Кулаков Алексей Андреевич: другие произведения.

Бульвар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:


Бульвар

- И не надо так трагично, дорогой мой. Смотри на все это с присущим вам юмором. С юмором!
В конце концов, Галилей- то у нас тоже отрекался.

- Поэтому я всегда больше любил Джордано Бруно.

Тот самый Мюнхгаузен

ПОНЕДЕЛЬНИК

   За окном было пасмурно. Тяжелые капли дождя со скрипом врезались в подоконник. В серую комнату из приоткрытой форточки залетал зябкий апрельский ветер. Откуда- то спереди доносилось монотонное бормотание. Утро обещало быть томным.
   - Так конь не ходит, остолоп!
   Молчание. Никто не поверил, что в комнате произошло что- то интересное.
   - АХАХА-ХАХАХА!
   А, нет, вот уже интерес публики и возродился.
   - ТИХО! - Громогласный возглас раздался эхом по помещению. Постепенно он затих и перерос в нарастающие гулкие стуки, отдающие от холодной напольной плитки, которые приближались к возмутителю спокойствия.
   - Валентина Владимировна, давайте не будем совершать необдуманных действий, - решительно произнёс возмутитель. - Все можно решить...
   Но Валентина Владимировна - по совместительству источник возгласа и стуков - была непреклонна.
   - Историю учат, а не решают. Например, - она резко понизила тон голоса, - ты выучил, куда прибыл корабль "Индевор" 29- го апреля 1770- го года?
   - Конечно, - возмутитель, было, решил блеснуть своими знаниями. - В Австр...
   Но не тут-то было - ответ уже прервали.
   - Да в тебе, Степанов, я не сомневаюсь. Меня больше интересует твой сосед.
   - Эй, не пихайся! - Сосед Степанова почувствовал прилетевший в его бок локоть и, заметив перед собой нависшую учительницу, оторвал взгляд от шахматной доски. - Пфуф... Австр... Австр...
   Похоже, он был слишком увлечён игрой.
   - Не тяни время!
   - Да знаю я! - Следующее предложение он сказал гораздо менее уверено. - В Австрию?..
   - АХАХА-ХАХАХА! - Комната вновь "взорвалась" от смеха.
   Степанову не оставалось ничего, кроме как хлопнуть себя по лицу.
   - Ну, честное слово, какой ещё "Индевор"- не унимался сосед. - Просто посмотрите на эту задачу. Допустим, ладью на C3 я переставить догадался, королева "съест" её. Но тогда как я, по-вашему, поставлю мат с помощью коня?
   - Действительно, - Валентина Владимировна внимательно проштудировала доску. Затем она подошла ближе к парте, резким движением руки смахнула фигуры, скинула в коробку и забрала её. Игрок даже не успел предположить каких-либо действий.
   - Прошу прощения, - возмутился Степанов. - Вообще- то это мои шахматы!
   - Получишь их обратно, когда Чуткин подготовит доклад про "Индевор".
   Чуткин - по совместительству сосед Степанова - не понял ровным счётом ничего.
   - А почему шахматы его, а доклад должен делать я? И вообще, это нарушение прав частной собственности! - И, чуть погодя, добавил, - Особенно перед контрольной!
   - Идите к директору, если так возмущаетесь, - спокойно ответила учительница и развернулась в сторону своего рабочего стола. - Со мной спорить бесполезно.
   "Трррр- дзынь!!!"
   - И пойдём! - Крикнул Чуткин, пытаясь переорать звонок с урока. Он взял в охапку вещи, скинул в рюкзак, схватил за рукав Степанова и потащил его из класса.
   - Погоди! - Закашлялся тот, очевидно, из-за простуды.
   Почти мгновенно они пронеслись сквозь холл второго этажа, расталкивая направо и налево вываливших на перемену школьников.
   - Осторожнее! - Окликнул Степанов товарища, когда тот, съезжая по перилам лестницы чуть не снёс с ног ученицу, судя по всему тоже куда- то торопившуюся и не обратившую на них особого внимания. - Сшибешь людей же!
   - Тебе нужны твои шахматы или как? - Так же громко ответил Чуткин. - Мы почти на месте!
   И правда, уже через секунду школьники завернули в пролет между этажами и стояли у кабинета директора.
   - Ну, кто там? - Директор слышал их топот издалека. Он яростно копался в каких- то бумагах и даже не поднял на них глаза. - Ещё одни правдорубы?
   - Я дико извиняюсь, Григорий Александрович, - начал Степанов, - произошло одно недоразумение на уроке истории. Дело в том, что пока...
   - Пока ты расскажешь, что произошло, перемена пройдет, - пробурчал раздражённо директор. - Можно покороче?
   - В общем, - Чуткин перехватил инициативу и вдохнул побольше воздуха, - я мирно сидел на последней парте на уроке истории и решал шахматную задачу. Валентина Владимировна вероломно вторглась на мою личную территорию. Я неправильно ответил про её ненаглядный "Индевор" и она отобрала фигуры вместе с доской. - Он перевёл дух и, указав на Степанова, отчётливо проговорил: - Его фигуры с его доской. И теперь требует от меня доклад. Прямо перед контрольной!
   Директор оторвал взгляд от бумаг и утомленно посмотрел на учеников.
   - Ребята, - в его голосе чувствовалось какое- то принудительное спокойствие, - что вы хотите от меня? Чтобы я за вас клеил дрова, которые вы сами наломали? Директор, знаете ли, не мать Тереза.
   - Ну так Вы же главный тут, - ответил Чуткин. - Вон на прошлой неделе Даня Юганский обнаружил, что Татьяна Вячеславовна недоставляет пятёрки по математике - так Вы ему сразу за полугодие пятёрку пообещали.
   - Правда? - Неуверенно сказал директор. - Это я, видимо, сгоряча. В любом случае, Данил хоть полезное что- то сделал, а вы просто набедокурили.
   - Но ведь...
   - Слушайте, - Григорий Александрович резко понизил голос так, будто не хотел, чтобы его услышал кто- то посторонний, - в пятницу, как вы, наверное, знаете, в школе проводится День Земли. К нему нужно ещё много всего подготовить. Мне, например, вот такую гору статей, - он потряс бумагами перед лицами учеников, - в библиотеку надо передать для обработки. Поэтому топайте отсюда подобру-поздорову, если не хотите, чтобы я и вас нагрузил!
   И не успел Степанов вставить своё правообладательское слово, директор, причитая что- то вроде "давайте, давайте", выпроводил горе-шахматистов за дверь.
   Боевой настрой Чуткина куда- то резко испарился. От собственной беспомощности он треснул кулаком по металлической табличке с именем директора и уже было замахнулся что-нибудь пнуть, как его вовремя остановил Степанов.
   - Попридержи коней! В чем пенал виноват- то?
   Чуткин взглянул под ноги. Да, на полу валялся безобидный школьный пенал. Судя по его потёртым и помятым тряпичным бокам, он уже успел подвергнуться истязаниям со стороны снующих на перемене детей. Никто не удосужился обратить на него внимание, несмотря на то, что из него уже вываливались ручки, карандаши и прочие канцелярские предметы, об которые любой мог запросто запнуться и упасть.
   - Как думаешь, чей он? - Спросил Чуткин со вздохом досады и поднял пенал.
   - Без понятия, - махнул рукой Степанов. - Индукция - не мой конек. Отдадим его охраннику, тот разберётся.
   Так как местная школа была не самым популярным пристанищем злобных правонарушителей, у охранника не было много работы. В тот момент он расслабленно уставился в монитор компьютера, развалившись на своём потрёпанном, но чрезвычайно удобном кресле, которому бы позавидовали многие учителя.
   "Але, гараж! Это самая тихая порода кур!"
   - Какая? - вопросил Чуткин прямо у него под ухом.
   Охранник от неожиданности аж подпрыгнул на месте.
   - Вы чего пугаете, молодёжь?
   Не сказать, чтобы он был намного старше школьников - всего лет на 15, наверное, - но такие внезапные посещения позволяли ему прикинуться ворчливым стариком.
   - Вот, нашли пенал бесхозный, - сказал Степанов. - Толя, давай сюда!
   Толя положил пенал на стол охраннику, но к его руке прилипла небольшая бумажка- стикер, подобные которой раньше наклеивали на холодильник до изобретения "напоминалок" в электронных гаджетах. Маркером на ней было выведено:
   Пришкольный "бульвар"
   - Разве у нашей школы есть бульвар? - Удивился Чуткин.
   - Сажали когда- то вдоль забора, - пробухтел охранник. - Столько распинались, мол, красота будет вокруг школы. Не знаю, стоила ли игра свеч. Как по мне, такое себе мероприятие.
   Через широкие окна просторного входа был виден прилежащий к зданию участок. На переднем плане расположилась довольно масштабная пустошь, покрытая каменной плиткой. Судя по неестественной серости, не подметали её уже порядочно давно. Позади неё с бешеной скоростью по разбитым дорогам проезжей части, громыхая и жужжа, сновались автомобили. И где- то посередине этих двух абсолютно противоположных картин скромно и даже как- то стыдливо прятались небольшие зелёные кустарники, обратить внимание на которых мог, наверное, только самый заядлый ландшафтный дизайнер.
   - По- моему, это не тянет на бульвар, - хмыкнул Чуткин.
   - По-моему, у тебя есть дела поважнее, чем разглядывание пустырей, - напомнил товарищу Степанов.
   Тот ненадолго задумался, будто разыскивая нужные мысли в голове.
   - Точно, Индевор, - сказал Чуткин, вернув мысли на место. - Я помню.
   И они, поблагодарив охранника, поднялись обратно в класс.

ВТОРНИК

   День пролетел незаметно. Типичный сценарий в будни - утро идёт в час по чайной ложке, зато остаток дня проносится так лихо, будто бы его и не было. Но вот уже новое утро, новая болтовня на перемене, новые заботы. Всё заново.
   - Ты слышала... - разлетались голоса по кабинету. - Вот вчера... Ты знаешь, куда...
   Чуткин не слышал их. Его голова была забита другими звуками - прибоем с далеких берегов противоположной стороны мира, криками матросов и скрипом корабельных досок. Он был там, на "Индеворе".
   - Зачем ты энциклопедию притащил- то?
   Ну ладно, Чуткин просто зачитался книгой.
   - Ты видел, сколько нам задали по алгебре на завтра? - Ответил вопросом на вопрос Чуткин, вернувшись в реальность.
   - Конечно, - ответил Степанов. - Что там делать- то, я тебя умоляю.
   - Не все мы родились такими гениальными как ты, Эйнштейн, - съязвил Чуткин, которого немного раздражала способность его товарища к точным наукам. - Я решал эти квадратные уравнения вчера весь вечер! Когда мне готовиться было к докладу?
   Степанов посмотрел на него с презрительным недоумением.
   - Серьёзно? У тебя дома интернет тоже отключили что ли? Берёшь и качаешь, все дела и все проблемы.
   - Я так не могу, - ответил Чуткин. - Мне надо вдуматься в то, что я читаю. А так толку- то...
   - Пока ты вот тут вдумываешься, где- то в учительской томятся ни в чём неповинные шахматы. Да и, в конце- то концов, на что он тебе сдался, "Индевор" этот? На работе про него будут спрашивать что ли?
   - Может и будут. Никогда не знаешь.
   И он опять уткнулся в энциклопедию.
   Впрочем, одной духовной пищей сыт не будешь. Доблестно отсидев занятие, Чуткин побросал вещи в рюкзак и почти на автомате прибрёл в школьную столовую.
   Для Чуткина столовая - как ему самому казалось - являлась самой приятной частью учебного заведения. Он почти не обращал внимания на потрескавшуюся от времени штукатурку на стенах, на ненадёжно свисающие с потолка лампы и покоцанные столы, выглядящие так, словно над их обработкой несколько лет трудились стаи самых голодных и трудолюбивых крыс. Как только потенциальный покупатель попадал в помещение, его встречал целый букет дивных ароматов: свежие салаты из всего, что попадается на местной кухне, изобретательные и не менее питательные горячие блюда, и, конечно же, свежеиспечённые хлебобулочные изделия на любой вкус. Лишь вдохнув это великолепие, он напрочь забывал обо всех недостатках окружающей действительности.
   Впрочем, большинство подобных иллюзий Чуткина мгновенно разбивались при виде длиннющей очереди, зацементировавшей подступы к раздаче еды. Но делать нечего: хочешь уйти сытым - будь добр, принимай правила игры. Чуткину ничего не оставалось, кроме как пополнить ряды вновь прибывших.
   Проходит три минуты. Пять. Очередь стоит на месте.
   Чуткин нервно оглянулся по сторонам. Перемена- то не резиновая.
   - А что такое? - Толя толкнул уставившегося в телефон старшеклассника, который стоял перед ним. - Почему не двигаемся?
   - Да подносов нет, - лениво ответил тот, не отрывая глаз от экрана.
   - Когда принесут?
   В ответ страждущий поесть посетитель только пожал плечами.
   Чуткин тяжело вздохнул.
   "Дело - дрянь, - констатировал он. - Придётся пошевелиться самому".
   Толя надулся, словно пытаясь вдохнуть обратно тот воздух, который выпустил мгновение назад, сделал решительный вид и двинулся в сторону кухни.
   "Итак, - по пути Чуткин собирался с мыслями, - мне нужен поднос. Значит, я так и скажу: "Уважаемые повара, мне... - Чуткин оглянулся на очередь, - то есть нам всем, посетителям, нужны подносы. Что это вообще за дела? Середина рабочего дня, люди есть хотят. Перемены и так короткие, а они ещё время отнимают. Безобразие! Да. Так и скажу".
   Наконец, дойдя до противоположного конца столовой, Чуткин завернул за угол и размашисто распахнул тяжелые скрипучие двери местной кухни.
   - Уважаемые повара... - Начал было Толя излагать свои претензии, но вдруг (а как же ещё!) его голос оборвался. Будто оказавшись под ледяным душем, Чуткин весь затрясся, судорожно хватая руками воздух, пытаясь зацепиться за хоть какую- нибудь опору. Бесполезно.
   - Какая встреча!
   Говорят, что в мире существуют две неостановимые силы, которые найдут тебя даже на северном полюсе: военкомат в период призыва и учитель, которому ты должен домашнее задание. И если первая сила Чуткину пока не грозила, то вот вторая настигла его в самый неподходящий момент. Впрочем, навряд ли в таких вопросах какой-нибудь момент вообще можно назвать подходящим.
   - Зд- д- д... - Чуткин пытался выдавить из себя хоть слово в надежде нанести удар первым. - Зд...- рав...- ствуйте, Марина Валерьевна.
   Негусто.
   - Да я в курсе, как меня зовут. Ты мне про работу головного мозга собираешься рассказывать, а?
   В тот момент в головном мозге Чуткина происходили такие яростные мыслительные процессы, что по ним можно было не то что на школьном уроке ответить, а, как минимум, написать кандидатскую диссертацию по нейробиологии. К сожалению, осознать весь потенциал своих способностей Чуткин никак не мог - за счастье было бы вспомнить, зачем он сюда пришёл.
   - Чего молчишь?- Учительница перешла в наступление, чувствуя слабость жертвы. - "Аппетит" пропал? Неужели в тебе, наконец, просыпается совесть.
   "Аппетит" - Чуткина словно прозрением обдало. Он резко выдохнул, потряс головой и начал жадно вглядываться в окружающую его реальность. Прямо перед ним взгромоздилась грозная глыба, представлявшая собой Марину Валерьевну. С трудом, словно от Медузы Горгоны, отодвинув от неё взгляд, Толя заметил стоявшую слева повариху. Та держала под мышкой здоровенную записную книгу, поднять которую под силу было только самому достойному представителю этой профессии.
   "Вот к вам-то я и пришёл".
   - Погодите секунду, - бросил он в сторону учительницы, освободившись ненадолго освободившись от её уз, и обратился к поварихе. - Подносы закончились. Несите штук двадцать, как минимум, а то люди есть хотят.
   Не ожидав от юного борца за еду такой прыти, повариха растерянно кивнула, всучила фолиант учительнице - та еле устояла на ногах - и двинулась исполнять указание.
   "Ну, теперь терять нечего", - подумал Чуткин и, с чувством выполненного долга, набравшись духу, повернулся обратно к Марине Валерьевне. - Я весь во внимании.
   Учительница фыркнула от такой наглости.
   - Это я внимательно тебя слушаю. Когда. Ты. Мне. Ответишь. На. Вопрос?
   - Я же вам уже говорил - у меня сейчас много заданий, некогда учить, скорее всего, в конце четверти.
   - Да судя по всему, не так уж и много, коли успеваешь ходить по столовым. Похоже, тебя стоит нагрузить.
   Чуткин закатил глаза. Только дополнительной работы по биологии ему не хватало.
   - Варя из 7- "Б" заболела. На научной конференции в пятницу её не будет. Предлагаю тебе взять её тему - "Зелёные насаждения как инструмент защиты окружающей среды". Взамен этой несчастной работы мозга.
   Не то, чтобы Чуткин был против научных конференций, скорее даже наоборот, но в сложившихся обстоятельствах ему эту работу просто некуда было девать.
   - Уф... Знаете, навряд ли у меня хватит на это времени.
   Выждав МХАТовскую паузу, Марина Валерьевна поняла, что Чуткин не был заинтересован в этом варианте, и перешла к более изощрённым методам.
   - Послушай, Толя, я понимаю, ты безумно занят, но твоя вездесущность однажды тебя и погубит. Я же навстречу тебе иду. Полработы за тебя уже сделано. Не надо глубоко копать - подбери немного информации в довесок из интернета и выступи. На конференции все свои, сочтёмся.
   На Толю, похоже, нагрянуло дежавю.
   "Да вы что, сговорились там?" - Хотел крикнуть он, но в последний момент сдержался. - Нет, спасибо.
   - Точно? - С удивлённой ухмылкой посмотрела на него Марина Валерьевна. - Ну, смотри, предложение действует только эти сутки.
   С этими словами она с грохотом шлёпнула на стол книгу и с гордо приподнятым острым подбородком вышла из кухни.
   Чуткину, впрочем, задерживаться тоже было некогда. Махнув рукой вслед учительнице, он вернулся к раздаче еды - благо, подносов теперь уже было достаточно, набрал всякого и сел за свободный столик у окна. Наконец можно было спокойно поесть.
   - Австралорп!
   Толя чуть не поперхнулся котлетой. Это охранник незаметно подошёл к нему справа, чтобы напомнить ему про самую тихую породу кур.
   - Кхм... Мда. Буду знать. Спасибо.
   Довольный сведением счётов охранник допил компот и резко опустил стакан.
   - Вообще я хотел сказать, что пенал нашёл своего хозяина.
   - Рад за него, - ответил Чуткин, не зная за кого конкретно - за пенал или его хозяина. Слишком он проголодался
   - Ты знаешь Варю Мираклову?
   - Да не, она учится в параллельном... - Чуткин перестал жевать. Он почувствовал, как что- то щёлкнуло у него в голове. Картинка перед ним становилась расплывчатой, а звук глухим, как под водой.
   "Мираклова...." - Он точно где-то слышал эту фамилию. С Варей Толя был не сильно знаком - может быть виделись пару раз на перемене, не больше. Он даже не особо помнил, как она выглядит. А вот её фамилию он точно слышал гораздо чаще. Но где?
   - В общем, - не дожидаясь ответа, продолжил охранник, - она куда-то жутко торопилась вчера, обронила его вместе с той бумажкой. Забрала, уходя домой. Ну, главное, что вспомнила.
   Увидев, что Чуткин не реагирует, Макс помахал ладонью перед его лицом.
   - Земля вызывает Толю! Приём!
   - Да, да, главное, - пробормотал тот на автомате.
   - Хм, ну ладно, не отвлекаю, - пожал охранник плечами. - Приятного аппетита.
   Чуткин ответил "спасибо" и, отмерев, с непонятно откуда взявшейся тяжестью откусил ещё кусок булки. Похоже, ему предстояло многое переварить.

СРЕДА

   В среду утром Чуткин пришёл невыспавшимся. Лица окружающих расплывались у него перед глазами, когда он, почти как ходячий мертвец, плёлся по рекреации первого этажа. Ученик отпихивался от вылетающих то оттуда, то отсюда младшеклассников. Сейчас они были ему не важны. "Только бы добраться до класса..." - Думал он.
   - Что-то ты совсем нездорово выглядишь сегодня.
   Степанов поджидал товарища у двери кабинета.
   - Разве? - Толя удивился и подошёл к зеркалу. Пригляделся. Отражение вроде бы напоминало его стандартный внешний вид. Разве что коротко подстриженные темно- русые волосы были взъерошены в тот день несколько больше, чем обычно.
   - Больно усталый у тебя взгляд какой- то, - отметил одноклассник.
   - Ну, этому есть объяснение.
   И он начал объяснять.
   - Вот скажи мне, - начал свои размышления Чуткин, - у тебя бывает так, что в твой мозг попадает какая-нибудь мысль и застревает там?
   - Эм... - Степанов немного призадумался. - Ну, допустим.
   - Вот со мной вчера такое случилось. Пришёл я, значит, домой, сделал "домашку", поработал над рефератом, выпил чаю с лимоном - доволен как слон! Гляжу - время позднее уже. Собрался я, наконец, спать, и тут - "бац!" - прямо по мозгам: Мысль. Что называется, "а вы не ждали нас, а мы приперлися".
   - Так что за мысль-то? - Федя чувствовал, что вот- вот потеряет нить разговора.
   - Так в том-то и дело: я даже не мог понять, что она из себя представляла. Вот застряла в голове и всё. Зудела без конца, не давала, так сказать, покою после тяжелого трудового дня. Что я только не делал, чтобы от неё отвертеться: слушал какую- то ерунду по радио, пересчитывал овец по пятьсот раз... Да всё подряд. Но заснуть нормально так и не смог.
   И?! - Собеседник уже не выдерживал внезапного потока душеизлияния и никак не мог добиться внятного объяснения.
   - Ладно, - Чуткин понял, что речь сегодня не его козырь. - Сейчас покажу наглядно.
   Он резко направился в сторону медицинского кабинета, который, по счастливому стечению обстоятельств, находился на той же площадке, что и кабинет математики.
   - Кх-кхм, - Чуткин постучал в открытую дверь кабинета, за которой сидела стандартная школьная медсестра, что- то рьяно записывающая в большую тетрадь, жухлую от времени и вставленных в неё страниц. - Можно?
   - Болеешь? - Спросила она механическим голосом, даже не обернувшись.
   - Пока нет, - честно ответил ученик. - Я только спросить, нет ли у Вас...
   - Нет! - Машинально отрезала медсестра. - Никаких спросить. Через полчаса сдавать отчётность. Посещения только больным.
   Чуткин знал, что с этим киборгом спорить бесполезно, поэтому он взглянул на часы и полетел обратно в класс, успев заскочить в дверной пролёт ровно в тот момент, когда звонок оповестил о начале урока, и сел за парту рядом с Федей.
   - Да ты можешь объяснить, что происходит? - Из последних сил спросил Степанов.
   - Разговорчики на "Камчатке"! - Это учительница математики напомнила о себе.
   Чуткин кивнул ей в ответ и перешёл на шёпот.
   - Ты помнишь ту бумажку с бульваром?
   - Ну, допустим.
   - Её оставила Варя Мираклова из 7- го "Б". Она хотела выступить с докладом про этот бульвар в пятницу, но ВНЕЗАПНО заболела. А вчера, Марина Валерьевна предложила мне выступить с ним, но не "копать глубоко". Понимаешь, о чем я?
   - Чего? - Степанов чувствовал, что где- то тут намечались теории заговора, которые он не особо почитал. - Ты, это, перестань молоть ерунду. Если ты не забыл ещё, на тебе висит доклад.
   - Так, господа, я вас сейчас рассажу! - Вновь донёсся голос математички.
   - Я помню, - ответил, как ни в чем не бывало, ученик. - Послушай, я абсолютно серьёзно говорю тебе, что с этим "бульваром", что- то нечисто. Ты же сам его видел!
   С этим Федя поспорить не мог. Бульвар действительно выглядел не ахти. Однако ход мыслей юного конспиролога ему всё равно не нравился.
   - Так, Дэн Браун, если ты не хочешь рассказывать про "Индевор" - скажи прямо и не морочь мне голову. Я, так уж и быть, по старой дружбе, найду тебе материал.
   - Да "Индевор" тут не при чём! Я уверен, что с Варей всё было... - Чуткин не договорил предложение, так как у него в голове возникла идея, которая показалась ему не менее безумной, чем его мысли о бульваре.
   - Сорян, Федос, - сказал Толя и пихнул товарища локтем под дых. Он прекрасно знал, что "Федос" уже несколько лет увлекался боксом, поэтому совсем не удивился, когда через секунду в ответ ему в нос прилетел неплохой хук.
   - Какого... - Только и успел произнести его товарищ, сам удивившись своей чёткой реакции.
   Класс вскрикнул от неожиданности.
   - Всё в порядке! - Чуткин сразу взял ситуацию под свой контроль. - Я начал первый! Видите, это всего лишь защитная реакция! Мне нужно к врачу!
   Он опрокинул голову, чтобы вид крови не сильно травмировал неподготовленных зрителей и, не спрашивая ни у кого разрешения, на глазах ошарашенной публики покинул класс. Пару шагов спустя он уже опять был у дверей медкабинета.
   - Вам нужен был больной? - Не церемонясь, спросил он. - Получайте.
   Медсестра устало вздохнула и отправилась в небольшой отсек с лекарствами.
   - Погоди, сейчас принесу вату.
   Чуткину только это и надо было. Он перевернул страницу большой тетради медсестры и нашёл надпись с фамилией Вари. Напротив неё было написано время посещения врача и симптомы: "легкий кашель, температура 37,0RС". Чуткин оперативно сфотографировал запись. Медсестра вернулась, как только он перевернул листок обратно.
   - Держи, - она протянула раненому небольшой комочек ваты и оценочным взглядом осмотрела нос. - Жить будешь. Нос на месте. Приложи холодное.
   - Спасибо, - ответил Чуткин и вернулся в класс.
   Остаток занятия прошёл без происшествий.
   - Ну, господа, натворили вы делов, - сказала учительница алгебры, принимая у Толи его домашние труды. - Чуткин, конечно, на всякое способен, но вот Степанов... Не ожидала я от тебя, что ты будешь ему подпевать в его светопреставлениях.
   - Да вы же сами слышали, он сам первый начал! - Развёл руками Степанов.
   - Тихо! - Прошипел Чуткин своему товарищу. Он открыл на телефоне собранные им доказательства и всучил их прямо ему в руки. - Смотри и слушай.
   Затем он обратился к учительнице.
   - Екатерина Петровна, на вашем занятии у "7- Б" вчера была Варя Мираклова?
   Екатерина Петровна призадумалась, переведя глаза на потолок.
   - Ну да... Была, да. А что, она тоже в твоих афёрах участвует?
   - Нет, она... - Чуткин опять забыл, какие нужно подобрать слова. - Говорят, она приболела. Что- то серьёзное?
   - Да я не знаю, - пожала плечами учительница. - Вроде нормально всё с ней было. Кашляла только разве иногда. Ну, и ещё как-то нездорово копалась в каких-то бумагах весь урок. Ну, я в воспитательных целях забрала их - нечего отвлекаться! - и вызвала к доске. Хотя, что говорить, в нужный момент собраться с мыслями она умеет - решила всё верно.
   - А можно я передам ей эти бумаги?
   - Да пожалуйста, мне- то они зачем, - она с жутким скрежетом открыла ящик письменного стола и достала оттуда несколько листов формата А4.
   Чуткин поблагодарил Екатерину Петровну и повернулся в сторону Степанова.
   - Ну и?
   - Так- так, - Толя перебирал бумаги в поисках нужной информации и по ходу зачитывал наиболее важные моменты. - Вот она пишет: "бульвар - это аллея или полоса зелёных насаждений..." Ага, смотри: "Бульвары также служат для пешеходного движения, кратковременного отдыха, защищают тротуары и здания от пыли и шума".
   - Согласен, - нехотя признал Федя. - Наше недоразумение это вряд ли делает. А дальше что?
   - Ну... Здесь... Здесь похоже не все. Вот несколько снимков с сайта школы.
   Он протянул листы товарищу. На левом были изображен бульвар таким, каким он должен был выглядеть на самом деле - просторная аллея с переливающимися на солнце кленовыми деревьями и аккуратными асфальтными дорожками. На правом - снимок с открытия: директор с улыбкой до ушей пожимает руку какому-то, судя по всему, очень важному человеку, в выбивающемся из окружающей серости черном костюме с блестящим брелоком в виде медведя. - Но, как я уже сказал, здесь далеко не все. Большая часть текста, доказательства - основная начинка работы - отсутствует.
   - То есть ты хочешь, чтобы я просто поверил тебе на слово?
    - Федя, ты же сам всё слышал и видел. Варя написала про бульвар больше, чем от неё просили. Судя по всему, кое- кому это не понравилось. Да и подумай, когда у нас в последний раз отпускали домой с жалкими 37,0?
   Степанов промолчал. Даже со всем присущим скепсисом его разум понемногу поддавался под натиском конспирологических домыслов товарища.
   - Пфуф... Ну, допустим... Допустим, я тебе верю. По старой дружбе предположу, что здесь есть зерно правды. И что теперь ты собираешься делать?
   - Пока не знаю. - Задумчиво вздохнул Чуткин. - Мне нужно обдумать это дома. Только вот времени, Федя, мало остается. Очень мало.
  

ЧЕТВЕРГ

   - К первому тайму добавлена одна минута!
   На потрёпанной временем и учениками футбольной площадке, покрытой зубодробительным асфальтом и огороженной стальной сеткой, шла баталия чемпионата школы.
   - Толя, смени Серого, он, похоже, того - крикнул с поля капитан команды.
   Чуткин тоже был частью той баталии. Правда, до этого момента он наблюдал её со стороны, ожидая своего часа. Но вот ошибка атакующего полузащитника привела к потере мяча и пропущенному голу, а значит - пора в игру! Чуткин "дал пять" Серому (тот, покачав головой, рухнулся на скамейку) и ринулся в бой.
   Мяч прикатился к нему в ноги. Ловко обведя пару игроков соперника, футболист уже находился у пределов штрафной площади. Он понимал, что где- то с флангов подключались напарники, но они были где- то там, абстрактные, а ворота и вратарь - абсолютно настоящие, они ожидали его действий прямо сейчас. На решение у него было всего пару секунд.
   "Вжух!.."
   Мяч отскочил от перекладины и улетел за пределы площадки. Чуткин вскинул руки в качестве извинения.
   - Да что с вами всеми такое сегодня? - Крикнул капитан и махнул в сторону ворот. - Автор, давай за произведением.
   Толя молча пошёл к калитке.
   - Что- то потерял?
   Федя Степанов подобрал мяч. Хотя он и не сильно увлекался футболом, не прийти на игру товарища он не мог.
   - Спасибо, - сухо произнёс Чуткин, забрав у него снаряд. - Ты сделал презентацию по "Индевору"?
   - Всё в лучшем виде, - ответил Степанов. - Но вообще я хотел сказать, что пару минут назад видел Марину Валерьевну. Она куда-то в спешке собиралась.
   - Куда?
   - Без понятия. Но если ты хочешь решить что- то с этим бульваром, самое время это сделать сейчас, - сообщил товарищу Чуткин.
   - Ты играть собираешься? - Окликнули его с поля.
   - Погоди момент, - Толя вздохнул, подбежал к полю и обратился к капитану. - Прости, Даня, я сегодня не помощник. Дела.
   - Серьёзно? - Даня презрительно посмотрел на него. Девятиклассник был выше Чуткина сантиметров на десять, так что выглядел он угрожающе. - "Кидать" команду в главный матч сезона... Даже не знаю, что за дела у тебя важнее взялись.
   Толя понимал, что объясняться будет сложнее, поэтому он просто отдал мяч, ещё раз извинился и вернулся к Степанову.
   - Двинулись, - решительно произнёс Толя. Степанов кивнул, и они, взвесив на себя рюкзаки, направились к учительнице.
   "Гооол!.." - Послышалось где- то позади, когда товарищи завернули за угол школы. Толя хотел посмотреть, кто забил, но возвращаться времени уже не было.
   Миновав дремлющего охранника, ребята взбежали вверх по лестнице на третий этаж. Из дальнего конца коридора послышался звон ключей.
   - Вон она, - махнул рукой Степанов. - Вперед.
   Чуткин поблагодарил его и подошел к Марине Валерьевне.
   - Здравствуйте!
   - Ох!.. - Ключи выпали из её рук на кафельный пол. - Ну ты меня и напугал, Чуткин. Чего явился?
   - Прошу прощения, я подумал над Вашим предложением и решил его принять. Хочу продолжить работу про "зеленые насаждения".
   Учительница надменно засмеялась, подняла ключи и принялась закрывать дверь.
   - Я же тебе тогда ещё сказала: предложение действует только день. Поезд уехал, извини.
   - То есть бульвар так и останется жалкими кустарниками, да?
   Марина Валерьевна чуть не выронила ключи во второй раз.
   - Знаешь что, Чуткин? - Сдавленно проскрипела она. - Тебя, по-моему, просили не лезть туда, куда не просят. У тебя был шанс сделать работу как надо. Но теперь мой тебе совет - суши весла, а то твой "Индевор" пойдет ко дну.
   - Откуда?.. - Опешил Чуткин.
   - В нашей школе слухи разлетаются быстрее, чем ты думаешь.
   - Вот именно! - Толин возглас разлетелся эхом по рекреации. - В Вашей школе тоже! И в Вашем кабинете. Разве Вам все равно на растения, которые там живут, рыб, которые там плавают в аквариуме? Да, чтоб их, на учеников, которые там учатся?
   Марина Валерьевна вздохнула.
   - Извини, Толя, ничем помочь не могу, - она кивнула, указав на противоположный конец коридора. - Иди лучше, книжки в библиотеке почитай. Может там тебе помогут.
   Она кинула ключи в сумку, развернулась, и торопливо зашагала в сторону лестницы.
   - А Вы уже уходите?
   - Ухожу в отпуск, - не обернувшись, ответила она.
   - А как же "работа мозга"?
   Но ответа не последовало. Учительница уже спускалась на второй этаж.
   Чуткин застыл на месте как вкопанный. Неизвестно, сколько бы он простоял, ошарашенный, перед закрытым кабинетом биологии, если бы ожидавший в стороне Федя не привёл его в чувство, несильно толкнув в плечо.
   - Ну? Что она сказала?
   - Она... Она... - Толя всё ещё не знал, что ответить. - Ничего она не сказала. Послала меня. В библиотеку.
   - Что? Зачем?
   - "Книжки почитать", - он нарочито изменил интонацию, чтобы его голос стал похож на высокий и немного гнусавый голос Марины Валерьевны. - "Помогут мне там", сказала. Честно, я уже совсем ничего не понимаю. Лучше бы сделал доклад, как меня просили, и всё.
   Раздосадованный, он с разбегу грохнулся на потертый от старости диван, который специально поставили для отдыха в рекреации.
   Федя насупился. Несмотря на то, что он продолжал считать всё это пустой тратой времени, бросать друга на произвол судьбы он не хотел.
   - Библиотека... - Степанов отчаянно пытался вспомнить, где он слышал в последний раз это слово. - Помнишь, в понедельник мы ходили к директору? Он тогда ещё что-то сказал про неё. Чуть не засыпал меня своими статьями.
   Толя оторвал взгляд от потолка.
   - Хм... Да, точно, что-то было такое, - тут на него опять снизошло просветление. - Ну конечно! Если директор передал им работы для конференции, то и работа Вари там должна быть! Тогда я её возьму и завтра выступлю.
   - Погоди, - остановил его Федя, когда тот, вновь полный решимости, подскочил с дивана. - То есть я зря делал тебе презентацию? Выступать ты с "Индевором" ты уже не будешь, так? И шахматы я уже не получу?
   Толя повернулся к нему.
   - Если придется - не буду. Отступать уже некуда.
   И, словно попрощавшись, он пожал Феде руку и пошел в противоположный конец коридора. Несколько десятков шагов спустя, он уже стоял у дверей библиотеки.
   Толя, наверное, был одним из немногих завсегдатаев местной библиотеки. Ещё в младших классах, когда родители боялись отпускать его одного домой, Толе приходилось ждать их здесь после уроков, пока они не придут за ним после работы. Проводя час за часом в этом помещении, он обедал, делал уроки, и, конечно же, много- много читал. Толя даже со временем выделил себе отдельную полку в третьем ряду. Там, друг за другом, стройной колонной стояли 12 томов Марка Твена в твердом переплете синего цвета, неплохо сохранившемся с советских времен. Его любимым, конечно же, был четвертый том, где находились увлекательнейшие приключения, которые происходили в конце XIX века с таким же простым мальчуганом, как и сам Толя - Томом Сойером.
   Впрочем, и научно-популярная литература ему не была чужда. Неизвестно как, но каждую неделю в библиотеку попадали свежие номера "National Geographic". Толя обожал читать заметки про то, как где- то в далекой американской обсерватории ученые, после долгих поисков, нашли новую звезду в северном полушарии, или про то, как, наконец, успешно завершилась экспедиция через непроходимые дождевые леса Амазонки. Подобные истории перемещали юного читателя в иные миры, которые манили его своей неизвестностью и непредсказуемостью, в отличие от однообразных школьных будней в его сером промышленном городе.
   Но сегодня он пришел сюда не за чтением.
   Чуткин повернул ручку двери библиотеки и тихо, почти на цыпочках, вошел внутрь. Его окатил легкий запах книжной пыли, мерцающей в тусклом свете треснувшей лампы.
   "Нет", - Толя постарался сосредоточиться, и потряс головой, пытаясь сбросить с себя дурманящую атмосферу помещения. Но стоило ему сделать шаг вперед, как он не выдержал и чихнул что есть силы.
   - Кто здесь? - Послышался голос откуда-то издали.
   - Чуткин Анатолий, - ответил ученик. - Здравствуйте, Светлана Сергеевна.
   - А, Толя, - Из-за книжной стойки выглянула библиотекарь. - Здравствуй. Помоги достать Стругацких, пожалуйста.
   Толя взял стремянку (которая полагается каждой приличной библиотеке), забрался на уровень шестой полки - почти к потолку - схватил книгу и ловко спрыгнул вниз со второй ступеньки, чтобы не было слишком шумно.
   - Спасибо, - Светлана Сергеевна забрала фолиант. - Как продвигается учеба?
   - Да неплохо, - Толя пожал плечами. - Только вот учителя постоянно загружают работой.
   - Правда? - Искренне поинтересовалась библиотекарь.
   - Ага. Екатерина Петровна задает много на дом. По истории надо сделать доклад про путешествие капитана Кука. А завтра ещё и конференция по поводу Дня Земли.
   - Мда, действительно, много... Ещё и конференция. Ты уже сделал доклад?
   - Ну, пока не совсем. Я узнал, что Варя Мираклова из 7- "Б" заболела и не сможет прийти. Вот, хотел взять её доклад. Слышал, что директор передал Вам его для обработки.
   Светлана Сергеевна неуверенно отступила назад.
   - Кхм... А что, такая важная тема?
   - Ну да, - ответил Толя. - Про "бульвар" около нашей школы.
   - А с ним что- то не так? - Голос женщины задрожал.
   - То есть? Конечно не так! Вы разве не замечали какой...
   - Не замечала, - нервно прервала она Толю. - Обычный бульвар.
   На несколько секунд в воздухе повисло неловкое молчание.
   - Тебе про доклад часом не Марина Валерьевна рассказала?
   - Она самая.
   - Тогда она тебе, наверное, говорила, что в некоторые вещи не стоит так сильно углубляться, - медленно добавила Светлана Сергеевна
   - То есть Вы тоже участвуете в этом заговоре?
   - Толя, ну какой заговор, о чем ты, - библиотекарь переглянулась по сторонам, будто зная, что их кто- то подслушивает. - Просто я не хочу, чтобы моя дочь попала под раздачу из- за ее ребяческого любопытства.
   Конечно. Вот где он слышал эту фамилию. Неудивительно, что он ее забыл. Привыкнув обращаться по имени-отчеству, он и фамилии учителей помнил с трудом.
   - Так вот, - продолжала библиотекарь. - День Земли - не самое важное мероприятие, которое планируется провести здесь в этом году. Знаешь такую штуку, как выборы? В нашей школе этой осенью хотят организовать участок для их проведения. Поэтому мы с нашей главной партией договорились сделать ряд... "экологических проектов", скажем так. Чтобы показать нашу лояльность. И бульвар мы посадили с ними, и на конференции они будут. Проектов много - денег мало. Поэтому и качество страдает. Но если люди об этом узнают, то поднимется такой шум, что будет несдобровать ни мне, ни Варе, ни директору. Я только хочу ее уберечь, вот и все.
   - А если не узнают, - парировал Толя, - то она, Вы, я и все ученики и учителя ещё долгое-долгое время будут дышать нашим прекрасным цельнометаллическим воздухом. Ну и кого Вы убережете, а?
   Светлана Сергеевна промолчала.
   - Поймите, - ученик чувствовал, что в горле у него пересыхает. - На самом деле все знают про этот несчастный бульвар. Они просто боятся говорить о нем. Не перешептываться где-нибудь на кухне, а рассказывать открыто. Как Вы - боятся, что "прилетит". Может быть, найти новую работу тяжело, не спорю. Но не тяжелее ли потом лечиться у наших докторов?
   - К чему ты ведешь, Чуткин?
   - К тому, что я был неправ, когда хотел взять доклад на себя. Варя должна выступить сама. Дайте ей это сделать. В конце концов, она заслужила быть услышанной.
   Светлана Сергеевна положила том Стругацких на стол.
   - Я подумаю, - с силой выдавила она.
   - Пожалуйста... - Толя настойчиво взглянул на библиотекаря.
   - Я сказала, что подумаю! - Светлана Сергеевна хлопнула ладонью по столу. - Если у тебя на этом все, мне надо разобрать оставшиеся статьи, так что...
   - Да, - Толя понимающе кивнул. - Хорошо. До свидания.
   Он развернулся, толкнул дверь и вышел наружу. Оглянулся по сторонам. Феди уже рядом не было. В школе было на удивление тихо. Казалось, что Толя остался в ней один.

ПЯТНИЦА

   Кабинет истории опустел, как только прозвучал звонок на перемену. Как это обычно бывает, в день, когда проводится какая-нибудь научная конференция или выставка, учеников отпускают с занятий, чтобы те побыли благодарными зрителями. Поэтому, сдав контрольную работу, школьники побросали вещи в свои чемоданы и, почувствовав запах свободы - пускай и относительной - исчезли из класса. Толе же торопиться было некуда. Ему предстояла задушевная беседа с Валентиной Владимировной.
   - Ну что, Чуткин, - учительница размеренно прохаживалась вдоль доски. - Готов рассказывать сегодня про "Индевор"?
   - Если честно... - Толя замялся. - Не готов. Прочитал про него в энциклопедии, но на то, чтобы составить доклад времени не хватило. Вот, только картинки успел накидать.
   Ученик протянул ей "флешку".
   - Интересно, - пробормотала она. - Чем же ты был так занят всю эту неделю, что тебе не хватило времени сделать простой доклад?
   - Эм... Готовился... Да к контрольной Вашей и готовился. Ну и не только к ней: по математике, знаете, много задают, биологии... Пришлось чем- то пожертовать.
   - Да-с, - учительница покачала головой, - понимаю. Но как тогда быть с шахматами?
   Валентина Владимировна указала на свой рабочий стол. Там, за большой канцелярской стойкой стояла шахматная доска Феди с идеально расставленными шахматными фигурами. Они были расположены ровно так же, как и в этот понедельник, когда Толя ломал голову над шахматной задачей, предложенной его другом.
   - У вас что, фотографическая память? - удивленно спросил Толя.
   - Скажем так, - учительница задумчиво закатила глаза. - Судя по всему, и я, и Степанов предпочитаем читать фэнтези. Итак, ты понял, как выиграть эту партию?
   - Не-а, - Чуткин растерянно развел руками. Ему казалось, что за эту неделю он вообще забыл, как играть в шахматы.
   - Напомни-ка мне, в чем заключается задача?
   - Поставить мат... - Ученик перевел взгляд на потолок, как будто там был написан ответ. - С помощью коня.
   - А в задаче где-нибудь сказано, что этот конь должен остаться на доске?
   Толя призадумался. Действительно, такого в задаче не было. Но что тогда осталось у него в арсенале? Игрок оглядел доску. Помимо злополучного коня, обосновавшегося на G5, на доске также были два слона на A3 и C6 и оставшаяся ладья на F8. В целом, при определенном маневре, этого хватало для нанесения решающего удара. Тогда причем тут конь?
   Толя решил присмотреться к позициям оппонента. Белая королева так и осталась стоять на третьей горизонтали, горделиво занимая клетку C3. Судя по тому, как она внимательно сосредоточилась на обоих слонах, королева была полна решимости не отдавать своего короля, трусливо прятавшегося на G1. Следующим своим ходом она готова была "съесть" черного слона с потрохами. Нужно было как- то ее отвлечь...
   Однако - что это? - недалеко от белого короля, между его пешкой и конем красовалось никем не занятое местечко - клетка H3. Оттуда отлично вырисовывался путь буквой "Г" прямо к Его Величеству.
   - Ха- ха, - Толя схватил коня и переставил его на свободную позицию. - Шах.
   Валентина Владимировна ухмыльнулась и резким движением руки сместила королеву на H3. Конь вылетел за пределы доски.
   Но Толе теперь это уже было не важно. Почувствовав темп, он моментально сместил слона по диагонали на C5. Теперь уже все три фигуры направили свои взоры в сторону монарха.
   - Шах!
   Белая королева, запаниковав, попыталась встать на их пути, отчаянно перегородив дорогу на клетке E3. Но было уже поздно. Ещё недавно находясь в опасности, черный слон сам перешел в нападение и убрал королеву с дороги.
   - Шах... - Толя простучал дробь пальцами по столу, - И мат!
   Валентина Владимировна, в знак капитуляции, положила белого короля на доску.
   - Молодец, - чистосердечно похвалила она юного игрока. - Далеко пойдешь.
   Учительница собрала фигуры, положила их в коробку и передала Толе.
   - Держи. Считай, "Индевор" сдан.
   - Но я же отдал вам только презентацию! - Удивился Толя.
   - Мне кажется, на этой неделе ты и так был достаточно занят, - ответила Валентина Владимировна и посмотрела на часы. - Если поторопишься, еще успеешь на Варино выступление.
   - Как? - Толя уже и не знал, что сказать. - И Вы?..
   - В нашей школе слухи разлетаются быстрее, чем ты думаешь, - учительница, было, улыбнулась, но сразу же нахмурила брови и приняла серьезный вид. - Теперь иди, пока я не передумала.
   Толя неуверенно поблагодарил учительницу, кинул коробку в рюкзак и направился к выходу.
   Перед тем как повернуть дверную ручку, он на мгновение остановился.
   "Что вообще со мной вообще происходило?" - подумал Толя. - "Вроде бы, ничего особенного - учеба как учеба, уроки как уроки. И завтра будет та же самая математика, и русский, и физкультура еще с утра. И небо будет как всегда пасмурным, и подносы в столовой опять закончатся в самый неподходящий момент. Все вокруг останется прежним".
   Да только он почувствовал, что что-то изменилось в нем самом. Какая-то неведомая сила, будто дремавшая в нем всю его сознательную жизнь, наконец, пробудилась. И теперь, когда в ней будет необходимость, Толя использует ее на полную мощность.
   Что же это такое?
   "Нет, не сейчас", - подумал ученик, стараясь сконцентрироваться на главном. - "Бульвар".
   Толя открыл дверь. Пора было расставить все точки над i.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Современный любовный роман) | | Е.Флат "Аукцион невест" (Попаданцы в другие миры) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | Д.Дэвлин, "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей судьбой" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"