Кулаков Алексей Иванович: другие произведения.

прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 6.99*630  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная 4 глава.

   Глава 4
  
  
  
  - "Тело первого мертвого трупа во время обычного своего обхода обнаружил лесной сторож седьмого участка Ваня Завьялов, о чем безотложно и доложил".
  Сняв очки в тонкой золотой оправе, молодой мужчина помассировал переносицу, вздохнул и нехотя вернул оптику обратно. Ненадолго. Продираясь через корявый почерк и невольные перлы не сильно грамотного составителя служебного рапорта, директор Русской Дальневосточной компании вновь споткнулся об очередной шедевр:
  - "При осмотре, на верхней части второго тела - следы от тупого воздействия твердого вещества"... Если приложили дубиной, так и пиши, а не умничай!
  Присутствующий тут же ротный (пардон, старший приказчик) агреневских "лесорубов", пожал в ответ могучими плечами:
  - Да это клиент сдуру на десятника бросился, а тот и отмахнулся. Ну, пару раз.
  - Прикладом?
  - Зачем прикладом... Так, рукой.
  Почти дочитав до конца второй страницы, очкастый цензор вдруг замер. Затем вернулся на пару строчек вверх и вкрадчиво уточнил:
  - Это что еще за "следы диких волков"? Что, бывают и домашние? И вообще, откуда они там взялись, если должно быть только нападение хунхузов?
  Старший "лесоруб", он же автор двухстраничной "прозы жизни", виновато пояснил:
  - За собачками малость не уследили.
  - М-да?..
  Вскочив и вытянувшись по стойке смирно, гражданский специалист негромко рявкнул:
  - Виноват!!!
  Придавив ладонью рапорт об обнаружении двух недавно пропавших японских этнографов, директор негромко, но крайне доходчиво довел до старшего приказчика свое недовольство тем, как его артель обслужила иностранных гостей, исследующих жизнь коренных народов Дальнего востока. Надо сказать, что особенно хорошо островным ученым удавались фотографии аборигенов на фоне таких достопримечательностей Хабаровска как арсенал, механические заводы Дальневосточной компании, или вот - артиллерийские мастерские. Зарисовки станций, мостов или туннелей тоже выходили... Весьма, да.
  - Рапорт перепишешь.
  - Так точно!
  Слегка поостыв, Игорь Владиславович решил ограничиться устным внушением. На этот раз. Все равно ведь ротный (тьфу, черт - ну то есть приказчик!) где-нибудь и в чем-нибудь провиниться. Вот тогда - что называется, по всей строгости внутренних инструкций, с песочком и от всей души!..
  - Свободен.
  - Так точно!!!
  Оставшись в одиночестве, Дымков привычным жестом потянулся рукой за луковицей часов, затем недоуменно похлопал себя по животу, не обнаружив искомого - но тут же спохватился и недовольно поджал губы. Увы, любимые жилеточные часы потребовали к себе внимания и заботы часовых дел мастера, так что пришлось довольствоваться нелюбимым наручным хронометром... Чтоб его! Как удавка на руке, ей богу!.. Вздохнув и немного поразмыслив на тему "как бы скоротать время до встречи", он пододвинул к себе рапорт и оглядел стол. Затем его недовольный взгляд скользнул по полкам на стенах, а напоследок - по всей невеликой комнатушке охотничьей заимки. Но ни чернильницы с пером, ни даже самого завалящего огрызка карандаша в пределах видимости так и не обнаружилось. Конечно, можно, было просто переложить решение проблемы на подчиненных - но, во-первых, их еще попробуй быстро найди. Директор еще только въезжал в ворота базы номер семь (она же охотничья заимка Лосиная) а местные егеря уже были в курсе, что начальство ныне сильно не в духе. А во-вторых, подниматься и выходить из хорошо протопленной комнаты на трескучий январский мороз, было откровенно лениво.
  - Черт!..
  С неохотой вытянув из нагрудного кармана небольшой футлярчик с подарком уже своего начальства, молодой управленец вытянул из бархатных теснин нежно-фиолетовый цилиндрик чернильной ручки, украшенной элегантной платиновой вязью. Конкретно этот Паркер был Игорю не просто дорог - он был по-настоящему уникален, и не только личностью дарителя. Материалом для ручки послужил бивень настоящего доисторического мамонта, пару лет назад случайно откопанного одной из геологических партий возле горного массива Ургул . А металл, сплетающийся на ручке красивыми тонкими узорами, был добыт из крупного природного самородка - найденного практически в двух шагах от места последнего упокоения бедного животного. Еще долго геологи поминали добрым словом "слона в шубе", умудрившегося откинуть хобот аккурат возле крупного месторождения платины...
  - Гр-рамотей, мать его!..
  Полуметрового куска одного из бивней, изрядно минерализовавшихся за десяток тысяч лет нахождения в земле, хватило только на три десятка по-настоящему статусных аксессуаров. Одну ручку случайно запороли мастера Карла Фаберже во время работы с платиной (надо было в фирму "Болин" отдавать!), еще дюжина разошлась внутри директората Компании вместе с сертификатами, подтверждающими их уникальность - сразу же породив волну чернейшей зависти. Остальные произведения искусства бесследно исчезли. Как, впрочем, и сами бивни. Точнее... Ну, не совсем бесследно. Просто князь Агренев больше никому не делал столь дорогих подарков.
  - Тупое воздействие твердого вещества, это ж надо же? Где только таких слов нахватался.
  Задумчиво похмыкав, управленец решил слегка развлечься (заодно скоротав время) редактурой того самого рапорта о "случайном обнаружении жертв нападения китайских бандитов" - разумеется, без особой пристрастности. В конце концов, помощники у хабаровского полицмейстера тоже не блещут выдающимися литературными талантами.
  - Игорь Владиславович, не прикажете ли чайку? Или чего покрепче?..
  Предложение смотрителя заимки было немедленно и благосклонно принято.
  - Может, тогда и перекусите, чем бог послал?
  Небрежно отмахнувшись, Дымков в очередной раз поглядел на часы. Затем нервно побарабанил пальцами по буковым плахам столешни, и о чем-то глубоко задумался - почти не замечая, как перед ним возник чай в резном деревянном подстаканнике, графинчик с темно-коричневой настойкой на кедровом орехе и кое-каких таежных травах, и небольшая тарелочка с копченой олениной. Даже журчание "кедровки" о граненое стекло стопки не заставило его отвлечься от своих мыслей. Или тревог? Пожилой смотритель заимки как никто другой знал, что у больших людей и проблемы бывают соответствующие. Правда, в данном конкретном случае он не угадал: директора Дальневосточной компании заботила вовсе не скорая встреча с давним деловым партнером - хотя она и была, скажем так, внеплановой. И не судьба двух японских шпионов-неудачников. Кстати, действительно имевших отношение к этнографии! Это вам не прошлые "простые путешественники", старательно скрывающие армейскую выправку и кое-какие специфические служебные навыки. Правда, итог все равно был все тем же: проклятые хунхузы, дикие звери, или вот, к примеру, блюда дальневосточной кухни с особыми специями - просто-таки не оставляли гостям империи шансов на выживание.
  - Не прикажете ли газеток свежих, или журнальчиков?
  - Все-то у тебя есть, Трифон Андреевич...
  Фельдфебель Пограничной стражи (бывший, понятно) издал невнятный звук, который вполне можно было понять как "да, я такой!". В свои пятьдесят с хвостиком лет, седой отставник мог похвастаться тремя вещами: во-первых, солидной коллекцией медалей и благодарственных значков, среди которых был весь набор наград за беспорочную службу. Во-вторых, дюжиной шрамов на теле, в том числе и того характерного вида, который остается после "свинцовых пилюль". Ну и, в-третьих - особым к нему отношением (и доверием) со стороны бывших сослуживцев по Олькушскому пограничному отряду.
  - Неси, чего уж.
  Повертев в руках тонкую оправу из белого золота, Дымков достал из замшевого очечника специальную тряпочку и принялся полировать прямоугольные линзы. Знакомые движения отлично успокаивали и приводили мысли в лад - а меж тем, поводы для расстройства все же были. Причем сугубо личного свойства. Его особо доверенная горничная Лиен умудрилась забеременеть!.. Причем, чертовка этакая, утверждала, что родит своему господину только и непременно мальчика. Честно говоря, от таких новостей он поначалу изрядно охре... Гм. В смысле, очень удивился. В конце концов, у Игоря уже были на примете несколько приличных семейств с дочками подходящего возраста (и внешности, что немаловажно!), и он как раз обдумывал, с кем из них лучше всего породниться. А тут такое!!!
  - Кхм.
  Очнувшись от нелегких размышлений, глава Русской Дальневосточной компании рассеянно кивнул смотрителю, принимая стопку свежей прессы. Небрежно поворошив пахнущую типографской краской бумагу, он сделал выбор в пользу цветной обложки журнала "Охота и Рыболовство".
  - Раскладной спиннинг с безинерционной катушкой. Хм, а по сути своей обычная удочка. Цена... Ого!!! Это же как надобно любить рыбалку, чтобы покупать удочку стоимостью почти сто рублей?..
  Рыбную ловлю в любом ее виде отставной поручик Пограничной стражи не любил от слова совсем. Зато новейший штуцер Мосина на крупную дичь и промысловый мелкокалиберный карабин Бусыгина привлекли его внимание всерьез и надолго - заядлый охотник даже сделал пометочку в записной книжке, чтобы не забыть прикупить и опробовать эти новинки. Полюбовавшись напоследок на охотничьи ножи выделки фабрики Греве, ценитель оружейного "железа" вспомнил об ожидающем его внимания графинчике "кедровки".
  - Хух!
  Выцедив стограммовую стопочку, он выдохнул и с одобрением причмокнул губами, отмечая мягкий привкус настоечки. Оленина тоже получилась неплохой, а вот чай как-то не пошел - ему Игорь предпочел раздел международных новостей "Аргументов и Фактов".
  - Так-с. С глубокой скорбью... В расцвете лет безвременно ушел из жизни председатель Государственного совета, генерал-фельдцехмейстер и генерал-фельдмаршал, Его императорское высочество великий князь Михаил Николаевич?..
  Озадаченно хмыкнув, директор углубился в подробности.
  - Так-так. На собственной вилле в Каннах, после долгой борьбы... От печеночных колик? Хм, знаем мы эти колики - меньше надо было по французским шлюхам!.. Гхм.
  Запнувшись и оборвав фразу, верный подданный Российской короны Игорь Владиславович Дымков кинул быстрый взгляд на дверь. Вздохнул - и не озвучил так и просящуюся на язык сентенцию о том, что воздух Франции в последние годы очень вреден для старшего поколения Дома Романовых. Бывший генерал-адмирал и великий князь Алексей Александрович тому свидетель. Покойный, хе-хе.
  - Да ну их всех к черту.
   "Кедровка" холодным огнем пролетела по горлу, отдавшись вспышкой тепла в животе. Оленина приглушила разгорающийся было пожар, а окончательное умиротворение принес глоток остывшего, но все равно неплохого чая.
  - Кхе-кха!..
  Следующий разворот оказался заметно интереснее - так как повествовал о последствиях всемирно известной золотой лихорадки, вот уже второй год продолжающейся в Североамериканских соединенных штатах. Автор небольшого расследования довольно эмоционально описывал, как люди самого разного достатка бросали работу, дома, и даже близких, срываясь в погоню за миражом быстрой наживы - а бессердечные дельцы с Уолл-стрит с успехом пользовались охватившим людей сумасшествием. Эти деятели, не имевшие ни капли сострадания, за бесценок скупали все имущество будущих золотоискателей, обязуясь взамен всего лишь доставить их за перевал Чилкутт, и обеспечить кое-какими инструментами и едой на месяц - после чего умывали руки. Отсудить у них что-то обратно было делом абсолютно бесперспективным, а учитывая суровость нравов и климата на Юконе, многие навсегда оставались в неприветливой земле...
  - И все равно едут за длинным рублем. Охота пуще неволи? Прямо как у нас: сколько не отстреливай хунхузов, браконьеров и диких старателей - все одно лезут!..
  Под шелест газетных страниц оленина как-то незаметно кончилась - и немного опечаленный этим директор РДК остановился на большой статье о техасской нефти. Вернее, о проникновении английского капитала в экономику Североамериканских соединенных штатов - путем приобретения весьма солидной компании "Texan oil". Сумма сделки пока не разглашалась, но финансовые аналитики дружно сошлись на том, что банкирам с лондонского Сити пришлось выложить за контрольный пакет акций никак не меньше тридцати миллионов фунтов.
  - Эти бы миллионы, да к нам, на Дальний восток. Эх!..
  Прочитав по диагонали рассуждения о том, как неизбежное усиление нефтедобычи в САСШ скажется на мировом рынке керосина вообще, и применительно к Российской империи в частности, Дымков перелистнул страницу. И с удивлением узнал об еще одной лихорадке (уже третьей по счету), на сей раз алмазной. Начиналась статья с довольно большой фотографии чумазого старателя, чьи заскорузло-мозолистые ладони являли всему цивилизованному миру солидную горку полупрозрачных камешков. Причем (и это особо подчеркивалось), будущие бриллианты добыли из знойных песков далекой Намибии всего за день, и при помощи простой лопаты.
  - Неужели настолько богатые россыпи?.. Гм.
  Даже у него при виде радостной улыбки добытчика возникло вдруг мимолетное желание прикупить участок земли на Берегу Скелетов. Эх, если бы все свободные деньги не были вложены в самые разные проекты, причем как свои, так и Александра Яковлевича!.. Повертев в руках записную книжку, управленец удавил душевный порыв. И свободных финансов нет, и вообще...
  - М-да.
  Новый разворот поведал о легких волнениях в Китайской империи, затем была большая статья о возрастании напряженности между английскими переселенцами и бурскими фермерами в далеком Трансваале. Маленькая заметка о большом пожаре в Генеральном архиве затонувших кораблей Вест-Индии в Севилье интереса не привлекла, зато развлек репортаж о том, что следы грабителей Лувра обнаружены в Австро-Венгрии - и если верить газетчикам, то злоумышленникам жарко дышали в затылок и вот-вот должны были их схватить.
  - Это уже даже и не смешно.
  На фоне таких обещаний совсем незаметным было сообщение из Французской Ривьеры, где одним прекрасным вечером из номера дорогой гостиницы вышел, и бесследно пропал известный предприниматель и меценат Бэззил Захарофф. Полиция (как это у нее и водится), была в полнейшей растерянности.
  - Следствие будет благодарно за любые сведения, могущие пролить свет на таинственное... Нет, все же Франция уже не та.
  Отбросив "Аргументы и Факты", мужчина подцепил пальцами "Русские Ведомости". Потратив пяток минут на новости придворной жизни, напоследок он все же решил заглянуть и на другие страницы.
  - О?!? Полюбопытствуем.
  Заголовок большой статьи, привлекшей внимание отставного офицера, повествовал о ходе конкурса на новое легкое полевое скорострельное орудие. Точнее, о том, что окончание этого мероприятия явно подзатянется. Вместе с почившим в бозе великим князем Михаилом Николаевичем ушла в прошлое не только целая эпоха, но и все его настоятельные рекомендации и "особые мнения" на тему того, как и в какую сторону надо развиваться русской артиллерии. И пока не появится "новая метла" в чине генерал-фельдцейхмейстера, чиновники ГАУ даже и не подумают брать на себя ответственность. Решать столь важный вопрос самостоятельно? Боже упаси!!!
  - Большая потеря, кхэ-хе! Особенно для французского лобби, с их единым шрапнельным снарядом на все случаи жизни.
  Конечно, напрямую это в статье не говорилось, но умеющий читать между строк и хотя бы мало-мальски разбирающийся в вопросе человек понимал все это без особого труда. Как и то, что теперь борьба разгорится с новой силой: у французов наконец-то появлялось время для того, чтобы доработать экспортный вариант своей новой пушки с гидропневматическим тормозом отката, только-только принятой на вооружение доблестной армии бель ля Франс. Система получилась действительно хорошая, с передовыми техническими решениями и неплохим заделом для дальнейшего развития... Поэтому появление на Конкурсе соперницы от Пермских пушечных заводов, да еще и с гидропневматикой аналогичного действия было воспринято очень болезненно. В парижской прессе даже приключилась легкая истерика на тему того, что русские опять нагло украли последние достижения французской военной промышленности, как это-де было с бездымным порохом Вьеля!.. Правда, дальше гневных речей и призывов дело не пошло, потому что оригинальность русской конструкции (как и менделеевского пироколлодия) была понятна любому здравомыслящему человеку. Единственное, что хоть как-то утешило промышленников и генералов Третьей республики - это тот факт, что они в кои-то веки опередили и тем самым посрамили Пушечного короля Фридриха Круппа, "проспавшего" новые веяния в артиллерийской моде.
  - Так-так: тщательно исследовав все двенадцать заявленных на Конкурс образцов, Комиссия за председательством генерал-майора Валевачева признала пять из них вполне прошедшими... К войсковым испытаниям допущены следующие образцы: Пермских пушечных заводов, Шнейдера, Путиловского завода, фабрики Сен-Шамона, заводов Круппа. Хм!
  За Пушечным королем Европы стояла его безупречная репутация и знаменитое немецкое качество. Мсье Шнайдеру весьма сочувствовало влиятельное профранцузское лобби. Пермскую "фаворитку" чутко опекал (и проталкивал) брат самого государя-императора великий князь Михаил Александрович - под Высочайшим покровительством которого и велись работы по русской скорострельной трехдюймовке. Кто конкретно финансировал эти работы, по мере надобности привлекал к ним вечно занятых военных специалистов в немаленьких чинах и вообще - курировал техническую сторону всего процесса, скромно умалчивалось. Но почему-то все неизменно косились в сторону князя Агренева. Оставшимся конкурсантам при таких раскладах мало что светило: и если детище инженеров Путиловского завода еще имело какие-то перспективы (к примеру, в виде горной пушки), то французский промышленник Сен-Шамон пролетал как фанера над столицей его любимой родины.
  - Ну да, победитель определится в честной борьбе. Верю, а как же.
  Хорошо знакомый с методами своего начальства, Дымков саркастически усмехнулся, без особого интереса пролистывая один газетный разворот за другим - пока ему не попалась на глаза большая крестословица. Прочитав пару вопросов-загадок, он хмыкнул, не глядя вытянул футлярчик с наградным "Паркером"... Опомнившись лишь через час. Да и то, лишь благодаря известию о прибытии долгожданного делового партнера.
  - Рад встретиться вновь, господин Ю!
  - Пусть небо будет благосклонно...
  Пока пожилой манчжур довольно невзрачного вида проговаривал слова витиеватого пожелания долгой жизни с множеством сопутствующих благ, четверо его спутников со стонами и кряхтением занесли на подворье небольшой ящик. Стоило им избавиться от ноши, как глава крупной банды "рыжебородых"... Пардон, генерал отряда "борцов за вселенскую гармонию и справедливость" отправил их прочь за частокол, не убоявшись крайне недружелюбных взглядов амурских егерей. Впрочем, такому бесстрашию господина Ю Цао было вполне приземленное объяснение. Даже два! Для начала, он был полномочным представителем Совета командиров - неформального объединения предводителей наиболее крупных и влиятельных отрядов хунхузов. Изначально этот союз был направлен против правительственных войск, регулярно гоняющих "борцов за свободу" по приамурским лесам - циньским чиновникам отчего-то сильно не нравились постоянные налеты на серебряные и золотые рудники. Как и грабеж государственных и частных складов, или там, похищения богатых торговцев ради выкупа. Нет в жизни совершенства, увы! Впрочем, "рыжебородых" чиновное недовольство ничуть не смущало, и уж тем более не останавливало. А Совет командиров со временем начал решать и другие вопросы - к примеру, служить этаким арбитром в случае разногласий отдельных "генералов" между собой.
  - Благодарю вас за столь добрые пожелания. Присядем?..
  Второй причиной мнимого бесстрашия посланника-посредника были его давние, и весьма доверительные взаимоотношения с директором Русской Дальневосточной компании, приносящие им обоим явную выгоду. А конкретно господину Ю - еще и немалое влияние, вместе с толикой дополнительной безопасности по обоим берегам Амура.
  - Дорогой друг, ну я же просил вас, никаких монет!..
  Недоуменно глянув на содержимое небольшого ящика, почти целиком состоящее из множества желтых крупинок разного размера с вкраплениями мелких самородков, и кожаного мешочка с полусотней новеньких соверенов, почтенный гость всем своим лицом постарался выразить охватившее его недоумение. Что не так? Тем временем Дымков зачерпнул горсть увесистых кругляшей, демонстративно выбрал один и попытался поставить его на ребро. И второй раз попытался, и даже третий - однако успеха в своем начинании так и не достиг.
  - Во-первых, настоящий соверен спокойно стоит на ребре. Как и любая другая монета, к слову. Во-вторых, чистого золота в нем меньше.
  Высыпав новодел обратно и обтерев руки платком, русский коммерсант укоризненно глянул на делового партнера, тут же склонившего голову в молчаливом признании вины.
  - Ладно, переплавим... Так чем же я дополнительно могу помочь своим добрым друзьям?
  Достав из широкого рукава сверток-конверт белоснежной рисовой бумаги, гость с поклоном протянул его вперед - при этом, даже и не сомневаясь, что скромные пожелания Совета командиров найдут самый благожелательный отклик. Теплые зимние палатки, небольшие переносные печки, большой перечень припасов и амуниции, и главное! Пользующиеся в Поднебесной империи просто безумной популярностью пистолеты Кнут и боеприпасы к ним. Так, чтобы хватило на небольшую войну. Ну, и еще кое-что.
  - Пулемет?!? Дорогой друг, зачем вам этот сложный и прожорливый механизм?
  Огорченно вздохнув, Цао поведал о том, что правительственные войска в последнее время начали себя вести неподобающе смело.
  - Печально.
  Покосившись на семь пудов золотого песка и полсотни "пробных" английских соверенов китайского производства, Дымков мягко намекнул, что желания его драгоценнейшего гостя превысили его же финансовые возможности. Да и вообще, приобретение столь сложного и смертоносного механизма бесполезно без наличия подготовленного расчета - обучение которого, кстати, тоже стоит весьма недешево. В ответ уже господин Ю намекнул, что Совет командиров понимает всю сложность данного вопроса, и за ценой не постоит. Как и за гарантиями того, что покупка не будет применяться на русском берегу Амура.
  - Я подумаю. Не хотите ли чаю?
  Этим угощением гость не соблазнился. Зато кедровая настойка пошла, что называется, на ура. Откушав трехсотграммовую бутылочку, манчжур настолько расслабился, что позволил себе сдержанно пожаловаться на бесчинства правительственных войск, вот уже месяц неутомимо преследующих отряд доблестного генерала Цзи Юйсяна. Хозяин тут же выразил должное негодование столь наглыми утеснениями борцов за свободу, предложив небольшую помощь - Дальневосточная компания предоставляла своим особым клиентам как транспортные услуги (в виде грузопассажирских пароходов, к примеру), так и отдых на трех специально оборудованных заимках. Теплые бараки для рядовых воинов справедливости, и небольшие домики для командного состава; сытное и вкусное питание три раза в день; услуги профессионального врача, фотографа и небольшой кинозал с внушительным ассортиментом фильмов... Короче, самое то, чтобы отдохнуть и набраться сил для продолжения священной борьбы.
  - Кстати. Вы как-то сетовали на то, что ограничены в своих заказах выработкой золотого песка с ваших тайных приисков?.. Или что там у вас? Возможно, я неправильно что-то запомнил.
  Не дождавшись ответа, но вместе с тем заметив в глазах собеседника настороженное ожидание, Дымков продолжил:
  - Мне кажется, я нашел интересный вариант оплаты.
  Представитель хунхузов застыл этаким живым изваянием - но осознав, что без ясно выраженного интереса с его стороны никакого продолжения не будет, подчеркнуто уважительно попросил хозяина поделиться с ним драгоценным жемчугом своих мыслей.
  - Ходят слухи, что на портовых складах в Гуанчжоу или Шанхае можно найти много интересного. К примеру, опиум. Или шелк. Опять же, там встречаются иноземные торговцы, у которых наверняка найдутся богатые родственники...
  Заинтересованно хмыкнув, генерал Ю Цао задумчиво огладил жиденькую бородку.
  - Конечно же, в таком деликатном деле необходимо соблюдать определенную осторожность, позаботившись о том, чтобы исполнители ничего и никому не смогли рассказать.
  Вновь огладив чахлую растительность на заплывшем жиром подбородке, гость вежливо улыбнулся:
  - Конфуций говорил: нетерпеливость в малом разрушает великие замыслы...
  Гостеприимный хозяин понятливо улыбнулся:
  - Конечно, решать только вам. Подумайте, посоветуйтесь с другими уважаемыми генералами. Пока же нам стоит обсудить, где и как вы получите ваш последний заказ.
  Через неполный час, проводив "дорогого партнера" и оставшись в полном одиночестве, Игорь Дымков добил графинчик кедровой настойки и задумчиво повертел в пальцах "Паркер". Хотя дружба и заигрывания с хунхузами были личным проектом директора Русской Дальневосточной компании, это отнюдь не избавляло его от необходимости писать докладные записки своему командиру. И пожалуй, единственному настоящему другу!.. Вернее будет сказать, старшему товарищу, советы которого не раз помогали в самых разных жизненных ситуациях. Кстати, неплохо было бы с ним поговорить насчет одной горничной-кореянки...
  - А если Лиен и в самом деле родит мне сына?..
  
  ***
  
  Для середины февраля погоды в Санкт-Петербурге установились удивительно мягкие, в чем искренне верующие христиане северной Пальмиры все как один непременно усматривали знак. Потому что почти полное отсутствие мерзкого влажного ветра, яркое солнце в чистом небе и легкий морозец, не позволяющий снегу раскиснуть в лужи или превратиться в серую грязную жижу... Нет, по отдельности все это было не удивительно и очень даже привычно. Но все сразу? Да еще и в преддверии светлого праздника Сретения Господня?!? В общем, это был тот редкий случай, когда православные, католики и даже протестанты разом сошлись во мнении - что это определенно Знак божий!.. Малочисленные представители других конфессий и атеисты (да-да, в просвещенной Российской империи была и такая экзотика) просто наслаждались редким на Балтике пригожим деньком. Состоятельная публика из высшего общества совершала свой дневной моцион в открытых выездах, люди попроще обходились наемными фаэтонами и пролетками - а обычные питерцы просто гуляли по выметенной и посыпанной песочком брусчатке тротуаров.
  Цок-цок-цок...
  Звон подков по мостовым регулярно заглушался тарахтеньем мотоколясок и неприятными сигналами "лягушек" - ручных рупоров, противное звучание которых поневоле заставляло вспомнить мелких земноводных квакуш. Зато никто не мог заявить, что он-де не слышал предупреждающего сигнала: попробуй не услышь, когда от пары-тройки повторений у непривычного человека даже зубы ныть начинают!
  Кстати, старшие родственники "лягушек", украшавшие собой дорогие лимузины марки "АМО", звучали куда громче, но морщиться и посылать кучу проклятий никто не спешил. Во-первых, было тех лимузинов - неполная дюжина на весь Санкт-Петербург (не считая автомоторов Императорского гаража, но они шли по особому счету). Во-вторых, все прочие авто представительского класса тоже стоили немало, и на всю немаленькую столицу еле-еле набиралось пять десятков состоятельных любителей быстрой и комфортной езды. Ну и в-третьих: хотя звучали авторупора громче, но тембр их "голоса" был гораздо ниже и куда благозвучнее, не вызывая в прохожих резких приступов паники и непреодолимого желания спасать свою жизнь. Впрочем... Лошадиному племени на эти тонкости и различия было откровенно плевать, и поначалу что породистые скакуны, что смирные рабочие мерины одинаково шарахались в сторону от любого самобеглого экипажа. И даже сейчас, когда все немного пообвыкли - они частенько вставали на дыбы или преисполнялись невиданной резвости. Ну и дворникам работы тоже хватало, в плане торопливой уборки неизменно обильных "следов испуга".
  - Да куда ж ты несешься, скаженный!
  Со временем, конечно, все потихоньку привыкли к самоходным железякам на колесах, со всеми их непонятными звуками и не очень приятными запахами - но все равно, нет-нет да и случались разные неприятные происшествия. Зато теперь уже никого не удивлял вид прилично одетого господина, стоящего в раскоряку перед мотоколяской и судорожно дергающего изогнутую загогулиной железяку - и уж тем более никто не преисполнялся ужасом и не звал на помощь при виде чьих-то подрагивающих ног, выпирающих из-под механического чудовища. Ну, почти никто. Всем вменяемым личностям, не чуждым веяний технического прогресса, сразу становилось ясно, что один водитель всего лишь заводит свой аппарат (а не бьется в эпилептическом припадке, как можно было бы предположить), второй же - успешно осуществляет своими силами мелкий ремонт. Перестали быть экзотикой небольшие автофургончики, развозящие по аптекам, булочным и прочим галантереям-бакалеям свежий товар; уже не вызывали прежнего ажиотажа редкие желтые таксомоторы, одним своим видом оживляющие серый питерский пейзаж; и разумеется - всех по-прежнему радовали ярко-красные машины пожарной команды, блестящие всем, что только можно было натереть и отполировать. Заодно на слуху у питерцев укоренились названия сразу нескольких автомобильных салонов, где любой состоятельный человек мог без долгих проволочек прикупить железного коня, и нанять к нему же квалифицированного "конюха" с удостоверением водителя-механика. Появились специализированные мастерские и заправочные станции, клубы автолюбителей...
  Бип-би-ип!..
  Одно было плохо: пока все самобеглые экипажи и прочие средства передвижения с мотором (вроде мотоциклов) безоговорочно проходили по категории "роскошь". Которая, увы, доступна далеко не каждому.
  Бип!
  К примеру, мужчине средних лет, без особой спешки пересекающему улицу под бодрящие звуки автомобильного рупора, подобные средства передвижения явно не светили. Нет, одет он был вполне прилично - хотя помятое лицо, легкая щетина, и некоторое, гм, амбрэ от злоупотребления горячительными напитками свидетельствовали отнюдь не в его пользу. Род занятий этого господина мог угадать любой, имеющий глаза и мало-мальский опыт общения с разъездными коммивояжерами - шумными, наглыми, и, как правило, неприятно-настойчивыми личностями.
  Бип!..
  Так вот: пострадавший во время борьбы с зеленым змием господинчик совсем не тяготился невозможностью пороскошествовать. Ну, или тяготился, но умело это скрывал, как и явно мучившее его похмелье. В пользу последнего предположения говорило то, с какой неспешной аккуратностью он передвигался. Опять же, эта страдальческая гримаса, искажавшая его лицо при каждом сигнале автомобильного рупора...
  Би-ип!!!
  - Пшел на..!
  Частное мнение пешехода с пухлым дорожным саквояжем в одной руке и увесистой тростью в другой, легко перевесило как служебное рвение водителя, так и нетерпение важного пассажира на заднем сидении черной "Волги-Л". Впрочем, усталый "опосля вчерашнего" коммивояжер не стал упиваться заслуженной победой, просто продолжив свой путь - благо, тот успешно подходил к своему завершению. Тускло блеснула на свету небольшая связка ключей, глухо прощелкал замок на обманчиво-потрепанной створке черного хода для прислуги... А вот два замка на втором этаже открылись и закрылись беззвучно. Как и массивная квартирная дверь - разве что накинутая цепочка немножко брякнула по дереву. Нарушив покой небольших двухкомнатных апартаментов шумом упавшего на пол саквояжа, пришелец сунул трость в подставку для зонтиков и быстро содрал перчатки.
  - Ох!..
  Правый полуботинок довольно быстро последовал примеру перчаток, с глухим стуком брякнувшись на линялый половичок - а вот его левый собрат лишь протестующе скрипел кожей и упирался, не желая покидать свое законное место.
  - Ч-черт, как они вообще весь день ходят на этих своих шпильках?..
  Упрямая обувь все же не выдержала хозяйского напора, оставив на дешевеньких обоях прихожей отчетливый отпечаток грязного каблука - а в воздухе эхо короткого, но очень энергичного слова. К счастью, последующий осмотр давно пустующих апартаментов (во время которых гость не побрезговал заглянуть в парадную, спальню и даже в крохотный чуланчик-гардероб), несколько унял образовавшееся раздражение...
  - Да гори уже, блин!
  Однако же окончательное умиротворение наступило только после того, как мужчина некоторое время провел в ванной комнате. Шум проточной воды, наполняющей стальной бак со встроенной печкой - это прекрасно. Вид живого огня, жадно пожирающего растопку и тонкие поленца в этой самой печке - это великолепно! А предвкушение горячего душа и освежающего сна... В благословенной тишине и на белоснежных простынях, после двух суток в шумном и тряском вагоне, в компании омерзительно-общительных попутчиков!..
  - Так, не спать.
  Потерев горло под немного растрепавшейся бородой, бывший коммивояжер принялся прямо на глазах молодеть: для начала избавился от порядком выпирающего брюшка, придававшего фигуре определенную солидность. Затем безжалостно лишил себя некогда ухоженной бородки. Бакенбарды с тонкими нитями редких седых волос присоединились к бороде, сверху на нее упал нашейный платок, а увенчал все это... Скальп?!? Фух, это оказался всего лишь парик. Прошуршала одежда, небрежно сбрасываемая на стул, аккуратно лег на стол пояс с парой плоских чехольчиков, чуть стукнула о дерево рукоять девятимиллиметрового "Орла-Компакт" - а рядышком с кобурой пристроились потертые ножны, скрывающие ухоженный клинок. Мдам-с! То, что осталось в итоге, вид имело поджарый и мускулистый (а так же озябший и недовольный), вдобавок являясь природным блондином лет этак двадцати семи-тридцати.
  - Блин, холодно.
  Прошлепав босыми ногами по стареньким паркетным плашкам, чудесно изменившийся гость северной Пальмиры ненадолго исчез в ванной комнате, из которой тут же послышался шум льющейся воды. А так как был он уже большим мальчиком, то вместо положенных в таких случаях игрушек прихватил с собой всего лишь одну - ту, что обычно таскал на руке. Вернулся "мальчик" мокрым и еще более озябшим, быстро обтерся похрустывающим от переизбытка крахмала полотенцем и нырнул в кровать, уснув едва ли не на лету - но все же успев напоследок пристроить "Орла" под подушкой и нежно погладить любимый нож.
  - Ах, ну будьте же джентльменом, Григорий Дмитрич!..
  - Ничего не могу поделать, Ниночка: ваша красота лишает меня последних крох...
  Казалось, он всего лишь быстро моргнул - а за окном вместо полуденного солнца набирали силу вечерние сумерки. Попытка еще немного подремать провалилась благодаря жеманничающей кокетке за стеной - девица с глубоким грудным голосом так непреклонно стояла на страже своей целомудренности, что уже через четверть часа Александр не выдержал.
  - Да! Да!! Да!!!
  Сплюнув (фигурально говоря) он покинул уютную постель, предпочтя ей добровольное изгнание на кухню - поближе к банкам с кофе и чаем, и тамошнему примусу.
  - Нет... Ой, нет?.. Ох, да!!!
  Дополнительно отгородившись от крикливой скромницы возмутительно-тоненькой дверкой с мутными стеклышками, голоногий князь начал с того, что моментально озяб - так что пришлось живенько метнутся в гардероб за войлочными тапками и халатом. Ну и саквояж заодно прихватил, чтобы два раза не бегать.
  - Та-ак.
  Устроившись как можно ближе к источающему живительное тепло примусу и начавшему задорно побулькивать пузатому чайнику, голодный философ раскрыл кухонный шкаф и оглядел выстроившиеся как на параде консервные банки. Вздохнул, о чем-то явно сожалея - и тут же впал в благородную задумчивость. Но не о смысле жизни, или всеобщем падении нравов, как можно было бы того ожидать на фоне того разврата, что безраздельно царил в соседних апартаментах. А всего лишь о том, чего бы такого дорогому и любимому Алексаше свет Яковлевичу откушать. Хотя, учитывая время, прошедшее с прошлого приема пищи - быстренько разогреть, и с довольным порыкиванием сожрать. Увы, но нравственность и мораль сильно проигрывают бурчащему от голода желудку!
  - Суп гороховый с копченостями? Гм, пожалуй, сегодня духом укрепляться не будем. Суп-гуляш "Венгерский"... Пойдет. И картофан с печенью и луком на второе.
  Совершенно по-простонародному потерев ладонями, оружейный магнат принялся готовить себе скромный ужин. Ах, если бы его видели в этот момент знакомые и приятели из высшего общества! Куда только и подевались лоск и безупречные манеры потомственного аристократа: князь позволял себе не только крепкие выражения (подумаешь, крышка у чайника отвалилась не в самый удобный момент), но даже потакал призывам низменной физиологии. Понятно, что войлок шершав, колюч и раздражает кожу - но использовать рыбный нож для почесывания между лопаток?.. А потом как ни в чем не бывало вкушать второе блюдо прямо из горячей жестянки, и (ужас!) при помощи десертной ложки?!? Содом и Гоморра, и никак не меньше!!! К счастью, никто ничего не видел, поэтому череды сердечных приступов и нервных обмороков удалось благополучно избежать.
  - Бу-бу-бу?..
  Обхватив ладонями кружку с чаем, сытый, и оттого резко подобревший блондин осторожно толкнул кухонную дверь.
  - ... протекцию в "Синема", козочка моя?
  - Ах, Григорий Дмитрич, вы бы меня этим так обязали! Я всегда мечтала сыграть Жанну д"Арк...
  - М-да? Это можно.
  Небольшая, но очень выразительная пауза соответствовала всем канонам театрального искусства.
  - Я буду ТАК благодарна!!! К примеру, вот так.
  - М-мм?
  - И вот так!..
  - Оу!!! У козочки действительно большие... Гм, способности.
  Легкий шлепок ладонью по чему-то упругому, довольный женский взвизг, интригующие шорохи и звуки страстных поцелуев оставили Александра совершенно равнодушным. Хотя закрывать дверку неблагодарный слушатель все же не стал: отставив в сторону нагревшийся фаянс с остатками заварки, он бесшумно походил по гостиной, ненадолго завис в чуланчике-гардеробе и на добрых полчаса исчез в спальне - выйдя оттуда совершенно иным человеком. Некогда чистый блонд волос сменился медной рыжиной, фигура стала гораздо плотнее и коренастее, а ухоженные усы и бородка придавали новому облику полностью завершенный вид. В качестве небольшого, но важного штриха на левом безымянном пальце мужской руки неброско посверкивал серебром... Или все же белым золотом? В общем - чем-то там посверкивал перстень-печатка, с узором в виде ветки акации. Под ритмично-чувственные стоны неугомонной девицы преобразившийся князь притащил из спальни большой прямоугольник, обернувшийся в свете керосиновой лампы стандартным бронированным кейсом-хранилищем, и устроился за столом.
  - Мой козлик!..
  Беззвучно хмыкнув, Александр как можно тише вскрыл бронечемодан, последовательно выложив перед собой два Рокота, стопку пустых магазинов и бумажную упаковку "Русского сорокового" с сотней латунных толстячков внутри. Минута - и вороненые машинки разлеглись на холщевой тряпице набором отдельных деталей. Ловкие пальцы вертели и крутили их с возмутительной небрежностью, в которой чувствовался немалый опыт...
  - Козочка моя, а давай?..
  - М-мм? Но я не?..
  Время от времени ехидно улыбаясь (сначала "я не такая", потом "не туда", затем "не так", а закончилось все требованием "не останавливайся!"), невольный свидетель-слушатель все так же занимался своими делами, обихаживая, снаряжая и собирая в единое целое оружейную сталь. Вслед за Рокотами на запачкавшейся маслом холстине побывали два шведских Нагана умеренно-хорошего качества, и горка специзделий, выглядящих как обычные револьверные патроны калибра семь с половиной мэ-мэ. Собственно, боеприпасами они и являлись, вот только стоимость у них зашкаливала за все разумные пределы, вплотную приближаясь к эквиваленту их же веса золотом. А что поделать? Для производства патронов с отсечкой пороховых газов требовались прецизионные станки и весьма квалифицированные специалисты - но даже так процент брака совсем не радовал.
  - Шампанского?
  Хлопок вылетающей пробки и тонкий перезвон хрусталя отказов не предполагали.
  - Ах, я пьяна любовью!..
  "Сбруя" для оружия, пара черных полумасок и шесть темно-зеленых цилиндров шоковых гранат, выстроившихся куцым рядком. Неряшливая кипа коротких ремешков, две аптекарских стекляшки с лаконичной надписью "Эфиръ" на этикетке, коричневый прямоугольник выкидного ножа и парочка тонких темных жилетов с кучей кармашков - вот далеко не полный перечень того, что проверили и выложили на стол за сравнительно короткое время. Которого как раз хватило, чтобы любовная парочка наконец-то угомонилась. Или нет? За стенкой было тихо, а вот из чуланчика-гардероба вдруг донесся какой-то подозрительный шорох и треск. Затем он сменился непонятным шумом и вполне различимыми ругательствами.
  - Да заетитская сила!
  Что-то со сдавленным возгласом упало, кое-как поднялось, вывалившись в гостиную на старенький паркет - и оказалось тем самым скромным героем постельного фронта, примерным семьянином и богобоязненным христианином, человеком множества достоинств... Короче, самим Григорием Дмитриевичем Долгиным!
  - Понапихали тряпок, хрен протиснешься!..
  Лучший друг князя Александра явился к нему с неподдельно-радостной улыбкой, будучи облаченным лишь в шикарный, и насквозь промокший (после недавнего душа) шелковый халат и домашнюю туфлю. Левую. Ее напарница, по всей видимости, отстала по дороге - но непременно обещала догнать.
  - С прибытием, командир!..
  - Благодарствую.
  Многозначительно потыкав пальцем в давно умершие часы на полочке (в данном случае, служившие неким символом того, что кое-кто несколько увлекся операцией прикрытия), Агренев укоризненно покачал головой. Но выговаривать все же не стал: все мы люди, все мы человеки...
  - Как, силы-то остались? Или все ушли на оценку талантов и дарований? Так сказать, хе-хе, на дегустацию молодой поросли.
  Без труда уловив намек на некоего "козлика", неутомимый любовник натянул на лицо независимо-горделивое выражение, с коим и сбежал в спальню.
  - Кофе будешь?
  Предложение было очень тихим, но, тем не менее, его прекрасно расслышали - потому что из комнаты вместе со сдавленным пыхтением и шорохом надеваемой одежды донеслось:
  - Покрепче!..
  Не успел чайник как следует забулькать, как на кухню вошел импозантный пожилой мужчина, двигающийся немного боком, и не перестающий при этом слегка помахивать руками - этак, на манер орла, летящего в очень узком ущелье.
  - Долго сохнет. А главное, зачем? Один черт ни полиция, ни жандармы не снимают отпечатков пальцев.
  - Все когда-то бывает в первый раз...
  Благодарно кивнув рыжеволосому князю (напоминающего своим обликом богатого английского денди), брякнувшему перед ним кружкой с горячим напитком, Долгин повел носом - и тут же разочарованно протянул:
  - Растворимый!..
  Однако стоило "кухарке" протянуть руку, дабы вылить в раковину продукт для плебеев, как эстетствующий гурман быстро подтянул кружку к себе. Фыркнул в пышные усы (к которым в комплекте прилагались еще более роскошные бакенбарды), смочил губы кофейным напитком и страдальчески поморщился: горячо!
  - Докладываю: список мероприятий отработал, тревожных моментов не было, изменений в плане - тоже.
  - Вот и прекрасно...
  Несколько часов спустя к большому трехэтажному дворцу на Дворцовой набережной подъехал черный фургон с большими эмблемами почтового ведомства - и скромной (в плане приметности) надписью "Перевозка ценных грузов".
  - Городовой не на своем посту.
  - Не помешает, работаем.
  Из машины, ослепившей фарами зябнувшего на свежем ветерке служилого, вышло два представительных господина: и пока один из них под заинтересованным взглядом городового извлекал из недр фургона большую коробку, очень похожую на чемодан с колесиками, второй спокойно постучался в угловую дверь. А потом и повторил это действо, только ногами - однако же, соблюдая определенную осторожность и умеренность. Потому что дуб, он и в форме двери остается все тем же неприятно-твердым дубом.
  - Кого там принесло?
  Стыдливо прикрыв черненый кастет на левой руке большим конвертом самого официального вида, Александр негромко признался:
  - Срочная депеша из Ливадии для Ее императорского высочества Марии Павловны.
  Приготовив к извлечению из рукава гуманный (в сравнении с кастетом, разумеется) "дубинал", представленный увесистым мешочком с песком, самозваный курьер усугубил момент:
  - Приказано - безотложно и прямо в руки!..
  Из-за толщины и массивности створки звука открываемого засова слышно не было, да и для петель масла тоже не жалели. А вот цепочка или что-то подобное отсутствовало: заслуженный ветеран лейб-гвардии Преображенского полка даже и представить себе не мог, что кто-то способен покуситься на обитателей Владимирского дворца . Зря!..
  - Ух! Ох!!!
  Калечить или убивать никого не планировалось, так что позднему вестовому пришлось постараться, "роняя" дюжего унтера-отставника наиболее щадящим способом. Кое-как затащив первую жертву в его закуток и одарив узами на ноги и запястья (в подарочный набор входил и плотный кляп с дружеским пинком под ребра), незваные гости прислушались к вязкой тишине на лестничном марше, и дружно выдохнули.
  - Вот же отожрался, боров!
  - Работаем.
  Переглянувшись, парочка скинула верхнюю одежду, пристроила на лица карнавальные полумаски - и направилась на второй этаж, оставив свой груз под бдительным присмотром дворника. Или кем он там числился по дворцовому расписанию? Впрочем, неважно. Напряженно вслушиваясь и всматриваясь в богатые интерьеры великокняжеского гнездышка, Александр с Григорием благополучно добрались до Передней, из которой прошли прямиком в Приемную - где и познакомились с дежурным лакеем.
  - Э-ээ?!? Что за?..
  К сожалению, знакомство сразу же не задалось: мужчина в ливрее мало того что бодрствовал, развалившись на золоченом диване в противоположном конце немаленького помещения. Так он еще при этом нагло распивал хозяйское коллекционное вино! Сделав движение вскочить на ноги, лакей широко распахнул рот для пронзительного вопля... Но резко дернулся всем телом и обмяк, завалившись обратно. Патроны из номерного цеха одного из Ковровских заводов (тоже, кстати, номерного) вполне оправдали свою непомерно-высокую цену - маленький поршенек в гильзе надежно запер пороховые газы и резкий хлесткий звук выстрела. Однако полностью избавиться от шума все равно не удалось: неприятно-звонкий щелчок револьверной механики дополнился стуком упавшей бутылки, и каким-то гулким бульканьем выливающегося на пол вина. Его дегустатор, кстати, остался в живых - и как раз усугублял список своих прегрешений, пачкая атласную обивку господской мебели своей холуйской кровью.
  - Жив?
  - Угу.
  Оказав первую помощь путем накладывания ременного жгута на запястья и лодыжки, сердобольный Долгин напоследок полил глубокую борозду на лакейской голове остатками вина. Затем машинально глянул на этикетку...
  - Вот с-сука!
  Неподдельно огорчившись столь бездарной трате редкого Шато-Лафит Ротшильд тридцатилетней выдержки, Гриша почти не заметил, как вслед за командиром миновал Гостиную и Кабинет. Осторожно пробравшись в Будуар и осмотревшись на месте, он коршуном набросился на одну из дремавших в Будуаре горничных-камеристок - после чего все происходящее почему-то воспринималось отдельными кусками. Легкий тычок под ребра посапывающей девице, после чего та дергается и таращит на "демона" наполняющиеся ужасом глаза. Момент, когда жертва сделает глубокий вдох для истошного крика, заодно втягивая в себя солидную дозу эфира. Терпеливое ожидание, совмещенное с удерживанием на месте энергично брыкающегося и пинающегося тела, постепенно расслабляющегося и превращающегося в этакое живое бревно... Надо отметить, довольно-таки костистое и неудобное.
  - Кто здесь?!?
  Второй камеристке повезло больше: и проснулась сама, от ласкового поглаживания по щечке. И сознание потеряла не от тряпки с эфирным наркозом, а от аккуратно пережатой сонной артерии. Впрочем, несмотря на все эти различия, итог был общим - вязки на руки-ноги, и удобный кляп.
  - Хр-сс!..
  В Опочивальню Григорий вступал с двойственным чувством - ибо большую часть своей жизни он воспринимал великих князей Российской империи кем-то вроде небожителей. До Бога высоко, до царя далеко... Увы, но общение и дружба с князем Агреневым сильно испортили некогда простого служаку-пограничника. Он начал почитывать всякое разное, пытаться не только самостоятельно думать, но и составлять обо всем собственное мнение. Еще хуже на нем сказался доступ к кое-каким служебным документам и аналитическим справкам, предназначенным исключительно для высшего руководства Компании.
  - Мария Павловна.
  И совсем ужасно все стало, когда Александр целенаправленно познакомил соратника (жизнь, она такая, всякое может быть) с частью своего особого архива. Не сказать, что тот был потрясен, или ему открылись какие-то особые откровения - но нажрался тогда потомственный казак Гришка в хлам.
  - Мария Павловна?..
  Ныне же в великокняжеской Опочивальне не было ни казака, ни пограничника - лишь господин Долгин, крупный акционер транснациональной Компании. В глазах которого великая княгиня была всего лишь немолодой простоволосой бабой, тихонечко похрапывающей во сне. Ну, хоть воздух не портит, и то славно...
  - Может, ее пнуть?
  - Хм?..
  К счастью, столь радикальное средство не понадобилось - прекрасно сработало и прикосновение мертвенно-холодной оружейной стали.
  - М-мм!!!
  Ладонь, опустившаяся на высокородный рот, помогла сохранить в покоях почти мертвую тишину. Наган же, перестав неприятно холодить ухоженную женскую шею, на пару секунд завис перед беспомощно помаргивающими глазами.
  - Леди, вы будете благоразумны?
  Вместо ответа слабая женщина с такой силой вцепилась в чужие руки, что Агренев едва удержался от резких действий в ответ. Рефлексы, будь они неладны...
  - Вижу, что слухи о вашей сильной и страстной натуре вполне правдивы.
  "Натура" промычала что-то гневное и так взбрыкнула ногами, что ее едва удалось удержать. Плюнув на все, Александр решил несколько подсократить "предварительные ласки" упертой хозяйки Владимирского дворца.
  Крак-щелк-крак!!!
  Звук взводимого револьверного курка был столь неприятен, что поморщился даже его временный владелец - а уж на Ее императорское высочество он и вовсе оказал дивное успокаивающее действие.
  - Леди, вы будете благоразумны? Просто кивните... Хорошо. Прошу вас встать, и сохранять при этом тишину.
  - Отвернитесь, вы!.. Не знаю, как вас там - но вы горько пожалеете, что подняли руку на великую княгиню Российской империи!!!
  Судя по едва слышному шороху и хмыканью, донесшемуся из-за узорчатой ширмы, второй грабитель не отказался бы и ногу поднять на столь высокопоставленное лицо - лишь бы она пошустрее двигалась, накидывая батистовый пеньюар.
  - Что вам угодно?..
  - Прошу.
  Так как герцогиня Макленбург-Шверинская даже после замужества не согласилась перейти в православие, в ее покоях отсутствовал дежурный свет в виде традиционных лампадок под иконами. Вдобавок, тяжелые бархатные шторы отлично отсекали любой уличный свет, погружая покои в таинственный мрак, заполненный неприятно-твердой мебелью иными предметами обстановки. Поэтому пришлось рыжебородому вторженцу подсвечивать негостеприимной хозяйке прихваченным для этого дела (в смысле, передвижения в темноте) аккумуляторным фонариком, попутно аккуратно направляя беспрестанно шипящую угрозы даму в нужном направлении. Бедняжка даже не подозревала, что основная опасность насилия исходит не от ее вынужденного спутника - а от того, кто следовал за ними! Потому что Долгину чем дальше, тем больше хотелось всеподданнейше приложить ногу к широкой "корме" Ее императорского высочества!..
  - Откройте.
  Поглядев на глухую стенку своего любимого Будуара, выполненного в мавританском стиле, Мария Павловна надменно процедила:
  - Не понимаю, о чем вы.
  - Милостивая государыня, я могу открыть и сам, но на шум обязательно прибегут лакеи. Затем на звуки выстрелов явится и ваш супруг...
  - Вы и его убьете?
  - Вне всяких сомнений. Но все же хотелось бы избежать ненужных жертв. Прошу?
  Посопев в сомнениях, раздираемая противоположными эмоциями герцогиня нехотя надавила пальцами на элемент узора. Дождалась щелчка, подцепила пальцами, потянула - и в монолитной прежде стенке обрисовались контуры искусно замаскированной двери.
  - Еще одна небольшая формальность, моя леди.
  Тайник был относительно небольшой. Для трехэтажной громады дворца, разумеется. Но в нем вполне уместился солидного вида сейф и куча полок, на которых в строгом порядке были разложены разные милые безделушки, выполненные исключительно из желтого металла, и с вкраплениями разнообразных драгоценных камней. Часть экспозиции занимали подарки, которые преподнесли амбициозной Михен все ее "друзья" и "воздыхатели". Другая часть хранила стандартный набор для ответных мелких знаков внимания: запонки, кольца, портсигары, часы, табакерки... Все из золота, разумеется. Присутствовали и разные милые женские штучки - о, и достаточно много! Но самые интересные, можно даже сказать фамильные образцы ювелирного искусства все же были скрыты за толстой сталью превосходного английского сейфа, замкнутого на сверхнадежнейший замок. К сожалению, великая княгиня в самых резких выражениях отказалась предоставить доступ к внутренностям угловато-массивного хранилища семейных реликвий.
  - В вашей стране не так давно изобрели такую совершенно чудесную вещь, как ацетиленовая горелка. Меня заверили, что ни один металл не устоит перед ее огненным дыханием...
  - Р-руки!!!
  - Меньше экспрессии, Ваша светлость. И позволю себе напомнить еще раз, что слуги вам не помогут - поэтому оставьте в покое этот несчастный колокольчик. Возвращаясь к нашей?.. М-мм, problem... К нашему делу: если первый способ окажется бессилен, мы попробуем решить все с помощью двадцати фунтов превосходнейшего нобелевского динамита.
  Приблизившись к хозяйке и ловко избавив ее нежные ручки от тяжести крылатой статуэтки, гость подвел итог:
  - Так или иначе, но желаемое будет получено. Мы всегда добиваемся своих целей.
  - Мы?!? Кто это - мы? Вы англичанин?..
  - Может быть да. А может, и нет. Милостивая государыня, давайте закончим с формальностями, и я обещаю вам откровенный разговор. Что касается драгоценностей, то будем считать, что вы передаете их нам всего лишь на время, в залог.
  - Залог? Но что...
  - Леди.
  Мягко направив уже почти не брыкающуюся женщину к сейфу, Александр сделал приглашающий жест - и проявил понимание и терпение, покуда герцогиня не сдалась под грузом обстоятельств, приправленных толикой ее любопытства.
  - Нужен ключ.
  - Прошу.
  Окатив фигуру в полумаске презрением, Мария Павловна буквально выдернула из мужской ладони изящный ключик и всего со второго раза воткнула его в провал замочной скважины. Три поворота направо, два налево - затем ключик вытянули обратно, переставили маленький кусочек металла с одной стороны узорчатой "бородки" на другую, и повторили всю процедуру еще раз.
  - Благодарю, Ваша светлость.
  Дернув за ручку и удостоверившись, что более препятствий нет, таинственный пришелец проявил к хранившимся в сейфе сокровищам удивительное равнодушие. Собственно, он даже ни одной коробочки или шкатулочки не открыл, а на казначейские упаковки новехоньких десятирублевых банкнот и вовсе едва глянул.
  - Теперь нам стоит вернуться в ваши покои.
  - А?.. Но как же?..
  Препроводив великую княгиню, совсем запутавшуюся в своих предположениях о национальной принадлежности полуночных гостей (она определенно заметила еще несколько подозрительных теней!), незнакомец в полумаске деликатно отвернулся - пока она укладывалась обратно в постель. Впрочем, при всей воспитанности и манерах, выдающих соответствующее происхождение, рыжебородый мужлан не постеснялся внимательно следить за ее движениями в большом настенном зеркале. Хам и наглец, вне всяких сомнений - но в Михень уже разгорелся определенный интерес к чьей-то явной интриге. Поэтому, выкинув из головы свой неподобающий вид и расположившись на ложе с видом императрицы, дающей аудиенцию, она милостиво разрешила дать ей необходимые пояснения.
  - Мы всегда в тени, и чужды публичности.
  Без всякого спроса усевшись на краешек перины, и проигнорировав подозрительное бряканье из Будуара (как будто там уронили что-то на пол) по-прежнему безымянный пришелец машинально огладил бородку:
  - Вместе с тем, мы внимательно следим за теми, кто может стать для нас перспективными клиентами.
  С возмутительной непринужденностью пересев еще ближе, мужчина вдобавок понизил голос - так, что создалось полное впечатление об интимной встрече двух давнишних любовников:
  - Вам мешают три племянника.
  - Не понимаю вас?
  - Мы можем убрать эту досадную преграду на пути ваших устремлений.
  - Я решительно не понимаю, о чем идет речь!
  - Разумеется. Чтобы продемонстрировать серьезность наших намерений, мы закроем вопрос со средним братом - в счет принятого залога. Скажем, несчастный случай, повлекший за собой закономерный итог. С учетом его слабого здоровья... Или у вас будут иные пожелания?
  Мария Павловна возбужденно блестела глазами, но отвечать не торопилась.
  - Мы не настаиваем, а только предлагаем свои услуги. На внутренней стороне перстня...
  Печатка с ветвью акации покинула прежнего хозяина и ме-едленно села на указательный пальчик безвольной женской руки.
  - Вы найдете, как с нами связаться. Если же решение будет отрицательным, то мы с уважением примем ваш выбор.
  Про судьбу фамильных драгоценностей великокняжеской семьи полуночный коммивояжер тактично умолчал.
  - Всего наилучшего.
  После тычка в сонную артерию, Ее императорское высочество послушно обмякло на постели - а через пяток секунд даже соизволило начать милостивейшее сопеть. Александр же облегченно выдохнул, внимательно прислушался, и скорым шагом поспешил на помощь другу. Который, как выяснилось, и сам прекрасно справлялся, оперативно переправив "экспозицию" с полок в две объемистые черные сумки. Содержимое сейфа удостоилось отдельного саквояжа средних размеров, и теперь Долгин задумчиво вертел в руках последний негабаритный предмет - шкатулку-футляр для красивой бриллиантовой тиары с подвесками из крупных каплевидных жемчужин. Роскошная вещица буквально притягивала взгляд, вот только в этот раз он был не алчный, а озабоченно-недоуменный: сломать тиару для лучшей компактности было откровенно жалко, а нести отдельно - опасно и неудобно.
  - В сумку тоже не влезет... Там еще письма какие-то. Брать?
  - Хрен с ними. Ух!
  Пристроив за спиной одну из матерчатых сумок и выдохнув пару-тройку ругательных слов (до чего же увесистая, стервь!), Агренев пошевелил плечами и вытянул из кобуры револьвер.
  - Готов.
  - Ух-ё!..
  Увесистая сверх всякой меры брезентовая "колбаса" так согнула седобородого ценителя прекрасного, что его легко можно было спутать с горбуном. К счастью, саквояж помог исправить образовавшийся перекос, сработав чем-то вроде балансира-противовеса - а тиара в футляре, цепко прижимаемая к груди, придала темной фигуре полностью законченный вид.
  - Готов.
  Пропустив вперед командира, Григорий пристроился вслед, без малейших сожалений оставляя за спиной Будуар со сладко посапывающими камеристками. Звонкое тиканье каминных часов в Кабинете, недовольный скрип паркета в вязкой тишине Приемной, успешно притворяющийся мертвым любитель коллекционного вина в Гостиной... Тяжеловесно спустившись по ковровым дорожкам лестничных маршей, они с одинаковым облегчением скинули сумки на полированный мрамор напротив неприметной двери - из-за которой, кстати, доносилось какое-то подозрительное мычание и возня.
  - Что значит - гвардия!.. Сотрясаться нечему, сплошная кость в голове.
  Отставной унтер лейб-гвардии Преображенского полка из-за врожденной скромности (и вставленного в рот кляпа) от обсуждения своих достоинств тактично уклонился - но глядел при этом как-то уж очень недобро. Особенную выразительность его взгляду придавало то, что привратник в попытках освободиться изрядно запутался в накинутой на него верхней одежде, брякнулся с широкого топчана на пол, и теперь напоминал что-то вроде краснорожей гусеницы с налитыми кровью глазами. Без двух теплых "шкурок" человеку-гусенице стало значительно лучше - настолько, что он даже попытался садануть связанными ногами в грудь одного из обидчиков. Не без труда разминувшись с сапогами неприятно-большого размера, тот одобрительно хмыкнул и на пару мгновений задумался.
  - Х-рр!..
  Несколько аккуратных ударов оставили на лице рычащего и яростно жующего кляп лакея зримые доказательства его доблести. А тускло блеснувший в сумраке нож добавил в картину последние штрихи, невесомой кистью коснувшись кожи над бровью и на горле - и теперь не оставалось никаких сомнений в том, что хранитель врат Владимирского дворца свирепо бился с вражескими ордами до самого конца, и выжил только чудом. Вряд ли подобный "макияж" послужит оправданием легковерному привратнику, но, быть может, его не станут слишком сильно наказывать?..
  - Р-рр!!!
  Увы, но, живое полотно не оценило стараний рыжебородого художника, принявшись столь энергично дергаться, что надежные ремни-вязки начали отчетливо трещать. К счастью, капелька эфира и чистый носовой платок помогли унять бешеный гвардейский напор, обратив его в крепкий (пусть и не совсем здоровый) сон.
  - Пожалел?
  Согласно кивнув в ответ на едва слышный шепот, Александр принял от напарника кое-как почищенный водительский полушубок. Поправил шапку, переложил револьвер в карман и прислушался. Тихо? Вот и хорошо.
  - Ч-черт, у машины городовой стоит!
  Переглянувшись с Григорием, князь приготовился израсходовать еще пару особых патронов. Или - служивого, если его бдительность перевесит его же удачу. Беззвучно распахнулась массивная дверь, выпуская позднего посетителя на морозную улицу, промозглый ветер тут же закружил вокруг него стайку редких снежинок и попытался проникнуть под роскошную шубу с бобровым воротником...
  - Ко мне!..
  Резко взбодрившийся постовой оценил представительный облик полуночного гостя великокняжеского семейства, сделал пяток шагов навстречу и отточенным за годы практики движением кинул руку к черной шапке.
  - Городовой Орешкин!
  Внимательно осмотрев бравого служителя порядка, и с особенной ревностью оценив роскошные (и слегка заиндевевшие от дыхания) усы, господин небрежно представился:
  - Статский советник фон Карлсон.
  Мимо полицейского чина и его высокопоставленного собеседника с самым деловым видом проскользнула фигура второго позднего гостя, отягощенная саквояжем в правой руке и чем-то непонятным в левой. Достигла фургона, закинула свою ношу на переднее сидение - и тут же начала возиться у капота, оживляя механическую телегу.
  - Почему один? Где остальные?
  - Не могу знать, ваше сиятельство!
  Тревожно поглядев вдоль набережной, штатский генерал недоверчиво уточнил:
  - А особые инструкции касательно нынешнего мероприятия доводили? Нет?!?
  Свирепо покривив губы, нежданное начальство пробормотало что-то о выговоре кое-кому по служебной линии. За разгильдяйство!
  - Скажи-ка, братец. У тебя тут все спокойно? Никого подозрительного не замечал?
  - Никак нет, ваше превосходительство!
  Прогиб ушлого городового, заменившего положенное "высокоблагородие" на более статусное обращение, был засчитан.
  - Вот что, голубчик...
  Чихнувший, а затем зарычавший мотором четырехколесный механизм ненадолго отвлек пожилого чиновника от выдачи ценных указаний.
  - Так вот: смотреть в оба! Дело первостепенной важности, и сугубой конфиденциальности.
  Значительно нахмурив кустистые брови, советник вновь вынужденно прервался, дабы проследить за подчиненным, забежавшим в приоткрытую дверь - и тут же выскочившим обратно с большой сумкой в руках.
  - Я лично поручился перед Их императорскими высочествами в том, что все их распоряжения будут исполнены в наилучшем виде!.. Так что - бди!
  Вторая сумка исчезла внутри самобеглого экипажа еще быстрее, чем первая.
  - Так точно.
  - Все понял?
  - Так точно!!!
  Громоздкий чемоданчик на колесиках присоединился к сумкам.
  - Ну-ну.
  Удовлетворенно кивнув, важная особа наконец-то соизволила заметить угодливо раскрытую перед ним дверцу. Тут же потеряв интерес к городовому, статский советник на диво ловко нырнул в темное нутро новомодной кареты и отбыл в светлую питерскую ночь - оставив замороченного невнятными речами служивого в полном недоумении и ступоре.
  - Ха! Получилось!.. У нас все получилось, командир!
  Черный фургон степенно катил по сияющему снежными искорками Невскому проспекту, время от времени перемигиваясь глазами-фарами с редкими желтыми таксомоторами, развозящими из рестораций по домам самых стойких гуляк - и глуша рокотом стального сердца веселые возгласы не по годам энергичного пассажира.
  - До последнего не верил, что тихо уйдем!..
  Водитель, занятый борьбой с порождением французского автопрома (одних ножных педалей шесть штук!) неожиданно признался:
  - Я, честно говоря, тоже.
  Сложный четырехколесный механизм все же подвел пассажиров, привезя их в один из тех глухих тупичков, куда даже местные жители старались без нужды не заходить. Ибо воняло там!.. Ну да, той самой нуждой - маленькой, но справленной в очень больших количествах. Снимая с автомобиля верхний слой щитов, превращающих дорогую иномарку в обычный почтовый фургон, "статский советник" и его шофер проявили не только чудеса расторопности и ловкости, но и немалое терпение. В том смысле, что им настолько не хотелось дышать ТАКИМИ миазмами, что за всю операцию по смене облика они сделали едва ли по паре вдохов. Так что общественный стихийный нужник преобразившийся фургончик покинул в самые кратчайшие сроки - и уже не почтовым скакуном, а обычной рабочей лошадкой, бока которой облепила реклама нескольких бакалейных лавок и крупная надпись "Доставка бакалейных товаровъ". К сожалению, смена имиджа не помогла, и вскоре тупая машина вновь заблудилась: и будто мало того - она нашла очередной "духовитый" закоулок! Пока недоразумение на колесах недовольно тарахтело и разворачивалось, брезгливо расплескивая шинами подозрительные лужи и кучки (фе!!!) мусора, из его нутра бесследно испарился чемодан с оборудованием для экстремального обслуживания сейфов, и все честно награбленные сувениры. Слава богу, что больше подобных оплошностей не было: еще немного покатавшись по сквозным проездам и темным переулкам, потеряв по дороге маскировочные щиты и превратившись в породистый "Пежо" пятнадцатой модели, французский лимузин вырулил на приличные и хорошо освещенные улицы - где, вновь преисполнившись степенной важности, покатил в сторону Лиговского проспекта. Доехал, уверенно свернул в одну из арок, ослепил и распугал светом фар какую-то подозрительную компанию, а потом... А потом его попросту бросили! Кинули на растерзание местного отребья, привлеченного звуками работающего мотора!!! Сработавшее через пару минут устройство поджига оборвало муки элитного автомобиля, даровав ему (и парочке неудачников) вечный покой.
  - Эй! А ну погодь!..
  Хлесткий револьверный выстрел поставил точку как в жизни неудачливого "делового", решившего с коллегами по опасному бизнесу догнать щедрых меценатов - так и в дальнейших попытках обитателей Лиговки свести с пришельцами более тесное знакомство. Да и вообще, больше их никто не видел, потому что этой же ночью в глубинах одного неприметного строения произошло небольшое чудо. Стоило калитке в перекосившихся воротах каретного сарая закрыться, отсекая внутреннюю темноту от внешнего сумрака, как пожилой господин волшебно преобразился - сбросив с себя вслед за дорогой шубой не только седину, но и груз прожитых лет. Его спутник тоже не остался сторонним наблюдателем, пожертвовав солидностью зрелого возраста в пользу бесшабашной молодости. Вдобавок выяснилось, что он ничуть не рыжий, а совсем даже природный брюнет! Правда, зрение у него резко село... К счастью, тут же нашлись подходящие очки.
  - В график укладываемся?
  Тускло блеснув на свету латунной крышкой дешевеньких часов, Александр успокоил и себя, и друга. Но, вместе с тем, не смог его не подковырнуть:
  - Козлик торопиться к своей козочке?..
  - Вот так и знал!!!
  Кое-как распихав добычу по трем большим бронекейсам, и спустив их в провал небольшого, но вполне надежного тайника, способного выдержать не только поверхностный осмотр, но и средний силы обыск (в смысле, без полной разборки пусть и старенького, но еще вполне крепкого сарая), Гриша не удержался и фыркнул.
  - Я слышал, кое-кого вообще Шунечкой называли.
  - Да это когда было?!?
  Непроизвольно скривившись, князь признал: один-один. Вот бывают же такие девицы, которых хлебом не корми, дай только изуродовать вполне нормальное имя любовника!
  - Кстати, в газетах врут, что некий господин был неоднократно замечен в обществе популярной артистки и дамы полусвета Кэролайн Отеро? На фотокарточках эта особа весьма хороша... А как она в жизни?
  - Еще лучше. Ты бы знал, как естественно у нее получаются случайные встречи! Просто прелесть!.. Впрочем, вскоре тебе наверняка представится возможность лично оценить экстерьер милой Кэри.
  Натягивая на себя пованивающий чем-то кисловатым извозчицкий тулуп, Григорий вздохнул: этак можно вовсе потерять веру в чистые человеческие чувства! Ладно бы разные вертихвостки и кокетки просто знакомились из любви... К деньгам или положению возможного любовника. Но флиртовать с очередной "прекрасной незнакомкой", зная, что та с вероятностью в сто процентов работает на какую-нибудь разведку (а то и сразу несколько), одновременно отслеживая все, чем тебя угощают на предмет возможной отравы?.. Скрывать отвращение и брезгливость, искать в словах и вопросах очередной великосветской пассии двойной-тройной смысл - и в ответ вроде как случайно проговариваться, скупо разбрасывая крошки важных, интересных и насквозь лживых сведений? Брр!!! Разговор увял сам по себе, а через десять минут два подгулявших возчика бесследно растворились в зыбких тенях питерских подворотен...
  
  ***
  
  Не успело великосветское общество в полной мере насладиться пикантной историей о том, как некие дерзкие преступники избавили великую княгиню Марию Павловну от тяжести ее фамильных драгоценностей - попутно разорив винный погреб Владимирского дворца и обесчестив одну из служанок-камеристок. Кхм!.. Так же из уст в уста ходила сплетня о том, как хозяин того самого дворца долго гнался за наглыми ворами с большой саблей в одной руке, и револьвером в другой; не утихали слухи о лужах крови и десятке жестоко зарезанных лакеев, тела которых с большим трудом спрятали от полиции и вывезли под покровом ночи на телеге в сторону ближайшего кладбища; тихонечко шептались и о совсем уж чудовищном преступлении, в виде посягательства на честь Ее императорского высочества... Впрочем, насчет последнего мнения разделились: одни выражали твердую уверенность в том, что это всего лишь грязные слухи, другие проявляли жестокосердный цинизм - и все они объединялись в неподдельном сочувствии к обворованной и униженной особе. Хотя и откровенно злорадствующих тоже хватало.
  - Князь Владимир Барятинский, с супругой и дочерьми!..
  - Рад вас видеть князь. Княгиня, вы обворожительны. Княжна Анна... Ирина... Елизавета.
  Гм. Так вот: всего через неделю после того, как случилось покушение на сами основы миропорядка Российской империи, в столицу вернулся из служебной заграничной поездки князь Агренев. И тут же, не успев даже толком распаковать багаж, принялся рассылать именные приглашения на банкет в честь своего тридцатилетнего юбилея! Вообще-то, это событие состоялось еще в декабре прошлого года, и общество уже начало несколько недоумевать на сей счет. Даже больше того - откровенно подозревать богатого аристократа в недостойной его титула (и состояния) скаредности!.. Нет, понятно, что устраивать приемы и званые обеды, находясь на Дальнем востоке, по большому счету просто глупо. Не купцов же местных на них приглашать? Или, хе-хе, медведей?.. Кстати, об замечательных охотах, устраиваемых князем для своих гостей, ходили настоящие легенды... М-да. Так вот: великосветское общество с пониманием относилось к некоторым затруднениям молодого Александра - пока тот находился вдали от цивилизованных мест. Но вот когда он вернулся в столицу и тут же из нее исчез, отметившись только на приеме у Голициных и на званом обеде у Оболенских, в салонах сразу же возникло вполне закономерное недоумение. Конечно же, крохотная питерская квартирка князя мало подходила для светских мероприятий - но ведь на такой случай в Санкт-Петербурге хватало и вполне приличных ресторанных заведений с хорошей репутацией и меню? Тем временем Агренев продолжал игнорировать общество: будучи в Москве, он засвидетельствовал свое почтение только Зинаиде Николаевне Юсуповой-Сумароковой-Эльстон. По возвращении в Северную Пальмиру, нанес визиты вдовствующей императрице Марии Федоровне, нескольким великим князьям и министрам - и вновь отбыл в ту самую продолжительную заграничную командировку.
  - Его высокопревосходительство министр путей сообщения, князь Хилков с супругой!
  - Михаил Иванович, очень рад вас видеть. Анна Николаевна, вы обворожительны.
  Честно говоря, недоумение аристократии медленно, но верно превращалось в недовольство. Тридцать лет, не мальчик уже! Пора бы подумать о достойной супруге - да и вообще, уже как-то остепениться. Все эти частые деловые поездки, затяжные служебные командировки... К счастью, князь все же оказался небезнадежен. Более того, он еще до отъезда в Берлин упросил давнего приятеля господина Нечаева-Мальцева поучаствовать в организации своего первого большого светского мероприятия!..
  - Его превосходительство посол Французской республики, граф Монтебелло с супругой!
  - Enchante de vous voir!
  После чего, собственно, все и завертелось. Конечно, добровольный помощник-организатор до последнего сохранял все приготовления в полнейшей тайне - зато какое он получил наслаждение, наблюдая тихий переполох и подковерные интриги, развернувшиеся ради обладания одним из именных пригласительных билетов!.. Особенно ожесточенными были "битвы" между отцами дочерей на выданье: на брачном рынке холостой именинник котировался почти наравне с молодыми князьями императорской крови. Это если официально. А неофициально - гораздо, гораздо выше! Потому что потомков Романовых много, а молодой титулованный архимиллионер в Российской империи покамест только ОДИН!!!
  - Граф Шереметев с супругой и дочерью!
  Ради этого гостя Александр сошел с места, сделав пару шагов вперед: мало того что сам граф был неплохим человеком и очень щедрым меценатом (можно сказать, старым проверенным соратником по благотворительным делам), так еще и с женой Сергею Дмитриевичу определенно повезло - что, вдобавок, сказалось на детях в лучшую сторону. Или это "привет" от деда, плюнувшего на условности и выбравшего в супруги дочку простого русского кузнеца? Если так, то граф-оригинал явно не прогадал: мало того что женился на любимой Прасковье, так еще и обеспечил потомкам здоровую кровь .
  "А девица-то и в самом деле хорошенькая. Говорят - не глупа, и нрава спокойного. Хм, не рассмотреть ли ее кандидатуру на ответственный пост моей супруги?.."
  - Примите наши самые искренние поздравления!
  Отвечая на его приветственный полупоклон, восемнадцатилетняя Мария Шереметева так мило запунцовела...
  - Князь Белосельский-Белозерский, с супругой и дочерью!
  "Еще одна Маша, вот только эта - точно не наша. Тем более, я на Усть-Катавские металлургические заводы князя нацелился, а старый лис их даже в качестве приданного не отдаст. Жмот"
  - Его превосходительство командир лейб-гвардии Измайловского полка генерал-майор Евреинов, с сопровождающими офицерами!
  Коих было ровно чертова дюжина. Золото эполет, небрежная безупречность мундиров, знаменитый гвардейский лоск... А еще скрытая в глубине глаз радость. На юбилее кроме них ожидались семеновцы и кавалергарды - и ни единого преображенца. Неплохой щелчок по самолюбию давних и последовательных соперников!
  - Господа, ну наконец-то. Я уж было грешным делом подумал, что дела службы для вас окажутся важнее моей скромной персоны.
  - Ха! Да даже смерть не была бы уважительной причиной для неявки к вам, князь!..
  Сурово кашлянув и укоризненно покосившись на уже слегка "размявшегося" водкой капитана, предводитель измайловцев выдал по-военному короткое и выразительное:
  - Александр Яковлевич, примите самые наиглубочайшие!..
  "Наглые рожи, чуть синие лица - отряд лейб-гвардейцев идет похмелиться... Надеюсь, места хватит всем"
  К сожалению, главный банкетный зал "Палкинъ" был рассчитан всего на две сотни человек. Желающих было на порядок больше, но мероприятие недаром было заявлено как скромное торжество для очень узкого круга лиц - отчего все не попавшие (не вместившиеся, ага) тихонько исходили завистью и желчью. Разумеется, у ресторана кроме главного зала были еще два меньшего размера, и целых двадцать три отдельных кабинета - но все это было учтено и составляло стратегический резерв. Мало ли кто из молодых Великих князей пожелает осчастливить своим появлением юбиляра? Абы куда такую персону не посадишь, да и свитские тоже народ ранимый и обидчивый. Опять же, в программе были предусмотрены небольшие танцульки, и свободное общение гостей...
  - Его высокопревосходительство министр финансов Витте, с супругой!
  "Которая аж сияет от удовольствия. Сколько времени прошло, а общество так и не приняло Матильду Исааковну в свой круг?".
  - Сергей Юльевич. Мария Ивановна, вы сегодня особенно прекрасны.
  Впрочем, не попавшему на нынешнее мероприятие обществу уже было обещано несколько больших приемов, и даже целый бал - сразу, как только именинник обзаведется приличным жильем. К примеру, на Английском проспекте, где как раз начали расчищать площадку под "небольшой" особняк на три-четыре этажа...
  - Его высокопревосходительство военный министр Ванновский, с супругой!
  Уже привычно выразив радость от лицезрения главы Военведа и его жены, Александр незаметно сменил опорную ногу. Затем пару раз напряг-расслабил плечи и спину. Хоть так, да размяться! Мысленно прикинув, сколько дорогих гостей уже встречено и обласкано, юбиляр слегка повеселел - основная масса простого дворянского народа уже была внутри.
  - Его превосходительство посол Германской империи, светлейший князь Радолин с супругой!
  Выждав паузу, князь радушно поприветствовал немецкого дипломата, в очередной раз подтвердив свое особо теплое отношение к Второму рейху.
  - Директор Императорского московского технического училища, статский советник Аристов!..
  Пропуская мимо ушей умеренно-громкие представления сопровождающих его лиц (благо, что он и так знал их всех поименно), юбиляр выдал максимально приветливую улыбку:
  - Иван Васильевич.
  - Александр Яковлевич, от всей души поздравляю!
  Крепкое рукопожатие с Аристовым, затем с тремя профессорами из его "свиты" - и директор одной из основных "кузниц" научно-технических кадров для агреневского концерна проследовал к ожидающим его коллегам. Молодые преподаватели и ректор Политехнического института, увлеченные исследователи из Менделеевских лабораторий (сам именитый химик отговорился своей вечной занятостью), степенная профессура Петровской сельхозакадемии, энтузиасты-вольнодумцы из Женского медицинского института...
  - Князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон с супругой и княжной Юсуповой!..
  Уже привычно изобразив лицом и позой искреннюю радость, смешанную с толикой радушия, хозяин торжества поспешил навстречу дружественному семейству.
  - Рад вас приветствовать, граф.
  Обменявшись церемонными поклонами с адъютантом великого князя Сергея Александровича, он поцеловал надушенную ручку настоящей главе аристократического рода:
  - Зинаида Николаевна, я уже начал тревожиться. Право же, без вас сегодняшнее мероприятие было бы... Тусклым.
  Намек на свое великосветское прозвище княгиней был принят вполне благосклонно - статная, красивая, с неимоверно тонкой талией, "Сияние" действительно соответствовала этому негласному титулу. Точнее, одному из многих.
  - Князь, вы по-прежнему неисправимый льстец!
  - Наоборот: что может быть проще и приятнее правды?
  "Хм, старшая сестра шатенка, а младшая почти чистый блонд. Так разве бывает? Хм, вроде бы раньше она... Блин, не помню, но вроде бы темно-русая. Или все проще, и она, как и Ульянка, любит экспериментировать с краской для волос?"
  - Надежда Николаевна, рад счастью вновь видеть вас!..
  "Где там она была, когда я завалился к Юсуповым в гости? А черт, и это не вспоминается!"
  Затянутая в тончайшую перчатку девичья ручка княжны донесла до Агренева новый аромат. Тонкий, веющий свежестью и напоминающий о наступающей весне.
  - Александр Яковлевич...
  Как некогда и ожидалось, юная княжна выросла настоящей красавицей - по слухам, молодые и не очень кавалеры падали к ее ногам целыми толпами!.. Вот только, "Снежная королева" совсем не торопилась выделять кого-либо из многочисленных претендентов. Нет-нет, по примеру и с одобрения старшей сестры, Надежда собиралась пойти под венец исключительно с любимым человеком. Своего круга, конечно же!.. Тем не менее, желающих завоевать неприступную твердыню меньше не становилось - потому что к красоте прилагались не только обширные связи при дворе и в высшем свете, но и вполне недурственное приданное. Разумеется, в сравнении с майоратными владениями и капиталами Юсуповых это была не стоящая и упоминания мелочь, но у иных дворянских фамилий ВСЕ их состояние было меньше! Да и не все на свете измеряется деньгами. Кто был молодой Феликс Сумароков-Эльстон до своей свадьбы? Небогатый офицер среднего ума и способностей (и это еще мягко сказано), без особых карьерных перспектив. А кто он сейчас?!? Вот то-то же. По чести говоря, в обществе до сих пор считали их брак чем-то вроде мезальянса...
  - Мои поздравления, Александр Яковлевич, в связи со столь значимым событием.
  Проиграв в уме несколько подходящих ответов, мужчина ограничился мягкой полуулыбкой и намеком на поклон - заодно, отчего-то сравнивая в уме Марию Шереметеву и Надежду Юсупову.
  "Н-да, тяжелый выбор. Приданое у первой больше, зато вторая явно красивей, а наследственность у обеих хорошая. Хотя у Шереметевой все же получше будет. И папа ее как возможный тесть очень даже неплох! В отличие от графа Сумарокова-Эльстона - у которого в родне и шизофреники отметились, и лица нетрадиционной ориентации. Хотя, для Нади граф не отец, а муж сестры и глава ее нынешнего Дома, так что мне с этой стороны ничего не грозит... Что-то я не о том думаю".
  - Его превосходительство посол Ее британского величества сэр Николас О'Конор!
  Появление именно этого дипломата зримо свидетельствовало о том, что у одного аристократа-промышленника вскоре сильно добавится забот и хлопот. В сидении на Дальнем востоке империи кроме кучи минусов, были и свои, вполне даже немаленькие плюсы: в такой глуши каждый новый человек на виду, и любые телодвижения и вопросы приезжего новичка вызывали настоящие волны пересудов у старожилов. А в столице такое переплетение интересов и интересантов, что не каждая специальная служба вот так сразу и разберется!.. То ли человек за денежку старается, может просто в душе сильно любит ту же Англию - или просто от природы дурак, и его используют как одно каучуковое изделие интимного свойства?
  - Князь Гагарин, с супругой и дочерью!
  Пять шагов навстречу хорошему знакомому (почти приятелю с кучей общих интересов), радушная улыбка номер три, выверенные до последней интонации слова приветствия... И взгляд, мимолетно брошенный на наручный хронометр - долго еще ему бегать туда-сюда и говорить одно и то же в сотне разных вариантов? По счастью, мучиться оставалось всего каких-то пятнадцать минут: ежели кто потом и пожалует, то этих опоздунов можно уже лично и не встречать. На приглашении ведь время начала банкета четко указано? Вот.
  Мужественно отстояв на "боевом посту" оставшееся время, юбиляр неторопливым шагом удалился в один из малых кабинетов - где первым же делом скинул вицмундир, затем с подвыванием зевнул и напоследок от всей души потянулся. Ох, как же хорошо!!! И, как и все хорошее, долго это не длилось, так что вскоре князь занял свое законное место за главным столом. Легкий звон хрусталя, вызванный постукиванием столового ножа по витой ножке; набирающая силу тишина, за минуту охватившая немаленький банкетный зал; сотни взглядов приглашенных на торжество - взглядов, которые ощущались Александром чуть ли не на физическом уровне.
  - Дамы и господа! Не выразить словами ту благодарность, с которой...
  Благосклонно выслушав обязательные речи именинника, высокое собрание дружно перешло к первой части культурной программы - то бишь, непосредственно банкету. Время от времени застолье прерывалось выступлениями-поздравлениями отдельных гостей, но, в принципе, уже через полчаса это никому особо и не мешало: присутствующие свободно общались, смеялись, обменивались слухами и сплетнями... Как говорится, процесс пошел.
  - Ваше сиятельство.
  - М-мм?..
  Седой мэтрдотель, величиной и ухоженностью усов способный поспорить с любым сверхсрочником лейб-гвардии, деликатно кашлянул и тихонечко известил о прибытии великого князя Михаила Александровича. В качестве свиты августейшего слушателя Михайловской артиллерийской академии сопровождал профессор и генерал-лейтенант Чебышев, и полдюжины военных педагогов чуть меньшего калибра.
  - Примите мои искреннейшие поздравления в связи со столь замечательным событием!
  - Благодарю вас за теплые слова, Ваше императорское высочество.
  Подождав, пока его свита проявит несвойственную им деликатность и немного отойдет (после положенных по этикету слов и пожеланий, естественно), младший брат государя-императора чуть понизил голос:
  - Александэр, я так рад тебя видеть!.. Ты просто не представляешь!!!
  - Очень даже представляю, Мишель, я сам всего ничего в столице, а уже хочется обратно в Хабаровск.
  Аккуратно глянув на свиту посредством настенного зеркала, великий князь едва шевеля губами произнес:
  - У меня вопросы по последнему твоему письму. Черт, да у меня и без него куча вопросов!!!
  - На следующей неделе приеду прямо в академию... Нас пытаются слушать.
  Мгновенно натянув маску вежливо-отстраненной благожелательности, августейший гость проследовал в банкетный зал. Не успел Агренев толком присесть, как мэтрдотель вновь сорвал его на прием сразу трех Их императорских высочеств: министра Морского ведомства Александра Михайловича в сопровождении супруги Ксении Александровны. И печально-одинокого младшего брата главы Морведа, великого князя Сергея Михайловича, "прозябающего" в гвардии в скромных штабс-капитанских чинах. Ну как не встретить столь именитых опозданцев с прилагающейся к ним свитой?
  "Странно, как это Серго не притащил любовь всей своей жизни, балеринку Малечку Кшесинскую. Никак, ее на сегодняшний вечер другой великий князь, гм, ангажировал?"
  Выказав заглянувшим "на огонек скромного банкета" Романовым свою радость и лично сопроводив почетных гостей до мест, приличествующих их статусу и положению, именинник позволил себе толкнуть краткую (всего на пять минут) речь, полную славословий в честь собравшихся в банкетном зале. В свою очередь, некоторые аристократы не смогли отказать себе в удовольствии высказаться насчет именинника, наговорив тому прямо в глаза столько хорошего - что будь хоть четверть сказанного правдой, у того немедля начали бы прорастать крылья и нимб.
  "Кукушка хвалит петуха, за то, что хвалит тот кукушку...".
  Так или иначе, а за тостами и здравницами время летело незаметно. Примерно через час часть мужчин начала мигрировать от банкетных столов в сторону курительных комнат; а негромкая музыка из дальней залы лучше всякого магнита потянула к себе молодежь - ведь где музыка, там и танцы!
  - Ваше сиятельство.
  Все тот же мэтрдотель с почтительным поклоном известил юбиляра о новой партии императорских высочеств, заскочивших на огонек: свои наилучшие прибыли выразить великие князья Кирилл и Андрей Владимировичи. И их свита, разумеется - на удивление небольшая.
  "Два брата-акробата прибыли! Хотя акробат, постельный, из них только один - Кирилл обычно выступает в амплуа клоуна. М-да. Ну, хоть старшего поколения Дома Романовых ждать не приходится, и то радость"
  Пока устроитель банкета отсутствовал, успешно притворяясь радушным хозяином, в главной зале произошли заметные изменения: три четверти столиков бесследно исчезли, а оставшиеся откочевали ближе к стенам, образовав что-то вроде фуршета для особо голодных и прочих желающих. На освободившемся месте уже вальяжно перемещались светские львы и львицы, время от времени останавливаясь у той или иной группы приглянувшихся им персон; крейсировали официанты с подносами, полными высоких узкогорлых бокалов... А вот дамы зрелого возраста предпочли занять стратегически верные позиции в средней зале, чтобы без помех надзирать и за моралью молодой дворянской поросли (дело таки дошло до парных танцев!) и контролировать происходящее в зале большой.
  Передохнув пяток минут в своем убежище, Александр отправился в обход: нельзя, чтобы гости почувствовали себя брошенными! Поэтому сначала в рейд по всем кабинетам "Палкина", затем небольшой забег (спортивно-светская ходьба, ага) по всем трем залам - и наконец, медленное скольжение вдоль фуршетных столиков. Разумеется, просто вышагивать было нельзя: пара слов в одном месте, фраза в другом, небольшой разговор в кругу нескольких чиновников, приятная улыбка и комплименты череде прекрасных (иногда весьма условно) дам...
  "И чего это я раньше светские мероприятия не любил?"
  Мимолетно припомнив свой первый бал в Офицерском собрании Ченстохова, Александр иронично улыбнулся: молодой был, глупый. Танцульки для дворян и господ офицеров? Пфе!!! Нет, если просто убивать время за вальсами и польками, да перебирать кандидатуры для скоротечных интрижек - то оно конечно. Но если не отбывать светскую обязанность, а работать, то вполне можно заключить пару-тройку прибыльных контрактов; договориться о лоббировании кое-каких своих начинаний; узнать о намечающихся назначениях и перестановках. Да даже просто из наблюдений за присутствующими можно извлечь немало полезной информации. А уж если наблюдатель был в курсе некоторых неявных тенденций...
  "Витте, бедняга, даже сейчас не может толком расслабиться. Ишь, как поглядывает по сторонам! А ты что думал, Сергей свет Юльевич, с нашим царем-надёжей не забалуешь!.."
  Проскальзывающая в глазах министра озабоченность для людей осведомленных была вполне понятна: Витте уже давно и последовательно вел Российскую империю к золотому стандарту, не уставая расписывать и подробно объяснять те выгоды, что принесет ее промышленности и финансам столь неоднозначный шаг. Конечно, отрицательные моменты тоже присутствовали, но ведь, как известно - ничто новое не рождается без крови и некоторых мук? И вот, когда влиятельный минфин уже вышел на финишную прямую, успешно задавив неорганизованное сопротивление, а подготовку к давно назревшей денежной реформе казалось уже и не остановить - последовал вызов на внеочередную Высочайшую аудиенцию. На коей государь всемилостивейше повелеть соизволил своему верному слуге, чтобы тот слегка притормозил. Нет-нет, реформа не отменялась! Просто, перед ней было бы неплохо навести должный порядок в банковской сфере империи, разработав и приняв соответствующие законы. В том числе и об акционерных обществах. А то орды иностранных инвесторов и промышленников ка-ак понабегут - а у нас сплошь и рядом неразбериха да путаница! Опять же, в размышлении налогов и бюджетной дисциплины...
  Сказать, что хитроумный Сергей Юльевич загрузился и озадачился, это значит - ничего не сказать. Говорили, что министр прямо рвал и метал (причем совсем не фигурально), а потом приложил немало сил, пытаясь вызнать, кто же это его так элегантно подставил под неизбежный конфликт с влиятельнейшим банкирским лобби?
  "Ну а кому сейчас легко?! Мне вот точно было непросто продумывать, а затем и устраивать кучу многоходовок с участием московского градоначальника и великого князя Сэр-гея Александровича. Два года на это убил, между прочим - и то, едва-едва все получилось!.. Теперь главное, чтобы награда не нашла своего героя, а то банкиры ведь и в самом деле могут попытаться прибить за такую подставу. Блин, опять Барятинский со своим курятником! Срочно меняем курс".
  Вильнув, циничный холостяк удачно избежал встречи с любящим отцом трех незамужних дочек, чтобы тут же вляпаться в другую. Впрочем, эта оказалась не в пример приятнее - надворный советник Агренев даже получил некоторое удовольствие от общения с французским послом, слушая его привычные намеки. К сожалению Густава-Луи, просьбу о практике французских инженеров на заводах Русской оружейной компании ее владелец в очередной раз не "расслышал" - как и аналогичную идею касательно дирижабельных эллингов в Гатчине. Зато графу Монтебелло удалось договориться с оружейным магнатом о продаже кое-каких лицензий промышленникам Третьей республики. В том числе - на легкий пулемет оригинальной конструкции для французской армии. Учитывая тот печальный факт, что свои инженеры показали в этом деле свою полную несостоятельность... В общем, дипломат на законных основаниях мог праздновать пусть и не крупный, но все же явный успех.
  - Князь.
  - Н-да?
  Подошедший Нечаев-Мальцев с изящностью опытного царедворца указал на незнакомца средних лет:
  - Позвольте представить вам Петра Андреевича Переяславцева, имеющего честь занимать пост полицмейстера Императорских московских театров.
  - Рад знакомству.
  Как оказалось, радость полицмейстера была больше, и имела явный корыстный интерес: сей господин, после всех обязательных расшаркиваний и экивоков, поведал собрату по сословию о том, что не далее как месяц назад получил некое предложение. И ныне пребывает в определенных затруднениях? Будучи не в силах принять правильное решение?..
  "Что за манера, делать многозначительные паузы после каждой фразы! Ишь, затруднения у него"
  - Соблаговолите выражаться яснее, Петр Андреевич.
  - Видите ли... От покойного батюшки мне по наследству перешли платиновые прииски на Урале. Признаться, я не особо ими занимался, подтвердив уже существующий договор монопольной продажи добытого металла одной... Одному постоянному покупателю.
  "А именно английской компании "Джонсон, Маттей и К№", которая сначала наваривается на низкой цене закупки, потом имеет прибыль с очистки металла в виде таких "бесполезных" примесей как иридий, палладий и им подобных, ну и под конец с пятикратной наценкой продает все на бирже. Бедные монополисты!"
  - Теперь же от меня требуют!.. То есть, я хотел сказать - предлагают, разорвать этот договор и заключить новый на более выгодных условиях, с некоей компанией "Русская Платина". Когда же я вполне закономерно стал наводить справки, то господин Нечаев-Мальцев порекомендовал обратиться за советом именно к вам.
  "А вот и английский посол как бы случайно остановился рядом".
  - Признаюсь, я имею некое отношение к этой новой компании - но лишь как ее клиент. Видите ли, у меня в собственности тоже есть небольшое месторождение платины...
  Дождавшись, пока собеседник откроет рот для вопроса, Александр продолжил:
  - На Дальнем востоке. Кроме того, я сдаю в аренду владельцу компании свой аффинажный завод в Кыштыме.
  - А вы осведомлены о его личности?
  - Конечно. Прошу!
  Проследив направление взгляда юбиляра, Переяславцев всего со второй попытки уткнулся глазами в плечистую фигуру Его императорского высочества Михаила Александровича, как раз приглашавшего какую-то блондинистую девицу на очередной танцевальный тур.
  - Э-ээ?!?
  - Вне всяких сомнений. Признаюсь вам по секрету, это первое самостоятельное начинание великого князя - и, как и все молодые люди, он весьма трепетно относится к своему детищу. Конечно, мы с вами понимаем, что первое редко бывает удачным...
  - Да-да.
  - Но иные разочарования очень непросто пережить.
  "Особенно если ты всего лишь театральный полицмейстер, а расстроить отказом предполагается младшего брата царя. Английских контрагентов тебе тоже огорчать не хочется - вот и попробуй и рыбку съесть, и уберечь седалище от близкого знакомства с неприятным предметом".
  - Полагаю, у Его императорского высочества хватает и иных забот?..
  - Я бы на это не рассчитывал.
  - Простите, не вполне?
  - Кроме вас, платиновые прииски на Урале имеют Элим Демидов и Шуваловы - и эти господа уже подписали соответствующие бумаги. По чести говоря, у них просто не было шансов отказаться от столь выгодного предложения... Особенно в свете некоторых возможных дополнений к договору с "Русской Платиной".
  Всем своим видом Переяславцев показал, что совсем-совсем не в курсе, о чем речь - но будет просто-таки безмерно признателен, если его просветят.
  - Речь о переработке отвалов золотодобычи машинными и химическими методами. Вы удивитесь, дорогой Петр Андреевич, сколько презренного металла можно извлечь из казалось бы пустой породы: от одного до четырех граммов на тонну отвального грунта!
  - О?!?
  - Простите мой интерес, но вы что же, даже не ознакомились с проектом договора?
  - Видите ли, князь, я мало разбираюсь в подобного рода вещах, а посему передал все моему поверенному в делах: тот же, после консультаций с знающими людьми...
  "Опа!.. А не меня ли ищет стайка девиц Оболенских?"
  Пройдя несколько шагов в сторону и отгородившись собеседником, Александр выждал пару мгновений - перед тем как осторожно выглянуть из-за живого укрытия:
  "Фух, так это они к подружкам-Голицыным шли!"
  Кое-как дослушав до конца чрезвычайно длинную и запутанную фразу театрального полицмейстера, юбиляр выразил уверенность в том, что его собеседник сможет принять правильное решение, каким бы оно не было. В конце концов, русские дворяне всегда славились своей стойкостью к невзгодам и жизненным неурядицам - а слухи о злопамятности молодого великого князя не имеют под собой почти никаких оснований. Кстати о слухах!
  - Леонтий Николаевич?..
  Оставив за спиной погрустневшего дворянина, явно раздумывающего о пределах своей принципиальности и готовности к духовному подвигу (отказывать близкому родственнику царя в сословной империи - это оно самое и было) Агренев направился наперерез весьма примечательной личности. Целому академику, профессору архитектуры, видному педагогу, редактору собственного журнала, члену-основателю (пардон за невольную пошлость) Общества архитекторов-художников, яркому представителю целой династии деятелей искусства... В общем, человеку множества достоинств, господину Бенуа.
  - Как вам банкет?
  - Все просто превосходно, Александр Яковлевич!!!
  Мельком оглядевшись и понизив голос до деликатного, архитектор поблагодарил за приглашение. А после, как бы между прочим упомянул, что проект особняка князя на Английском проспекте почти завершен - так, осталось доработать пару-тройку мелких моментов.
  - Вот кстати, Леонтий Николаевич: мой хороший знакомый приобрел строение по соседству. Возможно, вы слышали о бывшем особняке Пампеля?
  - Да-да, как же!..
  - Я бы был очень признателен, если вы взялись за переустройство и этого дома. Господин Долгин, по моему примеру, привык работать только с самыми лучшими!
  То, что новый заказчик не будет лезть под руку к творцу, и менять свои пожелания семь раз на дню, подразумевалось по умолчанию. Так что Бенуа с удовольствием принял на себя повышенные обязательства - и даже позволил себе загодя прикинуть величину будущего гонорара, едва не прослушав из-за этого негромкий вопрос.
  - Слухи? Какие слухи, Александр Яковлевич?
  - Ну как же!
  "Что-то среди девиц нездоровая суета намечается".
  - Об открытии в Челябинске и Хабаровске отделений-филиалов Политеха, Женского медицинского института и Московского технического училища. Возможно, что и Петровская сельскохозяйственная академия... А у вас в Институте гражданских инженеров ничего такого не поговаривают?
  Внимательно поглядев в глаза известного мецената, профессор архитектуры того самого института непроизвольно кашлянул - на что тут же среагировал проходящий мимо официант с полупустым подносом шампанского. Глотнув искрящейся на свету "Вдовы Клико", академик задумчиво протянул:
  - Ах, ЭТИ слухи? Гм, признаться, я не придавал им особого значения.
  - Отчего же?
  - Уж вам-то, Александр Яковлевич, как никому другому должно быть известно, что научная братия весьма ценит налаженный быт и прочие удобства больших городов. Опять же, возможности научной работы в маленьком провинциальном филиале не выдерживают никакого сравнения с таковыми в столичных университетах.
  "А вот теперь точно по мою душу охотницы идут! Так, ускоряемся".
  - Не все так печально, дорогой мой Леонтий Николаевич. По слухам, в отделениях все будет устроено на уровне самых лучших иностранных храмов науки - и в плане оборудования лабораторий, и во всем, что касается личного комфорта для преподавателей.
  - Ох уж эти слухи!!!
  - Мне говорили, что все будет именно так, и никак иначе.
  Сплетням в изложении тридцатилетнего архимиллионера определенно стоило поверить.
  - Гм. Пожалуй, я все поинтересуюсь, кто их распускает. Для лучшего понимания обстановки, разумеется.
  - Скорее всего это молодые доценты, мечтающие о быстрой карьере - хотя бы и в глухой провинции. Или амбициозные магистры и бакалавры.
  - Возможно. Да что там, скорее всего, так оно и есть!..
  "Ну, вот и договорились. Блин, а великосветские кошечки все ближе и ближе. И их все больше!.."
  Действительно, стайка милых созданий росла прямо на глазах: почти сразу в нее влилась пухлощекая княжна Белосельская-Белозерская, затем поочередно девицы Барятинские, на полпути непринужденно присоединились княжна Гагарина и жгучая брюнетка-красавица Кантакузен - лишь оттенившая своей экзотически-яркой внешностью невзрачную блеклость сестер Мейендорф.
  "Зато папаша у них хорош: мало того что ходит в генеральских чинах, так еще и начальник канцелярии Императорской Главной Квартиры .Хм, а родной дядя вообще командует Императорским конвоем ".
  К счастью для юбиляра третий из братьев, простой генерал-лейтенант, состоящий для особых поручений при главнокомандующем войсками гвардии и Питерским военным округом великом князе Владимире Александровиче (том самом, супруге которого он недавно нанес поздний деловой визит) уехал отдыхать за границу вместе с четверкой незамужних дочерей. Пожалуй, небольшой отряд фамильно-некрасивых девиц Мейендорф был бы заметным испытанием для его слабой нервной системы...
  - Кня-язь?
  Скорбно вздохнув (на что Бенуа тут же отреагировал понимающе ехидной улыбкой), юбиляр повернулся к милым барышням, на ходу принимая выражение умеренного восхищения их несомненными достоинствами.
  "Да уж! Папеньки явно просветили девочек о размерах возможного приза. Может и не все, но многодетный папаша Барятинский уж точно заострил внимание дочурок на том, что как жених я стал еще привлекательнее - примерно на сто пятьдесят миллионов ассигнациями".
  Действительно, в глазах иных девиц прямо-таки горели амбиции вполне определенного рода.
  - Чем могу служить живым воплощениям красоты и грации?
  - Князь, вы весь вечер нас игнорируете!..
  "Княжна Орбелиани, кажется? Такую проигнорируешь, как же. Поговаривают, характер у нее - не приведи господь!.."
  - Обязанности хозяина, увы.
  Всем своим видом мужчина дал понять, что признает вину и надеется на снисхождение. Удачно отговорившись от еще парочки столь же "тяжелых" обвинений и кучи приглашений на ответные рауты, Александр совсем уж начал было надеяться на лучшее - в смысле, что удастся отбрехаться совсем без потерь.
  - Князь, десятого дня мы устраиваем прием с благотворительной лотереей в пользу домов призрения брошенных детей, и мне бы было очень приятно...
  Грустно поглядев на Машеньку Шереметеву (предательница!), меценат-профессионал признал свое безоговорочное поражение. Небольшим утешением послужили мимолетные "добрые" взгляды не столь удачливых девиц - но утешение и в самом деле вышло крайне слабым, в свете неизбежных изменений в собственных планах. Ломай теперь голову, что выкинуть из намеченных встреч, чтобы впихнуть на освободившееся место и время благотворительный раут!..
  - Алекса-андр Яко-овлевич, ну как вы можете быть столь несговорчивым!? Это же ужас просто, до чего вы черствы к нашим скромным просьбам...
  "Это кто у нас пытается кокетничать, вроде бы дочь графа Толстого? Да-а, это вам не милая дурочка, это - ужас, что за дура!"
   - Да бог с вами! Тут уж скорее виновата грустная проза жизни: в любой момент высокие чины в Военном ведомстве могут сказать - "Надо!". А скромный надворный советник Агренев в ответ обязан ответить "Так точно", и без малейшего промедления отбыть в очередную скучнейшую служебную поездку. Как же мне тут что-то обещать?
  Развлекая девиц благородного происхождения историями о суровых тяготах и невозможных превратностях своей суматошной службы, "мелкий чиновник" не смог удержаться от взгляда на министра Ванновского - беседующего со своим же заместителем, генерал-лейтенантом Куропаткиным. Пикантность ситуации была в том, что нынешний глава Военведа прекрасно знал о грядущей отставке, с последующим назначением на должность министра народного просвещения - более того, как и любой уважающий себя военный, имел детально проработанные (не без участия одного оружейного магната) планы действий на новом посту. Его преемник тоже знал о скором повышении, и так же имел "планов громадье" - а вот сплоченной команды единомышленников за плечами пока еще замминистра что-то не проглядывало. Ну ничего, мир не без добрых людей.
  - ...небольшую постановку в нашем домашнем театре?
  - Увы, но назвать меня театралом - значит сильно польстить. Однако же, я непременно найду возможность...
  "Когда рак на горе свистнет, дорогая, не раньше. Так, надо бы стратегически отступить - пока меня девицы не затоптали, или не обязали-таки на пару-тройку раутов".
  Уже совершая давно назревший маневр (кое-как оправданный все теми же хозяйскими обязанностями), Александр едва не столкнулся со своей тезкой Сашенькой Балашовой - компенсировав это сразу двумя комплиментами касательно ее солнечной улыбки и общего цветущего вида.
  "Кстати, тоже вариант! Через тещу породнюсь с Шуваловыми и Воронцовыми, воспитание и внешность хорошие, приданное отличное... Гм, что-то меня прямо клинит, причем на одном и том же".
  В этот раз юбиляр позволил себе отдыхать в кабинете гораздо больше, чуть ли не целых двадцать минут - все-таки многолюдье банкета изрядно давило ему на мозги. Парадокс, не иначе: долгое время вырабатывать чувствительность к чужим взглядам и вниманию, через собственные боль, пот и кровь - а потом от этого же и страдать! Хорошо хоть, что участие в столь массовых мероприятиях для него скорее исключение, нежели норма.
  "Да-а, иногда прямо начинаешь жалеть, что не какой-нибудь там энергетический вампир. Щас бы отожрался на светской-то публике!!! М-да, жаль. С другой стороны: я даже кровь трудового народа так и не научился толком пить - куда уж тут до высших таинств?"
  Дотянувшись до крупного яблока, Агренев внимательно его осмотрел, затем вытянул из нарукавных ножен верного спутника жизни и начал счищать упругую кожуру. С брызгами сока откусил, прикрыл глаза... И тихонько рассмеялся: есть вампиры или нет, это дело десятое - а вот персон, которые любили и умели выедать (образно говоря) своим собеседникам мозг, он встречал. Да что там встречал, даже приятельствовал кое с кем из этих выдающихся личностей!.. Между делом старательно перенимая все тонкости этой сложной, но весьма многообещающей науки. Учиться надо у лучших!
  - Эх!!! Пора. А то гостям дорогим без меня прямо свет не мил.
  Плюнув яблочной семечкой в небольшой натюрморт на стене, мужчина нехотя запаковался в парадно-выходной вицмундир и поправил нашейную ленту со свеженьким орденом Анны второй степени - не забыл царь-батюшка слугу своего верного, отжалел ему очередную висюльку!.. Правда, представление на нее военный министр Ванновский подавал еще полтора года назад, в связи с досрочным завершением контракта на модернизацию императорских оружейных заводов... Короче, награда все равно нашла своего героя.
  - Князь, позвольте занять немного вашего времени?..
  Не успел Александр выйти в залу, как тут же пришлось вспоминать, как звать-величать одного из свитских главы Морведа. Увы, без особого результата - единственное, что осталось в памяти, так это его невеликий титул.
  - Конечно.
  - Его императорское высочество Сергей Михайлович был вынужден срочно отбыть по служебному делу, и просил передать вам свое большое сожаление касательно...
  "Скорее уж безудержную радость. Раз кузен Андрей зависает у меня на банкете, значит - постель Малечки Кшесинской свободна. Хе-хе, все правильно: не дело, когда станок простаивает".
   - Ни слова больше, барон: служение Отечеству прежде всего!..
  Маршрут обхода уже стал отчасти привычен: неторопливый кружок по большой зале, где преисполненная чувством собственной значимости "вращалась" великосветская публика - время от времени зависая у столов, или образующая отдельные группки по интересам. Затем прихотливо-извилистый зигзаг через среднюю залу, где замужние дамы чинно выгуливали свои платья и драгоценности, одновременно наслаждаясь видом изящно вальсирующих пар. Пройтись по самому краешку дворянского танцпола и быстро-быстро (а то ведь остановят и начнут мило щебетать!) отправится на ревизию отдельных кабинетов, большая часть из которых уже опустела - где-то гости уже присоединились к основной массе приглашенных, а где-то просто наелись-напились и без особых церемоний "отчалили".
  "Еще часа полтора-два, и можно будет сбежать".
  Отмахнувшись от услужливого официанта (на сей раз в бокалах пузырился Рёдерер), юбиляр устроился в укромном уголке и внимательно оглядел гостей. Одни были крайне важны для его долговременных планов, другие изначально были всего лишь временными союзниками-попутчиками, третьих он был бы искренне рад увидеть в гробу, и в белых тапочках... Хорошо хоть, что среди присутствующих первая категория составляла заметное большинство. Тот же глава министерства путей сообщения князь Хилков, или там - ковенский уездный предводитель дворянства, коллежский советник Столыпин.
  "Кстати, тоже счастливый отец кучи дочек. Слава богу, что они пока еще в куклы играют!".
  Личности вроде князей Белосельского-Белозерского и Барятинского безоговорочно доминировали в последней категории, а персоны наподобие того же театрального полицмейстера Переяславцева украшали собой середину (вот уж действительно, ни рыба, ни мясо!). Впрочем, были и подлинные уникумы - среди которых особенно выделялся Сергей Юльевич Витте, одновременно занимающий сразу две позиции, и настойчиво претендующий на третью. Хотя поначалу Александр искренне надеялся, что умный и прогрессивный Витте будет ему если и не соратником, то хотя бы верным союзником. Увы, но время показало всю наивность его надежд! Нет, у главы Минфина было множество самых разных достоинств и несомненных достижений: то же ускоренное строительство Великого сибирского пути, продвигаемая им идея ускоренной индустриализации Российской империи, введение фабричных инспекций и хоть каких-то законов о труде, развитие образовательной системы, отмена телесных наказаний крестьян... Золотой памятник в полный рост, да и еще при жизни он уже вполне заслужил - и без всяких шуток!
  С другой стороны, хитроумный государственный муж активно пробивал денежную реформу, в ходе которой собирался перевести внутренний долг с серебра и ассигнаций в золотые рубли - а речь ведь шла о миллиардных суммах! Ввел винную монополию (что можно было только приветствовать), и тут же "изобрел" так называемый пьяный бюджет, когда казна стала прямо заинтересована в увеличении продаж "беленькой". Неудивительно, что Россия тут же стала непреклонно продвигаться к верхним строчкам негласного рейтинга самых пьющих стран! Но самым главным его прегрешением в глазах Агренева было не это - а то, что лукавый минфин регулярно вливал в августейшие уши Николая Второго идейки о том, что рост крайне отсталой русской промышленности просто-таки невозможен без массивных вливаний иностранного капитала. Так же он последовательно лоббировал снятие запретов для иностранных компаний на приобретение и владение землей, и все ограничения на занятия горными, нефтяными, золотодобывающими промыслами. Все эти действия для Александра прямо попадали под определение "экономический захват территорий", а сам дражайший Витте отчего-то виделся активным и очень высокопоставленным агентом влияния. Или министр финансов вел свою игру, мня себя не фигурой, но самостоятельным Игроком? Если и так, то действовал Сергей Юльевич в рамках чужих правил. Поэтому его НАДО было устранить. И вместе с тем, альтернативы были таковы, что устранять его было категорически НЕЛЬЗЯ. По крайней мере, в ближайшие два-три года.
  "Как все же жаль, что в политике простых решений почти не бывает!"
  Выходя из недолгого состояния расслабленной задумчивости, юбиляр почти на автомате повернулся к приближающейся парочке, состоящей из зрелой шатенки и юной блондинки. Сестры Юсуповы во всем своем великолепии...
  - Александр Яковлевич, наконец-то мы вас поймали!..
  Разговор с давней союзницей вышел необременительным: с легким сердцем согласившись оценить новые картины в московском особняке (вообще-то, полноценном дворце) дружественного семейства, князь довольно приятно провел следующие десять минут за обсуждением последних тенденций в мире искусства. Затем разговор свернул на новости синематографа, и Зинаида Николаевна мельком поинтересовалась - когда же на экраны выйдет фильм с талантливой французской актрисой Кэролайн Отеро? Княжну данная тема, по всей видимости, интересовала не меньше - вот только Надежда предпочитала молчать и слушать, время от времени покрываясь легчайшим румянцем... Впрочем, оно и не удивительно, ведь несколько шуток Агренева опасно близко подошли к границам приличий. Для невинной девицы, разумеется. С точки зрения почти любой замужней дамы, шутейная пикировка меж светской львицей и тридцатилетним аристократом даже до нормального флирта не дотягивала...
  "А публика-то потихонечку сваливает домой. Ура!!!"
  Пережив острый приступ признательности к дорогим гостям, надворный советник Агренев довел двух красавиц до графа Обморокова... Пардон, Сумарокова-Эльстон, где и засвидетельствовал свое почтение сначала Сиянию, а потом и княжне, несколько вымученно улыбнувшейся в ответ. Вообще, у него сложилось такое впечатление, что Надежда не только слушала их разговор, но и сама что-то хотела спросить - успешно передумав в самый последний момент.
  "Видимо, воспитание оказалось сильнее врожденного девичьего любопытства? Или природная сдержанность?".
  Отметив, этот момент (ему потом целое сочинение для себя же любимого писать, на тему "Как я провел банкет, что подметил, и какие предложения получил"), Александр вернулся к исполнению хозяйских обязанностей. Ввиду приближающегося конца светской каторги его движения приобрели особую плавность и выразительность, а лицом просто-таки завладела маска радушной любезности - с которой он и провожал почти всех гостей. Почти, потому что для нескольких персон (вроде великого князя Михаила Александровича или директора Аристова) он все же сделал исключение, в виде настоящей улыбки.
  "Ну что: последний обход, он трудный самый!"
  Пройдясь по большой зале (дышать в которой определенно стало легче), и дважды проигнорировав излишне услужливого подносчика шампанского, князь обратил внимание на сочный баритон почтенного министра Путей сообщения - и несколько страдальческое выражение лица его собеседника. Граф Коковцев, будучи товарищем министра финансов, явно прикрывал позорное бегство своего начальника от известного любителя больших паровозов и технического прогресса.
  - ...ведь у нас в этом деле царит сущий ужас! Множество разных моделей паровозов, зачастую безнадежно устаревших - да взять хотя бы подвижной состав Московско-Рязанской железной дороги? Кошмар, просто кошмар!..
  - Да-да, разумеется.
  Мужественно терпя словесный террор, Владимир Николаевич все же постепенно сдавал свои позиции - так что Агренев поспешил подставить дружеское ухо помощи изнемогающему в неравной схватке чиновнику.
  - ...официально еще не объявлен, но среди столпов российской промышленности уже наблюдается некая ажитация . Ну, вы меня понимаете?
  При виде приближающегося к ним князя Александра, у Коковцева выступили слезы радости!.. А, нет, показалось - это был всего лишь неприкрыто-радостный блеск глаз.
  - Несомненно!
  - Можно уверенно говорить об участии Брянского рельсопрокатного, Общества железоделательных, сталелитейных и механических заводов "Сормово", Людиновского паровозостроительного, Коломенского и Челябинского машиностроительных заводов... О, Александр Яковлевич?..
  Отметив мимоходом благодарный взгляд замминистра и его технично-ловкое отступление, юбиляр безраздельно завладел вниманием маньяка железнодорожного дела:
  - Князь, ну когда же уже ваше ведомство объявит Конкурс на единые типы магистрального и маневрового паровозов? Вы же понимаете, что необходимость этого назрела и даже - перезрела?..
  От столь неподдельного интереса к ТАКОЙ теме у Хилкова вырвался почти сладострастный стон:
  - О!!!
  Следующие тридцать минут Агренев отдыхал в весьма полезной беседе с умным и образованным (пусть и несколько увлекающимся порой) человеком - причем никто так из остальной публики так и не рискнул его отвлечь. Более того, великосветское общество было крайне благодарно устроителю банкета за его жертвенную самоотверженность... Впрочем, иного от него и не ожидали - кому, как не ему, спасать гостей от чрезмерной жажды общения главы МПС? Более того, собравшиеся вполне оценили и то обстоятельство, что юбиляр до последнего не отходил от министра Хилкова - не дав последнему даже тени шанса испортить кому-либо хорошее настроение своими скучными разговорами о глупых железяках.
  "Все, обязательную программу отработал, а произвольную пусть дорогие гости уж как-нибудь сами!".
  Сделав короткий телефонный звонок, мужчина направился к особо дорогим (сколько планов с ними связано!) гостям.
  - Князь, мы как раз хотели поднять бокалы за ваше здоровье!..
  В честь такого важного события как тридцатилетние их общего знакомого и доброго приятеля, господа офицеры позволили себе несколько расслабиться, вполне спокойно и свободно общаясь с коллегами по военной касте. К моменту появления Александра часть золотопогонников увлеченно отстаивала честь родных полков, звеня хрусталем бокалов и водочных стопок в традиционном состязании лейб-гвардии.
  - За государя-императора!
  Другие офицеры степенно общались на военно-постельные темы, со слабыми усмешками обмениваясь оперативной информацией о тактико-технических характеристиках балеринок Императорских театров. Или сравнивая их же с аналогичными показателями некоторых актрисок "Синемы", пользующихся в высшем свете успехом вполне определенного рода.
  - За новую полевую трехдюймовку, и Его императорское высочество Михаила Александровича!..
  Впрочем, хватало и любителей хладного железа, особенно среди офицеров лейб-гвардии Конной артиллерии - полка, которому особенно благоволил младший брат царя.
  Чуть наособицу ностальгировал старший командующий состав, тут же затянувший именинника в свои жидкие, но весьма представительные ряды.
  - Ваше сиятельство.
  Появившемуся через несколько минут мэтрдотелю пришлось проявить известную ловкость, пробираясь через скопление золотых эполет и гвардейских амбиций - да и потом несколько раз весьма настойчиво кашлянуть, чтобы князь Агренев соизволил заметить его присутствие. Вздернув в деланном недоумении брови, под множеством заинтригованных взглядов, Александр выверено-точным движением снял с серебряного подносика белоснежный конверт. Слегка повертел его в руках, давая всем желающим рассмотреть полное отсутствие каких-либо надписей, вскрыл, достал листок с коротким посланием и ненадолго замер.
  - Хм!
  Поднеся к носу прямоугольник веленевой бумаги, надворный советник медленно втянул воздух.
  "Надеюсь, Ульянка не обидится за растрату ее любимых духов"
  Многозначительно хмыкнув, он моментально заинтриговал этим весь окружающий его гвардейский "львятник".
  - Господа. Я вынужден покинуть ваше блестящее общество!
  Сделав вид, что еще раз насладился тонким ароматом женских духов, пропитавших послание "таинственной незнакомки", хозяин банкета туманно пояснил:
  - Отказываться от иных подарков было бы слишком... Кощунственно.
  Господа офицеры, разумеется, проявили положенное понимание и чуткость - вот только все чуть было не испортил молодой болван-подпоручик:
  - Как, уже все?
  Пока молоденький кавалергард ежился под взглядами более опытных товарищей, юбиляр убрал конверт и лист во внутренний карман вицмундира.
  - В любом случае, господа: я надеюсь, мой уход не помешает вам хорошенько повеселиться. Если получится, я присоединюсь к вам... М-мм, пожалуй, ближе к утру. А ежели не получится, то - через полчаса.
  Коротко кивнув, князь поспешил навстречу "любовному приключению" - а за его спиной послышался первое сдавленное фырканье и похрюкивание, медленно, но уверенно превращающееся в бесцеремонно-громкий хохот.
  "Свобода!!!"
Оценка: 6.99*630  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Женский роман) | | Д.Рымарь "Идеальный брак по версии Волкова" (Современный любовный роман) | | С.Грей "48 причин чтобы взять тебя..." (Современный любовный роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Ратникова "Проданная" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | С.Казакова "Судьба на выбор" (Магический детектив) | | М.Ваниль "Влюбленная в сладости" (Женский роман) | | А.Емельянов "Мир Карика 4. Настоящая магия" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"