Куклин Василий Андреевич: другие произведения.

Членистоногое

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    4ое место в "Ужастиках 2012" на форуме журнала "Мир Фантастики". Писал в спешке, многое зафейлил.

  "Всё сложно" (вконтакте.ру)
  
   Последние сообщения в твиттерах Холли Брукс и Анжелики Лоуренс гласили, что девчонки собираются посетить новый торговый центр. Судя по записям с камер наблюдения, они до вечера гуляли по комплексу, мерили одежду, выпивали молочные коктейли в кафе. Домой они так и не вернулись. На парковке рядом с торговым центром нашли два бумажных стаканчика из-под "пепси" с их отпечатками пальцев. На этом зацепки у полиции заканчивались.
   Спустя десять дней заявление о пропаже двух подростков официально вступило в силу. Их фотографии показывали школьным друзьям, печатали на пакетах с молоком, крутили по местным новостям и расклеивали на столбах, обещая вознаграждение за любую информацию. Когда прошло две недели, в их твиттерах начали появляться абсурдные сообщения: "Я часть тварения", "Новый фильм Жеррарда Ишвары будет лутшим фильмам эвар!", "Глядим на юга-васток!" и так далее в таком духе. Полиция и родственники сочли это за шутки друзей.
  
   - Они не первые исчезли в этом "бермудском факин треугольнике", - сказал агент, очерчивая красным маркером круглую территорию на карте города. - Факин заявления о пропаже людей поступали ещё с начала факин осени. Неизвестно точно, сколько здесь исчезло к сегодняшнему дню, пока между ними не провели факин связь. Но наверняка это связано с факин павильоном Ишвары, где он снимает новый факин фильм.
   Боул пытался придать себе умный вид, подперев подбородок кулаком и старательно слушая агента. Но глаза его слипались, а пересохшее горло требовало чего-нибудь крепкого. Он сидел на скрипучем стуле в скупо освещённом кабинете. ФБРовцы арендовали этот офис - почти на территории так называемого "бермудского треугольника". Агентов было двое - типичные люди-костюмчики, правда, снимавшие пиджаки и ходившие по помещению в насквозь мокрых от пота рубашках - кондиционер они с собой не прихватили. Один из агентов - более полный - всё время спал за столом в углу офиса. "У него была трудная факин ночка" - пояснял второй. Второй беспрерывно тараторил, явно проявляя к своей работе интерес. Он по памяти цитировал документацию, прекрасно разбираясь в вопросе. Вышагивал перед Боулом из стороны в сторону, не смолкая ни на минуту. И обильно посыпая речь матами.
   - Из других "похищенных": Рэй Оуэн, факин бизнесмен, любивший бегать ранним утром по факин набережной вокруг залива; Санни Браун, факин собачница средних лет, пропала вместе с двумя факин лабрадорами; влюблённые голубки - Джон и Олли, которые уже должны были вернуться назад в факин Англию, а их всё нет; Винсент Бронсон, который, по всей видимости, ошибся дорогой и не туда заехал - его факин автомобиль нашли на стоянке перед факин павильоном; Ральф Хишберн и его факин нянька, выгуливающая богатого старца в инвалидной коляске. Хишберн носил факин кислородную маску из-за проблем с факин лёгкими. Его ежедневно пичкали тоннами факин лекарств, так что он имеет меньше всех шансов на выживание при факин похищении. Ну и много факин других. Все потенциальные "жертвы" ничем не связаны, кроме так называемой - географии факин исчезновения. Все пропали в относительной близости факин павильона Љ17, где Ишвара занят съёмками нового факин фильма.
   В центре карты, висящей на стене, находился вытянутый островок - Петтилэнд - длиной в милю, шириной в пару сотен метров. Там разбросались несколько офисных зданий и павильонов, часто используемых киношниками из Голливуда. Их привлекали пейзажи Южной Дакоты, в частности - скала со всемирно известным барельефом из четырёх президентов США, высеченным прямо в склоне горы Рашмор.
   Островок соединялся с остальной землёй - длинным мостом, на котором с недавних пор стояли полицейские и проверяли любой въезжающий и выезжающий транспорт.
   На этом острове осел Фреддерик Ишвара.
   - Что мы хотим лично от вас, Боул Андерсон? - спросил агент, закуривая очередную сигарету. - Думаю, вы уже догадались.
   - Разнюхать всё, что можно, внутри павильона, - вздохнул актёр, протирая глаза. - Разузнать побольше о делах Ишвары.
   Агент похлопал в ладоши.
   - Рад, что вы схватываете всё на лету.
   - Боюсь, что вы не первые, кто ко мне обращается по подобному вопросу. - Боул поднялся, начав собираться. - Ишвара всех интересует - и полицию, и журналистов. Но он это тоже понимает. И вряд ли он будет со мной открыт так же, как со своей остальной командой - с проверенными людьми. Вам бы следовало обращаться не ко мне, а...
   - Мистер Боул, - остановил его агент. - Вы не понимаете. Мы - не факин полиция и, тем более, не факин пресса. Нам не интересно, что курит, нюхает или чем колется скандальный факин режиссёр в свободное время, нам не нужна информация о его деятельности в области факин кино. Мы корпим над делом о похищениях факин людей, и неужели вы готовы с этим смириться, если работаете на возможного факин преступника?
   - Почему бы нет, если он хорошо платит, - улыбнулся Боул.
   - А кто сказал, что плохо платим мы? - Агент открыл блокнот и начал рисовать нули.
  
   Наблюдать - не легко, легко - не наблюдать. Похоже, что от каждого глотка пива Томпсон становился всё филосоватее и филосоватее. Он смял очередную жестяную банку и бросил через плечо в гору мусора. Давненько он не выбирался из своей колымаги: здесь уже воняло, как в аду, и завелась мошкара. А Томпсон всё ел, пил и фотографировал людей на улице через окна автомобиля.
   Он собирался раскрыть тайну Ишвары, чтобы прославиться. Поймать его за грязными делишками. Запечатлеть, как тот похищает людей для своих безумных фильмов. Ну или насилует и пожирает бомжей. Что угодно, лишь бы на этом можно было заработать.
   Фотограф сотрудничал с несколькими глянцевыми журналами и вёл свой блог. Там уже пару месяцев не было новых записей. Он всё пытался состряпать разоблачительную статью об Ишваре, но пока судьба не подкидывала ему весомых доводов.
  
   Ишвара скрывал лицо чёрной дощечкой. Он держал её перед собой всё время за продолговатую ручку, когда находился вне своего бронированного "кадиллака" или павильона Љ17. Так он высмеивал нападки СМИ: его лицо некоторые телеканалы и газеты скрывали чёрным цензурным прямоугольником.
   Этого добились многочисленными жалобами люди, которые столкнулись с неподтверждённым гипнотическим воздействием фильмов Ишвары. Обезумевшие зрители частенько творили странные вещи: от неадекватного поведения в общественных местах вплоть до самоубийств. Фильмы Ишвары были запрещены почти во всех странах мира. В России из-за него даже ужесточили борьбу с интернет-пиратством.
   Его лицо также вызывало головную боль. Адвокаты Ишвары подавали иски от его имени и выигрывали дела по притеснению личности независимого режиссёра. Но СМИ продолжали прятать его внешность, внимая жалобам людей. Некоторые психологи находили разумные объяснения, почему все так боятся одного вида Ишвары, - это касалось и неправильных черт лица, и необычайно пронзительного взгляда, который не без оснований называли безумным. Тем не менее, шумиха здорово прославила творца, сделала его фильмы популярными. Каждый хотел проверить себя - поддастся ли он гипнозу? Враки ли это?
   "В факин Сенате запретили полиции и факин репортёрам приближаться к Ишваре на расстояние в факин милю, - говорил агент Боулу при их последней встрече. - Если этот факин ублюдок выйдет на улицу с автоматической винтовкой и начнёт палить по факин прохожим, никто не будет иметь права остановить его, пока на это не даст факин разрешение "его факин величество"."
   В аккуратном полукруглом зале с дорогим столом и удобными кожаными креслами, Боул ожидал встречи с Ишварой. Вскоре человек с чёрной дощечкой появился в сопровождении двух телохранителей. Он сел напротив Боула, так и не позволив тому увидеть лицо.
   "Факин Ишвара попытается запугать вас, и вам лучше не поддаваться на его факин фокусы. Иначе попрёт с работы, несмотря на то, как вы ему понравились на факин пробах."
   - Боул Андерсон, я рад видеть вас, - прохрипел чёрный прямоугольник, и Боулу стало не по себе.
   - Да, это я. Рад вас видеть, сэр.
   Видеть, видеть. Никто никого не видел. Этот фарс начал раздражать актёра с первых секунд знакомства.
   "Он не будет задавать факин вопросы о погоде или как ты доехал. Он сразу перейдёт к факин делу. Он спросит тебя о кино."
   - Вы смотрели мои фильмы?
   "И вам желательно врать".
   - Да, сэр. Именно поэтому я и вызвался сниматься в вашем новом фильме. Те обрывки сценария, которые мне показывали, вдохновили меня, сэр.
   Боул ущипнул себя за ногу, проклиная за обращение "сэр". Нужно было завязывать с этим.
   "И не делайте уклон в заинтересованность в факин деньгах. Его факин безумцы работают за факин идею, и от вас он, скорее всего, потребует того же."
   Боул согласился на всю эту канитель только из-за больших денег. Теперь, сидя перед человеком-прямоугольником, обвешанный микрофонами и камерами, завербованный агентами ФБР, накормленный пугающими слухами, актёр запоздало подумал о том, что прежде, чем соглашаться на роль, следовало немного изучить этого Ишвару. И глянуть, чёрт побери, какой-нибудь из его фильмов.
   - Где вы остановились? - спросил режиссёр. Его голос походил на суровый закадровый бас из рекламных роликов к ужастикам.
   - В отеле, в пяти минутах от острова... - Боул добавил мысленно "сэр".
   - Мы ещё не утрясли вопросы о расселении наших людей. Здесь не Калифорния, тут не всегда рады приезжим. Если не хотите временно жить в трейлере на территории моего павильона, оставайтесь в отеле. Любые расходы будут оплачены.
   - Я понимаю.
   - Съёмки, как вам известно, начнутся завтра. Попрошу вас не опаздывать и быть готовым к труду.
   "Он скажет вам, какую сцену готовить".
   - Нам нужны будут ваши эмоции для сцены с распятым ангелом. Слёзы оставьте для Голливуда, нам понадобятся ваши реальные эмоции. Как человека.
   - Я понимаю. Я читал ваши комментарии к сцене.
   "Он обязательно упомянет о прессе".
   - Избегайте журналистов. Ваши агенты уже рассказали всему миру, что вы приняты в состав моей команды. Вас закопают вопросами, если вы попадёте в лапы этих гиен.
   "Мы повесим на вас микрофон. Пожалуйста, носите его всё время. Нам важна любая информация, даже из города."
   Боул ненароком дотронулся до груди, пощупав, на месте ли микрофон. К этому сложно было привыкнуть. На рубашке также висели тёмные очки, которые актёр снял в помещении.
   "Эти очки - со встроенной камерой. Нажимаете на дужку очков, снимает и загорается вот эта кнопка. Если нечего снимать - выключайте. Экономьте батарею."
   Лампочка не горела. Во время разговора Боул несколько раз трогал дужку очков, так и не разобравшись - работает скрытая камера или нет.
   "Он не будет раскрывать лишние подробности, он вам не доверяет."
   - В сцене с ангелом мы собираемся задействовать настоящую человеческую кровь.
   - Простите? - усмехнулся Боул.
   Прямоугольник долго молчал, потом произнёс:
   - Мы выкупили определённое количество пакетов из банка крови. Пускай только посмеет кто-нибудь сказать, что кровь на экране нереалистичная. У вас, надеюсь, никаких проблем с человеческой кровью?
   "В любом случае, делайте всё, что он скажет. И не показывайте ему слабых мест. Его они могут разочаровать."
   - Я не боюсь крови, - улыбнулся Боул и добавил дрогнувшим голосом: - Сэр.
   "Ещё мы дадим вам пистолет. На всякий случай. Хотя, если вы вдруг созреете для того, чтобы пустить Ишваре пулю в лоб.... Многие только поблагодарят вас."
  
   Генри работал водителем автобуса. Ему не сиделось на одном месте (в переносном смысле), он постоянно менял автобусы и пункты назначения. Если вчера он возил туристов по штатам, в сотый раз слушая одних и тех же экскурсоводов, то сегодня работал на Ишвару - известного, но не шибко успешного режиссёра. Теперь его автобус перевозил не толпу любопытствующих иностранцев, внимательно слушающих гида, а часть съёмочной группы, распивающей спиртное прямо на пассажирских местах. Общий гвалт и шум навевали Генри воспоминания о молодости, когда он работал водителем школьного автобуса. Вот и сейчас, он рулил, напевая шёпотом второсортную песенку, много раз слышанную по радио.
   Не зная только, что автобус стоит на месте...
  
   Боул напился.
   Уже даже бармен поглядывал на него с опаской. Но актёр продолжал требовать ещё одну рюмку, когда видел, что предыдущая опустела.
   Боула нельзя было назвать неудачником. Он, конечно, не Брэд Питт, не прославился в киноиндустрии настолько, чтобы его выбирали именитые режиссёры, а не он их. Но тяга к лёгким деньгам, которая привела его в Голливуд, принесла пользу: сейчас он являлся, возможно, самым богатым из всех недооцененных актёров. Останавливался исключительно в пятизвёздочных отелях; делал капризные заказы, заставляющие поваров и администраторов рвать на себе волосы; узнавался в общественных местах, но ещё не нужно было нанимать телохранителей.
   - Вы Боул Андерсон? - спросили сияющие от радости глаза.
   Боул как раз уже начинал думать, где взять в Дакоте элитных проституток.
   - Он самый! - радостно ответил актёр, поворачиваясь и нетрезво окидывая взглядом собеседницу.
   Брюнетка, красивая, хоть и слишком бледная, одета по-деловому, сиськи есть. Обручального кольца вроде нет. Больше ничего извлечь из её образа пьяный мозг не сумел.
   - Вау, не ожидала встретить здесь такую знаменитость!
   - Да ладно, какая там знаменитость! - рассмеялся Боул. И тут он заметил "бэйдж" с её именем и названием телестудии, на которую она работала. Он произнёс скисшим голосом: - А, так вы журналистка...
   - Это проблема? - лучезарно улыбнулась она. - Если хотите, я уйду.
   - Я хочу, чтобы журналистка ушла, а Эшли осталась.
   - Сделано! - рассмеялась брюнетка, взмахнув рукой. - Эй, плесните мне рома с колой.
   - Два, пожалуйста, - сказал Боул. Затем повернулся к Эшли и сказал: - Чем бы сегодня не закончился этот вечер, а про Ишвару я вам ни слова не скажу.
   - Ну это мы посмотрим, - подмигнула она.
  
   Винсент считался пропавшим без вести. Он находился в темноте, среди других тел. У него было достаточно времени подумать.
   Он вспоминал свою любимую. Однажды он спросил её по пьяни - на что она готова ради него. Она сказала - на что угодно. Он тогда не поверил.
   Не верил и сейчас.
  
   - Стой, стой, стой! - говорил Боул, но Эшли затыкала его рот поцелуями. - Мне нужно в уборную, мне...
   Она разорвала на нём рубашку и... уставилась на приклеенный пластырем микрофон с проводом, тянущимся от пояса.
   - Это ещё что такое? - удивилась журналистка.
   Боул сорвал с себя микрофон, снял очки, открыл тумбу и забросил их внутрь. Опёрся на тумбу, пьяно качаясь и тяжело вздыхая.
   Эшли всё ещё стояла в дверях его номера отеля.
   - Что происходит?
   - Это не то, что ты... Ну, сама знаешь.
   - Я не понимаю.
   - Я, если честно, тоже.
   - Ты с прослушкой? Но для кого? И зачем?
   Боул расхохотался и подошёл к ней.
   - Тебе надо идти. Сама понимаешь, я не могу...
   - Нет! - Она упрямо сопротивлялась, застыв на месте. - Расскажи мне.
   - Ты журналист. Таким, как ты, тайны доверять нельзя. Марш отсюда. И... извини...
   Эшли решительно сорвала с себя "бэйдж" и тыкнула ему в лицо.
   - Присмотрись, это подделка на скорую руку. Я не работаю на телевидение. У меня нет образования.
   - Тогда кто ты? - удивился Боул. - Зачем тебе прикидываться пронырой?
   - Потому что я ищу пропавшего... друга. Одного из тех, кто исчез возле павильона.
   - Матерь божья, теперь всё понятно. Но извини, я тебе помочь ничем не могу.
   - Что за прослушка?
   - Я не могу тебе сказать.
   - Я не журналист. Я ищу пропавшего парня. Я не собираюсь распространять информацию.
   - Я тоже! Я работаю на полицию, такой тебя ответ устроит? Теперь иди.
   - Ты говоришь правду? - Эшли вгляделась в его глаза. - Ты следишь за Ишварой?
   - Да.
   Она помолчала, всматриваясь. Потом улыбнулась:
   - Ты говоришь правду.
   - Теперь иди.
   - Нет. - Она поцеловала его.
   И захлопнула ногой дверь, оставшись с ним.
  
   Они лежали в измятой постели почти в полной темноте.
   - Я наняла частного детектива.
   - Да?
   - Он мало что успел разузнать. Его тоже похитили.
   - Серьёзно? Как ты узнала?
   - Он в машине своей сидел, наблюдал со стоянки за павильоном Љ17. Передавал мне всё, что увидит или услышит. Планировал как-нибудь пробраться в павильон и узнать, что там внутри. Возможно, это его и сгубило. Машина теперь пустая там стоит. Я днём подходила, смотрела через стекло - развёрнутая еда, кофе в стаканчике. Он будто на минуту вышел. Телефон отключён уже несколько дней. Раньше такого не было.
   - А кто твой друг? Кого ты ищешь?
   - Просто друг.
   - Видать не просто, раз ты его так активно ищешь.
   - Какая разница.
   - Иди ко мне.
  
   - Всё ещё не спишь?
   - Сплю.
   - Я уже сутки работаю на ФБР.
   - Это круто.
   - Не вижу только смысла во всём этом. Ишвара никаких грязных тайн не собирается мне открывать.
   - Ну, вдруг чего заметишь. Подслушаешь.
   - В любом случае, обе стороны хорошо платят, я не жалуюсь.
   - Везёт тебе.
   - Да ладно, я не думаю, что такой красавице сильно по жизни не везёт.
   - Знаешь, я крепкая. Я переживала много расставаний, утрат. Но вот недавно - комичный случай - у меня в туалете, дома в Нью-Йорке, перегорела лампочка. Я тогда как раз потеряла своего парня. И решила заменить лампочку самостоятельно. Ты представляешь, я принесла табуретку с кухни и... не смогла достать, такая я маленькая и беспомощная.
   - Ну что ты, успокойся.
   - Я тогда рыдала, как малолетка. Так всё навалилось. Сидела на табуретке и заливалась горючими слезами.
   - Тот пропавший парень - ты о нём говоришь?
   - Да, ты меня расколол. Сегодня какой-то вечер откровений.
   - Так вы из Нью-Йорка? Как вас сюда занесло?
   - Долгая история. Спокойной ночи.
  
   Утром она ушла, пока он был в душе.
   Украв его пистолет и немного наличных денег.
  
   Боула Андерсона похитили несколько часов спустя. Агенты подключили полицию. Его искали во всех местах, куда его могло занести, кроме острова Ишвары. По телефону в павильоне Љ17 сказали, что он не явился на работу.
   - Вас зовут Эшли? - спросили агенты девушку. Её не составило много труда найти и поймать в небольшом городке.
   - Вы люди, на которых работает Боул?
   - Работал. Его похитили. Как и факин остальных.
   - Вы шутите.
   - Он уже факин три дня не выходит ни с кем на связь, не появляется в факин отеле, на факин работе, его вообще нигде нет.
   - Значит, дело плохо.
   - Если так пойдёт и дальше, скоро факин Сенат созреет для того, чтобы отобрать факин иммунитет у Ишвары. Слишком много факин дерьма накопилось. Уже известные голливудские актёры пропадают.
   - Что вам нужно от меня?
   - Мы нашли его факин очки. В них встроенная камера. Он успел заснять последние мгновения перед своим похищением. Насколько мы знаем, вы уже давно этим делом занимаетесь, крутитесь вокруг факин острова днями, вынюхиваете информацию о своём парне - Винсенте.
   - Это так.
   - Возможно, запись со скрытой камеры сможет дать вам какие-то ответы.
   Они запустили видео с проектора на всю стену. Было очень темно, качество записи тоже ужасное. Боул вскрикивал, вопрошал, где его пистолет. Бежал в темноте, спотыкаясь. Мелькали стволы деревьев. "На острове" - пояснил агент. Потом Боул обернулся посмотреть на преследователей. Воскликнул "О, пресвятой Иисус..." и в самый неподходящий момент камера очков направилась вверх.
   - Он упал? - спросила Эшли, глядя на ветки и звёзды.
   - Нет. Он не поверил своим факин глазам. Он даже поднял очки, чтобы рассмотреть, что видит.
   Послышался смазанный шум, чужие голоса. Потом крики Боула, полные ужаса и отчаяния.
   Обрывки фраз, из которых слышно было только "Ишвара", "Творение", "Обращение" и "Попался".
   Очки упали, снимая ствол дерева, на котором плясали неразборчивые тени. Затем звуки удалились и стало тихо.
   - Очки нашли в факин лесу, недалеко от факин берега. Следы борьбы есть, но крови нет. В этом факин острове точно что-то нечисто.
   - Какие у вас есть ещё записи?
   - Есть факин видео с камеры наблюдения - с факин стоянки напротив павильона Љ17. Не спрашивайте, как оно к нам попало. Мы смонтировали факин запись длиной в два месяца. Изучили всё досконально, но ничего необычного не заметили. Ночного видения нет, поэтому в факин темноте ничего не видно. А, как мы знаем, все факин похищения происходили в ночное или вечернее время.
   - Можно мне взглянуть?
   Эшли принялась мотать запись к началу на огромной скорости.
   Машины приезжали и уезжали моментально. Но некоторые вещи на картинке не менялись. В последние дни там стояли уже несколько заброшенных автомобилей и автобусов. Они единственные не двигались на плёнке. Потом исчез один, исчез другой, и остальные. Два месяца записи закончились, на последнем дневном кадре значился апрель.
   И там остался всего один неподвижный вид транспорта, который все эти месяцы никем не управлялся.
   Автобус чёрного цвета. На таком обычно ездила съёмочная группа Ишвары.
   "Может, нужно искать причину всех бед не в павильоне, а на стоянке перед ним?" - подумала Эшли.
   - Я, пожалуй, пойду.
   - Пойдёте? Нет, я так не думаю. - Агент почесал затылок. - Я думаю, вы слишком много знаете.
   - Не поняла... - удивлённо вскинула брови Эшли.
   - Мы не можем вас теперь отпустить. Пока всё не закончится.
   - О чём вы говорите?! - вскрикнула она. - Мне нужно парня искать!
   Агент сделал шаг вперёд - она отскочила, запустив руку в сумку.
   - Успокойтесь, - примирительно поднял руки агент. - Всё ОК. Мы не желаем вам зла.
   - Я иду домой! - твёрдо сказала Эшли.
   - Вы не можете. - Агент почему-то улыбнулся.
   - Это вы не можете меня задержать! Не имеете права!
   Агент переменился в лице.
   - Валера! - гаркнул он.
   Второй агент - тот, что крупнее, который вечно спал - внушительно поднялся из-за стола. С грохотом.
   - Спокойнее, - снова улыбаясь, сказал первый агент. - Мы просто никуда вас не отпустим, пока...
   Громила двинулся к Эшли. В глазах никакой сонливости.
   - Стоять! - рявкнула она не своим голосом. Она направила пистолет Боула в сторону качка. - Назад! Никому не подходить!
   - Фак, - скривился первый агент.
   Молчаливый гигант вопросительно взглянул на товарища. Похоже, он мог кинуться на Эшли по приказу, даже несмотря на оружие.
   - Послушайте, - начал агент. В его речи появился странный акцент. - Вы просто не можете покинуть это здание. Доверьтесь нам.
   - Кто вы такие? - вдруг вскрикнула Эшли, наведя оружие на говорящего.
   Громила покорно стоял возле стола, глядя на коллегу. Он будто ждал сигнала.
   - Мы агенты ФБР, - сказал парень в потной рубашке, медленно указывая на свой "бэйдж".
   - Чёрта с два! - хохотнула Эшли, потрясая пистолетом. - Тогда я журналист, мать вашу!
   - Послушайте...
   - Стоять! Ни шагу в мою сторону! - она добралась до двери, не глядя нащупала ручку. Вышла в коридор.
   Агенты двигались за ней.
   - Стоять! - крикнула она, готовясь выстрелить в любую секунду.
   Агенты молча вышли за ней из кабинета. Тот, который улыбался, не опускал руки, совсем сбивая её с толку.
   - Не двигайтесь! Я буду стрелять! - Эшли быстро пятилась задом. - Я не шучу! Он заряжен!
   - Мы верим, верим, - сказал агент, медленно опуская руки. - Спокойнее.
   Они шли за Эшли, но не спешили, как она, поэтому отставали.
   Она добралась до лифта и нажала кнопку, после чего взяла пистолет двумя руками. Сумочка съехала до локтя, мешая прицелиться.
   - У вас ещё есть время одуматься, - предупредил агент, пряча руки в карманы. Шёл он расслабленно, будто ему не угрожала опасность.
   - Я застрелю вас, застрелю! - кричала Эшли.
   Громила шёл за спиной босса, сжимая огромные кулаки.
   Лифта не было целую вечность, но, наконец, прозвучал сигнал. Створки разъехались. Эшли втиснулась внутрь и сразу нажала кнопку первого этажа.
   - Вы совершаете ошибку, леди, - улыбнулся агент, подходя вплотную к лифту.
   - Я стреляю! - крикнула она, дотрагиваясь до спускового крючка. - Стреляю!
   Дверцы лифта начали закрываться, и в последний момент в узком проёме агент склонил голову набок, чтобы Эшли как можно дольше видела его изумрудные глаза.
   Лифт тяжело двинулся вниз. Девушка затряслась, будто её ударило током. Упала на колени. Попыталась сосредоточиться, но переживания были слишком сильны.
   Если бы агенты сбежали по лестнице вниз и устроили ей засаду на первом этаже, она бы точно попалась. Эшли просто вывалилась из лифта, рассыпав содержимое сумочки. Спотыкаясь и поскальзываясь из-за высоких каблуков, она поспешила прочь из здания.
   В кромешную тьму.
  
   Обращали Боула силой, как и остальных. Держали множеством рук. Держали перед "ай-падом", на котором крутили всю фильмографию Ишвары. Держали за веки, не давая им закрыться. Даже пытались держать глазные яблоки, белки, чтобы Боул не уводил взгляд в сторону.
  
   Острова она достигла в лодке. Тихо гребла вёслами по звёздам, рассыпанным по небу и воде. Проехать через охраняемый мост ночью ей не дали бы.
   На стоянке перед павильоном Љ17 Эшли быстро отыскала автобус чёрного цвета с окнами, заклеенными газетами изнутри. От него несло нестерпимым смрадом. Странно, что никто этого не замечал, паркуясь поблизости.
   Эшли достала пистолет и фонарик. Сначала прислушалась. В автобусе было тихо. На улице не совсем - вокруг стоянки и павильона шумела листва деревьев, трещали сверчки.
   Эшли попыталась отворить дверцы автобуса ногтями, но не получалось. Закрыты.
   Тогда она потянула за ручку одну из крышек багажного отделения.
   Дверца поддалась.
   Изнутри дыхнуло теплом и... жуткой вонью. Сперва она подумала, что именно так пахнут трупы. Эшли чуть отпрянула и направила луч фонарика в открывшийся проём, ожидая увидеть мертвецов, сваленных в кучу. Она полагала, что здесь Ишвара складирует использованных для своих дьявольских планов жертв.
   Момент истины.
   Увиденное поразило её.
   Сначала она заметила кожу. Много кожи. Оголённые человеческие тела, руки, ноги, головы. Волосы. Всё смешалось.
   Дрожащий луч скользил по человеческой массе из стороны в сторону, вверх и вниз. Одна из голов, на которую упал свет, отдёрнулась. Глаза зажмурились. Губы оголили жёлтые зубы в недовольном шипении.
   - Боже мой, - вымолвила Эшли, зажимая рукой рот.
   Голые люди, лежащие друг на друге. Торчащие со всех сторон конечности. Женщины, мужчины, мальчики и девочки. Даже старики.
   - Боже...
   - Боже? - спросил кто-то из темноты.
   Одна голова поднялась. Вторая шевельнулась. Третья тоже уставилась на Эшли.
   - Боже, это ты? - спросил женский голос из глубины автобуса.
   Эшли посветила вверх и поняла, что человеческая масса занимает не только багажное отделение. Она занимает весь автобус. Пола не было, сидений не было: внутри автобуса сделали одно огромное пространство, в котором находились эти люди, сваленные в кучу.
   "Им надо помочь! - подумала Эшли. - Им нужно как-то помочь! Надо звать кого-то на помощь!"
   Свет фонаря выхватил старика с кислородной маской. Татуировку на груди одной из девушек. Возбуждённый член какого-то толстяка. Чьё-то лицо, с пришитой к нему ладонью. Окровавленного... Боула Андерсона! Он находился без сознания, полускрытый в глубине тел.
   - О, господи! - шептала Эшли в кулачок, давясь тошнотой.
   Люди были грязными. Измазанными песком, пылью и собственными экскрементами.
   - Выключи свет! - крикнули из темноты.
   - Свет вырубите, факин эсхолс!
   - Что происходит?
   - Мы уже приехали?
   Эшли заметила, что все тела соединены друг с другом. Они... матерь божья... они сшиты вместе. Хирургическим вмешательством. Если приглядеться, можно было заметить швы в самых неожиданных местах.
   - О, господи! - почти вскрикнула Эшли. Фонарь и пистолет тряслись всё сильней.
   Вспышка. Фотограф, сидящий высоко, под потолком, прицелился... и снова сфотографировал Эшли.
   Человеческая масса пришла в движение. Многочисленные руки щупали корпус транспорта изнутри, ворочая общее тело. Ноги месили грязь, стекающую под автобус.
   - Вы посмотрите на эту дамочку! - одновременно произнесли две девушки, фотографии которых Эшли видела на столбах. У каждой не хватало половины лица: их сшили друг с другом так, что у них был общий огромный улыбающийся рот. - Посмотрите, во что она одета! Посмотрите на её причёску! Посмотрите на её уродливый макияж! - Двойная голова покачивалась, будто танцуя. - Это же не комильфо!
   Руки потянулись наружу, к свежему воздуху, к ночи, к Эшли. Она отпрянула, фонарик уже ходил ходуном, не давая ничего разглядеть. Она должна была бежать, но не могла. Как в каком-то кошмаре, с трудом переставляла ноги, будто увязла на ровном месте, в асфальте.
   - О, господи... О, господи... - бормотала она себе под нос, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. Эшли понимала, что несколько пуль в пистолете никак ей не помогут.
   Тварь из человеческих тел выбиралась наружу. Множество голосов, множество стонов и комментариев, неуместный смех и плач. Десятки рук вцепились в края проёма, напряглись, выдавливая на свободу основную массу. Люди ступали босыми ступнями на асфальт, цеплялись руками за соседствующие машины. В них уже давно сели аккумуляторы, поэтому сигнализация не срабатывала.
   - Славная ночка!
   - Ишвара!
   - Пора подышать свежим воздухом!
   - Где девка?
   - Вон она! Улепётывает, глупышка!
   - Догнать её что ли?
   Эшли бежала так быстро, как могла, цокая каблучками. Сердце бешено колотилось, не давая дышать. Её вот-вот мог схватить сердечный приступ. Она натыкалась на стоящие машины, будто пьяная, ничего не могла с собой поделать. Происходящее казалось ей слишком невероятным, абсолютно невозможным - проклятым сном или розыгрышем.
   - Держи неверную! - вопили сзади.
   - Сжечь ведьму!
   - Пускай бежит подольше! Надо размяться!
   - Ишвара! Ишвара!
   - Я хочу порулить моим автобусом! - кричал водила. - Верните меня в мой автобус, сволочи!
   Сшитые люди двигались чересчур быстро. Это сопровождалось грохочущими шлепками по корпусам пустых автомобилей.
   Эшли с ужасом наблюдала, как масса людей, словно фантастическая волна, окутывает одну машину за другой. Поток нёсся по стоянке с огромной скоростью.
   Девушка начала стрелять в воздух, крича от ужаса. Кто-нибудь должен услышать. Охрана на мосту или охрана в павильоне.
   Ишвару она уже не рассматривала, как главного злодея. Тьма укрывалась в другом.
   "В павильоне должны помочь! Больше я никуда не успею!" - вспышками мелькали ошалелые мысли.
   - Держи грязнокровку!
   - Тварь инородная!
   - Волдырь! Бородавка!
   - Ишвара! Ишвара! Ишвара! Ишвара!
   Грохот приближался. Голоса приближались.
   Она навалилась на тяжёлые ворота и протиснулась в них, роняя сумку, пистолет и фонарик. Одна туфля тоже где-то потерялась. Ковыляя и крича, Эшли добралась до входа в павильон, врезалась плечом в служебную дверь и... скатилась по ступенькам, расшибая локти и колени в кровь.
   - Ишвара! Ишвара! - громыхали снаружи. - Она внутри! Внутри дома Господа Бога! Искоренить! Искоренить! Ишвара!
   - Дрянь! - возопила Эшли в порыве ужаса, ползя по узкому коридору. Голова её гудела. Картинка расплывалась.
   Сзади послышались крики и стоны. Чудище каким-то образом втиснулось в дверной проём и быстро сползало по лестнице. Толстушка, оказавшаяся на "острие", рассмеялась:
   - Не зря сидела на диете всю осень!
   Эшли вскочила на ноги и побежала. Ноги едва держали, предательски подгибались. Под мигающей лампой она остановилась, и её вырвало на собственные руки. Она попыталась бежать снова, поскользнулась на единственной туфле, распластавшись в не до конца переваренном ужине.
   - Ишвара! Лови её, пока не натворила бед Ишваре!
   - Мы едем, едем, едем, в далёкие края! - кричали люди, сидящие сверху и касающиеся ламп.
   - Эшли! - донёсся знакомый голос.
   Девушка обернулась на секунду, не поверив ушам. Человеческая масса приближалась. Десятки рук, ног и голов. Всё двигалось и перекатывалось, протискивалось в узкие проходы и разворачивалось в более просторных.
   - Эшли! - снова кричал кто-то из глубины тел. Но она больше не слушала, припустив с удвоенной силой.
   Она оказалась в просторном зале с огромными декорациями. Здесь Ишвара готовился к съёмкам своего нового безумного фильма.
   - Ишвара! Ишвара! - гремел гигантский червяк из коридора.
   Она бежала мимо манекенов с отрубленными конечностями и исписанных ругательными словами, свастикой и изображениями мужских половых органов. Она бежала сквозь паутину - искусственную или нет - понять было нереально. Она случайно срывала накидки с ужасающих статуй и манекенов монстров, которые должны были появиться в фильме. Она натыкалась на искусственные трупы - копии актёров - мимолётно увидела оторванную голову Боула.
   - Ишвара! Ишвара! - ревел монстр, врываясь в павильон.
   - Помогите! - крикнула Эшли, выскакивая на ярко освещённую площадку. На ней было несколько человек. Операторы и механики курили в сторонке, в раскладном кресле сидела актриса в одеянии ангела.
   Жеррард Ишвара, прежде чем заговорить, отвернулся, взял со стола чёрную дощечку и прикрыл ею лицо.
   - Какого чёрта вы делаете на закрытой территории?! - загромыхал он.
   - Помогите... за мной... тварь... - рывками выдыхала Эшли, бочком пятясь мимо всех в противоположную сторону. - Осторожно... она... она...
   Человеческая многоножка не скрывалась. Она спешила к освещённому пространству, сметая все декорации с пути, увязая в паутине и покрывалах.
   - Ишвара! - пронзительно завопил кто-то. - Ишвара здесь! Ишвара!
   Чудовище затормозило. Каждый из людей разворачивался, пытаясь рассмотреть кумира.
   - Что... что это? - удивлённо воскликнул режиссёр, опуская дощечку. Его лицо и вправду могло напугать, если увидеть такое в тёмном переулке. Сильно выраженные скулы, глубокие злобные морщины и глубоко посаженные глаза, очень тёмные и скрытые.
   - Хозяин!
   - Повелитель!
   - Спаситель!
   Тварь будто бы поклонилась, прильнув всей массой к полу. Потом скользнула через площадку к ногам Ишвары. Начала подниматься перед ним.
   - Что это за хрень? - прохрипел Ишвара, пятясь.
   - Вот он настоящий Бог! - закричала одна из женщин, вцепившись руками в плечи Ишвары.
   - Будь с нами, Боже! Будь с нами!
   - Мы твоё Тварение!
   - Мы твои!
   - Я твоя, мой Бог!
   - Мы подарок тебе!
   Сшитые люди заголосили наперебой. Грязные руки ласкали режиссёра, трогали его уродливое лицо, гладили по голове. Он пытался отпрянуть, но хватка существа становилась всё крепче. Чудовище окружало собой своего повелителя. Журналист фотографировал Ишвару в упор.
   - Я не бог! - крикнул он, с силой пытаясь вырваться.
   - Бог! Бог!
   - Ха-ха, конечно Бог!
   Холли Брукс написала в твиттере: "ИШВАРА С НАМИ!!!".
   Анжелика Лоуренс написала: "ТАКаЯ ЧЕСТЬ СТАЯТЬ РЯДОМ С БОГОММ!"
   Оператор и остальные пребывали в недоумении. Эшли растерянно ютилась среди каких-то коробок, подальше от происходящего.
   - Что это такое?! - крикнул потолку зажатый со всех сторон голыми телами Ишвара. - Отцепитесь от меня, психи!
   - Ишвара наш! Ишвара нас не бросит!
   - Я ваш повелитель?
   - Да! Да! Да! Наш! Повелитель! Бог! Да!
   - Тогда отцепитесь! Вы же задушите меня!
   Люди отпрянули от него, освободив немного пространства. Тварь принялась кружить вокруг него. Некоторые напевали что-то неразборчивое, из предыдущего фильма Ишвары.
   - Вы что... сделали это... - Он обвёл рукой их. - Для меня?
   - Да!
   - Вы мои фанаты?
   - Да!
   Ишвара неуверенно огляделся. Посмотрел на свою съёмочную группу. Перевёл взгляд на Эшли, пытающуюся укрыться в темноте декораций.
   - Вы гнались за ней?
   - Да!
   - Чтобы убить её?
   - Чтобы пришить её! И обратить! Обратить!
   Ишвара снова взглянул на Эшли. Она с ужасом всматривалась в его лицо, но не могла прочитать его мыслей.
   Режиссёр поворочал губами из стороны в сторону, затем резко махнул рукой:
   - Так чего вы ждёте?
   Толпа взорвалась одобряющими криками и рванула в сторону Эшли.
   - Нет! - пискнула она. - Нет, это неправильно!
   И снова бегство. Она неслась к хлипкой лесенке, ведущей в какие-то помещения на втором этаже.
   - Камера! - крикнул Ишвара, указывая на оператора. - Свет! Звук! Вторая камера! - указывая на остальных. - За ними! Вперёд!
   Эшли ворвалась в какой-то тесный кабинет и поняла, что она в тупике. Назад путь тоже был отрезан: тварь быстро нагнала её и застряла в дверном проёме. Стены коморки зашатались, по ним пошли трещины.
   - Сюда! Сюда! Ко мне! - манил рукой один из пришитых парней.
   - Цып-цып-цып!
   - Я не влезаю! Кошмар! Мне придавило ногу!
   - Я сильный! Я сильный, я Геракл!
   - Ломайте стену! Ломайте!
   - Миссис! Миссис! - кричал знакомый пожилой мужчина. - Я раскрыл это дело! Я раскрыл его! - Частный детектив был пришит животом к спине другого мужика. - Я нашёл всех пропавших людей! Я нашёл вашего парня! Я поймал их всех! С вас почитается!
   - Эшли! - Ещё один знакомый голос. - Эшли, это ты?
   - Винсент?! - заверещала девушка. - Что ты там делаешь, о, боже! Винсент! - Она зарыдала, прижимаясь к дальней стене.
   Руки тянулись к ней, хватая воздух, не доставали, но были довольно близко.
   - Эшли, я люблю тебя! - кричал парень. - Эшли! Идём ко мне!
   - Нет, Винсент, нет! - плакала она.
   - Идём, мы разоденем тебя, как школьницу! - манили другие.
   - Я пришью тебя к своему члену! - кричал кто-то издалека.
   - Нет! - взревел Винсент. - Это я пришью её к члену! Она моя!
   - Мы поделим её как-нибудь, бро! - ответили с другого конца существа.
   Стенки вокруг дверей под весом чудовища начали прогибаться внутрь. Сыпалась штукатурка, рвались обои.
   Девушка схватила со стола монитор и швырнула в окно, разбив его. Очистив раму от осколков, она выбралась наружу, держась за карниз.
   - Эшли, стой! Мы не желаем зла! - смеялся Винсент.
   Когда стенки окончательно провалились, а тварь втиснулась в комнату, Эшли прыгнула. Было довольно высоко, примерно три-четыре обычных этажа.
   - Любимая, не нужно!
   - Ишвара не простит!
   Ногу пронзило такой сильной болью, что Эшли закричала, не слыша своего крика. Ей казалось, что она сломала позвоночник, ослепла, онемела и оглохла одновременно. Ни с чем не сравнимая боль.
   Когда воздух в лёгких закончился, а глаза почти окончательно выпрыгнули из глазниц, она осмелилась взглянуть на ногу.
   Из-под колена на добрых сантиметров пять торчала заострённая кость. Сначала её можно было принять за осколок стекла, вонзившегося в кожу при падении. Но Эшли быстро осознала, что такое невыносимое жжение вызвал ужасающий перелом. Кожа вокруг кости выглядела неестественной, не своей, быстро набухая чёрной кровью.
   Она нашла в себе силы ещё громче закричать. Перед глазами всё расплывалась, двоилось. Будто это был сон: ведь с ней не могло произойти такого дерьма.
   И ещё громче, когда она поняла, что при приземлении каблук почти на всю длину вошёл в ступню, раздробив пяточные кости и выталкивая большеберцовую из кожи вон.
   Невероятная боль. Раскалённый жгут воткнули в пятку и вырвали с колена.
   Такого не могло произойти. Только не с ней.
   - Разбилась! - гаркнул кто-то сверху. - Спускаемся за ней! Стоять! Не так! По лестнице! Назад, все назад! Пропустите! Ишвара!
   На неё упали несколько вязких капель слюней и пота. Девушка этого не замечала, раскрыв рот и вопя в беззвёздную ночь.
   Тварь разворачивалась, всеми своими непослушными частями в тесном помещении.
   - Бардак! - кричал кто-то командливым тоном. - Никакой организованности!
   Идти. Бежать. Прятаться. Спастись. Мысли метались в голове, как моряки по палубе при сильнейшем шторме.
   Встать. Ползти. Не хочу. Умереть.
   Боль. Боль. Боль.
   Эшли некоторое время (сутки? год? вечность?) сидела и качалась, как пьяная, сплёвывая тошноту. Где-то за стеной павильона, внутри, спускалась многоножка из пары десятков людей, жаждущих уничтожить её.
   Встать. Всё-таки встать.
   Ей на удивление быстро удалось это сделать, несмотря на то, что второй ноги теперь, считай, не существовало. Видимо, всплеск адреналина делал человека намного сильнее и выносливее, чем раньше.
   Идти. Прыгать. Не опираться на изувеченную ногу. Она честно пыталась. Но боль стреляла снова и снова.
   Упала. Сдалась. Нет. Поднялась.
   - Как больно, - прошептала она.
   - Ишвара, Ишвара! - кричали в павильоне. Опять ломались декорации, слышен был звон и грохот.
   Дойти. До стоянки. Затеряться. Среди. Машин. Ползти.
   В итоге она сумела это сделать. Помогая здоровой ноге руками, она дотянула до ближайшей машины и спряталась за ней как раз в момент, когда монстр выкарабкался наружу со всеми сопутствующим переговорами и шумом.
   - Она разбилась! Она не могла далеко уйти! Ищем!
   Тварь припустила в другую сторону. По основной дороге, к лесу, к лодке.
   - Лодка! Дура! Какая же ты дура! - Эшли стонала при ходьбе, стараясь держать правую ногу на весу. - Надо было идти к лодке!
   Опираясь на автомобили, она двигалась через тесные проходы вглубь стоянки.
   Залезть в какой-нибудь багажник. Залезть куда-нибудь и переждать. Никаких больше вариантов.
   - Кровь! - донёсся безумный крик издалека. Эшли узнала голос частного детектива. - Она истекает кровью! Следуем по следу! К машинам!
   - Нет, - плакала Эшли. - Нет. Отвяжитесь.
   Они ковыляла так быстро, как могла. Дёргала ручки автомобилей, надеясь найти незапертую.
   - Вон она! - заревели сзади. - Я вижу её!
   Эшли обернулась.
   Люди построили башню из тел. Девушка на её вершине указывала в сторону Эшли.
   - Она там! За ней!
   - Я изуродую её!
   - Она будет наша!
   Эшли случайно стала на больную ногу и вскричала, повалившись.
   Всё. Видит бог, она сделала всё, что могла. Больше у неё не хватит сил даже на пару метров.
   Тварь приближалась, шлёпая голыми конечностями по корпусам автомобилей. Один из них завизжал: сработала сигнализация. Чудовище со злости толкнуло "форд" и перевернуло машину на бок.
   - Ты нужна Ишваре, неверная!
   Эшли устало огляделась. Оказывается, она почти добежала до чёрного автобуса, откуда всё началось...
   Дурацкая затея.
   Но единственная.
   Напрягая трясущиеся руки, Эшли поползла к автобусу. Больную ногу взвалила на здоровую, надеясь, что кровь не будет так сильно хлестать и след собьётся.
   Крики были уже совсем рядом.
   - Ишвара будет рад пополнению!
   - Мы дадим тебе новое имя!
   Вонь ударила в нос, побольнее перелома ноги. Эшли добралась до раскрытой пасти багажного отделения. Здесь и так была масса грязи и следов, капли крови из рваной раны возле автобуса были неразличимы.
   Почти всё.
   Она трижды предприняла попытку подтянуться на руках и забраться внутрь, в спасительную, хоть и тошнотворную тьму.
   Крики были совсем рядом, но на её счастье, никто девушку ещё не видел.
   Последнее движение перед тишиной и спокойствием: закрыть люк. Давай же.
   Эшли изо всех сил потянула на себя дверцу, отрезая себя от внешнего мира.
   Всё.
   Но повалиться в блаженстве ей много чего не позволяло. Например пол, покрытый на несколько сантиметров отходами человеческого организма. Где-то засохшие, где-то совсем мягкие и тёплые, где-то просто жижа из непонятно чего.
   Эшли не могла дышать. Но приходилось, ведь боль в ноге была... катастрофической.
   Почему нога? Ну почему именно кость возле колена? Почему ей не прострелили плечо, как это делают в фильмах? Почему ей так не повезло?
   Мысли путались, утрачивали смысл. Она ползла во тьме к едва заметному свету, бьющему сверху, из просветов на лобовом стекле.
   - Где она? - доносилось с улицы. - Кто-нибудь её видит? Строим башню!
   Автобус качнулся. Эшли зажала рот грязными руками. Она уставилась на стёкла, которые щупали десятки рук. Отпечатки ладоней позади газет. Фанаты Ишвары опирались на автобус, чтобы построить новую смотровую вышку.
   - На юге чисто!
   - На востоке пусто!
   - На севере ничего!
   - На юге тоже!
   - Ишвара будет недоволен! Очень! Очень!
   - Ищите, она не могла далеко уйти!
   - Может, лучше сходим позавтракать?
   - Мне надо подзарядить мобильник!
   - И мне!
   - Тихо! Нужно ещё раз осмотреться!
   - Ишвара!
   - Заткнись, тупица. Ищем девку!
   - Эшли! Если ты меня слышишь, отзовись!
   - Смотрите в салонах и багажниках!
   - Я сломала из-за вас ноготь!
   Боль не давала Эшли сидеть на месте. Она не знала, что делает, просто ползла к водительскому сиденью, расположившемуся на возвышении. Смещённая кость в колене жгла невыносимо. Казалось, лучше отрезать ногу и боль станет терпимее. Эшли даже остановилась, чтобы простонать. Хорошо, что монстр не слышал её из-за бесконечных разговоров.
   - Смотрите под машинами!
   - Какой неудачный вечер!
   - Зато мы видели Ишвару!
   - Мы познакомились с Ишварой, да!
   Девушка взобралась по нескольким сваленным в кучу сиденьям, всхлипывая и вскрикивая. Села в водительское кресло боком.
   Ключи!
   Ключи на месте!
   Захлебнувшись счастьем, Эшли повернула их и автобус моментально завёлся. Сразу же включились фары, осветив многоножку в отдалении. Головы людей повернулись в её сторону. Некоторое время они не верили, что жертва догадалась занять их непривлекательное убежище ради спасения.
   - Мой автобус! - зарыдал водила. - Мой любимый автобус!
   - Вот это моя девушка! - восхитился Винсент.
   - Давай, давай! - кричала Эшли, давя на газ здоровой ногой и морщась от адской боли в другой. Она сорвала газеты с окон вокруг себя.
   Чёрный автобус выезжал со стоянки. Человеческая многоножка догадалась последовать за ним.
   Яркий свет фар ударил в глаза Эшли из бокового зеркальца.
   Ещё одна машина? Полиция? Спасение?
   - Ишвара! Ишвара с нами! - загремела толпа, быстро догоняя автобус.
   - Ты снимаешь? - спрашивал Ишвара.
   - Да! Да, босс! Всё отлично! - отвечал оператор.
   В другое время Ишвара так не пренебрёг бы своей безопасностью. Но ради изумительной сцены погони он готов был на всё, даже на поездку в пикапе с открытым верхом. Несмотря на все опасности, грозящие ему во внешнем мире.
   - Ишвара с нами! - воодушевлённо кричали люди, семеня конечностями ещё быстрее.
   А вот автобус еле полз. Двигатель издавал странные звуки. Разгонялся он с большим трудом.
   - Ну давай же! - плакала Эшли, терзая руль.
   Многоножка настигала автобус, ближайшие руки и ноги пытались за что-нибудь зацепиться.
   Пикап вырвался вперёд. Начал тормозить автобус, не давая ему проехать.
   - Сними её лицо крупным планом! - кричал Ишвара, щурясь от ветра.
   - Сделано!
   Эшли просигналила.
   - Уйди с дороги, урод! Я убью тебя, клянусь богом! Убью!
   Снаружи автобуса послышались знакомые хлопки. Люди щупали корпус транспортного средства, стараясь уцепиться и забраться внутрь. Многие кричали от боли. Они уже не перебирали конечностями, а просто скользили по асфальту, срывающему с них кожу.
   - Держитесь! Ишвара смотрит на нас! Ишвара снимает нас!
   Холли Брукс написала в твиттере: "Я пападу в кино ИШВАРЫ! Вы можете паверить в эта????".
   Руки добрались всё-таки до багажного отделения. Отбросили крышку, стали протискиваться внутрь.
   - Ты наша!
   - Мы идём к тебе!
   - Сволочи! - Разъяренная от боли Эшли начала водить автобус из стороны в сторону. Фанаты Ишвары попадали под заднее колесо. Ломались руки, ноги, рёбра. Расплющивались головы.
   - Ты заплатишь за всё! - ревели мужчины, быстро протискивающиеся внутрь автобуса.
   В этот раз Эшли было действительно некуда бежать.
   Девушки попали под колесо обеими головами. Лицо Холли Брукс не выдержало. Швы разошлись и тварь потеряла несколько человек - они покатились по дороге жалким шевелящимся огрызком, будто крупная ящерица отбросила хвост.
   Пикап Ишвары, который гнал следом, снимая кровавую сцену, случайно наехал на оторвавшихся людей, выбивая из них фонтан крови. Камеру, ангела и остальных забрызгало кровью. Режиссёр успел прикрыться дощечкой.
   - Некуда бежать, сука! - вымолвили в затылок Эшли. Сильные руки схватили её за плечи, за волосы, за груди.
   - Попалась!
   - Да начнётся обращение!
   - Несите иголки и нитки!
   - Грязная тварь! - верещала Эшли. - Умри!
   Она крутанула руль в сторону. Автобус как раз выезжал на длинный мост. Он с лёгкостью смёл перегородки и тяжело рухнул в залив, взметая гору брызг.
   Вода ударила в Эшли и остальных, быстро наполняя просторный салон.
   - Я давно хотел тебе сказать! - радостно кричал Винсент на ухо Эшли. Из его щеки торчал огромный осколок стекла. - И думаю, сейчас самое время! Эшли, будь моей женой! Я прошу твоей руки и сердца!
   И всё поглотила мутная вода.
   "Ещё не конец, - подумала девушка. - Ещё можно выбраться. Я смогу."
   Она попыталась плыть вперёд, в разбитое окно, поднялась из водительского кресла... но рука жениха держала её за волосы. Он продолжал что-то с улыбкой говорить, пуская пузыри.
   Эшли схватила осколок стекла и резанула его по руке. Не отпустил.
   Тогда она отрезала волосы, за которые он тянул её к себе.
   - Эшли! - растянуто пробулькал Винсент, опечалившись.
   Она с трудом вытащила больную ногу из салона и замахала руками, пытаясь всплыть. Силы покидали девушку, но она не смела сдаваться, когда свобода и спасение так близко.
  
   Боул смотрел, как захлёбываются окружающие. Как трясутся в агонии, терзают друг друга.
   Он посмотрел на старика с кислородной маской. Тот, наверное, уже давно умер или пребывает в коме.
   Боул потянулся к маске.
   Нужно ещё как-то освободиться от этих швов. Благо осколков вокруг немало.
  
   Она пыталась кричать, но сил не осталось. Она даже не сама плыла, а по течению. Глядела на приближающийся берег и воображала себя каким-то джедаем, притягивающим землю.
   На берегу мельтешили фигуры людей. Ишвара и компания. Устанавливали камеру. Готовились снимать её выход из воды.
   Ублюдки.
   Она уже нащупала здоровой ногой дно. Оттолкнулась раз, другой. Всё ближе и ближе к берегу.
   Навалилась сонливость. Сколько крови она потеряла? Что с ней будет?
   Внезапно с берега донеслись выстрелы. Бах, бах, бах. Трое попадали. Бах, бах. Ещё двое рухнули, словно подкошенные древа. Бах. Актриса в одеянии ангела с крыльями немного театрально опала на песок с ракушками.
   - Стойте! Стойте! - прокричал Ишвара. - Я вам заплачу!
   Два "агента" выступили из тени деревьев.
   Выстрел. Ещё один. И ещё.
   Бога не стало, как и его творения.
   - Все сдохли, свидетелей нет, - сказал по-русски крупный. - Что теперь, Миха?
   - Скинем их в воду, - ответил другой, пиная труп Ишвары. - Все утонули и перестреляли друг друга. Никто не выжил. Отличный конец для этих психов.
   - Нужно действовать быстро, пока береговая охрана не набежала.
   Эшли притихла, погрузившись в воду и стараясь незаметно обогнуть этот берег. Она изредка дышала, переворачиваясь.
   Нога раскалывалась от боли. Но девушка пообещала себе, что раз уж спасение так близко, то она стерпит боль до конца.
   Она зажимала рот рукой, чтобы не кричать. Долго-долго держалась.
   Пока кто-то не схватил её за ногу под водой.
   И вот тогда она заорала.
   4 место в ужастиках 2012. Писался рассказ в жуткой спешке, не успевал реализовать всё задуманное, сделал много ошибок, да и вообще даже толком не перечитал целиком.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"