Куликова Анна: другие произведения.

Ведьма-оборотень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последние новости. В проекте "Ролевик" не участвую, поскольку всех желающих туда уже приняли, а я как всегда опоздала с заявкой. Но писать не брошу, теперь история про оборотня будет создаваться как отдельное произведение. Первые главы будут переписаны и дополнены, так что обновления придется еще немного подождать. Надеюсь, долгим молчанием я не успела разогнать и без того немногочисленных читателей =)
    Этот файл останется висеть как черновик в память об оставленных комментариях, обновления будут выкладываться по главам ОТДЕЛЬНО.

  Пролог
  
  В маленькой комнатёнке тесно и темно, хоть глаз выколи. Жуткую тишину нарушает лишь чьё-то всхлипывание, да женский голос шепчет из угла: 'Страшно, как же мне страшно, девочки'. Им и вправду страшно. Страшно сидеть на холодном земляном полу, страшно хвататься за чужие руки в поисках ободрения, страшно вслушиваться в звуки за дверью и бояться услышать гулкие шаги. Неизвестность.
  Когда старуха-служанка войдёт в комнату и оставит у входа тусклую свечу, они уже не будут плакать. Лишь прижмутся друг к дружке испуганными птенцами да проводят закрывающуюся дверь настороженным взглядом. Огонёк высветит грязный пол, паутину над головами и бледные лица девушек, сидящих в обнимку.
  Их было пятеро. Все как на подбор миловидны и юны: две светлых головки, одна рыжая да одна русая. Последняя, с каштановыми локонами, казалась старше и опытнее. Может, пыльное дорожное платье прибавило пяток лет или в этом повинен странный взгляд янтарных глаз, кто знает, только прочие девушки без разговоров признали её главной.
  - Райна, - отрывисто представилась старшая и, услышав в ответ имена остальных, спокойно осведомилась. - Ну, голубы мои, что делать будем?
  - Отрастим крылья и улетим, - бойко отозвалась рыжая Мара. - Надо сидеть да ждать, пока за нами придут. Ну, поразвлекутся господа ночку-две, а потом отпустят. В первый раз что ли?
  - В первый, - хлюпнула носом блондинка Онэта, а похожая на неё Олин задрожала от испуга. - Мы об этом слышали, но... Обереги, Вадома-заступница, детей своих! Чем мы провинились перед тобой?
  - Тихо! - прикрикнула на своих подопечных Райна и грозно сверкнула глазами. - Кто-нибудь мне объяснит, что здесь творится?!
  Русоволосая Натта, похожая на сдобную булочку, неодобрительно хмыкнула, глядя на творящееся вокруг, а потом похлопала старшую по плечу.
  - Ты не отсюда, сразу видать. Небось, приезжая? Наши-то все знают, - толстушка шумно зевнула и уставилась на свечу. - Есть у нас барон, славный старикан, только хилый, о деревне заботится, денег сильно не дерёт. Вот сынок у него - не пришей кобыле хвост: как папаня укатит в город, собирает своих дружков да посылает их в деревню за девками. Какую углядят, ту и хватают. Вот потому-то у нас никто поодиночке и не ходит.
  Повисла неловкая тишина. Райна поднялась на ноги и замерла у двери, прислушиваясь к звуку чужих шагов. Показалось? Нет - шаги медленно приближались.
  - Сидеть и ждать? Ни за что! - девушка зло сощурилась и резким движением потушила свечу. Тьма окутала комнату, надёжно скрыв от постороннего глаза самое важное: выгнутую спину, гладкую шерсть и два зрачка, медленно становящиеся вертикальными.
  
  Вошедший мужчина недоумённо ухмыльнулся, увидев у входа ещё дымящийся огарок, и шагнул в темноту. Его радушно поприветствовал мягкий прыжок разъярённого зверя.
  
  Глава 1
  
  И всё-таки человек - очень странное существо. Он способен придумать тысячу отговорок, чтобы хотя бы на пару дней улизнуть от скучного, но неизбежного дела. Надо признаться, и я не стала исключением из правил. Недописанная курсовая незримым грузом висела на шее, мешая жизни идти своим чередом, и ужасно хотелось устроить передышку. Вариантов было много: я, никогда не отличавшаяся особой любовью к уборке, успела навести в доме почти идеальный порядок, перечитала кучу книг, не имеющих никакого отношения к делу, и даже вымыла кошку - но вдохновение никак не приходило. Впереди маячили майские праздники, и мне совсем не улыбалось провести их в компании невесёлых мыслей и чистого листа бумаги.
  Тот телефонный звонок стал настоящим спасением, а предложение поехать на ролевую игру - лучшим подарком. Бедняга Мишка, кажется, совершенно не ожидал такого энтузиазма, а потому, услышав в трубке радостные вопли, поспешил попрощаться и клятвенно пообещал перезвонить позже.
  Если честно, я не считаю себя ролевиком в полном смысле этого слова. Моя скромная персона угодила в ролёвку два года назад, причём по чистой случайности - искала в интернете информацию для доклада по субкультурам России, а наткнулась на форум любителей фантастики - эти замечательные люди и рассказали мне о существовании ролевиков и реконструкторов. К слову, доклад оценили всего лишь на 'четвёрку', зато новые знакомые после первого же выезда в лес превратились в настоящих друзей. С тех пор каждое лето я провожу на лоне природы, пугая встречных дачников странной одеждой и вместительным рюкзаком.
  Грядущая игра носила звучное название 'Перекрёсток миров', а среди своих иронично именовалась 'винегретом'. В самом деле, как ещё можно назвать мероприятие, где принимались любые персонажи, вне зависимости от расы и принадлежности к определённому миру - нужно было лишь придумать интересную квенту и своевременно озадачиться поисками костюма. Многострадальный 'винегрет' обладал тяжёлой судьбой: игра должна была состояться в конце июля прошлого года, но из-за лесных пожаров её перенесли сначала на август, потом на сентябрь, а потом и на следующий сезон. Ходили слухи, что 'Перекрёсток миров' и вовсе помрёт, не начавшись, но, к счастью, мастера решили иначе.
  Тратить много времени на сборы не пришлось: платье - к слову, это был первый прикид, сделанный мной собственноручно - было сшито ещё в минувшем июне, а плащ и того раньше. Быстренько упихав вещи в рюкзак, я понеслась к телефону - узнавать подробности. Ура, 'Перекрёсток' состоится, и никто не помешает мне поехать на открытие сезона!
  
  Как прекрасен весенний лес! Спрыгнув с подножки электрички, я напоследок помахала 'большой зелёной гусенице'. Прощайте, уютные вагоны, полные дачников с авоськами и жителей окрестных посёлков. Не скоро суждено нам увидеться, ведь любая игра - это маленькая жизнь, прожитая тобой. Встретимся через три дня, встретимся через жизнь!
  Нет, всё-таки пафосные мысли до добра не доводят. Замечтавшись, я застыла у края леса, изображая не слишком удачный памятник самой себе, и едва не послужила причиной столкновения. Парень, шедший следом, сделал крюк и прошипел сквозь зубы сакраментальное 'с дураками не связываются'. Я сделала вид, будто ничего не заметила, и попыталась продолжить путь, но тут чьи-то шаловливые руки схватились за карман рюкзака, не давая сдвинуться с места.
  - Избушка-избушка, повернись ко мне передом, а к лесу задом, - произнёс до боли знакомый голос, но его тут же перебили. - Думай, что говоришь, дурень! У избушки ноги куриные, а у Райки нормальные, человеческие.
  Я резко повернулась и посмотрела на двух шутников. Велемир и Амрод (за пределами полигона известные как Михаил и Павел, братья Андреевы) попытались было принять виноватый вид, но их попытка не увенчалась успехом.
  - Вот нахалы! Ещё одна такая шутка, и вы останетесь без чая и печенек, - грозный вид мне определённо не удавался, губы сами расплывались в улыбке.
  - Знаешь же, что не останутся: будут бродить вокруг с потерянными лицами, и ты первая поделишься с ними сладким, - ещё один из нас, очкарик Гирион (Димка Широков) успел присоединиться к коллективу и теперь жаждал отправиться в путь. - Пошли, что ли? Нам ещё пару километров топать.
  Мы подхватили рюкзаки и бодро зашагали по лесу. Дорога обещала быть интересной: Гирион и Амрод в очередной раз начали спорить о плюсах и минусах 'Седьмого моря', одной из систем настольных ролевых игр. Вдобавок Пашка, судя по всему, плохо закрепил посуду, и теперь каждый его шаг сопровождался весёлым звяканьем. Велемир только головой покачал, выслушав эту композицию, а я недовольно поморщилась в ответ - и у хорошего слуха есть свои минусы.
  - Ничего, мы уже близко, - меланхолично изрёк Миша, пытаясь ободрить единственную девушку в команде. - Кстати, ты как из дома вырвалась? Проблем не было?
  Вспомнив об опрометчивом обещании, данном самой себе, я пожала плечами. Как же, не было... Чего стоит тот момент, когда в мой скромный дом приехала вся семья, и каждый принялся отговаривать меня 'от этого безумия'; основные трения возникли из-за кошки - кому-то нужно было кормить зверя. Мама требовала вспомнить о курсовой, брат ехидно ухмылялся, а папа радостно повторял, что на кошек у него аллергия, поэтому выбирать нужно из первых двух. В конце концов, все отделались малой кровью: брат согласился пожить у меня, а я смирилась с запредельным интернет-трафиком, который ещё предстоит найти по возвращении в родное гнездо.
  - Ничего серьёзного, - на подобные вопросы отвечают однозначно. - Ведь я же всё-таки приехала.
  Наконец, мы добрались до дерева с указателем, табличка 'Мастерятник' указывала направо. Повинуясь воле корявых букв, мы обогнули дерево и пошли на гул голосов - начиналась регистрация персонажей. Игру планировали сделать небольшой, поэтому очереди было всего две: к мастеру светлого блока и к мастеру тёмных. Гирион и я пристроились в хвост самой короткой, светлой очереди, а братаны Андреевы решили не размениваться по мелочам и отправились к тёмным.
  Стоя в очереди, можно узнать множество интересных вещей: какие сюрпризы могут встретиться на игре, кто из мастеров сегодня особенно злобствует и есть ли замена ведущих персонажей. В светлой очереди обсуждалась ещё одна важная тема: приезд гостя из самой столицы, знаменитого Арагорна Московского. Порывшись в памяти, я вспомнила, что пресловутый Арагорн - известный мастер, игры у него получаются живые и яркие (о таких игроки долго вспоминают и со слезами в голосе рассказывают младшему поколению ролевиков). Кроме того, Арагорн выпустил пару книжек с модным сейчас сюжетом 'про попаданцев', и они пользуются немалым успехом. Интересно, что такая знаменитость забыла у нас в Поволжье.
  Размышления об Арагорне хоть немного скрасили томительное ожидание: в длинной-длинной тёмной очереди почти никого не осталось, Велемир с Амродом успешно загрузились и отдыхали на травке, а светлые всё стояли и стояли.
  - Лучше бы мы в тёмные пошли, - на Гириона было больно смотреть, парень ненавидел бесцельно прожитое время. - У них мастерит Фарыч, нормальный мужик, не то что наше позорище.
  Я показала кулак товарищу по несчастью, и он приумолк. Надеюсь, 'наше позорище' его не слышало: Лютиэн (Люська Ивановская) славилась мерзопакостным характером и вполне могла отомстить, испортив игру. Несмотря на злопамятность, Люся считалась хорошим мастером, но знающие люди предпочли бы не играть с ней в одной команде. К сожалению, тщедушный Димка обладал громким голосом - не услышать его мог только глухой. Очередь зашевелилась, соседи кидали сочувствующие взгляды, а Паша-Амрод экспрессивно крутил пальцем у виска.
  Подошла моя очередь. Лютиэн неприязненно воззрилась на новую жертву, стоящую перед ней.
  - Предварительная заявка в распечатанном виде, - грозно произнесла мастер, сминая в ладони листок бумаги.
  Я знала, что она там прочтёт. ФИО - Колондаева Раиса Алексеевна, возраст - 20 лет, имя в тусовке - отсутствует и далее по списку. Людмила очень старалась отыскать в заявке ошибку или пропущенный пункт, но так и не нашла.
  - Теперь по игре: имя, раса, класс, - в голосе милой девы послышалась злость. - Ну, быстрее!
  'Как на допросе, - почему-то подумалось мне, коленки задрожали и стоило большого труда открыть рот для ответа. - Одно неверное слово, и расстрел'.
  - Иннелия эр Данне, обборотень...
  - Оборотень? - неприятно улыбнулась мастер. - И какой же? Волков не пропускаю, их и так слишком много.
  - П-п-п, - плохо дело. Когда я нервничаю, начинаю заикаться: если не успокоюсь, то вскоре не смогу нормально произнести даже самое простое слово.
  - Пантера? Рысь? Не пойдёт! - Лютиэн с чувством собственного превосходства откинулась назад. - Ещё варианты будут?
  - П-п-пума, - с огромным трудом выговорила я. Если честно, мне хотелось играть именно пантеру-оборотня, сильную и красивую, но теперь я не призналась бы в этом даже под страхом смертной казни.
  Судя по всему, Люська вновь собралась использовать универсальное заклинание 'не пойдёт', но вдруг притихла и мило улыбнулась кому-то, стоящему за моей спиной.
  - Добрый день, - голос мужской, приятный. - Тинувиэль, сердце моё, пусти поработать! Так соскучился по мастерингу, сил нет.
  - Конечно, конечно, - Лютиэн засуетилась, уступая место симпатичному молодому мужчине с лёгкой небритостью. - Я пойду, Арагорн?
  Вот так-так. Мой спаситель - Арагорн Московский собственной персоной. Интересно, он и вправду решил помочь мастерам или знает, какова Ивановская на самом деле?
  Новый мастер легонько щёлкнул пальцами, привлекая внимание, и выжидающе прищурился.
  - Эээ, как я уже сказала, Иннелия эр Данне, пума-оборотень, класс - ведьма, - вместе с вредной Люськой исчезло и заикание, говорить стало легко, как и всем остальным людям. Я с облегчением выдохнула.
  - Пума? Может, хочешь изменить форму? - голосом демона-искусителя произнёс Арагорн.
  - Нет, решено, пума так пума, - из непонятного упрямства ответила я и поразилась, увидев на лице собеседника облегчение. Чего это он?
  - Инвентарь?
  - Оружия нет, только магия, несколько эликсиров и заклинания, - водрузив игровую сумку на стол перед мастером, я принялась доставать пузырьки и свитки наружу.
  Как ни странно, 'великий и ужасный' пропустил в игру всё целиком, и я отправилась к друзьям, давно уже подзывавшим меня жестами. Оставалось только дождаться Гириона, виновника всех несчастий.
  - Ты каким местом думал, гений? - стоило Димке приблизиться к удобно расположившейся компании, как его атаковали сразу с двух сторон. - Приключений захотелось?
  Я лениво восседала на траве, наблюдая, как Гирион получает нагоняй со стереоэффектом: братья Андреевы поделили его уши, и теперь каждый ругался только в своё.
  - Ладно вам, народ, - очкарик примиряюще вскинул руки. - Ведь ничего страшного не случилось.
  Это уж как сказать. Если игра началась так 'оптимистично', то как же она завершится? Меня терзают смутные сомненья, что одной стычкой с Лютиэн я не отделаюсь...
  
  Наступил вечер. Языки костра весело плясали на углях, освещая невнятные силуэты поставленных палаток, где-то вдали пела гитара. А над головой сияли звёзды, такие большие и такие настоящие, казалось, они очень близко - достаточно протянуть руку и можно схватиться за один из лучей. Романтика.
  День заезда подходил к концу, игру собирались начать с утра пораньше, чтобы вдоволь насладиться процессом. Мои оболтусы, Мишка, Пашка да Димка, уже успели слопать половину мешка печенья и отправились в гости в соседний лагерь. 'Навестить друзей' - так звучала официальная версия, 'выпить и перекусить за здорово живёшь' - так её расшифровывала я (не зря же Пашкин ник 'Амрод' в оригинале звучит немного иначе - 'Ам, и в рот').
  Вдоволь насладившись одиночеством, я решила немного развеяться. Что ещё для счастья надо? Сшитое с любовью платье (то самое, для игры), тёплый плащ, кое-какие безделушки и большая сумка (прочипованные предметы занимали мало места, поэтому там без проблем поместились бутылка с водой, немного еды и сотовый телефон).
  Для начала я заскочила в гости к соседям и предупредила своих, что ухожу на прогулку, а потом отправилась, куда глаза глядят. Как оказалось, глаза глядели куда-то не туда: а как иначе объяснить, почему вначале мне пришлось сделать немалый крюк и прогуляться по ближним игровым локациям. Потом я увидела свет первого костра. К несчастью, там располагался мастерятник, и я трусливо повернула в лес, опасаясь наткнуться на зловредную Лютиэн. Следующий костёр встретился совсем не скоро: прошло около получаса, прежде чем на пути выросла неприметная полянка.
  - Эй, есть здесь кто-нибудь? - в лучших традициях фильма ужасов я задала самый глупый вопрос из всех возможных. - Нет? Тогда я, пожалуй, пойду.
  - А если бы здесь находился глухой или немой? - с иронией осведомился знакомый голос.
  Арагорн. И как я умудрилась его не заметить? Вон, сидит у палатки, ухмыляется. Я несмело улыбнулась: остроумные ответы не были моим коньком, чаще меня следовало искать среди тех, над кем смеются, чем среди смеющихся.
  - Среди наших ролевиков нет немых, а вот тупые временами встречаются, - пожав плечами, я села к костру. Мастер расхохотался и долго не мог успокоиться. Наконец, он посерьёзнел и стал казаться даже старше своих лет.
  - Послушай, Раиса. Как ты относишься к литературе о путешествиях между мирами? - внезапно спросил Арагорн. - Что бы ты ответила на предложение попасть в мир меча и магии?
  Это он о 'попаданцах' что ли? Странный, очень странный вопрос. Впрочем, для писателя в самый раз. Может, он сейчас какую-нибудь новую книгу пишет, вот и ищет сюжеты или статистические данные собирает. Почему бы и не помочь хорошему человеку?
  - Неромантично я к ним отношусь, а ещё точнее - критично и иронично. Что интересного в несчастном, загремевшем в чужую цивилизацию? Да наш современник, оказавшийся в средневековье, долго бы там не прожил - невелика премудрость, наступить на ядовитую змею или скончаться от болезни, - я увидела изумлённые глаза собеседника и вспомнила, что вопрос был задан немного о другом. - Хорошо, пусть это будет цивилизованное средневековье с магией, и бедняге-попаданцу придётся сражаться с драконами и спасать принцесс. А зачем? Что ему, дома приключений не хватает? Достаточно взять кредит и не выплатить - тогда у героя такие приключения начнутся, что драконы с принцессами помрут от зависти. Так что я бы в такую авантюру не полезла: приключения приключениями, а у меня дома родители, разыскивающие по всем больницам и моргам непутёвое чадо, и кошка некормленая.
  Ни Арагорн, ни даже я сама не ожидали такого длинного и запутанного монолога. Стоило замолчать, как над поляной повисла задумчивая тишина: мастер размышлял над услышанным, а я на правах незадачливого оратора полезла в сумку за водой - в горле пересохло. И как только девчонки умудряются часами болтать по телефону? У них язык не отваливается?
  - А в знаки судьбы ты веришь? Или в вещие сны? - кажется, Арагорн пришёл в себя и жаждал получить новую информацию.
  Я призадумалась. Эти вопросы были гораздо сложнее, ведь я сама не знала на них ответа.
  - Сложно сказать, - после значительной паузы произнесла я и тряхнула рукавами. Ткань легко сползла вниз, открывая чужому глазу два браслета - по одному на каждое запястье. Внешне они были очень похожи, широкие полоски, испещрённые непонятными символами. - Я всегда считала, что не люблю браслеты: слишком часто они спадают с руки и теряются, стоит отвлечься на секунду. Так и было, пока на ярмарке в Казани я не увидела правый браслет. Он завораживал, не давая отвести взгляд, и я купила его - потратила все свободные деньги на ненужную безделушку. Браслет уже два года ездит со мной на игры и не собирается теряться. А левый я купила сегодня утром, просто увидела на лотке у старого торговца и не смогла пройти мимо. Они очень похожи и вызывают одинаковые ощущения, вот только символы разные. Я не знаю, верю ли я в знаки, но в эти браслеты я определённо верю.
  - Мудрый ответ, - отозвался Арагорн, и мы снова замолчали.
  Не знаю, сколько времени мы просидели, погрузившись в водоворот мыслей, пока я не решила снова отправиться в путь. Оторвать взгляд от языков пламени оказалось непростым занятием, но мне удалось справиться с этим испытанием. Попрощавшись с собеседником, я привычным жестом вскинула сумку на плечо и замерла на краю полянки. Кажется, меня в кои-то веки посетила по-настоящему безумная идея.
  - Извините, Арагорн. Вы не знаете, как можно отсюда добраться до озера? Я много слышала о нём, но так и не нашла времени побродить по берегу.
  - Без проблем, - теперь мастер уже не выглядел таким серьёзным. Казалось, перед Арагорном стояла какая-то важная проблема, а теперь он нашёл долгожданное решение. - Иди на север, вон туда, пока не упрёшься в большой белый камень, после него повернёшь налево и минут через двадцать придёшь к озеру. Запомнила?
  - Ага, спасибо, - я почти покинула гостеприимную полянку, но голос Арагорна заставил меня остановиться.
  - Извини, - слово было произнесено так тихо, что походило на дуновение ветра.
  - Что? - высунув голову из-за дерева, я посмотрела на мастера. - Вы что-то сказали?
  - С чего ты взяла? - искренне удивился тот, пожимая плечами. - Счастливого пути.
  Я растерянно улыбнулась и направилась на поиски озера. А в ушах всё звенели услышанные или почудившиеся слова - 'извини'.
  
  Будучи тем ещё сусаниным, я всерьёз настроилась на долгий путь. Не знаю, это Арагорн хорошо знал карту полигона или местный леший пожалел медленно плетущуюся девушку, но белый камень я нашла быстро и нетривиально - ударилась ногой об одну из граней. Он и вправду был большим: о таких камнях народ любит складывать легенды, в которых фигурируют несчастные влюблённые, тайные жертвоприношения или грозные великаны. Сложно представить, что в старом знакомом лесу можно найти нечто подобное.
  Следуя совету Арагорна, я повернула налево и ахнула от восхищения. Здесь начинался березняк, цветущие деревья с жёлтыми серёжками выглядели необычайно нарядно. Лёгкий ветерок играл в кронах, и стройные берёзы чуть покачивались на ветру, начиная танец, древний как сама земля.
  Я неторопливо брела среди деревьев, наслаждаясь каждым мгновением: белые стволы берёз постепенно сменялись высокими елями, утопавшими в белёсой дымке. Озеро пряталось где-то недалеко, рукой подать. Я решительно шагнула в туман и, выставив правую руку, двинулась вперёд - мне совсем не улыбалось удариться о дерево или поймать глазом низко висящую ветку. Идти оказалось совсем не сложно: земля под ногами была мягкой и ровной, а дымка не такой уж густой. Постепенно туман начал рассеиваться, и я вышла к озеру.
  Перед изумлённым взглядом раскинулась широкая водная гладь: прозрачная зеленоватая вода мерно покачивалась, вынося на поверхность пучки водорослей или стебельки осоки. В зарослях камыша пели лягушки, а где-то далеко виднелись силуэты птиц.
  Пологий берег легко ложился под ноги, а толща воды манила, звала к себе. Я сбросила обувь и уселась на большое бревно у пологого склона, позабытая сумка лежала рядом. Верно говорят, только природа в силах успокоить смятенную человеческую душу. Не знаю, сколько времени я просидела, задумчиво наблюдая за движением волн, но эти минуты заставили позабыть о незначительных мелочах вроде Лютиэн с её характером и странных слов Арагорна.
  Наступила пора отправиться обратно - ночи в мае довольно холодные, а от озера тянуло сыростью, так что, любуясь красотами природы средней полосы, можно основательно продрогнуть. Желая попрощаться с гостеприимным берегом, я опустилась на колени и зачерпнула немного воды, собираясь умыться. Лучше бы я этого не делала! Возможно, я наклонилась слишком сильно или склон оказался чересчур скользким - но в следующее мгновение я уже летела вверх тормашками в холодную воду. Чёрт, я же плаваю как топор!
  Говорят, будто в такие моменты вся жизнь проносится перед глазами. Так вот, ничего подобного - могу подтвердить, только безграничный страх и желание выжить. Руки пытаются ухватиться за призрачную опору, но песок осыпается под пальцами, воздуха в груди остаётся всё меньше. Ты судорожно бултыхаешь конечностями, пытаясь подняться на поверхность, но что-то мешает высвободить ногу и выплыть. Вот корень, ухватившийся за лодыжку, покоряется беспорядочным рывкам, и ты, уставшая, но живая, ещё долго хватаешь воздух раскрытым ртом, лёжа на песке.
  
  Сидя на берегу, я тряслась от холода и только что пережитого ужаса. С волос капало, одежда превратилась в мокрые тряпки - хорошо хоть, сумка, лежавшая на бревне, избежала унизительной процедуры купания. Хорошо придумано, ничего не скажешь! Воровато оглядевшись по сторонам, я досуха выжала пострадавший плащ и вытерлась им как полотенцем, платью повезло чуть больше - выжав, его сразу напялили обратно. Сунув холодные ноги в мокасины, 'самая везучая девушка на свете' подхватила сумку и отправилась обратно в лагерь. Ежеминутно поёживаясь, я нырнула в туман и поковыляла туда, где по всем расчетам, цвели берёзы и возвышался приметный камень.
  Белёсая дымка превратилась в густой туман, сырой и холодный. Трудно было разглядеть в этой пелене хоть что-нибудь - ближайшее дерево я нашла, споткнувшись о вывороченные корни. Что-то мне сегодня не везёт, сплошные приключения: то столкновение с камнем (до сих пор нога болит), то непредусмотренное купание в озере (с волос продолжало капать, превращая меня в некое подобие утопленницы). Вот дойду до ближайшего костра, ограблю народ на большую-пребольшую кружку горячего чая с бальзамом и завалюсь спать до утра. Кто рискнёт разбудить, получит по лбу метательным тапком. Или не по лбу - смотря, куда попаду...
  К сожалению, мечтам суждено оставаться мечтами: побродив по лесу около часа, я поняла, что окончательно заблудилась. Проклятый туман окружал со всех сторон, мешая оглядеться в поисках ориентиров, а мне оставалось только идти вперёд и надеяться, что тотальное невезение скоро исчезнет, будто его и не было вовсе. Наконец, впереди показался просвет, и я, недолго думая, шагнула туда - всё одно лучше, чем мыкаться в тумане.
  Меня окружал лес, самый настоящий лес с деревьями, кустарниками и жалким подобием тропинки. Смущало одно - вместо берёз, клёнов и елей, растущих на полигоне, здесь красовались совершенно незнакомые растения. Впрочем, приглядевшись, я увидела неподалёку большой мощный дуб и направилась к нему - плотные листья чуть подрагивали от ветра, словно приветствуя незваную гостью. Оказавшись у корней гиганта, я недоумённо нахмурилась: дубы обычно цветут в мае, а этот вроде бы не торопится. Лентяйничает.
  Смутная тревога заставляла сдвинуться с места, требовала продолжить движение. Я не стала спорить с интуицией и прибавила шагу: может, через несколько минут посчастливится встретить кого-нибудь из ролевиков, и мне объяснят, что я попросту забрела не туда. Наверное, это какая-то отдалённая часть леса, поэтому здесь так неуютно. Остановившись у очередного дуба, я настороженно прислушалась - кажется или нет? Некоторое время назад мне почудились чьи-то шаги, и я очень не хотела верить в реальность этого звука.
  Стою и слушаю, иногда забывая дышать - шагов нет. Облегчённо вздохнув, оборачиваюсь и застываю на месте, встретившись взглядом с маленькими глазками кабана. Глазки сверкают нечеловеческой злобой, клыки заставляют поверить в серьёзность намерений - сейчас кому-то не поздоровиться. Делаю шаг назад, кабан отвечает визгливым хрюканьем и начинает двигаться ко мне. Ой, мамочки!
  Я пришла в себя, сидя на дереве - том самом дубе - руки обхватили ствол, ноги уютно примостились на ветке. Кабан яростно роет землю и ходит кругами, карауля случайную жертву. Время от времени он исчезает в лесу и хрюкает оттуда, надеясь, что глупая девчонка решит спуститься на землю и не сможет спрятаться вновь. Ага, размечтался. Еда с водой у меня есть, терпения не занимать - да я хоть пару дней могу здесь отсиживаться, пока не найдут. А найдут обязательно, здесь не глухая тайга и не топкое болото.
  От нечего делать я принялась вертеться на ветке и глазеть по сторонам: высокий дуб как смотровая башня возвышался над низенькими деревьями, давая превосходный обзор. Первое, что попалось на глаза - липа, обыкновенная такая липа с мелкими желтоватыми цветочками. Я судорожно вздохнула и потрясла головой: нет, не показалось, цветёт себе, как и положено. Вот только липы цветут в конце июня, а сейчас у нас майские праздники.
  Трясущимися руками лезу в сумку за сотовым: если не сумею дозвониться ребятам, так хоть точную дату узнаю. Приглядевшись к содержимому, я откладываю в сторону пять эликсиров в гранёных непрозрачных флаконах (и куда делись старенькие пузырьки из-под лекарств?), тряпицу с едой (про пакет я вообще молчу), закупоренный кувшин (ага, значит, это бутылка с водой) и на самом дне пытаюсь нашарить телефон. Пальцы обхватывают нечто тяжёлое и с усилием тянут на свет. Это чаша, украшенная странными символами, и один из них светится. Бог ты мой, во что же я вляпалась?!
  
  Утро я встретила на дереве. Всё тело болело, а голова раскалывалась: первую половину ночи я рыдала над жестокой судьбой, а вторую - пыталась заснуть в обнимку с дубом. Мокрая одежда не торопилась высыхать, неприятно холодя кожу. Странное ощущение, будто змею в руках держишь. Ближе к утру удалось задремать и даже увидеть сон, странный и путаный: будто бы собираюсь упасть, но в последний момент мне удаётся удержаться на месте с помощью выпущенных когтей и непонятно откуда взявшегося хвоста. Я вздрогнула и проснулась.
  Кабана внизу уже не было - наверняка, зловредное создание дождалось, пока его жертва заснёт, и с чувством выполненного долга потопало по своим делам. Я живо представила довольное животное, выстукивающее копытами зажигательный ритм победы, и покатилась со смеху - никогда не жаловалась на воображение. А вот на уверенность в себе приходилось.
  Если на подъём вверх ушло не более двух секунд, то на спуск пришлось потратить минут двадцать: существовал серьёзный риск оступиться и оказаться на земле, переломав парочку костей. Но я не огорчалась: ночью присутствовал замечательный стимул в виде лесного свина, не хотелось бы вновь испытать нечто подобное. Лучи солнца осветили окружающий лес, придавая ему вид радушного старичка. Скоро очнулись местные обитатели: совсем близко послышался стук дятла, а на соседней липе промелькнул беличий хвост - и исчез среди листвы.
  Оказавшись на земле, я закашлялась и долго не могла отдышаться. Пощупала лоб и ахнула: температура - ночь в мокрой одежде ещё никого не доводила до добра. Наскоро перекусив, я побрела ту сторону, откуда пришла. Шаг, другой, третий - жар усиливался, не давая сосредоточиться на разбегающихся мыслях.
  Итак, что мы имеем? Есть странный лес, июнь вместо мая и чаша, появившаяся вместо телефона. Спустившись вниз, я первым делом высыпала всё из сумки и убедилась, что глаза не подвели - на каждый из предметов можно было клеить табличку 'Найди десять отличий'. Непонятный разговор с Арагорном про попаданцев и знаки тоже следует обдумать и переосмыслить. Слишком явно были связаны эти события: вначале беседа, а уж потом путешествие к озеру и обратно. А всё-таки за что он извинялся?
  Извилистая тропка вывела на лесную поляну. Голова кружилась, ноги двигались чисто механически - чтобы не упасть, нужно идти. Подняв глаза, я увидела, как среди кустов появилась пожилая женщина, низенькая и полноватая. В руках незнакомка держала мешочек, доверху набитый травой.
  'Рута, - вяло отреагировало воспалённое сознание. - Интересно, откуда я это знаю? Никогда не интересовалась травами...'
  Увидев меня, она всплеснула руками и заторопилась на помощь. Вовремя - я прислонилась к дереву и обессилено сползла по стволу. Господи, пусть эта добрая женщина сумеет помочь! Ну, пожалуйста.
  Оказавшись рядом, незнакомка взглянула мне в лицо и потрясённо вскрикнула, зелёные глаза наполнились слезами. Мешочек с травами упал на землю да так и остался там лежать.
  Женские руки заботливо приподняли тяжёлое тело, голос дрожал:
  - Обереги, Вадома-заступница! Райна, девочка, откуда ты взялась? Мы ведь тебя лет пять, как похоронили...
  
  Глава 2
  
  Милая деревенька - Тихие Поляны - небольшая да дружная. Дома стоят у самой границы леса, сделай шаг за околицу - окажешься среди молодых дубков и высоких кустарников. Дети сызмальства ходят в лес за грибами да ягодами и всегда возвращаются с полными лукошками. Есть здесь и своя знахарка - дом с зелёным крылечком, из окон доносится запах трав - всегда поможет, вылечит от любой хвори. И ни страшен добрым жителям ни дик зверь ни лют человек: хранят их боги да крепкий частокол - на всякий случай.
  Есть в округе и ведун, высокий неразговорчивый старик с пронзительно-голубыми глазами. Его бревенчатая избушка стоит на отшибе посреди леса: кругом лишь деревья да звери лесные. Деревенские знают, как отыскать ведуна, а все остальные ему без надобности - захочет старик, затеряется в зарослях тонкая тропка, никто не найдёт дорогу. Бывало, и ученики его, плутая, приходили в деревню, чтобы переждать гнев наставника.
  
  Эх и красив Тобар, старший ученик ведуна, много деревенских девушек мечтает о его поцелуях. Светловолосый, статный - всем хорош. Честолюбивое желание гложет парня, мешая радоваться женским улыбкам, не давая заснуть: Тобар грезит о ведунских браслетах, хочет стать преемником старого Грегора. Часто тревожит он наставника одним и тем же вопросом, но ведун лишь хмурится да шевелит усами: не время ещё, не время...
  Грегор вернулся в избушку лишь под утро, шумно снял сапоги в сенях и долго ругался, увидев брошенный в переднем углу веник. Не любил ведун головотяпства и неаккуратности, принимая их за неуважение - да зачастую так оно и бывало. Войдя в комнату, старик сурово глянул на Тобара, застывшего у окна.
  - Веник. Убрать. Быстро. И не стой столбом, детище.
  - Так больше не может продолжаться, наставник, - ученик в очередной раз попытался убедить учителя. - Шестой год пошёл, как она исчезла. Уже не вернётся. Небось, сидит себе в эртановых чертогах да горя не знает, а мы тут мучаемся.
  - Молчать! - Грегор ударил кулаком по столу так, что миски запрыгали. - Как приберёшься, ступай в лес - травы заканчиваются.
  - Не замолчу, - упрямо мотнул головой Тобар, не желавший отступать. - Каждый раз одно и то же: сердитесь и кричите, аж в Полянах слыхать. Не время. А когда оно наступит, время? Лет через десять, когда я состарюсь, Найра замуж выскочит, а младший бриться начнёт? Подумайте...
  - И дров наколи, умник. Никакой пользы от тебя нет, только и знаешь, что болтать да спорить.
  - Как вы не понимаете? Я же о вас забочусь.
  - С делами закончишь, можешь домой не являться - девки полянские тебя, видать, заждались.
  - Но, наставник... - Тобар по-детски топнул ногой и насупился: старый упрямец совершенно не обращал на него внимания.
  Входная дверь громко хлопнула, пол под ногами загудел от топота маленьких ног. В комнату влетел Исин, самый младший из учеников. Волосы мальчишки развевались, открывая татуировку у основания шеи - знак бурлящих в нём колдовских сил.
  - Энэр Грегор, энэр Тобар, там такое! - возбуждённо затараторил будущий ведун. - Рута-знахарка в лесу девицу нашла, говорит - Райной звать. К вам послала.
  Грегор цапнул дорожную сумку и выскочил в сени, такая прыть некоторым юнцам и не снилась. Сапоги гулко застучали по ступеням крыльца, и всё стихло. Исин метнулся вслед за наставником и, чуть не споткнувшись о веник, кубарем вылетел наружу.
  Тобар вернулся к окну и хищно ухмыльнулся:
  - Вернулась, значит?
  
  Смутные воспоминания перебиваются оглушающей темнотой. Участливое женское лицо и бульон из ложечки, горячий травяной отвар и чьё-то ободряющее присутствие, обездвиживающий ужас и понимание, что это всего лишь сон. Короткий проблеск сознания и снова темнота.
  Я открыла глаза и тут же зажмурилась: непривычно яркий свет резал глаза, заставляя очнуться, вылезти из уютной неизвестности. Запахи трав будили любопытство - где я, что случилось. Вторая попытка оглядеться оказалась куда более удачной: предметы чуть расплывались, но со временем обретали привычные очертания. Деревянный стол, парочка кособоких стульев да комод, накрытый кружевной салфеткой - вот и вся обстановка. Ах да, ещё кровать (та самая, на которой я спала). Комната, в которой я оказалась, была небольшой, но уютной. Особую прелесть ей придавали пучки трав под потолком и гора подушек, скрывавшая под собой один из стульев. Типичный деревенский дом, не больше и не меньше.
  Впрочем, долго разлёживаться не пришлось. Дверь скрипнула, на пороге появилась немолодая женщина: лицо испещрено морщинами, зелёные глаза сияют пониманием и добротой. Сомнений быть не могло, это моя спасительница.
  Увидев, что её гостья пришла в себя, незнакомка села у кровати, улыбнулась по-матерински:
  - Добро пожаловать домой, девочка. Как я рада, что ты вернулась!
  - Вернулась? - язык с трудом ворочался во рту, мысли были столь же неповоротливы. - Что это за место? Как вас зовут?
  Женщина вздрогнула как от удара, с тревогой и болью вгляделась в моё лицо.
  - Не помнишь? Защити, Вадома-заступница! - она честно старалась казаться невозмутимой, но дрожь в голосе была искренней. - Я Рута, знахарка. Ты называла меня 'матушкой', а по вечерам прибегала пить чай с мятой. Помогала собирать травы поутру, иногда мы спорили по пустякам... Извини, ты, кажется, хотела знать не это. Тихие Поляны - здесь мы живём - деревня маленькая, все друг друга знают.
  'Рута. Так это имя, а не ботаническое название. Интересно, откуда я его знаю? - задумчиво слушая рассказ знахарки, я между делом успевала поразмыслить над сложившейся ситуацией. - Название деревни смутно знакомое, родное, но я точно помню, что нигде не слышала его раньше. Я вижу Руту впервые, но, тем не менее, знаю, что она любит вишни и терпеть не может сливовый сок'.
  Странно, очень странно. Казалось, будто во мне живут два человека: первая - тихая стеснительная Райка, обожающая чтение и нашедшая себя в ролевых играх, вторая - новая и незнакомая личность, чрезвычайно остро чувствующая запахи и радостная оттого, что вернулась домой. Я не чувствовала чужих воспоминаний, только ощущения, сильные и яркие.
  - Милая, - голос собеседницы бесцеремонно вторгся в мои мысли, - а ты хоть помнишь, как тебя зовут? Знаешь, кто ты?
  Кем была таинственная вторая сущность, я не знала, поэтому лишь отрицательно качнула головой. Рута нахмурилась и замолчала, а потом и вовсе вышла из комнаты, кинув напоследок односложное: 'я скоро'.
  Назвался груздем - полезай в кузовок, как говаривала моя бабушка, страстный грибник и учитель природоведения в начальных классах. Странная деревня, непривычные имена, изменившиеся ощущения - или я сошла с ума, или влилась в ряды 'попаданцев'. Кстати, ещё неизвестно, что хуже. Лично я с преогромной радостью сделала бы выбор в пользу симпатичной смирительной рубашки и невидимых друзей: там хоть есть часы посещений, когда можно пообщаться с друзьями и роднёй. А здесь незадачливого путешественника между мирами ждут лишь непонимание да депрессия, две стороны одной монеты. Я пыталась сдержаться, но слёзы сами собой текли по лицу: неужели я никогда больше не увижу свою семью? Не начну спорить с папой по поводу кошки, не смогу задремать у мамы на плече и не стану в очередной раз ссориться с братом из-за интернета и книг? Ужасно хотелось домой, к родным и любимым людям. Вытирая слёзы, я пообещала себе, что обязательно вернусь домой, чего бы мне это не стоило. В конце концов, из любой ситуации есть выход - и рано или поздно я его найду.
  Для начала следовало осмотреться. Я скинула одеяло и села на кровати: если я нахожусь в другом мире, где известна под другим именем - кто знает, может, у меня появилась и другая внешность? Следовало найти зеркало или хотя бы чашу с водой, чтобы решить этот вопрос раз и навсегда. Признаться честно, никогда не уделяла особого внимания собственному облику, но всё бывает в первый раз. Ступив на деревянный пол, я поморщилась: холодный сквозняк неприятно обдувал босые ноги, от него не спасала тонкая ночная рубашка с кружавчиками - вещь, конечно, красивая, но в быту малоприменимая. Судя по размеру, она явно шилась на меня - знахарка была в полтора раза толще и не такая высокая.
  Покрутившись на месте, я решительно направилась к комоду. Что-то подсказывало, что там можно найти не только зеркальце, но и расчёску. Рука привычно скользнула в правый нижний ящик, я облегчённо вздохнула: зеркало оказалось на месте. Усевшись с ногами на стул, я глубоко вздохнула и встретилась глазами с собственным отражением.
  'А она симпатичная, можно даже сказать красивая, - отстранённо заметило 'первое я', Райка-скромница, незаметная и скучная. Она была права, здесь было на что посмотреть: глаза янтарные, чуть раскосые, каштановые пряди волос вьются, обрамляя загорелое лицо. Раиса Колондаева выглядела тихой мышкой со своими серыми глазами, русыми волосами и очками, благополучно оставленными на полигоне. Новая личность выглядела лет на 25, казалась стройнее и увереннее в себе. - Кем может быть такая женщина и что она забыла в деревенской глуши? Загадка'.
  Засунув зеркало обратно в комод, я вернулась на кровать и продолжила исследовать ту незнакомку, в которую превратилась. К примеру, ночнушка, сползшая с правого плеча, приоткрыла татуировку под ключицей - странный символ, очевидно, принадлежащий этому миру. А попытка почесать запястье с треском провалилась: обнаружились браслеты, крепко сидевшие на обеих руках. Они почти не отличались от тех, которые я таскала на игры, за одним исключением - как ни старалась, я не смогла отыскать застёжек. А их вообще снять можно? Похоже, что нет.
  Боже, храни скрипучие полы! Именно они предупредили о возвращении Руты. Когда хозяйка вошла в комнату, её гостья уже лежала под одеялом и строила из себя примерную девочку. Увлёкшись этим занятием, я не сразу заметила спутника знахарки. Впрочем, он был не из тех, кого можно обойти вниманием: высокий жилистый старик с голубыми глазами-льдинками. Язык не поворачивался назвать его дедушкой. Непреклонный характер и несгибаемую волю не смог скрыть даже странный наряд, состоявший из серого балахона, подпоясанного простой бечёвкой. Может, в этом мире так выглядят маги?
  Мне не дали много времени на размышления: старик широкими шагами подошёл к кровати и уставился на меня, Рута скорбным изваянием застыла у порога. Я с трудом подавила трусливое желание спрятаться под одеяло и с вызовом взглянула на страшного визитёра. Лучший способ защиты - нападение, говорите? Вот сейчас и проверим.
  Мгновения тянулись нескончаемо долго. Наконец, посетитель криво усмехнулся и направился к выходу, знахарка поспешила следом.
  - Ничего больше не рассказывай, сама вспомнит. И чтоб завтра привела её ко мне - слышишь, Рута? - хватит девчонке бездельничать, пора делом заняться, - успела услышать я, прежде чем дверь надёжно отделила комнату от всего остального дома.
  И только ночью, когда сон окончательно смешался с явью, а глаза начали слипаться, пришло знание: Райна. Меня зовут Райна.
  
  Как приятно проснуться на заре под пенье птиц и лёгкий шёпот ветерка. И как ужасно быть разбуженной молчаливой знахаркой, ещё вчера бывшей доброй и ласковой. На все вопросы Рута отвечала односложно и отказывалась делиться даже крохотной информацией о мире. Видимо, давешний старик был для неё серьёзным авторитетом, раз моя спасительница восприняла его слова так буквально.
  Накормив меня кашей, женщина достала из комода свёрток и попросила переодеться как можно скорее. Внутри оказались мои вещи: платье я сразу напялила на себя, а плащ пристроила на руке, занятой сумкой. В привычной одежде и чувствуешь себя иначе, легко и свободно.
  Повинуясь окрику знахарки, я вышла на крыльцо и застыла от изумления. Наверное, так ведут себя дети: любое проявление обыденности кажется для них чудом. Для начала я засмотрелась на коров (пастух как раз выгонял стадо на пастбище), потом не смогла оторвать взгляда от облаков, неспешно плывущих по небу, и пришла в себя лишь после окрика встречного мальчишки: 'С возвращением, энэри ведьма!'
  Выражение лица Руты подтвердило задремавшие было подозрения. Впрочем, я даже начала привыкать к неожиданностям, подстерегавшим на каждом шагу: после новой внешности и обретения нового имени обращение 'ведьма' воспринималось вполне спокойно. Интересно, о чём я узнаю в следующий раз? Может, окажусь оборотнем как в квенте для 'Перекрёстка'? Вот смеху-то будет.
  На улице царило лето: судя по всему, сейчас в этот мире был конец июня. Жаркое солнце светило с небес - от его палящего зноя жителей оберегали плодовые деревья. Их можно было увидеть у каждого дома (я уже не говорю про лесные, призывно махавшие из-за частокола длинными ветками). Знахарка вела меня по деревне мимо домов с крохотными огородиками, мимо спящих в будках псов и кур, гуляющих рядом с собачьим носом, мимо непоседливых босоногих детишек и их родителей, крепко сбитых селянок и суровых мужиков. Наконец, мы миновали ворота и вышли к лесу. Путь наш лежал дальше.
  Неизвестно, кому из нас больше надоело напряжённое молчание, разлившееся в воздухе, но первый шаг сделала именно я.
  - Знаешь, Рута, а ведь я кое-что вспомнила, - с невинным видом обронила я, искоса взглянув на собеседницу. - Райна. Меня так зовут.
  Знахарка остановилась, заулыбавшись так, будто не было ужасного утра и недомолвок:
  - Умница! Он снова оказался прав, а я-то, дура, не верила, боялась. Ничего, теперь всё наладится, будет по-старому. Ох, как же я рада!
  - А кто это 'он'?
  - Тот, к кому я тебя веду. Тсс, не спрашивай ничего: всему своё время.
  Новые ответы приносят с собой нескончаемый поток вопросов. Почему Рута боялась меня (или за меня), если так радовалась моему возвращению? Куда исчезла Райна пять лет назад и что с ней случилось? И, наконец, кто этот старик, который всегда оказывается прав?
  Дорога заняла минут тридцать, не больше. Я только диву давалась, наблюдая, как знахарка выбирает нужную тропку из нескольких абсолютно одинаковых, высматривая лишь ей знакомые ориентиры. Постепенно лес становился более глухим: раз или два путь нам преграждали поваленные деревья - Рута, усмехнувшись, сказала, что эта дорога предназначена только для тех, кто хочет пройти. Как ни странно, после этих слов мы вышли на ровную широкую тропу и беспрепятственно дошагали до бревенчатой избушки.
  - Пришли, - знахарка легонько толкнула меня в спину, пропуская вперёд. - Дальше ты одна.
  - Но... - даже если у меня и имелись возражения, высказать их не позволили. Пока я раздумывала над ответом, Рута отступила назад и растворилась между деревьев. Разыскивать в незнакомом лесу женщину, которая знает здесь каждый куст, я не рискнула, поэтому пришлось ограничиться злобным бурчанием. - Даже не попрощалась.
  
  Похоже, никто из местных жителей не собирался воспринимать всерьёз мои душевные метания: я стояла на месте, из избушки никто не выходил. Наконец, устав изображать одинокий столб, двинулась вперёд. Шаткие ступеньки крыльца прогибались под ногой, входная дверь открылась тяжело и со скрипом, в очередной раз заставив пожалеть о наличии хорошего слуха. Маленькая комната - сени - шкаф, крючки для одежды да веник в углу: с первого взгляда и не догадаешься, кто здесь живёт.
  Следующая дверь отворилась сама собой, я даже подойти к ней не успела: думаю, обитателю избушки попросту надоело ждать. Шаг внутрь - и я оказалась под прицелом четырёх пар глаз. Кроме уже знакомого старика в комнате присутствовали смазливый блондин, улыбающаяся девушка и маленький любопытный мальчик, смотревший на меня, раскрыв рот.
  Старик повелительно взмахнул рукой, и дверь захлопнулась, втолкнув меня внутрь. Наступила пора знакомиться.
  - Грегор, ведун. Для тебя 'наставник', - лаконичные фразы, умение держаться - он без сомнения был здесь главным. - Мои ученики. Тобар (блондин чуть наклонил голову в знак приветствия), Найра (девушка, потупив взор, присела в реверансе - и откуда такие манеры в лесной глуши) и Исин (мальчуган лет восьми помахал мне от окна). Звать по именам.
  Похоже, меня только что ознакомили с локальным аналогом 'Табеля о рангах'. Ведун находится на самом верху, ученики располагаются по убыванию. Так всё-таки, почему я нахожусь здесь?
  Словно прочитав эти мысли, Грегор - а может, и вправду прочёл? - указал на меня:
  - Ты - Райна, ведьма. Моя ученица и преемница. Для них - энэри Райна, - старик оглядел остальных учеников. Никогда бы не подумала, что могу испугаться простого взгляда. - Кто назовёт иначе, пожалеет - всем ясно? А теперь брысь до деревни, с утра вернётесь.
  Ему не пришлось повторять дважды: троица выскочила из комнаты, будто их преследовала стая диких волков. Я застыла на месте, жалея, что не могу провалиться сквозь землю. Мозг отказывался соображать, в голове крутились две мысли - 'как же страшно' и 'сейчас будет что-то нехорошее'.
  Проходя мимо, ведун скомандовал: 'За мной!' - и исчез в сенях. Делать нечего, пришлось догонять. Шли мы недолго: на ближайшей лесной поляне Грегор уселся на поваленное бревно и молча похлопал по месту рядом с собой. Скрипя сердцем, я подчинилась: прежняя Райна доверяла своему наставнику, доверюсь и я.
  - Что ты помнишь? - голос грозного старика звучал устало.
  - Смутные ощущения. Да я имя своё вспомнила только прошлой ночью.
  - Как исчезла?
  - Нет. Ни кто мои родители, ни где я жила, ни что за браслеты надеты на руки - чистый лист. Я знаю, что Руту зовут Рутой и что она ненавидит сливовый сок, но ни могу сказать ни слова о самой себе, - почему-то мне было чрезвычайно важно узнать о прошлом Райны, без этого я не чувствовала себя целой. Словно половинка меня бродит в темноте и не может найти дорогу домой: если что-нибудь случится с ней, то это почувствую и я. - Вы назвали меня ведьмой, но я не в силах воспользоваться даром, потому что не помню, как он работает.
  - Дай мне понять, что случилось, и мы всё исправим.
  - А ещё я вас боюсь, - последнее признание было необходимым, я сердцем чувствовала, что не должна ничего скрывать. Может, если наставник разгадает, что случилось с его ученицей, я смогу вернуться обратно? - Ни с того, ни с сего, без особых причин и объяснений. Никогда так не боялась.
  - Что ты сказала?! - пожилой мужчина с удивительной ловкостью вскочил и, схватив меня за руку, поднял с бревна. - Нет, не надо, не повторяй. У меня появилась идея...
  Мне кажется, идея у ведуна появилась гораздо раньше, чем он её огласил: не зря же ученики были отосланы в деревню со строгим наказом не возвращаться до утра. Как сказали бы в нашем мире, идея основывалась на принципах гипноза. Всё просто: Райна слушает - наставник колдует, потом Райна спит и видит сны о прошлом, а наставник следит, чтобы его подопытная ведьма не померла, в этом самом прошлом заблудившись. Пункт 'померла' мне особо не нравился, но разве меня кто-нибудь спрашивал? Грегор с горящими от нетерпения глазами достал из закромов толстую потрёпанную книгу и принялся высчитывать какие-то формулы. Если ведьмы в этом мире колдуют с помощью математики, то я не жилец: несчастная тройка по алгебре, поставленная в одиннадцатом классе, способна на корню погубить великую колдовскую карьеру. Когда же я попыталась донести эту мысль до наставника, была обругана и в сердцах выставлена на крыльцо. Часа через два старик, открыв дверь, узрел меня, тихую, послушную и совершенно не собиравшуюся спорить.
  Приготовления были закончены под вечер. Место моего лечения ведун определил давно, им оказался чердак, наполовину заваленный всяческим ведовским хламом типа старых сундуков с книгами и одеждой. Постепенно чердак начал обретать приличный вид: кровать в углу освободили от лишних вещей, для проведения обряда Грегор принёс свечи, обломок камня и малопонятный клочок шерсти.
  Наступил час Икс. Свечи в круге горели ярко, камень с шерстью засунуты под подушку. Я лежала на кровати, облачённая в одно из платьев Райны, рядом сидел наставник - пришла пора начинать. Он начал произносить наговор, тягуче, плавно, словно уговаривая кого-то поддаться силе слов, покориться воле заклинателя. Глаза сами собой начали закрываться, сознание уплывало. Вначале пришли запахи, они дразнили, манили и таяли, заставляя плакать от горечи потери. Потом - ощущения: босые ноги осторожно ступают по холодной земле, руки отводят ветви от лица, туман забивает ноздри, преграждая путь запахам. Панический ужас. Я дёрнулась, пытаясь вернуть отнятое, но не смогла даже пошевелиться. Страшно-страшно-страшно! Кто-то успокаивающе погладил меня по голове и шепнул на ухо: 'Всё будет хорошо, девочка, не бойся'. Доверие. Я открыла глаза и шагнула навстречу опасности. Всё будет хорошо, наставник, я не подведу.
  
  - Всё будет хорошо, наставник, я не подведу, - янтарные, чуть раскосые глаза смотрят на собеседника, голос едва заметно дрожит от сдерживаемых эмоций. - Это такая честь для меня.
   - Конечно, не подведёшь, - усмехается в усы старый ведун, с таким хитрым выражением лица он кажется моложе.
  Сказав пару ободряющих фраз, Грегор уходит и Райна остаётся одна. Ученица-веда, которая скоро, совсем скоро станет настоящей ведьмой, даёт волю радости и лихо выплясывает на потаённой поляне танец надежды. Постепенно она успокаивается, становясь на диво серьёзной: ритуал уже начался, а он не терпит суеты и посторонних мыслей. Сегодня должна состояться первая ночь церемонии Надевания Браслета. Райна верит в счастливую звезду - в конце концов, разве сложно провести одну-единственную ночь без сна и движения?
  Ночь, вокруг темно и тихо. В душу девушки закрадывается липкий страх - а вдруг она ослепла? В самом деле, нельзя же совершенно ничего не видеть. Лицо неподвижно, а глаза шарят вокруг, пытаясь разглядеть во мраке лучик света, олицетворение надежды. Страх исчезает так же внезапно, как и появился: по небу летит птица, и ученица её видит - значит, она не одна. Первый шаг уже сделан.
  Медленно тянется время. Веда героически борется с зевотой и не обращает внимания на наглых комаров. Сердце стучит медленно, убаюкивающе, и нельзя даже тряхнуть головой, отгоняя дремоту - но Райна с честью справляется с этим испытанием. Дорогу осилит идущий: очередная ступень пройдена.
  Светает. До конца ритуала осталось совсем немного, и это наполняет девушку решимостью - мечта очень близко, можно протянуть руку и получить заветный дар. На краю поляны возникает наставник, он зовёт ученицу к себе, машет руками: испытание пройдено. Лишь в последний момент Райна заставляет себя остаться на месте, не отвечать на зов ведуна. Кусает губы будущая ведьма, карая себя молчанием - и рассыпается морок, отступает искушение. Никто из живых не стоял на краю поляны, никто не звал смелую девушку. Выигран третий бой, окончено испытание: веде суждено стать ведьмой - и никто не посмеет этому возразить.
  Грегор с опаской следил за ученицей. Старый ведун знал, что разум девушки целиком находится во власти воспоминаний. Если бы сейчас на ведьму напали, она бы ничего не почувствовала - с каждой минутой Райна всё глубже погружалась в собственное сознание. От браслетов спящей начало исходить голубоватое призрачное сияние. Наставник улыбнулся в такт своим мыслям: значит, девочка миновала и вторую стадию (после бессонной ночи к выдержавшему испытание приходили трое верховных ведунов, застёгивающих браслеты на запястьях - теперь их невозможно снять без особого ритуала). Пришла пора завершающего штриха, переломного момента, во время которого всё и случилось.
  Она с благоговением взирает на украшения, служившие символом нового статуса: от браслетов исходит слабое сияние, постепенно становящееся более ярким. Трое верховных - Триумвират - удаляются сразу после 'одевания рук', на поляне остаётся лишь наставник, благостно улыбающийся в усы. Старик молча кивает, и девушка с кошачьей грацией следует за ним, удаляясь от знакомой поляны. Теперь ей нужно семь раз обойти вокруг круга из стоящих вертикально камней, а потом вернуться обратно, чтобы во сне услышать зов браслетов.
  Круг вырастает перед ведьмой внезапно, хотя, кажется, его невозможно не заметить: валуны возвышаются над головой, устремляясь в небо. Внутри круга заточён странный туман, не похожий на обычный.
  'Тёмный туман', - шепчет наставник, в его голосе слышится отвращение и ненависть. Райна же ощущает совсем иное: беспочвенный страх накатывает, стоишь лишь пристальнее вглядеться в серую клубящуюся дымку. Но присутствие ведуна успокаивает, не даёт поддаться панике - она должна выстоять. Вдруг это очередное испытание?
  Грегор удаляется, а девушка начинает свой нелёгкий путь. Первый круг кажется самым трудным: после целой ночи, проведённой в одной позе, болят ноги. Хочется упасть на землю, свернувшись калачиком, и ничего не делать. Шаги тяжёлые, размеренные - вот и второй круг позади. Всё ещё боязно взглянуть на тёмный туман, инстинкты вопят, требуя поскорее закончить с этим ужасом. Третий и четвёртый круг воспринимаются легче - знай, бреди себе по одной и той же тропе и ни о чём не думай. Ведьма не должна бояться трудностей. Завершая седьмой круг, Райна даёт себе мысленную затрещину и оборачивается: ей ли страшиться неведомого?
  Ничего особенного, туман как туман - густой и серый да вдобавок шевелится. Делает шаг вперёд, внутри чудится постороннее присутствие, словно кто-то большой и злобный следит за ней. Бррр, гадость какая! Ведьма подходит ближе и начинает дрожать от непонятного холода, ловит себя на желании шагнуть внутрь. Странное чувство, будто незнакомый дяденька манит маленькую девочку конфеткой - вот только конфетка с каждой секундой кажется вкуснее и вкуснее. Опускает глаза вниз и открывает рот от изумления: тонкая струйка тумана, выбравшись за пределы круга, пытается обвить ноги и подняться выше.
  Стряхивая сонное оцепенение, Райна бежит к наставнику, чтобы предупредить о случившемся. Дальше всё происходит сумбурно и непонятно: группа ведунов и ведьм спешит к кругу, наставник скомкано благодарит ученицу, младшие пугливо смотрят на происходящее. Она, уставшая и гордая собой, стоит неподалёку, наблюдая, как Триумвират и Четвёрка (ведуны и ведьма чуть ниже рангом), стоящие у каждого из камней, творят высшее колдовство. Они почти закончили запечатывать круг, когда маленький рыжий мальчонка-ведар, прокричав что-то непонятное, метнулся в туман.
  - Я верну его, - когда нужно, девушка может быть быстрой и ловкой. Там слишком опасно, малыш. Мальчик ныряет в клубящуюся дымку, ведьма следует за ним.
  Время словно замирает. Через несколько минут у внутренней границы круга появляется ребёнок: руки Райны с усилием выталкивают его наружу, одна из ведьм хватает и оттаскивает подальше. Спасительница, пошатываясь, делает пару неверных шагов к выходу, у толпы наблюдателей вырывается слаженный вздох облегчения. Когда до границы остаётся совсем немного, туман становится гуще и поглощает стройную девичью фигурку.
  - Выбора нет, - один из старейшин скорбно опускает глаза. - Запечатываем!
  
  Глава 3
  
  Холодный густой туман окружал со всех сторон, забивался в уши, мешал дышать. Я застыла на месте, не в силах двинуться дальше: кругом лишь серое унылое пространство, в котором невозможно разглядеть даже подол платья. Одно утешение - браслеты испускали несмелый голубоватый свет, мешая желанию сдаться. Я должна выбраться отсюда!
  Попытка сделать шаг не увенчалась успехом, туман застывал, становясь более упругим и плотным. Казалось, он превращался в тугой кокон, из которого не вырвешься. Я испуганно дёрнулась, отбиваясь от цепких объятий. Бесполезно. Хотелось кричать, биться от ужаса, но этим я бы всего лишь ускорила собственные мучения. Серая плёнка медленно опутала руки, убивая неяркое мерцание, потом пришёл черёд плеч и шеи. Глаза сами собой закрылись: какая мука - не видеть, но чувствовать происходящее! Скоро мне доведётся ступить на Грань, разделяющую богов и людей. Интересно, какая она? Почему-то не было страшно, на душу снизошло необъяснимое спокойствие.
  Прежде, чем туман окончательно отнял воздух, я успела сделать последний вдох. Голова кружилась, тело казалось лёгким и невесомым. Сознание провалилось в бездонную чёрную пропасть - я умерла.
  
  Я проснулась от собственного крика и не сразу поняла, где нахожусь. Свечи рядом с кроватью давно потухли, над головой нависала низкая крыша. Сквозь приоткрытую дверь сияло солнце - утро вступало в свои права. Я села на кровати и только тогда вспомнила события прошедшего дня: чердак, ритуал, сон-воспоминание, правда о Райне.
  Сомнений быть не могло: оказавшись в тумане, ведьма погибла, а через пять лет кто-то вселил меня в её тело, не тронутое разложением и тленом. Кто-то достаточно могущественный, чтобы перетащить меня из одного мира в другой - это наверняка была одна и та же сущность. Но зачем я могла здесь понадобиться?
  Зато теперь я хоть что-то знала о новой себе, знала, почему этот мир принял меня не как незваную гостью, а как блудную дочь, любимую и оттого долгожданную. Сон прояснил не так уж и много: особую значимость браслетов, момент исчезновения Райны и знание о том, что тёмный туман смертельно опасен. Были и совсем мелкие детали вроде внутренних самоназваний, принятых у ведунов. Так, например, учеников величали ведарами, а учениц ведами, после получения браслетов их статус повышался до ведунов и ведьм соответственно. К сожалению, во время церемонии ведьма не стала задумываться о простых и понятных вещах вроде названия мира, собственного прошлого и местной системы магии. А жаль - это бы мне очень пригодилось.
  Я встала с кровати и принялась осматривать место моего обитания. Здесь было две двери (люк в полу вёл в дом, а к распахнутой двери можно было добраться со двора по приставленной лестнице), а в жилом углу, свободном от всякого хлама, находился шкаф, стол со стулом и зеркало, висящее на стене. Проснувшаяся память вяло проинформировала, что Райна всегда жила на этом чердаке, лестница - незаменимый помощник при незаметном возвращении домой, а за шкафом находится дыра, в которой когда-то был спрятан дневник. Как оказалось, любопытство сгубило не только кошку: усмотрев в упомянутом дневнике панацею от всех бед, я метнулась к шкафу. Тяжёлый, зараза! Кое-как отодвинув эту махину - в образовавшуюся щель едва можно было просунуть руку - я попыталась нащупать тайник. Дырка нашлась чуть выше уровня пола, спрятанная книга выпала сразу же, стоило лишь задеть её кончиком пальца.
  Отлично, приступим! Дневник открылся подозрительно легко: я помнила, как чаровала его от чужих глаз и посторонних рук - только хозяйка могла распоряжаться им. Теперь бумажные листы были смяты, часть и вовсе отсутствовала, на обложке темнело уродливое выжженное пятно. Заглянув внутрь, я ахнула: все записи исчезли, а страницы пестрели непонятными значками. Кто-то пытался вскрыть книгу, и в конечном счёте ему это удалось. Подлый варвар убил многолетний труд, но не зря же Райна удостоилась чести стать ведьмой - досталось не только дневнику.
  Ну что, поганец, пришла пора платить по долгам! Не выпуская из рук искалеченной книги, я кинулась в дом. Рывком открыла люк, спрыгнула вниз, проигнорировав специально приготовленную лестницу, и возникла в общей комнате словно гневная фурия. Там царила мирная утренняя обстановка, когда ученики ещё не успели получить от наставника свою порцию указаний, а потому благостно пили чай. Тобар, всем видом изображавший из себя крутого парня, солировал. Простодушная Найра, открыв рот, слушала его россказни, не забывая время от времени подливать в кружки душистый напиток. Маленький Исин, стоя на цыпочках возле стола, попытался незаметно стянуть сдобную плюшку, но попался на глаза блондину и стыдливо положил лакомство на место.
  Гостей тут явно не ждали: при виде меня Тобар скорчил презрительную гримасу, а Найра растерянно улыбнулась. Я выглядела хм... экзотично - волосы растрёпаны, губы плотно сжаты, на лице застыла злобная гримаса. Неудивительно, что малыш Исин испуганно спрятался за Найру. Впрочем, энэри Райну никогда не смущали подобные вещи.
  Я метнулась вперёд и с размаху стукнула книгой о стол, подобной громкости голоса могла бы позавидовать не одна оперная певица:
  - Кто это сделал?! Какой гений додумался до такой подлости?
  Тайник мог найти только живущий в этом доме. Ни один посторонний, находясь в здравом уме, не рискнул бы пробраться на чердак к ведуну. Я смерила взглядом затихшую компанию: младший ученик появился в избушке уже после моего исчезновения и не мог знать о существовании дневника, Найра никогда бы не стала трогать чужое (она всегда была спокойной и послушной, эта девочка, даже наставник при всей своей суровости старался не обижать её), а Тобар... Даже сейчас от парня веяло высокомерием и самовлюблённостью. Мы никогда не были особенно дружны: он мечтал о браслетах, о внимании наставника, о славе и почестях, а в конечном итоге всё это досталось мне. Да, вполне в его духе - попытаться силой влезть в чужую душу, а в случае неудачи выместить злобу на ни в чём неповинном предмете.
  - Простите, энэри Райна, - робкая веда привычно взяла на себя обязанности миротворца. - Что-то случилось с вашей книгой?
  Ответа не потребовалось: несчастный дневник разваливался на глазах, теряя листы и оставаясь на столе кусочками обложки. Я промолчала, постепенно приходя в себя, начиная стыдиться необдуманной выходки. Что мне стоило не подавать виду? Теперь поганец-ведар знал, что я обо всём догадалась. Тем сложнее будет доказать его вину - наставник не любил склок между подопечными, в случае ссоры обычно огребали обе стороны. Чтобы убедить энэра Грегора в проступке белобрысого сопляка, мне нужно будет предъявить весомые доказательства. Эх, если бы я имела доступ к магии! Но на нет и суда нет. Хотя хорошие идеи никто не отменял.
  - Просто великая и ужасная ведьма сердится, что её не встретили подобающим образом, - не понимаю, что девушки находят в этом вреднюге? Неужели за смазливой мордашкой так сложно разглядеть истинную змеиную сущность? - Явилась и увидела, что мы прекрасно обходимся без неё.
  - Молчал бы уж, неудачник, - огрызнулась я, пытаясь сдержаться. Получалось не очень. - Небось, все пять лет уговаривал наставника взять тебя на моё место?
  Покрасневшее от злости лицо Тобара служило лучшим доказательством правоты сказанных слов. Я почувствовала, как настроение подскочило вверх: найди в обороне врага слабое место и рази без промаха - отличный совет для начинающих мстительниц.
  - Ах ты...
  - Хватит, вы оба! - ведун подоспел как раз вовремя. Чувствовалось, ещё немного, и принцип 'девочек не бьют' перестал бы быть актуальным - блондин уже порывался встать из-за стола и показать, кто здесь хозяин. - Тобар - дрова, Найра - дом, Исин - к Руте в деревню. А с тобой, кошка драная, у нас будет особый разговор.
  
  В ожидании наказания время летит незаметно. Я сидела на крыльце и беззаботно болтала ногами. Всё, как в старые добрые времена, даже лучше: под настроение наставник вполне мог наградить провинившихся затрещиной или от души огреть хворостиной. Ныне эта опасность нас миновала. Странно - я нахмурилась, прислушиваясь к собственным ощущениям. Вкусно пахло молодой травой, под крыльцом шебуршились муравьи, краски жизни стали казаться более яркими, живыми. Сейчас вторая сущность уже не казалась чем-то чужеродным, наоборот, обретённые воспоминания органично встроились в картину мира. Окружающий лес не пугал - привычно разглядывал, шелестя листвой, теперь я могла найти путь до Тихих Полян с завязанными глазами - в конце концов, с самого детства здесь живу. Да и незнакомую Райну я начала воспринимать как часть себя: больше не получалось называть её в третьем лице и отстранённо реагировать на это имя.
  Под ближайшим кустом что-то шевельнулось, и я настороженно глянула туда. Зайчик, маленький, серенький и вкусненький. Захотелось есть, из-за истории с дневником я не успела позавтракать и теперь могла бы проглотить и корову. Иди сюда, мой сладкий, или я подойду к тебе. Прочие мысли вылетели из головы, уступив место первобытным инстинктам: если спугнуть ушастого, он помчится влево, подальше от дома. Нужно выгнать его на открытую местность, а ещё лучше не заморачиваться и устроить засаду на дереве. Пришла в себя, балансируя на перилах. Невероятно, но, кажется, я собиралась перемахнуть оттуда прямо на дерево, а потом... При мыслях о 'потом' меня замутило и я в ужасе спрыгнула вниз: я хотела съесть зайца живьём. Господи, что со мной творится?!
  Стоило наставнику выйти на крыльцо, как я, дрожа, бросилась к нему. С лица ведуна мгновенно слетело гневное выражение, едва он увидел меня в подобном состоянии. Попытки прояснить ситуацию ничего не дали: я талантливо изображала из себя немую, боясь признаться в недавнем сумасшествии, энэр Грегор тихо стоял рядом и бросал сочувственные взгляды. Видимо, старик не первый раз имел дело со старой доброй женской истерикой. Наконец, я хлюпнула носом и во всём призналась. Реакция ведуна оказалась совершенно неожиданной: он засмеялся - громко и весело.
  - Всё в порядке, девочка, просто ты начинаешь выздоравливать, - поймав недоумённый взгляд, наставник лишь рукой махнул. - Поймёшь со временем.
  - Вы больше не сердитесь?
  - Просто хочу понять, что вы не поделили с Тобаром. Не отвечай! Ты же знаешь, как я не одобряю ссоры. А вы с первого дня невзлюбили друг друга.
  Я промолчала. Несмотря на долгую жизнь и накопленный опыт, энэр Грегор иногда казался слишком наивным: он до сих пор не понял, как его старший ученик злобен и мелочен.
  - И не смотри на меня так жалобно, я ведь не впервые об этом заговариваю, - старик посмотрел на меня и картинно нахмурил брови. - Говори или не говори, всё едино: у тебя в одно ухо влетело, в другое вылетело. Ладно, пора приступать к занятиям. А то ведьма из тебя получается шибко неубедительная. Вот сотвори что-нибудь.
  - А как? - я долго смотрела на ведуна с открытым ртом, прежде чем осмелилась задать вопрос. - Что для этого нужно сделать?
  - Горе ты моё, - совсем по-отцовски вздохнул наставник. - Дело обстоит сложнее, чем я думал. Начнём с основных понятий. Давным-давно, ещё до начала времён, великий бог Актасси сотворил Грань, дабы разделить мир богов-создателей и их смертных созданий. С тех пор только 'зрящие Грань' способны творить магию или говорить с богами. Мы, м... ведуны, обладаем даром видеть Грань с самого рождения и не нуждаемся в приказах со стороны, зато всегда рады совету. Есть и маги - способностей к колдовству не имеют, но очень хотят ими обладать, поэтому готовы потратить на обучение годы. К примеру, на то, чтобы научиться видеть Грань, у них уходит около трёх лет. Они зубрят заклинания наизусть и таскают с собой толстенные магические книги. Запомни, где один маг, там и все - в каждом крупном городе можно найти отделение гильдии магов, да и на государственной службе они встречаются часто. Жрецы - категория особая...
  - Энэр Грегор, - внезапно перебила я, спонтанная лекция оказалась очень увлекательной, но не полной. - А как выглядят маги?
  - И когда ты научишься вести себя как следует? Если встретишь кого-то в форменном балахоне, с громадной палкой-посохом в руке и гербовым медальоном на шее, знай - это маг. Без посоха - ученик. Без балахона - маг инкогнито (встречаются и такие идиоты, которые верят, что в таком виде их невозможно узнать). И, прежде, чем ты всё-таки спросишь, без медальона маги не ходят. Продолжим.
  - А как маги относятся к нам?
  - Хороший вопрос. Мы за глаза честим их зазнайками и ограниченными существами - эти умники не слишком любят покидать города и зачастую оказываются беспомощны в случае непредвиденной опасности. Они нас - тупыми деревенщинами и непрофессионалами, думают, если у ведунов нет специализации и учебников, то они годны лишь сидеть в глуши да собирать травы. Право слово, наивные рассуждения.
  - А... - договорить мне не дали. Каюсь, я успела позабыть, как наставник нетерпелив и вспыльчив.
  - Хватит заниматься ерундой! Спрашивать начнёшь после того, как я закончу говорить. Итак, жрецы. Магической силой не обладают, получают доступ к Грани с позволения того бога, которому посвящены, он и определяет их полномочия. Всякие там предсказания и благословения нужно спрашивать со жрецов, так обычно и поступает простой народ. Я всех назвал? Так, это тебе знать не нужно - по крайней мере, сейчас. Тогда всё. Вопросы?
  Странное дело: после официального разрешения ведуна задавать вопросы напрочь расхотелось. Я отрицательно качнула головой и приготовилась выслушать ещё одну пространную речь. Надеюсь, в этот раз он поведает о каких-нибудь магических секретах, а то при нынешнем раскладе ведьмы из меня никак не получается. Едва взглянув на физиономию внимательной слушательницы, энэр Грегор улыбнулся в усы и хитро прищурился. Нда, плакали мои надежды о скором возращении способностей.
  - Слушай мою команду, дитя. Передохни: побегай по лесу, загляни в деревню - в конце концов, не маленькая, сама найдёшь, чем заняться. И чтобы до вечера я тебя не видел. Знаешь, когда ты настолько послушна, я начинаю опасаться за свой рассудок и твоё здоровье. Всё, урок окончен.
  Споры были бессмысленны: наставник заранее всё продумал и, похоже, искренне считал, что делает мне одолжение. Или попросту вредничал - такое с ним тоже случалось. Впрочем, сдаваться без боя я не собиралась. Когда старик исчез в ближайших зарослях, я на цыпочках двинулась к двери в дом, надеясь укрыться на чердаке. Грозный окрик из кустов заставил замереть на месте, а захлопнувшаяся перед носом дверь убедила, что лучше последовать приказу, пока ведун не перешёл к карательным мерам.
  - Ну, и пожалуйста. Не больно-то хотелось, - чувствуя спиной внимательный взгляд, я покорно повернулась спиной к избушке и медленно побрела прочь. В деревню, так в деревню. В животе недовольно заурчало, и впервые за целый день я улыбнулась - думаю, матушка Рута будет рада увидеть меня снова.
  
  Вечерело. Дорога заняла совсем немного времени. Всего сутки назад, следуя за Рутой, я чувствовала себя маленьким котёнком, впервые узнавшим, что мир не ограничивается картонной коробкой и миской с молоком. Тогда я тащилась за знахаркой не потому, что она решила отвести меня незнамо куда, а из банального страха оказаться одной. Теперь дело обстояло иначе. Тропинка легко ложилась под ноги, на этот раз обошлось без сюрпризов в виде поваленных деревьев и потерянной дороги.
  Вскоре я вышла к Тихим Полянам. Деревенька встретила меня собачьим лаем да озорными мордашками детей, игравших в догонялки. Миновать открытые настежь ворота, пройти до ближайшего дома, затем повернуть направо - маленький домик Руты находился недалеко.
  - Энэри ведьма, вы теперь насовсем вернулись? - группа маленьких негодников следовала за мной на почтительном состоянии, пока самый смелый из них не решился задать вопрос.
  - Сама не знаю, - задумчиво ответила я, не сбавляя ходу. - Но рассчитываю это выяснить.
  Дети перестали стесняться и подошли ближе, со всех сторон слышалось: 'А мы скучали', 'Тобар ходил такой важный, что противно', 'У меня сестрёнка родилась, Эрной назвали', 'Исин уже год здесь живёт, мы играем, когда энэр ведун его отпускает', 'Пока тебя не было, Пушистик совсем вырос'. Со мной делились детскими радостями и печалями, последними новостями и интересными сплетнями - жизнью, прошедшей мимо.
  Так, за разговорами, мы подошли к дому с зелёным крылечком, где меня уже ждали. Посреди маленького палисадника стояла знахарка, руки в боки, из кармашка передника торчат веточки мяты.
  - Таак, а я-то думала, куда подевалась моя Райна. Отстаньте от девочки, обормоты, - надо сказать, приказной тон у знахарки получается не хуже, чем у наставника. Детишек как ветром сдуло. - Проходи, милая, я как раз чайник поставила.
  Меня ласково взяли за локоток и повели в уютную кухоньку, заполненную запахом трав и свежего мёда. Круглый стол, плетёные стулья, деревянные шкафчики, разрисованные кем-то из местных умельцев - всё это было родным и до боли знакомым. Пока я глазела по сторонам, Рута не сидела на месте. Словно по волшебству на столе появились блюдечко мёда и корзинка с булочками, а пузатый заварник, где томился чай с мятой, был придвинут чуть ближе. Закончив хлопотать, знахарка опустилась на край стула и ласково обняла меня.
  - Ну, рассказывай, что стряслось.
  - Ничего страшного, всё в порядке, - никогда не умела лгать тем, кто хорошо меня знает. - Я вспомнила Поляны, наставника и младших учеников, обряд, после которого я не вернулась, и... всё. Боги, да я даже не могу сотворить простейшее заклятье! Чувствую себя полным ничтожеством.
  - А ещё Тобар, - понимающе протянула женщина. Блин, неужели меня так легко раскусить? - Эти пять лет он пытался занять твоё место и, конечно, никак не может смириться с этим.
  - Угу, - слушая рассуждения собеседницы, я успела добраться до булочек и никак не могла заставить себя от них оторваться. А уж обнаружив под булочками печенье, я была окончательно потеряна для общества - впрочем, Рута как раз принялась разливать чай, поэтому не обратила особого внимания на моё поведение. - Расскажи про меня. Или хотя бы про страну, в которой мы находимся.
  - Но Грегор сказал... А, ладно, только ему ни слова, - я энергично закивала и приготовилась слушать. - Ты ведь помнишь, что ведуны берут учеников с 7-10 лет? Как раз в этом возрасте дети, обладающие даром, начинают его исследовать и привлекать к себе внимание. Ведун, который живёт ближе всех, и становится наставником. С тобой было совсем не так: твоя мать ненадолго остановилась в Тихих Полянах, собираясь двигаться дальше, но заболела и... Если бы поблизости оказался жрец... Она... Тебе было пять, когда это случилось. Сначала ты жила у меня, а потом оказалось, что Актасси наградил тебя своим благословением, ведовской силой. Ты отлучалась из этих мест всего два раза: когда Грегор водил своих учеников на совет ведунов и пять лет назад.
  - Я этого не помню, - от нахлынувших чувств хотелось плакать, но глаза как назло оставались сухими.
  - Ты и не должна этого помнить, девочка, - Рута ласково погладила меня по голове. - Ты была ещё так мала. Ребёнок в пятилетнем возрасте не отличается хорошей памятью, о матери ты знала только по моим рассказам.
  Вот тогда я и разрыдалась: Райна давно лишилась мамы, а Рая Колондаева прошла через это несколько дней назад и никак не могла поверить в случившееся. В самую первую ночь, пока я сидела на дереве, всё время щипала себя за руку - надеялась вырваться из реалистичного кошмара. Не получилось. Знахарка обнимала меня и шептала на ухо что-то успокаивающее, пока я оплакивала потерянную жизнь. Маленькая девочка, затерявшаяся во времени, я была слишком слаба для подобных испытаний. Наконец, поток слёз иссяк. Женщина налила в стакан бледно-зелёную жидкость их глиняного чайничка и протянула его мне. По запаху напиток смутно напоминал корвалол - судя по всему, это было местное успокоительное.
  Когда я перестала хлюпать носом, Рута подложила в опустевшую корзинку плюшек и мастерски перевела разговор на другую тему. О природе, о погоде, о травах - мало ли, о чём ещё можно поговорить. Я благодарно кивнула и попросила налить чаю. Заключив своеобразное молчаливое соглашение, мы больше не возвращались к теме, больно ранящей сердце. Мы заговорили о насущном.
  - Рута, ты не замечала в поведении Тобара ничего странного? Может, он обращался к тебе за лечением или просил совета?
  - Зачем тебе это знать, милая? Знахари хранят в тайне хвори своих пациентов, если это, конечно, не сломанная рука или стрела в плече - такое не скроешь.
  - Но это важно, очень важно. Я хмм... подозреваю, что он совершил кое-что нехорошее, пока я отсутствовала.
  - Вон что ты удумала. Значит, тебе нужны доказательства?
  - И чем скорее, тем лучше. Поможешь?
  - Я клятву давала: не навреди больному плохим лечением и рассказом о его недугах. Ты знаешь, что бывает с нарушителями клятв? Ничего хорошего - Ареллет, хранительница правды, не терпит лжецов и сурово карает их. Извини, моя хорошая, но здесь я тебе не помощница.
  - Ну, я хотя бы попыталась, - я пожала плечами и усмехнулась: теперь придётся выпутываться самой.
  - Вот незадача, - всплеснула руками знахарка, собиравшаяся в очередной раз наполнить кружки душистым чаем. - Райнушка, сходи в мою комнату, принеси мешочек со стола.
  Прямо по коридору, первая дверь направо - спальня Руты почти не отличалась от гостевой комнаты, в которой спала я. Разве что стол был другим, более массивным, с тремя ящиками под столешницей. Подойдя ближе, я внимательно огляделась: мешочка нигде не было - зато верхний из ящиков был выдвинут наполовину. В который раз за день кляня себя за излишнее любопытство, я присела на стул и заглянула в глубины стола. В ящике лежали книги, самая верхняя в тёмном переплёте выделялась из остальных толщиной и общей потрёпанностью. Я аккуратно положила находку на колени и с замиранием сердца перелистнула первую страницу. Мелкий убористый почерк, ни одной пропущенной мелочи - имя, дата, диагноз, назначенное лечение и состояние пациента после оказания помощи. Вот это находка, как раз то, что нужно! Воровато оглянувшись, я принялась читать книгу с последней записи. Не то, не то; надо же, у Исина недавно выпал последний молочный зуб, снова не то, а вот это может пригодиться.
  'Месяц назад. Приходил Тобар, спрашивал, как лечить ожоги на руках, упомянул о возникновении пузырей. На расспросы не отвечал, сказал только, что помощь требуется не ему. Выданы повязки, пропитанные зельем 21, измельчённые травы для отвара. Попытаться узнать, что случилось'.
  Отлично, чары 'горячего пара' сработали, как нужно - вот я тебя и поймала, белобрысый. Помимо прочего, пар замедляет заживление ран, поэтому я надеялась, что пузыри ещё не успели смениться новой кожей. Месяц - срок долгий, и мне совсем не хотелось, чтобы единственная улика была утрачена из-за того, что я появилась так поздно. Возвратив книгу на законное место, я поспешила на кухню.
  - Не нашла? - сочувственно спросила Рута, выныривая из-за дверцы шкафа. - Это я виновата, совсем старая стала - положила мешочек на полку и забыла о нём. Смотри, вон он лежит.
  - Мне, пожалуй, пора, - из знахарки получился бы отличный дипломат, выполнить щекотливую просьбу, не нарушив клятвы - уметь надо. Прощаясь, я обняла старую женщину и от всей души поцеловала её. - Огромное спасибо, матушка Рута! И за чай с булочками и за всё остальное.
  
  До избушки я добралась в рекордно короткие сроки: бежала всю дорогу и лишь в конце пути сделала остановку - по правде говоря, просто рухнула наземь от боли в боку - и долго пыталась прийти в себя. Высокая трава смягчила удар, избавив от нескольких нежеланных синяков. Я провожала задумчивым взглядом медленно плывущие облака, хотелось сомкнуть веки и больше не думать о неприятностях и гадких блондинах.
  Интересно, скольких богов чтят в этом мире? Рута часто упоминала Вадому-заступницу, наставник рассказал про Актасси - покровителя магических сил, а вот теперь появилась Ареллет. Наверняка, и местные расы могут похвастаться многообразием. Кого можно встретить в этом мире, банальных эльфов с гномами или кого-нибудь поэкзотичнее? Поживём - увидим.
  Дома было весело: Найра с Исином играли в ладушки, сидя на крыльце, детский смех звенел серебряным колокольчиком. Позади избушки кипела работа - наставник ругал Тобара за леность.
  - Это что ещё такое? - громкий голос ведуна далеко разносился над поляной. - Ты как руки держишь? Выше, выше поднимай - ты же не девица, платье не порвёшь. А в такой стойке у тебя выйдет не ледяная стрела, а водный плевок.
  - Нет такого заклинания.
  - Теперь будет. Ох, и обрадуется твой противник, когда вместо сильного удара получит тёплый дождичек в лицо. Заодно и умоется. Я кому сказал, руки поднять?!
  - Они уже час там грызутся, - устало вздохнула Найра, приветствуя меня кивком. - Небось, всех зайцев распугали своими воплями.
  - А давно Тобар руки бережёт? - я уселась по другую сторону от Исина, мальчик доверчиво положил голову мне на плечо. - Может, заболел?
  - Не знаю, но к боевым заклятьям он месяц не подходил, это сегодня энэр Грегор решил о них вспомнить.
  - Ясно, - хорошее охранное заклинание получилось, качественное, дневник сполна отомстил чужим рукам, беззастенчиво пытавшимся проникнуть в его тайну. Теперь я не сомневалась: поганец несомненно получит по заслугам. Надо только придумать, как заставить его снять рубашку и показать ожоги всем заинтересованным лицам.
  Крики за домом смолкли, над поляной повисла подозрительная тишина.
  - Давайте посмотрим, что там стряслось? - малыш любопытно поднял голову, прислушиваясь.
  - Не вздумай, - Найра приложила палец к губам, испуганно огляделась. - Иначе энэр Грегор станет ругать и тебя.
  - Ага, за сбитую концентрацию и нечаянное вредительство, - лениво подтвердила я, облокотившись на перила. Сейчас меня занимал только один вопрос - может, стоит невзначай облить Тобара супом?
  Вскоре мы услышали тихие шаги, из-за угла показались молчаливый наставник и белобрысый, похожий на побитую собаку. Увидев меня, он выпрямился и попытался принять величественный вид, я ответила лучезарной улыбкой.
  - Как дела, Тобар? Растёшь над собой, движешься к великой славе? - предчувствие скорой победы заставило меня показать коготки.
  - Уж получше, чем у тебя, неумеха! Как может называться ведьмой та, кто не в силах сотворить простейшее заклинание? - вот так-так, наш мальчик-зайчик тоже умеет кусаться.
  - Молчать! - энэр Грегор одним словом оборвал начавшуюся было словесную дуэль, и Найра облегчённо вздохнула, поняв, что драки не будет. - Время ужина.
  Как ни странно, на ужин у нас и вправду был суп. Наставник сел во главе стола, посадив меня по правую руку, по левую руку от него восседал Тобар, обиженно надувший губы. Исин плюхнулся рядом со мной и теперь хитро косился на блюдо с хлебом, Найра разливала по тарелкам горячий, вкусно пахнущий бульон.
  'Упади, пожалуйста, споткнись, - мысленно взмолилась я, когда девушка поравнялась с Тобаром, но ничего не произошло. - Белобрысый прав - какая из меня ведьма?'
  Комната наполнилась стуком ложек, ели быстро, не отвлекаясь на разговоры и переглядывания. Мой личный враг первым опустошил свою тарелку и с позволения ведуна попросил добавки. Пока Найра тащила кастрюльку к нему, я от нечего делать принялась разглядывать пол под ногами. А что, если представить, как угол половика медленно заворачивается? Заворачивается, заворачивается - словно повинуясь мысленному приказу, один из углов чуть приподнялся и пополз навстречу приближавшейся девушке. С ума сойти, неужели я это сделала?!
  Исин испуганно вскрикнул, когда Найра запнулась о край половика и вылила уже остывший суп на спину Тобару. Вокруг творилось что-то несусветное: девушка тряслась как осиновый лист, я лишь усилием воли заставляла себя остаться на месте, а белобрысый спешно стягивал рубашку с покрасневших плеч.
  - О, Вадома! - воскликнула испуганная ученица, когда увидела на внутренней стороне рук страдальца пузыри ожогов. - Что это?
  Наставник осмотрел рубашку парня - мокрой была только спина - и нехорошо оглядел всех присутствующих.
  - Это моё, - я встала, чувствуя, как начинают дрожать колени. Лелея мысли о мести, я совсем позабыла о страданиях, неизбежном её итоге. Пусть поганец и обладает мерзким характером, всё равно он не заслужил такой участи. - Горячий пар - защитные чары на дневник, я их сто лет назад накладывала. А после возвращения обнаружила, что кто-то их активировал.
  - Отмахивался от пара? - ведун сурово посмотрел на Тобара, потупившего взгляд. - Идиот! И конечно, ничего никому не сказал. Найра, к Руте его, сейчас же.
  - Я спать, - понятливо отозвался Исин, а потом скрылся в глубине дома. Девушка торопливо кивнула и вывела пострадавшего на улицу.
  Энэр Грегор устало откинулся на спинку стула, прикрыл глаза:
  - Садись, чего встала? Думаешь, ругать буду? Нет, он сам виноват, сам и ответ держать будет. Но и тебе несладко придётся: я же тебя с самого детства знаю - потом станешь казниться, ругать себя за боль, причинённую другому. Не нужно.
  - Ему помогут? - повинуясь приказу, я плюхнулась обратно. Ноги не держали - так было стыдно. - Я не ожидала, что последствия будут настолько мучительны. Я не думала, что кто-то полезет в потрёпанную книжку, ценную лишь для меня одной.
  - Рута - лучший знахарь из всех, кого я встречал, да и Тобар тоже не лыком шит, выкарабкается. Это научит его думать, прежде чем что-то сделать. Не трать свою душу на тех, кто этого не стоит.
  - Что мне делать, наставник? Кажется, я не смогу взглянуть в глаза Руте или Найре после того, что я натворила.
  - Сможешь, куда денешься, только не скоро, - старый ведун встал из-за стола и подошёл ко мне. - Собирайся, дитя, завтра мы уходим. Нас вызывает Триумвират.
  
  Глава 4
  
  Ночь накрыла землю тёмным покрывалом, огоньки звёзд лукаво сверкали на небосклоне, а молодой месяц освещал дорогу заблудившимся путникам. Но мне было не до любования природой: около часа назад из деревни вернулась Найра, вернулась в полном одиночестве - видимо, раны Тобара оказались ещё серьёзней, чем я думала. И всё из-за неправильно наложенных чар. Я начала вести записи в 10 лет, когда наставник подарил мне толстую книгу с маленьким пятнышком на задней стороне обложки. Постепенно пустые страницы обретали жизнь: их заполняли размышлениями, воспоминаниями и милой девичьему сердцу ерундой. С тех пор прошло немало времени, я успела умереть и воскреснуть, но дневник по-прежнему был мне дорог. Он стал первым зачарованным мной предметом, я использовала единственное заклинание, которое выучила к тому времени. А теперь он мёртв.
  Горло сдавило от невыплаканных слёз, сами собой родились простые слова:
  - Вадома-создательница, Актасси-даритель и Ареллет, мать детей своих, да услышат меня. Вот лежит передо мной тот, что помнил, да тот, что знал. Хранитель памяти и слов, целый мир в жёсткой обложке, чужими руками разрушенный. Помнят руки, как создавали его, помнит сердце, как любило его, помнит душа, как дарили его. Верит ведьма, что мольбу её примет Грань да исполнит мир. Верит Райна, что вернётся дар, вспомнит минувшее и станет собой. Что кричит ведьма, то услышит Грань и исполнит утро.
  Я покачнулась и села на кровать, навалившаяся усталость мешала вспомнить недавно произнесённые слова. Ужасно хотелось спать. Странно, что это на меня нашло? Напоследок проведя пальцами по корешку дневника, положила его на пол и нырнула под одеяло, такое мягкое, такое желанное. Спааать - до утра.
  Я закрыла глаза и провалилась в сон, не заметив, как истерзанная обложка потемнела, принимая на себя силу наговора.
  
  Утро наступило слишком быстро. Казалось, я только пристроила голову на подушке, как яркие лучики солнца принялись скакать по лицу. Делать нечего, пришлось отмахнуться от этих негодников и осознать, что заснуть уже не удастся. Недовольно поморщившись, я спустила ноги на пол и побрела в дальний угол: наставник обещал долгую дорогу, поэтому стоило поторопиться со сборами. Как-то раз, помнится, ученики не успели уложить вещи, и ведун, не слушая никаких объяснений, поволок нас в поход без них. Честно признаюсь, этот опыт не из той области жизни, которую хотелось бы повторить.
  На самом верху свежесозданного завала - о, как этот милый сердцу бардак напомнил мою комнату на Земле! - я обнаружила сумку, не первый год катавшуюся со мной на игры. Закружившись в водовороте местной жизни, я совсем позабыла о ней. Беглый осмотр показал, что кто-то, скорее всего Рута, уже успел там покопаться. Во-первых, еда в тряпице исчезла: слава всем местным богам, меня спасли от возможного источника плесени. Во-вторых, пять гранёных флаконов были пронумерованы, а внутри чаши я обнаружила свёрнутый в трубочку список.
  Знакомый убористый почерк лаконично сообщал:
  Условные обозначения:
  номер 1 - зелье 21 (пропитать повязку при ранениях средней тяжести);
  номер 2 - зелье 07 (смазывать кожу при поверхностных повреждениях);
  номер 3 - успокоительная настойка (малая доза успокаивает, большая погружает в сон); номер 4 - метательная смесь (при повреждении флакон взрывается);
  номер 5 - смесь для отвода глаз (если капнуть несколько капель на запястья, окружающие перестают тебя замечать. Внимание: быстро испаряется!).
  Спасибо, матушка, я это учту!
  Зато странная чаша и закупоренный кувшин остались нетронутыми - то ли они не нуждались в пояснениях, то ли Рута и сама не знала, что с ними можно делать. Я оставила сумку в покое и отправилась исследовать шкаф, там нашлась куча одежды и обувь. Вскоре вещи были собраны: на дне сумки разместилась чаша, внутри были спрятаны завёрнутые в ткань флаконы, одним из платьев я обмотала кувшин, а ещё несколько утрамбовала сверху. Две пары обуви помогли достойно завершить квест.
  Вернувшись на кровать, я заскучала. В доме царила тишина, все ещё спали - делать было нечего. Прогуляться, что ли? Запахи леса, доносящиеся через приоткрытую дверь, звали на улицу, пробуждали любопытство.
  Стук за спиной застал меня у самой лестницы. Крышка люка в полу со скрипом приподнялась, пропуская на чердак Исина. Мальчишка лукаво усмехнулся и громко шепнул куда-то вниз:
  - Эй, а она не спит! Мы вовремя.
  - Ты бы ещё громче крикнул, - рядом с младшим появилась невыспавшаяся Найра. Босоногая, простоволосая, она казалась совсем девочкой и ничуть не походила на идеальную ученицу ведуна, которой всегда хотела быть. - Доброе утро, Райна.
  - Доброе, - я с возрастающим изумлением следила, как эти двое перешёптываются с заговорщическим видом, плотно закрывают люк и, наконец, устраиваются на моей кровати как на своей собственной. - Что вы здесь делаете?
  - Вообще-то сейчас мы мирно спим в своих постелях, как приказывал энэр ведун, - паренёк состроил суровую рожицу, но тут же расплылся в улыбке. - Только не говори, будто никогда так не поступала.
  - А ты как думаешь? - вспомнив ночные прогулки по лесу и небрежно свёрнутый валик из одеяла, призванный изображать спящее тело, я не смогла промолчать. Ох, и ругался наставник, когда поймал меня на поляне около дома...
  - Знаешь, Тобар пострадал не так уж сильно, через пару недель будет как новенький, даже шрамов не останется. Полянские красотки в очередь становиться будут, лишь бы поправить больному повязку, - веда хихикнула в ладошку, но, взглянув на меня, посерьёзнела и приосанилась. - Так что не смей его жалеть, этому поганцу давно следовало преподать урок. Как всё-таки хорошо, что ты вернулась!
  - Мы хотели пожелать тебе доброго пути, - чуть смущённо пробормотал Исин, буравя взглядом ни в чём не повинный пол. - Энэр Грегор не любит долгих прощаний, поэтому мы решили прийти утром, чтобы нам никто не помешал. Не пропадай больше, ладно?
  - Я постараюсь, - странное дело: простые безыскусные слова новых знакомых едва не заставили меня разрыдаться. В них было столько искренности и душевной теплоты, что я не утерпела - вклинилась между заговорщиками и крепко обняла их обоих.
  Найра задумчиво почесала меня за ухом, в ответ я блаженно зажмурилась и наклонилась к ласкающей руке как можно ближе. Как приятно, мррр! Из блаженного состояния меня вырвали низкие раскатистые звуки, доносившиеся откуда-то поблизости. Пришлось открыть глаза и осмотреться. И только тогда я поняла, что меня насторожило: эти странные звуки издавала я - я мурлыкала.
  На чердаке воцарилась тишина. К счастью, никто не обратил внимания на возникшую заминку. Мысли Найры витали где-то далеко, девушка просто сидела на краешке кровати и смотрела мимо меня, а непоседа Исин развлекался, ковыряя одну из свечей, оставшуюся со времени проведения ритуала.
  'Интересно, куда делись камушек и клочок шерсти, - меланхолично подумала я, наблюдая за сорванцом. - Может, наставник вытащил их из-под подушки, пока я спала?'
  Оставив в покое несчастный комочек воска, мальчишка заинтересовался одним из предметов на полу и присел на корточки, чтобы рассмотреть его поближе. Нахмурился, зашелестел листами бумаги и, наконец, вскочил на ноги.
  - Райна, это не твоё? - паренёк протянул мне нечаянную находку, книгу в твёрдом кожаном переплёте. - Я его уже где-то видел.
  - Да это же мой дневник! - странное дело, некогда потрёпанная обложка выглядела совсем новой. Если бы не приметное пятнышко на задней стороне переплёта, я бы ни за что не поверила в происходящее. Тут же вспомнились события прошлого вечера, произнесённые слова и внезапно накатившаяся усталость. - Ребята, я... Кажется, ко мне начали возвращаться ведовские способности.
  - Вот здорово! - от избытка чувств Исин прыгнул на кровать, едва не сбив меня на пол. Под тяжестью тела матрац прогнулся, внутри раздался отчётливый хруст. - А у тебя кровать прочная? Стоило на ней немного вздремнуть, как она уже начинает разваливаться.
  - Не возвращаться, а пробуждаться, - Найра отреагировала на новость более сдержанно, но глаза её сияли от радости. Наградив ведара гулким подзатыльником, девушка обернулась ко мне. - Дар исчезает только после смерти носителя, в иных случаях он просто засыпает до лучших времён. А теперь расскажи, почему ты решила, что снова можешь распоряжаться силами Грани.
  Что я могла ей поведать? Наскоро вспомнив ночной монолог, сбивчиво попыталась передать собственные слова, но запнулась на середине. Происходящее здорово напоминало ответ на экзамене: я - студент, который не учил, но забыл, пытаюсь что-то рассказать тому, кто по-настоящему разбирается в теме разговора. Да, за такое выступление мне больше 'тройки' бы не поставили. Впрочем, веда оказалась снисходительным преподавателем. Выслушав невразумительное блеяние, она лишь улыбнулась и взялась за разъяснения.
  - Ты права, дар проснулся. Это был наговор - древние ритуальные фразы, доступные только нам, ведунам и ведьмам. Не самое удачное знакомство с магией, должна заметить: действие наговора растянуто во времени, эффект виден далеко не сразу да и энергией Грани нельзя пользоваться, только собственным резервом. Поэтому после его произнесения тебя потянуло в сон, ещё, небось, и голова заболела.
  - У меня тоже так в первый раз было, - тряхнул головой неугомонный Исин и едва не схлопотал второй подзатыльник. - А ты все условия соблюдала? Сначала нужно обратиться к богам, Грани и миру, потом упомянуть о времени исполнения наговора и не забыть сказать о себе, жалкой и ничтожной ведьме.
  - Замолчишь ты когда-нибудь или нет?! - Найра в очередной раз погрозила мальчишке кулаком, тот метнулся в захламленный угол и исчез из поля зрения. - На самом деле, Ри, тебе очень повезло. Ты столько всего намешала - изменение материи, завязанное на изменении времени, ни к одному из этих направлений у тебя нет врождённой склонности - Грань могла и не исполнить такую просьбу.
  - Постой, что ещё за склонность? Мы же вроде не ограничены в выборе, как маги, - если уж мне начали раскрывать секреты этого мира, следовало узнать как можно больше. Когда ещё представится такая возможность?
  - Конечно, не ограничены, - девушка пожала плечами, но, заметив моё расстроенное лицо, приступила к объяснениям. - Как известно, боги сотворили 7 стихий: четыре первозданные (огонь, вода, воздух и земля), две высшие (жизнь и смерть) и одну созданную (изменение). Так вот, у каждого обладателя дара есть предрасположенность к одной из стихий, кроме изменения, конечно же. У меня это земля, у Тобара вода, а у наставника...
  - Огонь, - что-то внутри меня заставило открыть рот и выплюнуть резкое отрывистое слово.
  - Верно. Поэтому мы предпочитаем обращаться к своей стихии, лучше чувствуем её. Высшие стихии встречаются реже, чем первозданные, они довольно сложны для понимания, поэтому ими мало кто пользуется. Грань своенравна и не позволяет абы кому лезть в высокие материи. Изменение доступно всем, но ученики им почти не занимаются, хотя среди ведунов и ведьм многие проявляют способности к этой магии.
  - Погоди, наставник говорил, что мы не пользуемся заклинаниями. А как же тогда научиться колдовать?
  - Нужно просто обратиться к частичке Грани внутри себя, и она подскажет, что нужно делать. Не пытайся понять, доверься чувствам - и всё получится. Каждому из нас Грань диктует своё, поэтому мой опыт ничем не сможет помочь тебе, напротив, это даже может навредить, - стоило мне едва открыть рот, как Найра поспешила ответить на незаданный вопрос. - Ты сама всё почувствуешь, когда придёт время.
  - Ладно. Спасибо, - никогда не пытайтесь спорить со столь категоричными убеждениями, только потеряете время и заполучите новую головную боль. Я сделала вид, будто что-то поняла и пару раз кивнула. Просто так, для очистки совести.
  Всё-таки у магов этого мира есть неоспоримое преимущество: учебники и конспекты, да и в случае чего всегда можно спросить совета у коллег. Лучше бы я грузилась на тот злополучный 'Перекрёсток' магом, а то у этих ведунов всё не по-людски. Сплошное 'поди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что'. И как прикажете с этим разбираться?!
  Невесёлые мысли прервал странный стук, доносившийся из-под пола, словно кто-то внизу звонко колотил палкой, привлекая внимание.
  - Вставай, засоня, пора в путь! Час на сборы, завтрак и прощания, - отвратительно бодрый голос наставника легко преодолел деревянные перекрытия и теперь победно звучал во всех уголках чердака. - И даже не думай опаздывать.
  Подмигнув ученикам, я схватила сумку и метнулась к люку, ведущему вниз. Сердить грозного ведуна не хотелось, ради этого стоило поторопиться.
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"