Кунин Алексей: другие произведения.

Борфимо (главы 7-12)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 7

   - Потом обзвонишь вот этих людей, по списку. Представляйся подругой Сысоевой, выдумай что-нибудь, как ты умеешь. Расспроси, когда они видели её в последний раз, не собиралась ли куда-нибудь на выходных. Особое внимание - этим, выделенным красным. Затем...эй, ты тут?
   - Да тут я, тут, - отмахнулась Милена от Матвея, допивая кофе. - Если я смотрю новости, это не значит, что не слушаю. Хочешь, повторю всё, что ты сказал?
   - Ладно, - Матвей выложил листы ей на стол, туда же положил флэш-память Nikon`а. - Вот, распечатаешь фотографии и разложишь по папкам.
   - Это то, что я думаю? - уставилась девушка на флэшку.
   - Займись делом, - сказал он, - и в том порядке, что я сказал. Ясно?
   - Яволь, герр майор, - козырнула она. О правиле "непокрытой головы" он решил ей не рассказывать.
   Матвей вернулся в кабинет, сел за стол и вернулся к монитору компьютера. Последние несколько часов он провёл за изучением фотографий дела, готовясь к скорой встрече с экспертом, прервавшись только, чтобы сделать несколько звонков по делу Сысоевой. Он проверил почту и увидел два письма во "входящих". В одном оказалась детализация звонков пропавшей девушки за последние четыре дня - постарался знакомый Матвея из Центра информационных технологий ГУВД Москвы. В другом - привет от бывшей сердечной привязанности, миловидной шатенки с манящими ярко-зелёными глазами. Она работала в Бюро регистрации несчастных случаев городского управления и сейчас на экране перед Матвеем развернулся список всех неопознанных тел, обнаруженных за последние трое суток. Слава богу, молодых девушек среди скупых строчек сводки не обнаружилось, так что можно было рассчитывать, что ничего трагического с дочкой Сысоевых пока не случилось.
   Детализацией Матвей решил заняться позже, если чудо-программа Макса не принесёт результата. Закончив с почтой, он вернулся к изучению обширной таблицы, в которую вносил любые мелочи о каждой из девушек, выуженные им из материалов дела. Возраст, рост, вес, цвет волос, знак зодиака, татуировки или пирсинг, социальное положение, семья, друзья, любимый фильм или книга...любая мелочь, которая могла объединить восемь девушек в звенья одной цепи. Признак, по которому убийца отбирал своих жертв. Любой из следователей сводной группы, став свидетелем его изысканий, только бы ухмыльнулся: мол, всё, что можно, уже давно, и не раз, было исследовано под микроскопом и просеяно, как золотоносный песок через бутару7, в поисках драгоценных песчинок.
   Но Матвею ничего не оставалось, кроме как снова и снова перебирать отработанные отвалы, в поисках затерявшегося в них самородка. Если объединяющего элемента нет, если убийца выбирал девушек, словно ведущий в лото, доставая наугад бочонки из барабана, шансы найти его - стремились к нулю. От работы его отвлёк сигнал вызова смартфона. Он взглянул на входящий номер.
   - Привет, Макс. Только не говори, что проспал или у тебя более важное дело появилось.
   - Да вообще-то я уже пять минут у вас под дверью стою. Никто не открывает.
   - Хм, - Матвей посмотрел на стену, примерно там, где в соседнем кабинете располагался стол Милены. - Ладно, погоди минуту.
   Он нажал "отбой", встал из-за стола и вышел в приёмную. Взглянул на дверь с табличкой "WC", из-за которой доносилось нечто, похожее на глухие стоны, задумчиво почесал бровь, прошёл к входной металлической двери и нажал кнопку. С тихим щелчком та открылась, явив Максима Кольцова, одного из немногих друзей, с которыми Матвей не потерял связи со школьных времён.
   - Ну, наконец-то, - буркнул Макс, поправил круглые очки и протиснулся мимо Матвея в помещение. Сейчас, со взлохмаченной причёской и наброшенным на плечи свитером цветов Гриффиндора, он напоминал ему Гарри Поттера, но пару лет назад, когда Максу взбрело в голову постричься налысо и отпустить усики, Матвей вдруг отметил неуловимое сходство друга с Берией.
   - А где твоя прелестная акула? - посмотрел Макс на стол Милены. Во время его редких визитов в агентство девушка и впрямь целеустремленностью, с которой кокетничала с гостем, напоминала упомянутую хищницу. Впрочем, наличие ухажёра, какого-то молодого банкира, не мешало ей флиртовать с любым представителем мужского пола, попадавшего в поле зрения. Ершова от этих экзерсисов спасали возраст и житейский опыт, а Матвея - статус начальника.
   - Вышла куда-то, - пожал Матвей плечами. - Проходи, - кивнул он на открытую дверь в свой кабинет, а сам, обойдя стол, взглянул на монитор. Вздохнул - во весь экран была открыта фотография вскрытия одной из девушек - и щёлкнул мышкой, закрывая картинку.
   - Full HD, мать его.
   - Я честное слово...не хотела...собиралась...а это...
   Он обернулся. Перед ним стояла Милена, с размазанной по лицу косметикой и растрёпанными волосами, путаясь в словах и мыслях. Тени под правым глазом превратились в лилово-черный синяк. На блузке расплывалось водяное пятно.
   - Ну что, по-прежнему хочешь в этом участвовать? - спросил он.
   Девушка запнулась, взглянула на монитор, на Матвея, наконец решительно тряхнула головой.
   - Это с непривычки. Просто не ожидала, что это так...мерзко. Сейчас посижу и всё пройдёт. Пять минут. - Она села в кресло, достала сумочку и начала выкладывать на стол влажные салфетки и косметические мелочи.
   - Ну, смотри сама. Ладно, приводи себя в порядок, потом сделай нам кофе.
   Он вернулся в кабинет. Макс уже по-хозяйски устроился за столом, разместив на нём свой любимый "MacBook", модели которого он менял раз в полгода.
   - Ну, и где пациент? - посмотрел он на Матвея.
   - Пациент? А, да. - Матвей достал из шкафа ноутбук Сысоевой, отдал Максу. Тот сноровисто соединил его кабелем со своим, включил питание. На мониторе высветилась уже знакомая Матвею надпись, требовавшая ввести пароль.
   - Что-нибудь ещё есть? Планшет, смартфон?
   - Вот, - протянул он корейский гаджет.
   - Итак, - Макс защёлкал мышкой, с головокружительной быстротой открывая и закрывая папки и ярлыки, вводя строчки команд в синие окна Linux`а, - какая задача?
   - Найти информацию, где владелец этих аппаратов, - кивнул Матвей на ноутбук и лежавший рядом смартфон, - мог находиться в прошедшие субботу-воскресенье.
   - Тэкс, понятно, - рядом с окошком-паролем открылось еще одно, в котором бесчисленными рядками побежал текст, представлявшийся Матвею сущей абракадаброй. - Думаю, около часа на вскрытие пойдёт, и ещё час - на серфинг. Так что кофе сейчас весьма кстати, - обрадовался Макс, отреагировав на появление Милены с подносом в руках. - Привет, акула журналистики.
   - И тебе не хворать, - вяло отозвалась девушка, сгрузила с подноса чашки и сахарницу и вышла.
   - Чего это с ней? - глянул Макс на Матвея. - Будто ковриком пришибленная. Или умер кто?
   - Не обращай внимания, просто не выспалась, - отмахнулся тот. - И как твой "ТеМакс" работает? Чем от какого-нибудь гугла или яндекса отличается?
   - Во-первых, "ДеМакс", я ведь уже говорил, - оскорбился Макс. - Для более просвещённых - "Демон Максвелла". А чем вот это чудо, - любовно похлопал он по крышке "макинтоша", - отличается от какого-нибудь калькулятора? Решают, в общем-то, одни задачи, но на разных уровнях. Слыхал, может, про метапрограммы? Поисковики, вроде гугла, сканируют и индексируют миллионы интернет-адресов и веб-страниц. А мой "демаксик" может работать сразу с десятками таких поисковиков одновременно, обрабатывая и сортируя уже собранное ими. Но главная его задача - не тупо перебирать тератонны информации, а анализировать, связывать между собой кусочки паззла так, чтобы получить цельную картину предмета исследования. Человек, может, и думать забыл, на какой он сайт заходил месяц назад, или кому писал письмо в прошлом году. Но сеть помнит всё. Это что-то вроде виртуальной дактилоскопии. Всегда остаются следы. Так что остаётся только задать правильные параметры для поиска и ждать результата. Если в любой, самой завалящей щёлочке сети найдётся хотя бы байт интересующей нас информации, то будь уверен - он её найдёт.
   - Впечатляет, - с уважением посмотрел Матвей на ноутбук, словно на какого-то невиданного зверя. - Небось, кучу денег можно выручить за такое?
   - Можно, - согласился Макс. - Но продукт сырой ещё, тестить надо, доводить до ума. Одному сложно. Вот если бы ты не прогуливал в школе информатику...
   - Да-да, - отмахнулся Матвей, - то мы бы с тобой и гугл придумали, и "Фейсбук". Ты мне это уже миллион раз говорил. Ладно, - посмотрел он на часы, - мне тут в одно место съездить надо, часа на два. Надеюсь, к возвращению твой демон чего-нибудь ценного нароет. Если кофе ещё захочешь - Милена в твоём распоряжении.
   - Давай, - кивнул Макс, уже с головой уйдя в работу, с пулемётной скоростью выбивая пальцами одной руки на клавиатуре своеобразную чечётку. Под ладонью второй пряталась мышь, заставляя стрелку-курсор метаться испуганным гепардом по экрану. В цифровом мире Макс, сколько его знал Матвей, всегда чувствовал себя гораздо уютнее, чем в мире реальном. "Двоичный код не предаст", вспомнилось ему одно из любимых выражений друга.
   Матвей забрал сумку, проверил, на месте ли ключи от машины, и вышел из кабинета.
   - Обзвонила весь список, - сообщила ему Милена, оторвавшись от монитора. Судя по восстановленному слою косметики на лице, она уже оправилась от шока, вызванного страшными в своей HD-откровенности фото. - Дозвонилась до большей половины, но ничего интересного, никто ничего не знает. Сейчас распечаткой займусь, а потом ещё раз обзвонить попробую.
   - Ты в порядке? - присел Матвей на угол стола. Присмотрелся к девушке, отметив еле заметную припухлость вокруг глаз.
   - В полном, - Милена посмотрела на начальника с хорошо уже ему знакомым упрямством. "Закусила удила", как говаривал Ершов, сталкиваясь с неуступчивым характером девушки.
   - Ну, ладно, - встал Матвей со стола. - Ты хоть фото на весь экран не открывай. Я на два часа отъеду, Макс - на тебе. Если что, звони.
   Продолжая перебирать в голове уже внесенные в таблицу факты, раздумывая об упущенных мелочах, Матвей вышел из офисного здания, в котором размещалось агентство, и окунулся в тёплый майский день и повседневную городскую суету.
  
   7 деревянное устройство в виде корыта с решётками для промывки золотосодержащих песков
  

Глава 8

   - Добрый день.
   Сегодня старший лейтенант решила отказаться от формы в пользу стильного темно-синего брючного костюма. Через плечо перекинута изящная сумочка из кожи неведомого зверя, волосы собраны в косу, на лице - минимум косметики. Своеобразная попытка совместить моду с армейскими традициями, присущими любой силовой структуре.
   - Извините, что задержался, - пожал пальцы девушки Матвей, - на Бехтерева совсем некстати ДТП8 случилось, прямо передо мной. Пришлось в объезд добираться...
   Он на мгновение запнулся. Луч солнца осветил девушку, в прохладных озёрах серых глаз засверкали янтарно-бирюзовые искорки. Вдруг пришло острое осознание того, что при взгляде на Ольгу ему на миг показалось, что он смотрит в лицо Вероники. Никакого явного сходства между ними не было - разные цвет волос и глаз, чуть более раскосых у Вероники. Разная форма скул - немного шире у Ольги. Разве что безупречная белизна зубов, добавлявших ослепительности улыбке. И всё же что-то неуловимое, витающее то ли вокруг него, то ли внутри, сцепляло двух девушек в единое целое, зажигая знакомый до трепетного страха огонь желания.
   - Ничего, - улыбнулась Ольга, - я сама всего пару минут назад подъехала. Пойдёмте?
   За спиной девушки раскинулся комплекс из нескольких зданий, огорожённых забором и соединённых переходами. Вслед за Ольгой Матвей прошёл в одно из них, над входом в которое висела вывеска - "Бюро судебно-медицинских экспертиз. Административно-лабораторный корпус". На мгновение почувствовал укол сожаления, отметив магическое воздействие на охранников на пропускном пункте красно-корочного удостоверения Серовой.
   Перебрасываясь ничего не значащими фразами - девушка осторожно пыталась разузнать успехи Матвея в изучении материалов дела - они поднялись на лифте на четвертый этаж и зашагали по длинным коридорам между рядами окон и дверей. То и дело приходилось уступать дорогу встречным деловитым женщинам и мужчинам в белых халатах, спешащим по своим делам.
   Матвей, вышагивая рядом с Ольгой, время от времени кидая на неё взгляды, чтобы убедиться в новом чувстве, вдруг обнаруженном в кладовой, казалось, надёжно запертой на семь засовов, продолжал попытки самоанализа. Было ли это действительно неожиданно вспыхнувшим желанием обладать женщиной? Или первичным было желание ощутить такое чувство именно к Ольге? Идея желания и непосредственно вожделение. Сущность и качество, если верить Аристотелю. Форма и материал. Пока Матвей не пожелал желать, его тяга к Ольге была лишь призрачной формой. Сейчас же, наполняясь конкретными ощущениями, запахами и мыслями, форма материализовалась, превращая призрачное в конкретное, представления в реальность.
   - Матвей Алексеевич, вы куда? - он очнулся от раздумий и увидел, что обогнал девушку, остановившуюся около двери с табличкой "Заместитель заведующего отделом судебно-медицинского исследования трупов N1 Стреликов С.П.". Во времена работы сначала в МУРе, а затем в комитете он знал всех экспертов бюро, так что ещё знакомясь с материалами дела, обратил внимание на незнакомую фамилию. Скорее всего, этот Стреликов появился в бюро уже после увольнения Матвея, что, возможно, было и к лучшему.
   - Нам сюда, - Ольга аккуратно постучала согнутым пальцем в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла в кабинет.
   - Здравствуйте, Сергей Павлович. Можно?
   - Здравствуйте, Оленька. Конечно, проходите.
   Последовав за девушкой, Матвей оказался в небольшом кабинете, большую часть которого занимали стол со стоявшим напротив шкафом. Пространство между ними делило окно с выступающей над карнизом панелью кондиционера. На столе - привычный монитор компьютера, который вполне уже можно было относить к традиционному предмету обстановки любого офиса.
   Из-за стола, раскинув руки в приветственном жесте, к Ольге устремился невысокий лысый мужчина лет сорока пяти. Впрочем, словно компенсируя отсутствие растительности на голове, щёки эксперта скрывали густые бакенбарды. Перед мысленным взором Матвея возник Хью Джекман в роли Росомахи. Свободная чёрная рубашка с непременным белым халатом не могли скрыть солидного брюшка, а серые брюки без ремня удерживались широкими подтяжками оригинального перламутрового цвета .
   Эксперт церемонно приложился губами к пальцам Ольги, пожал руку Матвею:
   - Стреликов Сергей Павлович.
   - Градский. Матвей.
   - Проходите, присаживайтесь, - указал Стреликов на два стула около стола. Пока гости устраивались, подошёл к шкафу, сквозь стеклянные створки которого виднелись пухлые стопки бумаг и папок, достал одну, толщиной в кирпич.
   - Итак, - он вернулся за стол, положил папку справа от себя и взглянул с любопытством на Матвея. - Олечка говорила, вы частный детектив и работаете по делу "шереметевского каннибала"? Признаться, впервые встречаюсь с таким персонажем. Чувствую себя, словно в голливудском фильме, хе-хе.
   - Работаю, - кивнул Матвей. - Я изучал материалы дела, но мне хотелось лично переговорить с экспертом. Вы ведь вскрывали четыре из восьми тел.
   - Да, весьма интригующий случай, - почесал Стреликов небольшую бородавку над верхней губой. - Этот убийца - точно сумасшедший, но со своей логикой и методологией.
   - Сумасшедший? - спросил Матвей. - Почему вы так решили?
   - Ну, как же, - эксперт открыл папку, пощёлкал мышкой в мониторе. - Modus operandi9...больше двух десятков предположительно ножевых ранений. Не считая смертельного удара. Ссадины не теле. Я знакомился с выводами коллег из МК10-отделения. Он ведь раздевал их, а затем загонял, словно какого-нибудь оленя, понимаете? - лицо эксперта покраснело от возмущения. - А следы dentes in aliquem11 внутренних органов...
   - Скажите, - прервал его Матвей, - во всех экспертизах я так и не нашёл ответа на вопрос: одним ли ножом действовал убийца. Я понимаю, - опередил он возражения Стреликова, - что вы не криминалист и в ваши обязанности это не входит, но я хотел узнать ваше личное впечатление, не для протокола, как говорится.
   - Что ж, - задумчиво сказал тот, - вы правы. Эксперт даёт лишь описание причиненных травм и может только предположительно указать, нанесены ли они ножом или, к примеру, осколком стекла. Был бы рад помочь вам, но увы, я действительно не имею оснований утверждать, что убийца пользовался более, чем одним ножом. Как и обратное. К примеру, вот эти вот раневые каналы, - вытащил он из папки одну из фотографий, - вполне могли быть нанесены как одним ножом, так и двумя.
   Он повернул фото к Матвею и тот разглядел две темные полосы, тянущиеся по участку кожи.
   - Понимаете ли, - продолжил эксперт, - судя по всему, большая часть ранений не преследовала цель убить. Даже наоборот. Я бы сказал, что убийца хотел, чтобы его жертвы как можно дольше оставались на ногах. Так что для большинства ран характерным является достаточно длинный раневой канал и неглубокое погружение нанёсшего его клинка. Мне доводилось видеть десятисантиметровые раны, нанесённые перочинным ножиком с пятисантиметровым лезвием. Определить точно длину и ширину клинка в таких условиях весьма затруднительно, знаете ли. А выводы эксперта должны быть чёткими и недвусмысленными.
   - А что со временем нанесения ран? - спросил Матвей. - Могли ли какие-то из них появиться после смерти?
   - Если такие и есть, - пожал плечами Стреликов, - то убийца нанёс их почти сразу после смертельного удара в горло. Хотя не представляю, для чего бы это ему понадобилось. А для эксперта лучше принять посмертную рану за прижизненную, чем наоборот. Точно лишь можно сказать, что ни одна из ран не нанесена за пределами получаса после смерти.
   - Как же можно такое вынести?! - не сдержалась Ольга. - Все эти раны, укусы. Значит, они могли видеть и чувствовать, как он впивается зубами в их тело... - она содрогнулась, словно ей внезапно стало зябко.
   - Адреналин, полагаю, - сказал эксперт. - Высокий уровень адреналина сужает сосуды, уменьшает кровоснабжение внутренних органов, моторику желудочно-кишечного тракта. Может быть, в этом и была его цель, когда он гонялся за ними с ножом: получить достаточно адреналина, чтобы жертва как можно дольше выдержала дальнейшие издевательства. Я же говорю, у него есть своя, пусть и извращённая, методология.
   - Возможно, у вас были какие-нибудь соображения о повреждениях, причинённых укусами, которые вы решили не вносить в отчет? - спросил Матвей. - Экспертиза не обнаружила следов слюны на тканях...
   - Ну, если вы знакомы с моими отчётами - пожевал губами Стреликов, - то могли заметить, что я ещё при вскрытии обратил внимание на чистоту кожи и разрезов, и предположил, что убийца после смерти жертвы погружал тело в резервуар с водой, возможно, проточной. А химики12 затем подтвердили наличие на коже следов хлорирования, оставшихся после испарения воды. Этого вполне достаточно для удаления с поверхности тела большинства биологических следов убийцы: слюны, пота, крови. Конечно, будь он насильником, так просто от последствий своих действий он бы не избавился, но, похоже, наш новоявленный Ганнибал Лектор не по этой части. Уж не знаю, к счастью или нет.
   - Да, я заметил, - кивнул Матвей, - но сложно представить, что убийца так тщательно продумывал свои действия по избавлению от слюны или пота. Возможно, он хотел, чтобы мы думали, что он таким образом пытается очистить тело?
   - И для чего же ему понадобилось такое представление? - удивлённо взглянул Стреликов почему-то на Ольгу.
   - Возможно, ему была нужна их кровь? - предположила она. - Все эти порезы, раны, перерезанное горло...
   - Крови, действительно, в телах оставалось немного, - согласно кивнул эксперт. - Может, вам надо переименовать его из каннибала в вампира, хе-хе? Но вот следов укусов на шеях жертв точно не было.
   Матвей увидел, как дёрнулась Ольга, словно хотела что-то сказать, но передумала.
   - А не было ли чего-то такого, что вы не внесли в отчёты, но на что обратили внимание? Возможно, что-то, что вас удивило? - Матвей сейчас задавал вопросы подобно игроку в "морской бой", называвшему очередные координаты в надежде вслепую попасть в цель.
   - Да нет, ничего такого, - задумчиво сказал Стреликов, покачиваясь на стуле. - Помню лишь, что они все были так молоды. Такие крепкие здоровые тела. В отличном состоянии...конечно, если не учитывать раны. Идеальные лёгкие и сердце. Просто образцовые экспонаты для анатомического театра. Знаете, как метрические эталоны, которые в Севре13 хранятся.
  
   8 дорожно-транспортное происшествие
   9 лат. - образ действия
   10 медико-криминалистический
   11 лат. - вонзить зубы в кого-либо; здесь - следы укусов
   12 судебные химики
   13 Севр - пригород Парижа, в котором расположено Международное бюро мер и весов.

Глава 9

   Ещё минут двадцать Матвей, больше наугад, чем обдуманно, надеясь на озарение подсознания, в котором отложились изученные материалы дела, задавал вопросы. В частности, он в подробностях расспросил о выводах эксперта о времени, отделявшем смерть девушек от обнаружения тел. По всему выходило, что эти события разделяло, как минимум, двадцать часов, так что место убийства вполне могло находиться где-нибудь в окрестностях Новгорода или Тамбова.
   Правда, опираясь на выводы судебно-химических экспертиз, во внимание следователям приходилось также брать время принятия жертвой снотворного. Период полураспада ноксирона в организме человека составлял около десяти часов, так что эксперты могли рассчитать время, отделяющее момент смерти девушек от их усыпления. Это время ещё больше расширяло область возможного места убийства, но здесь уже срабатывал принцип Оккама. Все девушки были москвичками, так что предположение, что убийца каждый раз проезжал сотни километров для встречи с очередной жертвой, можно было отсечь от основной картины, составленной следственной группой по итогам двухлетней работы.
   Так что, по основной версии следствия, убийца, усыпив жертву с помощью ноксирона, перевозил её на некий лесной участок, расположенный в пределах Московской или соседних областей, раздевал и, когда девушка приходила в себя, устраивал охоту, словно в какой-то компьютерной игре или голливудском триллере. Логично было предположить, что убийца владел участком или, по крайней мере, мог им пользоваться без опасения привлечь чьё-то внимание. Иначе вряд ли пошёл бы на риск быть обнаруженным во время своих развлечений. Вот только обследовать все такие участки представлялось малореальным делом, поскольку их владельцы, через одного, относились к финансовой, силовой или чиновничьей элите. Так что шквал звонков, обрушившихся на председателя Комитета после попыток следственной группы проникнуть за пределы заборов, окружавших замки современных феодалов, пресёк эти поползновения на корню.
   - Большое спасибо, что уделили нам время, - иссяк, наконец, Матвей. - Вы очень помогли.
   - Рад, если так, - улыбнулся Стреликов. - Хотя, - развёл он руками, - не думаю, что вы узнали что-нибудь радикально новое по сравнению с выводами, изложенными в отчётах. Но в любом случае, я рад помочь следствию. Даже если его представители были таковыми в прошлом.
   Матвей лишь хмыкнул, стараясь не смотреть на Ольгу, которая удивленно посмотрела на него.
   - А вы разве не в курсе, Оленька? - с улыбкой спросил Стреликов. - А вот мои коллеги наслышаны о Матвее Алексеевиче, немало интересного рассказали. А иначе стал бы я вообще с вами общаться, - сделал он неопределённый жест рукой. - Триста десятая мне, как ни крути, совсем ни к чему14. Так что рад помочь, - взглянул он на Матвея.
   - Да, кстати, может быть, вы мне тогда ещё в одном вопросе поможете? - сказал тот. - Работает ли ещё в бюро Клознер Давид Маркович?
   - Клознер? - повторил эксперт. Какой ещё...ах, да. Давид Маркович. Вы знаете, а он уволился. Месяца через три после того, как я в бюро перевёлся, если не ошибаюсь. Года полтора назад. Могучий старик, прямо местная легенда.
   - А вы не знаете, где он сейчас работает? Как с ним можно связаться?
   - Честно говоря, нет, - разочаровал Матвея эксперт. - Но, если хотите, могу поспрашивать у коллег, наверняка кто-то из старичков поддерживает с ним связь.
   - Был бы весьма благодарен. Что ж, тогда не буду отрывать вас от дел, - сказал Матвей, поднимаясь со стула и протягивая ему визитку.
   Распрощавшись с экспертом, снова, как и при встрече, приложившемся к руке Ольги, они вышли из кабинета и зашагали по коридорам к лифту. Девушка молчала, но её прямая напряжённая спина и застывшие плечи были вполне красноречивы. Так в молчании они и вышли из здания бюро и, если бы Матвей не придержал девушку за локоть, возможно, она так бы молча и ушла.
   - Погодите, Ольга. Неужели вы рассердились, что я не рассказал вам о работе в Комитете?
   - А вы как думаете?! - девушка развернулась и посмотрела на Матвея. Несмотря на явно ощущаемое раздражение в её словах и взгляде, он думал не о том, как разрешить внезапный конфликт, а любовался её лицом, которому внутренний огонь гнева придал дополнительные краски. Щёки порозовели лепестками роз, дымчатый кварц зрачков потемнел в предчувствии грозы. Нижняя губа чуть прикушена, в волнении, белоснежными зубами. Определённо она нравилась ему всё больше, и всё глубже, как вода из пересохшего колодца, отступали его внутренние самокопания с участием античных философов.
   - Значит я, как дура, водила вас по отделу: Матвей Алексеевич то, Матвей Алексеевич сё, - распалялась Ольга, - а Матвей Алексеевич только про себя усмехался и с умным видом кивал, как будто это всё в первый раз видит.
   - Ну вот, и ничего я не усмехался, - принялся возводить защитные редуты Матвей. - И совсем не с умным видом. Наверняка с глупым. Вы просто плохо меня знаете, но когда узнаете получше, то поймёте, что иногда мой умный вид - самая что ни на есть глупость, а если даже и умность, то...
   - Ну что вы за ересь несёте, - Ольга вначале тряхнула головой, но затем не выдержала и рассмеялась. - Какая ещё умность?
   - Но ведь и правда, подумайте: я же не ваш начальник, - решил Матвей перевести стрелки. - Откуда я мог знать мотивы Дмитрия Константиновича? Говорить вам или нет обо мне - его епархия.
   - Берзина.
   - Что?
   - Мотивы Берзина, - повторила Ольга. - Так короче, вы ведь сами говорили. Вот был бы он какой-нибудь Фока Кузьмич...
   - Говорил, - улыбнулся Матвей, довольный, что конфликт успешно разрешился. А ведь возникни подобный спор вчера, он вряд ли обратил бы внимание на недовольство девушки: в конце концов, приставил её к нему Берзин, да ещё непонятно с какими инструкциями. Сейчас же Матвей не хотел, чтобы Ольга уходила с мыслью о нём, как о записном интригане и вруне.
   - Значит, мир? - протянул он руку.
   - Ну, хорошо, - несколько секунд подумав, кивнула Ольга и подала свою.
   - Тогда, может, по случаю, первой ссоры и примирения, поужинаем сегодня? - спросил Матвей, не выпуская её ладонь. - И заодно уж перейдем на ты.
   - Ох, даже не знаю, - растерянно сказала Ольга. Видно, неожиданное предложение её обескуражило. - Наверно, я не против, но совершенно не представляю, когда сегодня освобожусь. Не раньше восьми...
   - Вот и отлично, - продолжил он ковать железо. - Тогда я заеду за тобой в полдевятого?
   - А дорогу найдёте...найдёшь? - улыбнулась Ольга. - Или в целях конспирации карту нарисовать?
   - Я выхожу из подполья, - поднял он руки, - и сдаюсь на милость суровой, но справедливой амазонки.
   - То есть я ещё и безгрудая15, - зловеще улыбнулась девушка.
   - Грудастая, - сначала сказал, а затем задумался о смысле сказанного Матвей. - То есть, я хотел сказать...
   - Если бы мой дядя не был иранистом, ничего бы тебя не спасло, - помахивая сумочкой, сказала Ольга. - Но к твоему счастью, я знаю, что слово амазонка произошло от персидского ha-mazan, женщина-воин. Так что...
   - Так что именно это я и имел в виду, - подхватил он. - Учитывая твоё звание.
   - А в каком звании ты ушёл из комитета? - спросила девушка.
   - Майор, - после недолгого колебания ответил он. - Но это не имеет никакого значения.
   - Возможно, - с загадочной полуулыбкой кивнула Ольга. - Тогда до вечера?
   - До вечера, - согласно кивнул он. - Кстати, ты как-то странно отреагировала на предположение этого Стреликова о том, что ваш маньяк - не каннибал, а вампир. Вспомнила отчёт группы Николаева?
   - Точно, - с удивлением в глазах ответила она. - Не ожидала, что так быстро до него докопаешься. Но этот след всё равно признали ложным, так что...а у тебя другое мнение?
   - Не знаю, - пожал плечами Матвей. - Я пока что продолжаю работать с материалами. Конечно, в факте того, что все девушки имели свои страницы "Вконтакте", нет ничего удивительного, скорее странным было бы иное. Но то, что все они состояли в группах, тем или иным образом связанными с вампирской тематикой - весьма примечательно, не так ли?
   - Так ли, - кивнула Ольга. - Естественным было бы подозревать, что наш убийца также состоит в подобных группах и использует их для знакомства со своими жертвами. Но, насколько я помню, в отчёте говорилось, что группа не смогла выявить пользователя, который объединял бы всех девушек.
   - Это было бы слишком просто, - усмехнулся Матвей. - А может, он действительно вампир? Князь тьмы, граф Дракула, и иже с ним. Парит нетопырем в ночном небе Москвы и...
   - И одновременно сидит "Вконтакте", - улыбнулась девушка. - Такой себе современный паук-кровосос: отбросил предрассудки средневековья и сплёл гнездо в мировой сети. Как там в анекдоте говорилось? Отдел фантастики на третьем этаже?
   - В данном случае, скорее готики, - вздохнул Матвей. - Ладно, с вампирами потом разберёмся. Тебя куда-нибудь подбросить?
   - Нет, спасибо. Я на машине. И причём уже опаздываю, - посмотрев на часы, с озабоченностью в голосе сказала Ольга. - До вечера.
   Она резко развернулась, так, что коса взметнулась в воздухе, и зашагала вверх по улице, где в метрах ста стояла черная "тойота", борта которой украшали характерные для "комитетских" машин красные полосы.
   Секунд десять понаблюдав за её походкой - бёдра девушки покачивались, будто она шла не по асфальтовой дороге, а по ненадёжной палубе корабля - Матвей спустился с небес на землю и, размышляя о беседе с экспертом и неожиданно вспыхнувшем и разрешившимся конфликте с Ольгой, отправился к своему "ниссану".
  
   14 ст.310 Уголовного кодекса РФ, предусматривает ответственность за разглашение данных предварительного расследования.
   15 по одной из версий, слово амазонка имеет греческое происхождение (a-mazos) и переводится как "без груди".
  

Глава 10

   - Ну что, как успехи?
   - Ничем порадовать не могу, - кисло отозвалась Милена, вынимая из принтера стопку бумаги. - Ещё раз прозвонила по всему списку, но без толку. Никто ничего не знает. По крайней мере, на словах.
   - Понятно. - Матвей налил воды из кулера в пластиковый стаканчик, выпил и прошёлся по приёмной. - Что Ершов?
   - У себя, - посмотрела Милена на дверь, ведущую в кабинет поменьше того, который занимал Матвей. - Я отдала ему все материалы, наверно изучает. У меня, кстати, есть несколько мыслей о...
   - Давай ими потом поделишься, - перебил её Матвей. - Мне нужно поработать с Максом. Сделай нам кофе. И закажи обед в "Мясной лавке", - посмотрел он на часы: стрелка подбиралась к половине второго.
   Не обращая внимание на недовольную гримасу Милены, он прошёл в кабинет. Глядя на Макса, сидящего в той же позе, в которой его оставил Матвей, уходя на встречу с экспертом, и всё так же сосредоточенно выстукивавшего неведомую морзянку на клавиатуре, можно было подумать, что прошло от силы минут пять. Но одно изменение Матвей отметил сразу: ноутбук пропавшей девушки был развёрнут вполоборота к нему, так что было видно, что требующее пароля окошко на мониторе исчезло, став очередным подтверждением победы человеческого разума над бездушной машиной. На рабочем столе раскинулся пейзаж тропического острова, навевая мысли об отпуске.
   - Ага, вижу, дела продвига...твою ж мать! - Матвей обошёл стол, заглянул в ноутбук Макса и от души выругался. В центре экрана "макинтоша" ходил ходуном ствол какого-то футуристического смертоносного приспособления, выжигая огненной струёй пространство перед собой, откуда то и дело выскакивали разнообразные, отвратительного вида монстры. Макс, не обращая внимания на друга, с головой ушёл в процесс уничтожения виртуальной фауны, что-то напевая под нос. Отвлёкся он лишь когда Матвей постучал согнутым пальцем по наушнику.
   - Чего? - Макс сдвинул наушник, из которого на волю сразу вырвался разухабистый песенный рефрен:
   Вы хочете песен, их есть у меня!
   Я переору любого соловья!
   Я старый металлист, тусовщик и стиляга,
   А щас будет злая и матёрая соляга! Вау!
   - Это так мы, значит, товарищу в поисках помогаем? - с печалью в голосе покачал головой Матвей.
   - Не помогаем, - мотнул тот головой в ответ, - а помогли. На ваш вопрос, товарищ сыщик, мой "Демаксик" дал ответ и это, прикинь, совсем не сорок два.
   - И что же? - скептически хмыкнул Матвей.
   - Твоя девица, - взял Макс со стола лист с записями, - с вероятностью восемьдесят семь и три десятых процента находилась в ночь с субботы на воскресенье в районе Исаакиевского озера, где в это же время проводился фестиваль "Rock-Zombie against honey". В компании некоего Антона Грекова, также известного, как Грек.
   - Что за чушь?! - возмутился Матвей.
   - Да, мне тоже показалось название странным, - задумчиво сказал Макс. - "Рок-зомби против мёда". Действительно, чушь. Зато у них хедлайнером были "Тридцать секунд до Марса", я бы и сам съездил, если бы раньше узнал...
   - Да какие зомби?! - рявкнул Матвей. - Что за ерунда с тем, что девушка находилась именно там, да ещё в компании какого-то Грекова? Ты хочешь сказать, это всё твой "демон" раскопал?! За два часа?
   - Чуть больше часа, - флегматично сообщил Макс. - Ну, а что? Уровень активности твоей пропавшей в сети весьма высок. Я, между нами, подумывал о создании специальной шкалы для его определения, но так и не собрался. Но если какого-нибудь Рихтера использовать, то у неё - твёрдая десятка. Полдюжины соцсетей, включая "большую тройку", три почтовых ящика, скайп, вайбер, WhatsApp и тому подобное. О мелочах, вроде твиттера или инстаграмма, я вообще молчу.
   - Ладно, - Матвей пододвинул стул спинкой к себе, уселся и требовательно сказал:
   - Давай, объясняй мне пошагово, как твой "максвелл" всё это вытащил. Или мне придётся признать, что ты реально спутался с демонами.
   - Ага, и продал душу дьяволу, - ухмыльнулся Макс. - Боюсь, к нему и без меня нынче очередь. Ну-с, начнём.
   На экране его ноутбука возникла переливающаяся жидким серебром сфера. Её поверхность посветлела, стала прозрачной и Матвей увидел заключённые внутри кубики, соединённые белесыми нитями, совсем как паутина. Это было похоже на модель какой-то экзотичной молекулы. Макс навёл курсор мыши на один из кубиков, щёлкнул и тот развернулся в таблицу, заполненную картинками и графиками.
   - Итак, узел первый, - кивнул он на экран. - Анализ групп, сообществ по интересам в социальных сетях, где искомый объект имел профили. По уровню активности, количеству комментариев отобрано пять групп, все посвящены музыке, в том или ином виде, в том числе три из них - альтернативному року.
   - Ну, допустим, - согласился Матвей. - Дальше.
   - Узел второй, - продолжил Макс. - Изучение профилей объекта в различных социальных сетях и блогах, анализ коммуникативных связей между участниками групп и конференций, в которых состоял объект. Исследование наиболее обсуждаемых тем за последние две недели с его участием. Основной темой одной из конференций, в которой объектом за то же время оставлено наибольшее число комментариев и "лайков", был фестиваль альтернативного рока "Rock-Zombie against honey", на котором хедлайнером заявлена уже известная тебе "Тридцать секунд до Марса". - Развернулся ещё один кубик.
   - Она мне, между прочим, и раньше известна была, - буркнул Матвей. - Не один ты у нас такой меломан.
   - Анализ бесед в группе, - не обращая внимания на реплики Матвей, Макс щёлкал по графикам и ссылкам, заставляя их раскрываться, так что из маленького кубика в конце концов вырастало причудливое виртуальное дерево, ветви которого представляли собой кусочки информации. - Одна из наиболее популярных - перекличка участников, тех, кто принял решение поехать на фестиваль. Объект вначале оставляет сообщение, что едет, но затем удаляет.
   - Ага, - скептически хмыкнул Матвей, - а информацию об удалении тебе сервер сети выдал? Твой "демон" ещё и хакер, что ли?
   - Ему это не нужно, - пожал плечами Макс. - Как пишут нынешние расследователи - всё берётся из открытых источников. Итак, узел третий.
   Распухшее от обилия цифр и фактов "дерево" свернулось, чтобы уступить место для развёртывания третьему кубику.
   - Анализ переписки объекта с использованием почтовых серверов, смс-сообщений и пресловутого WhatsAp, - пояснил Макс. - Среди отобранных фрагментов есть и такой, - он ткнул в одну из "ветвей", которая раскрылась окошком со строчками текста. Приглядевшись, можно было понять, что это переписка между двумя пользователями под никами Nimfa и Irishka. Последняя, судя по всему, и была пропавшей Ириной Сысоевой.
   Nimfa(1:23 РМ) Хай. Где пропадала? Мы вчера с девчонками в "Мирабо" круто оттянулись :)
   Irishka(1:25 РМ) Привет. Да как всегда, одни проблемы, кручусь.
   Nimfa(1:26 РМ) А ты чего, на фестиваль уже не едешь? Вроде видела твой коммент, что собираешься.
   Irishka(1:30 РМ) Ай, да меня походу предки с ночёвкой не отпустят. А скандалы мне сейчас не нужны :(
   Nimfa(1:32 РМ) Ну, жаль. Думала, затусим там. Ух, даже не верится, что увижу этого красавчика Джареда16 живьём ^o^
   Irishka(1:35 РМ) Да уж, а мне как жаль. Ладно, мне на пару.
   Nimfa(1:36 РМ) Ага, давай. Кстати, мне Лизка сказала, что на фестивале Грек будет. Уж не знаю, откуда она это взяла. Так что думай, подруга. Бай.
   Irishka(1:37 РМ) ??
   - Я пытаюсь показывать тебе схему поиска линейно, - сказал Макс, - но программа работает сразу с несколькими массивами информации. Так что эта переписка, в связке с анализом общения в группах, приводит к выводу об удалении объектом комментария о желании поехать на фестиваль.
   - Хм, ну ладно, - Матвей задумчиво изучал раскинувшуюся перед ним на экране виртуальную паутину. - Давай дальше.
   - Итак, - развернул Макс новый кубик, - в окружении объекта выявлено пять человек, фамилии, имена или иные обстоятельства их личной жизни могли стать производным для прозвища Грек. Трое из них в разное время состояли в группе, посвящённой обсуждению фестиваля. Но только с одним из них - неким Антоном Грековым, у объекта два года назад были отношения.
   Перед Матвеем замелькали фотографии, на которых дочь Сысоевых была запечатлена с парнем, на вид одного с ней возраста. Симпатичное лицо, с которого на мир, из-под каштановой чёлки, с дерзким вызовом смотрели серые глаза. Чуть кривоватый нос, видно, последствие драки. На нескольких фото в левом ухе видна сережка в виде черепа. Фрагменты переписки, обычной для влюблённых подростков. Распространённые в социальных сетях подарки с наивно-милыми подписями и пожеланиями.
   - Два года назад Греков ввязался в какую-то криминальную историю, закончившуюся приговором.
   По экрану перед Матвеем поплыли строчки из приговора Дорогомиловского районного суда: "...нанёс множественные удары кулаками рук в различные части тела...признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.112 УК РФ...назначить Грекову А.М. наказание в пределах санкции уголовного закона, инкриминирующего его деяние...приговорил...в виде ограничения свободы сроком на два года, со следующими ограничениями..."
   - Вскоре после этого семья Грекова переехала в Нижний Новгород и отношения прервались. Ограничение свободы предусматривало запрет на выезд за пределы территории муниципального образования по месту проживания, так что... - развел руками Макс.
   - Весьма трогательно, - покосился на него Матвей. - Это всё?
   - Почти, - Макс щёлкнул на очередном кубике. - Вот результаты небольшого исследования по Грекову.
   На экране открылось фото с запечатлённой на нём группой пёстро разодетых парней: пиджаки соседствовали с джинсовыми и кожаными куртками, с украшениями и без. Тяжёлые ботинки перемежались стильными туфлями и мокасинами. Если бы не развёрнутый перед ними длинный баннер с надписью "Rock-Zombie against honey: we`ll be there", вряд ли сторонний наблюдатель мог бы определить, что же свело вместе столь по-разному выглядящих людей.
   В центре второго, сидящего на корточках ряда, без труда угадывался Греков. От предыдущих фото его отличали разве что причёска и небольшой шрам над левой бровью.
   - То есть, Греков также собирался ехать на фестиваль, - пришёл к банальному выводу Матвей.
   - Имеет право, - пожал плечами Макс. - Его срок закончился больше двух месяцев назад. Вот, кстати, последний штрих.
   Очередной щелчок и очередное фото: беснующаяся толпа перед сценой, на которой выступают трое парней лет тридцати.
   - Дата, - ткнул Макс курсором мышки в правый нижний угол картинки, - два дня назад. Геотег даёт привязку к месту проведения фестиваля. На сцене - пресловутые "марсиане". Загружена с аккаунта Марии Лепинцовой.
   "Та самая Nimfa", - вспомнил Матвей.
   - Ну, тут ещё какие-то фотки оттуда...
   - Стоп!
   - Чего ещё?
   - Вот, - Матвей ткнул пальцем в одну из фотографий.
   - И что? - Макс недоумённо разглядывал картинку, на которой пятеро парней раздавали автографы обступившим их поклонникам. Всех их Матвей, не далее как вчера, уже видел на плакате группы Stigmata, на двери комнаты Ирины.
  
   16 Джаред Лето, вокалист группы "Thirty seconds to Mars"
  

Глава 11

   - Сдаюсь, - поднял руки Матвей. - Ты и твой "демон" зря время не теряли. Весьма впечатляюще. Действительно, похоже на то, что Ирина под видом ночёвки у подруги сбежала на фестиваль: бывший парень, любимая группа... Но, как я понимаю, он ведь уже закончился? Значит, сейчас она может быть где угодно.
   Матвей встал со стула и заходил по комнате, рассуждая.
   - Фестиваль окончен, но домой она не поехала. Почему? Возможно, в это "почему" замешан бывший парень? Нужно найти этого Грекова.
   Он повернулся, посмотрел на Макса.
   - Ощущаю себя провидцем, - с улыбкой сказал тот. - Я подумал примерно о том же и решил на всякий случай исследовать этот вопрос.
   - И?...- Матвей вернулся к столу, заглянул в монитор.
   - Новых фото с воскресенья Греков не выкладывал, - развернул Макс висящий отдельно от сферы кубик. - Но вот его друзья, те, что с баннером, не были столь пассивны. Судя по геотегам, большинство из них до сих пор находится в районе озера. "Демаксик" сопоставил изображённую на фотографиях местность с навигационными картами, исследовал несколько баз данных и идентифицировал их местонахождение.
   Несколько щелчков и на одной половине экрана возникла карта, подобно той, что изображается в GPS-навигаторах, с мигающей красной точкой. Другую замостило десятком квадратиков фото, на которых были изображены небольшие деревянные и кирпичные здания, дорожки, обсаженные кустами и деревьями, площадки с установленными на ними сетками и разным спортивным инвентарём. Больше всего это походило на какую-то базу отдыха.
   - Бывший пионерский лагерь, - подтвердил его догадку Макс. - Сейчас - санаторий "Ореховый рай". Принадлежит структурам некоего Рязанцева, заместителя главы местной администрации, сюрприз, по земельным вопросам.
   - Только не говори мне, что он - фанат альтернативного рока, - скептически усмехнулся Матвей.
   - Он нет, а его сын, - в центре экрана появилось фото парня лет двадцати, - вполне. Так что, думаю, Рязанцев-младший устроил что-то вроде afterparty для желающих пофестивалить дольше положенных трёх дней.
   - Твоего "ДеМакса" надо переименовать в "Шерлока", - сказал Матвей, покачивая головой. - Честно говоря, не думал, что от него будет особый толк, но результат превзошёл все ожидания.
   - И что будешь делать дальше?
   - Поеду в этот "рай", попытаюсь найти Грекова, - снял Матвей легкую джинсовую куртку со спинки стула. - Есть у меня чуйка, что вместе с ним найдётся и Ирина.
   - Ну, так я, стало быть, не нужен? - оживился Макс. - Тогда я пошёл.
   - Погоди, - остановил его Матвей. - Милена обед в офис заказала, поешь хоть, а то Ирка вечно меня пилит, что я тебя одними чипсами кормлю, когда встречаемся. Меня можешь не ждать, если что. Ещё раз спасибо за помощь. Созвонимся.
   Он попрощался с Максом, вышел в приёмную и проинструктировал Милену. Затем заглянул к Ершову.
   - Можно?
   - А, Матвей, привет. Проходи, - приветственно помахал тот из-за стола. - Как раз знакомлюсь с твоими материалами. По-моему, этот парень - настоящий псих.
   - Может, и псих, да вот только ошибок пока не делает, - присел Матвей на подоконник. - Съездите со мной в одно место? В районе Орехово-Зуево.
   - Что-нибудь серьёзное? - поднял брови Ершов.
   - Вряд ли, - пожал тот плечами. - Просто надо найти одного парня, переговорить. Но для перестраховки...
   - Конечно, - Ершов встал из-за стола, с хрустом в плечах потянулся во все свои сто девяносто. Сидячую работу старый оперативник не жаловал, так что с явным удовольствием оторвался от изучения монитора. - А что за дело?
   - В машине расскажу.
   - Добре. Только едем на моей.
   Матвей кивнул. Егоров предпочитал перемещаться по городу на своём трёхлетнем кредитном "дастере", поскольку в компактном "ниссане" начальника чувствовал себя медведем в тесной берлоге, вызывая в памяти Матвея историю о Винни Пухе, застрявшем в кроличьей норе.
   Автомобилем Ершов управлял также основательно, как привык делать всё в своей жизни. Невозмутимо игнорируя многочисленные гудки и проклятия вечно куда-то спешащих столичных водителей, он передвигался строго в соответствии с правилами дорожного движения, перестраиваясь там, где другой срезал бы путь, или в гордом одиночестве притормаживая на жёлтый.
   Пока Ершов преодолевал привычные пробки, Матвей вкратце изложил дело Сысоевой-младшой. История о пропаже девушки сопровождалась хмурым озабоченным поцокиванием. Дочь Ершова была одногодком Ирины и училась на первом курсе МГУ, так что он вполне мог понять чувства родителей. Рассказ же о чудо-программе, за час установившей возможное местонахождение девушки, поверг ветерана в лёгкий ступор, так что он пару раз даже отвлёкся взглядом от дороги, чтобы понять, не разыгрывают ли его.
   - И это всё твой компьютерный гений нарыл за два часа?
   - Не он. Его программа.
   - Чудны дела твои, господи, - Матвея чуть вдавило в кресло. Они наконец-то вырвались из-под МКАД, оставив за плечами город, и Ершов прибавил газу. - Этак лет через несколько одни роботы или как там их, андроиды, в следствии останутся. Видел я даже фильм какой-то об этом, Катька подсунула, забыл уже как называется. Добре, что я-то к этому времени уже на даче пчёл разводить буду, так что и хрен с ними. А парень её, значит, в этом санатории обретается?
   - Скорее всего, - кивнул Матвей. - И, возможно, девушка тоже с ним. А если и нет, он явно должен что-нибудь о ней знать. Не может быть, чтобы они не встретились на фестивале.
   Пока "дастер" пожирал километры пространства, они обсудили проблему Ершова с проникновением к базам данных рекрутингового агентства с говорящим названием "Hunters brains".
   - Да только рано я обрадовался, - рассказывал Ершов. - Друг его действительно один из администраторов их корпоративной сети и дата-центра, да только честным оказался, как виолончелист какой-нибудь. И пунктуальным. Отрывается от своих серверов только на обед и в туалет, но дверь запирается автоматически на электронный замок и открывается по отпечатку его ладони.
   - А чем он увлекается? Что может отвлечь его от дежурства? - заинтересовался Матвей проблемой.
   - Да как Макс твой, - повёл широкими плечами Ершов и чуть повернул руль, закрывая путь очередному наглецу, вознамерившемуся обогнать их не по правилам, - ничего, кроме своих компьютеров не видит. Педант и аккуратист - похуже моего старшины в учебке. Даже кичится своей точностью: когда выходит на обед, программирует замок на открытие ровно через час, и ни разу не было такого, чтобы опоздал хоть на минуту.
   - Хм, это интересно, - задумался Матвей.
   - За минуту я всё равно там ничего не успею, - покосился на него Ершов. - Даже если сделать пропуск твоему дружку, а это, между прочим, ещё две тысячи, вряд ли это поможет.
   - Похоже, есть у меня одна идея. - Оставшуюся дорогу до санатория Матвей посвятил расспросам и обсуждению с Ершовым пришедшей в голову мысли. Тот, поначалу, лишь недоверчиво хмыкал, но затем втянулся и стал рассуждать в унисон с напарником. Постепенно промелькнувшая на грани воображения мысль принимала зримые очертания, обрастая плотью и костями.
   - Значит, как вернёмся в Москву, вы переговорите с Миленой, а я свяжусь с Романом, - подытожил Матвей. - Завтра в обед и попытаемся.
   - Прямо так и завтра? - в голосе Ершова отчётливо слышалось сомнение.
   - А чего тянуть? Кто знает, кому ещё эти хантеры отдали подряд на вскрытие их системы. Не хотелось бы упустить премию, не говоря уже о наших накладных расходах...
   Из GPS-навигатора раздался мелодичный женский голос:
   - Через сто метров поверните направо. До конца маршрута осталось пятьсот метров.
   Увлекшись разработкой комбинации, Матвей и не заметил, как они съехали с основной трассы М7 на А108 - Московское большое кольцо, а затем, не доезжая до городской черты, свернули в лес и, попетляв по прихотливым изгибам грунтовой дороги, выехали к высокой решётчатой ограде.
  

Глава 12

   Дорога упиралась в открытые ворота, над которыми аркой раскинулись метровые буквы, складывающие в надпись "Ореховый рай". За воротами виднелось небольшое строение. Судя по всему, в обычное время там размещалась охрана, но сейчас в нём никого видно не было, так что они свободно заехали внутрь.
   Пока автомобиль медленно следовал за извивами песчаной дорожки вглубь санатория, Матвей, приоткрыв окно, рассматривал окружающий ландшафт. Место для бывшего пионерского лагеря выбирали явно с умом. Расположенный большей частью на возвышенности участок соснового леса, обдуваемый ветром, был избавлен от озерной сырости и сопутствующих ей комаров и прочей мошкары. Между деревьями мелькали уже виденные Матвеем на фотографиях домики разных лет постройки. Они вполне могли служить наглядной иллюстрацией процесса перехода от лозунга "всё лучшее - детям", к принципу "всё нам - остальное народу". Небольшие дощатые и кирпичные домики простых форм сменялись коттеджами и вычурными изящными шале.
   То тут, то там возле домиков или прямо на покрытой сосновой хвоей земле располагались группки парней и девушек, перемещавшихся от одной к другой в хаотичном, на первый взгляд движении. Впрочем, их разговоров Матвей не услышал бы при всём желании: всю территорию санатория накрыло невидимым покрывалом, состоящим из десятков музыкальных композиций, большую часть из которых Матвей - не великий меломан - определить не смог.
   Наконец дорожка вывела их "дастер" на большую открытую площадку, посреди которой раскинулся бассейн. Неестественно синяя гладь воды, словно сошедшая с рекламных страниц модного "глянца", очерчена широким белым бортиком. На противоположной стороне площадки возвышался пятиэтажный отель, на верхнем этаже которого золотились буквы: "Hyatt". В бассейне и вокруг него клубилось с полсотни человек разной степени одетости.
   Ершов свернул на видневшуюся справа автостоянку, где стояло с десяток машин и несколько байков, и припарковался возле минивэна с узнаваемой молнией "опеля" на бампере. Они вышли из автомобиля и осмотрелись по сторонам.
   - Ну что? - взглянул на него Ершов. - Змейкой?
   Матвей кивнул и двинулся вперед. Он не оборачивался, зная, что Ершов следует за ним, немного отстав, но держа напарника в поле зрения. Если память Матвея не подводила, то сейчас развлекающаяся у бассейна молодёжь веселилась под Шакиру, из чего следовал логичный вывод, что вряд ли здесь собрались поклонники альтернативного рока. Поразмышляв, он углубился в лес, на звуки "Hurricane"17. Пройдя метров сто, на помощь ушам пришёл нос: в воздухе явственно ощутились тягучие сладковатые нотки конопляного дыма.
   - Грека не видели? - обратился он к первой встреченной им группке из трёх парней и девушки.
   - Какого ещё грека? - недобро взглянул на Матвея высокий парень, в бандане и жилетке на голое тело, открывающее татуированные предплечья. От него явственно пахнуло пивным перегаром.
   - Греков, Антон, - Матвей достал фото, показал компании.
   - А ты кто, мусор, что ли? - протянула девица с ядовито-оранжевым каре на голове, пирсингом в носу и губе, и густо подведёнными глазами. Она сплюнула и возле ног Матвея упал комок жвачки.
   - Брат, - пожал он спокойно плечами. - Старший. Договорились встретиться здесь, а я телефон спьяну в поезде забыл.
   - Хлопни и забудь, брат, - высокий хохотнул, издал рыкающий звук - давало о себе знать пиво - и протянул ему початую бутылку "Pilsner". - Местный мажор за всё башляет, так что братуха твой сейчас где-нибудь здесь, - обвёл он широко рукой, - оттягивается по полной.
   - Прозит, - отозвался Матвей и, обойдя четвёрку, отправился дальше, вглубь соснового бора.
   Хвоя мягко пружинила под ногами, подошвы упруго вдавливались в мелкие шишки, в изобилии усеивающие землю под деревьями. Матвей переходил от одной к другой компании, расспрашивая про Грекова, не раз и не два мысленно благодаря неведомых высших существ, что фестиваль посвящён альтернативному, а не какому-нибудь тяжёлому или металлическому року. На фоне пёстрого смешения стилей его джинсовый костюм не выглядел белой вороной. Пару раз на краю зрения мелькала фигура Ершова.
   Наконец, минут через сорок расспросов, ему повезло.
   - А я его знаю, - присмотрелась к фото невысокая девушка с замысловатой прической, украшенной фигуркой в виде электрогитары. - Он вроде с сандерсами в пирамиде тусуется.
   Расспросив девушку, которую, как выяснилось, звали Анжелой, Матвей узнал, что пирамидой называется один из расположенных в дальней части санатория домов, в котором отдыхает большая компания. Главным в ней был некий Сандерс, отчего и всю компанию девушка прозвала сандерсами. Несколько комплиментов, посвящённых оригинальности как самой причёски, так и её владелицы, помогли Матвею убедить девушку проводить его к этой "пирамиде", так что следующие пять минут ему пришлось поддерживать беседу о преимуществах индастриала над гранжем18.
   Наконец, они поднялись на небольшое возвышение, вышли из-под деревьев и девушка указала рукой вперёд.
   - А вон и ваша пирамида.
   Трёхэтажный дом, расположенный на берегу водоёма, и впрямь походил на трехъярусную пирамиду, по числу этажей. Входная дверь под козырьком в центре треугольного фасада была закрыта, но из дома доносились явственные звуки музыки. На лужайке перед домом стояли несколько машин радужных расцветок. На капоте одной из них загорала девушка в мало что скрывающем купальнике. Возле другой что-то горячо обсуждали трое парней.
   Матвей поблагодарил свою проводницу, пообещав в обязательном порядке прослушать новый альбом "Rammstein"19, и отправился к "пирамиде". Он спокойно дошёл до самого дома и нажал на дверную ручку, ожидая, что дверь закрыта или его окликнет кто-то из парней. Не случилось ни того, ни другого. Дверь оказалась открыта, а парни, казалось, были целиком поглощены изучением форм загорающей девицы. Впрочем, возможно, они и не входили в компанию, обосновавшуюся в "пирамиде".
   Матвей толкнул дверь, вошёл и оказался в недлинном коридоре. Звуки музыки стали громче: судя по всему, её эпицентр был впереди, в конце коридора. Слева от Матвея арочный проём вёл в просторную кухню, в центре которой, возле широкого стола, стояли две девушки. Одна, невысокая брюнетка, что-то смешивала в высоком шейкере20, вторая, коротко стриженая блондинка, яростно колотила ножом для колки льда лежавший перед ней большой прозрачный брусок. В памяти невольно всплыл образ Шарон Стоун.
   - Кого ищем, дядя?
   Он повернул голову и его глаза практически уткнулись в два крупных коричневых соска. Справа от входа оказалась лестница, ведущая на верхние этажи, и сейчас на нижней ступеньке стояла девица топлес, с лёгким любопытством разглядывая Матвея.
   - Да мне Сандерс нужен, - нашёлся он. - Сказали, его здесь можно найти.
   - Аа, - протянула она, потянулась, заставив маячившую перед его лицом грудь, белую на смуглом фоне загоревшего тела, изобразить соблазнительное па, зевнула и ткнула рукой в конец коридора. - Тогда тебе туда. Там вся туса.
   Затем, потеряв к Матвею всякий интерес, девушка сошла со ступеньки и прошествовала на кухню. Поприветствовав самодеятельных барменш, она немедленно сделала какое-то замечание по ингредиентам готовившегося коктейля. Между девушками вспыхнула напряжённый обмен колкостями, в котором блондинка с ледорубом выглядела потенциальным победителем, но Матвей не стал ждать, чем закончится спор. Пройдя до конца коридора - стены обшиты деревянными панелями под красное дерево, несколько пёстрых картин в стиле абстракционизма - он открыл очередную дверь и на него обрушилась плотная волна гитарных рифов и англоязычных рифм.
   Он стоял на пороге большой комнаты - до окна, расположенного напротив двери и выходившего на блестящую под солнцем гладь водоёма, было не меньше десяти метров. По комнате, в хаотичном броуновском движении перемещалось около полутора десятка парней и девушек. Кто-то танцевал, кто-то сидел или лежал на расставленных по периметру комнаты креслах и диванах. Кто-то умудрялся во всём этом шуме что-то обсуждать. В воздухе витал сладковатый конопляный дымок.
   Матвей шагнул в комнату, закрыл дверь и сместился левее. Особого внимания на него никто не обратил. Пара удивлённых взглядов, но без вопросов. Видно, компания здесь подобралась разношёрстная, так что никто с уверенностью не мог сказать, что к ним проник чужак. Он медленно начал обходить комнату по периметру, ища глазами Грекова. Если того здесь нет, придётся снова что-то выдумывать, в попытках разузнать хотя бы, был он здесь или нет.
   Лежавшая на одном из диванов девушка, спиной к Матвею, поначалу ничем не привлекала его внимания. Он дважды скользнул по ней взглядом, прежде чем откуда-то из недр памяти всплыла фотография пропавшей Сысоевой-младшей. Как и на фото, на лежавшей было короткое бежевого цвета платье и джинсы. Матвей дважды медленно прокурсировал мимо дивана, прежде чем убедился, что это действительно Ирина. Не предпринимая пока что активных действий, он достал смартфон и набрал сообщение для Ершова: "неожиданно нашёл пропажу, подгоняйте транспорт".
   Дождавшись начала очередной композиции, встреченной одобрительными возгласами молодёжи, Матвей подобрался к дивану и потряс девушку за плечо.
   - Ирина. Ты меня слышишь? Ирина.
   Девушка заворочалась, перевернулась лицом к Матвею, окончательно явив доказательство того, что он не ошибся, с видимым трудом открыла глаза и непонимающе уставилась на него. Он с тревогой отметил расширенные зрачки девушки.
   - Я от твоих родителей, - мягко сказал он. - Они волнуются за тебя. Пора домой. Ты можешь идти? С тобой всё в порядке?
   - Эй, дядя, тебе чего от девчонки надо? Ты кто вообще? - кто-то весьма недружелюбно пихнул его в плечо.
   Матвей обернулся и оказался перед невысоким - на голову его ниже - крепышом, в цветастых шортах и подтяжках на голое тело. На груди виднелась татуировка в виде головы волка. В руке банка пива.
   - Я её брат, - сразу перешёл в наступление Матвей. - А вот ты кто? Ты в курсе, что она несовершеннолетняя? Это ты её наркотой накачал? А сколько это по уголовному кодексу тянет, знаешь?
   - Я-то тут причём, - проворчал сразу стушевавшийся парень, предсказуемо решив не вмешиваться в сулящую проблемы ситуацию. - Просто на всякий случай спросил. Я её вообще не знаю.
   И тут же, опровергая свои слова, закричал куда-то в угол:
   - О, привет, Грек. А тут твою деваху брат забирает, так что не повезло тебе, бродяга. Придется всухомятку обходиться, - поводил он в непристойном жесте рукой в воздухе.
   Матвей проследил за взглядом крепыша и увидел Грекова. Тот, видно, только зашёл в помещение, и если пять минут назад Матвей был бы этому рад, то теперь вид парня вызывал в нём лишь чувство досады.
   - Ты ещё кто? - уставился Греков из-под чёлки на Матвея, подойдя ближе. - Что ещё за брат? - посмотрел он на крепыша. - Нет у Ирки никакого брата.
   - Да он сам сказал, - кивнул тот на Матвея. - Брат, мол, говорит. Угрожал ещё мне тут.
   Матвей вздохнул, освободил руку, на которую опиралась девушка - та сразу же плюхнулась обратно на диван, недоумённо переводя взгляд с него на Антона - и развернулся к Грекову.
   - Я частный детектив, - сказал он ему. - Ты в курсе, что её родители подали заявление в полицию о пропаже дочери? И наняли меня найти Ирину. Так что, если не хочешь новых неприятностей, лучше отойди в сторону и не отсвечивай.
   - Да мне положить глубокий болт на то, кто ты там, - запальчиво отозвался Греков. Линия шрама, пересекающего левую бровь, покраснела от гнева. - Она никуда не пойдёт с каким-то мутным старпёром.
   - Антон, - попытался Матвей всё же решить дело миром, - когда там у тебя срок закончился? Два месяца назад? В следующий раз домашним арестом не отделаешься. Ты посмотри на неё, - указал он на Ирину, - она же не соображает ничего от наркоты. Чем вы её накачали? Ты хочешь, чтобы я сюда наряд вызвал?
   Греков замолчал, отступил на шаг и удивлённо взглянул на Матвея. Осведомленность незнакомца о его прошлом явно умерила пыл парня. Но тут вступил крепыш, которому, видно, не терпелось отыграться за слабость, проявленную минутой раньше. Со словами "да чё ты его слушаешь, Тоха", он ударил Матвея в челюсть. Вернее, попытался ударить, поскольку Матвей без труда перехватил удар и вывернул кисть руки нападавшего, в то же время стараясь не причинить увечья: лишние проблемы ему сейчас были ни к чему.
   Парень согнулся и завопил от боли, чередуя щедро сдобренные матом угрозы с невнятным причитанием. Кто-то выключил музыку и вот уже внимание всех собравшихся в комнате обратилось на разгоревшийся конфликт. Загудевшая возгласами и вопросами компания стягивалась к месту действия, образовав, в конце концов, вокруг Матвея, причитающего крепыша и стоявшего в шаге от них Грекова полукольцо.
   - Что тут происходит? - сквозь негустую толпу пробился и встал перед Матвеем худощавый парень лет двадцати пяти, в искусно драных джинсах и футболке со слоганом фестиваля. Он требовательно смотрел на Матвея.
   - Эта сука мне руку сломал, - проскулил крепыш. - Сандерс, скажи ему, чтобы отпустииил, - всхлипнул он.
   - Если бы я тебе руку сломал, ты бы вопил в два раза громче, - сказал Матвей, отпуская его. Тот, злобно шипя и схватившись за руку, отступил назад и уткнулся в обступивших их парней.
   - Я так понимаю, ты тут главный, - сказал Матвей, обращаясь к худощавому. - Я частный детектив, - он медленно полез в карман куртки, достал и раскрыл удостоверение. - Эту девушку, - указал он назад на Ирину, - ищут родители. Они подали заявление в полицию о её пропаже и заключили со мной договор на её поиски. Мне лишние проблемы не нужны. Вам, думаю, тоже. Тем более учитывая её состояние.
   - Проблемы нам, - всмотрелся тот в удостоверение, - господин Градский, и вправду не нужны. Но боюсь, что как раз в её состоянии ей лучше дома не появляться. К тому же сюда она пришла со своим парнем, - кивнул он на Грекова, - будет логично, если с ним она и уйдёт. Грек, ты меня слышал? - повернулся он к Антону. - Чтобы через десять минут вас здесь не было. Так что, - вернулся он к Матвею, - предлагаю считать, что вы здесь никого не нашли и через полчасика продолжить поиски в другом месте.
   - Вынужден не согласиться с таким вариантом, - сказал Матвей, взглядом останавливая Антона, который дернулся было к Ирине. - Я уйду с девушкой, с вашего согласия или нет.
   - Да ты оптимист, дядя, - ухмыльнулся один из обступивших Матвея парней, в облегающей безрукавке, которая не скрывала, а скорее подчеркивала широкую грудь и массивные плечи своего владельца. - Чак Норрис, что ли?
   - Слёзы Чака Норриса лечат рак. Но он так крут, что никогда не плачет, - хохотнул второй, в светло-коричневых слаксах и с серьгой в ухе.
   - Ну, была бы честь предложена, - развёл руками Сандерс и отступил назад, оставляя Матвея один на один с десятком парней. Все девушки куда-то незаметно испарились.
   - Счас мы тебя вштырим, козёл, - злорадно пообещал крепыш.
   Матвей спокойно наблюдал, как его противники подступают ближе, сужая самим себе пространство для манёвра, и мысленно прикидывал, как закончить назревающее мордобитие без особого членовредительства. В столь ограниченном пространстве это будет сложновато.
   На мгновение, как это часто бывает перед вспыхивающим пожаром скоротечной схватки, повисла тяжелая тягучая, почти физически ощутимая тишина, но разорвал её внезапно не боевой клич, а грохот распахнувшейся двери, ударившейся о стену.
   - Здравы будем, бояре, - в дверном проёме возник Ершов. Одну руку он держал за спиной. - Надеюсь, высокие договаривающиеся стороны достигли консенсуса?
   - Походу, это не Чак Норрис, а Бэтмен и Робин, - гоготнул парень с серьгой. - Шёл бы ты отсюда, папаша, пока не поздно.
   - Так я ведь к вам не один, а с другом, - улыбаясь, сказал Ершов и достал руку из-за спины. Матово блеснула вороненая сталь короткого ствола. Отчётливо щёлкнул передергиваемый затвор. Вся компания, включая Сандерса, замерла, где стояла.
   Матвей, не говоря ни слова, развернулся к дивану, поднял покорную девушку, всё ещё не реагирующую на происходящее, и, поддерживая её под руку, направился к выходу. Загородившие ему путь парни также молча расступились, пропуская Матвея. Только крепыш продолжал бормотать невнятные угрозы, баюкая пострадавшую руку.
   - А мне казалось, что частным сыщикам ношение оружия запрещено, - реплика Сандерса догнала Матвея, когда тот уже ступал за порог комнаты, мимо посторонившегося Ершова. Матвей повернул голову, чтобы ответить, но Ершов его опередил.
   - Так сыщики сыщикам рознь, - сказал он, глядя на Сандерса и многозначительно помахивая пистолетом. - Кому не разрешено, а у кого и лицензия на отстрел слишком умных имеется. Так что ты, сынок, подумай, прежде чем кипеш поднимать, скажет ли тебе спасибо тот мажор, за счёт которого вы все тут пуза греете. Советую выбросить ненужный мусор из головы, завести по новой ваш матюгальник, - кивнул он на устроившуюся в углу комнаты стереосистему, - и расслабляться дальше. Целее будете.
   Матвей, поддерживая девушку, вышел в коридор и направился к выходу из дома. За спиной раздался негромкий щелчок закрывшейся двери и секунд через десять приглушенно зазвучала музыка. В сопровождении Ершова за спиной Матвей вышел из дома, мельком отметив, что давешние девицы закончили свой спор и теперь всей троицей дегустировали созданный совместными усилиями неведомый коктейль.
   Метрах в двадцати от дома стоял ершовский "дастер". Матвей уложил Ирину на заднее сиденье, уселся спереди рядом с Ершовым и только сейчас позволил себе немного расслабиться.
   - Спасибо, конечно, за помощь, Николай Иванович, - взглянул он на Ершова, - но я бы и сам справился.
   - Ну да, - отозвался тот, включая зажигание. Мягко заурчал мотор и автомобиль тронулся с места. - А потом лечи им разные синяки да ссадины. Опять же родителям беспокойство. Вот у тебя, Матвей, детей нет, вот ты об этом и не задумываешься.
   - Какой вы у нас, право, гуманист, - усмехнулся Матвей. - Ну, а вот это точно лишним было, - кивнул он на бардачок, куда Ершов положил пистолет. - Паренёк-то ведь прав насчёт разрешения. Зачем такой риск?
   - Прав, - согласно кивнул Ершов. - Но на это у нас свой документик имеется. - Он снова открыл бардачок, достал лист бумаги и помахал перед Матвеем. Тот, присмотревшись к крупным буквам ершовского почерка, улыбнулся и покачал головой. Старый трюк ещё с советских времен, когда владелец незаконного пистолета или ружья носил с собой ежедневно обновлявшееся заявление о добровольной сдаче найденного огнестрельного оружия.
   - А вы в курсе, что есть разъяснение Пленума Верховного суда о том, что не может признаваться добровольной сдачей оружия его изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по его обнаружению и изъятию? - спросил Матвей. - Так что, если тот паренек, - махнул он головой назад, в сторону удалявшейся в зеркале заднего вида "пирамиды", - действительно позвонит в полицию, то ваше заявление нас не спасёт. "Лихие девяностые" давно уже в прошлом.
   - Хм, а что, действительно такое есть? - озадачился Ершов. - Ну, тебе виднее, я-то институтов не кончал, всё на земле больше. Вот только, если я правильно срисовал того хлопца, никуда он звонить не будет. А если ошибся, то сам виноват. И в конце концов, - покосился он на Матвея, - кто из нас бывший майор юстиции и старший следователь ОРВД21? Неужто не подмогнёшь пенсионеру?
   - Подмогну, конечно, - вздохнул Матвей, откинувшись на спинку кресла и всё больше расслабляясь, по мере удаления от санатория. - Куда ж я денусь с подводной лодки. Только, всё-таки, завязывайте вы с этим, - посмотрел он на бардачок. - Как говорится, бережёного бог бережёт.
   - А небережёного конвой стережёт, - ухмыльнулся в усы Ершов. - Ладно, Матвей, не переживай, учту. Как там девчушка? - дёрнул он головой назад.
   - Спит. - Матвей повернулся, рассматривая Ирину. Та, подложив одну руку под голову, свесив вторую с сиденья, беззвучно посапывала, время от время забавно морща нос. - Давайте-ка перед тем, как в родные пенаты вернуть, к Заварзиной её завезём. Не думаю, чтобы она что-нибудь тяжелее травки принимала, но всё же пусть глянет, на всякий случай.
   - И то верно, - согласно кивнул Ершов, - зачем родителям лишние заботы. Я свою, если бы в таком состоянии увидел, точно бы прибил.
   Он прибавил газу, "дастер", выбравшись на основную трассу, взревел мотором и устремился в обратный путь, к столичной суете и пробкам.
  
   17 песня группы "Thirty seconds to Mars"
   18 индастриал, гранж - направления альтернативного рока
   19 немецкая рок-группа, играющая в жанре индастриал-метал
   20 ёмкость для приготовления алкогольных коктейлей методом встряхивания компонентов коктейля со льдов
   21 отдел по расследованию особо важных дел
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"