грохнулся на землю. К его удивлению, совсем рядом, в паре десятков метров от его морды, застыло два непонятных существа. Они смотрели на него, а он смотрел на них. Неуклюже поднявшись на ноги, жидинорог шевельнул своими ушами и принялся усердно жевать, издавая при этом звуки, чем-то напоминающие грохот высокогорного обвала. Он не проявлял никакой агрессии, с интересом наблюдая своими крошечными глазками за пятящимися двуногими существами.
  - Смотри, он совсем не злой...
  - Д-да, - неуверенно согласилась Йеин. Ей по-прежнему не нравилось находится в такой близи от жующей камень махины. - Но давай все-таки отойдем подальше.
  - Ладно, - чародей вздохнул, и они продолжили пятиться, не сводя глаз с грузного животного.
  Однако, далеко отойти им не удалось. Буквально через несколько секунд у них за спиной раздался многоногий топот и жалобный треск кустарников. Оглянувшись, Найви и Йеин увидели целое стадо жидинорогов, бредущее в их сторону сквозь лесную чащу. Стадо двигалось широким полукольцом, в лучших традициях военного искусства прижимая двоих испуганных людей к менгиру и своему жующему собрату.
  - Кажется, нам пора бежать, - невозмутимо провозгласил Найви.
  Йеин только кивнула в ответ и тут же почувствовала, как кто-то ткнулся ей широким мокрым носом прямо в спину. Испуганно взвизгнув, она отпрянула прямо в объятия чародея и увидела перед собой заинтересованно разглядывающего ее жидинорога. Он с интересом принюхивался.
  - Хочу домой, хочу домой, хочу домой! - в панике запричитала бедная девушка. - Вытащи меня отсюда! - крикнула она остолбеневшему Найви. Тот, непонятно почему, рассмеялся.
  - Что здесь смешного?!
  Найви запустил руку в карман мантии и вытащил оттуда Серебристое Устройство. Миниатюрный куб мерцал, переливаясь всеми цветами радуги, и издавал нарастающий гул. Бледно-лиловая вспышка озарила окрестности.
   
  ***
  
  Альфус Омегас сидел в удобном плетеном кресле и пил вкусный зеленый чай. Рядом с ним, на столе, стояла ваза с конфетами, опорожненная на две трети, а напротив расположился хозяин шляпной лавки, который только что закончил свой длинный рассказ и теперь ждал от чародея хоть какой-нибудь реакции.
  - Занимательно, - наконец сказал старый маг и отставил чашку с чаем в сторону. Кидаец натянуто улыбнулся.
  - Есе сяю?
  - Да, было бы неплохо. И конфеты заканчиваются... - как бы ни на что не намекая добавил Альфус Омегас.
  Хозяин лавки вскочил и бодро перекатился к буфету. Ловко орудуя чашками, блюдцами, ложками и огромным фарфоровым чайником, он заварил новую порцию чая и залез в шкафчик за конфетами. Печальным взглядом окинув свои стремительно убывающие запасы сладостей, кидаец схватил самую маленькую вазочку с леденцами и выставил вместе с чаем на стол.
  - Угосяйтесь! Сюсвуйте сибя... э-э-э... как дома!
  - Благодарю, - кивнул головой господин Омегас, который за долгие годы жизни успел довести навык чувствования себя как дома до недостижимых высот. - У вас очень вкусный чай.
  - Сто вы, сто вы! Вот у маиво дедуски...
  Чародей не слушал. Он впал в то состояние задумчивости, когда все внешние потоки информации услужливо отрезаются мозгом, чтобы не тревожить потоки внутренние. В его голове происходил самый обыкновенный процесс поиска решения, с той только разницей, что это решение с красным дипломом окончило школу маскировки, знало семь иностранных языков и владело кунг-фу. В себя он пришел лишь в тот момент, когда его пальцы скользнули по дну вазочки и не встретили на своем пути ни одного леденца. Хозяин шляпной лавки молча сидел напротив, и с тревогой вглядывался в лицо чародея.
  - Господина Омегас?
  - Вы можете связаться с этими вашими Джунрей-ша?
  Кидаец застыл с открытым ртом. Потом захлопнул его. Потом снова открыл.
  - Связаса? Засем?..
  Альфус Омегас поставил чашку с остывшим чаем на стол.
  - Затем, что я не вижу иных вариантов, как мне найти своего ученика.
  - С сево вы вапсе взяли, сто это он насел услойство?
  - Потому что кто-то сумел придать выбросу магии вектор. Иначе на месте Мордмунда сейчас был бы дымящийся кратер. А все чародеи, способные справиться с такими объемами волшебства в это время находились на Международном Совете. Все, кроме Найви. Кроме того, под окном дома, в том тупике, я нашел вот это, - чародей достал из-за пазухи аккуратно свернутую шляпу и положил перед хозяином лавки. Тот мимолетно окинул ее взглядом и прикоснулся кончиками пальцев.
  - Ммм? Мех тлехлетних доблов, выласых на юзном склоне заплуды и отколмленых длевесиной сталова дуба... Сляпа, котолую купил тот юноса!
  - Именно.
  Кидаец вернул шляпу старому магу, и с сомнением покачал головой.
  - Дазе если так, связаса с Зунлей-са мозно только с помосью их зе услойства. Но ведь оно плапала! Знасит и связаса с ними тепель невозмозна!
  Об этом Альфус Омегас тоже успел подумать. Помощник пилигримов, в каком бы мире он не находился, мог послать сигнал своим "работодателям" только при помощи их же Серебристого Устройства. Ну, или должен был ждать, пока Джунрей-ша сами нанесут ему визит, что случалось крайне редко. Если же замысловатый прибор каким-то образом, после непредвиденного расставания со своим хозяином переносился в иной мир, местный помощник пилигримов оставался не при делах. Но старый чародей до последнего наделся найти хоть какую-то зацепку, пусть даже настолько хилую и призрачную.
  - А тот Джунрей-ша, который потерял свое Устройство, он так и... эм... плутает по нашему миру?
  - Ни знаю. Мозет быть усел с помосью запаснова. У них зе этих селебляных стуковин навалом. Они, ведь, дазе не замесяют, как их теляют!
  Альфус Омегас несколько секунд задумчиво смотрел на пустые вазочки из-под конфет, после чего задал вопрос, скорее, риторический, чем направленный в чей-то адрес:
  - Интересно, зачем они это делают?
  - Сто?
  - Зачем они путешествуют между мирами? Они что-то ищут? Или, может быть, изучают?
  - Никагда об этом не задумывался. Да и лазве мы мозем понять таких могусественых сусеств?
  Чародей покачал головой.
  - Неужели вы о нас такого низкого мнения? - он улыбнулся. - Мне вот кажется, что эти Джунрей-ша за нами наблюдают.
  - Засем? Сто в нас такова интелеснова?
  - Кто знает. Сами же сказали, что не нам их понимать. Может быть, им интересны вовсе не мы, - маг загадочно улыбнулся.
  - Не нада так улыбаса. Мне, посему-та становиса не по себе от васых высказываний...
  - Бросьте, я ничего такого не говорю. - Господин Омегас бросил взгляд на стол и заерзал в своем плетеном кресле. - А еще чаю у вас не осталось?
  - Сяю у меня вседа остаеса, - шляпник поднялся на ноги и, в очередной раз, словно бы перекатился к буфету. С минуту чародей наблюдал за тем, как кидаец бесшумно орудует чайными инструментами, которые в руках иного человека способны превратиться в барабанную установку, после чего безапелляционно заявил:
  - И все-таки, я хотел бы с ними встретиться.
  Хозяин шляпной лавки устало вздохнул.
  - Я узе сказал, сто эта нивазмозна. Или вы думаете, стоит нам кликнуть: "Далагие Зунлей-са, нам нузна васа помась", и тут зе склипнет двель...
  Дверь скрипнула. Чародей и кидаец уставились в дверной проем. Склонив голову набок, чтобы не ударится о потолок, укутанный в свою необъятную робу, там стоял пилигрим.
  На какое-то время в помещении воцарилась полная тишина. Даже потолок перестал поскрипывать и сыпать вниз древесной пылью. Наконец, Альфус Омегас повернулся к застывшему в изумлении шляпнику, и спросил:
  - А Джунрей-ша пьют чай?
  
  ***
  
  Йеин сидела на жухлой, темно-зеленой траве, обняв свои колени, и наблюдала за Найви, ползающим по полю на четвереньках. Чародей собирал грибы. Ну, или, по крайней мере, пытался это делать. После того, как их перебросило в новый мир, прошло уже два часа, и насущные потребности организма начинали напоминать о себе все чаще и чаще. У девушки урчало в животе, и, как будто этого было мало, слипались глаза. Полноценно заснуть ей мешал голод, и довольно прохладная местная погода. В то же время, стоило ей впасть в некое подобие полудремы, в голову начинали лезть мысли о свежем зеленом салате, золотистой обжаренной курице и падающих с неба плитках шоколада.
  "Ни рыба, ни мясо" - подумала Йеин. - "И почему я решила сесть на диету именно в тот день, когда меня засосет в путешествие по иным мирам..." - она вздохнула, вспоминая об ужине, от которого отказалась. И об недоеденном обеде. А на завтрак был сладкий чай. Необычайно вкусный чай, пальчики оближешь.
  "Надо просто перестать думать о еде. Вот, например, небо. Высокое, безмятежное. Белое, как молоко. Или как сливки. Как вкусный взбитый крем..."
  Желудок Йеин жалобно взвыл. А мысли уносили ее все дальше и дальше, к полям, заросшим листьями салата, на которых жареные курицы танцевали степ под дождем из шоколадных конфет. Йеин покачивала головой в такт умопомрачительным чечеточным композициям и хлопала в ладоши. Тут к ней приблизился блестящий лосось в черном цилиндре, и, протягивая ветку помидоров, проговорил: "Откушай, боярыня, винограду!"
  - Что?..
  - Выглядишь бледно. С тобой все в порядке?
  Йеин подняла глаза и увидела севшего напротив нее Найви. Разбитый нос мага распух и покраснел, как если бы тот болел хроническим насморком. Видя это, девушка невольно испытала чувство вины, несмотря на то, что удар, приведший к такому положению вещей, был случайностью, и от нее ничего не зависело. Но совесть не переставала ее мучать. А ведь чародей ни секунды на нее не сердился. Наоборот, сейчас в его глазах читалось искреннее беспокойство.
  - Нет... то есть да, все в порядке. Как там грибы?
  - Я ни нашел ни одного знакомого мне, а я ведь знаю их около двух сотен видов. Но эти, вроде, пахнут нормально. Вот этот так и вообще, выглядит аппетитно... а, нет, это камень.
  Девушка глубоко вздохнула.
  - Ты не придумал, как нам вернуться домой?
  Чародей потупил взор. Он, вдруг, стал замечать, что в присутствии Йеин ему становится жарко, а рука сама тянется пригладить растрепанные волосы. При этом, спина деревенеет, а мысли в голове начинают играть в чехарду. Найви, почему-то, очень хотелось, чтобы девушка чаще улыбалась. Возможно, ради этого он даже мог бы сказать, что у него появилась кое-какая идея, насчет их возвращения в родной мир. Мог бы, если бы умел врать. Пожалуй, ему еще никогда в жизни не было так сложно говорить "нет". Поэтому он просто отрицательно покачал головой.
  Надо признать, вариантов он обдумал за последние два часа огромное количество. Но все они упирались в умение обращаться с Серебристым кубом, следовательно, были неосуществимы. Единственным его достижением на поприще управления непонятным Устройством, была двукратная успешная векторизация магического потока, благодаря которой они, собственно, до сих пор не превратились в чаронизированный газ. Однако, этого было недостаточно.
  Йеин понуро опустила голову и взяла с земли один из грибов, найденных Найви. Выглядел этот гриб крайне непритязательно. Буро-коричневый, с тонкой, некрасивой шляпкой и толстой короткой ножкой, с нитевидными обрывками мицелия на конце. Было в нем что-то незримо отталкивающее, несмотря на то, что пах он, как самый обыкновенный шампиньон.
  - Чого уставилась?!
  - Что? - Йеин возмущенно посмотрела на Найви. Чародей сидел, с широко распахнутыми глазами и открытым ртом.
  - Обыкновенного гриба не видела, окоянная? Положи меня на землю, а то как бы чого не вышло!
  Судя по тому, что губы молодого мага не двигались, говорил явно не он. Да и голос у говорящего был другой - старческий, отчетливо окающий, с хрипотцой. Девушка вновь глянула на гриб, и тут же, испуганно взвизгнув, бросила его на землю.
  - Положи, я говорил, а не бросай! Ходют тут всякие, ходют! Стоило ненодолго задремать, ужо вытощили! Грибницу вашу за ногу!
  - Мерлиновы трусы, он говорит! - Найви припал к земле и вперил взгляд в катающийся среди травинок гриб. Тот непонятным образом приобрел вертикальное положение и неправдоподобно завис в воздухе, еле касаясь ножкой твердой поверхности. Йеин, отойдя от первого шока, тоже заинтересованно наклонилась ближе к земле, и смогла лучше разглядеть говорящий гриб. Внешне, он почти не изменился, за одним исключением - чуть ниже шляпки у него открылась узкая, заполненная мелкими острыми зубками, щель.
  - А другие почему молчат? - спросила девушка.
  - Молодые ещё, грамоте не обучены. А вы кто токовые, и что здесь зобыли?
  - Мы здесь случайно.
  - Случайно они. Был тут ужо один случайный. Высоченный, весь в робу укутонный. Шостал-шостал, потом взял, да зобрал половину моего семейства, неведомо куда.
  - Как так, забрал?
  - Да вот так. Сночало тыкал в них кокой-то странной штуковиной, а потом взял, вместе с комом земли, да и зобрал. Светом своим все золил, и след его простыл.
  - А каково это, быть грибом? - встрял в разговор Найви. В его руках, словно из воздуха, образовался лист пергамента и перо.
  Если бы шляпка гриба могла выражать эмоции, на ней сейчас застыло бы удивление.
  - То есть, коково? Ростешь. Ешь. Сново ростешь. Тяжкой, между прочим, труд!
  - Растешь... - высунув кончик языка от усердия, записывал Найви.
  - Ога.
  - Снова растешь...
  - Всё как оно есть, ога.
  Чародей оторвал взгляд от своей писанины.
  - А какова конечная цель данного процесса?
  - Чого? - гриб даже немного отпрянул от человека, качнувшись назад на своей толстой ножке.
  - Ну, в чем смысл роста?
  Много позже этот момент войдет в историю грибной цивилизации, которой суждено будет развиться в этом мире, как просветление Грибудды, первого последователя фунгизма, одного из самых популярных мицелярных мировоззрений. Однако, случится это через несколько сотен лет, а в тот миг говорящий гриб ответил просто:
  - Не знаю.
  - ...не известно... - записал Найви и улыбнулся. - Огромное вам спасибо за ответы! Я бы пожал вам руку, но у вас ее нет. Как я могу вас благодарить?
  - Ну, - ответил изумленный гриб. - Ты мог бы отнести меня туда, откудо взял.
  - А остальных мы можем съесть? - спросила голодная Йеин.
  Из кучки маленьких грибов раздался испуганный шум.
  - Было бы не жолательно... Эй, чародей, чого зостыл? Тощи нас обратно-то!
  Найви замер в напряженной позе и побледнел. Из-под его мантии начал доноситься уже знакомый нашим героям гул.
  - Не-е-ет! Опять?! - Йеин поспешно схватилась за рукав молодого мага, боясь остаться в этом мире в одиночестве.
  - Нас отнесут обратно, або как? - растерянно спросил говорящий гриб.
  Вспышка бледно-лилового света озарила окрестности.
  
  ***
  
  За последние несколько часов скромный тупичок на окраине Мордмунда приобрел невиданную популярность среди необычных личностей. Кто здесь только не побывал за это время. Одинокий странник между мирами. Молодой, неопытный маг, ищущий верную дорогу. Успешный торговец, пришедший, дабы совершить бескорыстный поступок. Группа мудрецов, так и не нашедшая ответов на свои вопросы. И, наконец, благородный боец алкогольного фронта, крайне неудачно избравший злосчастный тупик местом своего ночлега.
  Теперь же, сюда заявились сразу трое. Хозяин шляпной лавки, который скорее катился, чем шел, показывал дорогу. Следом за ним неуклюже шаркая и повсеместно запинаясь брел Джунрей-ша. Замыкал цепочку задумчиво вышагивающий Альфус Омегас. Добравшись до центра тупика, все трое остановились.
  - Здеся, о могусественый Зунлей-са, долзно было лезать васе услойство! Но злой лок не позволил мне успеть в слок! Услойство исцезло, а с ним плопал усеник вот этава благалоднава сялодея!
  Пилигрим чуть заметно покачал головой, давая понять, что ему все ясно. Он обернулся к Альфусу Омегасу и сделал неопределенное движение плечом.
  - Э-э-э... видимо могусественный Зунлей-са имеет в виду, сто... э-э-э... полазен способностями васева усеника.
  Старый чародей благодарно кивнул пилигриму и спросил у шляпника:
  - Что он, собственно, собирается делать?
  - Понятия не имею. Он нисево ни обьяснял...
  Джунрей-ша, тем временем, неспешно оглядывался вокруг. Похоже, что кромешная темнота слепого переулка его совсем не смущала. Разглядев что-то у стены дома, он сделал несколько шагов и тут же запнулся.
  - Может ему свет включить? - спросил Альфус Омегас, щелкая пальцами. В тупичке стало заметно светлее.
  - Боюсь, ему это не помозет. Сматлите - узе потелял оселедную свою стуковину, - кидаец поспешно подобрал выпавший из кармана пилигрима серебряный кубик и незаметно сунул его обратно. Пилигрим не обратил на это внимания. Ему было не до того - он запутался в складках своих просторных одеяний. Наконец, приведя робу в порядок, он извлек из-под нее миниатюрную серебряную пластину, которая тут же преобразилась в сетчатую клетку.
  - Переноска для котят?
  - По-моему, больсе похозе на мыселовку...
  - Зачем он поставил ее на этого мирно храпящего сударя?
  - Навелно плинял ево за камень. Они плохо лазлисяют людей.
  - Он посыпает его железными опилками?
  Лицо хозяина шляпной лавки вдруг озарилось пониманием.
  - Да это зе ловуска! Он лассыпает плиманку!
  - И правда, похоже. Только, кого он собрался ловить?
  Круглый кидаец пожал плечами. Джунрей-ша же, закончив приготовления, повернулся к своим спутникам и несколько раз качнулся из стороны в сторону.
  - Он говолит, сто тепель надо подоздать.
  - О. Хорошо. - Альфус Омегас задумчиво поковырял мизинцем в ухе. - А вы, случаем, не прихватили с собой ваших конфет?
  
  ***
  
  Найви и Йеин плелись по безжизненной сланцевой пустыне. Сухой ветер лениво перекатывал бесчисленные крупицы серого песка. Небо, затянутое монотонной желто-коричневой дымкой, с трудом пропускало сквозь себя тусклый свет невидимого солнца. От поверхности земли исходило странное, неприятное тепло, раздражающее обнаженную кожу, как если бы по ней водили сухой наждачной бумагой. Местный воздух с трудом проникал в легкие, и в нем чувствовался незнакомый, едкий запах, схожий с запахом старого, ржавого железа.
  - Какое... милое место, - произнесла Йеин, оглядываясь вокруг.
  - Ты так считаешь? По-моему, так место просто отвратительное! - Найви шел немного пошатываясь. Последний скачок в пространстве дался ему с трудом - фокусируя выброс магии он на пару секунд даже потерял сознание.
  Девушка глубоко вздохнула.
  - Ты вообще слышал когда-нибудь про такое явление, как "сарказм"?..
  - М? Конечно. Я его даже несколько раз видел. В академии у нас было место, где собирались любители курения, так там все этими харказмами было покрыто.
  - Да нет же, когда я говорила, что это место милое, я имела в виду, что оно мне не нравится, и... А, ладно, забудь.
  Они брели все дальше и дальше по бесконечной пустыне. Йеин продолжала беспрестанно озираться. К ее разочарованию, окружающая местность не отличалась особым разнообразием. Она была ровной, как стол, а девушке все больше и больше хотелось увидеть какую-нибудь скалу, или большой камень. Наконец, спустя еще несколько минут, из-за пыльной дымки показалась группа приличных булыжников, и Йеин остановилась.
  - Найви...
  - Да? - чародей обернулся.
  - Ты не мог бы... пару минут последить за горизонтом?
  Молодой маг удивленно вскинул брови.
  - Зачем?
  - Ну-у-у, мне надо попудрить носик.
  Данное выражение ничего не говорило чародею, поэтому он переспросил:
  - Погоди. Зачем мне следить за горизонтом? И откуда ты возьмешь пудру?
  Девушка закатила глаза.
  - Ты не понял. Мне надо отойти в кустики.
  - Но здесь нет кустов...
  - Отбежать по делам!
  - Что...
  Йеин потеряла терпение.
  - Мне надо в туалет, Найви! Ты можешь отвернуться и не смотреть, пока я сбегаю вон за те булыжники?!
  Чародей покраснел.
  - О. Да. Конечно. Без проблем. Я, в общем, не смотрю, да.
  - Большое тебе спасибо.
  Найви отвернулся и уставился в противоположную от камней сторону. Возможно, где-то там, за облаками пыли, и правда был горизонт. Но его, конечно же, не было видно. Молодой маг попытался представить себе, как выглядит здесь эта линия между землей и небом, и, пришел к выводу, что вряд ли она чем-то отличается от горизонтов в других пустынях. Правда, в других пустынях он еще не бывал...
  - Найви! - раздался откуда-то сзади испуганный возглас Йеин.
  - Я не смотрю! - заверил ее чародей, гипнотизируя взглядом песчинки у себя под ногами.
  - Да нет же, иди сюда!
  Сбитый с толку маг нерешительно направился к нагромождению булыжников. Йеин ждала его там, пальцем указывая на нечто лежащее перед ней на земле.
  - Что это?
  - Напоминает копыта...
  - И правда. Похоже, кто-то их здесь отбросил.
  - Ага.
  - А там что такое?
  - Где?
  - Вон там, - чародей сделал несколько шагов вперед, подобрал с земли какой-то предмет и застыл.
  - Что там? Найви? - Йеин подошла к магу вплотную, и он медленно развернулся к ней. В руке у него был Серебристый куб. Недолго думая, чародей запустил другую руку в карман, и вынул оттуда второй куб. Разница между ними была в том, что куб из кармана мерцал разными оттенками серого и желто-коричневого цветов, а второй лишь мертвенно поблескивал серебром.
  - Он просто лежал здесь, на земле...
  Йеин уставилась на Устройства, которые держал Найви, потом перевела взгляд на копыта, у себя за спиной, и снова на Устройства. Ей стало не по себе. В голове зародились самые худшие предположения.
  - Хочешь сказать, - упавшим голосом проговорила она. - Что кто-то уже прыгал вот так между мирами, а потом... - Йеин непроизвольно снова бросила взгляд на копыта.
  - Не думаю. - Найви не смотрел на девушку. Его глаза были устремлены в противоположную сторону. Он сделал несколько шагов в том направлении и остановился. Только теперь Йеин, чье внимание до этого момента было поглощено неприятной находкой, увидела, что здесь, за грудой булыжников, пустынная равнина заканчивается обрывом. За его изрезанной, избитой постоянными ветрами кромкой, открывался вид на узкий каньон. А у самого подножия утеса, на котором стояли наши герои, небольшим полукругом расположилась череда высоких конусообразных построек.
  - Это город?..
  Найви неуверенно кивнул.
  Здания от основания до вершины были усеяны узкими арочными окнами. Острые навершия некоторых построек вздымались почти до самого обрыва. Стены этих домов отливали тем же мертвенным серебряным цветом, что и найденный Найви куб. А главное, насколько смог разглядеть зоркий маг, все пространство перед зданиями было вперемешку усеяно камнями и остатками чьих-то достаточно крупных копыт.
  - Жуткое зрелище, - прошептала Йеин, подходя к кромке обрыва. Земля под ногами девушки, будто бы вздрогнула, и вниз посыпались мелкие камешки. Йеин поспешно отпрянула назад.
  - Я думаю, - сказал Найви. - Что, если мы спустимся вниз, там мы найдем еще кучу таких же кубов. - Он приподнял безжизненное Серебристое Устройство вверх.
  - Ты намекаешь, что...
  - Я ни на что не намекаю. Я просто так думаю.
  - Но так штуковина, которую ты нашел здесь, она ведь другая! Она не мерцает разными цветами и не гудит. Она, как будто...
  - Мертвая.
  Йеин осеклась и нервно передернула плечами.
  - Пойдем отсюда. Мне здесь не по себе.
  Чародей кивнул. У него самого не было никакого желания оставаться в этом месте. Он чувствовал себя так, будто забрел на заброшенное кладбище.
   Однако, в тот момент, когда Найви и Йеин развернулись и пошли в сторону булыжников, под их ногами раздался треск.
  Сотни, а может быть даже тысячи лет, подтачиваемая ветром порода истончалась и оседала под грузом монолитных камней, покуда те не выходили из равновесия и не рушились вниз, увлекая за собой все новые и новые пласты земли. Сначала на дно каньона низверглись самые массивные и тяжелые из них - настоящие скалы, стоявшие на краю обрыва с незапамятных времен - задолго до того, как кто-то построил здесь конусообразные здания. Время и ветер превратили их в пыль. Потом пришел черед многотонных менгиров, микрон за микроном кренившихся под напором усердной стихии и собственного веса. Они последовали за скалами, и ныне уже тоже обратились в прах. Дольше всех продержались обыкновенные булыжники, небольшими нагромождениями лежавшие в некотором отдалении от края обрыва. Но теперь настал и их черед.
  Почва ушла из-под ног наших героев. Йеин потеряла равновесие, налетела на Найви, и оба они упали на землю. Бледно поблескивающее Серебристое Устройство выскользнуло из рук чародея и кануло в обрыв. Второе, мерцающее с каждой секундой все ярче, приобретающее новые оттенки и издающее все более отчетливый гул, молодой маг изо всех сил прижал к своей груди. Он уже чувствовал, как внутри замысловатого прибора скапливается невероятное по своей силе волшебство. Свободной рукой он схватил за талию Йеин, и приготовился фокусировать рвущуюся наружу магию. Найви не был уверен, что и в этот раз у него все получится - сил почти не осталось. Однако, к его удивлению, чародейский поток выплеснулся из Серебристого Устройства уже оформленным узким, направленным лучом, не нуждающимся в помощи молодого мага.
  Почва просела еще ниже. Булыжники соскользнули со своего места и хищно покатились на двух беззащитных людей. Они почти достигли своей цели, когда бледно-лиловая вспышка озарила окрестности, и хрупкие человеческие тела пропали с их пути. Край обрыва не выдержал и рухнул вниз, вместе с громыхающими и разбивающимися друг о друга прямо в воздухе камнями. Эхо обвала раскатилось на многие километры вокруг, но его уже никто не услышал. Ветер, лениво перекатывая серые песчинки, приступил к своей работе - через сотни лет от обломков камней на дне узкого каньона ни останется и следа.
  
  ***
  
  Посадка вышла на удивление мягкой. Кто-то возмущенно вскрикнул, под руку Найви попалась непонятная конструкция из серебристого материала, и он ударился плечом о стену дома. На этом его злоключения окончились. Сбоку от чародея уже пыталась подняться на ноги Йеин. Ей галантно подали руку. Смягчивший им падение мягкий субъект ошалело сучил конечностями и невнятно ругался, обдавая всех окружающих запахом дешевого алкоголя.
  Над Найви раздался голос Альфуса Омегаса:
  - Я погляжу, Найви, ты нашел себе в иных мирах прекрасную спутницу!
  Ему отвечал смущенный голос Йеин:
  - Что вы, я местная! Просто, так вышло, что нас вместе затянуло в другую вселенную...
  - Мгм. В любом случае, это не отменяет того факта, что вы прекрасны! Позвольте представиться - меня зовут Альфус Омегас.
  - А меня Йеин. Найви говорил, что вы его учитель.
  - О да, он очень одаренный маг.
  Найви, наконец, поднялся на ноги, и его взгляду предстала следующая картина: справа от него стояли господин Омегас и Йеин, чуть левее от них крутился, непонятно что здесь делающий, хозяин шляпной лавки, а еще левее, почти у самой сцены, возвышалась непонятная фигура, с ног до головы укутанная в робу. Когда фигура направилась в его сторону, чародей непроизвольно отступил к своему учителю и девушке. Однако, создание в робе не уделило ему никакого внимания - оно подошло к стене дома, и подняло с земли серебристую клетку, внутри которой, переливаясь всеми цветами радуги, лежал загадочный куб.
  - Кто это? - ошеломленно спросил молодой маг, обращаясь к Альфусу Омегасу. Йеин, которая тоже сначала не заметила стоящую у сцены фигуру, непроизвольно вскрикнула и зажала рот рукой.
  - О, не пугайтесь. Это Джунрей-ша. Из-за его Серебристого Устройства вам пришлось на время стать путниками меж мирами.
  - Так значит, эта штука, - Найви ткнул пальцем в сторону клетки с кубом. - Принадлежит ему?
  - Именно.
  Чародей задумался и больше ничего не стал спрашивать. Джунрей-ша, тем временем, спрятал мерцающий куб в складках своей обширной мантии и приблизился к людям. Он направил разрез капюшона в их сторону и замысловато покачал головой. Кидайский шляпник поспешил объяснить этот жест.
  - Зунлей-са гавалит, сто было плиятна с вами пазнакомиса!
  - О, и нам, несомненно, тоже было приятно, - ответил за всех Альфус Омегас. Остальные, не зная, что сказать, просто согласно закивали.
  Пилигрим, не совершая больше никаких загадочных действий, развернулся, и шаркающей походкой покинул тупичок. В последний момент, уже сворачивая на улицу, он, все же, неуклюже запнулся, и его роба всколыхнулась. Найви мог бы поклясться, что заметил под ней пару немалого размера копыт.
  Йеин, обняв себя за плечи, повернулась к молодому магу.
  - Наше знакомство началось, конечно, не лучшим образом, - сказала она. - Но я даже рада, что нам удалось вместе пережить это... эм... путешествие.
  Найви смущенно улыбнулся.
  - И я тоже очень рад.
  На несколько секунд между ними повисло молчание.
  - Ладно. Теперь, я, наверное, пойду, - девушка сделала прощальный жест рукой, и уже отвернулась, когда чародей легонько дотронулся до ее плеча.
  - Йеин...
  - Да?
  - Знаешь, я тут решил посетить несколько стран, в целях... изучения национальных традиций.
  - О. Здорово.
  - Ага. Пожалуй, первым делом поеду в Гирляндию.
  - Неплохой выбор.
  - Определенно. - Найви нерешительно замялся, но потом собрался с силами и выпалил:
  - Ты не хотела бы поехать со мной?
  Йеин заметно порозовела и поправила выбившийся локон.
  - Предлагаешь мне устроить международные гастроли?
  - А что это значит?.. Впрочем, не важно. Да.
  Девушка улыбнулась.
  - А жующие камень монстры и говорящие грибы там будут?
  - Не уверен, что именно они, но на кого-нибудь необычного мы точно наткнемся...
  - Я согласна.
  - Правда?
  - Только, мне нужно будет время на сборы.
  - Я с удовольствием подожду!
  - Тогда, до завтра?
  - До завтра!
  Йеин, напоследок, одарила чародея еще одной улыбкой, попрощалась с Альфусом Омегасом, и скрылась за поворотом.
  Старый маг приблизился к Найви.
  - Я смотрю, твои планы по изучению мира, значительно расширились.
  - Можно и так сказать, мастер Омегас.
  - Я рад за тебя, - Альфус Омегас положил руку на плечо своему ученику и одобрительно кивнул. - Думается мне, у тебя есть, что мне рассказать?
  Глаза Найви загорелись, и он затараторил:
  - О! Вы не представляете, что я видел в других мирах! Я все записал! И даже сделал несколько набросков!
  Всемирно известный маг удовлетворенно хлопнул в ладоши.
  - Тебе, наверное, не терпится мне все показать.
  - Несомненно!
  - Тогда почему бы нам не зайти в гости к нашему общему другу, и не поговорить за чашечкой вкусного зеленого чая? - Альфус Омегас хитро прищурил глаза и бросил взгляд на хозяина шляпной лавки. Тот нервно поежился.
  - О. Я не против, - ответил Найви.
  Кидайский шляпник обреченно улыбнулся.
  - Я всегда лад дологим гостям...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"