Кулаков Алексей Иванович: другие произведения.

Военный советник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.92*674  Ваша оценка:

  
  
  
   Пролог
  
  
  Поздним вечером, под стрекот цикад, старший охранник Лувра в компании с тремя подчиненными шествовал прогулочным шагом по ковровым дорожкам музея-дворца, заканчивая свой первый за смену обход. На душе у Паскуаля Бастьена царило полнейшее умиротворение и легкое предвкушение небольшого праздника - с его разрешения один из сторожей принес немного вина и кусок превосходнейшего камамбера, дабы чуть-чуть отпраздновать наступление своих тридцати трех лет. Христов возраст! Весельчак, балагур, большой любитель прекрасного пола - и в то же время надежный товарищ и исполнительный подчиненный, Жан-Клод за прошедший год прекрасно влился в компанию охранителей прекрасного.
  - Что тут у нас. Божоле?
  Поглядев на стол, старший охранник не нашел, к чему бы можно было придраться - ну что такое десять бутылок молодого вина на три десятка крепких мужчин? Так, только-только промочить горло. Заинтересовавшись вечерней прессой, Паскуаль придвинул к себе газету и бегло пробежался по заголовкам статей.
  "Скорое открытие международной автомобильной выставки!"
  - Целых одиннадцать компаний будут соревноваться за звание... Угум.
  Не без интереса почитав про скорое мероприятие, Бастьен перелистнул страничку. Равнодушно скользнул глазами по большой, в половину газетного разворота статье, посвященной недавно скончавшемуся русскому императору Александру третьему, перелистнул страницу с надоевшими заметками о деле Дрейфуса , невольно пригляделся к одному из заголовков на третьем развороте и тут же поморщился: нет, ну сколько можно мусолить убийство грабителями бывшего сенатора Жоржа Шарля де Геккерена д"Анте́са? Эти писаки готовы печатать любую чушь, лишь бы только привлечь внимание читателей!.. Вот как в этой статейке: какая к черту может быть месть за давнюю злополучную дуэль с русским поэтом Пушкиным, если даже самому тупому парижанину все ясно и понятно?.. Не держался бы престарелый барон так крепко за свой портмоне, глядишь бы и жив остался - когда предлагают "кошелек или жизнь", выбор должен быть очевиден! Да и вообще, на кой черт его понесло в тот трущобный бордель? Если так уж захотелось вспомнить сомнительные наклонности юношеских лет, то вполне можно было себе приличного юношу на содержание, и...
  - А где Жак и Николас?..
  Оживившиеся было охранники запереглядывались:
  - Вечно эти бездельники опаздывают!
  - Начнем без них?
  - Именно, и нам достанется больше!
  - К чему этот спор, я всегда могу сбегать за добавкой...
  Взмахом руки оборвав шутливый спор, старший охранник объявил что лично поторопит лентяев. Уже закрывая дверь караулки, он услышал характерный звук пробки, покидающей узкое горлышко бутылки, и ворчливо пробормотал:
  - Пьяницы и проглоты.
  Шагая по привычному маршруту, Паскуаль философски размышлял о том, что при его работе любой поневоле станет ценителем прекрасного. Собственно, он сам тому живое доказательство: одна из статуй в прошлом зале ему отчего-то сильно не нравилась, к другой он был предельно равнодушен - зато рядом с древнегреческим атлетом он частенько замедлял свой шаг, с удовольствием разглядывая его четко очерченную фигуру и выпирающие мышцы. А у мраморного изваяния Афродиты больше всего ему нравился тугой зад, напоминавший о пышных формах любимой Мари...
  - Виконт будет доволен. А, Гарри?
  - Молчи, дурак.
  Услышав тихий говорок, старший охранник немедленно насторожился, достал из чехольчика на поясе свисток и медленно двинулся вперед. Со всеми мерами предосторожности прокравшись до входа в следующую залу, он едва-едва выглянул и увидел ужасную картину: грабитель в матерчатой -маске деловито вскрывал стеклянные шкафы с драгоценной экспозицией - а еще один небрежно вертел в руках корону Людовика Святого. А потом взял, и примерил на себя бесценную реликвию!..
  - Гарри, ты только глянь на меня. Я король!..
  - Томми, прежде всего ты ленивая ирландская свинья. За работу!..
  Беззвучно выругавшись, Паскуаль усмирил беспорядок в мыслях, посмотрел на зажатый в моментально вспотевших пальцах свисток и тихонечко подался назад - на поясе грабителя-"короля" он заметил револьвер, а значит ему требовалось как можно быстрее добраться до оружия и подчиненных. Чуть запыхавшись от быстрого, но вместе с тем тихого бега, он рванул дверь караулки на себя... И готовые слова тревоги застряли в глотке, при виде валяющихся вповалку сторожей. Сердце на секунду сбилось, пропустив удар - пока он не вгляделся в ближайшего к нему охранника.
  Шлеп! Шлеп!!!
  Слава богу, охранники были живы - но не проявляли ни малейшего проблеска сознания, продолжая сладко причмокивать и похрапывать в ответ на все его усилия, заключающиеся в дюжине увесистых пощечин. И что самое подозрительное, отсутствовал сегодняшний именинник Жан-Клод.
  - Проклятье!..
  Вскрыв оружейный ящик и вооружившись сразу двумя револьверами Лефоше, мужчина коротко помолился, оглядел сонное царство и решительно толкнул дверь. Быстро добрался до нужного зала, прислушался, зловеще улыбнулся и слегка прикрыл глаза, творя короткую молитву. Сейчас он им...
  - Х-ха!
  Увы, сильный удар по голове помешал Паскуалю Бастьену стать настоящим героем - вместо этого он ничком повалился на наборный паркет и потерял сознание, не увидев, как грабители спокойно переглянулись с охранником-именинником, помахивающим в воздухе мешочком с песком. Хмыкнули и вернулись к своему делу - а Жан-Клод, презентовав бывшему начальнику крепкие веревочные путы и кляп, спокойным шагом добрался до крыла дворца, отведенного под творчество итальянских, французских и голландских мастеров. На месте он без малейшего удивления или тревоги обнаружил сразу шесть искусствоведов в масках - ночные посетители аккуратно, и в очень хорошем темпе освобождали часть старинных картин от рам. Красивых, покрытых золотом и затейливой резьбой, но притом (увы и ах) изрядно массивных.
  - Как?
  - По плану.
  То же самое он услышал и от ценителей прекрасного, придирчиво осматривавших богатейшую экспозицию древностей Ближнего Востока. А вот в отделе Древнего Египта Жана-Клода едва не продырявили из револьвера с глушителем.
  - Чего выскакиваешь, как черт из табакерки!
  Вернувшись в караулку и внимательно проверив валяющиеся в беспробудном сне "дрова", именинник вздохнул и присел за праздничный стол - все же, что ни говори, но день для него выдался очень нервный и хлопотный, а ночь еще только-только вступила в свои права.
  - Одеяло дать?..
  Мужчина в неброской одежде темных тонов и маске, неслышно вставший в проеме открытой двери, добродушно хмыкнул и с намеком пощелкал по латунной крышке дешевеньких часов.
  - Потом поспишь - пошли, таскать поможешь.
  Он прямо как в воду глядел. В ночь с пятнадцатого на шестнадцатое ноября одна тысяча восемьсот девяносто четвертого года человеку, которого остальные охранники Лувра знали под именем Жан-Клод, действительно так и не удалось ни на секунду сомкнуть глаз...
  
  
   Глава 1
  
  
  Бывают гости нежданные, но вполне желанные - родственники, друзья, просто хорошие знакомые. А бывает, что и наоборот: гостя ждут, но приходу его ничуть не рады. И неважно, человек ли это, или какое-нибудь явление природы - многие люди с куда как большей радостью встречали наводнение или даже пожар, нежели своего кредитора. Если же брать шире, то на Земле-матушке хватало мест, где в нежеланных и нежданных гостях числился вообще весь род человеческий...
  - Ваше благородие, вестовой на подходе!
  Например, в приморской тайге. Наглые и шумные людишки постоянно шастали по ней, рубили деревья, почем зря били зверье и птиц - или ковырялись в земле, попутно загаживая мелкие ручейки и речки. Впрочем, справедливости ради, изредка была от этих дурных кротов и польза. Когда они подкармливали обитателей вековечного леса своей требухой и мясцом, хе-хе!.. Но самой главной претензией у Леса было не их ковыряние в земле, не безжалостное истребление владельцев пушистых шкурок (хотя ни один лесной житель не убьет больше, чем ему требуется на прокорм), и даже не планомерное наступление на тайгу с пилами и топорами. Люди, эти двуногие вредители, постоянно приносили под его кроны жгучий и вечно голодный огонь - и по их недосмотру временами рождались такие пожарища, что пепельные пустоши с огрызками недогоревших стволов тянулись на многие дни пути!
  - Х-хах, хуф! Первый прика... Хке-кха!..
  Вот и сейчас, стоило неприятно крупной стае наглых пришельцев, уже третий день кружившей неподалеку от совсем маленькой стайки своих сородичей, ненадолго остановиться - как тут же развели полдюжины небольших костерков. Пока небольших. Особенно тревожил тайгу тот, что расположили возле корней старой лиственницы: очень уж жадно заглатывал мелкие сушины и веточки этот огонек, слишком отчетливо косился на сладко-смолистую плоть столь близкого дерева. Потрескивал искорками, ощупывал возможное угощение почти невидимыми щупальцами дыма и потихоньку тянулся-примеривался, как бы сподручнее пробежать по устилающей землю прошлогодней хвое к вкусной добыче... И ведь кострища не потрудились обложить ну хоть какими-то камнями!..
  - Вольно. И - отдышись сначала.
  Шумно выдохнув и откусив пару пластов воздуха, взмокший от долгого забега егерь передал-таки по адресу долгожданную команду начальства:
  - Четвертый вариант, плюс два часа, площадку уже готовят.
  Позабыв о кружке с почти закипевшей водой для чая, главноуправляющий Русской дальневосточной компании Игорь Владиславович Дымков, выбравшийся на природу вместе с небольшой группой (до двух рот включительно) служащих одного из подразделений своей компании, довольно заулыбался и потер щетинистый подбородок:
  - Где?
  - На юго-запад отсюда есть небольшая пологая лощинка - сама небольшая, но склоны сильно кустарником поросли...
  Дослушав вестового и отослав его отдыхать, отставной поручик Пограничной стражи Российской империи довольно потянулся. Глянул на циферблат наручных часов, затем на костерок и стоящую на рдеющих угольках кружку с гневно побулькивающей водой - а напоследок и на чертову дюжину узкоглазых храбрецов, решивших заработать себе на пропитание охотой в приморской тайге. Причем охотиться предполагалось не на беззащитных белок, или там соболей-лисиц. Нет, предприимчивые добытчики промышляли исключительно больших полосатых кошек, чьи когти, зубы и внутренние органы были крайне популярны в восточной медицине. Шкурами, разумеется, тоже не пренебрегали. Если на глаза и под меткую руку попадалось что-то вроде медведя, или там барсука, то не брезговали и ими - ведь лекари и ученые мужи Срединной империи умели найти должное применение практически любому ингредиенту... Главное, чтобы было что применять. А то в последнее время на внутреннем китайском рынке столь специфического лекарственного сырья стал нарастать заметный дефицит, кое-как выправляемый дополнительными поставками из Бирмы, Кореи и Индонезии. Вот и рисковали отчаянные манчжурские парни, отправляясь в русское Приморье ради заработков, способных принести им кучу серебряных лянов. Или безвестную могилку (а то и без нее обходилось) - тут уж как повезет.
  - Василий Степанович!
  Убрав кружку от огня и забросив в кипяток пакетик зеленого чая, Дымков приглашающе кивнул старшему унтер-офицеру третьей роты приморских егерей на бревнышко возле костерка. Э-ээ... Ну, то есть, пригласил одного из старших приказчиков леспромхоза "Поморье" на производственное совещание, касательно подготовки к производству важных работ на третьем участке того самого леспромхоза.
  - Никак, Игорь Владиславович, кончилось наше ожидание?
  Дунув на какую-то до ужаса назойливую кровососущую мелочь, вьющуюся возле лица, Игорь глянул еще раз на часы, быстро что-то прикинул и только после этого подтверждающее кивнул:
  - Выдвигаемся через сорок минут. Оружие и патроны для бегунков проверить еще раз!
  - Так точно, лично перепроверю. Да вы ведь и сами уже два раза?
  - Сам знаешь, для кого стараемся. Не дай бог, коли что не так...
  Унтер на это лишь согласно промолчал. Дымков же с едва слышным скрипом потер отросшую щетину на скуле и недовольно поморщился: все ж таки укусила какая-то сволочь! Вытянул из узкого кармашка-чехла тюбик со специальной мазью против таежного гнуса, и привычными движениями подновил пахнущую горькими травами защиту от мелких, но ужасно настырных мошек. Чтоб они попередохли все разом!!!
  - Трофеи для наших дорогих гостей случаем не попортились?
  - Никак нет, мы их со всем бережением.
  Вытянув из кипятка пакетик с чаем и выкинув его в недовольно зашипевшие угольки, молодой директор быстро пробежался мыслями по списку задач. Все ли он проверил, все ли готово для скорого представления? Можно даже сказать - театральной постановки, хе-хе, в условиях естественного природного ландшафта и с максимальным жизненным реализмом.
  - Н-да, Нерон был бы доволен.
  - Виноват, не разобрал?
  Мелкими глоточками отпив любимого напитка, мужчина прикрыл глаза, чувствуя как на лбу и висках выступает легкая испарина.
  - Я говорю, Василий Степанович, что можно уже и пошуметь.
  - А!.. Это мы мигом. Разрешите исполнять?..
  - Приступайте.
  Через десяток минут неподалеку от отдыхающих на природе работников леспромхоза треснул первый выстрел - но ни тревоги, ни хотя бы заметного интереса у "лесорубов" это не вызвало. Как и прозвучавший в ответ целый залп из Агреней - правда, какой-то жиденький, словно стрелки целились впопыхах, или вообще, просто в нужную сторону. Вновь частый треск вразнобой, в котором опытное ухо вполне могло определить голос американских винчестеров, парочка выстрелов чего-то более солидного калибром, дополненное заполошным тявканьем нескольких револьверов - и вновь ответный залп карабинов. Причем в этот раз он вышел не в пример лучше: слитный, хлесткий, убийственно-смертельный... Для деревьев, чью белую плоть в основном и кромсали бездушные свинцовые осы. Справедливости ради надо отметить, что от разгоревшейся канонады появились заметные жертвы и среди прошлогодней хвои (в паре мест пули буквально перепахали таежный дерн), и пролившуюся невинную кровь - фатально не повезло белке, очумевшей от резкого шума. Увы, но родной кедр оказался бессилен ее защитить...
  - Обходи их!
  - Загибай левый фланг!..
  - Ах ты, етит вашу мать!!! Приказ был - целить не выше человеческого роста!
  Хлопнула пару раз ракетница, на краткий миг перекрыв матерную скорбь старшего унтера по несчастному зверьку и его отеческий укор насчет неправильного выполнения приказов. Почти сразу вдогон двум красным огонькам улетел и зеленый - и перестрелка явно начала смещаться в сторону. А потом и вовсе стала постепенно затухать, и скоро о ней напоминал только тревожный вид выстроенных в шеренгу манчжур, небезосновательно решивших, что их прямо сейчас - немножечко того. Ну, вдогон за белкой. Собственно, вид егерей, направивших на них свои Агрени, иного толкования и не оставлял...
  - Так, этому - винчестер и нож, мешок с потрохами.
  Но вместо этого командир пленившего их отряда, слегка отведя душу на "дубинах стоеросовых" и "оленях безрогих", пошел вдоль кривого строя, раздавая недешевое и вроде как неуместное в руках таких гостей оружие.
  - Револьвер и винтовку, половину тигровых шкур.
  - Винчестер, и?..
  Оглядев нехарактерно-богатырское сложение дорогого гостя из-за Амура, унтер передумал, для начала обменяв американскую рычажную скорострелку на солидную и даже почти новую английскую винтовку Мартини-Генри. Добавил к ней полупустой патронташ и увесистые подсумки, набитые отстрелянными гильзами, и напоследок щедрой рукой навесил на могучие плечи все пять капканов на крупного зверя.
  - Тесак и мешок с костями.
  Следующему крупногабаритному счастливчику достался большущий тюк с останками сразу трех безвременно почивших тигров. Его соседу тяжелый кожаный мешок с жиром, почти добровольно пожертвованным на благое дело сразу пятью барсуками, и довольно-таки дряхлый манлихер с вытертым до белой стали стволом. То, что он еще стрелял, уже было удивительным - ведь руки подданных империи Цин уверенно портили ненадлежащим уходом даже вроде как неспособный к поломке железный лом...
  - Вторую половину тигровых шкур, все оставшиеся потроха, котелок и нож - носильщиком будет. Этому бидон с медвежьим жиром, баклагу с водкой и револьвер.
  Получая в руки оружие, манчжуры явно мучились вопросом - почему это егеря, крайне жадные до любых трофеев (настолько, что зачастую сами приходили за ними к соседским хунхузам), проявляют такое неслыханное великодушие. Они бы, наверное, все же набрались храбрости для того, чтобы озвучить терзавшие их сомнения - но гостеприимные хозяева и тут пошли им навстречу:
  - Ванька, переводи.
  Вставший рядом с унтер-офицером... Пардон, господином старшим приказчиком - так вот, этот уссурийский "лесоруб" на русского походил только пятнистой формой и карабином, в остальном же был ну вылитым корейцем.
  - В оружии по пятку патронов. Уссури вон там. Вас отпускаем, и ждем четверть часа.
  Переждав очередную тарабарщину на непонятном ему языке (ему вполне хватало и дюжины расхожих фраз, вроде "стоять-бояться" или - "чем можешь купить свою жизнь?"), Василий Степанович негромко продолжил:
  - Затем встаем на след. Кто успеет добраться до реки вперед нас и уплыть - значит, так тому и быть, вслед стрелять не будем. Остальных закопаем. Заживо. Все ли понятно?
  Ласково улыбнувшись, унтер вытянул из чехольчика на поясе крупную луковицу "Командирских", и демонстративно покачал ее на короткой цепочке:
  - Вопросы, просьбы? Я так и думал.
  Отщелкнул крышку, глянул на циферблат и дал небрежную отмашку:
  - Ну что, родимые? Пошли, что ли?!..
  Дважды повторять не потребовалось - гости дорогие рванули по тайге так, что треск и шум пошел как от стада лосей во время гона. Выждав немного, снялись с места и "гончие" передового дозора - а следом за ними без какой-либо команды (а зачем она, коли все и так службу знают?) начали разбиваться на десятки и остальные загонщики. Треснул в отдалении одинокий выстрел Агрени...
  - Что у нас здесь?
  Притормозив возле лежащего ничком браконьера, Дымков принял короткий доклад от одного из егерей, заранее рассаженных в секреты по склонам лощины. Как говорится, все для удобства манчжурских спортсменов! К их услугам были не только наблюдатели на трассе соревнований (чтобы они не дай бог не заблудились) но и "погонщики" - для тех, кто недостаточно быстро шевелил ногами. Ну, а если кто-то из дорогих гостей вдруг поддавался соблазну нечестной игры и решал отколоться от группы товарищей по марафонскому забегу, дабы спрятаться в укромном месте и переждать основной накал страстей... То таких нарушителей ждала жесткая критика и выговор медиков в пятнистом камуфляже. Разумеется, с обязательным занесением оного в грудную клетку. Таежная медицина - она такая. Гм, строгая, но справедливая, ага.
  - Как обычно.
  - Слушаюсь!
  Трофеи в виде пары медвежьих шкур и винтовки перекочевали на плечи одного из "лесорубов" основного отряда (который и не подумал останавливаться по такому незначительному поводу), а "критик"-снайпер вместе со своим напарником остались прибрать-закопать за собой образовавшийся мусор. След от бегунков был очень четкий (ну еще бы!) шли по нему "волчьим шагом", знакомым каждому лесовику - и если бы не директор Дымков, повисший на ногах загонщиков этакой живой гирей!.. Впрочем, даже так они почти успели к развязке: эхо частых выстрелов застало их примерно в середине лощинки. Пронзительная трель унтер-офицерского свистка резко ускорила передвижение егерей, так что на место последнего финиша невольных участников амурско-олимпийского забега они прибыли всего через десяток минут - успев как раз к разгрузочно-погрузочным работам. В смысле, что передовой дозор как раз освобождал лежащие вытянувшейся цепочкой тела восьмерых покинувших большой спорт браконьеров от оружия и трофеев, и собирал их бренные останки в одно место. Мимоходом оглядев это действо, Игорь с ясно видимым удивлением и тревогой приблизился к тем, кто столь успешно выполнил стрелковое упражнение "бегущий кабан".
  - Александр Яковлевич?!? Вы??? Но как?.. У вас все в порядке?
  - Более чем, Игорь Владиславович, более чем. Но откуда такое удивление, разве вам не доложили?..
  - В том-то и дело, что нет! Вестовой передал, что впереди есть небольшая группа охотников и при них - всего три-четыре сопровождающих!.. Ну я им!!!
  Добродушно рассмеявшись и попросив не наказывать строго своих подчиненных, чиновник Военного ведомства по особым поручениям (между прочим, всего месяц назад получивший очередное повышение до надворного советника) представил новоприбывшему небольшую компанию остальных стрелков. Таких же простых любителей охоты, как и он сам: для начала - двух бравых капитанов первого ранга, отдыхавших на суше от утомительных тягот управления своими броненосными крейсерами. Затем был сухощавый инспектор Морского технического комитета , восстанавливающий спокойствие и нервы после набега-ревизии на портовых чинуш Владивостока.
  - Лейтенант Владимир Шателен, адъютант его высочества.
  - Рад нашему знакомству...
  Ну а самым простым из собравшихся был великий князь Александр Михайлович Романов. Обремененный, вдобавок к своему немалому титулу, должностью управляющего Морским министерством. Второе лицо Морведа, так сказать!.. С очень вероятной перспективой стать первым - как только позволит опыт и выслуга лет.
  - Ваше императорское высочество, для меня огромная честь быть представленным...
  - Оставьте! Мы здесь все без чинов, по-простому. Тем более что вы, Игорь?..
  Дымков правильно истолковал заминку великого князя, еще раз подсказав-напомнив тому свое отчество:
  - Владиславович, ваше императорское высочество!
  - Так вот, Игорь Владиславович, вы ведь и вовсе не на действительной службе. Так что тем более без чинов и прочей словесной эквилибристики. Черт подери! Мы ведь на охоте!..
  Судя по легкому румянцу, молодой Романов почти успел отойти от первого знакомства с аборигенами Манчжурии.
  - Господа!..
  Покосившись на тела "кабанчиков", которые как раз собрали и выложили аккуратным рядком, великий князь едва заметно передернулся, но своей подчеркнутой жизнерадостности так и не потерял:
  - Господа, не вернуться ли нам на наш бивуак ?
  - Всемерно поддерживаю! Благо, и трофеи наши уже там.
  - О?! У нас есть трофеи? Позвольте полюбопытствовать, и что же нынче...
  Вслед за своим предводителем и его свита отвернулась от неприглядных результатов своей меткости, в едином порыве устремившись на подготовленную для них стоянку. Не то, чтобы русских дворян вдруг одолели душевные муки и раскаяние - к кому, к немытым туземцам в грязных тряпках?! Пфе!.. Вы верно шутите, господа? Нет, налицо был некий душевный подъем и гордость за себя любимых, не растерявшихся при нападении подлых бандитов и давших им достойный отпор. Но вместе с тем, присутствовала в общем настрое собравшейся костра компании некая нотка... Почти незаметная, но все же самую чуточку саднящая - как невидимая глазу заноза, напоминающая об одной недавно нарушенной христианской заповеди.
  - А что, Игорь Владиславович, много у вас в Приморье таких вот наглых браконьеров?
  - К сожалению, ваше импера... Гхм. Александр Михайлович. В месяц до пяти-семи столкновений случается. О, благодарю.
  Приняв полную до краев серебряную стопку из походного великокняжеского набора, и дождавшись по-военному энергично-короткого тоста, Дымков тут же ее ополовинил.
  - Надо же, а я, признаться, рассказам князя поначалу не поверил. У вас тут, получается, чуть ли не война?!..
  Надворный советник Агренев на это лишь пренебрежительно отмахнулся:
  - Этих-то мои лесные сторожа вполне успешно гоняют и задерживают. А вот когда мелкие шайки китайских бандитов соединяются в отряды по две-три сотни клинков. Гм, вот тогда...
  Всем своим видом аристократ показал, как тяжко бывает отражать подобные набеги.
   - Местные казачки к таким делам привычны, чуть что - собираются в отряды и задают хунхузам трепку. А вот у переселенцев с самообороной... Я своим арендаторам в числе прочего выдаю переделанную в дробовое ружье берданку, и сотню патронов, но помогает это мало - сами понимаете, господа, крестьянин, он и есть... Гм, крестьянин.
  Компания дружно усмехнулась, правильно оценивая боевой потенциал среднестатистического пахаря-переселенца - и его шансы против опытного в душегубстве бандита.
  - А генерал-губернатор в курсе такого возмутительного положения вещей?
  - Разумеется. Более того, он уже раз пять отправлял соответствующие доклады.
  - И?
  Князь Агренев выразительно пожал плечами, как бы говоря, что воз проблем и ныне там.
  - А что же власти Китая?
  - Дело в том, господа, что в империи Цин неофициально все эти земли считают своими - так сказать, временно оккупированными северными варварами. То есть нами.
  - Хм!?..
  - Да-да, я тоже был изрядно удивлен - в свое время. Так вот, посудите сами, господа: там...
  Веточка в руках надворного советника выразительно повернулась в сторону близкой речной границы с Китаем.
  - Основная часть населения живет в беспросветной нищете. А у нас здесь кроме обычной для них добычи еще и переселенцы появились, коих ограбить - сам Конфуций велел.
  Свита великого князя и он сам громко расхохотались такому пассажу, одновременно с неподдельным интересом поглядывая в сторону лесных сторожей, раскладывающих в сторонке от костра честно настрелянные охотниками трофеи. Десяток отлично выделанных полосатых шкур (почти год копили, между прочим!), три медвежьих, с дюжину барсучьих, кипу собольих, разбавленных пышными лисьими шубками. На отдельном месте - клыки и когти, рядышком небольшая груда винчестеров, придавленная сверху тремя винтовками. И позади всего неопрятная куча поясов с подсумками, патронташей, и ножей с револьверами.
  - Так что - стреляют, грабят, насилуют и пытают, при случае не брезгуют и поджог устроить. Лояльных империи гольдов вообще мимоходом убить могут.
  Капитан броненосного крейсера "Владимир Мономах" не выдержал и уточнил:
  - Простите - а их за что?..
  - Да просто так, забавы ради. До недавнего времени учинить насилие над гольдкой, для любого манчжура, было делом просто-таки обязательным. Мужьям такое, естественно, не нравилось - ну и сами понимаете, господа, чем все обыкновенно заканчивалось. Справедливости ради надо заметить, что подобным образом поступали и наши беглые каторжники.
  Инспектор МТК, слегка оттаявший душой возле языков живого пламени, лукаво уточнил:
  - Тоже - до недавнего времени, князь?
  Демонстративно вздохнув, Агренев доверительным тоном признался:
  - Подобные инциденты очень плохо сказываются на работе моих предприятий. Опять же, господа - терпеть подобное беззаконие...
  Все присутствующие прекрасно услышали слово "убытки" вместо чепухи про законы, и полностью разделили негодование гостеприимного хозяина. В самом-то деле, спускать подобные покушения на второе самое чувствительное место любого аристократа (а у некоторых кошелек и вовсе стоял на первом) было делом абсолютно невозможным.
  - Н-да. Кстати, Игорь Владиславович, среди лесных сторожей потерь нет?
  Перекрестившись, Дымков выдержал крохотную паузу и резюмировал:
  - В этот раз, слава богу, все обошлось вполне благополучно и все остались живы. Не без ранений, конечно - но это уж сами понимаете, господа, служба у них такая.
  Окончание фразы сошло за вполне приличный тост, после которого директор РДК извинился перед собравшимся обществом и отошел к работникам леспромхоза. Принял пару докладов от одного из младших приказчиков, отвечающих за кольцо внешнего охранения, отдал полдюжины распоряжений - а затем прошел до второго костерка, на котором "обслуга" в пятнистой форме готовила для охотников походный перекус.
  - Чем потчуем?
  Егерь, примеривающийся вытянутым жалом боевого ножа к жестянке сублимата с красочной этикеткой на боку, тут же вытянулся по стойке смирно и доложил меню на приближающийся вечер:
  - Луковый суп, гороховый суп-пюре с копченостями, спагетти с сыром, бифштекс с горошком и картофельным пюре, куриная грудка в меду, бараньи ребрышки в пряном соусе с гречневым гарниром.
  Скользнув взглядом по трем пятилитровым флягам с мадерой, портвейном и обычным легким столовым вином, и завершив обзор маленьким изящным бочонком настоящего французского "Мартеля" (то-то "выхлоп" великокняжеского адъютанта был таким знакомым!), Игорь окончательно успокоился.
  - Воруют! Вы не поверите, господа, у каждого второго интенданта рыльце в пушку. И ладно бы брали понемногу, согласно чина и места на службе - так нет же, без зазрения совести и какой-либо оглядки хапают и хапают!..
  - Отчего же не верить? Взять хоть у меня на крейсере...
  Командир "Памяти Азова", на котором великий князь Сандро прибыл инспектировать Первую тихоокеанскую эскадру (а заодно присмотреть подходящее местечко для новой военно-морской базы ВМС) так энергично махнул рукой, что едва не зашиб коллегу-каперанга. У которого, между прочим, была своя наболевшая тема для разговора. Можно даже сказать, целая обида: как они не спешили, но все же едва-едва успели к завершению японо-китайской войны. Разве это дело, когда недавно отремонтированный боевой корабль то и дело вынужден тащится экономическим ходом по причине регулярных поломок НОВЫХ паровых машин и котлов?!?
  - Доколе, господа?..
  Меж тем, двоюродный дядя правящего (хотя пока и не венчанного на царствие по техническим причинам) государя-императора был озабочен совсем иным:
  - ... этот Витте уговорил-таки государя организовать на Дальнем востоке сторожевую флотилию! Дескать, постоянные жалобы от наших рыбопромышленников, прямой ущерб доходам казны, доколе можно терпеть хищнический разбой японских и американских браконьеров в наших водах - ну и тому подобные доводы. Признаться, Александр, у нас в Морведе поначалу такому обороту дела никто не обрадовался, но по зрелому размышлению...
  Обогнув разговорившихся между собой охотников, Дымков дал "прислуге" отмашку на организацию раннего ужина. Или второго обеда? Понаблюдав за тем, как вокруг белоснежной скатерки на сочную июльскую траву расстилают тигровые шкуры, мужчина вернулся было к догрызающему последнее полешко костру.
  - ... почти всех парусно-винтовых старичков. Как боевые единицы они - сами понимаете, а вот в качестве сторожевых кораблей еще вполне пригодны. Да-с!
  - На мой взгляд, это отличное решение при минимальных затратах. А кого планируют поставить во главе Сторожевой флотилии?
  Услышать столь интересные сведения помешал вернувшаяся из погони "артель лесорубов", моментально заполнившая все свободное место на небольшой вообще-то таежной полянке.
  - Ваше благородие, разрешите доложить?..
  Получив соответствующую команду, бравый старший унтер мимолетно скосил полные хитринки глаза в сторону насторожившихся гостей, подправил кончики густых усов - и как на духу повинился, что тройке браконьеров все же удалось скрыться из устроенной на них облавы. Уплыли по реке, гады свинские! И главное не поперек, на китайскую сторонку - а совсем даже вдоль! Додумались, что по берегу вслед за ними ноги ломать, дураков нету.
  - Все равно. Молодцы!
  - Р-ра стар-рся, вашсиятво!!!
  Под нестройный (специально тренировались для нужного эффекта) рев полусотни здоровых глоток, князь непринужденным движением загородил собой их командира от взглядов гостей, подтянувшихся на звуки громкого рапорта-доклада. Покосился по сторонам, а затем быстро уточнил у офицера реальное положение дел. Не вслух, разумеется - зачем сотрясать воздух, когда обоим для общения вполне хватает и условных знаков, намертво выученных еще во время службы в Пограничной страже.
  "Сколько на самом деле?"
  "Один, ушел в реку, не нашли. Шустрый оказался, сволочь!"
  "Потери?"
  "Нет".
  "Молодцы. Премия - каждому".
  - Выношу благодарность за проявленное усердие!
  Беззвучный диалог не ускользнул от внимания егерей, а посему ответный рев роты порубежников вышел особенно искренним в плане чувств, подняв в воздух небольшую стайку птиц (и заодно распугав все зверье как минимум в радиусе пары верст).
  - Эка! Они у вас, князь, почти как настоящие солдаты.
  - Александр Михайлович, да это они перед вами марку держат. Как узнали, что вы изъявили желание поохотиться у нас на тигра, так едва конкурс не устроили, выбирая - кто более всего достоин показаться на глаза Его императорскому высочеству.
  Великий князь не удержался и против воли польщено хмыкнул:
  - Так уж и конкурс?
  - Игорь Владиславович, не преувеличиваю ли я?
  Дымков, разумеется, незамедлительно подтвердил, что служащие его компании - и уссурийские лесные сторожа в том числе, прямо-таки потеряли сон и покой, едва узнали о прибытии такого именитого гостя. Родич самого государя-императора, это ж!.. Прямо полные штаны самой искренней радости, не меньше! Хотя до организации всенародных гуляний, к сожалению, уровня верноподданнического восторга все же не хватило. Увы!
  - Господа, не подкрепиться ли нам чем бог послал?
  Пока гости устраивались на шкурах и с нескрываемым изумлением дегустировали "простую, но сытную пищу", добытую расторопной "прислугой" из жестянок с пайковым сублиматом для экипажей дирижаблей (для других производить столь специфический и дорогой продукт было просто нерентабельно), Игорь вновь выпал из общей компании. Что же поделать, если некоторые моменты лучше уточнять вдали от любопытных ушей чужаков? Впрочем, на сей раз он успел вернуться вовремя:
  - ...право же, господа, вы сильно преувеличиваете мои таланты. Обычная логика и здравомыслие, не более того - вот залог моих коммерческих успехов.
  - Ну не скажите, князь: мне говорили, что одни только золотые прииски на ваших землях приносят почти миллион годового дохода. А ведь у прежних хозяев прибыль еле-еле за двести тысяч вытягивала?..
  Если гости ждали, что крупнейший землевладелец Дальнего востока империи будет неприятно поражен такой их осведомленностью, то они крупно ошибались - на его лице вообще ничего не изменилось. А вот директор Дальневосточной компании едва удержался от ехидной усмешки: подумаешь, золотые прииски! Это скучно и банально. Вот найти геологоразведкой несколько месторождений нефрита, быстро оценить перспективы, всего за полгода организовать добычу сырья и завод по художественной обработке камня, одновременно налаживая продажи "вылепленных" конвейерным методом поделок напрямую мелкооптовым торговцам Срединной империи - это да, это высокий класс работы! Все золотые прииски, и тайные, и вполне себе официальные, не приносили и трети той суммы, что выкладывали ханьцы за вожделенный ими нефрит. А ведь этот камень ценили еще и в Корее. И в Японии хватало ценителей - по слухам, одна из трех регалий самого божественного тэнно была из этого священного камня...
  - И все же, господа, вынужден повториться: банальнейшая логика и минимальное здравомыслие. Как пример этого утверждения могу привести, гм, ну вот хотя бы Игоря Владиславовича.
  Дымков тут же послушно дернулся и изобразил на лице удивление:
  - Э-ээ? Боюсь, я не вполне уяснил для себя предмет вашего спора?
  - Одну минуту, сейчас я все объясню. Игорь, вы не будете в претензии, если я озвучу кое-что насчет ваших планов по Владивостоку?
  Надо сказать, что слушали князя Агренева со всем вниманием. Еще бы, признанный архимиллионер желает раскрыть секреты своего успеха! Ну, или не свои, но тоже крайне интересные. Благо, что управляющий РДК, несмотря на свою явную молодость, уже успел зарекомендовать себя вполне серьезным человеком с солидными капиталами - так что близкое знакомство с ним в любом случае было полезным.
  - Так вот, где-то с полгода назад Игорь Владиславович был по делам своей компании во Владивостоке. И первое, что пришло ему в голову при осмотре городской панорамы с какой-то там высоты...
  - Это холм под названием Саперный, Александр Яковлевич.
  Отметив признательным кивком столь важное уточнение, надворный советник продолжил:
  - Так вот, первое, что пришло ему в голову, что единственному крупному городу-порту на Дальнем востоке Российской империи и главной базе Тихоокеанской эскадры явно не хватает своего судоремонтного и судостроительного завода. Господа, вы все далеко не последние люди в Морском ведомстве, и разбираетесь в потребностях наших военно-морских сил неизмеримо лучше меня... Признайтесь: ведь есть необходимость в таком предприятии?
  - Хм!
  Поглядев на заинтересованно хмыкнувшего великого князя, и не заметив у своего начальства хоть какого-то желания отвечать, каперанг "Памяти Азова" взял сей невеликий труд на себя:
  - Да оная необходимость возникла еще десять лет назад! Назрела и перезрела!.. Стыдно говорить, господа, но даже моему крейсеру пришлось телепать для ремонтных работ в Нагасаки.
  Командир "Владимира Мономаха" сочувственно покивал коллеге, посильно разделяя его негодование и скорбь.
  - Вот видите, господа. Все знают, все возмущены - а возможность с коммерческими перспективами увидел только Игорь Владиславович. Кстати, вы не поделитесь с обществом своими соображениями?
  Общество приготовилось улещивать молодого коммерсанта, но тот, против ожидания, ломаться не стал:
  - Отчего же нет?.. Рассуждения мои были вполне просты, и строились в первую очередь на знании местных особенностей и реалий. Из которых первая - уже озвученная ситуация с текущим ремонтом и обслуживанием кораблей Тихоокеанской эскадры, и гражданских судов. Вторым доводом стали несколько бесед с крупными рыбопромышленниками Дальнего востока - эти почтенные господа с большим удовольствием приобрели бы себе специализированные рыболовные суда, способные помимо собственно ловли еще и обрабатывать свой улов прямо на борту. В качестве третьего довода выступает крайняя дешевизна рабочей силы в Китае - ей богу, ханьцы готовы работать от зари и до заката буквально за миску пустого риса и полкопейки в день. Поставки металла и разных машин вполне осилит управляемая мной компания - мы, знаете ли, вполне успешно осваиваем местное железорудное сырье. Ну и последнее по счету, но не по значимости: узнав о моем начинании, сразу же появились инвесторы мелкой и средней руки, да в таком количестве, что мне через пару месяцев и кредит станет не особо нужен. Хотя все равно...
  Дымков с четко демонстрируемой благодарностью кивнул-поклонился в сторону князя Агренева:
  - Благодарю за предложение оного на исключительно хороших условиях. Кстати, господа. По совету Александра Яковлевича, я зарезервировал некоторое количество паев будущего предприятия для людей, сочувствующих идеям развития собственного судостроения на Дальнем востоке.
  Одним духом и размеренно-негромким тоном выдав последнюю фразу, молодой коммерсант тут же "увидел" какой-то непорядок у расположившихся невдалеке лесных сторожей - и разумеется, немедля отправился это исправлять, заодно избавив высокое собрание от необходимости хоть как-то реагировать на свой намек. Можно даже сказать, очень толстый и предельно конкретный намек одному великому князю, по воле случая занявшему очень ответственный пост с большими возможностями, и слишком маленьким должностным окладом. Для члена Дома Романовых маленьким, разумеется. Быть "Его императорским высочеством" само по себе нелегко, а уж выдерживать уровень, достойный этого высокого титула - и вовсе крайне недешевое занятие. Да на одних только балерин и дружеские пирушки в узком кругу своих, в год уходят ну совершенно несусветные суммы! Собственно, отплывая в служебную командировку столь надолго и далеко, Александр Михайлович Романов помимо всего прочего как раз и собирался доверительно пообщаться с вроде как опальным князем Агреневым - насчет возможных совместных деловых интересов. Вон, министр Витте на этого аристократа-промышленника не жалуется, и министр путей сообщения Хилков им доволен, и другие, вполне достойные доверия личности... Кстати, вдовая императрица Мария Федоровна тоже входит в их число. Последнее, впрочем, и не удивительно: младший брат государя богател просто-таки неприличными темпами!
  - ...штуцер "Вепрь" под пятисотый патрон нитроэкспресс , Александр Михайлович.
  - О?.. Признаюсь без лишней скромности, я знаток хороших ружей, но об этом вашем "Вепре" не слышал. Что-то новое от ваших оружейников, князь?
  - Некоторым образом. Это Сергей Иванович Мосин от скуки заинтересовался конструированием охотничьих винтовок под разные боеприпасы, и уже успел...
  - Господа!..
  Возлежащие на шкурах на манер древнеримских патрициев охотники с легким удивлением прервали свои разговоры и уставились на Дымкова, держащего печально-виноватое выражение лица.
  - Приношу свои глубочайшие извинения, но охота на тигра сорвана. По независящим от меня, увы, причинам.
  - Что?..
  - Как?!?
  - Гхм!!!
  Громко кашлянув, заметно расстроившийся великий князь попросил в наступившей тишине ответа на тему "что случилось и кто виноват?". Оказалось, что совсем недавно через вестового пришел доклад об обнаружении заимки убитых браконьеров - а в ней, помимо прочих меховых богатств, целых девять шкур больших хищных кошек.
  - Учитывая же наличие целых двенадцати тигровых шкур в трофеях. Гм!..
  Опытному охотнику Сандро больше ничего пояснять не требовалось. Нет, желанные трофеи в Приморье были, и их вполне можно было добыть - вот только для этого требовалось покинуть довольно обширную область, где проклятые туземцы выбили под корень все усато-полосатое племя. Конечно, достаточно скоро опустевшие охотничьи угодья обретут новых клыкастых хозяев - но точно не в этом году. Да и насчет следующего большие сомнения. В общем... Вечер наверняка бы был испорчен, если бы у собравшейся вокруг бочонка с коньяком компании не было стрельбы по "бегущим кабанам". А так, острых ощущений хватило с большим запасом - опять же, в их распоряжение попали законные трофеи.
  - А винтовочки-то господа, судя по клеймам, с английского армейского арсенала! У этой, поглядите, даже воронение еще не пообтерлось!..
  - Похоже, ствол этого винчестера не чистили с момента его выделки. Как-то не разорвало?
  - Судя по величине шкуры, Топтыгин был каких-то просто невероятных размеров!.. Кстати, был у меня как-то случай на охоте...
  Пока военные моряки, инспектор МТК и примкнувший к ним Дымков разбирали честно настрелянное, их начальство потихонечку отдрейфовало в сторонку, занятое каким-то своим разговором. Все это, разумеется, заметили. И так же разумеется, дружно поверили, что два титулованных аристократа обсуждают штуцер "Вепрь", не став им в этом деликатно мешать - благо, что два любителя оружия были потеряны для общества всего десяток минут.
  - Все же перепить военных моряков может только наша доблестная гвардия. Как вы думаете, Игорь?
  Когда окончательно стемнело, и лакированная пятилитровая емкость с "Мартель" показала дно, двое гостеприимных хозяев отошли подышать свежим таежным воздухом.
  - Думаю, Александр Яковлевич, что инспектора Моского... Кхм. Мор-ско-го комитета с вами не согласятся.
  Помассировав губы и тряхнув головой, молодой директор почувствовал себя немного получше. А вообще хорошо стало, когда он вслед за князем вылил себе на голову ковшик с холодной водой.
  - Ну что же, теперь можно уверенно констатировать: мы старались не зря.
  - Вы... Договорились?
  Почти незаметный в темноте кивок подтвердил, что Дымков только что успешно лишился целой трети акций своего будущего предприятия.
  - Проблему с персоналом великий князь взял на себя - как я понимаю, слегка разорит казенные верфи в Петербурге. Обещал лучших.
  Всего трех минут хватило аристократу, чтобы передать суть достигнутого соглашения - но что это были за минуты! Сказка, просто сказка!.. Которую Игорь готов был слушать на бис, хоть целую ночь.
  - ... и, разумеется, обслуживание и ремонт кораблей Тихоокеанской эскадры.
  Двое мужчин помолчали, без всяких слов празднуя заслуженный успех. Все результаты которого, кстати, еще даже и не раскрылись в полной мере. Планы в планах, а в тех - еще одни планы!..
   - Интересно, что его императорское высочество будет рассказывать в столичных салонах про свою нынешнюю охоту?..
  - И всяких браконьеров, которые посмели ее испортить. А ведь государь тоже неравнодушен к этой забаве для благородных...
  - Н-да. Кстати, Александр Яковлевич, ежели не секрет. Сложно ли вам было уговорить гостей пострелять по "кабанчикам"? В смысле, дать отпор наглому нападению бандитов?
  - Что вы, какие уговоры? Мне и так писать отчет для генерал-губернатора по поводу этого чрезвычайного происшествия на охоте с участием его императорского высочества. А так... Долг хозяина, не разумнее ли будет отступить и переждать, тому подобные словеса - а в итоге мне пришлось подчиниться решению великого князя дать отпор наглым бандитам.
  Помолчав, князь Агренев совсем тихо произнес:
  - Иным и не надо никаких уговоров - достаточно дать возможность проявить свою натуру без опаски за последствия.
  Дружно впав в лирическое настроение (все же выпито было немало), они вернулись к разомлевшей компании.
  - Князь, а когда вы планируете покинуть эти дикие места? Или вы еще недостаточно соскучились по нашей Северной Пальмире?
  Устроившись на своей шкуре, надворный советник утомленно махнул рукой:
  - Что вы, господа. Кому я там нужен?..
  
  ***
  
  - И конечно, стоит правильно расставить акценты, обязательно упомянув те негативные тенденции, о которых я вам говорил... Надеюсь, вы справитесь?
  - Так точно!
  - И помните, Николай Илларионович, ваш доклад будут оценивать там.
  Указательный палец командира Отдельного корпуса жандармов медленно и очень значительно указал вверх.
  - Может быть, даже и САМ... Вы понимаете? Так что все должно быть изложено правильно и безупречно.
  Подполковник в лазоревом мундире сильно сомневался, что занятый подготовкой к собственной коронации государь Николай Александрович найдет для ознакомления с его будущим творчеством хоть минуту своего высочайшего внимания. Да и когда станет императором - тоже. Но все равно, выдал положенный в таких случаях ответ:
  - Так точно, ваше превосходительство!
  - Вот в таком вот разрезе, полковник. Да-с! Ну что же, я вас не задерживаю.
  Щелкнув каблуками, проинструктированный офицер четко развернулся через левое плечо и строевым шагом покинул кабинет товарища министра внутренних дел - ну были у недавно назначенного шефом ОКЖ генерал-адъютанта Пантелеева свои небольшие пристрастия и особенности командного стиля. Так и что с того? Главное ведь не это, а несколько отчетливых намеков, связывающих успешное выполнение поручения с получением очередного чина. А там кто знает, может быть и новое назначение воспоследует?..
  - Хотя последнее уж вряд ли.
  Добравшись до своего кабинета, он оглядел шкаф с аккуратными укладками и архивными коробками, содержимое которых отражало многогранную натуру одного неугомонного аристократа-промышленника.
  - Н-да, вряд ли!
  С другой стороны, наблюдение за известным оружейным магнатом, талантливым изобретателем и предприимчивым коммерсантом принесло ему определенную известность у высокого начальства. И даже... Гм, незаменимость?.. Да, пожалуй, именно так. Ведь подполковник Молчанов являлся (без лишней скромности!) наиболее осведомленным человеком во всем, что касалось сиятельного князя Агренева. Хотя, конечно, быть автором всеподданнейших докладов на Высочайшее имя ему пока еще не доводилось. М-да.
  - Ну что же, помолясь, приступим?
  Энергично потерев ладони, Николай Илларионович аккуратно раскрыл стеклянные дверцы и окинул полки шкафа внимательным взглядом - все, за исключением самой верхней. Потому что сведения о меценатстве князя для этого доклада почти и не пригодятся. Хм, разве что стоит упомянуть общую сумму его трат на благотворительность за последнюю пару-тройку лет?..
  - Так-с, Ковровский промышленный район. Знаний по нему мало, сомнительных и непроверенных сведений много - но на страничку-другую в докладе точно наскребу.
  Шлеп!..
  - Здесь у нас Кыштымский горно-заводской округ.
  Вздохнув, офицер задумался. С одной стороны, там все хорошо - с точки зрения законности и политической благонадежности. Даже, можно сказать, чересчур хорошо: мастеровые агреневских предприятий живут в таких условиях, что работникам других заводов и фабрик остается только завидовать. С другой же стороны... В этом округе хватает мест, куда чужих попросту не пускают. Дескать, коммерческие секреты. Или - очень вредное для здоровья производство.
  - Особенно для здоровья любопытствующих: за пять лет уже три десятка смертей набирается. Сплошь "по неосторожности" или из-за "грубого несоблюдения техники безопасности". М-да...
  Надо сказать, что из тридцати четырех "неосторожных" двое были личными агентами Николая Илларионовича, и потерять их ему было откровенно обидно. Хорошие осведомители, знаете ли, на деревьях не растут!..
  Шлеп!
  - Так-с, пару страниц можно отвести на Челябинский тракторный завод и предприятия в Москве. Заигрывания с мастеровыми, устройство домов досуга и библиотек для работников, советы самоуправления, дешевые кредиты, жилье... Все как обычно.
  Шлеп. Ш-шух.
  - Э, ч-черт!..
  Резко опустившись на одно колено, хозяин кабинета аккуратно собрал листы, разлетевшиеся из тоненькой укладки с надписью.
  "Дальний Восток и Сибирь".
  К большому сожалению подполковника, сведения об этих начинаниях бывшего "сестрорецкого затворника" были не совсем полны. Нет, отчетов и рапортов как раз хватало - но зачастую в них было много непроверенной "воды", и отсутствовали важные мелочи, без которых понимание не могло быть полным. Взять хотя бы так называемых "лесных сторожей" неугомонного князя: формально, все они всего лишь наемные служащие, в чьи обязанности, помимо прочего, входит пресечение браконьерства и вырубки леса на землях его сиятельства. А по факту...
  - По факту мы имеем какое-то количество прекрасно вооруженных и обученных егерей, набранных исключительно из отставных нижних чинов пограничной стражи. Батальон? Гм, пожалуй, напишу все два - все одно, сосчитать и проверить их толком невозможно.
  И это несмотря на то, что эти лесные сторожа вели настоящую войну против китайских браконьеров и нелегальных золотодобытчиков всех мастей. Причем действия "сторожей" были настолько эффективны, что даже местные казачки, большие любители пошалить (например, с контрабандой), на земли Русской дальневосточной компании с подобными забавами более не суются. Парадокс - но с появлением всех этих княжеских лесо-промышленных хозяйств, среди местных жителей значительно повысилось уважение к закону! Так повысилось, что вовсе перестали нападать на казенных приемщиков золота и полицейских приставов.
  - Но все же выходит так, что у Агренева имеется небольшая личная армия - и этот фактик мы непременно отразим в докладе. Как и то, что он в обязательном порядке включает в состав своего товарного кредита для переселенцев берданки и револьверы. Хотя насчет последнего?..
  Задумчиво пошевелив пальцами, подполковник едва слышно пробормотал:
  - Слабенько, очень слабенько. При желании, легко парируется "желанием получить максимальную прибыль". Или - "условно-принудительная реализация устаревшего вооружения по высоким ценам"? А, какая разница, для доклада сойдет.
  Переместив получившуюся стопку папок на небольшой приставной стол, Молчанов вернулся к бумажным сокровищам.
  - Теперь иное. Русская оружейная компания!
  Шлеп!!!
  Звук получился солидным - но уж больно увесистыми и пухлыми были две укладки. Сведения по оружейным контрактам и заказчикам, ключевые персоналии компании, перечень того, что хотелось, но так и не удалось узнать... К примеру, жандармов очень интересовала личность африканского контрагента РОК, размещавшего в компании небольшие, но на диво стабильные заказы на винтовки, патроны и различную амуницию.
  - Страницы на две-три наберется, так и ладно. Что там дальше, Русская торгово-промышленная?..
  Шлеп!..
  В этом случае укладок было вдвое больше - хотя бы потому, что один список заграничных отделений, контрагентов и представителей компании с краткими сведениями-характеристиками занимал полторы сотни листов. Не сильно отставала по объему и подробная справка по тридцати пяти пассажам, отстроенным РТПК в столицах губерний вроде Тулы, Ярославля или Нижнего Новгорода. Хотя, если честно говоря, на обычные торговые пассажи четырехэтажные громады походили мало, собрав под своей крышей и торговые ряды с самыми разными товарами, и кинотеатр с ресторанчиком, обязательную аптеку - и даже отделение сберегательной кассы. Остаток места занимал всего лишь список того, чем же компания торгует. И честно говоря, выходило так, что всем - и со всеми!..
  - Да, тут наскоком не возьмешь.
  Подумав, он положил четверку пухлых укладок наособицу: сведений и фактов сомнительного свойства в их содержимом было вполне достаточно, но вот с доказательной базой... Короче, с ней было сложно. Но даже так он мог уверенно "вытянуть" из этих папок как минимум полдюжины страниц доклада.
  - Русская аграрная компания.
  Сей самый подозрительный агреневский проект как-то незаметно укоренился в девяти губерниях, и готовился расшириться еще как минимум на восемь, уже сейчас продвинув сиятельного аристократа в пятерку самых крупных землевладельцев империи. А заодно и заметного игрока на Рыбинской хлебной бирже. Так же РАК отметилась началом строительства больших элеваторов возле каждого более-менее крупного железнодорожного узла империи... Не удержавшись, Николай Илларионович раскинул веревочные завязки и слегка освежил память касательно персоналий некоторых инвесторов, рискнувших вложиться в строительство поистине гигантской сети элеваторов и мельниц с новейшим оборудованием.
  - "Мучной король" Поволжья Антон Эрлангер, неофициальный предводитель украинских меноннитов Герман Нибур, его саратовский коллега Виктор Угер, барон фон Мекк и правление Волжско-Камского банка в полном составе. Гм!.. Министр путей сообщения князь Хилков с частью подчиненных, министр финансов Витте и три начальника департамента. Так же следующие великие князья...
  Непроизвольно стрельнув глазами в сторону двери, офицер сам себе напомнил:
  - Предположительно, конечно же. Но вот насчет брата государя-императора, Великого князя Михаила Александровича сомнений нет. Н-да.
  Завязав веревочки, жандарм еще раз невольно оглянулся, проверяя - нет ли кого в кабинете? Вздохнул, подумал, и все же не стал возвращать укладку обратно в шкаф.
  - А кто-то еще удивляется, почему на все эти "курсы получения рабочей специальности", вербовочные конторы переселенцев, технические училища, этот его "Ликбез" и детские лагеря-интернаты так спокойно смотрят. С такими-то компаньонами!..
  Уже довольно высокую стопку папок пополнили картонки со сведениями касательно "Русской всеобщей телефонной компании". Кстати, слово "всеобщая" неплохо характеризовало амбиции основного владельца, как и пунктик насчет обязательного наличия в названии уточнения "русская". Так же немаловажным было то обстоятельство, что папка по РВТК была заметно толще предыдущей - но не за счет каких-то подробностей или важных схем оборудования. Все гораздо проще: треть объема укладки занимали жалобы и доносы на директора компании Фрейденберга - энергично и с невероятным цинизмом выдавливающего всех конкурентов со специфического рынка телефонной связи. Настойчивая и повсеместная реклама, заманчивые скидки и подарки, исключительно выгодные условия подключения, а главное - вместо барышень, которым надо было диктовать номер нужного абонента, применялось устройство автоматического соединения. Покосившись на край письменного стола, где стоял аппарат красиво-округлых очертаний, Молчанов огладил аккуратную бородку:
  - Как бишь там в газетах? Ваш разговор невозможно подслушать? Ну, это конечно полнейшая чушь. В определенной степени, да-с. Но звучит и в самом деле, весьма завлекательно.
  Но как ни суетились недоброжелатели господина Фрейденберга, какие ни прикладывали старания - все было бесполезно. Потому что, во-первых, сей представитель еврейского племени полностью оправдывал свою национальность: сначала компания под его руководством без лишнего шума строила здания АТС, затем завозила оборудование и обслуживающий его персонал - и только после этого выходила на рынок с предложением. По странному стечению обстоятельств, к тому времени среди горожан появлялись несколько новых акционеров компании (правда акции их, несмотря на высокую доходность, права голоса не давали) - и все как один с немалыми возможностями для лоббирования. Богатейшие купцы первой гильдии, полицмейстеры, градоправители и даже (в отдельных случаях) генерал-губернаторы! Выглядело это открытым подкупом влиятельных горожан, но оформлено все было так, что отсутствовал и малейший повод хоть как-то да придраться. С точки зрения закона, конечно же. А во-вторых:
  - Надо бы как-то помягче отразить тот факт, что этому Фрейденбергу покровительствует сама вдовствующая государыня-императрица Мария Федоровна. Точнее не ему, а князю Агреневу... Ладно, над формулировками мы еще подумаем. Да-с, подумаем!..
  Название следующих укладок лишь подтверждало, что исключение бывает у любого правила.
  - Компании "Кинема" и "Мелодия".
  Вот тут жалоб и доносов не было - зато список певичек-актрисок и их покровителей был просто-таки устрашающе велик! На Ялтинской киностудии такие склоки и интриги заворачивались, такие страсти бушевали, что постороннему человеку разобраться в них было решительно невозможно! Да и не нужно - иногда ведь чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Кстати, список пайщиков тоже, того... Впечатлял, да. Сплошь голубая кровь аристократии и миллионы торговых династий. Ну, или высокие министерские чины. А фамилии и титулы какие!?!
  - "Русская лесопромышленная компания".
  Вот в этом случае все было чинно и благородно, с самым минимумом доносов. Потому что крупным лесопромышленникам жаловаться на господина Лунева-младшего смысла особого и не было - их больше давило министерство финансов. Высокими пошлинами на торговлю лесом-кругляком, обязательствами по восстановлению вырубленных делянок, или (если нет охоты заниматься саженцами), благоустройством дорог. А для мелких и средних "лесовичков" новая компания выступала настоящим благодетелем, предлагая товарные кредиты. На развитие дела - в виде локомобиля, колесного парового трактора-трелевщика и пары лесопилок своего же производства. Всех-то условий, что закупать сменную оснастку, жидкое топливо со смазкой и расходный инструмент исключительно у Русской лесопромышленной - им даже не выкручивали руки насчет того, чтобы принять в отношении своих работников печально известный среди деловых людей "кодекс Агренева". Печально - потому что далеко не каждый преуспевающий фабрикант мог осилить условия обычного трудового договора, составленного в соответствии с тем самым "кодексом". Все эти ограничения трудового дня, выплаты по болезни и травме, почасовая плата не ниже определенного уровня... М-да!..
  В общем, многие соблазнялись и брали товарный кредит, благо, процент по нему был довольно мал. Правда, иных "отказников" начинали мягко выдавливать из дела - тех, кто был особо жаден до барышей, или экономил на своих лесорубах и пильщиках. А у самых непонятливых, и вовсе приключался внезапный пожар или какая другая крупная неприятность, с последующим гарантированным разорением. Так что хотя до монополии в лесоторговле РЛК было еще очень и очень далеко, на рынке она чувствовала себя уже вполне уверенно. А в лесопереработке так и того больше - делала уверенную заявку на соискание гордого звания "ведущая в целом по отрасли".
  - "Автомобильное Московское Общество".
  Полистав тоненькую папку, подполковник ненадолго задумался. С одной стороны, это начинание князя непременно надо осветить, причем самым подробным образом. С другой же стороны - в акционерах этого общества числится как сам государь-император, так и Их императорские высочества Георгий и Михаил Александровичи.
  - Гм!
  Поразмыслив, подполковник все же решил, что августейшим совладельцам не помешают хорошие новости. В частности - что "АМО" на ближайшую пару-тройку лет имеет все шансы стать безоговорочным монополистом на внутреннем рынке Российской империи. Потому что ни один из конкурентов не может похвастаться столь совершенной конструкцией своих аппаратов, а так же сетью заправок и обслуживающих мастерских по всем крупным городам. Хотя, у последней вроде бы в хозяевах "нефтяной король" Эммануил Нобель? С таким списком августейших пайщиков-акционеров как-то даже и боязно выяснять лишние подробности! В любом случае, место автомобильной компании номер один "Московскому Обществу" принадлежит вполне заслужено. Как, впрочем, и весьма почетное звание "Поставщика двора Е.И.В." - других-то таких заводов в империи все равно нет! В плюс шли и курсы вождения для счастливых владельцев или же их доверенной прислуги, разнообразная комплектация и отделка - и самое главное, цены мобилей на любой кошелек и вкус.
  - Не стоит забывать и о наличии сразу семи самоходных экипажей представительского класса в личном Его императорского величества гараже. Говорят, начальствующий в этом заведении граф Олсуфьев при виде такого подарка едва не умер от счастья...
  Разумеется, вдовствующая императрица Мария Федоровна тоже не была забыта. Как и те из великих князей, кто состоял в приятельских отношениях с двадцативосьмилетним титулованным промышленником. При виде его "небольших презентов" у иных придворных чинов просто сводило скулы от зависти. Стыдно признаться, но Николай Илларионович и сам питал некую слабость к "Волге-К". Быть может, ему все же стоит отринуть все сомнения и оформить рассрочку в автосалоне? Или же взять кредит в Волжско-Камском банке?..
  - Гхм. Чертов технический прогресс!..
  Впрочем, вместо сияющего лакировкой и хромированными приборами кабриолета можно было приобрести одну из сравнительно дешевых мотоколясок. Да-с! Например, английской или французской выделки. Хотя нет, лучше уж чуть переплатить, и взять "Яка", или же германца из "конюшен" Готлиба Даймлера - тот хоть и отошел в мир иной с год назад, но качество изделий его фирмы оставалось по-прежнему высоким. Пожалуй, ничуть не хуже, чем даже у мотоколясок Яковлевских механических заводов!..
  - Н-да.
  Вот только выглядели все эти самобеглые конструкции в сравнении с самой дешевой "Волгой" - как лохматый ишак рядом с породистым скакуном. Находясь в некотором расстройстве чувств, Николай Илларионович перенес вторую стопку укладок к первой, после чего прикрыл стеклянные дверки шкафа и направил свои стопы в соседнюю с кабинетом комнатушку - где некоторое время звенел ключами и тихонечко трещал наборным устройством, открывая массивный сейф.
  - Так-с!
  Большая укладка, заметно оттянувшая руки Молчанова вниз, надпись имела довольно странную.
  "Компаньоны".
  Более того, основная часть содержимого сей папки являла собой всего лишь умозаключения и выводы самого подполковника - к сожалению, почти все промышленники и купцы ставили сохранение своих коммерческих тайн выше государственной пользы и необходимости. Нет, были и обратные примеры: взять хотя бы крупнейшего книгоиздателя империи Ивана Дмитрича Сытина. Книжный магнат честно и без малейшей утайки ответил на все его вопросы, к тому же был необычайно благожелателен. Вдобавок известный меценат подтвердил тот факт, что два его компаньона - князь Агренев и его императорское высочество Михаил Александрович, ограничивают свое участие в "Издательство Сытин и Ко" всего лишь получением ежегодной ренты. Между прочим, оному издательству принадлежит четверть всех серьезных и популярных газет и журналов, выпускаемых в Российской империи! С другой же стороны, все эти печатные издания абсолютно лояльны августейшей семье...
  - "ФармаМед-Феррейн". А кляуз-то сколько накопилось!
  Пожалуй, владелец компании господин Феррейн мог смело соперничать в количестве столь специфических бумаг с господином Фрейденбергом - благодаря неустанным заботам и чернильным трудам владельцев мелких аптек и провизорских заведений. Но и то сказать - как же им не жаловаться, ежели недавно появившаяся компания их планомерно теснила и разоряла? Более низкими ценами, широчайшим ассортиментом, круглосуточной возможностью прямо по телефону заказать (причем с доставкой на дом!) нужный препарат или микстуру?.. А так же, что тоже было немаловажно, красивыми барышнями и юношами, стоящими за прилавками новых аптек. Как говорится, выбор на любой вкус! Но даже этого, возможно, оказалось бы недостаточно для убедительного успеха. Если бы среди совладельцев "ФМФ" не числилась (кроме надворного советника Агренева) и сама вдовствующая государыня-императрица Мария Федоровна. Одним словом, надежды частных аптекарей и провизоров на справедливость (в их понимании, разумеется) были абсолютно беспочвенны.
  - Всеобщая воздухоплавательная компания. Гм!
  Когда граф Цеппелин и князь Агренев образовали совместное русско-германское предприятие по строительству и эксплуатации дирижаблей, все только посмеялись - вот уж действительно, деньги на ветер! Это что же за размер должен быть у аппарата, чтобы он смог утянуть и пассажиров, и паровую машину с запасом угля и воды? Острили записные шутники, рисовались смешные карикатуры, ходили по салонам обидные анекдоты... До тех пор, пока с гатчинских верфей не взлетел первый дирижабль серии Альфа. Ох и шумиха тогда поднялась!!! Да что тогда, если она и по сию пору не улеглась - на обзорные экскурсии над Санкт-Петербургом или Берлином (к сожалению, исполинских покорителей воздушного океана было покамест всего четыре штуки) запись ушла уже на три месяца вперед! Очередь же, что характерно, и не думает сокращаться. А те самые шутники, что так остроумно высмеивали непонятное начинание двух аристократов, теперь на полном серьезе обсуждают перспективы дочерних компаний ВВК - германской Люфтганзы, и российского Аэрофлота.
  - Одно плохо - нам работы прибавилось.
  Потому что столь перспективной новинкой (вернее проектной и технической документацией на нее) тотчас заинтересовались разведки сопредельных держав. Особенно Великобритании и Франции. И если джентльмены старались действовать в традиционном русле, то есть путем кулуарных переговоров, подкупа и прочих привычных вещей, то мсье после первых же неудач попытались надавить на союзнические чувства русского генералитета. Те, разумеется, сочувствовали, и обязательно попробовали бы уговорить князя Агренева... Будь последний хотя бы в европейской части империи. В общем, никому из заинтересованных сторон пока не повезло - тем более что отставной генерал германской армии фон Цеппелин целиком и полностью перенял у компаньона его отношение к охране своих коммерческих и промышленных секретов.
  - Н-да. Между прочим, кое-что и в нашем ведомстве не помешало бы устроить так же!
  Впрочем, общие дела с оружейным магнатом накладывали на всех его компаньонов определенный отпечаток: к примеру, те же нефтепромышленники Зубаловы завели солидную вооруженную охрану - и себе, и своим нефтяным полям. А довольно известный инженер, заводчик и опять-таки нефтепромышленник Эммануэль Нобель для всех своих предприятий один в один скопировал правила внутреннего распорядка на Сестрорецкой оружейной фабрике.
  - Определенно не помешало бы.
  Вздохнув, Николай Илларионович еще немного полистал содержимое укладки, остановившись только на предпоследнем листе:
  - Единые энергетические системы. Название-то какое, прости господи! Звучит громко и звонко, а в сущности - ничего толком и не понятно. Зато вот с сомнительными фактами из прошлого директора компании господина Лодыгина все более чем хорошо. Сочувствовал идейкам "Народной воли", а Его сительство его к себе на службу взял, и даже, говорят, лично хлопотал в министерстве внудел...
  Список дольщиков сравнительно недавно открытой компании уже... Гм, внушал. Самые сливки титулованной аристократии, кое-кто из московских купцов и питерских промышленников. Разумеется, и в этой компании участвовали своими капиталами их императорские высочества Георгий и Михаил Александровичи.
  - Кхм!..
  Закрыв папку, Молчанов положил ее на место.
  - Так-с, пожалуй, три четверти доклада уже есть.
  Вытянув из темных глубин бронированного хранилища три укладки с общей надписью "Военное ведомство", жандармский подполковник тут же вернул первую обратно:
  - Ну, это я и так помню. Участие в конкурсах на малокалиберную винтовку и револьвер. Военные подряды?..
  Шлеп.
  Еще одна картонка вернулась на место.
  - Основные моменты приведу на память, будет вполне достаточно.
  Третья укладка была самой потертой - потому как бралась в руки чаще всего. Приятели или просто знакомые оружейного магната в главном артиллерийском управлении, в главном интендантском, среди генералитета и Михайловской артиллерийской академии. С кем-то он вел постоянную переписку, с другими общался от силы раз в год, а с третьими был знаком лишь заочно - но это ничуть не мешало самому плодотворному сотрудничеству. Кстати, после того как Александр Яковлевич обосновался на Дальнем Востоке, тамошним связистам заметно добавилось работы! В особенности это проявилось после того, как военное ведомство объявило конкурс на пулемет для армии и флота, а также решило устроить войсковые испытания для грузовых автомобилей и колесных тракторов-тягачей.
  - Телеграфисты еще ладно, им хотя бы не надо с сумкой наперевес бегать по адресам. А вот почтовикам определенно приходится нелегко - в иные месяцы корреспонденция князя измеряется мешками...
  Отложив укладку в сторонку, Молчанов чуть наклонился, пробегаясь глазами по своим бумажным сокровищам, после чего дополнил отдельную стопочку из папок еще одной, посвященной Морскому ведомству. Вернее отношениям меж целым ведомством и всего лишь надворным советником Агреневым.
  - Все тот же гренит, работа над взрывателями новой конструкции, снарядами с тонкими стенками, кое-какие электромеханические приборы и телефонная связь, генераторы... Пожалуй, в страницы две уложусь.
  Оглядев солидную "пирамиду" укладок на приставном столике, подполковник вернул маленькую стопку отобранных им папок в сейф (все равно за написание доклада он сядет завтра), и произвел в уме нехитрые расчеты.
  - Малость не хватает. Что же, добавим про сношения с иностранными промышленниками и перечислим всю его благотворительность. Затем осветим отношения с военным министром Ванновским. Основные вехи службы и достижения на оной, позволившие коллежскому асессору довольно быстро стать надворным советником... Хм, года через два, пожалуй он и в коллежские советники выйти может! Неплохой рост, что и говорить.
  Закрыв сейф и уложив ключи в карман, хозяин кабинета еще немного поразмыслил:
  - А напоследок пройдемся по международным стрелковым турнирам в "Колизеумах" и автомобильным пробегам на дальние расстояния... Кстати, и велосипедным тоже! М-да, а ведь шедевральный доклад получается - прямо-таки "Война и мир" графа Толстого, не меньше.
  Смежив ненадолго веки, подполковник легонько помассировал переносицу.
  - Недели две положим на черновой вариант, еще неделю на проверку и доработку, и пару дней на окончательное оформление. Да-с, так все и определим!..
  Глубоко вздохнув, жандарм открыл глаза и тут же увидел красочно оформленный буклет выставочного салона "Русских автомоторов", который он постоянно забывал убрать в ящик письменного стола.
  - Прокатиться, что ли?
  Глянув на часы, Николай Илларионович резко засобирался: рабочий день подошел к своему концу, и теперь ничто не мешало ему заняться личными делами. И мыслями. В конце-то концов, почему бы и не подумать о небольшом кредите? Слава богу, у него помимо офицерского содержания есть иные источники дохода - та же рента с семейных капиталов, например. А личный автомобиль определенно придаст ему дополнительной респектабельности...
  - Решено!..
  
  ***
  
  Из всех времен года достопочтенный джентльмен Айзек Леви более всего любил декабрь. Конечно, это чувство пришло к нему не сразу - еще пару-тройку лет назад он бы лишь посмеялся от предположения о том, что будет скучать по промозглому лондонскому туману, и холодку от Темзы. Хотя окна его конторы из-за такого соседства приходилось держать вечно закрытыми - ароматы от главной реки Англии временами бывали... Б-рр!..
  - Вечер добрый, сэр Уоррингтон!..
  Получив ответное приветствие от коллеги-коммерсанта, англичанин вернулся к размышлениям, приправленным легкой ноткой меланхолии. Тогда, в Лондоне, принимая предложение весьма уважаемых людей и соглашаясь представлять их интересы в жемчужине британской короны - Индии, он попросту не представлял, что его ждет. Нет, к определенным неудобствам он, разумеется, был готов: к отсутствию приличного общества, скудности новостей, непривычной еде и тому подобным лишениям, выпадающим на долю любого, несущего бремя белого человека на окраины цивилизованного мира. Но погода! Эта вечная влажность, жара, насекомые!!! К этому он был не готов. И признаться, первое время, когда Айзек только-только прибыл в небольшой городишко Тривандрум, несущий гордое название столицы индийского княжества Траванкор, его не раз посещали разные малодушные мыслишки. Да и потом, когда он уже вполне освоился на должности представителя бирмингемской машиностроительной компании "Britishfrost Ltd", и оброс всеми необходимыми связями и знакомствами - нет-нет, да и накатывала тоска по туманному Альбиону... Гм. Так вот, касательно его любви к декабрю: этот месяц нравился Леви хотя бы комфортной для него погодой. Да и дождливый сезон, как правило, уже заканчивался. Дневная жара донимала меньше обычного, а ночи радовали свежестью и прохладой. Хотя, конечно, именно от ночной жары он никогда особо и не страдал: одним из приятных моментов его бытности главным представителем "BFL" была возможность установить один из демонстрационных образцов техники прямо в своей спальне, и на законных основаниях наслаждаться холодным ветерком из кондиционера. Или смотреть новинки синематографа, прихлебывая опять же охлажденный чай - хотя он им и не злоупотреблял, отдавая предпочтение традиционному виски. Разумеется, со льдом.
  - Айзек!..
  Недоуменно сморгнув, сэр Леви огляделся по сторонам - и тут же увидел своего хорошего приятеля, проверенного совместными попойками и битвами за карточным столом. Надо сказать, что второй лейтенант Патрик Кэмпбэл был чем-то весьма озабочен, да и вообще, его слегка растрепанный вид вызывал некоторое недоумение. Неужели в форте какие-то неприятности?
  - Дружище, ты сегодня составишь мне пару в вист !..
  Никаких вопросительных интонаций в этой фразе даже и близко не было, но многоопытного сэра Леви такие мелочи не смущали. К тому же, они с лейтенантом были не только приятелями, но и деловыми партнерами - и давно уже позволяли друг другу определенные вольности при личном общении.
  - Патрик, а ты не думал, что у меня могут быть иные планы на этот вечер?
  Офицер отмахнулся от вопроса-возражения с небрежностью настоящего британского военного:
  - Так что?..
  Вздохнув и закатив глаза в притворном раздражении от знаменитой шотландской упертости своего приятеля, почтенный негоциант как бы нехотя согласился в очередной раз выручить Кэмпбэла. Проводил взглядом явно довольного офицера, фыркнул себе под нос (как мало некоторым надо для радости!) и продолжил свой путь мимо туземного храмового комплекса Вишну с умопомрачительно-зубодробительным названием, кое он не запоминал просто из принципа. Одно дело услаждать свой взгляд видами какого-нибудь всемирно известного Тадж-Махала , или Золотого храма сикхов - в последнем случае еще и сожалея о невозможности отодрать на память хотя бы пару увесистых плиток обшивки из желтого металла. И совсем другое, забивать голову бесполезными сведениями о рядовом уродливом нагромождении камней, устроенном в честь одного из множества туземных божков. Нет, Айзек Леви совсем не был высокомерным снобом, вслед за большинством британцев считающим, что "за Каналом людей нет". И уж тем более не навязывал это мнение всем окружающим, как это делали некоторые не самые умные джентльмены в многочисленных Колониях "Империи, над которой никогда не заходит солнце". Совсем нет! Он был человеком весьма высокообразованным, и вполне признавал за другими нациями определенные достижения. Правда, в основном по части старинных предметов роскоши, а так же живописи и скульптур - в юности выходец из еврейской семьи ювелиров (и совсем немного менял-ростовщиков) мечтал о карьере антиквара... Что, впрочем, совсем не помешало ему впоследствии стать неплохим управленцем, чьи таланты многие оценили по достоинству.
  - Сэр?..
  В очередной раз прервав свой внутренний диалог, достопочтенный джентльмен довольно заметным кивком поприветствовал одного из своих работников. Гм, ну то есть не своего, а "Britishfrost Ltd", конечно же. Так вот: несмотря на свое ирландское происхождение, старший техник Смит был довольно ценным служащим компании, обеспечивающим бесперебойную работу всех этих хитроумных русских железяк (будучи не обделен умом, Айзек прекрасно понимал, что завод компании в Бирмингеме существует только на бумаге). Явно имея за плечами немаленький опыт службы кем-то вроде уоррент-офицера в "Ройял Неви" , отставной вояка железной рукой управлял своим немаленьким хозяйством и тремя дюжинами техников-ремонтников - стараниями коих во множестве гарнизонов Индии белые сахибы наслаждались не только холодной свежестью кондиционированного воздуха, но и хорошей телефонной связью. Или в любой момент брали лед и охлажденные напитки из холодильников - напитки, под которые так приятно проводить время в чудесном мире синематографа!..
  - Приятный денек сегодня - не так ли, Джон?
  Разумеется, кроме колониальной администрации подобные новинки технического прогресса были доступны и всем остальным любителям и ценителям комфортной жизни. К примеру, сохранившим свое состояние и частичную независимость представителям индийской родоплеменной знати, или тем же раджам и членам их весьма немаленьких семей. А учитывая тот факт, что в Индии было больше полутысячи больших и маленьких княжеств...
  - Так точно, сэр.
  Еще раз приветливо кивнув своему заместителю по технической части, (были у Леви вполне обоснованные подозрения насчет того, что отставной моряк еще и за ним приглядывает, регулярно строча отчеты владельцам компании), он небрежно задал свой традиционный вопрос:
  - Все в порядке?
  Мужчина в возрасте "слегка за сорок" поправил нашейный платок и недовольным тоном доложил о выходе из строя основного генератора - тут же успокоив начальство сообщением о том, что они успели вовремя запустить резервный.
  - Как скоро ремонтники все поправят?
  Задумчиво почесав костяшки на правом кулаке, обладатель невероятно редкой фамилии пообещал, что еще до первых сумерек все будет сделано. И разумеется, он будет держать этот вопрос под личным контролем!.. Закончив разговор по-военному четким кивком, мастер-техник поспешил по своим непонятным, но явно важным делам, оставив Айзека в легком душевном расстройстве. Причиной оного была не поломка довольно важного оборудования - к таким "плановым" неприятностям у него давно уже выработался иммунитет. Нет, просто управляющий вдруг припомнил довольно интересный слух касательно своего подчиненного насчет того, что тот время от времени выкупает у индийских голодранцев малолетних мальчишек, которые затем бесследно исчезают. Поначалу Леви решил, что отставной военный моряк всего лишь удовлетворяет некоторые свои специфические наклонности, заведенные еще на действующей службе, и выкинул сплетню из головы. Мало ли, как человек расслабляется в свободное от работы время? Но время шло, англичанин начал разбираться в кастовой системе Британской Индии, и поневоле обратил внимание на два интересных обстоятельства. Во-первых, купленные мальчишки нигде более не всплывали - а это, знаете ли... Могло доставить некоторые неудобства, если он правильно понял причину их исчезновения. А во-вторых, мистер Смит предпочитал развлекаться с юнцами исключительно из сословия браминов и кшатриев, то есть туземной знати. И вот сегодня Айзеку вдруг пришла в голову одна тревожная, но вместе с тем имеющая право на жизнь идея. Что, если мастер-техник старается не для себя? В смысле, покупает и отправляет в элитные бордели старой доброй Англии местную, хе-хе, "слоновую кость" - если вспомнить особые традиции в закрытых мужских учебных заведениях... Гм, в особенности тех, что для аристократов в Итоне, Оксфорде и Кембридже. М-да, нехорошо. Даже очень нехорошо, что подобное проходит мимо его внимания, и в особенности, кармана.
  - Как бы выяснить, его это затея, или достопочтенного сэра...
  Спохватившись, что начал думать вслух, Айзек немедленно замолчал и тревожно осмотрелся по сторонам. Уже не отвлекаясь ни на что, он скорым шагом добрался до своих, хм, ну скажем - апартаментов на втором этаже траванкорского представительства "Britishfrost Ltd", и облегченно плюхнулся в любимое кресло. Выдохнул, небрежным жестом перекинул рычажок включения кондиционера в положение "ON", после чего плеснул себе джина, уже привычно разбавив его ледяным тоником.
  - Спросить прямо? Нет, опасно.
  Опрокинув в глотку обжигающий морозным огнем напиток, Леви надолго задумался, взвешивая возможные риски и прибыль. И постепенно пришел к довольно простому и логичному выводу, что отставной всего лишь уоррент-офицер самостоятельно такое дело попросту бы не потянул. Значит, если выясниться что Смит переправляет свои покупки куда-то еще (к примеру, в ближайший порт), то все происходит с благословления и одобрения руководства компании. То есть, ему тогда ловить нечего. А вот в противном случае открываются неплохие перспективы - потому что лично у него вполне хватит ума и связей, чтобы наладить поставки столь специфического колониального товара в далекую метрополию.
  - Да и во Франции хватает любителей...
  Громкий стук в дверь прервал мечты управляющего, а появление помощника с кипой бумаг и вовсе настроило на рабочий лад:
  - Сэр, есть пара дел, требующих вашего внимания, а так же необходимо оформить...
  Спустя полтора часа, с честью исполнив служебный долг и потратив при этом некоторое количество чернил, Айзек позволил себе еще пару глотков приятно-холодного виски. Покатал в голове мысль насчет обжигающе-горячего ростбифа с зеленым горошком в качестве замены приближающемуся файф-о-клоку, прислушался к себе - и одобрительно кивнул, отдав по телефону соответствующие распоряжения. Положив трубку обратно на аппарат, англичанин нежно погладил ее черную шероховатую поверхность, отлитую из сверхмодного (и дорогого!) карболита:
  - Прогресс!..
  Слегка перекусив, он все же нашел в себе силы для пятичасового чая, а вот за последовавшим за ним любимым пасьянсом силы ему изменили и он задремал на пару минуток в своем удобном, мягком, с откидывающимся подголовником...
  - Сэр!..
  - Хр-сфф... А, да-да?!..
  Попытавшись резко привстать из своего удобного и безмерно любимого кресла, управляющий едва не ушиб колено об тумбу стола.
  - Кхм. Слушаю?
  - Вы просили напомнить о важной деловой встрече этим вечером.
  Окончательно сфокусировав глаза на помощнике, Айзек благодарно кивнул. Перевел взгляд за окно, констатировав наступление сумерек, после чего начал собираться и приводить себя в порядок: для начала, похлопал себе по щекам, возвращая привычную бодрость. Затем сменил сюртук, привычным жестом переложив небольшой пятизарядный Велодог - привычка, благоприобретенная им еще в молодые годы. В Лондоне ни один разумный джентльмен не выйдет на вечернюю прогулку без соответствующих аксессуаров - а уж в этом захолустном Тривандруме, где и шагу нельзя ступить, не наткнувшись на бродяг и прочее сомнительное отребье, он и вовсе не расставался с револьвером. Глоток джин-тоника для лучшего самочувствия, поглядеть на себя в небольшое зеркальце напоследок... Кстати!.. Вспомнив о проблемах с электричеством, мистер Леви решил напоследок заглянуть к старшему технику - исключительно для собственного спокойствия. Мало ли, вдруг поломку устранить не удалось, тогда в гарнизоне его встретят неудобными вопросами, и вечер будет испорчен? Из-за вечного шума парового привода его появление заметили не сразу, но, тем не менее, поводов для тревоги не нашлось: судя по отсутствию инструмента и запасных частей, а так же паре вечно угрюмых ирландцев, размеренными движениями наводящих чистоту в генераторной, проблема была решена. Приглядевшись, управляющий заметил на лице одного из них свежий кровоподтек и едва заметно покривил губы в усмешке: порядок Джон поддерживал поистине железной рукой. Тем временем техники закончили свои дела и замерли, наконец-то обнаружив высокое начальство:
  - Сэр?..
  Успокаивающе махнув рукой, Айзек ради интереса спросил "приболевшего" ремонтника о том, где же он так повредил скулу и глаз. Да и ухо как-то странно распухло?
  - Упал.
  Сделав едва уловимую паузу, ирландец нехотя выдавил из себя:
  - Сэр.
  Понимающе ухмыльнувшись, главный представитель "Britishfrost Ltd" в Индии с легкой душой отправился на выход, размышляя о том, что из ирландцев и шотландцев никогда не получится хороших (в смысле безусловной лояльности) работников. С другой стороны, они обходились заметно дешевле англичан, так что... Встав на высоком крыльце, управляющий обозрел поистине волшебный вид главного храма Вишну, подсвеченного снизу шестеркой небольших прожекторов. Сколько он намаялся с этой затеей руководства компании!
  - Небольшая реклама, как же!..
  Честно говоря, ошибок он тогда наделал немало: к примеру, неправильно указал размеры канавы, в которую предполагалось укладывать электрические кабеля - хорошо, что прибывший позже него мистер Смит взял эти вопросы на себя, и указал копать не так глубоко и широко. Правда, нанятые местные к тому моменту уже успели довести канаву до храмовой ограды, ну да ничего страшного, забросали лишнее обратно. Зато после того, как все проложили, подключили и настроили, храмовые жрецы впали в настоящий экстаз и более не мешались под ногами! И раджа местный, как его... Неважно. В общем, заказал сразу десяток кондиционеров и полную телефонизацию своего дворца - а вслед за ним и остальные денежные клиенты пошли. Так что рекламная компания себя оправдала на все двести процентов, и бизнес молодой компании не только встал на ноги, но и буквально полетел.
  - О!.. Раджа Мулам Тхирунал Рама Варма!
  Сплюнув под ноги, англичанин покачал головой - какой белибердой приходиться забивать голову! А ведь из-за этого можно и по-настоящему важные вещи можно забыть. Пощупав "Велодог", управляющий зашагал в ночные сумерки с предвкушением интересной игры и возможного (да что там, просто обязательного!) выигрыша - даже не почувствовав равнодушно-внимательного взгляда.
  - Старшой, наш жиденок ушел.
  - Второе звено на местах?
  - Так точно.
  - Давай сигнал.
  Стоило фигуре Айзека Леви раствориться в сумерках, как в здании представительства все сразу пошло вразнос: первым делом заклинило замок в толстенной деревянной створке, закрывающей выход из длинного коридора - и так хорошо глушащей шум круглосуточно работающих механизмов. Но замок это так, ерунда - гораздо хуже, что намертво перекосило полотно массивной стальной двери на входе в кочегарку. Окон в подвальном помещении не было, других входов-выходов тоже. Разве что люк, через который ссыпали уголь для прожорливой топки? Но и он, как на грех, намертво заблокировался.
  - Тебе же сказали, чтобы шел отдыхать?..
  С громкими щелчками перекинув пару рычагов и поглядывая на недлинный рядок покрытых пылью лампочек, Джон Смит обернулся к подчиненному:
  - Голова не кружится?
  - Нет. Да все нормально, старшой.
  Старший техник, чье жесткое лицо отчего-то вдруг приобрело черты человека, способного на сочувствие, досадливо покачал головой:
  - И угораздило же тебя.
  Напарник пострадавшего сочувственно поцокал языком:
  - Ну, теперь Брэди будет знать, что сзади подходить нельзя не только к коням, но и работающим кочегарам.
  - Иди ты!
  - Да чего я-то сразу? Сам рожей лица на черенок лопаты наткнулся, а меня виноватым...
  Разом замолчав, техники уставились в темноту ничем не примечательного закутка, прикрытого от основного помещения тушей парового привода - начисто проигнорировав звонок от самостоятельно переключившихся рычагов на противоположной стене. Тем временем мрак в закутке слегка сгустился, вроде как пошел волнами, и... Сложился в фигуру человека.
  - Как все?..
  Стянув с головы фонарик, пришелец довольно потянулся:
  - Норма!
  Мимо него тут же проскользнула пара чумазых кочегаров в респираторных масках, начавшая с деловитым видом перетаскивать куда-то в сторону угольной ямы небольшие и плотно набитые чем-то мешки. Сильно пахнуло сырой землей...
  - Где напарник-то?
  - Сейчас будет. Старшой, досок для крепи всего ничего осталось, и воздуховод проверить надо - тяга ослабла.
  Доложившись, человек направился в еще один закуток, прямо на ходу избавляясь от одежды. Зашумела-заплескала вода, и словно дождавшись этого, в глубине мрака загорелась слабая искорка света. Потихоньку выросла, налилась силой, и превратилась в фонарик на голове еще одного "землекопа", лежащего на небольшой тележке. В смысле, передвигавшегося на ней по рукотворной подземной норе.
  - Чего так долго?
  Щеголявшие чистой одеждой ремонтники поспешили утянуть очумевшего после трудовой вахты товарища под струю свежего воздуха из вентиляционного короба. А потом, видя что тот продолжает глупо лыбиться, стянули с молчуна каску и "глазок" аккумуляторного фонаря, да и вылили на него ковшик воды - так сказать, оказали первую помощь.
  - Ух!..
  Присев на подсунутую под него скамейку, ирландец яростно почесал в затылке мокрой головы, счастливо улыбнулся и выдал на чистейшем русском языке:
  - Братцы, кажись, я до фундамента храма докопался!..
  
  
   Глава 2
  
  
  
  
  Положив перед собой три листка, верхний из которых был озаглавлен как "Первая всеобщая перепись населенiя Россiйской Имперiи", чиновник Военного ведомства недовольно поддернул слегка перекосившийся рукав форменного вицмундира. Проигнорировав с виду новенькую чернильницу, чье содержимое было прикрыто небольшой крышечкой из нержавейки, и пару казенных перьев со стальными наконечниками, госслужащий подхватил с раскрытого настежь ежедневника Паркер с золотым пером и скользнул взглядом по документу:
  - Так, ну где?.. А, вот.
  Прочитав первый вопрос, надворный советник едва заметно удивился и перевернул лист титульной стороной вверх.
  - Хм, форма Б? Для владельцев усадеб и хуторов, а так же домов внутри селений. Ну, хоть не форму А подсунули , и то ладно...
  Вздохнув, чиновник вернулся к табличке с вопросами, тут же вновь улыбнувшись:
  "Фамилия, имя, отчество или прозвище?".
  Вписав в соответствующую графу четким аккуратным почерком "Агренев Александр Яковлевич", чиновник завис в легком затруднении. Самым первым прозвищем его наградили дамы Ченстохова, и было оно сколь лестным для мужского самолюбия, столь и невозможным для отображения на бумаге. Остальные именования тоже имели свои особенности (вроде Торговца смертью, ага), и зачастую были достаточно экзотичны, подчеркивая некоторые заслуги - к примеру, хунхузы после очередной пропавшей в русской тайге банды с какого-то лешего начали его именовать Золотым Драконом. Нет, он конечно (помимо всего прочего) навел порядок с нелегальной добычей золота на своих землях. Ну и окрестных тоже - так сказать, заодно. Но с какого перепугу манчжуры вдруг стали считать, что он готов всех их закопать в землю заживо ради пары крупинок мягкого и тяжелого металла?
  "И на нашей стороне Амура тоже многие уверены, что я весьма неравнодушен к золоту - и более того, являюсь идейным и духовным наследником первого русского финансиста Кощея".
  Покрутив в пальцах Паркер и обдумав идею насчет того, чтобы вписать в графу что-то вроде "Сестрорецкого затворника" - в конце концов, Александр просто решил оставить все как есть.
  "Пол?"
  - Гм, интересно, если после своего имени и отчества я тут по ошибке отмечу, что принадлежу к прекрасной половине - поверят, или нет?
  Впрочем, ответ он все же вписал правильный. И даже в штаны заглядывать не стал - все по памяти, все на доверии, ага.
  "Отношение к главе семьи, или к главе хозяйства?".
  Выводя ровные строчки, мужчина в дорогом вицмундире буркнул, что отношение к главе своей семьи у него самое наилучшее - и вообще, он себя любит, ценит и очень уважает.
  "Возраст?"
  - Охо-хо, я стар, очень стар. Я суперстар!
  Тем временем кончик пера вывел две циферки: двойку и девятку.
  "Семейное положение?".
  - А на ком?!? Почти у всех подходящих мне девиц или мозги отсутствуют, или характер - этакие инфантильные женщины-девочки. Нет, попадаются, конечно, и вполне...
  Вспомнив кое-кого, Агренев задумчиво покрутил черный цилиндрик ручки - а затем его мысли почему-то перешли на дочерей царствующего государя-императора.
  "Да-а, трудно будет девчонкам замуж выскочить. И положение высокое, и на личико не ахти, да и родители своеобразные - особенно мамаша. Впрочем, это не мои заботы".
  - Сословие у нас простое: Рюриковичи мы.
  "Место рождения?"
  - Родовое имение, естественно. Денег-то на хорошего врача-акушера не было, папенька все успешно промотал.
  "Место приписки"
  - Опять-таки, родимое Агренево. Как-то оно там без меня живет?..
  Над следующим вопросом князь ненадолго задумался. В самом деле, ну вот как ему ответить, где он обычно проживает? С его вечными разъездами и кочевой жизнью, самым правдивым было бы просто упомянуть всю Российскую империю в целом. Хотя, конечно, в последнюю пару-тройку лет он несколько остепенился и осел на одном месте - в Приамурском генерал-губернаторстве.
  - Так и пишем - свой дом в Хабаровске. Или лучше упомянуть квартиру во Владивостоке? В Чите жилье служебное, в Николаевске-на-Амуре тоже. А может, коттедж в Благовещенске? Нет, тот домик скорее как летняя дача.
  Твердой рукой вписав первый вариант и мимоходом ответив, что никаких физических недостатков не имеет, Александр добрался до вопроса насчет своего вероисповедания. Проиграв в голове несколько ответов, он с сожалением выбрал ложь - потому что за правду его бы сходу объявили безбожником. Ну, или сильно сочувствующим проклятым староверам. А ежели князь попытался бы обосновать свою позицию и огласил кое-какие сведения из статистической подборки материалов о русской синодальной церкви - то с гарантией стал бы еретиком и обладателем именной анафемы. Вдобавок его наверняка бы пригласили на какой-нибудь русский аналог аутодафе.
  - Православный, и чтоб вы этим подавились!.. Что у нас дальше? Дальше у нас родной язык.
  "Русский матерный не подойдет, насчет уличного арго или чистого литературного - не поймут. Так что впишем просто русский, и утешимся тем, что это тоже правда".
  Задумавшись о чем-то на пару мгновений, князь потер подбородок.
  "Умение читать?"
  - С трудом и по слогам, бл!.. А подписываюсь двумя крестиками - у меня и печать для этого есть, чтобы не перетрудиться. Кстати!..
  Достав из кармана мундира небольшую, но очень важную коробочку со своим факсимиле , молодой чиновник выложил ее поближе к ежедневнику.
  - Последний вопрос, он трудный самый, хе-хе...
  "Занятие - ремесло, промысел, должность или служба, отдельно - главное и вспомогательное?"
  - Ну, тут все просто. По основному своему занятию я внештатный чиновник Военного ведомства в чине надворного советника, то бишь - обычный государственный служащий. Так сказать, ходячая чернильница, хе-хе!.. А во вспомогательные запишем, что я на досуге люблю развлекаться изобретательством и инвестированием в различные коммерческие прожекты.
  Зная, какое число заинтересованных лиц будет изучать его письменную "исповедь", аристократ представил их реакцию на его абсолютно честный ответ - и самым плебейским образом захохотал. Даже появление товарища Приамурского генерал-губернатора не остановило его веселье, лишь несколько уменьшило.
  - Князь.
  Укоризненно покачав головой, замерший на пороге кабинета генерал-лейтенант Гродеков всем своим видом выразил неуместность столь ярких положительных эмоций именно здесь и сейчас. Нет, пришедший весьма ценил шутку или пикантную историю (особенно в хорошей компании) - но даже он не позволял себе смеяться в момент всероссийского траура по безвременно усопшему бывшему генерал-адмиралу и Великому князю Алексею Александровичу. По крайней мере, не в присутственных местах.
   - Простите, Николай Иванович, моя вина - не удержался.
  Плотно прикрыв за собой высокую створку и пройдясь по дорожке до массивного гостевого кресла, заместитель самого главного чиновника Приамурья расположился в нем с непринужденной ловкостью, выдающей немалый опыт. И не только военный, но и просто - частых посиделок именно в этом предмете мебели.
  - И что же вызвало ваш смех, князь?
  - Рапорт одного из начальников пограничной стражи, полный косноязычных перлов.
  Печально и понимающе покачав изрядно облысевшей за последнюю пару лет головой, Гродеков мимоходом утянул из стоящей возле кресла шкатулки толстую сигару. Слегка размял, и с наслаждением втянул в себя запах табачного листа - хотя курильщиком он и не был, но приятные запахи любил.
  - Собственно, я к вам по поводу одного отчета.
  Поводив сигарой у лица, гость с легкой улыбкой вернул обратно ароматный привет с далекой Кубы.
  - В конце марта - то есть уже через неделю, мне предстоит доклад Сергею Михайловичу касательно развития морских промыслов в нашем крае. Наверняка будет поднят вопрос и о тех двух брошенных американских кораблях, обнаруженных промысловой шхуной вашей Дальневосточной компании. Согласитесь, случай довольно неординарный?..
  Вытянув из лотка на столе папку, отличающуюся от своих казенных коричнево-серых товарок фиолетовым цветом картона, хозяин кабинета не глядя раскидал в стороны веревочные завязки.
  - Дополнительное расследование, предпринятое по моей просьбе, не нашло никаких следов насилия над экипажами плавучего завода и китобойного судна, как-то: личные вещи на месте, судовая касса в полной сохранности, корабельный арсенал не вскрыт. Никаких признаков борьбы, вспышки заразной болезни или тому подобного, последние записи в судовых журналах самого обыденного свойства. Сделанные на месте капитаном "Нарвала" фотографические карточки и протоколы осмотра прилагаются, как и свидетельские показания экипажа шхуны...
  Довольно небрежно сложив все бумаги обратно, князь положил укладку поближе к заглянувшему в гости сослуживцу-приятелю.
  - И каким же будет ваше мнение, князь?
  Изобразив на лице приступ благородной задумчивости, аристократ "припомнил" слухи о том, что на море с людьми иногда случаются приступы необъяснимого душевного расстройства. Да и вообще, это далеко не первый раз, когда находят пустые суда - выглядящие так, будто экипаж просто на минутку куда-то отлучился. Хотя, конечно, обычно корабли просто бесследно пропадают, не доставляя проблем очень занятым государственным служащим... В любом случае, никакой вины Российской империи в этом нет.
  - Так ведь, сие уже не в первый раз приключается. И не где-то там, на морях-океанах, а у нас!
  Сложив три листка всеобщей переписи вместе, надворный советник легонько постучал ими о поверхность стола, выравнивая края жиденькой стопочки. Зафиксировал полученный результат новенькой красной скрепкой - и выкинул получившуюся композицию в соответствующий лоток на столе.
  - Это вы о той пустой норвежской шхуне, битком набитой котиковыми шкурами? Уверяю вас, Николай Иванович, в данном случае все гораздо проще: одна часть экипажа по какой-то причине перестреляла другую. При виде сторожевого корвета испугалась ответственности и переправилась на берег - где бросила шлюпки и постаралась затеряться среди наших просторов. Судя по тому, что поисковая партия обнаружила у местных жителей кое-какие вещички, им это удалось... Гм, так или иначе.
  - Вы тоже считаете, что тамошние дикари их попросту перебили?
  - Даже если это и так. Нам же меньше хлопот - не правда ли?..
  Вздохнув, генерал-лейтенант тихим незлобивым словом помянул министра финансов Витте, умудрившегося подозрительно быстро протолкнуть (а иначе и не скажешь) кое-какие поправки не только в "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных" , но и в ряд не менее важных документов. С виду изменения были невелики: теперь задержанных браконьеров и контрабандистов всего лишь обязывали возместить все затраты на свою поимку, последующее конвоирование и содержание под стражей - вплоть до вынесения приговора честным и беспристрастным судом. Были предусмотрены и бонусы, в виде обязательной кормежки по принципу "лишь бы ноги не протянул", возможности связаться с властями родной страны, ну и штрафы за противоправные действия с обязательной конфискации орудия преступления.
  - К слову, в последней сводке упоминалось об очередном успехе наших бравых моряков. Кого изловили?
  - А!..
  Пренебрежительно махнув рукой, Гродеков мимолетно глянул сквозь легкие занавески на грязновато-сероватые сугробы снега под окном. Вздохнул и вновь потянулся за сигарой.
  - Очередное "заблудившееся" корыто с японскими рыбаками.
  Кстати, если осужденный не мог выплатить все положенное казне в полном размере, то его совершенно бесплатно трудоустраивали: или лесорубом в Сибирь, известную своим мягким климатом и приветливостью проживающих там людей. Или разнорабочим на золотые прииски при Карийской каторге - тамошние уголовники были рады любой помощи в их нелегком каждодневном труде.
  - С начала года это уже пятое задержание. Морской страже респект и благодарности, а нам возись с этими!..
  Аромат и приятно-жесткая упругость кубинского табака помогла Николаю Ивановичу смягчить внезапный душевный порыв:
  - Иностранными подданными.
  В принципе, недовольство второго лица целой имперской провинции Александр понимал, и даже немножечко разделял. Потому что циркуляр с вроде как дельным нововведением обернулся для администрации Приамурья нешуточной головной болью - как впрочем, и любое столичное начинание, которое надо наладить "на местах" в ограниченные сроки. Так что он понимал, разделял, и даже в чем-то сочувствовал. Притом совершенно не собираясь признаваться приятелю в авторстве изначальной идеи, благодаря которой рачительный Сергей Юльевич Витте обнаружил неплохой способ пополнения казны. Зато он мог слегка "утешить" потирающего лысину чиновника, поделившись с ним совершенно эксклюзивными сведениями:
  - Ерунда, Николая Иванович. Вот когда министерство финансов убедит государя-императора и кабинет министров перевести часть учреждений исправления наказаний на частичное самофинансирование...
  Набравший было воздуха для очередной фразы, Гродеков аж поперхнулся от возмущения:
  - Что?!?
  - В министерских коридорах все больше набирает силу мнение о том, что нужно дать отбывающим наказание преступникам шанс на исправление - через честный труд на благо общества.
  Коробочка с печатью-факсимиле дважды негромко щелкнула, оставляя на страницах служебного рапорта ярко-синий оттиск замысловатой подписи.
  - Что значит - самофинансирование?
  Недоуменно поглядев на смятую сигару, генерал-лейтенант досадливо кашлянул и аккуратно стряхнул обломки табачного листа в серебряную пепельницу.
  - Это каким же таким, позвольте узнать, образом, Александр Яковлевич?.. Выпускать каторжан на отхожие промыслы? Или, пардон, перепрофилировать женские тюрьмы в дома свиданий?
  - Ну, не все так печально, Николай Иванович. Как я понял, к услугам оступившихся членов общества будет достаточное количество шахт, рудников и лесоповалов...
  Вытянув из подставки красный карандаш, князь принялся критиковать отчет о расходах казенных сумм на устроение восьми таможенных постов. Не то, чтобы это входило в компетенцию внештатного чиновника Военведа - но если об этом попросили хорошие знакомые из министерства финансов, то почему бы и не помочь?
  - Опять же, есть достоверные сведения о том, что в Приморской области и Колымском крае имеются значительные месторождения золота. Казна испытывает известную потребность в сем презренном металле, так что...
  - Там же вечная мерзлота?
  Вообще, если бы кто другой в присутствии аж целого товарища генерал-губернатора Приамурья разговаривал с ним, не отрываясь от чтения служебной переписки - его превосходительство сим был бы весьма недоволен, вполне закономерно посчитав знаком крайнего к себе неуважения. Но! В данном конкретном случае было сразу несколько смягчающих обстоятельств. Во-первых, вроде как опальный аристократ (темная история с этой ссылкой, вот ей-богу!) умудрялся быть в курсе всех новостей и слухов, циркулирующих по коридорам и кабинетам самых разных министерств. Так что об иных перестановках и назначениях на властном олимпе Гродеков теперь узнавал задолго до соответствующих распоряжений и служебных циркуляров - а это дорогого стоило!..
  - Вы забыли добавить отсутствие любых поселений на многие сотни верст, сильные ветра, сумасшедшие перепады температур и полная зависимость ссыльнопоселенцев от внешних поставок еды, лекарств и теплой одежды. Идеальное место для перевоспитания закоренелых преступников, не правда ли?
  Во-вторых, связи и возможности молодого чиновника были настолько велики и обширны, что даже сам губернатор Духовский не считал для себя зазорным советоваться со всего лишь надворным советником по тем или иным вопросам. А то и просить помощи - и честно говоря, Николай Иванович его очень хорошо понимал. Трудно удержаться от искушения свалить часть своих проблем на человека, к коему время от времени запросто так заглядывают в гости молодые Великие князья. Который свободно переписывается с министрами, всемирно известными учеными, крупными промышленниками (и не только отечественными) и военными в генеральских чинах. И чья Дальневосточная компания вот уже четвертый год подряд вкладывает в развитие захолустной прежде имперской провинции многие миллионы рублей - что вполне закономерно отозвалось бурным ростом местной промышленности и деловой жизни. Особенно оживились купцы, первыми оценившие возможности и невероятное удобство единого прейскуранта всех агреневских компаний: товарный кредит, рассрочка платежей, техническое сопровождение и гарантийный ремонт сложного оборудования... Для дальневосточных негоциантов подобные слова звучали настоящей музыкой, а сам справочник быстро превратился в статусный предмет. Очень увесистый, кстати. Нет, правда! Солидный том в замшевой обложке, под которой было четыре сотни страниц из плотной глянцевой бумаги, с отличной полиграфией и множеством красочных иллюстраций - а так же общим весом этак слегка за треть пуда.
  - Хм, если рассматривать все с этой точки зрения?.. Н-да, идея не так уж и плоха. А как вы считаете, князь - можно ли надеяться, что каторгу на Сахалине упразднят?
  - Насколько я осведомлен, Николай Иванович, шансы на подобный исход очень велики.
  Третье обстоятельство плавно вытекало из первых двух: то, что не потерпели бы от простого надворного советника, легко прощали архимиллионеру и оружейному магнату. Высшей аристократии всегда были присущи легкая эксцентричность и высокомерие - и один конкретный князь был далеко не самым худшим представителем этой касты. Собственно, на памяти генерал-лейтенанта он, пожалуй, был одним из лучших! И что скрывать, Николая Иванович изрядно "подсел" на дружеское общение со столь неординарной личностью.
  - Прекрасно! Хотя бы одной заботой да меньше станет...
  Хмыкнув с неопределенной интонацией, хозяин кабинета закрыл обработанный финансовый документ и едва заметно повел плечами, разминаясь.
  - Позвольте поднять вам настроение еще больше, дорогой мой Николай Иванович?..
  - Я весь во внимании, князь?
  - До меня дошел слух, что проект Манчжурской железной дороги получил лестную оценку самого государя-императора.
  -О!?! Князь, ну не томите же - подробности, как можно больше подробностей!..
  В отличие от своего начальника Духовского, всеми силами лоббировавшего прокладку конечного участка Великого сибирского пути по землям Забайкальской и Амурской губерний, Гродеков был давним и последовательным сторонником именно варианта строительства железной дороги через китайскую Манчжурию. Всегда приятно отщипнуть кусочек соседских территорий в свою пользу - а уж ежели это слабый в военном отношении Китай, то застолбить за собой часть его земель и вовсе сам бог велел!
  - Один мой приятель, близкий к соответствующим кругам, утверждает - что государь склоняется к варианту с образованием соответствующего акционерного общества. Русско-французского, скорее всего. С предоставлением оному всех необходимых концессий, дабы как можно более полным образом использовать производительные силы частного капитала.
  "И даже на взятки не пришлось особо тратиться - вернее, не больше обычного".
  Убрав отчет в дальний лоток, Александр счел, что на сегодня его служебный долг полностью исполнен, и даже частично перевыполнен. Мало того что пятница, так еще и траур по безвременно усопшему дяде царствующего самодержца настоятельно рекомендовал поелику возможно сократить присутствие на служебном посту.
  - Двадцать процентов необходимых сумм вложит казна, еще двадцать пять-тридцать - частные русские финансовые учреждения, все остальное внесет консорциум из четырех французских банков.
  "Первый из которых имеет прямое отношение к потомкам одного хитроумного еврея, и еще два находятся в статусе союзных. Вот пускай барон Альфонс Ротшильд и попробует построить пробную версию КВЖД - а я посмотрю, чем ему помочь в сем нелегком деле".
  - Кстати, один мой компаньон прислал на пробу несколько своих новинок. Надеюсь, вы не откажетесь помочь мне в их беспристрастной оценке?
  Несколько сбитый с толку столь "плавной" сменой темы разговора, Гродеков молча наблюдал, как из недр стального несгораемого шкафа для важных бумаг появляется три красиво оформленных упаковки.
  - Это у нас... Тутовое бренди.
  Если верить этикетке, то внутри литровой емкости плескался светло-коричневый нектар крепостью в восемьдесят полновесных градусов.
  - Текила из сока голубой агавы.
  Водка из далекой Мексики отличалась приятным золотистым цветом, и крепостью всего в полсотни градусов. Пятьдесят пять, если точнее.
  - Мескаль?.. Гм, видимо, что-то сугубо местное. Николай Иванович, ваше слово - с чего начнем?
  Отставив квадратную бутылку чуть подальше, Гродеков удостоверился, что и на ее этикетке присутствует хорошо знакомый ему товарный знак товарищества "Н.Л.Шустовъ съ Сыновьями". Сколько он в свое время выпил "Рябины на коньяке", "Рижского бальзама" и знаменитой шустовской "Зубровки"! Да и простонародными "Спотыкачем" и "Ерофеичем" по молодости лет не брезговал...
  - Князь, ну право же?.. Мы ведь на службе.
  - Ну так не окаянного пиянства для, а лишь здоровья ради. Опять же, и повод весомый имеется.
  - Это вы о безвременно покинувшем нас?..
  "Действительно, мог бы и пораньше дуба врезать дорогой наш Алексис!".
  - Да-да, о нем. Достойно жалости, конечно.
  Чпок!
  Раскупорив мескаль, гостеприимный хозяин разлил двадцатипятиградусную "затравку" по хрустальным емкостям. Не с тутового же бренди начинать?
  - Благодарю-с!..
  Приняв и неспешно выцедив бокал аперетива , Николай Иванович аккуратно промокнул специальным платочком кончики губ и усы. Провел рукой по начавшей седеть аккуратной бороде, довольно кашлянул и явственно покосился на бутылку с хм, "соком из сердцевины голубой агавы".
  - И как вам?
  - Благодарствую, весьма недурно-с!..
  Бутылка с текилой моментально сдалась напору опытных рук- но исключительно по причине винтовой пробки.
  - Победа, Александр Яковлевич, победа!!!
  "Блин, не кабинет, а проходной двор какой-то!"
  Вошедший быстрым шагом его превосходительство генерал-губернатор Духовский выглядел весьма возбужденным - правда, в самом хорошем смысле этого слова. Глаза горели, большие усы грозно топорщились, в правой руке был зажат бланк телеграммы-"молнии", а сама фигура выражала крайнюю радость и чуть ли не победный экстаз!.. В общем, сразу было понятно, что его просто-таки распирает какая-то важная новость. Наткнувшись взглядом на картину дегустации алкогольных напитков (прямо на служебном месте?!), глава военной и гражданской администрации Приамурья резко остановился и с недоуменной укоризной протянул:
  - Господа?!?
  - Сергей Михайлович, прошу не судить строго: мы сочли уместным немного помянуть светлую память его императорского высочества Алексея Александровича.
  - О!..
  Недовольная складка меж седыми генерал-губернаторскими бровями немедля разгладилась - а его заместитель с некоторым удивлением обнаружил на столе третий бокал, пустой и при этом накрытый тоненьким ломтиком черного хлеба.
  - Ну, в таком случае, полагаю...
  Четвертый бокал появился составил компанию своим собратьям - и разумеется, пустым оставался недолго.
  - Светлая память и вечный покой.
  Дружно приняв опечаленный вид, уже три высокопоставленных чиновника слегка злоупотребили своим положением (в пределах ста грамм текилы, не больше), помянув почившего в бозе генерал-адмирала.
  - Кстати, господа: вы в курсе, что уход из жизни великого князя сопровождался неким скандальным происшествием?..
  Общеизвестно, что мужчины в отличие от женщин не сплетничают, поэтому два генерала просто уставились на надворного советника с явным вопросом в глазах - и не менее явным пожеланием того, чтобы он всенепременно продолжил свой, хе-хе, доклад.
  - Как мы знаем, его императорское высочество скоропостижно скончался от сердечного приступа в своем парижском особняке. Так вот: той же ночью неустановленные личности похитили коллекцию драгоценностей Великого князя, а так же совершили насилие над его последней... Гм, пассией.
  Губернатор и его заместитель быстро переглянулись.
  - Если не ошибаюсь, некоей Элизой Балеттой?
  - Ваша память безукоризненно точна, Сергей Михайлович - именно она и есть, бывшая балерина Михайловского театра. Ворвавшиеся под покровом темноты, негодяи забрали почти все подарки покойного и даже имеющиеся при ней денежные суммы.
  - Как это низко!..
  Подтвердив легким кивком, что всемерно разделяет благородное негодование Гродекова, князь дотянулся до верхнего ящика служебного стола и извлек на свет небольшую кипу французских газет.
  - Прошу, господа.
  Господа свежей заграничной прессой (всего-то двухнедельной давности) не побрезговали, разделив оную согласно служебному положению. То есть генерал-губернатору досталось две газеты, а его товарищ удовольствовался одной.
  - М-да... Как все же пали нравы в бель Франс!
  Осуждающе пошевелив ухоженными усами, Духовский вдруг вспомнил причину своего появления и резко просиял:
  - Александр Яковлевич, свершилось!..
  Расправив основательно смятую бумажку сверхсрочного послания, глава Приамурья принял торжественную позу и почти по слогам продекламировал потрясающую новость - о том, что проект строительства Амурской железной дороги получил высочайшее одобрение! Более того, уже в этом году начнется трассировка и изыскательские работы силами главного подрядчика... На этом месте губернатор внезапно прервался, упершись вопросительным взглядом в самого младшего по званию чиновника:
  - Князь. Думаю, я не ошибусь, предположив?
  - Да-да, Дальневосточная компания вашего покорного слуги.
  Вздохнув, Сергей Михайлович выдал на выдохе короткое, но глубоко прочувствованное:
  - Превосходно!!!
  Бережно сложив клочок бумаги, Духовский убрал его в карман. Тут же, не сходя с места, назначил на понедельник совещание касательно подготовки к строительству. Затем пригласил к себе на субботний торжественный обед по этому же поводу - ну и на всякий случай зарезервировал воскресенье. Мало ли?.. Стрельнув взглядом на гостевой столик, с коего бесследно исчезли бокалы и бутылки, его превосходительство наконец-то покинул кабинет.
  "Теперь второго спровадить, и свободен".
  - Николай Иванович, вы меня не выручите?
  Гродеков с тщательно скрываемым недоумением принял от коллеги прямоугольную коробку, с тутовым бренди внутри.
  - Господин Шустов очень ждет моего мнения касательно своей новинки - а я, признаться, не любитель столь крепких напитков. Вы не могли бы провести, хм, некие исследования по этой части?
  - Меня, конечно, не затруднит, но как же?..
  - О, не беспокойтесь, я самым наглым образом выдам ваше мнение за свое.
  Фыркнув от еле сдерживаемого смеха, пятидесятитрехлетний генерал-лейтенант молча обернул французской газетой картонный футляр с азербайджанской экзотикой и последовал примеру начальника. В смысле, освободил кабинет. Проводив его взглядом и сверившись с наручным хронометром, Александр сделал короткий звонок в расположенную напротив штаб-квартиры Приамурского генерал-губернаторства контору Дальневосточной компании. Дождался курьера, в бронечемодане которого прекрасно разместилась чертова дюжина укладок - содержимое которых будет должным образом отсортировано, проверено и обработано как раз к понедельнику. Маленькие бонусы его нынешнего положения, так сказать.
  - Ах да!
  Уже в проеме открытой двери вспомнив о небольшой, но все же достаточно важной мелочи, князь вернулся обратно на рабочее место. Позвенел немного связкой ключей, открывая шкаф, затем запустил руку под стол и... Вытянул наружу вороненый Гром (ага, тот самый, который Агренева-Греве особой мощности). Будучи подвешен на проволочных креплениях, сей агрегат смотрел своим девятимиллиметровым "глазком" аккурат на входную дверь - а если самую малость довернуть, то и на стулья для гостей. Аккуратно уложив увесистый "дырокол" на среднюю полку шкафа для бумаг, надворный советник захлопнул скрипнувшую сталью дверку. Глянул наапоследок на уличный термометр, столбик которого поднялся до десяти градусов (минус десяти, разумеется) - что для марта месяца в Хабаровске было очень даже мягкой и теплой погодой.
  "Эх, сейчас бы в Геленджик, позагорать да всласть поплавать в теплом море!.."
  Уже отступая от окна, Александр обратил внимание на красноносого дворника, посыпающего свежим песочком заиндевелые камни брусчатки возле штаб-квартиры генерал-губернаторства. Чуть дальше по улице еще один его коллега деловито махал длинным сучковатым дрыном, сбивая с крыши молодую поросль сосулек...
  - М-да. Весна идет, весне мы рады...
  
  
  ***
  
  
   За окном кареты неспешно сменялись улицы Москвы, но сидящий внутри реликта уходящего века Великий князь Сергей Александрович к видам города был удивительно равнодушен - да и вообще, последнее время находился в рассеянно-недовольном настроении. А ведь май в году одна тысяча восемьсот девяносто шестом выдался удивительно хорошим: в меру жаркий, чуть-чуть дождливый, наполненный свежестью ветра и ароматом расцветающих яблонь - а еще, тонким ароматом сирени. И хотя мужчинам вроде как не к лицу любить цветы, но московский генерал-губернатор все же позволял себе маленькую слабость ценить хорошие ароматы... Впрочем, как и любой человек, имеющий несомненный художественный вкус, и тягу к прекрасному. Живопись, балет, драгоценные камни (в особенности последние) - отлично разбираясь во всем этом, Сергей уже давно имел репутацию утонченного эстета и покровителя изящных искусств.
  - Кхм! Ваше императорское высочество!..
  Недоуменно сморгнув, он перестал хандрить и наконец-то заметил открытую дверку кареты - и лакея, замершего этаким живым столбиком.
  - Нескучный сад, ваше императорское высочество!..
  Поблагодарив усердие прислужника милостивым (пусть и едва заметным) наклонением головы, Великий князь проследовал вперед по дорожке, ведущей к Александринскому дворцу. Прогулочным шагом миновал чашу невысокого фонтана, живописно обложенного диким камнем, и невольно задержался возле большой клумбы - цветы на которой весьма красиво образовывали своими цветными бутонами и лепестками герб Российской империи. Победно раскинувший крылья двуглавый орел невольно напомнил Сергею Александровичу о той невероятной куче дел, которые он переделал в преддверии скорой коронации дорого племянника Никсы. И о том, сколько еще предстоит сделать и приуготовить. Эти заботы и обязательные хлопоты! А с другой стороны - кто, если не он? Касательно деловых и организационных качеств иных своих родственников, дядя будущего императора не питал никаких иллюзий. Опять же, сложившиеся меж ним и молодым Николаем доверительно-дружеские отношения... Потерев высокий лоб, заботливый дядюшка наконец зашел в приятный сумрак и легкую прохладу Александринского дворца, с каждым шагом приближаясь к еще одному своему племяннику.
  - Eh bien bonjour, mon neveu!
  Первое, что бросилось в глаза визитеру при входе в покои восемнадцатилетнего великого князя Михаила Александровича - это манекен, на котором дожидался своего часа новенький мундир подпоручика лейб-гвардии Преображенского полка, с голубой орденской лентой, орденом и звездой святого Андрея Первозванного. Чуть менее заметной была медаль "В память царствования Александра 3"... Впрочем, самым главным украшением парадного мундира были не знаки отличия и не золотые эполеты с вензелем, а тот, кому эта форма и предназначалась. Вымахавший ростом едва ли не выше покойного батюшки, широкоплечий благодаря упорным занятиям гимнастикой и атлетикой - и демонстрирующий благоприобретенную в Михайловской артиллерийской академии выправку и гвардейский лоск. Одним словом: красавец, мечта девиц и первый жених Российской империи!
  - Mon cher oncle, enfin!!
  
  Отдав должное родственным чувствам, Романовы устроились в небольшой гостиной, непринужденно разместившись на двухместных диванчиках.
  - Ну-с, молодой человек, поведайте мне, что за тревоги одолели вас? Причем до такой степени, что вы буквально забросали меня письмами, и еще до объявления Коронационного периода первым пожаловали в Москву? Кстати, как прошла поездка?
  - Благодарю, вполне. Хотя, конечно, я несколько отвык от угольной пыли и дорожной суеты - да и состав мог бы передвигаться гораздо быстрее.
  - Ну да, ты у нас известный любитель скорости...
  Выразительно покосившись на сафьяновую папку, которую племяш уложил рядом с собой, родственник вернул разговор в прежнее русло:
  - Впрочем, мы отвлеклись: так отчего же твой старый дядюшка был вынужден бросать все свои дела и сломя голову мчаться к племяннику?..
  - Mon cher oncle Serge , у меня возникли некоторые опасения...
  - О, неужели?..
  Придавив ладонью сафьян, юноша уточнил:
  - Касательно определенных моментов предстоящих торжеств.
  Откинувшись на спинку своей софы, Сергей Александрович поощряющее улыбнулся, отдавая должное успехам племянника в "гладкой" дворцовой речи. Крайне полезный навык для любого из великих князей - говорить ни о чем, и обо всем одновременно, удерживая на лице маску доброжелательного внимания, и вкладывая в каждую фразу как минимум три смысла.
  - И что же именно тебя смущает?
  - К примеру, народное гуляние на Ходынском поле и в его окрестностях, с последующей раздачей подарков. Сведущие люди полагают, и я вполне склонен с ними согласиться, что желающих получить "царский гостинец" будет несколько больше четырехсот тысяч.
  - Вот как?..
  - Кроме того, место для гуляний выбрано откровенно неудачное: овраги, промоины, заброшенные колодцы - не говоря уже об оставшихся после военных учений множестве ям и траншей!
  Слушая, но практически не слыша все эти рассуждения, дядюшка невольно умилялся. Как же вырос племянник!.. И как удивительно он похож на своего почившего отца! Такой же серьезный и ответственный, с основательным подходом и вниманием даже к самым незначительнейшим мелочам. Боже, как же летит время! Вроде бы еще недавно застенчивый розовощекий мальчик бегал по Гатчинскому дворцу, время от времени проказничал и смешно картавил, старательно выговаривая непослушные его губам звуки - а взрослые старательно давили улыбки и подбадривали малыша. Когда же он чуть подрос, начали смеяться уже над привычкой Мишеньки с разбега шлепаться в кресло, вытягивая перед собой свои длинные ноги. Родные его за это даже дразнили "милым Floppy" ...
  - ... отделить семейных, объявив, что подарки им будут раздавать в другом месте. Вкупе с бесплатными киносеансами для детей и подростков, это несомненно позволит...
  Зацепившись за слово, созвучное с мыслями, и по-прежнему находясь во власти ностальгического настроения, московский генерал-губернатор согласно кивнул - вспоминая своего собеседника очаровательно-застенчивым "милым Floppy", как-то незаметно превратившимся вначале в худого и нескладного подростка "Мишкина ", а потом и вовсе в молодого великого князя Михаила Александровича. Куда все ушло? Время, ты воистину беспощадно! Незаметно вздохнув, Сергей Александрович машинально кивнул в ответ на вопрошающий взгляд племянника. Кстати, о чем это он там? А, о развлечениях для черни... Хм, все эти наборы подарков, даровой квас, печатные пряники и значки, ярмарки с дешевыми товарами на весь Коронационный период, прочие мероприятия - все это несло в себе несомненные признаки единого планирования. Да и без этого, генерал-губернатору экономической и торговой столицы империи было очень трудно поверить в охвативший московских купцов приступ немотивированной расточительности. Это старообрядцев-то, известных давней и последовательной нелюбовью к синодальной церкви и Дому Романовых? Пфе!.. Тут на ум скорее приходил кое-кто другой, способный выкинуть на воздух (а иначе все эти бесплатные раздачи не назвать) сотни тысяч рублей по просьбе своего друга - и не просто выкинуть, а еще и каким-то образом на этом заработать. Конечно, тут скорее стоит говорить о некоем политическом капитале, но и репутация щедрого мецената тоже никогда не бывает лишней... Хотя, оная у Мишкина уже давно сложилась, потому что больше него жертвует на благотворительность разве что его брат Георгий. Так что все же речь идет о политике. Или нет?
  - Кстати, как здоровье Жоржи? Он прибудет, или?..
  - Нет, братец решил остаться на минеральных источниках Абастумани , по известным вам обстоятельствам.
  - Я так и думал.
  Элегантно-выверенным движением переменив положение, в котором он восседал на софе, старший из великих князей все тем же светским тоном полюбопытствовал, не прибудет ли на Коронацию некий известный им обоим надворный советник? Услышав отрицательный ответ, Сергей Александрович неподдельно расстроился. Как высший аристократ империи он ценил князя Агренева как интересного собеседника, с которым можно было общаться на великое множество тем - и который не обращал внимания на некоторые, гм, особенности тридцатидевятилетнего великого князя (в частности, на слухи о его не совсем традиционных наклонностях в любви). Да и вообще, с самого начала показал себя человеком широких взглядов! А как московский генерал-губернатор он очень нуждался в личной встрече с архимиллионером Агреневым - без этого у него намертво встало сразу несколько весьма важных для него (и Москвы в целом) начинаний. Потому что управляющие агреневских компаний резко глохли и порядочно глупели при любых намеках на незапланированную их работодателем благотворительность - посылая самых настойчивых в Хабаровск, к их непосредственному работодателю. Чье влияние и репутацию у московского купечества опять-таки, сложно было переоценить... И вообще, какого черта князь торчит на Дальнем Востоке, когда так нужен здесь!..
  - Так что вы скажете, дядя?
  - М-мм?..
  Осознав, что в очередной раз выпал из разговора (хотя, скорее уж монолога Мишеньки, довольно мило порозовевшего скулами от юношеских эмоций), один из основных организаторов предстоящей Коронации немедленно состроил деловито-довольное выражение лица:
  - Что же. Я нахожу твои предложения весьма своевременными и дельными.
  Выразительным жестом протянув руку, дядюшка подождал, пока в нее вложат сафьяновую папку.
  - Они неплохо дополнят уже проводимые мероприятия - хотя, разумеется...
  Возвращаясь к своей карете, Сергей Александрович слегка утомленно потер переносицу, страдальчески щурясь - майская жара просто убивала его! Да еще ощущающаяся в руках чем-то чужеродным папка добавляла его настроению дополнительную нотку раздражения...
  - Гм, поручить обер-полицмейстеру Власовскому?
  Устроив свое седалище на упругом сидении, московский генерал-губернатор снял фуражку и отер белоснежным платочком испарину со лба.
  - Пожалуй, так и сделаем...
  Ведь зачем еще нужны подчиненные, чтобы не работать за свое начальство?
  
  
  ***
  
  В один год с большими стройками Кыштымского горно-заводского округа, наполненными круглосуточным шумом и мельтешением людского муравейника, началась еще одна - не очень большая и не особо торопливая. Зазеленела разнотравьем весна, медвяными ароматами украсилось лето, упали последние осенние листья... И вот уже в одном из живописных местечек Кыштыма, окруженные вечнозелеными ельниками, выросли корпуса из светло-желтого кирпича. В одних документах они проходили как санаторий "Белый лебедь", в других их обозначали как "Центр реабилитации и протезирования". Иногда использовалось и такое словосочетание как "Научно-исследовательский институт травматологии " - но это совсем уж в скучных документах, которые писали и читали от силы десяток человек.
  - Добро пожаловать, Григорий Дмитриевич!..
  Небольшие уютные двухместные комнаты-палаты, доброжелательные и весьма квалифицированные врачи, свежий воздух и даже затейливая паутинка дорожек, выложенных тесанным камнем - все это настраивало на выздоровление. Непременное и безоговорочное!! Царящая в санатории атмосфера была так сильна, что даже господин Долгин, прибывший в этот храм Эскулапа с плановой проверкой, не осмелился ее потревожить.
  - Здесь у нас принимают грязевые ванны. Очень помогает при нервических расстройствах, очень! Кстати, не желаете попробовать-с?
  - Хм. Можете мне не верить, Виталий Борисович, но в свое время я достаточно напринимался таких процедур. И с нервами у меня все в порядке.
  - Как вам будет угодно-с.
  Собственно, он и не собирался этого делать, будучи (временами и по настроению) человеком просто-таки выдающейся скромности и тактичности. А еще, грозный и скорый на расправу главный инспектор оказался вполне приятным и совершенно не чванливым человеком - настолько, что во время выборочного осмотра корпусов спокойно здоровался с находящимися на излечении мастеровыми. А кое-кому так даже и руку пожать не побрезговал. Первому такому счастливчику левую - потому что от правой, увы, остался лишь исполосованный шрамами огрызок большого пальца и ладони. У второго, слава богу, с руками все было нормально - работящие, мозолистые, без преувеличения золотые!.. Зато от обоих колен вниз блестели трубками из полированной алюмостали новенькие металлические ноги...
  - Вы подготовили плановый отчет?
  Поначалу ревизора в его трудах сопровождал сам начальник санатория, но ближе к полудню его сменил ведущий специалист-травматолог и глава НИИ, Виталий Борисович Ганецкий. Внешность сей господин имел самую заурядную: был откровенно лысоват (если не сказать - плешив), обременен солидными годами и прилагающимся к ним набором возрастных болячек. В общем, ничего примечательного. Но насколько облик магистра медицинских наук был невзрачен снаружи, настолько же примечательным был его внутренний мир. Весьма своеобразное понимание медицинской этики и человеческой морали, разум пытливого исследователя и желание успеть как можно больше за оставшийся ему срок - давали на выходе человека, которого Долгин время от времени мечтал убить. И не так, чтобы пулю в лоб, а - медленно, и как можно более мучительно. К сожалению, ему приходилось давить на корню такие порывы души, а вместо них показывать свое неподдельно-доброжелательное отношение к идущему рядом вивисектору от науки.
  - Уже передал вашему помощнику, Григорий Дмитрич.
  Выслушав первый доклад бухгалтера-аудитора, а затем вдумчиво и разнообразно отобедав, господин главный инспектор решил. Что сделано уже достаточно много - а посему, неплохо было бы и отдохнуть! С чем, собственно, он и направился в гостевые апартаменты. Вот только по пути к ним нечаянно заблудился и был вынужден три раза предъявлять свое удостоверение-"вездеход" перед толстыми стальными дверями. Затем отшагать длиннющий коридор и миновать еще один пост охраны, спустившись в результате аж на минус четвертый уровень!.. Одна радость - Ганецкий довольно скоро к нему присоединился, причем в руках у милейшего магистра была укладка. Не черная, и без черепа и костей на обложке, одним словом - совсем даже обыденного, насквозь канцелярского вида.
  - С чего начнем обход-с?
  - На ваше усмотрение, Виталий Борисович.
  Покинув светлые, чистые, просторные, и вместе с тем ощутимо давящие на психику подземелья ближе к закату, господин главный инспектор захотел немного прогуляться по дорожкам вокруг главного административного корпуса. Нет, с нервами у него все было в порядке, и совесть не давила. Просто отставной унтер-офицер Пограничной стражи размышлял и прикидывал, когда подойдет время использовать по назначению имевшуюся у него металлическую пластину сложной формы, бывшую ключом системы самоуничтожения режимных лабораторий. Тех самых, где как раз шли крайне важные исследования по травматологии и протезированию; где достигли значительного прогресса в излечении ожогов и пересадке кожи, где начали отрабатывать приемы пластической и нейрохирургии... Одним словом, тех самых подземелий, где проводились, говоря сухим и казенным языком официального документооборота, "натурные эксперименты и исследования" и разрабатывались "передовые медицинские технологии".
  - Вы позволите к вам присоединиться?
  - Гхм?.. Да, конечно.
  - Благодарю.
  Выждав, пока несколько прогуливающихся санаторников отойдут на приличное расстояние, Ганецкий заговорил:
  - Могу я узнать результат проверки?
  - Все в полнейшем порядке.
  Довольно покивав, глава научно-исследовательского института все с тем же напором продолжил:
  - У меня появилось несколько предложений для Александра Яковлевича. Исключительно для пользы нашего общего дела.
  Невежливо отвернувшись от собеседника, член Совета директоров быстро осмотрелся - впрочем, его действия были встречены с полнейшим пониманием.
  - Продолжайте.
  - Производство препаратов группы "А" и "Б" в лаборатории второго минусового уровня позволило бы сократить время на...
  - К сожалению, на вашем оборудовании производство спецпрепаратов невозможно.
  - О?!?
  Потерев пальцы, шестидесятилетний медик-исследователь огорченно нахмурился:
  - Жаль.
  Вздохнув в непритворном огорчении, почтеннейший Виталий Борисович продолжил выдавать рационализаторские предложения:
  - Мне и моим коллегам решительно не хватает подопытного материала.
  - Н-да?
  - Нет, что касается шимпанзе, свиней и прочих заменителей, тут все в полнейшем порядке. Но вы же понимаете, о чем я? Из-за этого часть исследований практически стоит, а в некоторых смежных темах приходится использовать один и тот же образец! Возможно, Александр Яковлевич согласится несколько... Понизить требования к кандидатам?..
  Претензии и жалобы магистра были вполне обоснованны. В конце концов, от него требовали результаты, а их без весьма специфических "расходных материалов" достичь было нельзя! Тех самых материалов, которые работники Отдела Экспедирования "добывали" исключительно в преступной среде, отдавая предпочтение детоубийцам, насильникам-педофилам и в особенности тем, кого криминалисты будущего назовут серийными убийцами.
  - Я думаю, решение по этому вопросу будет сугубо положительным.
  Мимолетно усмехнувшись тому, какие интеллигентные фразы он научился говорить, Долгин перевел легкую гримасу в доброжелательную улыбку и заверил ведущего специалиста НИИ травматологии в том, что обеспечит его всем необходимым. Уж простых душегубов-рецидивистов на век милейшего Виталия Борисовича и шестерых его коллег должно было хватить с преизрядным запасом!.. А если даже и не хватит (во что многоопытному начальнику Отдела экспедирования верилось с большим трудом), то недостачу всегда можно было компенсировать за счет наиболее пламенных революционеров, особенно наглых грабителей-налетчиков, мошенников и тому подобной публики.
  - Так я на вас надеюсь?
  - Всенепременно.
  Достав из внутреннего кармана сложенный вчетверо листок, Ганецкий аккуратно его развернул:
  - Было бы неплохо привлечь к исследовательской работе вот этого человека. Отличный специалист и настоящий ученый!..
  Принимая лист с установочными данными и краткой биографией очередного медика-маньяка, Долгин молча кивнул. И еще раз, когда прощался с травматологом мирового уровня, пытливым исследователем и просто влюбленным в свое дело человеком. Погуляв еще с полчаса и возвращаясь в гостевые апартаменты в сумерках, ревизор нечаянно наткнулся на заместителя начальника санатория по административно-хозяйственной части. Пара тихих фраз с взаимными извинениями (а чего орать, коли время позднее?), и двое мужчин разошлись в разные стороны - а сгущающиеся сумерки не позволили никому увидеть, как из рук в руки перекочевал большой запечатанный конверт. Ученые люди, они ведь как дети малые, за ними постоянный присмотр нужен!.. Хотя в данном случае ближе и точнее было бы слово контроль - незаметный, но при этом достаточно плотный.
  - Ужин подавать, Григорий Дмитрич?
  Одобрив инициативу телохранителей (хотя официально это были его порученцы), мужчина наконец-то добрался до спальни - где первым же делом подсел к бронированному хранилищу, успешно маскирующемуся под обычный дорожный чемодан. Аккуратно прокрутил колесики двух кодовых замочков, затем вставил, цилиндрик ключа, и на всякий случай проверил левое наборное устройство. Почему левое? Потому как именно оно отвечало за срабатывание двух встроенных в крышку и днище кейса брусочков прессованного термита . Один раз он уже набрал неправильный код - впечатлений хватило с избытком...
  - М-да, а ведь не влезет.
  Покрутив в руках надежно упакованные и прошитые пакеты с отчетами магистра Ганецкого и неприметного завхоза, Григорий огорченно вздохнул и принялся выгребать из переносного сейфа все его содержимое. Почти все - плоскую прямоугольную коробочку, сталь которой несла на себе неприятно-"шипастое" желтое клеймо биологической опасности, он трогать не стал. Как и три больших конверта, никак не подписанных, но с изящным оттиском черного лебедя. Во-первых, они лежали в самом низу. Во-вторых, санаторий "Черный лебедь" специализировался на инфекционных больных и вообще нигде не проходил по официальным документам. Ну и в-третьих... Впрочем, и первых двух пунктов было достаточно. Кстати, специалисты этого дальневосточного курорта ни единого разу не жаловались на недостаток "добровольцев", потому что все потребности тамошних исследователей с лихвой перекрывали одни только хунхузы. А ведь помимо китайских разбойников амурские егеря регулярно отлавливали еще и контрабандистов с беглыми каторжниками...
  - Что у нас тут, "Артек"?..
  Документы из детского курорта в Геленджике стали первой жертвой - потому что официальное назначение конкретно этого санатория полностью соответствовало реальному состоянию дел. Просто очень большой детский лагерь, где набирались бронзового загара, здоровья и незабываемых впечатлений дети мастеровых, отправленные на море по медицинским показаниям. Впрочем, при желании путевку можно было просто выкупить, причем за сравнительно небольшие деньги - но только работникам агреневского концерна.
  - Григорий Дмитрич, все готово.
  - Да-да, иду.
  Внимательно отсортировав документы для байкальского клуба рыболовов "Омуль"", часть Долгин вернул обратно - ту самую, где были упоминания таких специфических рыболовных снастей как глубоководные батискафы, магнитные мины и легкие (к сожалению, пока весьма условно) акваланги. Затем откинул в сторону результаты проверки таганрогского санатория "Нептун", где поправляли свое здоровье рабочие с вредных производств. Протягивая руку за новой стопкой пакетов, главный инспектор невольно отвлекся на бурчание собственного живота.
  Бур-р!..
  Грустно вздохнув, он заполнил оставшееся в бронечемоданчике место отчетами из научно-исследовательского института имени Пильчикова, и перевел взгляд на пакеты, оставшиеся без надежной защиты его личного переносного сейфа.
  Бур-рр!..
  - Нам скрывать нечего, хе-хе...
  Уступая прорезавшемуся голоду, член Совета директоров быстро (но вместе с тем аккуратно) закрыл кейс, вернул цепочку с ключом на шею и энергично потер ладони, вспоминая службу в Пограничной страже:
  - Пожрать, поспать да бабу сладкую помять - это мы завсегда готовы!..
  
  
  
   Глава 3
  
  
  - Виноват, ваше высокородие!..
  Подождав, пока замешкавшийся швейцар распахнет перед ней тяжелую дверь, госпожа статская советница Волошина-Томанова покинула трехэтажный дворец Харьковского института благородных девиц. Чуть задержалась на крыльце, выискивая сквозь мягкий февральский снегопад свой личный выезд, убрала узкие ладони в приятную теплоту меховой муфты и медленно зашагала к выходу за ограду - одновременно вновь переживая только-только закончившееся свидание с дочерью Александрой.
  - Вот же вздорная девчонка!..
  Ощутив неожиданный приступ вины и легкого раскаяния, чувственные губы Софьи Михайловны на какое-то мгновение беспомощно задрожали, и!.. Впрочем, она быстро преодолела неожиданный приступ душевной слабости, благополучно утешившись приятными воспоминаниями и подернутыми печалью размышлениями. Восемь лет назад, благополучно разродившись от бремени здоровой девочкой, она думала, что впереди ее ждет жизнь заботливой матери-затворницы. Однако вначале было знакомство с будущим супругом, затем красивые ухаживания, которые не прекратило даже ее признание о внебрачном ребенке. Скромное венчание прямо в Швейцарии, в одной из православных церквушек, начало семейной жизни и связанные с этим приятные хлопоты и занятные курьезы... Калистрат Георгиевич оказался тем самым человеком, что она искала: надежный, обеспеченный, консервативно-старомодный - он быстро завоевал сначала ее уважение, затем приязнь, а потом и любовь. Вот ей с пасынками пришлось довольно сложно - мальчики прекрасно помнили покойную мать, и встретили мачеху откровенно неласково. Конечно, со временем это чувство удалось благополучно преодолеть. Но сколько же сил у нее ушло на это!.. Однако родственные чувства между братьями и их сводной сестрой все равно получились откровенно слабыми - девочка отличалась весьма "колючим" и своевольным характером, начавшим проявляться чуть ли не с пеленок. А учитывая тот факт, что глава семейства Сашеньку хоть и удочерил, но особо ей не интересовался... В общем, самым лучшим выходом стало записать девочку в Институт благородных девиц. Поначалу она навещала новоявленную институтку каждый четверг и воскресение. Затем, по мере взросления, встречи сократились до одного раза в неделю - но не от того, что она разлюбила дочь! Совсем нет!!! Просто внимания Софи требовали важные дела благотворительности, разного рода визиты и приемы у многочисленных родственников, друзей и просто хороших приятелей статского советника Волошина-Томанова. Иногда все эти хлопоты занимали ее столь плотно, что приходилось вынужденно пропускать очередное свидание. Но она никогда не забывала извиниться, и порадовать своего светловолосого ангелочка нежным пирожным или свежайшим безе!.. Кроме того, восьмилетнюю институтку довольно регулярно навещала одна из незамужних племянниц мужа, тридцатилетняя Галина Георгиевна - увидев Александру в первый раз еще маленькой крохой, старая дева тут же преисполнилась к ней неподдельным умилением и самой горячей приязнью...
  - Софья Михайловна.
  Сегодня же она заранее предупредила Сашеньку о недолгой разлуке - супруга совершенно замучали приступы отдышки, и семейный доктор прописал ему месяц отдыха на минеральных водах Кавказа. Или такое же количество времени на Швейцарских Альпах. Хотя, быть может лучше выбрать Биарриц во Франции?
  - Софья Михайловна?..
  Александра же в ответ проявила удивительную черствость и эгоизм - и уж она-то знает, откуда у дочки такие душевные качества! Вернее, от кого оные передались!..
  - Софья Михайловна!..
  Осознав, что кто-то пытается ее дозваться, светская львица недоуменно огляделась, только сейчас обратив внимание, что рядом с ней стоит незнакомая ей дама. Хотя нет - мадемуазель. За этот вывод свидетельствовало отсутствие дорогих серег и прочих драгоценностей, доступных только замужним женщинам, и изящно-скромный покрой ее верхней одежды. Оценив поджидавший молодую дворянку дорогой выезд и дюжего лакея, а так же двух служанок за ее спиной (с довольно-таки экзотически-восточной внешностью), бывшая баронесса фон Виттельсбах окончательно успокоилась и поинтересовалась, с кем имеет честь разговаривать.
  - Ульяна Савватеевна Вожина. Это вам, Софья Михайловна.
  С нарастающим недоумением приняв в руки длинный, узкий и совершенно неподписанный конверт, госпожа Волошина-Томанова повертела его в руках и осторожно вскрыла. Захрустел на легком морозце лист дорогой веленевой бумаги, дрогнули полные губы, проговаривая про себя отдельные слова...
  - Крестный отец!?! Но помилуйте...
  Кое-как справившись с бурей, бушевавшей в груди и быстро осмотревшись, статская советница зашипела как громадная анаконда:
  - Немедленно объяснитесь!..
  Миролюбиво улыбнувшись, воспитанница князя Агренева почти незаметным жестом успокоила своих служанок-телохранительниц.
  - Не стоит так волноваться, Софья Михайловна. Записи в церковной книге и метриках немного исправлены, все остальное тоже в полном порядке.
  Полюбовавшись на собеседницу, потерявшую дар речи, Ульяна по-прежнему спокойно продолжила:
  - Дядя помнит и соблюдает соглашение меж вами, и не будет искать встречи со своей дочерью до ее совершеннолетия. Однако в договор не входил запрет на общение с другими родственниками со стороны Александра Яковлевича. Это непосредственно я, и его тетушка Татьяна Львовна.
  - Вы говорите совершенно невозможные вещи! Да и как я объясню Калистрату Георгиевичу?..
  - Если вас что-то не устраивает, то дядя всегда готов встретиться и прояснить все в личной встрече - как с вами, так и вашим супругом.
  - Это совершенно излишне!..
  Моментально успокоившаяся баронесса быстро просчитала все возможные варианты и последствия, после чего в очередной раз покорилась судьбе в лице ее бывшего любовника. Что ей еще оставалось делать? Тем более что ее покладистость неизменно вознаграждалась, как незримой поддержкой мужу в его служебных и коммерческих делах, так и регулярными подарками лично для нее.
  - Я... Все устрою сама.
  - В качестве извинений за доставленные неудобства дядя просит вас принять в подарок автомобиль. Любой, какой только есть в наличии у харьковского представительства АМО.
  Приняв очередной неподписанный конверт, светская львица немедля полюбопытствовала его содержимым. Обнаружила билет "Всероссийской автомобильной лотереи", едва заметно улыбнулась и окончательно оттаяла - тем более что ей уже доводилось "выигрывать" приятные суммы на "шляпки, булавки и прочие женские мелочи".
  - Всего хорошего, Софья Михайловна.
  - Да-да, конечно.
  Дождавшись, пока экипаж госпожи Волошиной-Томановой растворится в белой хмари снегопада, Ульяна отбросила прочь маску примерной девочки и позволила себе небольшую презрительную усмешку - после чего направилась в... Как там дядя Саша говорил об институтах благородных девиц? Или женский монастырь с уклоном в серпентарий, или дворянский курятник, выпускницы которого имели всего три мысли - о замужестве, развлечениях и обязательном любовнике. Интересно будет узнать его характеристику касательно того учреждения, в вестибюль которого она зашла.
  - Александра Волошина-Томанова, третий класс, кузина.
  Дежурная дама придирчиво оглядела посетительницу, и вполне и успокоенная ее ухоженной внешностью и ОЧЕНЬ дорогим платьем, внесла в журнал посещений соответствующую запись.
  - Эта мадемуазель с вами?..
  Покосившись на кореянку, застывшую обманчиво-хрупкой живой статуэткой на два шага позади своей госпожи, девушка благовоспитанно подтвердила - что да, это сопровождающая ее служанка. Дама в ответ величественно кивнула, одновременно посылая одну из дежурящих рядом с ней младшеклассниц за искомой воспитанницей. После чего крайне учтиво предложила гостье немного обождать родственницу на одном из многочисленных диванчиков для посетителей. Пятнадцать минут терпеливой скуки, немного скрашенной сравнением окружающих ее интерьеров с аналогичными в Московском Александровском институте (да чтоб она провалилась, эта неудавшаяся альма-матер!), а затем в боковую дверь залы вошла та, с кем она всем сердцем желала подружиться. Белоснежный передник, платье, рукавчики, пелеринка , белое золото волос... И единственное темное пятно на общем фоне - черная лента в прическе!.. Чинно присев в идеальном реверансе, Александра вначале незаметно, а потом с все большей растерянностью принялась выискивать среди посетителей знакомое лицо.
  - Саша.
  Недоуменно моргнув и явственно насторожившись, девочка тем не менее подошла на негромкий зов и вежливо поздоровалась - однако присаживаться рядом не торопилась, ожидая объяснений.
  - Я твоя кузина Ульяна...
  Отгородившись от бдительного взгляда дежурной дамы фигурой служанки, девушка подцепила кончиками пальцев тоненькую шейную цепочку, потянула за нее - и вытащила на свет божий небольшой медальончик-ладанку, украшенный выложенным из маленьких аметистов крестом. Нажала ухоженным ноготком на едва заметный выступ, разделяя серебристый овал на две равные половинки и открывая пытливому взору возможность увидеть два затейливо выгравированных вензеля. На правой части сдвоенную литеру "А", а на левой - сложную вязь, сплетающуюся в три литеры "У-С-В".
  - Ульяна Савватеевна Вожина.
  Разомкнув крохотный замочек на цепочке, посетительница сняла подарок любимого дяди и протянула вперед - а Саша, буквально зачарованная удивительным и непонятным совпадением, приняла на ладошку точную копию собственной ладанки. Которая, между прочим, висела на ее шее столько, сколько она себя помнила!.. Не удержавшись, девочка вытянула свой медальончик и принялась сравнивать, выискивая хотя бы одно отличие своего от чужого.
  - А что означают вот эти литеры?
  - Имя и фамилию твоего крестного отца. Но, быть может, ты все же присядешь рядом со мной?
  Подметив покрасневшие от недавних слез глаза, едва заметно припухшие губки и носик, Ульяна прекрасно поняла причину столь значительной задержки - но акцентировать на этом внимание не стала.
  - Угощайся.
  Юная семиклассница удивленно огляделась - и тут же обнаружила раскрытую коробку конфет. Растерянно похлопала глазами, осторожно взяла шоколадный шарик с нежной нугой и лесным орехом внутри, и откусила крохотный кусочек.
  - Ты не любишь конфеты?
  Видя, как неподдельно огорчилась ее... Сводная сестра? В общем, Александра стала действовать гораздо смелее - что ни говори, а шоколад ей очень нравился.
  - А как зофут моего крефного?..
  С трудом удержавшись от хихикания, девушка предложила блондинистой сладкоежке платок. Воспользовавшись своим и настороженно глянув в сторону дежурной дамы, Александра решила позволить себе еще одну конфетку.
  - Твой крестный отец - князь Александр Яковлевич Агренев. Через него у тебя есть бабушка Татьяна Львовна, и если ты разрешишь, через несколько недель она навестит тебя.
  После легкого, практически незаметного знака в руке служанки невесть откуда образовалась небольшая бутылочка-термос с обычным чаем без сахара. Самое то, чтобы оттенить вкус и сладость шоколада!.. А заодно отвлечь от вполне напрашивающегося вопроса - о том, почему тройные литеры на левой половинке медальона не совпадают с официальными инициалами юной Александры Волошиной-Томановой. Хотя конечно вопрос этот все равно рано или поздно прозвучит... Впрочем, и на него есть подходящий ответ. Тихо скрипнула винтовая пробка, выпуская в подставленный стаканчик исходящую легким парком ароматную жидкость - которая просто-таки соблазняла взять в тонкие пальчики еще одну конфету.
  - Знаешь, а я ведь тоже училась в схожем заведении - в Московском Александровском институте. Как же мне там не нравилось!!! Нет, поначалу-то было вроде ничего, но на третий месяц для меня каждый день превратился в настоящую пытку!..
  Вздохнув, Ульяна заговорщицким шепотом призналась, что ее подушка изведала немало тихих девичьих слез.
  - Сама знаешь, какая в дортуаре слышимость...
  Постепенно девочка включилась в разговор и заметно оттаяла - а судя по ее неподдельному огорчению после того, как было объявлено о скором завершении времени для свиданий, общество кузины было ей откровенно приятно. Новоявленная родственница воспринимала ее как равную, беседовала о том, что интересовало и саму Александру, держалась очень просто и открыто - и не стеснялась тихонечко похихикать или проявить искреннее сочувствие. А еще она призналась, что сестричка оказалась еще умнее и красивее, чем она ожидала - завоевав этим маленькое девичье сердечко.
  - Как где? У дяди Саши полно твоих фотокарточек!..
  - Но почему я никогда о нем не слышала?
  Согнав с лица улыбку, девушка предельно серьезно объяснила столь тонкий и непонятный момент:
  - Твоя матушка рассердилась на него, и запретила видеть тебя до твоего совершеннолетия. Только это секрет! Ты его никому-никому!..
  Прижавшись к институтке поближе, взрослая сестра что-то прошептала ей на самое ушко, после чего обе они довольно засмеялись.
  - Кхе-кхе!..
  Поглядев на дежурную даму, тактично намекнувшую о том, что время встречи окончательно истекло, Ульяна поднялась с диванчика и утешила приунывшую Александру:
  - Я буду в Харькове еще целый месяц, так что... Увидимся в воскресение, сестра?
  Присев и мягко обняв очаровательно насупившуюся кузину, девушка попрощалась, оставив Александру переполненной самыми разными чувствами, мыслями и желаниями. А еще десятком шоколадных конфет из коробки и двумя стаканчиками чая.
  - Барышня.
  Швейцар, что открывал перед задержавшейся посетительницей входные двери, изрядно удивился, когда служанка молодой мадемуазели что-то произнесла на странном чирикающем языке. Французский, немецкий и даже итальянский отставной фельдфебель лейб-гвардии Егерского полка опознал бы сходу (хотя, разумеется, мало бы что понял), но этот оказался ему не под силу - чем, признаться, слегка заинтересовал.
  - Ты права, Кьюнг-Сун, она настоящее чудо.
  Уже усевшись в экипаж и приказав править к заранее снятой небольшой трехкомнатной квартирке, воспитанница князя Агренева выслушала от второй подружки-телохранительницы длинную фразу на корейском, расхохоталась и правдиво ответила:
  - Еще братьев хочу. И побольше, побольше!!!
  
  ***
  
  
  Ранним летним утром года тысяча восемьсот девяносто седьмого, перед строением номер восемнадцать по Мясницкой улице начали один за другим выстраиваться все больше входящие в моду самобеглые экипажи - да не абы какие, а очень и очень дорогие!.. Выглядело все так, будто несколько обладателей миллионных состояний вдруг взяли, да и решили устроить для москвичей что-то вроде автовыставки сверхдорогих машин. Надо сказать, что за посетителями данного мероприятия дело не встало: бедновато одетый паренек, чья фигура была слегка перекошена тяжестью большущей сумки, неподдельно заинтересовался открывшейся ему "экспозицией". Остановился, сдвинув на затылок разношенный картуз с помятым козырьком. Затем восхищенно присвистнул и с торопливым равнодушием прошел вдоль короткого рядка мотоколясок Яковлевского завода, весьма популярных у публики среднего достатка - причем настолько, что даже извозчицкие лошади уже постепенно отвыкали нервно реагировать на мертвое железо, передвигающее само по себе. В отличие от самих извозчиков - вот те наоборот, конкретно это достижение технического прогресса сильно не жаловали, при каждом удобном случае плюясь и бормоча всякие нехорошие слова. Была бы их воля, разломали бы бесовскую придумку, лишающую их лучших клиентов и самого жирного заработка...
  - Новости и объявления, кому газету?
  Выдав в утренний воздух негромкий клич, паренек поправил сумку, перекинув ее назад, и замер перед прямо-таки сияющим своей новизной светло-серым фаэтоном Автомобильного московского общества. Внимательно осмотрел обивку салона, вполне профессионально оценил приборную доску, пробежался взглядом по откинутой назад складной крыше - из качественной кожи, между прочим, а не из стандартного брезента с пропиткой! Кстати, отсутствие крыши на фаэтоне мягко напоминало о том, что дождей в городе не было уже целых две недели. И очень жаль, что не было - прожаренные солнцем улицы пылили ну совершенно беспощадно...
  Би-ип!
  Шарахнувшись с мостовой на гранитный бордюр, юноша (на всякий случай сняв картуз) проследил, как из коричнево-зеленого самобеглого экипажа в здание бывшей Бутиковской гостиницы проследовал господин весьма представительного вида, с двумя сопровождающими попроще.
  - Доброе утро, Аристарх Петрович!
  Почесав затылок, ценитель четырехколесной техники вполне успешно определил марку производителя - только у компании "Панар-Левассор" на капоте автомобилей расправляла крылья статуэтка взлетающей птички. Но вот конкретно эта модель ему была незнакома. Отложив в памяти внешний вид и характерные детали явной новинки для последующего "обсасывания" в кругу таких же, как и он знатоков-любителей, паренек прошелся вдоль трех больших и даже на вид тяжеловесных лимузинов радикально черного цвета. Впрочем, полировка элементов кузова была такова, что в нее вполне можно было увидеть свое отражение - что тут же и было сделано. Отсутствие обычного шильдика с эмблемой "АМО" и присутствие на его месте блестящей фигурки атакующего орла открыло ему весьма важную информацию, которую он тут же и пробормотал себе под нос:
  - "Волга-Русс" особой сборки!..
  Вздохнув в полнейшем восхищении, юноша позволил себе прикоснуться к чуду, которое видел всего второй раз в своей жизни. Редкому, и очень, ну просто ОЧЕНЬ дорогому: подавляющее большинство состоятельных покупателей вполне устраивали и обычные лимузины АМО с фигуркой бегущего оленя на капоте. И лишь обладатели действительно тугой мошны (и определенных амбиций) могли позволить себе обращаться в автомобильный салон "Фрезе и Ко" - где опытные мастеровые и инженеры буквально по винтику перебирали внутренности обычного "серийника", изменяя и совершенствуя его в полном соответствии со всеми пожеланиями заказчика...
  - Э-ээ?..
  Добравшись до передка Волги, "посетитель выставки" неподдельно удивился - потому что обнаружил под атакующим орлом небольшой шильдик с эмблемой Русской оружейной компании. Продукцией которой, кстати, тоже несколько раз любовался на витрине соответствующего магазина. Пытаясь сообразить, каким образом связаны лимузины особой выделки и оружие, он огляделся по сторонам - и замер, чувствуя, что пропадает.
  - Ух ты...
  Причиной его временного ступора был ОН. Автомобиль необычно-угловатых очертаний, чуть уступавший лимузинами в размерах - зато с невероятно, просто-таки невозможно большими и широкими "зубчатыми" шинами. Высокой кабиной, обилием хромированных деталей - и невиданной доселе "шкуркой" темно-синего цвета с отчетливыми белыми искорками. Странно короткий и массивный капот украшала все та же звезда-в-круге с тремя толстыми лучами, и пять небольших букв - складывающихся в то, о чем он много раз слышал, но доселе не видел:
  "АгрАЗ".
  Те самые Агреневские автомобильные заводы, которые по сию пору так никто и не смог обнаружить - и которые, тем не менее, регулярно радовали высокопоставленных и ОЧЕНЬ состоятельных автолюбителей своей эксклюзивной продукцией. Очень качественной. Максимально надежной. Крайне комфортной и роскошной. И разумеется - просто невероятно, невозможно дорогой...
  - Эк!..
  Поправив перекосившуюся на плече сумку и присев, дабы осмотреть днище автомобиля и его удивительно высокий дорожный просвет, паренек совсем забыл об окружающем мире. И тем обиднее было, когда тот самый мир сам о себе напомнил - чувствительным пинком прямо в откляченные "задние ворота". Моментально отскочив в сторону и разогнувшись (именно в такой последовательности, и ни в какой иной), юнец тут же наткнулся взглядом на швейцара, довольно оглаживающего ухоженные усы. Даже можно сказать, целые усищи.
  - Ты это чего здесь трешься? Ась?!?
  Почесав пострадавшее место (больно, блин!), нарушитель порядка перевел сумку из-за спины на живот.
  - Газеты, свежие газеты!!! Купи, дядь?
  - А ну брысь!..
  Плечистый усач в форме швейцара, поломавший юному распространителю утренней прессы всю его коммерцию, еще раз бдительно осмотрел подконтрольную территорию. Кивнул кому-то невидимому, огладил ухоженную растительность на лице и вернулся на свой пост.
  - Гена, сколько же ты отвалил за этого "жеребца"? Или это у тебя, пардон, кобыла?
  Резко крутнувшись на месте, страдалец едва не воткнулся носом в булыжную мостовую - но, как оказалось, обращались совсем не к нему, а к господину богатой наружности, как раз открывшему дверь автомобиля-мечты. Каким-то непонятным образом рядом с газетчиком обнаружилось несколько наблюдателей, а так же насмешливо улыбающийся молодой человек, только-только вышедший из юного возраста и очень похожий на владельца темно-синего чуда.
  - Поди-ка сюда, голубчик. "Биржевые вести" есть?
  - Нету, господин хороший. Возьмите "Московские ведомости", в них биржевая страничка есть?!
  Досадливо покривившись, молодой господин пренебрежительно махнул рукой, моментально позабыв о передвижном газетном ларьке. Тем более что родственник покинул кожаный салон своего вездехода-внедорожника "Дон" и как раз раскрыл забытый там портсигар, полный тонких душистых сигарилл.
  - Судя по размеру выхлопной трубы, это все же жеребец. Кстати, может, все же скажешь, сколько за него отдал?
  - Пустяки, двадцать тысяч.
  Не успевший далеко отойти распространитель прессы поперхнулся воздухом и замер на месте, поневоле зашевелив ушами.
  - Да ты оказывается, транжира и мот, дорогой кузен?
  Прикусив костяной мундштук, и слегка повернув голову к двоюродному брату, Геннадий Лунев укоризненно напомнил:
  - Зависть, это очень плохое чувство!
  Фыркнув, младший сын патриарха клана Луневых легко отпасовал упрек обратно:
  - Сказал человек, который вот уже третий год клянчит у меня моего "бразильца" .
  - Жадность, это тоже очень, очень плохо...
  Сбившись с поучительного тона, страстный нумизмат быстро предложил:
  - А может, все же махнемся? К прошлому предложению добавлю денарий республиканского периода и ауреус императора Августа в хорошем состоянии. Что скажешь?
  - Скажу то же, что и раньше. Хочу Золотого Леопарда !
  Едва не выронив изо рта палочку с никотином, коллекционер возмутился:
  - Сергей, ну побойся Бога!.. Я ведь точно знаю, что "бразильцев" у тебя двое, а этот флорин у меня - в единственном экземпляре! Ну... Хочешь, я тебе ко всему еще и редкого "араба" двенадцатого века отдам? Сохранность - отличная!
  - Нет, не могу.
  Смяв в ладони так и не раскуренную сигариллу, Геннадий досадливо пнул рубчатую шину своего "жеребца".
  - О чем спорим?..
  Обернувшись, двадцатисемилетний миллионер радостно заулыбался при виде еще одного родича. Вполне искренне любимого и почитаемого, кстати:
  - Дядя, вы!?..
  Пока двое Луневых изливали друг на друга все те теплые чувства, накопившиеся за прошедшие месяцы разлуки, вдали появилась пролетка. Круглобокий мерин, размеренно цокающий подковами по булыжной мостовой, за пару минут без особой спешки дотянул свой потрепанный временем (и буйными клиентами) экипаж до главного входа - и на брусчатую мостовую шагнул новый владелец "Бутиковской" гостиницы.
  - Григорий Дмитрич?!?
  Юный продавец газет, так и не нашедший в себе сил покинуть импровизированную выставку дорогих автомашин, слегка оживился при виде потенциальных покупателей. И даже вновь приблизился к темно-синему "жеребцу":
  - Газеты, свежие газеты! Последние новости, происшествия, биржевые сводки!!!
  Впрочем, ему пришлось быстро замолчать: мало того, что призыв остался без ответа, так еще и швейцар показал кулак. Ну, хоть не погнали - как того же извозчика, вздумавшего было в ожидании клиента пристроиться у входа в здание бывшей гостиницы.
  - Гм. Григорий Дмитрич, развейте мое недоумение - отчего это вы сегодня...
  Пожилой господин как-то неопределенно покрутил в воздухе пальцами - тем не менее, все его прекрасно поняли.
  - У лимузина какие-то неполадки с мотором. А мой кабриолет, Вениамин Ильич, пал жертвой какого-то ржавого штыря всего за два квартала отсюда.
  - В смысле - гвоздя?
  - Да кто его там разберет...
  Все тут же с неподдельным сочувствием покивали, потому что проблема им была очень близка и знакома. По московским улицам ежедневно перемещались экипажи самого разного вида и назначения - и если проблему с конским навозом оперативно решала целая армия дворников, то на вылетевшие из подков гвозди традиционно никто особого внимания не обращал. Благо, что эти мелкие кусочки железа совершенно не мешали ездить пролеткам, каретам и уж тем более телегам. С появлением автомобилей проблема встала в полный рост, и хотя ее пытались решить, запуская по улицам машины с особыми магнитными тралами, стабильно собирающими с мостовых за пять-шесть часов работы до сотни килограмм самого разного металлического мусора - но до полной победы было еще далеко.
  - Так надо на "эластике" ездить, Григорий Дмитрич!
  Директор-распорядитель Русской аграрной компании в подтверждение этой сентенции легонько ткнул носком летних туфель рубчатую шину.
  - Видите ли, Геннадий, перед отъездом в Хабаровск я принял участие в скоростных автогонках - и попросту забыл указать, чтобы кабриолет затем "переобули"...
  Пожилого юриста, как самого старшего в собравшейся компании, автомобили интересовали мало, поэтому он сразу перевел разговор на более важную для себя тему:
  - Кстати, о Хабаровске. Как там Александр Яковлевич, не собирается ли?..
  - Как раз при мне ему пришел вызов из Военного ведомства в Петербург, так что, смею полагать - довольно-таки скоро.
  - О?.. Это весьма кстати. А то, знаете ли, накопился рад вопросов, требующих его личного...
  Продолжая дружеский разговор, представительные господа и ненавязчиво опекающая их охрана ушли в прохладное нутро пока еще не сменившей вывеску "Бутиковской", оставляя на улице начавшее припекать солнце и паренька с сумкой - как раз вспомнившего, что конкуренты, сволочи, не дремлют! Вздохнув и оглядевшись по сторонам, распространитель печатного слова почесал старый шрам на скуле. Затем поскреб затылок (где тоже была отметина) и бодрой трусцой поспешил на обход своих "владений" - то есть весьма хлебного в плане продаж участка на Мясницкой. Из-за которого ему, кстати, приходилось регулярно чесать кулаки о разные наглые морды. Пока успешно - хотя, конечно, всякое бывало...
  - Ну что же.
  Стоило Долгину устроиться на своем месте за большим овальным столом из мореного дуба, как девять человек, собравшихся в малой зале для совещаний, моментально преисполнились неподдельного внимания и сосредоточенности.
  - Начнем, пожалуй?
  Мимолетно коснувшись почти незаметной кнопки-звонка, господин главный инспектор условий труда для начала огласил довольно-таки важный, но все же - побочный итог своей плановой командировки на Дальний Восток:
  - Андрей Владимирович, все поправки в бюджет основных проектов одобрены и завизированы, документы перешлю обычным порядком.
  Дверь в залу беззвучно открылась, пропуская кряжистую фигуру экспедитора, несущего затянутый в дешевую кожу стальной кейс. Пара тихих щелчков раскрывающегося браслета, легкий звяк толстой цепочки - и разом полегчавший на двадцать пять килограмм курьер все так же неслышно покинул помещение. Вставая и прямо на ходу вытягивая из жилеточного кармана фигурный цилиндрик ключа, Долгин поинтересовался:
  - Кстати, позвольте уточнить - на какое число вы назначите полное собрание? Как обычно, седьмое ноября, или?..
  Председатель совета Директоров на мгновение задумался, машинально поправив перекосившуюся запонку:
  - Пока трудно сказать, но скорее всего - да.
  Короткая последовательность из глухих щелчков внутренних запоров основного и дублирующего замка, едва различимый треск наборных колесиков, "успокаивающих" встроенную в кейс термитную шашку системы самоуничтожения, легкий "вздох" раскрывающегося хранилища - и на дубовую поверхность стола улеглись шесть укладок.
  - Итак, что касается специальных проектов. Валентин Иванович, прошу.
  Скользнув по вощеной древесине, картонная папка замерла в руках личного порученца князя Агренева.
  - Андрей Владимирович.
  Председатель Совета директоров и руководитель основной управляющей компании всего агреневского концерна невольно удивился. Собственно, он изначально не вполне понимал, к чему его присутствие (да еще и в сопровождении сына) на сегодняшнем мероприятии - ему никаких специальных, особых и всех прочих проектов давно уже не поручали. Не потому что не доверяли, наоборот! Тут скорее, обычное разделение сфер ответственности - ему и с обычными предприятиями концерна работы более чем хватало. Одних только товарищей-заместителей по самым разным вопросам и направлениям уже целых семьесть штук. Шутка ли? Однако, его непонимание совсем не помешало прибыть на сегодняшнюю встречу, проводимую в довольно редком формате "только для своих".
  - Александр Яковлевич просил напомнить вам о необходимости своевременного отдыха.
  Затерявшийся между укладками узкий конверт лег перед начавшим седеть (и лысеть, увы и ах!) мужчиной.
   - Вы же знаете, Григорий Дмитрич, что положение на внешних рынках в последнее время несколько ухудшилось?.. Собственно, мы наблюдаем самое начало кризиса, который непременно затронет и русскую промышленность, и... Гхм. В общем, в таких условиях позволить себе долго отдыхать я попросту не могу.
  - Разумеется. Именно поэтому Александр Яковлевич, несмотря на категорические возражения медиков, все же согласился. С тем, чтобы сократить вам плановый отпуск всего до двух недель - при условии, что вы проведете их в нашем курортном заведении в Геленджике, где будете посещать лечебно-восстановительные процедуры.
  Огладив бородку с нитями седины, Сонин выдвинул встречное предложение:
  - Возможно, будет достаточно и декады?..
  Увы, но понимания оно не нашло:
  - Тогда пожалуйте в обычный месячный отпуск, куда-нибудь на морское побережье Ривьеры, в швейцарские Альпы, ну или как в прошлый раз - на минеральные воды Карлсбада. Под присмотром вашего врача.
  - Кхм!..
  - Понимаю, и поверьте - полностью разделяю ваше негодование. Но согласно условиям контракта, Андрей Владимирович, за ваше здоровье отвечает Компания.
  Дернув уголком рта в едва сдерживаемой гримасе, Сонин звучно выдохнул что-то вроде - "отдыхать с этим тираном?!?" Впрочем, он тут же остыл, обведя многообещающим взглядом семейство Луневых, изо всех сил давящих улыбки на лицах. Опять же, проблема свирепости и неподкупности личных врачей была близко знакома всем присутствующим без какого-либо исключения - и самое плохое, что докладные записки этих чертовых медиков, в случае игнорирования их "настоятельных рекомендаций", шли напрямую сиятельному работодателю.
  - Вениамин Ильич.
  Главный юрист международного концерна, только в силу привычки называемого скромно "нашей компанией", тут же вскинул ладони в защитном жесте:
  - Сразу сдаюсь и выбираю Геленджик!
  Поддержав все же прорвавшийся смех, Долгин молча переправил в цепкие руки опытного крючкотвора картонную укладку самого невзрачного вида - которую тот сразу же убрал в свой тонкий кейс для "повседневного" ношения. Всего-то семь килограмм стали и кожи, с небольшой изюминкой в виде ма-аленькой такой термитной шашечки...
  - Геннадий.
  - Да?..
  Удивленно моргнув, глава Русской аграрной компании прихлопнул скользнувшую к нему даже не укладку, а так - всего-навсего дюжину листов в аккуратном пружинном переплете.
  - Есть предложение устроить на Кубани опытовую станцию по выращиванию риса. Там ведь хватает плавней ? А персонал для начала этого проекта можно набрать через наших корейских партнеров.
  Потерев висок, мужчина слегка отстраненно удивился:
  - А что, у нас и в Корее есть?..
  Аристарх Горенин негромко подтвердил:
  - Теперь есть.
  Поглядев на дядюшку, не проявившего к этой новости какого-либо интереса (а мог бы и шепнуть заранее, по-родственному!), Геннадий коротким жестом показал, что поручение понял и принял к исполнению.
  - Так же через наших торговых партнеров в Китайской империи удалось приобрести большую партию качественных семян чайного куста...
  Вцепившись в бумажные листки и быстро их перелистывая, директор агрохолдинга грубо перебил главного инспектора условий труда:
  - Какой сорт? О-оо!!! Сразу пять!.. А насколько большая партия? Гм.
  Добравшись до предпоследней страницы, он тут же выпал из реальности, что-то быстро подсчитывая.
  - Аристарх Петрович, прошу.
  Две пухлых укладки прошуршали по дереву, но в руках начальника внешней разведки... Пардон, директора Русской торгово-промышленной компании. Так вот - у него в руках они задержались всего на пяток секунд. Пара щелчков, тусклый блик стали, и тонкий кейс вновь скрылся под столом, словно преданный сторожевой пес прижавшись своим боком к теплой ноге хозяина.
  - Иван Иванович, насчет вашего последнего предложения меня просили передать что, цитирую - "сугубо положительно".
  Картонка для заместителя Долгина по вопросам охраны труда была одна, но своей толщиной превзошла предыдущие две, взятые разом. Подметив это, Горенин обменялся с Купельниковым нечитаемыми взглядами, наглядно иллюстрируя тезис о единстве противоречий и вынужденной дружбе разведки и контрразведки.
  - Раз ни у кого нет вопросов, я предлагаю...
  - И лучше всего одним куском. М-да!..
  Ничуть не обидевшись на то, что его прервали, начальник Службы экспедирования спокойно уточнил:
  - Вы о чем, Геннадий Арчибальдович?
  Вернувшийся в реальный мир любитель чая кашлянул в легком смущении и извинился-объяснился:
  - Прощу прощения, господа. Просто, в связи с удачным приобретением семян возникла необходимость несколько увеличить существующие чайные плантации и опытовую станцию при них, вот я и... Еще раз прошу извинить мою несдержанность.
  Простив представителю молодого поколения клана Луневых его невольную оплошность (в конце концов - ведь вокруг все свои), Григорий все же перешел к следующей теме собрания, вновь коснувшись кнопки встроенного в столешницу звонка и предложив оценить кое-какую новую продукцию компании.
  - Валентин Иванович, вы не могли бы?
  Перестав что-то черкать в своем ежедневнике, Греве без лишних слов перешел к делу, выложив перед собой небольшой бумажный пакет-прямоугольник.
  - Господа, перед вами упаковка быстро приготавливаемой лапши.
  В распахнувшуюся дверь заглянуло несколько телохранителей, затем через широкий (для лучшей звукоизоляции) тамбур проследовали три миловидные девушки в черно-белой униформе. В руках у первой исходил парком большой чайник с длинным носиком, вторая несла поднос с дюжиной разноцветных бумажных упаковок, третья же ловко управлялась с сервировочным столиком, позвякивающим глубокими тарелками и столовым серебром.
  - Готовится очень просто. Вскрываем.
  С легким треском крепкая конопляная бумага уступила напору пальцев бывшего мастера-оружейника. Хотя... Почему же бывшего? То, что Валентин Иванович более не зарабатывал на жизнь ремонтом разнообразного стреляющего железа, совсем не отменяло имеющихся у него навыков и опыта. Иногда он даже специально брал в руки слесарный инструмент, или становился к станку, дабы вспомнить "старые добрые времена" - когда он жил от жалования до жалования, считая каждый гривенник.
  - Кладем полуфабрикат в тарелку и заливаем кипятком.
  Это ответственно дело Греве великодушно доверил одной из девушек - пока остальные быстро и ловко расставляли тарелки с брикетами волнистой лапшички перед будущими дегустаторами.
  - Добавляем сушеную зелень и мясо из этого пакетика. Смесь соли, перца и концентрированного бульона - из этого. Теперь накрываем, хотя последнее и не обязательно, и ждем от трех до пяти минут.
  Прекрасно обученные девицы тут же начали накрывать тарелки серебряными крышками.
  - Данная разработка предназначена для питания людей во время путешествий и не особо длительных экспедиций, имеет хорошие перспективы для использования в качестве носимого пайка в армии и геологоразведке. Подходит для быстрого решения продовольственных проблем на крупных стройках, ну и... Гхм, изрядно облегчит жизнь холостым мастеровым и служащим с низкими доходами. Упаковка трехслойная, в середине лист парафинированной бумаги - в целях защиты от влаги. Вкусовая линейка представлена куриной, говяжьей, овощной и грибной приправами.
  Обойдя дубовый овал, Валентин Иванович выложил перед каждым из присутствующих по замшевой папке.
  - Стоимость и сложность оборудования для производства невысоки, требования к персоналу средние - а вот к сырью наоборот. Для выделки такой лапши подходит только пшеница твердых сортов, так же требуется растительное масло достаточного качества.
  Сняв пробу с готового продукта, Греве многозначительно поиграл бровями:
  - На мой взгляд, недурственно. Прошу, господа.
  Господа для начала принюхались к предлагаемому им продукту, затем придирчиво осмотрели, осторожно попробовали... И, в общем и целом, не отравились. А кое-кому угощение так даже и понравилось - по причине своей явной новизны и даже экзотичности. Тем временем девушки расставили бутылочки охлажденного лимонада и стаканы с горячим чаем, забрав взамен опустевшую посуду, и вместе с ней покинули залу.
  - Геннадий Арчибальдович, что скажете касательно сырья?
  Закрывая свою папку, директор РАК покосился на уложенные в красивую пирамидку упаковки лапши:
  - Особых сложностей не предвижу: треть посадочных площадей моей компании в основном как раз и занята пшеницей нужных сортов. Единственно, хотелось бы напомнить, что весь урожай нынешнего года уже законтрактован на Берлинской хлебной бирже. С мясом, солью, перцем, маслом и зеленью тоже никаких проблем не предвижу - достаточно будет просто увеличить те поставки, что идут на нужды консервного производства.
  - Вениамин Ильич.
  Встрепенувшийся патриарх клана Луневых вопросительно поглядел на Долгина.
  - Как вы считаете, каковы перспективы нового продукта в Европе и Новом Свете?
  Немного потянув время (не из вредности, а исключительно из-за намертво въевшейся привычки обдумывать все свои слова), главный юрист концерна выдал свое веское заключение:
  -Если организовать производство на месте, то мой прогноз уверенно хороший для тех стран, где Компания имеет твердые позиции. Особенно стоит выделить Североамериканские соединенные штаты - в последнее время там прямо-таки взрывной рост количества заведений фастфуда , что гарантирует уверенно-растущий сбыт.
  Прервавшись на пару секунд, докладчик смочил горло небольшим глотком уже слегка остывшего чая.
  - Касательно Аргентины все несколько хуже, но все равно, перспективы неплохи - несмотря на то, что американцы стараются не пускать на свой рынок аргентинскую пшеницу, да и на мясо цены постоянно сбивают. В остальных странах Нового света особого успеха ждать не стоит - и традиции не те, и платежеспособность маленькая.
  Вениамин Ильич слегка развел руками, сожалея:
  - Нищета-с! Далее: в Европе прогнозирую ограниченный сбыт, опять же, по причине отсутствия традиций быстрого питания. Хотя это можно изменить, если вложиться в продвижение соответствующих заведений. Теперь, что касается империи: определенный интерес проявит Военное ведомство - быстрозаварная лапша выглядит отличной заменой сухарям из носимого запаса пищи для солдат. Возможно, гражданский флот и министерство путей сообщения - для питания пассажиров третьего класса... Впрочем.
  Опять раскрыв и демонстративно полистав содержимое своей папки, главный юрист концерна легонько потыкал указательным пальцем в предпоследний лист:
  - Все это более чем подробно изложено в соответствующем разделе презентационных документов.
  Убедившись в правдивости этих слов, все присутствующие дружно защелкали замками кейсов, перемещая неиспользуемые документы со стола в более надежное хранилище. Своеобразная профессиональная деформация - ну или привычка, возведенная в безусловный рефлекс.
  - Господа.
  Небольшая пауза, умело выдержанная Долгиным, лишь придала дополнительного веса его последующим словам:
  - Александр Яковлевич предлагает объединить этот новый проект и ряд старых: то же производство лимонадов, растворимого кофе, сухого молока, яичного порошка и прочих полуфабрикатов быстрого приготовления - выделив все это в отдельное направление.
  Пока старшее поколение быстро обдумывало столь неожиданную инициативу, младшее, представленное Эдуардом Сониным и Сергеем Луневым, и вовсе впало в глубокую задумчивость. Потому что прекрасно знало, что за обтекаемым термином "новое направление" скрывается как минимум организация новой компании. Учитывая, кто именно это предложил, то компании большой, и с весьма интересными перспективами. В том числе и карьерными...
  - Примерная организационная схема будет выглядеть так: головная контора в Швейцарии, и два производственных отделения - большое в Аргентине и небольшое у нас, на базе РАК. Название, состав руководителей и прочее определим в рабочем порядке. Теперь что касается финансового участия и распределения акций.
  Внимание и тишина были такие, что, казалось, их можно было пощупать рукой.
  - Александр Яковлевич резервирует пятнадцать процентов для себя, и десять для Его императорского высочества Михаила Александровича. От пяти до десяти выкупят кое-кто из великих князей - в обмен на поддержку и определенные преференции. Процентов двенадцать-пятнадцать возьму и я, с вашего на то позволения, господа. Что касается остального, то... Сколько вам необходимо времени для принятия решения, господа?
  Быстро обменявшись взглядами, будущие акционеры постановили собраться для окончательного решения вопроса через месяц. Опять же, надобно соотнести свои аппетиты со своими же финансовыми возможностями - а кое-кому и вовсе связаться с младшим братом Арчибальдом, прозябающим на далекой чужбине.
  - Отлично, на том и решим. Следующий, и последний на сегодня вопрос касается Эдуарда Андреевича и Сергея Вениаминовича.
  Сонин-старший отметил довольные улыбки, которыми обменялись сын со своим приятелем и привычно вздохнул. Ну вот не нравилось ему имя старшенького, и все тут! Даже звучало как-то нескладно. Эх, если бы не жена, настоявшая на том, чтобы назвать первенца в честь своего покойного отца, был бы несерьезный Эдик вполне себе солидным Михаилом. Или, к примеру - Федором, как младшенький...
  - По прибытию Александра Яковлевича вас ожидает собеседование.
  Последнее слово было произнесено с особой интонацией - но все и без того поняли немудреный подтекст. Похоже, число директоров компании вскоре пополниться двумя новыми... Гхм, членами.
  - Ежели ни у кого нет вопросов или замечаний?.. Тогда на этом и предлагаю закончить сегодняшнюю встречу. Всего хорошего, господа.
  Как моментально выяснилось, вопросы все же были - но оставшиеся сидеть глава Русской аграрной компании, и заместитель самого Долгина по вопросам безопасности труда не торопились задавать их вслух. Впрочем, контрразведчик тут же обменялся со своим формальным начальством быстрыми взглядами - после чего и направился в курительную комнату, дабы без помех подышать свежим никотином.
  - Григорий Дмитрич, ко мне тут обратились с одним предложением.
  Наклонившись поближе и еще сильнее понизив голос, Геннадий изложил самую суть образовавшейся у него проблемы. Вернее сказать, целой моральной дилеммы: дело было в том, что состоятельному нумизмату поступило предложение прикупить некие картины, драгоценности и прочие интересные "сувениры" французского происхождения.
  - Гм. Те самые, из Лувра? И каких мастеров предлагают?
  - Рембрант, Караваджо, Рубенс, Ботичелли, Рафаэль Санти, Леонардо да Винчи...
  Многозначительно подвигав бровями, двадцатисемилетний ценитель искусства быстро взглянул на невозмутимое лицо коллеги по работе, не удержался и жалобно вздохнул:
  - Такой шанс!..
  Рассчитывая на понимание своих душевных устремлений со стороны старшего товарища, директор РАК ничуть не прогадал. Более того, Долгин ничуть не осуждал его и за явное намерение обзавестись собранием ТАКИХ картин. Пусть какое-то (довольно длительное) время их нельзя будет явить миру - но они ведь от этого не испортятся, и уж тем более не потеряют своих достоинств? В конце концов, Григорий Дмитриевич тоже интересовался предметами искусства (правда, с сильным уклоном в археологию). Кстати, ходили упорные слухи, что он на полном серьезе собирался потревожить самого морского царя, на предмет поиска затонувших сокровищ...
  - Источник предложения?..
  Молодой Лунев слегка замешкался, а потом его откровенность уже запоздала:
  - Скорее всего, это некий венский антиквар. Широко известный в узких кругах нумизматов - особенно тем, что благодаря своим сомнительным связям среди... Гм. Вы, кажется, иногда пользуетесь его услугами для пополнения своей коллекции?
  - В точности так. Но откуда?..
  Едва заметно улыбнувшись, владелец "Бутиковской" позволил себе напомнить собеседнику одно небольшое обстоятельство:
  - Я тоже нумизмат - хотя и не такой страстный, как вы. Кстати, у меня появились новые образчики кизикинов , драхм и статеров прямиком с крымских раскопок!.. Однако, вернемся к нашему общему знакомцу. Его предложение вашему агенту было сделано при личной встрече, и подкреплено внушительным списком раритетов аж на десяти листах - не так ли?..
  Потеребив-проверив галстук, и скрыв за эти жестом охватившую его растерянность (неужели за ним следят настолько плотно?!?), Геннадий Арчибальдович нехотя подтвердил - все именно так и было.
  - Ваши мысли и выводы вполне логичны, но - увы, совершенно ошибочны. Все гораздо проще: мне тоже поступило аналогичное предложение на, хм, десяти листах. Хотя, по чести сказать, антиквары в Вене не столь расторопны в сравнении с их коллегами из Лондона.
  Замерев на пару долгих мгновений, глава агрохолдинга признательно кивнул человеку, только что избавившему его от крупных неприятностей с законом. И если с последним еще были варианты (к примеру, банально откупиться), то касательно денежных и репутационных потерь... Опять же, даже в случае удачного завершения сделки, не стоило откидывать и возможность последующего шантажа. Брр!..
  - А что же французы? Неужели, они не знают, что?..
  - Почему бы и нет?.. В конце концов, предложения делают только очень состоятельным персонам, имеющим репутацию ценителей и собирателей. Но может быть и так, что это одна большая ловушка французских жандармов. Или хорошая основа для последующего шантажа на долговременной основе - и учитывая это, не могу не воздать должное вашему уму и осторожности.
  Похвала из уст главного инспектора условий труда получилась неожиданно приятной, изрядно подсластив горечь развеянных надежд. Тем временем Долгин, с весьма отчетливым намеком поправив браслет своего наручного хронометра (у Геннадия и самого была такая статусная штучка, прямиком из оптико-механического завода в Коврове), резюмировал:
  - Мое мнение таково: в этом деле возможный риск как-то уж слишком перевешивает возможную прибыль. Опять же - именно эти картины и драгоценности будут искать даже и через сто лет. А мы ведь с вами, Геннадий, не из тех персон, кто чахнет над своими сокровищами, не допуская к ним постороннего взгляда?
  - Да-а! Но все же - жаль.
  Вздохнув с неподдельной печалью, гостеприимный хозяин позволил себе небольшое признание:
  - Очень!.. Будь иначе, уж Рембрандт, Веласкес и Рафаэль до вас бы точно не дошли.
  - Да мне и оставшихся мастеров более чем... Кхм.
  Обменявшись с Григорием Дмитриевичем понимающими взглядами, главный "агроном" агреневского концерна направился на выход - не позабыв вежливо раскланяться с попавшимся навстречу господином Купельниковым. Улица встретила Геннадия болезненно-ярким солнечным светом, не очень приятными запахами большого города и ручейками прохожих, спешащих по своим делам. Над горячей мостовой колыхался раскаленный воздух, "выставка" автомобильных новинок перед зданием бывшей гостиницы изрядно поредела, оставив от былого великолепия одинокий лимузин, пару мотоколясок и еще больше привлекающий взгляды своим необычным "экстерьером" вездеход... Кстати, рядом с последним обнаружился двоюродный брат Сергей, терпеливо дожидающийся своего кузена.
  - Газеты, свежие газеты! Кому "Промышленный мир"? Последний выпуск "Вестника финансов"!
  И конечно же, распространитель свежей прессы, весьма последовательный и решительно-твердый в своей любви к четырехколесным самобеглым экипажам.
  - Ты разве не с дядюшкой приехал?
  - У меня сегодня дела на Мясницкой.
  Отмахнувшись от дальнейших расспросов, только-только вышедший из возраста юности родственник шагнул поближе к темно-синему "жеребцу" и его хозяину:
  - Ты ведь обратил внимание на отсутствие Виктора?
  Выразительно хмыкнув, старший Лунев достал портсигар и вытянул одну светло-коричневую табачную палочку с небольшим мундштуком.
  - Его перестали приглашать, дай бог памяти... Последних два-три собрания в узком кругу?
  - Больше.
  Прикурив от встроенной в портсигар зажигалки, член Совета директоров посмаковал первую затяжку. И уже выпуская дым с тонкой ноткой ванили, тихо, почти не разжимая губ, поинтересовался:
  - Он что, провалил проверку?
  Девятнадцатилетний родич отрицательно мотнул головой.
  - Проблемы с аудитом его компании? Нет?.. Тогда почему?
  Досадливо поморщившись, Сергей с неожиданной усталостью в голосе предположил:
  - Может, потому что дурак? Ленивый, и при этом упертый до крайности?
  Чуть прищурившись от дымка, попавшего в глаза, Геннадий по-прежнему очень тихо уточнил:
  - Насчет последнего спорить не буду - да только мы все такие. Будь иначе, так я по сию пору и бегал бы простым поверенным в делах... Да и тебя бы на собеседование не вызвали. Но - дурак, да еще и ленивый?!?
  - Ты знаешь, что мой братец протащил на место исполнительного директора Русской лесоторговой одного из своих приятелей?
  Хмыкнув, курильщик стряхнул на брусчатку первый пепел:
  - Но тот ведь справляется? И проверки прошел - будь иначе, у Виктора ничего бы не получилось. Так?..
  Вздохнув, младший кузен признал:
  - Все так. Вот только новый исполнительный всего за пару месяцев показал себя лучшим управленцем, нежели мой пустоголовый братец за все предыдущие года. Понимаешь, о чем я?
  Позабыв о сигарилле, Геннадий задумчиво нахмурился - ибо новость, что называется, не радовала.
  - А Витюша тому и рад. У него ведь теперь прибавилось свободного времени для более важных дел - вроде светской жизни и поиска подходящей партии для брака!..
  - Что, он так и не расстался с идеей жениться на девице с титулом? И как успехи?
  - Пока мы изволим перебирать и сомневаться.
  - Н-да...
  Погоняв ароматный дымок во рту, и выпустив его наружу тройкой красивых колечек, "наездник" темно-синего "жеребца" напомнил собеседнику про один неясный момент:
  - А почему - ленивый?
  Вытянув из жилеточного кармашка небольшую луковицу часов, Сергей Лунев машинальными движениями пару раз открыл-закрыл крышку.
  - Скажи, ты у себя в компании что сейчас продвигаешь, из нового?
  Над ответом директору агрохолдинга долго думать не пришлось:
  - Подсолнух и масло из него. Тема очень перспективная, прибыли обещают быть миллионными... Разумеется, когда все встанет на поток.
  - А для себя? Что-нибудь еще попутное не собираешься организовать? Ну, или на паях с Александром Яковлевичем - что-то вроде этих ваших чайных плантаций?
  Хмыкнув, простой русский миллионер внимательно поглядел на бедного (но только в сравнении с ним) родственника:
  - Никак, дядюшка проговорился? Хотя, собственно, это и не тайна.
  Аккуратно загасив остаток сигариллы, он ловким щелчком пальцев переправил окурок в урну.
  - Не просто собираюсь, кузен, а уже учредил компанию "Империя табака".
  Мягко урча мотором, к "Бутиковской" подъехал роскошный темно-красный фаэтон с бежевой крышей - еще один "жеребец" из агреневских конюшен. Тут же к нему буквально прилип взглядом очередной паренек-распространитель газет (как будто мало было первого!), по какой-то причине игнорируемый телохранителями обеих Луневых. Зато вечно-бдительный швейцар тут же рявкнул в сторону еще одного любителя дорогих машин что-то грозное, без особого успеха отгоняя его от бликующего на солнце "экспоната".
  - Хм, похоже, что кабриолет Григорию Дмитричу так и не починили... Однако - я так и не понял, какая связь между мной и ленью Виктора?
   - Самая прямая. В отличие от тебя, братец за все время своего директорства упустил кучу возможностей - и ладно бы только для себя лично, так ведь и для Русской Лесоторговой! А мы оба знаем, что его сиятельство подобного не одобряет.
  Дернув за часовую цепочку так, что едва ее не порвал, Сергей опомнился и понизил голос настолько, насколько это было возможно:
  - У меня с Витюшей не все гладко в общении. Собственно, мы в ссоре.
  Вернув часы в кармашек, молодой денди поправил жилетку и застегнул свой летний сюртук на пару пуговиц.
  - Однако же, мне бы не хотелось, чтобы он поехал в Сибирь управлять какой-нибудь лесопилкой. В общем... Не мог бы ты серьезно поговорить с братом, и в ходе беседы как бы проговориться, что Александр Яковлевич им крайне недоволен?
  - М-да.
  Достав портсигар и вытянув из него еще одну сигариллу, Геннадий покрутил ее в руках. Задумчиво понюхал, постукал мундштуком о ноготь большого пальца и вернул никотиновую палочку обратно в золотое хранилище:
  - Н-да, в семье не без Виктора... Черт с тобой, поговорю. Но будешь должен!
  Повеселевший родственник без возражений согласился - однако, тут же уточнил:
  - Надеюсь, не моего "бразильца"? Батюшка строго-настрого запретил мне с тобой меняться.
  Едва не уронив прямоугольник портсигара себе на ногу, старший из кузенов с отчетливым подозрением в голосе поинтересовался:
  - Это еще почему?!?
  Многозначительно поиграв бровями, Сергей чистосердечно признался:
  - Сказал, чтобы я его так подарил.
  - Да?!?
  - На свадьбу.
  Простой в общении, относительно скромный в быту и даже и не планирующий жениться в ближайшие три-четыре года русский миллионер Геннадий Лунев глубоко вздохнул, собираясь выразить все охватившее его негодование. Но тут же закашлялся от уличной пыли, кое-как сплюнул и тоскливо подвел черту:
  - Сволочи. Все!!!
  
  ***
  
  Чух-чух-чу-ух!..
  Чем ближе были дебаркадеры Варшавского вокзала, тем меньше сил оставалось у красного паровоза, тянущего за собой скорый пассажирский "Норд-Экспресс". Пыхая белым паром, тут же оседающим пятнами изморози на грязных стенках угольного тендера, усталый труженик полз по ниткам рельс, упрямо проталкивая сквозь разыгравшуюся метель шесть вагонов фирменной темно-коричневой окраски.
  - Куда прешь, малек? Пшел отсюда!..
  Последнюю пару метров поезд одолел исключительно на силе воли и инерции многотонного состава - а добравшись, с протяжно-жалобным скрежетом колес намертво встал, тут же облегченно взревев гудком. Лязг вагонных сцепок, гомон встречающей толпы (довольно жидкой, по зимнему времени и разыгравшейся непогоде), суета вокзальных служащих...
  - Не зажимай молодого, Ося. Лучше припомни, как сам начинал.
  - Я уже на третий день свою очередность на зубок выучил, а этот!.. Вон на тележке переднее колесо вихляет, а Фимка и не чешется!
  Пока рядовые носильщики быстрым шагом распределялись вдоль прибывшего состава, наиболее "авторитетные" артельные без особой спешки заняли стратегически верные места - то есть напротив вагона для особо солидной публики.
  - А-асторожна!..
  Впрочем, рядовые тележечники на своих предводителей были не в обиде. Хотя бы потому, что оставшиеся на их долю пассажиры тоже очень ценили личный комфорт - и так же не имели вредной привычки самолично таскать свои багаж. Под который, к слову, в коротком фирменном поезде был выделен отдельный вагон.
  - Посторонись!..
  Сурово насупленные кондуктора сноровисто протерли дверные поручни от налипшей на них дорожной грязи и угольной пыли - подготавливая тем самым благоприятные условия для явления состоятельных странников, вернувшихся с благодатных пляжей французской Ривьеры в заснеженный и вечно-хмурый Санкт-Петербург.
  - Ну, наконец-то. С прибытием!!!
  Стоило первому из путешественников ступить на мерзлые камни перрона, как шум от встречающих разом усилился: слова и целые фразы на английском, немецком, французском и русском причудливо перемешивались между собой, создавая впечатление этакого вавилонского столпотворения, случившегося на отдельно взятом кусочке вокзала. Однако долго это не продлилось - буквально пара минут, и платформа начала резко пустеть, позволяя студеному ветерку беспрепятственно гонять стайки колючих снежинок. Довольно быстро закончилась суета и возле багажного вагона, после чего в теплый вокзал потянулись уже носильщики и тележечники. Стали исчезать в темных проемах вагонных дверей расслабившиеся и растерявшие всю свою бравость кондуктора...
  - Эй, человек!
  Услышав сие негромкое обращение, самый молодой из вокзальной багажной артели обрадовано дернулся и шустро развернул свой вихляющий на неровностях агрегат к припозднившемуся клиенту. Э-ээ?.. Или даже - клиентам?
  - Первое, второе и третье купе. Приступай, голубчик, да поживее.
  Все-таки есть и свои плюсы в том, чтобы прибегать к прибывающему поезду самым первым, а уходить последним - нет-нет, да и обломится дополнительная копеечка. А то и рубль! Богатые господа ведь денег не считают. Особенно те, кто ездят в "Норд-Экспрессе", занимая по полвагона зараз!..
  - Дорогая, как ты?
  Закидывая на трехколесную кормилицу очередной пузатый саквояж, тележник упустил из виду вышедшую на свежий воздух барыньку. Зато смог почти без помех оценить двух ее служанок. Первая была ничего так себе - слегка полновата, зато и подержаться было за что (он такие вещи даже сквозь зимнюю одежку влет определял). Вторая напоминала тощую сушеную воблу с неприятно-колючими глазами... Брр!
  - Спасибо, Гришенька.
  Дама в роскошной соболиной шубке наконец-то повернулась к Фимке лицом - и если бы он только мог, непременно бы восхищенно причмокнул: уж больно хороша оказалась барынька собой!.. Вот только всю красоту изрядно портила бледность с легкой прозеленью - по всему было видно, что дамочке было изрядно дурно.
  - Мне уже лучше.
  От налетевшего с порывом ветра запаха горячей смазки и сгоревшего угля даму в приталенной соболиной шубке едва не вывернуло прямо на перрон. Однако... Все же сдержалась. С усилием сглотнув и еще чуточку позеленев, она медленным шагом направилась на выход с дебаркадера, поддерживаемая с одной стороны той самой сушеной воблой, а с другой - господином весьма представительного вида. К ним тут же со всех сторон пристроились... Слуги? Нет, те выглядят иначе, да и бобровые воротники не носят, ибо не по чину им такая роскошь. Неужели свитские? Интересно, кто это приехал?..
  - Ты там замерз уже, что ли?
  Спохватившись, артельный сноровисто забегал, освобождая последнее купе от багажа - и заодно достраивая выстраивая возле нагруженной до верху тележки небольшую пирамидку из саквояжей, чемоданчиков и разнообразных коробок. Прикинув объем работы, молодой пролетарий непроизвольно расплылся в довольной улыбке: еще одна полная, и половинная загрузка его кормилицы!
  - Так. Перед вокзалом два черных лимузина. Бегом к ним, и быстро-быстро разгружаешься.
  Мелькнувшая в руках свитского рублевая ассигнация, сложенная аккуратным квадратиком, придала небрежно брошенным словам должную весомость. Ух, как Фима припустил!.. Воодушевленный обещанной наградой, он живым болидом несколько раз пронизал перрон, вокзал и вьюжную завесу на привокзальной площади, попутно наслаждаясь недовольными взглядами других артельных - а в последний рейс даже позволил себе чуть затянуть с перегрузкой шляпных коробок, сумок и кофров в пышущее теплом нутро больших самобеглых экипажей.
  - Ты уверена, душа моя?..
  - Поезжай, Гришенька, и ни о чем не волнуйся, я пока...
  Закрывшаяся с тихим хлопком дверца отсекла разговор в салоне авто. Получив в руки заветную бумажку, носильщик-возильщик поклонился пересаживающемуся во второй экипаж важному господину (дворецкий, поди?), поддернул вверх воротник тулупчика - да и поплелся обратно, стараясь разглядеть сквозь сгустившуюся вьюжную мглу стрелки на привокзальных часах. Еще с полгода назад для этого пришлось бы изрядно помучиться и пощурить глаза, а теперь, благодаря подсветке вокзального фасада новомодными электрическими лампами-прожекторами - совсем другое дело! Прикинув время, оставшееся до прибытия следующего поезда, Фимка завез свою "кобылку" в особое "стойло" у дебаркадеров и побрел в трактир, чтобы в тепле и удобстве похлебать горячего чайку. А еще, в преддверии праздника Рождества Христова помечтать о чем-нибудь большом и светлом. Например, чтобы его нынешняя подружка была похожа на давешнюю фигуристую служанку. Или даже - на барыньку!..
  - И-эх! Кто-то ведь такую кралю каждый день того-этого...
  Мужчина, к которому данное определение относилось на все сто процентов, как раз думал о любимой супруге, тревожась и гадая о причинах ее плохого самочувствия: что-то несвежее во время последнего завтрака? К примеру, тот же омлет?.. Или же - это то самое, над чем молодожены старательно трудились последний месяц? Нет, и до этого Гликерия Долгина не могла упрекнуть жениха, а потом и законного супруга в невнимании (скорее уж наоборот), но все как-то не получалось... Так неужели? Предвкушение, опасения и разные отвлеченные мысли сильно помогли скоротать время в пути - собственно, он вернулся в реальность только на мраморных ступеньках небольшого особняка, первый этаж которого целиком занимал салон-магазин Русской оружейной компании. А на третьем этаже периодически (в основном, наездами по служебным надобностям) в пяти комнатах кое-как ютился владелец той самой РОК.
  - С возвращением вас, Григорий Дмитрич.
  Поздоровавшись в ответ с обманчиво-расслабленными "консьержками" и троицей плечистых "личных секретарей" главного юриста Компании, новоприбывший оставил в их обществе и своих телохранителей. Еще один ширококостный "консьерж" (бронежилет его определенно полнил) при виде большого начальства даже не соизволил оторвать зад и встать из-за массивной конторки - приближение которого, между прочим, увидел заранее, благодаря большому изогнутому зеркалу, установленному в межэтажном пролете. Хотя совсем уж наглеть боец не стал, отложив свежую прессу на стол, и заодно накрыв ей что-то черное и угловатое, мирно лежащее на той самой столешнице. Человек, не обделенный фантазией, мог бы предположить, что это непонятное нечто является небольшим пистолетом-пулеметом - но таких странных слов, разумеется, говорить на лестнице было некому. Да и незачем. Вокруг ведь все свои?
  - ... предварительно речь шла о встрече в Лондоне, но думаю, что более верным будет предложить что-то более, гм, нейтральное. Скажем, Цюрих? Или Женева?..
  - На ваше усмотрение - лишь бы это пошло на пользу переговорному процессу.
  - Кстати, о нем. Как вы считаете, не стоит ли усилить наши позиции, предложив... О, Григорий Дмитриевич!.. Вы уже в курсе, надеюсь?
  Глава юридической службы Компании был заметно возбужден, сияя задорным взглядом и все более разрастающейся лысиной - подскочив к вернувшемуся с теплых курортов господину главному инспектору условий труда (плюс еще полдюжины должностей и званий, что называется на любой вкус и цвет), Лунев сходу покусился на дружеские объятия. Впрочем, член Совета директоров быстро опомнился и сократил все до энергичного рукопожатия и радостной улыбки.
  - Нет, все же - сколь удачно заканчивается этот год, а?!?
  Честно говоря, такое поведение обычно выдержанного и обстоятельного в своих речах и манерах юриста слегка напрягло Гришу - который благодаря специфике своих должностных обязанностей как-то незаметно разлюбил любые неожиданности. Разумеется, кроме тех, что устраивал сам. Ну - или хотя бы помогал готовить.
  - Александр Яковлевич?..
  Сдержанно поздоровавшись с хозяином особняка и обменявшись с ним взглядами, Долгин слегка успокоился. А когда получил на руки небольшую брошюрку, и прочитал ее размыто-неопределенное название:
  "К вопросу о последних казенных подрядах для Военного ведомства и Морского министерства".
  То и вовсе обрел полное душевное равновесие, пробормотав себе под нос что-то одобрительное, вроде:
  - Ну, наконец-то сподобились!
  Собственно, дома его уже наверняка дожидался курьер с именным экземпляром бюллетеня, помеченного красными грифами "Строго конфиденциально" и "Только для членов Директората". Вот только конкретно этот экземпляр внутренней рассылки имел особенную ценность и редкость, благодаря пометкам князя на полях. О да, многие банкиры и промышленники заплатили бы весьма солидные суммы, чтобы хоть ненадолго приобщиться к творчеству аристократа-промышленника Агренева... Увы, заметки он делал редко, и исключительно для одного человека - чтобы тот был в курсе кое-каких специфических моментов, а так же неявных тонкостей по части управления Компанией.
  - Мы с Вениамином Ильичем скоро закончим.
  - Угум.
  Усевшись в кресло перед камином, угли в котором едва заметно рдели за толстым экраном из цветного стекла, коллежский асессор Долгин аккуратно поплевал на кончики пальцев и начал вникать, так сказать, "в глубину вопроса". Итак: Военное ведомство Российской империи еще в позапрошлом году завершило программу испытаний полевых кухонь конструкции РОК, и фляжек-котелков для нижних чинов разработки все той же компании, выделанных из новомодного метала алюминия. И вот, наконец-то признало подобные изобретения не просто полезными, но и вполне уместными для применения в Русской императорской армии.
  - Надо же, и двух лет не прошло?.. Та-ак, а вот и соответствующий казенный подряд, на сумму... Хм! Надо же, какие щедрые.
  Размявшись на столь незначительных вопросах, как амуниция и довольствие нижних чинов, военные чиновники преисполнились служебного рвения - и тут же обнаружили, что существующие казенные заводы не могут обеспечить выделку пороха и взрывчатых веществ в должной мере. Ну вот и кто бы мог подумать, а?!? Срочно проведенная ревизия-инспекция доподлинно установила, что эти самые заводы не просто сильно устарели, но и порядочно обветшали. За исключением разве что Охтинского порохового - но тот чем дальше, тем больше подгребало под себя Морское ведомство в лице его главноуправляющего великого князя Александра Михайловича. И что теперь, быть Военному министерству на положении бедного родственника?
  "Кухни и котелки - триста восемьдесят тысяч в Военвед, плюс двести в Главное АртУправление!"
  Вроде бы всего лишь мелкие циферки, но Григорию Долгину сразу стало предельно ясно, сколько стоит бескорыстное радение больших военных чинов о государственных интересах. Не так уж и дорого, кстати! Эти же "интересы" сподвигли министерских генералов убедить не только прижимистого Витте, но и самого государя-императора Николая Второго в необходимости кардинальных мер - для исправления столь непозволительной ситуации с производством огнеприпасов для винтовок, пулеметов и орудий Русской императорской армии. Кстати, адмиралы тоже не остались в стороне, подхватив столь славный порыв...
  "Кощею четыре с половиной процента, Боцману три. Купельникову - усилить работу по МВ!"
  - Гм. Чего это вдруг откат для Витте больше, чем у Сандро? А в Морведе таки да, чинуши совсем уже заворовались.
  В общем, как-то так сложилось, что военные моряки и сухопутные армейцы в едином порыве пришли к решению, что "дальше так жить нельзя". Особенно всех возмущала ситуация с производством взрывателей и запалов: на всю необъятную Российскую империю Трубочный завод был один-одинешенек! Разве можно подобное терпеть?.. Нет, и еще раз нет!!! Но самое удивительное, что благородное негодование разделил и министр финансов - к немалому удивлению всех тех, кто лично знал дражайшего Сергея Юльевича, и его особое отношение к "дуболомам в форме".
  - На Арчибальда пока особо не давят, но биржевики уже давно играют на понижение. Вдобавок, дружественные нам сенаторы начинают интересоваться...
  Спохватившись, юрдиректор Компании сбавил громкость голоса - зашелестев взамен своими бумагами. Которые, кстати, тоже были интересны начальнику Отдела экспедирования. Хотя бы потому, что это именно его парни негласно подстраховывали "секретарей" Вениамина Ильича во время его регулярных переговоров со всякими сомнительными... Как там их командир официально именует?
  - Партнерами с недостаточно устойчивой деловой репутацией, да?..
  Как это ни странно, но "недостаточно устойчивые" обычно доставляли гораздо меньше проблем, нежели обычные иностранные и отечественные коммерсанты. М-да. На чем он остановился? А, вот: насчет генерального подрядчика мнения поначалу разделились, однако и тут Морвед, Минфин и Военвед проявили удивительное единодушие, вспомнив недавнее блестящее исполнение князем Агреневым контракта на модернизацию казенных оружейных заводов империи. Нет, были, конечно, и недовольные - но после ознакомления с устрашающе-длинным списком технических заданий для новых производств, их вдруг охватывал неодолимый приступ скромности.
  - В справке указано, что это один из акционеров "Стандарт Ойл"?
  - Ну, именно этот господин скорее ширма для...
  Впрочем, некоторым личностям даже их врожденная скромность не мешала продраться сквозь казенные канцеляризмы и расплывчатые обороты министерских бумаг, добравшись до главного - то бишь, условий оплаты госконтракта. Которые были... Скажем так, весьма специфическими: потому что денег на военно-морские и армейские "хотелки" в казне империи не было от слова совсем. Так что даже самые упертые и жадные в конце концов были вынуждены признать, что ежели кто конкретно этот госконтракт и исполнит, то только оружейный магнат и архимиллионер князь Агренев. Ибо всем остальным на таких условиях он просто непосилен. Да и неинтересен, честно говоря.
  - Нет, господин Рокфеллер пока выжидает, пока Арчибальд "дозреет", однако его терпение явно подходит...
  Перекидывая страницу бюллетеня, Гриша заодно покосился и на каминные часы - а затем приступил к самому вкусному. То есть списку объектов, которые предполагалось отстроить и сдать "под ключ". Три больших завода возле Самары: пороховой, Трубочный и по выделке Гренита. Плюс перевод того самого единственного завода по выделке запалов и взрывателей из Петербурга в Охту, с одновременным кардинальным расширением: великий князь Александр Михайлович не экономил на насущных нуждах вверенного его заботам Русского императорского флота. Видимо, по этой же причине он пролоббировал через царственного родственника еще и перевод Шосткинского порохового завода в управление Морского ведомства, с одновременным переносом столь важного производства в пригород Тамбова. Кстати: под словом "перенос" стыдливо пряталось то, что оный завод надо было возводить с нуля - потому что со старого можно было забрать только мастеровых. Да и то, не всех: кое-кто из них наверняка не согласится покинуть родные места, славные обилием болот и своей вечной сыростью.
  - Гм, странно. Вроде бы флотские снабжаются порохом со Шлиссельбургских пороховых заводов? А, вот.
  "Директорат Ш. заводов финансово обидел Боцмана. Жадность рождает бедность".
  Однако самым примечательным в большом казенном подряде было не строительство новых пороховых заводов. И даже не явно проглядывающие намеки на "небольшие дополнения" к уже подписанному и прошедшему Высочайшее утверждение госконтракту - кое-кто в Морведе явно раскатал свою великокняжескую губу на почти доведенную до ума технологию тонкостенных снарядов. И на еще ряд вкусных новинок, загодя подготовив почву для их приобретения. Действительно, а чего бы и не порадеть родному флоту, если с каждого "радения" карман приятно тяжелеет? Но даже так, Григорию было очень удивительно читать о почти противоестественном союзе Сандро, Ванновского и Витте - ВДРУГ озаботившихся тем фактом, что Российская империя почти не имеет своего производства азотной кислоты и сырого толуола, и совершенно недостаточную выделку кислоты серной. Более того, ОКАЗЫВАЕТСЯ, столь необходимые компоненты для производства пороха и взрывчатки империя почти целиком закупает в Англии и у промышленников Второго рейха. А вдруг война, хором вопрошали Морской, Военный и Финансовый министры? И кто тогда будет виноват!?! Такую постановку вопроса генералитет и заслуженные адмиралы (не говоря уже о чиновниках пониже рангом) поняли абсолютно правильно: вовремя, а лучше загодя прикрыть собственный зад - это святое! Так что молодому государю-императору предоставили все необходимые всеподданнейшие доклады и соображения, выводы сановных комиссий и заслуживающих доверия специалистов...
  "МВ двести пятьдесят, ВВ шестьсот, ГлавАрт двести. ГлавИнтендантУпр изначально девятьсот, благодаря Горенину и Купельникову удалось снизить вполовину. Минфин - триста тысяч. Плюс по три процента лично Кащею и Боцману. Чертово германское лобби!!!".
  - Почти два миллиона взяток одним только чинушам получается? От ведь - жрут, и рыло у них не лопается!
  В результате столь острого приступа державного мышления и патриотизма, госконтракт дополнился перечнем так называемых "Заготовительных химических Производств, необходимых для нужд казенных заводов по выделке пороха и взрывчатых веществ" - кои так же поручалось спроектировать, отстроить и торжественно сдать под ключ генеральному подрядчику. Причем размер и производительность будущих химкомбинатов были указаны как-то уж очень невнятно и размыто, явно оставляя простор для возможных злоупотреблений. Или?.. Сделав себе мысленную пометочку насчет того, чтобы уточнить столь интересный момент, Гриша раскрыл предпоследний разворот бюллетеня - как раз посвященный тому, каким образом империя предполагала оплачивать пожелания своих генералов и адмиралов. Собственно, тут все было очень просто, безыскусно и даже в чем-то примитивно: путем передачи в собственность Русской оружейной компании изрядного куска казенных земель в далекой Казанской губернии. Места там были в основном дикие (как и полукочевое население), так что ценник за мерную десятину назначили такой, что дешевле было только даром. В результате такого бартера на баланс РОК должны были "упасть" земли в пяти уездах Казанской губернии, плюс изрядный кусок Бугульминского уезда из соседней Самарской губернии - разом выводя владельцев оружейной компании (в числе которых был и сам Григорий) в крупнейшие частные землевладельцы Российской империи. По чести говоря, от такой перспективы мужчине иногда становилось откровенно не по себе.
  - ... так сказать, "размыть" через дружественные нам банки? К сожалению, движение такого капитала полностью скрыть невозможно, но?..
  - В любом случае, Вениамин Ильич, это не имеет смысла: рано или поздно все заинтересованные лица узнают конечного получателя всех сумм. Хотя, конечно, было бы настоящим преступлением не украсить предложенную вами схему несколькими дополнительными завитками. К примеру, устроив внеплановую проверку кое-каким нашим контрагентам. Что скажете?
  - Полностью поддерживаю! У меня уже давно вызывают подозрения некоторые...
  Освидетельствовав циферблат каминных часов, Долгин едва слышно вздохнул: да, любит кое-кто поговорить, любит! Прямо хлебом не корми, только дай "растечься мыслию по древу". А в бюллетене-то всего одна страничка непрочитанной осталась! Хотя, конечно, по большому счету, особой нужды в этом и не было: Гриша и без того знал, что там и как. Полученные в счет оплаты госконтракта земли РОК передавала в долговременную аренду Русской аграрной компании, которая, в свою очередь, устраивала на них один большой агропромышленный комплекс. Это если официально. А для очень узкого круга посвященных - дополнительно планировалось вдумчиво поковыряться в земле. Ну там, геологов нагнать побольше. Или, к примеру, посверлить разные дырки бурильными установками, в поисках чего-нибудь полезного в хозяйстве. Особенно много полезного предполагалось найти возле деревеньки Альметьево и уездного городка Бугульмы.
  - ...как и предполагалось, нефти там нет - но ничто не мешает нам поставить дюжину-другую вышек, и по итогам следующего финансового года показать хорошую прибыль.
  - Я подробнейшим образом изучил предложения Арчибальда Вениаминовича, и в принципе, не возражаю...
  Запнувшись на половине фразы, князь нахмурился, затем подтянул к себе ежедневник и с минуту в нем черкался, выводя какую-то непонятную схемку.
  - Кхм?.. Так вот: возражений нет, однако, вопрос безопасности этого проекта, на мой взгляд, проработан совершенно недостаточно!
  Юрдиректор Компании энергично кивнул, показывая, что замечание услышано и принято к исполнению:
  - С увеличением числа подставных компаний особых сложностей не предвидится. Более того, у меня есть кое-какие идеи, как перенаправить всех недовольных в сторону некоторых наших американских партнеров...
  Аккуратно отложив бюллетень на столик, Долгин порыскал взглядом по сторонам - и подтянул к себе слегка устаревшую, но все еще актуальную "Ведомость сверхсрочных ассигнований Компании, по состоянию на ноябрь месяц текущего года". Лениво пролистал, выискивая что-нибудь интересное - но, увы, как и прежде, основные незапланированные траты в уходящем году пришлись на дополнительную материальную помощь переселенцам и работникам Дальневосточной компании, пострадавшим от наводнения в Забайкалье (едва свежеотстроенную железную дорогу не смыло, между прочим!). Это весной. А с конца лета пришлось хорошо потратиться на открытие и содержание дополнительных лагерей-интернатов для крестьянских детей - в губерниях, подвергшихся плановому неурожаю, а потом и голоду. Плановому не в том смысле, что его кто-то организовывал (с этим вполне справлялась сама матушка-природа и до крайности истощенные пахотные земли крестьянских общин), а просто... Ну, ожидаемому. К счастью, голод одна тысяча восемьсот девяносто седьмого года сильно уступал по своим масштабам своему предшественнику начала девяностых, охватив "всего" тринадцать губерний империи. Вообще-то, неурожай частично задел еще Киевскую и Подольскую, плюс хорошо так прошелся по Области войска Донского, но им помощи не планировалось от слова совсем. Как крупный акционер Компании господин Долгин такой подход только приветствовал - а как урожденный оренбуржский казак, откровенно злорадствовал, потому что в его родных местах никогда не любили донцов. Да и кубанцев тоже, не без оснований считая, что тамошние служивые порядком обленились и зажрались. Что же касается Киева и Подольска, то...
  - Всенепременно! Ну что же, позвольте откланяться, Александр Яковлевич. Григорий Дмитрич!..
  - Всего хорошего, Вениамин Ильич.
  Едва дождавшись, пока коллега по Директорату прикроет за собой дверь, Гриша покинул каминное кресло - с растущим удивлением наблюдая, как хозяин с кряхтением и едва слышными ругательствами выбирается из-за своего рабочего места и подхватывает в руки "третью ногу". Два друга обнялись, наконец-то по-настоящему здороваясь после долгой разлуки, и молча расположились у камина, заодно подбросив в ненасытную топку несколько округлых полешков (и в компанию к ним информационный бюллетень с заметками).
  - Командир, я что-то пропустил?..
  Выразительно покосившись на массивную трость с вычурной серебряной рукояткой, на которую опирался двадцатидевятилетний аристократ, Долгин натянул на лицо то самое выражение, с которым некогда стрелял по бедным контрабандистам. Точнее, богатым, но только до встречи с... В общем, неважно.
  - Тренировку мою ты пропустил, Гриша.
  - Ну.
  Вздохнув и покрутив в ладони увесистую тросточку со спрятанным внутри клинком (собственно, других у оружейного магната и не водилось), Александр нехотя пояснил:
  - Есть у тебя в пятом отделе бугай один, прямо-таки героических пропорций - два метра в высоту, и все полтора в ширину. Позывной Кореец.
  Задумчиво шевельнув бровями, Григорий припомнил нужного экспедитора:
  - Илларион Пастухов, двадцать три года, на хорошем счету, скоро пойдет на повышение.
  - Такому пастуху только зубров пасти, в Беловежской пуще. Кстати, а почему - Кореец? Собачатину любит?
  - Да нет... У кинологов как-то особо злобный кобель с привязи сорвался - так он его не только придушил, но еще и искусал. В процессе, так сказать.
  Глядя, как губы друга начинают подрагивать в сдерживаемой улыбке, начальник Отдела экспедирования неопределенно пожал плечами и все же закончил:
  - Растерялся парень малость.
  - Понятно. Иллариона этого оказалось проще убить, нежели остановить: пару раз едва не подловил меня встречными ударами, а когда я его все-таки на удушающий взял, он меня несколько минут на себе таскал. К тому же, за малым захват не сорвал - на одной только силе. Уникум просто!..
  - Молодец какой!
  - В общем, когда этот любитель собак все же сомлел, то завалился на меня всей своей тушей.
  Стукнув о каминный экран металлическим наконечником трости, князь досадливо покривился - а вот его гость совсем наоборот, горделиво расправил плечи.
  - Все равно молодец. Орел!.. Я его, пожалуй, премирую.
  - Опоздал.
  - Да? Тогда внеочередной отпуск дам. На неделю!
  - Скряга...
  Одновременно фыркнув, мужчины переглянулись и тихо засмеялись.
  - Ладно. Как отдыхалось?
  Резко посерьезнев, слегка загоревший курортник признался:
  - Ты знаешь, командир, вроде как удачно. Конечно, полная ясность будет только?..
  Прервав доклад после быстрого жеста, Долгин вопросительно вскинул брови - и уже сам услышал едва слышный цокот чьих-то каблучков по натертому мастикой паркету.
  - Он ушел? Ну, наконец-то... Ой, дядя Гриша!?!
  Проскользнувшая в кабинет жгучая брюнетка в красивом (и очень дорогом) платье всплеснула руками и попыталась запечатлеть на слегка небритой мужской щеке приветственный поцелуй. Так, по-простому, и уж точно по-родственному.
  - Фу, колючий!..
  - Ульянка, егоза!..
  С мелодичным смехом ускользнув от цепких дядюшки, мадемуазель Ульяна Вожина встала за креслом официального опекуна, во всей красе и свежести своих семнадцати лет.
  - Ну что, будущая грозная повелительница клистирных трубок и градусников. Как там наша медицина, крепнет?
  - С безумной силой, дядя.
  - Вот ей богу, до сих пор удивляюсь, как ты уговорила Александра Яковлевича на то, чтобы он отпустил тебя в этот Женский институт ...
  В ответ на эту сентенцию девушка только фыркнула. Правда тихо-тихо - чтобы и свой независимый нрав показать, и не навлечь на себя неудовольствия дяди Саши и дяди Гриши.
  - А позволь узнать, краса-егоза, за что это ты так невзлюбила нашего почтенного юрдиректора?..
  Совершенно неаристократично поморщившись (а ведь сколько сил и времени Гликерия тогда еще Орлова положила, прививая ей хорошие манеры!), девушка поведала, что невзлюбила она совсем не Вениамина Ильича. Которого, между прочим, считает вполне милым и даже (временами) забавным - хотя в последнее время и тот успел порядком надоесть своими восторгами насчет "сделки века". А вот его старший сынок, с которым он сегодня приехал... Изрядная надоеда и назойливая прилипала!
  - Э-ээ?..
  Пропустив мимо ушей девичье негодование (Виктор Лунев, вообще-то, уже всех утомил своей душевной "красотой"), зато припомнив нездоровый энтузиазм юрдиректора, Григорий осторожно уточнил:
  - Сделка века?
  Уложив обе ладони на литой "клюв" рукояти трости, князь спокойно пояснил, что наконец-то появился стоящий покупатель на контрольный пакет акций "Texan oil", владеющей нефтеносными (и не очень) землями далекой Техасщины. И не Джонни Рокфеллер сотоварищи, порядком уже надоевший своими намеками и откровенным давлением, а солидные господа из лондонского Сити.
  - А кто именно?
  - Там несколько банков участвуют. Горенов пока еще работает... Но в общем и целом, предложение чистое, без подвохов.
  - Так-так! Наконец-то избавимся от этой головной боли!..
  Кашлянув, коллежский асессор по Военному ведомству господин Долгин ослабил узел своего галстука и пошарил рукой слева от своего кресла - вытягивая из-за него сервировочный столик.
  Чпок!
  Отложив пробку на лакированную столешницу, ценитель хороших напитков (да-да, и такие таланты со временем открылись в простом некогда казаке) налил себе темно-фиолетового испанского нектара пятилетней выдержки.
  - Кхм. И на сколько можно рассчитывать?
  - Мы выставили ценник в пятьдесят, они предлагают двадцать два. Если бы не Рокфеллер со своими сенаторами, можно было бы выдавить из англичан максимум возможного, а так... Думаю, сойдемся где-нибудь на двадцати пяти-тридцати - и то, только потому, что мы несколько преувеличили доходность компании и балансовые запасы нефти.
  Катая на языке крохотный глоток тягучего вина, Григорий произвел в уме нехитрые финансовые расчеты, конвертировав тридцать миллионов фунтов стерлингов в рубли. Тут же сминусовал четверть получившейся суммы в "благодарности" прикормленным Арчибальдом Луневым сенаторам и конгрессменам (жадные сволочи!), придирчиво пересчитал количество нолей в итоговой сумме - и расплылся в довольной улыбке.
  - Восемь.
  - Чего восемь?
  - Ноликов.
  - Да, приятная сумма выходит. А главное - полностью легальная.
  Отзеркалив другу понимающую усмешку, и проводив взглядом ушедшую из кабинета Ульяну, которой князь перед этим что-то шепнул, мужчина совсем было настроился продолжить свой рассказ-отчет о красотах Франции.
  - Гриша.
  Вернувшаяся все с тем же цокотом каблучков девица-красавица положила на колени опекуна пару незапечатанных конвертов.
  - Я, к сожалению, не был на вашем с Ликой венчании и свадьбе...
  - Командир!..
  - Знаю-знаю, вы не в обиде. Так вот, я долго ломал голову, что бы вам подарить.
  Вопрос на самом деле был нетривиальный даже для архимиллионера Агренева: что подарить человеку, который и сам в состоянии купить почти все, что только продается? И даже в отношении того, что не продавалось, были, мягко говоря, разные варианты.
  - Кхм!?!
  Недоумение молодого мужа вполне можно было понять, ведь князь Агренев уже преподнес чете Долгиных подарок, в виде небольшого владения возле Женевского озера в Швейцарии. Ну, относительно небольшого.
  - Статусные презенты само собой, но ведь это совсем не то?
  На сервировочный столик лег первый конверт.
  - Это для Лики. Я когда с Дальнего Востока в столицу ехал, по пути в Самару заглянул. Не желаешь полюбопытствовать?
  С интересом вытянув из бумажного чехла документ вполне официального вида, Григорий его развернул и вчитался:
  - Я, купец первой гильдии Николай Александрович Бугров, сим признаю своей законной дочерью Гликерию...
  Запнувшись и слегка нахмурившись, он дочитал текст до конца и вопросительно уставился на друга.
  - Тебе это, конечно, без разницы, а Лике важно. Женщины чувствительны к вопросам официального статуса.
  Ульяна героическими усилиями смогла промолчать - но всем своим видом постаралась выразить, какой это будет важный и дорогой подарок. Жаль, что дядя Гриша в этот момент на нее так и не посмотрел, занятый обдумыванием того, нужен ему тесть или нет. Тещи нет, и тестюшку того... На разные веселые буквы!..
  - Знакомиться с ним тебя никто не заставляет.
  - А!..
  Успокоившись (не было родственников со стороны жены, и не надо - своих за глаза хватает), Долгин вернул документ в конверт.
  - Что касается тебя, друг мой...
  Резкая трель телефона прервала Александра на самом интересном месте, и заставила недовольно зашипеть от излишне резкого движения.
  - Эх, старость не радость!..
  - Я подам!
  Поставив трезвонящий аппарат на колени, и поблагодарив Ульяну признательным кивком, князь наконец-то снял трубку.
  - Слушаю. Да? Нет. Н-да?.. Хорошо, Андрей Владимирович, присылайте дополнения с курьером. Лично?
  Аристократ беззвучно, но вместе с тем весьма экспрессивно выругался.
  - Жду.
  Трубка легла на положенное ей место, а сам аппарат вновь перекочевал на стол.
  - Как только появляется хотя бы намек на свободные средства, Сонин тут как тут - причем одним из первых. Даже Гена Лунев или Аркаша Лазорев, при всех своих талантах, не столь расторопны. М-да.
  Григорий с Ульяной на пару закашляли, сдерживая смех.
  - Кхе-кха!.. А что ему в этот раз надо, командир?
  - Я завтра отбываю на отдых на минеральные воды Баден-Бадена - ну, ты в курсе.
  Начальник Отдела экспедирования помимо воли покосился на камин, в котором мерцал искрами пепел сгоревшего бюллетеня. Для успешного выполнения столь большого (и важного) контракта его другу придется не только изрядно "отдохнуть" в обществе германских фабрикантов и банкиров, но и близко познакомится с кое-какими их австро-венгерскими коллегами. К примеру, с тем же Эмилем Шкодой, достигшим немалых успехов в производстве высокоточных станков. Конечно, промышленная разведка уже давно и успешно охватила вниманием этого талантливого человека. Но чтобы быстро повторить все его достижения в Коврове, или на Сестрорецком станкостроительном - одних техкарт, спецификаций и прочих полезных бумажек было недостаточно. Требовались высококвалифицированные специалисты, наработанный опыт и крайне специфический базовый станочный парк - и если с первым уже было более-менее хорошо, а со вторым просто терпимо. То во всем, что касается третьего... Ну нельзя же охватить разом все? Вот и приходилось оружейному магнату идти на поклон к иностранным производителям узкоспециализированного оборудования - потому что альтернативой (в случае разработки отечественных аналогов) была сильная задержка с исполнением казенного контракта. "Меняем деньги на время", ага.
  - Заодно и Лейпцигскую ярмарку посещу. Так вот: подозреваю, что Андрей Владимирович желает составить мне компанию в сем мероприятии. Ну, или как обычно.
  Титулованный промышленник потер пальцами в весьма характерном простонародном жесте, означающем "гони деньги!".
  - Так, на чем бишь я остановился?..
  Подхватив второй из душевных подарков, Александр протянул его над сервировочным столиком:
  - Вот, это - тебе.
  Настороженно приняв конверт, Гриша вытянул под отсветы языков огня одинокий листок простой писчей бумаги. Помедлив, освидетельствовал его содержимое - и тут же порадовался своей сильно подросшей образованности. Иначе как бы он вот так сходу понял, что короткие столбики цифр на бумаге отображают какие-то координаты? К сожалению, несколько несвязных на первый (да и второй) взгляд строчек под цифирью выстояли даже под напором недавно оконченного частным порядком университетского курса.
  - Первое, это парочка затонувших на Балтике кораблей. Специально судно-поисковик с магнитомером на испытания в тот район отправил. Ну и в архивах, конечно, люди покопались...
  Поглядев на хозяина кабинета и моментально осознав, что больше подробностей не будет, Долгин вернулся к своему подарку. Точнее, ко второй его части:
  - Египет, недалеко от Луксора, центр долины Царей; хижины древних строителей усыпальниц?
  Беспомощно поморгав, он медленно сложил листок бумаги и упрятал его в конверт.
  - Это?..
  Согласно смежив веки, Александр почти незаметно покосился на семнадцатилетнюю любопытную "кошку", запустившую свои аккуратные ноготки в обивку кресел, и уточнил:
  - Но тут без гарантий. Ты же понимаешь?
  - Да!!!
  Упокоив конверты во внутреннем кармане, страстный почитатель древностей нежно погладил подарки сквозь плотную ткань сюртука. А потом и вовсе придавил их к сердцу обеими руками:
  - Командир. Уля. Просто! Ну, просто нет слов!..
  Две почти синхронные улыбки дарителей молча ответили, что им никаких слов и не нужно. Тонко звякнули вздетые в беззвучном тосте бокалы с густым испанским вином, взвыл в ответ за окнами питерский ветер, метнувший в заиндевевшие стекла очередной снежный заряд...
  - Кстати, пока не забыл. Гриша, как там с теми документами, которые я просил подготовить к Рождеству?
  - С какими?.. Ах да.
  Стрельнув взглядом на Ульяну, друг семьи моментально превратился в начальника Отдела экспедирования:
  - Ну, предварительные работы выполнены в полном объеме, хотя и остались кое-какие шероховатости. Так же мне необходим срок, когда планируется подписание?
  - Ну, теперь уже по приезду с минеральных вод.
  - Угум, стало быть, в феврале. Я тогда ближе к концу января проработаю мелкие детали, и можно будет...
  Быстро заскучав от непонятных (но самое главное - неинтересных) ей разговоров, брюнетистая красавица тактично воспользовалась одной из пауз в неспешной беседе:
  - Дядя Гриша, а почему ты приехал один, без Лики? Мы так ждали?..
  Узнав, что ее близкой подруге нездоровится, Уля немедленно процокала каблучками в соседнюю комнату - после чего оставшиеся у живого огня мужчины услышали треньканье наборного диска на телефоне, и короткий монолог, закончившийся вполне понятным:
  - Скоро буду!..
  Чинно вернувшись в кабинет, девушка по очереди клюнула-поцеловала дядюшку и опекуна в подставленные скулы - и упорхнула переодеваться перед столь важным мероприятием как визит к смертельно больной подруге. Ну, примерно так это прозвучало из ее уст.
  Цок-цок-цок...
  Подождав, пока звук ее шагов утихнет в глубине комнат, и многозначительно поглядев за окно на разбушевавшуюся метель, супруг Гликерии негромко подметил:
  - Охота, она такая. Пуще неволи.
  - Да и ладно - на автомобиле-то!..
  Согласно хмыкнув, Долгин подкинул в топку новую порцию полешек. Еще через несколько минут он не поленился сходить и прикрыть дверь в кабинет, пока хозяин доливал в бокалы пропитанного солнцем испанского нектара.
  - Ну не томи уже.
  Плюхнувшись в кресло, простой, а иногда даже очень простой оренбургский казак привычно-ловким движением ухватил витую ножку бокала и выдохнул:
  - Командир!.. Они там в Каннах, вообще мышей не ловят...
  
  
   Глава 4
  
  
  
  - "Тело первого мертвого трупа во время обычного своего обхода обнаружил лесной сторож седьмого участка Ваня Завьялов, о чем безотложно и доложил".
  Сняв очки в тонкой золотой оправе, молодой мужчина помассировал переносицу, вздохнул и нехотя вернул оптику обратно. Ненадолго. Продираясь через корявый почерк не сильно грамотного составителя служебного рапорта, директор Русской Дальневосточной компании вновь споткнулся об очередной шедевр:
  - "При осмотре, на верхней части второго тела - следы от тупого воздействия твердого вещества"... Если приложили дубиной, так и пиши, а не умничай!
  Присутствующий тут же ротный (пардон, старший приказчик) агреневских "лесорубов", пожал в ответ могучими плечами:
  - Да это клиент сдуру на десятника бросился, а тот и отмахнулся. Ну, пару раз.
  - Прикладом?
  - Зачем прикладом... Так, рукой.
  Почти дочитав до конца второй страницы, очкастый цензор вдруг замер. Затем вернулся на пару строчек вверх и вкрадчиво уточнил:
  - Это что еще за "следы диких волков"? Что, бывают и домашние? И вообще, откуда они там взялись, если должно быть только нападение хунхузов?
  Старший "лесоруб", он же автор двухстраничной "прозы жизни", виновато пояснил:
  - За собачками малость не уследили.
  - М-да?..
  Вскочив и вытянувшись по стойке смирно, гражданский специалист негромко рявкнул:
  - Виноват!!!
  Придавив ладонью рапорт об обнаружении двух недавно пропавших японских этнографов, директор негромко, но крайне доходчиво довел до старшего приказчика свое недовольство - тем, как его артель обслужила иностранных гостей, исследующих жизнь коренных народов Дальнего востока. Надо сказать, что особенно хорошо островным ученым удавались фотографии аборигенов на фоне таких достопримечательностей Хабаровска как арсенал, механические заводы Дальневосточной компании, или вот - артиллерийские мастерские. Зарисовки станций, мостов или туннелей тоже выходили... Весьма, да.
  - Рапорт перепишешь.
  - Так точно!
  Слегка поостыв, Игорь Владиславович решил ограничиться устным внушением. На этот раз. Все равно ведь ротный (тьфу, черт, ну то есть приказчик!) где-нибудь и в чем-нибудь провинится. Вот тогда - что называется, по всей строгости внутренних инструкций, с песочком и от всей души!..
  - Свободен.
  - Так точно!!!
  Оставшись в одиночестве, Дымков привычным жестом потянулся рукой за луковицей часов - но тут же спохватился и недовольно поджал губы. Увы, любимые жилеточные "Павел Буре" потребовали внимания и заботы часовых дел мастера, так что пришлось довольствоваться нелюбимым наручным хронометром... Чтоб его! Как удавка на руке, ей богу!.. Вздохнув и немного поразмыслив на тему "как бы скоротать время до встречи", он пододвинул к себе рапорт и оглядел стол. Затем недовольный взгляд скользнул по полкам на стенах, а напоследок - по всей невеликой комнатушке охотничьей заимки. Но ни чернильницы с пером, ни даже самого завалящего огрызка карандаша в пределах видимости так и не обнаружилось. Конечно, можно было просто переложить решение проблемы на подчиненных - но, во-первых, их еще попробуй быстро найди! Директор еще только въезжал в ворота базы номер семь (она же охотничья заимка Лосиная) а местные егеря уже были в курсе, что начальство ныне сильно не в духе. А во-вторых, подниматься и выходить из хорошо протопленной комнаты на трескучий январский мороз, было откровенно лениво.
  - Да чтобы вас всех медведь поцеловал!..
  С неохотой вытянув из нагрудного кармана небольшой футлярчик с подарком уже своего начальства, молодой управленец вытянул из бархатных теснин нежно-фиолетовый цилиндрик чернильной ручки, украшенной элегантной платиновой вязью. Конкретно этот Паркер был Игорю не просто дорог - он был по-настоящему уникален, и не только личностью дарителя. Материалом для ручки послужил бивень всамделишного доисторического мамонта, пару лет назад случайно откопанного одной из геологических партий возле горного массива Ургул . А металл, сплетающийся на ручке красивыми тонкими узорами, был добыт из крупного природного самородка - найденного практически в двух шагах от места последнего упокоения бедного животного. Еще долго геологи поминали добрым словом "слона в шубе", умудрившегося откинуть хобот аккурат возле крупного месторождения платины...
  - Гр-рамотей, мать его!..
  Полуметрового куска одного из бивней, изрядно минерализовавшихся за десяток тысяч лет нахождения в земле, хватило только на три десятка сверх статусных аксессуаров. Одну ручку случайно запороли мастера Карла Фаберже во время работы с платиной (надо было в фирму "Болин" отдавать!), еще дюжина разошлась внутри директората Компании вместе с сертификатами, подтверждающими их уникальность - сразу же породив волну чернейшей зависти. Остальные произведения искусства бесследно исчезли. Как, впрочем, и сами бивни. Точнее... Ну, не совсем бесследно. Просто князь Агренев больше никому не делал столь дорогих подарков.
  - Тупое воздействие твердого вещества, это ж надо же? Где только таких слов нахватался.
  Задумчиво похмыкав, управленец решил слегка развлечься (заодно скоротав время) редактурой того самого рапорта о "случайном обнаружении жертв нападения китайских бандитов" - разумеется, без особой пристрастности. В конце концов, помощники у хабаровского полицмейстера тоже не блещут выдающимися литературными талантами.
  - Игорь Владиславович, не прикажете ли чайку? Или чего покрепче?..
  Предложение смотрителя заимки было немедленно и благосклонно принято.
  - Может, тогда и перекусите, чем бог послал?
  Небрежно отмахнувшись, Дымков в очередной раз поглядел на часы. Затем нервно побарабанил пальцами по буковым плахам столешни, и о чем-то глубоко задумался - почти не замечая, как перед ним возник чай в резном деревянном подстаканнике, графинчик с темно-коричневой настойкой на кедровом орехе и кое-каких таежных травах, и небольшая тарелочка с копченой олениной. Даже журчание "кедровки" о донышко граненой стопки не заставило его отвлечься от мыслей. Или тревог? Пожилой смотритель заимки как никто другой знал, что у больших людей и проблемы бывают соответствующие. Правда, в данном конкретном случае он не угадал: директора Дальневосточной компании заботила вовсе не скорая встреча с давним деловым партнером - хотя она и была, скажем так, внеплановой. И не судьба двух японских шпионов-неудачников. Кстати, действительно имевших отношение к этнографии! Это вам не прошлые "простые путешественники", старательно скрывающие армейскую выправку и кое-какие специфические служебные навыки. Правда, итог все равно был все тем же: проклятые хунхузы, дикие звери, или вот, к примеру, блюда дальневосточной кухни с особыми специями - просто-таки не оставляли гостям империи шансов на выживание.
  - Не прикажете ли газеток свежих, или журнальчиков?
  - Все-то у тебя есть, Трифон Андреевич...
  Фельдфебель Пограничной стражи (бывший, понятно) издал невнятный звук, который вполне можно было понять как "да, я такой!". В свои пятьдесят с хвостиком лет, седой отставник мог похвастаться тремя вещами: во-первых, солидной коллекцией медалей и благодарственных значков, среди которых был весь набор наград за беспорочную службу. Во-вторых, дюжиной шрамов на теле, в том числе и того характерного вида, который остается после "свинцовых пилюль". Ну и, в-третьих - особым к нему отношением (и доверием) со стороны бывших сослуживцев по Олькушскому пограничному отряду.
  - Неси, чего уж.
  Повертев в руках тонкую оправу из белого золота, Дымков достал из замшевого очечника специальную тряпочку и принялся полировать прямоугольные линзы. Знакомые движения отлично успокаивали и приводили мысли в лад - а меж тем, поводы для расстройства все же были. Причем сугубо личного свойства. Его особо доверенная горничная Лиен умудрилась забеременеть!.. Причем, чертовка этакая, утверждала, что родит своему господину только и непременно мальчика. Честно говоря, от таких новостей он поначалу изрядно охре... Гм. В смысле, очень удивился. В конце концов, у Игоря уже были на примете несколько приличных семейств с дочками подходящего возраста (и внешности, что немаловажно!), и он как раз обдумывал, с кем из них лучше всего породниться. А тут такое!!!
  - Кхм.
  Очнувшись от нелегких размышлений, глава Русской Дальневосточной компании рассеянно кивнул смотрителю, принимая стопку свежей прессы. Небрежно поворошив пахнущую типографской краской бумагу, он сделал выбор в пользу цветной обложки журнала "Охота и Рыболовство".
  - Раскладной спиннинг с безинерционной катушкой. Хм, а по сути своей обычная удочка. Цена... Ого!!! Это же как надобно любить рыбалку, чтобы покупать удочку стоимостью почти сто рублей?..
  Рыбную ловлю в любом ее виде отставной поручик Пограничной стражи не любил от слова совсем. Зато новейший штуцер Мосина на крупную дичь и промысловый мелкокалиберный карабин Бусыгина привлекли его внимание всерьез и надолго - заядлый охотник даже сделал пометочку в записной книжке, чтобы не забыть прикупить и опробовать эти новинки. Полюбовавшись напоследок на охотничьи ножи выделки фабрики Греве, ценитель оружейного "железа" вспомнил об ожидающем его внимания графинчике "кедровки".
  - Хух!
  Выцедив стограммовую стопочку, он выдохнул и с одобрением причмокнул губами, отмечая мягкий привкус настоечки. Оленина тоже получилась неплохой, а вот чай как-то не пошел - ему Игорь предпочел раздел международных новостей "Аргументов и Фактов".
  - Так-с. С глубокой скорбью... В расцвете лет безвременно ушел из жизни председатель Государственного совета, генерал-фельдцехмейстер и генерал-фельдмаршал, Его императорское высочество великий князь Михаил Николаевич?..
  Озадаченно хмыкнув, директор углубился в подробности.
  - Так-так. На собственной вилле во французских Каннах, после долгой борьбы с болезнью... Вспышка холеры на Лазурном Берегу? Хм, представляю, какая там поднялась паника среди отдыхающей публики. А не надо было!.. Гхм.
  Запнувшись и оборвав фразу, верный подданный Российской короны Игорь Владиславович Дымков кинул быстрый взгляд на дверь. Вздохнул - и не озвучил так и просящуюся сентенцию о том, что воздух Франции в последние годы очень вреден для старшего поколения Дома Романовых. Бывший генерал-адмирал и великий князь Алексей Александрович тому свидетель. Покойный, хе-хе.
  - А я еще хотел в отпуск на море съездить. Не-ет, шалишь: лучше уж здесь со снежком, чем там с холерой!
   "Кедровка" холодным огнем пролетела по горлу, отдавшись вспышкой тепла в животе. Оленина приглушила разгорающийся пожар, а окончательное умиротворение принес глоток остывшего чая.
  - Кхе-кха!..
  Следующий разворот оказался заметно интереснее - так как повествовал о последствиях всемирно известной золотой лихорадки, вот уже второй год продолжающейся в Североамериканских Соединенных штатах. Автор небольшого расследования довольно эмоционально описывал, как люди самого разного достатка бросали работу, дома, и даже близких, срываясь в погоню за миражом быстрой наживы - а бессердечные дельцы с Уолл-стрит с успехом пользовались охватившим людей сумасшествием. Эти деятели, не имевшие ни капли сострадания, за бесценок скупали все имущество будущих золотоискателей, обязуясь взамен всего лишь доставить их за перевал Чилкут, и обеспечить кое-какими инструментами и едой на месяц - после чего умывали руки. Отсудить у них что-то обратно было делом абсолютно бесперспективным, а учитывая суровость нравов и климата на Юконе, многие навсегда оставались в неприветливой земле...
  - И все равно едут за длинным рублем. Охота пуще неволи? Прямо как у нас: сколько ни отстреливай хунхузов, браконьеров и диких старателей - все одно лезут и лезут!..
  Под шелест газетных страниц оленина как-то незаметно кончилась - и немного опечаленный этим директор РДК остановился на большой статье о техасской нефти. Вернее, о проникновении английского капитала в экономику Североамериканских соединенных штатов - путем приобретения весьма солидной компании "Texas oil". Сумма сделки пока не разглашалась, но финансовые аналитики дружно сошлись на том, что банкирам с лондонского Сити пришлось выложить за контрольный пакет акций никак не меньше тридцати миллионов фунтов.
  - Эти бы миллионы, да к нам, на Дальний Восток. Эх!..
  Прочитав по диагонали рассуждения о том, как неизбежное усиление нефтедобычи в САСШ скажется на мировом рынке керосина вообще, и применительно к Российской империи в частности, Дымков перелистнул страницу. И с удивлением узнал об еще одной лихорадке (уже третьей по счету), но на сей раз алмазной. Начиналась статья с довольно большой фотографии чумазого старателя, чьи заскорузло-мозолистые ладони являли всему цивилизованному миру солидную горку полупрозрачных камешков. Причем (и это особо подчеркивалось), будущие бриллианты добыли из знойных песков далекой Намибии всего за день, и при помощи простой лопаты.
  - Неужели настолько богатые россыпи?.. Гм.
  Даже у него при виде радостной улыбки добытчика возникло вдруг мимолетное желание прикупить участок земли на Берегу Скелетов. Эх, если бы все свободные деньги не были вложены в самые разные проекты, причем как свои, так и Александра Яковлевича!.. Повертев в руках записную книжку, управленец удавил душевный порыв. И свободных финансов нет, и вообще...
  - М-да.
  Новый разворот поведал о легких волнениях в Китайской империи, затем была большая статья о возрастании напряженности между английскими переселенцами и бурскими фермерами в далеком Трансваале. Маленькая заметка о большом пожаре в Генеральном архиве затонувших кораблей Вест-Индии в Севилье интереса не привлекла, зато развлек репортаж о том, что следы грабителей Лувра обнаружены в Австро-Венгрии - и если верить газетчикам, то злоумышленникам жарко дышали в затылок и вот-вот должны были их схватить.
  - Это уже даже и не смешно.
  На фоне таких обещаний совсем незаметным было сообщение из Французской Ривьеры, где одним прекрасным вечером из номера дорогой гостиницы вышел, и бесследно пропал известный предприниматель и меценат Бэзил Захарофф. Полиция (как это у нее и водится), была в полнейшей растерянности.
  - Следствие будет благодарно за любые сведения, могущие пролить свет на таинственное... Нет, все же Франция уже не та.
  Отбросив "Аргументы и Факты", мужчина подцепил пальцами "Русские Ведомости". Потратив пяток минут на новости придворной жизни, напоследок он все же решил заглянуть и на другие страницы.
  - О?!? Полюбопытствуем.
  Заголовок большой статьи, привлекшей внимание отставного офицера, повествовал о ходе конкурса на новое легкое полевое скорострельное орудие. Точнее, о том, что окончание этого мероприятия явно подзатянется. Вместе с почившим в бозе великим князем Михаилом Николаевичем ушла в прошлое не только целая эпоха, но и все его настоятельные рекомендации и "особые мнения" на тему того, как и в какую сторону надо развиваться русской артиллерии. И пока не появится "новая метла" в чине генерал-фельдцейхмейстера, чиновники ГАУ даже и не подумают брать на себя ответственность. Решать столь важный вопрос самостоятельно? Боже упаси!!!
  - Большая потеря, кхэ-хе! Особенно для французского лобби, с их единым шрапнельным снарядом на все случаи жизни.
  Конечно, напрямую это в статье не говорилось, но умеющий читать между строк и хотя бы мало-мальски разбирающийся в вопросе человек понимал все это без особого труда. Как и то, что теперь борьба разгорится с новой силой: у французов наконец-то появлялось время для того, чтобы доработать экспортный вариант своей новой пушки с гидропневматическим тормозом отката, только-только принятой на вооружение доблестной армии бель Франс. Система получилась действительно хорошая, с передовыми техническими решениями и неплохим заделом для дальнейшего развития... Поэтому появление на Конкурсе соперницы от Пермских пушечных заводов, да еще и с гидропневматикой аналогичного действия было воспринято очень болезненно. В парижской прессе даже приключилась легкая истерика на тему того, что русские опять нагло украли последние достижения французской военной промышленности, как это-де было с бездымным порохом Вьеля!.. Правда, дальше гневных речей и призывов дело не пошло, потому что оригинальность русской конструкции (как и менделеевского пироколлодия) была понятна любому здравомыслящему человеку. Единственное, что хоть как-то утешило промышленников и генералов Третьей республики - это тот факт, что они в кои-то веки опередили и тем самым посрамили Пушечного короля Фридриха Круппа, "проспавшего" новые веяния в артиллерийской моде.
  - Так-так: тщательно исследовав все двенадцать заявленных на Конкурс образцов, Комиссия за председательством генерал-майора Валевачева признала пять из них вполне прошедшими... К войсковым испытаниям допущены следующие образцы: Пермских пушечных заводов, Шнейдера, Путиловского завода, фабрики Сен-Шамона, заводов Круппа. Хм!
  За Пушечным королем Европы стояла его безупречная репутация и знаменитое немецкое качество. Мсье Шнайдеру весьма сочувствовало влиятельное профранцузское лобби. Пермскую "фаворитку" чутко опекал (и проталкивал) брат самого государя-императора великий князь Михаил Александрович - под Высочайшим покровительством которого и велись работы по русской скорострельной трехдюймовке. Кто конкретно финансировал эти работы, по мере надобности привлекал к ним вечно занятых военных специалистов в немаленьких чинах и вообще - курировал техническую сторону всего процесса, скромно умалчивалось. Но почему-то все неизменно косились в сторону князя Агренева. Оставшимся конкурсантам при таких раскладах мало что светило: и если детище инженеров Путиловского завода еще имело какие-то перспективы (к примеру, в виде горной пушки), то французский промышленник Сен-Шамон пролетал как фанера над столицей его любимой родины.
  - Ну да, победитель определится в честной борьбе. Верю, а как же.
  Хорошо знакомый с методами своего начальства, Дымков саркастически усмехнулся, без спешки пролистывая один газетный разворот за другим - пока глаза не зацепились за интересную заметку из столицы:
  - О?!? Страшный пожар на Галерной улице: в одну из ночей... От огня сильно пострадало здание Санкт-Петербургского Международного Коммерческого банка. Хм, ужасно обгоревшее тело директора Адольфа Юльевича Ротштейна смогли опознать только по сохранившейся... Не передать словами скорбь тех, кто близко знал этого выдающегося?.. Тьфу ты, я-то думал что-то важное!
  С некоторым трудом удержавшись от настоящего плевка на старательно отесанные плахи пола, он перекинул ворох оставшихся страниц сразу до последней.
  - Ну вот, моя ты красавица-крестословица!
  Прочитав пару вопросов-загадок, он заинтересовано хмыкнул, не глядя вытянул футлярчик с наградным "Паркером"... Опомнившись лишь через час. Да и то, лишь благодаря известию о прибытии долгожданного делового партнера.
  - Рад встретиться вновь, господин Ю!
  - Пусть небо будет благосклонно...
  Пока пожилой манчжур довольно невзрачного вида проговаривал слова витиеватого пожелания долгой жизни с множеством сопутствующих благ, четверо его спутников со стонами и кряхтением занесли на подворье небольшой ящик. Стоило им избавиться от ноши, как глава крупной банды "рыжебородых"... Пардон, генерал отряда "борцов за вселенскую гармонию и справедливость" отправил их прочь за частокол, не убоявшись крайне недружелюбных взглядов амурских егерей. Впрочем, такому бесстрашию господина Ю Цао было вполне приземленное объяснение. Даже два! Для начала, он был полномочным представителем Совета командиров - неформального объединения предводителей наиболее крупных и влиятельных отрядов хунхузов. Изначально этот союз был направлен против правительственных войск, регулярно гоняющих "борцов за свободу" по приамурским лесам - циньским чиновникам отчего-то сильно не нравились постоянные налеты на серебряные и золотые рудники. Как и грабеж государственных и частных складов, или там, похищения богатых торговцев ради выкупа. Нет в жизни совершенства, увы! Впрочем, "рыжебородых" чиновное недовольство ничуть не смущало, и уж тем более не останавливало. А Совет командиров со временем начал решать и другие вопросы - к примеру, служить этаким арбитром в случае разногласий отдельных "генералов" между собой.
  - Благодарю вас за столь добрые пожелания. Присядем?..
  Второй причиной мнимого бесстрашия посланника-посредника были его давние, и весьма доверительные взаимоотношения с директором Русской Дальневосточной компании, приносящие им обоим явную выгоду. А конкретно господину Ю - еще и немалое влияние, вместе с толикой дополнительной безопасности по обоим берегам Амура.
  - Дорогой друг, ну я же просил вас, никаких монет!..
  Недоуменно глянув на содержимое небольшого ящика, почти целиком состоящее из множества желтых крупинок разного размера с вкраплениями мелких самородков, и кожаного мешочка с полусотней новеньких соверенов, почтенный гость всем своим лицом постарался выразить охватившее его недоумение. Что не так? Тем временем Дымков зачерпнул горсть увесистых кругляшей, демонстративно выбрал один и попытался поставить его на ребро. И второй раз попытался, и даже третий - однако успеха в своем начинании так и не достиг.
  - Во-первых, настоящий соверен спокойно стоит на ребре. Как и любая другая монета, к слову. Во-вторых, чистого золота в нем меньше.
  Высыпав новодел обратно и обтерев руки платком, русский коммерсант укоризненно глянул на делового партнера, тут же склонившего голову в молчаливом признании вины.
  - Ладно, переплавим... Так чем же я дополнительно могу помочь своим добрым друзьям?
  Достав из широкого рукава сверток-конверт белоснежной рисовой бумаги, гость с поклоном протянул его вперед - при этом, даже и не сомневаясь, что скромные пожелания Совета командиров найдут самый благожелательный отклик. Теплые зимние палатки, небольшие переносные печки, большой перечень припасов и амуниции, и главное! Пользующиеся в Поднебесной империи просто безумной популярностью пистолеты Кнут и боеприпасы к ним. Так, чтобы хватило на небольшую войну. Ну, и еще кое-что.
  - Пулемет?!? Дорогой друг, зачем вам этот сложный и прожорливый механизм?
  Огорченно вздохнув, Цао поведал о том, что правительственные войска в последнее время начали себя вести неподобающе смело.
  - Печально.
  Покосившись на семь пудов золотого песка и полсотни "пробных" английских соверенов китайского производства, Дымков мягко намекнул, что желания его драгоценнейшего гостя превысили его же финансовые возможности. Да и вообще, приобретение столь сложного и смертоносного механизма бесполезно без наличия подготовленного расчета - обучение которого, кстати, тоже стоит весьма недешево. В ответ уже господин Ю намекнул, что Совет командиров понимает всю сложность данного вопроса, и за ценой не постоит. Как и за гарантиями того, что покупка не будет применяться на русском берегу Амура.
  - Я подумаю. Не хотите ли чаю?
  Этим угощением гость не соблазнился. Зато кедровая настойка пошла, что называется, на ура. Откушав трехсотграммовую бутылочку, манчжур настолько расслабился, что позволил себе сдержанно пожаловаться на бесчинства правительственных войск, вот уже месяц неутомимо преследующих отряд доблестного генерала Цзи Юйсяна. Хозяин тут же выразил должное негодование столь наглыми утеснениями борцов за свободу, предложив небольшую помощь - Дальневосточная компания предоставляла своим особым клиентам как транспортные услуги (в виде грузопассажирских пароходов, к примеру), так и отдых на трех специально оборудованных заимках. Теплые бараки для рядовых воинов справедливости, и небольшие домики для командного состава; сытное и вкусное питание три раза в день; услуги профессионального врача, фотографа и небольшой кинозал с внушительным ассортиментом фильмов... Короче, самое то, чтобы отдохнуть и набраться сил для продолжения священной борьбы.
  - Кстати. Вы как-то сетовали на то, что ограничены в своих заказах выработкой золотого песка с ваших тайных приисков?.. Или что там у вас? Возможно, я неправильно что-то запомнил.
  Не дождавшись ответа, но вместе с тем заметив в глазах собеседника настороженное ожидание, Дымков продолжил:
  - Мне кажется, я нашел интересный вариант оплаты.
  Представитель хунхузов застыл этаким живым изваянием - но осознав, что без ясно выраженного интереса с его стороны никакого продолжения не будет, подчеркнуто уважительно попросил хозяина поделиться с ним драгоценным жемчугом своих мыслей.
  - Ходят слухи, что на портовых складах в Гуанчжоу или Шанхае можно найти много интересного. К примеру, опиум. Или шелк. Опять же, там встречаются иноземные торговцы, у которых наверняка найдутся богатые родственники...
  Заинтересованно хмыкнув, генерал Ю Цао задумчиво огладил жиденькую бородку.
  - Конечно же, в таком деликатном деле необходимо соблюдать определенную осторожность, позаботившись о том, чтобы исполнители ничего и никому не смогли рассказать.
  Вновь огладив чахлую растительность на заплывшем жиром подбородке, гость вежливо улыбнулся:
  - Конфуций говорил: нетерпеливость в малом разрушает великие замыслы...
  Гостеприимный хозяин понятливо улыбнулся:
  - Конечно, решать только вам. Подумайте, посоветуйтесь с другими уважаемыми генералами. Пока же нам стоит обсудить, где и как вы получите ваш последний заказ.
  Через неполный час, проводив "дорогого партнера" и оставшись в полном одиночестве, Игорь Дымков добил графинчик кедровой настойки и задумчиво повертел в пальцах "Паркер". Хотя дружба и заигрывания с хунхузами были личным проектом директора Русской Дальневосточной компании, это отнюдь не избавляло его от необходимости писать докладные записки своему командиру. И пожалуй, единственному настоящему другу!.. Вернее будет сказать, старшему товарищу, советы которого не раз помогали в самых разных жизненных ситуациях. Кстати, неплохо было бы с ним поговорить насчет одной горничной-кореянки...
  - А если Лиен и в самом деле родит мне сына?..
  
  ***
  
  Для середины февраля погоды в Санкт-Петербурге установились удивительно мягкие, в чем искренне верующие христиане северной Пальмиры все как один непременно усматривали знак. Потому что почти полное отсутствие мерзкого влажного ветра, яркое солнце в чистом небе и легкий морозец, не позволяющий снегу раскиснуть в лужи или превратиться в серую грязную жижу... Нет, по отдельности все это было не удивительно и очень даже привычно. Но все сразу? Да еще и в преддверии светлого праздника Сретения Господня?!? В общем, это был тот редкий случай, когда православные, католики и даже протестанты разом сошлись во мнении - что это определенно Знак божий!.. Малочисленные представители других конфессий и атеисты (да-да, в просвещенной Российской империи была и такая экзотика) просто наслаждались редким на Балтике погожим деньком. Состоятельная публика из высшего общества совершала свой дневной моцион в открытых выездах, люди попроще обходились наемными фаэтонами и пролетками - а обычные питерцы просто гуляли по выметенной и посыпанной песочком брусчатке тротуаров.
  Цок-цок-цок...
  Звон подков по мостовым регулярно заглушался тарахтеньем мотоколясок и неприятными сигналами "лягушек" - ручных рупоров, противное звучание которых поневоле заставляло вспомнить мелких земноводных квакуш. Зато никто не мог заявить, что он-де не слышал предупреждающего сигнала: попробуй не услышь, когда от пары-тройки повторений у непривычного человека даже зубы ныть начинают!
  Кстати, старшие родственники "лягушек", украшавшие собой дорогие лимузины марки "АМО", звучали куда громче, но морщиться и посылать кучу проклятий никто не спешил. Во-первых, было тех лимузинов - неполная дюжина на весь Санкт-Петербург (не считая автомоторов Императорского гаража, но они шли по особому счету). Во-вторых, все прочие авто представительского класса тоже стоили немало, и на всю немаленькую столицу еле-еле набиралось пять десятков состоятельных любителей быстрой и комфортной езды. Ну и в-третьих: хотя звучали авторупора громче, но тембр их "голоса" был гораздо ниже и куда благозвучнее, не вызывая в прохожих резких приступов паники и непреодолимого желания спасать свою жизнь. Впрочем... Лошадиному племени на эти тонкости и различия было откровенно плевать, и поначалу что породистые скакуны, что смирные рабочие мерины одинаково шарахались в сторону от любого самобеглого экипажа. И даже сейчас, когда все немного пообвыкли - они частенько вставали на дыбы или преисполнялись невиданной резвости. Ну и дворникам работы тоже хватало, в плане торопливой уборки неизменно обильных "следов испуга".
  - Да куда ж ты несешься, скаженный!
  Со временем, конечно, все потихоньку привыкли к самоходным железякам на колесах, со всеми их непонятными звуками и не очень приятными запахами - но все равно, нет-нет да и случались разные неприятные происшествия. Зато теперь уже никого не удивлял вид прилично одетого господина, стоящего в раскоряку перед мотоколяской и судорожно дергающего изогнутую загогулиной железяку - и уж тем более никто не преисполнялся ужасом и не звал на помощь при виде чьих-то подрагивающих ног, выпирающих из-под механического чудовища. Ну, почти никто. Всем вменяемым личностям, не чуждым веяний технического прогресса, сразу становилось ясно, что один водитель всего лишь заводит свой аппарат (а не бьется в эпилептическом припадке, как можно было бы предположить), второй же - успешно осуществляет своими силами мелкий ремонт. Перестали быть экзотикой небольшие автофургончики, развозящие по аптекам, булочным и прочим галантереям-бакалеям свежий товар; уже не вызывали прежнего ажиотажа редкие желтые таксомоторы, одним своим видом оживляющие серый питерский пейзаж; и разумеется - всех по-прежнему радовали ярко-красные машины пожарной команды, блестящие всем, что только можно было натереть и отполировать. Заодно на слуху у питерцев укоренились названия сразу нескольких автомобильных салонов, где любой состоятельный человек мог без долгих проволочек прикупить железного коня, и нанять к нему же квалифицированного "конюха" с удостоверением водителя-механика. Появились специализированные мастерские и заправочные станции, клубы автолюбителей...
  Бип-би-ип!..
  Одно было плохо: пока все самобеглые экипажи и прочие средства передвижения с мотором (вроде мотоциклов) безоговорочно проходили по категории "роскошь". Которая, увы, доступна далеко не каждому.
  Бип!
  К примеру, мужчине средних лет, без особой спешки пересекающему улицу под бодрящие звуки автомобильного рупора, подобные средства передвижения явно не светили. Нет, одет он был вполне прилично - хотя помятое лицо, легкая щетина, и некоторое, гм, амбрэ от злоупотребления горячительными напитками свидетельствовали отнюдь не в его пользу. Род занятий этого господина мог угадать любой, имеющий глаза и мало-мальский опыт общения с разъездными коммивояжерами - шумными, наглыми, и, как правило, неприятно-настойчивыми личностями.
  Бип!..
  Так вот: пострадавший во время борьбы с зеленым змием господинчик совсем не тяготился невозможностью пороскошествовать. Ну, или тяготился, но умело это скрывал, как и явно мучившее его похмелье. В пользу последнего предположения говорило то, с какой неспешной аккуратностью он передвигался. Опять же, эта страдальческая гримаса, искажавшая его лицо при каждом сигнале автомобильного рупора...
  Би-ип!!!
  - Пшел на..!
  Частное мнение пешехода с пухлым дорожным саквояжем в одной руке и увесистой тростью в другой, легко перевесило как служебное рвение водителя, так и нетерпение важного пассажира на заднем сидении черной "Волги-Л". Впрочем, усталый "опосля вчерашнего" коммивояжер не стал упиваться заслуженной победой, просто продолжив свой путь - благо, тот успешно подходил к своему завершению. Тускло блеснула на свету небольшая связка ключей, глухо прощелкал замок на обманчиво-потрепанной створке черного хода для прислуги... А вот два замка на втором этаже открылись и закрылись беззвучно. Как и массивная квартирная дверь - разве что накинутая цепочка немножко брякнула по дереву. Нарушив покой небольших двухкомнатных апартаментов шумом упавшего на пол саквояжа, пришелец сунул трость в подставку для зонтиков и быстро содрал перчатки.
  - Ох!..
  Правый полуботинок довольно быстро последовал примеру перчаток, с глухим стуком брякнувшись на линялый половичок - а вот его левый собрат лишь протестующе скрипел кожей и упирался, не желая покидать свое законное место.
  - Ч-черт, как они вообще весь день ходят на этих своих шпильках?..
  Упрямая обувь все же не выдержала хозяйского напора, оставив на дешевеньких обоях прихожей отчетливый отпечаток грязного каблука - а в воздухе эхо короткого, но очень энергичного слова. К счастью, последующий осмотр давно пустующих апартаментов (во время которых гость не побрезговал заглянуть в парадную, спальню и даже в крохотный чуланчик-гардероб), несколько унял образовавшееся раздражение...
  - Да гори уже, блин!
  Однако же окончательное умиротворение наступило только после того, как мужчина некоторое время провел в ванной комнате. Шум проточной воды, наполняющей стальной бак со встроенной печкой - это прекрасно. Вид живого огня, жадно пожирающего растопку и тонкие поленца в этой самой печке - это великолепно! А предвкушение горячего душа и освежающего сна... В благословенной тишине и на белоснежных простынях, после двух суток в шумном и тряском вагоне, в компании омерзительно-общительных попутчиков!..
  - Так, не спать.
  Потерев горло под немного растрепавшейся бородой, бывший коммивояжер принялся прямо на глазах молодеть: для начала избавился от порядком выпирающего брюшка, придававшего фигуре определенную солидность. Затем безжалостно лишил себя некогда ухоженной бородки. Бакенбарды с тонкими нитями редких седых волос присоединились к бороде, сверху на нее упал нашейный платок, а увенчал все это... Скальп?!? Фух, это оказался всего лишь парик. Прошуршала одежда, небрежно сбрасываемая на стул, аккуратно лег на стол пояс с парой плоских чехольчиков, чуть стукнула о дерево рукоять девятимиллиметрового "Орла-Компакт" - а рядышком с кобурой пристроились потертые ножны, скрывающие ухоженный клинок. Мдам-с! То, что осталось в итоге, вид имело поджарый и мускулистый (а так же озябший и недовольный), вдобавок являясь природным блондином лет этак двадцати семи-тридцати.
  - Блин, холодно.
  Прошлепав босыми ногами по стареньким паркетным плашкам, чудесно изменившийся гость северной Пальмиры ненадолго исчез в ванной комнате, из которой тут же послышался шум льющейся воды. А так как был он уже большим мальчиком, то вместо положенных в таких случаях игрушек прихватил с собой всего лишь одну - ту, что обычно таскал на руке. Вернулся "мальчик" мокрым и еще более озябшим, быстро обтерся похрустывающим от переизбытка крахмала полотенцем и нырнул в кровать, уснув едва ли не на лету - но все же успев напоследок пристроить под подушкой "Орла" и нежно погладить любимый нож.
  - Ах, ну будьте же джентльменом, Григорий Дмитрич!..
  - Ничего не могу поделать, Ниночка: ваша красота лишает меня последних крох...
  Казалось, он всего лишь быстро моргнул - а за окном вместо полуденного солнца набирали силу вечерние сумерки. Попытка еще немного подремать провалилась благодаря жеманничающей кокетке за стеной - девица с глубоким грудным голосом так непреклонно стояла на страже своей целомудренности, что уже через четверть часа Александр не выдержал.
  - Нет... Ой, нет?.. Ох, да!!!
  Сплюнув (фигурально говоря) он покинул уютную постель, предпочтя ей добровольное изгнание на кухню - поближе к банкам с кофе и чаем, и тамошнему примусу.
  - Да! Да!! Да!!!
  Дополнительно отгородившись от крикливой скромницы возмутительно-тоненькой дверкой с мутными стеклышками, голоногий князь начал с того, что моментально озяб - так что пришлось живенько метнутся в гардероб за войлочными тапками и халатом. Ну и саквояж заодно прихватил, чтобы два раза не бегать.
  - Та-ак.
  Устроившись как можно ближе к источающему живительное тепло примусу и начавшему задорно побулькивать пузатому чайнику, голодный философ раскрыл кухонный шкаф и оглядел выстроившиеся как на параде консервные банки. Вздохнул, о чем-то явно сожалея - и тут же впал в благородную задумчивость. Но не о смысле жизни, или всеобщем падении нравов, как можно было бы того ожидать на фоне того разврата, что безраздельно царил в соседних апартаментах. А всего лишь о том, чего бы такого дорогому и любимому Алексаше свет Яковлевичу откушать. Хотя, учитывая время, прошедшее с прошлого приема пищи - быстренько разогреть, и с довольным порыкиванием сожрать. Увы, но нравственность и мораль сильно проигрывают бурчащему от голода желудку!
  - Суп гороховый с копченостями? Гм, пожалуй, сегодня духом укрепляться не будем. Суп-гуляш "Венгерский"... Пойдет. И картофан с печенью и луком на второе.
  Совершенно по-простонародному потерев ладонями, оружейный магнат принялся готовить себе скромный ужин. Ах, если бы его видели в этот момент знакомые и приятели из высшего общества! Куда только и подевались лоск и безупречные манеры потомственного аристократа: князь позволял себе не только крепкие выражения (подумаешь, крышка у чайника отвалилась не в самый удобный момент), но даже потакал призывам низменной физиологии. Понятно, что войлок шершав, колюч и раздражает кожу - но использовать рыбный нож для почесывания между лопаток?.. А потом как ни в чем не бывало вкушать второе блюдо прямо из горячей жестянки, и (ужас!) при помощи десертной ложки?!? Содом и Гоморра, и никак не меньше!!! К счастью, никто ничего не видел, поэтому череды сердечных приступов и нервных обмороков удалось благополучно избежать.
  - Бу-бу-бу?..
  Обхватив ладонями кружку с чаем, сытый, и оттого резко подобревший блондин осторожно толкнул кухонную дверь.
  - ... протекцию в "Синема", козочка моя?
  - Ах, Григорий Дмитрич, вы бы меня этим так обязали! Я всегда мечтала сыграть Жанну д"Арк...
  - М-да? Это можно.
  Небольшая, но очень выразительная пауза соответствовала всем канонам театрального искусства.
  - Я буду ТАК благодарна!!! К примеру, вот так.
  - М-мм?
  - И вот так!..
  - Оу!!! У козочки действительно большие... Гм, способности.
  Легкий шлепок ладонью по чему-то упругому, довольный женский взвизг, интригующие шорохи и звуки страстных поцелуев оставили Александра совершенно равнодушным. Хотя закрывать дверку неблагодарный слушатель все же не стал: отставив в сторону нагревшийся фаянс с остатками заварки, он бесшумно походил по гостиной, ненадолго завис в чуланчике-гардеробе и на добрых полчаса исчез в спальне - выйдя оттуда совершенно иным человеком. Некогда чистый блонд сменился медной рыжиной волос, фигура стала гораздо плотнее и коренастее, а ухоженные усы и бородка придавали новому облику полностью завершенный вид. В качестве небольшого, но важного штриха на левом безымянном пальце мужской руки неброско посверкивал серебром... Или все же белым золотом? В общем - чем-то там посверкивал перстень-печатка, с узором в виде ветки акации. Под ритмично-чувственные стоны неугомонной девицы преобразившийся князь притащил из спальни большой прямоугольник, обернувшийся в свете керосиновой лампы стандартным бронированным кейсом-хранилищем, и устроился за столом.
  - Мой козлик!..
  Беззвучно хмыкнув, Александр как можно тише вскрыл бронечемодан, последовательно выложив перед собой два Рокота, стопку пустых магазинов и бумажную упаковку "Русского сорокового" с сотней латунных толстячков внутри. Минута - и вороненые машинки разлеглись на холщевой тряпице набором отдельных деталей. Ловкие пальцы вертели и крутили их с возмутительной небрежностью, в которой чувствовался немалый опыт...
  - Козочка моя, а давай?..
  - М-мм? Но я не?..
  Время от времени ехидно улыбаясь (сначала "я не такая", потом "не туда", затем "не так", а закончилось все требованием "не останавливайся!"), невольный свидетель-слушатель все так же занимался своими делами, обихаживая, снаряжая и собирая в единое целое оружейную сталь. Вслед за Рокотами на запачкавшейся маслом холстине побывали два шведских Нагана умеренно-хорошего качества, и горка специзделий, выглядящих как обычные револьверные патроны калибра семь с половиной мэ-мэ. Собственно, боеприпасами они и являлись, вот только стоимость у них зашкаливала за все разумные пределы, вплотную приближаясь к эквиваленту их же веса золотом. А что поделать? Для производства патронов с отсечкой пороховых газов требовались прецизионные станки и весьма квалифицированные специалисты - но даже так процент брака совсем не радовал.
  - Шампанского?
  Хлопок вылетающей пробки и тонкий перезвон хрусталя отказов не предполагали.
  - Ах, я пьяна любовью!..
  "Сбруя" для оружия, пара черных полумасок и шесть темно-зеленых цилиндров шоковых гранат, выстроившихся куцым рядком. Неряшливая кипа коротких ремешков, две аптекарских стекляшки с лаконичной надписью "Эфиръ" на этикетке, коричневый прямоугольник выкидного ножа и парочка тонких темных жилетов с кучей кармашков - вот далеко не полный перечень того, что проверили и выложили на стол за сравнительно короткое время. Которого как раз хватило, чтобы любовная парочка наконец-то угомонилась. Или нет? За стенкой было тихо, а вот из чуланчика-гардероба вдруг донесся какой-то подозрительный шорох и треск. Затем он сменился непонятным шумом и вполне различимыми ругательствами.
  - Да заетитская сила!
  Что-то со сдавленным возгласом упало, кое-как поднялось, вывалившись в гостиную на старенький паркет - и оказалось тем самым скромным героем постельного фронта, примерным семьянином и богобоязненным христианином, человеком множества достоинств... Короче, самим Григорием Дмитриевичем Долгиным!
  - Понапихали тряпок, хрен протиснешься!..
  Лучший друг князя Александра явился к нему с неподдельно-радостной улыбкой, будучи облаченным лишь в шикарный, и насквозь промокший (после недавнего душа) шелковый халат и домашнюю туфлю. Левую. Ее напарница, по всей видимости, отстала по дороге - но непременно обещала догнать.
  - С прибытием, командир!..
  - Благодарствую.
  Многозначительно потыкав пальцем в давно умершие часы на полочке (в данном случае, служившие неким символом того, что кое-кто несколько увлекся операцией прикрытия), Агренев укоризненно покачал головой. Но выговаривать все же не стал: все мы люди, все мы человеки...
  - Как, силы-то остались? Или все ушли на оценку талантов и дарований? Так сказать, хе-хе, на дегустацию молодой поросли.
  Без труда уловив намек на некоего "козлика", неутомимый любовник натянул на лицо независимо-горделивое выражение, с коим и сбежал в спальню.
  - Кофе будешь?
  Предложение было очень тихим, но, тем не менее, его прекрасно расслышали - потому что из комнаты вместе со сдавленным пыхтением и шорохом надеваемой одежды донеслось:
  - Покрепче!..
  Не успел чайник как следует забулькать, как на кухню вошел импозантный пожилой мужчина, двигающийся немного боком, и не перестающий при этом слегка помахивать руками - этак, на манер орла, летящего в очень узком ущелье.
  - Долго сохнет. А главное, зачем? Один черт ни полиция, ни жандармы не снимают отпечатков пальцев.
  - Все когда-то бывает в первый раз...
  Благодарно кивнув рыжеволосому князю (напоминающего своим обликом богатого английского денди), брякнувшему перед ним кружкой с горячим напитком, Долгин повел носом - и тут же разочарованно протянул:
  - Растворимый!..
  Однако стоило "кухарке" протянуть руку, дабы вылить в раковину продукт для плебеев, как эстетствующий гурман быстро подтянул кружку к себе. Фыркнул в пышные усы (к которым в комплекте прилагались еще более роскошные бакенбарды), смочил губы кофейным напитком и страдальчески поморщился: горячо!
  - Докладываю: список мероприятий отработал, тревожных моментов не было, изменений в плане - тоже.
  - Вот и прекрасно...
  Несколько часов спустя к большому трехэтажному дворцу на Дворцовой набережной подъехал черный фургон с большими эмблемами почтового ведомства - и скромной (в плане приметности) надписью "Перевозка ценных грузов".
  - Городовой не на своем посту.
  - Не помешает, работаем.
  Из машины, ослепившей фарами зябнувшего на свежем ветерке служивого, вышло два представительных господина: и пока один из них под заинтересованным взглядом городового извлекал из недр фургона большую коробку, очень похожую на чемодан с колесиками, второй спокойно постучался в угловую дверь. А потом и повторил это действо, только ногами - однако же, соблюдая определенную осторожность и умеренность. Потому что дуб, он и в форме двери остается все тем же неприятно-твердым дубом.
  - Кого там принесло?
  Стыдливо прикрыв черненый кастет на левой руке большим конвертом самого официального вида, Александр негромко признался:
  - Срочная депеша из Ливадии для Ее императорского высочества Марии Павловны.
  Приготовив к извлечению из рукава гуманный (в сравнении с кастетом, разумеется) "дубинал", представленный увесистым мешочком с дробью, самозваный курьер усугубил момент:
  - Приказано - безотложно и прямо в руки!..
  Из-за толщины и массивности створки звука открываемого засова слышно не было, да и для петель масла тоже не жалели. А вот цепочка или что-то подобное отсутствовало: заслуженный ветеран лейб-гвардии Преображенского полка даже и представить себе не мог, что кто-то способен покуситься на обитателей Владимирского дворца . Зря!..
  - Ух! Ох!!!
  Калечить или убивать никого не планировалось, так что позднему вестовому пришлось постараться, "роняя" дюжего унтера-отставника наиболее щадящим способом. Кое-как затащив первую жертву в его закуток и одарив узами на ноги и запястья (в подарочный набор входил и плотный кляп с дружеским пинком под ребра), незваные гости прислушались к вязкой тишине на лестничном марше, и дружно выдохнули.
  - Вот же отожрался, боров!
  - Работаем.
  Переглянувшись, парочка скинула верхнюю одежду, пристроила на лица карнавальные полумаски - и направилась на второй этаж, оставив свой груз под бдительным присмотром дворника. Или кем он там числился по дворцовому расписанию? Впрочем, неважно. Напряженно вслушиваясь и всматриваясь в богатые интерьеры великокняжеского гнездышка, Александр с Григорием благополучно добрались до Передней, из которой прошли прямиком в Приемную - где и познакомились с дежурным лакеем.
  - Э-ээ?!?
  К сожалению, знакомство сразу же не задалось: при виде полуночных гостей мужчина в ливрее поперхнулся коллекционным хозяйским вином, которое неспешно дегустировал, лежа на хозяйской же мебели - французском диване конца семнадцатого века.
  - Кха? Что за?..
  Уронив бокал с недопитым нектаром виноградной лозы на золотой атлас диванной обивки, лакей сделал движение вскочить на ноги, заодно набирая воздуха для пронзительного вопля... Вместо которого резко дернулся всем телом и обмяк, завалившись обратно. Патроны из номерного цеха одного из Ковровских заводов (тоже, кстати, номерного) вполне оправдали свою непомерно-высокую цену - маленький поршенек в гильзе надежно запер пороховые газы и резкий хлесткий звук выстрела. Однако полностью избавиться от шума все равно не удалось: неприятно-звонкий щелчок револьверной механики дополнился стуком упавшей бутылки, и каким-то гулким бульканьем выливающегося на пол вина. Его дегустатор, кстати, остался в живых - и как раз усугублял список прегрешений, пачкая атлас господской мебели своей холуйской кровью.
  - Жив?
  - Угу.
  Оказав первую помощь путем накладывания ременного жгута на запястья и лодыжки, сердобольный Долгин напоследок полил глубокую борозду на лакейской голове остатками вина. Затем машинально глянул на этикетку...
  - Вот с-сука!
  Неподдельно огорчившись столь бездарной трате редкого Шато-Лафит Ротшильд тридцатилетней выдержки, Гриша почти не заметил, как вслед за командиром миновал Гостиную и Кабинет. Осторожно пробравшись в Будуар и осмотревшись на месте, он коршуном набросился на одну из дремавших в Будуаре горничных-камеристок - после чего все происходящее почему-то воспринималось отдельными кусками. Легкий тычок под ребра посапывающей девице, после чего та дергается и таращит на "демона" наполняющиеся ужасом глаза. Момент, когда жертва сделает глубокий вдох для истошного крика, заодно втягивая в себя солидную дозу эфира. Терпеливое ожидание, совмещенное с удерживанием на месте энергично брыкающегося и пинающегося тела, постепенно расслабляющегося и превращающегося в этакое живое бревно... Надо отметить, довольно-таки костистое и неудобное.
  - Кто здесь?!?
  Второй камеристке повезло больше: и проснулась сама, от ласкового поглаживания по щечке. И сознание потеряла не от тряпки с эфирным наркозом, а от аккуратно пережатой сонной артерии. Впрочем, несмотря на все эти различия, итог был общим - вязки на руки-ноги, и удобный кляп.
  - Хр-сс!..
  В Опочивальню Григорий вступал с двойственным чувством - ибо большую часть своей жизни он воспринимал великих князей Российской империи кем-то вроде небожителей. До Бога высоко, до царя далеко... Увы, но общение и дружба с князем Агреневым сильно испортили некогда простого служаку-пограничника. Он начал почитывать всякое разное, пытаться не только самостоятельно думать, но и составлять обо всем собственное мнение. Еще хуже на нем сказался доступ к кое-каким служебным документам и аналитическим справкам, предназначенным исключительно для высшего руководства Компании.
  - Мария Павловна.
  И совсем ужасно все стало, когда Александр целенаправленно познакомил соратника (жизнь, она такая, всякое может быть) с частью своего особого архива. Не сказать, что тот был потрясен, или ему открылись какие-то особые откровения - но нажрался тогда потомственный казак Гришка в хлам.
  - Мария Павловна?..
  Ныне же в великокняжеской Опочивальне не было ни казака, ни пограничника - лишь господин Долгин, крупный акционер транснациональной Компании. В глазах которого великая княгиня была всего лишь немолодой простоволосой бабой, тихонечко похрапывающей во сне. Ну, хоть воздух не портит, и то славно...
  - Может, ее пнуть?
  - Хм?..
  К счастью, столь радикальное средство не понадобилось - прекрасно сработало и прикосновение мертвенно-холодной оружейной стали.
  - М-мм!!!
  Ладонь, опустившаяся на высокородный рот, помогла сохранить в покоях почти мертвую тишину. Наган же, перестав неприятно холодить ухоженную женскую шею, на пару секунд завис перед беспомощно помаргивающими глазами.
  - Леди, вы будете благоразумны?
  Вместо ответа слабая женщина с такой силой вцепилась в чужие руки, что Агренев едва удержался от резких действий в ответ. Рефлексы, будь они неладны...
  - Вижу, что слухи о вашей сильной и страстной натуре вполне правдивы.
  "Натура" промычала что-то гневное и так взбрыкнула ногами, что ее едва удалось удержать. Плюнув на все, Александр решил несколько подсократить "предварительные ласки" упертой хозяйки Владимирского дворца.
  Крак-щелк-крак!!!
  Звук взводимого револьверного курка был столь неприятен, что поморщился даже его временный владелец - а уж на Ее императорское высочество он и вовсе оказал дивное успокаивающее действие.
  - Леди, вы будете благоразумны? Просто кивните... Хорошо. Прошу вас встать, и сохранять при этом тишину.
  - Отвернитесь, вы!.. Не знаю, как вас там - но вы горько пожалеете, что подняли руку на великую княгиню Российской империи!!!
  Судя по едва слышному шороху и хмыканью, донесшемуся из-за узорчатой ширмы, второй грабитель не отказался бы и ногу поднять на столь высокопоставленное лицо - лишь бы она пошустрее двигалась, накидывая батистовый пеньюар.
  - Что вам угодно?..
  - Прошу.
  Так как герцогиня Макленбург-Шверинская даже после замужества не согласилась перейти в православие, в ее покоях отсутствовал дежурный свет в виде традиционных лампадок под иконами. Вдобавок, тяжелые бархатные шторы отлично отсекали любой уличный свет, погружая покои в таинственный мрак, заполненный неприятно-твердой мебелью и иными предметами обстановки. Поэтому пришлось рыжебородому вторженцу подсвечивать негостеприимной хозяйке прихваченным для этого дела (в смысле, передвижения в темноте) аккумуляторным фонариком, попутно аккуратно направляя беспрестанно шипящую угрозы даму в нужном направлении. Бедняжка даже не подозревала, что основная опасность насилия исходит не от ее вынужденного спутника - а от того, кто следовал за ними! Потому что Долгину чем дальше, тем больше хотелось всеподданнейше приложить ногу к широкой "корме" Ее императорского высочества!..
  - Откройте.
  Поглядев на глухую стенку своего любимого Будуара, выполненного в мавританском стиле, Мария Павловна надменно процедила:
  - Не понимаю, о чем вы.
  - Милостивая государыня, я могу открыть и сам, но на шум обязательно прибегут лакеи. Затем на звуки выстрелов явится и ваш супруг...
  - Вы и его убьете?
  - Вне всяких сомнений. Но все же хотелось бы избежать ненужных жертв. Прошу?
  Посопев в сомнениях, раздираемая противоположными эмоциями герцогиня нехотя надавила пальцами на элемент узора. Дождалась щелчка, подцепила пальцами, потянула - и в монолитной прежде стенке обрисовались контуры искусно замаскированной двери.
  - Еще одна небольшая формальность, моя леди.
  Тайник был относительно небольшой. Для трехэтажной громады дворца, разумеется. Но в нем вполне уместился солидного вида сейф, небольшой столик и куча полок - на которых в строгом порядке были разложены разные милые безделушки, выполненные исключительно из желтого металла, и с частыми вкраплениями разнообразных драгоценных камней. Часть экспозиции занимали подарки, которые преподнесли амбициозной Михень все ее "друзья" и "воздыхатели". Другая часть хранила стандартный набор для ответных мелких знаков внимания: запонки, кольца, портсигары, часы, табакерки... Все из золота, разумеется. Присутствовали и разные милые женские штучки - о, и достаточно много! Но самые интересные, можно даже сказать фамильные образцы ювелирного искусства все же были скрыты за толстой сталью превосходного английского сейфа, замкнутого на сверхнадежнейший замок. К сожалению, великая княгиня в самых резких выражениях отказалась предоставить доступ к внутренностям угловато-массивного хранилища семейных реликвий.
  - В вашей стране не так давно изобрели такую совершенно чудесную вещь, как ацетиленовая горелка. Меня заверили, что ни один металл не устоит перед ее огненным дыханием...
  - Р-руки!!!
  - Меньше экспрессии, Ваша светлость. И позволю себе напомнить еще раз, что слуги вам не помогут - поэтому оставьте в покое этот несчастный колокольчик. Возвращаясь к нашей?.. М-мм, problem... К нашему делу: если первый способ окажется бессилен, мы попробуем решить все с помощью двадцати фунтов превосходнейшего нобелевского динамита.
  Приблизившись к хозяйке и ловко избавив ее нежные ручки от тяжести крылатой статуэтки, гость подвел итог:
  - Так или иначе, но желаемое будет получено. Мы всегда добиваемся своих целей.
  - Мы?!? Кто это - мы? Вы англичанин?..
  - Может быть да. А может, и нет. Милостивая государыня, давайте закончим с формальностями, и я обещаю вам откровенный разговор. Что касается драгоценностей, то будем считать, что вы передаете их нам всего лишь на время, в залог.
  - Залог? Но что...
  - Леди.
  Мягко направив уже почти не брыкающуюся женщину к сейфу, Александр сделал приглашающий жест - и проявил понимание и терпение, покуда герцогиня не сдалась под грузом обстоятельств, приправленных толикой ее любопытства.
  - Нужен ключ.
  - Прошу.
  Окатив фигуру в полумаске презрением, Мария Павловна буквально выдернула из мужской ладони изящный ключик и всего со второго раза воткнула его в провал замочной скважины. Три поворота направо, два налево - затем ключик вытянули обратно, переставили маленький кусочек металла с одной стороны узорчатой "бородки" на другую, и повторили всю процедуру еще раз.
  - Благодарю, Ваша светлость.
  Дернув за ручку и удостоверившись, что более препятствий нет, таинственный пришелец проявил к хранившимся в сейфе сокровищам удивительное равнодушие. Собственно, он даже ни одной коробочки или шкатулочки не открыл, а на казначейские упаковки новехоньких десятирублевых банкнот едва глянул.
  - Теперь нам стоит вернуться в ваши покои.
  - А?.. Но как же?..
  Препроводив великую княгиню, совсем запутавшуюся в своих предположениях о национальной принадлежности полуночных гостей (она определенно заметила еще несколько подозрительных теней!), незнакомец в полумаске деликатно отвернулся - пока она укладывалась обратно в постель. Впрочем, при всей воспитанности и манерах, выдающих соответствующее происхождение, рыжебородый мужлан не постеснялся внимательно следить за ее движениями в большом настенном зеркале. Хам и наглец, вне всяких сомнений - но в Михень уже разгорелся определенный интерес к чьей-то явной интриге. Поэтому, выкинув из головы свой неподобающий вид и расположившись на ложе с видом императрицы, дающей аудиенцию, она милостиво разрешила дать ей необходимые пояснения.
  - Мы всегда в тени, и чужды публичности.
  Без всякого спроса усевшись на краешек перины, и проигнорировав подозрительное бряканье из Будуара (как будто там уронили что-то на пол) по-прежнему безымянный пришелец машинально огладил бородку:
  - Вместе с тем, мы внимательно следим за теми, кто может стать для нас перспективными клиентами.
  С возмутительной непринужденностью пересев еще ближе, мужчина вдобавок понизил голос - так, что создалось полное впечатление об интимной встрече двух давнишних любовников:
  - Вам мешают три племянника.
  - Не понимаю вас?
  - Мы можем убрать эту досадную преграду на пути ваших устремлений.
  - Я решительно не понимаю, о чем идет речь!
  - Разумеется. Чтобы продемонстрировать серьезность наших намерений, мы закроем вопрос со средним братом - в счет принятого залога. Скажем, несчастный случай, повлекший за собой закономерный итог. С учетом его слабого здоровья... Или у вас будут иные пожелания?
  Мария Павловна возбужденно блестела глазами, но отвечать не торопилась.
  - Мы не настаиваем, а только предлагаем свои услуги. На внутренней стороне перстня...
  Печатка с ветвью акации покинула прежнего хозяина и ме-едленно села на указательный пальчик безвольной женской руки.
  - Вы найдете, как с нами связаться. Если же решение будет отрицательным, то мы с уважением примем ваш выбор.
  Про судьбу фамильных драгоценностей великокняжеской семьи полуночный коммивояжер тактично умолчал.
  - Всего наилучшего.
  После тычка в сонную артерию, Ее императорское высочество послушно обмякло на постели - а через пяток секунд даже соизволило начать милостивейшее сопеть. Александр же облегченно выдохнул, внимательно прислушался, и скорым шагом поспешил на помощь другу. Который, как выяснилось, и сам прекрасно справлялся, оперативно переправив "экспозицию" с полок в две объемистые черные сумки. Содержимое сейфа удостоилось отдельного саквояжа средних размеров, и теперь Долгин задумчиво вертел в руках последний негабаритный предмет - шкатулку-футляр для красивой бриллиантовой тиары с подвесками из крупных каплевидных жемчужин. Роскошная вещица буквально притягивала взгляд, вот только в этот раз он был не алчный, а озабоченно-недоуменный: сломать тиару для лучшей компактности было откровенно жалко, а нести отдельно - опасно и неудобно.
  - В сумку тоже не влезет... Там еще письма какие-то. Брать?
  - Хрен с ними. Ух!
  Пристроив за спиной одну из матерчатых сумок и выдохнув пару-тройку ругательных слов (до чего же увесистая, стервь!), Агренев пошевелил плечами и вытянул из кобуры револьвер.
  - Готов.
  - Ух-ё!..
  Увесистая сверх всякой меры брезентовая "колбаса" так согнула седобородого ценителя прекрасного, что его легко можно было спутать с горбуном. К счастью, саквояж помог исправить образовавшийся перекос, сработав чем-то вроде балансира-противовеса - а тиара в футляре, цепко прижимаемая к груди, придала темной фигуре полностью законченный вид.
  - Готов.
  Пропустив вперед командира, Григорий пристроился вслед, без малейших сожалений оставляя за спиной Будуар со сладко посапывающими камеристками. Звонкое тиканье каминных часов в Кабинете, недовольный скрип паркета в вязкой тишине Приемной, успешно притворяющийся мертвым любитель коллекционного вина в Гостиной... Тяжеловесно спустившись по ковровым дорожкам лестничных маршей, они с одинаковым облегчением скинули сумки на полированный мрамор напротив неприметной двери - из-за которой, кстати, доносилось какое-то подозрительное мычание и возня.
  - Что значит - гвардия!.. Сотрясаться нечему, сплошная кость в голове.
  Отставник лейб-гвардии Преображенского полка из-за врожденной скромности (и вставленного в рот кляпа) от обсуждения своих достоинств тактично уклонился - но глядел при этом как-то уж очень недобро. Особенную выразительность его взгляду придавало то, что в попытках освободиться привратник изрядно запутался в накинутой на него верхней одежде, брякнулся с широкого топчана на пол, и теперь напоминал что-то вроде краснорожей гусеницы с налитыми кровью глазами. Без двух теплых "шкурок" взопревшему страдальцу стало значительно лучше - настолько, что он даже попытался садануть в грудь одного из своих обидчиков связанными ногами. Не без труда разминувшись с сапогами неприятно-большого размера, налетчик одобрительно хмыкнул и на пару мгновений задумался, глядя, как бывший унтер яростно жует кляп.
  - Х-рр!..
  Несколько аккуратных ударов оставили на лице рычащего лакея зримые доказательства его доблести. А тускло блеснувший в сумраке нож добавил в картину последние штрихи, невесомой кистью коснувшись кожи над бровью и на горле - и теперь не оставалось никаких сомнений в том, что хранитель врат Владимирского дворца свирепо бился с вражескими ордами, и выжил только чудом. Вряд ли подобный "макияж" послужит оправданием легковерному привратнику, но, быть может, его не станут слишком уж сильно наказывать?..
  - Р-рр!!!
  Увы, но, живое полотно не оценило стараний рыжебородого художника, принявшись столь энергично дергаться, что надежные ремни-вязки начали отчетливо трещать. К счастью, капелька эфира и чистый носовой платок помогли унять бешеный гвардейский напор, обратив его в крепкий (пусть и не совсем здоровый) сон.
  - Пожалел?
  Согласно кивнув в ответ на едва слышный шепот, Александр принял от напарника кое-как почищенный водительский полушубок. Поправил шапку, переложил револьвер в карман и прислушался. Тихо? Вот и хорошо.
  - Ч-черт, у машины городовой стоит!
  Переглянувшись с Григорием, князь приготовился израсходовать еще пару особых патронов. Или - служивого, если его бдительность перевесит его же удачу. Беззвучно распахнулась массивная дверь, выпуская позднего посетителя на морозную улицу, промозглый ветер тут же закружил вокруг него стайку редких снежинок и попытался проникнуть под роскошную шубу с бобровым воротником...
  - Ко мне!..
  Резко взбодрившийся постовой оценил представительный облик полуночного гостя великокняжеского семейства, сделал пяток шагов навстречу и отточенным за годы практики движением кинул руку к черной шапке.
  - Городовой Орешкин!
  Внимательно осмотрев бравого служителя порядка, и с особенной ревностью оценив роскошные (и слегка заиндевевшие от дыхания) усы, господин небрежно представился:
  - Статский советник фон Карлсон.
  Мимо полицейского чина и его высокопоставленного собеседника с самым деловым видом проскользнула фигура второго позднего гостя, отягощенная саквояжем в правой руке и чем-то непонятным в левой. Достигла фургона, закинула свою ношу на переднее сидение - и тут же начала возиться у капота, оживляя механическую телегу.
  - Почему один? Где остальные?
  - Не могу знать, ваше сиятельство!
  Тревожно поглядев вдоль набережной, штатский генерал недоверчиво уточнил:
  - А особые инструкции касательно нынешнего мероприятия доводили? Нет?!?
  Свирепо покривив губы, нежданное начальство пробормотало что-то о выговоре кое-кому по служебной линии. За разгильдяйство!
  - Скажи-ка, братец. У тебя тут все спокойно? Никого подозрительного не замечал?
  - Никак нет, ваше превосходительство!
  Прогиб ушлого городового, заменившего положенное "высокоблагородие" на более статусное обращение, был засчитан.
  - Вот что, голубчик...
  Чихнувший, а затем зарычавший мотором четырехколесный механизм ненадолго отвлек пожилого чиновника от выдачи ценных указаний.
  - Так вот: смотреть в оба! Дело первостепенной важности, и сугубой конфиденциальности.
  Значительно нахмурив кустистые брови, советник вновь вынужденно прервался, дабы проследить за подчиненным, забежавшим в приоткрытую дверь - и тут же выскочившим обратно с большой сумкой в руках.
  - Я лично поручился перед Их императорскими высочествами в том, что все их распоряжения будут исполнены в наилучшем виде!.. Так что - бди!
  Вторая сумка исчезла внутри самобеглого экипажа еще быстрее, чем первая.
  - Так точно.
  - Все понял?
  - Так точно!!!
  Громоздкий чемоданчик на колесиках присоединился к сумкам.
  - Ну-ну.
  Удовлетворенно кивнув, важная особа наконец-то соизволила заметить угодливо раскрытую перед ним дверцу. Тут же потеряв интерес к городовому, статский советник на диво ловко нырнул в темное нутро новомодной кареты, и наконец-то отбыл в светлую питерскую ночь - оставив замороченного невнятными речами служивого в полном недоумении и ступоре.
  - Ха! Получилось!.. У нас все получилось, командир!
  Черный фургон степенно катил по сияющему снежными искорками Невскому проспекту, время от времени перемигиваясь глазами-фарами с редкими желтыми таксомоторами, развозящими из рестораций по домам самых стойких гуляк - и глуша рокотом стального сердца веселые возгласы не по годам энергичного пассажира.
  - До последнего не верил, что тихо уйдем!..
  Водитель, занятый борьбой с порождением французского автопрома (одних ножных педалей шесть штук!) неожиданно признался:
  - Я, честно говоря, тоже.
  Сложный четырехколесный механизм все же подвел пассажиров, привезя их в один из тех глухих тупичков, куда даже местные жители старались без нужды не заходить. Ибо воняло там!.. Ну да, той самой нуждой - маленькой, но справленной в очень больших количествах. Снимая с автомобиля верхний слой щитов, превращающих дорогую иномарку в обычный почтовый фургон, "статский советник" и его шофер проявили не только чудеса расторопности и ловкости, но и немалое терпение. В том смысле, что им настолько не хотелось дышать ТАКИМИ миазмами, что за всю операцию по смене облика они сделали едва ли по паре вдохов. Так что общественный стихийный нужник преобразившийся фургончик покинул в самые кратчайшие сроки - и уже не почтовым скакуном, а обычной рабочей лошадкой, бока которой облепила реклама нескольких бакалейных лавок и крупная надпись "Доставка бакалейных товаровъ". К сожалению, смена имиджа не помогла, и вскоре тупая машина вновь заблудилась: и будто мало того - она нашла очередной "духовитый" закоулок! Пока недоразумение на колесах недовольно тарахтело и разворачивалось, брезгливо расплескивая шинами подозрительные лужи и кучки (фе!!!) мусора, из его нутра бесследно испарился чемодан с оборудованием для экстремального обслуживания сейфов, и все честно награбленные сувениры. Слава богу, что больше подобных оплошностей не было: еще немного покатавшись по сквозным проездам и темным переулкам, потеряв по дороге маскировочные щиты и превратившись в породистый "Пежо" пятнадцатой модели, французский лимузин вырулил на приличные и хорошо освещенные улицы - где, вновь преисполнившись степенной важности, покатил в сторону Лиговского проспекта. Доехал, уверенно свернул в одну из арок, ослепил и распугал светом фар какую-то подозрительную компанию, а потом... А потом его попросту бросили! Кинули на растерзание местного отребья, привлеченного звуками работающего мотора!!! Сработавшее через пару минут устройство поджига оборвало муки элитного автомобиля, даровав ему (и парочке неудачников) вечный покой.
  - Эй! А ну погодь!..
  Хлесткий револьверный выстрел поставил точку как в жизни неудачливого "делового", решившего с коллегами по опасному бизнесу догнать щедрых меценатов - так и в дальнейших попытках обитателей Лиговки свести с пришельцами более тесное знакомство. Да и вообще, больше их никто не видел, потому что этой же ночью в глубинах одного неприметного строения произошло небольшое чудо. Стоило калитке в перекосившихся воротах каретного сарая закрыться, отсекая внутреннюю темноту от внешнего сумрака, как пожилой господин волшебно преобразился - сбросив с себя вслед за дорогой шубой не только седину, но и груз прожитых лет. Его спутник тоже не остался сторонним наблюдателем, пожертвовав солидностью зрелого возраста в пользу бесшабашной молодости. Вдобавок выяснилось, что он ничуть не рыжий, а совсем даже природный брюнет! Правда, зрение у него резко село... К счастью, тут же нашлись подходящие очки.
  - В график укладываемся?
  Тускло блеснув на свету латунной крышкой дешевеньких часов, Александр успокоил и себя, и друга. Но, вместе с тем, не смог его не подковырнуть:
  - Козлик торопится к своей козочке?..
  - Вот так и знал!!!
  Кое-как распихав добычу по трем большим бронекейсам, и спустив их в провал небольшого, но вполне надежного тайника, способного выдержать не только поверхностный осмотр, но и обыск средний силы (в смысле, без полной разборки пусть и старенького, но еще вполне крепкого сарая), Гриша не удержался и фыркнул.
  - Я слышал, кое-кого вообще Шунечкой называли.
  - Да это когда было?!?
  Непроизвольно скривившись, князь признал: один-один. Вот бывают же такие девицы, которых хлебом не корми, дай только изуродовать любовнику его вполне нормальное имя!
  - Кстати, в газетах врут, что некий господин был неоднократно замечен в обществе популярной артистки и дамы полусвета Каролин Отеро? На фотокарточках эта особа весьма хороша... А как она в жизни?
  - Еще лучше. Ты бы знал, как естественно у нее получаются случайные встречи! Просто прелесть!.. Впрочем, вскоре тебе наверняка представится возможность лично оценить экстерьер милой Кэри.
  Натягивая на себя пованивающий чем-то кисловатым извозчицкий тулуп, Григорий вздохнул: этак можно вовсе потерять веру в чистые человеческие чувства! Ладно бы разные вертихвостки и кокетки просто знакомились из любви к деньгам или положению возможного любовника. Но флиртовать с очередной "прекрасной незнакомкой", зная, что та с вероятностью в сто процентов работает на какую-нибудь разведку (а то и сразу несколько), одновременно отслеживая все, чем тебя угощают на предмет возможной отравы?.. Скрывать отвращение и брезгливость, искать в словах и вопросах очередной великосветской пассии двойной-тройной смысл - и в ответ вроде как случайно проговариваться, скупо разбрасывая крошки важных, интересных и насквозь лживых сведений? Брр!!! Разговор увял сам по себе, а через десять минут два подгулявших возчика бесследно растворились в зыбких тенях питерских подворотен...
  
  ***
  
  Не успело великосветское общество в полной мере насладиться пикантной историей о том, как некие дерзкие преступники избавили великую княгиню Марию Павловну от тяжести ее фамильных драгоценностей - попутно разорив винный погреб Владимирского дворца и обесчестив одну из служанок-камеристок. Кхм!.. Так же из уст в уста ходила сплетня о том, как хозяин того самого дворца долго гнался за наглыми ворами с большой саблей в одной руке, и револьвером в другой; не утихали слухи о лужах крови и десятке жестоко зарезанных лакеев, тела которых с большим трудом спрятали от полиции и вывезли под покровом ночи на телеге в сторону ближайшего кладбища; тихонечко шептались и о совсем уж чудовищном преступлении, в виде посягательства на честь Ее императорского высочества... Надо сказать, что насчет последнего мнения разделились: одни выражали твердую уверенность в том, что это всего лишь грязные слухи, и надеялись, что на головы преступников падет самая суровая кара! Другие же проявили жестокосердный цинизм, запустив гулять по салонам сплетню о том, что грабители с большим трудом смогли отбиться от приставаний развратной немки-лютеранки. Впрочем, официально все общество объединилось и сплотилось в неподдельном сочувствии к обворованной и униженной особе, проявляя сословную солидарность. Как ни крути и не шути, а ведь - покушение на основы!
  - Князь Владимир Барятинский, с супругой и дочерьми!..
  - Рад вас видеть князь. Княгиня, вы обворожительны. Княжна Анна... Ирина... Елизавета.
  Гм. Так вот: всего через неделю после того, как случилось покушение на сами основы миропорядка Российской империи, в столицу вернулся из служебной заграничной поездки князь Агренев. И тут же, не успев даже толком распаковать багаж, принялся рассылать именные приглашения на банкет в честь своего тридцатилетнего юбилея! Вообще-то, это событие состоялось еще в декабре прошлого года, и общество уже начало несколько недоумевать на сей счет. Даже больше того - откровенно подозревать богатого аристократа в недостойной его титула (и состояния) скаредности!.. Нет, понятно, что устраивать приемы и званые обеды, находясь на Дальнем востоке, по большому счету просто глупо. Не купцов же местных на них приглашать? Или, хе-хе, медведей?.. Кстати, о замечательных охотах, устраиваемых князем для своих гостей, ходили настоящие легенды... М-да. Так вот: великосветское общество с пониманием относилось к некоторым затруднениям молодого Александра - пока тот находился вдали от цивилизованных мест. Но вот когда он вернулся в столицу и тут же из нее исчез, отметившись только на приеме у Голициных и на званом обеде у Оболенских, в салонах сразу же возникло вполне закономерное недоумение. Конечно же, крохотная питерская квартирка князя мало подходила для светских мероприятий - но ведь на такой случай в Санкт-Петербурге хватало и вполне приличных ресторанных заведений с хорошей репутацией и меню? Тем временем Агренев продолжал игнорировать общество: будучи в Москве, он засвидетельствовал свое почтение только Зинаиде Николаевне Юсуповой-Сумароковой-Эльстон. По возвращении в Северную Пальмиру, нанес визиты вдовствующей императрице Марии Федоровне, нескольким великим князьям и министрам - и вновь отбыл в ту самую продолжительную заграничную командировку.
  - Его высокопревосходительство министр путей сообщения, князь Хилков с супругой!
  - Михаил Иванович, очень рад вас видеть. Анна Николаевна, вы обворожительны.
  Честно говоря, недоумение аристократии медленно, но верно превращалось в недовольство. Тридцать лет, не мальчик уже! Пора бы подумать о достойной супруге - да и вообще, уже как-то остепениться. Все эти частые деловые поездки, затяжные служебные командировки... К счастью, князь все же оказался небезнадежен. Более того, он еще до отъезда в Берлин упросил давнего приятеля, камергера Нечаева-Мальцева, поучаствовать в организации своего первого большого светского мероприятия!..
  - Его превосходительство посол Французской республики, граф Монтебелло с супругой!
  - Enchante de vous voir!
  После чего, собственно, все и завертелось. Конечно, добровольный помощник-организатор до последнего сохранял все приготовления в полнейшей тайне - зато какое он получил наслаждение, наблюдая тихий переполох и подковерные интриги, развернувшиеся ради обладания одним из именных пригласительных билетов!.. Особенно ожесточенными были "битвы" между отцами дочерей на выданье: на брачном рынке холостой именинник котировался почти наравне с молодыми князьями императорской крови. Это если официально. А неофициально - гораздо, гораздо выше! Потому что потомков Романовых много, а молодой титулованный архимиллионер в Российской империи покамест только ОДИН!!!
  - Граф Шереметев с супругой и дочерью!
  Ради этого гостя Александр сошел с места, сделав пару шагов вперед: мало того что сам граф был неплохим человеком и очень щедрым меценатом (можно сказать, старым проверенным соратником по благотворительным делам), так еще и с женой Сергею Дмитриевичу определенно повезло - что, вдобавок, сказалось на детях в лучшую сторону. Или это "привет" от деда, плюнувшего на условности и выбравшего в супруги дочку простого русского кузнеца? Если так, то граф-оригинал явно не прогадал: мало того что женился на любимой Прасковье, так еще и обеспечил потомкам здоровую кровь .
  "А девица-то и в самом деле хорошенькая. Говорят - не глупа, и нрава спокойного. Хм, не рассмотреть ли ее кандидатуру на ответственный пост моей супруги?.."
  - Примите наши самые искренние поздравления!
  Отвечая на его приветственный полупоклон, восемнадцатилетняя Мария Шереметева так мило запунцовела...
  - Князь Белосельский-Белозерский, с супругой и дочерью!
  "Еще одна Маша, вот только эта - точно не наша. Тем более, я на Усть-Катавские металлургические заводы князя нацелился, а старый лис их даже в качестве приданого не отдаст. Жмот"
  - Его превосходительство командир лейб-гвардии Измайловского полка генерал-майор Евреинов, с сопровождающими офицерами!
  Коих было ровно чертова дюжина. Золото эполет, небрежная безупречность мундиров, знаменитый гвардейский лоск... А еще скрытая в глубине глаз радость. На юбилее кроме них ожидались семеновцы и кавалергарды - и ни единого преображенца. Неплохой щелчок по самолюбию давних и последовательных соперников!
  - Господа, ну наконец-то. Я уж было грешным делом подумал, что дела службы для вас окажутся важнее моей скромной персоны.
  - Ха! Да даже смерть не была бы уважительной причиной для неявки к вам, князь!..
  Сурово кашлянув и укоризненно покосившись на уже слегка "размявшегося" водкой капитана, предводитель измайловцев выдал по-военному короткое и выразительное:
  - Александр Яковлевич, примите самые наиглубочайшие!..
  "Наглые рожи, чуть синие лица - отряд лейб-гвардейцев идет похмелиться... Надеюсь, места хватит всем"
  К сожалению, главный банкетный зал "Палкинъ" был рассчитан всего на две сотни человек. Желающих было на порядок больше, но мероприятие недаром было заявлено как скромное торжество для очень узкого круга лиц - отчего все не попавшие (не вместившиеся, ага) тихонько исходили завистью и желчью. Разумеется, у ресторана, кроме главного зала, были еще два меньшего размера, и целых двадцать три отдельных кабинета - но все это было учтено и составляло стратегический резерв. Мало ли кто из молодых Великих князей пожелает осчастливить своим появлением юбиляра? Абы куда такую персону не посадишь, да и свитские тоже народ ранимый и обидчивый. Опять же, в программе были предусмотрены небольшие танцульки, и свободное общение гостей...
  - Его высокопревосходительство министр финансов Витте, с супругой!
  "Которая аж сияет от удовольствия. Сколько времени прошло, а общество так и не приняло Матильду Исааковну в свой круг?".
  - Сергей Юльевич. Мария Ивановна, вы сегодня особенно прекрасны.
  Впрочем, не попавшему на нынешнее мероприятие обществу уже было обещано несколько больших приемов, и даже целый бал - сразу, как только именинник обзаведется приличным жильем. К примеру, на Английском проспекте, где как раз начали расчищать площадку под "небольшой" особняк на три-четыре этажа...
  - Его высокопревосходительство военный министр Ванновский, с супругой!
  Уже привычно выразив радость от лицезрения главы Военведа и его жены, Александр незаметно сменил опорную ногу. Затем пару раз напряг-расслабил плечи и спину. Хоть так, да размяться! Мысленно прикинув, сколько дорогих гостей уже встречено и обласкано, юбиляр слегка повеселел - основная масса простого дворянского народа уже была внутри.
  - Его превосходительство посол Германской империи, светлейший князь Радолин с супругой!
  Выждав паузу, князь радушно поприветствовал немецкого дипломата на его родном языке, в очередной раз подтвердив свое особо теплое отношение к Второму рейху.
  - Директор Императорского московского технического училища, статский советник Аристов!..
  Пропуская мимо ушей умеренно-громкие представления сопровождающих его лиц (благо, что он и так знал их всех поименно), юбиляр выдал максимально приветливую улыбку:
  - Иван Васильевич.
  - Александр Яковлевич, от всей души поздравляю!
  Крепкое рукопожатие с Аристовым, затем с тремя профессорами из его "свиты" - и директор одной из основных "кузниц" научно-технических кадров для агреневского концерна проследовал к ожидающим его коллегам. Молодые преподаватели Политехнического института, увлеченные исследователи из Менделеевских лабораторий (сам именитый химик отговорился своей вечной занятостью), степенная профессура Петровской сельхозакадемии, энтузиасты-вольнодумцы из Женского медицинского института...
  - Князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон с супругой и княжной Юсуповой!..
  Уже привычно изобразив лицом и позой искреннюю радость, смешанную с толикой радушия, хозяин торжества поспешил навстречу дружественному семейству.
  - Рад вас приветствовать, граф.
  Обменявшись церемонными поклонами с адъютантом великого князя Сергея Александровича, он поцеловал надушенную ручку настоящей главе аристократического рода:
  - Зинаида Николаевна, я уже начал тревожиться. Право же, без вас сегодняшнее мероприятие было бы... Тусклым.
  Намек на свое великосветское прозвище княгиней был принят вполне благосклонно - статная, красивая, с неимоверно тонкой талией, "Сияние" действительно соответствовала этому негласному титулу. Точнее, одному из многих.
  - Князь, вы все такой же неисправимый льстец!
  - Наоборот: что может быть проще и приятнее правды?
  "Хм, старшая сестра шатенка, а младшая чистый блонд. Так разве бывает? Хм, вроде бы раньше... Блин, не помню. Или все проще, и она, как и Ульянка, любит экспериментировать с краской для волос?"
  - Надежда Николаевна, рад счастью вновь видеть вас!..
  "Где там она была, когда я недавно заваливался к Юсуповым в гости? А черт, и это не вспоминается!"
  Затянутая в тончайшую перчатку девичья ручка княжны донесла до Агренева новый аромат. Тонкий, веющий свежестью и напоминающий о наступающей весне.
  - Александр Яковлевич, я...
  Как некогда и ожидалось, юная княжна выросла настоящей красавицей. Прекрасно образованная, из крайне непростой семьи, она буквально сводила с ума многочисленных воздыхателей - среди которых хватало и аристократов-иностранцев. Ведь к ее завораживающей внешности и безукоризненным манерам прилагались не только обширные связи и несомненное влияние в высшем свете Российской империи, но и вполне недурственное приданное! Разумеется, в сравнении с майоратными владениями и капиталами, перешедшими старшей из сестер Юсуповых, это была не стоящая и упоминания мелочь - но у иных дворянских фамилий ВСЕ их состояние было меньше! Да и не все на свете измеряется деньгами. Кто был молодой Феликс Сумароков-Эльстон до своей свадьбы? Небогатый гвардейский офицер среднего (и это еще мягко сказано) ума и способностей, без особых карьерных перспектив. А кто он сейчас?!? Вот то-то же. По чести говоря, в обществе до сих пор считали их брак чем-то вроде мезальянса!.. К сожалению множества претендентов на руку и сердце восемнадцатилетней сероглазой "твердыни", оная крепость никак не желала завоевываться и сдаваться на милость победителя. Собственно, даже явных фаворитов в этой негласной гонке не было - Надежда привечала всех с одинаковой отстраненностью и прохладцей, отчего и заслужила в обществе прозвание "Снежной королевы". Вообще, правильней бы было называть ее Снежной принцессой, все же статус королевы подразумевает наличие супруга?. Кстати! В великосветском обществе все больше крепло убеждение, что княжна Юсупова собралась последовать примеру старшей сестры. Конечно, легкая эксцентричность для высшей аристократии скорее норма, нежели исключение - но брак исключительно по любви!?! Во многих титулованных фамилиях даже простая приязнь и дружеские чувства между супругами уже почитались немалым счастьем и удачей, а о более сильных чувствах никто и не мечтал. Впрочем, молоденьким девушкам во все времена была присуща определенная романтичная мечтательность...
  - Я прошу принять мои поздравления в связи со столь значимым событием.
  Проиграв в уме несколько подходящих ответов, мужчина ограничился мягкой полуулыбкой и намеком на поклон - заодно, отчего-то сравнивая в уме Марию Шереметеву и Надежду Юсупову.
  "Н-да, тяжелый выбор. Приданое у первой больше, зато вторая явно красивей, а наследственность у обеих хорошая. Хотя у Шереметевой все же получше будет. И папа ее как возможный тесть очень даже неплох! В отличие от графа Сумарокова-Эльстона - у которого в родне и шизофреники отметились, и лица нетрадиционной ориентации. Хотя, для Нади граф не отец, а муж сестры и глава ее нынешнего Дома, так что мне с этой стороны ничего не грозит... Что-то я не о том думаю".
  - Его превосходительство посол Ее британского величества сэр Николас О'Конор!
  Появление именно этого дипломата зримо свидетельствовало о том, что у одного промышленного магната вскоре сильно добавится забот и хлопот. В сидении на Дальнем востоке империи кроме кучи минусов, были и свои, вполне даже немаленькие плюсы: в такой глуши каждый новый человек на виду, и любые телодвижения и вопросы приезжего новичка вызывали настоящие волны пересудов у старожилов. А в столице такое переплетение интересов и интересантов, что не каждая специальная служба вот так сразу и разберется!.. То ли человек за денежку старается, может просто в душе сильно любит ту же Англию - или просто от природы дурак, и его используют как одно каучуковое изделие интимного свойства?
  - Князь Гагарин, с супругой и дочерью!
  Пять шагов навстречу хорошему знакомому (почти приятелю с кучей общих интересов), радушная улыбка номер три, выверенные до последней интонации слова приветствия... И взгляд, мимолетно брошенный на наручный хронометр - долго еще ему бегать туда-сюда и говорить одно и то же в сотне разных вариантов? По счастью, мучиться оставалось всего каких-то пятнадцать минут: ежели кто потом и пожалует, то этих опоздунов можно уже лично и не встречать. На приглашении ведь время начала банкета четко указано? Вот.
  Мужественно отстояв на "боевом посту" оставшееся время, юбиляр неторопливым шагом удалился в один из малых кабинетов - где первым же делом скинул вицмундир, затем с подвыванием зевнул и напоследок от всей души потянулся. Ох, как же хорошо!!! И, как и все хорошее, долго это не длилось, так что вскоре князь занял свое законное место за главным столом. Легкий звон хрусталя, вызванный постукиванием столового ножа по витой ножке; набирающая силу тишина, за минуту охватившая немаленький банкетный зал; сотни взглядов приглашенных на торжество - взглядов, которые ощущались Александром чуть ли не на физическом уровне.
  - Дамы и господа! Не выразить словами ту благодарность, с которой...
  Благосклонно выслушав обязательные речи именинника, высокое собрание дружно перешло к первой части культурной программы - то бишь, непосредственно банкету. Время от времени застолье прерывалось выступлениями-поздравлениями отдельных гостей, но, в принципе, уже через полчаса это никому особо и не мешало: присутствующие свободно общались, смеялись, обменивались слухами и сплетнями... Как говорится, процесс пошел.
  - Ваше сиятельство.
  - М-мм?..
  Седой мэтрдотель, величиной и ухоженностью усов способный поспорить с любым сверхсрочником лейб-гвардии, деликатно кашлянул и тихонечко известил о прибытии великого князя Михаила Александровича. В качестве свиты августейшего слушателя Михайловской артиллерийской академии сопровождал профессор и генерал-лейтенант Чебышев, и полдюжины военных педагогов чуть меньшего калибра.
  - Примите мои искреннейшие поздравления в связи со столь замечательным событием!
  - Благодарю вас за теплые слова, Ваше императорское высочество.
  Подождав, пока его свита проявит несвойственную им деликатность и немного отойдет (после положенных по этикету слов и пожеланий, естественно), младший брат государя-императора чуть понизил голос:
  - Александэр, я так рад тебя видеть!.. Ты просто не представляешь!!!
  - Очень даже представляю, Мишель, я сам всего ничего в столице, а уже хочется обратно в Хабаровск.
  Аккуратно глянув на свиту посредством настенного зеркала, великий князь едва шевеля губами произнес:
  - У меня вопросы по последнему твоему письму. Черт, да у меня и без него куча вопросов!!!
  - На следующей неделе приеду прямо в академию... Нас пытаются слушать.
  Мгновенно натянув маску вежливо-отстраненной благожелательности, августейший гость проследовал в банкетный зал. Не успел Агренев толком присесть, как мэтрдотель вновь сорвал его на прием сразу трех Их императорских высочеств: министра Морского ведомства Александра Михайловича и двух его братьев - старшего брата генерал-майора Николая Михайловича, и печально-одинокого младшего брата Сергея Михайловича, "прозябающего" в гвардии в скромных штабс-капитанских чинах. Ну как не встретить столь именитых опозданцев с прилагающейся к ним свитой?
  "Странно, как это Серго не притащил любовь всей своей жизни, балеринку-многостаночницу Малечку Кшесинскую. Неужели ее на сегодняшний вечер дядюшка Владимир, гм, ангажировал?"
  Выказав заглянувшим "на огонек скромного банкета" Романовым свою радость и лично сопроводив почетных гостей до мест, приличествующих их статусу и положению, именинник позволил себе толкнуть краткую (всего на пять минут) речь, полную славословий в честь собравшихся в банкетном зале. В свою очередь, некоторые аристократы не смогли отказать себе в удовольствии высказаться насчет именинника, наговорив тому прямо в глаза столько хорошего - что будь хоть четверть сказанного правдой, у того немедля начали бы прорастать крылья и нимб.
  "Кукушка хвалит петуха, за то, что хвалит тот кукушку...".
  Так или иначе, а за тостами и здравицами время летело незаметно. Примерно через час часть мужчин начала мигрировать от банкетных столов в сторону курительных комнат, а негромкая музыка из дальней залы лучше всякого магнита потянула к себе молодежь - ведь где музыка, там и танцы!
  - Ваше сиятельство.
  Все тот же мэтрдотель с почтительным поклоном известил юбиляра о новой партии императорских высочеств, заскочивших на огонек: свои наилучшие прибыли выразить великие князья Кирилл и Борис Владимировичи. И их свита, разумеется - на удивление небольшая.
  "Два брата-акробата прибыли! Хотя акробат из них только один - Кирилл обычно выступает в амплуа клоуна. М-да. Ну, хоть старшего поколения Дома Романовых ждать не приходится, и то радость"
  Пока устроитель банкета отсутствовал, успешно притворяясь радушным хозяином, в главной зале произошли заметные изменения: три четверти столиков бесследно исчезли, а оставшиеся откочевали ближе к стенам, образовав что-то вроде фуршета для особо голодных и прочих желающих. На освободившемся месте уже вальяжно перемещались светские львы и львицы, время от времени останавливаясь у той или иной группы приглянувшихся им персон; крейсировали официанты с подносами, полными высоких узкогорлых бокалов... А вот дамы зрелого возраста предпочли занять стратегически верные позиции в средней зале, чтобы без помех надзирать и за моралью молодой дворянской поросли (дело таки дошло до парных танцев!) и контролировать происходящее в зале большой.
  Передохнув пяток минут в своем убежище, Александр отправился в обход: нельзя, чтобы гости почувствовали себя брошенными! Поэтому сначала в рейд по всем кабинетам "Палкина", затем небольшой забег (спортивно-светская ходьба, ага) по всем трем залам - и, наконец, медленное скольжение вдоль фуршетных столиков. Разумеется, просто вышагивать было нельзя: пара слов в одном месте, фраза в другом, небольшой разговор в кругу нескольких чиновников, приятная улыбка и комплименты череде прекрасных (иногда весьма условно) дам...
  "И чего это я раньше светские мероприятия не любил?"
  Мимолетно припомнив свой первый бал в Офицерском собрании Ченстохова, Александр иронично улыбнулся: молодой был, глупый. Дворянские танцульки? Пфе!!! Нет, если просто убивать время за вальсами и польками, да перебирать кандидатуры для скоротечных интрижек - то оно конечно. Но ежели не отбывать светскую обязанность, а работать, то за один вечер вполне можно заключить пару-тройку прибыльных контрактов; договориться о лоббировании кое-каких своих начинаний; узнать о намечающихся назначениях и перестановках. Да даже просто из наблюдений за присутствующими можно извлечь немало полезной информации!..
  "Витте, бедняга, даже сейчас не может толком расслабиться. Ишь, как поглядывает по сторонам! А ты что думал, Сергей свет Юльевич, с нашим царем-надёжей не забалуешь!.."
  Проскальзывающая в глазах министра озабоченность для людей осведомленных была вполне понятна: Витте уже давно и последовательно вел Российскую империю к золотому стандарту, не уставая расписывать и подробно объяснять те выгоды, что принесет ее промышленности и финансам столь неоднозначный шаг. Конечно, отрицательные моменты тоже присутствовали, но ведь, как известно - ничто новое не рождается без крови и некоторых мук? И вот, когда влиятельный чиновник вышел на финишную прямую, успешно задавив неорганизованное сопротивление, а подготовку к давно назревшей денежной реформе казалось уже и не остановить - последовал вызов на внеочередную Высочайшую аудиенцию. На коей государь всемилостивейше повелеть соизволил, чтобы верный его слуга слегка притормозил. Нет-нет, реформа не отменялась! Просто, перед ней было бы неплохо навести должный порядок в банковской сфере империи, разработав и приняв соответствующие законы. В том числе и об акционерных обществах. А то орды иностранных инвесторов и промышленников ка-ак понабегут - а у нас сплошь и рядом неразбериха да путаница! Опять же, в размышлении налогов и бюджетной дисциплины...
  Сказать, что хитроумный Сергей Юльевич загрузился и озадачился, это значит - ничего не сказать. Говорили, что министр прямо рвал и метал (причем совсем не фигурально), а потом приложил немало сил, пытаясь вызнать, кто же это его так элегантно подставил под неизбежный конфликт с влиятельнейшим банкирским лобби?
  "Ну а кому сейчас легко?! Мне вот точно было непросто продумывать, а затем и устраивать все так, чтобы инициатива исходила от московского градоначальника и великого князя Сэр-гея Александровича. Два года на это убил, между прочим - и то, едва-едва все получилось!.. Теперь главное, чтобы награда не нашла своего героя, а то банкиры ведь и в самом деле могут попытаться прибить за такую подставу. Блин, опять Барятинский со своим курятником! Срочно меняем курс".
  Вильнув, циничный холостяк удачно избежал встречи с любящим отцом трех незамужних дочек - чтобы тут же вляпаться в другую. Впрочем, эта оказалась не в пример приятнее, и надворный советник Агренев даже получил некоторое удовольствие от общения с французским послом, слушая его привычные намеки. К сожалению Густава-Луи, просьбу о практике французских инженеров на заводах Русской оружейной компании ее владелец в очередной раз не "расслышал" - как и аналогичную идею касательно дирижабельных эллингов в Гатчине. Зато графу Монтебелло удалось договориться с оружейным магнатом о продаже кое-каких лицензий, том числе и на пулемет оригинальной конструкции, весьма необходимый французской армии. Учитывая тот печальный факт, что инженеры Третьей республики показали в этом деле свою полную несостоятельность... В общем, дипломат на законных основаниях мог праздновать пусть и не крупный, но все же явный успех.
  - Князь.
  - Н-да?
  Подошедший Нечаев-Мальцев с изящностью опытного царедворца указал на незнакомца средних лет:
  - Позвольте представить вам полковника Петра Андреевича Переяславцева, имеющего честь занимать пост полицмейстера Императорских московских театров.
  - Рад знакомству.
  Как оказалось, радость блюстителя актерских нравов была больше, и имела явный корыстный интерес: сей господин, после всех обязательных расшаркиваний и экивоков, поведал устроителю банкета о том, что не далее как месяц назад получил некое предложение. И ныне пребывает в определенных затруднениях? Будучи не в силах принять правильное решение?..
  "Что за манера, делать многозначительные паузы после каждой фразы! Ишь, затруднения у него"
  - Соблаговолите выражаться яснее, Петр Андреевич.
  - Видите ли... От покойного батюшки мне по наследству перешли платиновые прииски на Урале. Признаться, я не особо ими занимался, подтвердив уже существующий договор монопольной продажи добытого металла одной... Одному постоянному покупателю.
  "А именно английской компании "Джонсон, Маттей и К№", которая сначала наваривается на низкой цене закупки, потом имеет прибыль с очистки металла в виде таких "бесполезных" примесей как иридий, палладий и им подобных, ну и под конец с пятикратной наценкой продает все на бирже. Бедные монополисты!"
  - Теперь же от меня требуют!.. То есть, я хотел сказать - предлагают, разорвать этот договор и заключить новый на более выгодных условиях, с некоей компанией "Русская Платина". Когда же я вполне закономерно стал наводить справки, то господин Нечаев-Мальцев порекомендовал обратиться за советом именно к вам.
  "А вот и английский посол как бы случайно остановился рядом".
  - Признаюсь, я имею некое отношение к этой новой компании - но лишь как ее клиент. Видите ли, у меня в собственности тоже есть небольшое месторождение платины...
  Дождавшись, пока собеседник откроет рот для вопроса, Александр продолжил:
  - На Дальнем востоке. Кроме того, я сдаю в аренду владельцу компании свой аффинажный завод в Кыштыме.
  - А вы осведомлены о его личности?
  - Конечно. Прошу!
  Проследив направление взгляда юбиляра, полковник всего со второй попытки уткнулся глазами в плечистую фигуру Его императорского высочества Михаила Александровича, как раз приглашавшего Наденьку Юсупову на очередной танцевальный тур.
  - Э-ээ?!?
  - Вне всяких сомнений. Признаюсь вам по секрету, это первое самостоятельное начинание великого князя - и, как и все молодые люди, он весьма трепетно относится к своему детищу. Конечно, мы с вами понимаем, что первое редко бывает удачным...
  - Да-да.
  - Но иные разочарования очень непросто пережить.
  "Особенно если ты всего лишь театральный полицмейстер, а расстроить отказом предполагается младшего брата царя. Английских контрагентов тебе тоже огорчать не хочется - вот и попробуй и рыбку съесть, и уберечь седалище от близкого знакомства с неприятным предметом".
  - Полагаю, у Его императорского высочества хватает и иных забот?..
  - Я бы на это не рассчитывал.
  - Простите, не вполне?
  - Кроме вас, платиновые прииски на Урале имеют Элим Демидов и Шуваловы - и эти господа уже подписали соответствующие бумаги. По чести говоря, у них просто не было шансов отказаться от столь выгодного предложения... Особенно в свете некоторых возможных дополнений к договору с "Русской Платиной".
  Всем своим видом Переяславцев показал, что совсем-совсем не в курсе, о чем речь - но будет просто-таки безмерно признателен, если его просветят.
  - Речь о переработке отвалов золотодобычи машинными и химическими методами. Вы удивитесь, дорогой Петр Андреевич, сколько презренного металла можно извлечь из казалось бы пустой породы: от одного до четырех граммов на тонну отвального грунта!
  - О?!?
  - Простите мой интерес, но вы что же, даже не ознакомились с проектом договора?
  - Видите ли, князь, я мало разбираюсь в подобного рода вещах, а посему передал все моему поверенному в делах. Тот же, после консультаций с знающими людьми...
  "Опа!.. А не меня ли ищет стайка девиц Оболенских?"
  Пройдя несколько шагов в сторону и отгородившись собеседником, Александр выждал пару мгновений - перед тем как осторожно выглянуть из-за живого укрытия:
  "Фух, так это они к подружкам-Голицыным шли!"
  Кое-как дослушав до конца чрезвычайно длинную и запутанную фразу театрального полицмейстера, юбиляр выразил уверенность в том, что его собеседник сможет принять правильное решение. В конце концов, русские дворяне всегда славились стойкостью к невзгодам и жизненным неурядицам - а слухи о злопамятности молодого великого князя не имеют под собой почти никаких оснований. Кстати о слухах!
  - Леонтий Николаевич?..
  Оставив за спиной погрустневшего дворянина, явно раздумывающего о пределах своей принципиальности и готовности к духовному подвигу (отказывать близкому родственнику царя в сословной империи - это оно самое и было) Агренев направился наперерез весьма примечательной личности. Целому академику, профессору архитектуры, видному педагогу, редактору собственного журнала, члену-основателю (пардон за невольную пошлость) Общества архитекторов-художников, яркому представителю целой династии деятелей искусства... В общем, человеку множества достоинств, господину Бенуа.
  - Как вам банкет?
  - Все просто превосходно, Александр Яковлевич!!!
  Мельком оглядевшись и понизив голос до деликатного, архитектор поблагодарил за приглашение. А после, как бы между прочим упомянул, что проект особняка князя на Английском проспекте почти завершен - так, осталось доработать пару-тройку мелких моментов.
  - Вот кстати, Леонтий Николаевич: мой хороший знакомый приобрел строение по соседству. Возможно, вы слышали о бывшем особняке Пампеля?
  - Да-да, как же!..
  - Я бы был очень признателен, если вы взялись за переустройство и этого дома. Господин Долгин, по моему примеру, привык работать только с самыми лучшими!
  То, что новый заказчик не будет лезть под руку к творцу, и менять свои пожелания семь раз на дню, подразумевалось по умолчанию. Так что Бенуа с удовольствием принял на себя повышенные обязательства - и даже позволил себе загодя прикинуть величину будущего гонорара, едва не прослушав из-за этого негромкий вопрос.
  - Слухи? Какие слухи, Александр Яковлевич?
  - Ну как же!
  "Что-то среди девиц нездоровая суета намечается".
  - Об открытии в Челябинске и Хабаровске отделений-филиалов Политеха, Женского медицинского института и Московского технического училища. Возможно, что и Петровская сельскохозяйственная академия... А у вас в Институте гражданских инженеров ничего такого не поговаривают?
  Внимательно поглядев в глаза известного мецената, профессор архитектуры того самого института непроизвольно кашлянул - на что тут же среагировал проходящий мимо официант. Глотнув искрящейся на свету "Вдовы Клико", академик задумчиво протянул:
  - Ах, ЭТИ слухи? Гм, признаться, я не придавал им особого значения.
  - Отчего же?
  - Уж вам-то, Александр Яковлевич, как никому другому должно быть известно, что научная братия весьма ценит налаженный быт и прочие удобства больших городов. Опять же, возможности научной работы в маленьком провинциальном филиале не выдерживают никакого сравнения с таковыми в столичных университетах.
  "А вот теперь точно по мою душу охотницы идут! Так, ускоряемся".
  - Не все так печально, дорогой мой Леонтий Николаевич. По слухам, в отделениях все будет устроено на уровне самых лучших заграничных храмов науки - и в плане оборудования лабораторий, и касаемо личного комфорта для преподавателей.
  - Ох уж эти слухи!!!
  - Мне говорили, что все будет именно так, и никак иначе.
  Сплетням в изложении тридцатилетнего архимиллионера определенно стоило поверить.
  - Гм. Пожалуй, я все поинтересуюсь, кто их распускает. Для лучшего понимания обстановки, разумеется.
  - Скорее всего, это молодые доценты, мечтающие о быстрой карьере - хотя бы и в глухой провинции. Или даже амбициозные магистры и бакалавры.
  - Возможно. Да что там, скорее всего, так оно и есть!..
  "Ну, вот и договорились. Блин, а великосветские кошечки все ближе и ближе. И их все больше!.."
  Действительно, стайка милых созданий росла прямо на глазах: почти сразу в нее влилась пухлощекая княжна Белосельская-Белозерская, затем поочередно девицы Барятинские, на полпути непринужденно присоединились княжна Гагарина и жгучая брюнетка-красавица Кантакузен - лишь оттенившая своей экзотически-яркой внешностью невзрачную блеклость сестер Мейендорф.
  "Зато папаша у них хорош: мало того что ходит в генеральских чинах, так еще и начальник канцелярии Императорской Главной Квартиры .Хм, а родной дядя вообще командует Императорским конвоем ".
  К счастью для юбиляра третий из братьев, простой генерал-лейтенант, состоящий для особых поручений при главнокомандующем войсками гвардии и Питерским военным округом великом князе Владимире Александровиче (том самом, супруге которого он недавно нанес поздний деловой визит) уехал отдыхать за границу вместе с четверкой незамужних дочерей. Пожалуй, небольшой отряд фамильно-некрасивых девиц Мейендорф был бы заметным испытанием для его слабой нервной системы...
  - Кня-язь?
  Скорбно вздохнув (на что Бенуа тут же отреагировал понимающе-ехидной улыбкой), юбиляр повернулся к милым барышням, на ходу принимая выражение умеренного восхищения их несомненными достоинствами.
  "Да уж! Папеньки явно просветили девочек о размерах возможного приза. Может и не все, но многодетный папаша Барятинский уж точно заострил внимание дочурок на том, что как жених я стал еще привлекательнее - примерно на сто пятьдесят миллионов ассигнациями".
  Действительно, в глазах иных девиц прямо-таки горели амбиции вполне определенного рода.
  - Чем могу служить живым воплощениям красоты и грации?
  - Князь, вы весь вечер нас игнорируете!..
  "Княжна Орбелиани, кажется? Такую проигнорируешь, как же. Поговаривают, характер у нее - не приведи господь!.."
  - Обязанности хозяина, увы.
  Всем своим видом мужчина дал понять, что признает вину и надеется на снисхождение юных красавиц. Удачно отговорившись от парочки столь же "тяжелых" обвинений и кучи приглашений на ответные рауты, Александр совсем уж начал было надеяться на лучшее - в смысле, что удастся отбрехаться совсем без потерь.
  - Князь, десятого дня мы устраиваем прием с благотворительной лотереей в пользу домов призрения брошенных детей, и мне бы было очень приятно...
  Грустно поглядев на Машеньку Шереметеву (предательница!), меценат-профессионал признал свое безоговорочное поражение. Небольшим утешением послужили мимолетные "добрые" взгляды не столь удачливых девиц - но утешение и в самом деле вышло крайне слабым, в свете неизбежных изменений в собственных планах. Ломай теперь голову, что выкинуть из намеченных встреч, чтобы впихнуть на освободившееся место и время благотворительный раут!..
  - Алекса-андр Яко-овлевич, ну как вы можете быть столь несговорчивым!? Это же ужас просто, до чего вы черствы к нашим скромным просьбам...
  "Это кто у нас пытается кокетничать, вроде бы дочь графа Толстого? Да-а, это вам не милая дурочка, это - ужас, что за дура!"
   - Да бог с вами! Тут уж скорее виновата грустная проза жизни: в любой момент высокие чины в Военном ведомстве могут сказать - "Надо!". А скромный надворный советник Агренев в ответ обязан ответить "Так точно", и без малейшего промедления отбыть в очередную скучнейшую служебную поездку. Как же мне тут что-то обещать?
  Развлекая девиц благородного происхождения историями о суровых тяготах и невозможных превратностях своей суматошной службы, "мелкий чиновник" не смог удержаться от взгляда на министра Ванновского - беседующего со своим же заместителем, генерал-лейтенантом Куропаткиным. Пикантность ситуации была в том, что нынешний глава Военведа прекрасно знал о грядущей отставке, с последующим назначением на должность министра народного просвещения - более того, как и любой уважающий себя военачальник, имел детально проработанные (не без участия одного оружейного магната) планы действий на новом посту. Его преемник тоже знал о скором повышении, и так же имел "планов громадье" - а вот сплоченной команды единомышленников за плечами замминистра что-то не проглядывало. Ну ничего, мир не без добрых людей.
  - ...небольшую постановку в нашем домашнем театре?
  - Увы, но назвать меня театралом - значит сильно польстить. Однако же, я непременно найду возможность...
  "Когда рак на горе свистнет, дорогая, не раньше. Так, надо бы стратегически отступить - пока меня девицы не затоптали, или не обязали-таки на пару-тройку раутов".
  Уже совершая давно назревший маневр (кое-как оправданный все теми же хозяйскими обязанностями), Александр едва не столкнулся со своей тезкой Сашенькой Балашовой - компенсировав это сразу двумя комплиментами касательно ее солнечной улыбки и общего цветущего вида.
  "Кстати, тоже вариант! Через тещу породнюсь с Шуваловыми и Воронцовыми, воспитание и внешность хорошие, приданое отличное... Гм, что-то меня прямо клинит, причем на одном и том же".
  В этот раз юбиляр позволил себе отдыхать в кабинете гораздо больше, чуть ли не целых двадцать минут - все-таки многолюдье банкета изрядно давило ему на мозги. Парадокс, не иначе: долгое время вырабатывать чувствительность к чужим взглядам и вниманию, через собственные боль, пот и кровь - а потом от этого же и страдать! Хорошо хоть, что участие в столь массовых мероприятиях для него скорее исключение, нежели норма.
  "Да-а, иногда прямо начинаешь жалеть, что не какой-нибудь там энергетический вампир. Щас бы отожрался на светской-то публике!!! М-да, жаль. С другой стороны: я даже кровь трудового народа так и не научился толком пить - куда уж тут до высших таинств?"
  Дотянувшись до крупного яблока в самой середке фруктовой пирамиды, Агренев внимательно его осмотрел, затем вытянул из нарукавных ножен верного спутника жизни и начал счищать упругую кожуру. С брызгами сока откусил, прикрыл глаза... И тихонько рассмеялся: есть вампиры или нет, это дело десятое - а вот персон, которые любили и умели выедать (образно говоря) своим собеседникам мозг, он встречал. Да что там встречал, даже приятельствовал кое с кем из этих выдающихся личностей!.. Между делом старательно перенимая все тонкости этой сложной, но весьма многообещающей науки. Учиться надо у лучших!
  - Эх!!! Пора. А то гостям дорогим без меня прямо свет не мил.
  Плюнув яблочным семечком в небольшой натюрморт на стене, именинник нехотя запаковался в парадный вицмундир и поправил шейную ленту со свеженьким орденом Анны второй степени - не забыл царь-батюшка слугу своего верного, отжалел ему очередную висюльку!.. Правда, представление на нее военный министр Ванновский подавал еще полтора года назад, в связи с досрочным завершением контракта на модернизацию императорских оружейных заводов... Короче, награда все равно нашла своего героя.
  - Князь, позвольте занять немного вашего времени?..
  Не успел Александр выйти в залу, как тут же пришлось вспоминать, как звать-величать одного из свитских главы Морведа. Увы, без особого результата - единственное, что осталось в памяти, так это его невеликий титул.
  - Конечно.
  - Его императорское высочество Сергей Михайлович был вынужден срочно отбыть по служебному делу, и просил передать вам свое большое сожаление касательно...
  "Скорее уж безудержную радость. Похоже, дядя Владимир успешно отстрелялся, освободив от своего присутствия постель Малечки Кшесинской? Хе-хе, все правильно: не дело, когда станок простаивает".
   - Ни слова больше, барон: служение Отечеству прежде всего!..
  Маршрут обхода уже стал отчасти привычен: неторопливый кружок по большой зале, где преисполненная чувством собственной значимости "вращалась" великосветская публика - время от времени зависая у столов, или образующая отдельные группки по интересам. Затем прихотливо-извилистый зигзаг через среднюю залу, где замужние дамы чинно выгуливали свои платья и драгоценности, одновременно наслаждаясь видом изящно вальсирующих пар. Пройтись по самому краешку дворянского танцпола и быстро-быстро (а то ведь остановят и начнут мило щебетать!) отправится на ревизию отдельных кабинетов, большая часть которых уже опустела - где-то гости уже присоединились к основной массе приглашенных, а где-то просто наелись-напились и без особых церемоний "отчалили".
  "Еще часа полтора-два, и можно будет сбежать".
  Отмахнувшись от услужливого официанта (на сей раз в бокалах пузырился Рёдерер), юбиляр устроился в укромном уголке и внимательно оглядел гостей. Одни были крайне важны для его долговременных планов, другие изначально были всего лишь временными союзниками-попутчиками, третьих он был бы искренне рад увидеть в гробу, и в белых тапочках... Хорошо хоть, что среди присутствующих первая категория составляла заметное большинство. Тот же глава министерства путей сообщения князь Хилков, или там - ковенский уездный предводитель дворянства, коллежский советник Столыпин.
  "Кстати, тоже счастливый отец кучи дочек. Слава богу, что они пока еще в куклы играют!".
  Личности вроде князей Белосельского-Белозерского и Барятинского безоговорочно доминировали в последней категории, а персоны наподобие того же театрального полицмейстера Переяславцева украшали собой середину (вот уж действительно, ни рыба, ни мясо!). Впрочем, были и подлинные уникумы - среди которых особенно выделялся Сергей Юльевич Витте, одновременно занимающий сразу две позиции, и настойчиво претендующий на третью. Хотя поначалу Александр искренне надеялся, что умный и прогрессивный чиновник будет ему если и не соратником, то хотя бы верным союзником, но время показало всю наивность его надежд! Нет, у главы Минфина было множество самых разных достоинств и несомненных достижений: то же ускоренное строительство Великого сибирского пути, продвигаемая им идея ускоренной индустриализации Российской империи, введение фабричных инспекций и хоть каких-то законов о труде, развитие образовательной системы, отмена телесных наказаний крестьян... Золотой памятник в полный рост, да и еще при жизни, он уже вполне заслужил - и без всяких шуток!
  С другой стороны, хитроумный государственный муж активно пробивал денежную реформу, в ходе которой собирался перевести внутренний долг с серебра и ассигнаций в золотые рубли - а речь ведь шла о миллиардных суммах! Ввел винную монополию (что можно было только приветствовать), и тут же "изобрел" так называемый пьяный бюджет, когда казна стала прямо заинтересована в увеличении продаж "беленькой". Неудивительно, что Россия тут же стала непреклонно продвигаться к верхним строчкам негласного рейтинга самых пьющих стран! Но самым главным его прегрешением в глазах Агренева было не это - а то, что лукавый минфин регулярно вливал в августейшие уши Николая Второго идейки о том, что рост крайне отсталой русской промышленности просто-таки невозможен без массивных вливаний иностранного капитала. Так же он последовательно лоббировал снятие запретов для иностранных компаний и банков на приобретение и владение землей, и все ограничения на занятия горными, нефтяными и золотодобывающими промыслами. Все эти действия для Александра прямо попадали под определение "экономический захват территорий", а сам дражайший Витте отчего-то виделся активным и очень высокопоставленным агентом влияния. Или министр финансов вел свою игру, мня себя не фигурой, но самостоятельным Игроком? Если и так, то действовал Сергей Юльевич в рамках чужих правил. Поэтому его НАДО было устранить. И вместе с тем, альтернативы были таковы, что устранять его было категорически НЕЛЬЗЯ. По крайней мере, в ближайшие два-три года.
  "Как все же жаль, что в политике простых решений почти не бывает!"
  Выходя из недолгого состояния расслабленной задумчивости, юбиляр почти на автомате повернулся к приближающейся парочке, состоящей из зрелой шатенки и юной блондинки. Сестры Юсуповы во всем своем великолепии...
  - Александр Яковлевич, наконец-то мы вас поймали!..
  Разговор с давней союзницей вышел необременительным: с легким сердцем согласившись оценить новые картины в московском особняке (вообще-то, полноценном дворце) дружественного семейства, князь довольно приятно провел следующие десять минут за обсуждением последних тенденций в мире искусства. Затем разговор свернул на новости синематографа, и Зинаида Николаевна мельком поинтересовалась - когда же на экраны выйдет фильм с талантливой французской актрисой Каролин Отеро? Княжну данная тема, по всей видимости, интересовала не меньше - вот только Надежда предпочитала молчать и слушать, время от времени покрываясь легчайшим румянцем. Впрочем, оно и не удивительно, ведь несколько шуток Агренева опасно близко подошли к границам приличий. Для невинной девицы, разумеется. С точки зрения почти любой замужней дамы, эта шутейная пикировка даже до нормального флирта не дотягивала...
  "А публика-то потихонечку сваливает домой. Ура!!!"
  Пережив острый приступ признательности к дорогим гостям, надворный советник Агренев довел двух красавиц до графа Обморокова... Пардон, Сумарокова-Эльстон, где и засвидетельствовал свое почтение сначала Сиянию, а потом и ее младшей сестре, несколько вымученно улыбнувшейся в ответ. Вообще, у него сложилось такое впечатление, что Надежда не только слушала их разговор, но и сама что-то хотела спросить - успешно передумав в самый последний момент.
  "По всему похоже, что воспитание оказалось сильнее врожденного девичьего любопытства - которое теперь будет безжалостно грызть и мучить бедную княжну".
  Отметив, этот момент (ему потом целое сочинение для себя же любимого писать, на тему "Как я провел банкет, что подметил, и какие предложения получил"), Александр вернулся к исполнению хозяйских обязанностей. Ввиду приближающегося конца светской каторги его движения приобрели особую плавность и выразительность, а лицом просто-таки завладела маска радушной любезности - с которой он и провожал почти всех гостей. Почти, потому что для нескольких персон (вроде великого князя Михаила Александровича или директора Аристова) он все же сделал исключение, в виде настоящей улыбки.
  "Ну что: последний обход, он трудный самый!"
  Пройдясь по большой зале, дышать в которой определенно стало легче, и дважды проигнорировав излишне услужливого подносчика шампанского, князь обратил внимание на сочный баритон почтенного министра Путей сообщения. А затем и на несколько страдальческое (яду мне, яду!!!) выражение лица его собеседника. Статс-секретарь Коковцев, будучи товарищем министра финансов, явно прикрывал позорное бегство своего начальника от известного любителя технического прогресса вообще, и больших паровозов в частности.
  - ...ведь у нас в этом деле царит сущий ужас! Множество разных моделей локомотивов, зачастую безнадежно устаревших - да взять хотя бы подвижной состав Московско-Рязанской железной дороги? Кошмар, просто кошмар!..
  - Да-да, разумеется.
  Мужественно терпя словесный террор, Владимир Николаевич все же постепенно сдавал свои позиции - так что Агренев поспешил подставить дружеское ухо помощи изнемогающему в неравной схватке чиновнику.
  - ...официально еще не объявлен, но среди столпов российской промышленности уже наблюдается некая ажитация . Ну, вы меня понимаете?
  При виде приближающегося к ним князя Александра, у Коковцова выступили слезы радости!.. А, нет, показалось - это был всего лишь неприкрыто-радостный блеск глаз.
  - Несомненно!
  - Можно уверенно говорить об участии Брянского рельсопрокатного, Общества железоделательных, сталелитейных и механических заводов "Сормово", Людиновского паровозостроительного, Коломенского и Челябинского машиностроительных заводов... О, Александр Яковлевич?..
  Отметив мимоходом благодарный взгляд замминистра и его технично-ловкое отступление, юбиляр безраздельно завладел вниманием маньяка железнодорожного дела:
  - Князь, ну когда же уже ваше ведомство объявит Конкурс на единые типы магистрального и маневрового паровозов? Вы же понимаете, что необходимость этого назрела и даже - перезрела?..
  От столь неподдельного интереса к ТАКОЙ теме у Хилкова вырвался почти сладострастный стон:
  - О!!!
  Следующие тридцать минут Агренев отдыхал в весьма полезной беседе с умным и образованным (пусть и несколько увлекающимся порой) человеком - причем никто так из остальной публики так и не рискнул его отвлечь. Более того, великосветское общество было крайне благодарно герою празднества за его жертвенную самоотверженность... Впрочем, иного от него и не ожидали - кому, как не ему, спасать гостей от чрезмерной жажды общения главы МПС? Более того, собравшиеся вполне оценили и то обстоятельство, что юбиляр до последнего не отходил от министра Хилкова - не дав тому даже тени шанса испортить кому-либо хорошее настроение своими скучными разговорами о глупых железяках.
  "Все, обязательную программу отработал, а произвольную пусть дорогие гости уж как-нибудь сами!".
  Сделав короткий телефонный звонок, именинник направился к ярким представителям российской военной касты, так сказать - лейб-гвардейским сливкам Русской императорской армии. В честь такого важного события как тридцатилетние их общего знакомого, господа офицеры позволили себе несколько расслабиться, вполне спокойно и свободно общаясь с коллегами из других полков - в результате чего возник этакий лейб-гвардейский слоеный "пирог". Где еще можно было наблюдать веселящихся в одной компании молодых кавалергардов, семеновцев, измайловцев и конных артиллеристов?!?
  - Князь, мы как раз хотели поднять бокалы за ваше здоровье!..
  К моменту появления Александра часть золотопогонников увлеченно отстаивала честь родных мундиров, звеня хрусталем бокалов и водочных стопок в традиционном состязании гвардии "кто кого перепьет".
  - За государя-императора!
  Офицеры чуть старше возрастом и чинами степенно общались на военно-постельные темы, с усмешками обмениваясь оперативной информацией о тактико-технических характеристиках балеринок Императорских театров. Или сравнивая их же с аналогичными показателями некоторых актрисок "Синемы", пользующихся в высшем свете успехом вполне определенного рода.
  - За новую полевую трехдюймовку, и Его императорское высочество Михаила Александровича!..
  Впрочем, хватало и любителей хладного железа, особенно среди офицеров лейб-гвардии Конной артиллерии - полка, которому особенно благоволил младший брат царя. Чуть наособицу ностальгировал старший командный состав, тут же затянувший именинника в свои жидкие, но весьма представительные ряды...
  - Ваше сиятельство.
  Появившемуся через несколько минут мэтрдотелю пришлось проявить известную ловкость, пробираясь через скопление золотых эполет и гвардейских амбиций - да и потом несколько раз весьма настойчиво кашлянуть, чтобы князь Агренев соизволил заметить его присутствие. Вздернув в деланном недоумении брови, под множеством заинтригованных взглядов, Александр выверено-точным движением снял с серебряного подносика белоснежный конверт. Слегка повертел его в руках, давая всем желающим рассмотреть полное отсутствие каких-либо надписей, вскрыл, достал листок с коротким посланием и ненадолго замер.
  - Хм!
  Поднеся к носу прямоугольник веленевой бумаги, надворный советник медленно втянул воздух.
  "Надеюсь, Ульянка не обидится за растрату ее любимых духов"
  Многозначительно хмыкнув, он моментально заинтриговал этим весь окружающий его гвардейский "львятник".
  - Господа. Я вынужден покинуть ваше блестящее общество!
  Сделав вид, что еще раз насладился тонким ароматом женских духов, пропитавших послание "таинственной незнакомки", хозяин банкета туманно пояснил:
  - Отказываться от иных подарков было бы слишком... Кощунственно.
  Господа офицеры, разумеется, проявили положенное понимание и чуткость - вот только все чуть было не испортил молодой болван-подпоручик:
  - Как, уже все?
  Пока молоденький корнет ежился под взглядами более опытных товарищей, юбиляр убрал конверт и лист во внутренний карман вицмундира.
  - В любом случае, господа: я надеюсь, мой уход не помешает вам хорошенько повеселиться. Если получится, я присоединюсь к вам... М-мм, пожалуй, ближе к утру. А ежели не получится, то - через полчаса.
  Коротко кивнув, князь поспешил навстречу "любовному приключению" - а за его спиной послышался первое сдавленное фырканье и похрюкивание, медленно, но уверенно превращающееся в бесцеремонно-громкий хохот.
  "Свобода!!!"
  
  
  
   Глава 5
  
  
  
  После медленного осеннего увядания, и ледяных ветров и метелей зимы, первый весенний месяц воспринимается не просто очередной вехой в неизбежной смене времен года - но неким праздником, долгожданным торжеством жизни над белым саваном снега! Ах, с каким нетерпением жители Санкт-Петербурга готовились встречать вечно юную красавицу Весну, как соскучились по ее солнечной улыбке и теплому дыханию!.. Что сказать. Дождались. Вот только вместо звонкой капели тающих сосулек и задорного чириканья воробьев, март года тысяча восемьсот девяносто восьмого от Рождества Христова начался унылым ночным дождичком. Противное ненастье с клочками тумана и порывами неприятных запахов, моментально напитавшее столицу своей зябкой сыростью - оно за пару дней растопило все потемневшие от угольной пыли сугробы, обратив их в слякотную грязь и превеликое множество потоков мутной воды. Эта самая вода, казалось, была повсюду: она шумно расплескивалась колесами-"дутиками" автомоторов, чавкала под копытами лошадей, хлюпала лужами под ногами прохожих и лезла им за воротник мелкой моросью - а еще висела над столицей плотной пеленой мглистых туч, не пропускающих ни единого лучика солнца. Хороший хозяин в такую погоду собаку на улицу не погонит!.. Слугу там, или работника - вполне. А псину-то за что наказывать?
  Би-ип!
  Слава богу что унылая мокрядь ближе к воскресенью сменилась легким снегопадом и звонким, самую малость пронизывающим морозцем - благодаря которому дворники за одно утро извели месячный запас песка, а горожане вспомнили о таких развлечениях как "угадай, где под снежком замерзшая лужа" и "кто ловчее упадет и смешнее побарахтается". К сожалению, пока праздная публика развлекалась и совершала рискованные моционы по скользким гранитным набережным, высокопоставленным слугам государя-императора приходилось все так же трудиться не покладая рук, не смыкая глаз, отправляя служебные обязанности... Прямо на дому. А что? Чем гостиная своих апартаментов (или даже особняка) хуже служебного кабинета?!? Ничем, даже поудобнее будет. Иным государственным мужам, не чуждым технического прогресса, удавалось вовсе обойтись без лицезрения подчиненных, блестяще организовывая их работу по новомодному телефонному аппарату. Другие осуществляли личные инспекции и осмотры, не покидая теплых салонов автомоторов... В общем, каждый нес тяготы государевой службы, как мог. Хотя тяжелее всего, конечно, пришлось мелким министерским сошкам: им ведь категорически запрещалось спать на службе в присутственное время! Тем же нижним чинам даже в карауле можно было дремать с открытыми глазами - а вот бедные и несчастные чиновники такой роскоши были лишены. Хотя, конечно, в любом правиле были свои исключения. К примеру, один из внештатных чиновников Военного ведомства регулярно, нагло и очень сладко дрых прямо в своем СЛУЖЕБНОМ лимузине - обычно в то время, пока его бренное тело везли на очередную встречу или заседание. Еще иногда выходило так, что садилась в бронированное нутро машины "чернильная душа" в чине всего лишь коллежского асессора, а покидал ее уже известный меценат и миллионер Долгин. Ну, или начальник Отдела экспедирования - а временами, так даже и сам господин Главный инспектор условий труда во всей немаленькой агреневской империи!.. Однако, именно в этот воскресный день сей человек многих талантов и должностей никуда не спешил и ничего не совмещал, прямо с утра и до самого вечера решив побыть простым пайщиком-акционером Русской оружейной компании. Ну и, заодно, членом правления этого довольно-таки известного в узких кругах предприятия. Впрочем, не так уж и узки были те круги...
  - Здра-жла, ваш-высоко-бродь!!!
  Стоило "самобеглой телеге" с фигуркой атакующего орла на капоте остановится у ворот служебного входа столичного "Колизеума", как возле нее тут же нарисовался старший охранник. Не успело отзвучать приветствие, как вдалеке показалась полная фигура управляющего, на манер ледокола продвигающаяся сквозь усилившийся снегопад - в стремлении встретить дорогого гостя. Вернее сказать, одного из хозяев целой сети культурно-развлекательных заведений.
  - И тебе того же и туда же, Ермил. Командир уже здесь?
  Едва заметно осклабившись в радостной усмешке (приятно, когда начальство помнит и выделяет!), отставной унтер Пограничной стражи почтительно доложил:
  - С девяти нуль-нуль, с гостями.
  - Что за гости?
  - Барчуки какие-то, лет тринадцати-пятнадцати. Шесть штук!
  Озадаченно хмыкнув, Долгин поздоровался с управляющим, пропустил мимо ушей привычные заверения в почтении и отказался от помощи в нахождении Его сиятельства - уж как-нибудь сам справится. Тем более, что место проведения очередного заседания правления РОК ему было прекрасно известно: стрельбище номер девять давно уже считалось личной "дорожкой" князя Агренева во всех четырех "Колизеумах". Вообще, кому-то постороннему столь экстравагантное место для собрания акционеров Русской оружейной компании могло бы показаться странным... Но это он просто не был знаком с членами Правления. Один годами торчит на Дальнем Востоке. Только что прибывший второй до недавнего времени был неуловим как тот же ветер, месяцами пропадая в командировках и непонятных хлопотах. Третий днем учится в Михайловской артиллерийской академии, а по вечерам пытается совместить обязательную для него светскую жизнь и гораздо более интересные занятия (вроде разработки новых артиллерийских систем). Четвертый является личным порученцем первого, и неуловим лишь чуть меньше второго! А остальным пайщикам-миноритариям (тому же Ивану Браунингу) было откровенно пофигу, что там и как. Во-первых, они верили в коммерческие таланты Александра Агренева, во-вторых... Не отвлекайте от любимой работы!!!
  Еще в коридоре на подходе к нужному стрельбищу стало понятно, что заседание началось и работа идет полным ходом: мерные хлопки одиночных выстрелов с обязательным эхом в виде недовольного дребезжания металлических мишеней-кругов явно намекали на то, что кое-кто злостно опоздал.
  - ...вместе с тем, имеются определенные претензии к берданке-дробовику и в плане ее однозарядности! Для охотников это, конечно, не критично, а вот в местах, где особенно шалят "соседи", уже есть запрос на что-то полегче и поскрострельнее винтовки Бердана - разумеется, с сохранением ее надежности, и возможности многократного переснаряжения огнеприпасов.
  - Гм. Предложение, не спорю, интересное - но Министерство внутренних дел нас в таком случае сильно не одобрит. Опять же, маленький внешний рынок.
  - Но он все же есть! Что касается интересов полиции, то пара из карабина и револьвера под один патрон позволит им изрядно сэкономить на... Гхм?!?
  Проследив направление взгляда бессменного Председателя правления, Валентин Иванович Греве обернулся и тут же расцвел в приветливой улыбке:
  - Григорий Дмитриевич, ну наконец-то!..
  Заместитель председателя всем своим видом постарался показать, что понимает свою вину... Вот только глаза подвели урожденного казака, самовольно нарушив композицию "кающийся грешник": пока левый оценивал ассортимент напитков и закусок на столе, правый без особого успеха попытался навестись на стойку с разложенными на нем винтовками, пистолетами, револьверами, и?.. Сморгнув, Гриша навел оба "окуляра" на заинтересовавшие его образчики оружейного искусства, с легким удивлением опознав в двух карабинах реплики американского винчестера модели восемьдесят третьего года . Правда, в отличие от исходного образца, в новоделах здорово сэкономили на ствольной коробке из латуни и прикладе из ореха, обойдясь вороненой сталью и кондовой русской березой. Никак, старая песня на новый лад, в исполнении обрусевшего немца Греве?..
  - Ну что же, начнем?
  Трое мужчин одинаковыми движениями выложили ежедневники и "расчехлили" чернильные ручки, после чего Председатель огласил первый пункт текущей повестки:
  - Перевооружение рейхсвера в Германской империи.
  Сделав крохотную паузу, князь указал торцом "Паркера" на стойку с полудюжиной винтовок за своей спиной.
  - В финал конкурсных испытаний вышли три образца: изделие братьев Маузер, по мотивам их же винтовки образца восемьдесят девятого года, так называемого "Бельгийского маузера". Второй образчик от компании "Грейт Ваффенфабрик Гезельшафт" - немного доработанный Манлихер девяносто пятого года, уже принятый на вооружение в Австро-Венгрии. Определенные круги в германском Генштабе считают, что у этой модели хороший потенциал для последующей доработки в самозарядную версию винтовки.
  Правление РОК полным составом ехидно заулыбалось.
  - Конкурсант предоставил очень убедительные экономические расчеты, в пользу определенной унификации военной промышленности двуединой монархии и Второго рейха. Стоит заметить, что эта же компания замечена в лоббировании пулемета "Шварцлозе" - который, по оценкам специалистов, гораздо лучше и перспективнее принятого в Австро-Венгрии на вооружение пулемета "Шкода".
  Задумавшись на пару мгновений, докладчик что-то быстро записал в ежедневник.
  - Третий участник - компания "Рейнметалл". Ее владелец и основатель, а с недавних пор наш очень перспективный партнер герр Генрих Эрхард, продвигает сразу два варианта чуть видоизмененной "Агрени": первая под новый немецкий патрон семь-девяносто два на пятьдесят семь миллиметров. Вторая в русском калибре семь-шестьдесят два, причем гильза уже безрантовая, а пуля прогрессивной оживальной формы. Наш партнер тоже представил Конкурсной комиссии кое-какие экономические расчеты и соображения насчет уменьшения затрат на производство патронов и некоторое увеличение носимого боекомплекта... И мне очень интересно, что же перевесит: европейская прижимистость или германская национальная гордость?
  Хорошее настроение собравшихся не портил даже усилившийся морозец.
  - Так же у герра Эрхарда благодаря дружбе с нами есть модель пулемета оригинальной конструкции, с неплохими перспективами насчет принятия на вооружение во Втором рейхе и Австро-Венгрии...
  - И кучей гарантированных исков от английского "Виккерса" и лично Хайрема Максима.
  Согласно хмыкнув на замечание Долгина, князь вновь что-то написал в ежедневнике.
  - "Рейнметалл" в лице своего владельца очень интересуется лицензией на пистолет-карабин "Кнут" трех первых моделей. Так же Генрих весьма настойчив в своем желании приобрести исключительные права на доработанный пистолет Борхарда.
  Греве тут же выложил на столик плоды трудов целого коллектива оружейных мастеров, причем сразу в двух вариантах: относительно небольшой черный пистолет с сильно скошенной рукоятью - и модель с удлиненным стволом и пристегивающейся кобурой-прикладом.
  - "Люгер" пехотный и "Люгер-артиллерист" соответственно - прошу любить и жаловать.
  Покрутив в руке первый пистолет, затем несколько раз примерившись-приложившись ко второму (и заодно отметив краем глаза, как слегка напряглись телохранители в отдалении), заместитель Председателя одобрительно хмыкнул. А заслушав кратенький доклад о характеристиках нового "стреляла", и его отличной кучности и точности - вовсе выдвинул предложение о внеплановом поощрении специалистов Опытного отдела Ковровской (в девичестве Сестрорецкой) оружейной фабрики.
  - Гм-гм. И как же, Григорий Дмитрич?
  - В Геленджик их на пару недель, с семьей.
  Предложение одобрили, что называется, "единогласно", как и решение пойти навстречу нуждам и чаяниям компании "Рейнметалл". Конечно, герру Эрхарду пока еще было далеко до тех давних теплых отношений, которые связывали Правление РОК и того же Вальтера Грейта - но любая дружба начинается с малого, не так ли?
  - Кстати о пистолетах, Валентин Иванович. Вы не напомните мне, как там с этим делом в Германии?
  - Официальный Конкурс проводить не будут, но кое-какие соревнования уже идут. Основные претенденты, это десятизарядный пистолет австрийца Рота и чеха Крнки...
  Технический директор сноровисто выложил на столик упомянутый образчик, но интереса он ни у кого не вызвал - старый знакомец.
  - Пистолет Манлихера, который тот сработал по особому заказу нашего давнего друга, герра Грейта. Разумеется, итог его трудов носит гордое название "Вальтер".
   Угловатый пистолет отменно-брутального вида был принят все с той же прохладцей. А вот его модификацию "Артиллерист" встретили с гораздо большей благосклонностью:
  - Увесист, зараза!
  Оттянув затвор и заглянув внутрь, зампредседателя недовольно покривился:
  - Так и думал - опять пачечное заряжание.
  - Есть и обойменные модели, тоже на десять патронов.
  - М-да, не ухватист... Что кушает?
  Пошуршав чем-то у себя в ногах, Греве дополнил оружейный натюрморт тремя пачками патронов:
  - Девять-двадцать пять, девять-восемнадцать, и "русский сороковой".
  После чего все с пониманием наблюдали, как начальник Отдела экспедирования подтягивает новинки поближе к себе, для скорых и весьма пристрастных испытаний.
  - Гхм. У "Грейт Ваффенфабрик Гезельшафт" на подходе еще одна условно новая модель в тех же калибрах...
  Бряк-бздынь!!!
  Презентация новинки оказалась несколько скомканной по причине ее падения на пол. Впрочем, все присутствующие и так знали, что это самое "новое" было основательно доработанным пистолетом Манлихера от девяносто четвертого года.
  - Которой заранее присвоено название "Штайр", по месту города, в котором Вальтер приобрел свое оружейное производство. Так же имеется в работе пистолет герра Шварцлозе - но в отличие от его же пулемета, этот проект никаких перспектив не имеет.
  Подождав, пока столик освободят от доказательств того, что промышленная разведка РОК не только существует, но и прекрасно справляется со своими обязанностями, технический директор быстро закончил обзорный доклад - упомянув напоследок, что продукция компании тоже участвует в негласном Конкурсе. Причем, так сказать, явочным порядком: офицеры рейхсвера уже вполне распробовали как девятимиллиметрового "Орла", так и его старшего брата "Рокота". Впрочем, у "Кнута" тоже хватало своих поклонников - в особенности среди морских офицеров.
  - Далее.
  Все члены Правления дружно перекинули странички в ежедневниках.
  - Утверждение единого рекламного лозунга для всей "пистолетной" линейки Русской оружейной компании. Есть мнение, что наиболее перспективным для заграничных рынков будет девиз следующего содержания: Хочешь мира, готовься к войне! На латыни это будет...
  Долгин не упустил возможности блеснуть своим честно выстраданным высшим образованием:
  - Si vis pacem, para bellum!
  - Точно так, Григорий Дмитрич. В далекой перспективе можно надеяться, всю короткоствольную продукцию компании начнут именовать парабеллумами, резко выделяя и обособляя от остальных торговых марок наших конкурентов.
  Греве с немым вопросом оглядел начальство, после чего уверенно записал в черновик протокола заседания итоги состоявшегося голосования:
  "Принято единогласно".
  Вернее, почти записал. Безрезультатно подышав на золотое перо, многоопытный Валентин Иванович пожал плечами, и вытянул из специального зажима на обложке ежедневника изящный автоматический карандаш с тонким красным грифелем - прекрасно заменившим вздумавший бастовать "паркер" как по удобству пользования, так и в плане статусности.
  - Следующий вопрос: касательно положения в "Winchester Repeating Arms Company"...
  А положение у этой всемирно известной североамериканской оружейной компании было сложным. Не паршивым, нет, и уж точно не на грани банкротства - но и особых перспектив как-то пока не проглядывалось. Основной конкурент "Remington Arms" паровым катком давил компанию Винчестера на рынке винтовок и карабинов, и почти наглухо перекрыл возможность подзаработать на входящих в моду пистолетах, хапнув львиную долю исключительных лицензий РОК - оставшееся же разделили между собой "Смит энд Вессон" и "Кольт". Дельцы двух последних компаний, вдобавок, плотно сели на старую добрую револьверную "классику", и весьма внятно намекнули, что никакой конкуренции не потерпят, вплоть до полноценной торговой войны. Можно было бы попробовать проявить себя в пулеметной тематике, но и тут винчестеровцев опередили: "Кольт" выкупил права на уже хорошо знакомую американским военным "Картофелекопалку" Джона Браунинга, и умудрился разработать что-то свое, вполне приличное и даже с претензией на оригинальность конструкции. Короче, обложили "Winchester Arms Company" со всех сторон!
  Тр-р-зинь!!!
  Невольно вздрогнув от резкой трели телефонного звонка, докладчик терпеливо дождался, пока князь кого-то внимательно выслушает и опустит на "вилки" рычажков эбонитовую трубку.
  - В связи с явной тенденцией к дальнейшему ухудшению в "Winchester Repeating Arms Company", есть предложение досрочно перейти ко второму этапу запланированных мероприятий.
  - Гм. Не рано ли?
  Вытянув из кармашка в обложке легко узнаваемый бланк коммерческой телеграммы, Греве ее небрежно встряхнул.
  - Арчибальд Лунев молнирует, что, цитирую: "момент для вхождения в компанию назрел, и даже перезрел!"
  Пара секунд тишины, и в черновике протокола уже красным карандашным грифелем записали:
  "Возражений нет".
  - Последний вопрос сегодняшней повестки, это прекращение отгрузки Главным интендантским управлением снимаемых с вооружения винтовок Бердана.
  - Как, совсем?!?
  Удивление заместителя Председателя правления было тем сильнее, что он лично и неоднократно имел честь принимать списанные Военведом берданки - и все эти разы РОК доставалось откровенное барахло. Ломаные приклады, различные дефекты затворной группы, чуть ли не начисто стертые нарезы, гнутые и ржавые стволы... Верить в то, что чинуши-интенданты зажали подобный хлам, господин Долгин отказывался напрочь. В наличие щедрых покупателей - тоже, а мысль о проснувшейся вдруг у ИНТЕНДАНТОВ совести умерла, не успев родиться. К счастью, князь Агренев вовремя пришел на помощь своему самому близкому другу и соратнику:
  - Пока не закончится перевооружение кадровой армии, и не начнется накопление новых винтовок на мобскладах.
  - Так это самое малое два года!?
  - Не меньше трех: казенный заказ этого года снижен на четверть. Разумеется, временно.
  - М-мать!..
  - И разумеется, наши затруднения можно благополучно разрешить, занеся в известные кабинеты двойную благодарность.
  - Вот с-су...!!!
  Несмотря на то, что протокол велся в черновом варианте, в него все равно не стали заносить несколько категоричных определений, высказанных одним из владельцев Русской оружейной кампании в адрес "наших давних партнеров в Военном ведомстве".
  - Имеющихся у нас запасов хватит примерно на полгода. Какие будут предложения?
  Первым, как самый младший из присутствующих по званию и положению, высказался технический директор:
  - Где-то мелькало, что на складах Порт-Артура китайцы оставили кучу старых винтовок Манлихера под одиннадцатимиллиметровый патрон на дымном порохе. Возможно, имеет смысл?
  Переглянувшись, члены правления согласились, что стоит попробовать приобрести у тамошних интендантов "партию железного лома". Следующим выступать-предлагать была очередь Долгина, но тот фонтанировать идеями не спешил - хотя по характерным признакам было видно, что кое-что все-таки придумал. Не став обижаться на недоверие, (ему и своих служебных секретов выше горла!), Греве сходу выдвинул еще одну инициативу:
  - Так же я предлагаю частично заменить берданки-переделки нашими репликами карабина Винчестера. Как я уже докладывал Александру Яковлевичу, получится две очень перспективные оружейные пары под один боеприпас: или снятый с вооружения армейский "Смит-Вессон" и к нему карабин под револьверный "русский сороковой", или максимально простой несамовзводный револьвер и к нему опять же карабин под новый армейский девятимиллиметровый патрон.
  - Смысл? Для крестьян даже наша переделка слишком сложный агрегат, то и дело ломают. К тому же, винчестер заметно дороже дробовика, а переселенцы и так за каждую копейку готовы удавиться.
  В разгоревшейся дискуссии Агренев участия не принимал, возложив на себя обязанности зрителя и арбитра - правда, последнее не пригодилось, ибо стороны довольно быстро пришли к согласию, выраженному в черновике протокола довольно невнятной записью:
  "Выпустить пробную серию в три сотни штук, а там как пойдет".
  На этой жизнеутверждающей резолюции мартовское заседание Правления РОК и закончилось. Пока Долгин с небрежной ловкостью раскладывал на столике-стойке "пробники" стреляющего железа и вскрывал пачки с патронами, технический директор вдумчиво листал распухший от вкладок ежедневник.
  Тунц! Тунц-тунц!..
  С первыми выстрелами длинноствольного "Люгера" Валентин Иванович решительно переместился поближе к драгоценному начальству, с самого утра пребывающему в каком-то странно-меланхоличном настроении.
  - ...в целом оконтуривание месторождение закончено, осталось уточнить границы в трех местах. Позволю себе напомнить, что мы уже вышли за пределы первоначального бюджета на целых четыреста тысяч - и в случае продолжения скупки земли под Самарой, или же прав на разработку недр, потребуются дополнительные...
  Бодрые хлопки выстрелов мешали разобрать почти все слова. Только и было понятно, что кто-то подозрительный скупает участки земли возле самарских владений Компании, заметно вздувая цены и привлекая абсолютно не нужное внимание! Добавившийся к выстрелам протестующий звон поясных мишеней вообще намертво заглушил разговор князя и его порученца - а к тому времени, когда довольный Григорий вернулся на свое законное место, попутно обдав всех ароматом свежесгоревшего пороха с тонкой ноткой оружейной смазки, очередной отчет-доклад подошел к концу.
  - "Люгеры" хороши, оба. Пехотный "Вальтер" неплох, "Вальтер-артиллерист" - серединка на половинку. Карабины?..
  Покосившись на Греве, заместитель Председателя сдержанно похвалил реплику "Винчестера" под девятимиллиметровый армейский патрон, заодно приготовившись к продолжению спора. Увы, но продолжать оный Валентин Иванович даже и не собирался. Все равно принимать окончательное решение будет князь, так чего зазря сотрясать воздух? Кстати, довольно-таки прохладный. Лучше уж побыстрее закончить с делами и вернуться к милой Шарлотте в теплый и уютный дом. Отобедать в тишине, затем прижаться к упругому животику супруги и послушать, как бьется сердце их малыша...
  - И последнее: незадолго до моего отбытия из Самары, со мной встретился Альфред фон Вакано. Вы его не помните, Александр Яковлевич?
  - Гм. А должен?..
  - Ну как же! Когда я только начинал свою службу, этот господин один из первых заинтересовался привилеем на новые пивные пробки вашего изобретения.
  Не утерпев, Долгин слегка помог командиру:
  - Бочковое "Венское" и "Венское столовое" пиво, а так же "Жигулевское".
  Тот факт, что друг во время первой дегустации бутылочки пенных "Жигулей" как-то странно улыбался, Григорий решил не разглашать.
  - Пожалуй, теперь припоминаю. Австрийский барон, если не ошибаюсь?
  - Обычный дворянин, Александр Яковлевич - и кстати, еще год назад подал прошение о смене подданства на российское. Так вот: он желает резко расширить дело, и был бы просто счастлив видеть вас своим компаньоном.
  - Именно меня?
  Наблюдая, как обрусевший немец согласно кивает в ответ на вопрос о обрусевшем австрийце, русский казак задумчиво пробормотал под нос что-то о губе, которая кое у кого совсем не дура. Затем мельком глянул на телохранителей, чуть тряхнул рукой, посылая им короткий жест-знак, и продолжил слушать:
  - И как велико его счастье?
  - Вплоть до сорока девяти процентов паев - в обмен на оборудование для двух новых заводов и небольшую дружескую поддержку.
  Дружно хмыкнув, присутствующие понятливо переглянулись: скромностью "простой австрийский дворянин" не страдал, явно планируя что-то вроде пивного блицкрига, причем на все Поволжье разом.
  - Хм-м?.. Ну, если у нашего Отдела охраны труда не будет возражений, мы несомненно примем это щедрое предложение.
  Понятливо кивнув на упоминание о Купельникове, порученец начал быстро собираться.
  - Как здоровье супруги?
  - Благодарствую, вполне.
  - Когда планируете отправиться в Геленджик?
  Замедлившись, будущий отец нехотя признался в том, что его благоверная совершенно себя не бережет - даже на шестом месяце беременности продолжая упорно заниматься делами компании "Ф.Швабе". Как будто без нее там все рухнет! Еще этот управляющий Гамбургер изводит ее какими-то вздорными помыслами о том, что-де, у него желают отобрать компанию!..
  - Действительно, вздор. Ну, ничего, мы напустим на милую Лотту злых медиков, и все образуется... Всего хорошего.
  Подозрения управляющего и в самом деле были полной чепухой: никто не собирался у него что-то отбирать - сам все отдаст, да еще будет считать, что обвел всех вокруг пальца. Да и что там осталось отдавать-то? Контрольный пакет паев и так уже у Компании, остались несчастные крошки.
  - Кстати, ты зачем Гликерию в столицу привез? Питерские погоды не для беременных, пусть сидит в Геленджике.
  Григорий неопределенно пожал плечами:
  - Она еще раз в Париж просится.
  - Так это когда будет?!
  От стола с напитками и закусками к двум товарищам медленно направился работник "Колизеума" в руках у которого парил свежезаваренный чай. В смысле, два стакана чая, блюдечко с тонкими полупрозрачными ломтиками лимона, и пирамидка, выложенная из кубиков сахара-рафинада.
  - Да я ей тоже говорю, что сначала мне надо в Кыштым съездить, потом почти месяц в Москве торчать, затем в Вену и Дрезден заглянуть. Да в самой Франции на месте сидеть не получится. Но нет же, уперлась как!..
  Раздраженно махнув рукой, Григорий плюхнул в стакан сразу две лимонные дольки и небрежно поболтал ложечкой.
  - Чаёк-то наш, или как?
  - Наш, кубанский четырехлетний.
  Осторожно отхлебнув, привередливый дегустатор вполне положительно оценил второй урожай чайного листа. Даже улыбнулся!
  - Пока не забыл, командир: когда о старых Манлихерах в Порт-Артуре говорили, я кое-чего припомнил. Примерно с год назад в одной из справок по Турции проскакивало, что там на армейских складах полным-полно винтовок Пибоди-Мартини . Калибр у этого старья подходящий, интенданты у османов еще вороватее наших... А у нас и фунты лучше настоящих имеются. На случай же ревизии, можно армейские лабазы и спалить.
  Промакнув крохотной салфеточкой усы после очередного глотка чая, потомственный казак чуть задумался, и дополнил план:
  - Даже если покупать ничего не будем, все равно не помешает сжечь пару-тройку складов. Пускай турки посуетятся, им не помешает.
  - И как мы объясним такую кучу не нашего оружия?
  Подождав (но так и не дождавшись ничего внятного), Агренев подытожил:
  - Предложение интересное, я запомню.
  Вздохнув, Гриша слегка нахмурился. А вспомнив кое-что, так даже и не слегка:
  - К слову: я тут краем уха слышал сплетню, что командиру Кавказской гренадерской дивизии серьезно нездоровится?
  Сама претензия не прозвучала, но вид Долгина лучше всяких слов напоминал, что кое-кто ему обещал не развлекаться в одиночку.
  - Его императорское высочество Николай Михайлович просто решил вспомнить славные времена молодости, устроив небольшой пятидневный запой с особо доверенными собутыльниками. Вот только здоровье у великого князя уже не то - подорвано изнурительной службой.
  - А-аа!..
  - Мог бы и сам додуматься, что для вспышки ботулизма еще рановато.
  - Виноват-с!
  - А раз виноват, то...
  По знаку князя старший звена оперативно доставил затянутый в светло-коричневую кожу бронечемоданчик.
  - Вот тебе срочные заявки от Купельникова и Горенова.
  Вытянув из кармана дырчатый цилиндрик ключа на цепочке и записку с кодом для наборного замка, Агренев пододвинул все это в сторону соратника и друга - и тут же стал свидетелем маленького чуда преображения. Ну, это когда расслабленный балагур и бездельник Гриша всего за несколько секунд превратился в серьезного и собранного Григория Дмитриевича. Вскрыв кейс и пробежавшись взглядом по двум стопкам тоненьких картонных укладок, грозный начальник Отдела экспедирования взял два бланка сопроводительной записки, соединенных скрепкой великанских размеров, и без особой охоты вчитался.
  - Что?!?..
  Выдернув один из листков, он негодующе потряс им в воздухе:
  - Да когда?.. И кем?!? Все в разгоне!..
  Поглядев на второй листок "сопроводиловки" и против воли скользнув по нему глазами, Долгин слегка успокоился:
  - Опять этот, со своими турбинами? Не сидится ему спокойно... Ну, положим, свободное звено отработать Парсонса я найду. На крайний случай, из Франции на недельку-другую в Лондон перекину, там работы немного.
  Демонстративно выложив на столик одну укладку, он придавил ладонью весь оставшийся в кейсе картон:
  - Двадцать три персоны. Двадцать! Три!?! Да меня столько "витаминных комплексов" на руках отродясь не было!..
  - Гриша... Надо.
  - Командир. Все что я привез из "Черного лебедя" в последний раз, полностью ушло на заявки Купельникова.
  - Сам знаешь, к чему готовимся.
  Согласно кивнув, Григорий продолжил:
  - То, что я привозил до этого, тоже тратили в основном по его же заявкам.
  - Кроме безопасности, он еще три больших проекта ведет, и с дюжину поменьше. И разработку секты скопцов... Гм, курирует. Кстати, а как ты собирался туркам склады жечь, если у тебя все в разгоне?
  В ответ на справедливый упрек самый главный экспедитор тяжело вздохнул, и со всей решительностью!.. Запил горе остывшим чаем. Понятно, что допускать посторонних к спецпрепаратам строгого учета нельзя, но и мотаться за ними (заодно совмещая поездки с инспекциями) уже изрядно поднадоело.
  - Может, перенесем лабораторию куда-нибудь поближе, а?
  - Может, кто-то начнет пользоваться дирижаблями?
  - Ну ты же знаешь, как не люблю я эти полеты. Долгины от веку по земле ходили, пластунами служили, а там!..
  Ткнув (в смысле, указав) пальцем в легкий навес над стрелковыми столиками-стойками, усатый привереда хотел было пренебрежительно высказаться насчет болтающегося дерьма и проруби. Но внезапно вспомнил, что кое-кто регулярно пользуется пассажирским креслом в дирижаблях. И ладно бы великий князь Михаил Александрович с его развлечениями-увлечениями, так ведь и друг-командир тоже не брезгует при случае сократить время поездок!
  - В общем, я лучше на поезде.
  Помолчали.
  - Между прочим, жадный до "витаминок" Купельников нашел нам подходящего специалиста для сортировки и первоначальной оценки... Гм, индийских колониальных товаров.
  Благодарный за смену темы разговора, Григорий обрадовался:
  - Ну?.. И кого?
  - Бывший ювелир, после одной некрасивой истории нашедший себя в ростовщичестве и антикварном деле. Трупов на нем - на три смертных приговора хватит.
  - Он точно справится?
  Непроизвольно оглядевшись по сторонам, Александр позволил себе легкую иронию:
  - Камни взвесить-оценить-записать, и в первый ящик. Монеты во второй. Кусковое золото после установления веса и пробы - в третий, украшения в четвертый... Ну и так далее.
  Довольно осклабившись, Гриша тут же спохватился и отобразил лицом вселенскую скорбь, дополнив ее вздохом человека, обреченного на вечную каторгу:
  - Ну вот, опять в командировку!
  К сожалению, театр одного актера пришлось резко закрыть, по вине некстати зазвонившего телефона. Переждав, пока князь подтянет к себе за шнур угловатое чудо русской электротехнической промышленности и выслушает чей-то длинный монолог, Долгин максимально равнодушным тоном поинтересовался:
  - А что за барчуки-недоросли, про которых мне на воротах доложили?
  - Княжич Николенька Юсупов... Хотя, скорее уж чистый Сумароков-Эльстон. И несколько его друзей-соучеников по гимназии Гуревича - осваивают новую настольную игру "Мир Войны". Вроде как испытатели, и даже почти соавторы.
  - Прикармливаешь юную дворянскую поросль?.. Кхм. Командир, точно ничего такого не случилось?
  - Пф!..
  Невнятно фыркнув, оружейный магнат с сомнением заглянул в свой стакан с чаем. Не начал ли там расти ледок?
  - У нас всегда что-то где-то случается. К примеру, недавно собственная охрана едва не спалила твой любимый "Черный лебедь" - у них там лаборант чем-то подозрительным заболел, и пока его коллеги хлопали глазами, "режимник" объявил полный карантин и вскрыл сейф с ключами от системы самоуничтожения. Неделю внешняя охрана дремала в обнимку с огнеметами, пока исследователи не разобрались, что их коллегу свалила одна из разновидностей пенициллиновой плесени... Глинтвейн будешь?
  Зависший от такой новости, Долгин машинально кивнул, пропустив мимо сознания короткий разговор-заказ по телефону. Вот так вот: стоит только съездить в небольшой отпуск на море, и такие интересные вещи мимо него проходят!
  - Вот совсем свежее: позавчера у Дымкова новенький траулер пропал. Ушел на промысел, и - с концами, все сроки ожидания с запасом вышли.
  Потерев челюсть (вроде бы недавно брился?), Григорий с утвердительной интонацией предположил:
  - Япошки? Или американцы. Еще могут норвежцы в отместку за своих китобоев. И, вроде бы, в одном из бюллетеней английское корыто упоминалось?..
  Выразив свое отношение к упомянутым народам длинной матерной тирадой, господин Главный инспектор условий труда вздохнул:
  - Теперь понятно, с чего это Горенин с Купельниковым такие... Гм, взъерошенные.
  Видя, как поскучневший князь характерным жестом прикоснулся к правой руке (как раз там, где под одеждой дремал в ножнах узкий клинок), Гриша разом насторожился.
  - А, ты же не в курсе.
  Недовольно дернув щекой, Агренев перевел взгляд на мишенное поле.
  - Ну, вкратце, история примерно такова: одна французская компания решила построить в России металлургический завод, выбрав для размещения оного город Царицын. Провели изыскательские работы, выпустили акции, заказали оборудование - в общем, работа пошла. Все бы хорошо, вот только Компания тоже собралась ставить там механический завод: город стоит на крупном транспортном узле, рядышком Волга, куча покупателей всевозможной сельхозтехники...
  Григорий одобрительно хмыкнул.
  - Наш дорогой Председатель совета директоров незамедлительно обратился к Горенину, чтобы тот прощупал конкурентов. Потом, для надежности, Сонин натравил на них юристов. И до кучи, нажаловался еще и Купельникову - тому же как раз хотелось проверить своих орлов, перед операциями по князю Белосельскому-Белозерскому и по Брянскому рельсопрокатному заводу. Все отработали на отлично, благо, что подрядчики обворовывали и обманывали мастеровой люд без всякого стеснения.
  Оставив в покое правый рукав, Александр коротко дунул, отгоняя от лица шальную снежинку:
  - Горенин устроил "Уральско-Волжскому металлургическому обществу" небольшой судный день на бирже, уронив их акции до уровня мусорных бумаг. Младший сын Вениамина Ильича через газеты вылил на владельцев компании столько грязи, что те в ней едва не захлебнулись. Но лучше всех проявил себя Купельников: трудами его подчиненных в Царицине едва не началась небольшая революция. В общем, завода-конкурента фактически больше нет: что не сгорело, то разломано едва ли не до состояния мелкого щебня.
  Помолчав, надворный советник Агренев поинтересовался у коллежского асессора Долгина, что обычно предпринимает власть в случае волнений, или паче того - бунта?
  - Известно что. Воинские части вызвали, или сразу казаков?
  - Губернатор решил не рисковать, поэтому и то, и другое. Семь убитых на месте, под сотню серьезно покалеченных, и полсотни задержано до выяснения. В минфине небольшие бурления на предмет внешней опеки над бренными останками завода, в министерстве внутренних дел собирают следственную комиссию - а непосредственно в Царицыне разбирают пяток пожарищ на месте бывших хлебных лабазов, и ремонтируют торговые лавки после учиненного в них погрома. Ах да, еще спешно приводят в порядок дом городского полицмейстера, после визита в оный толпы разгневанных горожан.
  В воздухе повисло молчание. Такое, нехорошее. Нахохлившись как сыч, урожденный оренбуржский казак Гриша буркнул, что никогда не считал правильным использовать потомственных воинов в качестве обычной полицейской стражи. Да и то, надо еще разобраться, кто чтит заветы предков и держит себя как полагается - а кто возгордился без меры, ожирел и размяк.
  - Перестань. Ты-то здесь причем? Просто у людей терпение кончается. По всей империи ситуация как закипающий котел, накрытый тяжелой крышкой. До поры, до времени крышка держит. Если у нас не получится...
  Оборвав фразу, Александр чуть отвернулся. Затем вспомнил еще кое-что, и с тихой злобой процедил, что губернатору объявлена Высочайшая благодарность за правильные и своевременные действия. Поднявшись на ноги, он вышел за пределы навеса и подставил лицо под снежок. Постоял так, затем вернулся - но не к столику, а к стрелковой стойке, где и начал размеренно набивать обоймы к Рокоту. Хоть так спустить пар, представляя вместо однообразных мишеней вполне конкретные рожи...
  
  
  ***
  
  
  Бомм!!! Бомм!!
  Взглянув на стрелки больших напольных часов, украшающих личный кабинет императора Всероссийского, царя Польского, великого князя Финляндского и прочая, и прочая и прочая - государь Николай Александрович отложил в сторонку очередную скучную бумажку и потер переносицу. Всего четыре года прошло со смерти любимого papa, и теперь он как никто другой понимает слова покойного батюшки - что самодержавное правление суть царская каторга. Все от императора постоянно что-то хотят, окружение следит за каждым шагом и словом, а милые родственники погрязли в вечных своих дрязгах и интригах. Генералитет и новый военный министр Куропаткин настойчиво просят увеличить ассигнование на армию, что бы поелику возможно ускорить ее перевооружение. Глава Морского ведомства великий князь Сандро и заслуженные адмиралы буквально осаждают его, выпрашивая дополнительные суммы на строительство и покупку новых крейсеров и броненосцев. Каждый из министров Кабинета с превеликим усердием тянет бюджетное одеяло на себя - и все дружно жалуются на министра финансов Витте, который старательно урезает финансирование военных и гражданских программ. Впрочем, Сергея Юльевича тоже можно понять. Казна и в самом деле не бездонная, и несмотря на его поистине блестящую работу по наполнению доходной части бюджета, денег... М-дамс, их, похоже, никогда не будет в достаточном количестве. Еще раз глянув на стрелки часов, показывающих два пополудни, мужчина в мундире полковника лейб-гвардии Преображенского полка подтянул к себе пепельницу с коробкой папирос и сокрушенно вздохнул:
  - Каторга, настоящая каторга!
  Затянувшись душистым турецким табаком, Николай Александрович довольно смежил веки и откинулся в своем стуле с высокой спинкой. Тотчас мысли с дел важных и государственных перескочили на недавнее пополнение "конюшен" личного императорского гаража - черный АМО изящно-стремительных очертаний, и его уменьшенная копия нежного молочно-белого цвета. Четырехцилиндровый мотор, пневматическое усиление тормозов и рулевой колонки, особые "анатомические" сидения и роскошнейшая отделка салона, чрезвычайно мягкий ход подвески... Поистине царский подарок князя Агренева своему августейшему компаньону. М-да. Оценить автомобили нынче же вечером, или лучше совершить привычный моцион на свежем воздухе? Пострелять из ружья, поужинать с милой Аликс - а в гараж заглянуть с утра? Или вместо прогулки отправиться в театр? Вот только он запамятовал, что нынче представляют на сцене Большого Императорского.
  - Гхм!
  Открыв глаза, венценосец без малейшего удивления посмотрел на собственного адъютанта, напоминающего об очередной аудиенции.
  - Генерал-майор Васильев, Михаил Владимирович.
  Со скрытым вздохом раздавив остатки папиросной гильзы в испачканном пеплом хрустале, измученный державными заботами правитель подошел к широкому окну и развернулся - с тем, чтобы солнечные лучи светили прямо в лицо посетителя. А самого хозяина кабинета наоборот, оставляли в легкой тени, не позволяющей отследить его мимику.
  - Пригласи.
  Придав себе выражение отстраненно-вежливой благожелательности, Николай заодно припомнил и содержание краткой справки, составляемой на каждого, кто удостаивался его личной аудиенции. Очередной проситель (в этом сомнений не было) служил в Отдельном корпусе жандармов, и проявил себя на выбранной стезе более чем хорошо - раз уж в свои сорок три года выслужил генеральский чин и полдюжины орденов. Исполнителен, но в то же время разумно инициативен, в меру честолюбив, из самых заметных достижений за ним числится недавнее обнаружение и успешный разгром "Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России" - так называемого Бунда.
  - Ваше императорское величество!
  Сафьяновая папка в руках посетителя не оставляла простора для царских фантазий - будут просить. Только пока непонятно чего. Должности, соответствующей его талантам? Или, может, управы на обязательных при таком быстром карьерном росте недоброжелателей? Подметив опытным взглядом верные признаки волнения и нерешительности, Николай Александрович решил чуть-чуть помочь:
  - Слушаю вас?..
  - Ваше императорское величество!.. Осмелюсь начать издалека, но все же прошу меня выслушать.
  Сдавив темный сафьян так, что побелели пальцы, свежеиспеченный генерал-майор глубоко вздохнул и начал:
  - Когда вследствие печальных событий, произошедших на набережной Екатерининского канала, покойный ныне Его императорское величество Александр Александрович вступил на трон, одним из его первых дел было кардинальное переустройство работы министерства внутренних дел и корпуса жандармов. Потому что в своем существующем виде, оные учреждения никак не могли обеспечивать спокойствие государства и безопасность августейшей фамилии - и как показало дальнейшее время, эти его действия принесли должный результат. Так называемая "Народная Воля" в кратчайшие сроки была обезглавлена, большинство ее членов настигло справедливое возмездие, дальнейшее появление бомбистов сошло на нет...
  С трудом разжав пальцы, посетитель переложил свою ношу в другую руку.
  - Но прошло время, появились новые вредоносные идеи и их носители, быстрый технический прогресс упростил изготовление адских машинок и сделал доступными невозможные доселе способы покушений - а методы работы жандармов и полиции остались прежними.
  Видя невозмутимое лицо государя, Васильев не удержался и сломал заранее отрепетированную и на десять раз продуманную речь:
  - Осмелюсь привести наглядное доказательство. Агентурное наблюдение за лидерами еврейских марксистов позволило мне своевременно узнать об их желании организоваться в партию Бунд, а затем и определить место учредительного сбора новоявленной партии. Фоторужье с насадками особо рода и ловкие действия агента-наблюдателя дали возможность собрать первые неопровержимые доказательства - а затем и установить личность каждого делегата. Затем я подал рапорт по инстанциям, была организовано наружное наблюдение, вскрыты остальные бунтовщики...
  Сделав крохотную паузу, генерал-майор чуть понизил голос:
  - Но работа выполнена лишь наполовину. Потому что заслуженное наказание понесут только публичные фигуры - а те, кто их финансировал, и оказывал незримое содействие в расшатывании государственных устоев, остались и неизвестными, и ненаказанными. Пройдет некоторое время, и они обязательно воспрянут! Появятся новые бунтари-революционеры, одурманивающие своими речами и сладкими посулами простой народ, начнет организовываться новый Бунд - и совсем не факт, что на сей раз этот нарыв удастся вскрыть в самом начале. А вот если бы в министерстве внутренних дел было бы небольшое отделение, занимающее вопросами финансирования террористической деятельности - и непрерывно отслеживающее финансовую благонадежность крупных промышленников и банкиров!.. Таких как Нобель, Половцев, Савва Мамонтов, князь Агренев, старообрядцы Рябушинские, еврейские банкиры Поляковы или Гинзбурги...
  Шевельнувшись, хозяин кабинета легким жестом прервал посетителя и прошел за свой стол.
  - Садитесь. Ваши предложения?
  Генерал-майор тут же четким движением положил папку на затянутую в зеленое сукно столешницу - да так и остался стоять, вытянувшись как на параде, пока царь знакомился с проектом новой специальной службы.
  - Ну-с, ваши тезисы о контроле крупных чиновников - это вполне здраво, да...
  Уточнять, что самым крупным чиновником на данный момент считался Сергей Юльевич Витте, ни хозяин кабинета, ни проситель не стали, подразумевая это просто по умолчанию. Нет, члены императорской Фамилии тоже носили высокие чины и занимали высокие должности, но одно дело служащий династии дворянин, которого при нужде можно и заменить, и совсем другое - полноправные члены этой самой Династии. Их заменишь, как же!.. А вообще, идея о присмотре здравая: эвон, прошлый министр финансов как-то попался на взятке в пятьсот тысяч франков от французских Ротшильдов - папа тогда изрядно гневался...
  - Хм, и финансистов?
  - Вообще любой крупный капитал, Ваше величество. К сожалению, в виду отсутствия хоть какого-нибудь закона о банковской деятельности, у банкиров и ростовщиков имеется масса возможностей для разного рода махинаций и преступлений.
  Перечитав еще раз четвертую страницу с довольно скромным штатным расписанием, Николай Александрович поглядел на генерала, проявляющего на диво здравый карьеризм. Оценил его смелость: обратиться к нему через голову непосредственного начальства, значило накликать на себя немалые неприятности по службе... В случае неудачи, конечно. А еще правитель мимолетно приценился к идее заиметь еще один инструмент влияния на свое окружение - после чего медленно поинтересовался:
  - Вы привели в качестве примера Нобеля. Есть какие-то определенные сведения?
  - Так точно. Один из североамериканских финансистов-предпринимателей, а именно Джон Рокфеллер, пытается выдавить из бакинских нефтепромыслов упомянутого мной Нобеля и представителей Ротшильдов - а так же более мелких нефтепромышленников вроде братьев Зубаловых и Манташева. Для чего рекомый финансист начал оказывать поддержку местным бунтовщикам и откровенным бандитам. Пока незначительную, но Нобель категорически не намерен уступать - а посему я позволю себе предсказать некоторые волнения, или даже беспорядки в Баку через несколько лет.
  - Князь Агренев?
  - Есть подозрения, что он оказал определенного рода влияние на Главное артиллерийское управление и ряд чиновников военного ведомства - посредством чего вмешался в конкурс на трехдюймовку...
  Николай внутренне поморщился, вспоминая нездоровый энтузиазм младшего брата касательно новой полевой пушки. Если кто и влез в Конкурс руками и ногами, так это он!
  - И в разработку новых крупнокалиберных орудий береговой обороны.
  Про это Мишкин тоже ему все уши прожужжал, в открытую называя заслуженных генералов и чиновников Военведа "замшелыми пеньками" и "узколобыми ретроградами". И ведь не сказать, что он так уж неправ...
  - Так же у князя есть высокопоставленные друзья в Морском ведомстве, благодаря которым он регулярно получает весьма выгодные подряды и контракты.
  Прекрасно оценив тактичность, с которой его подданный обошел щекотливую тему мздоимства адмиралов вообще, и их начальника великого князя Александра Михайловича в частности - глава Дома Романовых сделал пометку на память. Умение вовремя остановиться в расследовании и знать свое место, это весьма ценный талант!
  - М-мм?.. Банкиры Поляковы?
  - Слишком вольно обращаются с чужими деньгами, Ваше императорское величество. Так же есть обоснованные подозрения на то, что они поддерживали Бунд, но, к моему глубочайшему сожалению, твердых доказательств найти не удалось. Однако я не теряю надежды...
  После этих слов во взгляде императора определенно что-то поменялось. Всего лишь на неуловимое мгновение мелькнула тень истинных чувств - но генерал в лазоревом мундире это заметил и запомнил.
  - Хм. Член Государственного совета Половцев?
  - Пользуясь своим высоким положением и злоупотребляя Высочайшим доверием, вне всякой меры наживается на поставках рельс и прочего металла для казенных нужд.
  Захлопнув папку и демонстративно положив ее перед собой, самодержец уточнил источник столь занимательных сведений.
  - Агентурные сведения и аналитическая работа. Еще внимательное чтение статистических сводок и газет - из последних, Ваше императорское величество, при определенной сноровке можно узнать много полезного.
  Помолчав, правитель громадной империи встал, и даже вышел из-за стола на целый шаг - намекая тем самым посетителю и на окончание аудиенции, и на свое благожелательное к нему отношение. Последнее давало надежду на то, что прошение будет всесторонне рассмотрено и обдумано - а не выкинуто в мусорную корзину сразу по уходу Васильева. Дождавшись, пока за жандармом-карьеристом закроется дверь, Николай Александрович уселся обратно и задумался.
  Бом!
  В себя его привел гулкий звон часов, отбивших половину третьего. Переложив папку в верхний "срочный" ящик стола, хозяин земли Русской с тоской во взгляде оглядел стопку всеподданейших докладов, ждущих его визы или просто решения. Сейчас бы погулять по тропинкам парка с ружьем, пострелять ворон, подышать свежим воздухом, насладиться чистым небом... Подтянув к себе пепельницу, он раскрыл коробку с папиросами и вздохнул. Каторга, настоящая каторга!
  
  ***
  
  Пузатая сигара дирижабля медленно и величаво плыла в небесной выси, размеренно гудя моторами на выносных пилонах. Размывались в полупрозрачные круги трудяги-пропеллеры, скользили солнечные лучи по серебристой обшивке - а далеко внизу бежала по верхушкам деревьев вытянутая тень малого транспортника серии "Чайка"...
  - Вижу первый ориентир! Капитан, мы на подходе к точке.
  Молодой мужчина в белой фуражке "первого после Бога" коротко кивнул штурману. Затем едва заметно покосился влево, где в специальном пассажирском кресле дремал его превосходительство генерал-губернатор Приамурского округа. Дремал, кстати, не просто так, а сильно утомившись на торжественном открытии первой очереди Владивостокского судостроительного и судоремонтного завода! В общем, голос капитану пришлось сильно понизить:
  - Рулевой-один! Коррекция курса, лево три.
  - Есть лево три!..
  Крутанув небольшое рулевое колесо, матрос начал внимательно следить за стрелкой большого компаса. Вот она отклонилась на один румб , затем миновала второй и третий, остановилась и нехотя начала сползать назад. Затем неуверенно закачалась, словно раздумывая - переступать черную черточку, или нет? Впрочем, от ее желания или нежелания тут мало что зависело.
  - Ориентир номер два!
  - Принято. Сбавить ход до малого...
  Дождавшись, пока указатель скорости с мелодичным звоном изменит положение, капитан одобрительно кивнул:
  - Так держать.
  - Есть так держать!..
  Потихоньку замедляясь, многометровая туша воздушного кита оставила позади приметную скалу с раздвоенной вершинкой, слегка выпирающей над зеленым морем тайги наподобие кораллового рифа. Вильнула носом от сильного порыва бокового ветра, недовольно рыкнула моторами правого пилона, парируя начавшееся отклонение с курса - и безошибочно навелась на столб густого черного дыма, появившийся впереди.
  - Кхм!..
  Поглядев на сладко посапывающего пассажира, командир малого транспортника нерешительно погладил тумблер общекорабельного ревуна. Вздохнул, переглянулся с навигатором, и потянулся к телефонной трубке внутренней связи.
  - Машинное, объявляю десятиминутную готовность к сбросу.
  Пока он отдавал распоряжения, штурман как раз отщелкнул защитный колпак на очередном приборе. Привычными движениями подкорректировал положение тугих верньеров, вводя поправки на скорость, высоту полета и ветровой снос - после чего буквально влип лицом в резиновые наглазники оптического прицела. Кто-то скажет - бомбового. Скажет, и будет полностью не прав, ведь дирижабли серии "Чайка" были абсолютно мирными воздушными судами! Хотя, конечно, кое-какое оружие на борту все же несли: ракетницу с тремя дюжинами разноцветных зарядов и гладкоствольный дробовик с полусотней патронов - но все это входило в комплект выживания (не дай Бог, конечно!) при возможном крушении.
  - Принять самый малый ход.
  - Есть самый малый!
  - Приготовиться к сбросу!..
  Приветствуя "Чайку", с лысой вершины большого холма ввинтилась в небо пара красных огоньков. Чем ближе подплывал дирижабль, тем отчетливее становилось видно, что плешь у безымянной высоты появилась сравнительно недавно, с приходом в эти места людей с топорами и пилами - а до этого холм мог похвастаться вполне густой "прической". Тем временем меж капитаном и навигатором завязался размеренный диалог:
  - На курсе, высота двести, скорость три!
  - Подтверждаю снятие стопоров-предохранителей... Люк открыт.
  - Вижу сигнал с земли о готовности к приему груза!..
  - Внимание, приготовится к сбросу. Штурман, отсчет?
  - Внимание! Три, два, один, ноль... Сброс!!!
  Стоило только прозвучать на мостике последней команде, как из дирижабля вывалились три ОЧЕНЬ больших мешка и два сравнительно маленьких - каждый из которых был плотно упакован в веревочную сетку. Захлопали, раскрываясь, белые парашюты, превратившие стремительное падение в плавное и медленное. Подпрыгнул вверх воздушный исполин, разом "похудевший" почти на тонну, засуетились внизу похожие на мелких мурашей люди, готовясь к приземлению желанных "гостинчиков"... Лишь самому грузу было все равно. Гороховая, гречневая и рисовая крупа, кофе в зернах и растворимый, упаковки с чаем - все это жестоких ударов о деревья и землю ничуть не боялось. Одежда взамен потрепанной и порванной, охотничьи боеприпасы, относительно свежая пресса, почта и прочие полезные мелочи - так же были равнодушны к подобным испытаниям. И только разные вкусные деликатесы вроде сыра, шоколада и мятных леденцов, лекарств и солидного запаса спирта (исключительно для медицинских целей, ага) отправились вниз отдельно и с двойным комплектом парашютов, так что в их мягком приземлении можно было не сомневаться.
  - Все штатно.
  Два коротких слова завершили плановую операцию снабжения одной из геологоразведочных партий Русской дальневосточной компании - а заодно разбавили рабочую атмосферу на мостике ощущением хорошо выполненной работы.
  - Штурман, курс на Хабаровск.
  - Есть!
  Через два часа малый транспортник успешно покинул таежное море, чуть довернул и навис серебристой тушей над широкой речной гладью Амура - капитан же, отодвинув от себя полетный журнал, решил взбодриться чашечкой горячего чая. Крепкого, и разумеется, вприкуску с плиткой молочного шоколада. Ибо заслужил! Того же мнения (только в отношении себя) придерживался и навигатор, бывший завзятым сладкоежкой - вот только насладиться приятными моментами службы им помешал неожиданный звонок:
  Тр-ррр!
  Выслушав короткий доклад, старший офицер беззвучно выругался, впиваясь взглядом в приборы, показывающие скорость и высоту. Младший тоже, правда попутно он установил кружку из нержавейки в специальный зажим, и только потом вопросительно вскинул брови.
  - Выводи четвертый в резерв, пойдем на первом и третьем.
  Услышав это, штурман вздохнул и взял кружку обратно. Все же правильно говорят, что человек ко всему привыкает!.. Вот в первый раз, когда у них прямо в полете один за другим отказали сразу два мотора - вот тогда да, и паника была, и молитвы "Господи, спаси и сохрани!!!". Но и то сказать: высота полторы версты, до ближайшего селения тоже добрая сотня... Если напрямик топать, естественно. А тут из одного двигателя дым с искрами валит, второй неприятно звенит и захлебывается!.. Перепачканный маслом механик бешено крутит гайки, оба трюмных матроса носятся в поисках возможной утечки водорода, рулевые так сжали штурвалы, что едва сок из бакелита не выдавили... Да уж!!! Сейчас-то со смехом вспоминают, а тогда едва не поседели всем экипажем.
  - Черт знает что!..
  Стоило командиру корабля положить трубку, как треск моторов, и без того изрядно приглушенный пробковой обшивкой мостика и двойными стеклами обзорных иллюминаторов, ослаб еще сильнее - а указатель скорости сам по себе с печальным звоном переполз с положения "Самый полный" на "Средний".
  - Что на этот раз?
  Не отрываясь от описания чрезвычайного происшествия в журнале, двадцатилетний капитан Иван Федорович Бусыгин недовольно дернул щекой:
  - Механик уверен, что коренные подшипники полетели. Еще стружку обнаружил в маслофильтре - так что и цилиндрам тоже конец. Плюс ко всему, четвертый движок греться начал...
  Навигатор (и по совместительству лучший друг голоногого детства) степенно огладил жиденькую бородку и усы.
  - Слышал я, что скоро на новые моторы переходить будем - ЯМЗ-90. И "лошадок" на четверть побольше, и время до капремонта удвоится.
  Переглянувшись, офицеры "Чайки-3" дружно вздохнули, потому что вопрос с двигателями на их транспортнике был самым больным - ломались, сволочи! Гудели, звенели подшипниками, перегревались, жрали масло как не в себя, и стабильно подводили в самые ответственные моменты. И ладно бы только это! Привередливым исполинам требовались специально оборудованные аэродромы с умелыми причальными командами, особо качественное топливо и смазки, высококвалифицированные техники... Друзья как-то ради интереса прикинули траты на "прокорм" и обслуживание своей ласточки, умножили получившуюся сумму на три (именно столько воздушных китов уже плавало по небу над Дальним Востоком), поглядели на итог с пятью нулями и тихо ужаснулись. Получалось так, что дирижабль был не средством передвижения, а немыслимой роскошью, недоступной простым смертным. Собственно, то же касалось и мелких государств, и даже вполне себе крупных - на данный момент только Российская империя и Второй рейх строили и активно использовали малые, средние и большие транспортники, что же касается остальных... Ну, Франция старательно разрабатывала свои оригинальные конструкции, прикупив "на пробу" пару штук средних "Альбатросов" и стараясь раздобыть через русское Военное ведомство чертежи трехсотметрового гиганта "Кондора". Североамериканские Соединенные Штаты шли по французскому пути, вот только строить что-то свое не торопились - ожидая, когда развитие русских "птичек" и германских Цеппелинов позволит перевозить десятки тонн груза и уверенно пересекать Атлантический океан. Англия же... Она традиционно заботилась лишь о своем морском могуществе, считая дирижабли бестолковыми игрушками континентальных держав. Остальным странам оставалось или копить деньги и договариваться о рассрочках, или усиленно делать вид, что не очень-то и хотелось. В смысле - тратиться на безумно дорогое баловство, не имеющее практического (то есть военного) применения.
  - Да уж скорей бы...
  - Кхе-кхе!
  Обернувшись на проснувшегося пассажира, капитан Бусыгин машинально разгладил несуществующие складки на полетном комбинезоне темно-синего цвета.
  - Подлетаем, Иван Федорович?
  - Никак нет, ваше превосходительство, еще...
  Мазнув взглядом по приборной панели и молниеносно произведя нехитрый расчет, офицер накинул на всякий случай десяток минут - после чего уверенным голосом пообещал всего через час вернуть Приамурского генерал-губернатора на земную твердь.
  - Ну да, я так и подумал.
  С некоторым затруднением покинув комфортное кресло, Гродеков с большим удовольствием проинспектировал удобства на технической палубе (сходить в гальюн на высоте полуверсты - это ведь не каждому доступно, правда?), после чего согласился продегустировать адмиральский чай , специально приготовленный для столь высокопоставленного пассажира.
  - Гм?.. Отменно.
  Вдохнув аромат свежезаваренного "Кубанского" и французского коньяка шеститилетней выдержки, его превосходительство пробормотал что-то одобрительное и вернулся в кресло - где и отгородился от мостика экземпляром "Аргументов и фактов". Равнодушно скользнув глазами по передовице с новостями о недавно начавшейся Испано-Американской войне, генерал-губернатор нетерпеливо перелистнул пару страниц, выискивая кое-что вполне конкретное.
  - Так-с, вот оно!
  Добравшись до большой статьи, занявшей целый газетный разворот, Гродеков устроился поудобнее - и выпал из жизни на следующие полчаса, внимательно скользя глазами по печатным строчкам. Кое-какие места он перечитывал по нескольку раз, хмурясь и возмущенно фыркая. Где-то совсем наоборот, улыбался - и беззвучно шевеля губами, повторял наиболее понравившиеся фразы, одобрительно качая головой. А вообще, последние Высочайше одобренные изменения в "Уложении о наказаниях уголовных и исправительных" оставили у Николая Ивановича довольно сложное послевкусие. Как человеку, ему особенно пришлась по душе поправка насчет смертной казни душегубам-рецидивистам: в самом-то деле, они жизни невинных раз за разом забирают, а их за это всего лишь на каторгу? С коей они регулярно бегают - и довольно часто таки добегают до обжитых мест. Отлежатся, откормятся, и заново на преступный промысел выходят... Теперь же все, обагрил кровью руки во второй раз - милости просим на виселицу!
  - Рулевой-один, коррекция курса: принять право четыре.
  - Есть право четыре!
  Понаблюдав за слаженной работой экипажа, генерал-лейтенант вернулся к своим мыслям. Так вот, как человеку, ему все нравилось. Крупного государственного чиновника Гродекова новые дополнения к "Уложению..." тоже, в принципе, устраивали - особенно в той части, где были прописана изменившаяся ответственность за всякий там бомбизм-терроризм. От двадцати лет "во глубине Сибирских руд" начиная, и расстрелом заканчивая - это верно, это правильно! А то поймают шайку злоумышленников, одного-двух на виселицу, оставшихся же всего лишь в ссылку на несколько лет под присмотр полиции. Дабы они в мастерстве росли, так что ли? Прошения на его имя пишут, библиотеки просят, свежей прессы требуют... Ишь ты, журналы с газетами им подавай?!? Это на какие такие шиши, позвольте осведомиться? Но даже если бы какие суммы и были - он лучше лишнюю школу или реальное училище откроет, нежели этим кандальникам хоть один завалящий листок даст!!!
  Вот наказание за участие в незаконных политических организациях, генерал-лейтенант наоборот считал чрезмерным. Нет, сам Николай Иванович, конечно же, твердый монархист - попробовал бы он быть кем-то еще, на своем-то посту! Так это сейчас, на шестом десятке лет. В молодости же, случалось, что и вольнодумствовал в кругу проверенных друзей, всякие сомнительные идейки обсуждал, и даже едва не вляпался в... Кхм! В общем, Бог уберег. У юнцов кровь горячая, мысли бродят всякие, и порой выходит откровенная дурь - за которую в зрелом возрасте лет бывает очень стыдно. Что же теперь, за это сходу пять лет навешивать? Нет, что-то здесь недоработали. Одна надежда, что в ведомственных циркулярах пришлют разъяснения и необходимые подробности, а то ведь пятачок - это всего лишь гарантированный минимум наказания, верхний же предел заканчивается расстрелом на плацу! А еще, где-то там между минимумом и максимум затерялась золотая середина в виде крупного имущественного штрафа. Экая мелочь, право?.. Вот только если платить нечем, то любителей политики направят на принудительные работы, где те и будут пребывать вплоть до полной выплаты присужденного!.. Представив какого-нибудь студентика с впалой грудью, обнимающего неподъемное кайло (ладно, пусть даже легкий топор), бывший юнкер Второго Константиновского училища скептически поморщился. Нет, ну ерунда ведь получится?..
  - Мда-с. Без Витте тут явно не обошлось.
  Тихонечко вздохнув, пассажир быстро оглядел мостик - не слышал ли кто его сентенции? Вновь отгородился от всех газетой, и чуть прикрыл глаза: в общем и целом, человека и крупного чиновника Гродекова давно назревшие правки "Уложения о наказаниях" устраивали. Мир вокруг меняется, общество развивается... Да-с. Но кроме первых двух, был еще и потомственный дворянин Гродеков - коий был весьма недоволен. Во-первых, он считал, что одними лишь запретами и наказаниями ничего не решить - и неплохо было бы уже Государю разрешить политические партии, как выразителей мнений разных кругов все того же общества. Всего лишь выразители, без какого-либо покушения на самодержавные устои! Во-вторых, Николай Иванович с большой настороженностью воспринял дополнение, касающееся ответственности за финансирование незаконных политических организаций. Обязательная конфискация всего имущества и поражение в гражданских правах?.. Как-то оно все очень нехорошо звучит. А как же незыблемость права частной собственности и права дворян? Куда не ткнись, сплошные вопросы. Скорее бы уже дождаться развернутых комментариев авторитетных правоведов... Нет, ну надо же? Конфискация?!?
  - Уж это совершенно точно Витте измыслил! Только он может такими иезуитскими ходами стремиться пополнить казну.
  К счастью, было два соображения, успокаивающих нешуточные тревоги пятидесятипятилетнего дворянина. Первым был тот факт, что все эти реквизиции, многолетние сроки заключения и все прочие "драконовы" меры наказания должен был присуждать только и исключительно суд присяжных. Вторым... Ну, в России-матушке уже давно повелось так, что строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Эх, сейчас бы с князем Агреневым потолковать! Сразу бы многое прояснилось, если не все вообще. Директор Дымков тоже весьма осведомленная личность, но все же до своего начальника ему далеко...
  - Эх!!!
  Несмотря на то, что все на мостике были заняты непонятными делами, важный пассажир все равно не остался без присмотра - и стоило ему громко вздохнуть и пошевелиться, как капитан тут же нашел возможность подойти.
  - Не прикажете ли еще чаю, Ваше превосходительство? Может, желаете отобедать? Или вот, новинка от Шустова - коньяк "Авиатор"? Говорят, обладает благотворным успокаивающим и расслабляющим эффектом.
  Высоты и полетов генерал-лейтенант Гродеков не боялся от слова совсем, да и на нервы покамест не жаловался - но снять пробу с новинки не отказался. Заодно продолжив осваивать свежую прессу, успешно коротая время до неотвратимо приближающегося прибытия в Хабаровск.
  - Продолжаются поиски тел старших офицеров американского броненосца "Мэн", затонувшего в результате взрыва...
  Раздраженно фыркнув (и не надоедает ведь мусолить одно и то же?!?), и невольно обдав газетный разворот мелкими брызгами коньяка, Николай Иванович перекинул страницу "Столичных ведомостей". Затем еще раз, сходу наткнувшись на чрезвычайно интересную статью, посвященную принятию германским рейхстагом военно-морской программы гросс-адмирала Второго рейха, Альфреда фон Тирпица. Это вам не известия о мелкой возне третьестепенных держав - а новости о действительно важных вещах!..
  - Интересно, а о реакции Англии что-нибудь успели... А, вижу-вижу!
  Тр-ррр!
  Перестав развлекаться за счет Его превосходительства приамурского генерал-губернатора (путем угадывания причин, по которым тот хмурился или хмыкал), капитан транспортника вальяжным движением руки подхватил трубку внутренней связи:
  - Мостик. Так? Сброс десятой части - подтверждаю!..
  Повернувшись к пассажиру спиной, офицер весьма витиевато выругался. К счастью, без какого-либо сотрясения воздуха - но штурман все равно не на шутку встревожился, потому что командир корабля даже беззвучными матюгами старался не злоупотреблять.
  - Что?..
  Намекающе стрельнув глазами за обзорные иллюминаторы левой стороны, где вдруг заиграла радуга на сбрасываемой вниз воде балласта, "первый после Бога" накинул форменную куртку и неторопливо покинул мостик. Тут же указатель скорости хода упал в положение "Малый", полежал там пару минут - и словно окончательно обессилев, медленно-медленно сполз на "Самый малый". Теперь уже и офицер-навигатор отвернулся от пассажирского кресла, неподдельно заинтересовавшись показаниями сразу всех датчиков и указателей на приборной доске.
  Тр-ррр!
  Приняв какое-то распоряжение, штурман с карандашом в руках уткнулся носом в карту, всем своим видом демонстрируя спокойствие уверенного профессионала.
  - Капитан на мостике!
  Выслушав стандартное "Без происшествий", Бусыгин покосился на генерал-губернатора, как раз добравшегося до биржевых сводок. Затем перевел взгляд на указатель скорости и беззвучно вздохнул, подтягивая к себе полетный журнал.
  Тр-ррр!
  С каменным лицом выслушав рапорт машинного отделения, первый офицер выдал лаконично-емкое:
  - Запускай четвертый!
  После чего вписал в пустую строчку журнала очередную полетную веху, зафиксировав выход из строя двигателя номер один.
  - Иван Федорович, возникли какие-то сложности?
  Генерал-лейтенант Гродеков, хотя и не разбирался в науке вождения и ориентирования воздушных кораблей (причем от слова совсем), зато прекрасно уловил некоторое напряжение на мостике.
  - Да, Ваше превосходительство, сильный встречный ветер.
  Сложив газету на колени, крупный имперский чиновник оглядел аэронавтов проницательным взглядом и уточнил:
  - И чем это нам может грозить?
  - Завершение полета немного отодвинется по времени, Ваше превосходительство.
  - Право же, Иван Федорович, это совершеннейшие пустяки.
  Переглянувшись со штурманом и рулевым, капитан учтиво подтвердил:
  - Так точно, Ваше превосходительство.
  К плоской бутылке-фляжке "Авиатора" добавилась плитка пайкового шоколада с орехами - после чего, преисполнившись бодрости, Его превосходительство с новой силой зашуршал свежей прессой. Офицеры же, с некоторой опаской покосившись на аппарат внутренней связи, принялись дружно медитировать на приборную доску. Буквально кожей ощущая каждую версту, разделяющую их "Чайку-3" и родимый эллинг, в котором прямо-таки истомилась в ожидании серебристой красавицы бригада опытных техников...
  Тр-ррр!
  - Мостик.
  Слегка дернув щекой и отстранившись от угольного микрофона, "хозяин" малого транспортника шагнул к навигационной стойке и вгляделся в жирную карандашную линию, отмечавшую уже пройденный путь.
  - Останавливай.
  У вахтенных матросов от таких новостей заиграли на скулах желваки; второй офицер подхватил бинокль и начал любоваться видами тайги и Амура, а капитан... Он, отметив в журнале время выхода из строя четвертого двигателя, неожиданно улыбнулся - и безбожно фальшивя, тихонечко замурлыкал себе под нос.
  - Все хорошо, прекрасная маркиза, дела идут и жизнь легка, ни одного печального сюрприза, за исключеньем пустяка...
  - Вижу первый ориентир!
  Опустив бинокль, штурман перевел дух и вымученно усмехнулся, приветствуя несгибаемый оптимизм командира.
  - Внимание, коррекция курса!.. Принять влево на семь делений, снижение до трехсот.
  Оба вахтенных моментально закрутили штурвалы горизонтального и вертикального управления, обрадовано рявкнув слитное:
  - Есть!
  Даже очередная трель аппарата внутренней связи и доклад механика о том, что последний действующий двигатель начал "звенеть" коренными подшипниками, не испортил приподнятое настроение на мостике - потому что под тушей воздушного кита начали проплывать редкие постройки хабаровского пригорода. Еще пятнадцать минут, заполненных отрывистыми командами, и наконец-то прозвучало долгожданное:
  - На курсе, высота сто, скорость два!
  Еще недавно мягкая и почти незаметная качка воздушного судна сменилась на резкие, и временами даже непонятные рывки:
  - Подтверждаю снятие стопоров-предохранителей и готовность к сбросу причальных концов.
  - Прошел сигнал с земли - причальная команда на месте!..
  - Вижу указатели... Начинаю отсчет.
  Просевший еще сильнее по высоте и постоянно замедляющий ход транспортник подплыл к летному полю и разом сбросил канаты со свинцовыми грузиками - за которыми тут же принялись бегать две дюжины людей. Поймали, сноровисто прицепили к специальным тяжеленным тележкам на рельсах, выбрали слабину - и стреноженный воздушный кит покорно застыл на месте. Еще полчаса ожидания, редких действий экипажа и плавных эволюций дирижабля, и гондола "Чайки-3" наконец-то сотряслась от соприкосновения с конструкциями эллинга. Добрались...
  - Ваше превосходительство, температура за бортом пятнадцать градусов выше нуля по шкале Цельсия, ветер умеренный, ясно. Время прибытия - восемнадцать часов двадцать минут.
  Поблагодарив за оперативную доставку своей особы из Владивостока в Хабаровск и тепло попрощавшись, генерал-губернатор в превосходном настроении покинул малый транспортник. Не увидев, как после его ухода бравый капитан обмяк в кресле и рванул-расстегнул тугой воротничок, с "мясом" выдрав сразу два крючка. Длинно выдохнул, снял и повертел в руках щегольскую белую фуражку. Прикрыл глаза, в которых сквозь отблески эмоций наконец-то проступила сильная усталость... Заглянувший к офицерам главный механик базы при виде такой картины понимающе кивнул и негромко отчитался второму офицеру:
  - Третьему двигателю минут двадцать работы оставалось - а потом бы вы, как лист на ветру.
  Словно в ответ, по гондоле прокатилась резкая дрожь - а в приоткрытый обзорный иллюминатор донеслась энергичная команда техников, меняющих все четыре мотора разом:
  - Вира по малу!..
  Отпустив команду, друзья детства переглянулись - а затем нагло злоупотребили служебным положением, облегчив гостевой бар на остатки шустовского и французского коньяка. И вообще, это в лекарственных целях! Употребили мелкими глотками под пайковый сыр, выдохнули, повторили...
  - Не жалеешь, Вань?
  Иван Бусыгин невольно вспомнил радость отца, когда старший брат Мартын поспособствовал его переезду и трудоустройству на Сестрорецкую фабрику. Строгость и даже жесткость бати, зорко следившего за успехами отпрыска, и чуть ли не за ухо притащившего мелкого щегла в Добровольное общество содействия армии, аэронавтике и флоту. Как его уже в подростковом возрасте отметили учителя, как выдвинули на соискание именной стипендии его сиятельства князя Агренева... Зубрежку учебников перед экзаменами, причем стоя на табурете - чтобы если вдруг заснет, то через боль от падения быстро проснуться. Поддержка родных, собственные старания, благожелательное отношение наставников, странное томление в груди во время первого в жизни прыжка с парашютом, занятия на учебном мостике и разных тренажерах, придирки экзаменационной комиссии, восторг от обладания своим дирижаблем - все это сложилось в счастливом выдохе:
  - Не-е... Небо - это мое!!!
  
  
  
   Глава 6
  
  
  
  - Господа.
  Пока два представительных мужчины в возрасте "слегка за пятьдесят" обменивались с хозяином приветствиями, сопровождающие их молодые помощники не поленились изобразить почтительный полупоклон.
  - Прошу располагаться.
  Гость, занявший правое кресло, имел почетное звание "ювелира Его императорского величества", являлся весьма одаренным мастером своего дела, и ко всему прочему - возглавлял известную ювелирную фирму "К.Э.Болин". Другой гость обладал схожим набором регалий и званий, тоже был главой аналогичной компании, да и личной известностью не был обделен. Кто же в России не слышал про Карла Фаберже? Разумеется, из тех, кто мог позволить себе покупку драгоценных украшений, и прочих милых женскому сердцу безделиц.
  - Для начала, позвольте выразить признательность за то, что вы сочли для себя возможным откликнуться на мое приглашение.
  Перед тем как коротко кивнуть, представители двух конкурирующих фирм (а заодно и семейных династий), удивительно синхронно покосились друг на друга. Еще бы они не откликнулись на приглашение такого клиента! От него за версту разило запахом БОЛЬШОГО заказа, и этот будоражащий воображение аромат поневоле заставлял помощников нервно тискать в руках сафьяновые папки с рисунками наиболее удачных работ.
  "Им бы шпаги в руки, а альбомы с эскизами - вместо щитов. Вот бы вышла потеха!.. Так, не отвлекаемся".
  - С вашего позволения, перейдем к делу. Вы конечно же знаете, господа, что у меня есть воспитанница...
  Потомственные ювелиры солидно покивали. Ну как же, как же! Слышали об этой девице многие - правда, мало кто ее видел. Значит, они угадали, и речь пойдет о ее приданном?
  - Кроме того, есть двоюродная сестра, и тетушка, во всем заменившая мне мать.
  Фаберже и Болин обменялись молниеносными уколами взглядов, но первым успел заговорить потомок французских гугенотов. Причем он не преминул еще раз уязвить конкурента, намеком на давнее и весьма близкое знакомство с молодым архимиллионером:
  - Александр Яковлевич, в пределы какой суммы вы бы желали уложиться?
  - Цена не имеет значения, Карл Густавович, важна лишь красота.
  - О!!!
  Ювелир императорского Эрмитажа едва не прослезился: ведь это были именно его слова! В смысле, он считал точно так же, и требовал этого от всех в своей фирме. Даже молоточек специальный завел, чтобы разбивать им наиболее неудачные творения...
  - Кхм. Ваше сиятельство?..
  - Прошу без церемоний, Эдуард Карлович.
  Приободрившись, обрусевший швед уточнил, есть ли у заказчика конкретные предпочтения. Что за изделия нужны, какие в них будут камни, их цвет и размер? И главное, кто и какую часть работ будет исполнять? Не успел сиятельный клиент ответить, а между двумя главами компаний уже проскочила незримая искра.
  "А говорят, ювелиры тихие спокойные люди! Кругом сплошная ложь".
  - Думаю, будет хорошо, если "К.Э.Болин" займется фамильными драгоценностями моей воспитанницы, и подарком для тетушки. Ваша же фирма, Карл Густавович, поможет мне с остальной частью приданого, и подарком для кузины.
  Вновь переглянувшись, ювелиры с внутренним вздохом заключили временное перемирие. Как бы не хотел Фаберже поработать с крупными дорогими камнями, но пальму первенства в этом вопросе (с соответствующей репутацией) прочно удерживала конкурирующая династия мастеров-"бриллиантщиков". С другой стороны, Эдуард Болин тоже не мог не признать, что работа с серебром и мелкими камнями у соперника поставлена лучше, нежели на его семейном предприятии. Не та специализация, чего уж тут? Так что с точки зрения заказчика это был весьма разумный выбор.
  - Важный момент: к каждому фамильному украшению необходима его точная копия.
  Придворный ювелир на это лишь понимающе кивнул: вопрос возможного воровства или же нечаянной потери любимых родовых безделушек беспокоил многие аристократические семейства. К счастью, лекарство от этой напасти было давно известно - заказать то же самое, но не с настоящими камнями, а цветными стекляшками. В смысле, полудрагоценными аналогами настоящих алмазов или рубинов, которые и носить не стыдно, и потерять не жалко.
  - Что же касается вида и количества изделий, то все подробности можно обсудить с моей тетушкой.
  Поглядев на изящный серебряный колокольчик, чей мягкий перезвон заполнил образовавшуюся в разговоре паузу, Карл Фаберже едва заметно улыбнулся: его работа! Ну, не лично - но его мастеров!
  - Господа.
  В открывшемся дверном проеме показалась, присела в книксене и тут же исчезла горничная, затем прошел от силы десяток секунд - и все в кабинете резко встали, приветствуя даму в светлом платье. Пока хозяин представлял ей гостей, те осторожно разглядывали тетю самого князя Агренева. Немаловажное уточнение: любимую тетю! Слухов о ней ходило не меньше, чем о его воспитаннице. И большая часть оказалась полной ерундой! Перед придворными ювелирами была не старуха в старомодном чепчике времен позапрошлого царствования, а вполне статная и прекрасно сохранившаяся для своих лет madame - одетая по последней парижской моде, с ухоженными ручками и нежной кожей лица, сложной прической, приятно-тонким и чуточку терпким запах духов... Провинциалка? Ха!
  - Тетушка, вот эти господа помогут вам сделать выбор...
  Носители альбомов моментально шагнули ближе. Ревниво переглянулись, и сделали еще крохотные шажки - готовые умереть, но расшибиться в лепешку на благо родных фирм! В смысле, уговорить клиента на максимум возможного.
  - Ну, или хотя бы понять, в каком направлении стоит двигаться. Немного позже я к вам обязательно присоединюсь.
  - Конечно, Сашенька...
  Попрощавшись с вновь подскочившими на ноги Болиным и Фаберже, и позволив племяннику приложиться к ручке, дама в сопровождении приказчиков-помощников уплыла вглубь княжеских апартаментов.
  - Ну что же, с этим делом, смею надеяться, мы решили.
  Расслабившиеся было ювелиры, тут же выразили своими фигурами неподдельное внимание. Еще один заказ?
  - Прежде чем озвучить некое предложение, касающееся вас обоих, позвольте мне кое-что продемонстрировать и рассказать.
  После призыва серебряного колокольчика, в дверь кабинета пожаловала уже знакомая горничная с сервировочным столиком, накрытым куском батиста. Двигаясь с удивительной плавностью и изяществом, довела свой интригующий груз до гостей, вновь продемонстрировала безупречность книксена, и была такова.
  - Вне всяких сомнений вы знаете, господа, что примерно пять лет назад я договорился с Кабинетом Его императорского величества о долговременной аренде уральских изумрудных копей.
  Карл Густавович закивал, словно болванчик: еще бы он не знал, регулярно приобретая мелкие камни чистой воды! Эдуард Карлович среагировал с некоторой задержкой, но тоже подтвердил свою несомненную осведомленность.
  - Так же, я имею определенное отношение к добыче алмазов в Германской Юго-Западной Африке - или, как в последнее время начали называть в газетах это место, Намибии.
  Подцепив ткань, князь Агренев аккуратно ее сдвинул, открывая короткий две больших емкости-кюветы из стекла. Первая до самого верха была наполнена крупными алмазами, вторая же... Неужели?.. Но ведь их положено сдавать?!?
  - Нет-нет, господа, эти изумруды из Колумбии. Уральские полностью выкупает казна - оставляя, впрочем, в моем полном распоряжении добытые попутно бериллы и александриты.
  Еще одно движение руки обнажило разноцветный нефрит, полдюжины разновидностей агата, зеленоватые и голубоватые топазы и нежно-фиолетовые аметисты.
  - Из Забайкалья.
  Новый шелест ткани открыл сапфиры, рубины и гранаты.
  - Цейлон... В основном.
  Белоснежный батист вновь сдвинулся вправо, позволяя свету отразиться от трех рядков кювет, в которых застыла окаменевшая радуга - из алмазов и сапфиров, рубинов и изумрудов, благородной шпинели и разной мелочи типа гранатов, разноцветных бериллов и турмалина.
  - Дары Африки, так сказать.
  Еще один сервировочный столик занял место возле первого - вот только гости были так сконцентрированы на его содержимом, что полностью проигнорировали все старания горничной красиво двигаться и неслышно ступать.
  - Алмазы из Венесуэлы, цитрины из Аргентины, кое-что из Испании...
  Это самое "кое-что" занимало целую дюжину кюветок, заставляя думать, что некто проводил в одной солнечной стране полноценную геологоразведку. А вообще, если бы человеческие взгляды могли воздействовать на материю, льняная ткань давно бы вспыхнула жарким пламенем - ну или просто истлела в зыбкий прах.
  - Из Мексики...
  Нефрит, огненные и насыщенно-синие опалы, бирюза, лазурит, агаты, малахит, алые веточки кораллов, оникс, пластинки перламутра и неровные шарики жемчуга тоже наводили на некоторые подозрения. К примеру, о долгой работе неизвестных геологов в еще более далекой и солнечной стране, нежели относительно близкая Испания.
  - Прибалтийский янтарь, ну и немного японского жемчуга.
  Вернувшись за стол, хозяин кабинета выдвинул верхний ящик и размеренными движениями выставил перед собой "заборчик" из полудюжины небольших кювет:
  - Это камни, полученные искусственно в промышленной установке: рубины и сапфиры.
  К чести ювелиров, они отменно держали себя в руках - хотя предъявленная им "экспозиция" уже тянула на пару-тройку миллионов рублей. А может и больше. Существенно больше! Приценившись опытным взглядом к африканским камням, Эдуард Болин сходу подметил парочку будущих двадцатикаратных бриллиантов. Еще один экземпляр, при удачной разделке и огранке, мог вытянуть и на тридцать. А вон тот?..
  - Вы позволите несколько... Освидетельствовать, так сказать?
  - О, разумеется! Вот здесь ювелирные увеличительные очки, и лупы с подсветкой.
  Следующие десять минут прошли в полном молчании, изредка нарушаемом шорохом и перестуком драгоценных камней.
  - Алмазы, как я понимаю, выделывать еще не получается?
  Хмыкнув с неопределенной интонацией, Агренев успокоил мастеров-экспертов ювелирного дела:
  - Уверяю, существующее положение вещей меня абсолютно устраивает. Собственно, изначально установка синтеза искусственных рубинов разрабатывалась для некоторых нужд одного из моих производств...
  - Рубиновые подшипники для часов и сверхточных измерительных приборов?
  Поглядев на Фаберже с определенной долей удивления, оружейный магнат подтвердил:
  - Они самые, Карл Густавович. Вижу, вам не чужды последние веяния технического прогресса?
  Снимая наглазную лупу, седобородый мужчина печально вздохнул:
  - Однако, как быстро все меняется. И многое, бывшее прежде незыблемым, рушится прямо на глазах... Вы верно забыли, Александр Яковлевич, как обращались ко мне с просьбой о консультациях для директора Ковровских заводов?
  - Гм? Виноват, запамятовал.
  - Кстати, позвольте полюбопытствовать: камни выращены по методу Марка Гудена , или француза Вернейля?
  - Ну что вы, у меня полностью оригинальная технология. К тому же...
  Хозяин небрежно "зачерпнул" несколько крупных образцов.
  - Видите? У названых вами господ пока получаются лишь простые сапфиры, на моей же установке - еще и звездчатые .
  Придворный ювелир Болин на ерунду вроде пустых разговоров не отвлекался, упоенно роясь в кюветах с венесуэльскими и намибийскими "дарами природы". Небольшой круг из полупрозрачных камней все рос и рос, пока его не замкнул булыжник благородной шпинели в добрых сорок карат весом, окруженный свитой из рубиново-алмазной мелочи - сам же мастер после этого откинулся на спинку стула, и начал вытирать платочком трудовую испарину.
  - Вот с этого, господа вы мои, выйдет та-акое ожерелье!..
  Придя в себя, Эдуард Карлович опустил взгляд на самоцветный "микс" и растерянно сморгнул:
  - Э-ээ, кхм? Прошу извинить, я несколько... Увлекся.
  - Ничего страшного. Ведь именно эта увлеченность и делает вас лучшими в своем деле, не правда ли? Однако, с вашего позволения, я продолжу.
  Задумавшись о чем-то на пару мгновений, князь мимолетно улыбнулся:
  - Вернее, устрою небольшой экскурс в недалекое прошлое. Итак: когда я основал Русскую оружейную компанию, то почти сразу столкнулся с одним неприятным обстоятельством - когда желания покупателей не соответствуют их же финансовым возможностям. Думаю, вам это знакомо?
  Потомственные ювелиры дружно кивнули: еще как!
  - Впоследствии масштаб этой проблемы только рос... К счастью, мои управляющие вполне хороши, и смогли как-то приспособиться.
  Выразительно покосившись на два столика с самоцветами, архимиллионер продолжил делиться секретами преуспевания в делах:
  - Мои компании известны своим гибким подходом к каждому перспективному клиенту. С одной стороны, это весьма помогает в коммерческих вопросах, с другой же - скопилось довольно большое количество разного сырья, которое было бы неплохо как-то переработать.
  "Особенно технические алмазы, которых скопилась уже пара тонн! Надо бы не забыть отгрузить внеплановых живительных пенделей кое-кому в Коврове, чтобы шевелились насчет алмазного инструмента".
  Пока Александр делал себе мысленную пометочку, лица Болина и Фаберже все больше и больше светлели - кажется, они начали понимать, к чему идет разговор. Вернее, так им начало казаться.
  - Когда я только столкнулся с подобными трудностями, то начал наводить справки - и выяснил, что огранка в Российской империи поставлена на весьма среднем уровне. Нет, что касается самоцветов, то все более-менее, благодаря Петергофскому гранильному заводу. Но вот с разделкой алмазов, увы, все гораздо хуже - соответствующее казенное предприятие в Екатеринбурге, качеством своей работы откровенно не радует.
  Придворные ювелиры скривились, причем каждый на свой лад. Да как же, хуже. Откровенно хреново!!! Чтобы раскрыть красоту и свет камней, зачастую приходиться отсылать их иностранным огранщикам. Те, конечно, за работу дерут, но хоть результат гарантируют!..
  - Разумеется, подобное положение дел меня не устраивало, поэтому я взял на себя труд договориться об обучении нескольких перспективных юношей у ведущих парижских специалистов. Годом позже и в Амстердаме нашлись целых два мастера, согласившихся поделиться секретами мастерства... Вот, кстати, образчики труда их учеников.
  Выложив из очередного ящика семь прямоугольных деревянных плашек с пазами-бороздками, в которых ювелиры обычно держали на рабочих верстаках отсортированные камни, Агренев медленно пододвинул их гостям. И проявил должное терпение - все те пятнадцать минут, пока те их оценивали, разглядывали... Да едва не облизывали!
  - Ну что же, вполне на уровне с мастерами Амстердама. Не из первой десятки огранщиков, конечно - но вполне, да-с!
  Болин был более лаконичен, всего лишь покрутив головой и согласно кашлянув. И хотя, в общем и целом этот отзыв был вполне положительным, нельзя было не заменить и некоего сомнения, промелькнувшего в его глазах.
  - К нашему счастью, Эдуард Карлович, молодые специалисты имеют тенденцию со временем набираться опыта и сноровки, улучшая свои прежние результаты. Кстати, в следующем году закончат обучение еще несколько ДЕСЯТКОВ стажеров...
  "Бедняги, они же сейчас косоглазие заработают!".
  Сделав крохотную паузу, хозяин кабинета позвонил в колокольчик, призывая горничную убрать два очень отвлекающих его гостей предмета обстановки.
  - Так же вас несомненно порадует новость о том, что неподалеку от Челябинска недавно закончили возведение ювелирной фабрики - и как раз сейчас устанавливают самое современнейшее оборудование, в числе которого и машины для автоматической огранки.
  - Машинная огранка?!?
  Даже просто мысль о штамповке украшений для потомственных мастеров, вкладывающих душу в каждую свою работу (да и как иначе?) шла по разряду кощунства.
  - Позвольте заверить: автоматическая гранильная установка герра Сваровски вполне хорошо справляется с обработкой мелких алмазов вплоть до пятикаратного размера. Вообще-то он собирался презентовать усовершенствованную модель своей машины на ближайшей всемирной выставке, но мы с Даниэлем некоторым образом деловые партнеры...
  Кое-как переварив новость об очередном детище технического прогресса, ювелиры попросили прояснить еще один момент.
  - Понимаю ваше недоумение, господа. Именно фабрика, потому что кроме огранки камней, там будут выделывать корпуса для часов, простейшие кольца и цепочки несложного плетения. Фактически, это будет несколько производств под одной крышей - ведь кроме каменно-самоцветного сырья, в наличии имеется и металлическое.
  Видя, что его не понимают, князь демонстративно тяжело вздохнул - и выдвинул очередной ящик стола, в сознании гостей начавшего ассоциироваться с чем-то вроде компактной пещеры сокровищ. С легким стуком на зеленую ткань столешни легли два пятидесятиграммовых слитка в форме изящных корабликов - и если золотая лодочка выглядела явным новоделом, то серебряная была определенно постарше, и вдобавок отполирована прикосновениями человеческих рук.
  Бум!
  Рядом с корабликами-лянами приземлился целый "баркас", примерно на два килограмма высокопробного серебра. Правда, при взгляде сверху обводы плавсредства скорее походили на грубый лапоть. Или башмак? Нет, все же на легкую плетеную сандалию .
  - У моих деловых партнеров из Китайской империи в ходу именно такие деньги. В других местах некоторые партнеры рассчитываются самодельными слитками из кое-как сплющенного самородного золота - и позвольте заверить, это еще не самый плохой вариант!
  Поглядев на слоновый бивень в серебряной оправе, закрепленный на одной из стен кабинета (сразу над покрытыми резьбой моржовыми клыками), и удостоверившись, что его намек понят, хозяин продолжил:
   - В любом случае, все это не подпадает под закон об обязательной сдаче драгоценных металлов в казну, ведь это золото получено в счет оплаты поставок, а не добыто на прииске. И думаю, уже общеизвестно, что мои компании любое сырье стараются переработать во что-то более полезное.
  И более дорогое - молчаливо закончили вконец запутавшиеся в предположениях гости.
  - Теперь, когда все необходимые предварительные сведения озвучены, я перейду к сути своего предложения. Она проста: господа, я предлагаю организовать картель!
  Молчание после этих слов было явно ошеломленно-растерянным.
  - Э-мм?
  Посчитав невнятный звук со стороны ювелиров за вполне конкретный вопрос, князь Агренев развил предложение:
  - Эдуард Карлович, вы и ваша фирма специализируетесь на дорогих и очень дорогих украшениях. Вы же, Карл Густавович, выделываете замечательные произведения искусства и предметы обихода, но по большому счету - почти никак не пересекаетесь с "К.Э. Болин".
  - Ну, я бы так не сказал!
  - Хорошо, поправлюсь: не пересекаетесь в главном. И в любом случае, даже простенькая цепочка с клеймами ваших фирм не по карману какому-нибудь мещанину или мелкому служащему. Но ведь определенный спрос есть? Вот я и займу нишу недорогих изделий фабричной выделки. У вас авторские работы и индивидуальный подход, у меня же бездушные машины и невзыскательный продукт повсеместного спроса. Впрочем, если нам удастся придти к согласию, то вполне возможно - копии ваших чудесных столовых приборов, выполненные из нержавеющей стали, станут доступны и простым людям. Которые, смею вас в этом заверить, тоже любят красивые вещи.
  Молчание воцарилось вновь, но на сей раз, было оно откровенно задумчивым.
  - Господа, я ни в коей мере не настаиваю на своем предложении. Но в моих планах открытие ювелирных салонов в каждой европейской столице, а потом и на другом континенте. В той же Венесуэле, многие мои деловые партнеры весьма интересуются вашими работами... Как и в Аргентине. И мне бы очень хотелось, чтобы в салоне, который откроется на одной из главных улиц того же Буэнос-Айреса , было именно ТРИ экспозиции, а не всего лишь ОДНА.
  В принципе, Фаберже был не против. Да и как компаньон молодой князь не вызывал внутреннего отторжения, благодаря своей весьма солидной деловой репутации. Опять же, в рассуждении новых рынков и перспектив... Тот же Жозеф Шомэ упорно лезет в законные вотчины придворных ювелиров, планомерно обхаживая отдыхающих во Франции аристократов, и в особенности Великих княгинь. Почему бы не устроить ему ответную любезность? А лично Карл не отказался бы "подпустить шипов" еще одному французику, Луи Франсуа Картье - сей наглец уже несколько раз пытался выведать секрет его фирменного гильоша !..
  - Александр Яковлевич, а как все будет выглядеть? В том гипотетическом случае, если мы все же заключим соглашение?
  - Будет учреждена швейцарская компания с каким-нибудь броским и красивым названием, которая возьмет на себя управление заграничными салонами. Если возникнет на то ваше желание, то возможен выкуп акций этого предприятия в равной доле каждым из участников картеля. Но в любом случае пять процентов бумаг поступает во временное владение членам Правления, дабы они имели личный интерес в преуспевании нашего объединения. И еще пять-семь процентов...
   Хозяин кабинета возвел очи вверх, весьма толсто намекая на августейшее покровительство.
  - Личная заинтересованность весьма способствует продвижению русских товаров за рубеж.
  Ювелиры на такой пассаж лишь понимающе покивали.
  - Во всем остальном - обычный картель, когда фирмы сохраняют свою полную внутреннюю независимость при общей внешней политике. Разве что, кроме обеспечения сырьем, на мне будут вопросы инкассации и обеспечения безопасности перевозок. А то, смешно сказать - временами бывает так, что колье стоимостью в пятьдесят тысяч рублей доставляет покупателю один-единственный приказчик, имея для охраны и собственного спокойствия всего лишь дюжего ученика ювелира! Или везут алмазы из Антверпена на триста тысяч - в простом купе, в обычнейшем потертом саквояже... Большая удача, что грабители у нас столь ленивы и глупы.
  Болин заметно дернулся, но комментировать ничего не стал.
  - Собственно, господа, вы услышали все, что я желал до вас донести. Решать только и исключительно вам - но позвольте заверить, что мое предложение не имеет подводных камней, и несет лишь пользу и выгоду для всех сторон картеля. На случай отрицательного ответа, даю слово: никаких действий с моей стороны не будет.
  Встав, и тем самым подведя итог под встречей, Агренев обаятельно улыбнулся и чистосердечно признался:
  - Хотя я буду искренне сожалеть. Перспективы в случае нашего объединения открываются просто блестящие...
  "Особенно по реализации индийской храмовой добычи".
  - Всего наилучшего, господа.
  Проводив дорогих гостей аж до входной двери, архимиллионер душевно попрощался с будущими компаньонами (уж Фаберже точно пойдет на картель!). Подождал, пока закроется дверь, неслышно выдохнул и ослабил узел галстука: с трудовыми подвигами на сегодня было покончено. Впрочем, у начальства отпусков нет, а применительно к нему так и вообще "нам отдых только снился". Разумеется, последнее немедля подтвердилось, стоило только вернуться в кабинет:
  - Александр Яковлевич, у нас там с камушками небольшая заминка приключилась.
  С печальным вздохом выгрузив из ящиков стола все золото и серебро в услужливо подставленный бронекейс, князь ткнул пальцем в слоновый бивень и прочие костяные излишества - напоминая одному из звена телохранителей и стоящему с ним в паре экспедитору, чтобы не забыли снять и забрать с собой всю эту хрень.
  - Что случилось, Кирилл?
  Если рядовых тружеников Отдела экспедирования Агренев помнил в основном по лицам, то весь командный состав знал от и до - периодически балуя тех не только обращением по именам, но и вопросами про здоровье жены и детей. Ему не сложно, а им очень даже важно и приятно...
  - Да вот, почти все уложили, а эти не знаем - то ли к остальным ссыпать, то ли отдельно упаковать?..
  На фоне опустевших сервировочных столиков и неаккуратных стопок пустых кювет, поблескивали искорками отраженного солнечного света алмазы, маленькие рубины и крупная благородная шпинель. При взгляде на окружность из профессионально отобранных крупных камней, у Александра моментально возникла идея. Все же, человек старался, время тратил... Пусть уж тогда и завершит то, что начал? А он подумает, куда пристроить сверхдорогое женское украшение "императорского" класса.
  - Хм?.. Отдельно.
  Пока драгоценные минералы описывали поштучно, без всякого почтения ссыпая в простой холщовый мешочек, князь сходил до кабинета и написал коротенькое послание Эдуарду Болину - с предложением "изваять" из давальческого материала что-нибудь шедевральное. Разумеется, все расходы и оплату трудов заказчик брал на себя. Вернувшись, Александр как раз застал момент, когда каменный эквивалент примерно трехсот-четырехсот тысяч рублей закинули в грубую (зато прочную) брезентовую инкассаторскую сумку и начали продевать в проушины проволочный шнур со свинцовой "таблеткой" будущей пломбы.
  - Так: вот это лично в руки главе фирмы "К.Э.Болин". В случае согласия, ему же передать и эти камни.
  Приняв незапечатанный конверт с посланием, взамен старший экспедитор со всем почтением протянул начальству планшетку с уже заполненной накладной об изъятии части груза. А то кладовщики на спецскладе с бедного старшего экспедитора всю душу вытряхнут, дознаваясь, отчего это самоцветы и алмазы усохли в весе! Проклятые хомяки в человеческом обличье. Поди каждый карат посчитали и на три раза записали, душонки чернильные... Звучный щелчок пломбирных кусачек подвел итог под всеми формальностями.
  - Исполним в лучшем виде, Александр Яковлевич!
  - Я на тебя надеюсь, Кирилл.
  Оставив за спиной собирающихся на выход тружеников Отдела экспедирования, князь проследовал в большую гостиную, имея в планах присоединиться к тетушке - дабы посильно разделить ее муки выбора достойных украшений и приданного для Ульяны, и приободрить своим появлением ювелирных приказчиков. Однако... В общем, вместо ожидаемого рабочего процесса, с обсуждениями-предложениями и прочими словесами, его встретила тишина. А еще пустота, три полупустых чайных чашки на низеньком столике - и два знакомых альбома, небрежно брошенных прямо на софе.
  - Гм?
  Позвонив в колокольчик, слегка озадаченный племянник навел справки у горничной насчет потерявшейся родственницы. После чего отправился в малую дубовую гостиную, где "потеряшка" весьма пристально (можно даже сказать - с инквизиторским прищуром) рассматривала коллекцию стреляющего железа, развешенного над каминной полкой.
  - Что-то я не припомню вон того ружья?! Определенно, в прошлый мой приезд его не было!
  Невинная вроде фраза прозвучала тоном, коим впору было объявлять смертный приговор.
  - Который? Ах, эта револьверная винтовка? Валентин Иванович Греве не так давно свел близкое знакомство с тульским оружейным фабрикантом Гольтяковым - а тот презентовал ему для меня полную копию винтовки, выделанной им в свое время для императора Александра Второго.
  - Н-да?..
  Расстрельный приговор временно заменили вердиктом "направить на доследование!"
  - Вот еще охотничий двуствольный пистолет его же конструкции. Занятная вещица, не правда ли? Выделано всего три экземпляра, один в Оружейной палате Московского кремля, еще один у Гольтякова, а третий - вот он!
  Вердикт вновь пересмотрели в сторону смягчения, оставив впрочем, без изменений судебное определение касательно "регулярные проверки и пожизненный присмотр!".
  - Сашенька, ты же знаешь мое равнодушие ко всему...
  Подозрительно покосившись на стенку, увешанную образчиками стреляющего и колюще-режущего оружия, женщина не без труда подобрала достаточно нейтральное определение:
  - Всем этим твоим игрушкам. Присядь, я хочу поговорить о достаточно серьезных вещах.
  Послушно приземлив тыльную часть спины в любимое кресло подле чернеющего холодным зевом камина, Александр поспешил заранее "подстелить соломки":
  - Тетя, я же уже говорил, что все последние пополнения коллекции вполне законно куплены. В конце концов, с моим образом жизни трофеям попросту неоткуда взяться!
  - Да-да, а то я тебя не знаю, гадкий мальчишка...
  Уравновесив грубое высказывание нежной улыбкой, помещица Лыкова расправила складки на платье и в явном затруднении прикоснулась указательным пальцем к краешку губ - на что князь Агренев, отлично выучивший все привычки и характерные жесты тетушки, моментально насторожился. Татьяна Львовна волнуется?!?
  - Я бы хотела поговорить о твоем пренебрежении родственными связями.
  Чуть расслабившись (намеки на эту тему звучали уже не в первый раз), Александр пренебрежительно фыркнул:
  - Родственники? Я прекрасно помню, как мы с Анной неделями питались пшенной кашей с кусочком масла, или речной рыбой во всем ее многообразии. Вареная, жареная, на пару, запеченная... Я рыбу вновь стал есть только несколько лет назад - а до той поры меня с нее попросту воротило! Еще помню, с каким трудом вы собирали меня в Александровский корпус . Догадываюсь, что обучение кузины тоже встало... Гхм?
  Обнаружив в пальцах запонку, которую непонятно как вытянул из рукава сорочки, князь недоуменно повертел ее перед глазами.
  - Да и потом, когда я выпустился из Павловского училища, что-то никто не торопился писать мне письма с выражением родственных чувств, или оказывать какую-то протекцию . Моего покойного батюшку изрядно не любили в обществе, это я уже понял. Но у меня ведь был не только отец, но и мать?
  Вернув запонку обратно, племянник мягко напомнил родственнице:
  - Пока я был небогат, то никого из них не интересовал. Зато, как только оставил службу и добился определенных успехов, как вдруг оказалось - у меня полным-полно родни! Только вот уже поздно, тетя. Позвольте не поверить в столь внезапно вспыхнувшие родственные чувства.
  Дотянувшись из кресла, Татьяна Львовна ласково погладила своего мальчика по гладковыбритой щеке.
  - Не злись, Саша. Ты просто не все знаешь. Оставим в стороне твоего батюшку, с которым не все просто...
  Перекрестившись, женщина пробормотала под нос нечто вроде "упокой господь бог его мятежную душу".
  - Хлопотал о твоем устройстве в первое Павловское пехотное училище твой ныне покойный двоюродный дед, действительный статский советник Алексей Федорыч Поздеев - а его супруга, Екатерина Федоровна, оказала мне некое вспомоществование, для приобретения необходимых каждому юнкеру вещей.
  Замерев, "павлон" Агренев с долей растерянности признался:
  - Я не знал.
  - Они умерли в год твоего выпуска, Саша.
  Помолчав, урожденная Татьяна Поздеева продолжила свой исторический экскурс:
  - Определить тебя в Кадетский корпус мне очень помог другой твой троюродный дедушка, Роберт Петрович фон Дезен. Без его участия, боюсь, я бы даже насчет какой-нибудь гимназии не смогла бы подумать.
  Разбивая неприятное молчание, рязанская помещица негромко напомнила:
  - Ты в родстве не только с фон Дезенами - хотя они и самые близкие. Моя бабушка была урожденной Мелиссино...
  - Сербская фамилия?
  - Именно. Так что через прабабку по материнской линии ты связан с князьями Долгорукими и греческими Кантакузинами.
  Оценив выражение, появившееся на лице любимого племянника, Татьяна Львовна почла за благо закончить с генеалогией, и перейти к более простым вопросам.
  - У Роберта Петровича остались сыновья, и насчет одного из них я бы и хотела с тобой поговорить.
  Прикрыв глаза и потирая переносицу, Александр согласился:
  - Слушаю.
  Поглядев на племяша в попытке оценить его состояние, женщина осторожно разгладила несуществующую складку на платье:
  - Евгений... Старше тебя на восемь лет. Служит в министерстве юстиции, до недавнего времени в Ревеле исправлял должность мирового судьи, а теперь перебрался в столицу. Мальчик он хороший, честный и немного гордый. Много помогает бедным, несмотря на некоторую стесненность в средствах, очень приличный юрист...
  Бросив на племянника очередной взгляд, тетушка намекнула и на то обстоятельство, что начальство дальнего родственника отчего-то не оценило его повышенной принципиальности в кое-каких вопросах.
  - Надо же, честный и неподкупный судейский. Я думал, такие только в сказках и встречаются?..
  - Сашенька...
  - Мне все равно, тетя. Честный он, или нет: долги надо платить. Особенно такие.
  Убрав ладонь от лица, Александр тихо вздохнул:
  - У этого моего дальнего родственника ВСЕ будет хорошо. И мне искренне жаль, что я не знал ничего раньше.
  Слабо улыбнувшись, тетушка встала и обошла кресло, ласковым жестом взъерошив светловолосую шевелюру своего мальчика.
  - У мужчин от века короткая память - дедов-прадедов по прямой линии еще помните, а всех остальных уже нет.
  Поймав ее ладонь на своем плече, князь прижался к ней скулой:
  - На это у нас есть вы!..
  - Подлиза...
  Довольно улыбнувшись, тетя со всей присущей женщинам последовательностью и логичностью "плавно" перевела тему на свою единственную пока родную внучку:
  - Кстати. Мне тут неделю назад от Сашеньки письмо пришло.
  - Да?
  Оценив, как быстро ее мальчик перешел от сентиментальной расслабленности к деловой собранности, Татьяна Львовна поджала губы, демонстрируя недовольство.
  - Что там у твоей Софьи творится, что она дочь навестить времени не находит? Тоже устроили: при живых родителях дочь едва ли не сиротой растет!
  Поморщившись, отец девятилетней блондинки изобразил пальцами отрицательный жест:
  - Софья давно уже не моя. А насчет происходящего все просто: у ее супруга небольшой сердечный приступ.
  - Ах вот оно что!
  Состраданием в этих словах и не пахло, а вот неким предвкушением - очень даже.
  - Да, я думаю что Софья не будет возражать, если нынешнее лето дочка проведет с тобой и Ульянкой.
  Если тетя и хотела еще что-то обсудить, то резко передумала: рассеянно попрощавшись, она вместе с ювелирными альбомами отбыла в свою питерскую квартиру. Ну, то есть квартира-то принадлежала князю Агреневу, но куплена была специально для любимой тетушки (которую так и не удалось уговорить принять ее в подарок). Наверняка там бабушку Таню уже ждала не родная по крови, но очень даже любимая внучка Уля - ждала, дабы совершить совместное погружение в увлекательный мир дорогих украшений и просто изящных вещиц... Вызванным на завтрашний полдень ювелирным приказчикам оставалось только посочувствовать.
  - Нет, я знал, что любого русского поскреби, найдешь татарина, а то и еврея. Но так?.. Со стороны фон Дезенов немецкая кровь, от Мелиссино сербская, Кантакузены греческой добавили. И это только по материнской линии!
  Князь Агренев мрачно поглядел на сизые угольки в каминном зеве. Потряс запястьем, сдвигая браслет наручного хронометра, глянул на циферблат (да, пора возвращаться к делам) поднялся - и смачно плюнул в топку:
  - Чистокровный рюрикович, бл...!!!
  
  ***
  
  В середине апреля на Балтике наконец-то задули теплые ветра, и буквально за неделю Санкт-Петербург преобразился: ушли в прошлое последние островки льда и снега, зачирикала пернатая мелочь, а весеннее солнышко начало безжалостно выжигать сырость и плесень из самых темных уголков большого столичного города. Все больше публики выходило на набережные ради вечернего моциона, все больше прохожих останавливалось, дабы подышать закатным бризом и усладить слух рокотом моря, разбившего тяжкий груз ледовых оков. В городских парках из набухших почек на веточках проклюнулись первые робкие листочки, радующие взор своей яркой, и в то же время нежной зеленью... Благодать! Конечно, не все заметили наступления пригожих деньков. В основном этими странными людьми были студенты, поглощенные предэкзаменационной горячкой, или мелкие служащие, с раннего утра и до позднего вечера торчащие за конторскими столиками в душных комнатках со спертым воздухом. Но и у вполне солидных и обеспеченных господ тоже хватало неприятностей, заставляющих их буквально сутками торчать в одном помещении - к примеру, у тех же придворных медиков, борющиеся за жизнь великого князя Николая Михайловича , и дюжины его собутыльников-кавалергардов... М-да, печальный вышел пример, как ни крути. Отравиться закуской, как это низменно и даже пошло! Кхм. Ну, то есть, по официальной версии - у командующего Кавказской гренадерской дивизией имели место быть геморроидальные колики , возникшие вследствие приема несвежей пищи. И трехдневная пирушка в Офицерском собрании лейб-гвардии Кавалергардского полка здесь абсолютно не причем - да и вообще, Его императорское высочество уже давно чувствовал легкое недомогание, но все равно собирался отбыть в Тифлис, по месту службы. Да-да, именно так, и никак иначе!!! Уж подхватить холеру или еще какую дрянь в Северной Пальмире проще простого, это вам любой горожанин подтвердит.
  По правде говоря, здоровье двоюродного дяди самого государя-императора верных подданных Российской короны волновала мало. Да и к общегосударственным траурам общество как-то незаметно (тьфу-тьфу-тьфу!) стало привыкать. Ну а что поделать: великих князей много, и они тоже люди. Болеют и умирают, во всяком случае, ничуть не хуже простых смертных. А ежели совсем уж честно, то судьба тридцатидевятилетнего Романова сильно заботила только его родных братьев - особенно в плане возможного раздела наследства. Понятно, что отцовский майорат в виде дворцов и имений-латифундий, перейдет следующему старшему в роду братцу Георгию Михайловичу. Но ведь и прочим безутешным родственникам тоже что-то должно обломиться?!? Остальные же члены изрядно разросшегося императорского Дома Гольштейн-Готторп-Романовых старательно изображали сочувствие и печаль, при случае натягивали на лицо маску неподдельной скорби - и тихонечко обсуждали злой рок, нависший над кланом Михайловичей . Сначала отец, затем его старший сын... Особенно горевала великая княгиня Мария Павловна, известная своей добротой и чуткой сострадательностью - слезам, что лила Михень, мог бы позавидовать любой крокодил! Впрочем, иного от нее никто и не ожидал. Чем хуже одним, тем лучше другим - особенно если эти другие клан Владимировичей . К тому же, сибаритствующий комдив на почве своих либеральных взглядов и оппозиционных разговорчиков успел испортить отношения с большей частью родственников, не исключая молодого государя-императора. Опять же жалобы на бардак, процветающий в его дивизии, и неоднократные сигналы о случаях мужеложества... Хорошенькое дело, унтера из грузин пользуют смазливых нижних чинов вместо женщин? Ладно туземцы дикие, но ведь и сам Никола позволял себе принимать офицеров, будучи изрядно пьян и в одних лишь подштанниках!.. Кого другого за подобное, пожалуй, с позором выгнали в отставку, а то и устроили суд офицерской чести - да ведь великие князья подсудны только главе своего Дома... Ну и наконец, были великие князья, которым на проблемы дальних кузенов и вовсе было откровенно плевать - и Его императорское высочество Михаил Александрович относился именно к таким. Выживет? Хорошо. Умрет? Ну, все старшему брату-императору хлопот меньше. Да и казне двести тысяч ежегодно выплачиваемого великокняжеского содержания лишними не будут.
  - В смысле, узость мышления?
  - А ты полагаешь всех этих народников и бомбистов гигантами мысли?
  - Гигантами? Нет. Но и полными глупцами их назвать трудно.
  Сей дивный воскресный день на исходе апреля, августейший курсант в форме Михайловской артиллерийской академии предпочитал проводить с гораздо большей пользой, нежели бездарно убивая время в пустых разговорах и фальшивом сочувствии. А что может быть лучше и полезнее, нежели общество верного друга?.. Одного из тех, кого можно было без всяких сомнений признать настоящим, и уж точно самого надежного. Да, подурачиться, и поболтать о всякой смешной ерунде с князем Агреневым было сложно. Ну так на это у Михаила была целая куча приятелей-ровесников, готовых поддержать в любом веселом начинании! Зато у "скучного и слишком серьезного" оружейного магната и развлечения были такие, что на их фоне его привычный досуг выглядел донельзя скучно и пресно. Прыгнуть с парашютом с версты! Разогнать гоночный болид до ста верст в час!! Уже трижды поучаствовать в "королевской битве" на выживание, бродя с пневматикой в руках по Лабиринту одного из Колизеумов!!! Ощущать, как кипит кровь в жилах, срывать горло в победном крике, чувствовать экстаз от того, что оказался умней, хитрей, быстрей противника... После всего этого все эти балеты, оперы, охоты в Гатчине и все прочее воспринималось и выглядело чем-то картонным. Ненастоящим. Хорошо хоть, друг научил, как получать удовольствие от участия в обязательных приемах и балах - разбирая окружающих по степени вредности-полезности и угадывая их интерес. А то бы, пожалуй, он на этих раутах волком выл, сходя с ума со скуки.
  Впрочем, не только настоящими развлечениями был дорог молодому Романову аристократ-промышленник Агренев. Кхм, нет, ну настоящие мужские игрушки тоже были весьма важны - но все же в первую очередь Мишкин скучал по иному. Их беседы! От того, что они с князем этак непринужденно обсуждали, его иногда попросту бросало в жар. Порою сильно болели щеки и затылок от долгого смеха - однако со временем все чаще и чаще во рту возникала хинная горечь. Всего лишь от понимания, как много лжи, предательства и откровенной грязи скрывается в окружающем мире... Да что там - мире, даже просто в истории собственного рода!
  - Ты про то, что с твоим дедом они успеха все же достигли? Не обижайся, Мишель, но это скорее императору Александру Второму изменила его вечная удача. Согласись, сия ветреная госпожа очень долго была к нему благосклонна: Каракозов стрелял практически в упор, но пистоль успели сбить в сторону; в Париже поляк Березовский вполне удачно выстрелил и даже попал...
  - В лошадь!
  - Да, мне тоже жаль благородное животное. Продолжим: в Санкт-Петербурге покусился народоволец Соловьев - пять выстрелов из револьвера, все мимо. Провальная попытка взрыва императорского поезда под Москвой, успешный подрыв столовой в Зимнем дворце. Итоги, надеюсь, помнишь? Куча трупов, а твой дед если только чихнул от пыли. Скажи, а вот если дать тебе револьвер...
  При виде вышагивающего им навстречу представительного господина, ведущего под ручку нарядно одетую даму, Михаил Александрович едва заметно напрягся.
  - Сколько выстрелов ты уложишь вон в то деревце?
  Настороженно отступив с парковой дорожки, а после еще и проводив гуляющую парочку внимательным взглядом, великий князь слегка успокоился.
  - Все шесть уложу. Так это - я!
  - А что мешало дилетанту Соловьеву основательно позаниматься на стрельбище?
  - Ну да. Берегла судьба дедушку...
  - До поры до времени. Госпожа Фортуна не любит тех, кто столь вызывающе пренебрегает ее милостью.
  Намек на то, что почивший в бозе император был не самым умным человеком, родной внук этого самого императора начисто проигнорировал. Во-первых, какой смысл обижаться на правду? А во-вторых, его больше интересовала троица небрежно одетых мещан, мелькнувшая вдалеке.
  - И все равно не понимаю, отчего ты считаешь народовольцев недалекими?
  - Потому, Мишель, что они живут в каком-то своем мире. Считают, что стоит только убить царя и дюжину-другую крупных чиновников, как в империи моментально начнутся изменения к лучшему, и народ начнет носить их на руках.
  Хмыкнув, брат правящего государя чуть повернул голову, отслеживая боковым зрением публику, гуляющую на параллельной аллее:
  - А, это? Знаешь, Александэр, мне уже не раз приходила мысль...
  Подметив в безопасном отдалении двух прехорошеньких девиц явно дворянского сословия, не отрывающих от него восторженного взгляда (явно ведь узнали!), двадцатилетний почти офицер-артиллерист горделиво приосанился. Так, самую малость.
  - Н-да?
  - Я о том, что известный реакционизм моего папа как раз и проистекал из той печально известной ситуации, в которой на него свалилась власть.
  Поправив небольшой пистолет в кармане, Михаил незаметно стрельнул глазами по сторонам.
  - Согласен. Так вот: утверждая об узости мышления, в первую очередь я подразумевал - что прошлое поколение бомбистов и их нынешние подражатели, по сути, являются всего лишь обыкновенными любителями. И между нами говоря, слава богу! Ежели кто-то догадается привлечь к террору десяток офицеров с боевым опытом, вот тогда наступят поистине веселые деньки. Зачем собирать адские машинки буквально на коленке и из капризной взрывчатки кустарной выделки, если можно в любом охотничьем магазине свободно купить промысловый карабин? И не рискуя ежесекундно взлететь на воздух, с сотни метров пристрелить хоть царя, хоть любого из его министров - после чего спокойно бросить оружие и уйти.
  - Слово честь для офицеров Русской императорской армии отнюдь не пустой звук, Александэр.
  - В каждом стаде можно найти паршивую овцу, Мишель. Но хорошо, допустим. Допустим, что обсуждаемые нами офицеры будут отставниками австро-венгерской армии, или французского Иностранного легиона. Так лучше?
  - Ты настолько не доверяешь Дворцовой страже и лейб-конвойцам?..
  - Хм. А ты веришь в их способность предупредить выстрел издалека?
  Скулы члена августейшей Фамилии украсили некрасивые красные полосы: он слишком хорошо учился в Михайловской академии, чтобы обманываться пустыми "невозможно" или "Бог этого не допустит!".
  - Собственно, не нужно даже никаких отставников с военным опытом. В империи превеликое множество мелких помещиков, любящих на досуге побродить с дробовым ружьем, и поохотиться на всякую водоплавающую и летающую живность. Ты ведь видел, что делает крупная дробь или пуля Жакана с медведем?
  Цвет великокняжеского лица пришел в норму, но вот крючок на воротничке пришлось расстегнуть.
  - К счастью, наши помещики в основной своей массе ни на что не годны, кроме как проживать остатки былого великолепия и жаловаться на власть, которая ничего для них не делает. Но их много, и некоторые из них весьма обижены на твоего брата.
  - Отчего же? Ники уже который год отклоняет все предложения Витте закрыть Дворянский банк, который и предназначен для поддержки разоряющихся землевладельцев. И даже повелел увеличить его основной капитал на три миллиона!
  Михаил так разгорячился, что едва не пропустил приближение той самой троицы мещан, что его заранее обеспокоили. Однако все же не пропустил - одарив таким взглядом, что бедные горожане предпочли резко ускорить шаг и так... Бочком-бочком и побыстрее, в общем.
  - Толку от тех миллионов? Не в коня корм... Хм, как бы?.. Ну, вот взять, к примеру, моего московского соседа по Обухову переулку - бывшего председателя Совета присяжных поверенных, господина Владимира Танеева. Сей светоч юриспруденции много лет рассылал приглашения на обеды в Эрмитаже...
  - О?
  - На этих светских мероприятиях он обязательно заводил разговор насчет того, что давно бы уже надо смести существующий строй. Рубка голов и расстрелы при этом категорически приветствуются. Идеалами личности для хлебосольного хозяина служат Робеспьер и Пугачев, причем изображение последнего он на манер иконы повесил при входе в свою библиотеку.
  - Постой! Кто вообще позволил ему устраивать званые обеды в Эрмитаже?
  Не думая отвечать (но одобрительно кивнув) на весьма правильный вопрос, князь продолжил:
  - Некие полицейские чины, разумеется - дабы выявлять опасных смутьянов и вольнодумцев среди профессуры. Собственно, я к чему: господин бывший Председатель известен именно тем, что тратит изрядные суммы на пополнение и расширение своей обожаемой библиотеки. Еще он имеет привычку регулярно выезжать на отдых за границу, живя там на широкую ногу. Понимаешь? Он вкладывает деньги не в акции промышленных или торговых предприятий. Не организовывает какое-то свое дело. Зачем? Ему и так хорошо. Поместье Танеева обременено небольшой закладной, но процент по ней невелик... И вот таких вот господ поддерживает Дворянский банк, из года в год "входя в положение" и продляя кредит. Что им дополнительные три миллиона? Они и миллиард запросто освоят. Проедят, пропьют, и успешно прокутят в игорных домах Ривьеры и Ниццы! Ну, ежели патриоты, то поедут в казино крымского Ай-Тюдора - после чего с полным на то правом смогут говорить об солидных пожертвованиях в ведомство учреждений императрицы Марии .
  - Но и не поддерживать помещиков тоже нельзя, иначе вполне может повторится та же история, что при моем прадеде Николае Первом. Вот только новых заговорщиков брату и не хватало, вдобавок ко всем его заботам!.. Особенно если учесть, что времена нынче не те, и решить все без огласки не выйдет.
  - Тогдашние игры в тайные общества, масонство и местечковые заговоры, были связаны не столько с освобождением крестьян - сколько с желанием дворянского сословия войти во власть. Так сказать, положить руку на кормило империи. У тебя же есть доступ в закрытые архивы, полюбопытствуй.
  Судя по недовольной гримасе на гладковыбритом лице Его императорского высочества, кое-какие архивы для него все же были закрыты. Или он просто не спрашивал?
  - Возвращаясь к Владимиру Танееву: в своем имении он не раз шокировал окружающих громогласными сентенциями вроде "когда мужики придут рубить нам головы", и "туда и дорога нам". Попробуй представить, какие мысли гуляют в головах окрестных селян? А ведь среди его слушателей хватает и дворян, и профессоров-разночинцев. Так вот кто-нибудь наслушается, да и пойдет вершить справедливость - или агитировать за свершение оной. А министр народного просвещения Ванновский потом негодует и удивляется - с чего бы это у нас студенты разные бесчинства устраивают?
  - Дворянство уже давно не опора трона...
  Присев, великий князь империи сорвал ярко-желтый цветок одуванчика, на свою беду выросший слишком близко к бордюру дорожки. Поднес к носу, втянул полной грудью его медвяный аромат и медленно выдохнул:
  - Я несколько раз пытался поговорить об этом с Ники, но он всегда переводит разговор на иные темы - лишь раз вскользь упомянул, что опираться ему более и не на кого. Что там вопрос с вырождающейся "опорой", ежели брат не в состоянии устроить себе даже нормальную канцелярию? Только присмотрит более-менее толкового человека на должность обычнейшего секретаря, как Двор и родственники моментально начинают интриговать против возможного "фаворита"...
  Последовав примеру самодержца Российского, Агренев тоже плавно изменил течение беседы:
  - Кстати о министрах. Слышал анекдотическую историю о том, как разорившийся помещик записался на прием к Витте, дабы по всем правилам вызвать на дуэль?
  Не выдержав, великий князь открыто захохотал. Или это от того, что не понадобилось продолжать разговор на весьма неприятную тему? Ведь Ники действительно, временами проявляет... А, к черту!!! Он обдумает это потом.
  - И чем же все закончилось? Надеюсь?..
  - Зря! Вспомнившего о славных традициях посетителя определили в душевнобольные - бедняга был такой ажитации , что пока его ловил наряд дворцовой полиции, он разнес половину министерской приемной.
  - Жаль, определенно жаль...
  - Эта затея изначально была обречена на провал, Мишель. Даже если бы помещик сделал вызов по всем правилам, Сергей Юльевич бы его преспокойно отклонил. Ну, или оставил в неопределенном состоянии. Согласно Дуэльному кодексу...
  - Да-да, я помню: требуется обязательное согласие командира или вышестоящего начальника, в противном случае - строгое наказание всем участникам картеля, вплоть до отправки на эшафот . Но ведь император мог бы и дозволить?
  - Тебе настолько не нравится наш министр финансов?..
  - Он же не сторублевая ассигнация, чтобы нравится всем?
  Выйдя с узкой парковой дорожки на начало широкой аллеи, Михаил Александрович удвоил бдительность и осторожность.
  - Впрочем, я прекрасно понимаю, что Ники не разрешит ни одному своему министру принять вызов. Просто... Интересно было бы понаблюдать, что станет делать Витте.
  - В смысле, как он станет изворачиваться? Между прочим, министр недурно стреляет.
  Пренебрежительно махнув рукой, курсант Артиллерийской академии заодно выбросил и потрепанный цветок. Недурно в сравнении с кем? Взять вот хоть его самого: по мнению приятелей, родственников и почти всех знакомых, Михаил был отличным стрелком! Но при всем старании, он покамест даже близко не подошел к той лиге, в которой давненько обретался прогуливающийся рядом человек. Впрочем, какие его годы?..
  - Возвращаясь к террористам. Скажи, Александэр, есть что-то определенное, или?..
  Агренев задумчиво поглядел на газон, радующий глаза зеленью свежих трав и отчаянно-желтыми пятнами одуванчиков.
  - Нет, ничего конкретного нет. Просто, как-то все нехорошо складывается: только император начал продвигать законы, направленные на успокоение и улучшение жизни всей империи в целом, как тут же пошли нехорошие шевеления. К примеру, в апреле сего года в Лондоне прошел учредительный съезд партии социалистов-революционеров - сами себя они называют эсерами, и заявляют, что являются прямыми наследниками народовольцев. Следовательно, и методов политической борьбы от этих господ следует ожидать в духе покойных бомбистов.
  Коснувшись ладонью ветки молодой сирени, Агренев провел кончиками пальцев по плотным листикам низенького куста.
  - В марте, и уже у нас, в Минске - состоялся нелегальный съезд представителей различных марксистских организаций. Эти делегаты провозгласили образование Российской социал-демократической рабочей партии, и даже приняли какой-то там манифест. Конечно, полиция не дремала - но обезвредить удалось только часть организаций, приславших своих представителей. А кое-кто из видных марксистов вообще эмигрировал за рубеж, где ни полиции, ни жандармам их не достать.
  Оставив сирень в покое, хозяин "Колизеума" вернулся на серые плитки аллеи.
  - "Всеобщий еврейский союз рабочих в Литве, Польше и России" вроде как успешно разгромили - но это не так. Уничтожены лишь ветки и листва, а корни остались целы и вскоре дадут новые ростки. Как видишь, тенденции не радуют: сначала Бунд, затем эсеры с явно экстремистской программой, затем марксистское РСДРП. И все три партии изначально нацелены на...
  Пощелкав пальцами, князь "припомнил" нужную формулировку:
  - Изменение существующего политического строя Российской империи. А мы оба прекрасно знаем, что законные способы у них для этого отсутствуют.
  - Н-да.
  - Более того, эти господа умеют учиться на своих ошибках. Ты, верно, слышал об относительно недавних волнениях в Царицыне?
  Короткий кивок в ответ был практически незаметен. Не самая лучшая страничка в истории Российской империи...
  - Неделю назад в Орловской губернии началось нечто подобное. Администрация Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода в очередной раз сократила расценки задельной платы - в ответ ВСЕ мастеровые просто не вышли на работу, выдвинув экономические требования. Пока случившееся замалчивается, цензорам даны соответствующе указания.
  - Ну, в сравнении с поволжскими беспорядками... Не самое худшее, что могло случиться. Или я не прав?
  - Отчего же, очень даже прав. Никто ведь не бунтует против государя-императора, не громит винные лавки, не призывает палить поместья, как это было в Царицыне. Люди просто устали от скотского к ним отношения и перестали выходить в свои смены, отчего завод намертво встал, а владельцы сходу понесли существенные убытки. И будут терпеть их и далее, пока у бастующих не закончится терпение, или же деньги на пропитание. Месяц-другой, я думаю, они по своим домам спокойно пересидят - тем более скоро посевная, а почти все мастеровые имеют или небольшой надел, или родственников в окрестных деревнях.
  С десяток шагов мужчины прошли в полном молчании, затем младший брат императора заговорил, негромко размышляя вслух:
  - Весьма интересное решение. Гм, эсеры или марксисты? Нет, пожалуй, второе - именно последователи господина Маркса ориентируются на рабочий класс. Вероятно, они предусмотрели аресты участников учредительного съезда, и решили нанести ответный удар? Подготовились, организовали мастеровых, заранее собрали денег... Если их требования удовлетворят, это будет воспринято как крупный успех. Но и в противном случае их выгода несомненна - наверняка возле завода отираются несколько иностранных писак, готовых описать подавление стачки в самых мрачных тонах?
  - Французский, немецкий и английский репортеры, совершенно случайно решившие посетить российскую глубинку. А насчет черной краски и преувеличений - если рабочие начнут отстреливать казаков, те в ответ устроят такое, что и придумывать ничего не потребуется.
  - Ну да...
  Подумав еще немного, Его императорское высочество решительно определил:
  - Виноватыми назначат администрацию завода.
  - Хм?
  - Попробуют договориться с мастеровыми, не доводя дело до крайности - одновременно удалив из города иностранных репортеров.
  - Гм.
  - Как последнее средство, попробуют надавить на владельцев предприятия, чтобы те пошли на уступки. Пусть даже временные.
  - Забыл сказать: среди требований рабочих - повышение расценок, сокращение рабочих смен до одиннадцати часов, и обязательное введение на заводе пресловутого "кодекса Агренева". Мне уже попытались высказать много всего интересного в министерстве внутренних дел... Как раз перед тем, как в министерстве финансов предложили съездить на место, и каким-то образом урегулировать столь неприятную ситуацию.
  Отвернувшись, великий князь самым неприличным образом хрюкнул, изо всех сил сдерживая смех.
  - Да уж, предприимчивость Витте скоро войдет в поговорки. И что же ты ответил на предложение потаскать каштаны из огня для других?
  - Пока весь в сомнениях... Такая ответственность! Боюсь не справиться. Ну и торгуюсь понемногу.
  Фырканье пополам со сдавленным кашлем подтвердило, что Михаил не сомневается в талантах друга. Уж тот за свои услуги возьмет по-царски! Придя в относительный порядок, член августейшей Фамилии чуть расширил глаза и галантно уступил дорогу весьма эффектной молодой даме - чья мимолетная улыбка вызвала в теле та-акую сладкую дрожь!..
  - Но это же ОН?!?
  - Я запрещаю. Слышите? Я говорю - нет!
  - Пустите меня, Вы... Вы хам и мужлан!..
  Сначала послышались два резких хлопка пощечин, затем сквозь зеленеющий кустарник наперерез двум друзьям выбежала молоденькая девушка тех опасных лет, когда чувства толкают на совершенные безумства - а следом проломился и ее кавалер, заметно старше и солиднее. Старше, но ничуть не разумней: поймав беглянку за руку, он резко дернул, разворачивая к себе, и с размаху вернул болезненную "ласку".
  - Шлюха! Между нами все кончено!!!
  Оттолкнув задохнувшуюся от увесистой пощечины мадемуазель прямо на Михаила, полыхающий багровыми щеками ревнивец как кабан вломился в бедную сирень.
  - Жоржи... Ах, оставьте меня!..
  Разрыдавшись в голос и спрятав лицо в ладонях, экзальтированная девица помчалась в другую сторону, оставив великого князя тискать рукоять пистолета. Впрочем, долго собираться с мыслями ему не дали: с другой стороны к нему наперерез кинулся мешковато одетый мещанин с подозрительным свертком-узелком в руках.
  Ч-пуф! Ч-пуф! Ч-пуф!
  Рухнул на землю "бегунок", получив в грудь и шею два увесистых свинцовых шарика; взлетел вверх, крутясь бело-цветастым волчком, сверток...
  П-бах!!!
  С тем, чтобы по приземлении вспухнуть темно-синим грибком вонючего дыма, излившегося на землю коротким ливнем густых красных капель. Кровь? Ну что вы, всего лишь свежая краска. Гуляющая публика с удивительным равнодушием продолжила свой променад , "убитый" бомбист с шипением схватился за шею, измарав пальцы в чем-то подозрительно-алом - и на этом результаты неудачного покушения и закончились.
  - Как ты лихо на землю нырнул! Прямо как в воду, рыбкой. Еще бы так саженками отгреб - раз-раз!..
  С достоинством вздев себя на ноги, Его императорское высочество надменно парировал:
  - Зато жив!!!
  После чего осмотрел себя повнимательней, и досадливо констатировал, что форму все равно придется менять. Травинки-листики еще ладно, но вот следы от раздавленных одуванчиков на животе и пятна сырой земли на коленях...
  - Что?!?
  Смерив довольного Михаила еще одним укоризненным взглядом, князь Агренев подошел и ткнул пальцем в неприметный разрез.
  - Э-ээ?!? Но когда?
  Следующие полминуты член императорского Дома Гольштейн-Готторп-Романовых наглядно демонстрировал, что он как никто другой из своих родственников близок к народу. Особых перлов, конечно, не выдавал, но специфической образованностью все же блеснул, да.
  - Но он же ударил ее абсолютно всерьез!
  - Конечно. Все было натурально, и пощечины, и слезы - и разрез от стилета. Хотя вместо него в этот раз выступила пластинка безопасного лезвия от бритвы.
  Стиснув несчастную пневматику, все-таки успешно "прирезанный" августейший курсант глубоко вздохнул, выдохнул, и устало рассмеялся:
  - Познакомишь меня с ней?..
  - Конечно. Но должен сразу же предупредить, что эта мадемуазель весьма большая поклонница Маркиза де Сада - ну, знаешь, порка стеком, связывание, прочие милые шалости.
  Поулыбавшись виду изрядно удивившегося друга, Александр окончательно его добил, заодно предупредив все возможные вопросы:
  - На два года тебя младше, свободна от отношений и очень любит свою работу. Так что, по-прежнему желаешь, хм, расширить горизонты и испробовать доселе неизведанное? К примеру...
  - Черт! Все, более никаких подробностей!..
  - Как скажешь, Миша.
  Вскинув руку, владелец "Колизеума" подал сигнал - и тотчас гуляющая публика просто по-армейски образцово развернулась и поспешила на выход. Собственно, и встреча-тренировка друзей тоже подходила к своему окончанию...
  - А те две прелестных барышни, что взирали на меня с почтительного удаления? Они тоже?
  - Та, что сидела лицом к тебе, отлично читает по губам, причем на трех языках. Вторая - ее помощница-охранительница.
  - Черт! Черт!!!
  - Да, жизнь полна разочарований... Пойдем.
  Ничуть не беспокоясь за потрепанную форму (хорош бы он был, не позаботившись о замене заранее), Великий князь в три широких шага догнал гостеприимного хозяина.
  - Ты определенно прогрессируешь, Мишель.
  - Да-да, я заметил.
  Яд и разочарование в его голосе могли бы убить средних размеров анаконду.
  - Ну, как минимум две попытки ты своей бдительностью сорвал, еще одну достаточно успешно парировал. Хотя, сам понимаешь, редко какую адскую машинку бомбисты не пичкают отравленным железом, так что тут шансы пятьдесят на пятьдесят. В следующую нашу встречу, мы обсудим вопросы медицинского характера - и так же я был бы весьма рад услышать от тебя самое малое три способа парирования угрозы длинноствольного оружия, и соображения насчет марксистов.
  - Хм-м? Будет интересно.
  Задумчиво коснувшись подбородка, гость напомнил:
  - Что насчет моего промаха?
  - Вообще-то, специальность Лизы...
  - Так ее имя Елизавета? О, прости.
  - Ее талант несколько в другой плоскости: она проверяет лояльность людей, служащих на ответственных постах в моих компаниях. То есть может познакомиться с кем угодно и где угодно, очаровать и закружить голову любовным дурманом, прощупать на слабости.
  О том, что таких специалисток у него в Службе наблюдения не одна, и даже не две... Дюжины, оружейный магнат упоминать не стал. Лишние подробности только убивают интригу! Молчание, в котором они шли следующие пару минут, со стороны хозяина было спокойно-выжидающим, а со стороны его гостя - явно-заинтересованным.
  - А та красивая дама, что попалась навстречу?
  Остановившись, Агренев с нескрываемым удивлением поглядел на возвышающегося над ним молодого августейшего дылду, смущенно поправляющего испачканную форму. То ли князь в свои тридцать лет как-то незаметно постарел и охладел к женским прелестям, то ли у двадцатилетнего великого князя вместо адреналина иные гормоны в крови бурлят...
  - Это ее коллега. Мишель, неужели жизнь младшего брата самого государя-императора полна и таких тягот и лишений?.. Ведь к твоим услугам все балеринки Большого императорского театра? Или, гм, неоднократно проверенные и высочайше одобренные достоинства несравненной Малечки Кшесинской?
  Застонав, "страдалец" спрятал лицо в ладонях.
  - Вот уж не думал, что ты настолько брезглив.
  - Кто бы говорил!
  - Я все же смог научить тебя чему-то плохому...
  
  ***
  
  
  Первого мая года одна тысяча восемьсот девяносто восьмого от Рождества Христова, всю Российскую империю и императорскую Фамилию постиг очередной страшный удар: в своей постели, не приходя в сознание, почил великий князь Николай Михайлович.
  - Его сильное и мужественное сердце, изнуренное долгой борьбой с предательски подкравшимся недугом... Господи, да кто там у Сытина некрологи пишет? Или это уже готовую "болванку" с самого верха спустили, а он только вставил?
  Небрежно сложив и кинув в урну пахнущие свежей типографской краской "Аргументы и Факты", недовольный чиновник в вицмундире Военного ведомства покрутил головой.
  - Ага, вот ты где!
  Наплевав на этикет и нормы приличия, он коротко свистнул малолетнему распространителю прессы.
  - Свежие газеты, покупайте свежие газеты! Вам какие, ваше благородие?
  - "Правительственные ведомости" и "Биржевой листок".
  Приняв рупор официальных властей, надворный советник нетерпеливо порылся в кармане, выудил подвернувшийся полтинник и щелчком пальцев переправил его трудяге. Быстро пробежав глазами по начальным строчкам жирного заголовка...
  - Н-да!
  Чиновник без сожалений выкинул "Ведомости" в урну - переведя взгляд на протянутую к нему ладонь с кучкой засаленных медяков. Глаза зацепились за застарелый ножевой шрам, некогда вспахавший запястье и уродливой бороздой ушедший вверх по руке... Впрочем, вспыхнувший было интерес тут же и угас:
  - Оставь себе.
  Пока довольный паренек прятал подаренную сдачу в отдельный кармашек, покупатель энергично шелестел второй газетой.
  - Последние новости о ходе испано-американской войны... Так, вот и оно.
  Новое поступление в урну не замедлило себя ждать. Тем временем распространитель огляделся, и этак бочком-бочком подобрался к потемневшей от времени мусорке - из которой призывно выглядывали сразу ТРИ свежих газеты! В упор не замечая хитроумных маневров лопоухого коммерсанта, привередливый читатель глянул на стрелки наручного хронометра, и нехотя кивнул. Со стороны, наверное, казалось, что мужчина на мгновение склонил голову, отдавая последние почести умершему члену Дома Романовых. Не самому плохому, кстати: в сравнении с ныне здравствующим двоюродным братом государя-императора, Его императорским высочеством Кириллом Владимировичем, покойный выглядел просто образцом порядочности и здравомыслия.
  - Эх, такой день испортили!
  "Еще и этот алкаш великокняжеский сдох невовремя!.. Теперь придется ждать окончания всеимперского траура"
  Тем временем, откликаясь на разрешающий кивок, с Исаакиевской площади к "Дому со львами" подкатил черный лимузин, спешащий увезти раздраженного Агренева подальше от "пней", окопавшихся в Главном военно-техническом управлении Военного ведомства. Вообще-то, гнев оружейного магната был связан не столько с солидным (в среднем, конечно) возрастом мундирных ретроградов, сколько с их повышенной хитроседалищностью. Ценой поменее, числом поболее, и чтобы не шибко сложно в производстве, обслуживании и ремонте - именно так, по мнению начальствующих чинов, должен был выглядеть идеал армейского снабжения! По мнению же князя, заявленным характеристикам лучше всего соответствовал лом. Причем даже не катанный стальной, а отлитый из обычного серого "чугуния". Дешевый, простой, и о-очень многофункциональный!.. И вдарить им можно от всей души, и вдогонку кинуть, да и на манер штыка во вражеское пузо воткнуть - милое дело. Плац ото льда почистить, грязь с сапога сбить, при нужде любую стенку разломать, спину почесать. Ну не лом, а просто сгусток достоинств!!!
  - Козлы винторогие...
  Усевшись в личный лимузин, первым же делом слуга государев распорядился ехать не торопясь - а лучше вообще дать по городу небольшой кружок. Затем отгородился от водителя полупрозрачной перегородкой, поднятой забавно жужжащим электромоторчиком. Потом перекинул небольшой рычажок на дверце, отчего толстенный стеклопакет медленно опустился вниз на десяток сантиметров - пуленепробиваемость этого "окошка" имела свою цену и немалый вес, но приятный майский ветерок определенно стоил некоторых неудобств. Последним действом стало расстегивание части крючков и пуговиц на порядком осточертевшем вицмундире, и небрежно сброшенная на сидение фуражка - только после всего этого он уперся затылком в упругий кожаный подголовник и слегка расслабился.
  Нет, в принципе Александр был в чем-то даже и согласен с военными инженерами и интендантами: если уж среднестатистические призывники из крестьян умудрялись сверхнадежные игольчатые штыки от трехлинеек регулярно гнуть, ломать или вовсе терять... Впрочем, как и их отцы-деды, в свое время не менее успешно "пролюбливающие" штыки от берданок. Так что теперь, новую технику вообще не вводить? Эвон, полевые телефоны в Военном ведомстве мигом оценили - вот только выводы какие-то неправильные сделали. Вместо создания специализированных учебных частей (да хотя бы одной!) для подготовки нижних чинов-связистов, чинуши отчего-то решили всего лишь добавить дополнительную роту в штатное расписание Рижского учебного унтер-офицерского батальона.
  - Это, видите ли, вполне покроет все ближайшие нужды Русской императорской армии в столь специфических кадрах!
  Совсем уж ретроградами эти хомяки в вицмундирах не были, собираясь как-нибудь при удобном случае поднять вопрос о дополнениях в учебную программу Электротехнической школы при ГВТУ . Пока же господа из Технического комитета лениво обсуждали, не устроить ли работникам коммерческих телеграфных и телефонных предприятий краткосрочные сборы? На коих гражданские связисты быстренько бы научили всем тонкостям своего дела наиболее сообразительных нижних чинов из переменного состава Рижского училища. Это ж какая экономия казенных сумм выйти может?!? Кстати, а кто это у нас владелец самой большой и стабильно растущей телефонной компании в России, и по совместительству известный патриот?
  - С подготовкой унтеров для пулеметных команд в Риге справляются, как-нибудь с Божьей помощью и телефонную машинерию превзойдут. Так что ли?
  "Поцелуйте птицу Обломинго, господа хорошие! Или вон, к компаниям Белла, Сименс-Гальске и Эрикссона докапывайтесь со своими извращениями. Нет, ну вот же уроды!!! Им готовое решение предлагают, а они все заболтать норовят"
  Вообще-то, Александр на заслуженных военных инженеров всея Российской империи особых надежд никогда и не возлагал - просто ну вот захотелось ему для разнообразия попробовать решить все легальным порядком, а не как всегда. Весна на него, что ли, так странно подействовала?
  - Дожать инженеров в порядке эксперимента, или ну его?..
  В способности постепенно продавить нужное решение он не сомневался - но и нервы у него тоже были не казенными, а очень даже родными. К тому же, кроме "техников" на этой неделе у него было заседание с их коллегами из "Воздухоплавательного комитета". А на следующей неделе сразу три совещания с "крепостными" - касательно работ по переоборудованию изрядно устаревшей мелководной военно-морской стоянки Бэйянского флота империи Цин, в современную глубоководную базу ВМФ Российской империи под наименованием Порт-Артур. Вообще, конкретно этот казенный подряд с самого начала застолбил за собой известный делец и финансист барон Гинцбург, но у него вдруг возник ряд проблем. Сначала всплыли кое-какие старые грешки сего достойнейшего руководителя еврейской общины Санкт-Петербурга, отчего судейские как-то чрезмерно возбудились и начали домогаться к Горацио Евзелевичу со всякими странными вопросами. Затем при предварительном обсуждении контракта военные инженеры "выкатили" ряд очень неприятных пунктов. Повышенная ответственность, постоянный контроль материалов, полное соответствие чертежам, точное соблюдение сроков строительства... Да кому же такое понравился, милостивые вы мои государи? Глупцом барон Гинцбург никогда не был, и неявные намеки очень даже понимал - так что в один прекрасный день он просто взял самоотвод как возможный подрядчик. Разумеется, исключительно из опасения подвести уважаемых людей и не оправдать их высокое доверие!
  "Пришлось, правда, слегка помочь сему благородному порыву несколькими вбросами компромата. Но ведь в итоге все остались довольны? Интенданты успели поиметь свой интерес, и замерли на низком старте в ожидании новых откатов. Судейские плотно сели на хвост нескольким порученцам и приказчикам дорогого Горацио, и просто так не отстанут - отчего среди дорогих столичных адвокатов наблюдается нездоровое оживление. Действительный статский советник Гинцбург тоже до ужаса рад, что избежал ловушки опасного подряда - который теперь вот обломился мне, причем на весьма интересных и выгодных условиях. Все же переделывать за кем-то, это не строить с пустого места! А уж если изначально строили китайцы, затем штурмовали и ломали японцы, а потом опять кое-как восстанавливали китайцы!.."
  В общем, время для психологических опытов было несколько неудачным. Поэтому оставалось прекратить заниматься ерундой...
  "Наблюдением военных чиновников в естественных условиях, ага".
  И решить, как будет лучше. С новым главой Сухопутного ведомства Куропаткиным договориться об открытии специализированного училища для нижних чинов было дешевле, но дольше по времени. Решить вопрос через прикормленных великих князей совсем наоборот - заметно быстрее, и настолько же затратнее. Еще мог оказать содействие начальник Главного военно-технического управления генерал-лейтенант Вернандер - весьма авторитетная среди военных инженеров личность. Однако, как и любой высокопоставленный военный, лишнего риска сей государственный муж не любил.
  "Надо бы провентилировать с ним вопрос насчет армейских связистов, может чего и выгорит. М-да. Какой же русский не любит быстрой езды? Да тот, кому приходиться за нее платить из собственного кармана, блин! Похоже, путь-дорога мне к великому князю Сергею Михайловичу. Вроде бы его любимая Малечка как раз ноет о новом ожерелье - и о том, что ей приглянулась какая-то дача?"
  К большому сожалению князя, прошлый военминистр Ванновский так и не смог пропихнуть через игольное ушко "Высочайшего одобрения" свой давно назревший (перезревший даже!) проект о единой, стройной и вполне логичной системе унтер-офицерских училищ. Нет, надежа-царь вполне соглашался с тем, что служить в армию нынче идут не самые лучшие представители дворянского сословия. Разумеется, были семьи, поколениями дававшие империи хороших генералов и военных администраторов... Были, да потихоньку сплыли. Не все, конечно, далеко не все! Но сухая статистика безжалостно показывала, что все меньше дворянских недорослей одевали юнкерскую форму, выбирая путь служения Вере, Царю и Отечеству - и все больше юношей отдавало предпочтение презренному металлу и личному комфорту, поступая в гражданские учебные заведения. Где они усердно учились на инженеров, юристов или финансистов, а затем прекрасно устраивались в жизни, свысока поглядывая на неудачников в погонах. Так вот: все это государь Николай Второй признавал (хотя и нехотя), и не возражал против того, что сложившаяся ситуация просто-таки вопиет к переменам. Но как только речь заходила о том, чтобы увеличить в Русской императорской армии число унтер-офицеров и фельдфебелей, передав им часть офицерских обязанностей - и за счет этого парировать вечную недостачу толковых низовых командиров... Возникало полное впечатление того, что Самодержца и хозяина земли Русской одолевал кратковременный паралич умственной деятельности. Царь вел себя как хорошенькая девушка, получившая слегка неприличное, но очень интересное для нее предложение - не говоря в ответ ни твердого да, ни категоричного нет.
  Ц-зинь!
  Короткий мелодичный звонок вырвал Александра из размышлений. Слегка дрогнула занавеска на окне, позволяя увидеть хорошо знакомый дворец Юсуповых на набережной реки Мойки...
  "Покой нам только снится"
  Глубокий вздох, резкий выдох - и вместе с ним до срока исчезает "служебная" маска вежливого внимания с оттенком холодного высокомерия. Теплеют янтарные глаза, на лице проявляется смесь искренней благожелательности и легкого предвкушения приятной компании... Он ведь приехал к давней подруге на обед в малом кругу, здесь официоз неуместен! Да и запускать в оборот несколько полезных слухов лучше всего за милой дружеской болтовней.
  - Ваше сиятельство.
  Поклон знакомого лакея, забравшего перчатки и головной убор; еще один слуга, сопроводивший его вверх по Парадной лестнице - и третий, объявивший довольно улыбающейся хозяйке о прибытии гостя.
  - Я ждала вас несколько раньше!..
  - Зинаида Николаевна.
  Поцеловав надушенную чем-то нежно-терпким ручку, мужчина совсем было собрался выдать стандартную "отмазку" всех военных и чиновников - но хозяйка громадного дворца его опередила, сложив руки на поистине осиной талии:
  - Понимаю, и не упрекаю: для моего супруга служба тоже стоит на первом месте.
  Легчайшая тень, промелькнувшая в глазах светской львицы, лучше любых слов намекнула, что не все так просто, как она говорит. Или граф Сумароков-Эльстон служил как-то не так, или с самим Феликсом Феликсовичем было что-то не то...
  "Или все сразу? Надо бы озадачить Службу наблюдения, чтобы прояснили этот вопрос - да и вообще, собрали дополнительный материальчик".
  Тем временем они дошли до Голубой гостиной, где новоприбывшего встретил кислой миной известный придворный живописец Серов, и вполне нейтральной улыбкой - тайный советник, гофмейстер и обер-шенк граф Павел Сергеевич Строганов. Один из последних представителей известной фамилии слыл давним ценителем и коллекционером живописи, умеренным меценатом и просто хорошим человеком весьма добродушного нрава - в отношении людей своего круга, разумеется.
  - День добрый, господа.
  Впрочем, сдержанность их чувств и приветствий вполне компенсировалась весьма милой улыбкой младшей сестры хозяйки, княжны Надежды Николаевны. А уж как расцвел наследник княгини Юсуповой, княжич Николай!.. В глазах пятнадцатилетнего отрока прямо-таки светилось легко читаемое - "Спаситель вы мой!!!"
  - Александр Яковлевич!
  И если душевный порыв отчаянно скучавшего среди взрослых разговоров подростка был прост и понятен, то с Надей все была сложней. В живописи восемнадцатилетняя красавица разбиралась весьма прилично (получше многих искусствоведов), и беседы на высокохудожественные темы утомить ее не могли. Талант очаровывать собеседника и управлять течением разговора у сероглазой Снежинки тоже наличествовал - причем изрядно отточенный регулярной практикой под чутким руководством старшей сестры. Так что заскучать в обществе придворного художника и престарелого графа-коллекционера она ну никак не могла.
  - Надежда Николаевна.
  Поэтому или княжна как-то уж слишком сильно обрадовалась именно его приходу - или же имеет место быть некая интрига, в которой скромная персона одного "опоздуна" занимает центральное место. Хотя?.. Если бы Александр специально не развивал в себе умение чувствовать людей... Хм, пожалуй, откровенная приязнь младшей хозяйки так бы и осталась незамеченной.
  "Впрочем, никогда не считал себя великим знатоком женских сердец и логики. Блин, и посоветоваться не с кем!"
  - Николя.
  Дойдя до круглого стола, князь непринужденно передвинул единственный свободный стул (скорее уж легкое кресло) таким образом, чтобы удобнее видеть диван, по углам которого расположились Сияние и Снежная королева. Заодно все гости как на ладони и не надо вертеть головой, да и два из трех входов в гостиную под контролем - а от последнего до его стула порядочно идти. И ничего это не паранойя!..
  "Ух ты, как у Серова морду лица скривило! Интересно, ему-то я чем не угодил?"
  Одарив именитого портретиста равнодушным взглядом с толикой слабого удивления, Александр приятно улыбнулся всем остальным.
  - Князь, насколько я знаю, вы только вчера вернулись из Брянска?
  Светская львица, от глаз которой не ускользнула короткая пантомима, небрежно шевельнула пальчиками, отдавая какое-то распоряжение старшему лакею.
  - Там действительно все так ужасно, как описывали в газетах?
  - Гм. Полагаю, это вы о нескольких французских и британских коммерческих изданиях?
  Вопрос Зинаида Николаевна подобрала весьма удачный: если русская пресса отметилась весьма сдержанной оценкой "инцидента в городке Бежице", (спасибо цензорам, ага) - то полет фантазии иностранных репортеров ничего не сдерживало. Временами даже простая логика и здравый смысл, отчего стачка мастеровых и все последующие события превратились в нечто, сопоставимое по масштабам и эпичности с восстанием Спартака в Древнем Риме!.. Причем писаки в Великобритании больше напирали на реки невинной крови, пролитые ужасными казаками при подавлении беспорядков - а любителей квакающих деликатесов внезапно озаботила дальнейшая судьба бедных и абсолютно бесправных рабочих одного из крупнейших заводов империи. Хотя, в принципе, ничего странного в этом не было: англо-саксам как-то неудобно было поднимать тему рабовладения, по сей день практикуя печально известные работные дома при фабриках и заводах, и сравнительно недавно прекратив торговлю белыми рабами-ирландцами. Про французов, с их Великой революцией, походами Наполеона, Парижским восстанием, коммуной и прочими национальными развлечениями, и говорить не приходилось... Как говорится, чья бы корова мычала! Однако на пару дуэт английского бульдога и галльского петуха вполне недурно справлялся - при общей невнятной позиции газетчиков Второго рейха. Всем остальным на случившееся было откровенно плевать, потому что гораздо интересней было следить за набирающей обороты испано-американской заварушкой.
  - Я бы сказал, о нескольких дюжинах подобных изданий, князь.
  Как придворный с большим стажем, Строганов озвучил свое мнение предельно корректным тоном.
  - Но отнюдь не первого ряда, граф. В отличие от желтых бульварных листков, серьезная пресса отделалась короткими заметками самого сдержанного характера.
  - Друзья мои, дайте же Александру Яковлевичу рассказать!..
  Слово хозяйки закон для гостей, поэтому все набрались терпения.
  - Кхм. Собственно, в тот городок я прибыл уже после окончания основных событий - но к счастью, примерно в тех местах у меня есть небольшое предприятие, управляющий которого был едва ли не прямым свидетелем...
  Внимательно слушающий граф позволил себе мимолетную улыбку - ибо Брянский цементный завод своими размерами и числом работников мало уступал машиностроительному и рельсопрокатному гиганту в Бежице.
  - ... некоторые разбрелись по родственникам в окрестных селах, остальные же мастеровые тихо и мирно сидели по домам - включая и большую часть пресловутого Стачечного совета.
  - То есть изначально никаких беспорядков не было?
  - Абсолютно. Как и баррикад, погромов, луж крови на улицах и всего прочего, что так талантливо описали в желтой английской прессе. Собственно, даже казенная винная лавка в Бежице спокойно торговала - а это, знаете ли, показатель! Основные события начались, когда орловский губернатор господин Трубников послал сотню казаков-донцов для ареста зачинщиков всезаводской стачки: стоило служивым войти в город, как по ним немедля открыли беспощадную стрельбу!..
  После краткой паузы, отлично подчеркнувшей драматизм момента, князь поведал захватывающе-интересную историю уличного боя, полную героизма и стойкости казаков, подлости и коварства бунтовщиков, и летающих там и сям пуль - которые не щадили ни коней, ни всадников. Хотя людям все же досталось больше, нежели благородным животным: треть сотни убита, еще столько же ранено, а из уцелевших добрая половина обзавелась сильными контузиями...
  - Бросались в них с крыш динамитными шашками?!? Я не ослышался?..
  - Никоим образом, граф.
  Но все равно, несмотря на шквальный огонь и взрывы, казаки смогли дать достойный отпор и вырваться из ловушки узких улиц в чистое поле. К счастью, у марксистов еще осталось что-то человеческое в душе, поэтому вслед отступающим не стреляли - а впоследствии позволили забрать всех павших и еще живых казаков. И не просто позволили: одному из уцелевших урядников прокричали издалека, что случившееся есть месть за мастеровых, жестоко покалеченных и убитых при подавлении Царицынских беспорядков!
  - Но позвольте? Если мне не изменяет память, там отличились астраханцы?.. Да и те просто выполняли приказ?!
  - Насколько я понимаю, марксистам такие подробности безразличны, да и казаки все на одно лицо...
  Перекинувшись парой-тройкой фраз, слушатели пришли к выводу, что необразованная мастеровщина просто была не в курсе таких тонкостей. Или же действовала исходя из принципа сословной ответственности всех за действия некоторых? Черт его знает, что там за каша в головах этих новых бомбистов - но то, что они опаснее прежних народовольцев, ни у кого сомнений не было.
  - Когда я прибыл в Бежицу, полиция как раз обнаружила целую гору оружия в подвале одного из домов: бельгийские револьверы, охотничьи ружья, и даже целый ящик динамита!
  - Нобелевского?
  - Такими подробностями со мной не поделились, граф. Однако шепнули, что кроме динамита нашли еще порядочное количество пресловутого "гремучего студня" .
  Пока взрослые мужчины и хозяйка дворца многозначительно переглядывалось, княжич и княжна Юсуповы недоуменно хлопали глазами. К счастью, в силу своего юного возраста они не застали деятелей "Народной Воли" , известных своей любовью к динамитному желатину... В качестве начинки адских машинок, разумеется.
  - Думается мне, среди лазоревых мундиров такая находка вызвала изрядный переполох?
  Мимикой и неопределенно-расплывчатым жестом Агренев показал, что слово "переполох" не совсем точно отражает реакцию жандармов и полиции - в данном случае больше подошел бы термин "пожар в борделе".
  - На чем бишь я остановился?.. Ах да! На помощь казакам спешным маршем перебросили целый батальон Каширского полка, и на следующий же день Бежица была занята - без единого выстрела и каких-либо инцидентов. И вот тут, я вам доложу, и начинается самое интересное: после первых же арестов выяснилось, что все рядовые мастеровые тихо сидели по домам, или вообще покинули городок задолго до трагических событий! Те же участники Стачечного совета, которых удалось взять под стражу - с редкостным упорством отрицают свою причастность к расстрелу казачьей сотни, сваливая вину на сбежавших представителей Бюро центрального комитета Российской социал-демократической рабочей партии.
  - Как-как, простите?
  Князь с большим удовольствием дал пояснения касательно нового политического движения.
  - И что же мы имеем? Мастеровые в перестрелке не участвовали, и все их требования отмены штрафов и повышения расценок сдельной платы были исключительно к заводской администрации. Коя, в свою очередь утверждает, что вела дела исключительно в рамках закона - однако возвращаться на место и восстанавливать производство не торопится... Гм, справедливости ради должен заметить, что им пока и некуда возвращаться: их дома и само заводоуправление изрядно пострадали от огня и мелких грабителей.
  Мимолетно глянув на княжича Юсупова, рассказчик заметил его неподдельный интерес. В отличие от бесед на высокохудожественные темы, нынешний разговор Николеньку явно не тяготил - скорее наоборот, заставлял жадно ловить каждое слово.
  - Тем временем Бежицкий завод стоит, а Правление и акционеры в полнейшей панике - производство изрядно пострадало, из шести доменных печей целой осталась только одна, вдобавок неустойки по контрактам сулят им полнейшее разорение.
  Собравшиеся огорченно переглянулись. Не то, чтобы они сочувствовали бедам всех акционеров... Но вот одному конкретному, очень даже! Князь Тенишев как умнейший человек с несомненным художественным вкусом был довольно частым гостем и у Строганова, и в доме Юсуповых - а с его второй женой сиятельная Зинаида Николаевна довольно близко приятельствовала. Всего два года как бывший председатель Правления и технический руководитель Общества брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода отошел от дел, сосредоточившись на научных и благотворительных проектах - и вот такой неприятный сюрприз!..
  - А что говорят в министерстве финансов?
  - Сергей Юльевич, разумеется, пристально следит за ситуацией, и уже кое-что предпринял для скорейшего ее разрешения ко всеобщему удовлетворению.
  Не утерпев, блеснул осведомленностью и гофмейстер Строганов - у которого тоже хватало хороших знакомых в разных присутственных местах:
  - Пока следователи и дознаватели министерства юстиции пытаются определить виновных, в министерстве внутренних дел азартно ловят участников расстрела казачьей сотни. Хм, в большинстве своем, успешно сбежавших - и опять же, решают, кого назначить виновным...
  Глубоко вздохнув (как иногда бывает ужасен этот мир!), княгиня Юсупова припомнила кое-что важное для себя:
  - Александр Яковлевич, вы случайно не знаете, все ли в порядке с княгиней Тенишевой? Ее имение недалеко от Бежицы, и я несколько беспокоюсь за ее судьбу.
  - Мария Клавдиевна? Ну как же! Я, как только добрался до тех мест, сразу же нанес ей визит вежливости.
  - Так у нее?..
  - В полнейшем порядке. Кстати, она и ее супруг просили передать вам свои наилучшие пожелания.
  - А вы и с князем виделись?
  - Да. Как вы понимаете, повод для встречи был не совсем удачный... По чести говоря, если бы Вячеслав Николаевич не отошел от дел, никакой стачки и беспорядков - да еще и со стрельбой! Попросту не состоялось бы.
  Спорить с очевидным никто не стал. Тем временем, хозяйка наконец-то заметила очередного носителя шитой золотом ливреи, переминающегося возле дальних дверей. Вопросительно дернула пальчиком, лакей с готовностью согнулся в почтительно-подтверждающем поклоне...
  - Друзья мои, нас ждет Дубовая столовая!
  Среди общества о малых званых обедах, регулярно устраиваемых Зинаидой Николаевной, ходили если и не легенды - то нечто вроде завистливых шепотков. Молодая спаржа или спелые тропические фрукты посреди зимы, нежнейшие мороженое прямиком из Италии в самые жаркие летние месяцы, круглый год свежие устрицы из Бельгии, прочие вкусности и деликатесы - своих близких друзей и подруг княгиня Юсупова баловала как только могла, заставляя всех прочих исходить завистью и бессильной печалью. Увы!
  - Прошу садиться.
  Увы, но из нынешней титулованной аристократии мало кто мог позволить себе такое радушие на постоянной основе. Да, уходили, безвозвратно исчезали в прошлом некогда знаменитые балы-маскарады на тысячу персон, или ежемесячные званые обеды гостей этак на триста-четыреста... Собственно, во всем Санкт-Петербурге от силы еще десяток родов держал высокую планку - остальные же предпочитали "по одежке протягивать ножки". Что уж там говорить, если даже Великие князья старались не частить с большими раутами?!? Такое угасание давних традиций и былого великолепия заставляло свидетелей прежних времен тихо грустить и судачить, что жизнь уже не та - да и люди не те. Кстати, по слухам, князья Белосельские-Белозерские должны были вот-вот пополнить когорту "не тех", в связи с образовавшимися финансовыми проблемами. Мало кто этому удивлялся, при их-то образе жизни и чуть ли не показной расточительности... Впрочем, помятуя о повышенной изворотливости и хитроумии главы сей благородной фамилии, публичного банкротства ждать не приходилось.
  "Как бы так извернуться, чтобы крах старого лиса Константина Эсперовича усугубил финансовые проблемы бывшего госсекретаря и действительного тайного советника Половцева? Еще одна пиявка, отожравшаяся на казенных деньгах..."
  - Александр Яковлевич?
  Моргнув и плавно отложив десертную ложку, которой он уже пару минут задумчиво терзал итальянское безе , князь чистосердечно признался:
  - Боюсь, я несколько упустил нить беседы?..
  Зинаида Николаевна милостиво кивнула, понимая и прощая - десерт и в самом деле получился выше всяческих похвал. Остальные тоже были не в претензии, исключая слегка подобревшего, но по-прежнему молчаливого портретиста Серова.
  - И все же, князь: любопытственно было бы узнать источник, вдохновивший вас на создание столь занимательных настольных игр. Должен сказать, что при всей внешней несерьезности, они весьма-с...
  Граф Строганов многозначительно покрутил пальцами в воздухе, оставляя каждому додумывать окончание фразы на свой вкус.
  - О да! Николя так доволен своим участием в работе над "Миром Войны", и возвращается из "Колизеума" таким счастливым и возбужденным!..
  Звучно брякнув ложечкой по полупрозрачному мейсенскому фарфору чайной кружки, пятнадцатилетний княжич довольно забавно порозовел:
  - Mère!
  Княгиня в ответ лишь понимающе-нежно улыбнулась сыну - пока все остальные успешно давили смешки.
  - В бытность мою юнкером Первого Павловского пехотного училища...
  Внимание гостей и хозяев немедля перешло на Агренева, позволяя подростку облегченно выдохнуть.
  - Некоторые преподаватели давали отличникам разобрать старые учебные карты с обозначениями давно отгремевших сражений. А для пущего интереса, вносили несколько изменений в начальную диспозицию, урезая или добавляя количество войск, "топя" артиллерию во внезапно появившихся болотах, или ставя редуты там, где их и быть не могло... Н-да. Этакая интеллектуальная гимнастика на добровольных началах. Тот счастливчик, кто умудрялся достойно проиграть, или пуще того - свести партию в ничью, получал определенное уважение и некоторые, скажем так, негласные преференции.
  - А победить?
  - Семнадцатилетнему юнкеру - сорокапятилетнего офицера с боевым опытом? Николя, ты мне безбожно льстишь.
   Отсмеявшись, Строганов на правах "застрельщика" чуть-чуть подтолкнул разговор:
  - Насколько я осведомлен, через две недели сразу во всех "Колизеумах" будет представление "Мира Войны". Ходят упорные слухи, что через год состоится открытый турнир, победитель которого получит?..
  Отодвинув от себя изуродованный десерт, князь спокойно подтвердил:
  - Пять тысяч рублей на ассигнации в каждой из трех номинаций: Отечественная война тысяча восемьсот двенадцатого года, Крымская война против европейской коалиции тысяча восемьсот пятьдесят шестого года, и последняя Русско-турецкая война.
  - Это которая приключилась в семьдесят седьмом году? Застал, как же, застал. Собственно, и Крымскую тоже - в ту пору я как раз служил младшим секретарем в римском посольстве, а вот к началу войны с турком уже дорос до... Гхм. Да-с!..
  Спохватившись, тайный советник резко оборвал приступ сентиментальных воспоминаний - чего все остальные тактично не заметили. Разменять восьмой десяток лет, и остаться в твердой памяти и рассудке, это тоже сравни подвигу, и заслуживает всемерного уважения! А Павел Сергеевич не просто дожил, но и по сию пору мог похвастать живостью ума и точностью суждений.
  - Прекрасная задумка, князь - и притом весьма полезная для воспитания юной дворянской поросли в правильном ключе. Да-с! Однако же, я определенно слышал о еще одной награде...
  Вельможа сделал вид, что вот-вот готов впасть в глубокую задумчивость, оставляя собеседнику возможность промолчать - или же похвастаться еще одной своей придумкой.
  - Сказочные войны, граф. Это скорее для детей нежного возраста: лешие и водяные, кикиморы и русалки, коварные злодеи вроде Кощея Бессмертного и благородные герои-богатыри из былин...
  Взгляд младшей Юсуповой заставил Александра немного запнуться и скомкать остаток фразы. Потому что во взгляде Снежной королевы на секунду мелькнуло явное сожаление и - что-то вроде легкой зависти. Вот только чему? Или - кому? Граф же, дослушав пояснения, улыбнулся с весьма довольным видом: столько интересных тем для бесед и кулуарных обсуждений! Воистину, его день прожит не зря.
  - А что же "Монополия", Александр Яковлевич? Ведь она к военным действиям некасательна.
  - Кто-то из великих однажды изрек, что война есть крайняя форма политики. Которая, в свою очередь, всего лишь концентрированная экономика... Так что "Монополия" - это те же военные действия, только посредством разных предприятий, денег и прочих ценных бумаг.
  Перестав улыбаться и задумчиво проведя кончиками пальцев по полностью седому бакенбарду, престарелый обер-шенк согласно кивнул. Просто удивительно, услышать от человека столь молодого возраста такие зрелые мысли и идеи! И вдвойне приятно узнать, что среди нынешних юнцов все же попадаются люди, использующие голову по назначению - а не только как подставку для головного убора.
  - Друзья мои!
  Одарив всех и каждого ласковой улыбкой, хозяйка предложила перебраться в Красную гостиную, оставив стол с остатками пиршества заботам лакеев. Шли не спеша, попутно наслаждаясь небольшой историей-анекдотом от ветерана дипломатического фронта, вот только в конце пути еще недавно единая компания разделилась на две равных части. Сама княгиня, заметно оттаявший художник Серов и впавший в откровенное благодушие граф Строганов расселись на стулья возле круглого стола на левой половине гостиной - а молодежь, включая тридцатилетнего князя, с комфортом расположилась в правом углу.
  - Александр Яковлевич, я все хотел спросить.
  Стрельнув глазами на занятую гостями матушку, княжич подсел еще чуть-чуть поближе.
  - Вы как-то при мне обмолвились, что последние девять лет только и делаете, что играете в "Монополию"... Э-ээ, если не ошибаюсь, вы тогда сказали что-то вроде "с полным эффектом присутствия".
  Чуть помявшись, Коленька выразился еще яснее:
  - Следует ли это понимать так, что есть некий усовершенствованный вариант игры?
  Удивленно поглядев на юношу, явно предвкушающего знакомство с еще одной чрезвычайно занимательной новинкой, князь весело рассмеялся:
  - Есть, Николя. Это та жизнь, которой живет почти любой промышленник и предприниматель! Изначально в качестве игрового поля выступает вся Российская империя, вместо золоченых фишек - всамделишные предприятия и капиталы, ну и противостоят не игроки-приятели, а разные фабриканты, банкиры, чиновники, ряд придворных, и множество иных персон. В качестве препятствий и ловушек выступает крайняя нищета населения, отсутствие дорог к большинству рудников и месторождений, необходимость обучать мастеровых для каждого нового завода, вечный голод на селе... М-да. Со временем и при удаче в делах, игровое поле разрастается и на сопредельные державы, заметно растут возможности - как, впрочем, и у противостоящих тебе игроков. А вот четких правил все меньше и меньше.
  Если глаза пятнадцатилетнего княжича буквально горели от таких откровений, то взор Снежинки был туманен. Этакие серые омуты... Вернее сказать, серо-зеленые. Еще одна настораживающая мелочь в копилку подозрений - Александр мог бы поклясться чем угодно, что при прошлых встречах красивые очи княжны были именно серыми без всякого дополнительного оттенка. Впрочем, сколько их было, тех встреч и бесед? Считанные разы.
  - Такая, с позволения сказать, "Монополия" весьма затягивает и придает жизни особый вкус. Победы неизменно сладки и изрядно горячат кровь, поражения отдают невозможной горечью - что очень, знаете ли, мотивирует не проигрывать. Кроме того, эта игра имеет и иные грани: к примеру, она позволяет воочию наблюдать, на что способны производительные силы человека.
  "Особенно по части изгаживания и уничтожения дикой природы. Тут нам равных нет, и быть не может!"
  - Александр Яковлевич, а как это - воочию наблюдать?
  - М-мм?.. Это когда плывешь по Амуру поздней осенью, перед самым становлением льда, и напротив кое-как обустроенной пристани видишь только берег с вековечным лесом и буреломами, и пару палаток с тлеющим костровищем. Зимой сквозь глухую чащу уже проложена просека, вдалеке что-то дымится, стучат топоры и звенят пилы - а у берега гулко забивают сваи для основательного причала. К середине весны лес заметно поредел, и появилась небольшая насыпь для шпал узкоколейной дороги. Летом начала шуметь лесопилка, усилился перестук топоров, прорезалось пыхтение локомобиля, ржание лошадей и множество иных звуков...
  На неуловимый миг молодые хозяева дворца на Мойке вдруг услышали плеск речных волн и ветер, гудящий в кронах зеленых великанов. Увидели россыпь занятых делом людей - и их же, сидящих ночью вокруг больших костров. Лязг и дым работающих механизмов, неясные тени в сумрачной глубине лесных чащоб, бочки с выгнанным скипидаром и дегтем возле смолокурни, длинные навесы с вялящейся рыбой и первый иней на стенах свежесрубленых домов...
  - И вот, приход осени встречает новое поселение, к причалу которого регулярно прибывают баржи и почтовые катера - а пароходы, следуя по реке вверх или вниз, обязательно отмечаются пронзительным сигналом корабельной сирены.
  Глубоко вздохнув, племянник с тетушкой переглянулись, искренне сожалея об окончании короткого повествования. Впрочем, для кое-кого закончилось не только оно, но и беседа в целом: подошедший Серов в самых вежливых выражениях пригласил Николая Феликсовича на очередной сеанс позирования. Надо ли говорить, с какими "светлыми" чувствами покидал приятную компанию наследник фамилии, в душе явно проклинавший чопорного маэстро и свой будущий портрет?..
  - Прошу вас не сердиться на Валентина Александровича, князь.
  Проводив долгим взглядом труженика холста и кистей и его унылую жертву, Снежная Королева довольно мило улыбнулась. Правда, ее улыбка несколько поблекла, встретив его непонимание.
  - Прошу прощения: о ком идет речь?
  Едва заметно дрогнув губами, девушка огорченно констатировала:
  - Все-таки вы рассержены.
  Вообще-то Агренев уже понял, что речь идет об одном на диво молчаливом портретисте (ну да, запамятовал малость, как того обзывают-величают), но не смог отказать себе в небольшом развлечении:
  - Надя...
  Коралловые губки вновь дрогнули, явно не зная, какую эмоцию стоит отобразить.
  - Я и в самом деле не понимаю, о ком вы.
  Издав невнятный звук, больше всего похожий на замаскированное хихикание, княжна мимолетно прикоснулась к локонам своей умопомрачительно-сложной прически.
  - О господине Серове, и его своеобразной манере выражать свое несогласие... Александр Яковлевич.
  - Хм? И чем же моя персона прогневала столь популярного живописца?.. Возможно, своей дремучей необразованностью?
  Раскрыв, и тут же сложив обратно небольшой перламутровый веер, младшая из сестер Юсуповых вновь с трудом удержалась от смеха:
  - Пожалуй, мне стоит сохранить в тайне то обстоятельство, что некий князь не счел важным для себя знать имя-отчество одного действительно именитого художника. Будьте покойны, Александр Яковлевич, я умею хранить тайны.
  - Я никогда не забывал об этом.
   Короткая и вполне невинная фраза отчего-то вызвала румянец на белоснежной коже аристократки.
  - Касательно Валентина Александровича... Недавно Николя, утомленный очередным сеансом, позволил себе нелестное сравнение своего будущего портрета и присланных вами больших фотокарточек с цветными изображениями туземцев Манчжурии.
  Действительно, было такое примерно с полгода назад. В Лаборатории Менделеева для обработки привезли очередную партию стеклянных фотопластин с кадрами высокой четкости - а тамошние химики-исследователи взяли и распечатали часть снимков на очередной версии дорогущей экспериментальной цветной фотобумаги. Причем, гады этакие, сделали карточки аж в размере стандартного альбомного листа, выдав в качестве оправдания длинный список вопросов и тем, которые они проверили, отработали и прояснили в ходе "серии разноплановых опытов"! И сесть бы после этого "менделеевцам" на голодный финансовый паек, если бы они своевременно не представили сиятельному покровителю (а так же попечителю, заказчику, и вообще подателю всех и всяческих благ) сразу несколько образцов-прототипов цветной пленки. Продукт был ужасно сырой, и к тому же полученный по такой сложной технологии, что от одного только ее описания у Агренева уже начинало рябить в глазах (и портмоне в кармане как-то болезненно сжималось, в предчувствии новых кровопусканий) - но все равно, это определенно был успех!.. Так что пришлось прямо на ходу менять гнев на милость, и выделять дополнительные средства. Злосчастные же фотографии после недолгих размышлений он отправил в подарок княгине Юсуповой, вкупе с заверениями во всемерном почтении и прочей словесной мишурой... Надо же, как оно аукнулось!
  - Мне жаль, что маэстро не видит разницы между авторской работой, в которую вкладывают душу - и результатом работы оптико-механического прибора.
  Судя по виду княжны, проблемы придворного художника ее волновали в самую последнюю очередь. В отличие от фото с необычно сочными и четкими изображениями дальневосточной экзотики.
  - Ах это?.. Года четыре или три назад я нанял несколько фотохудожников - дабы они путешествовали по странам Нового и Старого Света в поисках красивых пейзажей, рукотворных и природных памятников, образчиков городской архитектуры... И разумеется, наиболее колоритных и примечательных людей, что там живут.
  Делиться тем, что особенный интерес у него вызывали натурные съемки и зарисовки храмов далекой Индии, и что туда отправилась расширенная группа "фотографов", Александр не стал. Да и вообще, если рассказывать легенды всех "разъездных коммивояжеров", "корреспондентов", "ботаников-этнографов", "торговых представителей" и прочих неприметных путешественников из Внешней разведки, то можно и язык до костей стереть.
  - Со временем к этому невинному увлечению присоединился один мой друг - большой любитель фотографических работ.
  "Да-да, его коллекция карточек с дамами и девицами неглиже, до сих пор занимает целую полку в сестрорецком спецхране. Хорошо хоть открытки с видами европейских столиц Ульянке передарил... О! Она-то мне и поможет!!!"
  - И как-то так вышло, что ерундовая затея обратилась в довольно серьезный проект, по сохранению самого духа времени на переломе столетий - когда уходит в прошлое одна эпоха, и начинается другая...
  Даже не желая того, князь все равно изрядно впечатлил собеседницу масштабом затеи.
  - Но почему я не слышала об этом?
  - Я не публичный человек, и не нуждаюсь в чьем-либо одобрении. К тому же не собираюсь демонстрировать что-либо широкой общественности.
  Разумеется, на столь близких друзей князя как Юсуповы, подобные ограничения не распространялись. Однако, против ожидания, Надежда не стала уточнять, когда сможет увидеть вожделенные фотоальбомы - явно отложив этот вопрос на потом.
  - Пять лет назад вы говорили мне...
  Запнувшись и быстро стрельнув глазками в сторону сестры, Снежинка чуть понизила голос:
  - На улицах все больше и больше самобеглых экипажей и мотоциклетов, а вид дирижабля, плывущего высоко в небесах, уже не вызывает никакого ажиотажа. В Москве зеваки ходят на Воробьевы горы смотреть на строительство вашего Политехнического института - уже сейчас понятно, что это будет нечто грандиозное... В городской Думе так воодушевлены, что прошлого года начали обсуждать идею устройства своего метрополитена.
  В голосе княжны вдруг прорезались откровенно бархатные нотки.
  - Александр Яковлевич, а когда стоит ждать остального, о чем вы мне тогда рассказывали?
  "Надо же, какая неприятно-памятливая девчонка оказалась?.."
  Проснувшаяся паранойя подняла было голову - и тут же слегка успокоилась, стоило ей напомнить про кое-какие нестандартные наклонности молодой княжны. Нет, в обществе она вела себя безупречно, демонстрируя приверженность традиционным ценностям русской аристократии вообще, и императорского двора в частности - отчего многие светские львы с нетерпением ждали того светлого мига, когда Снежная королева выйдет замуж и наконец-то начнет приискивать себе сердечного друга.
  - Гм. Что именно вас интересует больше всего, Надежда Николаевна?
  Однако были у Наденьки Юсуповой и некоторые не одобряемые тем самым обществом увлечения. Собственно, о них кроме сестры и доверенных слуг никто не знал - и не узнал бы и дальше, но... Эти бумажные предатели с чуточку потертыми корешками и обложками, стоящие на полках в ее кабинете! Они сразу же выдавали светловолосую красавицу опытному взгляду, указывая на ее давнее и весьма последовательное увлечение архитектурой - причем не в плане украшений будущего семейного гнездышка, что для любой женщины есть дело понятное и абсолютно естественное. Увы и ах, это были именно серьезные труды, посвященные проектированию и возведению новых зданий и самых разных сооружений. Нет, можно было бы сказать, что это всего лишь кратковременное увлечение, но - многочисленные ленты-закладки в каждом из томов и учебников? Заметки бисерным девичьим почерком на полях страниц?.. Или громоздкие столбцы формул и сложных расчетов использованных конструкций на оборотах альбомных листов, соседствующие с карандашными эскизами и зарисовками наиболее красивых шедевров мировой архитектуры? Для девицы ее происхождения, воспитания и положения подобное было... М-да. Не за гранью, но очень, очень близко.
  - К примеру, когда начнут возводить башни из стали, стекла и бетона?
  "Определенно, последняя дочка у покойного Юсупова выросла девушкой с довольно странными представлениями о романтике. Голос прямо шелк и бархат, глазки нет-нет да и стрельнут, но вот тема нашей беседы по всем великосветским представлениям - просто упасть и не встать!"
  - Проекты есть. Вот только в Москве уже несколько веков действует негласное ограничение на этажность зданий...
  - Если не ошибаюсь - не выше колокольни Ивана Великого?
  Как и ожидал Александр, его прекрасная собеседница проявила удивительную осведомленность в столь специфической теме, как проблемы высотного строительства в старой и новой столицах Российской империи. Конечно, спутать ее с опытным архитектором было невозможно при всем желании - но хватало и того, что княжна уверенно понимала все то, что ей говорили... И вопросы задавала весьма, гм, характерные.
  "Неудивительно, что она старается не афишировать свои увлечения. Мало того что красивая, так еще и умная - кому из мужчин такое понравится?".
  Кстати, невинные увлечения восемнадцатилетней блонди не ограничивались одним только зодчеством - ее влекла к себе и археология (в основном разные фрески с барельефами), и загадки истории. Если же учесть особенности домашнего образования (хоть сейчас диплом искусствоведа и антиквара выдавай!) для великосветского общества последняя Юсупова выходила даже излишне многогранной натурой. Прямо горе от ума, не меньше! Возможно, в этом обстоятельстве крылась разгадка и столь странной приветливости Снежной королевы к магнату-промышленнику Агреневу, известному не только широтой своих интересов, но и весьма малым кругом друзей?
  - В последней статье профессора Бенуа касательно использования стальных конструкций, он убедительно доказал...
  Поймав внимательный взгляд сестры, Наденька вдруг охладела к архитектуре и вновь переменила тему беседы - словно демонстрируя знаменитую девичью непостоянность и непоследовательность. Ну, или опасаясь, что их общение вот-вот бесцеремонно оборвут:
  - Александр Яковлевич, а когда можно будет совершить подводную экскурсию?
  - В следующем году между Балаклавой и Гурзуфом начнет курсировать особым образом оборудованное судно, у которого ниже ватерлинии будут расположены большие обзорные иллюминаторы...
  Моментально оценив предложение, княжна весело заулыбалась: кто бы ей дал посетить сей "град порока и разврата" на черноморском побережье? С тех пор, как именным Высочайшим указом Мариинскому ведомству дозволили устроить на удельных землях возле Гурзуфа большой игорный дом (скорее дворец) с несколькими залами, и дюжину разного рода развлекательных заведений, многие завсегдатаи тамошнего санатория предпочли поправлять здоровье в других местах. Подальше от потасканных игроков с безумием в глазах, прилипчиво-бесцеремонных дам полусвета, скороспелых нуворишей, молодых и не очень господинчиков, увлеченно спускающих родительское наследство - и прочих подозрительных личностей.
  - Или в Геленджике, где к услугам моих близких друзей доступен прогулочный батискаф.
  "Надо же, опять зарумянилась?"
  И вновь огорчилась, потому что и туда любительнице экзотических видов хода не было. Нет, если бы вместе с сестрой и племянниками!.. Но Зиночка ужасная домоседка, и ни за что не променяет привычное общество, близость к мужу и любимые интерьеры подмосковного поместья на далекий крымский курорт - она и в Санкт-Петербург-то приезжает исключительно на несколько дней, дабы повидать сына-гимназиста!
  - Жаль...
  Прикрыв серые омуты глаз пушистыми опахалами ресниц, Снежинка задумчиво прикусила нижнюю губку. Надо сказать, что смотрелось это очень... Возбуждающе.
  - Вы еще рассказывали об само-летах. Они тоже - скоро?
  Только-только успокоенная паранойя Александра вновь шевельнулась и недовольно заворчала. А если бы пять лет назад не состоялось одного примечательного разговора, то и зарычать не постеснялась.
  - С большим удовольствием приглашаю вас первого августа сего года на аэродром в Гатчине, где и состоится первый в мире длительный управляемый полет моторного аэроплана.
  Честно говоря, изначально презентацию сего чуда техники с попутным утверждением русского приоритета касательно аппаратов тяжелее воздуха и оформлением кучи патентов, планировалось приурочить к будущей Всемирной парижской выставке тысяча девятисотого года. Вот только строя коварные замыслы, Александр упустил из виду сразу два обстоятельства. Первое из которых, было напрямую связано с собственными успехами в разработке и производстве бензиновых и керосиновых "луцкеров" - русские двигатели заставили иностранных промышленников энергично разгонять собственное моторостроение. Плюс он сам немало помог в этом деле "своим дорогим европейским и американским партнерам", за дольку малую чужого бизнеса. Второе вытекало из первого, и было еще неприятнее: стоило только появиться нормальным двигателям, как в каждой стране моментально нарисовались личности, непременно желающие приладить оный к набору из палок, веревок и парусины, и обозвать все это гордым словом - "аэроплан"! Пока все это удавалось сдерживать и купировать, но тенденции вырисовывались очень нехорошие. А раз не получается отсрочить, значит надо возглавить, правильно все организовав и осветив в прессе.
  - Мне определенно не везет...
  Тем временем княжна растерянно затеребила многострадальное украшение на запястье: как оказалось, московский градоначальник и Великий князь Сергей Александрович уже успел пригласить Юсуповых на свой большой летний бал - и совместить мероприятия в Гатчине и Москве ну никак не получалось.
  "Бедный браслетик! Такими темпами Надя его или порвет, или погнет".
  Но еще больше огорчил девушку граф Строганов, решивший откланяться, а вернее сказать, подошедшая вместе с ним сестра. Пока патриарх русской дипломатии обменивался с князем положенными фразами и прикладывался к ручке младшей хозяйки, старшая с шелестом платья располагалась на кресле возле последнего гостя, развеяв своим присутствием связывающий собеседников тончайший флер их общей тайны.
  - Ну-с, друзья мои, о чем наш разговор?
  Погладив любимую жемчужину Пелегрину, княгиня посмотрела на сестру - но ответил ей князь:
  - Я как раз приглашал Надежду Николаевну при случае посетить мою мсковскую Студию рисованных фильмов - разумеется, вместе с Николя и Феликсом-младшим.
  - О?!? Та самая Студия, где создают фильмы про милого мышонка и неуклюжего кота?
  "Как же похожи меж собой сестры, и какие же они разные! Зина в дневном свете - словно изящная статуэтка из нежно-розового алебастра... Действительно, Сияние"
  - Ой, я о-бо-жаю истории по "Фому и Ерему"!!!
  "А вот Надя выточена из белоснежного мрамора с редкими коралловыми прожилками. Живого, и как выяснилось, очень смешливого мрамора... Так!"
  Выкинув из головы несвоевременные мысли и сравнения, Александр вернулся в разговор. То, что предстоящую экскурсию по доселе закрытой для посторонних Студии возглавит сама княгиня Юсупова, подразумевалось по умолчанию - но вот просьба о дополнительном приглашении для близкой подруги Эллы и ее детей, была довольно неожиданна. Впрочем, разве можно отказать милой хозяйке в такой малости? Тем более что за ласкательно-уменьшительным прозвищем "Эллочка" скрывалась старшая сестра государыни-императрицы Великая княгиня Елизавета Федоровна. Супруг которой, кстати, так вовремя решил устроить летний бал в своем московском дворце.
  - Кстати о кинематографе...
  Получив желаемое приглашение, светская львица так мило улыбнулась, что гость против воли напрягся.
  - Александр Яковлевич, как вам новая звезда "Кинема", госпожа Каролин Отеро?
  - Пресловутая Ла Белль Отеро? Честно говоря, мне ее искренне жаль.
  Сестры дружно, не вставая и даже не изменяя поз, умудрились изобразить фигурами вопросительные знаки.
  - История жизни Аугустины дель Кармен Иглесиас похожа на дешевый бульварный роман... Ее мать была обычной крестьянкой из испанской Галисии, которой повезло устроиться прислугой в дом богатой семьи. Со временем, кроме сестры-близнеца у Отеро появилось еще четыре брата от разных отцов... Или от одного - говорят, глава семьи очень хорошо относился к своей служанке.
  Внимательно отслеживающий реакцию собеседниц, князь заметил уже знакомую мимолетную тень в глазах Зинаиды Николаевны.
  - В возрасте десяти лет несчастная Аугустина подверглась жестокому насилию, от которого едва не сошла с ума, и навсегда потеряла возможность иметь детей. В родном селении ее тут же ославили падшей женщиной, поэтому совсем не удивительно, что в двенадцать лет она сбежала с проезжавшей мимо труппой бродячих артистов - а с тринадцати лет начала торговать собой уже на постоянной основе...
  Пока хозяйки, затаив дыхание, слушали его размеренно-негромкий рассказ, высокая створка дальней двери приоткрылась, пропуская в Красную гостиную старшего лакея.
  - Спустя семь лет, в одной из припортовых таверн ее и нашел американский импресарио Джургенс. Увезя свою находку в Париж, он перепоручил девицу заботам одного довольно знаменитого в прошлом маэстро, обучившего немало знаменитых танцовщиц - и тот немало постарался, прививая испанской дикарке грамотность, правильный вкус и умение вести себя в приличном обществе. Покидая учителя через год с вернувшимся за ней импресарио, будущая звезда поблагодарила учителя... Плевком в лицо.
  Видя, что его не замечают, лакей энергично кашлянул - но куда там, хозяйки превратились в одно большое ухо! Вернее, четыре хорошеньких ушка, украшенных красивыми сережками.
  - Впоследствии, благодарность подобного рода ожидала и самого Джургенса, влюбившегося в подопечную: бросив ради нее семью и растратив все свои капиталы, довольно скоро он получил отставку по всем фронтам - тем не менее, оставшись при ней кем-то вроде слуги. Ненадолго, потому что новоявленная андалузская графиня Отеро успешно довела своего благодетеля до самоубийства... С ростом известности у Аугустины появились богатые поклонники и привычка отдыхать в казино, а примерно лет пять назад она обзавелась и покровителями из французских тайных служб. Или масонов? Честно говоря, после Великой революции оба этих понятия так смешались, что довольно трудно определить, где кончается первое и начинается второе!..
  Определенно, он сделал день сестер Юсуповых: история жизни известной танцовщицы и актрисы в изложении князя Агренева, резко отличалась от ее официальной биографии - что открывало такие просторы для обсуждений, что просто дух захватывало!
  - В моем случае интересы милой Кэри и ее покровителей полностью совпали: куртизанку я привлек как новый перспективный поклонник, ну а французские рыцари плаща и кинжала?.. Интересы этих господ весьма обширны и многообразны. Хотя то обстоятельство, что они используют в своих играх даже таких...
  Александр очень-очень постарался брезгливо поморщиться, по примеру графа Строганова оставляя собеседницам самим додумывать окончание фразы.
  - Впрочем, мне не сложно отпустить несколько комплиментов в адрес Ла Белль Отеро, и улыбнуться ей при личной встрече: пусть как актриса и танцовщица она весьма посредственна - но вот лгать ей удается просто бесподобно! Так мешать крупицы правды с выдумкой как это делает она, действительно нужен яркий талант и богатое воображение.
  Уткнувшись невидящим взглядом в ливрею слуги, княгиня задумчиво констатировала:
  - Какая у вас все-таки насыщенная жизнь, Александр Яковлевич!..
  - Не то слово, Зинаида Николаевна.
  Опознав в золоченом столбике возле двери собственного лакея, вдобавок в очередной раз склонившегося в весьма характерном поклоне-знаке - хозяйка встрепенулась, извинилась и срочно отбыла встречать нового гостя. А в створку, которую никто и не подумал закрывать, тут же проскользнула дородная фигура то ли доверенной камеристки, то ли просто "дежурной" дуэньи, ответственной за сохранение целомудренности и репутации молодой княжны.
  "Так, будем считать что обязательную программу я откатал, и нужные слухи и сплетни уже завтра начнут свое победное шествие среди великосветского планктона. Блин, уже вечер скоро! У-уу, домой хочу!!!".
  - Надя?
  - Да-а?
  Любуясь зарумянившейся красавицей, Александр обаятельно улыбнулся:
  - Хотите узнать еще одну тайну?
  Весьма заинтересованный взгляд не оставлял сомнений в строго положительном ответе.
  - Первый полет аэроплана в Гатчине на самом деле будет даже не пятидесятым.
  - Как?!?
  - Не могу же я рисковать накладками на столь знаковом событии, да еще и в присутствии августейших особ?
  "Уж Мишель точно не пропустит столь интересное мероприятие. Да и остальные молодые Великие князья обязательно понабегут... Так, спасаем несчастный браслетик!!!".
  - Экскурсию по московской Студии рисованных фильмов будет проводить моя воспитанница Ульяна - и ежели на то будет ваше желание, она устроит закрытый просмотр кинохроники действительно первого в мире полета аэроплана. Но только для вас.
  Чуть повернув голову, чтобы бросить быстрый взгляд на камеристку (не без успеха притворяющуюся всего лишь деталью интерьера), Надежда быстро и почти незаметно кивнула. Трудно сказать, чего она желала больше: увидеть эксклюзивный кинорепортаж - или же познакомиться с таинственной воспитанницей, о которой много кто слышал, но почти никто не видел?
  - А... Разве она тоже живет в Москве?
  Дуэнья, явно получив какой-то сигнал, торопливо исчезла - Александр же, отследивший ее уход, слегка насторожился. Это что же, ему так демонстрируют безграничное доверие? Или намекают на что-то иное?
  - Увы, нет. Но она определенно захочет свести знакомство с одной удивительной княжной, умеющей хранить чужие тайны...
  Вернувшаяся в компании графа Шереметева гостеприимная Зинаида Николаевна первым же делом окинула сестру внимательным взглядом, отметив как следы уходящего румянца на нежных щечках, так и легкую улыбку, украсившую коралловые уста. Князь Агренев был привычно доброжелателен, и все так же трудно читаем - а вот новоприбывший не удержался и на короткое мгновение проявил отблеск своих истинных чувств.
   "А, так это было небольшое представление! Вроде как я мило ворковал с Надеждой, а тут приперся сосед, и испортил романтичность момента. Вот ведь... Заговорщицы!"
  Впрочем, граф нашел возможность вернуть шпильку княгине Юсуповой. Закончив с приветствиями, Сергей Дмитриевич сходу пригласил коллегу-мецената на очередной благотворительный прием в своем Фонтанном доме , мимоходом упомянув о помогающей ему в этом благородном деле дочери Машеньке и участии ее многочисленных подруг. Напоследок Шереметев не постеснялся нанести и добивающий удар - напомнив, что на приеме будут все свои, а его супруга неизменно рада каждому приходу дорогого Александра.
  "Прозвучало прямо как - дорогой зятек. Блин, только не хохотать, только не смеяться!!!".
  Разумеется, прекрасных хозяек тоже пригласили на столь важное мероприятие, планирующееся... На первые числа августа.
  "Похоже, именно сейчас в адрес московского градоначальника летят матюги на французском, и особо заковыристые проклятия. Так, не ржать, я сказал!"
  - Да, кстати: Александр Яковлевич, вы ведь, насколько я знаю, недавно совершили поездку в Брянск?
  Буквально кожей ощущающий досаду и раздражение старшей сестры и целый клубок чувств у младшей, князь подтвердил:
  - Именно так, Сергей Дмитриевич.
  - Примерно с час назад мне телефонировали: двумя выстрелами в упор совершено покушение на Орловского губернатора господина Трубникова. Он жив, хотя и тяжело ранен...
  Равнодушно выслушав подробности, Зинаида Николаевна скосила глаза на сестру, вновь ставшую Снежной королевой. Машинально огладила любимую жемчужину, недовольно поджала тонкие губки в ответ на ожидающие взгляды гостей и печально выдохнула:
  - Ужасно, просто ужасно!..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.92*674  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Истомина "Приворот на босса" (Современная проза) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | Т.Озолс "Тайна драконьего сердца" (Любовное фэнтези) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"