Хеллер Ярослав: другие произведения.

Любовь несущий

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я держу в руках Хризамер...


Любимой

   Помнишь, я спросил о подарке, который, по сути, бесполезен, но создан только для тебя и ради тебя? Сейчас ты держишь его в руках. И твоё право сделать с ним, что захочешь, оставить ли на память, или сжечь...
   А задумал этот рассказ я ещё в далёком 2005м, я хотел написать о любви и о том, на какие жертвы ради неё может пойти человек...и не только человек. В том же году я и забросил его, наверное очень сложно писать о любви, когда ты сам не испытываешь этого чувства. Но в моей жизни появилась ты, а вместе с тобой моя душа снова обрела любовь, а рассказ возродился и обрел таки своё завершение. И я дарю его тебе.

I

Равновесие

  
   В моих руках Хризамер.
   Посланец богов,
   он не знает пощады к врагу.
   Холодная сталь клинка
   отражает солнечный свет,
   украсив его мириадами звуков,
   тонких фонем мелодии
   существования самого бытия...
   В беспорядочной,
   на первый взгляд,
   игре бликов
   угадываются пульсации души,
   неспокойной, но чистой,
   страдающей
   и пьющей боль,
   мою боль...
   Я спокоен словно могильный камень,
   спящий в вечности...
   Мой взгляд холоден,
   он - бессмертный лёд,
   он - клинок в моих руках...
   Обессилевшим взором немой
   мёрзлой пустоты,
   я окидываю долину,
   ровную мёртвую долину,
   впереди,
   я вижу его,
   имя ему Легион...
   В смраде
   и ядовитом пламени его
   умерли
   и воскресли
   сами Фобос и Деймос.
   Отныне питают его новой силой...
   Я делаю
   шаг... что ж,
   адская стая,
   покажите мне боль,
   подарите мне боль!
   Хризамер выпьет её, и
   тысячекратно усилив
   вернёт
   её
   вам...
  
  

II

Безмятежность

  
   Солнца лучи играют причудливыми бликами,
   подобно искрам, высекаемым сталью,
   разлетаются в стороны.
   Они стыдливо пугаются
   моего любопытного взора,
   прячась в кронах деревьев...
   Деревья. Столь большие и при этом
   изящные.
   Высотой в десятки метров,
   тонкие ровные стволы.
   Золотисто-зелёные листья
   легко колышатся,
   ласкаемые тёплым ветром,
   они шепчут,
   словно имеют души,
   говорящие со мной...
   Кристально-синее небо
   Будто усыпано зеркальными осколками,
   кружащимися в непонятном
   завораживающем танце...
   Рядом я слышу звонкий смех,
   по-детски чистый и весёлый.
   И я понимаю, что
   прячущиеся в кронах листвы блики-
   -это феи,
   они играют со мной,
   они кокетничают со мной,
   они дарят моим устам улыбку...
  
  
  
  
  

III

Забота

  
   Блеск далёких звёзд
   и бледный лунный свет -
   - дивная ночь...
   В её немой тишине
   я, неслышно шагая
   по спящей траве сада,
   любуюсь цветами.
   Вдыхаю аромат их сна...
   Розы...
   Так красивы в лунном свете!
   Отливая серебром
   они дрожат... Словно
   хрупкие хрустальные струны...
   В бледных ласках луны,
   розы наивны...
   В бледных ласках луны
   шипы их не ранят...
  
   В моей ладони
   бордово-серебрянный бутон...
   Влажен от моих прикосновений,
   в них его жизнь...
   Подобно кошке,
   я мягко ступаю по мрамору
   спальни... там,
   где Она видит сны...
   Полупрозрачные нити вуали
   её будуара неслышно
   впускают меня в
   храм её снов...
   Божественно прекрасно
   её полураскрытое тело...
   Каждый изгиб
   нереально красив,
   заставляет трепетать
   и наполняет разум волной
   сладких чувств
   и желаний...
   Я укрываю Её,
   ласки ночи приятны,
   но холодны...
   Нежный, почти неощутимый
   поцелуй...
   Спи спокойно,
   они не вернутся.
   Я забрал их,
   забрал твои кошмары...
  
  

IV

Тревога

  
   Я закрываю глаза,
   я вижу
   её улыбку... губы
   подобны бутону бархатных роз.
   Изгиб тонких бровей,
   словно крылья вольной птицы,
   кистью мастера сотворён
   на фоне чистой как небо кожи.
   Под ними укрылись глаза,
   сияющие, как два горных озера.
   Изящные черты лица,
   тонкая шея и хрупкие плечи,
   водопадом на них ниспадают волосы,
   на трепетной груди прекрасной
   приют они находят...
  
   Рябь по воде...
   Упавший камешек рождает волны,
   что утихают потом,
   разбегаясь вольно в стороны.
   Подобное увидел и я,
   наоборот.
   Божественно прекрасное лицо
   как судорогой сводит
   сильнее и сильнее. Очи,
   тускнеют,
   наполняясь печалью,
   и боль расставанья
   хрусталиком
   катится вниз по щеке...
  
   Я знал...
   Я знал,
   о чём она молчала...
   Не уберёг...
   Не смог...
   Сажа заполняет пространство,
   нет красок.
   Вдох оборвался...
   Она позвала смерть.
  
  

V

Отчаяние

  
   Озорной солнечный лучик
   в прятки с ветром
   затеял играть.
   Но от меня
   и прятаться ему не должно.
   Слёзы застилают глаза,
   и солнце,
   ласкавшее ранее моё чело,
   мне больше не мило.
  
   Холод...
   Он пожирает изнутри,
   льдом покрывая дух.
   И кажется,
   сам воздух умер,
   отравляет собой деревья и птиц,
   чьи трели стали
   нестерпимому скрипу
   подобны.
  
   Я болен...
   Болен печалью,
   распят,
   растоптан,
   иссушен.
   Идущий в пустоте,
   среди суеты жизни этого мира,
   что утратил свой смысл
   без тебя, о Линор!
   Что ищу я здесь теперь
   утонувший в слезах отчаяния,
   задыхающийся,
   потерянный в собственном сне?
   Кошмарном сне...
  
  

VI

Падение

  
   Бледная луна
   светоч моей меланхолии.
   Роман о безвременно ушедшей,
   слезинка в тишине,
   в темноте,
   в пустоте вечности.
   Где я теперь...
  
   Следы на песке,
   уносящийся в бесконечность поток,
   следы - чья-то жизнь,
   спешащая
   в темноту.
   Я смотрю на них,
   они зовут.
   Она зовёт...
  
  
   Я помню.
   Было сказано,
   "На небеса нет хода демону,
   И ангел не пройдёт
   сквозь адские врата".
   Великий постулат,
   печать,
   что все миры хранит
   по воле Проведенья.
   Но способ есть,
   сейчас я понял,
   лишь по тропе страдания и боли,
   когда пройдёшь,
   ты обретаешь смелость отказаться
   от благодати,
   от радости вкушать из рук Его...
  
   Вниз...
   И отказаться от бессмертия.
   Вниз...
   Отсекая крылья, принять смерть.
   Вниз...
   Пусть Он осудит.
   Вниз...
   В пандемониум.
  
   К ней...
  
  

VII

Обет

  
   Линор...
   Твой образ в памяти храню веками.
   Как эталон святой,
   пречистой красоты...
   Утрачена была, но возродилась
   в теле смертном,
   я ждал тебя,
   и годы как секунды пролетали,
   я в поисках скитался по мирам.
   Законами, что писаны не мною,
   я скован был,
   тебе я не открылся,
   на мне вина,
   что снова ты потеряна...
  
   И нету больше искупления,
   как нет уже назад дороги.
   Я здесь,
   где свет живёт лишь для терзания,
   и мука каждому награда,
   кто чашу боли выпил не сполна.
  
   Здесь разыщу тебя,
   пусть мир сорвётся в бездну,
   тебя укрою я от тьмы, на этот раз вовеки.
   Обещаю...
  
  

VIII

Покаяние

  
   Вязкий и зыбкий воздух,
   горячий,
   он способен сжечь,
   разорвать,
   растерзать плоть человеческую.
   Но здесь нет живых,
   облачённых в тело смертных.
   Лишь духи умерших,
   бесконечно терзаемые болью,
   покинутые,
   забытые,
   обречённые.
   Они воют...
   Печально, тоскливо.
   Одинокие,
   они не видят друг друга,
   не слышат,
   лишь чувствуют,
   ощущают чьё-то присутствие
   и
   боятся...
   Я стою среди них,
   я вижу печальные фантомы,
   чувствую боль тысяч
   тысяч и тысяч.
   Это похоже на море,
   море проклятых душ.
  
   Отче! Прошу упокой их,
   отпусти.
   Эта мука... Прости их.
   Прости её,
   ведь доли печальнее нет,
   чем в море печали и боли
   вовеки тонуть.
   Молю тебя, Всевышний,
   услышь глас падшего,
   поправшего Закон,
   возжелавшего любви запретной.
   Прости их...
   Прости её...
   И не оставь в печали сына своего,
   что оступился.
  
  

IX

Откровение

  
   Я иду в пустоте,
   зыбкой и смрадной,
   тяжёлой.
   Я чувствую боль,
   и вой повсюду,
   не скрыться, не заглушить.
   Скоро я стану их частью,
   одним во многом,
   каплей в пучине,
   ещё один голос немой какофонии.
  
   В безвременье я потерян,
   потеряна и Линор.
   Как я был глуп,
   поддался безрассудству,
   отныне обречён.
   Прости меня, Отче,
   и ты, Линор,
   прости...
  
   Я оглядываю пространство вокруг -
   огонь, лёд, песок, ветер и дым,
   всё теряет здесь форму,
   сливаясь воедино,
   перемежаясь несёт лишь страдание.
   Но вмиг стихает,
   исчезает страх,
   мягким полотном меня окутал покой -
   я слышу Его глас...
  
   Отец услышал меня,
   не бросил,
   он говорит со мной.
   Теперь я знаю,
   Она приманка,
   демон ищет душу,
   чистую, сильную
   первородную.
   Питать свою армию,
   он хочет бросить вызов
   своему хозяину.
   Но этой войне не бывать!
   Я не позволю!
   Равновесие не должно быть нарушено.
  
   Мой дух обретает форму,
   он снова излучает свет,
   снова свободен,
   спокоен,
   чист,
   наполнен силой и любовью.
  
   Я знаю, он держит её при себе.
   Отец указует мне путь,
   и дарует мне меч,
   что был использован когда-то тем, кто пал,
   как и я, получил снова шанс.
   Хризамер,
   пьющий боль,
   теперь мы едины.
  
  

X

Спокойствие

  
   "Так разум смертных
   схож с холстом,
   на коим я пером чернёным
   трагическую повесть сумасшествия
   творю искусно."
  
   Я вижу его лик.
   Аббадон...
   Кем стал ты?
   Столь отвратительно теперь
   твои гримасы созерцать, Аввадиэль,
   ведь был когда-то ты прекрасен...
   Отец свой лик в тебе для смертных
   сохранил, и неба свет
   он рисовал сквозь твои очи...
  
   "Веками я туманил их умы,
   я совращал,
   я искушал,
   я покупал...
   Подобно рыбаку, закидывал я удочки с наживкой,
   чтоб душ улов богатым был.
   Но свет их душ ничто,
   я жаждал большего...
   Я ждал...
   Она была не целью,
   она лишь червь,
   что на крючок я посадил..."
  
   Противный шёпот,
   змеиный. Он режет слух,
   но я терплю.
   Улыбка.
   Оскал скорее...
   Да! Упивайся же триумфом,
   сарказм, издёвка, желчный смех.
   И вот уже ты рассказал,
   о пытках, что уготовил мне...
   И как терзаешь её душу ты.
   Теперь я знаю,
   куда лежит мой путь.
  
   Я знаю это место.
   Хар...
   Я был здесь раньше и не раз.
   За долго до тебя, о демон.
   И эта цитадель
   всё ещё помнит мою душу,
   я попаду туда, ступить тебе где не по силу.
   Прощай же, ненасытный.
  
  
   *
  
   Я держу её на руках.
   "Моя любовь,
   осталось немного,
   должно свершиться предначертанное".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   3
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"