Кулецкий Алексей Николаевич: другие произведения.

Трудности "Кобелиного сезона"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кобелиный сезон... Эххх... хорошее время было...Только по его итогам и узнавали, где находятся печень и почки...


Трудности "Кобелиного сезона".

История, о которой пойдет речь, произошла когда-то на бескрайних просторах Крайнего Севера, но два ее главных героя - выпускники славной 23-й роты СВВПСУ.

   Заполярное лето в тот год выдалось довольно теплым и погожим. Повседневная жизнь военного города шла своим чередом. Занятия в школах закончились. Неработающие жены военнослужащих уже убыли "на материк", а "кобелиный сезон" переживал пору своего наивысшего расцвета, становясь предметом для ностальгических воспоминаний на ближайшую полярную ночь.
   Служивый народ, сплавив наконец-то семьи в более теплые края, расслаблялся, как мог. В сопках, по берегам многочисленных озер курились дымком мангалы и просто обложенные камнями костры, слышался мелодичный женский смех и мужской хохот, частенько звучала гитара, водка лилась рекой, а шашлыки всех мастей и рецептов поедались килограммами, если не центнерами. На следующий день есть могли далеко не все, метаболизм отсутствовал, как таковой. Печень давала знать о себе тяжестью в правом подреберье, верхом мечтаний была бутылка холодного пива "Кольское", а недостающие моменты вспоминались с чужих язвительных слов, зачастую - со смехом.
   Два молодых офицера - пока еще старший лейтенант Леха и новоиспеченный капитан Стас, встретившись через год после окончания Училища в славном городе Североморске, после перевода Лехи из дальнего гарнизона Западная Лица, в Военную Комендатуру гарнизона Североморска, стали наконец-то общаться довольно плотно. Более того, подружились семьями. В довершение всего, Комендатура и вторая учебная рота Восьмого флотского экипажа, где служил Стас, располагались в противоположных подъездах одной большой казармы. Так что идти, в случае чего, было недалеко.
   Служилось весело. И видеться приходилось часто. По вопросам оформления воинских перевозочных документов "комендатурские" постоянно ходили в экипаж. А "экипажевские", в свою очередь, попутно решали свои, в том числе, шкурные вопросы, требовавшие своего вклада в их решение со стороны комендатурских. Без определенной дозы "беленькой", порой тоже не обходилось. Короче говоря - народ общался содержательно и плотно.
   Однажды в комендантской роте раздался телефонный звонок. "Товарищ старший лейтенант, Вас к телефону!", - заголосил дневальный. "Из Экипажа", - добавил он, подавая телефонную трубку. Звонил Стас. "Чё тебе надо? Ну, давай жалуйся!" - вместо приветствия буркнул в трубку Леха. Однако вместо привычного фирменного нытья, в духе "Ы-ы-ы-ы-ы..." и каких-нибудь приколов в исполнении бывшего грозного замкомвзвода, в трубке послышался озабоченный голос училищного брата по оружию.
   Стас был серьезен, - "Лех, у нас тут на обеде махач в роте произошел, наши буратинки оборзели совсем... Всю столовку на уши поставили. Привезли тут дикую орду из Дагестана... сорок штук... Нихера не слушаются, орут все время и остальных задирают..." (да простят меня наши замечательные дагестанские друзья Али и Джаватхан!) "Ничего себе, вам подфартило! И большая пиздиловка?" - поинтересовался Леха, посочувствовав. "Вот и порядки свои наводить пытаются, не далее, как сегодня пиздиловку устроили в столовой... Нормальная такая... примерно пятнадцать на пятнадцать, еле растащили... Я уже тут с расследованием замучился отписываться... И пиздюлей от командира уже успели с ротным получить... Но ""Папа" не хочет это все на уровень прокуратуры выносить, нужно что-то придумать..." - грустным голосом излагал Стас свою печаль.
   "М-да... недурно..." - протянул в трубку Леха, затем задумчиво прибавил - "Не ссы, что-нибудь придумаем... Шелковые будут. Они у тебя в роте?" "Угу..." - со вздохом ответила трубка с другого конца провода. "Объясниловки сидят, пишут старшина их охраняет... Приходи почитать! Только в туалет прежде сходи... С некоторых уссаться можно..." "Хорошо. Пока в туалет иду, подумаю!" - ответил Леха и, положив трубку, стал соображать, что делать. Дело у друга если не пахло керосином, то принимало не очень хороший оборот, предвещавший немалую повседневную нервотрепку и постоянный головняк. Не говоря уже о сомнительной перспективе на совсем прописаться в прокуратуре гарнизона с многочисленными расследованиями и отказами.
   Настроение у Лехи было отличное. Затянувшееся почти на девять месяцев дело с переводом в полк связи со старлейской должности в комендатуре, сразу на майорскую должность в полку, наконец-то довольно бодро зашевелилось, придавая дополнительного оптимизма в жизни. Стас здорово помог в решении этого вопроса и отказать ему в этой просьбе было невозможно. Решение, что же делать, вдруг пришло само собой.

*****

   "Так..." - почесав кончик носа, обратился он к скучавшему на тумбочке дневальному, с интересом наблюдавшему, что же предпримет замполит - "Позови ко мне Фому, Мантуленыча, Шерстяного и наверное... э-э-э-э... Марчелу!" Дневальный, до этого тоскливо мявший ногами свою тумбочку, вызвал дневального свободной смены, а сам убежал искать вышеперечисленных лиц, разошедшихся по своим учебным местам в процессе подготовки к караульной службе. Пока он ходил, Леха, сидя в канцелярии закурил, напряженно прикидывая свою примерную линию поведения на ближайшие минут сорок.
   За дверью канцелярии послышалось топтание, затем раздался громкий стук в дверь - "Разрешите! Только мы не по форме!" После чего в образовавшийся проем просунулась нахальная морда сержанта Маркова, он же "Марчелло", взявшего на себя роль старшего для доклада. "Максим, заходите быстрее, сейчас это не принципиально!" - сказал Леха, опустив сигарету на пепельницу. "И дверь прикройте! Дело есть." - добавил он серьезным голосом.
   Перед ним стояли четверо прекрасных парней, ростом хорошо за "метр восемьдесят", а то и девяносто, далеко не хлипкого телосложения. Привыкнув к тому, что замполит, проводя построения, веселит всю роту, совмещая с актами репрессивного характера, они улыбались, глядя на старшего лейтенанта. "Хватит зубы сушить! Дело довольно серьезное", - замполит посмотрел на них. Слегка нахальные улыбочки сошли с их лиц, в ожидании обещанных замполитом великих дел.
   Парни в комендантской роте служили не хилые, не редки были боксеры, борцы и прочие спортсмены, иные в ранге кандидата, или вовсе - мастера спорта. Ротная "качалка" не пустовала никогда, с этими парнями можно было выполнять любые задачи. К офицерам и мичманам комендатуры они относились с должным пиететом, не жалуя впрочем, остальных представителей военного люда, несколько задевая этим их самолюбие. "Распущенные они у тебя..." - сокрушались некоторые Лехины знакомые из других частей. "Как тебе сказать...", - таинственно улыбаясь, отвечал он. Да и на подъем были легки - организовать "что-то эдакое", да с песнями, плясками и, желательно со стрельбой - было, что называется, за счастье.
   "Так, парни, присаживайтесь..." - старший лейтенант показал им на стулья, стоявшие вокруг стола. Матросы расселись и приготовились внимать. "Короче, пацаны, нужно дружку моему помочь. Из экипажа", - произнес замполит, затягиваясь полузабытой сигаретой. "Это такому, усатому?" - все еще улыбаясь, спросил Эдик Шерстнев, с псевдонимом "Шерстяной". "Эдик, ты что-то под дембель борзеть стал!" - Леха внимательно посмотрел на моряка. "А... не... я ничего..." - смутился Эдик и стал серьезным.
   "Там наши дагестанские друзья дебош в столовой устроили, а они все у него в роте, они там уже вешаются от них... Непривычные они!" - произнес Леха. "Ебааать..." - протянул Макс. "А... знаем! Эти полудурки уже наших цеплять попытались! Ходят все такие, как будто "крылья" им ходить мешают, локти в стороны!", - оживился Вова Фомин, - "Меня задел... Пришлось ему немного сверху промеж ушей дать... Он тут же немного завял..." "Ай-яй-яй... Фома, какой ты невоспитанный! А я ведь тебя воинской вежливости учил!", - Леха снова затянулся и попытался представить, как почти двухметровый Вовочка "немного дал"... Получалось весьма впечатляюще.
   "Так... у меня идея родилась! Сейчас пойдем в экипаж и станем там арестовывать этих мерзавцев!" - вкратце изложил он суть дела. "Так, а в чем собственно дело, кого и за что арестовывать" - полюбопытствовал один из прибывших в звании младшего сержанта. "Да так, Николай, прекращай гонять свое кино! И слушай меня внимательно! В экипаже, новопризванный Кавказ опять начудил и махач в столовой устроил... Дружок мой сказал, что где-то пятнадцать на пятнадцать..." - ответил ему замполит. Парень был проверенный и вполне понимал такой способ общения.
   "Да говно вопрос, сейчас уладим!" - улыбаясь ответил сержант. Как "Без пяти минут дембель", уже думающий о том, как строить свою жизнь на гражданке, он уже мог позволить себе небольшие вольности в общении с командным составом. "Максимка, ну что ты говоришь!", - замполит посмотрел на него с упреком. Вольности, впрочем, до определенной границы, переступить которую он, да и остальные матросы комендантской роты переступать себе никак не позволяли. Но это касалось сугубо "своих", с остальными военнослужащими их общение было в куда более простой форме.
   "Здесь, парни, важно не переиграть, но и не испортить все дело, слишком громко заржав!", - назидательно сказал Леха, - "Давайте, приводите себя в соответствующий вид, минут через двадцать выдвигаемся в Экипаж! По пути обсудим некоторые детали, заодно и свои идеи изложите, если они будут!" "Угу...", - дружно промычали бравые парни, - "Разрешите идти?" "Давайте!", - махнул рукой в сторону выхода замполит, - "Макс, через двадцать минут, чтобы я вас не собирал по роте!" "Все сделаем вовремя!" - выкрикнул сержант уже из-за двери.

*****

   Матросы ушли приводить себя в "злодейский" вид, - "Только рожи гуталином не раскрашивайте! Это будет уже перебор!" - заорал им вслед старший лейтенант. Ответом было приглушенное дружное ржание. Леха тем временем, схватился за трубку телефона и набрал знакомый номер. "Дневальный второй учебной роты матрос..." - отозвалось на том конце провода, голосом изнасилованной коровы. "Прокуратура! Замполита к телефону! Быстро!" - требовательным голосом произнес Леха. "Есть!" - гаркнул вмиг изменившийся голос, - "Товарищ капитан, вас к телефону! Прокуратура!"
   "Блять, началось!" - послышался сквозь возню с трубкой, голос Стаса. "Хорош блякать! Мы выдвигаемся через двадцать минут" - таким же, прокурорским голосом проговорил Леха, - "Слушай внимательно, готовь клиентов, я взял своих бойцов, мы идем их арестовывать! Только сделайте с вашим ротным умные рожи, пожалуйста! Они у вас так редко получаются!". "Ёпт...", - невольно вырвалось у Стаса, - "Понял, готовим!"
   Ровно через двадцать минут, все уже стояли наготове. "Бля... Ну и вид у вас, мне самому страшно становится..." - Леха критически оглядел свое воинство. "Пошли!" - на ходу бросил он им. "Так, парни, делать исключительно зловещие морды! И, попрошу, не ржать, если я буду вслух объясниловки читать! Там, дружок мне сказал, что с некоторых обоссаться можно! Эти бестолочи там такого понаписывали..." - инструктировал он их, шагая к подъезду второй учебной роты Флотского Экипажа - "Поржете позже, если что, а сейчас - они все должны понять, что неминуемый пиздец покажется им детской сказкой, по сравнению с потенциальным общением с вами!"
   "А вот собственно и пришли", - Леха потянул на себя обитую жестью дверь подъезда. Чахлые экипажевские матросики, спускавшиеся на улицу, испуганно шарахнулись в сторону. "Поняли меня? Рожи зверские, если я что-то скомандую - строевые приемы... вся херня... и, суки, не ржать!" - с этими словами, Леха угрожающе показал им всем кулак. "Все сделаем в лучшем виде!", - проговорил Эдуард, - "Мы готовы!"
   Они поднялись на третий этаж. Учебная рота встретила их закрытой дверью. "Какова цель прибытия?" - поинтересовался из-за двери чей-то испуганный голос. "Комендантская рота! К командиру роты и замполиту!" - громко отрапортовал Леха. "Есть!" - с "той стороны" щелкнул засов и они прошли вовнутрь казарменного помещения. Напротив канцелярии, у стены стояли с одной стороны - представители горячих дагестанских парней, у противоположной стены - их русские оппоненты и сослуживцы. И те и другие - с помятым видом, в то же время, нежно поглядывая друг на друга.
   "Наверное будем брать этих..." - посмотрев на стоявших, как бы между делом бросил комендантский замполит. "Становись! Равняйсь! Смирно!" - скомандовал он, - "К охране приступить!" После чего, четверо комендатурских моряков, делая страшные рожи и бешено вращая глазами, но в тоже время, делая неимоверные усилия, чтобы не заржать в голос, безупречно выполнив строевые приемы на месте и приняв позы американских рейнджеров, - "стали охранять". Они встали по сторонам, по флангам обоих шеренг, при этом, сквозь непередаваемую ненависть на лицах, с удовольствием поглядывая на враз вытянувшиеся рожи "экипажевских" матросиков. "Виновные" - остались вибрировать под дверями. "Невиноватые" - дружно "забив" на роль зрителей и сочувствующих, тихо рассосались по ротному помещению, от греха подальше.
   "Если будут залупаться, сразу вязать! Дежурное подразделение уже наготове!", - напоследок проинструктировал их Леха и открыл дверь канцелярии роты.

*****

   "Здравствуйте, товарищи офицеры..." - Леха громко поздоровался и исчез за дверью. "Что там у вас стряслось?" - спросил он уже куда более тихо и, улыбнувшись, пожал руки ротному и Стасу. "Слышь, олень", - Стас попытался сжать Лехину руку, потянув на себя, - "Ты в следующий раз представляйся попроще! Прокуратура... Шел к телефону и думал, не обосраться бы..." "А я вообще, в ахуе был!" - кратко проговорил командир роты, в звании майора, а во внеслужебное время, просто Андрюха.
   "Парни", - проговорил Леха, поудобнее усаживаясь на диване канцелярии второй учебной роты, - "Если бы я стал объяснять, кто я и откуда, и вообще, зачем звоню, то объяснять пришлось бы долго! А так - прокуратура! Понятно! Есть! И всех делов! Что они у вас тут, как котята обоссанные ходят?" "Да... Тонус им нужно придать... Нужно озадачить старшину!", - понимающе кивнул ротный.
   "Дайте хоть эту херь почитать, чтобы, как ты говоришь" - Леха обратился к Стасу, - "Не уссаться". Объяснительные русских участников событий он пробежал глазами - простые рабоче-крестьянские парни не могли связать двух слов, а в сложнейшем слове "хуй" - иные делали по четыре ошибки. Ничего удивительного, все это уже проходили - Кавказ чмырит всех, а эти решили постоять за себя. В кои-то веки. "Да, бля... грамотность просто зашкаливает... русские люди..." - с раздражением подумал Леха, - "Обидно за соплеменников..."
   Затем он взялся за объяснительные от "горячих парней". В объясниловках была написана такая галиматья, что замполиту пришлось схватиться за голову, - "Я дал ему в морду за то што он в миня кидаль мясой на абеде..." "Уй, блять... кидаль мясой... Ипать ту Люсю!" - от задавленного смеха у Лехи на глазах выступили слезы. В остальных бумажках было не лучше. "Ой, бля...!", - Леха вытер лицо ладонью, - "Ладно, давайте их сюда, на пропиздон! Пацанам моим еще сегодня в караул заступать, нужно подготовиться еще" - сказал он.
   Старший лейтенант, наконец-то нацепив на лицо серьезный вид, выглянул в коридор, где в томительном ожидании стояли участники событий. "Заводите в колонну по одному!" - с металлом в голосе, скомандовал он. Виновники торжества стали заходить в канцелярию, ненавязчиво подбадриваемые сзади легкими пинками со стороны "конвоиров". "Поставьте их вот здесь, я на них поглядеть хочу!" - Леха придирчиво осмотрел вошедших. Они выглядели довольно помято.
   "Так, товарищ майор,..", - безапелляционно произнес Леха, - "Вот этих отправьте на хозработы, пусть поработают на благо боеготовности нашей Родины! А пока... Результаты расследования после представите мне, для доклада Прокурору гарнизона". Ротный, несмотря на разницу в званиях, безошибочно понял суть спектакля, сделав настолько серьезную рожу, что не поверилось самому, принял строевую стойку и четко ответил - "Есть!" После чего, он быстро вытолкал рабоче-крестьян в коридор, в распоряжение старшины.
   "Товарищ старший мичман, я Вам приказываю задействовать данный личный состав на хозяйственных работах усиленного объема!" - заорал он на старшину роты, который не будучи предупрежденным о предстоящем спектакле, стоял и хлопал глазами, потихоньку офигевая с этого дурдома, начавшегося прямо с утра.
   "Горячие парни", видя с каким неподдельным рвением целый майор выполняет все требования этого борзого старшего лейтенанта, в глубине души поняли, что старший лейтенант видимо, далеко не простой. Как же так, майор ведь старше по званию! А этот старший лейтенант... Как он может? А раз так, то дело принимает нешуточный оборот и постепенно наполнялись страхом.
   "Так-х-х-х..." - втянув голову в плечи и изображая ярость, протянул старлей, - "Теперь вы... Которые кидались мясой...." "Кто кидал!?" - заорал вдруг он, отчего вздрогнули не только проштрафившиеся моряки, но и оба офицера. "Я... э-э-э-э..." - произнес один из "горячих". "Кто Вам дал право кидаться едой?! Кто дал Вам право вообще - нарушать воинскую дисциплину?! Мясой бля, они там кидались! Какое право вы имели поднимать руку на сослуживца?" - все так же, на повышенных тонах отчитывал его Леха. Матрос только стоял, хлопал глазами и что-то тихо икал. Оба офицера - Стас и Андрюха, посмотрев на изменение выражения лиц Лехиных клиентов, "гусиным шагом" уползли за перегородку, устроенную в кабинете ротного из обычного шкафа, где молча бились в судорогах, чтобы не испортить все своим истерическим ржанием.

*****

   "Я - помощник Военного Коменданта, внештатный помощник Прокурора Гарнизона!!!" - рявкнул Леха, размахивая своим офицерским удостоверением, обернутым в красивую ярко-красную обложку, на которой, под двуглавым орлом, была вытиснена фамилия, имя и отчество, изготовленную знакомым военным строителем в типографии.
   Увидев "краснокожую книжицу", все присутствующие моряки постепенно доходили до полуобморочного состояния. Комендантский замполит, частенько мотаясь в прокуратуру по поводу синяков и ссадин, периодически возникавших у личного состава роты, уже успел порядком нахвататься специфических словесных оборотов. Теперь же все это перло наружу бурным потоком, как будто само собой разумеющееся.
   Ротный учебной роты и Стас, выползшие было из-за спасительной перегородки, услышав это, мысленно сказали друг другу - "Ну нихуя себе!" После чего, снова скрывшись за платяным шкафом, разгораживающий канцелярию на две половины, снова сложились "домиком", обнялись и лишь смахивали слезы, задыхаясь от задавленного смеха. Матрос уже был готов на все на свете, лишь бы не быть арестованным прямо здесь, но старался сохранять более-менее достойный вид, на виду у земляков и поэтому мужественно все переживал, выпучив глаза.
   "Конвоиры" между тем, по-прежнему делая страшные рожи и бешено вращая глазами, между делом думая, как бы самим не намочить камуфляж, уже были готовы арестовывать немедленно и только ждали соответствующей команды. "Так. товарищ капитан" - обратился Леха к Стасу, ненадолго переставшему рыдать в плечо ротному, - "Немедленно! Я повторяю - немедленно, слышите меня? Подготовить письма на родину этих мерзавцев, где подробно укажите, что "Ваш сын стал злостным нарушителем воинской дисциплины и, по всей вероятности будет привлечен к уголовной ответственности и, не исключено получит достаточно длительный срок!"
   Стас, успев вытерев слезы полотенцем и, хорошенько размяв лицо руками, чтобы согнать улыбку, выполз из-за шкафа, попытался принять строевую стойку и сдавленно выдал - "Есть!" "И сделай те пожалуйста, товарищ капитан, особый акцент на злостном нарушительстве!" - добавил Леха, - "Можете так в письме и написать - уважаемые родители, Ваш сын - уголовник!" "Кидавшийся мясой!!!" - снова, безо всякого переходя заорал старлей, со всего маху шлепая на стол свое офицерское удостоверение и заставив снова содрогнуться всех присутствующих. Капитан молча кивнул. "Вы поняли, как сделать? Вы слышите меня?" - повысив голос, переспросил Леха. "Так точно, сделаем! Письма на родину уже оформлены!" - ответил Стас.
   "Кстати, вы наручники взяли?" - как бы между делом, спросил старший лейтенант у своих матросов. "Так точно, три пары" - ответил сержант, выдававший себя за старшего конвоира, позвенев в кармане связкой ключей от каптерки. "Возможно придется этих голубей связывать! Они могут оказать сопротивление при аресте! Сходите, позвоните от дневального в роту, пусть к подъезду подойдет усиление, человек десять - пятнадцать. Оружие не получать, нам стрельба в соседней части не нужна. Пусть только штык-ножи возьмут. В крайнем случае придется их ликвидировать за сопротивление при аресте!" - приказал Леха сержанту.
   Сержант гаркнул - "Есть!" Затем - браво козырнул, четко повернулся на месте и вышел в помещение роты. Закрыв за собой дверь, он поднес свой махонький кулачок под нос вытянувшемуся на тумбочке дневальному. "Понял, бля" - прошипел он. Дневальный побледнев, молча кивнул. "Марчелло" еще немного постоял, прислонившись затылком к холодной стене, после чего забарабанил кулаком в дверь канцелярии роты.
   "Войдите!" - послышался голос замполита. "Разрешите войти!" - Максим зашел в кабинет, попутно чувствительно ткнув в бок стоявшего рядом нарушителя, - "Группа усиления поднята по тревоге и уже выдвигается в направлении учебной роты!" Стас и ротный перестали давиться смехом и поглядели на "мерзавцев". Нарушители, с которых уже слетела всякая бравада и спесь, из бледных стали зелеными.
   "Теперь Вы, товарищ майор" - Леха переключился на ротного, - "Вы будете привлечены к самой строгой дисциплинарной ответственности за то, что на корню, повторяю Вам, на корню! Завалили воспитание личного состава!" "Запомните, товарищ майор", - старший лейтенант подался в направлении слегка опешившего ротного, - "Командир роты отвечает за все, происходящее в роте! За все, товарищ майор!"
   Ротный, которого еще совсем недавно Леха в близком кругу называл просто Андрюха, сделал виноватое лицо и приготовился выслушать "строгое взыскание". "Я вынужден ходатайствовать перед Военным Прокурором об объявлении Вам предупреждения о неполном служебном соответствии! А там - глядишь и до увольнения недалеко. Вам что, служить надоело по-видимому?" - повысив тон, спросил у ротного старший лейтенант. Майор, выпучив глаза за темными стеклами очков, несколько растерянно сказал - "Есть...", а потом - "Никак нет..."
   "А теперь - вон отсюда! Выведите их в коридор! Пусть ждут! Если будут дергаться, вязать на месте и задействовать группу усиления!" - приказал комендантский замполит "конвоирам". "Есть!" - ответил сержант. Он, четко выйдя перед строем "арестантов", рявкнул - "Кру-гом!!!" Арестанты, из бравых парней, превратившиеся в напуганное стадо, повернулись кругом на подгибающихся ногах. Максим, с довольной улыбочкой, обернулся назад и вместе с остальными, стал чувствительно подталкивать нарушителей к выходу.

*****

   Канцелярия опустела. "Ну, Леха, ты пиздец, крендель!" - несколько деревянным голосом, наконец выдал командир роты. "Стас, ну ты пипец, идиот, ты бы хоть предупредил, что такое шоу трансвеститов тут будет!", - повернулся он к своему боевому заместителю, - "Я и сам нешуточно охуел, когда услышал, что Леха перед самим прокурором будет ходатайствовать о моем взыскании..."
   "Слышьте, придурки, хорош давиться! Я, блин, этих ибу сижу тут, и на вас смотрю, заржете вы в голос, или нет!" - вынув пачку халявного "Честера" и без разрешения закурив в присутствии старших по званию, парировал комендатурский замполит. "Лех, ну и что нам теперь с ними делать? Они похоже, реально пообсирались! Нам их теперь что, сторожить, чтобы не посъёбывались?" - теперь уже с оттенком тревоги, спросил Стас. "Да никуда они нахер не денутся" - Леха со смаком затянулся и пустил кольцо к потолку, - "Не тот это контингент, чтобы бегать, а вот пальцы должны перестать топорщить".
   "Ладно, давайте их сюда, будем им наше решение озвучивать..." - когда все вдоволь наулыбались, сказал комендатурский замполит, - "Мне еще народ в караул отправлять, парни отдохнуть должны". Стас открыл дверь канцелярии и сказал - "Заходите". "Конвоиры" теперь уже не особо церемонясь, попросту затолкали нарушителей в кабинет, где расставили по стойке "смирно".
   "Значит так..." - со зловещим придыханием произнес Леха, - "Мною взяты объяснения с командного состава и так же - с них, взято ходатайство о возбуждении против вас уголовного дела... по статье..." При этом он схватил со стола Стаса стопку сколотых скрепкой листов, с какой-то дребеденью и, зашелестев ими в воздухе, заглушил номер статьи Уголовного кодекса, которую Стас исписал с самого утра. "Однако, при условии вашего примерного поведения, я могу ходатайствовать перед Прокурором о возможном отказе в возбуждении в отношении вас уголовного дела", - Леха небрежно кинул стопку листов на стол. "Вам уголовное дело нужно? Я вас спрашиваю!" - внезапно перейдя почти на крик, спросил старлей. Нарушители дружно замычав, замотали головами - "Нэ-э-э-т!"
   "Оформите, товарищ капитан, расследование установленным порядком и передайте пожалуйста, мне в комендатуру. Я его представлю Прокурору гарнизона на ближайшем совещании! Если эти голуби и дальше будут нарушать воинскую дисциплину, я возбуждаю уголовное дело!" - Стас, услышав столь безапелляционную речь, только молча принял придурковато - решительный вид, что-то невнятное буркнув себе под нос.
   "Вам все ясно, товарищ капитан?" - спросил Леха у Стаса. "Так точно!" - ответил он, нагнав на лицо нешуточный страх. "А вам, товарищ майор?" - перешел он к ротному. Андрюха, явно пользуясь старшинством в звании, ответил немного попроще. Потом Леха переключился на нарушителей, - "Еще одно происшествие с вашим участием, я возбуждаю уголовное дело!"
   "Понятно?" - рявкнул он. "Та..." - выдавили они. "Не понял?!" - переспросил он. "Э... Так точна!" - ответил один из них. "Все, они в вашем распоряжении" - обратился Леха к ротному. Майор вызвал старшину, старого, прожженного мичманюгу и тоном, не терпящим никаких возражений, поставил ему задачу по привлечению данных военнослужащих к хозработам в усиленном объеме. Старший мичман, уже приняв в душе, что если дурдом начался с утра, и может продлиться до самого вечера, озадаченный непривычным тоном майора, гаркнул "Есть!" и стал озадачивать личный состав.
   "Бля, Леха, ну ты артист!" - сказал майор, едва за ним закрылась дверь канцелярии - "Ну ладно, спасибо за шоу и воспитательную работу! Эти похоже, реально обосрались!" "Ну... ты там со взысканием там тормознись... у Прокурора-то..." - примирительным голосом попросил он. "Счастливо, парни! Хорошо, попрошу!" - Леха приобнял ротного на прощание. Офицеры тепло попрощались и группа конвоя вместе со внештатным помощником прокурора потянулась на выход.
   "Товарищ старший лейтенант, вот это мы им шоу устроили!" - восторженно сказал сержант, - "Мы сами чуть не заржали, видя, как майор скачет по вашему приказанию, а эти, бля... как давай пердеть!" "Я, когда вышел группу подкрепления вызывать, смотрю, дневальный уши греет", - показал ему кулачок, он и завял!" - Фома ласково потер свой изящный кулачок. Ипать, там был такой сероводород! Мы едва не задохнулись и уже думали, что вот-вот у них по ногам потечет!" - включился в разговор Эдик, по прозвищу "Шерстяной". С шутками и весело балагуря, "конвойная группа" пришла в свою казарму.
   Через неделю офицеры снова встретились, уже в более неформальной обстановке. Замахнув "по пять капель" водочки "Стольная" из красивого штофа и закусив армейской тушенкой, Андрей со Стасом поделились впечатлениями от результатов работы. "Ты не поверишь, наши буратинки стали лучшими моряками роты! Чуть что - в первых рядах!" - сказал Стас. "Кстати, я в отпуск собираюсь через неделю с небольшим. "Папа" рапорт подписал. Ты в Крым будешь чего-нибудь передавать?" - спросил он...

*****

   А потом, накануне отъезда, была веселая "отвальная", плавно перешедшая в довольно качественную попойку. Себя в питии особо никто не ограничивал, благо совпало так, что у всех завтра был выходной. Весело и со вкусом посидели до ночи, благо на улице все время было светло и Солнце по кругу болталось на небе, даже не утруждая себя тем, чтобы хоть немного опуститься за окрестные сопки.
   Поздно утром встали с таким же веселым настроением, с которым ложились вечером, благо попадали на диване тут же, у Стаса дома. Природа Севера вообще характерна тем, что если хорошо подгуляешь вечером, то точно таким же просыпаешься утром. А "отходняк" начинается часа в два дня. Судя по всему - сказывается двадцатипроцентная нехватка кислорода в атмосфере, вследствие относительной близости к "макушке Земли".
   Попили немного пива, чтобы подлатать свое пошатнувшееся здоровье и попытаться запустить метаболизм. Но проклятый обмен веществ запускаться не хотел, а "колбасить" начинало все сильнее. Стас вспомнил, что ему сегодня нужно уезжать и осторожно намекнул об этом. "Стасик, братан. не ссы, уедешь вовремя", - успокоил его Леха. До поезда оставалось еще достаточно времени, чтобы закончить сборы в дорогу. Запихали в дорожную сумку Лехину передачу для семьи, которая так же, как и довольно большая часть офицерских семей, все лето отдыхала "на материке".
   Жизнь в организм, тем временем понемногу возвращалась. Дорожное настроение усиливалось. Под окнами раздался автомобильный сигнал. Офицеры вышли к подъезду. Там стояла машина, из окна которой высовывалась довольная рожа еще одного "Симферопольца", однокурсника из двадцать четвертой роты - Андрюхи Олефира, по прозвищу "ментяра". Мент был как всегда пунктуален - "Пацаны, давайте грузиться и поехали!"
   Отъезжающий и провожающие закидали вещи в багажник и сами расселись в салоне машины. Провожать поехали в Мурманск всей толпой. Андрюха, понимая, что парням тяжело с утра, на всякий случай взял с собой еще двухлитровую бутылку холодного "Кольского". "Ух, бля! Андрюха, ты просто гений! Спасибо, дорогой!" - сворачивая голову бутылке, ответил ротный. И провожающие и, не имея сил более терпеть, жадно накинулись на ее драгоценное содержимое.
   Машина плавно бежала по шоссе между Североморском и Мурманском. После Росляково наконец-то впереди замаячил КПП. Леха высунулся в окно и помахал рукой. За пропускным режимом следили моряки из родной комендантской роты, поэтому шлагбаум не долго думая, взмыл вверх и все проехали не задерживаясь на мелочи, вроде проверки документов. От контрольно - пропускного пункта, до железнодорожного вокзала было не так далеко, однако проблема возникла там, где ее обычно не было. Был закрыт железнодорожный переезд, по которому в сторону хранилищ, маневровый тепловоз медленно тянул длиннющий состав с наливными бочками.
   "Ну, блин! Вот этого только не хватало!" - занервничал Стас. "Не ссы, попробуем успеть!" - с непроницаемым выражением на лице, успокаивал его Андрюха. Однако, время уже начинало понемногу поджимать. Постепенно нервозность стала одолевать решительно всех. "Вот сука, быстрее тяни свои бочки!" - проговорил Леха вслед тепловозу.
   Наконец, тепловоз протянул состав мимо переезда, замолк звонок и шлагбаум открылся. Машина рванула с места. Приходилось спешить. Поезд, следовавший по маршруту Мурманск - Симферополь, мало волновался из-за самого факта закрытости переезда где-то там, и он должен был отправиться, от своей платформы, согласно расписания. Пару раз Андрюха довольно рискованно проскакивал на желтый. А вот и бирюзового цвета здание мурманского железнодорожного вокзала с характерной башенкой и шпилем. Успеваем! Ура!
   Они бросили машину в ближайшей подворотне и - почти бегом направились к поездам. Мельком - взгляд на табло. Вторая платформа. Небольшая группа немного пьяных и невыспавшихся людей, в которых можно было угадать военных, через надземный переход, бегом, волоча за собой сумки, прыгала по ступенькам вниз, в сторону платформу. На платформе, по обоим сторонам, стояло два поезда. Двери одного из них были открыты и проводники стояли наготове.
   "Стас, какой вагон?" - через плечо крикнул Мент. "Двенадцатый", - прохрипел сквозь одышку, Стас. "Вон наш вагон" - ткнув пальцем через два вагона сказал один из провожающих, Саня по прозвищу "Бульбаш". Группа провожающих, подбежав к вагону, сунув практически в зубы проводнице билет, стала забрасывать вещи в тамбур. Пока проводница рассматривала содержание билета, вещи были уже в тамбуре. Теперь толпа вовсю обнималась со Стасом, желая ему спокойной дороги и хорошего отдыха.
   "Эй, какого хера!" - женский крик разорвал пополам сцену трогательного прощания. Проводница помахала билетом перед носом у Стаса. Народ удивленно посмотрел на нее. "Что-то неправильно?" - поинтересовался Андрюха - Мент. "Все прекрасно!" - закричала проводница, - "Только это поезд на Питер! А Симферопольский похоже - вот этот!" - она ткнула пальцем в стоящий напротив состав.
   Тем временем, питерский поезд подал сигнал и, немного дернувшись, сдвинулся с места и стал постепенно наращивать скорость. "Бля, вещи хватайте!" - рявкнул из тамбура уже отправившегося поезда Стас. Вслед за этим на платформу вылетели три сумки, а вслед за ними, из вагона вывалился и их хозяин. На ходу помахал рукой проводнице и присоединился к группе провожающих. "Ох.еть! Вот сейчас бы в Питер уехал!" - подвел итоги он. "А чё... прикольно... очнулся в Питере вместо Симферополя... Я бы в Питер скатался..." - мечтательно протянул Леха. Свой отпуск он отгулял еще в феврале.
   Тем временем, в стоявшем по соседству поезде, проводники стали открывать двери вагонов. "На Симферополь?" - уже хором спросили все присутствующие, чтобы не затолкать коллегу не в тот поезд вторично. "А як же ш!" - ответила проводница, протирая тряпкой поручни вагона. Состав был украинским, его зеленый борт, вместо РЖД, украшала надпись УЗ. Поэтому возможных вариантов ответа оставалось сравнительно немного.
   До отправления поезда оставалось еще минут десять. Теперь уже спокойно посадив друга на поезд, провожающие вышли из вагона. Покурили возле дверей тамбура. Проводница торжественно провозгласила - "Отправляемся! Заходите в вагон!" Поезд постоял еще немного, зажглись зеленые огни светофора и, слегка дернувшись, состав начал набирать ход, унося Стаса в сторону Крыма, чтобы через двое с половиной суток вальяжно подкатить к перрону железнодорожного вокзала города Симферополя...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"