Купцов Александр: другие произведения.

Из истории начального народного образования на Глуховщине. Сельские школы в 19 - начале 20 в.в. на территории современной Березовской громады

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Это не статья, а всего лишь заметки о сельских школах в XIX - начале XX веков на Глуховщине и, прежде всего, на территории современной Березовской громады Глуховского района Сумской области. Работая над биографией декабриста Александра Федоровича фон дер Бригена, изучаю различные источники, в которых по крупицам ищу факты о деятельности его потомков в Глуховском уезде Черниговской губернии, а они-то как раз принимали активное участие в деле народного образования. По ходу же попалось немало интересных сведений о сельских школах того времени. Все они в биографическую книгу не войдут, но, думается, эти факты будут интересны нынешним жителям тех селений, да и в какой-то степени высветят общие тенденции развития начального образования в Российской империи и, в частности, в Черниговской губернии. Рассказывая о зарождении и развитии начальных школ, я дал и некоторые сведения в целом по Глуховскому уезду и Черниговской губернии. Замечу сразу, что тогдашний Глуховский уезд был намного шире теперешнего Глуховского района, вот почему в заметках часто называются селения, принадлежащие ныне к другим районам.
  Основными источниками для написания публикуемых заметок были "Черниговские епархиальные известия", издававшиеся епархиальной консисторией с 1861 по 1911 годы; отдельные выпуски "Памятной книжки Киевского учебного округа" (в тот округ тогда входили учебные заведения и Черниговской губернии); "Журналы Глуховского уездного земского собрания" за 1868-1915 годы (журналами в то время называли протоколы заседаний) и некоторые отчеты Глуховской уездной земской управы; ежегодные "Календари Черниговской губернии", издававшиеся губернским статистическим комитетом, и некоторые другие документы и справочники [Примечание 1.].
  Я не претендую на полное и всестороннее освещение затронутой темы. Для этого надобно расширить круг источников. Поэтому история сельских школ еще ждет своих исследователей.
  И еще одно замечание: все даты, в которых указаны число и месяц, даны по старому стилю (юлианскому летоисчислению).
  
  
***
  
  Зарождение начальных школ
  
  В первой половине XIX века начальных школ в Глуховском уезде (да и в Черниговской губернии и всей Российской империи) было немного.Старейшие из них на Глуховщине - Березовская и Воронежская, основанные в 1843 году. Немного позже, в 1849 г. по Уставу 1828 г. было открыто начальное училище в Глухове [Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 93, 95-96]. Созданы были и три приходские школы: в 1847 году в Волокитине, в 1848 году в Ярославце и Сваркове [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 октября. - № 14. - С. 174]. Такая ситуация по начальному образованию сохранялась вплоть до 1860 года.
  В 1859 году архиепископом Черниговским и Нежинским стал Филарет (Дмитрий Григорьевич Гумилевский) - известный историк церкви, богослов и библеист, автор знаменитых историко-статистических описаний Харьковской и Черниговской епархий, которые и по сей день являются ценнейшим источником по истории этих регионов. (Уже в наше время, в 2009 г., архиепископ Филарет Черниговский причислен к лику местночтимых святых Черниговской епархии как святитель, с установлением памяти ему 9 августа).
  Владыка Филарет был страстным поборником начального образования. Исполняя постановление Священного Синода, он сразу с усердием принялся за организацию церковно-приходских школ в Черниговской епархии, распорядившись открыть их для мальчиков и девочек при каждой церкви. Отдельных помещений для таких школ было ничтожно мало, поэтому, по указанию владыки, занятия должны были проводиться в церковных сторожках или же в домах священников и причетников. Обучение девочек возлагалось на жен священников. Священнослужителям и их женам за проведение занятий никакой дополнительной платы не полагалось. Детей должны были обучать чтению, а желающих и письму, знакомить с главнейшими сказаниями из церковной истории, учащиеся обязаны знать на память молитву Господню, Символ веры, десять заповедей, стих "Богородице Дево, радуйся!".
  В 1860 году в короткое время в Черниговской губернии были открыты 759 церковно-приходских школ, большинство из них помещались в жилищах священнослужителей (до этого в каждом уезде было лишь по несколько начальных учебных заведений). В Глуховском уезде (в том числе в Слоуте, Черторигах, Обложках, Землянке, Яновке и Эсмани) в том же 1860 году созданы 55 церковно-приходских школ, в которых обучались 1054 мальчика и 135 девочек [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 сентября. - № 10. - С. 118-120, 123]. По данным на 23 мая 1862 года в Глуховском уезде числилось 56 школ, в них учились 1227 мальчиков и 116 девочек [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1862. - 15 июня. - № 20. - С. 189].
  В 1863 г. в Черниговской епархии было уже 848 церковно-приходских школ, которые посещали 15057 мальчиков и 2019 девочек. Кроме того, начальных училищ, созданных Министерством государственных имуществ, в губернии насчитывалось 51, где обучались 2507 мальчиков и 310 девочек, в следующем году число таких училищ возросло до 64 (32 первого разряда и 32 второго разряда) [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1865. - 15 марта. - № 6. - С. 73-74, 77]. Столько же школ (848) было в губернии и в 1865 году, но изменилось количество учащихся: мальчиков сократилось до 14302, девочек - до 1786 [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 1 июля. - № 13. - С. 229].
  
  
 []
  
  
 []
  
  
Святитель Филарет, архиепископ Черниговский и Нежинский в 1859-1866 годы
  
  Все годы своего архипастырского служения владыка Филарет посвятил заботе о начальных школах, часто бывал в них, оказывая им помощь, убеждал прихожан построить для школ специальные помещения. Летом 1866 года святитель Филарет совершил свой последний объезд Черниговской губернии, молитвами ободряя прихожан, напуганных разразившейся в предшествующем году эпидемией холеры. Во время объезда он посетил несколько школ в разных уездах, присутствовал на экзаменах. Но в августе сам заболел холерой и скоропостижно почил в Конотопе. Тысячи людей провожали гроб с телом святителя Филарета от Конотопа в Чернигов. Рассказывают, что случилось чудо: после его кончины вдруг прекратилась эпидемия; в народе верили, что своею смертью владыка обуздал страшную болезнь.
   Ежегодно количество учащихся то увеличивалось, то сокращалось, некоторые школы по разным причинам закрывались, другие открывались. В Глуховском уезде к завершению архипастырского служения владыки Филарета картина начального обучения была такова. Всех начальных народных училищ и церковно-приходских сельских школ в 1866 году насчитывалось 58, в которых обучались 1345 мальчиков и 81 девочка.
   В Глухове и Сваркове действовали начальные школы, открытые Министерством народного просвещения, поэтому и назывались министерскими. В Глуховском приходском училище законоучителем был священник Афанасиевской церкви Симеон Чернявский, окончивший курс Черниговской семинарии, за преподавание Закона Божьего он получал жалованье 14 руб. 28 ½ коп. в год. (Для сравнения с размером жалованья приведем некоторые цены в Черниговской губернии за 1861 год: пуд (приблизительно 16, 4 кг) конопляного масла стоил 3 руб., 1000 кирпичей - 5 руб., пуд говядины - 2 руб., курица - 15 коп., цыпленок - 6 коп., гусь - 30 коп., поросенок - 30 коп., 10 яиц - 6 коп., фунт (приблизительно 410 г) риса - 12 коп., фунт прованского масла - 60 коп. [Памятная книжка Черниговской губернии: Изд. Черниговским губернским статистическим комитетом / Чернигов: Тип. Губернская и Ильинского монастыря, 1862. - С. 353-354]). Остальные предметы преподавал Карп Павловский, окончивший 4 класса Новгород-Северской гимназии и получивший звание учителя, из городских доходов ему платили 84 руб. 85 ½ коп. в год. В Сваркове приходское училище содержалось наследниками помещика Александра Михайловича Марковича. Законоучителем там был священник Николаевской церкви, выпускник Черниговской семинарии Николай Муравский, получавший жалованье 14 руб. 28 ½ коп. в год. А учительствовал в Сваркове коллежский регистратор Николай Пименов. Он обучался в Санкт-Петербургском коммерческом училище, но полного курса не окончил, от Черниговской гимназии получил свидетельство на звание учителя. Жалованье ему было установлено в сумме 180 руб. в год, а кроме того, он "пользовался столом от помещиков г.г. Марковичей".
   Три училища открыты по распоряжению Палаты Министерства государственных имуществ - Воронежское, Березовское и Улановское. Все эти школы располагались в устроенных сельскими обществами добротных помещениях и содержались за счет общественных сборов. В Березе учителем в школе был священник Успенской церкви Василий Неговоров, ему за обучение детей платили по 100 руб. в год, а его помощникам из церковного причта по 15 руб. из общественных сборов по смете Палаты Министерства государственных имуществ. В 1866 году в Березовском училище обучались 77 мальчиков в возрасте от 7 до 15 лет.
  Ямпольское (Янпольское) училище содержалось за счет дохода от ярмарочной площади. Закон Божий преподавал местный священник Янчевский (жалованья не получал), остальные предметы - учитель Николай Зомнир, окончивший 4 класса гимназии и имевший звание сельского учителя, общее жалованье в год ему было положено в 150 рублей.
  В Ярославце начальную школу открыл и содержал за свои средства помещик Василий Аркадьевич Кочубей. Это была частная школа. Там учительствовал временнообязанный крестьянин Мина Филиппович Гагин, который до этого воспитывался в Санкт-Петербургской ланкастерской школе. Ежемесячно Кочубей платил ему 4 руб. 75 коп. Закон Божий преподавал приходский священник Георгий Мироненко (жалованья за работу в школе не получал).
  Остальные 51 школа были церковно-приходскими, 9 из них помещались в общественных домах, 8 - в церковных сооружениях, остальные - в домах священнослужителей. На их содержание денег ниоткуда не поступало, учителям (священникам, их женам и причетникам) жалованье за обучение детей не выплачивалось. Единственное, в чем помогали им прихожане по просьбе священников, так это дровами для отопления помещений зимой, да и то не всюду.
  Глуховская, Березовская, Сварковская, Улановская и Воронежская школы обеспечивались достаточным количеством учебных пособий (часословами, псалтырями, молитвословами, Евангелиями, прописями, церковными и гражданскими книгами, счетами и т. п.). Остальные же школы имели нужду в таких пособиях, а во многих их и вовсе не было.
  Учащихся в большинстве церковно-приходских школ было мало. [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 437-442; 1863. - 1 марта. - № 5. - С. 45; 1863. - 15 мая. - № 10. - С. 91; 1863. - 15 декабря. - № 24. - С. 254; 1864. - 15 ноября. - № 22. - С. 235].
  
  
 []
  
  
 []
  
  
Источник: Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 441-442
  
  С 1865 года по инициативе владыки Филарета при церковных приходах стали создаваться попечительства, которые заботились не только о материальном положении храмов, ремонте и оснащении церковных сооружений, но и о нравственно-религиозном просвещении и воспитании взрослых прихожан и их детей. На попечительства возлагались заботы о приходских начальных школах. Одними из первых в Глуховском уезде были созданы в 1865 году попечительства при Николаевской церкви в Эсмани и Рождество-Богородицкой церкви в Слоуте. В следующем году церковные попечительства образованы при Успенской церкви в Березе, при Михайловской церкви в Обложках, Николаевской и Христорождественской церквах в Черторигах и Покровской церкви в Землянке [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1865. - 1 декабря. - № 23. - С.310; 1866. - 15 августа. - № 16. - С. 290].
  
  
***
  
  От церковных школ к земским
  
  Перелом в организации начального образования в Российской империи начался после Высочайше утвержденного 14 июня 1864 года "Положения о начальных народных училищах", в которое в 1874 году внесены некоторые изменения и дополнения [Положение о начальных народных училищах от 14 июня 1864 года // Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание второе, Т. XXXIX, Отделение I, № 41068 / СПб.: Тип. II Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1867. - С. 613-618; Положение о начальных народных училищах от 25 мая 1874 года // Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание второе, Т. XLIX, Отделение I, № 53574 / СПб.: Тип. Второго Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1876. - С. 834-840]. Начальные народные училища, согласно этому Положению, делились на четыре вида: 1) ведомства Министерства народного просвещения: а) приходские училища, содержащиеся за счет местных обществ и частично за счет казны и пожертвований частных лиц; б) народные училища, учреждаемые и содержащиеся частными лицами; 2) ведомства министерств государственных имуществ, внутренних дел, удельного и горного - начальные училища, содержащиеся за счет общественных сумм; 3) церковно-приходские училища - с пособием и без пособия казны, местных обществ и частных лиц; 4) воскресные школы.
  Начальные народные училища могли быть с трехлетним курсом, в которых дети всех трех лет обучения одновременно занимались в одной классной комнате под руководством одного учителя. В четырехклассной (двухкомплектной) школе работали два учителя, а дети делились на две группы, каждая из которых занималась в отдельной классной комнате. В начальных народных училищах школьники должны изучать Закон Божий (краткий катехизис и священную историю, преподавание которых возлагалось на законоучителей-священников), чтение по книгам гражданской и церковной печати, письмо, первые четыре действия арифметики и, там, где это возможно, церковное пение.
  Но реформа начального образования шла с трудом и растянулась на годы. Финансирование большинства народных училищ взяли на себя земства. Однако сама земская реформа стартовала в том же 1864 году, что и школьная. Земские органы создавались в течение нескольких лет, на организацию и содержание учебных заведений, устройство школьных зданий у них в первое время не хватало денежных средств, ощущался также дефицит учительских кадров.
  Поэтому Глуховское земство (как и земства других уездов) в 1865 году сначала поручило уездной управе изучить состояние существующих начальных школ [Журналы Глуховского уездного земского собрания 25 июня 1865 г. // Черниговские губернские ведомости. - 1865. - № 31. - С. 227]. И лишь только в конце сентября - начале октября 1868 года уездное земство на своем ежегодном собрании приступило к рассмотрению, в соответствии с Положением 1864 года, проекта организации начальных училищ, разработанного специально созданной комиссией [Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 9-10, 28-33, 76-78]. Как констатировала комиссия, в Глуховском уезде действовали 5 приходских училищ и 47 сельских школ, "но сельские школы, не имея положительной организации, большею частию оставались на заботах о попечении священников, часто нуждались в топливе и сносном помещении, не могут быть привлекательны для простого народа, а родители не находят пользы посылать своих детей", "сельские школы, за некоторыми исключениями, не имеют средств к прочному существованию. Поселяне держат себя относительно этих заведений как-то апатично, скупятся на самые скромные жертвы и отказываются от всякого материального пособия". Священники не раз заявляли членам земской управы, "что многие школы терпят иногда недостаток в дровах, и ученики от сильного холода принуждены оставлять учение". Лучше всего были устроены учебные заведения в Яновке, Эсмани, Ярославце и некоторых других селениях. Эти школы посещало достаточное количество учеников, "а народ даже готов помогать своими посильными средствами". "Насколько грустно... печальное положение большинства сельских школ, настолько отрадно смотреть на хорошее состояние некоторых, как например: Яновской, устроенной попечением помещика А. Д. Карпеки... Холопковской, Зазирской и Есманской, обязанных усердию тамошних священников" [с. 29, 76-77].
  Учащихся во всех пяти начальных приходских училищах было около 180 мальчиков и девочек, хотя последних "весьма немного". Училища действовали в местечке Воронеже, селах Уланове и Березе, м. Янполе (Ямполе) и селе Сваркове. "Первые три училища получают содержание по штату из особого общественного сбора, передаваемого правительством в распоряжение губернского земства. Янпольское училище обеспечено средствами помещика Н. И. Неплюева, определившего в пользу этого училища доход с ярмарочной площади. Сварковское училище содержалось помещиком Марковичем" (временно закрыто в связи с увольнением учителя Пименова). Все эти училища располагались в специально построенных зданиях. Здания Березовского и Воронежского училищ "пообветшали и требуют ремонта. Исправление обоих зданий предположено произвести за счет экономии остатков от штатных сумм училищ за 1867 год". По Березовскому училищу такой остаток составлял 72 руб. 50 коп. Эта сумма предоставлена в распоряжении местного священника Василия Неговорова, принявшего на себя хлопоты по ремонту училищного здания. В 47 сельских церковно-приходских школах обучались до 1250 детей [с. 76-77].
  Уездная управа и комиссия предложили земскому собранию разделить все школы на три разряда [официально, по реформе 1864-1874 годов, сельские земские школы назывались начальными народными училищами, но я буду в настоящих заметках называть их то училищами, а то и, в качестве синонимов, школами]. В первый разряд вошли школы в Ярославце, Воронеже, Березе, Уланове, Янполе, Тулиголове, Дубовичах, Черторигах и Марчихиной Буде. Еще 9 школ определены во второй разряд: в Обложках, Слоуте, Собычеве, Кучеровке, Сопыче, Палеевке, Дунайце, Эсмани и Сваркове. В остальных 45 селах школы (даже еще не действующие, а только планируемые) причислены к третьему разряду [с. 30-31].
  Где найти средства на устройство и содержание начальных школ? Этот вопрос особенно волновал земское собрание. Ведь на каждую школу первого разряда требовалось в год по 150 руб. (ежегодное жалованье учителю 100 руб., священнику-законоучителю - 50 руб.), второго разряда - 130 руб. (учителю - 90 руб., священнику - 40 руб.), третьего разряда - 55 руб. (жалованье священнику). Из расчета исключили лишь Ярославецкую, Янпольскую и Сварковскую школы, которые содержались помещиками, и Березовскую, Улановскую и Воронежскую школы, финансируемые из денежного сбора бывших поселян государственных имуществ (через несколько лет все эти школы, кроме Янпольской и Сварковской, перешли на земское финансирование). Таким образом, общая сумма, которую на начальные народные училища надо было заложить в смету земских расходов (причем, самых необходимых минимальных затрат), составляла 4340 руб. в год. До этого уездное земство ассигновало на народное образование лишь 1000 руб. (из этой суммы в 1868 году выплачивались пособия некоторым училищам и наиболее отличившимся школьным наставникам, а также приобретены учебные пособия: 150 псалтырей, 840 молитвословов, 1200 букварей, 840 начатков христианского учения, 420 книг "Друг детей", 840 прописей, которыми снабдили все школы).
  Кроме этой тысячи рублей, надо было отыскать еще 3340 рублей. Земское собрание решило обложить специальным школьным сбором каждый двор сельского населения, а их в уезде числилось 13200. Все дворы разделили на две категории: первую наметили обложить 15 копейками в год, вторую - 35 копейками. Это давало дополнительно 3190 рублей. Остальную недостающую сумму решено привлечь с обложения 1000 владельческих дворов (по градации в зависимости от количества земли, находившейся в их собственности). Такой порядок земское собрание решением от 4 октября 1868 г. предполагало ввести с 1870 года, а организацию сельских школ на новых началах провести в течение трех лет [с. 30-31].
  Земское собрание постановило, что при открытии новых школ необходимо требовать от сельского общества "приговор, что те жители села, где устраивается школа, снабжали ее безоговорочно отоплением, заготовляли заблаговременно это топливо, и чтобы родители не отказывали посылать детей своих в школу". Собрание постановило, чтобы в каждой школе завели шнуровую книгу, в которую учитель вносил бы имена и фамилии всех учеников (позже земство стало присылать в школы бланки классных журналов). Определено, что учебный год будет начинаться 2 октября и продолжаться до Пасхи. "Одна только болезнь дитяти извиняет родителей в случае неявки мальчика в школу, но в таком разе желательно, чтобы родители извещали учителя, который и дает о том знать волостному фельдшеру". Земское собрание также решило, что учителей (выпускников гимназий, прогимназий, семинарий и т. п.) принимать на должность только после того, как они выдержат экзамен в уездном училищном совете [с. 32].
  Процесс переустройства церковно-приходских школ в земские начальные народные училища растянулся на все 70-е годы, ведь надо было решить вопрос о помещениях для школ, обеспечить их учительскими кадрами, учебными пособиями, склонить сельские общества к материальной поддержке начальных училищ.
  С 1870 года началось земское финансирование сельских народных училищ. Но не все запланированные земством школы открылись к тому времени, некоторые так и остались церковно-приходскими, иные и вовсе закрылись, а часть школ была переведена из одного разряда в другой.
  К началу 1871 года, по данным земских отчетов, уже действовали 12 школ первого разряда: Березовская, Воронежская, Марчихино-Будская, Тулиголовская, Черторигская, Дубовичская, Ярославецкая, Янпольская, а также переведенные из низших разрядов Слоутская и Локотская (Улановское земское училище не открылось, так как местные жители отказались содержать за свой счет школьное помещение, его отопление и наем сторожа). В Янполе помещик Н. И. Неплюев финансировал училище доходом от ярмарочной площади (до 200 руб. в год), а земство отпускало школе дополнительное ежегодное пособие в 100 руб.
  Действовали и училища второго разряда: в Сваркове (содержалось помещиком П. А. Марковичем), Палеевке, Холопкове, Дунайце, Яновке (помещение для училища устроено помещиком, статским советником А. Д. Карпекой), а также переведенные из третьего разряда во второй в Кучеровке (обеспечивалось процентами с пожертвования покойной помещицы Александры Семеновны Аммосовой, которая завещала училищу 4560 руб.; школьное помещение подарено и устроено ее сыном помещиком Николаем Дмитриевичем Аммосовым; учитель в этой школе получал жалованье 200 руб. серебром, законоучитель - 50 руб.), Некрасове, Журавке, Хохловке и Княжичах (последнее училище в 1870 году закрывалось, так как поселяне отказывались содержать школьное здание). По третьему разряду с 1871 года существовали земские училища лишь в Макове, Гремячке и Литвиновичах (земство увеличило содержание школ третьего разряда с 55 до 60 рублей в год). В 1871-1872 учебном году в земских сельских училищах Глуховского уезда обучались 1150 мальчиков и 66 девочек.
  Запланированные в проекте 1868 года земские училища по второму разряду в Обложках, Собычеве, Сопыче и Эсмани, а по третьему разряду в Полошках и Суходоле по разным причинам до 1871 года так и не открылись (в Собычеве - из-за отсутствия учителя, в Эсмани, как и в Суходоле, - из-за нежелания поселян содержать и отапливать школьные помещения, обеспечивать их сторожами). Только в октябре 1871 года земские сельские училища начали действовать в Собычеве и Полошках. А в Эсмани, Уланове и Суходоле никакие убеждения на поселян не действовали. Члены уездной управы и гласный (депутат) Глуховского уездного земского собрания Д. Г. Лазаревич и в следующем (1872-м) году неоднократно бывали в этих селах на сходах, где убеждали жителей в необходимости содержать школьные помещения, но все их уговоры оставались бесплодными. Поэтому 16 сентября 1872 г. уездное земство, кроме 4300 руб., которые ассигновались на жалованье учителям и законоучителям в сельских училищах, решило дополнительно выделять 1200 руб. в год на отопление школьных зданий. Это, в частности, дало возможность открыть сельское училище в Уланове [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 9, 33-36, 58-61; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1872 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1873. - С. 21-23; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1876. - С. 37, 39-40].
  "Родители, сознавая пользу грамотности, охотно посылают детей своих в школу, гордятся грамотностию их и радостно слушают, когда дети читают им Священное писание", - такое наблюдение прозвучало на заседании Глуховского земства в 1872 году. Но даже там, где сельские общества дали согласие оказывать помощь училищам, школьные здания зачастую были сыры и грязны, нередко оставались без дров, окна и двери в них были не исправны, по несколько дней, пока не привезут дрова, помещения не отапливались, занятия проводились в холодных классах, а то и на какое-то время прекращались. Сельские училища остро нуждались в мебели, учебных книгах и пособиях, не хватало грифельных досок, счетов и т. п., не во всех школах были настенные часы. Кое-что из учебников, классных журналов и пособий выделял для уезда Черниговский губернский училищный совет, а кое-что закупало Глуховское земство, помощь оказывали и попечители школ, но это не решало проблему учебно-материальной базы школ.
  Переустройство уездной школьной сети наталкивалось также на сложности с привлечением учительских кадров. Как отмечалось на земском собрании в 1872 году, многие сельские учителя, сами с трудом окончившие курс уездного начального училища, мало заботились об улучшении преподавания, будучи уверены, что вместо них не скоро найдутся хорошие преподаватели за 90 или 100 руб. в год. И все-таки, несмотря на дефицит кадров, некоторых, особенно нерадивых и не способных к учительской работе, приходилось увольнять. По этой причине, если не удавалось сразу найти им замену, тоже приостанавливались занятия. К примеру, в 1873-1874 учебном году в четырех училищах были вакантными должности учителей. Поэтому для привлечения в школы способных и усердных учителей земское собрание разрешило уездной управе увеличивать лучшим преподавателям годовой оклад до 200 рублей. Выплачивались также земские стипендии нескольким учащимся Черниговской учительской семинарии с условием, что те после окончания учебы вернутся в Глуховский уезд преподавать в начальных народных школах. Во второй половине 70-х годов для сельских учителей стали организовывать педагогические курсы. В уездном земстве также надеялись, что часть выпускников Глуховской прогимназии, открытой в 1870 г., и Глуховского учительского института, основанного в 1874 г., пополнит состав учительских кадров.
  Решено было для каждого училища избирать попечителя, который бы наблюдал за школой и заботился о ее нуждах [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1872 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1873. - С. 22-25; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1876. - С. 38; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 67-68].
  
  
 []
  
 []
  
  
Попечители начальных народных училищ в Глуховском уезде, избранные Глуховским уездным земским собранием в 1877 г. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 143-144
  
  
 []
  
 []
  
  
Попечители начальных народных училищ в Глуховском уезде, избранные Глуховским уездным земским собранием в 1883 г. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 121-122
  
  
 []
  
 []
  
  
Попечители начальных народных училищ в Глуховском уезде, избранные Глуховским уездным земским собранием в 1889 г. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания очередного заседания 1889 г. / Чернигов: Типография Губернского Правления. - 1890. - С. 95-96
  
  В октябре 1873 года в санкт-петербургском педагогическом журнале "Семья и школа" опубликована довольно критическая статья о народном образовании в Черниговской губернии, в сокращенном виде ее перепечатали в "Черниговских епархиальных известиях" [Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1874. - 1 апреля. - № 7. - С. 153-160]. Проанализировав земские отчеты о народном образовании, автор статьи писал, что в 1873 году в Глуховском уезде числилось 11 378 детей школьного возраста, но, несмотря на выделяемые земством деньги на народное образование, фактически ни одной земской школы не было, только казенные училища и церковно-приходские школы. Не имея средств, они то открывались, то закрывались. В статье утверждалось, что школы бедны, устроены они и поддерживаются большею частью приходским духовенством при небольшом содействии сельских обществ, многие из них помещаются в тесных домах духовенства или в церковных сторожках, да и обучением детей безвозмездно занимаются в основном священнослужители, хотя те и сами бедны [Примечание 2].
  Во многом автор этой статьи прав, хотя и несколько умалил усилия земства, ведь в первой половине 70-х годов только начался процесс переустройства школьной сети. Деньги, которые тогда планировало земство на сельские школы, расходовались не в полной мере. Так, в 1872 году из 4300 рублей, выделенных Глуховским земством на жалованье учителям и законоучителям, потрачено лишь 2856 руб. 9 коп.; в первой половине 1873 г. - 1210 руб. 65 коп. из годовой суммы в 4300 руб. (плюс 338 руб. 86 коп. по смете расходов за 1872 г.), на отопление школьных помещений и наем сторожей - 105 руб. из 1200 руб.; в 1874 г. - 3510 руб. 19 коп. из 4300 руб., запланированных на жалованье учителям, а на отопление школьных помещений - 780 руб. из 1200 руб., предусмотренных сметой [Отчет Глуховской уездной земской управы с 1 января 1872 по 1 июля 1873 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1873. - С. 14-15; 108-109, 140-141; Отчет о суммах, находившихся в кассе Глуховской уездной земской управы за 1874 и первую половину 1875 года / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1875. - С. 18-19].
  Согласно земским отчетам, в 1873-1874 и 1874-1875 учебных годах в селах Глуховского уезда было 29 начальных училищ (11 первого разряда, 15 второго разряда и 3 третьего разряда). Продолжали действовать и церковно-приходские школы, но в некоторых селах дети были вообще лишены возможности получить начальное образование. В 1876-1877 учебном году в 30 земских училищах обучались 2104 ребенка (1961 мальчик и 143 девочки), в 1877-1878 учебном году - 1905 детей (1791 мальчик и 114 девочек) [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1876. - С. 37; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1875 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1876. - С. 32; Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 128; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 105].
  
  
 []
  
  
Количество учащихся в земских сельских начальных народных училищах в 1874 г. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38
  
  Уездное земство вынуждено было увеличить расходы на начальные школы: с 1876 года на жалованье учителям и священникам всех школ ассигновалось 5500 руб., еще 1200 руб. выделялось на отопление училищных помещений и наем сторожей, изыскивались деньги и на приобретение учебных книг и пособий, хотя это были мизерные суммы. Земские деятели не удовлетворены были состоянием многих училищ, большинство которых ютилось в тесных помещениях, а то и просто в крестьянских хатах. А ведь число учащихся в школах росло. Да и рождаемость в уезде была высокой, а это надо было учитывать в перспективных планах развития школьной сети [Примечание 3].
  Гласные (депутаты) уездного земства понимали, что надо строить специальные здания для школ. Сооружение каждого из них, по подсчетам гласного Н. И. Неплюева [тайного советника, Глуховского уездного предводителя дворянства в 1863-1872 годы, а с 1872 по 1890 годы Черниговского губернского предводителя дворянства], в среднем обойдется в 3000 руб. А значит, на 30 школ потребуется 90 тысяч рублей. Но таких денег у земства не было. Ф. М. Уманец поэтому предложил не спешить с открытием новых школ, а основывать их только там, где есть удобные помещения для них и где сельские общества гарантируют содержание училищных зданий. По мнению гласного В. И. Туманского назрела необходимость пересмотреть прежние постановления о начальных школах. С этой целью была образована специальная комиссия для обсуждения вопроса об участии земства в народном образовании [Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 116, 128, 131].
  На собрании Глуховского земства в 1878 году с проектом развития начального народного образования в уезде выступил гласный Ф. М. Уманец. Так как земство не в состоянии финансировать все школы на достойном уровне, он предложил разделить села на три разряда, при этом на сельские общества с богатыми доходами (первого разряда) возложить полностью содержание начальных училищ, а на общества сел второго разряда - частичные затраты. Но такое предложение земское собрание не поддержало, так как это могло привести к массовому закрытию школ. Разгорелся спор и по вопросу о жалованье учителям. Уманец предложил установить его в размере 150 рублей в год. По мнению Н. И. Неплюева, это "слишком ограниченное вознаграждение, менее 200-250 руб. нельзя дать жалованья, иначе трудно будет иметь хороших учителей". С ним согласился и гласный Ф. А. Кулешов: "...жалованье, получаемое нашими сельскими учителями, так ничтожно, что не дает им возможности иметь сколько-нибудь сытный обед, платить за квартиру и иметь необходимую приличную его званию одежду... Кто из сельских обывателей отнесется с верою, что народное образование улучшит благосостояние народа, когда на глазах у них учитель школы, т. е. распространитель народного образования, ходит в порванных сапогах, дырявом сюртуке и т. п., каждый из поселян вправе не поверить, указав на самого учителя".
  Проект Уманца собрание поручило доработать комиссии и представить его на заседание уездного земства в следующем году [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 105-138].
  Окончательные решения были приняты на очередном заседании Глуховского уездного земского собрания в 1879 г. Все школы были разделены не на три, а на два разряда. Учителю первого разряда установлено годовое жалованье 200 руб., второго разряда - 150 руб., помощнику учителя - 120 руб., священнику-законоучителю - 60 руб. (за 60 уроков в год, а за один урок - 1 руб.). Учителю, прослужившему в сельской школе уезда три года, назначалась надбавка в 20 процентов, столько же процентов добавлялось за следующие три года - и так, пока оклад вместе с прибавками не составит 300 руб. Учителю за счет сельского общества полагалась готовая квартира в здании училища или около него. Земство приняло на себя финансирование отопления школьных помещений, но о самом здании должно позаботиться сельское общество. Определены сроки обучения в учебном году - с 15 сентября до 1 мая (в Воронежском, Янпольском и Марчихино-Будском училищах - с 15 августа по 25 июня). Фактически же занятия начинались 1 октября, так как во второй половине сентября проводился прием учащихся.
  Утвержден список селений первого и второго разрядов (в него вошли как селения, где школы уже действовали, так и те, где училища еще не открыты). К первому разряду причислены местечки Воронеж, Янполь, Марчихина Буда, Дубовичи, села Уланово, Береза, Слоут, Черториги, Ярославец, Кучеровка, Полошки, Тулиголово, Сварково и Волокитино. Села второго разряда - Годуновка, Некрасово, Суходол, Бачевск, Сопыч, Эсмань, Студенок, Полковничья Слобода, Пустогород, Яновка, Белокопытово, Обложки, Землянка, Дунаец, Зазирки, Литвиновичи, Холопково, Ховзовка, Баничи, Викторово, Орловка, Усок, Гремячка, Белица, Палеевка, Локотки, Маково, Собычево, Княжичи, Хохловка, Чуйковка и Журавка (в 1884 г. Локотское и Эсманское училища переведены из второго в первый разряд).
  Всего на содержание 34 сельских школ на 1880 год запланировано 7980 руб. (за исключением субсидии на Кучеровскую школу 296 руб. 40 коп. эта сумма составляла 7683 руб. 60 коп.), особо выделено 200 руб. на приобретение учебных пособий, на отопление каждой школы - по 25 руб. (на 34 школы - 850 руб.). На 1884 год расходы земства на содержание учителей и законоучителей 37 сельских училищ возросли до 10344 руб., а на учебные пособия - до 1000 руб.; на 1885 год на выплату жалованья учителям 40 школ запланировано 11168 руб., на учебные пособия - 600 руб., на отопление училищных помещений - 900 руб., на приобретение в каждое училище портретов императора Александра III - 50 руб., а еще на Воронежскую, Дубовичскую и Янпольскую школьные библиотеки - по 25 руб. на каждую (в 1883 году земство по инициативе гласных Ф. А. Кулешова и Н. И. Неплюева приступило к рассмотрению вопроса об организации библиотек и в других училищах).
  В 1884 году предпринята попытка изменить устав о начальных народных училищах Глуховского уезда. В проекте нового устава, подготовленном земской управой, предлагалось не делить школы на разряды, число учащихся на одного учителя ограничить 60 детьми, всем учителям установить одинаковое жалованье 200 руб. в год, а с процентными надбавками за выслугу лет - до 300 руб. Но уездное земское собрание эти новшества не поддержало. Мнение гласных выразил А. Г. Трофименко (попечитель Березовского училища): новый устав потребует больших затрат, а "мы, кроме долгов, ничего у себя не имеем", "по одежке простирай ножки", "худо будет, когда мы натянем струны нашей сметы, и еще хуже этого, когда станем потом закрывать школы". Уездное земское собрание предложенный проект отклонило и поручило управе лишь внести в действующий устав незначительные правки, уже одобренные земством после 1879 года [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 27-50, 128-129; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 67, 93; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1884 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1885. - С. 17, 57-59, 118].
  Ощущая недостаток денежных средств, земство теперь не спешило с учреждением новых сельских училищ (даже сразу не удовлетворяло прошения жителей тех сел, которых раньше пришлось убеждать в необходимости поддержать открытие школ). Жесткие требования стали предъявлять к сельским обществам: те обязаны были устроить удобное помещение для занятий и квартиру для учителя. Лишь в 1878 году земское собрание разрешило открыть школу по первому разряду в с. Сопыч (попечителем избран Петр Григорьевич Анисимов). В 1879 г. удовлетворено прошение сельского общества Полошек об основании в селе народного училища, выделив на него 260 руб. (попечителем избран Иван Михайлович Скоропадский). В том же году разрешено открыть двухклассное училище в Воронеже. А вот в Баничах сельское общество не торопилось организовывать училище, хотя местная помещица Коробчевская пожертвовала дом для школьных занятий. С 1 января 1886 г. земство разрешило открыть сельские училища 2-го разряда в Кочергах и Уздице (попечителями школ избраны: в Кочергах - помещик Андрей Михайлович Миклашевский, в Уздице - местный землевладелец Сергей Алексеевич Высоцкий).
  На своем заседании в 1885 году уездное земство констатировало, что из запланированных 48 начальных народных училищ уже действуют 40, в которых обучаются 2561 ребенок, в остальных восьми селах школы еще не открыты, так как поселяне не выстроили помещения для них; на жалованье учителям, законоучителям, учебные пособия и отопление школьных зданий ежегодно тратится свыше 13 тысяч руб. Так, например, на 1886 год запланировано: на содержание учителей и законоучителей - 11486 руб., на учебные пособия - 600 руб., на выписку книг для награждения выпускников школ - 100 руб., на отопление училищных домов - 760 руб. (по 20 руб. на каждую школу). В 1887 году было 42 сельские школы, в которых обучались 2764 ребенка. На 1888 год на начальное народное образование запланировано свыше 13800 руб. (впервые предусмотрено учреждение летних курсов для учителей, на что предусмотрено 200 руб.), на 1889 год - почти 14300 руб., на 1890 год - более 15 тысяч (с 1890 года решено открыть школу второго разряда в Студенке), на 1892 год - почти 16 тысяч рублей (в том числе на устройство школьных садов и огородов - 150 руб.). В 1897 году в Глуховском уезде уже действовали 48 земских начальных народных училищ. На 1898 год на их финансирование запланировано более 16500 руб., почти столько же на 1899 год.
  Кроме уже действовавших библиотек в Воронежском, Янпольском и Дубовичском училищах, по предложению гласного Ф. А. Кулешова решено открыть в 1888 году еще восемь школьных библиотек: в Сваркове, Волокитине, Черторигах, Орловке, Эсмани, Локотках, Березе и Слоуте, а с 1892 года библиотеки стали действовать при школах в Баничах, Уланове, Ярославце и Собычеве. На отопление каждой библиотеки полагалось 10 руб., на вознаграждение библиотекарю - 30 руб. в год. В 1897 году земство также озаботилось открытием народных библиотек для взрослых: в Янполе - в здании волостного правления, в Дубовичах - в отдельном помещении или в чайной комитета трезвости, а в Кучеровке, Орловке, Воронеже, Уланове, Березе, Эсмани и Тулиголове - в училищных зданиях, но в отдельных комнатах с самостоятельным ходом. В 1899 году уездное земство на своем заседании рассматривало вопрос об открытии народных библиотек-читален в Локотках, Марчихиной Буде, Хохловке, Полковничьей Слободе, Яновке, Холопкове, Сопыче, Баничах, Ярославце и Палеевке. В начале 20 века в уезде было уже 20 библиотек-читален, в смете 1902 года запланированы ассигнования для снабжения их столами и лампами (по 10 руб. на каждую библиотеку - всего 200 руб.) [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 117; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 51, 127-128; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1885 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1886. - С. 10, 58-60, 102, 123; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 22, 25, 61, 94-98; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 40; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1889 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1890. - С. 10, 19; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 8, 40; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередной сессии 1897 года /Глухов: Печатня наследников Шумицкого. - 1899. - С. 123, 127; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 74, 86-87; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1899 года... / Глухов: Печатня наследников Шумицкого. - 1900. - С. 173; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12 - 18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 17].
  Земство стало еще требовательнее и к открытию новых школ, и к состоянию уже существующих. Села, где училищные здания не соответствовали установленным нормам, земство грозило лишить финансирования. Например, на заседании уездного земства в 1886 году такая угроза прозвучала в адрес сельского общества Литвиновичей. Там школа не имела постоянного помещения для занятий: "Школа путешествует по селу из одной хаты в другую и помещается, по большей части при порядочном числе учеников, в тесных и грязных избах". По словам гласного П. Н. Толмачева, "общество никакого внимания не обращает на постройку", хотя он предлагал на своей земле место для нового школьного дома, но сельчане этим не воспользовались. Земское собрание посчитало, что оставаться школе в таком положении никак нельзя. Уездной управе было поручено назначить сельскому обществу Литвиновичей срок до 1 сентября 1887 года для устройства школьного здания, в противном случае будет отказано в содержании училища от земства. Угроза подействовала.
  На заседании уездного земства в 1887 году вновь подтверждено, что за училищные здания и их охрану ответственность несет сельское общество. В 1889 году установлено, что земство на устройство школьных зданий может предоставлять сельским обществам ссуду, но не более 3000 рублей. А в 1891 году уездное земское собрание постановило: в селах, где нет удобных помещений для учебных занятий, школы будут закрываться [Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С. 110-111; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 19-21; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1889 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1890. - С. 9; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления, 1892. - С. 8-9].
  
  
***
  
  Второе рождение церковных школ
  
  В 70-е годы XIX века все церковно-приходские школы в Глуховском уезде были преобразованы в земские начальные училища. Так что церковных школ на Глуховщине, как и во многих других уездах империи, не осталось.
  13 июня 1884 г. император Александр III утвердил "Правила о церковно-приходских школах". "Церковно-приходскими школами именуются начальные училища, открываемые православным духовенством. Школы сии, - отмечалось в ''Правилах...'', - имеют целию утверждать в народе православное учение веры и нравственности христианской и сообщать первоначальные полезные знания". Церковно-приходские школы могли быть одноклассные с 2-летним и двухклассные с 4-летним курсом обучения. В них преподавались Закон Божий (изучение молитв, священная история и объяснение богослужения, краткий катехизис), церковное пение, чтение церковной и гражданской печати и письмо, начальные арифметические сведения. В двухклассных школах, сверх того, изучались начальные сведения из истории церкви и Отечества. Руководство церковно-приходскими школами осуществлялось специально созданным органом - Училищным советом Святейшего Синода. При церковно-приходских школах могли проводиться уроки для взрослых, открываться особые ремесленные отделения и рукодельные классы, воскресные школы [Правила о церковно-приходских школах от 13 июня 1884 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье, Т. IV, № 2318 / СПб.: Государственная типография, 1887. - С. 372-374].
  С 1891 г. к церковным школам были отнесены и школы грамоты, которые до этого открывались на средства самих поселян и давали даже не начальное, а просто элементарное образование, в них учительствовать мог любой грамотный человек. Согласно же "Правилам о школах грамоты", утвержденным императором 4 мая 1891 года, эти школы должны открываться и действовать в городских и сельских приходах, а также при монастырях, и подлежать "исключительно ведению и наблюдению духовного начальства". Ответственность за школы грамоты возлагалась на приходских священников [Правила о школах грамоты от 4 мая 1991 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье, Т. XI, № 7665 / СПб.: Государственная типография, 1894. - С. 235-238].
  С середины 80-х гг. XIX в. вновь началась организация церковных школ во всей Российской империи, в том числе и в Глуховском уезде. В 1889-1890 учебном году на Глуховщине было 11 церковных школ (6 церковно-приходских школ и 5 школ грамоты). В 1896-1897 учебном году существовали 12 церковно-приходских школ (в них обучались 452 мальчика и 154 девочки) и 32 школы грамоты (635 мальчиков и 266 девочек).
  А по данным на 1 января 1899 года уже действовали одна второклассная церковно-приходская школа в Воронеже (открыта в 1898 г.), 12 одноклассных: три в Глухове - Соборно-Троицкая (открыта в 1892 г.), Вознесенская в память 900-летия Черниговской епархии (с 1894 г.) и Анастасиевско-Николаевская (с 1896 г.), две монастырские - при Гамалеевком женском монастыре (с 1890 г.) и при Петропавловском монастыре (с 1894 г.), а также в Ворголе (с 1896 г.), Белице (с 1885 г.), Ястребщине (с 1885 г.), Суходоле (по одним данным с 1884 г., по другим - с 1886 г., но вторую дату, на основе проведенного мною анализа источников, считаю ошибочной), Свессе (с. 1888 г.), Бачевске (с 1884 г.), Полковничьей Слободе (с 1884 г.). В 1896 году Гамалеевская, Соборно-Троицкая, Петропавловская и Воргольская преобразованы из школ грамоты в церковно-приходские.
  К концу 19 столетия создано также 39 школ грамоты, в том числе в Глухове (Веригинская), Полошках, Кореньке, Уланове, Воронеже (три), Семеновке, Некрасове, Черневе, Сопыче, Тулиголове, Годуновке, Марчихиной Буде, Янполе (две), Ярославце, Дубовичах, Черторигах, Обложках, Березе, Годуновке, при Гамалеевском женском монастыре и др.
  В 1896-1897 учебном году в Глуховском уезде было 12 церковно-приходских школ и 32 школы грамоты. В 1900 г. количество церковных школ сократилось, но потом снова стало увеличиваться: в 1900 г. действовали 27 церковных школ (10 церковно-приходских и 17 школ грамоты), в 1901 году - 30 церковных школ (11 церковно-приходских школ, в которых обучались 334 мальчика и 228 девочек, и 19 школ грамоты, в которых учились 443 мальчика и 80 девочек), 14 школ имели собственные здания, 10 ютились в наемных домах, остальные - в неприспособленных помещениях, учителями в школах грамоты были в основном выпускники земских и церковно-приходских школ. В 1904-1905 г. г. в уезде действовали 1 двухклассная церковно-приходская школа, 17 одноклассных церковно-приходских школ (13 смешанных и 4 женских) и 37 школ грамоты (30 смешанных и 7 женских), в них обучались 2314 детей (1442 мальчика и 872 девочки) [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1891. - 1 марта. - № 5. - С. 164; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1895. - 15 октября. - Приложение к № 20. - С. 2-5, 4-9; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 15 июня. - № 12. - С. 344-347; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 15 августа. -№ 16. - С. 562-567; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 1 мая. - № 10. - С. 205-213; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 1 сентября. - № 17. - С. 560-563; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 15 сентября. - № 18. - С. 614-621; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1900. - 1 февраля. - Приложение к № 3. - С. 18-45; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1906. - 15 февраля. - № 4. - С. 132; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1906. - 1 марта. - № 5. - С. 167; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1906. - 1 мая. - № 9. - С. 331; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12 - 18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 20-21; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1902 года... / Чернигов: Типография губернского земства. - 1903. - С. 51].
  По словам председателя Глуховского отделения Черниговского епархиального училищного совета священника К. Рознатовского [Примечание 4], в 80-е - первой половине 90-х годов XIX века церковные школы влачили жалкое существование: "Ахиллесова пята наших церковных школ - их крайняя материальная необеспеченность... только 4 школы имеют собственные помещения, только 6 имеют определенные и устойчивые средства содержания, только 2 имеют некоторое подобие школьных библиотек" [Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1895. - 15 ноября. - № 22. - С. 696]. И только во второй половине 90-х годов в некоторых селах церковные школы (стараниями священников, сельских обществ и попечителей) стали превосходить земские училища и по обустройству зданий, и по организации учебного процесса. В Сопыче, Марчихиной Буде и Потаповке, а позже и в Березе это привело к переходу части детей из земских школ в церковные [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 15 мая. - № 10. - С. 264]. Из-за этого в этих селах даже начались конфликты между учителями-земцами и учителями церковных школ, что отчасти вынужден был признать и К. Рознатовский: "Много было писано, а еще больше говорено о взаимных раздорах школ церковных и земских. Факты, как водится, преувеличивались, раздувались, но увы! Часто в подкладке преувеличений была доля и правды..." [Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1898. - 15 января. - № 2. - С. 95].
  С начала XX века Глуховское уездное земство, одно из первых в Черниговской губернии, взяло на себя частичное финансирование церковных школ (большинство других уездов не субсидировало церковные школы вообще). На заседании уездного земства в 1904 г. отмечалось, что из земского бюджета для 35 церковных школ, в которых обучались 1545 учащихся, выделялось 1325 руб. в год. Сумма, конечно, незначительная, поэтому священники обращались за финансовой помощью и к сельским обществам, и к богатым благотворителям. Книгами снабжал школы епархиальный училищный совет, из синодальных сумм выплачивалось жалованье и некоторым учителям [Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 18-19].
  
  
***
  
  Начальные народные училища в начале XX века
  
  К началу 20-го столетия Глуховское земство выполнило план, намеченный в конце 60-х - начале 70-х годов по открытию сельских начальных народных училищ. С 1 октября 1900 года установлены новые оклады для преподавателей: в школах первого разряда первому учителю стали платить 240 руб. в год, второму - 180 руб. (с 1905 года и второму учителю 240 руб.), в школах второго разряда первому учителю - 200 руб., второму - 180 руб. Во всех сельских школах для каждого ученика введена обязательная плата за правоучение в размере 1 руб. в год (дети из бедных семей от нее освобождались). В сентябре 1901 года уездное земство приняло решение об открытии Воронежского и Янпольского двухклассных училищ, для которых намечено построить новые здания. Определены обязанности училищных сторожей: кроме охраны помещений, на них возлагались обязанности по пилке дров, отоплению школьных зданий, их уборке и т. п. Но сторожа, нанятые сельскими обществами, зачастую охраняли церковные здания и лишь по совместительству (и то только в учебное время) школьные помещения, в летнее время многие школы оставались без присмотра, были случаи, когда туда проникали злоумышленники и похищали училищное имущество. Поэтому в 1902 году собрание уездного земства постановило нанимать для школ постоянных сторожей с годовым жалованьем им от земства в 36 руб., а эту сумму вносить на оклад обществам. На этом же собрании решено все школьные здания (особенно новые) покрыть огнестойкими железными крышами. В 1905 году из второго разряда переведены училища в селах Баничи, Зазирки, Орловка, Хохловка, Чуйковка и Крупец.
  На 1901 год на жалованье учителям и законоучителям запланировано 18510 руб. (в том числе для Березовского училища - 720 руб., Землянского, Черторигского и Яновского - по 540 руб. на каждое, Эсманьского и Слоутского - по 480 руб. на каждое, Обложковского - 260 руб.), на отопление сельских училищ - 900 руб., на учебные пособия и классные принадлежности - 920 руб., а еще выделено 500 руб. на пристройку для ремесленных классов при Баничской школе (в 1902 году, благодаря финансовой поддержке землевладельцев П. Я. и Г. Я. Дорошенко, в Баничах открыта первая в уезде новая народная школа с преподаванием в ней столярного и ткацкого ремесел). В 1905 году содержание учителей и законоучителей в сельских начальных народных училищах обошлось земству в 20360 руб. (в том числе в Обложковском училище - 465 руб., Березовском и Черторигском училищах - по 516 руб., в Землянском и Яновском - по 540 руб., в Эсманьском - 556 руб., в Слоутском - 576 руб.), отопление училищных зданий - в 960 руб., наем сторожей - в 1728 руб. В начале 20 века земство стало финансировать (правда, небольшими суммами) и церковные школы: на 1902 год выделено 450 руб. на церковно-приходские школы, 425 руб. - на школы грамоты, 200 руб. - дополнительно на преподавание рукоделия в женских школах; в смете на 1903 г. запланировано 1275 руб. на церковно-приходские школы и школы грамоты, а на 1905 год сумма выросла до 1400 руб.
  Кроме того, в 1905 году увеличены ассигнования на библиотеки (на отопление и освещение 20 библиотек потребовалось, как и раньше, 200 руб., а расходы на жалованье библиотекарям возросли вдвое - до 1200 руб., каждому же библиотекарю стали платить по 60 руб. в год). А вот библиотеки-читальни для взрослого населения, возникшие в селах уезда на рубеже 19 и 20 веков, себя не оправдали, число читателей было незначительным, многие годы библиотеки не пополнялись новыми книгами, а те, что там имелись, пришли в ветхость. В 1912 году в земстве даже обсуждалась передача читален в школьные библиотеки, но комиссия по народному образованию эту идею не поддержала[Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1900 года... / Глухов: Печатня наследников А. Шумицкого. - 1901. - С. 91-92, 98-99; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12 - 18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 59-60, 87; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1902 года... / Чернигов: Типография губернского земства. - 1903. - С. 13, 100, 112; Отчет Глуховской уездной земской управы за 1901 год / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 30-33, 96-98; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1903 года... / Чернигов: Типография губернского земства. - 1904. - С. 43; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 118; Отчет Глуховской уездной земской управы... за 1905 год / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1906. - С. 52-59, 118-120; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1905 года... / Глухов: Типография А. С. Квасниковой. - 1906. - С. 91-92; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1912 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1913. - С. 298-300].
  С каждым годом содержание школ становилось все более обременительным для земства. В 1904 году свыше 35 процентов своего доходного бюджета Глуховское земство направляло на народное образование (с учетом Глуховской городской мужской гимназии). Земство финансировало 85 церковных школ и начальных народных училищ, израсходовав на них 26718 рублей в год (полностью содержало 12 церковно-приходских школ, 22 школы грамоты, 49 сельских начальных народных училищ и еще 2 училища частично). Но, несмотря на такую обширную сеть, образование для многих детей было недоступно. Вот что показали подсчеты, обнародованные на земском собрании 1904 года: во всех начальных народных училищах обучались 4059 школьников (3431 мальчик и 628 девочек), в церковных школах - 1476 (953 мальчика и 523 девочки), вместе это 5535 детей (4384 мальчика и 1151 девочка), еще около 2 тысяч детей учились в гимназиях, городских приходских училищах, ремесленном училище, сельскохозяйственной школе и школе садовых рабочих; всего же в уезде было свыше 12800 детей школьного возраста, следовательно начального образования были лишены почти 5300 детей школьного возраста, и большинство из них это девочки.
  В некоторых поселениях вообще не было каких-либо учебных заведений. Например, в отчете Черниговского епархиального училищного совета за 1896-1897 учебный год среди таких поселений называлось даже местечко Шостка (в разных источниках статус Шостки во второй половине XIX - начале XX в. в. обозначается то посадом, то военным посадом, то военным поселением, то просто поселением, a то местечком; я же буду называть, как в официальных правительственных документах, местечком).
  Действительно, в Шостке не было ни земской, ни церковной школы. Земское начальное училище действовало в Локотках (ныне это район Шостки, а тогда соседнее с ней село). Но учебные заведения все-таки существовали и в самом местечке. В течение 55 лет, с 1809 по 1864 год, в Шостке действовала казенная школа кантонистов. [Кантонистами называли солдатских детей, приписанных к военному ведомству. В 1856 г. император Александр Второй освободил солдатских детей от принадлежности к военному ведомству, школы кантонистов стали постепенно упраздняться, оставшиеся же спустя два года были преобразованы в училища военного ведомства, но многие из них со временем тоже закрылись]. После ликвидации школы кантонистов до 70-х годов в Шостке не было ни одного учебного заведения. Частное начальное училище там открыл священник Введенской церкви протоиерей Дамиан Амвросиевич Борщ [Примечание 5]. По сведениям на конец 1877 года он был законоучителем в школе, а учительствовал там сын священника Андрей Никифорович Бруневский. [В "Памятной книжке Киевского учебного округа" на 1901 г. указано, что училище при пороховом заводе в Шостке основано в 1881 году. Но к отдаленным датам в "Памятных книжках..." у меня есть определенное недоверие, на что есть причины, о которых будет сказано ниже - в главе о Слоутском училище]. По сведениям за 1894 г., в Шостенском (так тогда говорили и писали) училище преподавал Андрей Васильевич Мойсеев, имевший звание сельского начального народного учителя, его годовое жалованье составляло 180 руб.; его помощником с годовым содержанием в 60 руб. был Иван Иванович Широков, окончивший курс Борзенского 2-классного городского училища и имевший звание сельского учителя; законоучителем - священник Владимир Петрович Величинский (жалованья за уроки Закона Божьего не получал).
  По данным "Памятной книжки Киевского учебного округа" на 1901 год, училище помещалось в доме, принадлежавшем артиллерийскому ведомству, и содержалось на частные средства и за счет сборов за учение (50 коп. в месяц с каждого учащегося, за исключением сирот и детей бедных родителей). В училище обучались 110 мальчиков и 30 девочек, окончили курс 13 мальчиков и 5 девочек. С 10 сентября 1898 года в школе учительствовал Павел Петрович Шермеревич (имел звание сельского учителя, ему положено годовое жалованье 300 руб.), помощницей учителя с октября 1899 г. была выпускница Глуховской женской гимназии Анна Родионова (ей назначено годовое жалованье 180 руб.), законоучителем (без жалованья за работу в школе) оставался протоиерей Владимир Величинский.
  И вот наконец-то в Петербурге задумались о создании казенного учебного заведения в местечке, где проживали на тот момент 4,5 тысячи человек и работало предприятие, имевшее стратегическое значение для империи. В январе 1900 года император утвердил положение Военного Совета Российской империи "Об учреждении в местечке Шостке 3-х-классного городского училища". И в 1906 году оно уже начало действовать. А по сведениям за 1908 год, в Шостке, кроме 3-классного городского училища, были еще казенные 1-е и 2-е начальные училища и капсюльное начальное училище, а также частное учебное заведение 3-го разряда госпожи А. Д. Юркевич, которое с 1914 года преобразовано в частную женскую гимназию Шостенского общества образования. С 1912-1913 учебного года 3-классное начальное училище в Шостке, насчитывавшей тогда свыше 8,2 тыс. населения, стало называться высшим начальным училищем. [Примечание 6] [Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 год / Чернигов: Губернская типография, 1878. - С. 57; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1891. - 1 марта. - № 5. - С. 208; Календарь Черниговской губернии на 1896 год: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1895. - С. 199-200; Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 76; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 1 мая. - ? 9. - С. 208; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 102; Высочайше утвержденное 28 января 1900 года положение Военного Совета "Об учреждении в местечке Шостке 3-х-классного городского училища" // Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье, Т. XX, Отделение I, № 18062 / СПб.: Государственная типография, 1902. - С. 51; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 118-119, 121; Календарь Черниговской губернии на 1907 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1906. - С. 80; Календарь Черниговской губернии на 1908 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1907. - С. 84; Календарь Черниговской губернии на 1909 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1908. - С. 87-88; Календарь Черниговской губернии на 1910 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1909. - С. 90-91; Календарь Черниговской губернии на 1911 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1910. - С. 97-98; Календарь Черниговской губернии на 1912 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1911. - С. 99-100; Календарь Черниговской губернии на 1913 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1912. - С. 104-105; Календарь Черниговской губернии на 1914 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1913. - С. 109-110; Военная энциклопедия. Под ред. К. И. Величко и др. [Т. 12] / СПб.: Т-во И. Д. Сытина, 1913. - С. 355-356; Календарь Черниговской губернии на 1915 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1914. - С. 110-112; Календарь Черниговской губернии на 1916 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1915. - С. 114-115].
  В 1907 году правительство П. А. Столыпина решило провести реформу начального образования. 1 ноября 1907 г. министр народного просвещения П. фон Кауфман внес в Государственную думу законопроект "О введении всеобщего начального обучения в Российской империи". Согласно ему, всем детям обоего пола должна быть предоставлена возможность, по достижении школьного возраста (от 8 до 11 лет), пройти полный курс обучения. Законопроект устанавливал нормальную продолжительность обучения в начальной школе в 4 года. Поэтому каждое училище должно быть рассчитано на четыре возрастные группы и удовлетворять следующим требованиям: "иметь законоучителя и учителя, обладающего законным правом на преподавание, быть обеспеченным соответствующим школьным и гигиеническим потребностям помещением, учебными книгами и пособиями и доставлять детям бесплатное обучение".
  Минимальное вознаграждение учителю должно быть не менее 360 руб. в год, законоучителю - не менее 60 руб. Эти расходы обязано ассигновать Министерство народного просвещения. На одного учителя, согласно законопроекту, полагалось не более 50 учеников.
  Учреждения местного самоуправления (в том числе и земские) в двухгодичный срок обязаны составить школьную сеть и план ее осуществления для достижения всеобщности обучения в данной местности. Эти проекты школьной сети подлежали утверждению министром народного просвещения. В школьную сеть должны включаться и церковно-приходские школы, в этом случае они, как и другие начальные учебные заведения, будут получать пособия из казны; школы же церковно-приходские, не вошедшие в школьную сеть, могут содержаться лишь на местные средства.
  Законопроект рассматривался в Государственной думе и Государственном совете с 1908 по 1912 годы, но два эти органа так и не пришли к согласию по некоторым пунктам. В конце концов в июне 1912 года Госсовет Российской империи отклонил его. Но, хотя законопроект и не был принят, Министерство народного просвещения обязало местные органы составлять планы развития школьной сети для осуществления всеобщего начального образования. А все эти проекты финансировались на основе другого закона - "Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования", утвержденного императором 3 мая 1908 года. Согласно этому закону, с 1 января 1908 года на нужды начального образования ежегодно должно выделяться по смете Министерства народного просвещения 6,9 миллиона рублей. "Пособия... отпускаются отдельным земским и городским органам самоуправления и сельским обществам на выдачу содержания учащим в начальных училищах, как существующих, так и вновь открываемых, в размере 390 рублей на 50 детей школьного возраста (от 8 до 11 лет), считая жалованье учителю в год не менее 360 рублей и законоучителю (на 100 детей школьного возраста) не менее 60 рублей.
  ...пособия выдаются лишь тем земским и городским органам самоуправления и сельским обществам, которые обяжутся продолжать расходовать освободившиеся вследствие получения казенных пособий суммы на содержание начальных училищ, на строительные надобности, на выдачу дополнительного содержания учащим и на другие нужды начальных училищ.
  ...в 1908 году обращается на выдачу пособий для единовременных расходов по постройке училищных зданий и оборудованию училищ один миллион девятьсот тысяч рублей. На эту же надобность обращаются остатки, могущие образоваться от кредита в 5.000.000 рублей, предназначенного в 1908 году на расходы по содержанию училищ, вследствие их открытия не с начала гражданского года.
  Во всех начальных училищах, получающих пособие... обучение должно быть бесплатным" [О введении всеобщего начального обучения в Российской империи [Законопроект] // П. А. Столыпин. Программа реформ. Документы и материалы: в 2 т.; 2-е изд. Т. 1 / М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. - С. 625-626, 750-751; Закон от 3 мая 1908 года "Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования" // Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание третье, Т. XXVIII, Отделение I, № 30328 / СПб.: Государственная типография, 1911. - С. 228-229].
  Хотя правительство обязалось взять на себя значительную часть содержания уже существующих начальных училищ и финансирование планов развития школьной сети, деньги зачастую выделялись несвоевременно и не в полном размере, так что учреждениям местного самоуправления приходилось постоянно вести переписку по этому поводу с вышестоящими органами.
  План введения всеобщего начального образования в Глуховском уезде утвержден 21 декабря 1909 года. По этому плану ежегодно намечалось открывать по 17 новых школьных комплектов. В 1909-1912 годах предстояло устроить 44 комплекта новых начальных училищ и расширить существующие школы на 24 комплекта. Но за этот период открыты лишь 22 комплекта (6 новых и 16 в порядке расширения). Одна из причин - недостаток финансирования. В 1909-1910 г.г. школьное строительство вообще не велось, так как пособия из государственной казны стали поступать в уезд лишь со второй половины 1911 г. Поэтому до середины лета земство за счет средств собственного школьно-строительного фонда и взносов от сельских обществ начало возведение только трех новых школьных зданий - в Некрасове, Ярославце и Холопкове. В июле 1911 году на школьное строительство первых двух очередей из государственной казны для Глуховского уезда поступило 53500 руб., а еще выделена ссуда в размере 26000 руб. А губернское земство по программе возведения общественных огнестойких зданий направило для строившихся каменных школьных помещений по 1000 руб. на каждое, для обкладки кирпичом деревянных двухкомплектных - по 500 руб., деревянного однокомплектного - 377 руб. 79 коп. Это позволило подрядным способом взяться за строительство зданий однокомплектных школ в хуторе Лазаревке и деревне Дорошовке-Щербиновке, двухкомплектных - в Литвиновичах, Зазирках, Сваркове и Локотках и четырехкомплектной в Тулиголове. Кроме того, хозяйственным способом приступили к возведению однокомплектной школы в Степановке и двухкомплектных в Студенке и Княжичах. И уже с 1912-1913 учебного года занятия начались в новых училищных помещениях в Некрасове, Ярославце, Холопкове, Литвиновичах, Дорошовке-Щербиновке и Тулиголове. Остальные училищные здания полностью готовы были к следующему учебному году. В 1913 г. началось строительство двухкомплектных школьных зданий в Эсмани (каменного), Сопыче и Землянке (деревянных). Губернское земство по программе возведения общественных огнестойких зданий направило для строившихся каменных школьных помещений в Эсмани, Сопыче и Локотках по 1000 руб. на каждое, для обкладки кирпичом деревянных двухкомплектных зданий в Холопкове, Тулиголове, Студенке, Сваркове, Литвиновичах и Зазирках - по 500 руб., деревянного однокомплектного в Лазаревке - 377 руб. 79 коп.
  Уже в процессе строительных работ нередко менялись проекты возведения училищных зданий. Так, например, в Сопыче проектировалась постройка 2-комплектного деревянного здания, а возведено каменное 3-комплектное. В Некрасове проект утвержден на строительство деревянного помещения, а устроено каменное 2-комплектное. В Холопкове пособие отпущено на деревянное 3-комплектное здание, а возведено деревянное 4-комплектное. В Ярославце проектировалась каменная 2-комплектная школа, а построена каменная 4-комлектная. В Степановке намечалось возведение деревянного 1-комплектного здания, а построено каменное.
  Вторая причина невыполнения плана школьного строительства - подорожание строительных материалов и самих строительных работ. Утвержденные земством в 1909-1910 г.г. сметы на постройку школьных зданий пришлось спешно корректировать в сторону увеличения расходов, так как в марте 1911 г. все подрядчики, опасаясь убытков, отказались участвовать в торгах на постройку училищных зданий, заявив, что сметные исчисления стоимости работ и материалов занижены. Это побудило земское собрание на заседании 31 марта 1911 года разрешить управе увеличивать сметную стоимость на 5-10 процентов. И подобные корректировки проводились ежегодно.
  В 1912 году стоимость строительства деревянной однокомплектной школы составляла 5538 руб., деревянной двухкомплектной - 8585 руб., деревянной четырехкомплектной - 18661 руб., каменной двухкомплектной - 11093 руб., каменной четырехкомплектной - 20657 руб. Тогда как пособия от государственной казны на строительство школьных зданий были намного меньше: на деревянную однокомплектную - 1500 руб., на деревянную двухкомплектную - 3000 руб., на деревянную трехкомплектную - 4000 руб., на деревянную четырехкомплектную - 5000 руб., на каменную однокомплектную - 2000 руб., на каменную двухкомплектную - 4000 руб., на каменную трехкомплектную - 5000 руб., на каменную четырехкомплектную - 6000 руб.
  На 1913 год в школьно-строительной программе намечалось возведение каменного двухкомплектного училищного здания в Ястребщине, каменных четырехкомплектных в Воронеже и Ямполе, а также деревянных четырехкомплектных в Дубовичах и Марчихиной Буде. Всего на это, по подсчетам земства, требовалось 89729 руб. Сельские общества могли выделить на строительство школ 18000 руб., из земского школьно-строительного фонда направлялось 5400 руб., от казны поступило 26000 руб. пособия, недостающую сумму 40329 руб. пришлось брать ссудой у казны под 3 процента годовых [Журналы Глуховского уездного земского собрания 1912 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1913. - С. 59, 74-77, 108-112; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 84-91, 95-97, 216; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 140].
  При утверждении школьной сети и финансового плана о введении всеобщего начального обучения Глуховское земство приняло на себя обязательства нести хозяйственные расходы по содержанию училищ, освободив от этих трат сельские общества. С 1908 года ежегодные расходы земства на отопление училищных зданий составляли: по однокомплектным школам - 72 руб., по двухкомплектным - 108 руб., по трехкомплектным - 162 руб., по четырехкомплектным - 198 руб. На наем сторожей земство расходовало по однокомплектному училищу 48 руб., по двухкомплектному - 60 руб., по трех- и четырехкомплектному - 90 руб. в год. Но к 1913 году повысились цены на дрова, поэтому эти нормы уже не соответствовали потребностям училищ, особенно в новых школьных зданиях. Поэтому на своем заседании в 1913 году уездное земство их увеличило: на отопление однокомплектного училища - до 102 руб., двухкомплектного - до 153 руб., трехкомплектного - до 229 руб. 50 коп., четырехкомплектного - до 280 руб. 50 коп. в год; жалованье сторожу повышено в одно- и двухкомплектном училище - до 72 руб., в трех- и четырехкомплектном - до 144 руб. в год.
  В 1914 году содержание начальных школ обошлось Глуховскому земству в 67076 руб. 20 коп. Кроме того, на делопроизводство в учреждениях народного образования выделено 1740 руб., на преподавание военной гимнастики в сельских училищах - 120 руб., на наем квартир для учителей- 1320 руб., на учебные пособия и классные принадлежности - 950 руб., на награды лучшим преподавателям - 150 руб.
  Строительство новых школьных зданий и перестройка уже существовавших продолжались и в 1914 году - как и раньше, за счет пособий из казны, финансовых средств от земства и сельских обществ, а также пожертвований частных лиц. На тот год уездная земская управа запроектировала постройку каменных 2-комплектных школ в Ворголе и Потаповке, каменной 3-комплектной в Ховзовке, каменной 4-комплектной в Обложках, деревянной 4-комплектной в Черторигах, деревянной 2-комплектной в Имшаной. На все это требовалось 77807 руб. Местных средств на строительные работы имелось 18807 руб. (15000 руб., выделенных сельскими обществами, и 3807 руб. из земского бюджета), пособие от казны ожидалось в размере 36000 руб., а недостающую сумму земство планировало получить от казны в виде ссуды на 40 лет.
  В уездную управу поступало немало ходатайств о строительстве новых школьных зданий и расширении существующих, о переводе школ в высший разряд. Например, в 1912 году была открыта начальная однокомплектная школа в хуторе Горелом. Но многие прошения земство, ощущая финансовый дефицит, отклоняло. Даже отказало в просьбе дочери великого педагога Константина Дмитриевича Ушинского - Надежде Константиновне. В родовом имении Ушинских на хуторе Богданке (по фамилии бывшего владельца, тестя К. Д. Ушинского местные жители часто называли хутор Дорошенко) Надежда Константиновна на средства, вырученные от продажи сочинений отца, и по его завещанию в 1895 году построила одноклассную школу и в 1899 году передала ее в ведение Министерства народного просвещения. По сведениям "Памятной книжки Киевского учебного округа" на 1901 год, школу в Богданке основала вдова покойного педагога Надежда Семеновна Ушинская 7 октября 1894 года. Возможно так и было - юридически школу учредила вдова Константина Дмитриевича, но непосредственно организацией училища, заботами о нем занималась дочь К. Д. Ушинского, будучи попечительницей школы. В училище, по данным "Памятной книги...", обучались 43 мальчика и 8 девочек, окончили курс 5 мальчиков и 2 девочки. Учительницей с 1897 г. была выпускница Киевского духовного училища Екатерина Павловна Троцкая (с годовым жалованьем 330 руб.), законоучителем с самого основания школы - священник Александр Морачевский (с жалованьем 100 руб.). Школа содержалась на проценты с внесенного Ушинской капитала в 12,5 тыс. руб. (к 1913 году капитал вырос до 13,8 тыс. руб.), еще и казна выделяла 324 руб. в год.
  Так как состояние обучения детей не удовлетворяло Надежду Константиновну, то она попросила Министерство народного просвещения преобразовать Богданскую школу, которая носила имя К. Д. Ушинского, в 2-классное училище, сделав его образцовым. Но министерство ей отказало. Поэтому Н. К. Ушинская обратилась с таким же ходатайством к уездному земству. И там ее прошение отклонили. Мол, на хуторе всего 35-40 дворов, а учащихся в школе не наберется и 50, поэтому 2-классное училище не имеет перспективы, а для земства оно будет накладным, "придется много приплачивать на содержание и уплату жалованья учителям..." [Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 95; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1912 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1913. - С. 294; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 39, 74, 84-90, 95-97, 101-103, 153-155].
  
  
 []
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 101-103
  
  Каким было состояние школьного строительства в Глуховском уезде по данным за 1913 год, можно увидеть в таблице:
  
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 86-87
  
  С началом войны в 1914 году государственная казна уменьшила пособия на содержание начальных училищ, а финансирование школьного строительства значительно урезала, а потом и вовсе отменила. Собственных же средств было недостаточно. Многие села, включенные в программу строительства школьных зданий на 1914-1915 годы, так и не получили казенных пособий и ссуд, поэтому и остались лишь в планах. Уездное земство хлопотало об окончании строительных работ хотя бы для почти готовых к открытию Воронежского и Марчихино-Будского высших начальных училищ [высшее начальное училище, по Положению о высших начальных училищах от 25 июня 1912 года, состояло из четырех классов с годичным курсом обучения в каждом и давало учащимся законченное начальное образование]. На 1916 год никакой программы школьного строительства земство уже не составляло. Как отмечалось на заседании уездного земского собрания в 1915 году, открытие запланированных ранее высших начальных училищ в Янполе, Дубовичах, Эсмани, Уланове и Холопкове и строительство для них новых школьных зданий "отнесено на последующие годы", но грянувшая вскоре революция похоронила эту надежду [Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 140-142, 175-180].
  
  
 []
  
  
Сеть высших начальных училищ (существующих и проектируемых) в Глуховском уезде в 1915 г. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 180
  
  К 1913 году значительно сократилось количество школ грамоты - их осталось 8, тогда как церковно-приходских школ стало 40 (1 мужская, 6 женских, остальные смешанные). Во всех церковных школах уезда в 1912 году обучался 2621 ребенок (1547 мальчиков и 1074 девочек). Занятия в них шли с сентября до экзаменов, которые проводились с 20 апреля по 11 мая. Жалованье учителям в разных церковно-приходских школах в 1912 году отличалось в разы - от 60 до 390 руб. в год, а в большинстве школ грамоты оно составляло от 30 до 120 руб., в трех же (только что открытых) школах грамоты учителям выделено лишь по 20 руб. в год из синодальных сумм. Большинство церковных школ располагались в собственных зданиях, 20 из них были в удовлетворительном состоянии, а некоторые (Березовская, Гамалеевская, Суходольская, Сопычская, Мироновская) "даже очень хорошие". В 1913 году церковно-приходских школ было столько же, как и в предыдущем году, - 40, а школ грамоты увеличилось до 14 (во всех церковных школах обучались 2597 детей - 1501 мальчик и 1096 девочек). Но только 12 церковных школ были включены в школьную сеть и финансировались для выплаты жалованья учителям из казны, в остальных учителя получали от 60 до 120 руб. в год. Земское финансирование церковных школ составляло 1650 руб. в год. В следующем году количество церковных школ было таким же, как и в 1913-м. Но в школьную сеть включили уже 14 церковно-приходских школ с окладом учителю из казны 390 руб. на комплект, в остальных учителя получали от 30 до 180 руб., а в шести школах грамоты ни земского, ни казенного финансирования не было совсем (эти школы были обречены на вымирание). Всего же, по сведениям за 1912 год, уездное земство содержало полностью или частично 60 из 67 различных учебных заведений, существовавших тогда на Глуховщине, в которых работали 211 учителей и 69 законоучителей, а обучались 5069 мальчиков и 1701 девочка [Пискун К. Начальный курс родиноведения в методической разработке. (Г. Глухов и Глуховский уезд) / К.: Тип. И. Н. Кушнерев и Ко, 1912. - С. 71; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1912 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1913. - С. 78-80; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 48, 53, 154; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 196].
  
  
***
  
  Начальные школы в XIX - начале XX в. в. на территории современной
  Березовской громады
  
  Село Береза
  Глуховской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе было 378 дворов, проживали 1243 души мужского пола и 1346 душ женского пола; в 1885 г. - 422 двора, 2678 жителей; в 1897 г. - 2907 жителей; в 1901 г. - 1658 мужчин и 1582 женщины [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 36; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Города и поселения в уездах, имеющие 2000 и более жителей: Под ред. Н. А. Тройницкого / СПб.: Паровая типо-лит. Н. Л. Ныркина, 1905. - С. 82; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 13].
  
  Школа в Березе была старейшей на Глуховщине. Основана она Министерством государственных имуществ в 1843 году и финансировалась по смете палаты этого министерства. Организацию школы взял на себя молодой, 23 лет от роду, священник Покровской церкви Василий Неговоров. Первые годы, до преобразования Березовского начального училища в земское, отец Василий был там единственным учителем. Поэтому его можно считать не только первым учителем в Березе, но и на Глуховщине. Вот почему он заслуживает более подробного рассказа о себе.
  Родился Василий Неговоров 30 января 1820 года в семье священника Михайловской церкви села Обложек. Еще в детстве лишился отца. Образование получил в Новгород-Северском духовном училище, потом в Черниговской семинарии, окончив которую в 1841 году, начал свое священнослужение в Успенской церкви с. Береза, которое продолжалось вплоть до его смерти 7 декабря 1889 года.
  В 1843 году В. Неговорова назначили наставником в только что открытое сельское училище. За обучение детей ему платили по 100 руб. в год, а его помощникам из церковного причта по 15 руб. из общественных сборов по смете Палаты Министерства государственных имуществ.
  По воспоминаниям В. Неговорова, в школу на первых порах "учеников собирали силою и часто вопреки мольбам родителей". Занятия проходили в простой, но добротной хате с земляным полом, выделенной для училища сельским обществом. Но за 20 лет школьное здание обветшало, потребовало ремонта, да и стало в нем тесно, ведь в несколько раз увеличилось число учащихся (в 1866 году в школе обучались 77 мальчиков). Хлопоты по ремонту училищного здания в 1868 году взял на себя отец Василий.
  В 1855 году, когда в уезде разразилась очередная эпидемия холеры, Василий Неговоров совместно с комитетом народного здравия сразу же включился в борьбу со смертельным недугом, хлопотал о пособиях для больных. И после холерной эпидемии он не оставлял заботу о здоровье односельчан: у него всегда был запас самых необходимых лекарств, которыми он врачевал больных по указанию уездного доктора. А когда появился в селе фельдшер, то о. Василий стал ему помощником, убеждая прихожан лечиться у медиков, а не по сомнительным знахарским рецептам.
  Еще в 60-е годы Василий Неговоров задумался о постройке нового каменного храма в Березе. Убедил в этом прихожан, начал изыскивать деньги, занялся составлением проекта церковного здания. Под его руководством все 70-е годы сельское общество заготавливало материалы для строительства. В этом ему помогали церковный староста казак Михаил Лукашенко и церковное попечительство (в 1872 году при Успенской церкви с. Береза избраны на шесть лет председателем церковного попечительства надворный советник Александр Герасимович Трофименко, членами попечительства: губернский секретарь Лев Шликевич, коллежский секретарь Аристарх Шликевич, штаб-ротмистр Аполлон Шликевич, коллежский асессор Иван Коченовский, губернский секретарь Иван Дубина, казаки Прокопий Хоменко, Климентий Шевель, Яков Лукьяненко, Кирилл Богданович и Иван Шевель, казенные крестьяне Лаврентий Лавриненко, Пантелеймон Пономаренко, Авдей Богут, Федор Трофименко, временнообязанный крестьянин Иван Чайка и мещанин Григорий Карпинский).
  И вот 6 мая 1880 года был заложен первый камень в сооружение храма. Строительные работы продолжались более 5 лет. И 24 сентября 1885 года благолепный, светлый и просторный каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы в торжественной обстановке при стечении всех жителей села был освящен. [Успенская церковь закрыта при Советской власти в 1933-1934 г. г., в ней разместили колхозный склад, зернохранилище, проводили сортирование зерна. Как раз перед самой войной, в 1940-1941 г. г., храм окончательно разрушили]. По расчетам, храм стоил до 40 тысяч рублей, но обошелся сельскому обществу дешевле: помогло церковное попечительство, да и "дело велось миром, за общий счет и, что называется, домашними средствами". Из самых дорогих приобретений был иконостас, изготовленный в Москве за 8 тыс. руб. В последние годы своей жизни отец Василий занят был строительством каменной церковной ограды и каменной колокольни взамен временной деревянной. Сооружение ограды требовало значительных денег и было нелегким делом для сельского общества, учитывая то малоурожайное время. Еще более затратным оказалось изготовление колокола. К смерти В. Неговорова ограда была почти закончена, на церковном погосте, занимавшем более десятины земли, разбит фруктовый сад, на частные средства жертвователей был заказан и стопудовый колокол на колокольно-литейном заводе П. Н. Финляндского в Москве, но его привоз в Березу, подъем на колокольню и освящение отец Василий уже не застал. В конце 1887 года умерла его жена, что надломило и самого священника. Не прошло и двух лет, как и он ушел из жизни. Любимого в селе пастыря похоронили около храма на церковном погосте. За свои труды Василий Неговоров награжден наперсным крестом и орденом св. Анны 3-й степени.
  Эти награды он получил не только за многолетнюю службу и деятельное участие в постройке храма, но и за участие в возведении в селе нового здания начального училища, в котором Василий Неговоров до самой смерти преподавал Закон Божий. В 70-е годы Березовское училище перешло на земское финансирование, но выделяемых земством денег хватало лишь на жалованье учителям и законоучителю. Заботы же о школьном здании полностью легли на сельское общество. Однако старое помещение было уже не приспособлено для занятий. Да и для учителя и его помощника квартир при школе не было. Поэтому хороших преподавателей трудно было привлечь в школу.
  До 1879 года учителем старших групп в Березовском училище был сын священника Федор Петрович Иножарский, учившийся в Орловской духовной семинарии, но не окончивший ее. Хотя он и получил свидетельство о звании учителя, но уроки вел неудовлетворительно и "без всякого усердия", так что его воспитанники имели слабые знания. В 1878 году Иножарского направили на педагогические курсы, но он не пробыл там до конца, самовольно их оставив. Помощницей учителя работала выпускница Черниговского епархиального женского училища Анастасия Масютина, которая вела занятия в младшей группе, причем, по оценкам начальства, весьма удовлетворительно. В 1882 году учителем стал Г. Павленко, его помощницей Г. Ющенкова. Инспектор народных училищ нелестно оценил педагогические способности Г. Павленко и знания его учеников из старших групп, тогда как о Г. Ющенковой высказался похвально: "При испытаниях ученики начальных групп отвечали очень удовлетворительно".
  В 1885-1886 учебном году в школе учились 120 детей, в том числе 15 в выпускной группе. Если раньше родители умоляли освободить своих детей от школы, то теперь сами просили принять их туда. А вместить всех желающих тесный училищный дом не мог. Василий Неговоров за содействием в постройке нового училищного здания обратился к попечителю Березовской школы надворному советнику Александру Герасимовичу Трофименко (позже тот дослужился до чина статского советника). Вместе они убедили в этом и сельское общество, сам А. Г. Трофименко внес пожертвования на постройку школы. Его дело продолжил сын Павел Александрович Трофименко, который после отца стал попечителем школы. (Семья Трофименко была достаточно богатой: кроме земли в 681 дес., владела в Березе крупорушкой и маслобойным заводом, на котором ежегодно вырабатывалось конопляного масла и жмыха на сумму до 15 тыс. руб. А в начале XX века у Трофименко была маслобойня и в Глухове. Она была оснащена паровой машиной в 12 лошадиных сил и, по данным за 1914 год, производила конопляного масла на 45 тыс. руб. в год).
  Новый, приспособленный к занятиям школьный дом с железной крышей, построенный рядом с храмом за средства сельского общества, торжественно открыли в 1887 году. Он имел три просторные классные комнаты, оснащенные добротной школьной мебелью. При школе были устроены и учительские квартиры. Сразу же количество учащихся заметно выросло: в 1887-1888 учебном году обучались 185 детей, в том числе 20 в старшей группе, школу окончили 12 учащихся; в 1888-1889 учебном году всех школьников было 163, в том числе в старшей группе 25. Учителем оставался Г. Павленко, законоучителем - В. Неговоров, помощницей учителя с 26 ноября 1885 года была М. Лаврентьева, окончившая курс Глуховской женской гимназии. Член уездного училищного совета А. Ф. Кулешов, инспектировавший школу, особо отметил работу М. Лаврентьевой, которая занималась с учениками младшей группы: "Результаты ее труда превосходны: ученики дисциплинированы, смелы, читают и пишут превосходно. Во всем соблюдается чистота и опрятность, начиная с костюмов детей, рук их и кончая тетрадками для письма".
  В 1888 году собрание Глуховского уездного земского собрания, учитывая возросшее количество учащихся, установило в Березовской школе должность второго помощника учителя. Им стал А. Сафронов, но он долго в школе не проработал.
  На том же собрании уездного земства разрешено Березовскому сельскому обществу брать с учеников плату за право учения, а суммы эти направлять на нужды школы, в том числе на возмещение расходов по постройке училищного здания. При этом дети бедных родителей должны освобождаться от платы комиссией, состоящей из попечителя школы, преподавателей и сельских старост. Размер платы не должен превышать 1 руб. в год. Вопрос этот возник на земском уездном собрании из-за того, что сельское общество Березы осенью 1887 года самовольно установило такой сбор, не освободив от платы за право учения детей из бедных семей, поэтому из школы изгнали более 40 учеников, родители которых не смогли внести требуемые деньги. Член уездного училищного совета, гласный уездного земства А. Ф. Кулешов возмущался: "Не могу одобрить поведения учителя Павленко, который позволил уполномоченному от общества явиться в школу со списком в руках и при всех детях выгонять из школы тех из них, родители которых не внесли денег за право учения. Это, по моему мнению, публичная казнь невинных детей... Земскому собранию надо потребовать, чтобы сконфуженные ученики, удаленные из школы... [хотя бы выпускники] были бы обязательно приняты в школу в этом году. Земство имеет право, отпуская на Березовскую школу такие значительные средства".
  В 1890-1891 учебном году со старшими двумя группами уже занималась Мария Викторовна Лаврентьева, которая, по словам А. Ф. Кулешова, "вполне заслужила назначение учительницы школы на место уволившегося Павленко". Помощницами учительницы присланы в Березу Зинаида Михайловна Щуцкая, окончившая Черниговское епархиальное женское училище, и Мария Доминиковна Ставская. Законоучителем после смерти В. Неговорова стал священник Успенской церкви Василий Михайловский (женат был на Ольге Николаевне - сестре председателя Глуховского отделения епархиального училищного совета, священника Николая Рознатовского; О. Н. Михайловская, помогая мужу, много забот проявляла о школьниках, особенно о девочках).
  По данным "Памятной книжки Киевского учебного округа" за 1894 г., учителем в Березовском сельском одноклассном начальном народном училище оставалась Мария Викторовна Лаврентьева, получавшая жалованье 200 руб. в год, ее помощницей - Мария Доминиковна Ставская, имевшая звание сельской учительницы, с жалованьем 120 руб. Второй помощницей учительницы вместо перешедшей в Слоутскую школу З. М. Щуцкой стала Ольга Карповна Нежинцева, имевшая также звание сельской учительницы и получавшая жалованье 120 руб. в год.
  По сведениям "Памятной книжки Киевского учебного округа" за 1901 год учительницей в начальном училище продолжала служить Мария Викторовна Лаврентьева, годовое жалованье которой повышено до 280 руб. Содержание законоучителя священника Василия Михайловского составляло 60 руб. в год. Помощниками учителя с ноября 1899 г. были Зинаида Чекалина (выпускница женской прогимназии) и Ст. Воловик (имел звание сельского учителя), жалованье каждому из них полагалось 120 руб. в год (М. Д. Ставская к тому времени перешла учительницей в школу с. Гремячка).
  Но количество учащихся в земском училище с каждым годом стало постепенно сокращаться (в 1900-1901 учебном году в училище учились 114 мальчиков и 30 девочек). Связано это, по-видимому, с созданием в Березе второй школы - церковной, куда перешла часть учеников. Выполняя указание Святейшего Синода и училищного епархиального совета, священник Василий Михайловский в 1894 году (по одним данным - 1 ноября, по другим - 11 октября) при содействии сельского общества открыл в Березе школу грамоты, ее попечителем, как и Березовского начального училища, стал Павел Александрович Трофименко. Школа помещалась в церковной сторожке, законоучителем в ней был священник Василий Михайловский (преподавал бесплатно), а учителем - псаломщик Иван Иванович Ковалев, окончивший 1-й класс духовной семинарии, свидетельства на звание учителя не имел (в 1994-1995 учебном году Ковалев преподавал безвозмездно, потом ему выделили из синодальных сумм 25 руб. в год, в 1897 г. - 16 руб., в следующем году имел вознаграждение 40 руб.). По данным за 1901 года, вместо Ковалева учителем в школе грамоты стал Стефан Давидович, он же вместе со священником В. Михайловским проводил чтения для взрослых, помогали им в этом прихожане Иван и Вера Ткаченко, Иван Ничипоренко, Александра Овсеенко, Антоний Свистельников, Яков Ничипоренко, Андрей Куценко.
  В январе 1898 года законоучитель земского начального училища и церковной школы грамоты Василий Михайловский и попечитель обеих школ Павел Трофименко организовали для детей Березы одну из первых рождественских ёлок в селах Глуховщины. В один из святочных дней дети терпеливо ожидали открытия ёлки с самого обеда, около здания земской школы собралось человек двести, пришли туда и многие родители школьников. Как только стемнело, распахнулись двери школы. Дети вошли в одну из больших классных комнат, где был установлен "волшебный фонарь" [так называли тогда фантаскоп - аппарат для проекции изображений. Его с коллекцией картин духовного и светского содержания купили для земских школ по распоряжению уездной управы и по очереди перевозили из одного начального училища в другое. Позже Глуховское отделение епархиального училищного совета приобрело фантаскоп и для церковных школ]. Праздник открыл хор певчих, состоявший из учеников земской и церковной школ. Потом священник Василий Михайловский показал детям картины по "волшебному фонарю", а старшеклассники объясняли изображения на рождественскую тему. "Но вот... дверь в соседнюю комнату отворилась, и взорам присутствовавших предстала огромная ёлка, блестевшая множеством огней и увешанная лакомствами... Приятно наблюдать неподдельную детскую радость и удивление!" - писал посетивший торжества председатель Глуховского отделения епархиального училищного совета священник К. Рознатовский. Он и сам принял участие в празднике, познакомив детей с трогательным рассказом Ф. Достоевского "Мальчик у Христа на ёлке", а священник В. Михайловский рассказал детям о "значении ёлки с христианской точки зрения": "Теперь зима, все омертвело, деревья - без листьев... Но эта ёлка своею зеленью напоминает о жизни среди смерти и служит образом воскресения Христова. Мало того: зеленея в лесу над мертвым снежным саваном, она говорит о вечной грядущей жизни, открытой человечеству родившимся Богомладенцем..." Завершилось рождественское торжество раздачей детворе ёлочных подарков (лакомств, крестиков и Троицких книжечек), крестики раздали и всем пришедшим на праздник родителям.
  В начале XX века священник Василий Михайловский начал хлопотать о сооружении для церковной школы отдельного здания. Мне не удалось найти точной даты, когда завершилось его строительство. Но в отчете Глуховской уездной земской управы за 1901 год есть сведения о ссудах, разрешенных губернским земством для выдачи сельским обществам на устройство школьных зданий. Там сказано, что в 1901 году Березовскому обществу выдано 200 руб., и вся эта сумма израсходована в том же году. Поэтому можно предположить, что в 1902 году школа грамоты, которая была преобразована в церковно-приходскую, уже перешла из церковной сторожки в новое здание. В последующих отчетах это здание не раз называли одним из лучших для церковных школ в уезде, отмечалась также хорошая постановка преподавания в ней церковного пения. Хвалили и преподавателей школы: законоучителем все эти годы был священник Василий Михайловский, а учителем, по данным за 1904 год, - выпускник Новгород-Северского городского училища К. М. Ящин (учителя школы постоянно организовывали для взрослых березовцев Палестинские чтения в селе, в этом им помогали сыновья казаков П. С. Шевель и П. И. Нестратенко и сын псаломщика М. И. Давидович).
  В 1904 году на заседании Глуховского уездного земства отмечалось, что "с постройкой в Березе нового обширного здания церковно-приходской школы замечен значительный отлив туда учеников из земского училища", поэтому земство сократило количество учителей в начальном училище на одного.
  В 1901 году попечителем земского училища и церковно-приходской школы избрана землевладелица Наталья Павловна Шликевич, в 1904 году попечителем школ стал Николай Львович Шликевич, а с 1913 года - С. И. Андрейчиков. Учительницей земского начального училища, по данным за 1902 год, была З. С. Чекалина. [Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 72-73; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 95; Книга Пам'яті Сумської області: В 3 т. - Т. II. Зруйновані храми Сумщини. Мартиролог втрачених святинь. Автор-упорядник О. М. Корнієнко / Суми: Ярославна, 2007. - С. 63; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 1 августа. - № 15. - С. 270; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 438-441; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1872. - 15 ноября. - № 22. - С. 555; Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1890. - 1 июня. - № 11. - С. 238-245; Черниговские епархиальные известия. Приложение к части официальной. - 1895. - 15 октября. - № 20. - С. 6-7; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 15 августа. - № 16. - С. 564-565; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 15 сентября. - № 18. - С. 618-621; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1900. - 1 февраля. - № 3. - С. 40-41; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1902. - 1 августа. - № 15. - С. 501; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 183, 190; Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 год / Чернигов: Губернская типография, 1878. - С. 56; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С. 37, 141; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 17; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 12-14, 19-20, 25; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1889 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1890. - С. 33; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 58-59; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 114; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12 - 18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 102; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1902 года... / Чернигов: Типография губернского земства. - 1903. - С. 74; Полное географическое описание нашего Отечества: Под ред. В. П. Семенова. Том седьмой. Малороссия / СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1903. - С. 336; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 105, 191; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 355; Фабрично-заводские предприятия Российской империи (исключая Финляндию): Изд. Д. П. Кандауров и сын; ред. Ф. А. Шобер / Пг.: Электро-Типография Н. Я. Стойковой, окт. 1914. - № 3387; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 196].
  
  
***
  
  Село Слоут
  Глуховской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе был 301 двор, проживали 860 душ мужского пола и 1086 душ женского пола; в 1885 г. - 352 двора, 2144 жителя; в 1897 г. - 2869 жителей; в 1901 г. - 1689 мужчин и 1541 женщина [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 33; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Города и поселения в уездах, имеющие 2000 и более жителей: Под ред. Н. А. Тройницкого / СПб.: Паровая типо-лит. Н. Л. Ныркина, 1905. - С. 85; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 154].
  
  Церковно-приходская школа в Слоуте создана в 1860 году. Ее организатором и первым учителем, который преподавал не только Закон Божий, но и чтение, письмо и начала арифметики, был священник Рождество-Богородицкой церкви Иоанн Щуцкий. В феврале 1864 года церковный приход и школу при нем возглавил священник Самуил Григорьевич Имшенецкий, переведенный из Дубовичей в Слоут (будучи священником в Дубовичах, возглавлял 2-е благочиние Глуховского уезда), его сразу же назначили благочинным 3-го округа Глуховского уезда (3-е благочиние охватывало в разные годы то 19, то 20, то 21 приход - в Слоуте, Собычеве, Макове, Локотках, Шостке, Орловке, Журавке, Ямполе, Воронеже и др.). Свыше 40 лет (вплоть до своей смерти 13 августа 1904 года) о. Самуил осуществлял священнослужение в Слоуте и возглавлял 3-е благочение в Глуховском уезде. За свои труды он не однажды отмечался синодальными наградами, возведен в сан протоиерея, а императорским указом от 3 февраля 1873 года ему пожалован орден св. Анны 3-й степени.
  Род Имшенецких известен своим священническим служением в Черниговской епархии. В "Черниговских епархиальных известиях" в разные годы встречаются имена священников, диаконов и семинаристов Михаила, Якова, Павла, Кондрата, Николая, Дмитрия, Григория, Егора, Василия, Петра и Александра Имшенецких... Отец Самуила Имшенецкого Григорий имел дворянское звание и посвятил свою жизнь церковному служению. Священническую карьеру избрали и некоторые сыновья Самуила Имшенецкого. Один из них Николай окончил в 1883 году Черниговскую семинарию по первому разряду, священствовал с 1894 года в с. Чернацком Новгород-Северского уезда (ныне Середино-Будского района), с 1901 года - в с. Белицы, с 1906 года стал благочинным 3-го округа Глуховского уезда (после смерти Самуила Имшенецкого недолгое время, с конца 1904 года по 1905 год, благочинным в 3-м округе был священник м. Воронежа Иоанн Кириллович Бугославский).
  Другой сын Самуила Имшенецкого Александр стал видным российским военным деятелем. Родился он 21 ноября 1871 года в с. Слоут на Глуховщине. Во многих биографических публикациях об Александре Имшенецком сказано, что тот в 1891 году окончил духовную семинарию. Но это неточность. Анализ исторических источников показал, что Александр Имшенецкий, по настоянию отца, в 1883 году поступил в Новгород-Северское духовное училище, учился там не блестяще, в 1887 году окончил училище по второму разряду с заключением: "Достоин перевода в 1 класс семинарии". В 1887 году стал студентом Черниговской семинарии, но по итогам 1887-1888 учебного года не выдержал экзамены по гражданской истории и латинскому языку и был оставлен на повторный курс, в 1889 году завершил обучение в 1 классе по третьему разряду (снова с переэкзаменовкой по гражданской истории) и переведен во 2 класс, который окончил по второму разряду и переведен в 3 класс. Однако среди выпускников 3 класса семинарии он не значится. Видимо, духовное обучение А. Имшенецкому не давалось. И Александр, бросив семинарию, избрал военное поприще, в 1893 году он, после успешного окончания Чугуевского пехотного юнкерского училища, в чине подпоручика стал служить в Ахалцыхском 162-м пехотном полку. С этим полком связана его служба до 1917 года и продвижение по офицерской лестнице: поручик (1897 г.), штабс-капитан (1901 г.), капитан (1905г.), подполковник (1910 г.), полковник (1915 г.). В 1917 г. стал командиром 21-го Финляндского полка. Герой русско-японской и Первой мировой войн, сам не раз в бою бросавшийся вперед, увлекая за собой подчиненных, Александр Самуилович Имшенецкий за мужество отмечен орденами Св. Станислава трех степеней, Св. Анны II, III и IV степеней, Св. Владимира III и IV степеней, но самыми высокими его наградами были Георгиевское оружие и орден Св. Георгия IV степени (офицерский Георгиевский крест). После прихода к власти большевиков Александр Имшенецкий выехал в Казань, где в 1918 году вместе с пятью своими сыновьями вступил в ряды Белой армии. Командовал 1-м Казанским добровольческим полком и 1-й Самарской стрелковой дивизией. Отличился в боях под Уфой, Златоустом, Челябинском и Тобольском. В январе 1919 г. верховный правитель А. В. Колчак произвел Имшенецкого в генерал-майоры и назначил командующим Волжской группой войск. И А. В. Колчак, и особенно В. О. Каппель высоко ценили полководческий талант Имшенецкого. Александр Самуилович был одним из руководителей Великого Сибирского Ледяного похода, во время которого он заболел тифом и скончался в селе Ук Иркутской губернии.
  Не сложилась духовная карьера и еще у одного сына Самуила Григорьевича - Гариила. Проучившись четыре класса в Черниговской духовной семинарии, он стал слушателем на отделениях естественных и математических наук Императорского Новороссийского университета в Одессе, с 1892 года служил в Министерстве государственных имуществ, потом в Министерстве земледелия и государственных имуществ. А дочь Александра Самуиловна Имшенецкая после окончания епархиального женского училища учительствовала в школе грамоты в Свессе.
  Слоутская церковно-приходская школа размещалась в церковной сторожке. Учеников в ней было мало. Даже спустя шесть лет, в 1866 году, там обучались 14 мальчиков и всего 3 девочки.
  Заботу о школе, кроме Самуила Имшенецкого, проявляли и созданное в 1865 году церковное попечительство (одно из первых в уезде), и церковный староста Василий Ильенко. В 1872 году в приходское попечительство при Рождество-Богородицкой церкви с. Слоута Глуховского уезда на три года избраны: председателем слоутский помещик, отставной артиллерии капитан Михаил Александрович фон дер Бриген [сын декабриста А. Ф. фон дер Бригена], членами попечительства - надворный советник Василий Иванович Говорун [сын статского советника Ивана Васильевича Говоруна, выпускника юридического факультета университета, владельца 385 дес. земли], коллежский секретарь, помещик Алексей Захарович Губский, крестьянин-собственник Николай Евстафиевич Москаленко, казаки Василий Матвеевич Ильенко, Иван Павлович Веретенник, Яков Павлович Стеценко и Дмитрий Савич Алексеенко.
  В конце 60-х - начале 70-х годов XIX века в Глуховском уезде началось преобразование церковно-приходских школ в земские. Но о том, когда в Слоуте открыто земское училище, сведения довольно противоречивы. "Памятная книжка Киевского учебного округа" за 1901 год такой датой называет 1875 год. Однако к датам, особенно отдаленным, спустя годы и десятилетия, указанным в "Памятных книжках...", у меня есть некоторое недоверие. Во-первых, в этих справочниках немало опечаток. А во-вторых, сведения для "Памятных книжек..." предоставляли уездные училищные советы и инспекторы народных училищ по отчетам, которые по памяти составлялись учителями местных школ, а память, как известно, имеет свойство забываться, наслаивать одни события на другие и хронологически их искажать. Вот почему факты, приведенные в "Памятных книжках...", приходится сопоставлять с другими источниками. Большего доверия заслуживают документы, изданные по свежим следам, описывающие современные им события. К таким источникам я отношу, прежде всего, журналы Глуховского уездного земского собрания. А согласно им, решение об учреждении Слоутского земского училища принято уездным земством в 1868 году с определением школы во второй разряд, а спустя два года она переведена в первый разряд. Ее финансирование из земских средств началось с 1870-1871 учебного года. К тому времени также выполнено требование земства к сельскому обществу, чтобы оно нашло для школы отдельное помещение, переместив ее из тесной церковной сторожки. Поэтому датой начала деятельности земского начального народного училища в Слоуте является 1870 год.
  Уже в 1873-1874 учебном году в училище обучались 87 мальчиков и 3 девочки. Законоучитель С. Имшенецкий сам (как ранее в церковно-приходской школе) с таким количеством школьников справиться вряд ли мог (ведь у него, кроме школы, были еще обязанности священника, настоятеля Рождество-Богородицкой церкви и благочинного 3-го округа с двумя десятками приходов). Значит, был еще один учитель, преподававший гражданские предметы, да и финансирование с 1870 г. шло как на жалованье законоучителю, так и учителю. Но, к сожалению, фамилии первого земского учителя до 1877 учебного года (или фамилий учителей, которые, возможно, менялись в этот период) в исторических документах мне найти не удалось.
  По данным за 1877 год, учителем Слоутского училища, как сказано в "Губернских и уездных учреждениях Черниговской губернии", был "сын священника Иножарский". Возможно, это Александр Петрович Иножарский - сын священника Петра Иножарского, брат в то время учителя Березовской школы Федора Петровича Иножарского (в 80-е годы Александр Иножарский священствовал в Баничах, в начале XX века - в Холопкове и являлся благочинным 5-го округа Глуховского уезда).
  В 1878 году учителем Слоутской школы стал выпускник Черниговской учительской семинарии Григорий Николаевич Воробей (до этого он три года учительствовал в Улановском училище). О его работе не раз похвально отзывался уездный училищный совет. Да и инспекторские проверки показывали хорошие результаты обучения школьников. На педагогических курсах, которые проходили в Глухове с 25 июля по 25 августа 1878 года, Г. Н. Воробей назван одним из лучших учителей уезда как по своим знаниям, так и по педагогическим способностям. "Достоинство" данных им на курсах уроков получило оценку "хорошо". В том же 1878 году уездное земство "в виду его особенных трудов" увеличило годовое жалованье Григорию Николаевичу до 200 руб. А в следующем году в Слоутском училище была установлена дополнительная ставка помощника учителя, так как количество обучающихся в школе мальчиков приблизилось к 120.
  Законоучителем, преподававшим в училище Закон Божий, оставался Самуил Имшенецкий, но с середины 70-х годов его внимание к школе ослабло. Дело в том, что 20 апреля 1875 году молния, ударив в крест высокой колокольни слоутской Рождество-Богородицкой церкви, причинила храму значительные повреждения. По подсчетам, на ремонтные работы требовалось не менее 1000 рублей. У церковного прихода таких денег не было, а с прихожан собрать нужную сумму в короткое время невозможно. Поэтому ремонт храма продолжался в течение нескольких лет. На это и переключил все свои заботы Самуил Имшенецкий [подробнее об этом в Примечании 7].
  В 1884 году Г. Н. Воробей уволился, перейдя учителем в Чуйковку Середино-Будской волости Глуховского уезда. Переезд в Чуйковку связан с тяжелой болезнью его сестры Марии Головачевой, за которой необходим был уход. Но ее болезнь прогрессировала, и в 1885 году Г. Н. Воробей вынужден был поместить сестру в Черниговский дом для умалишенных. Содержание Марии Головачевой в богадельне (до ее смерти в 1890 году) обошлось почти в 260 руб. Этот долг (по тем временам огромная, а для учителя обременительная сумма) должен был погасить перед губернским земством Г. Н. Воробей. Он же мог вносить лишь по 10 руб. ежемесячно, но и это было для него накладно. Поэтому уездное земство, по прошению Г. Н. Воробья и учитывая его заслуги перед народным образованием, обратилось к губернскому земству с ходатайством об исключении непогашенной недоимки. Просьба эта была удовлетворена.
  Учителем в Слоутской школе вместо Григория Воробья стал Имшенецкий 2-й (в документах, к сожалению, не указаны его инициалы, но можно предположить, что это был сын Самуила Имшенецкого Николай, к тому времени окончивший курс семинарии, но так и не получивший прихода). Законоучителем оставался Самуил Имшенецкий, а помощницей учителя, занимавшейся с младшими группами, была Анна Николаевна Пукалова, перешедшая в Слоут из Зазирковской школы. В 1885-1886 учебном году в Слоутском начальном училище обучались 115 детей (в выпускной группе - 6), в 1887-1888 учебном году - 123 школьника (в выпускной группе - 20), в следующем учебном году - 152 (в старшей группе - 31), в 1890-1891 учебном году - 133 (в выпускной группе - 19), в 1900-1901 учебном году - 108 мальчиков и 7 девочек.
  У учеников выпускной группы, в которой занятия вел Имшенецкий 2-й, знания были слабые. Но в 1887 году в Слоут снова вернулся Г. Н. Воробей, сначала он работал помощником учителя, а с сентября 1888 г. стал учителем, сменив Имшенецкого 2-го. Успехи школьников старших групп, с которыми занимался Воробей, по результатам инспекторских проверок и выпускных испытаний названы "очень хорошими". А вот дети младшей группы, в которой преподавала помощница учителя Снежкова, были "очень слабые" (А. Н. Пукалова же перешла в Дубовичскую школу). По данным за 1894 год, учителем школы оставался Н. Г. Воробей (с годовым жалованьем 280 руб.), помощницей учителя была перешедшая из Березовской школы выпускница Черниговского женского епархиального училища, дочь слоутского диакона Зинаида Михайловна Щуцкая (с годовым жалованьем 120 руб.), законоучитель протоиерей Самуил Григорьевич Имшенецкий получал за преподавание Закона Божьего 60 руб. в год. С 1897 года учительницей в Слоутском училище стала бывшая помощница учителя Зинаида Михайловна Щуцкая (с годовым жалованьем 200 руб.), ее помощницей - Мария Гулякина, имевшая звание сельской учительницы (с годовым жалованьем 120 руб., службу в школе начала с октября 1897 года).
  Член уездного училищного совета Ф. А. Кулешов, ежегодно посещавший Слоутскую школу, отмечал, что училищное здание с двумя классными комнатами просторное, но содержится неряшливо, повсюду грязь, сторожа фактически нет: "это не сторож, а истопник на зимнее время, приходит вытопить печь и уходит. Школа остается без призора, во время каникул сторож совсем отсутствует, общество его не дает". "При таком порядке каким образом учитель в состоянии оберегать школьное имущество?" - спрашивал Кулешов. По этой причине в 1884 году обнаружилась недостача книг, часть их летом была свалена в кучу и обгрызена мышами. А в 1887 году помощница учителя из-за отсутствия сторожа ходатайствовала о переводе в другое село, так как в школьную квартиру, где она проживала, ночью забирались воры, пугая ее и унося вещи. Не раз ночные злоумышленники воровали и школьное имущество.
  Выступая на уездном земском собрании в 1888 году, Ф. А. Кулешов рассказывал, что в школьном помещении холодно, грязно и угарно, "на скамьях, на которых сидят ученики, по меньшей мере на полвершка налипло грязи, а про пол и говорить нечего", в школу нерегулярно завозились дрова. "4 февраля в 11 ½ час. утра подъехал я к школе, - продолжал Кулешов, - но на дверях встретил замок - ученики были распущены по случаю угара; 3 февраля, по неимению дров, школа вовсе не топилась". И так продолжался уже четвертый год. До начала февраля в классных комнатах не было 15 стекол, так что классная комната для младшей группы представляла собой "кирпичный сарай, наполняемый в большие морозы снегом и ветром". И только в феврале, по распоряжению земского начальника, стекла были вставлены, но все равно "комната эта, по господствующей в ней нечистоте, температуре и атмосфере имела вид свиного сарая". Несравненно чище было в комнате для двух старших групп, но лишь потому что учитель за свой счет обеспечивал поддержание чистоты.
  Кулешов обратился к гласным уездного земства с предложением прекратить расход на такую школу, которая "представляет заразу для здоровья детей и извращает их в том отношении, что дети, видя такое неряшество в школе, по своим детским свойствам должны следовать примеру школы и усваивать в своих жилищах и делах тоже".
  Но изменений к лучшему не последовало и в следующем году. Осенью 1889 года сельчане, живущие неподалеку от школьного здания, обращались в уездное земство с просьбой привести в порядок печи в училищном доме, ибо они опасны в пожарном отношении и для школы, и для соседей. Постоянного сторожа, который бы заботился также об отоплении здания и его уборке, сельское общество так и не выделило. Поэтому в сентябре 1889 г. уездное земство потребовало от сельского общества немедленно привести в порядок училищный дом, а если в течение месяца это требование исполнено не будет, прекратить финансирование Слоутского училища. Угроза эта подействовала: постоянного сторожа сельское общество хоть и не наняло, но само помещение училища отремонтировали, в нем стало чище, а зимой без перебоев школу обеспечивали дровами. В первой половине 1887 года в Слоуте создали фельдшерский пункт, фельдшер взял под контроль состояние здоровья школьников, он же проводил оспопрививание детей (за один только 1887 год Слоутский фельдшерский пункт посетили 1522 жителя села - и взрослых, и детей). В начале 90-х годов при училище на земельном участке в 80 кв. саженей начали развивать пришкольный сад.
  В 1877, 1880, 1883 и 1886 годах попечителем Слоутского начального училища избирался Михаил Александрович фон дер Бриген. В течение нескольких созывов он также был гласным Глуховского уездного земского собрания и занимал должность мирового судьи. В 70-е - начале 80-х годов Бриген приложил немало сил для становления земской школы в Слоуте, но потом из-за болезни отошел от многих дел. В 1889 году попечителем школы стал его старший сын подпоручик Александр Михайлович фон дер Бриген. Он также был избран гласным Глуховского уездного земства, а с 1895 по 1903 годы занимал должность члена уездной управы, где, кроме других обязанностей, отвечал за медицину и народное образование в уезде. А. М. Бриген неоднократно поднимал вопрос о строительстве нового школьного здания в Слоуте, для сельского училища разрешил заготавливать дрова в собственном лесу. Но по делам земства Александр Михайлович большую часть времени находился в Глухове, поэтому в полной мере выполнять обязанности попечителя школы уже не мог и в 1891 году написал прошение об освобождении от этой должности. Попечителем школы избрали сына местного землевладельца Ивана Алексеевича Губского.
  И. А. Губский сразу же поставил вопрос о постройке нового училищного здания. 1 мая 1898 г. он обратился к уездному земству с заявлением о невозможности вести занятия в Слоутской школе из-за ветхости и неисправности училищного дома. Уездное собрание решило оставить школу на 1898-1899 учебный год в старом помещении, а управе вместе с земским начальником выработать проект перестройки здания. Если у сельского общества не хватит собственных денег, то земское собрание рекомендовало ему воспользоваться ссудой от губернского земства.
  23 сентября 1900 года уездная земская управа представила Глуховскому уездному земскому собранию доклад о Слоутском начальном народном училище.
  
  
 []
  
 []
  
  
Доклад о перестройке помещения Слоутской школы. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания 1900 года... / Глухов: Печатня наследников Шумицкого, 1901. - С. 37-38
  
  Земская управа заявила, что на строительство нового деревянного школьного здания требуется 1600 руб. Сельское общество может выделить 600 руб., а остальную тысячу рублей придется взять ссудой у губернского земства с погашением по 100 руб. ежегодно, начиная через год после постройки. Пока же существующее здание управа рекомендовала поддерживать ремонтом. И. А. Губский также настаивал, чтобы сторож для училища был отдельный, а не совмещал охрану школы с охраной церкви. Кроме того, он ходатайствовал об увеличении на 10 руб. ассигнований на отопление школьного дома. Земское собрание, по предложению управы, предложило сельскому обществу нанять отдельного сторожа для школы, а на отопление училищного дома средства увеличить на 10 руб. за свой счет. Иначе школа временно будет закрыта до тех пор, пока новое здание не будет построено.
  В 1901 году Слоутское сельское общество на строительство нового школьного помещения взяло ссуду у Черниговского губернского земства в размере 1000 руб. И, согласно отчету Глуховской уездной земской управы за 1901 год, эта сумма в том же году была израсходована. Но по данным на 22 марта 1902 года занятия в новом училищном доме еще не проводились. Летом над школьным зданием размером 26 X 10 аршинов (≈18,5 м X ≈7,1 м; 1 аршин = 0, 7112 м) установлена железная крыша, на это земство в марте 1902 года выделило дополнительно 214 руб. 50 коп. Вероятно, в новое здание школа перешла с 1902-1903 учебного года.
  В начале XX века в Слоуте, кроме земского начального училища, было еще одно учебное заведение - школа грамоты для девочек. 25 сентября 1900 года епархиальный наблюдатель вместе с уездным наблюдателем прибыли в Слоут. При встрече с протоиереем Самуилом Имшенецким они рекомендовали открыть в приходе Рождество-Богородицкой церкви школу грамоты для девочек. С октября 1900 года школа начала действовать. Занятия проходили в церковной сторожке. Их вел диакон Иванов, а рукоделию учила девочек его жена. В епархиальных отчетах о церковных школах несколько раз отмечалось, что Слоутская школа грамоты - одна из двух в уезде, где лучше всего поставлено преподавание рукоделия.
  13 августа 1904 года умер Самуил Григорьевич Имшенецкий. 28 сентября 1904 года из Михайловской церкви с. Белоусовки Новгород-Северского уезда в Рождество-Богородицкую церковь Слоута переведен священник Макарий Красин, ему назначено годовое жалованье 156 руб. 80 коп. [На тот момент в Слоуте насчитывалось 483 двора, проживало 2908 душ, церкви принадлежало 38 десятин земли]. Служение о. Макария продолжалось в Слоуте в течение почти двух десятилетий.
  В Слоутском начальном училище в начале XX века продолжала учительствовать Зинаида Михайловна Щуцкая, а Закон Божий с 1904 года преподавал новый законоучитель священник Макарий Красин. В том же 1904 году вместо И. А. Губского попечителем училища избран брат Александра Михайловича фон дер Бригена Петр. Но в школьные дела он не очень вникал. В 1905 году, как отмечалось на заседании Глуховского уездного земства, по вине П. М. фон дер Бригена вовремя не проведены выпускные экзамены в школе, их перенесли на август (возможно, это было связано с волнениями крестьян в селе). Через несколько лет попечительницей Слоутского училища избрана сестра Александра Михайловича и Петра Михайловича и внучка декабриста А. Ф. фон дер Бригена Софья Михайловна - выпускница Смольного института благородных девиц (Императорского Воспитательного общества благородных девиц) и Женских педагогических курсов, начальница Глуховской женской гимназии и член ее попечительского совета с 1898 года. Всю свою жизнь, лишив себя семейного и материнского счастья, Софья Михайловна посвятила просвещенческой деятельности в Глуховском уезде. Кроме заведования женской гимназией, в 1905 году учредила в Глухове еще и воскресную школу для "простого рабочего люда".
  Михаил Александрович фон дер Бриген оставил своим сыновьям Александру, Петру, Михаилу и дочери Софье богатое наследство, ведь он был одним из 15 самых богатых землевладельцев Глуховского уезда, имея 1336 десятин удобной и 58 десятин неудобной земли [1 десятина земли = 109,25 соток или 1,09 га], водяную мельницу и крупорушку. Его старший сын Александр Михайлович, когда жил в Слоуте, вникал во все хозяйственные дела имения. После отъезда Александра Михайловича в Чернигов, где он с 1908 года стал воспитателем губернского дворянского пансиона-приюта на Екатерининской улице, главные заботы об имении взял на себя Петр Михайлович (с 1904 года он еще и служил агентом Санкт-Петербургской страховой компании "Надежда" в Глуховском уезде). Их младший брат Михаил Михайлович проживал в Глухове и с 1912 года служил младшим заседателем Дворянской опеки Глуховского уезда.
  Вместе с братом Петром в 1907 году Софья Михайловна открыла в Слоуте винокуренный завод, часть своего дохода направляя на благотворительность. Винокурня в Слоуте была еще при их отце Михаиле Александровиче. Но в 60-е годы в Глуховском уезде винокуренное производство пришло в упадок, из 42 заводов в 1870 г. действовали только 25, спустя год - 17; по данным за 1873 год завод Бригена тоже не работал. Через два года на возрожденной в 1907 году Слоутской винокурне произведено 229880 гр. спирта [объемы производства пересчитывались на градусы], а по сведениям на октябрь 1914 года на заводе действовал один паровой двигатель 18-ти лошадиных сил, работали 10 человек и производилось 300000 гр. спирта.
  В 1915 году состояние здоровья заставило Софью Михайловну отказаться от общественных обязанностей, сосредоточившись только на руководстве гимназией, и она подала прошение освободить ее от должности попечителя Слоутского училища. Попечителем в том же году вновь избран Иван Алексеевич Губский - к тому времени уже гласный Глуховского уездного земства [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 сентября. - № 10. - С. 123; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1862. - 1 октября. - № 30. - С. 309; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1864. - 15 февраля. - № 4. - С. 6; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1864. - 15 марта. - № 6. - С. 59; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1865. - 1 декабря. - № 23. - С.310; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 437, 442; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 31; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1870. - 1 сентября. - № 17. - С. 352-353; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 16; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1872. - 1 февраля. - № 3. - С. 132; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1873. - 15 июля. - № 14. - С. 262; Отчет Глуховской уездной земской управы с 1 января 1872 по 1 июля 1873 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1873. - С. 189; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1875. - 15 августа. - № 16. - С. 299-302; Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 143; Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 год / Чернигов: Губернская типография, 1878. - С. 56; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 150, 182, 185; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 46, 128; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 121; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1885 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1886. - С. 9-11; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С. 39, 40, 105-106; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1887. - 1 августа. - № 15. - С. 573-574; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 17; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1888. - 1 августа. - № 14. - С. 536-537; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 7, 19, 25; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередного заседания 1889 г. / Чернигов: Типография Губернского Правления. - 1890. - С. 21, 33-34, 95; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1889. - 15 июля. - № 14. - С. 611-612; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1890. - 1 августа. - № 15. - С. 398; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1891. - 15 августа. - № 16. - С. 593-596; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 9-11, 13, 54, 59; Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 75; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1898 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 20, 79; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1900 года... / Глухов: Печатня наследников А. Шумицкого. - 1901. - С. 37-38, 90; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 100; Календарь Черниговской губернии на 1901 год: Изд. Черниговским губернским статистическим комитетом / Чернигов: Тип. губернского правления, 1900. - С. 289, Адрес-календарь - С. 51, 53-54; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1901. - 1 июня. - № 12. - С. 301; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12 - 18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 125; Отчет Глуховской уездной земской управы за 1901 год / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 141; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1902 года... / Чернигов: Типография губернского земства. - 1903. - С. 15; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 191; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1904. - 1 сентября. - № 17. - С. 553; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1904. - 1 октября. - № 19. - С. 752; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1904. - 15 октября. - № 20. - С. 806; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1905. - 1 января. - № 1. - С. 2; Календарь Черниговской губернии на 1905 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговским губернским статистическим комитетом / Чернигов: Тип. губернского правления, 1904. - С. 69-71; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1905 года... / Глухов: Типография А. С. Квасниковой. - 1906. - С. 19, 57; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1906. - 1 января. - № 1. - С. 21; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1906. - 15 марта. - № 6. - С. 212; Календарь Черниговской губернии на 1909 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговским губернским статистическим комитетом / Чернигов: Тип. губернского правления, 1908. - С. 24, 82-84; Фабрично-заводские предприятия Российской империи: Сост. Л. К. Езиоранский / СПб.: Тип. В. Безобразов и Ко, дек. 1909. - № 5340; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 355; Календарь Черниговской губернии на 1913 год. Адрес-календарь: Изд. Черниговским губернским статистическим комитетом / Чернигов: Тип. губернского правления, 1912. - С. 28, 95, 101-102; Фабрично-заводские предприятия Российской империи (исключая Финляндию): Изд. Д. П. Кандауров и сын; ред. Ф. А. Шобер / Пг.: Электро-Типография Н. Я. Стойковой, окт. 1914. - № 6268; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 65, 160; Клавинг В. Гражданская война в России: белые армии / М.: Изд-во АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 2003. - С. 453; Купцов И. В., Буяков А. М., Юшко В. Л. Белый генералитет на Востоке России в годы гражданской войны / М.: Кучково поле; Военная книга, 2011. - С. 222].
  
  
***
  
   Село Черториги (Чертории, Чернории, ныне Шевченково)
  Тулиголовской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе было 448 дворов, проживали 1268 душ мужского пола и 1443 души женского пола; в 1885 г. - 480 дворов, 2755 жителей; в 1897 г. - 3261 житель; в 1901 г. - 1782 мужчины и 1801 женщина [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 35; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Города и поселения в уездах, имеющие 2000 и более жителей: Под ред. Н. А. Тройницкого / СПб.: Паровая типо-лит. Н. Л. Ныркина, 1905. - С. 85; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 179].
  
  Церковно-приходская школа в Черторигах создана в 1860 году. В 1866 году в школе при Николаевской церкви обучались 17 мальчиков и 2 девочки от 7 до 15 лет. Занятия, которые проходили в церковной сторожке, вел священник Николаевского храма Григорий Болдовский (в разных источниках пишется то Балдовский, то Болдовский), ему помогал церковный староста казак Федор Ворона (с декабря 1863 г. старостой стал казак Фома Лушницкий). В селе были два церковных прихода - при Николаевском и Христорождественском храмах.
  Однако в современных публикациях утверждается, что в Черторигах действовали Николаевская и Покровская церкви. Чтобы прояснить этот вопрос, лучше всего обратиться к "Историко-статистическому описанию Черниговской епархии" архиепископа Филарета. Владыка в 60-е годы XIX в. сам посетил все храмы, которые описал в своей книге, исследовал различные документы и церковные святыни. Поэтому его сведениям можно полностью доверять.
  "...Нет сомнения, - писал он, - что первый храм в Черторигах основали около 1500 г... Это подтверждается и местными сведениями. Нынешний Христорождественский приход Черториг издревле называется московщиною... Ныне в Черторигах два храма, и оба каменные - Николаевский и Христорождественский. В 50 саженях от нынешнего Николаевского храма остается памятник бывшего деревянного храма. В Куношевском храме (Борзенского у.) есть Евангелие львов. п. 1636 г., по надписи пожертвованное в 1643 г. храму св. Параскевы с. Черториг. Без сомнения, это храм, стоявший на месте памятника, замененный после 1708 г. храмом свят. Николая. Шведская война не могла не оставить по себе памятника в Черторигах: здесь тогда стоял с армиею Шереметьев, положивший не пускать Карла в Россию - и Карл пошел к Полтаве. Остатки древности в нынешнем Николаевском храме: сереб. крест с подножием, на котором надпись: "року 1720 сооружен сей крест старанием отца Даниила и ктитора Ивана Шкеля, а коштом мирским, до храму свят. Николая в село Черторигу" [ктитором называют частное лицо, построившее на собственные средства храм; жертвователя, попечителя храма; иногда так именуют и церковного старосту]. На подножии сереб. потира читается: "року 1720 сооружи сию гробницу Афанасий Кузьминич, житель веригинский глуховский до храму свят. Николая в село Черториги"...
  Нынешний каменный храм святителя построен в 1801 г. усердием Василий Григорьевича Туманского и супруги его Уляны Федоровны: они оба и погребены в храме.
  На месте Христорождественского храма, по местному преданию, стоял храм Покрова Богородицы. Прихожане и поныне чтут этот праздник как древний храмовый [владыка Филарет никаких документальных подтверждений о существовании в древности Покровского храма не нашел, а опирался лишь на местное предание]. В нынешнем храме памятники прежнего: икона на кипарисе под сереб. ризою, с изображением пр. Нектария и кн. Николая Святоши, с частицами мощей и с надписью на задней стороне: "Анна Михайловна Долгорукова княжна" [Николай Святоша (в миру Святослав Давидович Луцкий) - сын черниговского князя Давида Святославича, правнук Ярослава Мудрого, первый из князей, принявший монашеский постриг]. Постная триод к. п. 1548 г., цветная триод львов. п. 1663 г.
  Нынешний каменный храм построен в честь Рождества Христова в 1801 году старанием священника Евфимия Лучницкого, заменив собою деревянный, построенный старанием священника Дмитрия Ивановича Лучницкого, на место сгоревшего в 1757 г. Рождественского храма. Строитель храма о. Евфимий - личность почтенная и не для одной земли. Он много жертвовал и из своей собственности на построение и укрепление храма. Был неутомимо ревностен к богослужению... Вместе с тем щедро раздавал милостыню...
  По гражданской ведомости в Черторигах в 1736 г. 142 семьи казачьи и 84 посполитых.
  По исповедным записям: Николаевской ц. в 1770 г. 578 м., 560 ж, в 1790 г. 615 м., 622 ж., в 1810 г. 667 м., 685 ж., в 1830 г. 740 м., 762 ж., в 1850 г. 796 м., 808 ж., в I860 г. 835 м., 869 ж.; Христорождественской ц. в 1770 г. 542 м., 540 ж., в 1790 г. 469 м., 462 ж., в 1810 г. 477 м., 472 ж., в 1830 г. 473 м., 530 ж., в 1850 г. 470 м., 491 ж., в 1860 г. 487 м., 579 ж."
  По сведениям местных краеведов, Николаевская церковь закрыта большевистскими властями в 1929 г., а окончательно разрушена в 1937 г. Ее разобрали, а кирпичи пошли на строительство Дома культуры в Слоуте. Вторая церковь закрыта в 1928 г., разрушена в 1948 г., ее тоже разобрали, а из кирпича соорудили в селе Шевченково (бывшие Черториги) колхозный гараж, на фундаменте же построили магазин [Черниговские епархиальные известия. Прибавление. - 1864. - 15 декабря. - № 24. - С. 739-741; Черниговские епархиальные известия. Прибавление. - 1865. - 1 февраля. - № 3. - С. 81-82; Филарет (Гумилевский). Историко-статистическое описание Черниговской епархии. Книга седьмая / Чернигов: Земская типография, 1874. - С. 333-335; Книга Пам'яті Сумської області: В 3 т. - Т. II. Зруйновані храми Сумщини. Мартиролог втрачених святинь. Автор-упорядник О. М. Корнієнко / Суми: Ярославна, 2007. - С. 70-71].
  В 1866 г. при Николаевской и Христорождественской церквах в Черторигах образованы церковные попечительства. При Николаевском храме его возглавил черторигский помещик Владимир Иванович Туманский. Он же взял под свою опеку церковно-приходскую школу. Решением уездного земства от 1868 г. школа в Черторигах сразу же определена в первый разряд. И в 1870 г. она уже начала действовать как земская в деревянном доме, предоставленном В. И. Туманским. Помещение было просторным, имело две классные комнаты и квартиру для учителя.
  В 1877 и 1880 г. г. попечителем школы избирался Владимир Иванович Туманский, а с 1883 года его сын Михаил Владимирович Туманский [подробнее о Туманских в Примечании 8].
  В 1874 г. в школе обучались 69 мальчиков и 4 девочки. Сведений о первом земском учителе мне найти не удалось. Возможно, это была дочь священника Григория Болдовского София Григорьевна Болдовская: по данным на конец 1877 года она преподавала в Черторигском начальном училище, а ее отец был законоучителем. Но уже со следующего учебного года в школе учительствовала выпускница Глуховской женской прогимназии Мария Костюченко. Ее отношение к занятиям отмечено как "очень усердное", "уроки дает удовлетворительно".
  В 1885-1886 учебном году школу посещали 73 ученика, в том числе в выпускной группе занимались 13, окончили училище 7. Столько же школьников было и в 1887-1888 учебном году, но в выпускной группе их увеличилось до 16, окончили курс обучения 11. В следующем учебном году - 76 детей (в том числе в старшей группе 12), в 1890-1891 уч. году - 80 учеников (в старшей группе - 18, окончили школу 7 учеников).
  По сведениям за 1886 год, земским учителем в Черторигах был обедневший дворянин Григорий Алексеевич Мессон. Спустя год он поступил в университет на историко-филологический факультет, работал земским учителем в Орловке и Обложках, а с 30 сентября 1894 года перешел в Глуховскую гимназию помощником классного наставника. В Черторигах Григория Алексеевича сменил его брат Николай Алексеевич Мессон, воспитанник Дегтяревского ремесленного училища, получивший в 1883 г. звание сельского начального учителя. Законоучителем оставался священник Григорий Болдовский, после смерти которого Закон Божий с 1894 года преподавал его сын священник Николаевской церкви Евгений Григорьевич Болдовский. В 1894 году учитель Н. А. Мессон получал 240 руб. ежегодного жалованья, а законоучитель Евгений Болдовский - 60 руб. в год.
  Инспекторские проверки каждый раз показывали хорошие знания учеников школы как на уроках, так и во время экзаменационных испытаний, за что похвалы удостаивались и Григорий Алексеевич, и Николай Алексеевич Мессоны, и законоучителя Григорий и Евгений Болдовские: "преподавание превосходно и лучшего желать нельзя". Отмечалось, что "школьный дом превосходный, и учащиеся ни в чем не нуждаются", "помещение школы вместительно, содержится тепло, чисто и опрятно, и также чисто и опрятно ученики содержат свои ученические вещи и одежду", "все ученики превосходно дисциплинированы... пишут очень красиво и с должным старанием".
  В октябре 1895 года (по одним источникам 10 октября, по другим - 24 октября) в селе открылось еще одно начальное учебное заведение - церковная школа грамоты. Размещалась она в общественном здании. Законоучителем и наставником школы был священник Христорождественской церкви Михаил Левицкий, окончивший Кролевецкое уездное училище, а его помощником - крестьянин Захарий Маркович Брейчук (выпускник сельского земского училища, свидетельства на звание учителя не имел). Их фамилии по школе грамоты значатся во всех документах вплоть до 1 февраля 1900 г. Брейчук за свою работу получал содержание и от сельского общества, и из синодальных сумм (от 10 до 25 руб. в год), а законоучителю определено годовое вознаграждение в 25 руб. По сведениям на 1 января 1899 года в школе грамоты обучались 60 мальчиков и 4 девочки. Местные краеведы называют еще одного учителя церковно-приходской школы в начале 1900 г. - Прохора Ивановича Попченко, арестованного в 1907 г. за участие в революционных волнениях, но его фамилии в документальных источниках о школах грамоты я не нашел.
  Черторигская церковная школа была на хорошем счету у епархиального начальства. В 1897 году преподано архипастырское благословение священнику Михаилу Левицкому, "занимающемуся в церковной школе грамотности с пользой и усердием". В 1899 году епархиальный училищный совет проинформировал уездную управу о том, что школа грамоты в Черторигах будет реформирована в церковную школу для девочек. В таком статусе она начала действовать со следующего учебного года.
  А вот у земского училища в конце XIX века возникли проблемы. На заседании Глуховского уездного земского собрания в 1898 году председатель уездного училищного совета В. П. Кочубей доложил о плачевном состоянии здания земской школы: за несколько десятилетий оно обветшало, "фундамент выкрошился и обвалился, стены нависли и... вообще здание находится в невероятном скверном виде". Земство решило назначить сельскому обществу 2-летний срок на перестройку училищного дома. Если же Черторигское общество не озаботится этим, то земская школа в селе будет закрыта. В следующем году земство снова обсуждало вопрос о Черторигском начальном училище. Член уездной управы А. М. фон дер Бриген предложил занятия в школьном здании, в виду его опасности, прекратить, а сельскому обществу рекомендовать найти подходящее помещение для учебных занятий. Бриген также сообщил, что губернское земство прислало проекты строительства нового здания для школы, но они "чересчур роскошны и не выполнимы по своей дороговизне". Сведений о том, как поступило сельское общество - отремонтировало старое здание или нашло для школы новое помещение, в документах, которые я исследовал, мне найти не удалось.
  В 1898 году попечителем земского начального училища избран Иван Николаевич Бирвар - сын купца Николая Моисеевича Бирвара, который приобрел после смерти Туманского Черторигский винокуренный завод, перешедший потом по наследству сыну. Завод этот возрожден Владимиром Ивановичем Туманским в 1881 году (его стоимость в то время оценена в 35350 руб., на винокурне в 1886 году были заняты 21 рабочий, 6 мастеровых и 4 служащих, годовое производство спирта составляло 1036080 гр., перерабатывалось 25309 пудов ржи). По данным на 1892 год на заводе выкурено 1425019 гр. спирта, для его производства израсходовано 21256 пудов ржи и 39623 ¼ пуда картофеля; в 1909 г. на винокурне числилось 17 рабочих, за год произведено 2179240 гр. спирта на 33100 руб.; в 1914 г. - 2200000 гр., имелся паровой двигатель восьми лошадиных сил, была и своя мельница.
  В начале XX века в начальном училище продолжал учительствовать Николай Алексеевич Мессон, в 1901 г. имел годовое жалованье 300 руб. (кроме педагогической работы, он обзавелся паровой мельницей в селе, занявшись хозяйственной деятельностью), а Закон Божий преподавал священник Николаевской церкви Евгений Григорьевич Болдовский (с годовым жалованьем 60 руб.). В 1900 г. в начальном училище обучались 79 мальчиков и 12 девочек, окончили курс школы 5 мальчиков и 1 девочка.
  В 1913 г. уездное земство наметило в следующем году строительство деревянного здания 4-комплектного начального училища в Черторигах. Сельское общество совместно с попечителем И. Н. Бирваром собрали 4000 руб., еще 1000 руб. (по 250 руб. на каждый комплект) обещало выделить уездное земство, а 5000 руб. (по нормативам для деревянного строения полагалось по 1500 руб. за каждый из первых двух комплектов и по 1000 руб. за каждый последующий) должно поступить в виде пособия из казны, недостающую сумму планировалось взять в виде ссуды. Но начавшая в 1914 году война уменьшила казенное финансирование народного образования, поэтому пришлось обходиться имеющимися средствами, упростив первоначальный строительный проект [Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 75, Доп. сведения - с. 2; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 101; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 сентября. - № 10. - С. 119-120; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 15 августа. - № 16. - С. 290; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 442; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1868. - 1 января. - № 1. - С. 10; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 31; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 34; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38; Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 г.: Сост. при Черниговском губерн. Правлении / Чернигов: Губ. Типография, 1878. - С. 56; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 192; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 47; Календарь Черниговской губернии на 1887 год: Сост. К. В. Корвин-Пиотровский / Чернигов: Тип. губернского правления, 1886. - С. 396-451; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С. 38, 141; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 17; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 18, 25; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередного заседания 1889 г. / Чернигов: Типография Губернского Правления. - 1890. - С. 34; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 58; Календарь Черниговской губернии на 1894 год: Изд. Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского земства, 1893. - С. 82; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 1 марта. - № 5. - С. 103; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 15 августа. - № 16. - С. 564-565; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 15 сентября. - № 18. - С. 618-619; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 79, 114; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1899 года... / Глухов: Печатня наследников Шумицкого. - 1900. - С. 173-174; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1900. - 1 февраля. - Приложение к № 3. - С. 38-39; Фабрично-заводские предприятия Российской империи: Сост. Л. К. Езиоранский / СПб.: Тип. В. Безобразов и Ко, дек. 1909. - № 5356; Фабрично-заводские предприятия Российской империи (исключая Финляндию): Изд. Д. П. Кандауров и сын; ред. Ф. А. Шобер / Пг.: Электро-Типография Н. Я. Стойковой, окт. 1914. - № 6286; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12 - 18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 125; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 191; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 89-90, 355].
  
  
***
  
  Село Эсмань (Есмань)
  Эсманьской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе было 223 двора, проживали 852 души мужского пола и 953 души женского пола; в 1885 г. - 303 двора, 1951 житель; в 1897 г. - 2326 жителей; в 1901 г. - 1200 мужчин и 1167 женщин. Эсмань была центром волости, в селе находились волостное правление, почтовая станция (позже почтовое отделение), два постоялых двора, 9 ветряных мельниц, две крупорушки, в нескольких верстах - два известковых завода [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 38; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Города и поселения в уездах, имеющие 2000 и более жителей: Под ред. Н. А. Тройницкого / СПб.: Паровая типо-лит. Н. Л. Ныркина, 1905. - С. 83; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 55].
  
  Церковно-приходская школа в Эсмани создана при Николаевской церкви в 1860 году. Ее организовал и был в ней первым учителем священник Порфирий Красовский, а после преобразования церковной школы в начальное училище он до 1898 года преподавал там Закон Божий.
  Родился П. Красовский в селе Юрасовке в семье священника 26 февраля 1828 г. После окончания Черниговской духовной семинарии в январе 1850 года рукоположен в священники в Николаевской церкви, где и служил до своей кончины, последовавшей 4 января 1898 г. С 1860 г. в течение почти 35 лет был благочинным 4-го округа Глуховского уезда, отказавшись от этой должности по болезни в феврале 1895 года. В 1890 г. о. Порфирий возведен в сан протоиерея. С 1880 по 1883 год П. Красовский являлся гласным (депутатом) Глуховского уездного земства. Награжден орденами Св. Анны 2-й и 3-й степеней, а от Св. Синода - золотым наперсным крестом.
  Церковным старостой Николаевского храма был надворный советник Дмитрий Григорьевич Лазаревич. Он же возглавил и созданное в 1865 году церковное попечительство, в состав которого, по сведениям за 1869 г., входили коллежский секретарь Иван Лукич Голяховский, губернский секретарь Василий Николаевич Голяховский, купеческий сын Иван Афанасьевич Димитриев, казак Иосиф Васильевич Горовой, казенный крестьянин Иван Никифирович Пропастенко, крестьяне-собственники Анисим Васильевич Петрачок и Федор Самуилович Овсеенко. Д. Лазаревич не раз вносил пожертвования для Николаевской церкви. Он же с Порфирием Красовским в 1864 году добился от Св. Синода разрешения построить новый каменный храм вместо деревянного. [Храм Св. Николая в Эсмани, как писал Филарет (Гумилевский), "существовал по крайней мере в XV ст., если только и не прежде того, хотя ясное известие о нем относится к 1691 г." Храм был деревянный, после пожара построили новую двухпрестольную церковь, поставив ее рядом со сгоревшей. На починку этой, со временем обветшалой церкви, пошло церковное дерево после разборки старого Чуйковского храма. Новый, и опять деревянный, храм построен в 1796 г. на средства войскового товарища Лукьяна Дорошенко. А каменный Николаевский храм в 60-е годы XIX века сооружался на средства Д. Лазаревича и других прихожан церковного прихода. Освящен он в 1870 г. "Церковному старосте села Эсмань Глуховского уезда Надворному Советнику Димитрию Лазаревичу за увеличение кошелькового сбора, пожертвование полного священнического облачения, 350 руб. деньгами и особую заботливость о сооружении церкви в сем 1870 году объявлено благословение Святейшего Синода". Николаевскую церковь большевистская власть закрыла в начале 30-х годов, а полностью уничтожила в 1935 г., построив на том месте Дом пионеров]. Заботился Д. Лазаревич и о церковной школе.
  В 1866 году в ней обучались 13 мальчиков и 2 девочки от 8 до 13 лет.
  В 1868 году на заседании Глуховского уездного земства Эсмань названа среди нескольких сел, где лучше всего устроены учебные заведения. И этим, отмечалось на земском собрании, она обязана, прежде всего, усердию тамошнего священника. Земство в виде поощрения даже выделило Эсманьской школе 20 руб.
  На том же заседании уездного земства принято решение о реорганизации церковных школ в земские начальные училища. Среди прочих значилась и Эсманьская школа. Она определена во второй разряд и должна была открыться с 1870-1871 учебного года. Но так не случилось. Сельское общество отказалось взять на себя содержание училищного помещения, его отопление и наем сторожа, что было непременным условием земства. И в 1871, и в 1872 годах несколько раз собирались сельские сходы, на которых члены управы и председатель церковного попечительства, гласный уездного земства Д. Г. Лазаревич убеждали селян в необходимости содержать за свой счет школьное здание, но все их уговоры оказались безрезультатными. Школа в селе так и оставалась церковной еще несколько лет.
  Лишь спустя три года сельское общество изменило свою позицию, согласившись с земским требованием устроить школьный дом, содержать его, обеспечивать топливом и нанять сторожа. Но уездное земское собрание, озабоченное недостатком средств на финансирование начальных училищ, не спешило удовлетворять ходатайство селян об открытии начального училища (это касалось не только Эсмани, но и Сопыча). В списке земских школ за 1874 год (журналы уездного собрания за 1874 г., с. 38) эсманьская школа еще не числится. В сентябре 1877 г. на заседании Глуховского уездного земства прозвучала информация, что сельское общество Эсмани направило ходатайство об открытии начального одноклассного училища директору народных училищ, но ответ пока не получен. Поэтому по предложению гласного уездного земства, эсманьского казака И. В. Горового земское собрание выделило для школы дополнительное пособие в 75 руб. По данным на конец 1877 г. в губернском списке учебных заведений школа в Эсмани уже значится как начальное училище Глуховского уезда. Учительницей на то время была дворянка Анна Роменская, а законоучителем - священник Порфирий Красовский. Следовательно, земская школа в Эсмани начала действовать с 1877-1878 учебного года, хотя полноценное финансирование от земства она стала получать лишь с 1879 года (в смету уездного земства на 1878 г. расходы на школу еще не вошли, так как финансирование учебных заведений на следующий год утверждалось в сентябре 1877 года, еще до принятия решения об открытии училища). Вот почему нельзя согласиться с датой основания Эсманьского начального училища в 1869 году, как это указано в "Памятной книжке Киевского учебного округа" за 1901 год: сведение тридцатилетней давности никак не подтверждается документальными источниками 70-х годов XIX века.
  С 1877 года попечителем школы избран В. А. Радченко, а с 1883 года им стал сын Дмитрия Григорьевича Лазаревича Николай Дмитриевич (1845-1906). В 1884 году по предложению Лазаревича начальное училище переведено из второго разряда в первый, а значит и увеличено земское финансирование. Одной из причин называлось достаточное количество населения в Эсмани (по исповедным росписям за 1883 год в селе числилось 1169 душ мужского пола и 1131 душа женского пола).
  В 1885 г. на постройку нового училищного здания сельскому обществу уездная управа выдала ссуду 450 руб. при условии возврата в течение пяти лет (есть сведение о погашении этой ссуды: сельское общество в срок деньги не внесло, к 1905 г. заплатило лишь 250 руб., долг оставался в сумме 200 руб.). Во время инспекторской проверки в 1886 году школа получила хороший отзыв: она "помещается в общественном, вновь устроенном... во всех отношениях превосходном здании [из двух классных комнат]. Учителем состоит г. Барков, отличный преподаватель, он из воспитанников Глуховского учительского института. В школе порядок и чистота. Всех учеников в школе более 90 [94 (92 мальчика и 2 девочки)]. При испытании учеников в предметах преподавания отвечали они хорошо. Окончили школу 11 учеников". Земское собрание в сентябре 1886 г., учитывая большое количество учащихся, решило с нового учебного года выделить для Эсманьского училища вторую педагогическую ставку - помощника учителя.
  В том же году сельское общество, чтобы покрыть свои расходы на строительство школьного здания, установило плату за учение. Но не все родители могли внести ее. Тогда в школу явился сельский староста, чтобы выпроводить из класса детей-должников. Учитель Павел Дементьевич Барков (по другим источникам - Борков), возмутившись, что прилюдно унижают учеников, потребовал от старосты удалиться из школы. Об этом происшествии Барков сообщил в уездный училищный совет и земскую управу, которые передали его жалобу в присутствие по крестьянским делам, а оно постановило отправить старосту за самоуправство под арест.
  С 1887 года (после перевода П. Д. Баркова в Ямполь) учителем Эсманьского училища стал Рознатовский. Его помощницей была Анна Войцеховская, в следующем году перешедшая в Сопычскую школу. Обучались 93 ученика, в том числе 12 в старшей группе, окончили курс школы 7, в 1888-1889 учебном году занятия посещали 85 школьников (в том числе 16 учеников старшей группы). Учительствовать продолжал Рознатовский, преподавание предметов которым инспекторские проверки оценивали как "очень хорошие". Законоучителем оставался Порфирий Красовский, а место помощницы учителя оказалось вакантным.
  В 1891-1892 учебном году учащихся в Эсманьской школе числилось 116 (в том числе 25 в старшей группе, окончили обучение 4), учителем служил Федор Григорьевич Пилипенко (позже перешел в Усковское училище), его помощником - Алексей Иванович Сафронов (спустя два года стал учителем школы в Студенке). В 1893-1894 г.г. учительницей в школе работала Пелагея Мечкова (с годовым жалованьем в 200 руб.), ее помощницей - Анна Склянишникова (с годовым жалованьем 120 руб.).
  После смерти Порфирия Красовского в январе 1898 г. законоучителем стал священник Николаевской церкви Михаил Фотиев. С 1899 г. в школе учительствовал Андрей Шумницкий, а его помощником с 1897 г. был Сергей Никифорович Орленко. В 1900-1901 учебном году в Эсманьском училище обучались 109 мальчиков и 12 девочек (окончили курс 10 мальчиков и 1 девочка). При училище для учителя были квартира и огород в 458 кв. саженей.
  С 1904 года сменились три попечителя начального училища: Александр Христофорович Греков, П. П. Снежков (с 1913 г.), Вера Порфирьевна Крыжановская (с 1915 г.).
  В плане введения всеобщего начального образования в Глуховском уезде, принятом земским собранием 21 декабря 1909 года, во второй очереди намечено строительство в Эсмани каменного двухкомплектного школьного здания. На его постройку, которая началась в 1913 году, пришло правительственное пособие в размере 4000 руб., еще 1000 руб. субсидии выделило губернское земство по программе возведения общественных огнестойких зданий, небольшие суммы поступили из уездного земского школьно-строительного фонда и от сельского общества. Но уже в процессе строительных работ уездное земство, выполняя "Положение о высших начальных училищах" от 25 июня 1912 года, запроектировало открытие высшего начального училища на 200 учеников в Эсмани. Кроме волостного центра, в нем, как было рассчитано, могли бы обучаться и дети из Кучеровки, Полковничьей Слободы, Пустогорода, Яновки, Студенка, Хатьминовки, Ляховки, хутора Заруцкого и Белокопытова. В уезде предполагалось организовать семь таких новых училищ в течение 10 лет и открывать их в порядке постепенности по списку, Эсмань стояла пятой в очереди. Но даже в 1915 году проект сооружения нового училищного помещения или расширения уже существовавшего, только что построенного двухкомплектного каменного здания еще не был сделан, земля под постройку не отведена, местные средства на строительные работы не изысканы, а на пособия из казны в условиях войны надежд не было никаких. Поэтому на заседании уездного земского собрания в 1915 году заявлено, что открытие запланированных ранее высших начальных училищ в Янполе, Дубовичах, Эсмани, Уланове и Холопкове и строительство для них новых школьных зданий "отнесено на последующие годы" [Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 73; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 97; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 сентября. - № 10. - С. 119-120; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1864. - 15 августа. - № 16. - С. 179; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1865. - 15 августа. - № 16. - С. 201; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 1 августа. - № 15. - С. 270; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 442; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 31-32; 77-78; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1869. - 1 апреля. - ? 7. - С. 233; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 9, 33-35; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1871. - 1 января. - № 1. - С. 6; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38; Филарет (Гумилевский). Историко-статистическое описание Черниговской епархии. Книга седьмая / Чернигов: Земская типография, 1874. - С. 362-364; Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 128, 144; Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 г.: Сост. при Черниговском губерн. правлении / Чернигов: Губ. Типография, 1878. - С. 56; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 47; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 122; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С.17, 43, 107-108, 142; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 17; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 14, 20; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередного заседания 1889 г. / Чернигов: Типография Губернского Правления. - 1890. - С. 38; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 54, 62; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 113; Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1898. - 15 марта. - № 6. - С. 289-291; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12-18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 125; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 190; Отчет Глуховской уездной земской управы... за 1905 год / Глухов: Типография А. К. Нестерова, 1906. - С. 129; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 86, 216, 355; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 65, 178-180; Книга Пам'яті Сумської області: В 3 т. - Т. II. Зруйновані храми Сумщини. Мартиролог втрачених святинь. Автор-упорядник О. М. Корнієнко / Суми: Ярославна, 2007. - С. 70].
  
  
***
  Село Обложки
  Тулиголовской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе было 260 дворов, проживали 724 души мужского пола и 761 душа женского пола; в 1885 г. - 283 двора, 1606 жителей; в 1901 г. - 1045 мужчин и 1030 женщин [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 28; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 116].
  
  Церковно-приходская школа в Обложках основана в 1860 г. В 1866 году в ней обучались 20 мальчиков и 2 девочки в возрасте от 7 до 15 лет. Учителем, который вел занятия бесплатно, был священник Михайловской церкви Николай Неговоров (отец березовского священника Василия Неговорова). Заботу о школе также проявляли церковный староста коллежский регистратор Михаил Нечай и созданное в 1866 году под его председательством церковное попечительство.
  В 1868 году Глуховское уездное земство утвердило проект преобразования церковных школ в земские начальные училища. Село Обложки определено было во второй разряд. Но сельское общество отказалось взять на себя содержание училищного дома, обеспечение его дровами и наем сторожа, что было обязательным условием земства. Поэтому земская школа в Обложках к 1871 году, как намечалось проектом, не открылась.
  В селе продолжала действовать церковно-приходская школа без всякого финансирования от земства, но спустя несколько лет она была упразднена. Вот только тогда сельское общество стало хлопотать об открытии земского начального училища. Однако уездная управа дала ход этому ходатайству лишь в 1888 году. На заседании земского собрания председатель уездной управы Ф. М. Уманец огласил приговоры [решения] Обложковского общества казаков и крестьян от 20 сентября 1887 г. и два приговора отдельно от казаков и от крестьян от 21 августа 1888 г., в которых они ходатайствовали об открытии в селе начального училища и выражали готовность взять на себя хозяйственные заботы о школьном помещении. Общества крестьян и казаков также попросили выдать им ссуду в размере 600 руб. на перестройку и ремонт дома для училища, заявив, что "уже приторговали помещение для школы и дали задаток". Земское собрание решило выдать обществам Обложек ссуду на 5 лет, но с условием, чтобы школьный дом отвечал требованиям земства к зданиям начальных училищ и там обязательно была отдельная квартира для учителя. На 1889-1890 учебный год в смету заложены расходы на Обложковское сельское начальное училище: жалованье учителю (без надбавок) - 150 руб. в год, законоучителю - 60 руб., на отопление - 20 руб., на книги и учебные пособия - 15 руб. Таким образом, год основания земского начального училища в Обложках - 1889-й. К осени было готово школьное деревянное здание 18 на 12 аршин, с соломенной крышей. В нем оборудовали классную комнату для занятий и квартиру учителя с отдельным входом.
  До 30 сентября 1894 года учителем Обложковской земской школы с годовым жалованьем 180 руб. был дворянин Григорий Алексеевич Мессон, учившийся на историко-филологическом факультете Императорского университета Св. Владимира в Киеве (до Обложковской школы работал учителем в Черторигах, где его сменил младший брат Николай Алексеевич Мессон; в 1894 году Григорий Алексеевич перешел в Глуховскую гимназию помощником классного наставника; в 1899 г. Г. А. Мессон избран попечителем Обложковского начального училища и занимал эту должность до 1917 года, а до него попечителем школы был Михаил Федорович Улазовский). С 1890 года Закон Божий в училище преподавал священник Михайловской церкви Петр Яковлевич Кириллов, которому назначено годовое жалованье 60 руб.
  В 1900-1901 учебном году в училище обучались 60 мальчиков и 4 девочки. Учителем с 1898 года был Михаил Иванович Ткаченко, имевший звание сельского учителя, ему назначено годовое жалованье в 150 руб.; законоучителем оставался священник Петр Кириллов.
  В 1888 году в селе созданы еще два учебных заведения - церковные школы грамоты. Первая помещалась в доме учителя, отставного унтер-офицера Карпенко, за занятия каждый ученик ему платил в месяц по 30 коп. Во второй школе грамоты занятия проходили в доме учительницы мещанки М. М. Павленко, получившей домашнее образование, но свидетельства на звание сельской учительницы не имевшей. Она тоже за свою работу ежемесячно получала от каждого ученика по 30 коп. Но с 1896 года в селе действовала только одна школа грамоты, в которой учительствовала Мария Матвеевна Павленко. С детей платы она уж не брала, а годовое жалованье от 16 до 25 руб. получала из синодальных сумм. Закон Божий для учеников преподавал бесплатно священник Петр Яковлевич Кириллов. По данным на 1 января 1899 г. в этой школе обучались 14 мальчиков и 8 девочек. В начале XX века Обложковская школа грамоты не раз называлась одной из лучших среди церковных школ уезда по ведению занятий по рукоделию.
  В 1902 году уездное земство выделило для устройства железной крыши здания начального училища 178 руб. 20 коп. Но училищный дом постепенно ветшал, поэтому попечитель школы Г. А. Мессон несколько раз обращался к уездному земству с предложением построить новое здание. В 1909 году уездным планом введения всеобщего начального обучения запланировано строительство на 1914 год (в пятой очереди) каменной 4-комплектной школы в Обложках. Сельское общество готово было выделить для этого 4000 руб. Еще 1000 руб. обязалось направить на строительные работы уездное земство (по 250 руб. на каждый комплект), а из казны ожидалось пособие в сумме 6000 руб. (по нормативам для каменных зданий по 2000 руб. на каждый из двух первых комплектов и по 1000 руб. на каждый последующий), уездная управа запросила также 1000 руб. пособия от губернского земства. Из-за начавшейся в 1914 году войны казенное пособие и ссуда на строительство Обложковской школы не поступили. Что стало с этим проектом, построена была школа или нет, в документах сведений об этом я не нашел [Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 74, Доп. - с. 2; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 98-99; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 сентября. - № 10. - С. 119-120; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 1 августа. - № 15. - С. 270; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 15 августа. - № 16. - С. 290; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 442; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 31-32; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 33-35; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38; Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 г.: Сост. при Черниговском губерн. правлении / Чернигов: Губ. Типография, 1878. - С. 56; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 48; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 15-16; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1895. - 15 октября. - Приложение к № 20. - С. 6-9; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1897. - 15 августа. - № 16. - С. 566-567; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1898. - 15 сентября. - № 18. - С. 618-619; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 113; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1899 года... / Глухов: Печатня наследников Шумицкого. - 1900. - С. 171; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1900. - 1 февраля. - № 3. - С. 40-41; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12-18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 124; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1902 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1903. - С. 15; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 190; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1906. - 15 марта. - № 6. - С. 212; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 88-90, 216, 355; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 141].
  
  
***
  
  Село Землянка
  Тулиголовской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе было 155 дворов, проживали 457 душ мужского пола и 482 души женского пола; в 1885 г. - 201 двор, 1064 жителя; в 1897 г. - 2092 жителя; в 1901 г. - 783 мужчины и 776 женщин [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 35; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Города и поселения в уездах, имеющие 2000 и более жителей: Под ред. Н. А. Тройницкого / СПб.: Паровая типо-лит. Н. Л. Ныркина, 1905. - С. 83; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 61].
  
  В Землянке при Покровской церкви в 1860 году священник Павел Ягодовский организовал церковно-приходскую школу, он же стал там учителем, а помогал ему церковный староста казак Никифор Мартыненко. В 1866 году в школе обучались 20 мальчиков и 2 девочки в возрасте от 7 до 15 лет. Занятия проводились в небольшом церковном доме, но для такого количества учеников он был вполне вместительным.
  В 1868 году, когда уездное земство разработало проект преобразования церковных школ в начальные училища, Землянка была определена в 3-й разряд. Намечалось, что земская школа в селе начнет действовать с 1870-1871 учебного года. Однако в журналах Глуховского уездного земства в сентябре 1871 года в списке уже существовавших на тот момент начальных училищ Землянское не числилось. Оно появилось в списке действовавших только через год - в сентябре 1872 года, причем при открытии земская школа переведена из третьего во второй разряд. В "Памятной книжке Киевского учебного округа" за 1901 г. датой создания Землянского начального училища назван 1870 год, но это не подтверждается материалами Глуховского земства. Землянское начальное училище основано в период с октября 1871 года по сентябрь 1872 года.
  Училище помещалось в том же церковном доме, что и раньше церковно-приходская школа. В 1874 году там обучались 24 мальчика и 2 девочки. По сведениям за 1878 год, учительствовала в школе дворянка Ульяна Степановна Дмитриева, получившая домашнее образование и имевшая свидетельство на звание сельской учительницы. На учительских курсах ее аттестовали как усердного педагога, но отмечалось, что знания у нее слабые. Законоучителем был священник Иаков (Яков) Петровский.
  В 1874 году там обучались 24 мальчика и 2 девочки.
  В 1885-1886 учебном году в училище преподавала Палечная. Инспектировавший школу член училищного совета А. Ф. Кулешов, указав на молодость Палечной, только что вступившей в должность, назвал ее способной учительницей. Но ей, подчеркнул А. Ф. Кулешов, необходима помощь в хозяйственных вопросах, ведь занятия, которые посещали свыше 50 учеников, проводились в единственной классной комнате тесного церковного дома без всяких удобств, помещение содержалось "страшно неопрятно". "Ученики не учтивы и по всем предметам преподавания очень слабы".
  И в следующем году школьное здание оставалось грязным и не приспособленным к занятиям. Видимо, попечители (с 1877 г. - В. А. Малиношевский, с 1883 г. - Ольга Ивановна Пигарева) не очень-то вникали в школьные проблемы.
  В 1888 г. учителем Землянского училища назначен Цыганок. Он же, кроме основных предметов, стал преподавать и пение, что тогда было редкостью для сельских начальных училищ. В школе стало чище, а дети учиться успешнее. Занятия посещали 48 учеников, в том числе трое обучались в старшей группе, все они выдержали выпускные испытания. В следующем году в школе обучались 47 учеников, в том числе 5 в старшей группе (успехи учеников старшей группы, как отмечалось во время инспекторских проверок, "превосходные").
  В 1889 году сельское общество Землянки обратилось в уездную управу с прошением о выдаче ссуды в сумме 500 руб. на постройку нового училищного здания. Управа выяснила, что сельское общество хочет купить у П. Я. Литвиновой участок земли для школьного дома, но покупку эту не завершило. Поэтому земское собрание по предложению управы отложило решение этого вопроса до тех пор, пока сельское общество не приобретет участок земли под строительство школы. Ссуду сельское общество получило в следующем году (есть сведения о погашении этой ссуды: в 1901 г. долг составлял 300 руб., в 1905 году - 155 руб.), и уже 1890-1891 учебный год начался "в превосходном новом чистом и опрятном доме". В школе учились уже 88 детей, в том числе 11 в старшей группе (правда, не все выпускники, занятые полевыми работами, явились на экзамены, но остальные пятеро сдали их отлично).
  После смерти в 1889 году учителя Цыганка преподавателем в Землянку направлен Александр Иванович Щуцкий, имевший звание сельского учителя и получавший 180 руб. годового жалованья. Учительствовать в Землянском начальном училище он продолжал и по сведениям за 1901 год (жалованье было увеличено до 210 руб.). Законоучителем оставался священник Яков Иванович Петровский (с годовым жалованьем в 60 руб.), с 1897 года - священник Василий Калиновский, а по сведениям за 1911 год законоучителем был священник Покровской церкви Иоанн Калиновский.
  В 1898 г. попечителем школы избрана Пелагея Яковлевна Литвинова, в 1902 г. ее сменил Василий Андреевич Малченко, который выполнял эту обязанность до 1917 года.
  Училище в Землянке вошло в третью очередь строительства новых школьных зданий по плану введения всеобщего начального обучения в Глуховском уезде. Сооружение деревянного училищного дома на два комплекта началось в 1913 году. Уездное земство выделило на его строительство пособие 500 руб., казенных средств ожидалось 3000 руб., но они вовремя не поступили, поэтому возведение школьного здания окончено в 1914 году. Какую сумму затратило сельское общество, таких сведений в документах найти не удалось [Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 73; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 97; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1864. - 15 октября. - № 20. - С. 218; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1866. - 15 августа. - № 16. - С. 290; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 441; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 31-32; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 33-35; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1874. - 1 июня. - № 11. - С. 244; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1877. - 15 января. - № 2. - С. 58; Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 144; Губернские и уездные учреждения Черниговской губернии. Памятная книжка на 1878 г.: Сост. при Черниговском губерн. правлении / Чернигов: Губ. Типография, 1878. - С. 55; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1878 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1879. - С. 194; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 48; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 121; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С. 39, 141; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 17; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 18, 25; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередного заседания 1889 г. / Чернигов: Типография Губернского Правления. - 1890. - С. 9-10, 34, 96; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 58; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 114; Отчет Глуховской уездной земской управы... за 1901 год / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 102; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12-18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1903. - С. 144; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1902 года... / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 125; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 191; Отчет Глуховской уездной земской управы... за 1905 год / Глухов: Типография А. К. Нестерова, 1906. - С. 126; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1911. - 15 декабря. - № 24. - С. 698; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 87, 355; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1915 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1916. - С. 140-143].
  
  
***
  
  Село Яновка (ныне Первомайское)
  Есманьской волости Глуховского уезда
  
  В 1859 г. в селе было 58 дворов, проживали 296 душ мужского пола и 313 душ женского пола; в 1885 г. - 99 дворов, 526 жителей; в 1901 г. - 440 мужчин и 404 женщины [Список населенных мест по сведениям 1859 года. XLVIII. Черниговская губерния: Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел / СПб.: Тип. Карла Вульфа, 1866. - С. 40; Волости и важнейшие селения Европейской России: Изд. Центрального Статистического Комитета. Вып. III. Губернии Малороссийские и Юго-Западные / СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1885. - С. 107; Список населенных мест Черниговской губернии, имеющих не менее 10 жителей, по данным 1901 года: Издание Черниговского губернского статистического комитета / Чернигов: Типография губернского земства, 1902. - С. 186].
  
  Церковно-приходская школа при Покровской церкви в Яновке создана в 1860 г. Она считалась одной из лучших в Глуховском уезде. И это благодаря местному помещику Александру Даниловичу Карпеке, который выделил для занятий с учащимися добротный дом.
  Александр Даниилович Карпека родился в 1804 году. Дослужился до чина действительного статского советника, был попечителем Глуховских богоугодных заведений и попечителем Покровской церкви в Яновке. С 1836 по 1858 г.г. проживал в своем имении в Ловре (близ Яновки). Там 28 января 1856 г. родился его сын Даниил Александрович, который в течение нескольких созывов был гласным Глуховского земства, в начале XX века состоял попечителем Черниговской мужской гимназии. По сведениям "Полного географического описания нашего Отечества" Даниилу Александровичу Карпеке принадлежало огромное имение в Ловре площадью в 850 десятин, из числа которых 640 заняты под пашней (по данным "Малороссийского родословника", в 1903 г. Д. А. Карпека был собственником 483 десятин земли). Хозяйство слыло по тем временам передовым: использовались восьмипольный, пятипольный и четырехпольный севообороты. Скот содержался только рабочий, а половина волов, уже не пригодных к работе, ежегодно откармливалась бардой и продавалась скотопромышленникам. В 1884 г. Д. А. Карпека открыл в имении винокуренный завод, который в год выкуривал до 2600000 градусов спирта. С 1877 года Даниил Александрович в течение многих лет избирался попечителем Яновского начального училища. Только в 1901 году он предложил вместо себя на эту должность свою жену Евгению Лукиничну Карпеку (урожденную Ярмуш), но по данным за 1913 год снова взял попечительство школы на себя. В начале 1900-х годов семья Д. А. Карпеки переселилась в Киев, где проживала в доме, в котором ныне ректорат Киевского национального университета. Находясь в Киеве, Даниил Александрович не порывал связь с Глуховщиной, часто приезжал в свое имение, проявлял заботу о Глуховской мужской гимназии и Яновском начальном училище. Сын Д. А. Карпеки Александр Данилович (родился в Ловре 13 марта 1894 г., умер в 1918 г.), несмотря на свою молодость, стал известным авиаконструктором, одним из основателей авиации в Российской империи и Киевской авиационной школы. Основал собственное производство летательных аппаратов "Первая авиационная мастерская конструктора аэропланов А. Д. Карпеки", сконструировал четыре типа бипланов: "Карпека-1", "Карпека-1 бис", "Карпека-2" и "Карпека-3". Его конструкторский талант высоко ценили Петр Нестеров и Игорь Сикорский. Учился в Санкт-Петербургском политехническом институте императора Петра Великого, а в самом начале Первой мировой войны пошел на фронт добровольцем, окончил Гатчинскую военную авиационную школу, был военным летчиком.
  В 1866 году в Яновской церковно-приходской школе обучались 16 мальчиков в возрасте от 8 до 15 лет. Занятия вел священник Покровской церкви Павел Флеров, ему помогали церковный староста Николай Боровин (до 1864 г.), крестьянин Семен Говенько (с 1864 г.).
  В 1868 году Глуховское земство приняло план преобразования церковных школ уезда в начальные училища. Яновская школа, исходя из количества населения в селе, зачислена была во второй разряд. В "Памятной книжке Киевского учебного округа" за 1901 год сказано, что Яновское начальное училище основано в 1866 г. Но это не так. Земские начальные училища стали создаваться в Глуховском уезде с 1870 года. И в числе первых, открытых в 1870 году, значится и Яновское училище.
  В 1874 году в нем обучались 43 мальчика и 4 девочки. К сожалению, имя первого земского учителя в Яновке найти мне не удалось. Известно только, что с 1878 года в школе преподавал Григорий Петрович Сальников - выпускник Глуховской прогимназии, получивший свидетельство на звание сельского учителя. А вот священник Николай Базилевич отказался бесплатно вести уроки Закона Божьего. Об этом узнал архиепископ Черниговский и Нежинский Нафанаил. Скандал прогремел на всю Черниговскую епархию. Нафанаил обязал всех священников безвозмездно преподавать в начальных училищах. В июле 1883 года священником Покровской церкви стал выпускник духовной семинарии Георгий Россинский (в одном из источников иное, ошибочное написание его фамилии - Россавский).
  Григорий Петрович Сальников был бессменным учителем Яновского училища вплоть по 1901 год. Его жалованье к тому времени с учетом прибавок за выслугу лет выросло до 280 руб. в год. А вот школьные законоучители менялись: после Георгия Россинского с 1889 года Закон Божий преподавал священник Федор Петрович Крещановский, с 1893 года - Иоанн Липский, он же значится как священник Покровской церкви и за 1903 год, после него (по сведениям за 1916 год) священником церкви и законоучителем в училище стал Иоанн Желтоножский.
  Количество учащихся в школе с каждым годом росло: в 1886 году их числилось 55 (но посещали занятия не все), в 1888 г. - 62, в 1889 г. - 68 (в том числе в старшей группе 11), столько же учеников было и в 1891 году (в старшей группе 12). Инспекторские проверки показывали хорошие знания у школьников, особенно в выпускной группе.
  Помещение с одной классной комнатой, предоставленное А. Д. Карпекой еще для церковно-приходской школы, с годами обветшало, стало тесным для такого количества учеников. В 1887 году, по словам члена уездного училищного совета А. Ф. Кулешова, в школе было грязно и холодно, "на подлокотниках окон лежали огромные глыбы льда, образовавшиеся из того, что школа не отапливается постоянно, а периодически по неимению дров..." От таяния льда стены, потолок и пол покрыты водой, "с печки через душник наполнял комнату смрадный угарный воздух и, соединившись с мокротой, образовывал невыносимо смрадно-удушливую сырую атмосферу, в которой ученики держатся не менее 5 часов ежедневно". Член управы Говорун через несколько дней ездил туда и говорил, что в помещении не мог пробыть и нескольких минут. Прохладно было и в комнате учителя.
  В 1889 году по указанию попечителя Д. А. Карпеки налажено бесперебойное снабжение школы дровами, в помещении стало чисто, при школе был разбит небольшой сад на четверти десятины земли. Но теснота училищного дома заставила Даниила Александровича задуматься о строительстве нового здания. Возвести его он решил за свой счет, объявив об этом на заседании Глуховского земства в 1897 году. У земства он попросил ссуду, но земское собрание этот вопрос отложило. В 1899 году Д. А. Карпека приступил к постройке училищного дома, и в следующем, 1900 году занятия уже проводились в новом здании. В 1901 году "земское собрание вынесло благодарность землевладельцу, гласному Д. А. Карпеке за постройку и устройство образцового нового здания для Яновской школы". В 1905 году Яновское начальное училище переведено из второго в первый разряд [Памятная книжка Киевского учебного округа. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Тип. И. И. Чоколова, 1894. - С. 76; Памятная книжка Киевского учебного округа на 1901 год. Часть IV. Черниговская губерния / К.: Типо-литогр. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1901. - С. 102; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1861. - 8 сентября. - № 10. - С. 119-120; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1867. - 1 июля. - № 13. - С. 442; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 30; 77-78; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1871 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1872. - С. 34; Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1874. - 15 мая. - № 10. - С. 218; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 38; Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 144; Журналы Глуховского уездного земского собрания экстренных и очередных заседаний 1877 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1878. - С. 188; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1879 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1880. - С. 48; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1883 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1884. - С. 122; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1886 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1887. - С. 43, 141; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1887 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого. - 1888. - С. 17, 96; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1888 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1889. - С. 21; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередного заседания 1889 г. / Чернигов: Типография Губернского Правления. - 1890. - С. 39, 96; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 54, 62; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередной сессии 1897 года... / Глухов: Печатня наследников Шумицкого. - 1899. - С. 132; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1898 года... / Чернигов: Типография губернского правления. - 1899. - С. 113; Журналы Глуховского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии, 12-18 сентября 1901 года / Чернигов: Типография губернского земства. - 1902. - С. 17, 124, 134-135; Полное географическое описание нашего Отечества: Под ред. В. П. Семенова. Том седьмой. Малороссия / СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1903. - С. 336; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 190; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1905 года... / Глухов: Типография А. С. Квасниковой. - 1906. - С. 90; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1913 года... / Глухов: Электро-Типография А. И. Дворкина. - 1914. - С. 355].
  
  
ПРИМЕЧАНИЯ
  
  Примечание 1. Сначала документы Глуховского уездного земского собрания и уездной управы печатались в Чернигове. Но в 1871 г. Александр Иванович Шумиций, полтора года перед тем открывший типографию в Севске, ходатайствовал перед Глуховским земством о перемещении печатни в Глухов, так как в Севске у него было мало заказов. Для этого он попросил 200 рублей. Деньги нашли: земское собрание разрешило управе выдать Шумицкому на переезд 50 рублей единовременного пособия и 150 рублей из запасного земского капитала, а еще 50 рублей отыскало городское общество (с. 85-86 журнала за 1871 г.). Так в Глухове появилась собственная типография. С 1872 по 1888 годы журналы уездного земства и отчеты уездной управы публиковались в Глухове в печатне Шумицкого. После его смерти земские документы несколько лет выходили из черниговской типографии губернского правления. Но с 1894 года снова публиковались в Глухове в печатне наследников Шумицкого, хотя некоторые материалы издавались и в губернском центре. А в 1902 году журналы уездного земства снова стали печататься в Чернигове - в типографии губернского земства. Технически устаревшая типография Шумицких пришла в упадок. В 1903 году содержательница печатни наследников Шумицкого Платонида Шумицкая попросила Глуховское земство выдать ей 1500 рублей на приобретение скоропечатной машины при условии погашения ссуды в течение 6 лет, но земское собрание в этом ей отказало (журналы Глуховского уездного земского собрания за 1903 год, с. 127). С 1904 года журналы и отчеты выходили в свет из глуховской типографии А. К. Нестерова, с 1906 года - из глуховских типографий А. С. Квасницкой и А. К. Нестерова, а с 1913 года печатались в электро-типографии А. И. Дворкина.
  Примечание 2.О бедности большинства тогдашних священников свидетельствует хотя бы такой эпизод. Многие из них получали мизерное жалованье, поэтому вынуждены заниматься сельскохозяйственным трудом. Во второй половине 70-х годов в один из своих объездов по епархии епископ Серапион остановился в Слоуте, куда на обед пригласили священников соседних сел. Присутствовал на встрече с владыкой и священник Покровской церкви из Годуновки Николай Степанович Рознатовский (позже он служил в Успенской церкви в Глухове). Серапион (видимо, увидев богатство блюд, поданных к обеду) заявил, что все священники в Глуховском уезде живут безбедно. Вот тут-то Николай Рознатовский не удержался. Он простер к владыке свои мозолистые и заскорузлые руки и сказал: "Я живу в большой бедности: сам пашу, сено гребу, молочу, гумно ряжу, копны вожу, возы подмазываю, за скотом присматриваю. Отвезу детей в учебные заведения в сентябре - на хозяйстве дома часто гривенника не оставлю. На Господа не ропщу, люблю свою Годуновку как мать родную, и говорю всё это только чтобы указать, что и в Глуховском уезде есть бедные-пребедные священники" [Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1907. - 15 октября. - № 20. - С. 716].
  Примечание 3.
  
  
 []
  
  
Количество детей, родившихся в 1874 г. Источник: Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1875 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 74-75
  
  Примечание 4.Константин Николаевич Рознатовский - видный церковный и государственный деятель конца XIX - начала XX века.
  Родился он 6 июня 1858 года в с. Годуновке Глуховского уезда. (Дедом Константина был псаломщик Березовской церкви, а отец его Н. Рознатовский 24 года священствовал в Годуновке, после чего переведен в Успенскую церковь Глухова, получил сан протоиерея, был благочинным).
  Константин Николаевич учился в Черниговской семинарии и Киевской духовной академии, после окончания которой, получив степень магистра богословия, преподавал в Новгород-Северском духовном училище, а спустя несколько лет переведен законоучителем в мужскую и женскую гимназии Глухова. Кроме преподавания Закона Божьего гимназистам, о. Константин с 1895 года председательствовал в Глуховском отделении Черниговского епархиального училищного совета, был депутатом Глуховского уездного земства от духовного ведомства. Именно протоиерею о. Константину Глуховский уезд обязан возрождением церковных школ в то время.
  Биограф К. Рознатовского А. А. Иванов пишет, что "в годы революционной смуты 1905-1907 годов отец Константин проявил себя... как человек твердых монархических убеждений, стойкий православный патриот... Вступив в борьбу с революционной крамолой, отец Константин был оклеветан и административным порядком переведен из г. Глухова на должность законоучителя в г. Черкассы". Но это не так, перевод о. Константина в Черкассы не связан с революцией 1905-1907 годов. Его, действительно, оклеветали перед попечителем Киевского учебного округа, но переместили в Черкассы в 1904 году. По этому поводу на заседании Глуховского земства 30 сентября 1904 года заявлено о "сожалении в связи с его переводом", а самому Константину Николаевичу высказана признательность за многолетние труды в уезде. Вскоре клевета раскрылась, и Министерство народного просвещения принесло К. Рознатовскому извинения.
  Служа законоучителем в черкасской гимназии, о. Константин также возглавил местный отдел Союза русского народа, активно выступал против революционных потрясений в стране, проповедовал идеи самодержавия и православия. Черкасские революционеры считали его главой "черносотенцев" в городе, поэтому в мае 1907 года подпольный боевой организационный комитет приговорил К. Рознатовского к смертной казни. Так что полиции пришлось взять Константина Николаевича под круглосуточную охрану.
  К. Рознатовский стал авторитетным деятелем православно-монархического движения не только в Черкассах, но и во всей Киевской губернии. В октябре 1907 года он избран депутатом III Государственной думы Российской империи от городов Киевской губернии. В Думе вступил в монархическую фракцию правых. С православно-монархических позиций выступал на заседаниях Думы, продолжал активно участвовать в деятельности Союза русского народа. В последние годы жизни К. Н. Рознатовский не порывал связь с Глуховщиной, посещая родные места, гостил с женой (племянницей великого педагога К. Д. Ушинского) в имении Ушинских на хуторе Богданке (Дорошенко) Глуховского уезда, где после смерти Константина Дмитриевича проживали его вдова и дочь.
  22 августа 1908 года К. Н. Рознатовский умер от рака пищевода, захватившего и желудок. Отпевали покойного в гимназической церкви Черкасс, а потом гроб перевезли в Глухов, где и похоронили Константина Николаевича в ограде Вознесенской церкви [Журналы Глуховского уездного земского собрания 1904 года... / Глухов: Типография А. К. Нестерова. - 1904. - С. 17-19; Лебедев И. Протоиерей К. Н. Рознатовский (некролог) // Черниговские епархиальные известия. Часть неофициальная. - 1908. - 15 октября. - № 20. - С. 796-808; 3-ий созыв Государственной Думы. Портреты. Биографии. Автографы: Изд. Н. Ольшанский / СПб., 1910. - К т. 53; Члены Государственной Думы (Портреты и биографии). Третий созыв (1907-1912): Сост. М. М. Боиович / М.: Тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1913. - С. LXIII, 126; Иванов А. А. "Ревностный пастырь и горячий патриот". Протоиерей Константин Николаевич Рознатовский (1858 - 1908) // Воинство Святого Георгия: жизнеописания русских монархистов начала XX века / СПб.: Изд-во Царское Дело, 2006. - С. 707-715].
  Примечание 5.Дамиан Амвросиевич Борщ (1819-1899) - известный военный священник второй половины XIX века. К сожалению, нет точной даты, когда он священствовал в Введенской церкви Шостки, да и хронологические вехи его служения в других местах не установлены. Служебный формуляр Д. А. Борща хранится в Российском государственном историческом архиве в фонде "Канцелярия Синода" (ф. 796, оп. 436, д. 924), но я не исследовал это архивное дело, так как занят другими темами. Все же публикации о Дамиане Амфросиевиче опираются на статью Александровского в "Разведчике".
  В 1853 году Дамиана Амвросиевича перевели из 47-го пехотного Украинского полка старшим священником в 45-й Азовский полк, с которым он прошел все сражения Крымской войны, участвовал в обороне Севастополя. Во время боев отец Дамиан находился на передовой, ободрял бойцов, оказывал первую помощь раненым, помогал их выносить из-под огня, а когда заканчивались перевязочные материалы, он резал свою одежду, чтобы перебинтовать раны пострадавших. Сам дважды был ранен и контужен. За "христианское самоотвержение" награжден двумя золотыми наперсными крестами, один из которых на Георгиевской ленте, и орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами. В начале 1856 г. Д. А. Борща перевели в Шлиссельбургский полк благочинным в 4-ю пехотную дивизию, а потом на пороховой завод в Шостку. (Вряд ли Д. А. Борщ приехал в Шостку ранее середины января 1876 года, так как среди священнослужителей Введенской церкви по данным на 17 января 1876 года он не числился). После Шостки он служил настоятелем Свеаборгского собора и благочинным Финляндского военного округа, с 1886 года - настоятелем Санкт-Петербургского Адмиралтейского собора и настоятелем храма Александра Невского в Красном Селе, благочинным Санкт-Петербургских и Новгородских церквей военного ведомства, настоятелем собора в Карсе и в конце своего земного пути - настоятелем Киевского военного Никольского собора. Кроме наград за Крымскую войну, отмечен орденами Св. Анны 2-й ст., Св. Владимира 4-й и 3-й ст., четырьмя наперсными крестами, палицей и митрой, возведен в сан протоиерея [Черниговские епархиальные известия. Часть официальная. - 1877. - 15 января. - № 2. - С. 54; Александровский. Протоиерей Д. А. Борщ. (По поводу 50-летия служения) // Разведчик. - 1896. - 12 ноября. - № 317. - С. 993-994].
  Примечание 6.
  
  
Учебные заведения в Шостке в начале XX века
  
  
 []
  
 []
  
  
Высочайше утвержденное 28 января 1900 года положение Военного Совета "Об учреждении в местечке Шостке 3-х-классного городского училища". Источник: Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание третье, Т. XX, Отделение I, № 18062 / СПб.: Государственная типография, 1902. - С. 51
  
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1907 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1906. - С. 80
  
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1909 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1908. - С. 87-88
  
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1911 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1910. - С. 97-98
  
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1913 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1912. - С. 104-105
  
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1914 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1913. - С. 109-110
  
  
 []
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1915 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1914. - С. 110-112
  
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Календарь Черниговской губернии на 1916 год. Адрес-календарь / Чернигов: Тип. губернского правления, 1915. - С. 114-115
  
  Примечание 7.
  
  
Рапорт благочинного 3-го округа Глуховского уезда св. Самуила Имшенецкого к Его Преосвященству епископу Черниговскому и Нежинскому Серапиону от 26 апреля 1875 года о повреждении храма в с. Слоуте грозою
  
  
 []
  
 []
  
 []
  
 []
  
  
Источник: Черниговские епархиальные известия. - 1875. - 15 августа. - № 16. - С. 299-302
  
  Примечание 8.Род Туманских берет начало от польского шляхтича Тимофея Игнатьевича, бежавшего из Польши "во время мятежей" и перешедшего на службу русскому царю, жил в Борисполе, где и умер в 1710 году "в бывшую моровую язву".
  Дед Владимира Ивановича Туманского Василий Григорьевич с 1762 по 1767 год был последним генеральным писарем Войска Запорожского, а после ликвидации Гетманщины возведен в чин действительного статского советника и с 1784 по 1787 год занимал должность вице-губернатора Новгород-Северского наместничества. А отец В. И. Туманского - Иван Васильевич - дослужился до чина генерал-провиантмейстер-лейтенанта, в отставку вышел в 1798 г, владел селом Черториги в Глуховском уезде, но сам проживал в Гадячском уезде, где у него было еще одно родовое имение - в Апанасовке, там и умер в 1812 г.
  В Апанасовке Гадячского уезда 15 июля 1809 года родился и его сын Владимир. Учился он в Царскосельском лицее, после окончания которого поступил на военную службу. Принимал участие в русско-турецкой войне 1828-1829 годов и в подавлении польского восстания 1830-1831 годов. За мужество, проявленное в боях с турецкими войсками, награжден орденом Св. Анны 3-й степени с бантом и серебряной медалью "За Турецкую войну", а за участие в разгроме польских повстанцев - орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом и золотой саблей с надписью "За храбрость" и польским знаком отличия "За военное достоинство" 4-й степени. Кроме того, отмечен орденом Св. Станислава 3-й степени.
  В 1835 году вышел в отставку в чине штабс-ротмистра и поселился в родовом имении в Черторигах. По данным за 1836 год, он был владельцем почти 700 черторигских крестьян (354 душ мужского и 339 женского пола). На Глуховщине В. И. Туманский активно занялся хозяйственной деятельностью, значительно увеличив доходность своего имения, владел одной из крупнейших в уезде винокурен (наряду с винокурнями Неплюева и Скоропадского) и сахарным заводом. Женился вторым браком на дочери декабриста А. Ф. фон дер Бригена Марии. Проживал то в черторигской усадьбе, то в собственном доме в Глухове на Веригине.
  Много времени Владимир Иванович уделял общественной деятельности в уезде и губернии: был председателем мирового съезда Глуховского уезда, с самого создания уездного земства до своей смерти избирался гласным (депутатом) Глуховского уездного земского собрания, в течение нескольких созывов состоял губернским гласным, с 1865 по 1868 годы возглавлял уездную земскую управу, с 1857 по 1866 годы был Глуховским уездным предводителем дворянства. Особую заботу В. И. Туманский проявлял о народном образовании. В одном из своих выступлений на заседании уездного земства в 1874 году Владимир Иванович сказал: "...нам следует всеми мерами стараться о народном развитии; в этом развитии заключается богатство народа, его благосостояние и общее наше благо. Земство не должно останавливаться ни перед какими жертвами на школы".
  Один из братьев Владимира Ивановича Михаил был генерал-лейтенантом, тайным советником, шталмейстером Высочайшего двора; другой брат Василий - известный поэт, друг А. С. Пушкина; дядя Владимира Туманского Григорий Васильевич дослужился до чина генерал-майора, владел имениями в Эсмани и на хуторе Вознесенском.
  В. И. Туманский умер в мае 1889 года в Черторигах. Глуховское земство установило в честь Владимира Ивановича именную стипендию для учащихся мужской и женской гимназий.
  Наследником В. И. Туманского стал его сын Михаил Владимирович, родившийся в Черторигах 14 января 1849 года. Но заядлый картежник, он, чтобы рассчитаться с долгами, после смерти отца 15 октября 1890 г. с публичных торгов продал имение в Черторигах Варваре Егоровне Войне, а позже и винокурню - Николаю Моисеевичу Бирвару, сам же перебрался в Гадячский уезд, где некоторое время был уездным предводителем дворянства, имел чин статского советника. Однако и Апанасовка со временем стала жертвой его картежной страсти. В Черторигах осталось лишь земельное владение в 1100 десятин, принадлежавшее сестре Владимира Ивановича Елизавете Ивановне Туманской [Список чиновников Черниговской губернии: Сост. в нач. 1853 г. / [Чернигов, 1853]; Журналы Глуховского уездного земского собрания 1868 года / Чернигов, 1868. - С. 26-27; Отчет Глуховской уездной земской управы с 1 января 1872 по 1 июля 1873 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1873. - С. 183-184; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1874 г. / Глухов: Печатня А. Шумицкого, 1876. - С. 100; Журналы Глуховского уездного земского собрания очередных заседаний 1891 г. / Чернигов: Типография губернского правления. - 1892. - С. 78; Календарь Черниговской губернии на 1901 год: Изд. Черниговсокго губернского статистического комитета / Чернигов: Тип. губернского правления, 1900. - С. 292; Модзалевський В. Л. Малоросійський родословник. Т. 5, вип. 2: упорядник В. В. Томазов; ред. кол. Г. В. Боряк та ін. / К. , 1998. - С. 61-62, 64, 69; Тригуб О. Невідомі документи про особисте життя Володимира Івановича Туманського // Український історичний збірник. - 2013. - Вип. 16. - С. 423-428; Шемшученко Ю. С. Наш друг Туманский: К 200-летию со дня рождения / К.: Юридична книга, 2000].
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"