Куприянов Денис Валерьевич: другие произведения.

1. Четырнадцать в цель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 4.18*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Два артефактных револьвера, сработанные в своё время шаманом-отшельником, способны творить чудеса. Им ничего не стоит забросить обычного провинциального юношу в мир где магия и техника идут рука об руку. Где эльфы пользуются снайперскими винтовками, инквизиция выезжает в рейд на паровых танках, а орки с успехом освоили артиллерию. И что бы выжить и вернутся обратно остается только одно, найти творца оружия...


  

Четырнадцать в цель

Глава 1.

   Отряд шёл цепочкой по дну неглубокого оврага. Не ахти какое укрытие, но иного выбора не было, ведь появление на открытом месте привело бы к неминуемой гибели, а так у стрелков оставался хоть какой-то шанс добраться до цели живыми. Эндрю Стоунмен, возглавлявший отряд, время от времени осторожно выглядывал из-за камней, чтобы определить наличие противника в пределах видимости, а так же прикинуть расстояние до опушки леса. Всё было спокойно, но Эндрю уже успел убедиться на личном опыте, что тишина не всегда означает отсутствие опасности. Уж от Одноглазого Бизона в ближайшее время точно можно ожидать кучу сюрпризов, по большей части неприятных.
   После короткой передышки отряд двинулся дальше. Эндрю оглянулся, уже зная, что увидит: суровые лица, отмеченные печатью презрения к смерти. К этому времени в команде остались только ветераны, пережившие множество сражений и понимающие, что бравада перед боем не лучший способ пережить его. Единственный, кто вызывал у Стоунмена сомнения, это Толстяк Эд. Низенький и подслеповатый Эд не переставал вполголоса жаловаться на многочисленные беды и несчастья, обрушившиеся на его голову. Казалось, Толстяка раздражало всё: от палящего солнца в небесах до пыли, выбиваемой из сухой земли тяжёлыми ботинками товарищей. В адрес командира он тоже бурчал оскорбления, но Эндрю сделал вид, что ничего не услышал. Отчитать подчиненного можно и потом, в форте,... если, конечно, они останутся в живых.
   Лес приближался, обещая укрытие. Однако командир тяжело вздохнул, ведь он хорошо представлял себе, насколько иллюзорна такая защита. Трижды отряд пытался найти лагерь Одноглазого и все эти разы нарывался на засады. Эти краснокожие бестии изучили тут каждую тропинку, знали все укромные места и, естественно, не отказывали себе в удовольствии использовать это преимущество. Впрочем, теперь всё может сложиться по-другому. Небольшой отряд, собранный на скорую руку из больных и раненых, должен был создавать видимость нападения с севера и отвлекать внимание индейцев, в то время как все лучшие бойцы, оставшиеся в распоряжении Эндрю, тайно проберутся с юга и попытаются захватить лагерь. Если засады нет, значит, задумка может осуществиться, а вот если есть.... тогда, пожалуй, останется лишь умереть красиво. Убежать возможности не предвидится, а подмоги ждать не откуда, ведь бойцов в форте больше не осталось, за исключением двух часовых.
   Совсем скоро отряд должен был достигнуть леса. Деревьев ещё не было видно, хотя шелест листвы уже слышался довольно отчётливо. "Ещё пятьдесят шагов, и всё это кончится", - подумал Стоунмен. Пятьдесят шагов, благодаря которым должен разрешиться старый спор, кто хитрее и умнее: он, молодой начальник гарнизона, или старый индейский вождь, доставивший немало беспокойства командирам, куда более умным и опытным, чем Эндрю.
   С каждым шагом его беспокойство сильнее передавалось отряду. Стали слышаться звуки взводимых курков и затворов, и, наконец, всё оружие было взято на изготовку. Тридцать два стрелка отчётливо понимали, что им предстоит встреча с почти сотней краснокожих, прошедших суровую школу войны под руководством лучшего из наставников по эту сторону прерий.
   Эндрю кивнул Толстяку, шедшему за ним:
   - Я выхожу. Следите за лесом.
   Толстяк сглотнул от волнения, но, тем не менее, взял карабин и нацелил его в сторону ближайших кустов. Эндрю, держа кольты наготове, высунулся из оврага по пояс. Пока стояла тишина, никто не издавал боевых кличей, не пускал стрелы, да и, в конце концов, не стремился снять с него скальп. И Стоунмен решился. Медленно, перебежками, пригнувшись к низкорослой траве, он устремился в сторону леса. Следом, подражая командиру, двинулся Толстяк. Остальные выходили уже по двое, благо ширина тропинки, ведущей из оврага, это позволяла.
   Следующая секунда показала, что, несмотря на всю хитрость и изворотливость бледнолицых, Одноглазый Бизон по-прежнему видит все их действия на пять шагов вперёд. Сначала были выпущены стрелы. Град жгучих чёрных молний буквально смел выбравшихся из оврага, за исключением Эндрю и Толстяка, стоявших на краю тропы. Впрочем, Эд так и не успел сделать нажать на курок. Из кустов, одна за другой, вылетели ещё три стрелы. Первая угодила незадачливому ворчуну в грудь, две другие, явно сбитые с курса ветками, всё же нашли свою цель и пробили ему бедро. Взвыв от боли, Толстяк потерял равновесие и скатился по тропинке вниз. Стоунмен остался один, и он уже догадывался, что сейчас произошло.
   Увидев спустя мгновение толпу краснокожих, выбежавших из кустов, Эндрю понял, что не ошибся. Не обратив внимания на одинокого противника, примерно полсотни индейцев ринулись к краю балки и стали пускать стрелы в уцелевших бледнолицых. О наличии в овраге живых и желающих бороться свидетельствовали редкие выстрелы, раздававшиеся оттуда в ответ. Но шансов у подчинённых Стоунмема не было: следующий залп индейцев наверняка добьёт тех, кто избежал смерти, и загнал себя в ловушку.
   Крики и выстрелы погибающих товарищей привели Эндрю в себя. Мгновенно отойдя от шока из-за проваленного плана, он с рёвом берсерка бросился в бой. Молодой командир прекрасно осознавал, что у него нет никаких шансов выжить, но ведь можно не дать добить своих соратников. А там есть вероятность, что, воспользовавшись недолгим прекращением обстрела, его подчинённые смогут уйти, чем чёрт не шутит.
   Неожиданная атака с тыла застала индейцев врасплох. Эндрю бежал на их линию, стреляя с двух рук. Гнев застилал глаза, и молодой командир не видел, достигали ли пули цели, впрочем, это для него уже было неважно.
   - За форт! За Толстяка! За всех! - орал Стоунмен, не замечая, что его курки щёлкают вхолостую, а противники разбегаются, вместо того, чтобы добить разбушевавшегося бледнолицего.
   Ярость и безумие схлынули так же внезапно, как и появились. Эндрю огляделся. Он стоял в одиночестве на краю оврага. Слева простирались равнина и лес, справа торчал из земли полуобгоревший ствол какого-то дерева.
   Из балки стали доноситься голоса выживших стрелков, советующих командиру поскорее прыгать к ним и уносить ноги. Эндрю с сомнением покачал головой: бежать было некуда. Индейцы отступили на почтительное расстояние, но перекрыли овраг и тем самым отсекли последний путь к отступлению. Оставшийся почти без бойцов командир тяжело вздохнул, ведь он знал, почему его оставили в живых, не изрешетили стрелами и не смели всей толпой. Рука сама потянулась к патронташу, доставая патроны. В запасе не оставалось ни единой секунды.
   То, что времени нет, Эндрю понял, когда из леса, ломая кусты, вышел Вождь. Именно Вождь с большой буквы. Стоунмен, несмотря на то, что уже не раз пересекался с Одноглазым Бизоном в бою, почувствовал пробирающий до костей холод. Похожий на медведя гигант семи футов ростом яростно сверкнул своим единственным глазом, вознёс томагавк к небу и издал клич, который по уверениям некоторых был способен умертвить кугуара. Неизвестно, что там в действительности случается с кугуаром, но сердце Эндрю в тот момент и правда чуть не остановилось. Понимая, что возможности перезарядить магазин у него не будет, Стоунмен сразу же попытался прицелиться. Однако едва лишь он поднял револьвер на уровень груди, неведомая сила выбила оружие и отбросила к корням обгорелого дерева.
   Эндрю с чувством выругался, потому что прекрасно знал причину случившегося. Два лучших стрелка индейского племени, братья Шмели, незаметно подобравшиеся совсем близко, одним единственным выстрелом лишили Стоунмена последнего шанса на победу.
   Одноглазый был уже близко. Тот факт, что такой огромный мужик способен передвигаться с молниеносной скоростью, никак не укладывался в голове Эндрю. Вождь вознёс томагавк над бледнолицым, готовясь разрубить его пополам, но тут Стоунмен в очередной раз решился на безнадежную атаку. Бизон уже начал опускать топор, когда голова молодого офицера ударила индейца в живот. Эффект неожиданности дал Эндрю всего полсекунды, но ему больше и не требовалось. Не дожидаясь, пока Вождь разрубит его на куски, командир ящерицей проскользнул мимо и рванулся к своему оружию.
   Вдруг в бедро Эндрю вонзилась стрела - братья Шмели по-прежнему были наготове. Но это не остановило Стоунмена. Морщась от боли, он собрал свои последние силы, прыгнул, подхватил в кувырке револьвер и развернулся, держа его наготове.
   Одноглазый был уже совсем близко. Расстояние между томагавком и скальпом незадачливого военачальника стремительно сокращалось. И тут прогремел первый выстрел. Вождь вздрогнул, на мгновение замер и уставился на револьвер, из которого шёл дымок. Затем индеец медленно перевел взгляд на свою грудь, куда и был направлен ствол оружия противника.
   Эндрю улыбнулся. Хотелось сказать что-то вроде: "Умри сволочь" или "Это тебе за всё", но язык его не послушался. Зато послушался палец. Один за другим раздались ещё семь выстрелов, каждый из которых отбрасывал Вождя на один шаг назад. Недоверие в глазах Одноглазого Бизона сменилось удивлением, а потом... потом они закрылись, и тот, кто ещё полминуты назад был предводителем самой страшной шайки западных территорий, свалился наземь безжизненной глыбой.
   Стрелку хотелось плакать и смеяться одновременно. Он выполнил свой долг, уничтожил индейского Вождя! Никому до этого не удавалось одолеть Одноглазого Бизона в поединке, а он, Эндрю Стоунмен, смог!.. Но вот какой ценой...
   Однако никогда не следовало забывать, что битва отнюдь не заканчивается гибелью предводителя одной из сторон. Если в первую минуту у отряда Эндрю была хоть какая-то возможность прорваться сквозь кольцо индейцев, ошеломленных гибелью Одноглазого, то теперь придётся очень туго. Братья Шмели, до этого попортившие немало крови обитателям форта, разобрались в произошедшем быстрее остальных и, приблизившись к Эндрю шагов на десять, навели на него свои луки. Прочие индейцы взяли на прицел остатки отряда.
   "В живых никого не оставят, - промелькнула мысль у Стоунмена. - После случившегося нас если и возьмут в плен, то только для того, чтобы убить как можно мучительней". Он посмотрел на небо, на котором как обычно не было ни облачка. Солнце находилось в зените, значит сейчас полдень. В голове всплыла глупая мысль: "Умрём, не пообедав". Тетива натянулась и, судя по глазам индейца, он был готов её спустить... Но вдруг из оврага донёсся яростный крик. Крик Толстяка Эдда.
  
   ***
   -Они жульничают! У них стрелы с гвоздями! - благим матом орал Толстяк. - Это не по правилам!
   Одноглазый подскочил так, словно его ударило током. Яростно что-то прорычав, он сдернул с себя повязку, продемонстрировав публике второй, вполне нормальный глаз, и бросился к источнику шума. Эндрю, торопливо вкладывая револьверы в кобуры, похромал за ним. Источник шума возлежал на травке прямо возле тропы и гневно сыпал проклятиями. Заметив Одноглазого и Эндрю, он немного успокоился и гневно- умоляющим тоном потребовал:
   - Андрей, ну скажи им, что мы так не договаривались! Мне чуть ногу насквозь не пробило!
   Эндрю Стоунмен, он же Андрей Каменев, тяжело вздохнул и подошел к своему подчиненному, а вернее подопечному. Толстяк Эд, он же Эдик Синицын, он же просто Ворчун, он же Салогрыз, подросток тринадцати лет, одной рукой обхватил раненую ногу, а второй протянул ту самую злополучную стрелу.
   С тропы за ними наблюдали десятка полтора любопытных детских глаз. Большинство ребят, до недавнего времени изображавшие ковбоев и стрелков, смирно лежали, притворяясь трупами. Некоторые умудрились выстроить на себе целые композиции, воткнув в рубашки по дюжине лежавших поблизости стрел. Был бы рядом фотограф, получилась бы неплохая фотография из серии "Зверства дикарей". Остальные, кто сидя, кто полулежа, следили за своими вожатыми.
   Андрей взял в руки стрелу. Все игровые стрелы были лишены острия, разрешалось лишь для утяжеления и баланса укрепить вместо наконечника небольшой грузик, например гайку, а чтобы свести опасность получения травмы к минимуму, сверху наматывался кусочек поролона. Но с этой стрелой неведомый умелец явно переборщил. Одной гайки ему было мало, и он решил усилить конструкцию гвоздём, хорошо хоть шляпкой вперёд. Впрочем, проблема была вовсе не в гвозде, а в том, что большая часть поролона была сорвана, и в результате стрела довольно ощутимо ткнула незадачливого Эдика прямо в бедро, чуть пониже шорт.
   Одноглазый резко, но аккуратно забрал стрелу себе. Покрутив её между пальцев, он понимающе ухмыльнулся:
   - Работа Шмелёвых. Баланс соблюден, а вот оперение кое-как держится. Ну, я им сейчас задам!
   Со своей поистине удивительной прытью здоровяк взбежал по откосу, и до Андрея донёсся шум перебранки.
   - Я вам что говорил, вы, недобитки индейские?! Я сколько раз уже предупреждал?! У нас тут не война, а игра, понимаете?! Игра! А чего нельзя делать на игре?! Ну, кто мне скажет?!
   - Жульничать, - послышался слабый писк. Это младшенький, Ваня. Старшенький понаглей, однако предпочитает отмалчиваться. - Но Игорь Петрович...
   - Что Игорь Петрович?! Я уже тридцать лет Игорь Петрович! Я вам русским языком говорил! Русским, понимаете меня?! Не на английском, не на испанском и не на португальском, хотя бы мог и на них, а на русском! Великим и могучим русским языком повторял не менее сотни раз на дню! У нас честная игра! Мы можем хитрить, изворачиваться, лукавить, проворачивать всякие финты, но только в пределах правил!
   Андрей и дети в количестве полутора сотен экземпляров невольно развесили уши. Одноглазый, он же Игорь Суровый, был прирожденным оратором и даже распекать умел красиво, без использования грубых выражений и ненормативной лексики.
   - Ещё раз такое повторится, поснимаю со всех луков тетиву! Будете у меня учиться просветлению! Кто-то там на флейте без дырочек играет, а вы будете стрелять из лука без тетивы!
   - Не надо, пожалуйста! - просящие нотки в нестройном хоре голосов были способны разжалобить даже мумию очередного Рамсеса, но никак не строгого воспитателя, всерьёз вознамерившегося в очередной раз доказать подопечным, кто есть кто под этими звёздами.
   - Я сказал, и я сделаю! Я когда-нибудь нарушал свои обещания? (дружное мотание головами) Нет? Вот и славно. Но на сегодня все наказаны. Игры больше не будет. Скажите спасибо этим Робинам Гудам - самоучкам.
   На протяжении всей этой тирады Андрей молча работал: смазывал ссадину Эдика йодом и накладывал пластырь. Удивительно, но Ворчун перестал жаловаться, а наоборот приосанился и гордо смотрел на остальных ребят. Видимо получение реальной боевой, а не какой-то игровой, раны подняло его самооценку пунктов эдак на пять-шесть.
   Шум наверху затих. Дети отлично знали, что спорить со старшим воспитателем абсолютно бесполезно и с покорностью приняли наказание.
   Андрей как раз закончил бинтовать своего экс-ковбоя, когда рядом с ним снова возник Игорь. Не подошёл, а именно возник. Каменев сам не понимал всех премудростей этой науки, и знал только, что его противник, а так же непосредственный начальник, владел ею в совершенстве и даже в чистом поле мог подойти абсолютно незамеченным. По крайне мере, он сам так утверждал. По-прежнему улыбаясь, словно и не было никакого инцидента, Игорь с уважением произнёс:
   - А ловко ты меня подловил. Честно говоря, даже не ждал от тебя такой прыти. Хотя... ты ведь чем-то там занимался, да?
   - Пару лет контактным каратэ, - Андрей, стараясь казаться равнодушным, махнул рукой. - Особо многого не достиг: так, в стойки научился вставать, да орать по-страшному. Ну, ещё занял четвёртое место на городских соревнованиях, после чего понял, что высоты мне не светят, и ушёл.
   - Именно не светят? - глаза Игоря вдруг превратились в две рентгеновские установки, пронзая Андрея насквозь и вытаскивая из его души один секрет за другим.
   - Ну не совсем, - на этот раз Каменев замялся. - В общем, моего приятеля, который занял первое место, через два дня избили обычные хулиганы. Он каким-то чудом жив остался. Вот я и решил, на фиг мне такое каратэ, которое не даёт возможности себя защитить. И ушёл.
   - Знаю я эти секции, - старший воспитатель даже погрустнел, словно вспомнил давнишнюю обиду. - Они всех подгоняют под одну гребёнку, чтобы были сильнее, быстрее и хитрее всегда и везде, а в итоге получается чёрт знает что. Хорошо мне потом один умный человек растолковал истину.
   - Какую? - Андрей заинтересовался не на шутку, на его памяти Игоря редко пробивало на откровенности. Хотя раньше они не так часто общались, разве что на игре.
   - А такую, - Суровый хитро усмехнулся. - Пытаясь быть быстрее, хитрее и сильнее всегда и везде, рано или поздно окажешься в таком положении, что тебе будет чего-то не хватать, той же быстроты или силы, а то и всего вместе. Поэтому запомни - не старайся быть везде самым лучшим, а приводи любую, даже самую паршивую ситуацию к такому моменту, когда все свои способности сможешь использовать по максимуму. Сегодня ты почти понял это, и, когда понадобилось, стал быстрее меня. Поэтому я считаюсь убитым и, - он подмигнул растерявшемуся Андрею. - И, пожалуй, сделаю для тебя небольшой подарок. Ты первый, кому удалось победить меня. Поздравляю!
   И он протянул свою широченную ладонь. Каменев робко пожал её и удостоился ещё одной понимающей улыбки и ещё одного подмигивания.
   - Ладно, собирай охламонов и возвращайся в лагерь. А я пойду, погоняю своих краснокожих. И, кстати, - лицо Игоря вдруг стало очень ехидным. - Вы всё-таки проиграли. Задумка ударить с двух сторон была неплохой, не спорю, но я вас сразу раскусил. Думаю, в данный момент от вашего "инвалидного" отряда мало что осталось.
   - Но как? - Андрей был так шокирован, что не мог подобрать подходящих слов. - Мы ведь должны были атаковать одновременно!
   - А вот это пусть будет моей маленькой тайной! Считай это индейским колдовством, - Вождь в очередной раз улыбнулся и оставил Андрея с остатками его отряда. Точнее с остатками армии, если верить словам Игоря.
  
   ***
   Возвращение смело можно было назвать "Триумфом разбитой армии". Из всего отряда уцелело всего восемь человек, троих занесли в тяжелораненые, а остальные получили по три "игровые" стрелы и теперь официально считались покойниками. Хорошо, что Игорь прервал игру, в противном случае раненых пришлось бы тащить на себе, согласно правилам. Тем не менее, уныния не было. Ещё бы, ведь их славный командир лично завалил Одноглазого Бизона! Несмотря на то, что все очевидцы находились в стане индейцев, ковбои смаковали подробности с таким энтузиазмом, словно бы сами наблюдали за поединком с наилучших ракурсов.
   Андрей же не разделял восторга своих подопечных, отлично понимая, что ему просто повезло. Узнав об уроне, понесённом противником, Каменев огорчился ещё больше. Индейцы потеряли всего восемь человек, из них пятерых (вместе с вождём) Андрей убил лично сам во время той безнадёжной атаки. Остальные были на счету самого шустрого стрелка Федьки Дятлова, который проскочил сквозь кольцо индейцев, завалил троих и вернулся, лишь когда увидел, что всё закончилось.
   В общем, игра была продута почти всухую, как и предыдущие три. Каменев понимал, что шансов одержать победу в последней и самой важной игре тоже не было. Слишком силён и профессионален противник, и не с жалким опытом Андрея пытаться ему противостоять.
   И без того частые рефлексии в последнее время стали посещать Каменева чуть ли не постоянно. Он упорно пытался отыскать своё место в жизни, но та, видимо, имела на него какие-то свои особые виды. Подобные мысли, впрочем, посещают многих, а уж только что закончившему школу семнадцатилетнему парню просто сам Бог велел думать о будущем. Увы, но место в жизни почему-то упорно не находилось.
   С самого раннего детства Андрей стремился достичь хоть чего-нибудь, неважно в какой области. Год он играл в школьном театре, чуть не чокнулся на математических олимпиадах, вывихнул ногу в лыжном беге за Кубок города, создал рок-группу, распавшуюся после первого же концерта и, наконец, как он и рассказывал Игорю, занял четвёртое место по каратэ, отстаивая честь города. Многие были бы горды таким внушительным списком, но только не Андрей. Каждая из этих попыток самоутвердиться заканчивалась очередной неудачей, неважно, что он пытался сделать: сочинить школьный гимн или прийти первым в забеге на пять километров. И вот, пару месяцев назад, окончательно распрощавшись со школой, юноша внезапно понял, что не знает, чем теперь заниматься. Стандартный набор, состоящий из получения диплома, устройства на хорошую работу и создания семьи, его абсолютно не устраивал. Хотелось чего-то большего, а вот чего именно?
   Но жить дальше как-то надо было. Имевшихся знаний и связей хватило на то, чтобы поступить в местный ВУЗ на факультет журналистики. Андрей уехал из дома и вместе с друзьями снял квартиру рядом с институтом. И вдруг случилась первая неприятность. Друзья заявили, что не хотят торчать всё лето в душном и пропылённом городе, поэтому в компании таких же ненормальных отправляются на покорение сибирской тайги. Андрей тоже был в числе приглашенных, но перспектива провести лето в компании бородатых мужиков, вдали от цивилизации и в соседстве с комарами, гнусом и прочими медведями, его не привлекла. Друзья пожали плечами, собрали рюкзаки и через два дня уже тряслись в поезде, а Каменев, борясь с наступающей скукой, просто бродил по городу. Тут то его и выловил одногруппник, предложивший работу, а вернее подработку, вожатым в детском летнем лагере. Дело не пыльное и даже веселое, главное следить, чтобы все были на своих местах, не дрались и не лезли, куда не положено. По крайней мере, именно так товарищ всё расписывал и старательно нахваливал красивую природу, хорошую компанию и весёлых девушек без комплексов. Пятнадцати минут уговоров хватило для того, чтобы Андрей с энтузиазмом крикнул: "Согласен!" и побежал оформлять договор. Товарищ, которому, как выяснилось в дальнейшем, нужно было просто избавиться от работы, куда его отправляли в добровольно-принудительном порядке из-за недостатка персонала, сопроводил Андрея до самых дверей отдела кадров, после чего тихо удалился, а Каменев, воодушевленный новой идеей, за пять минут собрал вещи и рванул в лагерь.
   Все радужные картины, нарисованные приятелем, померкли уже через час после прибытия на место. Природа действительно имела место быть, но в комплекте к ней прилагались весьма живописная свалка, трубы химкомбината, примерно в паре километров, а так же карьер, где постоянно что-то взрывали. Из-за этого купание в речке и сбор грибов и ягод были категорически исключены. Приятная компания в большинстве своём состояла из великовозрастных оболтусов, по интеллекту недалеко ушедших от своих подопечных. С девушками так же было туго. Мужские особи составляли девяносто семь процентов всего контингента, а оставшиеся три процента приходились на жену директора лагеря, которая там работала поварихой.
   Походы в ближайшую деревню строго наказывались, причём не столько из-за нарушения дисциплины. Просто деревенские, как это сложилось издревле, страшно не любили городских и, пользуясь численным превосходством, любили подловить зашедших к ним студентов. Иногда такие вылазки заканчивались нападениями на лагерь, хотя вторжения ещё ни разу не было. Директор, сам служивший в погранвойсках, и сторожей набрал из ветеранов Афганистана и Чечни. Правда, в большинстве своём, это были инвалиды, но дело своё они знали. После предупредительных выстрелов солью по заднице даже самые заядлые драчуны старались лишний раз не подходить близко к ограде. Ну а самое главное, в лагере почти постоянно жил Игорь...
   То, что это личность легендарная, Андрей понял, едва увидев его в кабинете директора. Здоровенный светловолосый парень, сразу же вызывавший ассоциации с Ильей Муромцем, играл с директором в шахматы. Вошедшего гигант встретил радостным рёвом:
   - Новенький! В шахматы играешь?!
   Ошеломлённый Андрей смог только кивнуть в ответ.
   - Ну, тогда помоги директору! А то он уже четвёртую партию проигрывает!
   В шахматы Андрей играл неплохо, но едва подошёл к доске, как сразу понял, что имеет дело с мастером, который с лёгкостью разгадывал все хитроумные маневры противника, заставляя его самого загонять себя в ловушку. Все попытки свести ситуацию хотя бы к пату заканчивались прахом. Игорь мастерски играл как в обороне, так и нападении, и итог всегда был один - Андрею объявлялся мат.
   После трёх проигранных партий Каменев извинился и пошёл устраиваться на новом месте, попутно наводя справки о своем оппоненте. Услышанное привело юношу в ужас. Игорь оказался именно тем самым "совершенным человеком", каким и пытался стать Андрей. Мало того, он оказался из породы людей, до сей поры встречавшихся только на экранах кино. Игорь был профессиональным авантюристом. Его краткая биография, рассказанная одним из сторожей, могла бы послужить сюжетом как минимум для дюжины приключенческих фильмов, а, будучи написанной, моментально стала бы бестселлером.
   Ещё в детстве Игорь часто удирал из дому, чтобы половить рыбу или побродить с рюкзаком по окрестным лесам. И не просто побродить, а обязательно найти что-нибудь особо ценное с точки зрения ребёнка. Приветствовалось всё: от старого разряженного аккумулятора до сломанного ножа. В четырнадцать лет Игорь сбежал к своему деду геологу в тайгу и проявил такую выносливость, что остался там и прожил целых два года. Вернувшись, парень всех удивил, сумев за полтора года получить школьный аттестат без троек, но вместо института пошёл в армию. В военкомате его таланты оценили по достоинству и отправили в какую-то спецчасть. Что это за часть, Игорь особо не распространялся, но, судя по количеству наград, она была ну очень специальной.
   Отслужив, собираться домой Игорь не торопился, и вместо этого решил утолить свою жажду странствий. Почти полгода он колесил по Европе, не имея при себе ни денег, ни нормальных документов. Однако Европы Игорю показалось мало, и он отправился покорять просторы Африки, где завербовался в военный отряд, после чего завоевание континента из фигурального превратилось в буквальное.
   Дальше были три года беспрерывных военных операций в Африке, Центральной и Южной Америке. Намечался поход и в Юго-Восточную Азию, но в последний момент сорвался по причине гибели заказчика.
   Возвращение в родные края было воистину триумфальным. Краткие отчёты, время от времени высылаемые семье, сделали его знаменитостью местного масштаба. Почти двести человек устроили в честь приезда героя праздник, продлившийся несколько дней. Однако через неделю, когда все протрезвели, выяснилось, что виновник торжества бесследно пропал. Поиски ни к чему не привели, и лишь телефонный звонок из Мехико, куда Игорь укатил на поиски очередного "золота ацтеков", смог успокоить взволнованных родственников.
   После этого его отлучки стали регулярными и превратились в норму. Был даже выработан своеобразный график. Лето Игорь предпочитал проводить в родных краях, устраиваясь на работу в этот лагерь, благо директор приходился ему отдалённым родичем, осенью недолго жил в своей городской квартире, где тщательно планировал очередной поход, а потом резко срывался с места и исчезал в неизвестном направлении. Его могло занести в любую часть света, и везде он чувствовал себя как дома. При всём при этом походы обходились Игорю в копейки, но приносили немалую прибыль. Сторож шёпотом поведал, что, ещё будучи наемником в Африке, Игорь захватил машину, перевозившую алмазы одного из местных вождей. В итоге вождя свергли, а камни поделили. Даже тот факт, что этих мифических алмазов никто не видел, не мог поколебать убеждений сторожа.
   Официально Игорь числился завхозом, но фактически на его плечах лежало всё, от заготовки дров до организации культурно-массовых мероприятий. Вот именно эти самые мероприятия и доконали Андрея. Игорь любил детей, и выражалось это в стремлении как можно сильнее разнообразить их жизнь.
   Ребятишкам, привыкшим к компьютерным играм, дворовому футболу и пряткам, было в диковинку то, что Игорь Петрович для них делал. А устраивал он многое. Не важно, по какой теме планировалась игра, материалы у старшего воспитателя всегда имелись. Легенды о Рыцарях Круглого стола, хронологию Крестовых походов, историю становления Руси и ещё много чего другого он знал чуть ли не в совершенстве.
   Нынешняя игра не была исключением. Андрей был в шоке, когда вечером увидел почти весь наличный состав лагеря возле небольшого домика, где и обитал зачинщик всего. На крыльце стоял Игорь и голосом, который бы точно заставил прослезиться от восторга и умиления любого телевизионного диктора, зачитывал избранные места из произведений Фенимора Купера, Карла Мая, Майн Рида, Луиса Ламура и прочих любителей Дикого Запада. Застывшие от восторга дети внимательно слушали, боясь даже пикнуть. Боялись пикнуть и их наставники, правда, отнюдь не из-за заинтересованности романами об индейцах. Просто Игорь побеседовал по душам с каждым воспитателем и предупредил, что в случае каких-либо эксцессов ему придется вспомнить армейскую молодость и применить на практике некоторые приёмы убеждения.
   Чтения продолжались каждый вечер на протяжении недели, время от времени перемежаясь просмотром фильмов. Естественно, крутились исключительно старые вестерны, ещё пятидесятых - шестидесятых годов. А днём шли работы по подготовке к игре. Те, кто приезжал в лагерь уже не первый раз (а таких было немало), заранее готовили костюмы и оружие. Остальные либо звонили родственникам с просьбой о помощи, либо шли к Игорю Петровичу на поклон. Тот никого не прогонял, а тщательно рассказывал и показывал, как сделать лук со стрелами, ковбойскую шляпу, головной убор вождя ирокезов или пугач в виде винчестера.
   Постепенно сложились команды. В соседнем лесочке в условиях строжайшей секретности возвели индейский лагерь, а детскую площадку, стилизованную под Древнюю Русь, переделали в форт. Андрей был переименован в Эндрю Стоунмена и, как единственный разумный человек помимо самого Игоря, поставлен командиром к ковбоям. При этом Игорь расщедрился и из своих запасов выдал Каменеву Стетсоновскую шляпу, ковбойские сапоги, правда без шпор, пояс с кобурами и два пистонных револьвера, которые научил резко выхватывать. После недельной подготовки война ковбоев и индейцев официально началась.
   Вот тут-то Андрей и понял, во что ввязался. Игорь воевал точно так же, как резался в шахматы, и первая игра была проиграна ему всухую. Мало того, Каменева ещё и захватили в плен. Парень даже не успел ничего сообразить, когда краснокожие накинули на него лассо, привязали к дереву и начали водить вокруг хороводы. После двухчасовой пытки песнями Одноглазый Бизон сжалился и отпустил пленника. Следующие две игры протекали по похожему сценарию: Андрей выводил свою армию, пытаясь найти тайное убежище индейцев, нарывался на засаду и успевал погибнуть смертью храбрых, прежде чем ему удавалось подстрелить хоть одного краснокожего. Хорошо хоть четвёртая игра прошла иначе: противник понёс пусть незначительные, но потери, а Эндрю застрелил Одноглазого. По крайней мере, Андрею не придётся вечером выслушивать многочисленные упрёки своих подопечных.
  
   ***
  
   В лагере их встретили радостно. Маленький Санёк от восторга даже дал пару очередей в воздух из своего пулемёта. Андрей усмехнулся: не повезло этому мальчику. Так же как и остальные ребята, Санёк связывался с родней и просил, чтобы ему привезли шляпу и ружьё, но, увы, отозвалась только бабушка, которая, толком не вникнув в дело, привезла любимому внучку станковый пулемёт "Максим" на батарейках и будёновку. Игорь рассмеялся, разглядывая этот инвентарь, а потом долго успокаивал малыша и в итоге попросил Андрея поставить Санька охранять форт. Пулемёт условно стали считать орудием Гатлинга, а будёновку убрали подальше, до лучших времён, когда Игорю придёт в голову разыгрывать сцены Гражданской войны.
   Сам знаменитый вождь краснокожих уже сидел на веранде, попивая чай и рассказывая всем желающим итоги боевого столкновения. Завидев Андрея, он отставил чашку в сторону и подозвал парня к себе. Ребята почтительно отошли подальше. Каменев с каким-то непонятным чувством удовлетворения подметил, что часть детского обожания Игоря распространилась и на него. Видимо, дело в исходе их дуэли.
   - Нет, всё-таки классно ты меня сделал, - с места в карьер начал Игорь. - Я до сих пор поражаюсь. Даже понять ничего не успел, а ты уже весь барабан в меня засадил!
   Андрей пожал плечами. Сказать ему в принципе было нечего.
   - Просто повезло, - наконец устало вымолвил он. - Я испугался и толком не сообразил, что делаю. Просто взял и эээ... - юноша закрутил рукой в воздухе, пытаясь подобрать слова, но тут Игорь засмеялся и хлопнул его по плечу.
   - В таких делах большую роль играет везение! А раз тебе повезло в поединке со мной, значит, повезёт и с другими, более мелкими личностями. Вот что, - Игорь перешёл на шёпот. - Вечером после ужина приходи ко мне. Думаю, тебе стоит это увидеть.
   Андрей молча кивнул. Такая агрессивная дружелюбность его пугала, правда, любопытство всё равно брало верх. Впрочем, до ужина было ещё далеко, и времени для раздумий хватало.
  
   ***
  
   Жилище Игоря было, пожалуй, самым загадочным строением во всем лагере. Никто, кроме хозяина и директора, не переступал его порога, а постоянно зашторенные окна давали повод для слухов, один другого страшнее. Впрочем, скептически настроенный Андрей этим сплетням не верил. Одно только предположение, что Игорь каждую ночь проводит шаманские ритуалы, казалось парню нелепым. Тем не менее, когда он приближался к дому "замдиректора по всем вопросам", по спине забегали мурашки. Даже стук в дверь вышел у Андрея каким-то застенчивым. Услышав бодрый бас Игоря, он робко зашел в прихожую. Перед Каменевым была ещё одна дверь, которую он отворил с не меньшей робостью и застыл на пороге, не в силах удержать свою отвисшую челюсть.
   Действительность превзошла все ожидания. Перед Андреем предстало нечто среднее между антикварной лавкой, запасником музея и обиталищем практикующего некроманта. Как единое целое всё это не воспринималось, взгляд выхватывал лишь отдельные фрагменты: перекрещенные меч и катана на дальней стене, верхняя половина рыцарского доспеха, африканские ритуальные маски над кроватью, здоровенное охотничье ружье и небольшой слоновий бивень, гравюра с Фудзиямой, несколько потертых чучел каких-то странных белок, чучело горного козла с седлом на спине, пучки трав и корений, развешанные на верёвке для просушки, ещё одно ружье, на сей раз лежащее на оленьих рогах, непонятные статуэтки, череп хищника, явно из семейства кошачьих. В углу стояла печка, рядом с ней возвышались два шкафа, один из которых был заставлен баночками и бутылочками с неизвестным содержимым, а во втором находились книги. К шкафам примыкал стол, заваленный всякой всячиной, как то: головной убор вождя индейцев, копьё, пара костяных ножей, ожерелье из зубов и когтей, патронташ и коробки с патронами и ещё куча непонятных предметов. Всю эту композицию венчало подвешенное под потолком чучело крокодила, к которому были приделаны обычные шестидесятиватные лампочки, по одной на каждую лапу.
   Оторвав взгляд от весьма специфической люстры, Андрей наконец-то посмотрел на хозяина дома. Игорь сидел на маленьком диванчике, непонятно каким образом уместившемся посреди всего этого хаоса. Одной рукой завхоз что-то набивал в ноутбуке, лежавшем у него на коленях, а второй сжимал статуэтку индейского божка. Ударив ещё несколько раз по клавишам, Игорь закрыл крышку компьютера, и, отложив его в сторону, перевел взор на Каменева, не переставая при этом улыбаться.
   - Ну, как тебе моё логово, пистольеро Андрей? Не слишком пугающе?
   Тот на секунду замялся. Обстановка действительно шокировала, особенно его, выросшего в обычной квартире и бывавшего в музее только пару раз.
   - Это..., - Андрей задумался, пытаясь подобрать слово. - Слишком экстравагантно, вот!
   - Понимаю тебя... А мне нравится! Честно говоря, это всего лишь малая часть, остальное в городе. Здесь сплошной хлам, ну и заодно моя мастерская. Кое-что, - Игорь кивнул в сторону рыцарских доспехов. - Я ещё пытаюсь привести в божеский вид. Ну а что сразу не получается, откладываю в сторону до лучших времен.
   - А зачем всё это? - Каменев быстро пришёл в себя и сделал жест рукой, охватывающий все богатства Игоря.
   - Ну, это можно смело назвать одним простым словом - хобби.
   - Собирать всякие вещи?
   - Не просто вещи, - Игорь нравоучительно погрозил Андрею пальцем. - На большинстве этих предметов лежит печать истории, и я пытаюсь приоткрыть завесу тайны. Кстати, из-за тайны я тебя и пригласил.
   - Но, - Андрей поперхнулся. - Я слабо разбираюсь в истории. Нет, что-то мне известно, но не так подробно....
   Его лепетание прервал оглушительный смех собеседника, который захохотал так, словно услышал как минимум лучший анекдот этого года.
   - Ну, повеселил! Думаешь, я хорошо знаю историю?! Да моих познаний хватает лишь на то, чтобы определить, насколько вещь древняя и ценная, ну и с чем она связана! Меня интересует практика, не теория, а всякие заумности оставим на совести учёных. Хотя, - он на секунду стал серьёзным. - Кое-что я всё-таки знаю. То, о чём не ведают они...
   Игорь встал, подошёл к столу и извлёк из-под него небольшую коробку.
   - Очередной презент от дяди, - задумчиво произнёс он. - Несколько неожиданный, честно признаюсь.
   Андрей насторожился, услышав упоминание о дяде. В беседах Игорь постоянно упоминал своего любимого родственника, по стопам которого он, по сути, и шёл. Но если племянник являлся авантюристом-одиночкой, то дядю по праву можно было назвать настоящим Индианой Джонсом. Он работал на крупнейшие мировые университеты, подряжаясь в любые интересные экспедиции, связанные с поиском древностей, и в свои 45 лет умудрился побывать во всех уголках земного шара, причём даже в таких, о которых никто и не слыхивал. В мыслях Андрея вырисовывался эдакий здоровяк, по сравнению с которым Шварценеггер казался карликовым мопсом. Игорь, словно прочитав мысли Каменева, вытащил из складок дивана фотографию.
   - На, посмотри. Это мы с ним в Колумбии пересеклись.
   Юноша взял снимок в руки. На фоне каких-то древних развалин стояли два человека. Один из мужчин, увешанный кучей армейских прибамбасов, несомненно, был Игорем. Его вид внушал почтение и уважение любому, кто не располагал под рукой как минимум танковой армией, меньшим количеством войск этого гиганта можно было только насмешить. А вот рядом с ним... Андрей даже удивился, ведь вместо ожидаемого супермена он увидел мужичка, параметры которого едва ли превосходили его собственные. Рядом с племянником дядя выглядел чуть ли не карликом, а в руке вместо как минимум "гаубицы" сжимал всего лишь лопату. Игорь снова заржал, прочитав всю гамму эмоций на лице юноши.
   - Буквально за день до нашей встречи к дяде в лагерь припёрлись шестеро головорезов. Так, ничего особенного, подобной швали везде хватает, хотя эти были неплохо вооружены. Уже потом я узнал, что они грабанули армейский склад... В общем, как обычно требовали денег и долю с найденного в обмен на якобы охрану. Думали, что кроме кучки очкастых профессоров и пары громил они никого не встретят. Но дядя их, конечно, встретил честь по чести, даже виски угостил. А потом убил. Всех! Вот этой самой лопатой! Так, что знай: первое впечатление бывает обманчивым. Второе и третье впрочем, тоже. Ладно, про дядю я тебе потом расскажу, а пока...
   Андрей в шоке смотрел на собеседника, открывающего коробку. Короткий пересказ их внутрисемейных увлечений впечатлил юношу гораздо сильнее интерьера комнаты.
   Тем временем Игорь поочередно извлёк из коробки несколько предметов: две статуэтки ацтекских божков, сразу же отложенные в сторону, фотографию какой-то пирамиды, ремень с кобурами, несколько побрякушек, не то амулетов, не то украшений, и, наконец, тряпичный сверток. Именно в него Игорь и вцепился, как кот в кусок мяса. Развернув тряпки, он представил гостю на обозрение большую шкатулку, украшенную резьбой.
   - Смотри и ужасайся! - торжественно промолвил Игорь, открывая крышку.
   Каменев глянул и онемел от восторга, словно верующий, наконец-то узревший своего Мессию. В коробке лежало два револьвера, изящные контуры которых были покрыты довольно простым, местами затёртым но, тем не менее, элегантным узором. Два изысканных орудия убийства завораживали, гипнотизировали юношу. На несколько мгновений весь мир для него сконцентрировался в этих кусочках стали, наполненных смертоносной грациозностью. Игорь усмехнулся, довольный оказанным эффектом.
   - Ну что, пистольеро, доволен оказанной тебе честью? Не думаю, что кто-то в этой стране, кроме тебя и пары моих друзей, увидит это оружие, а уж тем более сможет к нему прикоснуться. Да ты бери их, бери. Они незаряженные.
   Мысль о том, чтобы подержать это совершенство, показалась святотатственной, но Андрей пересилил себя и протянул руку, взяв верхний револьвер. Оружие оказалось, как юноша и ожидал, тяжеловатым, но в то же время приятно холодило руку, создавая странный ореол уверенности и... ещё чего-то. Какое-то неуловимое чувство скользнуло по грани сознания, заставив Андрея встрепенуться. Появилось ощущение, словно что-то в его разуме вошло в резонанс с пистолетом. Будь у Каменева время, он бы постарался сосредоточиться и проанализировать ощущения, но Игорю явно не терпелось ввести паренька в курс дела.
   - Ты глянь-ка, посмотри внимательно, особенно на рукоятку.
   Борясь со странной дрожью, которая нарастала в нём с каждой секундой, Андрей бросил взгляд на полузатёртый рисунок рукояти. Посередине кружок, в котором можно было различить своеобразный герб: меч, дерево, какую-то надпись и две большие латинские буквы "E" и "S". Прямо поверх этих букв, частично закрывая их и герб, был грубо нацарапан контур собачей головы. Юноша с интересом перевернул револьвер, и с обратной стороны увидел тот же самый узор: герб с буквами и абрис головы. Мимолетный взгляд, брошенный в шкатулку, подтвердил, что второй пистолет ничем не отличается от собрата. Тяжело вздохнув, Андрей положил револьвер на место и тут же осознал, что непонятный резонанс исчез. Точнее, даже не исчез, а затаился. Это Андрей тоже почувствовал. "Так, пора завязывать с этими играми на природе, - подумал парень. - Вон уже от одного вида оружия в дрожь бросает".
   Игорь ни мог не заметить состояния Андрея, но, скорее всего, списал его странность на сильное впечатление от увиденного. Своей тяжёлой ладонью завхоз с необыкновенной нежностью погладил пистолеты, словно котёнка.
   - Ну, как?
   Вопрос требовал немедленного ответа, но у Каменева не было слов.
   - Красиво, - он пару раз кашлянул, пытаясь собраться с мыслями. Обстановка в комнате, да ещё и эти револьверы окончательно смутили молодого вожатого, и он ляпнул первое, что пришло ему в голову. - А зачем эти собачьи головы на рукоятках?
   - Ага, и ты тоже заметил! - Игорь, внезапно вскочив, закружился по комнате, и до Андрея дошло, что именно к этому вопросу его и подводили. - Видишь ли, Эндрю, эти пистолеты не простые.
   - Ну, это понятно, - Андрей старался казаться безразличным. - Дорогие, небось?
   - Дядя взял чуть ли ни даром, - Игорь недовольно нахмурился. - Если бы не кобуры с ремнём, ему бы их бесплатно отдали.
   Означенный ремень был вытянут из той же коробки и брошен Андрею. Такой же потёртый, потемневший от времени и украшенный теми же простыми узорами. Юноша с интересом отметил, что на самих кобурах тоже был изображён загадочный герб, перечёркнутый собачьей головой.
   - Кстати, там вовсе не собака, а шакал изображён, - как бы между делом произнёс Игорь. - Это, - он поднял указательный палец вверх с видом философа, намеревающегося открыть великую истину. - Пистолеты самого Шакала!
   Если Игорь ожидал, что за этой его тирадой последуют аплодисменты или вопли ужаса и благоговения, то ошибся. Андрей с вопросительной миной на лице смотрел на старшего товарища, ожидая продолжения истории. И оно, конечно же, сразу последовало.
   - Видишь ли, - начал Игорь, усевшись на чучело козла и тем самым объяснив назначение седла на его спине. - Примерно год назад мой дядя отправился в Мексику. Планировалась очередная экспедиция по изучению храма ацтеков, внезапно обнаруженного каким-то заблудившимся крестьянином, однако с её организацией ничего не вышло, и дядя решил просто покрутиться по тамошним деревням: сувениры поискать, местные легенды послушать, иногда так можно на любопытные вещи наткнуться. И занесло его тогда в один городишко, то ли Лос, то ли Тамс, то ли Санта-хрен-его-знает-кто, в общем, неважно, и зазвал его там к себе в гости местный благородный дон Сантьяго и после пятнадцатой рюмки текилы, видимо расчувствовавшись, поведал кое-что из собственных семейных архивов. История оказалась очень интересная и нравоучительная, а вдобавок ещё и загадочная.
   Итак, слушай внимательно. Городок этот, то ли Лос, то ли Санта, несмотря на малые размеры, обладает нехилой историей, восходящей чуть ли не к временам конкистадоров. Четырнадцать представителей славных испанских фамилий, вдоволь награбив ацтекских храмов, решили не возвращаться на родину и остались в Новом Свете. Основали городок, в котором и жили тихо-мирно на протяжении столетий их правнуки, потихоньку транжиря сокровища, награбленные предками. А в то время, как ты сам понимаешь, постоянно возникали вооружённые конфликты с коренным населением, да и горячая испанская кровь обычно не знает покоя: войны, революции. Удивительно, что городишко оставался в стороне от всех этих событий. В последней четверти девятнадцатого столетия там насчитывалось примерно пятьсот жителей. Помимо потомков основателей и их слуг, в городке регулярно ошивались ещё десятка два ковбоев, забредавших туда в поисках лучшей доли. Но пришлые особо не буянили, только пару раз в неделю устраивали пьяные драки в салуне и изредка пытались спереть чужой скот, что обычно оканчивалось лёгкими перестрелками без жертв. В общем, тишь, гладь да божья благодать. И вот тут-то и появился он.
   Игорь сделал короткую паузу, наслаждаясь театральным эффектом. Андрей беспокойно заёрзал и вздрогнул, когда рассказчик резко рявкнул:
   - Шакал!
   - Шакал?
   - Да, Шакал! Так его звали. Точно не известно, но предполагают, что он служил шаманом в одном из местных племен. Его представители были очень агрессивными и практиковали массовые человеческие жертвоприношения, поэтому от испанцев получили по шапке в первую очередь, после чего сделались мягкими и пушистыми, перестали конфликтовать, осели на земле, занялись разведением скота, а время от времени устраивались на поденные работы к своим старшим бледнолицым братьям. Да и что им ещё оставалось делать, когда от всего племени осталось не более сотни человек, включая женщин и детей. Вот так они и жили мирно по соседству, пока в один прекрасный день шаман Шакал, желая получить откровение высших сил, ни перебрал кактусовой самогонки и, собрав всё племя, объявил от имени духов войну бледнолицым, - Игорь щёлкнул пальцем по рогам козла с такой силой, что те задребезжали. - Ну, может, он и не пил, там у них и другие средства используются, вроде грибов и трав, но народ взбудоражил. Тут же были отправлены гонцы в соседние племена с посланием, что, мол, загостились бледнолицые на нашей земле, пора бы их выпроводить и помахать им ручкой. А чтобы заручится ещё и божественной поддержкой, решили по старинке провести жертвоприношение. За жертвами дело не стало. Несколько краснокожих воинов тут же совершили налёт на ближайшую ферму, принадлежащую вышеупомянутой семье Сантьяго, вырезали всех, кто сопротивлялся, а трёх молодых девушек и младенца притащили в свой лагерь.
   Вот тут-то против индейцев и сыграл фактор дружеских отношений с городком. Двое сородичей Шакала, находившиеся в особо близких отношениях с некоторыми представительницами прекрасного пола из стана бледнолицых, решили их предупредить. Ну а дальше колесо завертелось. Сантьяго разбушевались и немедленно бросились собирать ополчение. Остальные тринадцать семей к ним присоединились, и они всей толпой ринулись спасать пленников.
   Индейцев, как я говорил, насчитывалось всего около сотни, то есть боеспособных - человек сорок. Правда, вооружены они были весьма недурно, видимо, Шакал заставлял их собирать нормальное оружие, а не старые кремневые мушкеты. Но испанцев было больше, почти полторы сотни. Сражение вышло жестоким: стрельба, море крови, избиение младенцев. Шакал, несмотря на внезапность атаки, успел-таки провести обряд жертвоприношения, чем ещё сильнее разозлил испанцев. Говоря в двух словах, индейское племя, несмотря на их упорное сопротивление, вырезали. Поголовно.
   - А Шакал? - выдохнул Андрей, заворожённый историей.
   - Вот тут-то и начинается самое интересное, - задумавшийся Игорь принялся раскачиваться вместе с козлом. - Шакал как в воду канул. На его поиски отправили отряд из восьми человек, возглавляемый Эмилио Сантьяго. Назад не вернулся никто. Лишь через несколько дней было обнаружено тело Эмилио. Скорее всего, его пытались сбросить со скалы в реку, но тело застряло среди камней. К тому же, исчезло его именное оружие. Два револьвера. Те самые, что ты только что держал в своих руках.
   Андрей изумлённо уставился на означенные пистолеты. Тысячи вопросов мгновенно возникли в его голове, но слова путались и никак не хотели ложиться на язык.
   - Так значит, эту голову вырезал тот шаман? - наконец смог вымолвить юноша.
   - Да. Голова Шакала, его личный знак. Это своеобразный индейский юмор - вырезать на именном оружии поверх инициалов старого владельца свои инициалы. Как можешь видеть, оружие, в самом деле, именное. Главу семьи Карлоса Сантьяго в какой-то момент обуяла жажда беспричинной щедрости, хотя, может, он просто решил выпендриться. В общем, в один прекрасный день Карлос начал лепить из своих сыновей и ближайших родственников аристократов высшей категории, не жалея на это никаких денег и безжалостно растрачивая семейные богатства. В комплект "настоящего дворянина" входили обучение в престижных университетах, в том числе в европейских, одежда по последней моде, ну и, конечно же, именное оружие. Каждый Сантьяго в день совершеннолетия получал от любимого папочки, дядюшки или дедушки вот такую вот пушку с выбитым на ней семейным гербом и инициалами владельца.
   Остальные семьи отнеслись к этой причуде с уважением, но пример брать не спешили. Наверное, именно по этой причине они до сих пор преспокойно живут на проценты от семейных сокровищ, а Сантьяго вынуждены вкалывать по-чёрному, не гнушаясь никакой работы. Но я отвлёкся, - Игорь, наконец, перестал мучить козла и подошёл к окну. Опущенные жалюзи не позволяли что-либо рассмотреть на улице, но поднимать их рассказчик не спешил. - Итак, револьверы Эмилио пропали. Пропал и Шакал, видимо, скрывшийся в горах. Ополчение вернулось обратно в город, и настрой их был очень далёк от победного. Потери оказались гораздо большими, чем они ожидали, да и тот факт, что никого из жертв Шакала не удалось спасти, тоже способствовал негативному состоянию духа испанцев.
   В течение недели продолжался траур, после чего старик Сантьяго, заметь, Эндрю, всё упирается в эту семейку, решил немного разрядить обстановку и устроить всеобщий праздник. Ворчать и возмущаться по этому поводу никто не стал. На главной площади выставили еду, пригласили музыкантов, а из фамильных погребов извлекли запылённые бутылки с вином. Спиртное текло рекой, а от съестного прогибались столы, - Игорь даже зажмурился, похоже, представляя эту картину, да и сам Андрей не удержался и сглотнул слюну. Рассказчик тем временем входил в раж, напоминая пророка в момент божественного откровения. - И вот, в самый разгар торжества, когда потомки славных идальго произносили тост, в котором прославляли свои силу и мудрость, избавившие город от страшной угрозы, на площади появился он. - Игорь сделал торжественную паузу. - Шакал! В жреческом обмундировании и вот с этим самым поясом с этими самыми револьверами. Его появление стало полной неожиданностью, и никто не успел должным образом на него среагировать, а колдун тем временем подошёл к центральному столу, за которым сидели четырнадцать глав семей. Кстати, револьверы эти семизарядные, так что на два револьвера тоже выходит четырнадцать пуль. В общем, индеец приблизился к своей цели и на чистом испанском языке обратился к присутствующим. Он перечислил все четырнадцать имён, а затем заявил, что они приговорены к смерти за угнетение мирного населения. Выслушивать возражения, что индейцы начали первыми, Шакал не стал, прежде чем кто-нибудь успел шевельнуться, достал пистолеты, и тут...
   Игорь снова замолчал и пристально посмотрел на Андрея, после чего неторопливо зашагал по комнате, тщательно разглядывая каждый из экспонатов своего мини-музея и совершенно не реагируя на нетерпеливые вопросы Каменева о дальнейших событиях. Юноша мысленно зарычал: его всегда бесили такие резкие обрывы интересных рассказов! Наконец рассказчику надоело мучить слушателя, он снова занял место у окна и продолжил:
   - А дальше началось самое непонятное. Все протоколы, в которых описываются показания очевидцев, сходятся на том, что прозвучал всего один выстрел, но длился он бесконечно долго. Ты понимаешь, что это было?
   - Н-нет, - немного заикаясь от неожиданности вопроса, ответил Андрей. - Разве что у них в ушах долго звенело.
   - Звенеть-то у них звенело, но дело не в том, - Игорь немного приподнял жалюзи и тут же их опустил. - Пулемётов тогда не знали. Точнее, они уже существовали, но в очень небольших количествах, и в такой глуши тогда вряд ли кто-то слышал, как звучит очередь из автоматического оружия. В общем, мы с дядей считаем, что Шакал разрядил оба револьвера с немыслимой скорострельностью. Настолько невообразимой, что четырнадцать выстрелов слились в один.
   - Разве такое возможно? - история всё больше и больше захватывала Андрея. Он чувствовал в ней что-то важное для себя, да ещё и эта дрожь, возникающая при каждом взгляде на такое невероятное оружие.
   - Возможно. По крайней мере, один мой знакомый, мастер по обращению с кольтом, показывал подобные штуки. Но то, что проделал Шакал, выходит далеко за грани человеческих способностей. Мало того, что он опустошил барабаны револьверов менее чем за секунду, так ещё при этом и попасть умудрился. И как попасть! - в голосе Игоря слышались торжество и зависть. - Каждая пуля вошла прямо в сердце каждого из глав семей. Представляешь, - он с пылающим взором посмотрел на Андрея, окончательно убедив того в мысли, что перед ним пророк неведомого бога. - Всего одна секунда, и перед тобой четырнадцать трупов, поражённые пулями, засаженными воистину с хирургической точностью. Даже с современным оружием такой трюк практически невозможно провернуть, что уж говорить про тяжёлые кольты! И вот, после всей этой церемонии экзекуции индеец вытворил штуку, которая у меня просто в голове не укладывается! Выпустив заряды, он должен был остаться без оружия посреди крайне негативно настроенной толпы. И что же он сделал?
   - Что? - Андрей в нетерпении даже привстал.
   - Он выкрикнул странную фразу, - неожиданно тихим голос ответил Игорь. - Впрочем, в самой-то фразе ничего странного нет, но вот обстановка для её произнесения была немного неподходящей. Слова были сказаны на местном диалекте индейцев, но поскольку среди слуг горожан присутствовали бывшие соплеменники Шакала, они всё охотно перевели. Фраза прозвучала приблизительно так: "Четырнадцать в цель". И после этих слов индеец исчез, словно его никогда и не было на площади. Правда, сидящие за столом трупы заставляли убедиться в обратном.
   - И что это было? Как он исчез?
   - Вот это самое загадочное, - Игорь присел на диван, взяв в руки один из револьверов. - Семья Сантьяго к этому времени приобрела огромные связи. Погоня за престижем иногда всё-таки приносит пользу. О случившемся сразу сообщили в столицу, и оттуда довольно быстро прислали следователей. Впрочем, расследование сразу зашло в тупик. Было очевидно, кто убийца, но куда и как именно он пропал, никто понять не мог. Выдвигались предположения, что индеец предварительно поджёг угольный склад и воспользовался дымовой завесой, чтобы скрыться, или же применил магниевую бомбу для ослепления преследователей. Вот только все эти версии профессионалов столичного сыска разбивались о показания свидетелей, которые говорили, что никаких дымов и вспышек не было и что индеец просто взял и испарился. В конце концов, сыщики плюнули и, написав в отчёте всякую ерунду о том, что Шакал, воспользовавшись паникой, просто сбежал, закрыли дело. Правда, старший из сыновей Сантьяго на этом не успокоился и, окончательно опустошив семейную кубышку, нанял кучу частных детективов с целью выяснить местонахождение Шакала, и, что самое интересное, им это удалось. Следы обнаружились через полгода в Техасе, где наш колдун, выдавая себя за метиса, подрабатывал наёмным убийцей.
   - Ого! - Андрей к собственному удивлению понял, что испытывает к индейцу, несмотря на все его преступления, самую настоящую симпатию.
   - Вот тебе и "ого"! Время было смутное, шёл передел страны, и во всей этой суматохе скромный индейский шаман отыскал себе неплохо оплачиваемую работу. Вот только трудился он не очень долго. Детективы выслеживали его почти два года, но в итоге остались ни с чем. Шакал опять испарился, как будто его никогда и не было.
   - И куда он снова подевался?
   - Неизвестно, - в голосе Игоря послышалась грусть. - Возможно, его укусила гремучая змея или он упал с обрыва или получил пулю в затылок от пьяного ковбоя, решившего сорвать свою злость на первом попавшемся краснокожем. Хотя есть одна вещь, не поддающаяся объяснению.
   - Револьверы! - мысленно Андрей накинул себе призовых очков за находчивость. - Если револьверы забрал Шакал, как твой дядя мог выкупить их у Сантьяго?
   - Ты прав, - Игорь ухмыльнулся. - Всё упирается в револьверы. Как гласят семейные хроники, примерно через пять лет после бойни на празднике новый глава Сантьяго обнаружил револьверы, висящие вместе с поясом на дверной ручке. К сожалению, семья как раз начала испытывать денежные затруднения, поэтому нанять очередную армию детективов не было никакой возможности. Револьверы были убраны подальше. Причина этого очевидна: никто не хотел иметь дело с оружием, принадлежавшим погибшему брату и убившим отца.
   Так пистолеты и лежали некоторое время, пока глава семьи не ушёл в страну Вечной Охоты. Один из его потомков, перебирая старые вещи, наткнулся на фамильное оружие и решил, что на его бедрах эти пушки будут смотреться очень круто. Сам понимаешь, у выпендрёжа нет границ, он имеет место быть у любых народов и рас. Впрочем, парень револьверы долго не проносил. В городке случился очередной праздник, на котором проходили состязания по стрельбе. Наш молодой пижон, по праву считавший себя неплохим стрелком, решил поучаствовать в соревновании, но не смог даже достать пистолет из кобуры и прострелил себе ногу. После этого револьверы засунули назад в сундук, однако, - Игорь опять сделал театральную паузу. - В скором времени снова извлекли на свет божий. Очередной "идальго" решил покрасоваться и показать свою ловкость на ближайшей охоте. В итоге из револьвера был серьёзно ранен лучший друг стрелка, а сам незадачливый охотник вывихнул себе руку отдачей. А теперь, мой юный пистольеро Андрей, скажи, у тебя нет никаких мыслей?
   - Я считаю, Шакал что-то сделал с пистолетами, - Андрей постарался вложить как можно больше равнодушия в эти слова. На самом деле, он боялся лишний раз повернуть голову в сторону револьверов, опасаясь, что они сведут его с ума. Оставалось только одно - поддерживать беседу в нужном русле.
   - Думаю, ты прав. За более чем столетнюю историю пребывания этих пистолетов в семье Сантьяго вокруг них происходило много чего непонятного. Неважно, кто брал их в руки: профессиональный стрелок или неопытный юноша, всё заканчивалось одинаково. Оружие словно бунтовало против хозяина, отказываясь стрелять туда, куда ему было нужно. Количество несчастных случаев превзошло все разумные пределы. Одному наиболее упрямому стрелку, который вознамерился укротить "проклятые" револьверы, они прострелили живот, сорвавшись с гвоздя, на котором висел пояс. Сам укротитель умер через пару дней. После этого в семье окончательно укоренилась мысль, что оружие нечистое. Расплавить пистолеты или отправить их под молот кузнеца ни у кого не поднялась рука, поэтому, окропив их на всякий случай святой водой, снова спрятали. Так оружие и лежало нетронутым до тех пор, пока мой дядя ни разговорил нынешнего главу Сантьяго и ни выкупил фамильное сокровище. Причём испанец не хотел его продавать вовсе не потому, что это реликвия, а из-за нежелания навлечь беду на хорошего человека. Впрочем, финансовое состояние семьи по-прежнему оставляло желать лучшего, а дядя был очень настойчив... В общем, в итоге пистолеты попали к моему родственнику, а от него - ко мне. Ну, и как тебе такая история? - Игорь улыбнулся, положил револьвер обратно в шкатулку и закрыл её.
   - Потрясающе, - только и смог вымолвить Андрей.
  
   ***
   Дальнейший разговор никак не налаживался. Игорь рассказывал истории о своих похождениях: о борьбе с партизанами и повстанцами и об охоте на крокодилов при помощи автоматического гранатомета, а перед глазами Андрея стояла одна-единственная картина, нарисованная его богатым воображением. Низенький индеец, стоящий перед столом, за которым сидят трупы, беснующаяся вокруг толпа, дикий смех, загадочная фраза и пустота... Наконец Игорь заметил, что его собеседник находится, мягко говоря, в иной области реальности, и решил пойти на крайние меры.
   - Не грусти, пистольеро, - своим обычным панибратским тоном начал он. - И вообще засиделись мы тут с тобой, а на улице ещё светло. Пошли погуляем!
   - А как же дети? - Андрей вдруг вспомнил о своих прямых обязанностях.
   Игорь усмехнулся:
   - Я им там пару фильмов поставил, хороших. Часа четыре смирно просидят, ещё и ныть будут, если мы досмотреть не дадим. Кстати, у меня появилась интересная мысль! А давай проверим, действительно ли эти револьверы прокляты?!
   - В каком смысле? - Каменев изумлённо поднял бровь.
   - В прямом! Патроны для них у меня, кажется, есть. И винтовку свою прихвачу, а то она, бедная, на меня уже обиделась за то, что не беру её никуда. Заодно тебя стрелять научу.
   Андрей ещё даже не успел ничего возразить, а Игорь уже снял винтовку с оленьих рогов, извлёк из-под стола две жестяных коробки, одну из которых тут же открыл, продемонстрировав гостю сомкнутые ряды револьверных патронов. Оба револьвера были тут же заряжены и вложены в кобуры.
   И тут появилась первая проблема: пояс с пистолетами упорно не хотел налезать на Игоря. Мастер, делавший амуницию для худощавого наследника Кортеса, явно не подозревал, что через сотню с лишним лет её попытается примерить преемник Ильи Муромца. После пяти безуспешных попыток Игорь вынужден был отступиться, потому что кожа пояса подозрительно скрипела, намекая на то, что готова разорваться в любую секунду. Недовольно пробурчав себе под нос что-то на иностранном языке, Игорь передал пояс Андрею. Юноша поначалу смутился, но, тем не менее, натянул ремни на бедра и с радостью заметил, что наследие идальго на нём смотрится гораздо лучше, чем самодельная опояска с игрушечными револьверами. Игорь удовлетворённо кивнул:
   - Прямо Джон Уэйн в молодости. Жаль, что на меня ременная сбруя не налезла. В своё время пообщался я с одним ковбоем, который показал пару трюков с оружием и заверил, что с моими навыками мне на Диком Западе цены бы не было. Ну, ничего, потом, когда собственный пояс дошью, я тебе всё продемонстрирую.
   - Постой, - Андрей вдруг насторожился. - Если этому поясу, как и револьверам, больше ста лет, разве он не должен был испортиться?
   - Считай это тоже индейской магией, - отозвался Игорь, набивая магазин своего винчестера патронами. - Честно признаться, я сам не понимаю, как при таком грубом хранении вся эта амуниция не сгнила или не исчезла в желудках крыс и мышей. Ладно, пойдём, у нас часа полтора есть, потом уже темно будет.
   - А ничего, что мы в таком виде? - робко попытался протестовать начинающий ковбой. Вместо ответа Игорь молча нахлобучил ему на голову шляпу и легким толчком отправил к дверям.
   - У нас же игра, ты что, забыл? - напомнил Андрею завхоз уже на улице. - В прошлом году мы тут в партизанов играли, и уверяю тебя, если бы в то время в окрестностях шарилась рота эсэсовцев в полном обмундировании, на них бы вряд ли обратили внимание. А сейчас мы ковбои, и никто не станет вникать, боевое у нас оружие или игровое.
   - А если милиция остановит? - продолжал возражать юноша, внезапный инфантилизм которого явно перешёл в крайнюю стадию.
   - А это уже мои проблемы, - успокоил Андрея мудрый наставник. - Я давно дружу с местным участковым, который выписал пару бумажек со штампами, позволяющих мне спокойно таскаться по лесам со всей своей артиллерией. К сожалению, на танки и боевые самолёты действие этих документов не распространяется.
   - А у тебя что же и танк есть?
   - Есть, только он сломан.
   После этого ответа у Каменева пропала всякая охота разговаривать, да и сам Игорь, похоже, решил, что сказал достаточно, и на время замолчал, изображая из себя мудрого индейского вождя.
   Однако стоило им только покинуть пределы лагеря, как мудрый вождь моментально превратился в следопыта. Узкой звериной тропой Игорь повёл Андрея через кусты, больно царапавшие ветками лицо. В какой-то момент юноша даже решил, что эти заросли живые, и был готов открыть огонь на поражение, чтобы отстоять свою жизнь. Впрочем, тропинка довольно быстро превратилась в достаточно широкую дорожку, петлявшую по лесу. Уже начало смеркаться, и обеспокоенный Андрей решил поинтересоваться у проводника о протяжённости и конечной цели их пути, но тут дорога упёрлась в отвесную стену. При подробном рассмотрении стена оказалась капитально срытой частью холма, на вершине которого виднелись крыши каких-то строений явно не сельскохозяйственного назначения.
   - Это ещё что? - удивился Каменев.
   - Местное поселение для особо богатых, - в голосе Игоря прорезались злые нотки. - Живут там себе, жизни прожигают. Единственная польза от них в том, что полигон мне сделали.
   - Полигон?
   - Ага. Когда коттеджи строили, им песок срочно понадобился. Вначале его издалека возили, но потом строители решили, что выделенные деньги лучше украсть, а песочек стали сами таскать из-под холма. Чуть горку не срыли в итоге, мне пришлось местных экологов подключать и даже морду кое-кому начистить. Но природу уже не восстановишь, поэтому я решил здесь стрельбище сделать. Эти гады, - он неопределенно махнул рукой в сторону вершины. - Сразу обрадовались. Каждые выходные здесь торчат, по бутылкам пуляют, жгут костры а-ля "мечта инквизитора", тоже мне охотнички! Замучился после них убирать! Ох, дождутся они у меня, танк доделаю и проедусь по их поселку, заставлю каждую травинку с порошком отмыть и перед каждым муравьем извиниться!
   От этих слов у Андрея по коже побежали мурашки. Угроза, разумеется, не подразумевала серьёзности, но была высказана таким тоном, что, услышь её один из местных загрязнителей природы, немедленно побежал бы за мылом и тряпкой, чтобы поскорей отвести от себя беду.
   Игорь тем временем снял со спины рюкзак (Каменев даже не заметил, когда наставник его успел взять) и достал оттуда связку поленьев, каждое из которых было обмотано по спирали белой лентой.
   - Это для лучшей видимости, - объяснил он недоумевающему Андрею. - Темнеет же, а так будем видеть, куда стреляем.
   - Но почему поленья?
   - Все нормальные мишени я ещё в прошлом месяце разнёс, а сделать новые времени нет, - Игорь подошёл к отвесной стене и начал возле неё расставлять поленья. Белые ленты действительно делали их более заметными в сумерках. - Эти чурбаны - по крайней мере органика. Щепки, конечно, летят, но они перегниют быстро, в отличие от тех же бутылочных осколков, которые остаются очень надолго. А оно нам надо, чтобы через много лет археологи, раскопав этот холм и наткнувшись на гору битого стекла, пришли к мнению, что ранее тут находился крупнейший центр виноделия или, на худой конец, стояла корчма? Зачем дезинформировать потомков?
   Шутливый тон немного успокоил Андрея. От нечего делать парень пересчитал расставленные мишени, и тут сердце его сжалось: их было ровно четырнадцать! "Четырнадцать поленьев, четырнадцать патронов, четырнадцать глав семей. Четырнадцать в цель - и пустота. Что же стало с Шакалом, когда он произнёс эти слова?" - разрозненные мысли текли словно рваные тучи по небу.
   - Эй! - Игорь провёл рукой перед глазами юноши. - Ты там не заснул?
   - Нет, - Андрей встрепенулся и постарался отбросить свои размышления. - Задумался просто.
   - Много думать - вредно, - засмеялся Игорь. - Ты сначала стреляй, а уже потом думай. Подержи-ка вот лучше винтовку и дай мне игрушки, что висят у тебя на поясе.
   Андрей, немного занервничав, вытащил револьверы из кобур. По непонятной причине он не хотел отдавать их хозяину. Странный трепет усиливался. Каменеву казалось, что весь мир содрогнулся в землетрясении, которое чувствовал он один. Взглянув на свои руки, юноша удивился, ведь револьверы лежали в них как влитые. Игорю даже пришлось приложить некоторое усилие, чтобы выдернуть оружие из сжатых пальцев.
   - Эй, да что с тобой?! Неужели ты в эти пушки влюбился?!
   Шутка осталась без ответа. Андрей молчал.
   - Ладно, сейчас ты увидишь, как стреляют настоящие мастера!
   Игорь приял боевую стойку, явно рисуясь и стараясь произвести впечатление на юного подопечного. Каменев снова никак не отреагировал. Где-то в глубине души парень знал, что у Игоря ничего не получится. Вот хоть убей, знал и всё!
   Выстрелы прозвучали неожиданно громко. После тихих пистонных пистолетиков грохот двух кольтов сорок пятого калибра показался громом артиллерии. Стая ворон, облюбовавшая кривую березу на краю холма, с диким карканьем сорвалась с дерева и унеслась в сторону рощи. А вслед за птицами полетели маты, как минимум на пяти языках. Игорь ругался старательно, вкладывая в каждое слово свою душу. Андрей не шелохнулся. Он оказался прав: из четырнадцати мишеней не упала ни одна.
   - Нет, эти пистолеты точно прокляты! - прорычал неудавшийся снайпер, вдоволь выругавшись. - А ведь вроде пристрелялся, и всё равно не понятно, куда из них пули летят! Или этот чёртов индеец подсадил их на кровь бледнолицых, и они больше ни во что не хотят стрелять?!
   - Дай их мне, - Андрей даже вздрогнул от звука собственного голоса. Игорь удивлённо посмотрел на напарника.
   - Знаешь, я, честно говоря, сам теперь боюсь из них стрелять, - суровым тоном начал было он, но Каменев не дослушал.
   - Дай их мне, - повторил парень. - Я должен попробовать. Хотя бы один раз. Ну что тебе стоит?
   Андрей даже не понял, почему ошеломлённый Игорь попятился от него. Впрочем, сейчас юношу это совершенно не интересовало, ведь все его мысли были сосредоточены на оружии. Револьверы манили Андрея к себе, сами просились в руки. Дрожь охватила всё тело Каменева, хотя парень уже понимал, что она существует лишь в его сознании. Игорь сделал ещё один шаг назад, после чего неуверенно протянул револьверы рукоятями вперёд.
   - Зарядить-то сможешь? - как-то неуверенно произнёс он.
   Андрей покрутил пистолеты в руках. С третьей попытки ему удалось заставить барабаны откинуться и выбросить стреляные гильзы. Коробочка с патронами к этому времени снова была у Игоря. С недоумённым лицом тот смотрел, как его подопечный трясущимися от нетерпения руками набивает барабан.
   - Ты поосторожнее с ними, парень, - голос Игоря вновь стал твёрдым, и Андрей осознал, что наставник каким-то образом ощущает его состояние. - Это боевое оружие, а не игрушки... Страшные они...
   Каменев молча кивнул и, вставив последний заряд в гнездо, задвинул барабаны на место. "Шакал, - мысленно произнёс он. - Я не знаю, что с тобой стало и что ты сделал с этими пистолетами, но очень хочу узнать. Не знаю, почему, но хочу".
   Игорь послушно отошёл с позиции, уступив место молодому снайперу. В первое мгновение у Андрея появилась мысль скопировать стойку предыдущего стрелка, но, подняв оружие, юноша про всё забыл. Он был револьверами, а револьверы были им. Четырнадцать выстрелов и четырнадцать поленьев. Нет, это не поленья, это главы семей. Тех четырнадцати семей, которые истребили племя Шакала и которым он отомстил. И теперь его очередь стрелять, чтобы понять...
   - Бах! Бах! - отдачи не было, огонь вырвался из стволов, ярко осветив окрестности и потрясённое лицо Игоря.
   - Бах! Бах! - два полена брызнули щепками и отлетели к стене.
   - Бах! Бах! - дрожь переросла в жжение. Андрею казалось, что он пылает, но остановиться уже не мог.
   - Бах! Бах! - бойки, словно на пружине, отскочили назад, хотя пули ещё не успели достигнуть цели.
   - Бах! Бах! - огонь бушевал вокруг юноши, закручиваясь спиралью, уходящей в вечность.
   - Бах! Бах! - мир растворялся в бесконечности. Деревья, холм, дома на вершине, песок, поленья, Игорь - всё это было здесь и в то же время не здесь.
   - Бах! Бах! - пламя ревело, словно дюжина Ниагарских водопадов, подключённых через усилитель.
   Андрей опустил оружие и огляделся. Мир вокруг потерял реальность. Теперь это был стоп-кадр чёрно-белого кино: поленья, отброшенные выстрелом, зависшие в воздухе и окружённые ореолом щепок и обрывков лент, замершая на месте птица в полёте, застывший в недоумении Игорь. Каменев чувствовал себя пружиной, взведённой до предела и ждущей лишь сигнала, чтобы сорваться с места и... Не понимая, что он делает, юноша убрал пистолеты в кобуры и произнёс: "Четырнадцать в цель!". И в тот же миг мир исчез в ослепительном взрыве.
  
  

Глава 2.

  
   Разум блуждал где-то очень далеко и категорически отказывался возвращаться в родное тело. Приближаясь к законному обиталищу, он раз за разом ударялся о какое-то препятствие, как жук в стекло, и отскакивал обратно в небытие. В конце концов, неведомые силы укротили строптивца, вынудив его встать на место.
   Андрей застонал и попытался пошевельнуться. К собственному удивлению, ему это удалось. Следующим по плану требовалось открыть глаза. Сопротивление век было недолгим, и буквально через пару секунд юноша уже мог наслаждаться всеми красками мира.
   Впрочем, смотреть было особо не на что: голубое небо с мелкими вкраплениями облачков, колышущиеся ветки деревьев, солнечные лучики, пробивающиеся сквозь листву и слегка слепящие глаза. Андрей никогда не относился к числу обделённых интеллектом, но данная ситуация поставила его в тупик. Юноше потребовалось не меньше минуты, чтобы осознать, что тут что-то не так... Ну, конечно: солнце! В тот миг, когда он потерял сознание, светило наполовину скрылось за линией горизонта, а сейчас оно висело посередине небосклона. Вариант, что он пробыл без сознания почти сутки, Андрей отмёл сразу, как только огляделся. Он по-прежнему был в лесу, но вовсе не там, где его настиг странный приступ.
   Юноша с трудом приподнялся. Голова тут же заболела, но эта боль была терпимой и не мешала думать и объективно оценивать обстановку. На первый взгляд в окружающем не наблюдалось ничего странного. Андрей находился на небольшой полянке, почти идеально круглой, которую окаймляли поросли густого кустарника и деревья, очень похожие на ели. На очень необычные ели. Каменев нахмурился. Его познаний в ботанике явно не хватало для того, чтобы опознать данный вид деревьев. По крайней мере, он никогда не слышал про ели, усыпанные ярко-жёлтыми цветами, смахивающими на колокольчики. Парень перевел свой взгляд вниз, на траву. Здесь, в отличие от ёлок, ничего странного не было. Трава как трава, коротенькая, но густая, такой обычно засеивают газоны.
   Головная боль и вызываемая ею тошнота тем временем проходили, что позволило Андрею встать на ноги. "Значит так, - он обхватил затылок руками, пытаясь сосредоточиться. - Мы с Игорем пошли в карьер пострелять, это я помню. У него ничего толком не вышло, и тогда я попросил дать мне попробовать. Но вот что же было потом?" Дальнейшие воспоминания, если они и существовали, всплывать в данный момент явно не собирались. "Похоже, что когда я потерял сознание, - продолжал размышлять Андрей. - Игорь оттащил меня сюда. Нет, не сходится. Лагерь был рядом, и даже если бы у Игоря не хватило сил донести меня туда, что мешало ему позвать кого-нибудь на помощь? Тем не менее, я здесь. Что же это? Очередная шутка или испытание?".
   Каменев прикоснулся рукой к револьверу и тут же её отдернул. Мысль о том, что у него на поясе висит настоящее боевое оружие, возбуждала и одновременно пугала. Интересно, входило ли в планы Игоря давать ему пистолеты или же всё вышло случайно? Впрочем, в любом случае патронов к ним нет, так что сейчас они не страшнее обычных детских игрушек.
   На шатающихся ногах Андрей обошёл поляну по окружности и обнаружил ещё одну странность. Загадочные ёлки стояли настолько близко одна к другой, что было совершенно не понятно, как именно его сюда притащили. Должна же иметься хотя бы одна тропка! Но нет, вместо этого вокруг юноши стояла плотная стена деревьев. Андрей с грустью поднял голову. Можно было попытаться забраться на дерево, чтобы осмотреть территорию, но для этого надо было опять же проломиться сквозь плотный ельник. Продолжая кружить по опушке, Каменев упорно пытался осознать, как же он здесь оказался. Впрочем, очень скоро эту мысль вытеснила куда более важная - как именно выбраться с этой поляны.
   Решение отыскалось где-то на пятом круге. Опустив голову пониже, Андрей обратил внимание на то, что в одном месте еловые лапы чуть приподняты. Поскольку других вариантов не было, следовало рискнуть. Юноша встал на четвереньки и пополз, раздвигая ветки и надеясь, что он движется не вдоль живой изгороди. К счастью, на этот раз судьба решила не преподносить парню дополнительных неприятных сюрпризов. Ельник кончился примерно через три метра, и Андрей ощутил, что сверху больше нет никаких преград, мешающих идти с гордо поднятой головой. Встав с колен, он отряхнул свои джинсы от прицепившейся хвои и мелких репейников. В кроссовках тоже что-то покалывало. Заметив в паре метров от себя небольшую корягу, Андрей сделал было шаг к ней, чтобы сидя вытрясти камешек, но вдруг грудью наткнулся на непонятную преграду. Юноша опустил взгляд, после чего резко повернулся налево. Прямо ему в сердце упиралось дуло ружья...
  
   ***
  
   Обычно в таких случаях говорят, что герой онемел, впал в ступор, или замер в ужасе, с Андреем не случилось ничего из вышеперечисленного. С каким-то странным равнодушием он осмотрел ружьё, после чего взглянул на его хозяина. Тот поспешил разорвать дистанцию, отойдя на несколько шагов, но оружия по-прежнему не опускал. Это был высокий худощавый тип с вытянутым лицом и грустными карими глазами, одетый в камуфляж, какой любят носить спецназовцы и грибники, с ножом с левой стороны пояса и револьвером с правой, с небольшой сумкой через плечо и повязкой на голове, поддерживающей длинные чёрные волосы. В общем, ничего странного, не считая остроконечных ушей, торчавших из-под волос, и странного раскосого разреза глаз. Андрей сам ещё не успел этого осознать, но его язык помимо воли хозяина спросил:
   - Вы эльф?
   Незнакомец насторожено кивнул, не опуская своего ружья. Вот в этот-то момент на Андрея и нашло то самое оцепенение, про которое так любят писать. Мысли путались и разбегались, а изо рта вместо осмысленных слов и предложений раздался только жалобный хрип.
   - Надеюсь, ты не собираешься умереть от восторга прямо здесь? - донёсся из-за спины юноши насмешливый голос, в котором слышались саркастические нотки. - Странные вы, люди, способны совершить тысячи дурацких поступков, даже не пукнув, а, встретив самого заурядного эльфа, сразу теряете дар речи. Что же такое вы в нас видите, а?
   Говоривший появился словно бы из ниоткуда. Андрей, не скрывая своей огромной заинтересованности, принялся разглядывать другого эльфа. Одет он был точно так же, как и эльф с ружьём, вот только винтовку свою держал на ремне за плечом. Во внешности различий наблюдалось больше. Форма лица, ушей и разрез глаз совпадали, вот только радужки новоприбывшего были голубыми, а волосы - светло-русыми. В отличие от первого эльфа, своим печальным взглядом способного вымолить милостыню у самого бессердечного сквалыги, второй незнакомец смотрел с иронией и даже какой-то злой насмешкой. На Андрея он взирал как на шута, почему-то не желающего выполнять своих обязанностей. Прежде чем юноша успел хоть что-то вымолвить, Второй вдруг произнёс:
   - Интересные у тебя пистолеты. Может, дашь посмотреть?
   Рука Андрея инстинктивно скользнула вниз к поясу, и в то же миг выражение глаз Первого изменилось. Его взор по-прежнему был умоляющим, но у Каменева почему-то появилось ощущение, что к дулу ружья присоединились ещё два ствола. Дрожащими руками Андрей вытащил револьверы и, взяв их за стволы, протянул Второму. Тот, усмехнувшись, осмотрел оружие, на несколько секунд задержав взгляд на эмблеме, ещё раз хмыкнул, обнаружив отсутствие патронов в барабане, после чего так же бережно вернул их юноше.
   - Опасно в наше время носить незаряженное оружие. Тем более такое оружие, - эльф подчеркнул интонацией два последних слова, впрочем, Андрей уже и так знал, что имеет дело не с обычными револьверами. - Меня зовут Грэйлон, а моего грустноглазого спутника Кориэл. Кор, можешь опустить свою игрушку, он не опасен.
   Эта фраза предназначалась уже для Первого. Однако тот не спешил подчиниться, а странным хрипло-мелодичным голосом возразил:
   - Он чужак.
   - Я знаю, кто он, - в голосе Грэйлона промелькнуло нетерпение. - Беру на себя всю ответственность. А если сомневаешься, то подойди поближе и понюхай. Похоже, он обмочился со страху.
   Андрей обиделся. Мало того, что угораздило вляпаться в непонятную историю, так ещё и этот наглый эльф смеет его оскорблять.
   - От тебя самого-то, можно подумать, духами веет, - сердито ответил Каменев, но тут же осёкся. Не в его положении вступать в перепалки, особенно когда дуло ружья по-прежнему смотрит в грудь. Но к удивлению Андрея, Второй беззлобно расхохотался.
   - Ты наглый, - довольно произнёс эльф, отсмеявшись. - А наглецы - это моя слабость. Я их делю на два вида: первым указываю их настоящее место в этой жизни, а вторых записываю в друзья. Думаю, время покажет, к какому типу относишься ты. Ладно, коль обмен любезностями закончен, пора переместится в более приятное место, где кое-кто непременно захочет поговорить с тобой. Вопросы есть?
   Вопросы у Андрея, разумеется, были.
   - А где мы находимся, и с кем я должен говорить?
   Второй взглянул на него с недоумением, но всё-таки ответил:
   - Ну, если до тебя ещё не дошло, то мы находимся в Эриолане, светлом лесу и южной вотчине Высоких эльфов. А поговорить с тобой хочет сама Владычица этого края, пресветлейшая Найлирэль!
   Каменев понял только одно: если останется стоять на месте, то точно потеряет сознание.
  
   ***
  
   Настроившись на долгий поход по лесу, Андрей был приятно разочарован. Пройдя примерно полсотни шагов под лапами всё тех же загадочных елей, они вышли на вымощенную каменными плитами широкую тропу. Ну или узкую дорогу, смотря с какой стороны смотреть. Впрочем, автомобилю по ней не проехать, размеры бы не позволили.
   Большую часть пути Андрей молчал, изучая своих спутников, в особенности Кориэла. Грустноглазый молчащий эльф двигался немного позади. Юноша пару раз оглядывался и каждый раз натыкался на его пугающий взгляд. Было очевидно, что несмотря на все уверения в неопасности Андрея, Кориэл будет до самого конца держать его под мысленным прицелом, и если что... Додумывать это "если что" Каменеву не хотелось. Грэйлон же наоборот был сама доброта и снисходительность, постоянно отпускал шуточные комментарии относительно поведения Андрея, а также окружающей обстановки, всё сильнее разрушая стереотип, согласно которому эльфы представлялись гордыми и высокомерными созданиями.
   Несколько раз взгляд Каменева натыкался на странную нашивку на правых рукавах своих провожатых. Вышитый символ представлял собой три перекрученных между собой кольца, каждое из которых находилось внутри другого, а по ободку шёл ряд рун. К удивлению Андрея, смысл этой рунической надписи был ему понятен: "Наши сердца - вот последний предел". Набравшись смелости, он спросил, что значат эти слова и символика. Грэйлон посмотрел на него с большим удивлением.
   - Ты с неба что ли упал?! Хотя, похоже, это и в самом деле так... Символ означает то, что я являюсь Стражем Третьего Круга, а фраза - это наш девиз. Что такое Страж Третьего Круга тебе, надеюсь, известно?
   Андрей покачал головой, всем своим видом подтверждая, что действительно упал с неба. Причём пока падал, пару раз ударился головой.
   - Хм. Ну ладно, - эльф пустился в разъяснения. - В общем, примерно в пятистах милях к западу от нас находятся Дикие Земли. Очень Дикие. Там живут орки, которые сильно не любят эльфов и всё, что с нами связано. Соответственно они постоянно выбираются из Диких Земель, чтобы нас бить. А нам не хочется, чтобы они нас били, поэтому мы заключили союз с людьми и создали три кольца защиты от орков. Первое кольцо проходит по границе Диких Земель, второе - по границе Пяти Королевств, ну а третье - это уже рубежи Эриолана. Первые два кольца охраняют люди, защита третьего - привилегия моих соотечественников, хотя иногда находятся наглецы из других народов, претендующие на то, чтобы присоединится к нам. Самое забавное, что иногда им это даже удаётся. Многим эльфам это не нравится, но пока Владычица держит власть в своих нежных, но крепких ручках, им придётся ограничиваться лишь словесными возмущениями. Пресветлейшая Найлирэль очень не любит, когда при ней начинаются межрасовые конфликты.
   На этом лекция закончилась, и Андрей увидел, что они почти на месте. Они вышли на опушку леса, и перед ними возвышалось дерево. Огромное дерево. Своей золотистой кроной оно смогло бы заслонить целый стадион, а высотой ничуть не уступало многоэтажному дому. На дерево вела длинная и очень крутая лестница, один конец которой упирался в небольшую скульптурную группу на земле, а второй терялся в листве. Тропа, приведшая Андрея и эльфов к Дереву, расходилась на несколько дорожек, одна из которых вела прямо к лестнице. Грэйлон покосился на пленника и махнул рукой.
   - Нам туда. Это королевский дворец.
   Андрей лишь пожал плечами:
   - Я так и понял.
   Эльф явно был разочарован. Похоже, он надеялся продемонстрировать человеку, какой почести того удостоили, однако не учёл, что такое огромное количество впечатлений за раз и до сих пор не прошедшее недомогание привели к тому, что Андрею стало абсолютно всё равно. Ну, дворец в виде большого дерева, и что?
   Лестница при ближайшем рассмотрении произвела гораздо большее впечатление, чем само дерево. Она словно была соткана из тончайших серебристых паутинок. Взойти на неё означало оскорбить её создателя, над такой лестницей следовало лететь, не пачкая её пылью и грязью дорог. Статуи у подножия тоже потрясали - два гигантских кота своими распростёртыми крыльями, растущими из спин, преграждали дорогу любому входящему. Андрей почти минуту разглядывал оба изваяния. Несмотря на всю их абсурдность, складывалось впечатление, что это вовсе не фантазия скульптора и такие звери действительно существуют в природе.
   Внезапно мраморные крылья пришли в движение. Каменев вздрогнул и тут же услышал за спиной лёгкий смех. Смеялся как обычно Грэйлон. Видимо, каким-то образом эльф запустил тайный механизм, открывший путь, а хохот был вызван испугом чужеземца. Юноша опять обиделся. Состроив самую надменную физиономию, на какую был способен, он гордо прошагал мимо эльфов и осторожно ступил на лестницу. Андрей был уверен, что из-за хрупкости конструкции ступеньки будут, как минимум, прогибаться, но ничего такого не случилось. Нога ощущала, что стоит на чём-то твёрдом и незыблемом, по прочности мало уступающем камню, а то и закалённому железу. Грэйлон отодвинул замершего человека в сторону, ехидно шепнув:
   - Извини, но всё-таки я пойду первым.
   Андрею пришлось подчиниться и двинуться следом. Лестница очень быстро привела их к стволу дерева и стала виться вокруг него. Юноше хотелось остановиться и рассмотреть узоры явно естественного происхождения, которыми была покрыта кора, но Кориэл ему этого не позволил. Вежливо, но настойчиво эльф толкнул пленника в плечо, всем своим видом намекая, что промедление может стоить тому жизни.
   Лестница изгибалась под причудливыми углами, образуя на каждом повороте небольшие платформы. Из-за извилистых переходов сложно было понять, на какой высоте друг от друга располагались эти площадки, и Андрей для себя условно решил считать, что они соответствуют этажам в многоэтажных домах. На десятом по счёту таком "этаже" юноша уже жалел о том, что эльфы не додумались до лифта, а ведь до вершины дворца оставалось ещё больше половины пути, и ступеньки терялись где-то высоко в кроне.
   На счастье Андрея уже на следующей, одиннадцатой платформе Грэйлон остановился и постучал по коре. Юноша в очередной раз удивился, когда в стволе вдруг открылся проход. Никаких признаков дверей не было и в помине, кора просто разошлась, впуская эльфов и человека внутрь. Там оказалось сумрачно и прохладно. Они шли по узкому коридору, на стенах которого висели тусклые светильники. Грэйлон всё больше торопился, заставляя и Андрея ускорить шаг. Довольно часто им встречались ответвления от основного коридора, в одно из которых они вскоре и свернули. Пройдя ещё около полусотни шагов, Андрей и эльфы оказались в хорошо освещённом тупике, и тут лицо Грэйлона осветила торжествующая улыбка.
   - Знай, человек, - возвышенным слогом произнёс он. - Ты имеешь честь лицезреть саму пресветлейшую Владычицу претемнейшего из лесов! Узри же ту, которую мало кто из смертных зрел до сей поры!
   Эльф ударил кулаком по стене, и та моментально расступилась перед ним. Андрей опять ощутил предательскую дрожь в ногах.
  
   ***
  
   Эльфийских королев обычно описывают как прекраснейших созданий, перед которыми очарованные поклонники падают на колени и клянутся в вечной любви и верности, однако, увидев Найлирэль, Андрею захотелось вытянуться по стойке смирно и отдать честь, ну или, потупившись, смотреть в пол, опасаясь пересечься с ней взглядом. В итоге юноша предпочёл второй вариант, всей душой завидуя Кориэлу, который встал в дверях, повернувшись к Владычице спиной. Да, как ни удивительно, в этом месте имелись и нормальные человеческие двери с ручками и створками, а не просто отверстия в коре, исчезающие сразу после прохода гостей. Грэйлон, едва зайдя в комнату, с загадочной улыбкой направился к небольшому шкафчику в углу и, насвистывая непонятную мелодию, принялся там копошиться. Всё это время суровые серо-голубые глаза Владычицы изучали представшего перед ней человека. Андрей молчал. А что ему ещё оставалось делать, кроме как ждать, пока его спросят.
   Грэйлон, наконец, вернулся, неся в руках поднос с бокалами и парой графинов. Усевшись рядом с Найлирэлью, он разлил содержимое графина, после чего протянул один фужер Андрею.
   - Садись и пей, - сухо произнёс эльф. - Кстати, может, наконец, представишься? А то вроде уже со всеми познакомился, а сам своего имени так и не сказал.
   Андрей назвался, после чего сел в кресло напротив Владычицы, принял бокал и осторожно отхлебнул содержимое. Нет, это было не спиртное, скорее очень сладкий фруктовый сок с пряностями. Зато шум в голове моментально утих, а мысли обрели ясность.
   Юноша поднял голову и внимательно осмотрелся. Они находились в помещении, которое больше всего напоминало рабочий кабинет. Меблировку составляли изящный полукруглый стол, несколько кресел, шкаф с книгами и стенд с какими-то статуэтками. Над столом висел портрет всадника, скачущего через лес, справа от картины располагался огромный меч, слева - огромные, но довольно простые часы в деревянном корпусе. Ещё одна стена с небольшим окном была свободной, в третьей стене был двери наружу, а на четвертой, где располагался тайный ход, висела огромная карта. Едва только Андрей принялся изучать контуры незнакомых земель, Найлирэль заговорила, и юноша моментально забыл обо всём, сосредоточив все своё внимание на словах Владычицы.
   - Значит, ты и есть тот самый?
   Вопрос Найлирэли в течение нескольких секунд оставался без ответа. Андрей опешил, не зная, что сказать, но тут ему на выручку пришёл Грэйлон.
   - Тот, тот. Можешь даже не сомневаться, - опустошив свой бокал, эльф задумчиво посмотрел на графин. - У него даже пистолеты те самые.
   Владычица нахмурилась.
   - Пистолеты? Покажи!
   Такой тон не подразумевал отказа. Это были интонации суровой учительницы, требующей ученика положить рогатку ей на стол. Андрей и сам не понял, как выложил перед Владычицей оба пистолета. Та, впрочем, не стала брать их в руки. Увидев символику на рукоятках, она отодвинула оружие обратно юноше.
   - Как мы и думали, - мрачно произнесла Найлирэль. - Мальчик, ты хоть знаешь, что это такое?
   - Реее... револьверы, - заикаясь, промолвил Андрей. Большего он сказать не смог, но Владычице этого и не требовалось.
   - Это не простые револьверы, мальчик. Ты в курсе, что значит этот символ? Я о собачьих головах.
   Даже если бы Каменев и хотел соврать, не смог бы это сделать в присутствии властной Найлирэли.
   - Это револьверы Шакала, - юноша постарался, чтобы его голос звучал как можно твёрже. - Они принадлежали ему. Но что в этом такого? Шакал же давно мертв!.. Или нет?..
   Андрей сам не понял, что заставило его сказать последнюю фразу. Наверное, ему показалось очень подозрительным то, насколько насторожено эльфы отнеслись к символам.
   - Если бы, - грустно усмехнулся Грэйлон. - Шакал до сих пор живее самой живучей твари. Некоторые вообще утверждают, что он бессмертен. Впрочем, сам я его убить не пытался, поэтому подтвердить это заявление не могу.
   Эти слова кое-что состыковали в предположениях Андрея. Ну да, каким бы великим шаманом Шакал ни был, он не мог так просто взять и исчезнуть. На самом деле он покинул Землю и переместился сюда. В мир эльфов и... Ну, в общем неважно. Здесь Шакалу, похоже, самое место, хотя странно, что он до сих пор жив, ведь прошло больше ста лет...
   То ли Владычица умела читать чужие мысли, то ли Андрей, сам того не заметив, размышлял вслух, но ответ последовал незамедлительно:
   - Не сто. Шакал обитает в этом мире уже почти шесть сотен лет и до сих пор полон жизненной силы. Как ему это удаётся - тайна даже для долгожителей эльфов. Но мы вынуждены смириться с тем, что рядом с нами живёт тот, кто не подвластен нашему пониманию и регулярно бросает нам вызов. Ты явился в наш мир с оружием этого существа, и теперь мы должны выяснить, кто же ты такой!
  
   ***
  
   В глазах Найлирэли горел такой огонь, что Андрею хотелось чем-нибудь отгородиться от неё, хотя бы даже тем креслом, в котором он сидел. Если бы не успокаивающий взгляд Грэйлона, юноша, наверное, так бы и поступил или вытворил ещё какую-нибудь глупость, а так он, собрав в кулак всё своё мужество, стал пересказывать историю, которую услышал от Игоря. Поведал о семье Сантьяго, об именных револьверах, о войну с местными племенами. Поведал о мести Шакала, о его исчезновении и о проклятии, лежащем на револьверах. Поведал о том, как оружие попало в его собственные руки, и к чему всё это привело. Возможно, юноша многое упустил, но эльфам хватило и такого рассказа. Едва только Андрей закончил повествование, Владычица поднялась с кресла и подошла к карте. Каменев удивленно глянул на спину эльфийки, и тут она обернулась и кивком головы подозвала юношу к себе.
   - Что ты видишь? - ледяным тоном поинтересовалась она.
   Андрей вновь посмотрел на изображение загадочного мира, в который его занесло. Карта была подробной, даже очень. Юноше даже показалось, что отдельные участки, стоило к ним присмотреться внимательнее, начинали резко приближаться, увеличиваясь в масштабе. Тряхнув головой, чтобы избавиться от наваждения, Андрей постарался окинуть взглядом всю территорию. Судя по карте, этот мир состоял из северного и южного материков, разделённых океаном, усыпанным островами. Южный материк, непонятно по какой причине, был изображён огромным чёрным пятном, безо всяких подробностей, а вот северный представлялся куда более интересным. Едва только увидев его очертания, Андрей решил, что северный материк очень похож на задницу, ягодицы которой на юге выдаются в океан громадными полуостровами, а пополам она разделяется длинным горным хребтом, вытянутым в меридиональном направлении, если, конечно, к этому миру можно применять земную систему координат. Левая половинка этой "задницы" была меньше правой и состояла, в основном, из гор и пустынь, если мелкие частые точки действительно обозначали пески. Здесь же чернели руны, которые юноша почему-то опять смог прочесть. "Дикие земли" - значилось там. Больше на западной "ягодице" ничего интересного не было, зато восточная была просто испещрена условными знаками. Многочисленные кружки небольшого диаметра, похоже, обозначали города или очень большие деревни. Сплошные линии, судя по всему, были границами, а мелкие чёрточки - дорогами. Очень быстро Андрею удалось найти Эриолан - огромное зелёное пятно почти на самом юге материка, недалеко от океана. Вокруг него яркими цветами были обозначены ещё пять территорий, видимо, те самые Пять Королевств, что были в союзе с эльфийским народом. Ещё одно зелёное пятно обнаружилось на севере материка в опасной близости от горной гряды. Но Андрей не успел задать вопроса касаемо этой северной страны, поскольку Владычица начала свою речь.
   - Ты видишь всю эту землю? - изящным движением руки она обвела территорию восточнее хребта. - Знай же, чужестранец, мы, эльфы, прибыли сюда почти полтора тысячелетия назад. В то время эта местность почти полностью была заселена племенами орков, и здесь существовало всего два княжества людей, которые уцелели лишь потому, что регулярно платили оркам дань. Мы решили сделать эти земли пригодными для жизни и почти тысячу лет ведём нескончаемую борьбу за них. Десять столетий беспрестанной войны с дикими и упрямыми тварями, - в голосе эльфийки появилась злость. - Но мы изгнали их и позволили людям жить свободно и вольготно. Вместо пары слабых княжеств здесь выросли полтора десятка могущественных королевств. В союзе с ними нам удалось очистить от орков территорию вплоть до Станового хребта. И вот в тот момент, когда победа уже почти была в наших руках, появился он! Шакал! Тварь, которой не должно было быть в нашем мире, но она появилась!
   Разгневанная Владычица вновь бросила пылающий взгляд на Андрея, и парню опять захотелось от неё спрятаться. Грэйлон возник внезапно, как и тогда в лесу, и встал между человеком и эльфийкой.
   - Мне кажется, у тебя появился вопрос почти сразу, как мы встретились, - обратился к юноше эльф, извлекая свой пистолет из кобуры.
   Андрей сразу понял, о каком вопросе идет речь.
   - Да, я хотел узнать, почему вы пользуетесь огнестрельным оружием. Ну, винтовки там, револьверы... Я читал, что эльфы предпочитают луки и мечи, - жалобным тоном произнёс парень.
   Грэйлон усмехнулся.
   - Когда-то так оно и было. Луки, мечи, копья и тому подобные игрушки для ближнего боя. Но шестьсот лет назад всё изменилось. Думаю, тебе не стоит говорить, по чьей вине это произошло.
   - Шакал?
   - Он самый, - Найлирэль отодвинула своего подданного и жестом предложила всем снова сесть. - Мы узнали, что у орков появился новый Верховный Шаман, который одновременно исполняет и функции Верховного Вождя. Это показалось нам странным, ведь у орков всё строго регламентировано, и они не любят идти против своих традиций.
   - Потому-то мы их и били, - насмешливо прокомментировал Грэйлон, плюхаясь в кресло.
   - Да, потому, - Владычица одарила Грэйлона взглядом, обещавшим тому ну очень хорошую жизнь, если он её ещё хоть раз перебьёт. - Но основной причиной наших побед было то, что мы действовали единым фронтом, а орки цеплялись каждый за свой клан. Шакалу же удалось невероятное - он объединил все кланы. Однако и это было не самым страшным. К тому времени никакое сплочение не должно было спасти орков, так как наши силы превосходили их как минимум в два раза. На нашей стороне воевали двенадцать талантливых полководцев, способных одерживать победы, даже находясь в меньшинстве, да и вооружены мы были на порядок лучше. Для той войны все представители Союза не пожалели денег и снабдили армии лучшими доспехами и мечами, что создали гномы.
   - Подгорный народ до сих пор считает то время самым благодатным в своей истории. Ещё бы, потомки тех кузнецов до сих пор живут на деньги, заработанные их славными предками, - похоже, даже грозная Владычица не могла заставить замолчать болтливого Грэйлона. Впрочем, репрессий с её стороны не последовало, по крайней мере, сразу.
   - Мы побеждали, - Найлирэль погрустнела. - И планировали захват орочьей столицы, которую они защищали изо всех сил, потому там находились какие-то их дикарские святыни. И в этот момент Шакал нанёс свой удар. Нет, не магический, хотя как маг он во многом превосходит большинство этих надутых индюков из академий волшебства. Он атаковал знаниями. Вот этими знаниями, - в руке Владычицы смертоносной сталью поблескивал револьвер Грэйлона.
   - Он вооружил всех орков огнестрельным оружием? - Андрей взволновался так, что даже перестал дышать.
   - Не всех, - снова взял слово Грэйлон. - Отборный отряд лучших воинов. Этот отряд Шакал поместил на острие удара против нашей рыцарской конницы. Думаю, рыцари так и не поняли, что же произошло... А дальше было ещё хуже. Мы не знали, как противодействовать его стрелкам, которых становилось всё больше и больше. У орков появились даже пушки, которых хватало, чтобы вышибать ворота в тех маленьких крепостях, что мы создавали на захваченной территории. Нас громили везде, а мы могли только отбиваться... Шакал очень хитрый тип. Он не обращал особого внимания на наши боевые группы, отдавая им на растерзание самые своенравные орочьи кланы, предпочитавшие сражаться по старинке лицом к лицу, а против наших главных сил выставлял уже элитные части. И вскоре мы побежали. Нашей последней надеждой было укрепление на перевалах Станового хребта, но нас вышибли оттуда, прежде чем мы успели что-нибудь понять.
   - А что было потом? - история захватила Андрея. Подумать только, ещё недавно он считал, что никогда не узнает о дальнейшей судьбе одинокого шамана, и тут вдруг получил внезапное продолжение, казалось бы, уже давно оконченной истории.
   - А потом, - Грэйлон в который раз ухмыльнулся, посмотрел на Владычицу и, дождавшись от нее подтверждающего кивка, продолжил. - Мы попытались перехватить инициативу. Перевалы были почти потеряны, но на выходе мы поставили несколько сформированных на скорую руку групп, которых вооружили немногими отбитыми винтовками. Наши воины были необучены, мы успели только объяснить им, как посылать пули в нужную сторону, но этого хватило. Орки были ошеломлены тем, что теперь не только они могут сражаться громом и молниями. Дикари, конечно, попытались выбить созданные нами пробки, чтобы взять ущелье под контроль, но мы засели там прочно, с каждым днём набираясь опыта. За тот год, что перевалы был в наших руках, мы хорошо изучили захваченное оружие и поняли принцип его работы. Дальше дело было только в техническом оснащении. Гномы, до этого работавшие над выпуском колющего и режущего оружия, перешли на производство огнестрельного. Были некоторые трудности с производством боеприпасов, но и с ними удалось справиться. В общем, отстоять перевалы Станового хребта мы смогли, но вот земля, лежащая за ними, до сих пор остаётся Дикой. Все попытки её отбить заканчиваются неудачами. Шакал время от времени тоже прощупывает нашу оборону внезапными рейдами, но до сих пор ему тоже не улыбалась удача. Впрочем, это не значит, что он не планирует вернуть все территории обратно под владычество орков. Мы давно изучаем волшебство Шакала и вот буквально несколько часов назад сильно переполошились, узнав, что мощный выплеск магической силы, очень напоминающий шакалью, пробил большинство барьеров и остановился лишь в самом сердце Эриолана. Естественно, была отправлена группа для изучения этого странного явления, которым, как ни странно, оказался ты. Так что, человек, как ни крути, но мы не знаем, что с тобой делать.
   Эльф посмотрел на Владычицу, та медленно кивнула.
   - Ты опасен, мальчик, - задумчиво произнесла она. - Но, похоже, сам не знаешь насколько. Будет лучше, если некоторое время ты проведёшь у нас в гостях. Кориэл!
   От такого резкого оклика Андрею снова захотелось вскочить и встать по стойке смирно. Через секунду за спиной юноши выросла фигура стража с грустными глазами.
   - Отведи этого человека в гостевые покои. Никого к нему не впускай. Контакт разрешен только со мной и Мастером-Хранителем, - Найлирэль кивнула головой на Грэйлона.
   Андрей поднялся, попытался что-то сказать, но Кориэл крепкой рукой схватил его за шиворот и поволок прочь из кабинета.
   - Кор! - донёсся до них голос Грэйлона.
   Стражник остановился и обернулся.
   - Вооружи мальца на всякий случай. У меня просто сердце кровью обливается, как вспомню о пустых барабанах его револьверов.
   Юноша облегчённо вздохнул: по крайней мере, хоть этот эльф на его стороне. Ну, или хотя бы делает соответствующий вид.
  
   ***
  
   Разговор с Владычицей надолго выбил Андрея из колеи, и поэтому он не обращал никакого внимания на то, куда они идут. Лишь около огромных ворот, вниз от которых вела плетёная лестница, такая же, как и предыдущая, парень удивлённо спросил у своего провожатого:
   - А мы разве не другим путём сюда шли?
   - А ты разве не понял? - удивление Кориэла явно было неподдельным, впрочем, его тут же сменила привычная маска Рыцаря Печального Образа. - То был чёрный ход. Владычица велела, чтобы тебя привели быстро и по возможности тайно. Сейчас необходимость скрывать тебя отпала.
   Последние слова эльф сказал таким тоном, что Андрей поёжился. В них явно сквозило сожаление о том, что Найлирэль не приняла гораздо более благоразумное решение всадить Андрею в голову десяток пуль и забыть всё как страшный сон.
   - Почему отпала? - юноша попытался поддержать разговор.
   Вместо ответа страж кивнул головой на нескольких эльфов, стоящих у подножия лестницы. Те насторожено смотрели в сторону чужеземца, словно чего-то ожидая.
   - Слух уже разошёлся. Всем интересно посмотреть на отродье Тьмы.
   - Я не отродье! - Андрей невольно возвысил голос, и получился какой-то жалобный писк.
   Кориэл мрачно посмотрел на человека.
   - Я это знаю, ты это знаешь, Владычица и Грэй это знают, но вот они этого не знают и поэтому считают тебя угрозой. Пошли отсюда. Придётся двигаться длинным путём.
   Страж взял Андрея за руку и потащил куда-то в сторону с такой силой, что казалось, он хочет оторвать парню конечность. Хотя, возможно, это был один из способов эльфийской казни...
   Они долго шли по узкой террасе, окаймляющей дерево примерно на высоте двух десятков метров. То и дело мелькали двери, некоторые из них были приоткрыты. Андрей на ходу заглядывал в них, в надежде увидеть сцены эльфийской жизни, но везде было пусто. Чаще всего его взору представал обычный коридор, пару раз там мелькали тени, а один раз он заметил стражника с длинным мечом в одной руке и с винтовкой в другой.
   Каменеву уже казалось, что они так и будут бесконечно путешествовать под раскидистой золотой кроной, но тут Кориэл буквально втолкнул его в одну из дверей. Эльф и человек оказались в узком проходе, как две капли воды похожем на тот, по которому они шли к Владычице. Андрей прищурился, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в сумраке, но эльф не оставил времени на раздумья. По-прежнему грубо он толкнул своего подопечного к нише, скрытой в тени.
   - Давай, спускайся! - буркнул стражник, тревожно вглядываясь в темноту.
   - Куда? - Андрей испуганно оглянулся, но тут заметил ступеньки винтовой лестницы, уходящие куда-то вниз. На первый взгляд казалось, что в бездну, но думать так совсем не хотелось.
   Юноша настроился на долгий и бесконечный путь, уводящий его в глубинны подземелий, к корням дерева-дворца, но этого не случилось. Лестница сделала два оборота, и они очутились ещё в одном коридоре, но на этот раз широком и нормально освещённом.
   Внезапно Кориэл нахмурился и потянулся к поясу. Откуда-то издалека послышалось шарканье башмаков. Андрей удивился. Он недолго пробыл в эльфийском дворце, но и этого хватило, чтобы понять, что эльфы ходят совершенно бесшумно. Или всё-таки и среди них встречаются исключения?
   Если таковые и имелись, то в данный момент лицезреть их Андрею не довелось. Впрочем, то, что парень увидел, привело его не в меньшее удивление. Перед ними стоял низкий бородатый крепыш в ярко-голубом рабочем комбинезоне с ящиком инструментов в руках. Было заметно, что встреченная парочка тоже его шокировала, правда, в хорошем смысле.
   - Кориэл! Друг мой! - вдруг взревел бородач. - Ты где пропал?! Мы тут уже думали, что сгинул в очередной раз, гоняя Весёлых Стрелков! А ты раз - и припёрся!
   - И тебе здравствовать, Борун, - отозвался эльф. - Надеюсь, ты извинишь меня за то, что я не присылал вестей. Всё-таки служба - дело серьёзное!
   - Два месяца! Два месяца от тебя не было ни единой весточки! - надрывался коротышка. - И вот сейчас ты появляешься и просишь просто так извинить тебя! Ну, уж нет! Одним извинением не отделаешься! Вечером ждём тебя всей общиной! Будешь извиняться уже не на ваш, эльфийский, манер, а на наш, гномий! - последние слова он произнёс с ехидцей.
   Кориэл кивнул в знак согласия, хотя его несчастный вид свидетельствовал о том, что лучше попасть в зубы к дракону, чем просить прощения у этих недомерков.
   - Безглазый на месте, Борун? - извиняющийся тон сменился вопросительным.
   - А где же ему быть? - фыркнул гном. - Правда, он сейчас занят. Спецзаказ для ужасно важной персоны! Впрочем, вас он примет! Обязательно! Минут десять подожди! Я сейчас!
   Гном развернулся и с невероятным проворством рванул туда, откуда появился. Андрей потряс головой. Он знал, что попал в сказку, но встреча с гномом показала, как именно сказка может ударить по голове своим реализмом. В земных книгах и фильмах гномов представали либо эдакими розовощёкими симпатягами, либо шахтёрами в доспехах, но Каменев никогда и подумать не мог, что гномы предпочитают обычные рабочие комбинезоны и защитные очки. В изумлении он посмотрел на эльфа.
   - Мы так и будем здесь стоять?
   Тот пожал плечами.
   - Борун сказал подождать. Раз он так велел, значит будем ждать.
   - А откуда они здесь взялись? - у Андрея вдруг вновь взыграло любопытство.
   Кориэл удивленно посмотрел на человека.
   - Ну, гномы. Я читал, что эльфы и гномы постоянно дерутся и не любят друг друга.
   - Не то, чтобы любят, - страж не сводил с Андрея глаз. - Но и не дерутся. Хотя конкретно этих гномов мы взяли в плен.
   - Как? - юноша почуял, что сейчас услышит невероятную историю.
   Он не ошибся. Кориэл бросил взгляд в ту сторону, куда убежал гном, и с неохотой начал свой рассказ.
   - Примерно столетие назад гномы решили, что продают нам оружие слишком дешёво и попробовали поднять цены. Владычица тот час же приняла несколько указов, больно бьющих по их кошельку. Гномы опять чего-то там сделали, она снова ответила. После пяти или шести раундов этого поединка подгорный народ решил объявить нам войну. Найлирэль посмеялась, и когда гномы в количестве двух тысяч подошли к лесу, она повелела пропустить их к самому дворцу.
   - И тут они попали в засаду?
   - Можно сказать и так, - Кориэл пожал плечами. - Владычица вышла на балкон и смотрела на гномов. Вокруг них в засаде сидело несколько сотен Хранителей Круга, но она приказала им ничего не делать без её команды. Гномы орали, требовали, угрожали, стреляли в воздух, а она улыбалась им в ответ. Это продолжалось около часа, после чего бородатые утихли. Так они и стояли молча. А потом Владычица ушла обратно во дворец, и гномы, поникнув головами, повернулись и направились в свои пещеры. Цены после этого они снова понизили.
   - Ну а эти, пленные? - Андрей был удивлен и даже разочарован концовкой повествования.
   - Эти, как выяснилось позже, под шумок решили проникнуть в дворцовые кладовые и попробовать наши вина. Их безжизненные тела в количестве десяти штук мы обнаружили дня через три, когда недосчитались нескольких бочек. Бочки мы, кстати, потом тоже нашли, и все они оказались пустыми.
   Каменеву показалось, что эльф сейчас заплачет, таким печальным тоном он произнёс последнюю фразу. Возможно, у него с этими винными бочками было связано что-то личное.
   - И вы заставили гномов работать на себя?
   - Скорее они сами решили поработать. Мы их долго пытались вернуть обратно, сначала за выкуп, потом за просто так. Но каждый раз подгорный народ отвечал, что никто у них не пропадал, и нечего пытаться их заморочить. Ну а потом один юный эльф, забавы ради, решил показать пленникам нашу оружейную, хотел похвастаться. Вот только гномы никакого восторга не высказали, а только обругали его и всех нас за то, как плохо мы содержим оружие, и тут же затеяли переустройство всего арсенала. Никто и понять не успел, как они стали тут самыми главными, и все эльфы, попав сюда, пикнуть боялись. Вот с тех пор нашим оружием и заведуют гномы. Впрочем, дело своё они знают, - с уважением закончил Кориэл.
   Андрей прислонился к стене, инстинктивно глянул на наручные часы и с грустью осознал, что они не работают. Видимо межмировой переход что-то повредил в хрупком приборе, а может, этот мир вообще был неподходящим для чуткой электроники. "Или батарейка села", - с издёвкой над собой подумал он. Стояние в коридоре быстро наскучило юноше, да и собеседник что-то не торопился развеивать скуку забавными историями. Каменев попытался в очередной раз разговорить его.
   - А как мне подберут патроны? Думаете, у вас есть такой калибр?
   Вместо ответа страж протянул руку, и Андрей передал ему один из револьверов. Покрутив оружие и даже не обратив внимания на загадочную символику, Кориэл примерил пистолет в руке, глянул в дуло, откинул барабан, пару раз щёлкнул курком, после чего вернул владельцу.
   - Калибр стандартный, у нас большинство таким пользуется. А оружие нечищеное, - с укоризной покачал головой эльф.
   Андрей стыдливо залопотал о том, что у него не было времени, но страж не обратил никакого внимания на оправдания подопечного и неожиданно посоветовал:
   - Будь с ними поосторожнее. Это живое оружие.
   - В каком смысле живое? - опешил Андрей.
   - В прямом. Что ты знаешь о магии?
   - Ну, то, что она, похоже, всё-таки есть, - пробормотал юноша, на собственной шкуре испытавший её существование.
   - Вот именно. Она есть. Я сам не маг, но магию изучал. Так вот, каждый воин знает один непреложный закон: ни в коем случае не следует накладывать слишком много заклинаний на своё оружие, иначе есть риск, что оно заполучит душу. Обычные чары вроде остроты и прочности для меча или защиты от осечек и перекосов патронов для винтовку - это пожалуйста, но границу переходить нельзя.
   - А как такое может быть? - Андрей чувствовал, что вот-вот получит разгадку своего появления в этом мире.
   - Жил в древности один король-чародей. Звали его Байерон Буреносный. Он выковал меч, в который вложил десять тысяч заклинаний. С этим оружием ему никто не мог противостоять, и он чуть ли ни в одиночку сокрушал им могучие армии. И так было до тех пор, пока в одной из битв меч ни предал хозяина. Клинок чуть не отсёк королю ногу и принялся рубить его же воинов. И тогда Буреносный в отчаянии отбросил свой меч в сторону, поднял обычную дубину и бросился в атаку с такими яростью и неистовством, что враги были разбиты прежде, чем поняли, что Байерон лишён своего волшебного оружия. После сражения многие маги вместе с королем долго изучали клинок, пытаясь осмыслить, почему он так себя повёл, пока ни поняли того, о чём я только что говорил тебе. Совокупность заклинаний наделила меч душой, и он стал мыслящим.
   - Но почему же он предал короля?
   - Байерон был не только воином и магом, но ещё и поэтом, и часто на досуге читал свои стихи тому, кто был ему всех роднее - своему мечу. За стихи меч и полюбил короля и бросил его после того, как тот, со временем ожесточившись, перестал их слагать.
   Андрей почувствовал, что сходит с ума. Оружие, любящее поэзию и оставляющее своего хозяина, разочаровавшись в его способностях? Что за безумный мир ему попался?!
   - А что случилось с мечом? - наконец спросил юноша.
   - Меч долго лежал в королевском музее, и никто не осмеливался прикоснуться к нему. Всем было известно, что он будет пытаться причинить вред тому, кто его взял. Но однажды младший из сыновей Байерона как-то пробрался в хранилище ценностей и прочитал перед мечом один свой стишок. Летописи утверждают, что меч засветился неземным светом и сам перелетел в руку мальчика.
   - И он стал величайшим из героев и правил после своего отца? - предположил Андрей, ожидавший именно такой концовки, но эльф покачал головой.
   - Нет, он стал бардом. Лучшим из всех, кого рождала эта земля. Принц обошёл весь мир, и песни его, проникая в души и сердца, заставляли слушателей смеяться и плакать. Он редко доставал меч, но тот ни разу не предавал его.
   - И что произошло с принцем-бардом?
   - Этого никто не знает, - голос Кориэла опять погрустнел, и Андрей понял, что это и есть обычная манера разговора стражника. - Он просто исчез. Причём все провидцы уверяют, что он не умирал, и я им верю. Похоже, принц пошёл тем же путем, который выбрал и ты.
   - Переместился в другой мир! - Андрей нервно сглотнул и на всякий случай отодвинул руку от кобуры. - Но как это связано с этими пистолетами?
   - Судя по твоему повествованию, они обрели разум после того, что с ними сотворил Шакал, и бросили его, раз он решил с ними расстаться. А то, что я услышал о проклятии, довлеющем над семьей, подтверждает, что пистолеты так и не нашли себе хозяина. И тут появился ты.
   - Я?! - Андрей опять истерично взвизгнул. - Но что во мне такого?!
   - Сие мне не ведомо, но ты им понравился, - эльф перешёл на шёпот. - Знай, каким бы плохим стрелком ты ни был, из этих револьверов ты всегда попадёшь в цель. Овладей их мощью, слейся с ними и будешь стрелять быстрее пулемёта, а если найдёшь в себе силы обуздывать собственные желания, то...
   - А причём здесь мои желания?
   - Разве ты не понял? Это оружие может не только сделать из тебя сверх-убийцу, оно способно выполнять твои самые сокровенные желания. Вспомни, о чем ты подумал, когда начал стрелять.
   - Я... - Андрей осёкся. - Я хотел узнать о судьбе Шакала... Но я не собирался никуда перемещаться!
   - Именно это и называется "обуздывать желания". Ты ведь узнал судьбу Шакала, хотя и совсем не так, как намеревался. Запомни, тот, кто имеет дело с магией, должен правильно формулировать свои просьбы. Обычно чем проще чары, тем легче их применять. Нет ничего сложного в огненном шаре, запущенном в сторону врага, или в дождике, призванном, чтобы спасти урожай от засухи. Это легко сформулировать, хотя побочные эффекты и не исключены. Но чем сложнее требование, тем капризнее ведёт себя заклинание. Именно поэтому маги и не любят глобальных заклятий, ведь любому опытному волшебнику известно, что наш мир очень хрупок и неправильная мысль может его уничтожить. Не забывай об этом.
   Андрей поёжился. Мало того, что пистолеты своенравные, так ещё и неправильная мысль может привести к невообразимым результатам. А если бы он стал стрелять в плохом настроении и захотел бы, скажем, уничтожить родной город, а то и всю Землю? Последствия были бы покруче, чем после взрыва атомной бомбы. Эльф посмотрел на юношу с настороженностью, словно понимал, о чём тот сейчас думает, и сказал:
   - Если тебя ещё что-то интересует, спрашивай. Борун сильно задерживается, но дождаться его надо.
   - Ну-у-у, - Андрей на секунду задумался, и тут же вспомнил один непонятный ему факт. - А почему Грэйлон назвал ваш лес Темнейшим? Он же вроде Светлый...
   Кориэл внезапно улыбнулся:
   - Эту историю пускай расскажет сам Грэйлон. А вот, кстати, и наш провожатый.
   Из темноты донеслось уже знакомое шарканье гнома.
  
   ***
  
   Оба глаза Безглазого были на месте, и видел он ими, судя по всему, превосходно. Кличка, похоже, появилась из-за солнцезащитных очков, которые гном не снимал даже в не слишком хорошо освещаемых местах. В совокупности с тёмной кожей они делали его похожим на Рэя Чарльза. Ну, если быть точнее, на бородатого Рэя Чарльза. А вот на голове у гнома волос почти не было. Хмуро осмотрев вошедших, Безглазый грубо пробурчал:
   - Кто это соизволил к нам пожаловать? Не уж-то гроза Чёрных магов и отчаянных стрелков Кориэл Унылый? А кто это с тобой? Человек? Небось, завалил языкастого Грэйлона и будет теперь вместо него ходить с тобой в патруль? Ну, давай, говори, с чем пожаловал.
   - Надо вооружить мальца, - сухо ответил эльф. - Калибр стандартный, четыре с полтиной, двух коробок патронов для начала хватит.
   - Чего хватит, а чего нет, позволь мне самому решить! - возмутился гном. - Ну-ка, человече, покажи те игрушки, что ты носишь.
   Андрей осознал, что робость, охватившая его, превосходит даже ту, что он испытал при встрече с Владычицей Найлирэлью. Если эльфийка была похожа лишь на суровую учительницу, то гном тянул как минимум на директора школы.
   - Ствол тяжёлый, - ворчал Безглазый, вертя в руках револьверы. - И нечищеный! Сколько можно вас учить чистить оружие после стрельбы?!
   - Мне нечем, - только и смог пискнуть Андрей.
   - Нечем ему! Как оружие носить, так вы все герои, а как чистить, так сразу нечем. Вот так стараешься, стараешься, а тебе приносят потом кусок мятого железа и начинают ныть, что, мол, не стреляет! А почему не стреляет?! Потому что за ним не следил! Почистить ему, значит, нечем!
   Андрей вдруг понял, что гном ворчит больше по привычке, и начал немного успокаиваться. Впрочем, достичь абсолютного спокойствия юноше так и не удалось: обстановка к безмятежности как-то не располагала. Повсюду находились сотни единиц стрелкового и колюще-режущего оружия, судя по их безупречному виду поддерживаемые в полной боевой готовности.
   Безглазый тем временем закончил изучать данный ему экземпляр.
   - Сбалансирован неплохо, мушка не сбита, механизм работает как часы. Всё-таки люди иногда умеют делать неплохие штуки, хотя до наших им всё равно далеко. Сама игрушка будет тяжеловата для мальчишки, не по руке она ему. Вот, могу предложить пару "Подгорных кулаков", самое то для него, - гном развернулся и взял с одного из стендов пару револьверов. - Вот, полюбуйтесь! Механизм двойного спускового действия, пружина смягчена, так что скорострельность повышена. Два предохранителя, специально для вот этого юнца, а то он пока научится, себе точно чего-нибудь отстрелит, - гном мерзко хихикнул, - Хотя, если отстрелит, не беда, значит, боги за то, чтобы такие недотёпы не размножались!
   Андрей даже не обиделся на последние слова, он и сам прекрасно понимал, что стрелок из него аховый, разве только с волшебными револьверами он сможет показать высокий класс стрельбы. Зато предоставленное Безглазым оружие Каменев принялся рассматривать с нескрываемым восторгом. То, что лежало у парня в кобурах, не шло ни в какое сравнение с творением гномов, элегантным, изящным и смертоносным. И даже эти эпитеты казались жалкими и неполноценными для того, чтобы охарактеризовать оружие, покоящееся сейчас на его ладони. Гном не солгал: револьверы действительно идеально лежали в руке и были гораздо легче оружия Шакала. С восхищением Андрей поднял пистолет и нацелил его на щит, висевший на стене, мысленно представляя, как вылетевшая пуля сбивает мишень на пол, пробив точно посередине.
   Иллюзию разрушил Кориэл, грубо вырвавший пистолет из руки юноши и протянувший оружие обратно гному.
   - Ничего другого пока не требуется. Извини, но это приказ Владычицы. Парню нужны именно эти револьверы.
   Последние слова эльф специально подчеркнул интонацией, и гном сник.
   - Владычицы, так Владычицы, - бурчал он, перебирая полки. - Но может хоть "Лягушки" возьмёте?
   - Что? - дружным хором спросили эльф и человек.
   - А не надо на целых полгода забывать старых друзей! - ухмыльнулся Безглазый, скрываясь за анфиладой стеллажей.
   - Вообще-то всего два месяца, - пожал плечами Кориэл.
   Гном вернулся через минуту с небольшой коробкой, из которой извлёк два браслета со странными застежками и два, как показалось Андрею, изогнутых стержня. При ближайшем рассмотрении стержни оказались обычными пистолетами, одноствольными и, судя по всему, однозарядными, небольшого калибра.
   - Вот они, мои "Лягушки", - с удивительной нежностью прошептал Безглазый. - Вам показать, как они прыгают?
   Возражений не последовало. Гном надел браслеты на руки, к застёжкам прицепил по "Лягушке", а поверх комбинезона накинул халат с широкими рукавами.
   - И так, - начал он. - Представь, идёшь ты по тёмным улицам, ну скажем, Гредоники. Там всегда тёмные улицы, хотя мы предлагали их королю нормальные лампы. Так нет, этот болван заупрямился: обслуживание для него слишком дорогое!
   - Ты не отвлекайся, - резко перербил его эльф.
   Гном мрачно посмотрел на стража, но прервал свой рассказ о попытках провести осветительную кампанию в рамках отдельно взятого королевства.
   - И вот, идёшь ты по тёмным улицам, и тут раз - и из подворотни пара грязных личностей с ножами в руках! "Руки вверх", - говорят они. Ты поднимаешь руки и, - Безглазый поднял свои верхние конечности, незамедлительно раздался щелчок, и перед лицом Андрея возник ствол мини-пистолета.
   Юноша дернулся и тут же захохотал, не в силах сдержаться. Второй такой же пистолет, которому предназначалось быть направленным в лицо Кориэла, застрял, зацепившись за пуговицу на рукаве гнома. Эльф сдержано улыбнулся:
   - Боюсь, что в таком случае как минимум одна из личностей успеет продемонстрировать своё умение обращаться с ножом и вовсе не для того, чтобы помочь срезать пуговицу.
   Безглазый свирепо посмотрел на Андрея и Кориэла. Пафосно-мрачный вид гнома в совокупности с застрявшим пистолетом вызвали у юноши очередной прилив бурного смеха.
   - Я возьму его! - пытаясь вытереть слёзы, пробормотал Каменев. - И потренируюсь, чтобы не было таких осечек.
   Последними словами он попытался задобрить гнома. Не известно, получилось это или нет, но тот без лишних слов подтащил Андрея к своему столу и принялся объяснять, что и куда вставлять, дабы оружие послушно прыгало в ладонь, а не проваливалось вглубь рукава.
   - Главное, старайся держать руку опущенной или параллельно к земле, - растолковывал гном. - Лишний раз вверх не задирай и не свети, что у тебя в рукаве спрятано. Постоянно, впрочем, носить их тоже не стоит. "Лягушки" можно держать под подушкой или во внутреннем кармане, они лёгкие. Применять только в упор. Ты не эльф, чтобы пытаться снять с утёса высокогорного орла.
   В придачу к пистолетикам Андрей получил три коробки патронов, две для своих магических револьверов и одну для "Попрыгушек", и набор для чистки и смазки, открыв который он застонал от бессилия. Разобраться в скоплении каких-то бутылочек, крючочков и штырьков представлялось парню чем-то неосуществимым. В довершении Андрею дали сумку для ношения этих подарков. Кориэл уже собирался прощаться, когда Безглазый насторожено посмотрел на него:
   - И это всё? Пара игрушек для ближнего боя и пара на всякий случай? А что мальчишка будет делать, когда у него на хвосте повиснет полдюжины Весёлых Стрелков? Надеяться на то, что они вызовут его на дуэль? Или на то, что среди них будет полно дураков, предпочитающих ближний бой?
   - Не думаю, что он покинет дворец в ближайшее время, - мрачно ответил Кориэл.
   - А если покинет? - гном покачал головой. - У меня же сердце кровью обольётся, если я узнаю, что этот дылда погиб не из-за того, что был не обучен, обучите-то вы его быстро, я вас, Стражей, знаю, а из-за того, что был недостаточно укомплектован по моей вине. Ну, уж нет, хотите вы или не хотите, но я так просто это не оставлю. Вот держи, - он снял с одного из стеллажей винтовку и протянул её Андрею.
   Прежде чем Каменев успел что-то сказать, ему был вручен ещё и патронташ и очередная коробка с боеприпасами.
   - Теперь идите, - гном вдруг погрустнел и выражением лица очень напомнил печального Кориэла. - И если попадете в переделку, постарайтесь вспомнить меня добрым словом. А ты, - Безглазый моментально превратился обратно в ворчливое чудовище и ткнул эльфа пальцем в грудь. - Вечером чтобы был у нас! Сам знаешь, по какой причине!
   Кориэл послушно кивнул, после чего подхватил Андрея со всей его амуницией и зашагал к выходу. Чуть позже, подойдя к лестнице, он пробормотал:
   - Всё-таки ты волшебник. Мало того, что тебе подчиняются пистолеты Шакала, так ещё и скупердяй Безглазый готов расстаться с половиной своего арсенала, лишь бы ты не ушёл недовольным.
   Андрей долго думал над смыслом этой фразы. Настолько долго, что даже не заметил, как очутился в комнате, которой предстояло на время стать его жильём. И лишь растянувшись в постели, он вспомнил совсем другие слова, оборонные Кориэлом, о том, что Андрея считают опасным. Прежде чем отыскать путь домой, предстояло решить много проблем...
  
   ***
  
   В кабинете Владычицы всегда поддерживался постоянный микроклимат, для этого использовались особые магические артефакты. Но даже всей их мощи не хватало, чтобы развеять бурю, возникшую в комнате после ухода Андрея. Гроза сгустилась до такой степени, что молнии перетекали по висящему на стенах оружию и прыгали на металлические подлокотники кресел. Во всём этом хаосе лишь Грэйлон оставался спокойным, отпивая из чаши Золотой Нектар и не обращая на магические буйства той, которую считали самым разумным и рассудительными существом в восточной части мира.
   - Ребёнок! Всего лишь ребёнок, которому досталась такая невероятная мощь! Да уж лучше бы ему в руки попался факел посреди порохового склада!
   - Тебя бесит, что он человек и что тебе, в отличие от него, такая мощь недоступна, - эльф со всем равнодушием, на которое был способен, вылил остатки напитка из графина в свою чашу и печально покачал головой. Надежда на то, что Владычица расщедрится и пошлёт в подвалы за новой порцией Нектара, была очень мала. А это означало, что сегодня вечером придётся в очередной раз проводить спецоперацию по проникновению в винный погреб. Чума на головы этих гномов, что столетие назад туда вломились. До того случая в погребе почти не было охраны, а сейчас его стерегут словно сокровищницу. Впрочем, в какой-то степени так оно и есть.
   - Молчал бы уж! - разъярённая Владычица села на свое место, с неожиданным проворством выхватила чашу из рук Грэйлона и осушила с такой скоростью, словно там было не величайшее творение эльфийских медоваров, а простая вода. Её рыжие кудри, до этого аккуратно лежавшие на плечах, из-за магических возмущений встали дыбом и теперь напоминали бесформенною копну. - Сколько раз я говорила, чтобы ты держал язык на привязи в моём присутствии?
   - Примерно пару тысяч раз, дорогая, если считать с моего рождения, - Грэйлон улыбнулся давним воспоминаниям. Повезло сестрице, что он гораздо младше и не смог бы с нею справиться, хотя всё своё детство мечтал её удавить.
   - Напоминаю ещё раз, чтобы не смел распускать язык в моём присутствии, а то...
   - А то что? - Грйэлон был сама любезность.
   - А то я прикажу перенести винные погреба в такое место, откуда ты не сможешь безнаказанно таскать выпивку и угощать своих друзей из Стражи!
   Владычица одарила его своей обычной улыбкой, но глаза её метали молнии. Грэйлон тяжело вздохнул и решил, что кое-кого больше не следует допускать в своё общество, поскольку длинный язык этого товарища явно днюет и ночует в постели прекрасной Найлирэли.
   - Очень страшная угроза, - улыбнулся он в ответ. - Но боюсь, даже потеря души и полное развоплощение не позволят мне осуществить то, что ты просишь. Данный подвиг мне просто не под силу.
   Владычица проигнорировала последнюю реплику Грэйлона и мрачно взглянула на то место, где совсем недавно сидел человек, тот самый, в чьи руки попала мощь, способная с лёгкостью уничтожить весь Эриолан. Да что там Эриолан, все объединенные земли!
   - Ты знаешь, что делать, - наконец вымолвила она.
   - Почему я? Почему не Кориэл?
   - Он обычный стрелок. Я бы доверилась ему только в том случае, если бы всё можно было свести к паре пуль в голову.
   - Кор не стреляет два раза, - поправил сестру Грэйлон. - Когда он хочет убедиться в смерти противника, то предпочитает перерубать шейные позвонки.
   - Да мне плевать, что он там предпочитает! - любезная Найлирэль снова стала заводиться. - Мне нужен ты! Только ты в курсе, что требуется сделать! Так вот, слушай мой приказ! Пошли ко всем оркам, да хоть к самому Шакалу, эту границу, ты мне нужен здесь! И сам знаешь, для чего!
   С Владычицами не спорят, даже если приходятся им братьями. И Грэйлон из рода Ястреба, Мастер-Хранитель Третьего Круга склонил свою голову. Впрочем, склонил он её для того, чтобы милая сестрёнка не увидела его ехидную улыбку и заговорщицкого блеска глаз.
   - Слушаюсь, моя повелительница!
  

Глава 3.

   Андрей молча лежал на кровати. Прошло уже больше часа с того момента, как Кориэл привёл его в эту комнату, лаконично предупредив, что наружу выходить не рекомендуется, после чего исчез. Именно в тот момент до Каменева окончательно дошло, что он действительно попал в чужой мир, из которого вряд ли ходят поезда в сторону дома. Да и весьма сомнительно, что здесь вообще додумались до поездов, максимум до карет, запряжённых лошадьми. Вот только чтобы добраться до дома, ему нужна лошадь с фотонным ускорителем, да и сама карета должна обладать способностью нырять в гиперпространство, ну или как оно там называется.
   Рука Андрея скользнула по стволу винтовки. Прикосновение к гномьему оружию успокаивало, да и сам факт обладания эдаким домашним арсеналом повышал личную самооценку. А вот на шакальи пистолеты даже смотреть не хотелось. Как-никак именно по их вине он вляпался в эту историю.
   Ленивый поток мыслей прервало появление Грэйлона. Эльф успел переодеться в длинный бархатный камзол и штаны чёрного цвета, нацепить на голову какой-то обруч с камешками, а на лицо натянуть выражение откровенной надменности. Последняя, впрочем, продержалась не дольше трёх секунд, уступив место его обычной ехидной ухмылке.
   - Вот так у нас все тут и ходят, - весело прокомментировал он свой облик. - Поэтому советую запомнить, что подобные рожи у нас в моде как в этом, так и во всех прошлых и будущих сезонах. А ты чего грустишь? Настроение поганое? Наплюй на всё! Если стесняешься плевать на пол, можешь в окно, тем более там как раз столпились эти зануды из Дома Грозы.
   - А кто это такие? - безучастным голосом поинтересовался Андрей.
   - Кучка извращенцев, - коротко ответил эльф.
   Столь ёмкая и необычная характеристика его сородичей очень удивила Каменева. Юноше было очень тяжело избавиться от стереотипа, согласно которому эльфы были мудрыми и благородными созданиями, правда, под влиянием Грэйлона, это представление потихоньку рассасывалось.
   - Если подробнее, рассказывать можно вплоть до увядания деревьев, поэтому просто знай, что от них лучше держаться подальше. Неприятностей, может, и не доставят, зато опозорят так, что вовек не отмоешься. Как тебе наша Владычица? - неожиданно сменил Грэйлон тему.
   Андрей опешил. Такого вопроса он не ожидал.
   - Суровая дама, - осторожно произнёс парень.
   Грэйлон неопределённо хмыкнул:
   - Суровая-то она, конечно, суровая, только вот характером не задалась. Все Найлирэлью крутят, как хотят. Но, тем не менее, она уже несколько тысяч лет правит нашим народом. Тебя не удивляет такое, учитывая, что больших интриганов, чем эльфы, мир ещё не видывал?
   Вопрос был явно риторическим, да и не было у Андрея настроения отвечать на эльфийские загадки. Молча уставившись на Грэйлона, он стал дожидаться возобновления лекции.
   - У Владычицы есть дар, - продолжил эльф. - Простой такой, но очень полезный. Найлирэль видит будущее. Не постоянно, конечно, но и того, что она время от времени может узреть, нам хватает, чтобы принять к сведению и начать работать в этом направлении. Именно поэтому у нас с неё сдувают пылинки и носят на руках, не взирая на все капризы. Пока Найлирэль жива, будет жить наш клан и будет стоять Эриолан. Кстати, если тебя интересует, то именно из-за своего пророчества она потребовала, чтобы тебя не трогали, а наоборот окружили заботой.
   - И оружием тоже? - Андрей в очередной раз погладил винтовку.
   - Это уже моя инициатива. Из слов Владычицы я понял, что возможно вскоре нам придётся покинуть Эриолан. Вне его границ мои способности Защитника резко уменьшаются, так что будет лучше, если ты сам научишься защищать себя, - серьёзная мина вновь сменилась ехидной усмешкой. - Есть только одна проблема, которую нам надо решить.
   - Какая же? - Андрей был само внимание.
   - Твоя одежда. Ты так и будешь щеголять в одном комплекте? А если ты на год здесь задержишься?
   Андрей оглядел себя. Действительно, его перебросило в другой мир почти без вещей: драные джинсы, клетчатая рубашка, кроссовки и ковбойская шляпа, подаренная Игорем. Ну, и ещё пояс с револьверами.
   - Ты тут посиди пока, - продолжил эльф. - А я пока пробегусь. За дверь не выходить. Вообще-то там Кор стоит, но всё равно лучше не выходить. Не надо травмировать свою психику, созерцая его унылую физиономию.
   Грэйлон удалился так быстро, словно прошёл сквозь стену. Андрей ещё пару минут валялся на кровати, но визит эльфа разогнал надвигавшуюся хандру. Настроения лежать и грустить уже не было, появилось желание заняться хоть какой-нибудь деятельностью, и Андрей приступил к изучению своих апартаментов. Гостевые покои оказались шикарным номером, тянувшим по земной гостиничной классификации звёзд на шесть-семь, не меньше. Апартаменты состояли из нескольких комнат: спальни, библиотеки, гостиной, небольшого спортзала и роскошного совмещенного санузла. Каменев несколько минут разглядывал невероятное произведение искусства, напоминающее гигантский цветок, выточенный из цельного куска то ли мрамора, то ли какого-то похожего на него камня, прежде чем осознал, что смотрит на унитаз. Одна мысль об осквернении сего творения казалась святотатственной, но, увы, позывы желудка оказались сильнее. Мысленно попросив прощения у неведомого мастера, Андрей оглядел ванну, которую правильнее было бы называть бассейном, после чего пошёл в библиотеку.
   Осмотрев стеллажи с рядами книг, написанных эльфийскими рунами, которые он, к собственному удивлению, вдруг стал понимать, юноша извлёк с нижней полки толстый том, на обложке которого красовалась надпись: "Полная история народа эльфов от падения до возвышения". Напыщенное название не смутило Андрея, да и первые же строки показали, что, несмотря на весь свой пафос, книга вполне читаема. Благие помыслы по изучению культуры эльфов прервало появление злых сил в лице местного короля иронии и сарказма, Грэйлона. Увидев книжку в руках подопечного, он тут же выхватил её, глянул на название и поинтересовался:
   - Ты любишь сказки?
   - Смотря какие, - осторожно ответил Андрей.
   - Ну, скажем, такие, что прикрывают правду нагромождениями лжи и несуразицы.
   - Такие, пожалуй, не очень...
   - Вот и правильно, - Грэйлон потряс отобранным фолиантом. - Поскольку это сочинение и есть нагромождение лжи и несуразицы. Если хочешь больше узнать о нашей истории, я тебе лучше покажу истинные архивные документы, а то с этим школьным курсом, ты себе только мозги свернёшь. Ну ладно, я к тебе вообще-то по совсем другому вопросу. Пошли, будем делать из тебя эльфа по сути, а не по содержанию.
   Заинтригованный Андрей направился вслед за стражем в гостиную. Там его ждал сюрприз в виде сородича Грэйлона - беловолосого верзилы с очень надменным лицом. Здесь же присутствовал и Кориэл, занявший позицию у дверей, тем самым перекрывая все пути к отступлению. Увидев Андрея, здоровенный блондин болезненно поморщился.
   - Это и есть мой срочный заказ? - презрительно поинтересовался он.
   - Варли, милый! - елейным голосом заговорил Грэйлон. - Ты же знаешь, как я тебя люблю. Разве я мог выдернуть тебя из-за карточного стола, тем более в момент ответственной игры, ради какого-то пустяка?
   - Грэй, ты меня так и будешь попрекать связями с Домом Грозы до конца столетия? - тон беловолосого изменился с брезгливого на плаксивый. - Ты же знаешь, что я всего лишь исполнял заказ, а эти слухи они распустили после того, как я не поддался на их уговоры.
   - Я знаю, дорогой, но всё равно не могу удержаться, - Грэйлон откровенно издевался над собеседником. - Поэтому, чтобы избавиться от моего зловредного языка, советую поскорее снять мерку с этого молодого человека и желательно к завтрашнему утру пошить два... нет, лучше три комплекта одежды.
   - Хорошо, тогда я пошёл? - беловолосый повернулся и упёрся в Кориэла, который вовсе и не думал отпускать его без приказа начальства. - Ну чего ещё?
   - Ты забыл снять мерку, мой пупсик, - если до этого голос Грэйлона был сладким, то сейчас он просто сочился патокой.
   - Издеваешься?! - беловолосый буквально закипел. - Я Варлион Золоторукий! Мне хватает мимолетного взгляда на клиента, чтобы понять, как именно сшить костюм, и даже не смей сомневаться в моих способностях, страж!
   - Расскажи поподробнее про свои "золотые руки", сладенький! - заржал Грэйлон, не в силах больше сдерживаться. - А если серьёзно, я просто хотел посмотреть на то, как ты управляешься со своей верёвочкой.
   Варлион бросил на своего оппонента взгляд, полный возмущения и гнева, получив в ответ наивное хлопанье ресницами. Андрей, наконец, тоже не выдержал и засмеялся. Если бы Грэйлон с такими способностями попал на российское телевидение, то моментально бы стал звездой.
   Осмеянный портной бросил злобный взгляд на человека и вытащил из кармана длинную верёвку, размеченную отрезками разных цветов. Её предназначение юноша понял уже через несколько секунд, когда эльф принялся измерять ею его рост, размер талии, груди, плеч. Этим своеобразным сантиметром Варлион орудовал с необычайной ловкостью. Верёвочка, словно живая, металась по телу Андрея, то появляясь, то исчезая в самых разных местах. Не прошло и минуты, как шнурок исчез в рукаве портного, и эльф с гордым видом направился к выходу. Правда страж у двери по-прежнему не собирался покидать своего поста, и Варлион обернулся, пуская глазами молнии.
   - Что на этот раз?! Я выполнил всё, как ты хотел!
   - Ты даже цифры не записал, - грустным голосом сказал Грэйлон, но, заметив покрасневшее от гнева лицо Варлиона, понял, что перегнул палку. - Ладно, не волнуйся, можешь идти. Кор, выпусти его.
   Беловолосый удалился, от возмущения, похоже, забыв, что должен двигаться бесшумно. Его чеканный шаг отражался эхом в коридоре, пока Кориэл не закрыл дверь. Грйэлон тихо хихикнул.
   - Уж теперь-то Варлион постарается, я его знаю. Он лучший портной Эриолана, но чтобы подстёгнуть его на работу, надо довести до белого каления. А иначе он так и будет сидеть часами за карточным столом. Конечно, Варли попытается сделать нам какую-нибудь мелкую пакость, но уж это мы переживём. Тем более большинство его шуточек понятны лишь ему самому. Ладно, мой юный друг, сиди тут тихо и набирайся сил, возможно, вскоре нам предстоят великие дела. Остальные инструкции остаются в силе: никаких посторонних контактов без моего ведома. Если что, Кор за дверью. Всё, удачи!
   Оба эльфа снова исчезли, прежде чем Андрей успел задать им хоть один вопрос. Ошалев от общения с такими неординарными личностями, он снова лёг на кровать и в ожидании подлости от лучшего портного Эльфийского леса незаметно уснул. Крепко и без сновидений. А утром он понял, что Грэйлон был абсолютно прав, предсказав неминуемую пакость. Новая одежда, аккуратно развешанная в шкафу, была выполнена по лучшим эльфийским стандартам, но вплоть до дырки на штанине копировала то, что сейчас было одето на Андрее. Варлион действительно обладал абсолютной памятью.
  
   ***
  
   На протяжении последующих десяти дней жизнь Андрея не отличалась большим разнообразием. Он ел, пил, купался в бассейне, общался с Кориэлом, который, узнав, что юноша занимался боевыми искусствами, попросил показать, что умеют люди из иного мира, и предложил поделиться своим опытом. Кроме того, эльф научил подопечного обращению с полученным оружием: как смазывать, заряжать и держать, чтобы не отстрелить себе пальцы на ногах или нос. Занятия обычно проходили два-три раза в день по часу, а в остальное время Андрей читал. Грэйлон сдержал своё слово, притащив на следующий день два толстенных потрёпанных тома. Парочка рун на их обложках недвусмысленно свидетельствовала о том, что сия писанина проходит по крайнему грифу секретности. Грэй как обычно пошутил, что после прочтения Андреем этих книг он просто обязан расстрелять его как носителя государственной тайны. Впрочем, они того стоили...
   Немного помучившись с изысканным слогом, который, похоже, был стандартом для написания подобных документов, юноша всё-таки втянулся в чтение. Краткий пересказ истории из уст Владычицы не шёл ни в какое сравнение с тем, что содержалось в этих двух книгах. На самом деле официальная история эльфов насчитывала не полторы тысячи лет, а почти в десять раз больше. Всё началось с того, что несколько сотен эльфийских домов, живших на северном материке, постепенно объединились в дюжину владычеств. Поскольку между правителями поддерживались близкородственные связи, то фактически территорию от Станового хребта до Восточного моря занимало единое эльфийское государство. А затем всё рухнуло, резко и внезапно. Дело в том, что эльфы, жившие без забот, совсем не обращали внимания на своих соседей из-за хребта и, как оказалось, зря. Оркам стало очень тесно на западе, и они рвались дальше. Пока у них не было организованного командования, они не представляли особой угрозы, но после объединения самых крупных кланов и объявления похода на восток у эльфов настали тяжёлые дни. Эльфийские армии отражали одно вторжение за другим, но орков словно и не становилось меньше, зато количество эльфов постепенно сокращалось. И, наконец, случилось так, что эльфы были вынуждены отступить. Отход был долгим. Андрей даже решил пропустить длинный список городов и крепостей, отданных на растерзание жестоким оркам. Но эльфы не были дураками и прекрасно понимали, что ещё немного, и они либо погибнут в боях, либо окажутся запертыми в своих заколдованных лесах под защитой древней магии. Оба варианта сулили конец, скорый или отдалённый, поэтому было принято иное решение - переселиться.
   Сначала исследовались прибрежные острова и архипелаги, но они были либо слишком малы, либо находились в пределах досягаемости орков. Затем был изучен южный материк, и тамошняя ситуация вполне удовлетворила чаяния эльфов. Люди южного материка были разобщены, большинство из них существовали на этапе первобытных общин, не имея никакого представления о сельском хозяйстве и обработке металлов. Вот тут-то эльфы и развернулись. Человек моментально был низведен до домашнего животного. Андрей подозревал, что о многом из того, что "светлые, прекрасные и мудрейшие" эльфы вытворяли с людьми, летописец просто-напросто умалчивал. Впрочем, и изложенных фактов хватало, чтобы понять, что по сравнению с остроухими древние римляне с их рабовладельческим строем и гладиаторскими боями были просто воплощением гуманизма. Период эльфийского господства длился несколько тысячелетий. Люди время от времени восставали, их бунты подавлялись, однако с каждым разом эльфам всё труднее было это делать. И, наконец, свершилось то, чего и следовало ожидать: очередное восстание сокрушило владычество перворождённых в целом регионе. Эльфы послали войска, но они были разбиты бунтовщиками. Захваченные земли стали центром освободительного движения, и на южном материке как зеркальное отражение повторилась история севера. Люди, как и орки тысячелетия назад, медленно продвигались, захватывая одну территорию за другой. Кое-где их отбрасывали назад, но освободителей это не останавливало, восстановив силы, они снова шли вперёд. В конце концов перворождённых прижали к морю. К тому времени из трёх дюжин эльфийских кланов осталось всего три, в том числе клан Найлирэли. Изначально этот род был небольшим и изолировано обитал чуть ли не на самой периферии южного материка. То ли из-за каких-то внутренних особенностей, то ли из-за пророческого дара их главы, они не имели никаких конфликтов с людьми, и даже стремились поддерживать нормальные дружеские отношения, о жёстоком угнетении и речи не шло. В итоге, когда началась война, клан оказался под надёжной защитой союзников людей, выросших вместе с эльфами и относящихся к ним как к братьям. Да и лезть в неприступную долину, в которой жил дом Найлирэли, мало кому хотелось. Однако после падения Южного Владычества всё изменилось, и долину взяли в осаду. Люди, дававшие вассальную присягу Найлирэли, пробовали уговорить своих сородичей. Записи гласили, что переговоры длились почти пятнадцать лет. За эти годы на южном материке перворождённые были истреблены практически повсеместно, но эльфам Найлирэли удалось выпросить если не прощение, так уступку. Им позволили отправиться в изгнание, обратно на север, вместе с теми вассалами, что согласятся последовать за ними. Согласились все.
   Кроме этих эльфов с южного материка удалось вырваться ещё двум домам. Но если Островные эльфы жили на некотором удалении, практически не вмешиваясь во внутренние дела материковых сородичей, и когда стало ясно, что поражение неминуемо, предпочли уйти подальше в море к разведанным островам, то человеконенавистнический клан Карнэла изначально находился в самом эпицентре бушевавшего урагана и бился до последнего. И вот, когда надежда на победу была потеряна, эльфы Карнэла спустили на воду корабли и пошли на прорыв, поскольку люди уже перекрыли им все пути отступления. Никто не хотел отпускать тех, кто мог вновь принести смерть в их родные края. Но каким бы праведным гневом ни горели людские сердца, это не шло ни в какое сравнение с всепожирающей яростью Карнэла и его сородичей. Даже гибель вождя не остановила воинственных эльфов, и люди понесли такие потери, что были вынуждены отказаться от преследования прорвавшихся врагов.
   Оба дома вернулись на север почти одновременно. Но карнэловцы попали в бурю и были отброшены ветром прямо к Становому хребту. Там они на некоторое время и осели, построив крепость, и стали аккуратно разведывать, как изменился материк за время их отсутствия. Эльфам Найлирэли повезло больше: они сразу же попали туда, куда стремились - в окрестности Эриолана. Лес по-прежнему был защищён остаточной магией, и орки не смогли осквернить его, их даже не было в окрестностях. Зато, к удивлению эльфов, вокруг Эриолана в немалом количестве жили люди, потомки многочисленных беглецов с южного материка, тех, кто, не вынеся гнета Владычества, предпочёл, рискуя жизнью, на утлых судёнышках плыть через весь океан. За прошедшее время их переселилось достаточно, чтобы организовать свои государства, которые оказались достаточно сильными для противостояния агрессивным оркам. А вот вернувшихся эльфов люди побаивались, но воевать с ними не хотели и предпочли бежать. И тут Найлириэль в очередной раз доказала, что её дар бесценен, да и её советники оказались мудрее и талантливее, чем в других кланах. В человеческих странах была проведена очень тонкая работа. Сначала туда были отправлены вассалы из числа людей, которые осторожно рассказывали, что эльфы вовсе не такие, какими их запомнили их прапрадедушки и прапрабабушки. Сородичей они, конечно, не успокоили, но любопытство в них пробудили, и те согласились на контакт. Вскоре люди добровольно начали появляться в Эриолане, со временем став там желанными гостями. Затем последовал период сотрудничества. Эльфы с радостью предложили молодым королевствам свою помощь в борьбе с орочьими племенами в обмен на человеческие ресурсы, которые перворождённые использовали для восстановления мощи Великого Леса. Самих эльфов оставалось уже очень мало. Если во времена переселения на юг их число измерялось десятками миллионов, а количество домов зашкаливало за сотню, то в новом Эриолане обитало примерно двадцать тысяч эльфов из полутора десятков домов.
   Постепенно союз смертных и перворождённых стал приносить свои плоды. Прежде всего была расширена подконтрольная территория. Планомерно уничтожая одно орочье племя за другим, люди захватывали новые и новые земель. Количество королевств возросло с трёх до пяти. Это уже была реальная мощь, с которой следовало считаться, что пришлось принять во внимание и потомкам клана Карнэла, когда они подошли к Эриолану. Да, числом карнэловцы более чем в два раза превосходили эльфов, засевших в Южном Лесу, но вместе с людьми сила эльфов Найлириэли возрастала десятикратно. Представителям дома Карнэла, рассчитывавшим, что им удастся сделать Эриолан своим форпостом, пришлось удалиться несолоно хлебавши. Впоследствии они, не обращая внимания на свои огромные потери, огнём и мечом прошли с юга на север, достигнув северного леса Кэнолана, где и жили до сих пор.
   Что же касается южан, то они не теряли времени даром, не собираясь останавливаться на достигнутом. Обитатели Эриолана заключили союзы с гномами, которые к тому времени стали играть большую роль как в экономической, так и политической сферах. С новым оружием, полученным от подгорных кузнецов, эльфийско-человеческая армия начала великий поход на запад. Перворождённые шли со многими отрядами людей, но они отводили себе роли командиров, разведчиков, лекарей или походных магов, а основная тяжесть борьбы пала на плечи смертных. Впрочем, некоторые отряды людей действовали самостоятельно, на свой страх и риск. Иногда они добивались успехов и создавали собственные княжества и герцогства, неподконтрольные эльфам. Таких независимых владений становилось всё больше, но, тем не менее, каждое из них со временем понимало, что без поддержки перворождённых придётся весьма туго. Эриолан опутал политическими и экономическими нитями весь континент, завязав всё на себя. Люди в очередной раз попали в зависимость от эльфов.
   В конце концов, орки были изгнаны за Становой хребет, и Великий Союз приступил к подготовке решающей атаки, когда был нанесён удар, откуда не ждали. Группа эльфийских и человеческих магов, обуянных гордыней и непомерными амбициями, попробовала захватить власть в Эриолане. Попытка провалилась, но вылилась в гражданскую войну, которой позже было присвоено официальное название "Война некромантов", несмотря на то, что самих чёрных магов там были считанные единицы. Похоже, Грэй, называя Эриолан Претемнейшим, намекал именно на этот конфликт, судя по наименованию собравший под сводами леса всех некромантов мира. Война с переменным успехом длилась два года. Архивные записи, к удивлению Андрея, были весьма скупы в освещении данного исторического периода. Было написано только, что вся война свелась к мелким стычкам на территориях независимых государств, а затем "некроманты" попытались ликвидировать Владычицу, совершив новый налёт на Эриолан. Им удалось прорваться к королевскому дворцу, где они были остановлены правительственными войсками, возглавляемыми Грэйлоном из дома Ястреба.
   На этом месте Андрей был вынужден сделать перерыв, пытаясь осознать, с какой выдающейся личностью его свела судьба. Осознать так и не получилось, потому что сама "выдающаяся личность" именно в этот момент завалилась к нему в комнату, рассказала пару свежих сплетен в своём любимом ироничном тоне и удалилась, пообещав заглянуть вечером.
   Больше о Войне некромантов ничего не говорилось, разве ещё только то, что именно из-за неё решающая атака за хребет была отложена на двадцать лет, а когда вторжение было всё-таки начато, там обнаружился Шакал со своим никем не ожидаемым научно-техническим прогрессом...
  
   ***
  
   Лёгкое движение занавесок заставило Андрея оторваться от чтения. В комнату лёгким скользящим шагом снова вошёл Грэйлон. Подмигнув юноше, он поднял гномью винтовку.
   - Собирайся, пойдём погуляем, окрестности посмотрим. Заодно поучишься, в какую сторону ствол направлять надо, чтобы уши себе не отстрелить.
   Андрей соскочил с кровати и, набросив на плечи куртку, взволновано спросил:
   - Я увижу Эриолан? Весь?
   - Весь лес я вряд ли успею тебе показать, - Грэй усмехнулся. - Но вот окрестности дворца, пожалуйста. На первое время тебе и их хватит.
   - Что с собой брать?
   - Личные вещи можешь не брать, тем более их у тебя и нет. Книги тоже можешь оставить, а вот вооружиться следует до отказа. И главное, рожу позлобнее сделай.
   - Это ещё зачем? - Андрей замер в удивлении.
   - Скажем так, с подачи нашей славной Владычицей были распространены соответствующие слухи, так что, боюсь, большинство обитателей Эриолана теперь относится к тебе крайне насторожено. А если ещё и свирепую физиономию состроишь, будь уверен, что к нам никто не подойдёт поинтересоваться твоим здоровьем, а заодно и проверить пределы твоих сил.
   - Но для чего им всё это? - Андрей по-прежнему оставался в недоумении.
   Лицо эльфа исказила презрительная гримаса, и он произнёс всего одно слово, после которого у юноши пропало всякое желание задавать какие-либо вопросы.
   - Политика...
   Когда за дело брался Грэйлон, любой процесс протекал с молниеносной скоростью, что уж говорить о каких-то там сборах. Парой фраз убедив Андрея, что "волшебные" револьверы взять с собой совсем не помешает, страж чуть ли не за шиворот выволок юношу в коридор. Хмуро оглядев пару эльфов, стоявших у дальней стены и буркнув что-то нелицеприятное, Грэйлон повернулся и подтолкнул Андрея к выходу. На улице, впрочем, страж быстро расслабился и снова начал хохмить, попутно рассказывая обо всех местных достопримечательностях. Маршрут пролегал по главной галерее дворца, и здесь было на что посмотреть. Грэю несколько раз приходилось оттаскивать обалдевшего Андрея от статуй обнажённых эльфийских див. Вполне вероятно, что столь пикантные скульптуры были нормой для здешнего искусства, но на человека с Земли они оказали шокирующее воздействие.
   Однако все это фривольные изваяния померкли в сознании Андрея в сравнении с тем, что он увидел, когда Грэй, наконец, довел его до дворцовой площади. Растущие там шесть деревьев-дворцов были соединены между собой ажурными мостиками, сплетёнными из тончайших светящихся серебристых нитей. Но, видимо, эльфам этого показалось мало, поэтому перекресток всех шести мостов представлял собой нечто среднее между садовой беседкой и кафе на открытом воздухе. Круглая площадка, по краям которой стояли столики и лавки, под лёгкой, почти прозрачной крышей, расположенная безо всяких опор на высоте девятиэтажного дома, окончательно добила Андрея. На мост юноша вступил с осторожностью, опасаясь, что тонкие нити порвутся, и он совершит свой первый и последний полёт без парашюта. Грэй тут же поспешил развеять его страхи, правда, в своеобразной манере:
   - Ступай смело. Этот мост был построен после Войны некромантов, когда в Эриолане было многое разрушено. Найлирэль не пожалела своей личной казны, чтобы одно из самых прекрасных строений в её Владычестве было и самым прочным. Это кирнильская нить.
   - Кирнильская? - Андрей присел на корточки и потрогал одну из нитей. Та, к его удивлению, оказалось тёплой и мягкой на ощупь.
   - Да, нить пауков со склонов Кирнила, горной цепи на востоке. Вообще-то эти пауки встречаются везде, но там их особенно много. Нить ценится даже не на вес золота, а скорее на вес алмаза. Одной такой ниточки хватит, чтобы купить себе собственный замок, а их тут вплетено тысячи!
   - Ого! И она настолько прочная?
   - Не то слово, - Грэйлон, улыбаясь, широко зашагал по направлению к беседке. Андрею пришлось оторваться от изучения нити и побежать за ним. Винтовка неприятно била по спине, и юноше пришлось на ходу подправить ремень. Тяжесть оружия по-прежнему приятно согревала душу.
   - И какой вес эта нить выдерживает?
   Эти слова заставили Грэйлона нахмурить лоб.
   - Насчёт веса не знаю, таких опытов при мне не проводилось. Зато хорошо помню, когда придворный архитектор сдавал эту работу, он так долго распевал о прочности сего сооружения, что Владычица, истерзанная преследующими её видениями разрушенных дворцов, приказала закинуть в ту беседку дюжину ящиков с динамитом, а архитектору вместе с его командой встать внизу. Время тогда было тяжёлое, Шакал уже успел воспитать плеяду учеников и последователей и рвался через Становой хребет, так что авторитет у крошки Най тогда был гораздо выше, чем сейчас, и приказы её исполнялись с молниеносной скоростью. В общем, мост, как ты сам понимаешь, выдержал, но архитектор после этого испытания подал в отставку и потом долго лечил расстроенные нервы.
   Андрей даже присвистнул: суровость Владычицы и прочность моста вызывали уважение. Кроме того, юноша попытался вспомнить, что же ещё притащил сюда Шакал с Земли и что прочно вошло в здешний обиход. Выходило, что для обычного провинциального колдуна Шакал располагал слишком большим количеством знаний. Ну ладно, формулу динамита он узнал у какого-нибудь инженера, а ружья с собой притащил и дал изучить орочьим кузнецам, но электрическое освещение, телеграф, телефон и паровые машины должны быть явно вне пределов его компетенции. Одно из двух: либо кроме Шакала и самого Андрея были и другие люди, перешедшие границу миров, либо... Глубоко задумавшись, Каменев пропустил несколько исторических эльфийских памятников, которые промелькнули незамеченными на границе его сознания.
   Когда юноша пришёл в себя, то понял, что они давно уже находятся не на мосту, а в каком-то просторном помещении. Прямо перед Андреем возвышалась стойка с разложенными на ней ружьями и пистолетами, а на небольшом расстоянии за ней переливались различные узоры. Парень даже затаил дыхание от восторга, ведь эти узоры были созданы из обыкновенной воды, каким-то образом удерживаемой в воздухе. Её источник был вполне понятен - бассейн у дальней стены. Струи воды вырывались из него и сплетались в самые причудливые картины, переходящие одна в другую. На пару секунд перед глазами Андрея мелькнуло целое эпическое действо: отряд эльфов обстреливал из луков огромного крылатого дракона, а потом вдруг все пропало. С характерным плюхом вода ринулась обратно в бассейн, лишь голова дракона, на секунду задержавшись, подмигнула зрителю и тоже исчезла.
   Андрей обернулся. Грэй вытаскивал из небольшой будочки, почти незаметной на фоне узоров, невысокого, но довольно крепко сложенного темноволосого эльфа.
   - Вот, познакомься, непревзойденный магистр водной стихии, мэтр Юнос. Он же автор того шедевра, на который ты только что имел удовольствие любоваться.
   - Оно действительно сделано из воды? Простой воды? - полюбопытствовал восхищённый Андрей.
   - А какой же ещё-то? Простая вода плюс немного непростой магии, - Грэй, ухмыляясь, обернулся на мэтра. - Увы, несмотря на все художественные дарования нашего великого мага, творения его весьма недолговечны, что является серьёзным ударом по его самолюбию, так как шансы, что спустя тысячелетия его будут помнить, крайне низкие. Впрочем, мэтр не отчаивается и продолжает совершенствовать своё мастерство, а в свободное от творчества время здорово помогает нам на тренировках.
   На этих словах и Юнос и Грэйлон загадочно улыбнулись и переглянулись.
   - Каких тренировках?
   - Видите ли, юноша, - слово взял Юнос. - Одной из самых острых проблем, возникающих при обучении молодого воина, является невозможность узнать, как он будет действовать в реальных условиях. Тренировки это, конечно, хорошо, но как создать условия, в которых учебный бой будет максимально приближен к настоящему? И тут-то и пригодился мой скромный дар. Вот, смотрите.
   Мэтр как-то странно вывернул руку, и внезапно из бассейна выпрыгнули несколько орков. Да, это были именно орки, Андрей успел хорошо их рассмотреть на картинках. Среднего роста, с серо-коричневой кожей, квадратными физиономиями и острыми клыками. Сжимая в руках свои здоровенные топоры, они молча ринулись в атаку с такими разъярёнными мордами, что юноша инстинктивно сделал шаг назад и вздрогнул от неожиданного и громкого хохота Грэйлона.
   - Мэтр, вы бесподобны, - давясь смехом, произнёс страж. - Даже я сам испугался, а уж этот парень явно был готов дать дёру. Теперь-то догадался? - последние слова были адресованы Андрею.
   - Догадался, - кивнул головой тот, с опаской глядя на полдюжины водяных орков, стоящих совсем рядом с ним. - Мэтр создает водяные иллюзии и управляет ими в бою.
   - Ну, основной принцип ты понял. Кроме того, смею добавить, что эти иллюзии вполне материальны, и удар водяного топора по голове может вызвать самое настоящее сотрясение мозга. Впрочем, вода довольно мягкий материал, поэтому тренировки у нас обычно проходят без серьёзных повреждений. Но сегодня травм и не будет, тем более что это не полигон а, как ты видишь, обычный тир. Мэтр по моей просьбе создал для тебя несколько целей, а я буду учить тебя вести их планомерный отстрел. Заодно и посмотрю, что можно из тебя сотворить.
   В последней фразе проскальзывала какая-то недоговорённость, но Андрей решил оставить её на потом, тем более слова Грэя, как обычно, не расходились с делом. После получасового практикума по зарядке и разрядке оружия, страж в очередной раз показал, как правильно прижимать винтовку к плечу, и вывел Андрея на огневой рубеж. Насчёт выбора мишени вопроса не возникло, благо та самая полудюжина орков маячила примерно в полусотне метров от начинающего стрелка.
   - Целься в голову, - скучающе-серьёзным тоном сказал Грэйлон. - Орки-разведчики обычно носят бронированный нагрудник, так что если хочешь уложить их наверняка, стреляй в голову.
   Первый выстрел оказался неудачным. Непривычная тяжесть оружия и лёгкий мандраж не позволили Андрею нормально прицелится. Потерев плечо, всё-таки отбитое отдачей, он снова взял цель на мушку. Второй выстрел оказался гораздо более точным: пуля вошла в плечо орку, что сопроводилось бурным всплеском. Выслушав замечания Грэя, юноша немного поправил прицел и в третий раз попал орку в шею. Дальше последовала череда промахов. Пули упорно не хотели поражать оскаленные орочьи морды, и единственным успехом можно было считать оцарапанное ухо одной из мишеней. Андрей потянул руку за патронами, когда лёгкое шипение, на грани слышимости, заставило его обернуться. Физиономия Грэйлона была искажена гримасой презрения, и оно явно была вызвано не отвратительной стрельбой его ученика.
   К ним приближались два расфуфыренных эльфа. Тот, что помоложе, отличался изящным стройным телосложением и лицом, какое обычно называют ангельским. Что же касается другого... Андрей думал, что такие персонажи могут появляться только в фантасмагорических галлюцинациях, но, как оказалось, в реальности они тоже существуют. Второй эльф был высок, толст, широкоплеч и обладал отвратительным елейным взором. То, как он посмотрел на Андрея, словно на пустое место, заставило юношу сразу же возненавидеть его. По мнению Каменева, такие типы вообще не должны были появляться на свет.
   - Кого я вижу, - медленно и с расстановкой произнёс Большой. - Сам Грэйлон из дома Ястреба со своим подопечным. Хм, и как обычно у тебя дурной вкус, мой милый.
   - Ты ведь обычно таскаешь за собой гарем из мальчиков, любезно предоставляемых домом Радуги, - в тон ему ответил Грэй. - А в этот раз с тобой всего один. Или слухи о твоем нездоровье на этот раз оказались правдивыми?
   Последние слова стражника заставили здоровяка покраснеть от гнева.
   - Мечтаешь, чтобы я покинул Совет?! И не надейся! Кстати, твои шашни с Найлирэлью больше никто не намерен терпеть!
   - Разве моя сестра выражала недовольство? - Грэйлон, похоже, наслаждался ситуацией, раз за разом отбивая нападки соперника. - К тому же и дом Грозы и дом Ястреба имеют равный вес в Совете. Только я для этого использую благосклонность сестрицы, а ты расположение дома Радуги. Ну и кто из нас честнее?
   Андрей, ничего не понимая, вертел головой. То, что перед ним враги, парень понял сразу, но упрёки во взаимной извращённости сбивали его с толку. Если этот толстяк действительно предпочитает мальчиков, что совершенно развеивает миф об эльфах как о высоконравственных созданиях, тогда получается, что и Грэй, который даже не думает отпираться от обвинений, не отличается целомудрием и спит со своей сестрой?!
   Спор тем временем перешёл на новую фазу. Взгляд здоровяка упал на начинающего стрелка.
   - Так это и есть тот самый "ужас из иного мира"? Тот великий маг, который, как утверждают пророчества, то ли погубит наш народ, то ли вознёсет к вершинам славы? Что-то не производит он на меня впечатления. Взгляд запуганный, одет кое-как, да и, - эльф усмехнулся, пытаясь вновь поддеть Грэйлона. - И стрелять-то он у тебя не умеет. Любой из моих... мальчиков, - он с нежностью прижал к себе своего спутника. - Сделает его с завязанными глазами.
   Вот тут-то Андрей и взорвался. Безусловно, он с самого начала понимал, насколько нелепо выглядит в эльфийском городе, и свои способности стрелка оценивал очень невысоко, но чтобы какой-то расфуфыренный петух смел тыкать его мордой в недостатки, да ещё и в присутствии наставника! "Да чтоб у тебя грибы на ушах выросли и сам ты весь лишайником покрылся", - с ненавистью подумал юноша, снова выходя на огневой рубеж и вытягивая из кобур своё, можно сказать, именное оружие. Толстяк вздрогнул, увидев блеск стали в руках человека, но, заметив, что ствол направлен не на него, расслабился. Андрей злобно усмехнулся. Он уже чувствовал, как энергия оружия входит в его тело. Все эти десять дней парень с опаской брал револьверы и ни разу не чувствовал ни единого отзвука, зато сейчас сила бушевала словно Ниагарский водопад.
   - Значит, я стрелять не умею? - словно бы в пустоту задал Андрей вопрос, поднимая револьверы на уровень глаз. Несмотря на то, что юноша стоял спиной к эльфам, он почему-то отчётливо их видел: и нырявшего в свою будку мэтра Юноса, с ужасом оглянувшегося через плечо, и задумчиво закусившего губу Грэйлона, внимательно глядящего в спину Андрея, и обоих расфуфыренных любовничков с недоумёнными лицами. А через секунду всё это перестало существовать, и юноша нажал на спусковой крючок. Как и в прошлый раз, словно по волшебству исчезла отдача. Мир обрел чёткость, а сознание парня видело свою цель. Не ту глупую иллюзорную орочью рожу, в которую он сейчас загонял пулю за пулей, а совсем другую: наглую, циничную, злобную и усмехающуюся. Наконец Андрей опустил оружие и моргнул. Все пули вошли туда, куда он их и посылал - прямо между глаз орка, стоявшего напротив. Правда, к этому моменту его морды не существовало, под ударами пуль она превратилось в нечто бесформенное. Юноше оставался лишь один маленький штрих, чтобы завершить дело. Оглянувшись и направив свой торжествующий взор на толстого извращенца, он выкрикнул:
   - Четырнадцать в цель!
   Последнее, что увидел Андрей, это искренний ужас на лице здоровяка, и через мгновение тьма затмила разум парня.
  
   ***
  
   В отличие от прошлого раза, когда процесс возвращения сознания в тело напоминал пёрвый полёт лётчика-истребителя, Андрей очнулся довольно быстро. Голова болела, но соображала неплохо. Вспомнив произошедшее, юноша пришел в ужас. Он выпустил силу револьверов на эльфов, и теперь неизвестно, как они на это отреагируют. Согласно прочитанным хроникам, те весьма жестоко карали людей, которые посмели поднять руку на бессмертных. Андрей ещё не знал, что именно он сделал, но чувствовал, что нечто нехорошее.
   За безрадостными мыслями он не сразу заметил, что обстановка вокруг него совсем не походит ни на его апартаменты, ни на стрелковый тир. Похоже, что его куда-то перенесли, скорее всего, в местный аналог госпиталя. Хотя отличие этой комнаты от дворцовых покоев состояло лишь в том, что ваз с цветами было на три штуки меньше, да и мебель не являлась слишком вычурной.
   Тихий шорох за дверью заставил юношу обратиться в слух. Медленно, стараясь не привлекать излишнего внимания, он перевернулся на другой бок, чтобы иметь возможность видеть дверь. Она, как юноша и предполагал, была чуть приоткрыта, и в образовавшуюся щель смотрел любопытный глаз голубого цвета. Не было сомнения, что у этого глаза имелся двойник, а также присутствовали рот, нос, заострённые уши и всё прочее, что должен иметь среднестатистический эльф. А то, что этот эльф находился за дверью не один, можно было понять из последовавшего за поротом Андрея диалога.
   - Дай и мне взглянуть! - голос явно принадлежал девушке, причём очень нетерпеливой.
   - И мне! Ты уже полчаса с него глаз не сводишь! - второй голос тоже был женским.
   - Да тихо вы! Он, кажется, очнулся! - ого, обладатель любопытного глаза тоже девушка и, похоже, она лидер в этой компании.
   Андрей на некоторое время забыл о своих тревогах и переживаниях и навострил уши. Интересно, что привело сюда трех молодых эльфиек (а в их молодости он почему-то не сомневался) и почему они уже полчаса наблюдают за лежащим без сознания телом. За дверью тем временем нарастал конфликт.
   - Ну, пусти же меня, наконец!
   Послышался шорох, и голубой глаз исчез. Его место занял ярко-зелёный, не менее любопытный.
   - Куда ты лезешь! Успеешь ещё наглядеться!
   Раздался лёгкий шум, и голубой глаз вернул утраченные позиции. Однако обладательница зелёного продолжала неистовствовать:
   - Ага! Мне кузен Аднивиэль сказал, что завтра этого человека казнят за нападение на главу дома Грозы! На казнь нас не пустят, а трупами я любоваться не хочу!
   Последние слова заставили Андрея зарыться в одеяло и побледнеть от ужаса. Его всё-таки приказали казнить...
   А неугомонные девчонки всё не утихали.
   - Ничего не казнят! Я наоборот слышала, что Владычица назначит его старшим преподавателем в Академию Магов!
   Андрей мысленно возблагодарил небеса, а так же неведомую ему голубоглазую эльфийку. Похоже, и казнь и назначение его старшим магом можно смело считать слухами, которым местные жители вовсе не чужды.
   - Ну если не казнят, так дом Грозы его всё равно прикончит, - зеленоглазая продолжала предрекать Андрею страшную судьбу. Не будь у него слабости во всем теле и больной головы, он бы точно вышел в коридор и попытался заткнуть ей рот. - Кузен говорит, что чужеземца обвиняют в использовании чёрной магии, а наказанием за это станет либо казнь, либо изгнание. Если его выгонят, то братья Равола Ясноглазого непременно будут мстить.
   - Дайте же, дайте и мне на него посмотреть! - продолжала канючить третья девушка, цвет глаз которой до сих пор оставался неизвестным. - А то это первый некромант за последние пятьсот лет, и я очень хочу его увидеть!
   - Да ладно тебе, некромант! Обычный колдунишка, да ещё и недоучка, раз теряет сознание после каждого заклинания, - голос принадлежал зеленоглазой, и в нём слышалось такое коварство, что Андрей снова вжался в кровать.
   Впрочем, через пару секунд выяснилось, что злодеяние планировалось вовсе не против юноши. Обманутая нарочито незаинтересованным тоном обладательница голубого глаза расслабилась, за что и поплатилась, будучи моментально отброшена со своего боевого поста.
   - Ну вот, его почти и не видно! - разочаровано протянула зеленоглазая.
   Третья в очередной раз начала жаловаться на несправедливость этого мира и на то, что вредные подруги никак не дают ей взглянуть на зловредного некроманта, поставившего на уши весь эльфийский лес, когда из коридора донёсся голос, заставивший Андрея вздохнуть от облегчения. Циничный красавец и стрелок из дома Ястреба относился к существам, способным взглядом остановить поезд, взмахом руки - пулю, а парой фраз - трёх разбушевавшихся девчонок.
   - Всё, милые мои, дежурство окончено. Можете идти, я сам заберу нашего пациента.
   - Ну, Грэй! - попыталась заупрямиться голубоглазая. - Нам же интересно. Позволь хоть разочек на него поглядеть, а то вдруг и вправду казнят!
   - Никто его не казнит, уверяю вас. Зато Владычице вряд ли придётся по нраву то, что подданные игнорируют её приказы, - эти слова были сказаны в серьёзном и официальном тоне, хотя Грэй тут же поспешил исправиться. - Зато чуть позже я сам вас с ним лично познакомлю. Ладно, бегите, пока я ни применил силу.
   Похоже, последние слова Грэйлона имели какой-то скрытый подтекст, потому как, едва услышав их, девушки залились дружным смехом. Дверь отворилась, и Андрей мельком увидел любопытных красавиц, но, к сожалению, они были тут же закрыты фигурой эльфийского стрелка. Но юноша всё же успел разглядеть, что глаза третьей, русоволосой девушки, так и не сумевшей оттолкнуть подруг от щели, были золотисто-ореховыми, роскошные волосы самой упрямой голубоглазой эльфийки отливали осенней медью, а у той, что предрекала ему несчастья, на изумрудные глаза падала длинная иссиня-чёрная чёлка. Но, к сожалению, всё это великолепие осталось по ту сторону двери, а по эту лежал семнадцатилетний юноша, которому до смерти осточертели магия, оружие и стоящий рядом воин, стрелок, командир, родич и любовник местной правительницы. Тем не менее, этот человек и этот эльф, настолько непохожие друг на друга, оказались связаны незримой нитью, сплетённой для них самой судьбой. Андрей удивился непонятно откуда взявшейся мысли о судьбе, но оформить её в слова не успел, поскольку Грэйлон зааплодировал.
   - Браво! - воскликнул страж. - Прими мои поздравления! Честно говоря, даже не думал, что ты на такое способен.
   - Что я такого сделал? - только и смог пискнуть парень.
   - Ну, скажем так, - усмехнулся Грэй. - Ты сумел достать этого расфуфыренного хмыря Равола до такой степени, что он назначил награду за твою голову.
   Прежде чем Андрей успел осознать степень угрозы, его собеседник успокаивающе приподнял руку.
   - Не беспокойся, Владычица приказала всему Корпусу Стражей взять тебя под охрану, а связываться со Стражами в данный момент никому не хочется. Те на днях вернулись с одной операции, где понесли хоть и небольшие, но серьёзные потери, так что настроение у них прескверное, а стреляют они без предупреждения.
   - Это хорошо. Но за что именно он на меня разозлился?
   - Для начала скажи мне, о чём были твои мысли в тот момент, когда ты начал стрелять?
   - Ну, - Андрей призадумался. - Что-то про грибы и лишайники, но я очень плохо помню подробности... Неужели?!
   - Ужели, ужели, - хохотнул Грэйлон. - Это новость даже не месяца, а года! У извращенца Равола на ушах выросли великолепнейшие поганки и мухоморы! Первосортные! Наши друиды стонут от зависти, а кое-кто из колдунов, потихоньку отщипнув кусочки от этих грибочков и проведя соответствующие опыты, признал их пригодными для самых высококачественных зелий. Так что в данный момент лечение старого развратника под большим вопросом, поскольку одним не хочется терять источник столь ценных ингредиентов, а другие жаждут исследовать этот феномен и написать о нём научные трактаты, чтобы прославить свои имена в веках. То, что кожа Равола теперь покрыта толстым слоем лишайников, тоже интересует многих магов и учёных, но грибы на ушах отодвигают для исследователей прочую растительность на второй план.
   Андрей, представив себе нынешний облик Равола, оглушительно заржал. Грэй с охотой его поддержал, и минут пять комната напоминала приют сумасшедших. С трудом отдышавшись, юноша поинтересовался:
   - А эти девушки, кто они такие?
   - Смотрительницы Целительных покоев, - равнодушно махнул рукой страж. - Если есть желание, после того, как всё это закончится, могу познакомить. Хотя не советую тебе с ними общаться. Девушки они молодые, начитавшиеся всяких дурных книг, ещё решат поиграть в любовь "некроманта и принцессы". Это одна из самых популярных любовных баллад, - пояснил он, заметив недоумённый взгляд подопечного.
   - А я разве некромант? - осторожно переспросил парень.
   - Наши маги разобрали по составляющим ту силу, что была задействована как при пробитии прохода к дворцу, так и для создания оригинального подвида "извращенец мухомороухий". В общем, в ней присутствуют частицы Тёмного Спектра, и их немало. Только не спрашивай меня, что это такое, я не маг, хотя когда-то и учился волшебству. Вот отведу тебя к тому же мэтру Юносу, он и объяснит.
   - И что же делать? - поинтересовался Андрей, уже думавший о том, что сегодня точно побьёт рекорд по количеству тупых вопросов, задаваемых в минуту.
   - Для начала оденься, если уже можешь ходить, - спокойно ответил Грэйлон. - А я тебе всё растолкую.
   Краткий рассказ эльфа заставил юношу осознать, насколько далеко всё зашло. Владычица, несмотря на свой суровый диктаторский нрав, очень любила прислушиваться к чужим словам и там, где дело не касалось её пророчеств, оспаривать которые не смел никто, постоянно стремилась угодить всем. Так уж случилось, что сразу после Войны некромантов, возвысившей дом Ястреба, капитан дворцовой стражи Грэйлон оказался в числе фаворитов, удостоенных чести лицезреть Владычицу в любое время и в любом месте, включая постель. Для эльфов, как понял Андрей, столь свободное поведение было в порядке вещей, тем более что Владычица упорно отказывалась связывать себя новыми узами брака, горюя по погибшему несколько тысячелетий назад супругу, что, впрочем, не мешало ей призывать того же Грйэлона в свои покои по три раза в неделю, а то и чаще. И тут у него появился конкурент: Равол из дома Грозы, известный как ценитель всяческих древностей, владеющий мощнейшим арсеналом магических средств. Колдуны из дома Грозы вот уже несколько тысячелетий составляли костяк магических сил как Эриолана, так и всех южных земель. И вот этот тип, известный как большой любитель молоденьких эльфов мужского пола, оказался своеобразным образом связан с Владычицей Найлирэлью.
   - Но если он предпочитает мальчиков, то каким образом стал любовником Владычицы? - задал очередной вопрос Андрей.
   Грэйлон махнул рукой:
   - Я же говорю, что он извращенец. У всех вкусы как вкусы, никогда не меняются, а этот то мальчиков охмуряет, то девочек, то вообще на конюшни начинает захаживать. Короче переменчивый и бурный тип, как гроза.
   Дальнейшая история касалась политических взаимоотношений. Из полутора десятков домов властью и, соответственно, голосом в Совете обладали всего семь: Грозы, Ястреба, Радуги, Листвы, Огня, Стали и Тумана. Все семь кланов обладали примерно равной мощью, что превращало политические интриги в сложное маневрирование. Но в последнее время дом Грозы начал накапливать силы. Они в открытую заключил союз с домом Радуги, и речь идёт чуть ли не об объединении этих домов. Затем стал колебаться дом Тумана, и, возможно, благодаря влиянию на Владычицу, Грозе удалось бы переманить на свою сторону и дом Стали, но тут случился конфуз. Шутка Грэйлона привела к тому, что Найлирэль стала свидетельницей купания Равола в компании трёх юношей из домов Радуги и Тумана. Омовение было весьма интересным, и по его окончании Владычица спустилась к бассейну и дала Раволу Ясноглазому отставку. С этого момента чаша политических весов застыла пусть и в нестабильном, но всё же равновесии.
   - Ну а я-то здесь при чём?! - чуть ли ни закричал Андрей. - Я здесь чуть больше недели и ни в какие политические игры не встревал!
   - Вынужден тебя огорчить, - Грэйлон покачал головой. - Ты в них встрял ещё два года тому назад, правда, неосознанно.
   Затем повествование вплотную подходило к Андрею. Два года назад, когда каждая из противостоящих коалиций думала, как перетянуть голоса на свою сторону, Владычица озвучила своё очередное пророчество. Предсказание гласило, что придёт человек из иного мира, и с ним будет Сила, сопоставимая по мощи своей с Силой Шакала. И если правильно распорядиться этой Силой, то Эриолан возвысится в своем могуществе, сравнимом с тем, какое эльфы потеряли на южном материке. Однако, эта Сила может не только возвысить перворождённых, она способна уничтожить весь их род.
   - Думаю, теперь ты понимаешь, - Грэйлон был серьезён как никогда. - Вот ты - человек из иного мира, а вот принесённая тобой Сила - два пистолета, зачарованные величайшим магом современности. Я узнал о твоём появлении первым и поэтому успел убедить Владычицу, что тебя надо изолировать от остальных эльфов и потихоньку изучать, дабы понять, в чём ты можешь нас возвысить и как уничтожить. В этом я оказался прав. Теперь мы знаем, что твоя мощь кроется в револьверах, и, заметь, только ты можешь управлять ими. Что же касается Равола, то у него на твой счёт совсем другой план. Он хочет забрать твои пистолеты себе и, используя мощь и знания магов его рода (сам он, кстати, тоже неплохой чародей), выпустить Силу оружия и либо обрушить её на врагов, либо попытаться самому стать Владыкой. У тебя ещё остались вопросы?
   - Да, - Андрей сел на кровати и устало на неё опёрся. - Что они могут со мной сделать и что намереваетесь сделать вы?
   - После нашей неудачной встречи в тире, я думал, что он уехал в свой замок, дабы в очередной раз поизучать природу твоей Силы, но этот гад перехитрил меня. Сейчас Равол полон ярости и гнева: мало того, что Владычица прямо заявила ему, что твою судьбу будет решать она сама, так ты ещё и опозорил его, наложив заклинание, которое никто не может снять. И теперь все мысли старого извращенца сосредотачиваются только на том, как тебе отомстить и прибрать револьверы к своим рукам. Логика его вполне предсказуема. Через полтора месяца будет заседание Большого Совета. Используя как аргумент всё то, что ты с ним сделал, Равол попытается надавить на членов Совета, чтобы тебя передали в его ведение. Как ты сам понимаешь, вряд ли ты выйдешь живым из его замка. Хотя, может, и выйдешь, но безвольной куклой, находящейся под незримым управлением дома Грозы. Поэтому наша с Владычицей обязанность состоит в том, чтобы за это время как следует обучить тебя, дабы ты смог и без нас постоять за себя. А так же...
   - Что? - Андрей напряжённо застыл.
   - А так же понять, что вообще с тобой делать, - после короткой паузы ответил эльф. - Через, - он взглянул на настенные часы. - Да, через час состоится заседание Малого Совета. В него входят фавориты Владычицы, такие как я, и просто близкие ей по духу товарищи. Най с утра отправилась в храм Снов, и мы надеемся, что пребывание там даст новое пророчество, указывающее, что и как нам делать... И так, ты готов?!
   - Готов! - не задумываясь, отчеканил юноша, но тут же почесал в затылке. - А к чему?
   - Пока только к тому, чтобы покинуть Целительные покои и перебраться обратно в твою комнату, а потом, - эльф призадумался и через несколько секунд резко встряхнул головой. - А потом посмотрим.
   Следуя за Грэйлоном по широким коридорам и террасам Целительных покоев, Андрей думал о том, что жизнь его, конечно, становится интереснее, но таким приключениям он всё же предпочёл бы скуку. Впрочем, лёгкое прикосновение к рукояткам волшебных револьверов придало парню немного уверенности в том, что всё ещё может кончиться хорошо, из него не станут делать зомби, а просто потихоньку отправят домой. Незаметно появившийся за их спинами Кориэл в данный момент вряд ли думал о чём-то, кроме исполнения своих обязанностей телохранителя. А вот насчёт мыслей Грэя у Андрея не было никаких предположений.
  
   ***
  
   Зал Малого Совета по старинной традиции был погружён в сумрак, и лишь свет нескольких свечей рассеивал его. Грэйлон, войдя в помещение, был раздосадован, осознав, что на этот раз он опоздал. Хмурым взором эльф оглядел присутствующих. Центральное место, конечно же, занимала несравненная Найлирэль. Место по правую руку от неё было свободным, ибо принадлежало оно Грэйлону, а по левую руку сидел великий мастер и заядлый картёжник Варлион Золоторукий. Грэй до сих пор не мог понять причину, по которой взор Владычицы упал на это чудо. Впрочем, советчиком Варлион был неплохим, а абсолютная память делала его просто незаменимым, когда требовалось вспомнить подробности прошлых заседаний, а так же при изучении старых законов. Типа, сидевшего рядом с Варлионом, Грэй хорошо знал, ценил и уважал. Это был гном, известный всем под кличкой Безглазый, старый оружейный мастер и известнейший пьяница. Приветливо кивнув оружейнику, Грэй осмотрел остальных членов Совета. Кэлли, единственный человек в команде Владычицы, не волшебник и не учёный, но зато превосходнейший стрелок. По меткости он мог соперничать даже с Кориэлом, правда, в отличие от эльфа, свой талант широко афишировал, участвуя в каждом крупном состязании. Маг Олли был полукровкой, плодом союза эльфийки из свиты Владычицы и человеческого короля. Олли всегда сильно переживал из-за свою внешности, ведь его утончённое лицо перворождённого очень резко контрастировало с низеньким полным телом, которое больше подошло бы какому-нибудь лавочнику. Впрочем, талантами боги полуэльфа не обделили, ведь недаром крошка Най обхаживает его уже третий год. Оставшихся троих членов Совета Грэйлон, конечно, уважал, но никакой симпатии к ним не испытывал. Верховный Целитель был страшным занудой. Он настолько погрузился в свою работу, что даже отказался от родового имени, и теперь все были вынуждены обращаться к нему только по званию. Как Най ухитрилась затащить его сюда, Грэйлон совершенно не понимал. Следующим в поле зрения стража попал старый архивариус Аклимэн. Для общего дела этот дедуля был весьма полезен, именно у него были выпрошены записи, что Грэй отнёс Андрею, но по занудности старик потягаться с самим Целителем. Вообще поговаривали, что Аклимэн скоро покинет Совет, но пока что он стабильно посещал каждое заседание, исполняя свои обязанности секретаря, а так же служа источником всевозможных слухов и сплетен. Последним был ещё один чародей из свиты Най, чистокровный эльф, какой-то дальний родич Грэйлона. Ворэллиан из дома Ястреба достойно исполнял свои обязанности главы клана, но его высокомерие, давно ставшее притчей во языцех, часто являлось причиной многочисленных ссор и споров. Самым главным поводом для вечного недовольства Ворэллиана были, разумеется, очередность и лимит времени пребывания в постели Владычицы. Тот факт, что младший представитель дома обошёл его в данной сфере, стал сильным ударом по самолюбию мага. Впрочем, дом Грозы Ворэллиан ненавидел гораздо сильнее, чем сам Грэй, что давало надежду на плодотворное сотрудничество.
   Закончив процедуру официального приветствия, Грэйлон, вспомнив, что председательствовать сегодня предстоит ему, взял слово:
   - Для начала мне хотелось бы спросить у нашей многоуважаемой пресветлой Владычицы, что принесёт нам Ваш поход в храм Сновидений?
   - Грэй, хватит изображать из себя Ворэллиана, - буркнул Безглазый, поправив сползшие на нос очки. - Спросил бы прямо, было пророчество или нет. Впрочем, зуб даю, что пророчество есть, только Най всё никак не расколется.
   Бросив на чрезмерно говорливого гнома ледяной взгляд, Найлирэль поднялась из-за стола. Лёгким движением руки велев Грэйлону сесть, она окинула своим царственным взором всю комнату и спокойным деловым тоном начала разговор:
   - Да, пророчество было и, признаюсь, весьма неожиданное. Обычно я вижу пророчества, не допускающие двойных толкований, на сей раз оно оказалось тройным. Мы стоим на развилке трёх путей, один из которых нам предстоит выбрать.
   - И какие имеются варианты? - спросил Олли.
   Най приподнялась, направив свой взор на что-то, видимое только ей. В детстве Владычица хотела стать актрисой, и спустя тысячелетия эта мечта её не покинула. Вот и сейчас она пыталась изобразить какую-то из легендарных пифий, впрочем, это, как обычно, получалось из рук вон плохо.
   - Путь первый: мы оставляем этого юношу здесь и пытаемся его изучить, но дом Грозы рано или поздно сумеет либо захватить парня, либо подчинить его своему влиянию. Дальше я вижу великую войну, по сравнению с которой бледнеют Война некромантов и вторжение Шакала. Знания и мощь иных миров расколют наш мир, и даже южное побережье будет захвачено пламенем сражений. Рано или поздно буря утихнет, но для народа Эриолана это уже не будет иметь значения, ибо в живых не останется никого...
   - Неужели никого? - Грэйлон постарался разрядить гнетущую атмосферу гробового молчания, возникшую после слов его сестры. - Ну, может хоть пара эльфов останется? Если останется, то, глядишь, и Эриолан можно будет возродить!
   - Ты точно останешься, - мрачно буркнула Найлирэль. - Вот только возрождать наш лес придется всяким полукровкам.
   С этими словами Владычица явно переборщила. Услышав их, Олли смутился и болезненно сморщился. Не обратив никакого внимания на полуэльфа, Найлирэль продолжила:
   - Второй путь ничем не лучше первого. Мы избавляемся от юноши и от его оружия, в итоге Эриолан получает отсрочку на неопределённое время. Но раскол всё равно неминуем, кроме того, он совпадёт с крупными набегами Сумеречных Всадников и очередным вторжением Шакала.
   - Мы не выстоим? - неожиданно подал свой голос Варлион. - Или всё-таки есть возможность отбиться?
   - Возможность есть всегда! Мы будем биться до последнего и кровью своей остановим врага!
   Грэйлон возвел очи горе. Вечно родственничка кто-то тянет за язык, когда не надо.
   - Но что вы будете делать, если этим врагом окажетесь вы сами? - в отличие от Ворэллиана, умница Кэлли моментально во всём разобрался. - Мне показалось, речь идёт не об угрозе вторжения, а скорее гражданской войны. Это так?
   Грэйлон внимательно следил за собравшимися, пытаясь понять, куда подует ветер. Олли кивнул, Най тоже. Ворэллиан как обычно высокомерно задрал нос. Зараза, ведь наверняка всё прекрасно понимает, но упорно строит из себя безмозглого напыщенного тупицу. Варлион и Безглазый пребывали в задумчивости. Остальных в расчёт можно было не брать, они занимаются конкретными делами, и их слово сейчас решающим не будет. Грэйлон вздохнул, собираясь с мыслями и силами: настало время брать ситуацию в свои руки.
   - Как я понял, есть и третий вариант. Милая сестрёнка, будь любезна, скажи, что ещё ты видела.
   Неожиданно вид у Найлирэли стал очень растерянным и жалким, вся её надменность куда-то испарилась. Нервно забарабанив пальцами по столу, она молча уставилась в пол, видимо, думала, стоит ли говорить об увиденном. Восемь пар глаз вопросительно глядели на Владычицу. Наконец она тяжёло вздохнула и произнесла:
   - Третий путь самый странный и непонятный. Боюсь, Совет откажется принимать его как правильный, а уж дом Грозы несомненно будет против. Мы должны отослать этого юношу к Шакалу.
   Взорвись в помещении бомба, и то вряд ли бы присутствующие были ошеломлены сильнее. Грэй мысленно пересчитывал стук челюстей, которые отпадут в Большом Совете от такой новости. Да уж, большей глупости представить сложно: отправить потенциальную надежду на величие прямо в лапы их злейшего врага! Да Совет просто вспыхнет, когда такое услышит! И даже то, что это решение было принято на основании пророчества, вряд ли поможет. Что ж, Грэйлон из дома Ястреба, шесть сотен лет назад ты спас, пусть и с чужой помощью, Владычество эльфов и весь Эриолан, и теперь пришла пора доказать, что за это время ты не стал слабее. Но для начала надо кое-что уточнить.
   - Как я понял, на этом пути у нас целый ряд первоочередных задач: переправить этого человека по ту сторону Станового хребта, при этом успев удрать от охотничьих магов дома Грозы, прорваться сквозь заслоны егерей и стрелков из тамошних кланов, не попасться на глаза пограничникам Шакала и, самое главное, добраться до его столицы, находящейся посреди территории, населённой крайне недружелюбным народом. Ну а дальше остаются сущие пустяки: с боем ворваться во дворец, преодолеть восемь колец охраны, перебить придворных магов ну и под конец каким-то образом убедить Шакала взять мальчишку в ученики.
   - Нет, не в ученики, - чуть слышно промолвила Най. - Я толком не поняла, но мальчик что-то должен с ним сделать...
   - Тем не менее, - Грэйлон изо всех сил старался быть вежливым. - Это не снимает остальных вопросов.
   - Через хребет идти не надо, - неожиданно подал свой голос Аклимэн.
   - Что? - в унисон воскликнули все находящиеся в зале. Даже Целитель заинтересовано посмотрел на своего соседа.
   - Не надо идти через хребет, - тихонько повторил архивариус. - Шакала там нет.
   - А где он? - на этот раз вопрос одновременно задали Олли и Варлион, после чего с удивлением взглянули друг на друга.
   - Сейчас он едет к границе. Королевство Валигия вот уже около ста лет неофициально торгует с орками, берёт у них железо и зерно в обмен на ткани и золотые изделия. На днях они решили узаконить эти отношения и подписать торговый договор. Ради этого Шакал и покинул свою столицу. В саму Валигию его не пустят, но она граничит также и с Пустыми землями, заселёнными свободными лордами, один из которых согласился принять Шакала вместе со свитой в своём замке. Кто именно этот хлебосольный дворянин, я пока не знаю, хотя через месяц всё будет точно известно.
   На этот раз всеобщее молчание Грэйлон воспринял как хороший знак. Он обернулся к сестре, чтобы высказать свое мнение, но неожиданно слово взял Безглазый.
   - Чего тут думать, - проворчал гном. - Надо собрать большой отряд, который доведёт парнишку до Пустых земель. А там уж видно будет.
   - Большой отряд привлечёт внимание как охотников дома Грозы, так и Сумеречных Всадников, - заметил Грэй. - Поэтому отряд должен быть маленьким. Думаю, я и Кориэл справимся с этой задачей. Мы оба неплохо ориентируемся на местности, а Кор в своё время очень хорошо изучил Пустые земли. Нам вполне по силам пройти незамеченными, и если Равол выпустит свою стаю на волю, им придётся здорово побегать, чтобы отыскать наши следы.
   Последние слова Грэйлона были явным хвастовством. Стражи не одобрят, если узнают, что их легендарный командир нёс всякую высокопарную чушь словно зелёный юнец, в пёрвый раз напившийся в трактире. Ну, ничего, насмешки не пули, их пережить можно.
   - Двое? - Безглазый как-то странно посмотрел сквозь очки. - Двоих разведчиков будет недостаточно, для надежной охраны потребуются настоящие воители.
   - Я бы поехал, - подал было свой голос Кэлли, но Владычица резким взмахом руки заставила его замолчать.
   - Я не собираюсь оставаться тут одна да ещё против всего дома Грозы! Грэй может отправляться куда угодно и пусть забирает с собой своего ручного волкодава, но больше никто из присутствующих даже не должен заикаться о том, чтобы его включили в состав этой группы!
   Последние слова предназначались для активной части Малого Совета. Вечно рвущийся в бой Ворэллиан обиженно выпятил нижнюю челюсть, старательно изображая из себя глупого рыцаря. Олли скромно потупился в стол, Безглазый задумался, а Кэлли разочарованно вздохнул. Да, совсем застоялся стрелок, нет достойной работы.
   - Я не собираюсь набиваться в члены отряда, - вдруг произнёс гном. - Но, тем не менее, предлагаю его усилить за счёт гномов.
   - Это ещё зачем? - Ворэллиан как обычно нарывался на ответную резкость, но Безглазый, славящийся своей грубостью, ответил с неожиданным спокойствием:
   - Во-первых, отряду требуется оружейник. Стрелять-то вы все умеете, а как что сломается, способны винтовкой только как дубиной пользоваться. Во-вторых, возможно придётся попросить помощи у гномов Станового хребта, и, несмотря на многочисленные разногласия, мы с ними по-прежнему в хороших отношениях. Ну и в-третьих, - гном на секунду умолк, вздохнул и неожиданно взорвался. - В-третьих, смею вас заверить, что в бою ни один из моих сородичей ни в чём не уступит вашим хвалёным эльфам! Клянусь Подгорной Кузницей!
   Такая резкая смена настроения Безглазого здорово обескуражила Ворэллиана, Владычица же в очередной раз нахмурилась.
   - И чью же кандидатуру ты предлагаешь, почтенный мастер гном? - сухим тоном осведомилась она.
   - Своего племянника Дисли.
   - Что скажешь, Грэй? - Найлирэль обернулась к брату.
   Все с любопытством посмотрели на стража. Тот пожал плечами.
   - Хороший выбор. Я видел, что он недурно стреляет, к тому же стоящий химик, способен состряпать динамит даже из грязи. Я его возьму, но, - эльф сурово оглядел остальных членов Малого Совета. - Больше никого. Мы пойдем вчетвером.
   - Быть посему, - подытожила Най. - Когда выступаете?
   На этот вопрос у Грэйлона уже был готов ответ:
   - Мы направимся в Пустые земли, только когда станет известно точное местонахождение Шакала.
   - Но это же потеря времени! - похоже, Олли не на шутку разволновался, раз его врождённая застенчивость куда-то испарилась.
   Грэй посмотрел магу в глаза.
   - Если пойдём прямо сейчас, то потеряем нашу "надежду". Для начала я должен его хоть немного обучить тому, как выжить в нашем мире.
   Эта фраза стала заключительной, больше на этом Совете ничего не прозвучало. Первой встала Найлирэль и, гордо повернувшись, удалилась. За ней последовали и остальные. Грэйлон шёл последним и думал о том, как убедить своих братьев по оружию допустить в обитель стражей неподготовленного человека и кого оставить вместо себя строить козни дому Грозы.
  

Глава 4

   Эльфы нервничали. Это было заметно по их сосредоточенным взглядам и настороженным движениям. Дюжина неразговорчивых перворождённых ни на секунду не убирали рук от спусковых крючков. Как было объяснено Андрею, вся эта орава являлась группой его прикрытия. От кого и зачем надо было прикрывать юношу, объяснять не требовалось. Невозмутимые эльфы явно чувствовали себя сейчас не в своей тарелке, да и у самого защищаемого вдруг возникло ощущение, что в данный момент кто-то злой и страшный следит за ним через перекрестие прицела. Юноша ещё раз огляделся. Они находились на заднем дворе, неподалеку от чёрного входа, через который Андрея в своё время провели внутрь. Пока в пределах видимости никакой опасности не наблюдалось, но мерзкое предчувствие упорно отказывалось отпускать парня.
   Неожиданно в стене появилась дверь, из которой вышли Кориэл и ещё двое эльфов. За ними аккуратно шагали лошади. Животные были оседланы и снаряжены по всем правилам. То есть, наверное, должны были быть снаряжены по всем правилам, поскольку о лошадином обмундировании Андрей не имел ни малейшего понятия, но в данном вопросе всецело доверял перворождённым. Юноша с опаской принялся разглядывать эльфийских скакунов. Да, когда-то очень давно он катался верхом в городском парке, но там лошадки были спокойными и послушными, а эти внушали ему ужас своими горящими глазами.
   Кориэл остановился и достал из кармана какую-то непонятную вещь, похожую на стрелку на цепочке. Подержав её на вытянутой руке и недовольно хмыкнув, эльф подошёл поближе к входу во дворец. Неожиданно над ухом Андрея раздался знакомый голос.
   - Они рядом, - Грэйлон каким-то образом сумел подойти совершенно незаметно. - Юные Ураганчики Равола собираются мстить за своего любимого папочку. Ну-ну, посмотрим, на долго ли голубчиков хватит. Кор, сколько их?
   Тот несколько секунд изучал свою стрелку.
   - Не меньше двух, не больше четырёх, - сухо произнёс он. - Только маги, стрелков нет.
   - Это хорошо, одной проблемой меньше.
   Грэйлон усмехнулся, оглядел отряд, после чего резко хлопнул в ладоши. Андрей и опомниться не успел, как все эльфы махом взлетели на спины лошадей и теперь недоумённо смотрели на парня. Сам юноша догадывался, что все ждут, пока он тоже сядет в седло, но признаваться в своём неумении ездить на данном виде транспорта ему не очень-то хотелось. Кориэл первым сообразил, что к чему и, не отрывая взгляда от своей стрелки, свободной схватил рукой Андрея за воротник и с лёгкостью, изумившей юношу, втащил его на коня.
   - Спасибо... - Каменев с ужасом посмотрел вниз, пытаясь сообразить, что же ему теперь делать.
   Положение исправил один из стрелков, схватив поводья и кивком головы дав парню понять, что управлять конём будет он сам. Грэйлон продолжал раздавать указания:
   - Кор, ты впереди, займёшься сканированием. Вэллорн и Тимьяр будут замыкающими. Лим, веди Андрея рядом со мной. Двигаться не слишком быстро, но и не тормозить. Делаем вид, что мы ничего не знаем, хотя даже последней белке Эриолана известно, что мы готовы к драке.
   Отряд покинул пределы дворца. Андрей, который до этого видел только рощу и сам дворец, с нетерпением завертел головой, в надежде увидеть город эльфов. К его глубокому разочарованию вокруг не было ничего, кроме зелёной стены деревьев. Либо эльфы хорошо маскировались, либо Грэйлон вёл их какими-то тайными тропами.
   Деревья и кустарники росли здесь настолько плотно, что ехать можно было лишь по двое. Напряжение нарастало, стрелки стремились держать руки поближе к кобурам. Грэйлон, ехавший перед Андреем, покручивал в руках пару шариков, размером с грецкие орехи. То ли это были какие-то артефакты, то ли эльф просто успокаивал нервы.
   - Магам нужен простор, - внезапно пробормотал Грэй. - В такой тесноте обычный файерболл запросто может отрикошетить от ветки или даже от листа. Магистров против нас не пошлют, поэтому следует ожидать нападения буйной и непредсказуемой молодежи. А такие идиоты вполне могут затаиться в чаще, и это значит, что... Кор!!!
   В ту же секунду раздался ответ Кориэла:
   - Они справа!
   Оба шарика полетели из рук Грэйлона в кусты. Андрей не успел даже вскрикнуть, когда его поводья были грубо выхвачены из рук сопровождающего, и конь рванул с места. Сзади полыхнуло и внезапно резко потемнело, облако густого дыма накрыло тропу. Где-то над ухом грянул выстрел, а потом ещё один. Юноша, не глядя, вцепился в какой-то ремень и пытался понять две вещи: почему он всё ещё в седле, несмотря на жуткую тряску, и куда подевались эльфы из авангарда, ведь учитывая узость тропы, хоть на одного он должен был сейчас наткнуться. Полоса дыма внезапно кончилась, но озираться времени не было. Грэйлон, тащивший коня Андрея под уздцы, оглянулся. Лицо стража преобразилось, и вместо шутника и балагура юноша вдруг увидел хищника, осознающего близость своей добычи. Глаза Грэйлона горели, и вообще он был похож на охотящегося кота.
   - Стреляй! - рявкнул эльф и, прежде чем Андрей успел спросить, куда именно, добавил. - Вон в те кусты! Прямо!
   Эх, не зря Грэй каждый вечер гонял подопечного, доводя до автоматизма его движения. Вот и сейчас, юноша ещё не успел ничего сообразить, а его руки сами рванули револьверы из кобур. Совсем забыв про их магическое свойство, Андрей принялся посылать пулю за пулей в густой кустарник, росший на изгибе тропы. Реакция не замедлила последовать: из зарослей вылетел огненный шар, а за ним следующий. То ли так повлияла стрельба юноши, то ли затаившийся маг был неопытен, но оба файерболла прошли высоко над головами всадников, а потом в кустах громыхнуло.
   От вспышки конь Андрея заржал и рванул в сторону. Не оборачиваясь, Грэйлон выпустил поводья, крикнул несколько непонятных слов, услышав которые, взбесившееся животное встало как вкопанное, а затем пришпорил свою кобылу и на огромной скорости влетел в злополучный кустарник. И тут же всё стихло...
  
   ***
  
   Ошарашенный Андрей долго пытался понять, что же случилось. То, что они попали в засаду, было яснее ясного, но чем же всё закончилось? От размышлений его оторвало появление Кориэла и остальных стрелков. Потерь не было, напротив, численность отряда немного увеличилась. Андрей улыбнулся, увидев двух оглушённых молодых эльфов, лежащих на одной из вьючных лошадей. Похоже, местное противостояние технологии и магии на сей раз закончилось в пользу технологии, чему, конечно же, поспособствовало мастерство стрелков. Но куда же подевался Грэйлон и что с ним произошло? Андрей спрыгнул с коня, по-прежнему стоящего смирно, и бросился было к Кориэлу, как вдруг за спиной юноши раздался раскатистый хохот Грэйлона. Через секунду его обладатель, давясь смехом, крикнул:
   - Да что же вы стоите?! Идите и гляньте на это чудо!
   Андрей стоял ближе всех, поэтому он первым увидел открывшееся зрелище. Прямо за злосчастными кустами, на коротком и толстом суке какого-то дерева, чьего названия юноша, разумеется, не знал, на высоте метров трёх от земли болтался автор столь неудачно выпущенных файерболлов. Его лицо и одежда были покрыты копотью, а от рукава шёл легкий дымок. Грйэлон, по-прежнему смеясь, поднял с земли дымящуюся ветку.
   - Я так и думал, что Равол со своими мастерами только заморочили Ураганчикам головы теорией, а практические занятия на полигоне предпочли не проводить. Видишь ли, мой незадачливый мститель, - обратился Грэй к подвешенному волшебнику. - Магическая засада сложна потому, что магия - очень чуткая штука. Это выпущенная пуля может не обратить внимания на всякую мелочь вроде листьев и веток, а вот файерболл имеет обыкновение взрываться при соприкосновении с любым материальным объектом. Советую тебе это запомнить и не повторять такой ошибки в будущем. Да, и ещё, передай своим товарищам, когда те придут в себя, что мои стрелки обучены вести огонь с закрытыми глазами, так что даже "Эрлэйская Мгла" им не помеха, особенно если поставил её я сам.
   До Андрея, наконец, дошёл весь комизм ситуации, и юноша заулыбался. Грэйлон, глядя на беспомощного противника, тоже всё ещё никак не мог отсмеяться. Остальные стрелки брали пример с Кориэла и оставались безмолвными и равнодушными, предпочитая внимательно изучать окрестности.
   - Этот тип решил вести огонь с дерева, - объяснял Андрею его наставник, выбираясь из кустов. - Что подтверждает мою мысль о его неопытности. Профессионалы предпочитают вести бой с точек, более стабильных, чем ветка. А этот, - Грэй презрительно ухмыльнулся. - Мало того, что запаниковал, когда ты начал стрелять, так ещё умудрился поджарить себя своим собственным файерболлом. Ты сам-то как? Не очень испугался? Если нужно, моя баклага к твоим услугам. У людей такая слабая нервная система, что вам периодически приходится её лечить.
   С этими словами эльф поднёс к лицу Андрея фляжку, из которой пахло эльфийским нектаром. Юноша сделал несколько глотков и почувствовал, как по телу разливается приятное тепло. Он немного успокоился, и в голове сразу появились сотни вопросов.
   - И что мы теперь будем делать?
   - Продолжим наш путь, - Грэйлон выглядел беззаботным и, забрав флягу обратно, сам с удовольствием к ней приложился. - Особых неприятностей я не вижу. Равол вначале попробует поиграть в политические игры и лишь потом перейдёт к силовым действиям. А с его Ураганчиками благополучно разобрались. Таскать их за собой смысла нет, поэтому сейчас Кор погрузит их всех, включая того недожаренного цыпленка, в сон, и мы спокойно пойдем дальше.
   - А долго нам ещё ехать? - Андрей задал вопрос, чувствуя, что даже столь короткое путешествие весьма негативно сказалось на его заднице.
   Грйэлон сразу понял проблему подопечного и снова заулыбался.
   - Можешь быть спокоен, скоро мы сменим вид транспорта, - произнёс эльф. - Думаю, он будет для тебя более привычен.
  
   ***
   Поездка верхом действительно оказалась недолгой. Поплутав по лесным тропам примерно с полчаса, отряд остановился у странного тоннеля, проложенного сквозь густые заросли кустарника. Эльфы спешились. Андрей, уже изрядно набивший себе копчик, тоже с радостью спрыгнул с коня. Несколько стрелков, взяв оружие наизготовку, остались у входа в тоннель, остальные последовали за пошедшим внутрь Грэйлоном. Идти пришлось не далеко. Тоннель упёрся в деревянную стену, которая при ближайшем рассмотрении оказалась вовсе не стеной, а очередным эльфийским "чудо-древом". Попросив соратников держаться подальше, Грэйлон приблизился к дереву и, закрывшись от остальных плащом, проделал руками в воздухе ряд загадочных жестов, в результате которых в стволе открылся проход, куда все и зашли.
   Ещё минут двадцать отряд блуждал по сумрачным тоннелям, несколько раз спускаясь по ступенькам. Пустынные коридоры сильно нервировали Андрея, заставляя его беспокойно оглядываться. Очередной спуск по лестнице принёс облегчение. Зал, в который они попали, было ярко освещен, и, кроме того, здесь наконец-то появились местные обитатели: пара гномов и пятеро эльфов стояли возле какой-то странной конструкции. Юноша почувствовал, как у него отвисает челюсть от изумления, ведь вдоль всего помещения, уходя в черноту туннеля, протянулись рельсы.
   - Обалдеть, - только и смог он вымолвить. - Эльфийское метро!
   - Не совсем эльфийское, - улыбка снова озарила лицо Грэйлона. - Гномы тоже оказали нам посильную помощь. Надо признать, если бы не они, то ни системы туннелей, ни дорог у нас бы не было.
   - А почему вы не провели линию прямо во дворец? - мысли Андрея постепенно возвращались к привычному течению. - Ведь можно было бы и оттуда уехать, а не шляться по лесам, рискуя быть поджаренным этими психованными недоучками.
   - Во дворце есть пара линий, которые Владычица приказала построить на случай повторения некромансерских войн. Но они ведут не туда, куда нужно нам. А это - секретная линия стражей. Причём мы можем быть уверены, что об её существовании Раволу и его дружкам не известно. Все считают, что здесь находятся мастерские и склады, а, зная старого извращенца, можно не сомневаться, что он не полезет сюда пересчитывать наши портянки.
   Столь увлекательную беседу прервал один из местных эльфов. Спокойным и ленивым голосом он отрапортовал о том, что всё проверено, смазано и приведено в боевую готовность, и глубокоуважаемый Грэйлон может смело отправляться, куда его душе угодно, лишь бы это "куда угодно" находилось в пределах досягаемости рельсовых путей. К концу этого монолога Андрей начал хихикать, а Грэй так вообще заржал в полный голос и пообещал технику, что в том случае, если они не сумеют достигнуть цели своего назначения по вине вышеупомянутого работника, то эта цель будет моментально изменена на совсем другую, а именно, на надавание солидного количества пинков по филейной части глубокоуважаемого мастера подземного оборудования. Тут уже захохотали и гномы, а за ними и остальные эльфы, после чего вся честная компания погрузилась в агрегат, оказавшийся элементарной электродрезиной, рассчитанной на дюжину человек или эльфов. Гномов, наверное, могло вместиться чуть побольше. Сама дрезина состояла из двух частей: закрытой, куда тут же залез один из гномов, заявивший, что сегодня он будет перевозить остроухих, и открытой с лавками, где и разместились пассажиры.
   Поездка по эльфийскому метро была скучной: бесконечный туннель, слабо освещённый редкими светильниками, перестук колес под ногами и суровые лица охранников. Грэйлон пытался хоть немного разрядить обстановку, рассказывая неприличные анекдоты, но очень быстро спёкся, поэтому прибытие в пункт назначения было воспринято отрядом с чрезвычайным энтузиазмом. Всё-таки подземелье не лучшее место для пребывания людей и эльфов, что и было высказано Грэйлоном транспортировавшему их гному. Тот в ответ предложил в следующий раз идти пешком или попробовать перенести всю секретную тропу на поверхность, естественно, обеспечив её прежней завесой тайны. На этом спор утих, и отряд продолжил путь. На счастье Андрея, им не пришлось лезть вверх по бесконечным ступенькам, вполне приличный лифт поднял всех вверх примерно за пару минут. Помещение, в котором они очутились, выйдя из подъёмника, было выдержано в старинном милитаристском стиле. Обилие развешанных по стенам холодного оружия, доспехов и портретов типов в вышеупомянутых доспехах и с вышеупомянутым оружием демонстрировали то, что хозяевам этого места вряд ли присуще пацифистское мировоззрение. Грэйлон улыбнулся, потянулся, словно сбрасывая с себя весь гнёт подземелья, подмигнул Андрею, обвёл руками комнату и произнёс:
   - Добро пожаловать в Цитадель стражи Третьего Круга! Это наш дом, и на какое-то время он станет и твоим домом. Надеюсь, ты это оценишь.
   Андрей уже оценил. Что-то ему подсказывало, что дни, проведённые в этом месте, станут одними из самых увлекательных в его жизни.
  
   ***
  
   Для юноши, перепрыгнувшего из одной реальности в другую, настало очень интересное время. Дав подопечному один день на обустройство на новом месте, Грэйлон уже на следующее утро словно с цепи сорвался, устроив парню для начала раннюю побудку. Далее последовала пробежка и комплекс физических упражнений, по окончании которых Андрей тряпкой свалился на пол и пожелал, чтобы все эльфы по-прежнему оставались сказкой, а лучше бы их вообще никто никогда и не придумывал. Садист Грэй тут же обрадовал юношу, что всё это цветочки, и дальше начнётся весёлое. Веселье заключалось в том, что Андрея привели к полосе препятствий, и Кориэл ровным и спокойным голосом заявил, что ещё никто из людей не смог побить здесь рекорд эльфов, но, несмотря на это, он лично попытается доказать, что такое возможно, тем более ему как раз попался весьма любопытный экземпляр человеческой расы.
   Впрочем, всё оказалось не таким уж и страшным. Андрей застрял где-то на первой трети полосы, запутавшись в верёвочных сетях, и Кориэлу пришлось потратить около двух часов, демонстрируя, каким образом можно преодолеть все преграды, затратив минимум усилий. После обеда снова появился Грэйлон, всучил подопечному винтовку и утащил в местный тир. Здесь не было мэтра Юноса, способного создавать динамичные иллюзии, но зато имелось множество всевозможных технических приспособлений, вроде появляющихся из ниоткуда мишеней. Через пару часов плечо Андрея представляло собой один сплошной синяк, а в голове плотно засела одна единственная мысль, что стрелок из него получится ещё более отвратительный, чем маг.
   А затем последовала череда дней, мало отличавшихся друг от друга. Эльфы словно с цепи сорвались, поставив себе невероятно сложную задачу: сделать из тюфяка супервоина. Кориэл отвечал за физическую подготовку и обучал рукопашному бою, а Грэйлон преподавал стрельбу и рассказывал о социально-политическом устройстве этого мира. Его лекции были очень интересными, поскольку читал он их в своём неподражаемом ироничном стиле. Так, сообщая, что королевство Эрлитания является лидером по выращиванию и экспорту бобовых культур, а блюда из гороха являются здесь национальными, эльф не забыл отметить, что местные маги первыми додумались до заклинания, позволяющего не чувствовать никаких запахов. Рассказал Грэйлон и о том, что первоначально паровозы были прокляты священниками как минимум пяти конфессий, а через пару столетий были провозглашены проявлением святой божественной воли. И если бы не упорство гномов, которые монополизировали данный вид транспорта, то быть бы железным дорогам под эгидой местных церковных иерархов.
   Тем не менее, Андрея тревожило, что эльфы слишком уж быстро взялись за его обучение. И передаваемый ему багаж знаний и умений явно свидетельствовал о том, что скоро гостеприимству Владычицы придёт конец. Грэйлон, впрочем, этого и не скрывал.
   - Равол уже пришёл в себя, - рассказывал он подопечному. - Твоё проклятье всё-таки сняли, и теперь он горит жаждой мести. А скоро состоится Большой Совет домов, где будет поднят вопрос о передаче тебя и твоих револьверов дому Грозы. И никто, кроме меня, похоже, не будет против этого. Возможно, нам удастся немного поинтриговать и потянуть время, но в итоге либо произойдёт окончательный раскол домов, либо тебя всё-таки вручат магам Грозы. Поэтому мы немного поюлим, а затем скроемся на некоторое время, и пускай Равол требует, что его душеньке угодно. Исходя из моего собственного опыта, могу утверждать, что крайне тяжело получить то, чего в данный момент нет в пределах досягаемости.
   Через неделю пребывания в Цитадели у Андрея появился новый учитель, чему юноша был весьма удивлён. После обеда вместо Грэйлона в комнату вошел молодой, ещё безбородый гном и сказал, что его зовут Дисли и на сегодня он будет наставником Андрея. Из короткой беседы стало ясно, что гном будет обучать человека некоторым техническим трюкам, а так же обращению с оружием.
   - Стрелять - это конечно хорошо, но оружие требует ухода, - говорил Дисли, показывая Андрею, как правильно смазывать и чистить винтовку.
   Впрочем, этим обязанности гнома не ограничивались, и он с удовольствием рассказал об основных технических проблемах, возникающих при стрельбе, а так же о способах их решения. Несмотря на занудный тон учителя, занятие оказалось довольно увлекательным.
   Вечером, когда в Большом зале собрались Грэйлон, Кориэл, несколько безымянных стражей, тоже принимавших участие в тренировках Андрея, и Дисли, юноша решился задать мучавший его вопрос. Парень уже давно думал о том, что, несмотря на развитие огнестрельного, автоматическое оружие в этом мире просто не появилось как класс. В то время как на Земле от появления первых револьверов до автоматических пистолетов прошло всего несколько десятилетий, здесь всё застыло на уровне револьверов и магазинных винтовок с ручным передёргиванием затвора. Верхним пределом местной технической мысли было создание многоствольного пулемета с механической системой перезарядки. Гениальные гномы встроили в пулемёт систему хитрых пружин, завод которых обеспечивал примерно двести выстрелов.
   Этот вопрос почему-то сильно смутил гнома, заворчавшего себе под нос что-то неразборчивое, но вот зато эльфы оживились. Грэйлон уточнил, насколько далеко зашла оружейная мысль в родном мире Андрея, после чего ответил:
   - Ты прав, с развитием оружейного дела у нас обстоят неважно. Впрочем, причину объяснить могу. Дело в том, что огнестрельное оружие в нашем мире производится всего двумя расами: орками. из Тайных Кузниц Шакала и гномами. Как ты понимаешь, оркам не до совершенства, они нашли пару удачных моделей, которые и штампуют. А вот что касается гномов... Шестьсот лет назад, когда наш мир узнал, что такое порох, подгорный народ монополизировал производство всего огнестрела. Причём сделали они это очень мудро: вместо того чтобы накладывать кучу запретов на производство, просто минимизировали цены на готовые изделия. Так зачем же какому-нибудь человеческому правителю строить у себя фабрику со сложным оборудованием и годами обучать инженеров и рабочих, когда можно за гораздо меньшую сумму купить у гномов винтовок в количестве, достаточном для вооружения всего государства, и ещё останется? Единственное, чем занимаются в Пяти Королевствах, это производство патронов, ну и частные единичные заказы, в основном на охотничьи ружья. Вот и получается, что люди в оружейном деле практически ничего не решают, а гномы к своим секретам никого не подпускают. Но, к сожалению, мышление у подгорных мастеров устроено несколько иначе, чем у людей. Модернизировать уже имеющееся гномы готовы хоть до бесконечности, а вот придумать что-то новое...
   - Нормальное у нас мышление, - обиделся Дисли. - Просто кое-кто понять не может нашего стремления к совершенству и красоте!
   - Совершенствовать-то вы умеете, - флегматично возразил Грэйлон. - А вот сможете ли создать такой пулемёт, чтобы его можно было носить в кармане?
   Дисли тут же принялся сыпать кучей технических терминов, в которых Андрей мало что понимал. Грэй лениво спорил, причём было очевидно, что в вопросе он разбирается ничуть не хуже гнома. Улучив мгновение, юноша дернул за рукав Кориэла и поинтересовался:
   - А эльфы? Почему вы не делаете оружия?
   - Техника нам мало понятна, - лаконично ответил стрелок. - Мы берём от природы всё, что она даёт, но создавать новое нам не под силу.
   На этом разговор завершился, и Андрей удалился в свои покои.
  
   ***
  
   Несмотря на загруженность, у Каменева оставалось немало свободного времени, которое он проводил, роясь в библиотеке или изучая здешние укромные уголки. Цитадель оказалась очень интересным местом. Как и любое эльфийское жилище, она представляла собой дерево, в симбиозе с которым и жили перворождённые, ухаживая за ним и спасая от паразитов. Нутро дерева менялось по желанию эльфов, и если требовалось, скажем, срочно создать комнату или провести новый коридор из спортзала в столовую, растение отзывалось на полученные сигналы и меняло внутреннюю планировку в течение получаса. Единственным искусственным образованием было подземелье со станцией метро, построенное гномами, но и оно было сделано так, чтобы не повредить корневую систему дерева.
   Примерно через две недели нахождения в Академии Стражей, Андрей обнаружил интересную вещь. Один из коридоров Цитадели являлся галереей портретов самых знаменитых и доблестных Стражей. Прогуливаясь там после обеда, юноша решил из любопытства пересчитать картины, чтобы узнать, сколько же эльфов было отмечено печатью героизма. Насчитав девяносто семь физиономий, Андрей дошёл до самого конца коридора, с облегчением вздохнул и уже собрался идти в учебную комнату, когда взгляд его упал на последний портрет. Тут-то парень и застыл как вкопанный. На картине была запечатлена женщина, и в этом не было бы ничего удивительного, ведь ему уже попались несколько изображений эльфийских воительниц в доспехах, если бы эта дама не принадлежала к человеческой расе.
   Юноша решил повнимательней рассмотреть портрет и заметил ещё пару любопытных вещей. Во-первых, под рамой не было никакой подписи, хотя под предыдущими картинами подробно расписывалось, кто именно и за какие заслуги изображен. Во-вторых, незнакомка была одета в полевую форму неизвестного образца (как раз накануне Грэйлон прочитал длинную подробную лекцию о моделях обмундирования, использовавшихся в этом мире). На женщине красовался серый комбинезон, а на её поясе висел интересный нож, явно эльфийской работы. Сочетание комбинезона и ножа было несколько странным, как если бы рыцарь в латах пристроил за спину автомат Калашникова. И тут внимание Андрея привлекла набедренная кобура, из которой торчала рукоять автоматического пистолета неизвестной модели. В свете недавнего спора эта деталь очень заинтересовала парня, и он рванул на поиски Грэйлона.
   Наставник улыбнулся на манер Чеширского кота, услышав сбивчивый монолог подопечного, после чего довольно промурлыкал:
   - А ты, однако, шустрый! Найти портрет Дикой Кошки, которую сама Владычица повелела вычеркнуть из всех архивных записей, это надо суметь!
   - Дикой Кошки? - Андрей изумился. - А кто это такая? И что за история с Владычицей?
   С ответом эльф торопиться не стал. Поманив Андрея за собой, он отправился в картинную галерею. Дойдя до девяносто восьмого портрета, Грэй в течение минуты разглядывал незнакомку, после чего попросил юношу подойти поближе.
   - Интересная была девушка. Она пришла из иного мира, как ты и Шакал, - предупреждая град вопросов, эльф сделал останавливающий жест рукой. - Ты читал наши летописи, и, наверное, помнишь, что про Войны некромантов там мало сказано. Так вот, ту войну мы почти проиграли. Около года бились с восставшими и потеряли почти всё, когда в нашем мире появилась эта девушка. Как мы поняли, она что-то или кого-то искала, но расспрашивать её о подробностях было некогда. Она призналась, что является наёмницей, странствующей между миров, и предложила нам свои услуги. Поскольку выбора у нас тогда не было, мы её наняли и не пожалели о том. Девушка назвалась Дикой Кошкой и оказалась замечательной воительницей. С её помощью всего за полгода мы сумели вернуть утраченное. Восставшие растеряли почти все силы и в итоге были вынуждены пойти на авантюру со штурмом дворца. Дворец защищал я, но бойцов у меня к тому времени почти не было, так как все мои войска отправились на Внешний рубеж. Во дворце оставалось около трёх десятков воинов и немного прислуги, а нападавших было раз в десять больше. Парадные ворота мы сумели заблокировать, но вот чёрный ход враги чуть не захватили, - Грэй на секунду замолчал, захваченный воспоминаниями. - Я был ранен. Нас уже оттесняли вглубь дворца, и тут в дело вступила Кошка! Честно скажу, такого я больше никогда не видел и очень надеюсь, что и не увижу! Это был не бой, а самая настоящая резня. Дикая Кошка шла сквозь ряды врагов, сражая всех своим ножом.
   - Ножом? - Андрей отвёл взгляд от Грэйлона и уставился на нож, изображённый на портрете.
   - Это был необычный нож. Дом Грозы слюнями изошли, стараясь завладеть её оружием. Их усилия, предпринятые по захвату твоих пистолетов, практически ничто по сравнению с той охотой, которую они устроили за этим ножом. Но все эти попытки оказались ничтожными по сравнению с мощью и яростью Кошки. Взгляни на её лицо.
   Юноша внимательно посмотрел на портрет незнакомки. Весьма миловидная русоволосая девушка. Выражение лица озорное, чем-то напоминает гримасы Грэйлона, видимо, тоже была большая любительница пошутить.
   - Ангел во плоти, не правда ли? - усмехнулся эльф.- Я тоже так думал до того дня, а теперь считаю её демоном войны. Дикая Кошка в одиночку уничтожила примерно двести нападавших. Лестница, по которой ты поднимался в день нашего знакомства, после того сражения получила название Красной, столь обильно она была тогда залита кровью. Если бы война продлилась ещё немного, некоторые дома наверняка признали бы Кошку демоницей и записали во враги, но тот бой оказался последним, и после него наёмница ушла. Честно говоря, я так и не узнал, нашла ли она в нашем мире то, что искала.
   Андрей мысленно присвистнул, представляя себе Дикую Кошку в действии. Получалось нечто очень страшное.
   - А как же пистолет? - наконец вспомнил он. - Выходит, вы знали про такое оружие задолго до Шакала?
   - Пистолетом она не пользовалась, - Грэйлон отвернулся от портрета. - Как я понял, у неё было мало боеприпасов, да и принцип работы пистолета был несколько иным - что-то, основанное на магии стихий. Мы, честно говоря, посчитали его артефактом и лишь с появлением Шакала и его подлых штучек поняли, что к чему.
   - А почему тогда Владычица приказала вычеркнуть её имя? Это из-за той резни?
   - Нет, - покачал головой эльф. - Най была готова простить Дикой Кошке всё: и ту бойню во дворце, и то, что наглой пришелице достались все почести. Только одного Владычица не смогла стерпеть.
   - Чего же именно?
   - Того, что смертная стала женой бога, до этого отвергшего любовь Владычицы Эриолана!
   Молчание Грэйлона, последовавшее за этой фразой, было настолько многозначительным, что Андрей, которого просто распирало от возникших вопросов, решил их не задавать.
  
   ***
  
   Время обучения текло незаметно. Ужасы первых дней сменились удовлетворением от достигнутых результатов. Ничего выдающегося из юноши, конечно, не получалось, но основы он всё-таки постиг. По крайней мере, полосу препятствий преодолевать научился, хотя Кориэл по-прежнему качал головой, утверждая, что такими темпами у Андрея уйдёт ещё лет десять, чтобы сравнятся с худшими из эльфов. В стрельбе дела тоже шли неплохо. И хотя до перворождённых, способных стрелять вслепую на малейший шорох, юноше было ой как далеко, худо-бедно в мишень он попадал, что Грэйлон признал несомненным достижением. Кроме того, Андрей узнал очень многое об этом мире, более-менее разобрался с сословным делением общества и с нормами поведения, принятыми в каждом сословии. Так что теперь, как шутливо выразился Грэйлон, оценивая успехи своего подопечного, юноша вряд ли станет называть короля Эрлитании "папашей" и прилюдно жать ему руку.
   Андрей усвоил и основные принципы выживания как в дикой местности, так и в городских условиях. Парень получил представления о том, какие травы следует прикладывать в случае укуса змеи, как отличить мирного осёдлого орка-скотовода от агрессивных налётчиков ("О присутствии последних ты обычно узнаёшь после того, как твой скальп уже содран", - объяснял один очень циничный эльф), ну и самое главное, Андрею рассказали, что в храм Великого Змея ни в коем случае нельзя входить на двух ногах, только вползать на животе, дабы не прогневить божество, иначе можно окончить свои дни на жертвенном алтаре.
   Вообще, после заявления Грэйлона о любви Владычицы к какому-то богу, юноша потерял покой и сон, пытаясь выяснить всё о местных сверхсилах. Эльфы с радостью просветили чужеземца, рассказав, что их боги делятся на две категории. В первую входят всевозможные персонификации мыслеформ определённого эгрегора живых существ. Иными словами, как объяснял Грэй, есть толпа народа, верящая в высшую сущность в виде трёхглавого паука со змеиным хвостом, и есть жрецы, способные особым образом перевести веру в энергию и воплотить такое божество, после чего для этих жрецов настают сладкие дни, поскольку они могут распоряжаться божественной силой по своему усмотрению. Самое главное для них - следить за тем, чтобы их бог не набрал слишком много мощи и не стал самостоятельным. Мировой катастрофы из-за этого, конечно, не случится, но дармовую энергию служители потеряют.
   Второй категорией божеств являются маги, набравшие так много сил, что их дальнейшее существование стало возможным только в виде энергетических структур. Конечно, они могут по-прежнему жить во плоти, но для этого им требуется перевести большую часть своей энергетической сущности куда-то в глубины астрала, чего никто из них делать не хочет.
   - Таких богов много, - рассказывал Грэйлон. - Большинство из них так и обитают в своих высших сферах, особо ни во что не вмешиваясь, но вот некоторые время от времени пытаются влиять и на наш мир. Например, Безумный Воитель пару месяцев назад свирепствовал возле Станового хребта, хотя Многоликого уже лет триста никто не видел. Проще всего найти Серебряную Принцессу, эта особа появляется в строго определённых местах, но как богиня она слаба и много энергии дать не способна, хотя кое-кто,- эльф неожиданно подмигнул. - Считает иначе.
   - А что это за принцесса? И где её можно встретить?
   Грэйлон заулыбался. Остальные стражи и Дисли тоже усмехались, даже в глазах Кориэла промелькнуло что-то похожее на веселье. Но Андрей упорно не видел здесь ничего смешного.
   - Заинтересовался? - спросил Грэй. - Это довольно интересная история, подтверждающая извечный тезис о том, что магия - вещь весьма хрупкая, и эксперименты с ней порой приводят к самым неожиданным результатам. Так вот, к Эриолану примыкает королевство Макселлин, столица у них называется, кстати, так же. И в этом Макселлине есть магическая академия, одна из лучших на континенте. Но это сейчас она такая престижная, а примерно тысячу лет назад это был Орден боевых магов, причём не очень многочисленный. Адептов своих они держали в строгости, но для особо выдающихся при Ордене обитали полдюжины шлюх. Весьма мудрое решение, надо заметить, у мальчишек и стимул к учёбе появлялся, и необходимость бегать на сторону отпадала. А среди тех девиц лёгкого поведения была одна, отличавшаяся своим творческим подходом к делу, а также довольно необычным цветом волос, за что её и прозвали Серебряной Принцессой.
   - Так это получается, что... - Андрей вскочил со своего места, но тут же был усажен обратно.
   - Я еще не закончил, - Грэйлон мерил шагами зал, продолжая говорить на ходу. - В один прекрасный день тамошние чародеи после долгих месяцев расчётов пришли к мнению, что можно создать очень сильное магическое оружие. Для этого требовалось поместить человека в особый артефакт, ну а дальше как обычно - чтение заклинаний, молнии, клубы дыма, снопы искр и прочие спецэффекты, которые так любят театралы, и в результате испытуемый должен получить прямой канал в астрал, позволяющей черпать оттуда сколько угодно силы. Естественно, на магах этот эксперимент проводить не стали. Во-первых, было неясно, уцелеет ли подопытный, а во-вторых, в случае если всё пройдёт удачно, не было уверенности, что обладатель сверхсилы не прикончит своих собратьев и не попытается единолично править миром. И тогда господа волшебники решили использовать того, кем можно легко управлять. Времени, как говорят архивные записи, не было, всё зависело от расположения звёзд, а под рукой никого кроме Серебряной Принцессы не оказалось. Дальше, как ты понимаешь, девицу засунули в тот неведомый артефакт и прочитали нужные заклинания. Но вдруг в агрегате что-то бахнуло, он разлетелся на куски, а Принцесса исчезла. В общем, опыт посчитали провалившимся. Однако со временем до магов стали доходить слухи о девушке с серебряными волосами, появляющейся то тут, то там и одаривающей своей благосклонностью каждого встреченного ею мужчину. Сложить один и два чародеи сумели и поняли, о ком идёт речь.
   - И что они предприняли? - Андрею стало смешно. История о том, как какая-то шлюшка сумела улизнуть от целого Ордена магов очень его развеселила.
   Грэйлон пожал плечами.
   - Конечно, её искали, даже выслеживали несколько раз, но выяснилось, что пробитый энергетический канал настолько мощный, что даже весь Орден вряд ли сможет остановить Принцессу. Но главное, маги узнали, что никаких проблем она доставить не может, после чего оставили её в покое. И с тех пор посетители всевозможных злачных заведений часто встречают сереброволосую девушку, которая вознаграждает их милостями за просто так, - резко закончил историю Грэйлон.
   - И что они получают за ночь с богиней? - всё не унимался Андрей.
   - Что-то да получают, - неопределённо махнул рукой эльф. - Очевидцы разное говорят. Я лично с ней не спал, хотя пару раз пересекались.
   - Так что совет на будущее, - внезапно подал голос Дисли. - Если встретишь эту Принцессу, то рот не разевай, а сразу проси божественного благословения!
   Эта реплика вызвала очередной взрыв смеха, после чего беседа потихоньку перешла на нейтральные темы. Поздно ночью, ложась спать, Андрей пытался мысленно представить Серебряную Принцессу и свою встречу с ней. Знакомство с божественной куртизанкой представлялось чем-то крайне заманчивым. Интересно, чем она может его одарить? Уже раздевшись, юноша на секунду прикоснулся к висящим у изголовья кобурам и вздрогнул. От волшебного оружия веяло холодом. Испугавшись, Андрей вытащил один из револьверов. Знакомые мурашки побежали по его телу. Впрочем, парень уже знал, что происходит, местный магический эксперт рассказал, что эта дрожь - признак взаимодействия с силой. Одно было непонятно, почему же револьверы активизировались сами по себе, безо всякого влияния разума Андрея. Решив утром обсудить это с Грэйлоном, юноша лёг спать.
  
   ***
  
   Пробуждение было малоприятным. Кому же понравится, когда его поднимают посреди ночи, да ещё и зловеще шепчут на ухо:
   - Быстро одевайся, у нас проблемы!
   Андрей попытался было спросить, что же случилось, но Грэйлон резко оборвал его:
   - Никаких вопросов, быстрее уходим. Пока будешь собираться, сам всё объясню.
   В то время как Андрей искал свой второй носок, наставник пересказывал события прошедшего вечера.
   - Этот гад Равол переиграл меня! Вытащил неведомо откуда какой-то древний закон о том, что в случаях дестабилизации обстановки по причине магических возмущений возможен внеочередной съезд Большого Совета, и в таких условиях разрешено проводить голосование при присутствии всего двух третьих от числа заседателей. Естественно, дом Ястреба и его сторонников на собрание не пригласили, и почти единогласно там было принято решение о передаче "пришельца" и его странного оружия под ответственность дома Грозы. Ну, я Раволу это припомню! Андрей, ты помнишь то заклинание? Ну, то, что применил в тире? Если что, шарахни им ещё разок, только пускай на этот раз поганки вырастут у старого развратника вместо мозгов, может, тогда он успокоится!
   - Вряд ли поможет, - как ни странно юноша был абсолютно спокоен. То ли он подсознательно был готов к чему-то подобному, то ли так влияла сила револьверов, пояс с которыми он только что надел. - У него в голове и так растут редкие породы мха, замена которых на какие-то жалкие поганки вызовет сильное неодобрение многих учёных.
   Грэйлон расхохотался, одобрительно хлопнув Андрея по спине, нахлобучил на него шляпу и толкнул к выходу. Идти пришлось через чёрный ход, как и в случае с дворцом Владычицы, и на юношу нахлынуло чувство дежа-вю. Глава Стражи, не давая подопечному остановиться, на ходу объяснял ему свой план:
   - Наша задача сейчас заключается в том, чтобы добраться до Макселлина. Там есть железная дорога, ведущая на север вплоть до Триошаса. Если нас не перехватят по пути, оттуда попробуем добраться до Пустых Земель. Маршрут ясен?
   Кое-что о Пустых Землях Андрею было известно. Так назывались северные территории на границе со Становым Хребтом в районе Кэнолана. Централизованного государства там не существовало, а земли были разделены между кучей лордов. Эти лорды жили исключительно за счёт грабежей друг друга и торговли кирнильской нитью.
   - Маршрут-то ясен, - кивнул Андрей, хотя толком ничего не понял. - А зачем нам переться в эти Пустые Земли?
   - Затем, что тебе надо вернуться домой, а сделать это можно, только добравшись до Пустых Земель!
   - Правда?! - юноша от радости даже подпрыгнул. - Тогда зачем был нужен весь этот месяц тренировок?
   Грэйлон мрачно посмотрел на него и ответил:
   - Хотелось бы мне посмотреть на неподготовленного человека, способного выжить в Пустых Землях хотя бы без десятой доли того, чему мы тебя научили! А теперь помолчи, подробности узнаешь, когда мы окажемся в безопасном месте.
   У выхода их ждали Дисли и Кориэл, державшие лошадей под уздцы. Судя по огромным вьюкам, поход предстоял долгий и тяжёлый. В программу подготовки Андрея входила и верховая езда, и на этот раз юноша без проблем залез в седло. Представив себя со стороны, он даже загордился своей схожестью с ковбоями из вестернов, но полёт фантазии был прерван жестоким Грэйлоном, буркнувшим, что спать разрешается только после того, как пределы Цитадели будут оставлены позади.
   - К счастью, мы уже почти на границе, - продолжил он. - Главное, добраться до одного из наших тайных убежищ, а там ищи эльфа в поле. Равол, разумеется, разошлёт своих соглядатаев, да и кого-нибудь из магистров отправит в погоню, но я сильно сомневаюсь, что они нас найдут.
   Погода испортилась. Стал накрапывать мелкий дождь, хотя тучи были рваными и время от времени пропускали лунный свет. Ночное светило в этом мире сильно отличалось от того, которое Андрей привык видеть. Местная луна была раза в полтора больше в диаметре, имела зелёный оттенок вместо серебристого и давала гораздо больше света, чем её земной аналог. Юноша опустил глаза вниз. Свет луны отражался в небольших лужах, по которым двигался отряд. Андрей улыбнулся, вдруг вспомнив давно прочтённого "Властелина колец". Ну, чем не Братство Кольца получается: человек, два эльфа и гном? Ещё бы мага и хоббитов - и вперёд к Ородруину! Хотя, Кольца нет, но зато есть револьверы. Правда, их в жерло вулкана Андрей не стал бы выкидывать ни за какие коврижки. Ну, разве что за возможность возвращения домой... Хватит, настранствовались по чужим мирам, эльфов поглядели, пора и честь знать.
   По расчётам юноши они ехали уже около часа. Где-то сзади стал материться Дисли, проклиная то вдруг начавшую прорезаться щетину, то дождь, не дающий возможности нормально закурить. В ответ на это Грэйлон предупредил гнома, что за демаскировку отряда огнём он ему лично бороду выщиплет, набьёт волосы в трубку и заставит выкурить. Кориэл молчал, уткнувшись в свою стрелку. Андрей уже знал, что этот артефакт позволяет определять магическое воздействие, хотя несовершенен, и от него можно спрятаться. В последнем парень тут же убедился, когда посреди дороги, словно из ниоткуда, возникли полдюжины эльфов с магическими жезлами в руках.
   - Приплыли, - лениво прокомментировал Грэйлон. - Сзади, кстати, тоже эти типы. Думают, раз окружили, то мы им теплёнькими сдадимся.
   Андрей оглянулся. Действительно, позади отряда выстроилась аналогичная компания.
   - Почти все они - подмастерья, - прошептал Дисли, остановившийся рядом с Андреем. - Главное, следи вон за тем, с длинным посохом. Это магистр, с ним справиться будет сложнее.
   - Ты всерьёз собрался драться с магами? - юноша не мог сдержать удивления.
   - А что такого? Был бы дождь посильнее, я бы подмастерьев в одиночку разметал. Эти ученики не способны ни на что, кроме создания файерболлов, а кидаться огненными шарами в непогоду - последнее дело. Ну, ничего, с нами Грэй и Кор, а эти никакому магу спуску не дадут. Уж поверь мне, я их в деле видел!
   Андрей согласно кивнул, вспомнив магическую засаду по дороге в Цитадель. Если уровень подготовки этих волшебников ничем не отличается от умений тех недоучек, то угрозы нет. Но с другой стороны, с ними магистр, а вот от него следует ожидать сюрпризов.
   А маги тем временем не торопились нападать. Окружив отряд и направив на путников навершия жезлов, они просто стояли и молчали. Грэйлон тоже не спешил предпринимать какие-либо действия, а вот Кориэл явно что-то задумал. Неторопливо убрав в сумку свою стрелку-детектор, так подведшую в этот раз, он достал из нагрудного кармана чётки и принялся их перебирать. Щелчки немного раздражали Андрея, да и юные волшебники с неодобрением поглядывали в сторону стража, но возражать не торопились.
   Как и положено по законам жанра, главный злодей появился, когда напряжение достигло наивысшей точки. Всадник, подобно магам, появился из воздуха и остановился прямо напротив Грэйлона. Один из подмастерьев наколдовал маленький шарик света, озаривший довольное лицо Равола.
   - Вот значит, как, - противным елейным голосом произнёс толстяк. - Старый бродяга Грэй решил не подчиняться постановлению Совета и подался в бега, попутно прихватив моего подопечного!
   - С каких это пор он стал твоим подопечным? - буркнул Грэйлон. - Или тебе захотелось экзотики? Так в этом случае лучше пошарься по борделям Эрлинии, там полно экзотики на любой, даже самый извращённый вкус.
   Равол хихикнул.
   - А ты по-прежнему такая же язва. Не понимаю, как тебя наша Владычица ещё терпит. Ну-ну, молодой человек, - нахмурил брови глава дома Грозы, заметив, как Андрей потихоньку потянулся к кобурам. - Один раз у тебя по чистой случайности что-то и получилось, но снова превратить себя в клумбу я не позволю! Советую обратить внимание на Магистра Аллинэйса. Он является экспертом по работе с сознанием, и ему дан конкретный приказ при проявлении агрессии с твоей стороны, выжечь тебе весь разум. Как показывают расчёты, для исследования свойств этого оружия нам будет достаточно и рефлексов твоего тела.
   Маг с посохом, услышав своё имя, тут же вышел вперед. Андрей чувствовал, что снова закипает. Если бы не магистр, весь боекомплект уже через секунду был бы всажен в лоб этого наглого Равола. И плевать на заклинания, один раз юноша уже колдовал - и что толку?
   Зато Грэйлон был доволен. Хотя было совершенно не понятно, чему же именно он радуется.
   - Браво, Равол! Ты всегда был великолепен! Я удивляюсь, почему с такими талантами ты не подался в артисты! Королевский театр Макселлина заплатил бы тебе золотом по твоему весу!
   - Ёрничаешь, Грэй? - Равол бросил презрительный взгляд на сородича. - Хотя что ещё тебе остается, раз ты проиграл? Вот они, причуды судьбы! В своё время ты как стрелок переиграл меня как мага, но сейчас весы покачнулись в мою сторону, и тебе пришлось испить чашу поражения. Так что давай закончим наш спор, ты отдашь мне этого человека и можешь идти куда угодно, хоть под крылышко своей ненаглядной сестрёнки. И знай, я слишком милосерден, чтобы бить тебе в спину. Ну, что такое?
   Под конец этой пафосной тирады Грэйлон зашёлся в припадке истерического хохота. Маги, Равол и Андрей с недоумением смотрели, пытаясь понять причины такого странного поведения. Впрочем, хохотал эльф недолго.
   - Спасибо Равол, настроение ты мне поднял, - неожиданно твёрдым и ровным голосом произнёс Грэйлон, словно бы и не было приступа смеха. - Вот только предложение твоё мне ни капельки не нравится. Лучше выслушай мой вариант. Вы с Ураганчиками тихо-мирно расходитесь по домам, а я обязуюсь никого не обижать и даже дам честное эльфийское, что забуду о произошедшем за первым же поворотом дороги.
   - Что?! - истерично завопил Равол. - Что ты себе позволяешь?! Ты разве не понял, что окружен?! Со мной дюжина лучших магов дома Грозы, а кто у тебя?! Недоученный человек, гном-техник и...
   В эту секунду лицо толстяка исказилось гримасой ужаса. Андрей завертел головой, пытаясь сообразить, что происходит. А в это время Кориэл, по-прежнему перебирая чётки, выехал вперёд, остановившись рядом со своим командиром. Все жезлы были моментально перенацелены на Кора, и на лицах магов появилась неуверенность. Один лишь магистр Аллинэйс с решительностью в глазах заслонил собой хозяина.
   - С тобой всего лишь горстка мальчишек-дилетантов, которые оказались рядом, когда ты собрался нас перехватывать, - спокойно ответил Грэй. - В способностях Аллинэйса я не сомневаюсь, но скажи, что он сможет сделать против последнего из Нэйлевэров?!
   Андрей успел увидеть, как лицо магистра исказилось, как по его посоху побежали голубоватые искры, как Кориэл метнул свои чётки, и в ту же секунду взрывная волна сбросила юношу с коня. Все навыки, приобретённые на полигоне, куда-то подевались, и Андрей беспомощно распластался на земле, пытаясь выдернуть ногу из стремени. А вокруг всё кипело, сверкало, взрывалось. Мимо пролетел файерболл, а за ним второй, внезапно взорвавшийся облаком пара. Пробежал Дисли, стреляя из дробовика куда-то в темноту. Ещё одна вспышка ярко осветила кустарник справа, и тут Андрей заметил силуэт, наводящий магический жезл прямо на него.
   Как показала практика, в экстремальных ситуациях тело иногда само способно принимать решения. Пока юноша пытался сообразить, прятаться ему или доставать оружие, рука доведённым до автоматизма жестом была послана вперёд, и палец заучено зацепил закреплённый на запястье рычаг. Выстрел нарукавной "лягушки" сбил неизвестного мага с ног, а через секунду раздался звучный голос Грэйлона:
   - Посохи на землю! Я сказал, на землю, иначе Кор всех вас отправит в Благословенные Леса!
   Андрей, наконец, смог высвободить ногу и поблагодарить всех богов за прекрасную выдержку своей Молнии. Он даже боялся представить, из скольких кусочков пришлось бы его собирать эльфийским лекарям, если бы кобыла понесла, испугавшись всех этих спецэффектов. Хотя, наверное, Раволу для его опытов хватило бы головы и рук чужеземца. Тяжело вздохнув, Андрей оглядел поле боя. Два мага безо всяких признаков жизни лежали на земле, ноги ещё одного, подстреленного юношей, торчали из кустов. Что же касается магистра Аллинэйса, то в том месте, где Андрей видел его в последний раз, сейчас находился небольшой кратер, из которого шёл дымок. Чуть поодаль стоял Кориэл, держа дуло своего револьвера у виска коленопреклонённого Равола. Случайно ли так вышло или было сделано нарочно, но концентрация грязи в том месте была самой большой.
   Грэйлон и Дисли шустро обегали уцелевших чародеев, отбирая жезлы и демонстративно ломая их об колено. Подмастерья не сопротивлялись, шокированные столь быстрой расправой с одним из магистров.
   - Выходит, мы победили, - немного неуверенно произнёс Андрей.
   - Эй, Андрей, - крикнул Грэй, заметив юношу. - Иди сюда, не стой столбом. Если хочешь, можешь пристрелить этого Повелителя Ураганов! Мне нельзя, я в некотором роде его родственник, но ты как оскорблённая сторона можешь делать с ним, что хочешь.
   Слова Грэйлона заставили Равола побледнеть и пискнуть:
   - Не надо...
   - Это ваши семейные разборки, я в них влезать не хочу, - ответил парень, пытаясь скопировать тон наставника.
   Грэй довольно улыбнулся:
   - Повезло тебе, Равол. Никто о тебя руки марать не хочет. Ну, разве что Кор согласится, но я такой приказ отдавать не стану, а то, чего доброго, весь твой дом пойдёт ему мстить, хоронить же их замучаемся. А в доме Грозы, между прочим, не все такие ублюдки, как ты.
   Равол бросил разгневанный взгляд на конкурента и попытался было что-то возразить, но Кориэл тут же упёр ствол в его челюсть, и толстяк умолк.
   - Так что живи дальше, - продолжал Грэйлон. - Кстати, а в который раз ты мне проигрываешь в личном поединке? Получается, второй. Думаю, вскоре будет и третий раз, так что подождём его. Ах да, не надо больше приставать к моему подопечному. Сегодня он прикончил одного из твоих Ураганчиков, а завтра достанет и тебя... И не забудь передать привет моей сестре, это её порадует, а мы поедем дальше.
   Отряд двинулся вперёд, оставив позади Равола, стоявшего в луже на коленях, и едва только поворот скрыл всадников от глаз повелителя дома Грозы, окрестности огласил его гневный вопль:
   - Ястреб, я тебе этого никогда не прощу! Ты меня слышишь?! Я достану тебя даже под сенью Благословенных Лесов! Твоя бессмертная жизнь оборвётся столь мучительным способом, какого ты себе и представить не можешь!
   - Ах, он в своем репертуаре, - махнул рукой Грэйлон. - Какая экспрессия! И почему его стали учить магии? Как чародей он же ни на что не годится, зато актёр из него вышел бы превосходный.
   - И что он теперь предпримет? - Андрей обеспокоено оглянулся, но наставник легкомысленно пожал плечами:
   - Погоню снарядит, конечно, и я даже догадываюсь, кого он отправит. Впрочем, Равол обычно составляет слишком масштабные планы, и поэтому прокалывается на мелочах. Недооценить противника и выставить против него подмастерьев - как раз в его стиле. Ладно, ну его к орку, сейчас настало время немного отдохнуть и подкрепиться.
   - Под дождём? - удивился Андрей.
   - Я, помнится, говорил тебе про тайные схроны пограничников. Вот до одного из них мы и добрались, - подмигнул Грэй.
   К этому времени дождь прекратился, и показавшаяся из-за туч луна ярко осветила каменистые холмы, между которыми вилась дорога. Отряд остановился у подножия одного из них рядом с двухметровой грудой валунов, явно упавших с вершины. И прежде чем хоть кто-то успел задать вопрос, Грэйлон толкнул один из камней, и тот с лёгкостью откатился в сторону, обнажив широкий лаз, в который могли войти даже кони.
   - Кажется, сегодня я всё-таки высплюсь, - подумал вслух Андрей, пока эльфы заводили лошадей в подземелье.
  
  

Глава 5.

   Возбуждение после битвы никак не проходило. Расположившись в одном из жилых помещений, отряд готовился к ночлегу. Кориэл исчез по каким-то своим делам, Грэйлон отправился на продовольственный склад, а Андрей и Дисли пошли бродить по форту. Грэй упорно именовал его схроном, но даже одного взгляда на лёгкую артиллерию, стоящую напротив замаскированных амбразур, хватало, чтобы понять, что они находятся в небольшой крепости. Гном с удовольствием водил Андрея по коридорам и рассказывал, как эту систему строил ещё его прапрадед и что вдоль всей границы Эриолана существует несколько десятков таких укреплений, которые составляют второй тайный пояс обороны.
   - Есть ещё и третий пояс, - важно произнёс Дисли, сняв чехол и принявшись изучать механизм одного из орудий. - Но о нём все знают, так же как и о пограничных крепостях. Зато про эти подземелья никому, кроме Стражи и Владычицы, не известно.
   - А для чего эта конспирация?
   Гном вздохнул.
   - После Войны некромантов и появления Шакала, Найлирэль охватила жуткая паника. Она изо всех сил стремилась повысить обороноспособность Эриолана, превратив его в неприступную крепость. Один из её полководцев, позже павший в сражении с орками, вдохновился подземными крепостями нашего народа и решил сделать что-то подобное и в эльфийском лесу. Гор тут нет, зато есть холмы, вот с ними-то и поработали. Первоначально планировалось объединить их все подземными ходами, но к тому времени орков удалось запереть за хребтом, Владычица успокоилась и приказала остановиться на уже построенном.
   - И с тех пор они заброшены? - Андрей провёл пальцем по одному из стеллажей, но пыли, к его удивлению, там почти не было.
   - Ну почему же заброшены? - удивился гном. - Стража регулярно осматривает эти укрепления, следит за тем, чтобы всё было в порядке, обновляет запасы продовольствия, воды, боеприпасов и амуниции. Время от времени здесь и дежурства устраиваются, когда, скажем, нужно Сумеречных Всадников перехватить. Расположения всех наземных крепостей Всадники давно изучили и могут их обходить, а про эти-то ничего не знают, вот Стражи и ловят их теплёнькими!
   В голосе гнома было столько гордости за творение своего народа, словно он сам принимал участие в строительстве.
   - А кто такие эти Сумеречные Всадники? - Андрею снова стало интересно.
   - У Грэйлона спросишь, - отмахнулся Дисли. - Это чисто эльфийские проблемы, мы, гномы, в них не лезем.
   Они гуляли по крепости ещё около получаса. Гном продемонстрировал, что всё оборудование действительно находится в исправном состоянии, аккумуляторы заряжены, лампы светят, а арсенал полон под завязку. В хранилище они наткнулись на Кориэла, который зачем-то обшаривал полки и старательно делал вид, что не замечает соратников. Дисли, махнув рукой на эльфа, потащил Андрея к смотровой площадке, но появившийся Грэйлон прервал экскурсию, заявив, что пора отдохнуть и вообще завтра их ждёт долгий и трудный путь, засады, погони, злые маги и очень невкусная еда.
   - Последняя проблема - самая опасная, - не терпящим возражения голосом подытожил он.
   Чтобы не тратить собственные продукты, ужинали запасами форта, которые принёс Грэй. Сухпаёк был съедобен и достаточно приятен на вкус, и Андрей, пусть уже и привыкший к эльфийским разносолам, не жаловался. Предложение Грэйлона лечь спать он пропустил мимо ушей, тут же засыпав наставника кучей вопросов о дальнейшем развитии событий.
   - Равол пошлёт за нами погоню, - чуть помедлив, ответил эльф. - Он не знает конечной цели нашего маршрута и уверен, что мы просто хотим тебя спрятать, поэтому отрядов преследования будет несколько. Этот схрон расположен на дороге, ведущей в Макселлин, так что уже через несколько часов мы сможем рассмотреть, кто именно нам угрожает. Но самое интересное в том, что дружки Равола уверены, что мы где-то впереди, так что пока они переворошат все встречные деревушки, безуспешно пытаясь отыскать наши следы, мы спокойно сможем добраться до... Кстати, идти прямиком в Макселлин не такая уж умная затея. Без погони за плечами мы бы спокойно туда добрались, но вот из-за преследователей наша скорость значительно снизится, и дорога займёт как минимум пять дней, а столько времени мы терять не можем. До Тиверли же всего полтора дня езды, а оттуда в Макселлин ежедневно ходит поезд. Правда в Тиверли сложнее затеряться, хотя есть у меня пара идей, так что ложитесь спать.
   Спать Андрею не хотелось, ведь на языке в очередной раз вертелась куча вопросов, но Грэй пресёк их все элементарным приёмом, заключавшимся в том, что эльф моментально уснул. Расспрашивать Кориэла было бесполезно, он тут же ушёл следить за окрестностями, а гном, отмахнувшись, устроился поудобнее и последовал примеру Грэя. Юноше ничего не оставалось, как заснуть самому, и едва он лёг, сразу понял, насколько сильно его вымотало ночное приключение. И мир сновидений не заставил себя долго ждать.
  
   ***
  
   Новый день начался крайне скверно. Грэйлон срывался по пустякам и орал на всех. Дисли всё время бурчал себе под нос что-то на гномьем языке. Вернувшийся из разведки Кориэл сообщил, что видел погоню, проскакавшую мимо схрона пару часов назад, и что этот отряд полностью состоит из магической элиты дома Грозы, что не особо обрадовало.
   Позавтракав на скорую руку, приступили к сборам. Грэй и Кор завели одним им понятный спор о боеприпасах, Дисли убежал кормить лошадей, а Андрею было поручено прибрать помещение и привести его в изначальный вид.
   Покинув крепость, юноша увидел, что за ночь погода окончательно испортилась и теперь их ожидает многочасовая прогулка под непрерывно моросящим дождём. Да ещё и Грэйлон вместо нормальной дороги повёл своих спутников по узкой тропе, где ветки кустарников больно били по лицам, а с деревьев на головы и плечи то и дело обрушивались самые настоящие водопады. В то утро Андрей смог в полной мере оценить искусство эльфийских портных, потому что его шляпа и плащ совсем не пропускали влагу. Дисли выразил вслух своё недовольство по поводу выбранного пути, и суровый командир на это ответил, что не желает светиться при пересечении границы, что лучше переходить её именно этой тропой и что все встреченные ими патрули Стражи будут держать языки за зубами, в отличие от остальных пограничников. На этом гном притих.
   Кориэл уехал вперёд, чтобы заранее переговорить с патрулями. Андрей проводил стрелка грустным взглядом и принялся мысленно материть непогоду, злых магов да и всех эльфов, сразу и поимённо, что втянули его в это дело. Впрочем, ближе к полудню юноша уже начал привыкать к дождю, сырость и слякоть стали восприниматься лишь как досадное недоразумение, а тонкий лучик солнца, неожиданно пробившийся сквозь облака, прибавил оптимизма. Изредка стали встречаться патрули, но, как и предсказывал Грэйлон, они тенями проносились мимо, не задавая никаких вопросов.
   Наконец после нескольких часов мытарств по лесным дорожкам усталый отряд вышел на поляну. Грэйлон разрешил сделать привал, чему Андрей был несказанно рад. Прискакавший Кориэл доложил, что они почти выбрались на Макселлинский тракт, а погоня опережает их часов на пять. К этому времени дождь кончился, выглянуло солнце, а воздух стал чист и свеж, и Андрей, перекусив, решил, что жизнь не так уж и плоха, как казалось ему с утра. Дисли хотел было поднять всем настроение весёлыми шахтёрскими байками, но лавры юмориста забрал себе командир, рассказав историю про орка, прятавшегося в бочке с нечистотами.
   Вдоволь насмеявшись, отряд стал собираться в путь. Грэйлон с многозначительным выражением лица подошёл к Андрею и порекомендовал держать руку поближе к оружию.
   - Мы можем нарваться на приспешников Равола? - спросил юноша.
   Эльф сорвал травинку, несколько секунд задумчиво изучал её, после чего ответил:
   - Не исключаю, хотя более вероятны засады Всадников Сумерек.
   Андрей подался вперёд:
   - Я слышал про них от Дисли! Кто это такие?!
   - По дороге расскажу, хотя, - эльф тяжело вздохнул. - Чего там рассказывать...
   Выезд на тракт прошёл без происшествий. Лес стал редеть, постепенно сменяясь полями. Кор, по-прежнему работавший разведчиком, ускакал вперёд, Дисли стал замыкающим, и Андрей с Грэйлоном ехали рядом, посередине. Исполняя своё обещание, эльф всё-таки решил сорвать завесу таинственности с неведомых Всадников.
   - Историю нашего народа ты помнишь? Хорошо... Так вот, Всадники. Их называют Ночными, Сумеречными, Бешеными, Пустынными - в общем, определение в каждом регионе своё. Ну а "Всадниками" они стали потому, что моментально налетают, делают свои тёмные дела и так же быстро сбегают. Они наследство того периода, когда мы с людьми жили, скажем так, не очень мирно, что в итоге привело к нашему изгнанию. Со временем мы заключили новые союзы, и многие люди стали относиться к нам вполне дружелюбно, однако оставались и те, кто знал старые предания и легенды и считал нас порождениями зла, - эльф мрачным взглядом обвёл окрестности. - Таких людей было мало, и первоначально все расовые конфликты ограничивались словесными перепалками. Но, как часто и происходит, однажды слова закончились, и зазвучали выстрелы. Правда, крупных сражений тогда ещё не происходило. Будущие Всадники совершили несколько набегов на Эриолан, после чего эльфы прошлись с ответным визитом по их лагерям. В итоге все они сбежали в Пустые Земли, где мы были не в состоянии их преследовать. Там Всадники очень близко сошлись с некоторыми орочьими кланами, хотя особой пользы от этого не получили. Постепенно человеческие королевства стали расширяться и завоёвывать новые территории, и Всадникам пришлось потесниться. К той поре большинство из них уже забыли свою первоначальную идеологию и превратились в обычных бандитов, но некоторые всё помнили... Стоило отгреметь Войне за Становой хребет, как по людским городам стали расползаться слухи, что все беды из-за нас, бессмертных перворождённых, и что это именно мы вызвали гнев богов. Тогда эльфоненавистничество чуть ли ни в моду вошло, Сумеречные Всадники стали быстро пополнять свои ряды и принялись снова осуществлять налёты на Эриолан. Самое паршивое, налётчики эти большей частью происходят из самых знатных семей, так что можешь представить, чем для нас опасны такие нападения, - процедил сквозь зубы Грэй, свирепо сверкнув глазами.
   - Их родственники потом требуют компенсации, да? - Андрей надеялся, что его голос не дрожал, столь значительно поразил его новый грозный облик боевого товарища. Хотя уже через несколько секунд Грэйлон снова стал прежним рубахой-парнем.
   - Ну не то чтобы компенсации, но крик они поднимают изрядный. Мы стараемся никого не убивать, - усмехнулся эльф. - Зато во всех пограничных крепостях и схронах хранится практически бесконечный запас розог.
   Дальше ехали молча. После рассказа Грэя Андрею за каждым кустом мерещились террористы. Впрочем, несмотря на страшные истории, погоню и регулярно портящуюся погоду, день прошёл тихо и спокойно. Закат застал путешественников в небольшой деревушке, расположенной на тракте. Правда, чтобы войти туда, пришлось прождать пару часов, пока Кориэл ни изучил поселение и округу и ни убедился, что "плохие" эльфы проскакали здесь ещё полдня назад и возвращаться не собирались.
   Еда в деревенской корчме была так себе, а количество клопов в постелях наводило на мысли о целом государстве паразитов. Грэйлон, откинув одеяла, поморщился и сразу же достал из своей дорожной сумки небольшой жезл, который засветился лёгким голубоватым светом и слабо загудел, после чего эльф заявил, что дезинфекция закончена и по стерильности данные кровати способны сравниться с хирургическим столом.
   Выспаться, впрочем, не удалось. Всю ночь в спину что-то кололо, над ухом гудели комары, да ещё и постельное бельё ужасно воняло. Андрей полночи проворочался, думая, использовали ли эту простынь и пододеяльник в качестве попон для свиней, прежде чем стали предлагать постояльцам. Сон сморил юношу уже перед рассветом.
   Завтрак оказался ещё отвратительней, чем ужин, и Андрей понял, что житьё у эльфов сильно его расслабило в бытовом плане. Требовалось как можно скорее перестраиваться под ритм путешествия. Правда, пока получалось плохо. Едва отъехав от деревни, юноша почувствовал, что грубая сельская пища пошла не на пользу его желудку. Пошлые шутки Грэйлона о том, что в дополнение к магии револьверов они приобрели новое мощное оружие, Андрея взбесили. К счастью, вдоволь поглумившись, эльф пришёл на помощь подопечному, объявив привал и тут же заварив какой-то травяной чай.
   Некоторое время члены просто сидели и рассматривали здешнюю природу, которая разнообразием не радовала. Дивные эльфийские леса уступили место холмистым степям с редкими рощицами деревьев. Дисли проворчал, что в таких условиях они как на ладони. Грэйлон отмахнулся.
   - Я знаю бойцов Равола и уверен, что они уже в Тиверли. Не найдя нас там, они наймут дюжину следопытов и примутся обшаривать окрестности. А к этому времени мы уже окажемся в городе, и у нас будет время принять ответные меры, - эльф мечтательно посмотрел на небо. - И всё-таки я жалею, что мы ушли из Эриолана. Равол отослал почти всех своих адептов, это же сколько возможностей у меня открывается! Эх, если бы он не перенёс Совет...
   - Столько усилий лишь из-за пары магических железяк, - устало пробормотал Андрей. Лечебный настой оказывал действие не сразу, так что пока парень старался не напрягаться. - Даже Совет этот...
   - Ну, Совет-то собрался не только из-за тебя. Конечно, вопрос по револьверам был включён в повестку дня, но второстепенно. На самом деле сейчас начинается довольно интересная игра, и я, честно признаться, сильно расстроен, что не приму в ней участия!
   - Игра? - Андрей приподнялся на локте.
   Эльф усмехнулся.
   - Ты же в курсе наших отношений с Кэноланом? Взаимная нелюбовь - это самое ласковое им название. Так вот, - Грэйлон сделал многозначительную паузу. - Уже несколько лет Найлирэль хочет примирить наши кланы, и с этой целью было решено заключить династический брак. Средняя дочь Владычицы должна выйти замуж за наследного принца Кэнолана, и, по последним сведениям, жених в сопровождении своей свиты уже выехал в Эриолан.
   - И скоро он будет здесь?
   - Поскольку кэноланцы горды, - Грэй усмехнулся. - То пользоваться железной дорогой и прочими транспортными чудесами других рас они не станут, и весь путь займёт у них месяца полтора. Так что у меня ещё есть шанс испортить Раволу настроение, он же наверняка попробует распространить своё влияние на принца!
   - Весело вы все-таки живёте, - произнёс Андрей и, поскольку его живот перестал подавать негативные позывы, наконец, поднялся.
   - Интриги и заговоры у нас в крови, - лениво отозвался Грэйлон и принялся неторопливо обходить место стоянки, затирая следы.
   Через несколько минут отряд снова был в пути. Взгляду то и дело открывались картины суровой деревенской реальности: крестьяне, запрягшие в плуг измождённую кобылу и пытающиеся вспахать поле, мелкие покосившиеся избёнки, разваливающиеся телеги. В общем, жизнь тут практически ничем не отличалась от жизни в той же российской глубинке. В какой-то момент вдоль дороги потянулась вереница столбов с натянутыми на них проводами телеграфной связи, что сделало сходство ещё сильнее.
   В конце концов, монотонность пути окончательно достала Андрея, и он, не выдержав, повернулся к наставнику со словами:
   - Грэй, расскажи что-нибудь о себе!
   - Чего? - опешил тот. - В каком смысле?
   - Понимаешь, ты не такой, как все остальные эльфы. В тебе есть что-то, - юноша неопределённо покрутил рукой в воздухе. - Не то... Надеюсь, я тебя не обидел и не оскорбил?
   Эльф удивлённо присвистнул:
   - А ты глазастый! Не то, что некоторые мои сородичи, знающие меня уже не одну тысячу лет и до сих пор не разобравшиеся, кто я такой. Видишь ли, я - полукровка. Надеюсь, не стоит объяснять, что это значит?
   - Н-нет... - заплетающимся от волнения языком пробормотал Андрей и изумлённо уставился на эльфа, который на самом деле оказался полуэльфом.- Но как же тогда ты... ну, стал главой клана? А родство с Владычицей?
   - Это забавная история, - ухмыльнулся полуэльф. - Дисли, ты тоже присоединяйся, послушай, чтобы мне потом повторять не пришлось! Так уж получилось, что родился я за несколько лет до начала Смутных времен, когда люди поднимали восстание против эльфов. Моя мать была фрейлиной при дворе своей собственной дочери.
   - Разве у эльфов так принято? - Андрей в очередной раз поразился нравам перворождённых.
   - Ну, всё объяснялось тем, что сестра заняла трон по отцовской линии, - тоном благодушного наставника пояснил Грэйлон. - Мать какое-то время состояла в опекунском совете, а мой дед, её отец, являлся по сути дела регентом, хотя не хотел знать ничего, кроме своей военной службы, как-никак первым полководцем на тот момент был. Когда сестра достигла совершеннолетия, стала править самостоятельно, а мама официально перешла в её свиту. Что касается неофициальной части, то, увы, раздел архива, связанный с моей матерью, был безнадёжно утерян во время нашего исхода. А сестрица, как я её ни уговаривал, не хочет раскрывать семейные секреты.
   - И неужели тебе не удалось ничего разведать о твоём рождении? - с сомнением проговорил Андрей.
   - Ты меня недооцениваешь, - усмехнулся Грэй. - Эльфы тогда находились в относительно дружеских отношениях с людьми, за что надо сказать спасибо сестрёнке и её пророческому дару. Запугав сородичей откровениями, откуда придёт их гибель, Найлирэль убедила не относиться к смертным как к тряпкам под ногами, а стать им друзьями. Эту часть истории вы тоже знаете, поскольку, благодаря союзникам, эльфов не вырезали под корень, а просто тихо-мирно изгнали. И вот тут-то и появился мой отец. Про него я знаю только то, что он был единственным уцелевшим повстанцем из разбитого отряда. Ему оставалось только бежать, и ноги принесли его ко двору Найлирэль, где папочка со временем дослужился до офицера дворцовой стражи. Ну а о дальнейшем развитии событий можно узнать практически из каждой любовно-героической баллады. Мой отец встретил мою мать и влюбился в неё. Та, привыкшая к утончённым и неторопливым ухаживаниям сородичей, была просто ошеломлена агрессивным напором молодого человека. Видимо, любовь к экзотике помогла ей преодолеть природную брезгливость, и в итоге мамочка сама не заметила, как потеряла голову от страсти. Их секретный роман продолжался в течение нескольких лет. Эти отношения, как вы понимаете, и привели к моему появлению на свет, и тогда-то всё тайное стало явным.
   - Страсти эльфийского двора. Смотрите триста сорок пятую серию популярнейшей мыльной оперы, - тихонько прокомментировал последнюю фразу полуэльфа Андрей.
   Грэйлон, даже если и услышал слова подопечного, то виду не подал, продолжив свой рассказ:
   - Дед мой, как я уже говорил, был суровым воителем, и посягательства на честь клана простить не мог. Первым приказом он повелел предать моего папеньку самой суровой казни. Какой именно, прошу не спрашивать, просто скажу, что эльфы отличаются утончённостью во всех сферах бытия, в том числе и в насильственном отнятии жизни. К счастью, Най именно в тот момент разродилась очередным мрачным пророчеством. Советники тут же вспомнили, что именно люди составляют большую часть гарнизона и, если начать казнить без суда и следствия, это непременно приведёт к массовому недовольству и волнениям смертных. В итоге дед придумал хитрый, как ему казалось, ход. Подведя моего отца под статью "оскорбление клана", он вызвал его на публичный поединок. В принципе, всё было легально, и лишь самые отъявленные эльфоненавистники могли что-то возразить, но таковых в то время при дворе Владычицы почти не было. Однако, несмотря на красивые слова о соблюдении закона и о том, что лишь сильнейший сможет доказать свою правоту, это всё-таки была казнь, ведь в фехтовании на мечах деду не было равных не только на землях Най, но и на всём материке.
   - И чём это закончилось? Неужели он убил твоего отца? - на этот раз не выдержал Дисли, внимавший истории Грэйлона с неменьшим интересом, чем Андрей.
   - Терпение, - полуэльф улыбнулся. - Разумеется, у папеньки не было никаких шансов, и он это сразу понял, но, тем не менее, продолжал биться изо всех сил. Причём его воля и упорство были настолько сильны, что к концу поединка большая часть двора призывала деда пощадить человека. Но суровый эльф был непреклонен и уже собирался добить соперника, когда тот произнеся что-то вроде: "Не стали мы друзьями здесь, так будем ими на том свете", бросился на деда. Дед его, конечно же, насадил на свой меч, но и отец успел нанести смертельный удар. Вот так и закончилась эта легендарная дуэль, в которой я потерял часть своей родни. Правда, я считаю, что последние слова моего отца были несколько иными и имели более неприличное содержание, но склонность летописцев к пафосу и приукрашениям, увы, уже стала притчей во языцех.
   - И с этого момента ты стал воспитываться при дворе, - подытожил Андрей.
   - Ну да, - Грэйлон ухмыльнулся. - Перед вами первый хулиган и задира при дворе Её Величества Найлирэли. А так же первый стрелок, из-за чего и началась наша с Раволом "нежная дружба". Но об этом в другой раз расскажу, поскольку мы уже приехали!
  
   ***
  
   Андрей был разочарован Тиверли. Этот промышленный городок, считавшийся по местным меркам довольно большим, вырос несколько десятилетий назад из шахтёрского посёлка. Угольные шахты находились прямо за городом, и к ним была проложена железнодорожная ветка, по которой носился маленький смешной паровозик, отвозя уголь к хранилищам. Крестьяне из всех окрестных деревень съезжались сюда для обмена товарами, поэтому народа в городке было очень много. Однако блага цивилизации дошли до Тиверли в очень незначительном размере. Всего треть грязных улочек была кое-как замощена, столбы с электропроводами почти не встречались, а что касается планировки, то её не было в принципе, обшарпанные дома располагались хаотично.
   Поплутав по лабиринтам окраины, отряд решил передохнуть в каком-то сарае. Кориэл ушел наводить справки о местонахождении противника, остальные остались ждать.
   - Долго он ещё? - Андрей нетерпеливо припал к щели между досок, откуда открывался вид на улицу, по которой ушёл разведчик.
   - Терпение и ещё раз терпение, - лениво отозвался командир. - Такие разведчики, как Кор, просто так не теряются. Ты бы лучше побеспокоился за противников. Ох, не завидую я им, если они вдруг встретят нашего приятеля! Плохо только, что это поднимет нежелательную для нас шумиху.
   - Кориэл настолько силён, что может в одиночку выстоять против десятка магов? - в голосе Андрея слышались нотки скептицизма.
   Полуэльф презрительно сплюнул.
   - Вот что я тебе скажу: дерьмо это, а не маги! Всех настоящих магов уничтожили во время Войны некромантов, именно поэтому Шакал и сумел так быстро нас разбить. Если мне удастся хорошенько "опустить" Равола, я непременно возьму его подчинённых в ежовые рукавицы, и тогда, быть может, из них и получится что-то стоящее. А за Кора не волнуйся. Он последний из Нэйлевэров, и в этом мире почти нет чародеев, способных справиться с ним. Ну разве что Шакал...
   - Последний из Нэ... - Андрей запнулся, пытаясь выговорить незнакомое слово. - Ты его так же называл при разговоре с Раволом. А что это значит?!
   - Потом! - отмахнулся Грэйлон. - Сейчас у нас другие проблемы. Кор вернулся.
   Грустноглазый разведчик вошел в сарай, тоскливо оглядел присутствующих и начал свой доклад:
   - Они здесь. Остановились в гостинице в центре города. В данный момент ведут переговоры с наёмниками.
   - Значит, поняли, что одной магией нас не взять, - Грэйлон нахмурился. - Придётся подкорректировать планы. За всеми гостиницами следят?
   - Да. Они наняли для этого местных. Я проследовал за несколькими подозрительными типами, общавшимися с друзьями Равола, до "Целомудренной Селяночки". Там они были нейтрализованы, так что пока возле "Селяночки" чисто.
   - Хорошо. Продолжай следить за этой компанией. Дисли!
   От резкого отклика гном, до этого момента копавшийся в своём мешке, аж подскочил.
   - Что?!
   - Вот тебе деньги, дуй на вокзал и возьми билеты до Макселлина. Мы будем ждать тебя в "Целомудренной Селяночке". Всем быть наготове, похоже, вечером нас ждёт очередной бой.
   Андрей едва успел в очередной раз изумиться смене поведения Грэйлона, как его усадили в седло и быстро потащили прочь из сарая в лабиринт узких улочек Тиверли. Юношу приятно удивило, что постепенно грязь под копытами лошадей сменилась булыжниками мостовых, а покосившиеся хибары - аккуратными трёх и четырёхэтажными домами. Вскоре отряд остановился перед одним из таких зданий с пристроенной конюшней, в которую молчаливые слуги тут же завели их лошадей. Этот дом не имел архитектурных вычурностей, но построен был добротно, и заметно было, что за фасадом регулярно следят: не имелось ни грязных пятен, ни отваливающейся штукатурки. Над входом висела неплохо нарисованная вывеска, изображающая прекрасную обнажённую девушку, стыдливо прикрывающуюся руками, а чуть ниже красовалась надпись "Целомудренная Селяночка".
   - И почему у гостиницы такое название? - сбивающимся голосом пробормотал Андрей, не в силах оторвать взгляд от вывески.
   - Наверное, её владелец когда-то неплохо проводил время в окрестных деревеньках, - подмигнул полуэльф.
   Изнутри здание оказалось гораздо лучше, чем снаружи. До дворцов ему, конечно, было далеко, но над интерьером явно трудились настоящие мастера. Пока Грэйлон оформлял номера, Андрей с интересом изучил несколько висевших на стенах картин с фривольными сценами сельской жизни и резьбу по дереву на эту же тематику. Через несколько минут, войдя в номер и увидев там очередное полотно из серии "Хорошо в деревне летом", парень только и смог промолвить:
   - Это что, бывший бордель? А может, он и до сих пор действует?
   - Если тебя это так раздражает, будь любезен потерпеть, - задумчиво произнёс полуэльф. - Сейчас у нас элементарно нет времени искать другую гостиницу.
   Андрей бросил свою сумку на кровать и прислонил карабин к стене. Несмотря на все тренировки, полуторадневный поход здорово измотал юношу.
   - Да не то, чтобы раздражает, - наконец устало вздохнул он. - Просто интерьеры здесь ну очень уж своеобразные.
   - Ага, эльфийская работа, - сказал Грэйлон. - А тебе я советую принять ванну.
   - Ванну?! Так, значит, здесь есть ванная! - воскликнул обрадованный Андрей и принялся сдирать с себя одежду.
   Оказалось, что Грэйлон заказал ни много, ни мало люкс. В номере были электрическое освещение, телефонная связь, а самое главное - ванная комната. Правда, вода из крана текла только холодная. Полуэльф заметил, что это, скорее всего, из-за неполадок в котельной, после чего извлёк свой "чудо-жезл", который оказался не только отпугивателем клопов, но и водонагревателем.
   Андрей просидел в ванне больше часа и, когда вылез, обнаружил, что Грэйлон исчез, зато появился Дисли. Гном сидел за столиком, на котором разложил весь свой технический инвентарь. Предложение помочь было яростно им отвергнуто, и юноша ушёл в другую комнату, где занялся чисткой оружия. Вскоре вернулся Грэйлон в бодром расположении духа. Отвечать на вопросы он отказался, сообщив только, что скоро придёт Кор и начнётся самое интересное.
   Кориэл возвратился, когда за окном стало смеркаться. К этому времени Андрей уже помирал от скуки, пытаясь найти себе занятие, Дисли всё ещё химичил со своими железяками, а Грэй мылся. На протяжении всей его помывки из ванны доносились весёлые песенки. Наконец, полуэльф появился в комнате с полотенцем на бёдрах и, совсем не стесняясь своей наготы, уселся в кресло. Андрею и Дисли достался диван. Кориэл предпочитал докладывать стоя.
   Отчёт получился сжатым и скучным. Эльф кратко изложил, что в противниках у них числится один из магистров дома Грозы, трое посвящённых вышеупомянутого дома, а также шестеро учеников. Все они по-прежнему не покидают своей гостиницы, но местонахождение Грэйлона и его спутников им уже известно.
   - Шестеро учеников, - задумчиво произнёс Грэй. - Равол, какой же ты болван! Когда же ты, наконец, поймешь, что пара обученных бойцов гораздо опасней и сильнее дюжины неопытных магов?.. А что там с наёмниками?
   - Подрядили одну банду. Судя по тому, что я узнал, все - бывшие Всадники. В этой шайке полтора десятка бойцов, но внимания достойны лишь шестеро.
   - Нарисовать сумеешь? - глаза Грэя хищно сверкнули.
   Кор молча кивнул.
   - Ну и хорошо. В таком случае будем действовать.
   - Мы будем атаковать? - осмелился подать голос Андрей.
   - Атаковать? Нет, я же уже говорил, что лишнего шума в городе нам не надо, поэтому постараемся выманить их за околицу и там разберёмся. Кстати, - Грэйлон сурово посмотрел на юношу. - Тебе сейчас следует хорошенько выспаться. Думаю, ночь будет бессонная.
   - Но я не хочу спать!
   - Хочешь! - в глазах полуэльфа, устремлённых на Андрея, появилось странное свечение, и в ту же секунду парень уснул.
  
   ***
  
   Ко времени пробуждения Андрея всё уже было собрано в дорогу. Грэйлон проверял свой карабин, насвистывая очередную мелодию, гном упаковывал в вещмешок загадочные пакеты, а Кориэл, как обычно, отсутствовал. Юноша попытался было возмутиться из-за своего отстранения от дел, и в ответ на это полуэльф вздохнул и отложил оружие в сторону.
   - Никто тебя от дел не отстраняет, - наставительным тоном начал он. - Просто в этом бою тебе придётся быть в резерве, и в сражение ты вмешается только по моей команде. И возьми у Дисли свой билет. Если с нами что-нибудь случится, да смилуются все боги, тебе придется ехать в Макселлин в одиночку. Как только прибудешь, отправишься в храмовый квартал, найдёшь заведение "Безумный Инквизитор", спросишь брата Торсона, его там все знают, передашь ему от меня привет и напомнишь про мой стрелковый долг. Всё запомнил? Хорошо. А сейчас готовься...
   - К чему готовиться? Что мы всё-таки замышляем? - с отчаянием в голосе спросил юноша. Ему совсем не нравились эти речи, особенно возможный вариант продолжения пути одному.
   Грэй подошёл к окну и, осторожно отодвинув краешек занавески, выглянул наружу.
   - В данный момент наш славный разведчик занимается тем, что выманивает противников из города. Боги всех миров, у меня даже язык не поворачивается назвать их врагами! - лицо полуэльфа на мгновение исказила гримаса отчаяния, и кулак врезался в подоконник. - Слишком многих мы потеряли! А тут еще Равол со своими амбициями влез... Но если что, - его голос стал тише. - Стреляй на поражение. Пистолеты не должны попасть в руки этого Урагана, иначе он всех погубит! Ты понял?!
   - Да. А почему вы называете его Ураганом?
   - Равол - мастер магии погоды. В молодости он несколько раз на спор вызывал бури и тайфуны, за что ему сильно влетало, отсюда и прозвище, - Грэйлон вдруг застыл, к чему-то прислушиваясь, после чего пробормотал сквозь сжатые зубы. - Понял. Всё, пошли. Кор передал, что они попались.
   Лошади уже были осёдланы. Андрей на секунду замер, оглядывая ночную улицу. Несмотря на элитность района, фонарей здесь практически не было, весь свет давала луна. Юноша ожидал очередного похода по закоулкам, но ошибся. Проскакав по центральному проспекту, они покинули город и оказались на дороге, ведущей в сторону Эриолана. Впрочем, с неё быстро свернули на какую-то тропинку, уходившую к шахтам. Пропетляв среди кустов, троица вскоре выехала на полянку у подножия одного из холмов, окаймлявших город.
   Грэйлон приказал спешиться и привязать лошадей. Андрей опасался, что его оставят вместе с животными, но полуэльф требовательно махнул рукой в направлении вершины холма. Следующие полчаса отряду пришлось изрядно попыхтеть, взбираясь по довольно крутому склону. Карабин неприятно бил Андрея по спине при каждом рывке, а пару раз парень чуть не свалился, когда, казалось бы, надёжная ветка, за которую он хватался, неожиданно с хрустом обламывалась. К счастью, прямо позади него пёр Дисли. Бывалый горняк тащил с собой всю свою амуницию, и при этом умудрялся не только не терять темп, но ещё и перехватывать падающего юношу.
   Ближе к вершине склон стал более пологим, и Андрей смог, наконец, осмотреться по сторонам. Ему открылась весьма впечатляющая картина. Огромная луна, опускаясь всё ниже к горизонту, заливала изумрудным светом всю долину, и редкие огоньки города и рудников были просто подавлены этим колдовским сиянием. Деревья, поля, луга, цепочка озёр - всё вокруг отливало изумрудным блеском. Даже тени из-за лунного свечения съёжились и стали мелкими и незначительными. Свет обволакивал, он был текуч словно вода, он заполнял собою всё. Пару минут юноша не мог оторваться от этого зрелища, пока Дисли грубо не дёрнул его за рукав:
   - Ну и чего такого ты там увидел?
   - Оставь его, - ехидно прокомментировал Грэй. - Разве не видишь, что в нём проснулся поэт? Впрочем, написание стихов лучше отложить на потом, тащи парня сюда, покажу, где мы займём позиции.
   Очарованный лунным пейзажем Андрей не сопротивлялся, когда гном схватил его за руку и повёл к полуэльфу. Грэйлон указал на небольшую рощицу на вершине, после чего заботливо поинтересовался:
   - Впечатляет ландшафтик?
   Юноша молча кивнул, уставившись в никуда.
   - Ну ты далеко не первый, кто стал пленником Эрлессовой луны.
   - Эрлессовой?
   - Эрлессом звали мага, который первым описал это явление, хотя оно, в принципе, известно уже довольно давно. Время от времени в разных местах воздух приобретает странные свойства и начинает отражать лунный свет, в результате чего наземные объекты кажутся светящимся. Длится этот природный феномен недолго, и многих очень завораживает. Поэты и художники с нетерпением ждут такие ночи, чтобы, вдохновляясь ими, создавать свои бессмертные творения. Что касается меня, я не понимаю всего этого ажиотажа. Ну, светится всё вокруг, и что такого? Я тоже могу раздеться догола и намазаться фосфорной краской, так что после этого и обо мне стихи слагать? - в последнюю фразу полуэльф вложил весь свой сарказм.
   - Так это свечение редко случается? - грустно спросил Андрей.
   - Редко и в ограниченном пространстве, в данном случае, только в долине,- ответил наставник. - Ты лучше посмотри вон туда, раз уж мы здесь оказались.
   Грэйлон кивнул головой в сторону старых полуразвалившихся сооружений, находившихся по ту сторону холма, примерно в трёх сотнях метрах от отряда. Света луны, который на вершине холма был самым обычным, вполне хватало, чтобы разглядеть с полдюжины строений разной степени дряхлости, а так же тропу, ведущую к чудом уцелевшим воротам.
   - Когда-то здесь тоже была шахта, - тихо пробормотал гном. - Вот только исчерпали ее быстро.
   - А эти хранилища с тех пор стали использовать под свои нужды всякие подозрительные личности, - продолжил Грэй. - Пришлось мне и Кору хорошо попросить их уступить нам склады на эту ночь.
   Кусты неприятно кололи лицо и руки, а здоровенные муравьи больно кусали за ноги, осатанев после того, как Андрей нечаянно наступил на муравейник. Юноша, поморщившись, привстал, чтобы перейти на другое, более комфортное место, но резким ударом был сбит с ног. Мало того, его ещё прижали с обоих сторон и свирепо шепнули: "Тише!" прямо в уши. Ничего не понимая, Андрей как можно жалостливее посмотрел на своих спутников. Грустный и беспомощный взгляд подействовал на Грэя, тот смилостивился, немного раздвинул траву перед лицом парня и указал на цепочку теней, скользивших вдоль дороги.
   - Весьма интересно, - тихонько проговорил полуэльф. - Всегда считал Глэрдома лишь взрослым мальчиком на побегушках, не умеющим самостоятельно думать, несмотря на всю его силу, но, похоже, я его недооценил. М-да, этот субъект возомнил себя очень умным, раз собрался меня переиграть.
   - Что случилось? - Андрей обеспокоено поёжился.
   - Ничего, что я бы не смог предусмотреть, - самодовольно хмыкнул командир. - Просто прихвостни Равола решили устроить засаду, но сделали это крайне бездарно. Да ты сам посмотри: там пятеро учеников и один посвящённый! Нет, да ты глянь на этих дурней, их что, совсем ничему не учили?!
   Противники действительно соответствовали данному Грэйлоном определению. Поднявшись по склону холма на пару сотен метров, они скучковались за поваленным деревом, присели на корточки и стали следить за складами. Грэй в очередной раз хмыкнул.
   - Вот и для тебя работка нашлась, - повернулся он к Андрею. - Как думаешь, сможешь сейчас призвать магию револьверов?
   - Не... не знаю, - опешил парень. - А какую именно?
   - Да без разницы. Вызови молнию или преврати их всех в тушканчиков. Впрочем, - полуэльф с сомнением покачал головой и повернулся к гному. - Дисли, дай ему одну из твоих игрушек.
   - Сейчас, - ворчливо отозвался гном, а затем извлёк из своего мешка небольшой стержень и протянул Андрею.
   Юноша с недоумением оглядел незнакомую штуковину. Металлический цилиндр сантиметров пятнадцать-двадцать в длину и два-три в диаметре, весом около килограмма. Один из концов наглухо запаян, а на другом находится странный выступ.
   - Не трогай её, - раздался суровый шёпот гнома.
   - Что это? - поинтересовался Андрей, хотя уже и сам догадывался.
   - Бомба, если до тебя ещё не дошло! Сорви вот эту нашлёпку, и через три секунды тут случится хороший БУМ!
   Последнюю реплику Дисли произнёс настолько громко, что Грэй сурово на него шикнул и обратился к Андрею:
   - Короче, видишь вон те заросли?
   Юноша кивнул. Густые кусты располагались пятьюдесятью метрами выше позиции магов.
   - Так вот, быстро, но тихо перемещайся туда. Вот, прицепи это к уху, - Грэйлон протянул маленькую клипсу в виде бабочки. Удивлённый Андрей прикрепил её к мочке уха и вздрогнул, услышав странный шум.
   - Это приёмник, да?
   - Догадливый, - усмехнулся полуэльф. - С этой штукой ты будешь слышать Кора так, словно он находится возле тебя. Запомни кодовую фразу: "Нам это не подходит", после неё разрядишь свои магические штуковины по тем дуракам за деревом. Будет лучше, если сумеешь сформировать какое-нибудь заклятие, а не получится - швыряй ту штуку, что дал тебе Дисли, и сразу беги к лошадям. Не задерживайся и не строй из себя героя. Всё, ступай и сделай все по-эльфийски.
   - Это как?
   - Идеально! Ну, давай иди, а то Дисли уже отправился на свою позицию.
   Действительно, за разговором Андрей и не заметил, что гном исчез. Тяжело вздохнув, парень пополз к означенным кустам, усиленно вспоминая и пытаясь применить все уроки, полученные у Стражей. Однако справедливости ради стоит заметить, что до места юноша сумел бы с лёгкостью добраться даже без навыков пограничников, так как трава в этом месте была достаточно высокой, а эльфы, окончательно подтверждая диагноз Грэя, совсем не смотрели по сторонам, а только вниз на дорогу.
   Следующие полчаса были, наверное, самыми долгими в жизни юноши. Стараясь ничего не упустить, он следил за группой эльфов, молясь про себя, чтобы они не вздумали разойтись. Из "клипсы" пока что доносился только слабый шорох.
   И тут, как обычно внезапно, появился Кориэл. Вот только что пространство перед воротами было пустым, а уже через мгновение возле них возникла страшно знакомая долговязая фигура. Тут же послышался шум, и буквально через пару секунд из-за поворота показались десятка два всадников, вооружённых до зубов. Андрей напрягся и потихоньку взвёл курки. Кориэл, невзирая на явное численное превосходство противника, спокойно покинул свой пост и встал перед главарём.
   - Это тот самый прихвостень дома Ястреба, - резко ворвался в ухо Андрея незнакомый голос. Юноша вздрогнул и чуть было не открыл огонь раньше времени, прежде чем сообразил, что источником голоса послужил наушник.
   Тем временем отряд, повинуясь приказу главного, окружил эльфа. Кориэл продолжал молчать, не обращая внимания на полтора десятка ружейных стволов, уставившихся ему в лицо. Главарь неторопливо продолжил речь, вкладывая в неё всю свою надменность:
   - Вы только посмотрите, до чего опустились перворождённые! Защищают какого-то человека, который к тому же посмел поднять руку на одного из нас! В былые времена ему бы пришлось молить небо о быстрой смерти!
   Кор продолжал молчать, что, видимо, ещё больше распалило и разозлило предводителя.
   - Думаете, сумели перехитрить нас?! - крикнул он. - Думаете, мы не в курсе, что Грэйлон вздумал устроить нам засаду?! Так вот, знай, что вы сами окружены! И сейчас мои лучшие бойцы готовы в любую секунду уничтожить всю вашу банду!
   Андрей улыбнулся, наблюдая за тем, как эти самые "лучшие" вместо того, чтобы готовиться обрушить свой гнев на головы беглецов, прислушивались, затаив дыхание, к речам своего наставника.
   - Грэйлон-полукровка! - продолжал орать главный. - Я знаю, что ты здесь! Отдай человека и то, что он с собой несёт! Нам больше ничего не нужно, а вы можете проваливать, куда хотите! Хоть в Кэнолан, хоть к морским эльфам, хоть к Шакалу на поклон, но чтобы при дворе Владычицы Найлирэли и духу вашего не было!
   - Нет! - резко ответил Кориэл.
   Предводитель недоуменно склонил голову и подъехал поближе.
   - Что ты сказал?
   - Нам это не подходит, - медленно и чётко произнёс разведчик, и тут всё началось.
   Громыхнувший выстрел выбил из седла одного из всадников. В ту же секунду Кор ящерицей проскользнул сквозь строй в слегка приоткрытые ворота. Грянул новый выстрел, затем ещё один. И только тут до Андрея дошло, что пора и ему вступать в игру, тем более что магическая засада начала действовать, направив свои посохи и жезлы в сторону вспышек от пальбы. Первый же выстрел юноши, несмотря на тщательное прицеливание, не принёс никакой пользы, второй тоже. Единственное, чего ему удалось добиться, это вынудить магов залечь. Андрей с грустью признал, что сегодня магическая сила ему не повинуется. Посылая пулю за пулей, он ещё пытался призвать то неведомое чувство, поймать его, хотя прекрасно понимал, что всё это напрасно. Револьверы отказывались служить в качестве артефактов и ограничивались лишь тем, что посылали пули, заставляя чародеев всё ниже и ниже пригибаться к земле.
   Очередное нажатие на курок вызвало лишь щёлчок вместо выстрела. Осечка?! Андрей мысленно выругался. Поливая огнём эльфов, он совсем не вёл учет боеприпасов. А маги уже поднимались. Оставалось только как можно быстрее схватить карабин и попытаться опередить их. Рука юноши потянулась за винтовкой, лежавшей рядом, но наткнулась на что-то круглое и металлическое. В следующую секунду парень уже ругал себя на всех известных и неизвестных ему языках, потому что, сосредоточившись на магии, он совсем забыл о гранате гнома. Времени на раздумья уже не оставалось, поэтому Андрей моментально сорвал с цилиндра нашлёпку и изо всех сил швырнул его в направлении засады, надеясь, что самопальное изделие его не подведёт.
   Бросок вышел неудачным. Граната не приземлилась в гуще толпы, как планировалось, а упала в нескольких шагах от неё, заставив эльфов снова пригнуться. Пару секунд замершие ученики разглядывали упавший предмет, после чего вновь подняли свои посохи. Андрей в панике прижался к земле, и тут громыхнуло. На секунду парню показалось, что эльфы всё-таки успели бросить заклинание в его сторону, но, подняв голову из своего импровизированного укрытия, увидел, что колдовать-то уже и некому. Место засады было окутано дымом, сквозь который хорошо просматривались разбросанные тела.
   Ещё одним полезным последствием взрыва стало и то, что он прояснил юноше мозги, заставив вспомнить остальные инструкции Грэйлона. Не медля ни секунды, Андрей подхватил оружие и, пригнувшись, рванул к деревьям. Так уж получилось, что его маршрут позволял хорошо видеть, что творилось внизу. Писатели обычно называют такую ситуацию "ад кромешный". Зрелище поистине ужасало. Ворота склада и часть забора горели, и огонь набирал большую силу. Из кустов во все стороны летели файерболлы, поджигая всё на своем пути и пугая лошадей. Группа мужчин вела беспорядочный огонь в сторону хранилища. Где-то поблизости раздались два выстрела, и двое стрелков упали. "Грэйлон", - догадался Андрей. Противники оставили склад и открыли огонь в сторону холма, наверное, кто-то сумел заметить убегающего полуэльфа. Парой десятков метров выше в склон ударили подряд две молнии. Мимо Андрея пролетело несколько огненных шаров, а затем бахнуло с такой силой, что юношу сбило с ног.
   Приподнявшись, он оглянулся и остолбенел. Хранилище полыхало, а забор с воротами превратились в гору разбросанных горящих досок, между которыми тут и там в разных позах лежали тела. Несколько секунд Андрей созерцал это апокалиптическое зрелище, пока суровая рука ни схватила его за плечо и ни потащила наверх.
   - Что ты тут расселся?! - закричал ему на ухо Грэйлон. - Гномья взрывчатка конечно хороша, но против магистра требуется что-то более серьёзное!
   - Так это его рук дело, - произнёс Андрей. Он уже пришёл в себя, чтобы продолжать передвижение самостоятельно.
   Грэй фыркнул, отпуская плечо юноши:
   - А чьих же ещё?! Хотя, учитывая мастерство юных Ураганчиков, можно не сомневаться, что и они смогли бы устроить нечто подобное, если бы только мозгов хватило. Давай поднажми, а то мне кажется, что кое-кто там внизу уцелел и сильно жаждет нашей крови.
   И Андрей побежал. Побежал изо всех сил, как его учили. Побежал, чтобы остаться в живых.
  
   ***
   Все члены отряда встретились возле лошадей. До этого Андрей пережил несколько неприятных минут, всматриваясь в темноту в поисках противников, но вместо злобных эльфов-магов с их наёмниками по склону скатился Дисли, а через пару секунд из мрака вынырнул и Кор. Не медля ни секунды, они поспешили покинуть окрестности холма. Луна к этому времени уже скрылась, и Кориэл с Грэйлоном, прекрасно видевшие в темноте, возглавили отряд. Лошади из конюшен Владычицы послушно следовали за ними.
   Видимо сарай, в котором они прятались днём, командир изначально взял на заметку, потому что именно туда он снова всех и привёл. Едва только Дисли закрыл за собой дверь, как полуэльф накинулся на Кориэла с расспросами:
   - Ну что?! Многие ушли?! Глэрдом - скотина! Я всегда считал, что он - идиот, Шакал побери его душу!
   На грустном лице разведчика появилось какое-то подобие улыбки, но едва эльф начал говорить, она исчезла:
   - Один посвящённый мертв, ещё один сильно ранен. Глэрдом в бой старался не ввязываться, поэтому с ним я ничего не смог сделать.
   - Это я видел, - Грэй поморщился и уселся прямо на пол. - Что с тем учеником? Его вроде приложило взрывом? Кстати, Дисли, прими мои поздравления. Это был отличный бросок.
   - Да ладно, чего там, - смущённо отозвался гном.
   Кориэл тем временем продолжил:
   - Ученик жив, но сильно контужен. Также уцелели трое наёмников, впрочем, это мелкие сошки, я их хорошо рассмотрел.
   - Значит, их тоже вычёркиваем. Всё равно плохо, очень плохо!!!
   Андрей изумлённо посмотрел на полуэльфа. Впервые он видел наставника в таком отчаянии.
   - А что с теми, кто был в засаде? - снова спросил Грэй.
   - Трое учеников мертвы, остальные ранены, но не серьёзно.
   - Для тебя не серьёзно - это если руки-ноги не оторвало, - пробурчал полуэльф. - Значит ситуация не в нашу пользу...
   - Но почему? - Андрей осмелился подать голос. - Мы же выбили почти весь отряд!
   - Нам не надо было выбивать весь отряд, - продолжал ворчать Грэйлон. - Нам требовалось прикончить Глэрдома, без которого бы эти Ураганчики так растерялись, что несколько дней сидели смирно или творили всякие глупости. А с ним... Если он сообразил не вступать в схватку с Кором, то думаю, уже спешит на телеграф, чтобы передать Раволу весть о том, что мы обнаружены. А это значит, что в Макселлине нас будет ждать новая засада.
   Такая новость никого не обрадовала. Эльф молчал. Гном пробормотал что-то об увеличении мощности взрывчатки. Грэйлон долго смотрел на стену, но, наконец, поднялся на ноги.
   - Ладно, слезами горю не поможешь. Кор, отправляйся к гостинице, и всех шпионов, что там торчат, отправь в канализацию. Дисли возьмёшь с собой. А мы с парнишкой пока прогуляемся в одно место. Хочу обеспечить себя на тот случай, если сегодняшняя ситуация повторится.
   Вскоре Андрей с наставником уже шли по улицам ночного города. На этот раз они не торопились, и юноша смог задать очередные накопленные вопросы.
   - А почему для того, чтобы убить этого магистра, Кору непременно надо было вступить с ним в бой?
   - Знаешь, - глаза Грэя загадочно сверкнули. - Это относится к той части биографии Кора, о которой он предпочитает не распространяться. Так что я умолчу о том, где и как он приобрёл такую способность, но... В общем, Кориэл не маг, но может использовать магическую силу других.
   - Это как? - удивился Андрей.
   - Весь процесс описывать долго и нудно. Вкратце: если маг вздумает атаковать нашего дорогого Кора боевым заклинанием, то он элементарно заберёт большую часть силы этого заклятья, чтобы потом распорядиться ею по своему усмотрению. А не справился он с магистром потому, что тот свою силу решил не тратить, а сил приспешников не хватило, чтобы пробить все его защитные щиты.
   - А если пулей?
   - Пулей?! - полуэльф злобно рассмеялся.- Пулей ты только ученика достать сможешь, и то не всякого! Я видел, как ты садил по ним с двух рук! Скажи честно, ты не удивлен, что ни одна пуля не попала в цель?
   - Дистанция была большая, - пожал плечами Андрей.
   - Дистанция тут не причём. Несмотря на то, что магию револьверов ты призвать так и не смог, это не отменило их волшебных свойств. Поскольку они признали тебя хозяином, то промахнуться из них тебе крайне тяжело. Всё объясняется гораздо проще: все пули попали в щит.
   - Щит? Но я не заметил...
   - Если бы мы снова сейчас оказались там, я бы подвёл тебя к месту засады, и ты бы увидел, что все твои пули лежат прямо перед ним.
   Андрей задумался. Всё казалось достаточно логичным, впрочем, у него ещё оставались вопросы.
   - Так почему на этот раз мне не удалось призвать силу?
   - Для призвания силы мало одного желания. Ещё нужны концентрация и состояние, позволяющее силе течь сквозь тебя. Этому не просто обучиться, но в данном случае особых проблем я не вижу, так что чуть позже займемся твоей тренировкой. Ещё вопросы есть?
   - Есть! А куда и зачем мы идём?
   - Ну, это просто! Мы идём за тем, что поможет нам расправиться с магистром Глэрдомом, не прибегая к способностям Кора.
  
   ***
   Путь их завершился возле входа в оружейный магазин. Грэйлон пару секунд изучал вывеску с изображением перекрещенных винтовки и шпаги, после чего изо всех сил забарабанил в дверь, время от времени подёргивая шнурок звонка.
   - Так ночь ведь, все спят, - робко попытался возразить Андрей.
   - Ерунда, - отмахнулся полуэльф. - Я эту лавку знаю, хозяин здесь же и живёт. А ради важного клиента можно свой сон и нарушить.
   Грэйлон оказался прав. Через несколько минут за дверью послышался шорох шагов, затем зажёгся свет, и в открывшемся в двери небольшом окошке показалось заспанное лицо.
   - Ну, кого тут принесло?! - голос хозяина был отнюдь не дружелюбен. - Разве не видите, что мы спим?! Утром приходите!
   - Стража Третьего Круга, - резко ответил Грэйлон и в подтверждение этих слов продемонстрировал свой значок.
   Хозяин в ужасе отшатнулся:
   - Пресветлые Боги! Стража?! Но зачем?!
   - Откройте, - более спокойным тоном проговорил полуэльф.
   Это возымело результат. Дверь отворилась, на пороге предстал владелец с опухшим со сна лицом и с расширенными от ужаса глазами. Грэй, не говоря ни слова, оттеснил его в сторону и вошёл внутрь. Этот магазин мало отличался от арсенала, стеллажи были забиты винтовками, карабинами, охотничьими ружьями, револьверами, ножами и прочим стреляющим и режущим оружием. На стенах висели медвежьи головы, при виде которых Андрей сразу вспомнил каморку Игоря. Ностальгически вздохнув, юноша прислушался к диалогу продавца и покупателя.
   - Патроны Кейн?! - истерически визжал владелец магазина. - Нет их у меня, и никогда не было! Я даже мизинцем не притронусь к этой гадости!
   Страж скучающе постучал пальцами по стулу, после чего дружелюбно улыбнулся.
   - Ну, нет, значит, нет. Я вам верю.
   Хозяин облегчённо вздохнул, но Грэй ещё не закончил.
   - Впрочем, на правах капитана Стражи я имею право произвести обыск данного помещения.
   Услышав эти слова, владелец застыл как восковая статуя.
   - Надеюсь, вы мне окажете содействие? Нет? Да вы не волнуйтесь, если не окажете, так и скажите, в протокол вносить не буду. А начну я, пожалуй, - полуэльф подошёл к одной из медвежьих голов. - Отсюда!
   - Помилуйте! - хозяин упал на колени. - Не губите меня, пожалуйста!
   - Я так и думал, - Грэй ткнул в правый глаз головы, после чего она с лёгкостью отошла от стены, обнажив тайник. Полуэльф тут же запустил туда руки и извлёк пару коробок. Не обращая никакого внимания на заверения владельца в том, что это ему подбросили и что во всём виноват компаньон, Грэйлон открыл коробки и подозвал к себе Андрея.
   - Ну, ты посмотри, разве не красавцы?! - произнёс Страж.
   На юношу они особого впечатления не произвели. Патроны как патроны, обычные револьверные, правда, раскрашены почему-то в красный и синий цвета.
   - Это не моё!!! - продолжал визжать хозяин.
   - Не ори! - рявкнул полуэльф. - Сколько ты возьмёшь за эти две упаковки?
   От удивления хозяин моментально онемел.
   - Вы их покупаете? - наконец осторожно спросил он.
   - А ты глухой? Я же когда вошёл, сразу сказал, что хочу купить патроны Кейн. Чего тут непонятного?
   - Просто... Вы же Страж!
   - Даже Стражи иногда попадают в затруднительное положение, - буркнул Грэй. - Так что я покупаю эти коробки. Или, может, мне их просто конфисковать?!
   - Да-да, минутку! - хозяин с необычайным проворством бросился к кассе. - Две упаковки по пятьдесят патронов. Сто рений.
   - Сто?! - Андрей присвистнул. Он уже успел достаточно хорошо изучить местные финансовые отношения, чтобы оценить эту сумму. За сто рений можно было купить десяток лошадей, а на сдачу ещё неделю обмывать покупку.
   Впрочем, Грэя такая цена не взволновала. Открыв кошелек, он извлёк оттуда пару бумажек.
   - Ровно сто, и благодарю за быстрое обслуживание.
   Они уже подошли к выходу, когда их настиг оклик владельца:
   - Постойте?! Но разве за это мне ничего не будет?
   - Считайте теперь себя личным поставщиком двора Владычицы Найлирэли - ответил Грэй. - И в следующий раз постарайтесь обойтись без истерики.
   Удаляясь от оружейного магазина, Андрей несколько раз оглядывался на ошеломлённую рожу хозяина, замершего в дверях. Вскоре Грэйлон повернул на другую улицу, ведущую к их гостинице, и юноша, наконец, спросил:
   - А что не так в этих патронах?
   - Запрещены законами всех королевств, входящих во Второй Круг, и крайне не приветствуются в остальных государствах. За хранение ждёт каторга, за распространение - смертная казнь, - полуэльф нежно, словно маленького котёнка, погладил коробки. - Зато с ними у нас поубавится проблем. Если бы они были в том схроне, сейчас мы бы уже сидели в гостинице, отмечая победу.
   - Так вот что искал Кор, - догадался Андрей. - И что такого в этих патронах? Они настолько мощные?
   - Помнишь заслоны, что остановили твои выстрелы? Так вот, такие пули пробьют даже щит магистра! Естественно, магам это не нравится, и именно они настояли на принятии законов о запрещении патронов Кейн. Однако, несмотря на все табу, кое-кто их делает и продаёт. Мы, Стражи, по идее должны таких дельцов отлавливать, но иногда приходится идти против закона. Главное, теперь мы можем доставить немало неприятностей всем Ураганчикам, которых за нами пошлют.
   - Умным был тот тип, который придумал такие пули, - с уважением отозвался юноша.
   - Умной!
   - Что? Это была женщина?!
   - Да, и именно её портрет в своё время привлёк твое внимание, - произнёс полуэльф уже перед входом в гостиницу.
   Андрей в очередной раз изучил вывеску с Селяночкой.
   - Интересно, с чего вдруг эльфы взялись украшать какую-то провинциальную гостиницу? - еле слышно пробормотал он себе под нос.
   - Потому что я их об этом попросил, - так же тихо отозвался полуэльф.
   - Но зачем?
   - Знаешь, мне очень хотелось, чтобы моя гостиница выделялась на фоне остальных, - в голосе Грэя промелькнули довольные нотки.
   - Твоя гостиница?! Но постой, ты же говорил, что...
   - Ну да, я говорил, что её хозяин славно здесь развлёкся. Эх, хорошая тут деревенька была полвека назад, - полуэльф даже причмокнул. - И селянки были славные. Одну из них три месяца уламывал, но так ничего и не вышло. А ещё говорят, что женщины от эльфов без ума.
   На последней фразе в голосе Грэйлона прозвучали нотки обиды и сожаления. Видимо, хороша была крестьянка, если через полсотни лет о ней сохранили такие воспоминания... Воспоминания?!
   - Так получается, что вся эта гостиница а-ля бордель построена всего лишь в память о той крестьянке?!
   - Ну почему только в память о крестьянке? - ухмыльнулся Грэй. - Я тут иногда встречаюсь со своими, так сказать, шпионами.
   - Да уж, в таком интерьере только секретные сведения передавать, - съёрничал Андрей.
   И тут всё напряжение прошедшего дня вдруг потребовало выхода наружу, и парень заржал во весь голос. К подопечному тут же присоединился Грэй, причем хохот полуэльфа был настолько громок, что на шум сбежались все представители местной администрации и, попадав на колени, попросили хозяина смеяться потише, ведь все постояльцы спят. Их просьбы были удовлетворены, и в свой номер человек и полуэльф вошли уже молча, но лица их светились радостью и оптимизмом. Ощущение поражения исчезло, и теперь они были готовы к новым битвам.

Глава 6.

  
   Посадка на поезд прошла на удивление спокойно: никто не стрелял в спину, не швырялся файерболлами направо и налево и даже не вызвал полицию, хотя накануне вечером Грэй именно этого и опасался.
   - На месте Глэрдома я бы так и сделал, - ворчал полуэльф. - Обвинил бы нас в какой-нибудь гадости, хотя бы в той же перестрелке - и всё дела. Только вот, несмотря на то, что особых проблем Глэрдом пока не доставил, он нас задержал. Следующий поезд идёт через сутки, а за это время много чего случиться может.
   - Он действительно пойдёт в полицию? - Андрей беспокойно огляделся по сторонам.
   - Зная его, вряд ли. Все Ураганчики очень гордые. Причём их гордость мне непонятна, нанять с десяток вольных стрелков она позволяет, а вот затребовать помощи у властей - нет.
   Впрочем, вплоть до самой посадки в поезд эльфам и гному приходилось смотреть в шесть глаз. Юноша не считался, он, конечно, очень хотел быть полезным, но, увы, вряд ли смог бы отличить обычного наёмника от представителя местных сил правопорядка по причине отсутствия какой-либо униформы. Зато именно Андрей первым заметил Глэрдома, стоявшего за углом вокзала и с ненавистью глядевшего вслед отряду.
   - Скалится, зараза, - прокомментировал Грэйлон. - Понимает, что в одиночку с нами не справится.
   - А если из-за угла? - осведомился Андрей. - Подберётся и бахнет заклятием?
   - Всё равно не получится. Для этого ему вначале придётся нейтрализовать Кора, а того магией не взять. Если только пулей.
   За таким невесёлым разговором отряд подошёл к поезду. Правда, поездом, с точки зрения Андрея, это можно было назвать с большой натяжкой. Больше всего гномье средство передвижения походило на обычную электричку: лавки, на которых рассаживались рабочие, едущие в столицу тратить заработанные деньги, узкий и грязный тамбур, выбитые стёкла. Хваленые VIP-места, выбитые Дисли у сородичей, на поверку оказались аналогом плацкарта. Единственным отличием было отсутствие боковых мест и верхних полок, а так же возможность отгородиться от остальных при помощи ширмы. Её-то Грэйлон в первую очередь и раздвинул, после чего немного поколдовал своим универсальным жезлом.
   - Всё в порядке, теперь можно говорить о чём угодно, не опасаясь, что нас подслушают. Этот тип всё ещё там?
   - Там, там, - проворчал Дисли, уткнувшийся в запачканное стекло. - Стоит и смотрит, а рожа такая, как будто всю неделю мокрицами питался.
   - Мокрицы разные бывают, - весело парировал Грэй. - В том же Макселлине, куда мы сейчас едем, есть парочка неплохих забегаловок, где как раз и подают мокриц. Между прочим, изысканный деликатес.
   На некоторое время воцарилось молчание. Путники старались устроиться поудобнее, несмотря на заверения Грэя, что ехать всего часов десять и что расслабляться не стоит. Едва поезд тронулся, Дисли развалился на одной из полок, заявив, что он полночи "зловредных магиков" бомбами пугал, так что ему просто полагается основательный отдых. Кор же пошёл проверять поезд на наличие "нежелательных элементов".
   Андрей, усевшись у окна, принялся изучать окружающий пейзаж и отвлёкся лишь тогда, когда Грэй дотронулся до его плеча.
   - Возьми и убери подальше, но так, чтобы в любой момент можно было быстро достать.
   На ладони эльфа лежало несколько патронов. Тех самых, из-за которых пришлось здорово напугать хозяина лавки.
   - Но это же опасно...
   - Опасно будет, если какой-нибудь очень ретивый маг подловит тебя в сортире со спущенными штанами, а тебе и отбиться будем нечем, - улыбнулся Грэйлон. - Ну, чего ты такой мрачный? Хочешь, расскажу весёлую историю про одну принцессу? Она очень любила сладости, но в то же время следила за своей фигурой и в итоге попросила дворцового волшебника, чтобы он телепортировал пирожные прочь из её желудка. Дело закончилось тем, что из-за ошибки в заклинании принцесса прямым ходом отправилась на кладбище, но выглядела при этом просто замечательно!
   Дисли посмеялся над грубой шуткой полуэльфа, а вот Андрей так и не понял, что здесь весёлого. К тому времени вернулся Кориэл, как всегда хранивший хладнокровие, и юноша, наконец, решил попросить.
   - Расскажи про... него, - он кивнул головой на Кора.
   Невозмутимое выражение лица эльфа на секунду сменилось крайним удивлением. Грэй нахмурился:
   - А что ты хочешь узнать?
   - Всё! И про последнего из Нэй-как-его-там и про его талант, - Андрей понизил голос до шёпота. - Просто про тебя я хоть что-то знаю, Дисли тоже любит потрепаться о своём прошлом, а вот Кор...
   - Ну, что скажешь? - обратился Грэйлон к своему напарнику. - Ты не против, если я порадую мальчика рассказом о твоих похождениях?
   Кориэл промолчал. По всей видимости, это означало его согласие, потому что Грэйлон вновь повернулся к Андрею и продолжил:
   - Ну, раз напросился, так слушай. На мой взгляд, повествование не очень интересное, но тебе, думаю, понравится. Но для начала предлагаю снова вспомнить историю Войн некромантов. Они, как тебе уже известно, делятся на три периода. Первый - это полная изоляция Эриолана от всего прочего мира. Второй период, тот, что засекречен, мы назвали Бурей Дикой Кошки. Дикая Кошка Кейн сумела меньше чем за год устранить почти всех лидеров враждебных нам магов, помогла защитить дворец при решающем штурме Эриолана, после чего передала войну в наши руки и исчезла. Про третий период известно всем, но вот подробности в данный момент могу осветить только я.
   - Потому что они тоже засекречены? - поинтересовался юноша.
   - Нет, потому что полную версию тех событий Кор рассказал только мне. Но не перебивай и слушай дальше. Как я и говорил, большинство лидеров восставших магов были уничтожены, но осталось немало мелких сошек, способных, однако, нам серьёзно напакостить. Дело осложнялось и тем, что вся эта братия разбежалась по окраинам, найдя убежища у лордов и мелких баронов Пустых Земель, и достать их там было очень тяжело. Можно было, конечно, послать в Пустые Земли армию, но после войны мы не могли сразу и безоговорочно доверять соседям и союзникам, ведь кое-кто из них тайно или явно поддерживал магов. Открытого мятежа мы не опасались, но проблем бы они нам доставили немало. Кроме того, Владычица вновь вспомнила свои грандиозные планы по очистке всего севера от орков. Короче говоря, стало ясно, что активных действий против недобитых повстанцев мы предпринимать не станем, но оставлять всё просто так было опасно, поэтому мы решили ликвидировать их по-тихому и послать для этого небольшие отряды убийц. Это, как ты сам понимаешь, тоже было непростым делом. Мы не могли отправить против них боевых магов, потому что подчинённые Равола тогда себя полностью дискредитировали, слишком явно они симпатизировали той стороне. В итоге на задание снарядили стрелков моего клана, и ты должен догадаться, кто именно выдвинул такое предложение.
   - Равол, конечно же, - пробурчал Дисли.
   - Да, он самый, - по задумчивому выражению лица Грэя было заметно, что полуэльф погрузился в воспоминания давно минувших дней. - Всё-таки та война слишком сильно ударила по престижу дома Грозы, вот Равол и решил, что неплохо бы утянуть за собой ещё и дом Ястреба. Но тогда-то мы этого не знали и наоборот были полны энтузиазма да, вдобавок, благодаря Кейн, придумали ряд приёмов, позволявших стрелкам эффективно противостоять магам. Те же пули разработали, хотя в то время ещё приходилось пользоваться стрелами. В общем, было сформировано восемь отрядов по четыре эльфа в каждом.
   - А почему по четыре? - полюбопытствовал Андрей. - Это играет какую-то роль в противостояниях магам?
   - Ещё как играет. Дело в том, что средний маг может удерживать не больше пары целей за раз. Я не говорю про магистров, те могут одновременно десяток молний по разным мишеням выпустить, но сбежавшим колдунам было далёко до высших магических титулов. А при нападении на таких середнячков число четыре - самое оптимальное. Пока маг пытается уложить одного или двух нападающих, остальные делают свое чёрное ну или, смотря с какой стороны посмотреть, светлое дело. Выбирались стрелки из числа тех, кто не обладал магическими талантами, и каждый из них снабжался кучей всевозможных защитных амулетов и артефактов.
   - А зачем это нужно? - юноша был очень удивлён. - Я наоборот считал, чем сильнее способность к магии, тем больше шансов...
   - Видишь ли, молодой человек, - менторским тоном начал Грэй. - Поединки чародеев между собой сильно отличаются от их сражений с теми, кто не владеет магией. Волшебнику не одолеть волшебника обычным файерболлом, разве что если разница в силе между ними будет очень велика, и тогда победителя определит исключительно превосходство в могуществе. Правда, такое происходит крайне редко, обычно маги-противники пытаются искать слабые места в заклинаниях врага. Есть много подобных техник, не буду на них останавливаться. Так вот, для опытного чародея просто подарок судьбы, когда ему попадается соперник, наделённый небольшой силой. Профессионал устранит слабачка в мгновение ока.
   - И никакой защиты для слабых магиков нет? - поднял брови Дисли. Похоже, история Грэйлона стала для него откровением.
   - Есть, но она довольно сложна в изготовлении и потому дорогая (у меня-то таковая имеется, спасибо Кейн). Гораздо проще и выгоднее подбирать охранные талисманы для существ, совершенно не способных к магии, благо волшебники пытаются уничтожать "бездарных", не особо напрягаясь, самыми элементарными ударными заклинаниями: молниями или файерболлами, с которыми дешёвые амулеты неплохо справляются. Точнее, не совсем справляются, а в течение некоторого времени сдерживают атаки. Вот с учётом всего вышесказанного и была сформирована группа. Назвали её, конечно же, очень пафосно - "Нэйлевэры" или "Стрелы правосудия". В один из четырёх отрядов Нэйлевэров и попал Кориэл. В то время он был весёлым, разбитным малым и любимцем девушек, ведь как-никак считался одним из лучших поэтов-менестрелей Эриолана. Стрелком он тоже был очень неплохим, всё-таки мой ученик, - Грэйлон ухмыльнулся. - Ну и дальше, как вы понимаете, группы отправились в Пустоземелье, где и пропали.
   - Пропали?! - в один голос вскрикнули Дисли и Андрей.
   - Да, - грустно проговорил полуэльф. - Связь с ними была утеряна. Нам оставалось только гадать, что случилось, хотя я, впрочем, кое-что понял, и мои предположения со временем подтвердились. Равол не смог пройти мимо возможности сделать подлость и сумел сообщить восставшим о том, что по их душу отправлены стрелки дома Ястреба. Кто предупреждён, тот вооружен, и изменники воспользовались ситуацией, уничтожив все отряды...
   - И остался один Кор? - уточнил Андрей.
   Полуэльф покачал головой.
   - Не совсем так. Отряду Кора не повезло больше всех, ведь маг, которого им надо было устранить, славился своими экспериментами над разумными существами. Направленных против него эльфов он захватил в плен и посчитал подарком богов, потому что как раз готовился к испытанию нового оружия.
   На этих словах Грэй замолчал и посмотрел на своего напарника. Взгляды Андрея и Дисли тоже были устремлены на эльфа. На его каменном лице не дрогнул ни один мускул, но вот в глазах... В глазах стояли слёзы, едва заметные, но для тех, кто привык к невозмутимому виду Кора, и этого хватало, чтобы понять, что стрелок был крайне опечален.
   - Целый год мы были в неведении, - почти шёпотом продолжал Грэйлон. - Целый год я рассылал разведчиков во все стороны, чтобы хоть что-нибудь узнать о судьбе отрядов, но всё безрезультатно. А затем началось самое непонятное: восставшие маги стали погибать один за другим, причём никто не мог понять, каким образом это происходило. Неведомые убийцы проходили через заслоны их заклинаний как нож сквозь масло. Некоторые из замков, в которых проживали изменники, были сильно разрушены, что говорило об очень тяжёлых битвах. За полгода погибли почти все изменники в количестве трёх дюжин, ну а потом вернулся тот, кого все давно считали мёртвым, - Грэй замолчал и на секунду закрыл глаза. - Этот день я никогда не забуду. Было солнечно, даже жарко. Владычица затеяла большой приём, на котором присутствовали послы союзников, главы знатных домов, много других высокопоставленных лиц, и тут в самый разгар торжества в дверях неожиданно появился ОН! Думаю, даже появление одного из высших божеств не произвело бы такого фурора! А как он шёл к престолу Владычицы! Шагал, не глядя по сторонам, но все видели его лицо. Даже у мертвецов не бывает настолько безжизненных лиц, как в тот момент у Кора. Я помню, с какой невероятной скоростью перепуганный Равол шарахнулся в сторону, про остальных вообще молчу. Да что там, я и сам тогда побледнел, как потом мне рассказали. Ну а потом... Потом Кориэл приблизился к престолу Найлирэли, встал на колени и возложил к подножию трона два мешочка.
   - А про это я уже слышал, - вдруг заявил Дисли. - В мешочках были именные медальоны. В одном - пропавших стрелков, а в другом - убитых некромантов.
   - Ты прав, - кивнул Грэй. - Но больше всего присутствовавшие были поражены, когда Кор обратился к Владычице. Все мы помнили его волшебный тенор, но тут услышали какой-то скрип ржавых петель вперемешку с хрипением зомби. И вот таким голосом он спокойно отчитался в выполнении задания и спросил, чем ещё может послужить. Пока произносилась эта речь, четыре фрейлины Владычицы и один министр попадали в обмороки.
   - А что было дальше? - Андрея совершенно не волновали потерявшие сознание министры. Его, вот хоть убей, куда больше интересовала незавидная участь охотника за магами-изменниками.
   - Я забрал Кора к себе, - продолжил Грэйлон. - Не буду уходить в подробности, рассказывая о том, как долго мы исцеляли его израненную душу. И всё, чего нам удалось добиться, так это лишь привести его в состояние, в каком он сейчас пребывает. И самое главное, после лечения я, наконец, услышал его историю.
   Полуэльф снова затих и несколько минут молча смотрел в окно. Всё это время Андрей и Дисли нетерпеливо ёрзали на сидении в ожидании продолжения рассказа. Наконец полуэльф опять заговорил:
   - Тот маг ставил много разных опытов. Но товарищам Кора, можно сказать, повезло, колдун экспериментировал над их телами, и стрелки очень быстро погибли, не выдержав этого. Кориэлу досталось куда больше, ведь маг измывался над его душой. Как мы потом поняли, некроманту был нужен идеальный солдат, сильный и запрограммированный на подчинение, но при этом обладающий ограниченной свободой воли. Опыты продолжались почти год, а затем случилось то, чего маг никак не ожидал: его детище ударило по нему самому. Во время очередного эксперимента Кориэл вдруг порвал оковы и размазал своего мучителя по ближайшей стене, да так качественно, что от удара рухнула половина замка. Дальнейшее Кор помнит плохо. Помнит, что разыскал останки соратников и похоронил, сняв с них медальоны. Помнит, что каким-то образом почуял местонахождение других эльфийских медальонов, а, взяв амулет мага, обнаружил, что может ощутить и других изменников. Вот и всё. О том, как он бродил по Пустым землям и уничтожал всех злодеев, Кор уже не мог рассказать. По обрывистым воспоминаниям нашего стрелка мы поняли, что после опытов магия стала действовать на него не так, как на обычных людей, эльфов или орков. Кориэл по-прежнему лишён магических способностей, но он может забирать чужую волшебную силу и распоряжаться ею по своему собственному желанию. Пока всё.
   Больше Грэйлон ничего рассказывать не собирался. Гном и человек переглянулись и с благоговейным ужасом уставились на Кора. Тот продолжал хранить невозмутимость, слёзы исчезли из его глаз, но Андрей чувствовал, что эльф взволнован.
   Остальной путь прошёл в молчании.
  
   ***
  
   Часов через девять за окном стали мелькать большие деревни с распаханными полями, а ещё через полчаса за одним из поворотов показался сам Макселлин. Андрей к тому времени был уже изрядно измучен дорогой. Возможно, гномы и были мастерами в изготовлении оружия и инструментов, но вот вагоны могли бы делать и получше, чтобы не так укачивало и трясло. Впрочем, на город юноша смотрел с интересом, к тому же рядом сидел, наверное, самый лучший гид этого мира.
   - Обрати внимание на дорогу, - вещал Грйэлон. - Вон ту, прямую, что тянется вдоль путей. Её приказал построить первый правитель Макселлина, прославленный полководец, чтобы на его триумфальных возвращениях присутствовал весь город. Вон, видишь трибуны вдоль дороги? Ну, где толпа торговцев сидит? По задумке полководца там должен был стоять воодушевлённый народ, с радостью приветствующий своего повелителя. Кстати, то, что железную дорогу выстроили вдоль этой, не случайно. Когда гномы начали её прокладывать, им было выдвинуто требование провести путь с наименьшими изменениями в городской застройке, ну а вдоль этой дороги было много пустого места, чем строители и воспользовались. А посмотри на ту башню. По преданию одна макселлинская принцесса полюбила простого городского юношу, но злобный отец был против их союза, и влюблённые в отчаянии бросились с вершины этой башни. По крайней мере, так утверждают романтически настроенные граждане. Но те, кто поциничней, вроде меня, считают, что девушку столкнул оттуда двоюродный брат в борьбе за престол, а молодой горожанин пострадал как нежелательный свидетель, думаю, не стоит рассказывать, для каких целей он постоянно захаживал к принцессе в башню. В том квартале живут гномы, а вон та зловещая крепость вовсе не тюрьма или арсенал, как ты, наверное, подумал, а местный королевский музей. Жаль, что из-за тумана видимость плохая, и не разглядеть легендарный шпиль, который по преданию является копьём, сброшенным на землю одним из орочьих богов.
   Таким образом, когда поезд остановился, Андрей уже успел узнать кое-что о культурном и историческом наследии Макселлина, а так же о том, в какие кварталы не стоит ходить без сопровождения. Городской вокзал очень не понравился юноше из-за обилия народа, хотя само здание было красивым. Едва только отряд вышел на привокзальную площадь, Грэйлон поймал местное такси. Оно напоминало велорикшу, но, в отличие от земных аналогов, здесь коляску тянули два велосипедиста на тандеме. Гном сразу же принялся объяснять, что так тратится вдвое меньше сил, а полуэльф добавил, что и платить зато приходится вдвое больше. Впрочем, коляска была удобной, да и трясло не сильно. Андрей с любопытством смотрел по сторонам, и на этот раз его экскурсоводом стал Дисли, как оказалось, не раз бывавший тут. Грэйлон от обязанностей гида самоустранился и обсуждал с Кором возможность нападения в пределах города.
   Тем временем велоколяска, плутая по узким улочкам, проехала мимо торгового квартала, заставленного магазинами и лавками, и миновала несколько площадей, на которых Андрей успел разглядеть памятники героям древности и симпатичные фонтаны. И лишь когда по обе стороны потянулись вереницы храмов, юноша решил поинтересоваться:
   - А куда мы, собственно, едем?
   - К одному моему боевому товарищу, - ухмыльнулся Грэй. - Я его, правда, давно не видел, но, думаю, он не откажет мне в помощи. Тем более задачка как раз по его специальности.
   - Он кто, маг?
   - Почти. Охотник на магов, причём очень хороший, да ты и сам увидишь. Главное, застать брата Торсона в трезвом виде.
   - Это тот самый священник, к которому ты меня посылал? - вспомнил, наконец, Андрей. - Но с чего это святошам охотиться за магами? Конкуренция?
   - Ну, брат Торсон не просто священник. Он - инквизитор, служитель Многоликого.
   Юноша тяжело вздохнул, потому что в местной религии так до сих пор и не разобрался. Правда, и информации о ней он получил совсем мало: из пары прочитанных книг и из лекции Грэя.
   - Опять Многоликий, - вдруг забурчал Дисли. - Не понимаю я тех, кто ему служит. Тоже мне, хранители равновесия. То ли дело наши боги!
   - А что не так с этим Многоликим? - поинтересовался Андрей.
   Дисли злобно сплюнул на дорогу:
   - Нехороший он бог, непредсказуемый. Никто толком не знает, что ему нужно. Храмовники несут всякую чушь про сохранение равновесия, а сами под этим предлогом режут всех, кого ни попадя.
   - Вот тут ты не прав, Дисли, - неожиданно подал голос Кориэл. - Во время Войны некромантов именно инквизиторы Многоликого сыграли решающую роль в уничтожении наших врагов. Если бы не они, то Дикой Кошке вряд ли бы удалось одновременно бороться и с изменниками и с Орденом Змеиного Клыка.
   - Ну, на что способна Дикая Кошка, я и сам не знаю, - вступил в диспут Грэй. - Я помню, что она вытворяла самые настоящие безумства, и у неё всё всегда получалось! Однако про роль жрецов Многоликого ты верно сказал, Змеиный Клык доставил нам тогда немало неприятностей, - Грэй повернулся к Андрею и серьёзным голосом продолжил. - Но на будущее запомни: если встретишь Многоликого и он предложит тебе свой дар, откажись. Откажись даже в том случае, если предлагаемое им будет твоим самым заветным желанием.
   - Это так серьёзно?
   - Он щедр, - задумчиво промолвил полуэльф. - Но эта щедрость оборачивается страшными бедами для тех, кто принимает его дары. Мы тут говорили про Змеиный Клык. Много лет назад этот магический орден, активно пользующийся некромантией, славился своей печальной репутацией. А в те же годы здесь, в Макселлине, жил офицер гвардии, какой-то дальний родич короля. Амбиций у парня хватало, да и способностями боги не обделили, но вот беда, всего ему было мало. Так что когда к нему пришёл Многоликий и предложил огромную магическую силу, офицер обоими руками ухватился за этот подарок, не обратив внимания на то, что в обмен ему предстоит тоже кое-что сделать. Причём, что именно надо сделать, Многоликий так и не сказал.
   - И чем всё закончилось? - Андрею, конечно, было любопытно, хотя от обилия информации у него уже трещала голова.
   - Звали того офицера Айслен Буреносец или Айслен Неистовый. Точнее, его стали так называть после всех совершённых им подвигов. В общем, он собрал ватагу добровольцев и с ними завоевал четыре соседних государства. Свой родной Макселлин, кстати, трогать не стал, короля сильно уважал. Ну, так вот, в процессе завоевания соседей он сильно прищемил хвост Ордену Змеиного Клыка. Те вначале выставили против Айслен обычных убийц, но он их разделал так, что любо-дорого посмотреть. Потом настал черед магов, и те тоже успехов не добились. И так уж получилось, что Айслен захватил одну из школ Ордена, где ему сильно приглянулась послушница. Он, недолго думая, приковал девчонку к своему ложу особой цепью, лишающей возможности колдовать, и наглядно ей демонстрировал, что намеревается сделать со всем Змеиным Клыком.
   - И эта девушка его и убила, - устало предположил Андрей. В его желудке давно урчало, лёгкий перекус в поезде лишь раздразнил аппетит.
   - Нет, - произнёс полуэльф, с удивлением глянув на подчинённого. - Девушка как раз его и не тронула. Она уже была на сносях, когда в замок к Айслену наведались новые гости, специально накачанные силой их змеиного бога. Буреносец превзошел сам себя, положив четырёх убийц, но на последнего, пятого, сил у него уже не хватило. Ассассины имели инструкцию уничтожить не только Айслена, но и его наложницу вместе с ребёнком, если он к тому времени уже родится. Однако вышло так, что последний оставшийся в живых был родным братом девушки и вместо того, чтобы убить сестру, принял у неё роды, а затем спрятал новорождённых, мальчика и девочку, сумев инсценировать их смерть. Ну а когда эти двойняшки выросли, стали инквизиторами Многоликого и силой не уступали своему отцу. Гибель Ордена Змеиного Клыка - именно их заслуга. Вот и выходит, что с Многоликим Айслен расплатился, но какой ценой! Вот о чём я тебя предупреждаю.
   Андрей было призадумался, но не тут-то было. Велоколяска, наконец, остановилась возле большого здания. Запах, доносившийся оттуда, свёл юношу с ума и заставил забыть про всех богов, эльфов и магов вместе взятых. Парень поднял глаза и прочёл вывеску: "Таверна Безумный Инквизитор".
  
   ***
  
   В таверне было темно и шумно, а с потолков свисал всякий хлам, в чём Андрей убедился, стукнувшись головой о подвешенное ведро.
   - Осторожней, - запоздало предупредил подопечного Грэйлон, ловко преодолевая все препятствия. - Это заведение назвали так не в честь какого-то известного инквизитора, а просто потому, что любой попавший сюда рискует сойти с ума.
   - А почему именно инквизитор? - буркнул Андрей, осторожно обходя какую-то статуэтку, болтавшуюся на ржавой цепочке.
   - А сюда только они и ходят, - флегматично отозвался полуэльф. - Через одно здание находится главный храм Многоликого, а напротив него ещё и храм Безумного Воителя, а там тоже своя инквизиция имеется. Впрочем, с воители с многоликими в хороших отношениях.
   - Ну и имена у ваших богов. Не могли пооригинальнее придумать?
   - А вот про их имена у меня как раз есть отдельная история, - весело начал Грэй, но Андрей застонал:
   - Не надо историй! Лучше давайте поедим!
   - Дельная мысль, - заметил Дисли.
   Ему-то, благодаря росту, все висящие преграды были нипочём. Низенький гном двигался по прямой, в отличие от людей и эльфов, и первым уселся за столик в углу.
   Сразу же появилась официантка, невысокая толстуха с некрасивым лицом и грубыми манерами. Впрочем, скорей всего, такой персонал сюда специально и набирали. Андрей, не знавший названий местных блюд, попросил только, чтобы было повкуснее и побольше. Дисли с Грэем, вырывая друг у друга лист меню, указали в списке по десятку пунктов, после чего расслабились.
   - Ах да, имена! - вдруг вспомнил полуэльф.
   Андрей снова застонал, но Грэйлон пресёк его возражения властным движением руки.
   - Успокойся, рассказ будет недолгим. В общем, раньше наименования богов писались и произносились только по-эльфийски, и переводы на другие языки считались оскорблением. Ну, а после нашего бегства на север, Владычица, чтобы хоть как-то завоевать уважение новых соседей, разрешила переводить божественные имена на местные диалекты, в том числе и на всеобщий. Был собран религиозный совет наиболее значимых конфессий и выбраны лучшие знатоки иностранных языков. Только эти специалисты, видимо, с похмелья были или просто ленились и в итоге перевели всё согласно прямому значению, даже не подумав отыскать подходящее соответствие или, на худой конец, как-то облагородить. Времена тогда были трудные, у священников своих забот хватало, так что они махнули руками и повелели оставить пока так, решив, что в будущем переделают. Но, как видишь, будущее наступило, а имена не изменились.
   Желудок парня бурчанием высказал своё мнение о чувстве юмора собравшихся здесь. Полуэльф уже собрался изречь что-то язвительное по этому поводу, но тут принесли заказ. Дисли, Грэйлон и Андрей с жадностью накинулись на еду, и на несколько минут за столом воцарилась тишина, прерываемая лишь звоном столовых приборов и чавканьем. В отличие от своих спутников, Кор ел спокойно и неторопливо, с удивлением поглядывая на своего командира, который на пару с гномом превратил процесс приёма пищи в самое настоящее соревнование. Впрочем, Грэй и выиграл, длины его рук хватило, чтобы выхватить прямо из тарелки Дисли последнюю пару куриных крылышек. Гному оставалось только возмущаться и ворчать.
   После пятого блюда Андрей почувствовал, что на сегодня ему хватит. Вдоволь насытившись, юноша, наконец, решил оглядеться по сторонам. Его глаза уже привыкли к сумраку, и он мог рассмотреть собравшийся в таверне народ. Возле окна за большим столом активно пировала группа молодых людей, одетых в балахоны а-ля "чёрный маг", правда, со скинутыми капюшонами. Грэйлон, следивший за взглядом подопечного, шепнул, что это студенты местной академии волшебства. За остальными столиками сидели люди потише и постепенней, хотя дискуссия на религиозную тему, которую они вели, рисковала перерасти в выяснение отношений. Убедившись, что здесь больше ничего интересного нет, Андрей уже хотел было обратиться к Грэйлону с вопросом о дальнейшем маршруте, но тут все звуки в таверне перекрыл мощный рёв. По идее, это была песня, но вот голос исполнителя наводил на мысли о толпе суровых викингов, рвущихся навстречу врагу. А через секунду юноша чуть не свалился с табуретки, потому что к дерущему глотку певцу присоединился и Грэйлон. Куда подевался бархатный баритон полуэльфа? Грэй горланил как ещё один потомок нормандских моряков, впрочем, он хотя бы слова песни выговаривал чётко.
  
   Тебя посадим на кол, а после расчленим,
   Такая уж работа, хотим иль не хотим.
   Отцам Священной Церкви ведь не знаком покой.
   Постой, ты тоже ведьма? Придём и за тобой!
  
   Огонь великой веры горит в сердцах у нас.
   А для тебя, старуха, дровишек есть запас.
   Ты подожди немного, сейчас придёт палач,
   И для порядка всё же немножечко поплачь.
  
   Работа не из лёгких - допрашивать слуг тьмы,
   Но всех поймать их надо - мутят мирян умы.
   И нам порой охота зависнуть в кабаке,
   А не в подвале тёмном стоять с кнутом в руке.
  
   Желудок просит пива, но разум нынче твёрд,
   И дьявола исчадье от Церкви не уйдёт.
   Давай признайся, ведьма, в содеянных грехах
   И не колдуй, нет смысла, ведь нам неведом страх.
  
   Ну, всё, конец работы, гори в святом огне,
   А мы поднимем чаши, утопим грусть в вине.
   Отцам Священной Церкви ведь не знаком покой.
   Постой, ты тоже ведьма? Придём и за тобой!
  
   Едва песня закончилась, показался и главный запевала. Андрей вытаращил глаза, потому что исполнитель действительно должен был стоять на палубе драккара. Ярко-рыжие волосы этого здоровенного мужика, рост которого явно превышал два метра, были причудливо собраны в косы, украшенные расшитыми рунами лентами. Усы и борода громилы так же были заплетены в косички, а, заметив в вырезе его рубахи густой волосяной покров, Андрей ни на миг не засомневался в том, что и там находятся не меньше полудюжины кос. Тем временем "викинг" подлетел к столику и, схватив Грэя в охапку, радостно его затряс:
   - Вот ты где, старый лис! Я его ищу, понимаешь ли, по всему северу, а он в столице сидит и молчит!
   Рычание незнакомца повергало в ступор. Дисли уже потянулся к кобуре, когда полуэльф, наконец, ответил:
   - Торсон, смиренный брат и служитель всемогущественного Многоликого, я рад нашей встрече!
   Спутники Грэя недоумённо переглянулись, никто не ожидал от ехидного командира таких изысканных фраз. Гигант тоже удивлённо посмотрел на него, после чего дико захохотал.
   - Ну, ты молодец! Типа это я должен был так сказать, да?!
   Продолжая ржать, Торсон ухватил с подноса проходившей мимо официантки кусок мяса, после чего уселся за стол рядом с Грэем, и тут его весёлость как ветром сдуло.
   - Что ты тут делаешь, Лис? - чуть ли не шёпотом спросил инквизитор. - Ты в курсе, что по городу уже несколько часов мотаются странные типы и ищут кого-то, очень похожего на тебя и твоих спутников? Я здесь уже третий час песни ору для того, чтобы ты, если будешь проходить мимо, не смог ни зайти.
   - От станции за нами следили, - флегматично ответил Грэйлон. - Так что нам нужно поскорее покинуть это место. Убежище, надеюсь, ещё действует?
   Монах фыркнул.
   - За кого ты меня принимаешь? Конечно же, действует. Потайной ход с кухни, кстати, тоже ещё никто не закрыл.
   - Это хорошо. Предупреди своих, чтобы отсекли нам хвост.
   На этих словах инквизитор злорадно ухмыльнулся.
   - Можешь не волноваться, - радостно хлопнул он своей широкой ладонью по спине эльфа. - Если они сюда придут, обратно их уже вынесут!
   - Вы их убьёте? - наконец решился спросить Андрей, которого присутствие инквизитора приводило в состояние священного ужаса.
   Монах с любопытством оглядел юношу.
   - Интересный экземпляр тебе попался, Лис. Откуда ты только таких берёшь?
   - С неба падают, - честно признался Грэйлон, после чего, повернувшись к Андрею, ответил на его вопрос. - Не думаю, что местные опустятся до рукоприкладства, всё-таки это одна из самых престижных городских забегаловок ... эммм... среди самых непрестижных. В общем, я думаю, тех, кто за нами следит, здесь насильно напоят так, что они даже свою биографию забудут.
   - Красиво сказано, - довольно проворчал инквизитор - И не будь я Ханзи Торсон, если мы так и ни сделаем! Собирайтесь, а я пока спою ещё одну песню!
   - Мне помочь? - с улыбкой осведомился Грэйлон.
   - Не надо, сам справлюсь! - монах снова шлепнул Грэя по спине. - К тому же голос у тебя по-прежнему как у свиньи, которую режут!
   - Надо же, не знал. Я считал, что у меня-то как раз нормальный голос, - с притворной грустью промолвил полуэльф, вздохнул и тут же обратился к соратникам. - Так, тихо, без шума, не привлекая внимания, собираемся и идём вон в ту дверь. Там ждём святого отца, чтобы он указал нам путь к истине.
   Они прошли половину пути, когда по ушам ударил уже знакомый рёв. Голос, способный, наверное, перепугать всех демонов в аду, горланил новую песню, слова которой опять были неразборчивы, но Грэй, явно недовольный запретом, стал вполголоса подпевать, давая Андрею возможность ознакомиться с текстом.
  
   Однажды на рассвете раздался страшный гром.
   В округе осознали: родился злой дракон.
   Герои похватали мечи и тесаки,
   Баллисты, арбалеты, верёвки и крюки.
  
   И все полезли в горы убить отродье зла,
   Приманку притащили - здорового козла.
   Туда и даже орки припёрлись всей толпой.
   Гремят щитами люди, берсерки рвутся в бой.
  
   А где же наш дракончик? Так он ведь улетел.
   Он с воинов толпою встречаться не хотел,
   Нашёл себе принцессу, давно живет в глуши,
   Работает на ферме, так, просто для души.
  
   А речи, что он злобный, - так это всё навет,
   Людские суеверья, маразматичный бред!
   Ну, разве эта кроха способна воевать?..
   Но если откровенно, мы вам не станем врать:
  
   Пройдёт годочков триста, и вырастет дракон
   И в каменном чертоге займёт законный трон.
   Ну, а героев храбрых в своём огне спалит
   Спокойно и без злобы, не так, как люд твердит.
  
   Родился коль драконом, то милости не жди:
   Придут опять герои, приставят меч к груди,
   И образ милой крохи растает словно сон.
   Дракон совсем не злобный. А просто он - ДРАКОН!
  
   - Надо заметить, - сказал Грэйлон уже за дверью кухни. - Что все эти тексты Торсон сам и пишет. Жаль только, что у него, в отличие от легендарного предка, знаменитого святого истребителя нечисти Ханзи Кюрша, нет голоса. Впрочем, Торсон - человек хороший.
   В глубине души у Андрея зародились подозрения, будто полуэльф не столько хвалит инквизитора, сколько сам себя в этом убеждает, что парню очень не понравилось.
  
   ***
  
   Предположения Андрея подтвердись, когда отряд, пройдя потайным ходом, очутился в каком-то сарае, где уже ждала карета с возницей. И не успели они сесть, как Торсона вновь понесло:
   - Ну, всё, брат мой, держись! Я тебе, как помнишь, задолжал пирушку! Так что готовься, сегодня вечером нас ждёт веселье!
   Попытки Грэйлона объяснить, что сейчас не до веселья, были сразу же отметены.
   - Ты чего? - возмущался инквизитор. - Забыл, кто спас меня тогда от тех зомби?! И неужели не помнишь, что мы договорились хорошенько это отметить?! А в итоге ты опять куда-то исчез на пять лет! Вечно с вами, эльфами, морока! Ладно, когда свои долги забываете, это-то понятно, но вот чтобы чужие!
   - За нами погоня, - устало проговорил полуэльф. - Как минимум десять боевых магов из дома Грозы.
   - Ты всё-таки достал беднягу Равола? - одобрительно кивнул головой Торсон. - Молодец, уважаю! Сам его не терплю, так бы и раздавил гада склизкого! Ничего, не волнуйся, в убежище охрана хорошая, а я всех свободных инквизиторов сегодня под ружьё поставлю. Раскатаем "грозовых" так, что и мокрого места не останется! Патроны нужны? - вдруг осведомился он.
   Грэй в ответ показал уже знакомый Андрею цилиндрик из тиверлийского магазина. Инквизитор довольно осмотрел патрон и хмыкнул:
   - А мы-то думали, куда те две коробки пропали, а это, оказывается, эльфы воровством занимаются! Ну, Лис, ты даёшь! Своих же друзей обчищаешь!
   - Тут есть маркировка инквизиции? - удивился Грэй.
   Внятного ответа не последовало, поскольку Торсон тут же дико заржал и с воплем: "Купился!" снова полез обниматься.
   Тем временем выехали за город. Солнце уже опустилось достаточно низко, и в наступивших сумерках можно было разглядеть только скопления деревьев и кустов и отдельные здания. К одному из таких зданий карета и свернула. Дом вблизи оказался довольно надёжным сооружением: три этажа, стены из толстого грубого камня, узкие окна, больше напоминающие бойницы. Если добавить к этому ещё и расположение на вершине холма и голую, простреливаемую во всех направлениях местность, то особняк превращался в компактную, но основательную крепость. Торсон, заметив любопытство Андрея, тут же подтвердил мысли юноши.
   - Дюжина человек способна неделю сдерживать здесь войско неприятеля! - гордо рявкнул инквизитор. - Вот ещё пушки вернут из ремонта, и тогда тут никакой враг нам не будет страшен!
   - Кроме регулярной армии Макселлина, - ехидно шепнул на ухо Андрею Грэйлон.
   Внутри гостей ждал огромный зал с не менее огромным камином, в котором весело играло пламя. Несколько местных монахов уже поджаривали на нём тушки птиц. Посередине комнаты стоял стол, заставленный яствами в поражающих воображение количествах. Андрей с грустью посмотрел на такое изобилие. Час назад юноша слопал бы всё это вместе со столом, но после сытного ужина в таверне к еде его совсем не тянуло.
   Кроме монахов по залу расхаживали несколько девиц даже на непрофессиональный взгляд Андрея крайне сомнительной репутации. И по их отношениям с представителями местной религии можно было понять, что идеи воздержания плоти у здешних церковников не в ходу.
   С видом мученика, идущего на казнь, Андрей присел с краю стола. Грэйлон и Дисли к тому времени уже нашли общий язык со здешним обществом. Торсон снова принялся петь, как обычно, неразборчиво, но все дружно его поддерживали. Юноша вздохнул, и рука его как-то сама собой взяла кувшин с вином. Найдя на столе кружку почище, Андрей тут же наполнил её и, потягивая содержимое мелкими глотками, перебрался на лавку, стоявшую в углу зала.
   - Ты новенький? - раздался вдруг над его ухом приятный голос.
   Андрей обернулся и чуть не поперхнулся вином. Перед ним стояла миловидная миниатюрная брюнетка, совсем не похожая на тех вульгарных особ, что в данный момент растаскивали монахов по тёмным углам. В течение нескольких секунд парень переводил дыхание, после чего смог произнести всего одно слово:
   - Что?
   Девушка ухмыльнулась.
   - Ты новый послушник? Хотя вряд ли, ты ведь пришёл с этим эльфом, другом брата Торсона. А меня зовут Мила. Можно присесть?
   И снова у Андрея не нашлось, что ответить. Он сумел выдавить из себя только: "Угу" и кивнуть. Брюнетка тут же устроилась рядышком и затараторила:
   - Ты знаешь, а я никогда не общалась с эльфами. Ну, то есть, наблюдала за ними и иногда здоровалась, когда они в храм приходили, но чтобы по-дружески - ни разу. Кстати, я послушница, и у меня через месяц будет первая ступень посвящения. А ты чем занимаешься? Вольный стрелок, да? Но ты ещё так молод... Наверное, ты ученик эльфа? Это здорово! И стреляешь так же метко, как они? Я сама не видела, как они стреляют, но мой дядя, служивший в пехоте, рассказывал, что, когда один эльф выходит против десяти орков, ему требуется ровно пять выстрелов, чтобы убить их всех. Это правда или дядя так шутит? Хотя он обычно серьёзный...
   Медленно попивая вино, Андрей думал о том, что есть вещи и поопасней отряда разгневанных магов, жаждущих твоей смерти. Вот, например, эта девушка, что сидит рядом и засыпает градом вопросов, а у него не то, что слов для ответов нет, он даже прогнать её не может. Да уж, такого противника пулей не убить.
   Вдруг Мила вскочила и, схватив Андрея за руку, куда-то его потянула.
   - Что случилось? - не понял юноша.
   - Тсс, так надо, - загадочно шепнула девчонка и потащила его к лестнице на второй этаж.
   То ли это была магия, то ли вино ударило в голову, но Андрей сам не понял, как оказался распростёртым нагишом на кровати. Стоящая рядом Мила заканчивала раздеваться.
   - Это... не надо, - только и успел пискнуть он, когда к его губам прильнули жаркие девичьи губы
   - Дурачок, - раздался тихий шёпот. - Тебе это нужно больше, чем мне, иначе ты погибнешь.
   Андрей широко распахнул глаза от изумления. Куда подевалась послушница Многоликого милая болтушка Мила? Прямо перед юношей стояла богиня. Чёрные кудряшки сменились потоками чистейшего серебра, а мальчишеская фигурка приобрела такие изящные формы, что по спине Андрея побежали мурашки. Но больше всего поражали глаза незнакомки. Казалось, они отражали сияние миллиардов звёзд, в них тонули бескрайние просторы галактик, и вся красота неведомых миров проникала через них в юношу, заставляя забыть обо всём.
   - Не волнуйся, - еле слышно произнесла Серебряная Принцесса. - Пусть ты не опытен, я помогу тебе.
   И через секунду для Андрея всё потеряло значение, ведь опасности и погони кажутся такой ерундой, когда тебя хочет прекрасная богиня!
  
   ***
  
   Пробуждение было приятным, несмотря на то, что поспать удалось всего пару часов. После такой ночи и принято просыпаться в приподнятом настроении. Андрея даже не огорчило исчезновение случайной подруги, чего-то в этом духе он от неё и ждал. Тело юноши приобрело какую-то небывалую лёгкость, казалось, ещё немного, и он взлетит. Парень даже хотел подпрыгнуть, в глубине души уверенный, что одного усилия хватит, чтобы воспарить под потолок, ведь после подобной ночи возможно всё...
   Звук выстрела и звон разбитого стекла резко вернули юношу в реальность. Смесь волшебных чар богини и навыки, приобретенные на тренировочном полигоне эльфов, сработали одновременно. Андрей словно бы со стороны за своими действиями: без паники схватил одежду и оружие, быстро перекатился в непростреливаемый угол, очень быстро оделся. Когда юноша выскочил в коридор, то увидел пыхтящего Дисли, бежавшего вверх по лестнице. Заметив Андрея, гном крикнул:
   - Сюда! Только головы не поднимай!
   - Много их? - даже не удивляясь своему спокойствию, спросил парень.
   - Порядочно, - буркнул Дисли. - Сотни две, может, три. Причём большинство из них орки.
   - У эльфов совсем не осталось никаких представлений о гордости расы, - раздался над ухом печальный голос Грэя. - Я понимаю, когда заключаются союзы с людьми, всё-таки мы в некотором роде дальние родичи, но с орками... Это за пределами моего осмысления...
   - Так значит, Равол... - начал Андрей, но полуэльф перебил его:
   - Это Глэрдом. Мне очень хочется узнать, как он умудрился не отстать от нас при том, что в поезде его не было. Да ещё и собрал такую ораву.
   В главном зале было столпотворение. Полтора десятка инквизиторов, ещё не до конца очухавшиеся после буйной пирушки, но, тем не менее, уверенно державшие оружие, стояли у бойниц, время от времени стреляя наружу. У выхода сидел Кориэл. В входной двери зияло солидное отверстие размером с тыкву, через которое эльф и вёл огонь по невидимому противнику. Андрей даже не сразу понял, что, несмотря на отсутствие света, всё прекрасно видит, и теперь не знал, удивляться ему из-за этого или пугаться.
   - Не вовремя ты, брат Торсон, отправил всю артиллерию в ремонт, - так же грустно произнёс Грэйлон.
   Здоровенный монах, стоявший рядом, виновато склонил голову.
   - И ведь даже скорострелов нет, - прорычал он. - А иначе мы бы всех их вымели как поганой метлой!
   Речь инквизитора прервал страшный грохот, и с потолка посыпался всякий мусор. На голову Грэя упал здоровенный таракан, которого полуэльф тут же снял двумя пальцами и, с философским видом рассматривая насекомое, продолжил:
   - Магия у них мощная. Как минимум дюжину кристаллов с собой приволокли, а это значит...
   - Это значит, что ещё пара-тройка таких залпов, и крепость превратиться в кучу песка и пыли, - закончил Торсон. - Что предлагаешь, брат Грэйлон? Маг спрятался хорошо, стрелкам его не достать.
   - Потайной ход? - предложил полуэльф.
   Гигант покачал головой.
   - Завален, каким-то образом они сумели его нащупать.
   - Действовали второпях, - задумчиво проговорил Грэй. - Я бы на их месте нашёл выход и расставил там стрелков, но, видимо, уж очень им хотелось нас прищучить.
   В этот момент снаружи послышались частые выстрелы. Инквизиторы ответили дружным залпом, но он просто растворился в шуме канонады, доносившейся с улицы. Несколько пуль влетели в бойницы, выбив из стен тучи пыли. Дисли чихнул, прорычал что-то на "гномьем непечатном", подскочил к амбразуре и разрядил оба своих ствола наружу. Ещё один взрыв заставил всех, кроме Андрея и Грэйлона, броситься на пол. Полуэльф насторожено, а юноша безразлично посмотрели на пару серьёзно покосившихся балок.
   - Всё-таки кристаллы-накопители, - поморщился Грэй и, заметив непонимающее лицо Андрея, быстро протараторил. - Если магу нужно много силы разом, он пользуется специальными кристаллами, накапливающими энергию. Силы в них слишком много, и поглотить такой разряд Кор не может, это его испепелит в мгновение ока.
   Оглядевшись по сторонам, полуэльф, наконец, принял решение.
   - Отходим внутрь дома! - крикнул он. - Сейчас они ворвутся внутрь, и тогда мы попробуем их задержать! По своим маг бить не станет!
   Командный голос Грэйлона сделал своё дело. Стрелки покинули позиции и устремились во внутренние помещения, и в тот же миг крепость сотряс очередной взрыв. Непонятно почему первоначально маг лупил по верхним этажам, но теперь его атака пришлась прямо на дверь. Кориэл, прикрывавший отход, каким-то седьмым чувством ощутил направленное заклинание и сумел в последний момент отскочить в сторону. Правда, это не спасло его от взрывной волны, но удар был значительно смягчен, и эльф остался жив. А вот двух инквизиторов, оказавшихся на пути заклинания, разорвало пополам. Кровавые брызги долетели и до Андрея, окончательно выведя его из странного сомнамбулического состояния. Несколько секунд юноша спокойно оценивал ситуацию, после чего, неожиданно легко вырвав свою руку из железной пятерни Грэйлона, направился к дверному пролому. В спину парню что-то кричали, но он этого уже не слышал. Чувство абсолютной уверенности в задуманном было настолько сильно, что сейчас Андрей, не колеблясь, вышел бы даже против миллионной армии, поддерживаемой танковыми корпусами и авиацией. Револьверы сами скользнули ему в руки, а через мгновение всё началось.
   Первому прорвавшемуся в пролом орку выстрелом разнесло голову, следующий согнулся от пули, попавшей в живот. Обычно принято говорить, что герой влетел в толпу врагов подобно урагану, но тут больше подходила ассоциация с шаром для боулинга, разносящим стройные ряды кегель. Андрей выскочил из пролома, разбросав своим огнём первые две линии нападавших. Сегодня каждая пуля находила свою цель, а то и не одну. И будь у юноши в пистолетах хотя бы по сто зарядов, ни один враг не сумел бы уйти живым. Но, к сожалению, зарядов имелось ровно семь, ни больше, ни меньше. Андрей стоял на трупах орков, стискивая в мокрых пальцах разряженные револьверы и глядя на то, как вокруг него сжимается кольцо врагов. Юноша смотрел на приближающихся противников с очень странной улыбкой, в которой можно было заметить что-то эльфийское, видимо, сказывалось влияние наставника. Да, револьверы пусты, но сила, полученная от каждого выстрела, при нём, и он готов обрушить её на головы орков смертоносным огнем! "Не надо огня и крови, милый. Только не сегодня, пусть всё будет красиво", - раздался в его голове знакомый женский голос, в очередной раз вызвав воспоминания о загадочных мирах, растворенных в прекрасных глазах.
   - Хорошо, дорогая, - прошептал Андрей. - Сегодня всё будет по-другому.
   И ещё раз окинув взглядом надвигающихся врагов, юноша с лёгкостью на сердце и ухмылкой на губах выкрикнул:
   - Четырнадцать в цель!!!
  
   ***
  
   Яркие лучи полуденного солнца освещали дорогу и кавалькаду всадников, неторопливо удалявшихся от города. Андрей ехал, грустно взирая на своих попутчиков. Большинство инквизиторов старались держаться от юноши подальше, и даже Дисли с опаской косился на него. Лишь Грэйлон и Торсон время от времени подъезжали поближе для уточнения разных вопросов. Инквизитора интересовала структура магической силы, использованная парнем, а полуэльф расспрашивал о том, какие позы принимала богиня в постели. Впрочем, оба любопытствующих остались ни с чем. На любой вопрос Андрей бурчал: "Не знаю" или "Не помню", после чего обиженные собеседники отставали.
   Впрочем, самому юноше было далеко до эйфории победы. Во-первых, после того выплеска энергии он до сих пор чувствовал себя как выжатый лимон, всезнайка Грэй назвал это состояние "послеколдовской депрессией". Во-вторых, содеянное напугало самого горе-волшебника не меньше, чем его спутников. Его личная сила, наложившись на силу и желание Серебряной Принцессы, проявилась странным способом. Не было ни всеиспепеляющего пламени, ни потоков энергии, рвущих врагов на куски - всё произошло гораздо проще, хотя в то же время и сложнее. Тела нападавших разом стали каменными, превратив окрестности убежища в музей скульптур, причудливых и страшных. В предрассветной темноте никто толком не разглядел, что сделал Андрей, поэтому его с почестями отправили досыпать, но с восходом солнца, когда изваяния стали видны, гостеприимные хозяева пришли в ужас. Если бы ни авторитет Торсона, гореть бы Андрею на костре, разделив судьбу Джордано Бруно. К счастью, к словам монаха-гиганта прислушивались многие, и было принято решение, удовлетворившее обе стороны. Грэйлон и компания должны были как можно скорее покинуть пределы убежища, а инквизиторы со своей стороны обещали сопроводить их до ближайшей загородной станции и помочь сесть на поезд.
   Грэй снова приблизился к Андрею, но на этот раз с разговорами приставать не спешил. Жуя сорванную по дороге травинку, полуэльф, наконец, произнёс:
   - А Глэрдома ты всё-таки не достал. То ли он щитом укрылся, то ли заклинание распространялось лишь в пределах прямой видимости.
   - Значит, он по-прежнему будет нас донимать? - равнодушно спросил Андрей.
   - После того, что ты устроил, я боюсь, он выкинет что-нибудь посерьёзней, - ответил Грэй и внимательно посмотрел на подопечного. - Надеюсь, благодаря помощи богини ты понял, как осознанно управлять своим оружием?
   Андрей попытался воспроизвести в памяти весь порядок своих действий вчерашней ночью. Для облегчения воспоминаний он положил правую руку на рукоятку пистолета и тут же вздрогнул как от удара током.
   - Да, я могу ими управлять, - с удивлением произнёс юноша.
   Наставник довольно улыбнулся.
   - Всё-таки женщины сильно нас меняют! Вот, к примеру, кем я был до того, как попал в свиту Най? Обычным шалопаем и отчаянным стрелком. Зато сейчас я - главнокомандующий стражей Владычицы и весьма солидный и благопочтенный член общества. Или возьмём тебя...
   Андрей не слушал, пропуская болтовню Грэя мимо ушей. Перед внутренним взором юноши вновь возник облик ночной красавицы. "Иди вперёд, - сказала она. - И не страшись ничего, ведь пока с тобой моё благословение, удача и сила не оставят тебя. Ищи свою долю, Стрелок". Андрей ехал навстречу судьбе, но теперь он не боялся будущего. Теперь он знал, что может его изменить.
  

Глава 7

   Колёса размеренно стучали по стыкам рельс. Андрей лежал на диванчике, закинув руки за голову, и устало разглядывал потолок вагона. Щедрость инквизиторов не знала границ, и вместо обычных пассажирских жёстких полок они оплатили путешественникам целый элитный вагон с уютными и мягкими диванами. Но юношу это нисколько не радовало, наоборот, чем дольше они ехали, тем сильнее в душе нарастала тревога. Равол, несмотря на понесённые потери, ни за что не отступится. И тот факт, что даже огромное расстояние не оградит от его длинных рук, внушал опасения, и отвлечься от нерадостных мыслей не получалось. Грэй сидел погружённый в свои записи и что-то в них черкал, Кориэл и Дисли уже давно спали, а наступившая ночь вкупе с высокой облачностью ограничивали возможность изучения заоконных пейзажей, так что Андрею ничего другого и не оставалось, как смотреть в потолок или разглядывать убранство. Надо сказать, вагон был очень неплох: стены, обитые шёлком, мебель из красного и чёрного дерева, серебряная и золотая посуда. На родной Земле в таких вагонах запросто могли бы путешествовать президенты или даже монархи. Раньше Андрей с огромным удовольствием проехался бы в подобном интерьере, но вот именно сегодня это его совсем не радовало. Похоже, сказывался вчерашний бой, вытянувший из юноши большую часть сил.
   Мерное покачивание поезда должно было успокаивать, но вместо этого начало раздражать. Чтобы не сойти с ума, Андрей встал и прошёлся по вагону. Ещё вчера, когда они только устроились на новом месте, внимание парня привлекла одна табличка с надписью, висевшая возле туалета, однако, он быстро о ней забыл. Но вот сейчас она снова попалась на глаза, и Андрей подошёл ближе, чтобы подробнее изучить её. Обычная на первый взгляд табличка, вполне разборчивые эльфийские руны. Но стоило юноше прочесть надпись, как он впал в ступор. "Без сигнала не стрелять". Обращаться к Грйэлону с очередным дурацким вопросом совсем не хотелось, но наставник, словно бы почувствовав необходимость своего вмешательства, отвлёкся от работы и пришёл на помощь.
   - И о чём думаем? - с иронией в голосе осведомился полуэльф, встав за спиной Андрея.
   - Пытаюсь понять смысл этой фразы, - попытался в тон ему ответить юноша.
   Грэй ухмыльнулся.
   - Ну, и чего тут понимать? Пока ни подадут сигнал, стрелять ни в коем случае нельзя. Сам сигнал, кстати, вот, - он показал рукой на большую красную лампу, располагавшуюся как раз над табличкой.
   Но такое объяснение ещё больше запутало Андрея.
   - Стрелять? Но зачем и куда?
   Полуэльф тяжело вздохнул, вполголоса посетовав на умственную отсталость ученика и на жестоких богов, пославших ему эдакое чудо, которому надо всё разжевывать и втолковывать, после чего уселся на диван и всё-таки приступил к разъяснениям.
   - Устрою тебе очередной экскурс в нашу историю. Первые паровозы перевозили в основном грузы, а за пассажиров гномы тогда просили огромные деньги, поэтому позволить себе подобные путешествия могли только богачи, в том числе разбалованные отпрыски знатных семейств. Был у них любимый маршрут, проходивший через одну долину к востоку отсюда. Тихое пасторальное местечко: зелёные лужайки, роднички, прекрасные пастушки, эх, - полуэльф мечтательно улыбнулся. - И как раз в той долине разводят ценную породу шерстистых ящериц. По глупому выражению твоего лица вижу, что ты хочешь спросить меня, кто это такие? Вот тут я тебе почти ничем не помогу, ибо в животноводстве разбираюсь плохо. Знаю только, что эти ящерицы ценятся за густую и тёплую шерсть, вкусное мясо и очень крепкую кожу. Вот с кожи всё и началось. Представители золотой молодежи придумали и очень быстро полюбили одну забаву: стрельбу из окон поезда по ящерам. Особого урона поголовью это не приносило, потому что кожа у них, как я уже говорил, толстая и прочная, и, чтобы убить такую зверюгу, надо быть очень хорошим или очень удачливым стрелком. Впрочем, юные богатеи стреляли не ради убийств, им хватало и того, что ящерицы при попаданиях высоко подпрыгивали и начинали носиться, сметая всё на своём пути. Стрелкам это казалось очень смешным, но вот пастухи так не считали. Ситуация усугублялась ещё и тем, что недавно прогремела очередная война с орками, пытавшимися прорваться сквозь Первый Круг, и среди пастухов было немало ветеранов с оружием на руках. Вскоре развлечение, поначалу казавшееся безобидным, очень серьёзно ударило по кошельку подгорного народа: вагоны делались похожими на решето и нуждались в капитальном ремонте, а пассажиры истекали кровью и во весь голос требовали возместить физический и моральный ущерб. Кроме того, свои счета гномам выставляли и хозяева долины, потому как раны получали и пастухи, а ящерицы после перестрелок пугались, становились буйными и разбегались во все стороны, а приручить их снова почти невозможно. В общем, всё это и привело к появлению правила, запрещающего открывать огонь без разрешения команды поезда. Полностью запрещать стрельбу и забирать оружие у пассажиров не стали, всё-таки налёты Всадников, орков и бандитов никто не отменял. Но и в случае нападений пассажиры должны следовать правилам. Если не хочешь подвергнуться штрафу, то, даже увидев несущуюся на тебя свирепую орду, ты вынужден ждать сигнала. Впрочем, - Грэйлон лениво потянулся. - Находятся и те, кому жизнь дороже денег и кто начинает палить без сигнала, но если это заметит обслуга поезда, таким стрелкам придётся потом очень несладко.
   Благодаря лекции Грэя, Андрей вспомнил несколько эпизодов из вестернов, которые читал Игорь. Там как раз во всех подробностях рассказывалось про ограбления поездов.
   - В моём мире я слышал, - осторожно начал юноша. - Что грабители обычно штурмовали поезда во время частых остановок для заправки углём и водой. Но здесь за столько часов пути ещё не было ни одной стоянки. Или у вас поезда действуют по иному принципу и не заправляются?
   - Почему не заправляются? - внезапно заговорил гном, до этого усердно притворявшийся спящим. - Ещё как заправляются! Только у нас применяется магический фактор. Чтобы восполнять запасы воды, в паровозе установлена так называемая "водяная элементаль", эдакое воплощение водной стихии. Она конденсирует влагу из воздуха, восполняя утерянное. С углём аналогично работает "огненная элементаль", усиливающая тепловое воздействие. Так что потери сведены к минимуму, и все заправки производятся только на крупных станциях.
   - А грабители обычно перекрывают пути, - снова включился Грэйлон, уже успевший налить себе чая. - Поезд снабжён особым устройством, заранее предупреждающим о возможном препятствии, чем бандиты и пользуются. Наваливают на рельсы камней, ждут, пока состав остановится, и нападают из засады. Но нам-то волноваться нечего: этот поезд элитный, охрана в нем серьёзная, и вряд ли найдётся настолько чокнутая шайка, что решится атаковать его...
   Не успел полуэльф договорить, как что-то треснуло, и чашка в его руках разбилась вдребезги. Секунду в вагоне стояла тишина, а потом половина стёкол разлетелась под градом пуль. Это был тот редкий случай, когда Грэй ошибся: нашлась-таки чокнутая шайка, напавшая на элитный поезд.
  
   ***
  
   Осколки чашки ещё разлетались по углам, а Грэйлон уже лежал на полу, до этого умудрившись успеть сбить с ног и Андрея. Кориэл, моментально проснувшись, занял позицию у оконного проёма и пытался разглядеть творящееся снаружи. Не сплоховал и Дисли. Гном кубарем ушёл в перекат к оружейной стойке, схватил стоящие винтовки и, кинув их эльфам и Андрею, бросился к противоположному окну. "Вот что значит армейская подготовка", - с завистью подумал Андрей, но очень скоро ему стало не до раздумий. По вагону свистели пули, разнося всё на своём пути. Богатое убранство на глазах у пассажиров превращалось в ничто.
   - Их там около пятидесяти, - сказал Грэйлон. - А нет, похоже, сотня! - добавил он, когда аналогичный залп последовал и с другой стороны. - Кор, твои мысли?!
   - Умножь на три, - спокойно ответил эльф. - Думаю, впереди засада.
   - Согласен. Варианты?
   - Придётся уходить.
   - И с этим согласен. Кстати, интуиция мне подсказывает, что у них имеется и тяжёлое вооружение. Эй, ты, даже не думай! - последние слова предназначались Андрею, взявшему карабин на изготовку и немного приподнявшемуся для отстрела нападающих. - Забыл, что тебе только что рассказывали?! Жди сигнала!
   И тут, наконец, загорелась сигнальная лампа, и, дублируя сигнал, на весь вагон заревела сирена, правда тут же замолкла.
   - Не люблю лишнего шума, мне хватает и звуков выстрелов, - прокомментировал свои действия Грэй, покручивая дымящийся револьвер и разглядывая разбитый поездной репродуктор. - Если что, спишем на счёт нападающих. Кстати, свет тоже надо бы погасить, - после этих слов он расстрелял и лампочки.
   Андрей снова приподнялся, стараясь сильно не высовываться. Как ни странно, стрельба начала затихать. Выглянувшая на пару минут из-за туч луна осветила толпу конных нападавших, которые медленно, но верно отставали от паровоза, не в силах соперничать с механическим приводом.
   - Что у тебя с магией? - неожиданно серьёзно спросил Грэй.
   - У меня?
   Андрей призадумался. После встречи с богиней юноша стал чётко чувствовать уровень дарованной ему силы, словно в его организм был встроен магический индикатор. Мало того, стоило представить действие, для которого требовалась магия револьверов, и мозг тут же выдавал требуемое количество силы или отвергал саму возможность этого деяния.
   - Многого от меня не ждите, - смог, наконец, ответить парень. - Несколько больших файерболлов или каких-нибудь энергоразрядов.
   - В таком случае, ты в резерве. Револьверы пока не трогай, они нам ещё пригодятся. И... Держитесь!
   Последняя фраза немного запоздала, потому что паровоз резко затормозил. Андрею и Дисли повезло, ведь они сидели спинами к движению, опираясь на диваны. Тряхнуло их, конечно, сильно, но обивка значительно смягчила удар. А вот эльфам досталось. Грэйлон, жестоко матерясь, держался за разбитый об стол лоб, а Кориэла швырнуло через весь вагон, правда, через секунду он встал, причём без видимых внешних повреждений. Тормоза колес яростно скрипели, экстренно замедляя ход. Вагон снова сотрясло, гораздо слабее, но с большими последствиями: все оставшиеся стёкла вылетели, а по рамам скользнули языки пламени. Увидев огонь, Андрей опять бросился ничком на пол, а Грэйлон, не прекращая ругаться, вскочил, сорвал пылающие занавески и выбросил их в окно. В ответ по вагону выпустили дождь из пуль, но ловкий полуэльф сумел уйти из зоны обстрела.
   - Ну, что я говорил? - зло прошептал он. - Завал и засада! Всё, уходим!
   - Что это было? - Андрей надеялся, что говорит спокойно и в его голосе нет истеричных ноток.
   - Маги, - пробормотал Дисли.
   В вагон снова хлынуло пламя, на этот раз с другой стороны. Пригибаясь как можно ниже, вся команда рванула в тамбур. Треск выстрелов нарастал. Поезд трясло от попаданий огненных шаров.
   - Уходим в хвост! - Грэйлон на ходу придумывал стратегию действия. - Тут место открытое, и нас разом могут шлёпнуть, а там я успел разглядеть завалы камней и вроде бы какие-то скалы. Попробуем прорваться и укрыться там.
   Следующий вагон был пропитан страхом. Если бы на кону ни стояла его жизнь, Андрей сразу бы бросился назад, настолько жутким было это чувство. Люди большей частью лежали на полу, укрыв головы руками, а немногочисленные храбрецы, засев у окон, отстреливались от атакующих. Впрочем, последнее оказывало скорее психологический, чем практический эффект. В темноте цель не разглядишь, а вот внутренности вагонов, несмотря на погашенные фонари, хорошо подсвечивались файерболлами магов, да и одиночные выстрелы из поезда вряд ли могли соперничать с массированным огнём, который вели нападавшие.
   Бросив мимолётный взгляд за окно, Андрей ещё раз убедился в том, что может видеть в кромешной темноте. Похоже, этот подарок от Серебряной Принцессы внезапно просыпался в боевом режиме. Зрение стало, конечно, не совсем, как дневное, но отдельные объекты теперь были вполне различимы, и они являлись хорошими мишенями. Грэйлону пришлось силой оттаскивать Андрея от окна.
   - Потом-потом, - бурчал полуэльф. - Ещё настреляешься всласть.
   И они продолжили свой дикий бег. В следующих вагонах творилось то же самое: люди, напуганные внезапным налётом, в ужасе пытались спрятаться от пуль, а немногочисленные очаги сопротивления, возглавляемые охраной поезда, не могли отразить нападение.
   В хвосте поезда огонь затихал. Впрочем, причина была проста: нападающие уже врывались внутрь. Первого из них уложил Андрей. Увидев свирепую орочью рожу, лезущую в окно, он, недолго думая, разрядил ему в лоб свой карабин. Орка отбросило назад, но его место тут же занял другой, а под окнами, похоже, скопилось не менее десятка его сородичей. На помощь юноше пришёл Дисли, швырнувший наружу одну из своих гранат. Взрывом выбило остатки стёкол, шальной осколок поцарапал Андрею руку, но зато проблема орков, пусть и на короткое время, была решена.
   В следующем вагоне ситуация была уже серьёзней. Орки лезли в окна с обоих сторон, радостно вопя. Похоже, встретить сопротивление они уже и не ожидали, за что и поплатились. Грэйлон и Кориэл пронеслись через весь вагон ангелами смерти, паля направо и налево. Меткость эльфов, вошедшая в легенды, в очередной раз была продемонстрирована во всей красе. Андрею и Дисли оставалось только бежать следом, стараясь не спотыкаться о трупы.
   - Этот вагон - последний! - произнёс Грэй в тамбуре, где они остановились перевести дух. Судя по раздававшимся впереди звукам перестрелки, там ещё оставались живые защитники.
   Полуэльф повертел в руках только что подобранное на поле боя оружие. Андрей скользнул по нему взглядом: здоровенный револьвер с длинным толстым стволом и пистолетной рукояткой с прицепленным прикладом.
   - Не ожидал такое здесь увидеть, - в голосе Грэйлона слышалось изумление. - Армейская вещь, второе оружие штурмовых команд, применяется для ближнего боя, - вдруг на его лице появилась жестокая улыбка. - Как раз то, что мне надо!
   За стеной слышались выстрелы винтовок и револьверов, а затем, перекрывая их, раздался гром, заставивший Андрея подумать о тяжёлой артиллерии. Грэй улыбнулся ещё шире и открыл дверь.
   Здесь защищались яростнее всех остальных. Поскольку вагон был самого низкого класса, даже без сидячих мест, тут не было купейных перегородок, способных послужить укрытием для нападающих, и поездная обслуга, забаррикадировавшись в конце вагона подручными средствами, встречала всех бешеным огнём. На полу лежали уже десятка два орочьих трупов, но и силы защитников таяли. Сейчас оборону держали три охранника, двое из которых были ранены и больше следили за задними дверями, один проводник и один пассажир. Последний очень заинтересовал эльфов, судя по всему, из-за его странного ружья. Андрей даже вытаращил глаза, такое оружие он видел в арсеналах Стражи, но тогда ему даже не дали это ружьё в руки, заявив, что отдачей от выстрела из него стрелка унесёт на южный континент. Но этот пассажир управлялся с ружьём довольно легко, несмотря на длину оружия, превышающую рост Андрея, и свой весьма солидный возраст.
   В дальнем конце вагона тем временем возникло шевеление. Орки, похоже, всерьёз вознамерились добить уцелевших защитников. Ружьё старика ещё раз выстрелило, вызвав звон в ушах Андрея, но зато эффект превзошел все ожидания. Пуля врезалась в орочью толпу и прошила насквозь как минимум четырёх дикарей. Тем не менее, нападавших это не остановило. Орки, воспользовавшись временем, необходимым защитникам для перезарядки оружия, хлынули во все окна, заполняя вагон своими вонючими телами.
   - А вот теперь потанцуем! - со злой весёлостью крикнул Грэйлон, поднимая свой новый дробовик.
   Первый выстрел, как ни странно, остановил толпу, сбив с ног троих нападавших, а полуэльф тем временем резко рванул вперёд. Дёргая рычаг перезарядки, он посылал в орду шквал картечи, словно метлой выметая из вагона весь набившийся мусор. Орки были ошеломлены: победа, казавшаяся им такой близкой, внезапно обернулась жестокой гибелью. Следующими в бой вступили Кор и Дисли, из револьверов они добивали тех, кому чудом удалось ускользнуть от огня многозарядного дробовика полуэльфа. Андрей поддерживал их одиночными выстрелами из своего карабина.
   Не прошло и пары минут, как вагон был освобожден. Правда, орков это не остановило, и в окна стали забираться новые кандидаты в покойники. Оставшихся зарядов в дробовике полуэльфа хватило, чтобы очистить окна, а затем в ход пошли револьверы. Не дремал и Дисли. Дождавшись момента, когда в оконных проёмах не было ни одной орочьей туши, гном промчался по вагону, выбрасывая наружу свои самодельные гранаты. Поезд тряхнуло, затем ещё два раза, и вдруг все успокоилось. Никто больше не лез в вагон, выстрелы доносились изредка и откуда-то издалека, и Грэй с грустью поставил в угол разряженный и ставший бесполезным дробовик.
   - Мы уходим, вы с нами? - обратился полуэльф к уцелевшим защитникам.
   Один из охранников покачал головой:
   - Мы поклялись оберегать поезд и его пассажиров. Если мы покинем свои посты, Компания нас не простит, а так можем надеяться хотя бы на то, что она обеспечит наших родных достойной пенсией.
   - Остальные тоже так считают? - спросил Грэйлон.
   Команда поезда дружно закивала головами, но старик их решения не поддержал. Неторопливо он закинул на плечо мешок со своими пожитками, надел мятую и простреленную широкополую шляпу и, взяв свое ружьё, направился к эльфам.
   - Я, конечно, пожил достаточно, но погибать так по-глупому не желаю, - голос его звучал на удивление молодо и бодро. - Надеюсь, вы знаете, что делать.
   - Знаем! - резко бросил полуэльф. - Выходим из вагона, пробуем укрыться в камнях, которые я видел слева от насыпи, а потом...
   - А потом пойдём к ущелью Чёрных Скал, - неожиданно оборвал речь Грэя старик. - Я знаю это место, могу провести.
   - Тем лучше, - полуэльф приблизился к дверям и махнул рукой, приглашая всех за собой.
   Выход из поезда, в отличие от беготни по вагонам, прошёл относительно спокойно. Все спрыгнули на рельсы и рванули вниз по насыпи, спотыкаясь о многочисленные трупы. Андрей несколько раз падал, а один раз его нога завязла в чем-то мягком, о том, что именно это было, юноша старался не думать. До камней добрались без проблем. Пара орков и один человек, занявшие там свою позицию, даже пикнуть не успели. Неприятели ещё падали, а эльфы уже вытирали свои ножи об их одежду.
   - А вот теперь пришло время и для твоего сольного выступления, - Грэй снова стал ехидным и, подмигнув Андрею, показал на его магическое оружие.
   Юноша принял серьёзный вид.
   - Молнию, файерболл или...?
   - Пылевую бурю сможешь? Нужно какое-то прикрытие, чую, вся эта орда пришла по наши души.
   - Что?! - взвизгнул Андрей, но тут же был успокоен дружеским подзатыльником Кориэла.
   - Соберись, - буркнул эльф, всматриваясь в темноту.
   Парень тяжело вздохнул, но всё-таки извлек из кобур револьверы и принял боевую стойку. Благодаря своему новому таланту, он видел, что творится в темноте вокруг паровоза. Обеспокоившись ситуацией, возникшей в хвосте поезда, туда стали сбегаться орки, постепенно вновь окружая почти отбитый вагон.
   - Чего ты ждёшь?! - шикнул на ухо подопечному Грэйлон. - Давай, колдуй!
   - Подожди, - отмахнулся Андрей. - Я жду, когда соберётся достаточное количество целей!
   - Это так важно? - в голосе полуэльфа слышалось недоумение.
   - Для них - да, - парень кивнул на револьверы. - Мне кажется, что, убивая, они приобретают большую силу.
   - Так ты ещё и некромант... - с уважением прошептал Грэй и больше не мешал.
   Через пару минут от головы поезда прибежал ещё один вражеский отряд, и орки бросились внутрь.
   "Пора!" - подумал Андрей, вздохнул и, взяв на прицел суетящиеся фигурки, нажал на спусковые крючки. Магия в очередной раз требовала жертв.
  
   ***
  
   Буря стала стихать лишь к рассвету. За это время Андрей успел выслушать немало "похвальных" слов в свой адрес. Грэйлон превзошел самого себя, изобретая нелестные эпитеты, но виновник большую часть из них пропустил мимо ушей. Как обычно, резко выброшенный магический импульс вызвал сильную слабость во всём теле юноши. Сознание вроде сохранилось, но разум был настолько затуманен, что происходившее вокруг казалось чем-то вроде сна. Полуэльфу, впрочем, удалось привести Андрея в чувство хлёстким выражением "гоблиномозговой маг-синоптик с бескрайне-хаотичным потенциалом".
   Отряд, укрываясь от туч песка, расположился в небольшой пещере. Дисли достал из рюкзака портативную печку и готовил завтрак, Кор ушёл на разведку, а старик, всю ночь указывавший путь, дремал, устроившись на большом камне. События прошедшей ночи с трудом, но постепенно восстанавливались в памяти Андрея. Буря, вызванная юношей, моментально замела все их следы и сделала преследование невозможным, а как нельзя кстати появившийся проводник привёл отряд в ущелье, где можно было спрятаться от стихии. Правда, скоро они опять вышли на открытое место, и пришлось искать новое убежище. Пока добирались до этой пещеры, песок забивался в носы, глаза, хрустел на зубах, царапал кожу, и жуткая ругань полуэльфа ничем не могла помочь. Хорошо, что сейчас снаружи, наконец, прояснилось.
   Андрей попытался было подняться, но у него ничего не получилось. Неудачными оказались и ещё несколько последующих попыток: слабость отказывалась покидать тело, и беспрерывное головокружение вызывало тошноту. Грэйлон с беспокойством посмотрел в его сторону.
   - Всё-таки тебе надо научиться распределять свои силы. Магия - это палка о двух концах, и никогда не известно, какой из них тяжелее. Ты пока не вставай, побереги силы, а мы продумаем маршрут. И заодно кое-что уточним, - полуэльф, нахмурившись, бросил взгляд на провожатого.
   Тот уже проснулся и недовольно завертел головой, принюхиваясь.
   - Еду готовите?! Так, лучшего способа привлечь орков вы и придумать не могли! Учитывая их нюх, могу поспорить на мою малышку, - старик приобнял чудовищное ружьё. - Что минут через двадцать их тут будет очень много!
   - Ну, если есть желание спорить, то я не против, - Грэйлон неожиданно развеселился и вынул из-за пояса свой загадочный многофункциональный жезл. - Ставлю свою игрушку!
   - Слышал я про такие штуки, - уже более спокойным тоном произнёс проводник. - И про то, что с ними можно делать. Ты, как я понимаю, один из Стражей Третьего Круга?
   - Не отрицаю сего! Но перед обсуждением подробностей нашего пари предлагаю вкусить сию пищу, что послали нам боги в награду за труды наши праведные!
   - Он у вас всегда такой? - обратился удивлённый старик к Андрею.
   Несмотря на самочувствие, юноша всё же нашёл в себе силы рассмеяться:
   - Нет, в праздничные дни он гораздо хуже!
   - Люди никогда не понимали всей глубины моего актёрского таланта, - с наигранным разочарованием отозвался полуэльф. - Впрочем, трапезы это не отменяет!
   Во время завтрака Андрею так и не разрешили встать, более того, юноше с трудом удалось убедить товарищей, что в кормёжке с ложечки он не нуждается и вполне может поесть самостоятельно. Внезапно появился Кориэл и, забрав свою порцию, снова исчез.
   - У нас есть минут пять на то, чтобы собраться и идти дальше, - сказал Грэй, когда все поели. - Но для начала хотелось бы задать пару вопросов нашему проводнику. Надеюсь, не случится ничего страшного, если ты представишься?
   - Ларри, - отозвался тот. - Я не делаю секрета из своего имени.
   - Полностью, наверное, будет Ларри Троллебой? - ехидно улыбнулся полуэльф.
   Старик вздохнул и провёл рукой по цевью ружья.
   - Не думал, что я так хорошо известен в Эриолане. Впрочем, от Королевского Лиса иного ожидать и не приходится.
   Грэйлон засмеялся.
   - Будем считать, что мы квиты. А опознать тебя не трудно, достаточно глянуть на клеймо оружейника. Безглазый сделал всего три такие винтовки, две из которых до сих пор пылятся в нашем арсенале. И мне в своё время пришлось полазить по вершинам и ущельям Ширана, где я слышал немало историй о легендарном снайпере с огромным ружьём, - его голос вдруг стал вкрадчивым. - Мне говорили, что некоторые из моих подчинённых даже набивались к тебе в ученики.
   - Это всё в прошлом, - Ларри встал и направился к выходу. - Сейчас я в отставке и единственное, чего хочу, это поскорее добраться домой.
   - Не думал, что познакомлюсь с ним в таких обстоятельствах, - почти шёпотом произнёс полуэльф, однако у старика острым оказался не только глаз.
   - Не мы выбираем обстоятельства, а они нас! Впрочем, ты, Лис, знаешь об этом лучше меня!
   Грэйлон усмехнулся. Вернувшийся Кор тихо доложил о том, что врагов поблизости нет и можно выступать. Андрей с трудом встал. Стимуляторы, которыми полуэльф пичкал его последние три часа, добавили сил, хотя всё равно каждое движение отдавалось болью. Но, превозмогая муки, юноша упрямо закинул свой рюкзак на спину и, взяв карабин, поплёлся к выходу. Члены отряда с тревогой наблюдали за ним.
   - Как станет совсем невмоготу - скажи, - произнёс Грэй.
   Андрей кивнул, хотя из-за проснувшейся гордости решил, что скорее умрёт, чем попросит о помощи.
   Отряд продолжил движение, и старик снова указывал маршрут. Куда они идут, юноша не знал, но решил довериться в этом вопросе Грэю, тот, похоже, знал пункт назначения. Дисли шёл рядом с Андреем и, когда парня начинало шатать, поддерживал его за руку, хотя юноша молча терпел, сжав зубы. Кориэл отправился в арьергард, чтобы замести следы и выяснить, не появился ли у путешественников хвост.
   Ландшафт потихоньку менялся: на смену грудам камней и обрывистым холмам пришли настоящие горы. Тропа, по которой двигался отряд, поднималась всё выше и выше. Солнце начинало припекать, значит, через несколько часов придётся идти в тени.
   - Ширан! - вдруг восторгом воскликнул полуэльф, оглядывая окрестности. - Не чаял попасть сюда снова так скоро!
   - А я не думаю, что здесь рассчитывали так скоро тебя увидеть! - проговорил Ларри, вглядываясь куда-то вдаль. - До меня доходил слух, что ты намеревался вернуться в Ширан не раньше, чем умрут внуки живущих здесь сейчас.
   - Вообще-то не раньше, чем умрут праправнуки, - ехидства Грэйлону было не занимать. - Но, видимо, судьба распорядилась иначе. Ну ладно, после этого визита я в Ширане лет двести точно не покажусь, если, конечно, опять ни случится что-то непредвиденное.
   - Парнишка долго не выдержит, - проигнорировав последние слова полуэльфа, сказал проводник. - Что с ним?
   - Магический шок. Сам знаю, что тащить его дальше крайне небезопасно, но другого выхода нет. У меня с собой есть пара препаратов, так что какое-то время он протянет, главное до убежища дойти.
   Андрей хотел было возмутиться, что его сил хватит на то, чтобы облазить все горы вокруг, но у организма было своё мнение. Лицо Грэя вытянулось, когда юноша извергал из себя съеденный завтрак. Ларри несколько секунд молчал, после чего произнёс:
   - Похоже, до деревни мы не дойдём.
   - Деревни? - подозрительно переспросил полуэльф.
   - Да, в деревне у меня родственники. К тому же там стоит личная дружина лорда Цирвиала. Я думаю, это достаточная гарантия того, что Всадники туда не сунутся. А теперь выходит, что самое ближайшее место, где мы можем получить помощь, это...
   - Синеухий, да? - улыбнулся Грэйлон. - Да, действительно, не самый лучший вариант, именно там меня меньше всего хотят видеть. Но, боюсь, ты прав, старик. Хотя я, признаться, думал, что его жилище немного дальше.
   - Пару лет назад тут произошло землетрясение, главная пещера сильно пострадала, и Синеухому пришлось перебраться в одно из временных убежищ.
   - Долго туда идти?
   - Такими темпами и до вечера не доберёмся, - ответил Ларри. - Ну что ж, раз иного выхода нет, пойдём на крайние меры.
  
   ***
  
   Поскольку маршрут поменялся, отряду пришлось немного поплутать в поисках новой тропы. Затем потребовалось найти место для привала, достаточно закрытое, чтобы никто не смог их засечь. Снова была извлечена на свет портативная печка, а Грэйлон поколдовал своим жезлом для устранения привлекающих внимание запахов, чем особенно был доволен проводник, который немедленно достал из чехла на шее курительную трубку и задымил. Гном сразу же к нему присоединится. Полуэльф промолчал, но всем видом продемонстрировал неудовольствие. Андрей, тем временем, всё никак не мог отдышаться, и это несмотря на то, что последние пятьсот метров Грэйлон тащил его на собственном плече, шёпотом выражая своё негативное отношение к представителям человеческой расы.
   Дальнейшее вызвало удивление не только у юноши. Грэй в буквальном смысле открыл рот, когда Ларри, поставив жестяную кружку на огонь, стал сыпать туда какой-то серебристый порошок.
   - Сумеречное зелье! - изумился полуэльф. - Великая Рысь! Старик, да ты знаешь, что это тянет как минимум на десять лет каторги?! А, учитывая твой преклонный возраст, вообще пожизненное выйдёт!
   - Не думал, что ты так рьяно соблюдаешь законы, - Ларри не выказал никакого испуга, продолжая помешивать своё варево. - А вообще, если хотя бы треть из того, что я о тебе слышал, правда, доносить на меня ты не побежишь.
   - Не побегу, - кивнул головой Грэй. - Однако меня интересует, зачем ты носишь это с собой? Сомневаюсь, что ты дружишь с Всадниками, да и на контрабандиста не похож.
   - Это не мой секрет, так что можешь даже не совать в него свой нос.
   Проводник принюхался и ещё немного разбавил варево водой. Грэй, сложив руки на груди, с обиженным видом сел рядом.
   - Не твой, так не твой, больше спрашивать не стану. Но если наткнёмся на егерей, которые обнаружат этот подарочек, надеюсь, ты не станешь нас за собой тянуть?
   - Не стану, не волнуйся. Хотя даже если и потяну, такой лис, как ты, всегда выкрутится.
   На некоторое время наступила тишина, нарушаемая лишь лёгким потрескиванием огня и бульканьем закипающего отвара. Андрей лежал, прислонившись к скале, не в состоянии даже пошевелить пальцем. Наконец Ларри решил, что его зелье готово, снял кружку с огня и передал в руки Грэя, который поднёс ее к губам подопечного. У парня не оставалось сил даже для того, чтобы поинтересоваться, что же за контрабандную гадость ему дают, а уж тем более сопротивляться, поэтому он осторожно втянул в себя густую жидкость. Несмотря на то, что варево только что кипело, во рту оно оказалось чуть тёплым, и вкус его отдавал какой-то пряной зеленью. Оставшееся содержимое кружки Андрей опустошил за два глотка, о чём, впрочем, спустя секунду пожалел. В желудке резко зажгло, словно парень только что проглотил сотню перцев и запил их чесночным экстрактом, и Грэй очень вовремя заткнул подопечному рот рукой. Тело Андрея билось в судорогах, его пальцы царапали землю и камни, ломая ногти. Успокоился юноша лишь через несколько минут.
   - Что это было? - тяжело дыша, спросил он.
   Глаза заливал пот, Андрей рефлекторно стёр его рукой, и тут до парня дошло, что тело снова его слушается.
   - Сумеречное зелье, - ухмыльнулся полуэльф. - Можешь считать себя счастливчиком, иных способов вытащить тебя из магического шока не было. Полежи минут пять, пока не вставай. Сейчас зелье окончательно приведёт тебя в чувство, и мы продолжим путь.
   - Магический шок? Это такая болезнь? - поинтересовался юноша.
   -Магический шок, он же сумерки мага, - включился в диалог гном, до этого внимательно разглядывавший скол скалы. - Отвратительная вещь. Обычно случается с магом...
   - Не рассчитавшим свои силы. Спасибо, Дисли, дальше я всё сам расскажу, - перебил гнома Грэй и уселся рядом с Андреем. - Думаю, из слов нашего подгорного брата ты уже понял, что магический шок случается, когда волшебник, не учтя своих возможностей, создаёт какое-нибудь очень мощное заклинание. Симптомы в большинстве случаев сходны: частичный или полный паралич конечностей, проблемы с дыханием и сердечной деятельностью. Если вовремя не принять меры, через пару-тройку недель пострадавший уже будет стучать в дверь обители богов. Да не волнуйся ты так, - улыбнулся полуэльф, заметив ужас в глазах подопечного. - В твоём случае до этого бы вряд ли дошло, всё-таки я знаю, что делать, хотя повозиться бы с тобой пришлось. Поэтому советую поблагодарить нашего проводника за столь своевременную и бескорыстную помощь.
   - Ну, должен же я был как-то отблагодарить вас за то, что вытащили меня из поезда, - пробурчал Ларри.
   Не обращая больше внимания на спутников, старик принялся рассматривать тропу, по которой они сюда пришли, и недовольно нахмурился.
   Сумеречное зелье не замедлило дать результаты, у Андрея вновь проснулась жажда знаний. Да и тело постепенно наливалось энергией. Если бы сейчас на стоянку выбежала толпа орков, Андрей бы с радостью бросился в бой, настолько его переполняла сила.
   - А почему это снадобье запрещено? - спросил юноша, почувствовавший себя абсолютно здоровым.
   Грэйлон, замечая происходящие с подопечным изменения, продолжал ухмыляться.
   - Ты лежи, лежи, Сумеречное зелье - штука коварная. А запрещено оно по очень простой причине: это мощный и необычный стимулятор, активизирующий не столько мышечную силу, сколько твою внутреннюю энергию, которая воздействует на всё тело. Ты уже это ощутил. Но дело в том, что тебе дали небольшое количество, которого как раз хватило, чтобы пробудить внутренние резервы и активизировать организм, временно избавив его от последствий вызова бури. Кстати, мне казалось, что в револьверах имеются встроенные предохранители, ведь предыдущие опыты показывали, что ты спокойно переносишь сильные магические перегрузки. Значит, я ошибался. Ну, ладно, вернемся к зелью. Так вот, маленькая доза может послужить лекарством и привести в чувство такого мага-недоучку, как ты, зато большая - это...
   - Яд?! - громко воскликнул Андрей. Бушевавшая энергия требовала выхода, хотя бы в форме крика.
   - Верно, яд и не простой. Если увеличить ту дозу порошка, что дали тебе, раз в пять, человек гарантированно умрёт в течение десяти-пятнадцати минут. Эльфу вообще хватит трёх минут, перворождённые почему-то хуже переносят действие Сейк'аре, так мы его называем. Гномы наоборот держатся дольше всех и могут протянуть час, а предел орков - полчаса. Но используется концентрированный Сейк'аре не для отравлений, как ты мог сначала подумать, а ради эффектов, возникающих при его употреблении.
   - Это что-то серьёзное?
   - Конечно серьёзное! - полуэльф помрачнел. - Если принявший зелье хоть немного владел магией, оно сделает его очень сильным. Правда, ненадолго, но многим этого хватает, ведь третьеразрядный гоблинский шаман может сравниться по могуществу с архимагистрами. Сам понимаешь, что, несмотря на развитие технологий, магия продолжает оставаться нешуточным подспорьем на поле боя, а смертников среди орков и Всадников хватает. Вот тебе пример: во времена знаменитого штурма Эриолана бунтовщики смогли прорваться к самому дворцу только благодаря этому зелью. Сотни магов, обладающих огромной силой, мощными ударами сокрушали...
   - Уходим! - Ларри резко прервал Грэя. Тот мигом вскочил, одним рывком поставил Андрея на ноги и спросил:
   - Погоня?
   - Пока только разведчики, но, похоже, они встали на наш след, - ответил старик. - Думаю, и основные силы недалеко, поэтому лучше уйти, пока есть возможность.
   Все молча согласились с Ларри и вскоре выступили. Андрей несказанно радовался тому, что может бежать наравне со всеми, не кривясь от боли. Правда Грэйлон то и дело тревожно посматривал в сторону подопечного.
   - Расслабься, - произнёс полуэльф, заметив вопросительный взгляд юноши. - Малая порция Сейк'аре не даёт новых сил, а просто активизирует все ресурсы организма. Если будешь так напрягаться, скоро свалишься снова.
   Наставник оказался прав. Через полчаса быстрого бега магический шок опять начал давать о себе знать. К счастью, пока это было терпимо, и Андрей старался не думать о том, что в случае битвы он вновь может оказаться бесполезным грузом.
  
   ***
  
   Погоня не отставала. Нет, она всё ещё была далеко, но преследуемые спинами её чувствовали. Проводник, оглядываясь назад, мрачнел всё сильнее. Грэй шёпотом ругал себя за излишнюю задержку. Кор регулярно исчезал и при каждом своём появлении коротко сообщал о ситуации командиру. Наконец, после очередного такого доклада, полуэльф стал очень серьёзен.
   - Они уже рядом, - в его голосе не было тревоги, лишь суровая сталь готового к битве воина.
   - Я вижу, - проговорил Ларри, провожая глазами стаю птиц. Возле скалы, которая была пройдена минут пятнадцать назад, пернатые резко изменили направление полёта, и старик вздохнул. - Плохо дело.
   - У нас большие проблемы? - с трудом спросил запыхавшийся Андрей.
   - Порядочные. Нам предстоит пройти вон там, - Ларри указал рукой на ближайший горный пик. - Тропа огибает гору на большой высоте. Проблема в том, что местность тут очень хорошо простреливается, а, учитывая скорость наших преследователей, мы просто не успеем преодолеть этот участок до их подхода.
   - С такого расстояния им будет тяжело попасть, - заметил Грэй.
   - Чуть подальше есть площадка, от которой до тропы всего четыре сотни шагов по прямой.
   - Значит, следует задержать их здесь. Насколько мне видно, с того поворота можно держать всю эту часть тропы под прицелом. И если мы задействуем твою малышку...
   - А ты подумал, что будет потом с теми, кто останется? - старик, нахмурившись, пристально посмотрел на Грэйлона.
   - Вот на этот случай у меня есть план, - ухмыльнулся полуэльф. - Только нам надо быстрее достичь поворота! Андрей, поднажми, сейчас не время спать!
   Юноша хотел огрызнуться, что он бы ещё посмотрел, кто здесь спит, но резкий порыв ветра забросил ему в рот горсть песка. Похоже, окончательно стихать буря не собиралась. Грэй не стал ждать, пока его подопечный прокашляется, и вместе с Ларри устремился к намеченному участку тропы. Остальные рванули следом. Андрей несколько раз оглядывался, высматривая врагов, но тут дорожка, и так не отличавшаяся ровностью, окончательно превратилась в скопление камней, и пришлось внимательно смотреть не за спину, а под ноги, чтобы не скатиться под уклон. У эльфов и старика проблем с равновесием не наблюдалось, а вот Дисли умудрился опозорить весь свой род и трижды упал, один раз чуть не угодив в неудачно подвернувшуюся расщелину. К счастью, Кориэл оказался рядом и успел подхватить гнома за ногу.
   - Что вы там копаетесь?! - донёсся спереди крик Грэя.
   Полуэльф и проводник уже добежали до запланированной позиции и теперь приводили свой план в действие. Кор чуть ли не пинками пригнал измотанных Андрея и Дисли к повороту. Дорожка, до этого плавно идущая по спирали по краю горы, здесь изгибалась на девяносто градусов и резко устремлялась вверх. Чуть пониже поворота располагались крупные булыжники, видимо, оказавшиеся здесь в результате камнепада. Именно там и засели Грэй и Ларри.
   - Если они пристреляются, то запасная позиция будет немного выше по тропе. Там есть как раз подходящее местечко, и добраться туда можно без проблем, - произнёс старик, аккуратно пристраивая среди камней огромную винтовку. За то время, пока остальные добирались до засады, он уже успел снабдить своё оружие сошками и оптическим прицелом. - Но без второго номера особого урона я им вряд ли смогу нанести, только сдержать.
   - Кориэл будет твоим вторым номером, - ответил Грэй. - Глазомер у него получше моего. Ну а мы создадим огневую завесу.
   - Хорошо, - согласился Ларри. - Вы, эльфы, стрелки отменные. Ещё мага вашего поблагодарить надо: пыль до сих пор носит по воздуху, обзору она не мешает, а вот скорость и направление ветра по ней определять - самое то.
   Полуэльф подозвал к себе Дисли и что-то прошептал ему на ухо. Тот согласно закивал и, сняв со спины рюкзак, принялся в нём копаться. Андрей отвернулся и стал разглядывать поле будущей битвы. Парню открылся величественный вид: над неширокой долиной поднимались высокие пики с крутыми склонами, а лучи полуденного солнца заставляли ледники на вершинах играть всеми цветами радуги. Незаметно подошедший Дисли ухмыльнулся.
   - Вот она - красота гор, - важно начал гном, но Грэй резко перебил его криком:
   - Ложись!
   Человек с гномом уже привыкли быстро выполнять команды. Убедившись, что все растянулись на земле, полуэльф продолжил:
   - Красоту гор будете обсуждать позже. Пока вас больше должны волновать вон те несимпатичные ребята, идущие по нашим следам.
   Несмотря на то, что до противника оставалось не меньше километра, все замерли, словно враги затаились за ближайшим кустом. Андрей осторожно потянулся и достал из поясной сумки небольшой, но очень мощный бинокль. Оптика приблизила гнавшихся за ними, и, немного подкрутив настройку, юноша смог разглядеть лица. Оказалось, что кроме орков там были и люди, но облачены они были одинаково: во всё серое, от сапог до плащей. Оставалось лишь гадать, то ли это униформа, то ли просто в этих краях так принято одеваться. Андрей встревожено следил за появляющимися из-за каменной россыпи всё новыми серыми фигурами. Их было уже около полусотни, и это число продолжало возрастать. Где-то рядом шёпотом ругался Грэй: кажется, засада грозила обернуться чем-то очень неприятным. Радовало только то, что у преследователей не было никакого другого оружия, кроме карабинов и винтовок, ведь переносная артиллерия могла бы серьёзно осложнить и без того нелёгкое положение беглецов. Но вдруг среди винтовок на секунду мелькнул и тут же исчез посох мага. Андрей тревожно заводил биноклем, пытаясь найти утерянную цель, и тут услышал спокойный голос Грэя:
   - Мага снимаем первым. Потом типа в странной шапке с рогами, он, похоже, за командира.
   - Не учи тролля камни глотать, - огрызнулся Ларри.
   Юноша тем временем снова оглядел ряды противника. Их количество достигло семидесяти, и новых преследователей, похоже, больше не было. Мужик в рогатой шапке, которого полуэльф назначил "целью номер два", бежал в середине толпы в плотном окружении самых здоровенных и, как показалось Андрею, самых свирепых орков.
   Погоня приближалась к точке, которую Грэй выбрал крайним рубежом стрельбы. Тропа здесь немного расширялась, после чего шла на подъём, и именно на это место и был направлен прицел "Троллебоя". Однако сначала следовало убрать двух самых опасных неприятелей, тем более ситуация явно складывалась в пользу засевших в засаде беглецов: маг сошёл с тропы, привлечённый чем-то в чахлых кустах, а рогатый командир остановился и, размахивая руками, раздавал какие-то приказания. Андрей услышал голос Кориэла, отсчитывавшего дистанцию, и через секунду рядом так громыхнуло, что юноше, как и вчера в вагоне, заложило уши.
   Выстрел оказался результативным: мага швырнуло в так тщательно изучаемые им кусты, остальные противники от неожиданности даже оцепенели. Быстрее всех пришёл в себя главарь, и уже через несколько секунд до засады донеслись его яростные вопли. Впрочем, лужёная глотка не смогла ему помочь. Второй выстрел оказался ещё более эффективным, чем первый: пуля не только разнесла на куски рогатую шляпу вместе с головой хозяина, но и сбила с ног троих орков. У Андрея в буквальном смысле отвисла челюсть, мощность "Троллебоя" просто заворожила юношу.
   Лишившись руководства, преследователи стали паниковать. Похоже, они так и не поняли, откуда по ним открывают огонь, и принялись палить и по ближайшим кустам и по скоплению валунов в паре сотен метров от засады. Самых рьяных стрелков Ларри снял ещё тремя пулями, но благодаря этому орки сумели определить нужное направление и сосредоточили всю мощь своего огня на позиции обороняющихся.
   - Советую пригнуться, - пробормотал Грэй, изучая поле боя в свой бинокль. - О меткости на такой дистанции речи не идёт, но от случайного выстрела никто не застрахован. По моему приказу все открываем огонь. Можно не целиться, нам важно не столько нанести урон, сколько насытить пулями пространство.
   Андрей и Дисли вжались в землю, но наблюдение продолжали. Кориэл даже не шелохнулся, когда шальная пуля высекла фонтан искр возле его локтя. Что касается противников, едва ответный огонь прекратился, они резко перешли в атаку. Крича и стреляя, орки рвались вверх, не подозревая, что ждёт их впереди.
   Грэй выждал положенное время и, только первые преследователи преодолели склон, резко скомандовал: "Огонь!" На этот раз стреляли все пятеро. Андрей и Дисли, соревнуясь, кто кого переорёт, посылали пулю за пулей неизвестно куда, старательно следуя установке полуэльфа о том, что можно не целиться. Остальные подошли к делу с большей ответственностью. Кориэл, не переставая указывать цели и дистанцию, подстрелил трёх врагов, Грэйлон - одного и ещё двоих ранил. Основная работа досталась Ларри, но он с ней справился блестяще: все пять выстрелов попали в цель, а пару раз задели и бегущих сзади.
   Волна орков отхлынула назад в поисках укрытия, оставив на склоне девять трупов. Андрей торопливо перезаряжал винтовку, ожидая второго раунда, но у Грэя были свои планы.
   - Отступаем, пока они ошеломлены, - снова приказал полуэльф.
   В руках он держал пару дымовых шашек, уже знакомых Андрею по дням обучения у Стражи. Одну из них Грэйлон бросил на место оставляемой позиции и, не дожидаясь, пока дым закроет всё вокруг, потащил группу вверх по дороге. Вторую шашку полуэльф на ходу перебросил Дисли. Гном, согласно кивнув, тут же активировал её и с невероятной для такого коротконогого существа скоростью устремился вперёд, окутывая всю тропу густым дымом.
   Этот маневр был сразу же замечен орками. Развернувшись, они снова кинулись в погоню, открыв по бегущему гному огонь. Впрочем, стрельба оказалась нерезультативной, тем более что Дисли нагнулся и старался использовать по назначению все естественные укрытия.
   Вдруг товарищи Андрея резко остановились, и юноша, бежавший впереди всех, в очередной раз недоумённо оглянулся. В этом месте вдоль тропы вплотную, образуя своеобразный забор, стояли несколько валунов, и на одном из них старик разместил свой "Троллебой". Эльфы заняли позиции рядом, и Андрею ничего не оставалось, как последовать их примеру.
   - Поднимись чуть повыше и продолжай стрелять для отвлечения их внимания, - резко бросил Грэй, прижимая приклад к плечу. - А когда я закричу, изо всех сил мчись вверх.
   Думать времени не было, и юноша, кивнув, переместился на пару десятков метров подальше и вновь взялся за оружие. За то время, пока они бежали, орки не теряли ни минуты даром и уже большей частью преодолели подъём, но вот рядом захлопали выстрелы эльфийских винтовок, заставив их замедлить свой бег. Не желая отставать от старших товарищей, Андрей тоже приступил к отстрелу врагов. Несмотря на дым, ветер, пыль и слезящиеся глаза, юноша послушно расстрелял свой боекомплект, и даже, как ему показалось, в кого-то попал, но на общий характер наступления это никак не повлияло. Но вот в дело вступил "Троллебой", и всё изменилось. Прицельная стрельба по движущимся мишеням с такого расстояния казалась чем-то невероятным, но для Ларри, похоже, не было ничего невозможного. Преследователи потеряли ещё шестерых убитыми и снова отступили. Эльфы получили лёгкие ранения, но главное было сделано: оркам, или Всадникам, как их называл Грэй, снова пришлось искать укрытие.
   - Бежим! - крикнул полуэльф.
   Отряд резво рванул вперёд по тропе, и тут-то, наконец, Андрею стало понятно, что задумывал хитрый лис Грэйлон. Скрытые дымовой завесой, поставленной Дисли, беглецы без особых проблем преодолели большую часть опасного участка, прежде чем орки поняли, что их провели. Вновь внизу загремели выстрелы, но расстояние было слишком велико, и дым не давал возможности прицелиться, а сокращать дистанцию после двух снайперских засад орки теперь не спешили. Отряд уже скрылся за поворотом, но вражеская пальба не смолкала. Дисли, всё это время где-то прятавшийся, наконец присоединился к товарищам и важно осведомился:
   - Погони нет?
   - После того, что мы с ними сделали? - отозвался полуэльф. - Думаю, они ещё часа два будут обстреливать скалы, пока поймут, что мы сбежали.
   Грэйлон хохотнул и, перехватив руку гнома, высыпал ему на ладонь горсть расплющенных о скалы пуль. Андрею оставалось лишь вздохнуть: сколько бы лет ни было этому полуэльфу, выделываться он любил очень сильно, словно являлся сверстником своего подопечного. Впрочем, главное, чтобы закидоны Грэя не довели отряд до беды, а стерпеть-то их можно...
  
   ***
  
   После трёхчасового марш-броска Андрей подумал, что если бы его злость, вызванную ужасной усталостью, можно было перевести в силу, он в одиночку порвал бы всех преследователей, лишь бы получить долгожданный отдых. Грэйлон, догадываясь, что юноша на пределе, приказал сбросить темп.
   - Я считаю, они сильно отстали, - заявил полуэльф прямо на ходу. - В налёте на поезд участвовали не меньше трёхсот Всадников. Из-за нас они понесли серьёзные потери, наверное, их осталось десятков семь. Думаю, они не смогли найти наши следы и разослали разведчиков по всем направлениям, а сейчас созывают другие отряды, чтобы задавить нас числом.
   - Мы их хорошо отпугнули, - ворчливо пробормотал проводник. - Но если они сейчас на нас насядут, можно сразу стреляться самим.
   У мрачного настроения Ларри причины были весомые: два коротких боя серьёзно подточили патронный запас. На карабины приходилось не более сорока патронов на ствол, а старик признался, что у него осталась последняя обойма для "Троллебоя".
   - Я же не на войну, а домой ехал, - укоризненно заметил он, услышав разочарованный вздох Грэя.
   - Да, я знал, что не может везти до бесконечности, - грустно проговорил полуэльф.
   После плутания по горам, тропа резко спускалась в каньон, отличавшийся прямотой и отсутствием выступов. Появись сейчас на входе орки, им бы не пришлось прикладывать особых усилий, достаточно вести беспрерывный обстрел, и положение у беглецов будет не лучше, чем у зайчиков из тира.
   - Осталось немного, - попытался успокоить приунывших спутников проводник.
   Андрей и Дисли скептически посмотрели на него. Ущелье простиралась далеко вперёд, и ни выхода из него, ни поворотов не наблюдалось. Во взгляде Грэйлона тоже проскользнуло сомнение в правдивости слов Ларри. Однако, других вариантов не было.
   - Откуда вообще взялся этот каньон? Ровный, как будто по линейке, - Андрею казалось, что он бормочет себе под нос, но на голос парня обернулись все.
   - По преданию Ширан возник в результате битвы богов, - неожиданно снизошёл до объяснения проводник. - А это ущелье - след от удара меча одного из них. По крайней мере, так утверждают те, кто тут живёт.
   - Не хотел бы я встретиться с обладателем такого меча, - ухмыльнулся Грэй, снова обернулся назад и внезапно сам спросил. - Скоро уже? А то я, кажется, заметил какое-то движение позади нас.
   - Уже пришли.
   Ларри указал рукой на небольшой разлом в скале, который вполне мог послужить укрытием. Но всё оказалось не столь очевидным. Старик, войдя в него, вдруг удивительно резво для своего возраста подпрыгнул и, упираясь ногами в скальную стену, а руками нащупывая выступы, быстро полез вверх и внутрь.
   - Следуем примеру старших, - прокомментировал Грйэлон и тоже начал восхождение.
   Вслед за полуэльфом полезли Дисли и Андрей. Гном, привыкший к жизни в горах, рванул вверх со скоростью ракеты, а вот человеку пришлось туговато. Он и раньше-то не очень любил подъёмы, а уж тем более сейчас, когда мышцы сводило от усталости, а на плечи давил груз.
   Впрочем, всё оказалось не так страшно. Поднявшись на несколько метров, Андрей обнаружил, что выступы значительно расширились и стали появляться чаще, напоминая ступени. Юноша даже глянул вниз, забыв, что делать это очень не рекомендуется, но высоты не увидел, потому что наткнулся на укоризненный взгляд Кора, следовавшего последним. Смутившись, Андрей рванул вперёд на пределе сил и уже вскоре, тяжело дыша, стоял рядом с остальными. Окружающий пейзаж заставил парня тихонько застонать, потому что вместо ровной поверхности их опять встретило нагромождение камней и скал. Правда, один приятный факт имелся: от ног усталых путников тянулась широкая утоптанная дорога, терявшаяся в каменном лабиринте, и это доказывало, что путём часто пользуются.
   - Убежище где-то рядом? - тихо осведомился Грэй.
   - Да, можно считать, что мы уже на его территории. Это одна из тайных троп контрабандистов.
   - Значит, нас здесь не найдут? - спросил Андрей.
   - Если не получим приют у Синеухого, запросто найдут. Но иных вариантов у нас нет, - ответил проводник и, дождавшись, когда шокированный юноша закроет рот, скомандовал. - За мной!
   Идти пришлось недолго. Не успели они углубиться в лабиринт, как Андрей чуть ли не кожей почувствовал, что за ними следят. Ощущение было настолько резким и внезапным, что он на секунду остолбенел. Остальные тоже замерли. Грэй почему-то заулыбался, кажется, ситуация показалась ему очень смешной. Вскинув голову, полуэльф крикнул в сторону ближайшего валуна:
   - Сами выйдете или мне отсюда вам морды бить?!
   - Можно подумать, первый встречный остроухий сможет с нами справиться! - раздался мощный агрессивный голос, и на камне, словно бы из ниоткуда, возникли три фигуры. Дисли присвистнул, Ларри приветственно кивнул, а Андрей в очередной раз широко распахнул глаза от удивления.
   Двое незнакомцев были закутаны в плащи защитного цвета, которые позволяли хозяевам сливаться со скалами. А вот третий, похоже, сошёл со страниц книг про Конана Варвара: мощное мускулистое тело, облачённое лишь в ременную сбрую и меховые трусы; тесак у пояса; за спиной, правда, не двуручный меч, а здоровенное ружье. Головы всех троих были гладко выбриты, а лица покрывала густая растительность. Длинная борода варвара, заплетенная в косички, занимала большую часть его широченной груди, у остальных бороды были короче и без кос. Андрей заметил маниакальный блеск в глазах Дисли, из бесед с ним юноша уже знал, что у подгорного народа борода возведена чуть ли ни в ранг культа, так что неудивительно, что авторитет горцев в глазах гнома взлетел до небес.
   Варвар, бывший, похоже, главным в отряде, продолжал шуметь.
   - Ну, и чего вам здесь надо, осквернители камней?! Если пришли за смертью, то мы не боги и нам не нужно долго молиться для исполнения вашего желания, только попросите - и фьють! - для наглядности он положил руку на свой тесак.
   Грэй усмехнулся этой тираде:
   - А ты по-прежнему любишь много шуметь, Частон. Может быть, слезешь оттуда? По крайней мере, тебе не придётся драть глотку, подойдёшь и тихо скажешь всё, что ты о нас думаешь.
   - Что я слышу?! - взревел варвар. - Неужели передо мною старый Лис Грэйлон?! Нет, этого не может быть! Лис Грэйлон всегда держал своё слово и, если он поклялся не появляться в Ширане, пока не умрут все, кто его помнит, ни за что бы не нарушил своё обещание! Кто ты, посмевший принять облик зловреднейшего из остроухих?!
   Вместо ответа Грэй выхватил из-за пояса свой пистолет и выстрелил. Андрей в панике рванул карабин с плеча, Ларри и Дисли тоже потянулись к оружию. Но Варвар остановил всех движением руки, потом задумчиво посмотрел себе под ноги, поднял упавший пояс с тесаком, и, разглядывая перебитый пулей ремень, уже спокойнее произнёс:
   - Всё-таки ты не подделка. Фальшивый Грэй не смог бы так стрелять, - и, распахнув объятия, снова заорал. - Добро пожаловать домой, дружище!
  
   ***
  
   Оказалось, что пристанище контрабандистов располагалось совсем близко. Встреченные бородачи охраняли тайную тропу, ведущую в убежище, и следили за окрестностями, так что были в курсе некоторых дел, творившихся в горах.
   - Синеухий тебя не простит Лис, - ревел шедший рядом с Андреем Частон. - Ладно, что ты в прошлый раз его опозорил, ладно, что ты после этого осмелился вернуться, но притащить на хвосте такую ораву - верх наглости!!!
   - Я их не тащил, они сами припёрлись, - Грэй шагал впереди и отвечал не оборачиваясь. - А разве у Синеухого возникнут какие-то проблемы из-за нашего появления?
   - Ты что, дурья остроухая башка, совсем соображать разучился?! К нам сейчас два каравана подходят, и их маршрут как раз пересекается с маршрутом Всадников!
   - Сочувствую, - полуэльф надолго затих, видимо, придумывая, что ответить контрабандисту, и Частон решил переключить своё внимание на Андрея.
   - Так ты ученик Лиса?!
   Юноша кивнул, с опаской поглядывая на варвара. Неприятно, когда для ответа надо задирать голову вверх.
   - И давно?!
   - Месяца полтора, - прикинул Андрей, мысленно перебрав всё, что с ним случилось за это время. Да уж, потрепало его изрядно.
   - Ха! Ты не садился играть с ним в карты?! Нет?! И не садись, он жульничает!
   - Когда это я жульничал? - даже будучи погружённым в свои мысли, Грэй не смог пропустить такого выпада в свой адрес.
   - Офицеры из пятого егерского рассказывали, как ты прячешь карты в своих волосах!
   - Врут, - без тени смущения ответил Грэйлон. - Завидуют, что продули мне свои годовые жалования.
   - А княжеские дружинники говорят о краплёных колодах!
   - Тоже врут! Не могут простить, что из-за проигрыша вынуждены были весь вечер танцевать на столе в женских платьях.
   - И сам князь тоже врёт? - вкрадчиво спросил Частон.
   - Князь не врёт, а вот ты врёшь, - полуэльф укоризненно посмотрел на собеседника. - Я с князем не играл. Кончай морочить парню голову, я если и играю, то честно.
   - Горы не вынесут столь откровенной лжи и рухнут в сей же миг! - выдохнул варвар. - Может, ещё скажешь, что и к ночной буре ты тоже отношения не имеешь?!
   - Я не имею, он имеет. - Грэй кивнул в сторону Андрея.
   Частон недоверчиво оглядел юношу с головы до ног. Тот попытался принять невозмутимый вид великого мага, полного уверенности в себе.
   - Лис, отдай его мне! - вдруг взревел горец. - Ну, чему он может у тебя научиться?! Только в карты мухлевать да девок портить! А у нас шаман на последнем издыхании, даже погоду предсказать не может! Приходится по его пердежу ориентироваться: чем громче, тем погода будет хуже! А если твой ученик такой мастер погоды...
   - Даже не мечтай, - резко оборвал его полуэльф. - Он может всё напутать и вместо дождя устроит вам извержение вулкана. И вообще, сами-то вы ему какие уроки преподать можете? Научите делать концентрат Сейк'аре из овечьего дерьма?
   - У нас не овцы, а козы, - обиделся Частон. - Зато про твои уроки всем прекрасно известно, - он снова повернулся к Андрею. - Знаешь, какое у него тут прозвище?!
   - Лис?
   - Как бы не так! - хохотнул горец. - У нас его зовут "Грэй Шестнадцать Раз"!
   - Странная кличка, - удивился юноша.
   - Из-за этой клички ему и пришлось отсюда сбежать и поклясться не возвращаться! Видишь ли, наш король Синеухий и Грэйлон однажды поспорили, кто из них обладает большей мужской силой! Я тогда был ещё молодым, но хорошо помню, как мы собирали для них женщин! Синеухий тогда смог оприходовать тринадцать красавиц подряд, но Грэй оказался сильнее, справившись с шестнадцатью! Вот из-за этих трёх девах они и повздорили! Король обвинил Лиса в эльфийском колдовстве, хотя и сам баловался настойкой Ильрачи, а уж она столько сил прибавляла..., - горец мечтательно зажмурился, похоже, вспоминая эффект от того снадобья.
   - И ничего я не колдовал, - возразил полуэльф. - Я разве виноват в том, что Синеухий таким хлюпиком оказался?
   - Вот ему это и объяснишь! - Частон снова заржал. - Кстати, мы уже пришли, так что готовься к долгому и неприятному разговору!
   Убежище представляло собой просторную и довольно уютную пещеру. Большая её часть была освещена лампами, то ли электрическими, то ли магическими. Кое-где были пробиты окна, но насладиться горными пейзажами Андрею так и не дали. Грэйлона пещера не впечатлила, и он пробормотал о том, как низко пал Синеухий.
   - То ли дело старое убежище...
   - В Гнезде мы ещё не все завалы разобрали, - отозвался Частон. - Но, думаю, к концу года мы туда вернёмся!
   По пути через убежище им встречались соплеменники провожатых, такие же лысые здоровяки с густыми бородами. Наконец, отряд оказался возле отдельной пещеры. У входа в неё стояли двое караульных, но, увидев Частона, они, не задавая вопросов, пропустили путников, а там...
   Андрей изо всех сил старался сохранить равнодушный вид и глупо не таращиться на ожидавшего их человека. Тот был огромен, даже Частона превосходил ростом на целую голову. Оценить размеры бороды было тяжелее, поскольку толстые косы, в которые она заплеталась, хозяин перекинул через плечи за спину. Мускулатура великана заставила бы позеленеть от зависти самого Шварцнеггера, а головной убор из перьев сделал бы честь вождю каких-нибудь команчей. Густые перья скрывали правое ухо, зато левое было выставлено на всеобщее обозрение во всей красе. Как и следовало из прозвища, оно было ярко-синего цвета. Правда, разобрать, естественный это цвет или краска, было сложновато.
   Несколько минут вошедшие и Синеухий мерялись взглядами, после чего гигант сел в здоровенное кресло, наподобие трона стоявшее посреди пещеры, и проговорил:
   - Три вещи всегда были неизменны: стойкость гор, мудрость старших и лисья хитрость. Что привело тебя, Лис Грэйлон, в края, куда ты зарёкся ступать во веки веков?!
   - Поменьше пафоса, Бран, - ухмыльнулся полуэльф. - И не во веки веков, а всего лишь в течение пары сотен лет, пока ни забудут наш скандал.
   - Его забудут, как же, - фыркнул великан. - Ещё и в песнях увековечат. Кое-что я уже слышал, - он умолк и вдруг яростно зарычал. - Кончай морочить мне голову! Говори, зачем ты сюда припёрся?!
   - Нечаянно, - спокойно ответил Грэй. - Обстоятельства так сложились.
   - Обстоятельства?! Вечно они у тебя складываются как-то странно! Ну, раз уж ты здесь, говори, чего от меня хочешь?!
   - Во-первых, - полуэльф принялся загибать пальцы. - Приют на пару-тройку дней, чтобы мы могли восстановить силы. Во-вторых, запас провизии и боеприпасов для горного похода. Одежда, кстати, тоже не помешает. В-третьих, проводника, знающего западную часть Ширана...
   На этих словах Синеухий взревел:
   - Ты совсем обнаглел, Лис?! Из-за тебя мои караваны вот-вот разграбят, а ты смеешь просить так много?!
   - Я сожалею, - Грэйлон на мгновение принял грустный вид. - А в-четвертых, я хотел попросить помочь избавиться от Всадников.
   - После того, как ты их привёл сюда?! - возмутился Синеухий и перевёл взгляд на Ларри. - А ты, Троллебой, здесь какими судьбами? Я думал, ты навсегда покинул горы, приняв предложение короля.
   - Я достаточно долго поработал на короля, обучая его стрелков, а сейчас хочу вернуться домой, - спокойно ответил старик. - И спасибо этим эльфам, если бы не они, мой труп сейчас бы остывал в разграбленном поезде.
   Великан встал со своего трона и с минуту молча рассматривал странников. Лицо его стало каменным, и понять, что творится сейчас в его черепной коробке, не представлялось возможным. Молчание нарушил вбежавший в пещеру мальчонка. Не обращая никакого внимания на столпившийся народ, паренёк протянул Синеухому кусочек ткани с какими-то письменами. Быстро изучив записку, гигант смял её и отбросил в сторону.
   - Хорошо, Лис, я помогу тебе, - на этот раз спокойно произнёс он. - Да и негоже мне терпеть убытки из-за каких-то мелочей. Арена всё решит. Но я сдержу слово только в том случае, если и ты сдержишь своё.
   - Какое именно? - лицо полуэльфа светилось любопытством.
   Неожиданно Синеухий состроил жалобную физиономию.
   - Ради всех богов, не появляйся здесь больше, - простонал гигант.
  
   ***
  
   Когда Синеухий сказал об Арене, Андрей подумал, что тот хочет вызвать на поединок вождя Всадников и по итогам сражения разрешить конфликт. Но всё оказалось совсем не так.
   Юноша раздвинул ветки кустарника, загораживавшего обзор. С его позиции открывался хороший вид на ту самую дорогу, по которой они должны были идти, не покажи им Ларри тайную тропу. Горы здесь расходились в стороны, и склоны становились более пологими. Местность чем-то напоминала стадион, наверное, поэтому и получила название "Арена". Правда, идеально овальной эта долина не была и с одного конца суживалась и постепенно переходила в ущелье.
   Залёгший рядом с Андреем Частон травил байки о том, что раньше, когда здешние территории принадлежали оркам, в этом месте проходили ритуальные сражения, на которых происходил выбор нового вождя. Вообще варвар уже много чего поведал о жизни в горах. С его слов выходило, что Всадники, которые за ними гонятся, вовсе и не Всадники, а отщепенцы. Настоящие Всадники обитают в северной части Ширана и представляют собой союз нескольких орочьих племен, а эти - всего-навсего равнинный сброд, полукровки, забывшие отцовские заветы о возвращении своих исконных земель и опустившиеся до обычных наёмников. Вспоминая рассказы Грэя, Андрей не очень-то верил этому: по всему выходило, что и среди равнинных хватало своих идеалистов. А контрабандисты в речах Частона оказались вовсе и не преступниками, а хозяевами гор. Правда, их таковыми почему-то никто не признаёт, за исключением князя Ширана, который, тем не менее, то и дело пытается перекрывать все их тайные пути и охотиться за караванами. Но всё же горец похвалил ширанского правителя за толковость, ведь тот умудрился подружиться как с северными орками, так и с южными контрабандистами, хотя в противном случае князя бы давно смели в междоусобных войнах вместе с его городом и деревнями.
   Впрочем, в данный момент Андрея гораздо больше интересовала Арена. Вернее то, что находилось под ней. В незапамятные времена, когда будущие хозяева гор только обустраивали свои владения, они нарыли множество шахт, как для хранения припасов, так и в оборонительных целях. Для последнего и использовалась Арена. Бесчисленные подземные ниши располагались вдоль одного из ее краёв, и множество замаскированных амбразур были направлены как раз в сторону дороги. Любой враг, вздумавший пройти здесь, попадал под сильный фланговый огонь, укрыться ему было негде, а бойницы сделали так, чтобы свести ущерб от ответного огня к минимуму. Частон сказал, что боевых действий в этом месте ещё ни разу не было, так как вскоре после его постройки хозяева гор сменили базу, и Арена стала использоваться только как перевалочный пункт. Зато теперь, когда народу Синеухого пришлось вернуться в родные места, было решено возродить и старый пояс защиты.
   Оружия, чтобы остановить врага, у горцев имелось предостаточно. В оборонительных пещерах были расставлены десятка два крепостных многоствольных пулемётов с механическими ручными приводами. Кроме того, в укромных местах установили несколько лёгких орудий, а возле бойниц расположись горцы с карабинами и винтовками. Андрей присоединился к стрелкам после слов Грэя о том, что такой опыт будет ему крайне полезен. Сам полуэльф и остальные соратники юноши никуда не пошли, заявив, что они лучше позаботятся об ужине. На всякий случай Андрей запомнил маршрут до пещеры, в которой им предоставили убежище.
   Тем временем на дороге началось шевеление. Несколько орков в серых плащах, внимательно разглядывая окрестности, быстрым шагом пересекли Арену.
   - Разведчики, - прошептал на ухо парню Частон. - Сейчас основные силы подойдут, и всё начнется.
   Вскоре из ущелья показались остальные Всадники. Опровергая своё название, большая их часть шла пешком. Арена постепенно заполнилась народом. По подсчётам Андрея, сейчас здесь собрались не меньше полутысячи Всадников. Юноша на секунду представил, что бы было, если бы у той горы их зажала такая орда, и картина получилась совсем нерадостной. Гораздо приятнее, когда со всех сторон тебя защищают толстые скалы, а противника на прицеле держат несколько сотен суровых бородатых воинов.
   Тем временем показался хвост колонны неприятелей. Теперь все Всадники были в зоне досягаемости выстрелов хозяев гор, не понимая этого, хотя немногочисленные вражеские маги бросали по сторонам встревоженные взгляды. Частон снова заговорил о превосходстве над равнинными орками их горных собратьев, которые уж точно бы не прошляпили такую засаду.
   - Сейчас! - вдруг рявкнул варвар, и всё началось.
   У обоих выходов из долины одновременно прогремели взрывы, вызвавшие камнепады, и Арена оказалась плотно закупоренной. Из-за завала донеслись выстрелы, возвестившие о печальной судьбе орочьих разведчиков. А затем долина превратилась в ад. Сотни стволов извергали пламя, забирая десятки жизней в секунду, а пули сыпались градом, не давая врагам ни малейшего шанса выжить. Всадники опешили. Никто из них не ожидал, что в таком тихом и спокойном, на первый взгляд, месте окажется гибельная засада. Некоторые даже бросили оружие и подняли руки, но их застрелили сразу же, пленных в этом сражении брать не планировалось. Кое-кто из орков рванул вверх по противоположному откосу, откуда не вёлся огонь, но горцы предусмотрели и это. На вершине того склона расположились несколько десятков стрелков и два пулемётчика, которые встречали тех, кто пытался сбежать, меткими выстрелами практически в упор. Впрочем, к чести Всадников, трусов среди них было мало, и большинство остались внизу, принимая безнадёжный бой. Орки пытались стрелять в ответ на огонь горцев, но безуспешно. В дело вступили и маги, выпустив файерболлы и молнии в сторону бойниц, но тут заработала артиллерия хозяев гор. Даже если у чародеев и были щиты, против пушек помочь они не могли. Всадникам пришёл конец.
   Андрей лежал, прижавшись щекой к прикладу ружья. Он не сделал ни единого выстрела, он просто смотрел на избиение Всадников и думал. Юноша пытался убедить себя в том, что с его отрядом случилось бы то же самое, попади они в орочье окружение, но это, увы, не помогало. Он никак не мог смириться с тем, что перед его глазами разворачивается не честный бой, а самая настоящая бойня. Андрей тяжело вздохнул: ему стали понятны слова Грэя о новом опыте. Несмотря на то, что за полтора месяца парень побывал уже в нескольких сражениях, в этом мире он до сих пор оставался зелёным юнцом.
   Частон ещё стрелял по немногочисленным живым Всадникам, притаившимся среди трупов убитых товарищей и лошадей, когда Андрей встал и ушёл вглубь шахт. Душа юноши не пела от радости, что справедливость свершилась и поезд отомщён, но не было и сожаления, что он участвовал в таком кровавом деле. Андрей просто очень устал и хотел забыться.
   В пещере, где они остановились, было тихо. Ларри и Дисли курили, Кориэл медитировал, а Грэйлон стоял у стены, заложив руки в карманы. Губы полуэльфа ехидно ухмылялись, но в глазах... в глазах застыла безграничная многовековая мудрость. Андрей устало опустился на табурет.
   - Значит, - медленно произнёс парень, понимая, что надо что-то сказать. - Это приключение для нас закончилось.
   - Ты прав. Это закончилось, но завтра, - Грэй многозначительно посмотрел на подопечного. - Начнется новое.
   Полуэльф тихонько засмеялся, к нему присоединились гном, Ларри и, наконец, сам Андрей. Действительно, жизнь продолжалась, а разве она ни является одним большим приключением?
  

Глава 8

   Три дня, запланированные Грэйлоном для отдыха, растянулись на целую неделю. Горцы, обрадованные возвращением "легенды", устраивали в его честь пиршества и массовые гуляния. Только вот Андрею принять участие в празднествах так и не удалось, после того, как действие Сумеречного зелья закончилось, слабость снова вернулась. Недомогание юноши и стало причиной задержки в логове контрабандистов. Грэй, как заправский врач, велел подопечному лежать и не делать лишних движений. Подняться Андрей смог только через пять дней, хотя через неделю уже чувствовал себя отлично. К счастью, после сумерек мага, в отличие от обычных болезней, силы восстанавливались очень быстро. За время передышки Грэйлон успел проработать несколько десятков вариантов дальнейшего маршрута, но, судя по недовольной физиономии, его что-то не устраивало.
   - Всё упирается в этот мост, проклятый всеми орочьими шаманами, - бурчал полуэльф, склонившись над картой. - Как только вернусь на службу, непременно организую посольство к местному князю и очень настоятельно ему порекомендую построить ещё несколько мостов.
   - Вряд ли ему это понравится, - задумчиво произнёс Ларри. - Как-никак несколько дополнительных путей для контрабандистов.
   - А в чём проблема? - поинтересовался Андрей.
   - Проблема серьёзная, - ответил Грэй. - Видишь ли, в Ширане много тайных дорог и троп, по которым можно передвигаться, не привлекая внимания, и здесь мы можем хоть до бесконечности скрываться от подручных Равола. Но вот стоит нам попробовать покинуть это славное место, как у нас тут же начнутся неприятности, самая главная из которых, - полуэльф ткнул пальцем в карту, разложенную на столе. - Мост через Румасу. Сама река не широкая, но вот берега у неё очень скалистые и обрывистые, так просто не переправиться. Остаётся только мост, но он здесь единственный. А теперь попробуй угадать, где нас скорей всего будут ждать.
   Андрей посмотрел на чертёж местности. Река Румаса протекала в восточной части Ширана, отделяя от него небольшой кусок. Ответ на вопрос Грэйлона был очевиден: все дороги, включая железную, сходились к этому мосту, и никаких других путей просто не существовало.
   - А обойти никак нельзя?
   - Ещё один мост находится в районе Макселлина, ближе - нет. Конечно, имеются ещё и паромы, но это долгий путь, и я не уверен, что в том районе по берегам ни выставлены наблюдатели. Получается, нам придётся возвращаться чуть ли ни к исходным позициям. Если искать дорогу с севера, то после Ширана мы попадаем во владения орков, а они будут очень рады видеть лиц эльфийской наружности. Можно обойти Ширан по дуге, но орочьи земли мы даже в этом случае зацепим, а дорога займёт не меньше двух месяцев и будет проходить в крайне тяжёлых условиях. Даже будь мы с Кором только вдвоём, и то выбрали бы этот маршрут лишь в самом крайнем случае, - полуэльф нахмурился. - Поэтому придётся придумывать, как преодолеть мост так, чтобы нас не заметили.
   - Замаскироваться? Или ночью? - Андрей задумался, но другие идеи в голову не приходили.
   - Вот тут самое сложное. Синеухий жалуется, что стража на мосту совсем озверела. Даже давно существующие каналы, по которым регулярно протаскивали мелкую контрабанду, перекрыли, причём именно в последнюю неделю. Кажется, мы недооценили Равола, связей среди людей у него хоть отбавляй, и это настораживает. Так что ни замаскировавшись, ни под покровом темноты так просто через мост мы не перейдём.
   На некоторое время в пещере воцарилась тишина. Андрей поморщился, осознав, что неприятности не закончились с уничтожением погони, а как раз наоборот. Грэй крутил в руках кинжал, разглядывая карту. Ларри, набив трубку, но не поджигая её, сел у стены и, судя по задумчивым глазам, сосредоточился на своих мыслях. Дисли сейчас было лучше всех: он спал, устроившись в кресле. Гном полностью предоставил поиск решения проблемы полуэльфу и в дискуссию не вмешивался.
   Наконец Ларри закурил, поднялся и грубо отпихнул Грэйлона от карты. Полуэльф удивлённо вскинул бровь, но старик никак не прокомментировал свои действия. Молча склонившись над чертежом, он ещё минуту раздумывал, пуская дым, после чего проговорил:
   - Если речь идёт о том, чтобы пересечь Румасу, минуя мост, я готов вам помочь. Но за это вы мне кое-что пообещаете.
   - Что? - Грэй насторожено посмотрел на старика.
   - Вы должны сохранить мой секрет. Особенно от Синеухого, который давно за ним охотится.
   Андрей открыл было рот для выяснения подробностей, но Грэй его опередил.
   - Клянусь Великой Рысью, что ни одно слово из нашего разговора не выйдет за пределы этой пещеры, - полуэльф на секунду задумался и продолжил. - А так же, что мы не разгласим твою тайну, какой бы она ни была.
   - Добро, - Ларри согласно кивнул. - А теперь советую вам помолчать и выслушать мою историю. Думаю, вы уже знаете, что когда-то я начинал служить в княжеской дружине. Пятый полк горных егерей, нас ещё называли Снежными Барсами. Тяжёлое было время, постоянные стычки с орками и троллями. Спасибо отцу, купил у гномов несколько таких ружей, - Ларри кивнул в сторону "Троллебоя". - И научил, как ими пользоваться. Без моей малышки я уже как минимум дюжину раз был бы мертв, а вместе со мной несколько сотен человек. Но ладно, речь не о ней. Однажды мы преследовали орочью банду. Обычно орки разоряли приграничные деревни, но эти совсем обнаглели и перехватили караван прямо у стен столицы, причем в набег послали таких матёрых бандитов, которые, уходя, умудрились прорвать все наши кордоны. Бегали мы за ними по горам, наверное, месяца четыре. Банду в итоге истребили почти подчистую, но вот от неприятностей не убереглись. Наш отряд оторвался от основных сил и попал в засаду. Двадцать человек против трёх сотен орков. По идее, мы должны были там все полечь, но, похоже, сами боги решили нас поддержать. Двенадцать человек, включая меня, сумели вырваться, правда, вскоре нас зажали в тупике. Бежать некуда, по стенам вскарабкаться можно, однако не под огнём. Хорошо хоть было где укрыться, но патроны стремительно кончались. А командир наш был безбашенным любителем лезть на рожон и, как его в угол загнали, совсем разъярился и предложил разнести этот каменный мешок вместе с нами и орками, тем более в нашем отряде как раз имелся маг, мастер по работам с взрывающимися рунами. Пришлось пожертвовать остатками боезапаса, чтобы волшебник их на стены нанёс. И вот, когда орки полезли всем скопом, мы рванули, - старик на пару секунд замолк и прикрыл веки. Похоже, картины прошлого по-прежнему стояли у него перед глазами. - Мне и двум моим товарищам тогда сильно подфартило. Когда заклятие сработало и скалы вокруг стали рушиться, в земле образовалась трещина, в которую мы и упали. Мелкими камнями, конечно, изрядно побило, но зато от крупных булыжников спаслись. Ещё и разлом не завалило целиком, и мы, когда всё кончилось, смогли выбраться наружу. А в ту минуту, когда мы втроём стояли на камнях, готовые встретить свою смерть, и слышали приближающиеся крики орков, разыскивающих своих уцелевших, я заметил в скале щель, из которой изливалась струйка вода. Точнее, это было похоже на нору, достаточно широкую для того, чтобы в неё залезть, что мы незамедлительно и сделали. Времени хватило на заметание следов и заваливание прохода, чтобы орки его не обнаружили. Ну а дальше мы вступили на путь неизвестности. Лаз вывел нас в пещеру, по которой мы потом плутали семь дней. И снова нам сказочно повезло: ручей протекал на всём её протяжении, так что от жажды мы не страдали. Кроме того, по пути нам попались несколько полусгнивших деревьев, видимо, принесённых водой, из которых мы делали факелы. Этого оказалось достаточно для того, чтобы наружу мы выбрались живыми.
   Ларри умолк. Грэйлон, как самый быстросоображающий, спросил первым:
   - И где именно вы вышли?
   Старик, вынув изо рта уже погасшую трубку, ткнул чубуком в карту. Проснувшийся Дисли даже присвистнул. Место выхода было не просто далеко за рекой, оно находилось чуть ли ни на западной окраине Ширана.
   - Это хорошо. И что, про этот проход до сих пор никто не знает? - удивился полуэльф.
   - Никто, - уверено произнёс старик и принялся снова набивать трубку. - У одного из моих спутников сразу после выхода из-под земли началась пещерная лихорадка. Болезнь крайне опасная, без лекарств человек сгорает за три дня, а этому хватило и двух. А с другим товарищем, с нашим сержантом, вообще дрянная история получилась. Он пережил засаду, взрыв и неизвестность в пещере только для того, чтобы, едва появившись в обитаемых местах, быть зарезанным в обычной трактирной драке.
   Ларри отошёл от стола и снова уселся на своё место. Воспоминания молодости оживили его, движения старика стали порывистыми, а глаза ярко заблестели.
   - Я вернулся в свой полк. О найденном проходе, конечно, намеревался доложить сразу, но обстоятельства изменились. Пока мы бегали по горам, нас умудрились занести в погибшие и, когда я объявился, вместо того, чтобы "вернуть к жизни", устроили скандал и непонятно почему стали обвинять в предательстве и дезертирстве. В общем, дело странное. Поскольку все обвинения были шиты белыми нитками, оправдался я почти сразу, но вот из дружины ушёл. Не стал влезать в тамошние интриги, а просто вернулся домой. Вначале немного работал проводником, ну а потом вышел на контрабандистов. Тогда как раз сложилась ситуация, похожая на нынешнюю: князь сильно прижал их, перекрыв основные пути. Обходными дорогами везти Сейк'аре очень долго, и я предложил свои услуги. Пришлось, конечно, полазить по горам, чтобы найти относительно безопасные проходы к той норе, но с этим я справился. Ну, а дальше было уже просто: зная путь, я через мост проходил до границ Ширана, а там уже отправлялся через пещеру. Риск, разумеется, был немалый, но и платили хорошо. Семья моя с тех пор не бедствует и даже не догадывается, какого объёма наследство их ждёт.
   - Теперь понятно, почему ты просил сохранить этот секрет, - ухмыльнулся Грэй, лениво постукивая пальцами по столу. - Тайная пещера - это ерунда, а вот контрабанда Сумеречного зелья - совсем другое дело. Сколько Сейк'аре ты протащил в горы?
   - Не считал, - спокойно ответил старик. - Наверное, дюжину смертных казней я заработал.
   - Ну, я так и думал. А то, что ты вёз с собой, тоже по поручению Синеухого?
   - Нет, - так же равнодушно отозвался Ларри. - Скажем так, это очередной вклад в будущее моей семьи.
   Грэйлон замолчал и уставился в потолок, а остальные напряжённо ждали решения командира. Андрею было всё равно, контрабандист этот старик или нет, но, похоже, для эльфийского народа этот вопрос был весьма серьёзен.
   - Ладно, - наконец пробормотал Грэй. - Я не буду больше прикасаться к этой теме. А также клянусь честью своего дома, что не стану преследовать тебя и твоих родичей после завершения нашей миссии. Но если попадёшься сам, - глаза полуэльфа грозно сверкнули. - На меня даже не рассчитывай!
   - Иного я и не ожидал.
   Ларри закинул свой "Троллебой" за спину и направился к выходу.
   - Выходим завтра утром, - бросил он напоследок.
  
   ***
  
   Ранним утром лучи восходящего солнца осветили горы и уходивший неторопливым маршем на север небольшой отряд, состоявший из двух эльфов, гнома, пятнадцати человек и десятка нагруженных мулов. То ли Синеухий решил воспользоваться случаем и попутно переправить очередную часть товара, то ли Грэй, узнав о важном грузе, напросился в попутчики, но в течение большой части пути их маршрут совпадал. Андрею не хотелось вникать в эти тонкости, самое главное, что логово контрабандистов осталось за спиной, и он в поисках дороги домой двигается дальше. Пару раз у юноши возникали ассоциации с "Волшебником Изумрудного города". И пускай дорога под ногами не из жёлтого кирпича, спутники не настолько нелепы, а волшебник, способный отправить на родину, не такой уж и добрый, аналогия всё равно просматривалась.
   Отряд возглавил Частон. На первый взгляд грубый и неотёсанный варвар на самом деле оказался прекрасным собеседником, а для Грэя ещё и отличным собутыльником. К счастью, несмотря на обильные возлияния на каждом вечернем привале, лидеры отряда не буянили и не совершали неадекватных поступков, ограничиваясь совместным пением и старыми воспоминаниями. Полуэльф без устали пересказывал байки о службе в Страже, а горец хвастал своими контрабандистскими подвигами.
   Андрей к ним не лез, ведь у него неожиданно появился новый приятель, отрядный маг. Молодой парень с труднопроизносимым именем Шишуиршин, сразу же сокращённым до Шиша, объяснил, что был так назван в честь какого-то древнего легендарного героя, совершившего немало подвигов во имя добра и справедливости. После смерти этого храбреца возвели в ранг святых и очень долго чествовали по всему миру. Видимо, с дикцией в те давние времена дела обстояли гораздо лучше, чем сейчас. Впрочем, сам Шиш на легендарного героя не тянул. Он был студентом-недоучкой, которого выгнали с третьего курса магической академии из-за, как он выразился, "несовпадений взглядов на ведение учебного процесса с руководством". Среди однокурсников Шиша были горцы, решившие помочь отчисленному товарищу и давшие ему выход на контрабандистов. И теперь парень пытался заработать достаточное количество денег, чтобы снова продолжить обучение.
   - В Макселлинскую Академию я возвращаться не буду, - промямлил маг, пережевывая кусок жареного мяса. - Образование дают хорошее, но преподаватели те ещё снобы. Вот в Варлитане, что у гномов, есть пара нормальных академий. Главное, чтобы денежки у тебя водились, тогда учить там будут безо всяких вопросов и претензий. А как получу диплом и лицензию, меня везде с руками оторвут.
   - Неужели с магическими услугами всё настолько плохо? - поинтересовался Андрей.
   Вопрос не должен был вызвать подозрений. По легенде, которую они с Грэем состряпали, юноша до недавнего времени воспитывался у островных эльфов и ничего не знал о внешнем мире, а из-за пробуждения магических способностей был отправлен к старшим сородичам.
   - С магией всё хорошо, а вот с опытными практиками скверно, - ответил Шиш. - Все государственные академии, вроде Макселлинской, где я учился, распределяют большую часть выпускников на службу своей стране, в основном в армию. Вот почти ничего хорошего и не остаётся, поскольку правительство забирает талантливых волшебников, а всяких бездарей и невостребованных спецов, вроде заклинателей насекомых и чтецов аур, спихивает народу. Есть, конечно, и частные школы, но для них существуют жёсткие лимиты на количество учащихся, чтобы хлеб не отбирали. К тому же частники, чтобы не разориться, постоянно взвинчивают цены.
   Андрей задумался. Вообще-то положение дел казалось вполне логичным. Каждый сильный маг является оружием, причём очень опасным, поэтому необходимость системы контроля очевидна.
   Шиш рассказал и о магической структуре. Оказывается, любая, даже самая маленькая деревня, должна иметь как минимум одного мага, а лучше трёх: целителя, погодника и предсказателя. Последний, как ни странно, отвечает не за пророчества и гадания, а за связь, радио в этом мире ещё не изобрели, а телефонная и телеграфная сети охватывают только крупные поселения. В больших городах - районная магическая организация, в военных частях - армейская. Маги задействованы во всех сферах жизни: торговле, сельском хозяйстве, медицине, транспорте. Любопытным оказался тот факт, что большинство чародеев не обладают каким-то особым могуществом. Много лет назад при разработке учебных программ волшебники встали перед выбором, каких специалистов лучше готовить: узкого профиля или широкого, и из соображений экономичности предпочли первый вариант. В итоге студенты академий стали обучаться всего десятку-другому заклинаний, большинство которых относятся к конкретной специализации. Тот же заклинатель насекомых может с лёгкостью изгнать клопов и тараканов из дома, но, если его попросят выгнать ещё и мышей, только грустно вздохнёт и беспомощно разведёт руками.
   Однако среди узкоспециализированных магов были и исключения, и одно из таких исключений сейчас шло рядом с Андреем и с довольной рожей расписывало свою уникальность. Маги-практики, как их называли, были как раз многопрофильными мастерами. Получались они либо из самородных талантов, с лёгкостью усваивавших разные дисциплины, либо из жутких трудоголиков, десятилетиями усердно штудирующих магическое ремесло. Шиш относился к первым. За три года учёбы он, помимо управления погодой, своей основной специальности, освоил ещё около дюжины предметов.
   - Я и исцелять могу, и боевые атаки знаю, и с заклятиями наблюдения знаком, и со стихиями работаю, ну ещё иллюзии, - перечислял маг. - В остальном пока слабоват, но потихоньку учусь.
   В том, что Шиш продолжает учиться, сомневаться не приходилось. Его дорожная сумка была битком забита всевозможными книгами, которые он листал на привале. Отряд всякий раз напрягался, когда маг, углубившись в чтение, начинал что-то бормотать себе под нос и шевелить пальцами. Никто не забыл, как в первый вечер поглощённый в свои мысли волшебник нечаянно взорвал котёл с кашей. Котёл остался цел, зато его содержимое потом долго отскребали от одежды и амуниции.
   Андрей долго смотрел на эти учебники и, наконец, решился попросить Шиша прочитать ему курс лекций по теории магии, ведь во время обучения у Стражей этой дисциплины почти не касались, делая упор на развитие боевых навыков. Теперь же, после того, как револьверы начали его слушаться, юноше захотелось заполнить пробелы в образовании.
   Шиш такой просьбе не удивился, хотя до начала учёбы пришлось подождать пару дней, пока отряд ни преодолел опасный, по словам проводников, участок и ни остановился на ночёвку в большой пещере, служившей для горцев одной из перевалочных баз. Для занятия был выбран самый отдалённый угол, вовсе не из соображений секретности, а, как объяснил волшебник, чтобы свести к минимуму постороннее вмешательство. Впрочем, уже через пять минут к ним присоединились вездесущий Грэй и Частон. В беседу собутыльники особо не влезали, но зато внимательно слушали.
   Пол в пещере был каменистым, и Шиша это не устроило. Достав из сумки магический жезл, он провёл им над поверхностью камня, создавая тонкий слой песка, после чего присел на корточки, этим же жезлом начертил на песке несколько параллельных линий и подозвал Андрея поближе.
   - Это спектр сил, - начал он свой урок и, ткнув в одну из нарисованных линий, продолжил. - Отсчёт начинается со стихии Астрала. Условно считается, что это краеугольный столб, на котором и держится вся магия. Стихия Астрала не материальна и отвечает за духовный мир, но не стоит её недооценивать, считая, что кроме предсказаний и вызова духов она ничего не даёт. Следующим у нас идёт Воздух, - жезл сместился на одно деление вправо. - За Воздухом - Вода, затем Земля и, наконец, Огонь.
   - Стандартные пять стихий, - решил похвастаться своими знаниями Андрей.
   Шиш усмехнулся.
   - Стихий больше, чем пять, - он переместил жезл ещё дальше вправо. - Это Хаос, стихия загадочная и малоизученная. Магов, способных напрямую с ним работать, во всём мире можно пересчитать по пальцам одной руки.
   - А почему?
   - Хаос - это разрушение. Абсолютная энтропия. Неопытный волшебник, вздумавший к нему обратиться, скорее всего, через мгновение станет пылью. Поэтому использование этой стихии строжайше запрещено, и если кто-нибудь всё же решится постигать Хаос, ему придётся оформить кучу документов в Ковене магов. Как говорили у нас в академии, на бюрократические процедуры уйдёт вдвое больше времени, чем на само обучение.
   - А всё потому, что Хаос - это настолько сильное оружие, что любого владеющего им тут же стремятся взять под жёсткий контроль, - неожиданно заговорил Грэйлон.
   - Но если Хаос разрушает своих адептов, как же им пользоваться? - снова поинтересовался Андрей.
   - Существуют специальные заклинания или артефакты. А ещё встречаются уникумы с врождённой защитой, их в мире немного, но они-то как раз и обладают наибольшими силой и мощью, - последние слова Шиш произнёс с восторженной интонацией и с придыханием.
   Грэй поднял голову и понимающе улыбнулся:
   - Похоже, я встретился с ещё одной жертвой женских чар Дикой Кошки.
   Шиш смутился, а коварный полуэльф продолжил разоблачение:
   - У них в академии висят два её портрета. Один официальный, точная копия того, что находится у Стражей, а вот второй... Скажем так, довольно неформальный, хотя пользующийся куда большей популярностью среди молодёжи. Кстати, можешь показать и Андрею, пускай паренёк проникнется.
   - Но откуда вы узнали? - покраснел маг. - Хотя вы же Лис...
   Шиш полез в свою сумку и, немного покопавшись там, достал один из учебников, из которого извлёк сложенный вчетверо листок. Грэй бесцеремонно вырвал бумагу из рук мага, развернул и показал подопечному. Тот с интересом изучил. В принципе, ничего особенного, обычная эротическая картинка, выполненная в духе незабвенного Луиса Ройо. Обнажённая девушка с саблей в руке стояла спиной, чуть обернувшись, на пляже на фоне заходящего солнца и, казалось, ехидно заглядывала прямо в глаза смотрящему на неё. Она была совсем не похожа на ту суровую особу, что Андрей видел раньше.
   - Когда Лэйрин, ну, художник, что запечатлел её образ в веках, полез на этот пляж, мы его сразу записали в покойники, - сказал полуэльф. - И были очень удивлены, когда он вернулся не только живым, но и с набросками будущего портрета. Лэйрин уверял, что хотел всё сделать незаметно, но практически сразу был обнаружен, вытащен прямо на берег моря, и Кошка, вопреки ожиданиям, с удовольствием согласилась ему позировать. Но мы отвлеклись, ты вроде о магии рассказывал, так что продолжай.
   - Ну, да, - смущённо промолвил волшебник. - В общем, Хаос - стихия разрушения. В записях тех, кто с ним работал, говорится, что даже слабейшие заклятия Хаоса могут разносить любые магические щиты, основанные на стандартных пяти стихиях, - жезл Шиша переместился влево. - Если сдвинуться в другую сторону, там находится Божественная Сила. Но нам, магам, она почти не доступна.
   - А её кто-то может использовать?
   - Жрецы пользуются, - Шиш задумчиво водил жезлом по схеме. - Считается, что Божественная Сила - это объединённая астральная энергия эгрегора разумных существ, замкнутая на одного из богов. Однако с этим утверждением можно согласиться только отчасти, ведь Божественная Сила всё-таки лежит за пределами основных стихий. Проще говоря, это энергия управления реальностью! - подытожил маг, но, заметив недоумённое лицо Андрея, вздохнул и принялся разъяснять дальше. - Вот, например, когда мне будет нужно развести костёр, я призову огненную стихию или, на худой конец, воспользуюсь спичками. Если же огонь захочет зажечь жрец, он силой молитвы изменит реальность так, что создадутся необходимые условия для воспламенения дров.
   - Опасная эта сила, - только и смог произнести ошеломлённый юноша.
   - К счастью, ею крайне тяжёло управлять, - успокоил его Шиш. - Если у бога устоявшаяся личность, то по пустякам он своей энергией делиться не будет и, прежде чем проводить глобальные изменения, сто раз подумает и просчитает, стоит ли это делать. Кроме того, между самими божествами чаще всего заключены пакты, запрещающие встревать в сферу чужих интересов. Поэтому для войны Божественная Сила практически никогда не используется.
   - А если у божества нет личности? - снова встрял Грэй.
   - Тогда его силами распоряжаться гораздо проще, они доступны каждому жрецу или религиозному фанатику. Но обычно такие боги не обладают достаточным могуществом и на масштабные изменения не способны. А больше по этому вопросу я вам ничего и не скажу, - Шиш растеряно почесал в затылке. - В академии это мало рассматривалось.
   - А как определяется уровень силы? - спросил Андрей.
   - Вот это интересный вопрос. Видишь ли, могущество мага складывается из ряда показателей. Основными и определяющими характеристиками являются количество сил, высвобождаемое за раз, и объём энергии, который волшебник одномоментно способен воспринять, - Шиш начертил на песке маленькую пентаграмму, чуть больше ладони. - Вот это силовой элемент, по сути дела магический накопитель. Самым крутым из магистров никакие накопители не нужны, они спокойно манипулируют свободной силой, зато таким новичкам, как я..., - парень разжал кулак, на секунду свёл брови, и на его ладони заплясал небольшой язычок огня. - В общем, это мой предел. Если на нас нападут при разряжённых накопителях, максимум, на что я буду способен, это вот такие небольшие файерболлы. Но, если использую накопитель...
   Волшебник поглядел в сторону пентаграммы, снова нахмурился, и пламя быстро выросло, лизнув потолок пещеры. Напуганные контрабандисты повскакивали со своих мест, и Частону пришлось их успокаивать.
   - С контролем у меня по-прежнему проблемы. Ну, зато вы увидели отличие, - грустно улыбнулся Шиш и продолжил. - Магические усилители бывают двух видов. Один из них это пентаграмма, от размера и формы которой зависит объём и направленность энергии. Хотя недостатков у пентаграммы много. При внезапном сражении вряд ли будет время её чертить и уж тем более ждать, пока она наполнится силой. К тому же, если пентаграмму нарисовать с искажениями, то она, помимо концентрации, будет выбрасывать часть энергии обратно в окружающее пространство, что в бою может выдать тебя противнику. А в случае неправильного начертания большого накопителя есть риск, что собранная и выделенная энергия в итоге разнесёт всё в округе.
   - Магическая мина, - тоном знатока подтвердил Грэйлон. - Мы в Войну некромантов так баловались. Для рисования этих знаков особых умений не надо, поэтому мои ребята обычно оставляли магические мины на путях продвижения войск неприятеля. Когда с врагами не было волшебников, то одно удовольствие было наблюдать, как их колонну разносило на куски. Ну а если ловушку всё-таки засекали, тогда выигрывалось время, которое противник тратил на обход или пережидание опасности. Чуть позже мы стали действовать ещё хитрее: рисовали рядом две пентаграммы, что вызывало силовой резонанс, ну и в итоге гораздо более мощный взрыв. Правда, в обоих случаях время приходилось очень точно подбирать.
   - Две пентаграммы рядом - это, безусловно, нарушение всех норм безопасности, - с важным видом продолжил Шиш. - В академии за такое сразу же отчисляют. Впрочем, пентаграмма и прочие астральные накопители если и применяются боевыми магами, то только для засады или в качестве резерва энергии в позиционном бою. Обычно пентаграммами пользуются гражданские волшебники, любящие экономить на другом виде накопителей, - маг поднял свой жезл и продемонстрировал сияющий камень на его конце. - На набахских кристаллах! На этом материке найдено всего два месторождения этого минерала, хотя ходят слухи, что в землях орков тоже есть его залежи. Набахский кристалл - природный концентратор магии, способный с лёгкостью накапливать и отдавать силу. Мой, как видите, не очень крупный, хотя энергии в нём достаточно для трёх-четырёх десятков больших файерболлов. Имеется у меня ещё и в запасе пара кристаллов. Правда, есть у них два недостатка: стоят слишком дорого и при частом использовании быстро рассыпаются в пыль из-за нарушения структуры. Вот поэтому набахские кристаллы почти не покупаются гражданскими чародеями. Но таким магам, как мы, всегда нужен определённый объём силы под рукой, и беречь деньги в данном случае нам не выгодно, а то и опасно.
   И тут лекция оборвалась, потому как Грэйлон скомандовал отбой и разогнал всех спать.
   Андрей долго не мог уснуть и ворочался, переваривая услышанное сегодня о магии. Она одновременно пугала и завораживала юношу, а осознание того факта, что его самого можно причислить к привилегированному магическому сообществу, очень сильно взволновало Андрея.
  
   ***
  
   С утра пораньше Шиш, посланный на разведку, создал под своими ногами небольшой смерч и умчался со скоростью скаковой лошади. Появившись минут через десять с противоположной стороны, маг стал спускаться с крутого склона. Вихрь превратился в пружину, которая подбрасывала Шиша вверх и амортизировала приземления. Грэйлон, увидев эту картину, почему-то заржал. Волшебник, доложив Частону, что всё в порядке, подошёл к полуэльфу и Андрею и довольным голосом похвастался:
   - В нашей академии магистры научились создавать вихри вокруг себя и улетать, куда глаза глядят. Мы долго на это смотрели и решили, что ничуть не хуже их, и создали вот такой способ передвижения. Конечно, не столь быстрый, как полёт, да и энергии много забирает, моего кристалла всего на десять минут хватает, но скорости вполне достаточно, чтобы, например, догнать кого-нибудь.
   - Или убежать, - весело закончил Грэй. - Равол, когда подобное увидит, свой любимый хлыст изгрызёт. Ведь это же его "Скоростной Переносящий Вихрь", разработанный специально для того, чтобы показать ученикам мощь и силу автора, а какие-то студенты-недоучки умудрились всю идею извратить, и теперь любой начинающий маг способен на такое заклятье!
   - Ну, допустим не любой, - насупился Шиш. - Мне пришлось этому приёму полгода учиться, а ведь я к стихии Воздуха наиболее предрасположен. Хотя, слышал, что огненные и земляные тоже работали над аналогичным заклинанием, правда, не знаю, что у них в результате получилось. И сразу хочу предупредить, если вздумаете изучать эту методику, ставьте на башмаки стальные подошвы, иначе обувь моментально сорвёт.
   - Опасное это дело, - поёжился Андрей, богатое воображение которого тут же нарисовало картину башмаков, превращённых в фарш вместе с ногами. - Кстати, скажи, если твоя основная сила заключена в самом кристалле, то зачем цеплять его на жезл, ну или на посох?
   Шиш ухмыльнулся и снова зажёг на раскрытой ладони язычок пламени.
   - Видишь огонёк? А вот теперь почувствуй разницу.
   Маг поднёс к ладони жезл, и пламя, немного дрогнув, стало изменять свою форму. Оно приобрело контуры женского тела, а через пару секунд затанцевало, совершая вращательные движения. Очертания становились всё более чёткими, манящими и желанными, гипнотизируя неокрепший юный разум, но вдруг всё исчезло...
   - Ну что, понял? - улыбнулся маг, опуская руку.
   Заворожённый Андрей отрицательно помотал головой.
   - Эх ты. Ладно, объясню проще. Та энергия, которая берётся из пространства или из накопителя, неупорядочена. Наши наставники сравнивали эту силу с неорганизованной людской массой. Чтобы заставить её что-нибудь сделать, нужно приложить неимоверные усилия или упорядочить и разложить на составляющие. Самым удобным инструментом для осуществления последнего является жезл или посох. Посох работает эффективнее, но он довольно тяжёлый, поэтому в походах удобнее пользоваться жезлом. Кстати, и твоё оружие является родственным им инструментом. Надо признать, очень интересным инструментом. Тут и кратковременный скоростной накопитель, и преобразователь, и... Я бы хотел его изучить!
   - Увы, это пока невозможно, - остудил пыл мага Грэйлон и тут же перевёл разговор на нейтральную тему.
  
   ***
   Поход продолжался. Грэй почти всё время стал проводить в беседах с Ларри, о чём-то подробно расспрашивая старика. Дисли сдружился с Частоном и даже записал для него несколько фамильных рецептов гномьего пива. Кориэл шёл в одиночестве, как обычно внезапно пропадая для проверки пути и так же неожиданно возникая вновь. Контрабандисты сначала вздрагивали от таких исчезновений и появлений, но вскоре привыкли. В общем, это странствие казалось Андрею не то, чтобы приятным, но весьма увлекательным занятием, и юноша был неприятно удивлён, когда через неделю пути Частон заявил:
   - Увы, мой остроухий друг, но дальше вам придётся идти одним, ведь здесь наши тропы расходятся. И пусть горы будут благосклонны к вам.
   - Расходятся? - выдохнул Андрей.
   - К сожалению, да, - пробурчал Грэй, который уже с утра был не в духе. - Тут начинается граница княжества Ширан, и контрабандисты не пойдут через таможенный пост. А мы, напротив, двинемся напрямую, чтобы не терять время, поскольку обходная дорога займёт ещё несколько дней.
   Вечернее прощание длилось часа два. Частон заставил выпить всех прощальную чашу спиртного напитка, напомнившего Андрею самогон. Пока юноша откашливался после очень крепкого алкоголя и потому не мог задавать вопросов, Шиш быстренько рассказал об основах концентрации и упражнениях по развитию энергетического контакта. Тихонько спев напоследок и обменявшись клятвами взаимной дружбы, отряды разошлись.
   Андрею стало очень неуютно. После Арены горцы казались ему надёжной защитой, и то обстоятельство, что теперь придётся надеяться только на себя, парню не нравилось. Впрочем, жаловаться было бессмысленно, да и некому.
   Каменистая тропа, петлявшая по склонам гор, вскоре превратилась в широкую наезженную дорогу. Без крутых спусков, подъёмов и проходов по краю пропасти идти стало легче. Грэйлон был на редкость молчалив и задумчив, превратившись в копию своего напарника. Дисли вполголоса травил уже осточертевшие байки про родные горы. Ларри вдруг быстро ушёл вперед, но на первом же повороте его догнали. Старик стоял посреди дороги и улыбался, глядя вдаль. Горы здесь далеко расходились, образуя очень широкую долину, в центре которой на небольшой возвышенности раскинулось поселение. Даже не просто поселение, а самый настоящий город, опоясанный двумя кольцевыми стенами, с многочисленными сторожевыми башенками и мрачно возвышающейся громадой цитадели.
   - Реттон, - наконец произнёс Ларри. - Тут я родился... Идёмте, осталось немного.
   Дорога резко пошла под уклон, и уже было хорошо видно, что ведёт она к реке, на обоих берегах которой стояли крепостные башни, соединяемые каменным мостом. Ларри тут же принялся объяснять, что орки любят здесь хулиганить и, дабы исключить возможность подхода подмоги людям, раньше часто тайно переправлялись через реку и разрушали мост. Поэтому было принято решение построить крепость на двух берегах, хотя основная её роль всё-таки не в остановке удара, а в его замедлении. Правда, массовых орочьих нашествий не было уже триста лет, и все надеялись, что ещё столько же, а то и дольше, и не будет.
   Прямо перед крепостью дорога сливалась с ещё одной, идущей вдоль реки. По ней тащился огромный обоз, и отряду пришлось ускорить шаг, поскольку увязнуть в пробке совсем не хотелось. В ворота зашли без проблем, стражники лишь удивлённо распахнули глаза, увидев двух эльфов, и вопросов не задавали, быстро переключив свое внимание на обоз. Правда, как сказал Ларри, стража на воротах была лишь первым препятствием, в крепости вошедших ожидает таможня. Но эльфийские рожи и в этой ситуации послужили надёжным пропуском. Несколько молодцов в серой униформе, бросившиеся было к входящим во внутренний двор путникам, резко остановились и погрустнели. Затем старший таможенник медленно подошёл, осведомился о цели прибытия, спросил о наличии запрещённых грузов и, получив отрицательные ответы, быстро удалился. Отряд без задержек двинулся дальше, внутрь цитадели. Андрей озирался по сторонам, да и Дисли от него не отставал. Дорога через крепость шла по узкому коридору, стены и потолок которого были изрезаны многочисленными бойницами. Грэй указал на щели, через которые выбрасывались решётки, способные в одну минуту перегородить проход, сбивая пыл с атакующих.
   - Хорошо, что у местных орков до сих пор нет нормальной артиллерии и шаманы их ничем особым похвастаться не могут, - произнёс полуэльф. - В противном случае, все эти оборонительные ухищрения станут бесполезными.
   Пройдя коридор, путники оказались на мосту, ведущему во вторую половину крепости. Та являлась зеркальным отражением первой, поэтому ничего нового Андрей в ней не увидел. К тем, кто покидал цитадель, стражники уже не цеплялись.
   Дорога от твердыни устремлялась в город, но Ларри неожиданно свернул на тропу, уходящую в сторону. Никто не стал задавать лишних вопросов, поверив словам проводника о том, что через пару часов их ждёт щедрый ужин и нормальная постель.
   Горы, окаймлявшие долину, постепенно приближались, громадами нависая над путниками. Местность вокруг была пустынная, даже несмотря на близость города. Наконец впереди показался пункт назначения: небольшой, но очень крепкий замок, словно бы вросший в скалу. Усталый Андрей вполуха слушал краткую историю родового поместья Ларри. Замок был построен ещё его прапрадедом, сосланным за какой-то проступок в эти края. В Ширане слово "ссылать" имело особый смысл и означало, что наказанный не имеет права селиться внутри городских стен. Из-за постоянных набегов орков это было практически смертным приговором, но предок Ларри, бывалый военный, оказался крепок и построил для себя и своей семьи настоящую крепость. Изучив горную местность, он нашёл почти идеальное место и устроил большинство помещений замка прямо в скале. Там хранились основные запасы провизии и оружия, находились несколько колодцев и располагались тайные выходы наружу. Кроме того, внутренняя система ходов была сконструирована таким образом, что в случае вторжения врагов хозяева, отступающие вглубь жилища, заваливали коридоры хитроумным способом, и разобрать их снаружи было практически невозможно. Это устройство спасло жизнь прадеду Ларри, когда орки всё-таки сумели ворваться внутрь. Впрочем, в последние лет сто здесь было достаточно тихо. Захватчики давно уяснили, что ни славы, ни сокровищ на штурме этой небольшой крепости они не заработают, и предпочитали искать добычу познатнее и побогаче. Однако, несмотря на спокойное столетие, бдительности местные жители не утратили. Зоркий Грэйлон сразу заметил фигуру, лежавшую за большим камнем неподалёку от тропы, и птичку, летевшую по направлению к крепости.
   - Наблюдатели расставлены. К войне что ли готовитесь?- хмыкнул полуэльф.
   - Тут всегда если не война, так набег, - равнодушно отозвался Ларри. - А вот быть настолько мрачным не советую - горы таких не любят.
   - Я не мрачный, я просто огорчен.
   - Чем же? - удивился гном.
   - Всё этот злодей Частон, - грустно промолвил Грэй. - Я узнал, что ему удалось побить мой рекорд и теперь его зовут "Частон Семнадцать Раз"!
   В последнюю фразу было вложено столько пафоса и тоски, что Андрей не выдержал и рассмеялся. Дисли и Ларри тоже захохотали, даже Кор слегка улыбнулся уголком рта. В общем, последний отрезок пути путники прошли в бодром расположении духа.
  
   ***
  
   Воссоединение Ларри и его многочисленной родни состоялось. Сначала Андрей даже испугался, когда из ворот маленькой крепости вывалила огромная толпа, человек сто, и с криками бросилась им навстречу. Однако, узнав, что это родственники и слуги, желающие продемонстрировать свою любовь и преданность блудному главе семейства, юноша успокоился. Но вот празднование, в отличие от столь бурного приветствия, прошло как-то вяло. Путники слишком утомились с долгой дороги и не горели желанием поддерживать разговор, да и хозяева, как выяснилось, большей частью недавно вернулись из похода, в котором выслеживали отряд орков, и тоже буквально валились с ног от усталости. Конечно, торжество наверняка бы удалось, будь Грэйлон в хорошем настроении, но, увы, мрачный полуэльф быстро осушил пару кувшинов вина и отправился в отведённую ему комнату. Вскоре и остальные разошлись спать.
   Пробуждение принесло долгожданное блаженство, не надо было никуда спешить, никто не стрелял из-за угла и не швырялся заклинаниями. Расслабленный Андрей решил пока не вставать и нежился на мягкой кровати, наслаждаясь видом белых облаков в окне. Хозяева старались не мешать гостю, только прислали молодую служанку с завтраком на подносе. По взгляду и поведению девушки было понятно, что она не прочь исполнить любые пожелания юноши, но Андрей ещё не совсем пришёл в себя после похода и услал её прочь. Служанка обиделась, но ничего не сказала. А вот полуэльф, ночевавший в соседней комнате, судя по раздававшимся оттуда громким ахам и стонам, уже отдохнул, вернулся в приподнятое расположение духа, и гостеприимство хозяев явно пришлось ему по душе. Эта активная возня за стеной очень скоро стала раздражать, и Андрей, бурча себе под нос не очень приятные эпитеты в адрес Грэйлона, оделся и отправился вниз. Делать было решительно нечего. Побродив по замку, юноша случайно зашёл в арсенал, где немного поговорил со старым оружейником. Получив представление об оборонительной мощи замка, Андрей спустился во двор, но, не найдя там ничего интересного, кроме нескольких куриц и трёх лошадей, решил погулять по окрестностям. Но задумке юноши не удалось реализоваться, поскольку уже у ворот его догнал местный слуга и попросил пройти к конюшне, где удивлённый Андрей застал Грэя и Ларри в походной одежде, навьючивавших какие-то тюки на спины двух мулов.
   - Нашёлся, наконец, - довольно мурлыкнул Грэй. - А мы тут тебя, понимаешь, уже заждались. Мигом дуй в свою комнату и переодевайся, скоро выступаем.
   - Что?! - изумился Андрей. - Мы же только приехали!
   - Не волнуйся, поход временно прекращается, и начинается веселье. Ну что ты на меня смотришь как ненасытная девка?! - резко бросил он своему подопечному. - Давай быстро, а то, клянусь Великой Рысью, отдам тебя Раволу на растерзание! Правда, он не любит человеческих мальчиков, но для тебя, думаю, сделает исключение!
   Напуганный такой перспективой, Андрей побил все рекорды скорости. Уже через пять минут он стоял перед командиром в полном походном облачении. Грэйлон довольно кивнул, пробормотав под нос о великой силе походно-полевой армейской практики, после чего направился к воротам. Юноша ещё раз изумился, ведь они шли втроём, оставив Кора и Дисли в крепости.
   - Всё нормально, - проговорил полуэльф. - Этот вопрос касается только нас двоих, а Ларри выполняет функции проводника. Эй, старик, сколько нам идти?
   - Часов пять или шесть, если будет на то милость Ширана, - отозвался тот.
   - Вот и ладно. Только, пожалуйста, не спрашивай меня больше ни о чём, - устало пробормотал полуэльф, заметив очередной вопросительный взгляд Андрея. - Когда придём на место, сам всё увидишь.
   Юноше оставалось лишь тяжёло вздохнуть и подчиниться.
   Ларри повёл их в горы. Недалеко от крепости скалу рассекала глубокая расщелина, из которой вытекал быстрый поток. Вдоль его русла оставалось достаточно места, чтобы можно было пройти и провести мулов. Однако шагать по пещере было тяжело, камни покрывала влага, ноги скользили, и твёрдая рука Грэя пару раз удержала юношу от позорного падения в ледяную воду. Сплошные стены вскоре стали наводить тоску, а постоянное журчание реки раздражало.
   Вскоре они свернули, но надоедливый шум воды никуда не делся, в этом каменном лабиринте этот звук, многократно отражаясь от стен, значительно усиливался. Одно было хорошо, что дорога стала значительно проще. Наконец они выбрались на поверхность, но потом снова углубились в новую скальную трещину, и так несколько раз. Плутания по подгорным туннелям казались бесконечными, к тому же полуэльф куда-то спешил и потому отменил привалы. Солнце уже стало клониться к закату, когда Андрей окончательно решил, что считать себя бывалым путешественником ему ещё рановато.
   Но, как известно, любая дорога имеет свой конец. Возле расщелины с ручьём, на этот раз для разнообразия горячим, компания остановилась. Ларри тут же указал на небольшую тропку, уходящую вдоль отвесной стены куда-то вверх. Заверив, что подниматься придётся недолго, он первым ступил на неё. Старик в очередной раз оказался прав: не прошло и десяти минут, как тропинка закончилась небольшой площадкой, возвышавшейся над долиной. Грэйлон наконец стал развьючивать мулов, и обрадованный Андрей, сбросив ненавистный заплечный мешок, подошёл к краю.
   Сверху ландшафт напоминал чашу, в которую кто-то решил вбить пару десятков гвоздей. Многочисленные каменные столбы торчали везде, куда ни падал взгляд. Вдалеке поднималось облако пара, видимо там били горячие ключи, дающие исток ручью.
   - Ну что, насмотрелся? - поинтересовался Грэй, как обычно подкравшийся бесшумно. - Можешь немного передохнуть, и прямо сегодня и начнём.
   - Что начнём? - Андрей по-прежнему не понимал, чего от него хотят. - Зачем мы вообще сюда пришли?
   - Как что? - в глазах полуэльфа заплясали дьявольские огоньки. - Тренировку, конечно же!
  
   ***
  
   Для тренировки было решено спуститься вниз. Ларри остался возле тропинки разбивать лагерь, а Андрей и Грэйлон, закинувший на плечо один из баулов, отправились к столбам. По пути полуэльф объяснял смысл своей затеи:
   - Последний случай с магическим шоком доказал, что даже несмотря на то, что ты более-менее научился контролировать эту силу, дальнейшее её использование может тебя убить. Мы, конечно, сглупили, когда во время обучения у Стражи не уделили этому должного внимания, но тогда нам казалось, что полученная тобой сила проявляется стихийно и обучение контролю может занять слишком много времени. А наши эксперты вообще говорили, что в револьверы встроено множество защитных ограничителей, поэтому негативно на твоё здоровье они повлиять не должны. Увы-увы, мы сильно ошибались, и теперь придётся навёрстывать упущенное.
   - И каким же образом пойдёт тренировка? - спросил Андрей, прикоснувшись пальцами к рукояткам пистолетов. - Мне надо будет стрелять и колдовать?
   - Можно сказать и так, - ответил полуэльф и вдруг остановился, оглядываясь. - Я взял кучу патронов, чтобы ты не испытывал недостатка в боеприпасах, ведь стрелять тебе придётся много. И есть у меня ещё одна идея, - Грэйлон задумчиво закусил губу. - Ты можешь использовать силу четырнадцати выстрелов, но сейчас надо научиться управлять энергией одного, двух или трёх, в общем, произвольного количества. Шиш тебе объяснил основы, да и Серебряная Принцесса, похоже, вложила в твою башку кое-какие знания, так что, - он усмехнулся и подмигнул. - Попробуй удивить меня! Здесь и сейчас!
   Андрей остановился и неуверенно посмотрел по сторонам. Полуэльф отыскал идеальное место, практически ровный пустой участок среди столбов, а в качестве цели выбрал ствол толстого сухого дерева, ведь стрелять просто по камням было опасно. Грэйлон, тем временем, отошёл в сторону и, присев на тюк, выжидающе посмотрел на подопечного своим ехидным взглядом. Юному магу больше ничего не оставалось, как достать пистолет.
   Первые выстрелы были впустую. То ли из-за усталости, то ли из-за нервного напряжения юноша не мог ощутить даже отголосок силы. Но, расстреляв один барабан и перезарядив оружие, Андрей внезапно почувствовал какой-то толчок и, повинуясь интуиции, взял второй пистолет. Эффект не заставил себя ждать: энергия потоком устремилась в тело юноши, однако было непонятно, как её использовать. Пришлось довериться урокам Шиша и собственным чувствам, и они не подвели. В голове Андрея возникли иллюзорные образы мишени, в которую нужно было попасть, и спускового курка, на который оставалось только мысленно надавить. Правда, сделать это оказалось не очень-то и просто, особенно когда внутри тебя бурлит такой поток силы... Когда, наконец, всё удалось, с Андрея сошло семь потов, и его рубашку можно было выжимать. Зато результат получился потрясающий: с дула револьвера сорвался огненный шар размером с футбольный мяч и с дикой скоростью рванулся вперёд. Пролетев мимо дерева, файерболл наткнулся на здоровенный валун, который тут же разнёс в щебёнку. Грэйлон, лениво жевавший соломинку, аж подскочил.
   - Быстро ты! - восхитился он. - А теперь попробуй повторить!
   Легко сказать, да трудно сделать. Несмотря на то, что первый опыт прошёл удачно, последующие давались тяжеловато. Виртуальный курок поддавался с большим трудом, и уже после четырёх выстрелов уставший Андрей рухнул на землю. Полуэльф сразу же пришёл ему на помощь, дав отхлебнуть живительного стимулятора из своей фляжки.
   - Попробуй представить, чего конкретно ты хочешь, - произнёс Грэй, закручивая крышку. - Судя по тому, что твои огненные мячики летят, куда вздумается, цель ты им совсем не задаешь. Делай всё плавно и нежно. Сконцентрировался, прицелился и... ПЛИ!
   После получасовой передышки тренировки были возобновлены. То ли наставления полуэльфа оказали благотворное влияние, то ли Андрей наконец-то очухался, но на этот раз проблем с активацией заклинаний не возникло. Следующие шесть выстрелов были произведены со скоростью пулемёта, и пыль от воздействия шести файерболлов на окрестности минут на десять закрыла солнце. Однако Грэйлону этого показалось мало, и он, по-прежнему усмехаясь, предложил попробовать что-нибудь иное. Андрей создал молнию. Вышло красиво и гораздо менее разрушительно. Юный волшебник, войдя во вкус, тут же активировал ещё несколько разрядов и очень удивился, когда его наставник вдруг потребовал всё прекратить.
   - Для первого раза хватит. Теперь мы знаем, что с контролем у тебя всё в порядке, и осталось только развить навыки. Здесь мы пробудем неделю, и за это время ты обязательно станешь магом, способным наводить ужас на все окрестные племена. А теперь иди отдыхай, завтра начнётся самое сложное.
   Андрей понял, что споры бессмысленны, и поплёлся к месту стоянки.
  
   ***
  
   Со следующего дня пошли безжалостные тренировки. Их жестокость заключалась вовсе не в том, что Грэй гонял юношу до полного изнеможения, напротив, полуэльф старался держаться подальше от волшебника-недоучки, лишь иногда прерывая занятия, чтобы провести медицинский осмотр. Безжалостной была безудержная фантазия Андрея, с невероятной быстротой выдававшая новые заклинания, большей частью виденные на Земле в фильмах или компьютерных играх. Некоторые заклятья юноша даже совмещал и комбинировал, и самое интересное, что это начинало ему безумно нравиться. И неважно, что болят запястья, измученные отдачей, и что после пяти-шести заклинаний подряд хочется упасть и уснуть прямо на голых камнях, ощущение контроля над силой и осознание своего могущества того стоят! Наверное, именно эти чувство и посещало новорождённых богов, пока им ни обламывали крылышки взрослые товарищи. Но пока Грэйлон не спешил этого делать, предпочитая вести ученика вперёд.
   В первую очередь наставник потребовал от Андрея определиться со стихией, полуэльфу было важно узнать сильные и слабые стороны начинающего мага. С этим пришлось провозиться целый день, по результатам которого выяснилось, что юноше проще всего даются огненно-земляные техники, а вода и воздух требуют гораздо больше сил и отдачи. Стало понятно, почему Андрей тогда так истощился после вызова бури, несмотря на то, что сила была рассчитана правильна. Астральную область спектра было решено не трогать, после слов Ларри о том, что в этом месте раньше находилось святилище орков и тревожить их духов без нужды не стоит.
   Впрочем, забот хватало и без стихии Астрала. Больше всего Андрея беспокоило упрямство Левого револьвера, который ни в какую не хотел вступать в контакт, если при этом не был задействован Правый. Правый напротив делился своей силой напропалую, и его регулярно приходилось сдерживать. Это напомнило юноше время работы вожатым, когда одних детей приходилось уговаривать, чтобы не сидели сиднем в углу, а других постоянно тормозить.
   - Похоже, старый хозяин был в хорошем расположении духа, раз наделил оружие зачатками воли и разума, - усмехался Грэйлон.- Впрочем, пока пистолеты не стали с тобой разговаривать, тревожиться не о чем. А вот если начнут, придётся тебе либо во всём их слушаться, либо обращаться за помощью к целителю, который уж точно поможет разными примочками и полной изоляцией от общества.
   Несмотря на все трудности, оружие постепенно удавалось контролировать, а с обретением контроля процесс овладения заклинаниями пошёл во много раз быстрее. Обычные молнии и огненные шары быстро наскучили Андрею, и он приступил к комбинациям, объединяя сразу по нескольку стихий. Но после того как небольшое землетрясение повалило один из каменных столбов, и слава богам, что не задело мулов и мешки с припасами, Грэйлону пришлось вмешаться и убедить подопечного так не торопиться.
   Был установлен и учебный график. Утренние занятия продолжались в течение часа, днём длительность магической практики доходила до трёх с половиной часов, а по вечерам следовала короткая отработка освоенного. Между тренировками выделялись по полтора часа для отдыха и восстановления сил. Перед сном весь отряд расслаблялся, нежась в горячих источниках. Старик много рассказывал о временах, когда орки правили Шираном и устраивали в этом месте празднества, сопровождаемые кровавыми жертвоприношениями. Он вообще много чего знал про эти горы и про тех, кто жил и по сей день живёт здесь. Грэй обмолвился, что для человека Ларри слишком хорошо осведомлён об орках, и Андрей запомнил эти слова.
   Не обходилось и без курьёзных случаев, правда, один из них чуть не стоил юноше жизни. Вспомнив скоростной смерч, который носил Шиша по склонам, Андрей решил самостоятельно отработать этот приём, совсем не подумав, к чему это приведёт. Вначале всё было нормально, торнадо возник прямо под ногами, приподняв юного мага на полметра, но потом заклинание вышло из-под контроля. Попытавшись управлять вихрем, Андрей вдруг резко развил бешеную скорость и понятия не имел, как остановиться. Парню казалось, что его несёт со скоростью болида "Формулы-1" прямо к отвесной скале, грозя размазать в лепёшку. Полуэльф находился слишком далеко и вряд ли мог помочь. Но к счастью прямо на пути Андрея располагался один из источников, правда, самый горячий из всех. Маг-недоучка каким-то чудом сумел вывернуться из охватывавшего его ноги вихря и свалился прямо в воду. Грэйлон в тот день побил все рекорды по количеству нецензурных выражений, сгенерированных за минуту, правда чуть позже, спустив пар, сменил гнев на милость и поделился целебной мазью, чтобы Андрей перестал напоминать варёного рака. Впрочем, стоило полуэльфу ненадолго отлучиться, юный волшебник снова поэкспериментировал с вихрем, хотя на этот раз старался держаться поближе к водоёмам с более прохладной водой.
   В остальном обучение шло удачно. Грэй был доволен каждый раз, когда Андрей демонстрировал очередной магический плод своей дикой фантазии, и заверял подопечного, что такими темпами он уже через месяц сможет прижать к ногтю всех магистров этого материка. Конечно же, юноша понимал, что полуэльф преувеличивает. Если простые заклятия Андрей мог создавать в неограниченном количестве, то серьёзные отнимали столько сил, что уже после трёх он падал чуть ли не замертво. Впрочем, начинающего волшебника несказанно радовал уже тот факт, что после выхода из долины он будет не бесполезным балластом, который тащат через весь континент, а полноправным членом команды, способным принести немалую пользу.
   Дни пролетели совершенно незаметно, и Андрей был изумлён, когда услышал от Грэйлона, что завтра они должны вернуться в крепость.
   - А нельзя ещё задержаться? - чуть ли не умоляюще попросил он. - Я хочу попробовать отыскать эту пулевую зависимость.
   Этот вопрос сейчас волновал юношу больше всего. Выяснилось, что выпускаемая сила с каждым выстрелом возрастает непропорционально. Так, если разрядить барабан за раз, можно было получить выброс, десятикратно превосходящий энергию от одного выстрела, а все четырнадцать зарядов давали примерно сорокакратную мощь. Кроме того, Андрей подозревал, что эти значения постоянно меняются.
   - Нет, мы должны идти, - покачал головой полуэльф. - Сейчас нас пытаются отыскать среди путников, покидающих Ширан, но вскоре начнут прочёсывать и само княжество. Я не знаю обо всех возможностях Равола, но то, что он владеет магическими способами шпионажа, это факт. А поскольку за эту неделю мы очень сильно насытили здешний воздух магией, отыскать нас тут - раз плюнуть. Вообще я искренне удивлён, что никто из окрестных волшебников до сих пор сюда не прибежал.
   Возразить Андрею нечего было, и он, грустно вздохнув, с ещё большим усердием приступил к последней тренировке. Юноша уже сформировал своё персональное оружие, которое, не мудрствуя лукаво, назвал "божественным копьём". Оно представляло собой потоки пламени, которые были заключены в воздушный чехол, сделанный в форме веретена. Направленный в цель воздушный наконечник пробивал броню, после чего оболочку срывало, а пламя сжигало цель изнутри. Остальные приёмы, придуманные Андреем, были рассчитаны не на точечные цели, а на массовое поражение толпы врагов.
   Утро следующего дня застало отряд за сборами. Пока Ларри извлекал из тайников, которые пришлось сделать после злополучного землетрясения, спрятанные припасы, Грэй заставил Андрея быстренько повторить пройдённый материал. Конечно, сделать первоклассного мага всего за неделю, даже с учётом таких могущественных артефактов, вряд ли бы получилось, но даже в нынешнем состоянии юноша уже мог с лёгкостью справиться с чародеем уровня Шиша или подмастерья Равола. Контроль и формирование заклинаний были, пожалуй, самыми главными из приобретённых умений. Однако чего-то не хватало... Андрей рассеянным взглядом обшаривал окрестные скалы, немногочисленные кустарники, ручьи, клубы пара от источников, и тут его осенило.
   - Грэй, мы должны снова подняться на ту скалу наверх! И, пожалуйста, не спрашивай зачем!
   - Надо так надо, - удивлённо произнёс полуэльф. - Ларри, в принципе, всё собрал, так что выдвигаемся.
   Забравшись на площадку, с которой они неделю назад впервые осмотрели тренировочный полигон, полуэльф и проводник непонимающе уставились на спину юноши, который зачем-то подошёл к краю и неподвижно замер. Андрей разглядывал долину, столбы, источники, скалы, но видел их совсем по-другому. Облик гор менялся перед его глазами со страшной скоростью, каждая ложилась на своё место, и парень терпеливо ждал, пока этот процесс закончится. Момент был всё ближе, ближе и наконец... Резким движением Андрей выхватил из кобур свой оружейный дуэт. Чувства парня обострились до предела: он замечал каждую мельчайшую трещину, слышал биение сердца мелкой птахи, парившей в небесах, а на какой-то момент ему стали доступны мысли Грэя, старика и даже волшебных пистолетов. Андрей отчётливо почувствовал суровую малоподвижную мощь Левого револьвера и жизнерадостность Правого. И что важнее всего, юноша знал, что в эту минуту его магическая сила возросла тысячекратно.
   Энергетическая мощь револьверов была настолько высока, что пули разметало на атомы ещё в стволах. Четырнадцать выстрелов, направленных в воздух, отозвались единым эхом, а через мгновение Андрей выкрикнул заветную фразу. Это было не обычное "четырнадцать в цель", а что-то иное, за гранью его понимания. Однако оно сработало.
   - Теперь можем уходить, - спокойно произнёс юноша, опуская оружие. - Я всё сделал.
   Ларри просто остолбенел, не в силах ничего произнести, но Грэйлона, много чего повидавшего за свою тысячелетнюю жизнь, ошеломить было тяжелее. Мрачно ухмыльнувшись, полуэльф ехидно поинтересовался:
   - А как насчёт вдохновенной речи для потомков? Так сказать, для завершения божественной деятельности?
   Юноша промолчал. Подходящих слов у него было.
  
   ***
  
   На обратном пути они почти не разговаривали, слишком сильным оказалось впечатление от содеянного Андреем. Сам юный волшебник, не раз прокрутив случившееся в голове, пришёл к мнению, что стал всего лишь игрушкой в руках местных божественных сил, и это было неприятно. Правда, само деяние, пожалуй, можно было занести в список праведных. На секунду зажмурив глаза, Андрей снова вспомнил изменённую долину. Её форма осталась прежней, но вот содержание... Каменистое дно было изрезано изящными дорожками и заставлено невесть откуда взявшимися беседками. Большая часть источников превратилась в фонтаны, а у оставшихся водоёмов появились бортики из мрамора, ступенчатые спуски и даже скамейки по берегам. Гигантские каменные столбы превратились в статуи. Это очень напомнило штурм инквизиторской цитадели, хотя на этот раз скульптуры представляли собой не грязных орков, а прекрасных девушек, юношей и ещё настолько причудливых персонажей, что юноша понятия не имел, как мог таких придумать - огромные каменные люди в каких-то жутких нарядах из перьев, вздымающие копья к небесам... Изменилась даже скудная чахлая растительность этого места: травинки стали пышными кустарниками, а кустарники - цветущими деревьями. В общем, полупустынная долина преобразилась в прекрасный ухоженный сад, эдакий райский уголок. Не хватало лишь беломраморного дворца, что возвышался бы над этим великолепием...
   - Да успокойся, - прервал раздумья подопечного Грэй. - Ничего плохого ты не сделал. Лучше скажи нам, эта долина теперь должна оставаться девственно нетронутой или ты разрешишь её посещения?
   - Мне кажется, - призадумался Андрей. -Люди, эльфы и гномы должны увидеть это место и проникнуться его красотой.
   - Я так и думал, - полуэльф кивнул Ларри, и старик наконец-то улыбнулся:
   - Как вернёмся домой, сразу же отправлю сюда своего младшего сына. Он почему-то не воителем, а торговцем стал, так что этот сад по его части. Пускай выкупит землю и паломничества что ли организует.
   - Предупреди его, чтобы был осторожен, это всё-таки святое место, - произнёс Грэй. - Мало ли какие привидения могут там завестись. А то ещё и боги обидятся.
   Дальнейший путь был проделан молча. Манипуляция, ранее считавшаеся по плечу только титанам, богам и могущественным архимагам, и обратная дорога изрядно утомили юношу, и он в очередной раз мечтал лишь о постели. Спать парня отпустили сразу по прибытии в крепость, правда, отдых продлился недолго. Через три часа безжалостный наставник разбудил Андрея и потребовал присутствия новоявленного волшебника на празднике в честь окончания обучения. Возражения не принимались, и юноше пришлось, ругаясь на всех эльфов вместе взятых и на одного в частности, продрать заспанные глаза, умыть лицо и отправиться в Реттон. Правда, на этот раз посчастливилось ехать с комфортом на быстром двуконном экипаже. Дорога до города заняла около часа, за это время Андрея разморило, он снова задремал и окончательно пришёл в себя лишь внутри какого-то трактира.
   Пирушка, организованная кланом Ларри и Грэйлоном, была в самом разгаре, когда внутрь вбежал взволнованный мальчишка и шепнул пару слов на ухо хозяину. Тот, побледнев, бросился к Грэю и принялся что-то ему втолковывать. Все разом смолкли, бросив недоумённые взгляды в сторону трактирщика и полуэльфа, но эту тишину вскоре нарушил громкий крик с улицы:
   - Драконы! Все сюда! Драконы!
   Народ не пришлось долго уговаривать, и в течение минуты таверна опустела. Последним выбежал хозяин, едва ни забывший запереть заведение.
   Бежать далеко не пришлось, буквально за углом находилась большая площадь, на которой можно было наблюдать прелюбопытную картину. В центре площади стоял самолёт, на таких на Земле летали ещё в начале двадцатого столетия, сделанный преимущественно из дерева и парусины и кое-каких металлических частей. У этого аппарата не было винта и мотора, но, судя по всему, они и не требовались, поскольку прямо перед самолётом расположилась тройка пристёгнутых в упряжку драконов. Хотя, если вспомнить рассказы эльфов и Ларри, местные драконы размерами могут соперничать с земными "Боингами", так что эти экземпляры, чуть больше человека, похоже, ещё детёныши. Дракончикам очень не нравилась упряжка, они дергались, пытаясь освободиться, и протяжно рычали. Двое волшебников периодически их успокаивали, тыкая жезлами в морды и произнося заклинания.
   Площадь уже была полна зевак. Некоторые удальцы рвались поближе, но кольцо оцепления из группы амбалов, с заметной примесью тролльих кровей, никому не давало подойти. В импровизированную кабину самолёта, состоящую из кресла и рычага, взобрался странный человечек небольшого роста в огромном шлеме и больших круглых очках.
   - Это же пятый наследник Рвид! - раздались голоса из толпы.
   Человечек, услышав своё имя, довольно улыбнулся и, жестом повелев всем замолчать, начал торжественную речь:
   - Соотечественники, ни для кого не является секретом, что вот уже много лет я пытаюсь покорить небеса. Изучив полёты птиц, я поднимался на гигантском шаре и летал на воздушном змее, привязанном к лошади. Но то были мелкие шаги на пути к результату, который я покажу вам сегодня. Сегодня я изменю этот мир! Сегодня я заставлю владык воздуха отдать мне свою силу и вознести меня к самим звёздам! Эта уникальная летательная колесница и эти небесные кони поднимут меня, а потом...
   - Плохо дело, - шепнул Грэй на ухо Андрею.
   Тот удивлённо посмотрел на наставника, краем глаза заметив, что Кориэл и Дисли всё глубже продвигаются в толпу.
   - Они ещё детёныши, - продолжил полуэльф. - И мать-драконица всегда может определить их местонахождение. Похоже, дракончиков недавно стащили из гнезда неподалёку отсюда, воспользовавшись отсутствием мамочки, и она с минуты на минуту прилетит за ними, пылая гневом.
   - С ней тяжело справиться? - тихо переспросил Андрей.
   - Конечно, тяжело, даже с твоим магическим уровнем. Потерявшая детей драконица звереет и, прежде чем её зацепят, успеет разнести весь город, поэтому надо срочно отпустить малышей. Короче, Кор и Дисли отвлекают охрану, а ты, я и Ларри освобождаем дракончиков. Этого типа, - полуэльф кивнул в сторону оратора. - Лучше лишний раз не трогать. Он сынок ширанского правителя, и князь может очень разозлиться и даже эльфийский геноцид устроить, если мы причиним вред его отпрыску.
   Прорваться через такую ораву народа было очень непросто. Горожане наседали всё плотнее и плотнее. Кроме того, стали раздаваться крики о том, что наследник обрушил на головы жителей Реттона великие беды и что кто-то видел летящую под облаками огромную тень, и это ещё больше взбудоражило толпу. Но Ларри, похоже, никогда не расстававшийся со своим ружьём, очень быстро всех успокоил, разрядив его в воздух. Выстрелы заставили людей шарахнуться в разные стороны.
   - Тихо! - рявкнул старик. - Я, Ларри Троллебой, клянусь, что любой дракон, вздумавший посягнуть на Реттон, будет иметь дело со мной!
   - Это тот же легендарный стрелок! - стали раздаваться голоса из толпы.
   И тут Грэй толкнул подопечного в бок:
   - Бежим!
   Эльф и гном уже дрались с охраной. Матёрый боец Кориэл с лёгкостью сбил с ног троих громил, а Дисли повис на четвёртом. В стене охраны образовалась брешь, в которую и прорвались полуэльф с Андреем.
   - Хватайте их! Они хотят разрушить мою мечту! - завизжал горе-пилот, но, заметив, что никто его не слушает, выхватил из-за пояса пистолет.
   - Останови его! - крикнул ученику Грэйлон.
   Шустрый полуэльф, развив невероятную скорость, уже добрался до дракончиков и резал их сбрую. Андрея вновь, как тогда на полигоне, охватил магический азарт.
   - Сейчас я ему ректальную лоботомию сделаю! - весело отозвался юноша и рванул к самолёту.
   Лётчик слишком долго прицеливался, боясь попасть в своих драконов, чем Андрей и воспользовался. Одним прыжком парень взлетел по лесенке, ведущей к кабине, ударом ноги выбил револьвер из рук коротышки, резким толчком усадил его в кресло и ловко застегнул на нём привязные ремни. Неожиданно возникшая идея казалась Андрею чуть ли ни гениальной.
   - Хочешь летать? - ехидно прошипел юный маг. - Сейчас мы тебе это устроим. Будешь настоящим владыкой небес.
   Сзади послышался шум, и над самолётом промелькнули тени от крыльев взлетевших дракончиков. Пилот жалобно застонал. Андрей ухмыльнулся, препятствий для его замысла больше не оставалось. Шести зарядов должно хватить.
   К самолёту уже бежала толпа охраны, когда юноша начал действовать. Спрыгнуть на землю и отбросить ногой лестницу было делом одной секунды, а дальше всё пошло на автомате. Охранники притормозили, увидев наставленный на них ствол. Кое-кто потянулся к оружию, когда Андрей резко вскинул Левый пистолет и нажал на спусковой крючок. Шесть выстрелов прозвучали как бой колокола, возвещавшего конец света. Люди замерли в предвкушении чего-то страшного, но через минуту их лица вытянулись от удивления. Андрей, насладившись эффектной паузой, по театральному протянул руку к самолёту и выкрикнул: "Лети!!!"
   Летательный аппарат резко дернулся, после чего, плавно наращивая скорость, покатился по площади. Народ разбежался, пропуская машину к направленному в небо трамплину, который до этого не был виден из-за толпы. Теперь стало понятно, каким образом княжеский наследник планировал воспарить вверх. Впрочем, его мечта и так сбылась. Под дикий визг первого пилота этого мира самолёт поднялся в воздух и устремился в небеса. А прямо в противоположную сторону, по направлению к приближавшейся грозной тени, летели три маленьких дракончика. Но на этот раз беда обошла город стороной.
   - Как ты это сделал? - поинтересовался Грэй, внезапно возникший за спиной Андрея. - Я, честно говоря, даже удивился.
   - Помнишь те вихри, на которых летал Шиш? - усмехнулся юноша. - Так вот, я создал подобные и прицепил их к крыльям и фюзеляжу. Всего шесть штук. Эдакие реактивные ускорители.
   - Не знаю, что такое реактивный ускоритель, но впечатляет, - с уважением произнёс полуэльф. - А что ты ему пообещал устроить? Я этого ругательства и не знаю. Рек... Как его там?
   - Ректальная лоботомия? Ну, проще говоря, я пообещал, что вытащу его мозги через задницу, - улыбнулся начинающий маг и, посмотрев вслед удаляющейся машине, добавил. - Похоже, больше нет смысла здесь задерживаться.
   - Ты прав, - задумчиво отозвался Грэйлон. - Этого князь нам точно не простит. Точнее не нам, а тебе. Хм... Ректальная лоботомия, значит? Надо запомнить.
   Они уходили из Реттона, когда на небе высыпали звёзды. Облака разошлись, хотя время от времени то или иное созвездие всё же закрывало тенью. Несмотря ни на что Андрею было весело, ведь теперь он не сомневался, что сумеет выжить в этом мире.
  

Глава 9.

   Затея отправится в поход сразу по возвращении в крепость Ларри пошла прахом. Андрей в очередной раз убедился, что воздушной стихией ему лучше лишний раз не пользоваться, поскольку заклятие, поднявшее в воздух княжеский самолёт, снова свалило парня с ног. Грэй, недовольно поморщившись и тяжело вздохнув, пошёл варить тонизирующее зелье, поскольку запасы снадобья во фляжке значительно сократились во время тренировки. Остальные члены команды отправились собирать вещи. Поскольку путешествие планировалось не на один день, да ещё и в трудных условиях, следовало предусмотреть всё.
   Несмотря на то, что для Ларри, Кориэла и Дисли дальние переходы были не в новинку, сборы затянулись почти на всю ночь, и к тому моменту, когда Андрея удалось растормошить и вытащить на улицу, убегать уже стало поздно.
   - Княжий сынок приехал, - презрительно сплюнув, произнесла одна из внучек Ларри, стоявшая в наблюдении бойкая девица в мужской одежде и с карабином в руках. - Требует, значит, для разговора господина мага и больше никого.
   - Сколько с ним? - Грэй как всегда ухватил самую суть.
   - Человек десять примерно.
   - Примерно - это сколько? - уточнил полуэльф.
   - Девять, - присоединился к разговору Ларри, взявший своё устрашающее ружьё на изготовку. - Моя племянница, ведунья хорошая, говорит, что больше никого рядом с домом нет. Магов среди них не наблюдается.
   - Я знаю тех, кто вдесятером брал крепости и посерьёзней этой, но сомневаюсь, что хотя бы один из таких храбрецов окажется в Ширане, - пробормотал Грэйлон. - Получается, что наследничек пришёл на переговоры или... Или это какая-то ловушка.
   - Насколько мне известно, Рвид не такой уж хитрый интриган, - покачал головой Ларри. - Он больше привык в библиотеке сидеть или в мастерской возиться. Пожелай он отомстить, под стенами бы стояла значительная часть городской дружины.
   - Стало быть, переговоры, - подытожил Грэй. - Значит так, юный маг сейчас отправится к воротам и постарается в меру своих умений узнать, что именно замышляет этот гений воздухоплавания. Можешь, кстати, не бояться и не трястись, потому что я буду рядом, да и Кор со стены прикроет.
   - Я и не боюсь, - буркнул Андрей. - Просто с утра прохладно.
   - Достойный ответ, - усмехнулся полуэльф. - В таком случае хлебни-ка ещё зелья, взбодрись и приготовься проявить себя в качестве великого дипломата. Если сумеешь успокоить этого изобретателя, честь тебе и хвала, а не сумеешь, то хотя бы развлечёмся, постреляем немного.
   Сонливость в сочетании с волшебным эликсиром сделали своё дело, и вместо того, чтобы дрожать от страха и волнения, Андрей спокойно вышел за ворота. Даже при свете примитивных факелов и фонарей было видно, что Рвиду крупно досталось. Всё его лицо покрывали свежие царапины, а правая рука была зафиксирована лубком. Но, несмотря на все эти раны, княжеский сын вовсе не пылал гневом, наоборот, его глаза светились надеждой.
   - Ты тот самый волшебник? - без всяких церемоний начал он. - Тот, что отправил меня в полёт?!
   - Ну, можно сказать, что я, - осторожно ответил Андрей.
   Последовавшая реакция князя изрядно удивила. Вместо ожидаемого потока претензий, он бухнулся на колени, склонив голову перед юношей.
   - Спасибо! Вы сотворили чудо! Вы подарили мне небо! - восклицал Рвид, и его восхищённые глаза загорались ещё ярче. - Я летел выше облаков! Ещё немного, и я, наверное, коснулся бы звёзд! И всё это благодаря Вам и вашей силе!
   - Но я ничего такого не сделал, - попытался оправдаться Андрей, но это было бесполезно.
   - Я поднимался в небо на воздушных шарах, летал на змее и даже построил небольшой планер, который сталкивал с крыши отцовского замка, но ничего из вышеперечисленного не дало мне такого представления о силе и красоте стремительного полёта как ваше заклинание! Как оно называется, если не секрет?
   - Воздушный вихрь, - автоматически произнёс Андрей и тут же осёкся, поскольку его собеседник возбуждённо подпрыгнул чуть ли ни выше собственной головы. Как он это сделал, стоя на коленях, понять было сложно. Возможно, эльфы и могли что-то растолковать, но Грэй пока не торопился с объяснениями и стоял за спиной подопечного, храня суровое молчание.
   - Вихрь? Я слышал про эти чары, и даже знаю магов, которые могут их использовать. Хотя, - Рвид на секунду замолчал. - Это было весьма рискованно. Ваше заклинание часа через полтора сильно повредило крылья моему "Кондору". Хорошо, что я успел снизиться, и мы просто застряли в ветвях дерева. Боюсь, надо будет что-нибудь придумать...
   - А чего тут думать, - зевнул Андрей, который никак не мог проснуться и зачем-то выдавал один магический секрет за другим. - Подвешиваешь к крыльям стальные трубы, а уже в них запускаешь заклинание.
   - Это должно сработать! - закричал первый авиатор мира, радостно подпрыгивая. - Ты гениален! Я должен тебя отблагодарить! Проси всё, что хочешь, кроме наследного титула, и я тебе это дам! Я готов быть даже твоим рабом в обмен на дарованную мне возможность полёта!
   - Лучше деньгами, - Грэйлон, осознав, что юный волшебник явно не тянет на гения дипломатии, решил взять бразды переговоров в свои руки. - Мы едем на север, и нам нужны деньги и транспорт. Причём, чем быстрее, тем лучше, иначе нам действительно придётся обдумывать вариант использования тебя в качестве слуги.
   - Не оскорбляйте меня, господин эльф, - на лице Рвида появилось гордое аристократическое выражение. - То, что вы просите, для меня сущие пустяки.
   Действие бодрящего снадобья постепенно сходило на нет, и слабость сильнее и сильнее захватывала Андрея, поэтому суть разговора всё дальше ускользала от него. Пользуясь тем, что внимание Рвида и его охраны приковано теперь к Грэйлону, юноша отошёл в сторону и опустился на первый попавшийся камень. Переговоры были очень бурными, но недолгими, и уже через десять минут обе стороны с довольными лицами пожали друг другу руки и разошлись. Ухмыляющийся Грэй очень быстро заметил, что его подопечный несколько не в себе, и присел рядом.
   - Это последствия заклинания или расстройство от того, что ты подарил нашему миру новое оружие?
   Полуэльф как обычно сразу же попал в точку.
   - И то и другое, - ответил Андрей. - Хотя я не то чтобы расстроен, просто не хочу вносить глобальные изменения в этот мир.
   - Хочешь, не хочешь..., - вздохнул Грэй и мрачно посмотрел на предрассветное небо. - Противиться судьбе - это всё равно, что плевать ей в лицо, а в этих случаях судьба может так же и ответить, и утирать её плевок придётся долго. То, каким замысловатым способом ты оказался в нашем мире, уже подтверждает, что тебя избрали как орудие. Правда, вопрос, что же на самом деле тебе предстоит совершить, до сих пор остаётся открытым... Хотя, быть может, именно сейчас ты как раз и выполнил свою миссию, поэтому не укоряй себя.
   - Всё это может привести к страшным последствиям.
   - Ха! - в очередной раз неподражаемо фыркнул Грэй. - Страшным можно назвать боевого мага с Хаос-расщепителем или неуправляемого дракона, а эти деревянно-тканевые конструкции... Даже, поставь на них пулемёты, всё равно будут очень уязвимы. Разве что как разведчики хороши, да и то не факт!
   Полуэльф явно не верил, что развитие воздухоплавания может пойти куда дальше планеров из полотна и досок, а Андрей так устал, что был уже не в силах рассказывать о потенциальных возможностях авиации. Впрочем, командир отряда не собирался спорить и отстаивать своё мнение и великодушно отправил подопечного спать:
   - Иди отдыхай. Причина для скорого отъезда отпала сама собой, так что можем ещё немного расслабиться. Эй, ты слышишь меня?
   Но Андрей уже не слышал. Он спал.
  
   ***
  
   - Впервые меня отблагодарил тот, кого я искалечил, причём, именно за то, что я его искалечил. Никогда не думал, что до такого доживу! - разглагольствовал Грэйлон, полулёжа на сиденье комфортного экипажа и разглядывая нависающие склоны гор.
   Андрей пока молчал, слова наставника и окружающие ландшафты его мало интересовали, потому что слабость после использования заклинания проходила очень медленно. В настоящий момент путники ехали вместе с торговым караваном. Рвид упорно навязывал им свою карету и гвардейское сопровождение, но Грэй решил, что такой способ передвижения привлечёт к ним слишком много внимания. Конечно, один из княжеских сыновей обладал достаточным влиянием в данном регионе, но ему было далеко до Равола. Судя по намёкам Ларри, на поимку беглецов уже бросили егерей, и кольцо поиска всё больше сужается. Впрочем, шансы на то, что удастся улизнуть, были весьма высоки. Север княжества, куда они сейчас направлялись, не очень-то пригодное для прогулок место, и противникам придётся немало полазить по горам, чтобы отыскать следы своей цели.
   - Хотя нет, я ошибаюсь, не впервые, а уже в третий раз, - вновь пробормотал Грэй после недолгого раздумья. - Первый подобный случай был с Ритколом. Эй, Кор, помнишь его?
   - Лучший лучник Третьего Кольца, - флегматично ответил эльф.
   - Именно. Мы вместе в засаде сидели, когда на некромантов охотились, и вдруг у него зуб разболелся. Я, кстати говоря, после той истории не верю, что во время жестоких пыток у тёмных магов Риткол даже глазом не повёл, поскольку из-за зуба он исстрадался так сильно, что чуть нашу позицию не выдал. А у меня как назло обезболивающие кончились, а колдовать нельзя было, и пришлось тогда рукоятью кинжала выбить коллеге больной зуб. Правда, я сил не рассчитал и вместо одного вышиб целых три, но нужный среди них был! Риткол меня тогда очень душевно поблагодарил, хотя после войны вызвал на дуэль, потому что у него, видите ли, от удара морда перекосилась, и над ним весь лес стал смеяться. Пришлось врезать ему и с другой стороны, чтобы вернуть симметрию.
   - А второй случай? - поинтересовался Андрей.
   - Лет двести назад на одном балу некий дворянчик сильно перепил и стал вести себя как редкостная свинья, однако связываться с ним никто не хотел, всё-таки второе лицо после короля. И я оказался единственным, кто решился от всей души врезать этому субъекту, и не просто съездил ему по роже, а потом ещё и попинал ногами. Так тот дворянин на следующий день, как в себя пришёл, буквально завалил меня благодарностями по двум причинам: во-первых, я не дал ему наделать глупостей, а во-вторых, ему очень понравилось, когда его избивают. Умолял почаще приезжать в гости, так что пришлось мне лет на пятьдесят забыть дорогу в то королевство. Мало ли к чему ещё припашут.
   Воспользовавшись тем, что Грэйлон замолчал, Андрей, не так давно заметивший, насколько сильно напряжены лица караванщиков, спросил:
   - Почему тут все такие настороженные? На нас могут напасть?
   - Орки, - недовольно буркнул Ларри, пытавшийся подремать.
   - Их тут много, - подтвердил его слова полуэльф. - Впрочем, тут на нас вряд ли нападут, всё-таки самое сердце княжества. Хотя подобные прецеденты тем не менее бывали. Как бы хорошо пограничники ни знали все тайные тропы, орки постоянно прокладывают новые.
   - Да и здешние места для засады удобны, - грустно проговорил Дисли.
   - По-моему, горы достаточно крутые, - с сомнением пробормотал Андрей. - Или орки устраивают камнепады, а потом добивают выживших?
   - Что ты, - покачал головой Грэй. - Это не в их стиле. Местные кланы уважают силу и предпочитают драться лицом к лицу, поэтому на такие хитрости не пойдут. А вот что эти твари очень хорошо умеют делать, так это кататься на лыжах!
   - Так снега-то нет, - удивился юноша.
   - А снег и не нужен. Орки используют модели для езды по камням, что и даёт им преимущество в атаке. Варварской орде требуется не больше пяти секунд, чтобы спустится вниз.
   - Рискованно, - Андрей даже проникся уважением к потенциальным противникам.
   - Для орков самое то. Их кости гораздо прочнее, чем у людей или эльфов, и там, где мы сломаем руку или свернём шею, они отделаются парой шишек и лёгким испугом.
   - Их любимая тактика - это двойное нападение, - присоединился к разговору так и не уснувший Ларри. - Вначале по колонне неприятеля даётся дружный залп, после чего самые шустрые лыжники быстро атакуют и переходят в рукопашную. Остальные орки сперва прикрывают товарищей огнём сверху, после чего, убедившись, что все вражеские стрелки связаны боем, присоединяются к штурму. Поэтому главная задача конвойных заключается в том, чтобы перебить первую орочью волну ещё в момент спуска, а это сделать крайне сложно.
   - Крупные банды здесь не шалят, но вот на севере придётся держать ухо востро, - снова взял слово Грэйлон.
   - Не придётся, - махнул рукой старик. - Главное доехать до Жибохи, и потом уж мы пойдём в горы, а на горных тропах шансы встретится с налётчиками крайне низки.
   - Но оружие всё равно лучше держать под рукой, - подытожил Грэй.
   На этом разговор об орках закончился.
  
   ***
  
   Путь до Жибохи занял три дня. В полдень второго дня ветер донёс издалека отголоски стрельбы, что послужило дополнительным поводом для усиления бдительности. О том, что же случилось, стало ясно ближе к вечеру. Караван вдруг остановился, и народ потянулся в начало колонны. Грэйлон ухмыльнулся и, спрыгнув с повозки, подобрал с земли стрелянную гильзу, довольно свежую, судя по её цвету.
   - А вот и кровь, - проговорил полуэльф, ткнув пальцем в сторону багрового пятна на одном из камней.
   Отправившись вместе со всеми в голову обоза, Андрей узнал об исходе перестрелки.
   - Молодняк, - презрительно фыркнул Ларри.
   - Неопытные, - согласился Грэй. - Могли бы склон покруче подобрать. А тут ведь практически ровная поверхность, вот всех и положили.
   Дорога в этом месте делала изгиб перед большой впадиной, на дне которой, внешне похожая на ворох тряпья, лежала куча орочьих трупов. Высота этой груды была порядочной, но её вид всё равно не радовал глаз.
   - Штук двадцать, - подытожил старик. - У них обычай такой: молодёжь гонят в самостоятельные набеги для приобретения опыта, но эти, видимо, оказались недостаточно умны, чтобы правильно спланировать засаду, поэтому и погибли.
   - Вы же говорили, что они двумя волнами атакуют, - забеспокоился Андрей. - То есть, возможно, это только половина?
   - Даже если кто-то и остался, после такого поражения они не решатся нападать и будут долго думать, почему боги оказались не на их стороне, - презрительно бросил Грэй. - Лишь спустя несколько дней они могут попытаться меньшими силами повторить этот трюк, но только с более слабым противником, что для нас, думаю, не опасно. Впрочем, необходимости соблюдать бдительность это не отменяет.
   Нападения, как и предсказывал полуэльф, не последовало, и караван без каких-либо трудностей добрался до города. Андрея позабавило то, насколько причудливо в Жибохе переплетались средневековье и веяния новых времен. Невысокая, но основательная каменная стена с башенками, на которых вместо привычных катапульт стояли лёгкие орудия и пулемёты. Перед стеной, как и положено, был вырыт ров, и всё пространство вокруг него было затянуто колючей проволокой. Такой крепкий орешек вряд ли был по зубам стаям легковооружённых орков.
   На тот случай, если их разыскивают, снова пришлось сменить обличья. Грэйлон, натянув шляпу на острые уши и старательно прикрывая полями раскосые глаза, изображал из себя богатого дворянина. Его сопровождали слуга, роль которого взял на себя Андрей, телохранитель в исполнении Кориэла, также замаскированного под человека, и проводник. Преобразить Дисли было тяжелее, но, по словам Ларри, гномов в Жибохе всегда очень много, учитывая большое количество шахт в округе, так что одним подгорным жителем больше, одним меньше - никто и внимания не обратит. Наспех была придумана простая, но достаточно правдоподобная легенда, объясняющая появление в городе столь необычной компании. Тщательную проверку им, конечно же, не пройти, но, по словам Грэя, элитные ищейки вряд ли успели сюда добраться, так что должно сработать.
   В город удалось пройти без проблем. Четверо стрелков на воротах радостно поздоровались с Ларри, которого, видимо, хорошо знали, быстро обменялись с ним новостями и поинтересовались целью визита.
   - Очередные претенденты на Вилкийские шахты, - пробурчал старик, чем вызвал бурный смех стражников.
   Ещё в дороге Ларри рассказывал эту историю, что так развеселила стрелков. Здешние горы изобилуют металлами, драгоценными камнями и прочими нерудными ископаемыми, но присутствие орков чрезвычайно затрудняет разработку, ведь для того, чтобы обеспечить безопасность хотя бы одного рудника или шахты, требуется держать там небольшую армию. Ширанские князья уже давно отказались от горного промысла в этом регионе, потому что результат не приносил прибыли и еле-еле покрывал затраты, и гораздо выгоднее и безопаснее было вести добычу на южных выработках. Поэтому права на эксплуатацию северных гор продавались всем, кто пожелает, за сравнительно небольшую цену. Княжеские агенты разъезжали по соседним странам, рекламируя богатые месторождения, и среди знати и богатеев постоянно находились те, кто был готов рискнуть в надежде сорвать солидный куш. Увы, чаще всего их ждал полный крах, потому что уже через пару месяцев после покупки рудника на него обрушивалась очередная орочья орда, разрушала его до основания и забирала всё мало-мальски ценное. В Ширане даже появилась поверье, что орки специально выжидают, пока шахтёры изрядно наполнят склады компании, чтобы потом спокойно унести все запасы.
   Впрочем, попадались среди горнопромышленников и крепкие орешки. Один из таких умельцев полвека назад начал разрабатывать месторождение золота практически на границе с землями дикарей. Он занимался этой деятельностью целых двадцать пять лет и, возможно, смог бы продержаться ещё дольше, если бы ни покинул сей свет, а его наследники решили, что отцовское дело слишком хлопотное, и продали шахты обратно князю, в чьей собственности они находятся до сих пор. Тем не менее, этот пример подстегнул очень многих в стремлении освоить дикие горы, и с тех пор количество попыток покорить ширанский север удвоилось, если ни утроилось. Правда, успехов больше никто так и не добился, но желающие всё же продолжали прибывать, и команда Грэйлона вполне вписывалась в толпу подобных охотников за удачей.
   - Я не был в Жибохе десять лет. Интересно, насколько всё изменилось? - неторопливо проговорил полуэльф, разглядывая улицы города. - Раньше тут за углом находилось одно неплохое местечко, называлось "Пещерная молния". Если оно всё ещё на месте, предлагаю остановиться там.
   "Пещерная молния" оказалась мрачным четырёхэтажным зданием серого цвета. На первом этаже располагалось питейное заведение, откуда раздавались громкие крики. Отряд находился уже в нескольких шагах от входных дверей, когда те распахнулись, и прямо под ноги путешественников вывалилось чьё-то тело.
   - Похоже, драка, - буркнул Дисли, обходя выброшенного стороной. Грэй наоборот наклонился и взглянул в лицо пострадавшего.
   - Он даже не шахтёр... Что же случилось с "Пещерной молнией"? - грустно протянул полуэльф и, бросив взгляд в полуоткрытую дверь, недовольно скривился. - Прежде здесь собирался нормальный контингент, а теперь какие-то оборванцы. Пойдёмте отсюда.
   - Тебя напугала потасовка? - Андрей попытался хоть как-то подколоть командира, но, похоже, в этот раз шутки Грэй не понял.
   - Потасовка - это ерунда. Мне хватит одной минуты, чтобы раскидать всю тамошнюю шелупонь, но нафиг оно надо?
   - В смысле? - не понял юноша.
   - Ну, набью я им всем морды, - занудным тоном начал полуэльф. - А потом весь Эриолан будет глумиться по поводу моей великой победы над дюжиной пьянчужек. Ведь согласись, это обидная насмешка: такой великий боец и связался с какими-то отбросами! Вот если завалить десяток егерей или дюжину шахтёров, тогда другое дело: на тебя сразу начнут смотреть с уважением и станут кланяться при встрече, чтобы не зашиб ненароком.
   - Командиру просто нужна качественная драка, - пояснил Дисли. - А то, что он может устроить в "Молнии", для него равносильно избиению детей.
   - Ты понял мою мысль, - кивнул Грэйлон. - Поэтому поедем в "Золотую пулю", где собираются наёмники, а они как раз достойные для меня противники.
   - Подожди, - опешил Андрей. - Ты что, действительно хочешь устроить драку?
   - Есть такое слово - "традиция", - улыбнулся полуэльф. - Всякий раз, когда попадаю в Жибоху, я устраиваю здесь небольшое побоище. Это уже почти привычка, так что даже если мы задержимся здесь ненадолго, я не могу нарушить устоявшийся обычай.
   Против традиции никто возражать не стал, даже Ларри промолчал и только ехидно ухмыльнулся через усы.
   Город был не очень большим, поэтому путь оказался недолог. "Золотая пуля" отличалась от "Пещерной молнии" отсутствием двух этажей и более яркой окраской, и, судя по архитектуре здания, построено оно было не так уж давно.
   - Вы постойте здесь, а то компания там, похоже, серьёзная, могут и вас задеть, - довольным тоном произнёс полуэльф, разминая кулаки.
   - Дурацкий обычай, - буркнул Дисли, устраиваясь у окна. Андрей был целиком и полностью согласен с гномом, в отдельные моменты извращённые привычки Грэя просто бесили.
   Позиция у окна оказалась довольно удобной: всё помещение трактира отлично просматривалось, да и слышимость была неплохая. Вспоминая сцены из кино, Андрей ожидал, что полуэльф вначале сделает заказ и лишь потом начнёт задираться, но Грэй сразу взял быка за рога. Прислонившись к барной стойке, он презрительно сплюнул на пол и высоким томным голоском протянул:
   - Ну что, мальчики, никто не хочет повеселиться? Не стесняйтесь, подходите, впечатления будут просто незабываемые, клянусь Великой Рысью!
   Двое посетителей помоложе, услышав такие слова, тут же поднялись и... опустились обратно на стулья. Старшие товарищи чуть ли не силком усадили их обратно, предварительно что-то тихо объяснив.
   - Ну что вы мнётесь как девочки? - продолжал канючить Грэйлон. - Или вы все струсили?
   - Кончай измываться, Лис! - возмутился возившийся у стойки бармен. - Ни один из моих клиентов даже не прикоснётся к твоей поганой роже, а если кто и прикоснётся, - его взгляд не предвещал ничего хорошего. - Я ему лично третий глаз во лбу просверлю!
   - А ты всё такой же зануда, Коз, - притворно вздохнул Грэй. - Как обычно мешаешь моему веселью.
   - Твое веселье постоянно оборачивается огромными убытками для заведения. Мне хватило прошлого раза, поэтому с тех пор держу твой портрет на видном месте и предупреждаю насчёт тебя всех посетителей.
   - Впечатляет, - присвистнул Грэй.
   Андрей проследил за взглядом наставника и тоже впечатлился. Портрет, висевший на стене, был нарисован очень качественно, с поразительным сходством с оригиналом. Прямо под картиной большими красными буквами была выведена надпись: "НЕ ТРОГАТЬ!".
   - Хотя не понимаю, за что такая неблагодарность, - обиженно продолжил полуэльф. - Я же полностью расплатился за весь ущерб.
   - Денег на постройку нового заведения хватило, - согласился бармен, который, похоже, был и хозяином таверны. - Но ты забыл про убыток из-за трёхмесячного простоя! Всё то время, пока это здание возводили, мои клиенты сидели в соседних тавернах! Ты знаешь, сколько я тогда потерял, и каких трудов мне стоило переманить обратно всех посетителей?! Так что, Лис, можешь на меня злиться, можешь даже пытаться убить, но устроить здесь новую заварушку я тебе не позволю! Лучше иди разнеси "Примкнутый штык", тем более он давно у меня в печёнках сидит.
   - И что за народ там собирается? - презрительно поинтересовался Грэйлон. - Шахтёры неудачники? Кучка безработных, топящих своё горе в дешёвом самогоне?
   - Нет, княжеские егеря, - буркнул хозяин. - Надеюсь, тебе их хватит?
   - Смотря какой полк, - начал было капризничать полуэльф, однако, заметив исказившееся лицо трактирщика, поспешил остановиться. - Ладно, шучу я, шучу, егерей мне вполне достаточно. А остановиться у тебя можно?
   - За двойную цену, - злорадно улыбнулся хозяин, но ответ заставил его сменить хищную усмешку на откровенное недоумение.
   - Согласен, - резко бросил Грэй. - Но только предоставь самые лучшие комнаты, выходящие окнами в сторону гор, не люблю я запах навоза. И вещи сразу затащи.
   - Всё так же хитёр, Лис. Эх, когда же ты, наконец, сам себя перехитришь, - тяжело пробормотал трактирщик, однако, тут же позвал пару слуг.
   Грэйлон, вновь сменив выражение лица на задумчивое, покинул пределы кабака, жестом руки позвав товарищей за собой.
   - Вы, люди такие злопамятные, - бросил он Андрею. - Вот что ему стоило забыть тот эпизод, когда я разбил лампу?
   - Нужно как-то научиться сдерживать свою энергию, - отозвался вместо юноши Ларри.
   - Моя эльфийская кровь даёт мне великую силу, - пафосно произнёс Грэй. - А человеческая подсказывает идеи и способы использования полученной мощи. А вот, кстати, и моя цель!
   Новая таверна напоминала "Золотую пулю", правда отличалась более потрёпанным видом, а вместо вывески над её входом была прибита старая винтовка с примкнутым штыком. Полуэльф резво исчез за дверями, а Андрей, хотевший посмотреть на драку, немного замешкался, завязывая распустившийся узел на ботинке. К тому времени, когда парень совладал с непослушным шнурком, всё уже закончилось: наставник вышел из трактира с чьим-то телом на плече, которое тут же сбросил в ближайшую кучу навоза.
   - Князь меня разочаровывает, - грустно произнёс Грэйлон. - Похоже, его элитные войска нынче состоят сплошь из писцов и библиотекарей. По крайней мере, ребята, сидевшие в "Штыке", в жизни ничего тяжелее пишущего пера точно не держали.
   - А сколько их там было?
   - Девять, хотя какая теперь разница? Это оказались не те противники, которых я ожидал встретить, - грустно вздохнул полуэльф, но тут же улыбнулся. - Впрочем, традиция соблюдена, и теперь мы можем смело готовиться к основной части нашего путешествия!
  
   ***
  
   Выступления до восхода солнца уже вошли в порядок вещей. Юноша уже даже не стал задавать вопросы, когда гном разбудил его в предрассветный час, и сразу начал собираться. На улице было ещё темно - самое удобное время для воров и любителей приключений. У чёрного входа Андрей и Дисли застали Грэя, яростно спорившего с трактирщиком.
   - Тебе же не составит труда это сделать, - настаивал полуэльф.
   - Не составит, но я не хочу никаких проблем.
   - Да их и не будет. Просто скажешь, что мы ушли на северо-восток, тем более нам всё равно по той дороге идти, так что твои слова подтвердятся.
   - Я не люблю, когда меня пытаются втянуть в чьи-то грязные делишки.
   - Разве тебе мало заплачено? - удивился Грэй. - Кроме того, я хорошо потрепал твоих конкурентов.
   - С каких это пор несколько разбитых столов и стульев называют хорошей трёпкой? - возмущённо протянул хозяин, но, заглянув в весёлые глаза Грэя, пошёл на попятный. - Ладно, Лис, окажу тебе эту услугу, но в последний раз!
   - Не думаю, что в ближайшие пятнадцать лет ещё раз окажусь в этих горах, - лениво ответил полуэльф. - Я и так достаточно наследил.
   - О чём это они? - поинтересовался Андрей у Ларри.
   - Ваш остроухий разведчик обнаружил ночью пятерых подозрительных типов, шлявшихся под окнами, - ответил старик. - Он их захватил, допросил, после чего по-тихому устранил. Похоже, нас засекли, и теперь командир хочет, чтобы трактирщик навёл наших потенциальных преследователей на ложный след.
   - На самом деле Козу просто не понравилось, что я припахал его к скрытию тел, вот и упирается рогами, - присоединился к беседе сам Грэйлон. - Впрочем, даже если он всё-таки не поможет и промолчит, это уже ничего не решит. Нам достаточно засветиться на Рулакском тракте, и тогда все подумают, что мы пытаемся покинуть Ширан северным путём.
   - Значит, за нами уже следят?
   - Было б удивительно, если бы не следили, после того представления, что я устроил вчера, - ухмыльнулся Грэй. - Зато теперь я знаю, какие силы размещены в этом регионе. Похоже, местных егерей ещё не проинформировали насчёт нас, и пока нам стоит опасаться только наёмников. Однако те пятеро, которые крутились здесь ночью, лишь мелкие пешки, и вполне вероятно, что в Жибохе есть и кто-то покруче. В общем, сегодня следует быть особо осторожными, потому как возможна погоня.
   - А так же нападения разбойников? - спросил Ларри. - Поход по северной дороге без каравана местные жители считают особо извращённым способом самоубийства.
   Этой же точки зрения придерживалась и охрана на воротах. Лишь авторитет Ларри и весьма солидная сумма, вложенная Грэем в карманы стражников, убедили их выпустить отряд из города. Конную повозку, подаренную князем, полуэльфу пришлось продать накануне вечером, сразу после драки в "Штыке", так как проводник заверил, что в горах карете и лошадям пути не будет. Взамен были куплены три мула, которые и везли всю поклажу.
   Первую половину дня отряд передвигался в крайне напряжённой обстановке, постоянно наблюдая и за горами впереди и за тылом на случай погони. Впрочем, пока всё было тихо: никто не стрелял, не требовал сдаться и не угрожал страшными карами. Ближе к вечеру Ларри свернул с тракта на небольшую дорожку, уходящую в сторону практически под прямым углом. На вопрос Андрея, кто же ходит по этим тропам, проводник улыбнулся.
   - Вы думаете, что в горах нет никого, кроме злых орков? Ошибаетесь, горная страна огромная, и населена достаточно. Так, тут стоят пограничные крепости, следящие за основными тропами. Местные часто ворчат из-за многочисленных орочьих нападений, но не будь этих фортов, количество набегов моментально возросло бы раз в сто. Кроме того, в горах немало и людских деревень. На эти поселения не нападают, поскольку поживиться там особо нечем, а вот использовать их как временные убежища орки любят. Ещё здесь есть несколько храмов. В них дикари предпочитают вообще не соваться, поскольку считают, что могут вызвать гнев богов, да и магией тамошние монахи владеют нешуточной. Раньше на дальнем севере обитали несколько отшельников, к которым народ валом валил за помощью или мудрым советом, правда, уже год о них ничего не слышно. Ну, и так же нельзя списывать со счетов многочисленных любителей приключений и наживы, которые шатаются по заброшенным шахтам, а то и сами копают землю в поисках золота или самоцветов. Впрочем, нам лучше ни одной из вышеперечисленных категорий на глаза не попадаться.
   Очень скоро Андрей убедился, что все походы, в которых он до этого принимал участие, были всего лишь загородными прогулками по сравнению с нынешним странствием. Даже путешествие с контрабандистами в некотором роде являлось комфортным, потому что на пути следования находилось множество заранее приготовленных укрытий. Здесь же ничего такого не было...
   Отряд всё выше и выше уходил в горы. Приближалась граница вечных снегов, и холод, несмотря на извлечённую из мешков тёплую одежду, пробирал до костей, а дышать становилось всё тяжелее. Дважды пришлось пройти вблизи пограничных крепостей, и во второй раз путники чуть ни нарвались на патруль. И, хотя патрульные шли совсем по другой тропе, риск, что путников увидят, был немалым. Грэй и Ларри практически пинками затолкали товарищей вместе с мулами в небольшую расщелину и запретили вылезать, пока пограничники ни удалятся подальше. Несколько раз видели пастухов из тех самых деревень, о которых говорил проводник, а больше никаких препятствий, кроме природных, пока не встречалось.
   Невероятно много тёплых слов было сказано в адрес княжеского наследника. Несмотря на своё увлечение небом, Рвид отлично разбирался в том, что необходимо странникам во время пребывания в горах, и подарил путешественникам армейскую палатку, причём не поскупился на офицерский вариант с двойными стенками, не дающими ускользать теплу. Впрочем, основная ценность палатки заключалась вовсе не в качественной теплоизоляции и даже не в возможности устанавливать её на любой поверхности. Палатка обладала замечательными маскировочными способностями, ведь особое покрытие позволяло ей изменять цвет. Использовать палатку можно было и в лесу, и в пустыне, в заснеженной тундре, ну и, конечно же, в горах, где с расстояния двух десятков метров она легко принималась за обычный валун или за часть скалы. Конечно, разоблачить стоянку могли мулы, но Грэй заранее об этом позаботился, сумел выпросить у Рвида ещё несколько упаковок тонкого маскировочного полотна. Накрыв им животных, можно было не бояться, что на огонёк припрутся орки или егеря.
   По вечерам Дисли без остановки рассказывал о горах: о пещерах, о рудниках, о методах поиска металлов, о местах, где надо прятаться во время сходов лавин. Несмотря на то, что эти истории надоели его соратникам ещё в первый вечер, гнома никто не перебивал, ведь все понимали, что такая информация не будет лишней и даже может спасти жизнь.
   Наконец, спустя четыре дня, по щиколотку в снегу, отряд достиг долгожданного перевала. Ларри заверил, что этот перевал вполне легко преодолеваем и относительно безопасен. Орки предпочитают другой, более высокий, расположенный южнее, где ширанским пограничникам труднее вести наблюдение, и вот там уже нередко случается, что пытающиеся пересечь хребет умирают от орочьих ружей или же от недостатка воздуха.
   Впрочем, переход через перевал не показался Андрею таким уж лёгким. Юноша и без того страдал от стужи, а тут ещё вдобавок умудрился потерять варежки и отморозить кисти рук. Чуть позже, Грэйлон, натирая лечебным бальзамом ладони и пальцы подопечного, высказал много нелестных эпитетов в адрес мерзнущих магов. Возражать и оправдываться парень не посмел. Увы, его магия работала настолько специфично, что пользоваться ею в горах было крайне неосмотрительно, ведь выстрелы могли вызвать лавину или привлечь внимание стаи орков.
   К счастью, Андрею удалось избежать горной болезни, которой очень любят запугивать в книгах про альпинистов, так что преодоление перевала можно было назвать вполне благополучным. К исходу шестого дня отряд приступил к спуску. Теперь требовалось быть вдвойне осторожными, поскольку здесь начиналась территория орков.
  
   ***
  
   В то утро Андрей был несказанно счастлив, поскольку снеговая линия наконец-то осталась позади и воздух вокруг сделался значительно теплее. Остальные, разумеется, были солидарны с юношей.
   Отряд, как обычно, приступил к завтраку. Грэй взял свою порцию и, усаживаясь рядом с костром, как бы невзначай спросил у Ларри:
   - Помнится, ты говорил, что орки не станут нас атаковать?
   - Было дело, а что?
   - Просто мне интересно, что с нами сделают три зеленокожих типа, прячущиеся вон за теми камнями.
   - Эти не нападут, - буркнул Ларри и, отставив завтрак в сторону, потянулся за вещами.
   Андрей чуть не поперхнулся от неожиданности. Увлечённый едой юноша только сейчас заметил, что эльфы держат руки на оружии, а гном зажимает коленями гранату. Орки, осознав, что их раскрыли, покинули своё убежище и направились к лагерю путешественников. Представители местных племён очень отличались от своих равнинных сородичей, старавшихся во всём подражать людям. Яркие красно-жёлтые одежды горных орков были отделаны перьями птиц и шкурками каких-то животных, а на шее и руках нежданных гостей болтались многочисленные украшения из крупных разноцветных камней, скорее всего драгоценных, если вспомнить рассказы о богатстве здешних недр.
   - Вождь и его помощники, - сказал Грэй. - Что им тут надо?
   Троица остановилась в нескольких метрах от костра.
   - Ты опоздал, - флегматично произнёс центральный орк, судя по его сложному головному убору из перьев, являющийся вождём.
   - Ваши сородичи атаковали мой поезд, поэтому пришлось немного задержаться, - в тон ему ответил Ларри.
   - Я слышал о нападении равнинных крыс. Но, похоже, даже им не под силу остановить Троллебоя
   - Пришлось постараться.
   Вождь не смотрел на сидящих у костра, но у Андрея возникло ощущение, что он находится под прицелом, и по коже юноши побежали мурашки. Остальные, казалось, ничуть не обращали на орков внимания, продолжая непринужденно поглощать пищу.
   - С тобой остроухие, - наконец произнёс вождь после недолгого молчания. - Мы не любим их. Остроухие должны умереть.
   - Возможно, ещё одной упаковки хватит, чтобы выкупить их жизни? - в руках Ларри появились два небольших мешочка.
   Один из помощников подошёл к проводнику, забрал мешочки, заглянул внутрь и, удовлетворённо кивнув, вернулся на своё место.
   - Плата велика. Мы принимаем её, - проговорил вождь. - Как обычно, твой гонорар и золото, чтобы принести ещё Зелья.
   - Постараюсь в следующий раз не задержаться, - ухмыльнулся старик, взял у второго помощника два увесистых кошеля и переложил их к себе в сумку. На этом переговоры закончились, орки развернулись и ушли, а Ларри вернулся к трапезе, стараясь не глядеть в глаза спутникам.
   - Меня оценили в четверть пачки Сейк'аре? - поинтересовался Грэйлон. - Да, так дешёво я ещё никогда не стоил.
   - В половину, - буркнул проводник. - Лишним пакетом я расплатился только за вас, эльфов, потому что орки не имеют ничего против гномов и людей, если те, конечно, находятся под моей защитой. А ты вроде даже и не удивился? - глаза Ларри зловеще сверкнули.
   - Я начал догадываться уже после поезда, когда ты дал порошок нашему юному чародею. Сейк'аре, конечно, весьма ходовой товар среди алхимиков и магов, но для граждан Ширана эта партия крупновата. А уж после того, как ты рассказал про тайный проход, у меня не осталось никаких сомнений относительно твоих заказчиков.
   - Вначале я транспортировал драгоценные камни в обход таможни. Три раза мне это удалось, а потом меня выследили орки, и пришлось заключать с ними сделку, - мрачно проговорил старик. - Кстати, учтите, та упаковка, которой я за вас заплатил, была из моих личных запасов.
   - Верим и ценим. Это очень высокая цена, - согласился Грэй. - Но меня больше интересует вопрос, знают ли орки про тоннель, к которому мы направляемся, и пользуются ли им?
   - Знают, но не пользуются. Почему - сами потом увидите, - ответил Ларри и, посмотрев на небо, задумчиво произнёс. - Честно признаться, я думал, что вы начнёте меня укорять и обвинять в измене.
   - А зачем нам обвинять в измене личность такого масштаба? - неожиданно весело отозвался гном и, заметив недоумённые лица соратников, попытался разъяснить свою мысль. - Одного такого мешочка достаточно для двух-трёх мелких налётов или для одного серьезного. Как часто ты носишь Сумеречное зелье?
   - Обычно трижды в год. Из-за вас пришлось идти лишний раз, но должен же я был отблагодарить за своё спасение.
   - Значит, примерно девять набегов, - прикинул Дисли. - Насколько мне помнится, в Ширане за год примерно столько орочьих нападений с использованием Сумеречного зелья и происходит. Отсюда следует, что...
   - Паритет между орками и армией князя поддерживается благодаря нашему уважаемому проводнику, - перебил гнома Грэйлон. - А я-то ещё удивлялся, почему здешние орки в последние лет двадцать так смело себя ведут.
   - И что вы предпримите по этому поводу? - поинтересовался старик.
   - Ничего, - пожал плечами полуэльф.
   - Ничего?!
   - Ну да, ведь Ширан находится не в моей компетенции. Фактически это территория Равола, от которого мы сейчас так резво бегаем, а этому извращенцу я никак помогать не собираюсь. Его орки, вот пускай сам с ними и мучается. Да и вообще, как говорят боги, грешно доносить на того, кто тебе помогает.
   - Это не боги говорят, это одна из заповедей контрабандистов, - недовольно буркнул Ларри. Впрочем, напряженность, охватившая проводника после встречи с орками, всё же пошла на убыль.
   По его словам идти до тайного туннеля оставалось ещё дня полтора. Нужда в маскировке отпала сама собой, поскольку орки уже выследили отряд и теперь постоянно его сопровождали. Не меньше десятка суровых воинов шагали в отдалении, стараясь лишний раз не показываться на глаза нарушителям их границы. Только изредка, когда путники выходили на открытые места, они могли наблюдать цепочку фигур в серых одеждах. Обе стороны усиленно делали вид, что не замечают друг друга, и всех это вполне устраивало. Полуэльф по секрету признался Андрею, что больше всего любит драться именно с орками, поскольку они очень крепкие ребята и приходится прикладывать немалые усилия, чтобы свалить с ног хотя бы одного из них.
   - Зато когда дело доходит до стрельбы, нам, эльфам нет равных, - продолжал Грэйлон. - Да и оружием мы владеем лучше. Вот врукопашную шансы уравниваются.
   - Зато гномам в борьбе проигрывают все, кроме троллей, - вдруг влез Дисли.
   - Это потому, что пока додумаешься, как вас, коротышек, обхватывать, вы уже с ног сбиваете и к земле прижимаете, - неожиданно не сдержался молчаливый Кориэл.
   Вот так, лениво споря и переругиваясь, они постепенно приближались к своей цели. Впрочем, Андрея эта безмятежность уже начинала настораживать. Про эти горы было рассказано столько страшных историй, но пока всё было тихо и спокойно. Не к добру такое затишье.
  
   ***
  
   Спустя сутки после встречи с местным вождём отряд свернул с тропы, углубившись в лабиринт каньона. Оркам, обычно державшимся вдалеке, на этот раз пришлось следовать буквально по пятам за путешественниками, чтобы не потерять их из виду. Ларри объяснил, что здешние горные лабиринты очень запутаны, и проходы часто похожи друг на друга, поэтому заблудиться в них легче лёгкого. На плутания среди каменных нагромождений ушло часа три, прежде чем путники сумели добраться до нужного ответвления ущелья.
   - Дальше мы не пойдём, - произнёс главарь орков, мускулистый здоровяк, весь покрытый шрамами. - Табу.
   - Забирайте мулов и уматывайте, - лениво бросил Грэй, словно и не замечавший того, что обращается к своему исконному врагу. - Можете считать это тоже частью платы.
   Орков дважды уговаривать не пришлось. Дождавшись, когда полуэльф снял с мулов поклажу, дикари подхватили животных под уздцы и молча удалились. Что касается остальных членов отряда, то они с интересом изучали завал, созданный покойным командиром Ларри.
   - Профессионально поработали, - с уважением произнёс Дисли. - Думаю, многих тут прихлопнули.
   - Почти всех наших, - вздохнул проводник и устало опёрся на свое ружье. - Но надо пройти эту каменную кучу и проникнуть в пещеру. Снова доставайте тёплую одежду, там внутри холодно.
   Завал удалось перелезть без особого труда. За много лет походов Ларри сумел проложить через него удобную тропку, по которой и провёл отряд. Прежде чем приступить к открытию прохода в пещеру, проводник, поминая старых товарищей, молча постоял несколько минут перед скалой и только после этого откатил несколько лежавших у её подножья камней в сторону. В скальной стене обнаружился лаз, диаметр которого позволял человеку или эльфу пролезть внутрь на четвереньках.
   - Я пойду первым, - проговорил старик. - Потом эльфы, маг и гном замыкающим. Остроухие, как самые гибкие, постараются протащить вещи через эту нору, а гном, как мастер камня, снова замаскирует вход. Всё ясно?
   В лазе один за другим исчезли Ларри, Грэйлон и Кориэл. Андрей, тяжело вздохнув и в очередной раз посетовав на злодейку судьбу, одарившую его не очень-то приятными приключениями, полез следом. Колени моментально промокли из-за подземного ручейка, а уже через несколько метров стало абсолютно темно, и, несмотря на приобретённый навык ночного зрения, ориентироваться приходилось больше на ощупь. Проход был тесным и извилистым, и в одном, особо узком месте юноша даже застрял. Прежде чем паника охватила его рассудок, Андрей дёрнулся, стараясь протиснуться дальше, и вдруг резко полетел вперёд. Перед глазами парня на мгновение мелькнуло что-то светящееся, и его рука инстинктивно дернулась в попытке ухватить это.
   - Осторожно, - предупредил Грэйлон, удержав подопечного от падения. - Не трогай нить.
   - Какую нить? - юноша, вдруг переставший ощущать давление каменного потолка и стен на спину и плечи, свободно поднял голову и изумлённо уставился на находившийся прямо перед ним светящийся канат, который словно был соткан из нитей серебра. Чуть подальше висели ещё два каната.
   - Кирнильский паук, - раздался за спиной Андрея восхищённый голос Дисли. - Теперь понятно, почему орки сюда не пошли.
   - Да уж, если они кого-то и боятся, так только этих пауков, - согласился Грэй, в руках которого фонариком засветился артефактный жезл. - Надеюсь, нам не придётся проходить мимо гнезда?
   - Нет, гнездо в противоположной стороне, - спокойно ответил Ларри.
   - Однако, здесь три путевые нити. Значит, вероятность встречи с пауком существует.
   - Четыре, у дальней стены есть ещё одна. Но за все те десятилетия, что я здесь хожу, количество нитей не увеличилось.
   - Всё равно приятного мало, - скривился полуэльф. - То я с этими орками расслабиться не мог, а тут напасть ещё более суровая.
   - А что это за пауки такие? - поинтересовался Андрей, рассматривая внутренности пещерного зала, в котором они оказались после преодоления лаза. Свет от артефакта Грэя распространялся всего метров на пятнадцать, а паучьи нити вообще освещали не больше метра, так что ничего, кроме камней и уже знакомого ручья, впадавшего здесь в небольшую речушку, разглядеть не удалось.
   - Пусть Дисли объяснит, - ответил полуэльф. - Он по кирнильским паукам большой специалист. А я тебе ещё во дворце рассказал почти всё, что о них знаю. Надеюсь, ты не забыл ажурные мосты моей сестрёнки?
   - Помню, - кивнул Андрей и ухмыльнулся, вспоминая, как боялся вступить на этот мост. - Только во дворце нити тоньше.
   - Там использованы гнездовые нити, а эти - путевые, - вступил в разговор Дисли. - Помимо этих двух типов кирнильский паук ткёт ещё и ловчую нить, с которой, я искренне надеюсь, мы не встретимся. Она очень прочная и клейкая, и один мой товарищ, в своё время прилипнув к такой нити, был вынужден отрубить себе руку.
   - А мой товарищ в аналогичной ситуации отказался отрезать ногу, - добавил Грэй. - И в итоге его съели... Кстати, нам уже пора идти.
   - Кирнильские пауки, - продолжил гном, бодро зашагав вслед за командиром. - Являются хищниками. Поскольку живут они только под землёй, то свет переносят плохо, однако свои ловчие сети предпочитают ставить на поверхности, ведь пещеры скудны пищей.
   - Разве что туда какой-нибудь гном забредёт, - съёрничал полуэльф.
   - Эти существа чрезвычайно опасны, - Дисли, увлечённый рассказом, даже не заметил подколки соратника. - Потому что, во-первых, как я уже говорил, их нити очень тяжёло разорвать, и чтобы это сделать требуются недюжинная физическая сила или магические навыки. Во-вторых, пауки закованы в весьма плотный панцирь, который не пробить обычной пулей или клинком. А в-третьих, у них мощные когтистые конечности, которые могут сломать что угодно, а специальные железы возле пасти выделяют очень едкое вещество, растворяющее даже камни.
   - А также кожу и кости, - невинным тоном произнёс Грэй.
   - Все эти приспособления нужны паукам, чтобы проделывать многочисленные ходы в горных толщах, и в темноте пещер от таких созданий крайне сложно спрятаться. Даже если ты забьёшься в узкую щель, паук быстро разломает её до ширины, нужной, чтобы протиснуть все своё тело.
   - Некоторые экземпляры этих тварей по размерам превосходят лошадь, - добавил Ларри.
   - Но, несмотря на всю их опасность, кирнильские пауки являются желанной добычей для многих охотников. И ты, наверное, понимаешь почему, - улыбнулся гном.
   - Нити, - Андрей указал рукой на ближайший канат.
   - Они самые. Очень дорогой и ходовой товар. Эти нити являются отличным проводником магии и даже способны накапливать её в небольших количествах, начиная светиться, поэтому они всегда были желанным приобретением для волшебников. Магические артефакты становятся гораздо мощнее и эффективнее, если при их изготовлении используется такая нить. Но творения здешних пауков пользуются спросом не только у чародеев. Из кирнильской паутины делаются наипрочнейшие доспехи, выдерживающие прямые пулевые попадания, поэтому те, кто заботится о своей безопасности, готовы выкладывать за неё кругленькие суммы. Кроме того, из светящихся нитей ткут, а затем шьют просто волшебную одежду, в которой щеголяют все модницы и модники этого мира. Что может быть лучше роскошных сверкающих нарядов, достойных королевских балов и приёмов, не требующих ухода и защиты от насекомых, не боящихся времени и способных даже передаваться из поколения в поколение? И это ещё малая часть того, где применяются кирнильские нити!
   - Например, из них можно сплести подвесной мост, и в дальнейшем хвастаться им перед всеми соседними государствами, - не умолкал Грэйлон.
   - Самой тонкой и самой дорогой нитью пауки оплетают свои гнезда, и именно за ней и идёт охота. Ловчую использовать трудно, поэтому добывают её редко. Что же касается путевой...
   - А почему она путевая? - не удержался Андрей.
   - Пауки очень плохо видят, поэтому ориентируются в основном на слух и осязание. Территорию вокруг гнезда они хорошо знают, но, например, если поблизости нет пищи, и надо идти ставить сети на новом участке, пауки отмечают для себя путь вот такой вот нитью, по которой и возвращаются.
   - Значит, здесь паук ходил четыре раза?
   - Или здесь прошли четыре паука, - мрачно ответил Грэй. - Они обычно живут стаями.
   - Может быть и так, - согласился гном. - В любом случае, путевую нить добывать очень трудно. Если отыскать её и отрубить кусок, всегда нужно быть готовым к тому, что паук всё почует и прибежит наказать того, кто это сделал. Если на открытой местности ещё можно убежать и спрятаться, то в пещере шансы выжить близки к нулю. К тому же путевые нити ценятся не столь высоко, и, на мой взгляд, лучше их вообще не трогать.
   - Я бы не утверждал это с такой уверенностью. Лично знаю пару крестьян, которые обзавелись собственными замками после того, как нашли несколько путевых нитей, - к всеобщему удивлению подал голос Кориэл.
   - Ну, я же не говорю, что этим никто вообще не занимается, - пожал плечами гном. - Обычно на промысел отправляется небольшой отряд. Схема действия проста: найти путевую нить, выбрать возле неё удачную позицию, обрубить кусок и ждать паука, чтобы он не застал добытчиков врасплох.
   - Вот только паук чаще всего приходит со всем своим семейством, поэтому если подготовишься плохо, счёт однозначно будет не в твою пользу. А гораздо более худший вариант, когда команда, перебив всех атаковавших их пауков и войдя во вкус, лезет в логово за гнездовыми нитями, а там сидит ещё несколько тварей, не участвовавших в нападении.
   - Для не разбирающегося в кирнильских пауках ты слишком много говоришь, Грэй, - недовольно буркнул Дисли и продолжил. - Хотя он прав. Случается, что из гнезда выбираются не все пауки, поэтому надо быть крайне осторожным. Вообще охотник за кирнильской нитью - одна из самых редких и почётных профессий, и смертность среди них очень высокая.
   - И знаешь почему? - обратился к Андрею полуэльф. - Несмотря то, какими чудовищами Дисли расписал этих пауков, убивать их не так уж и сложно, достаточно знать все повадки и иметь хорошее оружие. Однако очень многие теряют голову от осознания того факта, что под рукой лежит, ну или висит, такое богатство, как кирнильская нить, и нередки случаи, когда отряд после удачной охоты устраивает междоусобное побоище, поскольку каждый его член хочет завладеть всем добром сразу. И даже если команда слажена и подобных конфликтов в ней не возникает, всегда найдутся любители лёгкой наживы. Разбойники очень любят выслеживать и убивать охотников за нитью, забирая их добычу, потому что несколько мешков кирнильской паутины способны обеспечить долгую безбедную жизнь, да ещё и внукам хватит.
   - В принципе Грэй всё рассказал, - развёл руками гном. - А ведь прикидывался несведущим!
   - Я не прикидывался, просто мне некогда травить байки, так как приходится следить за дорогой, - ответил эльф. - И кстати, нитей я больше не вижу.
   Действительно, четыре путевые нити остались позади, и новых не встречалось. На душе Андрея немного полегчало, поскольку идти, осознавая, что за спиной могут скрываться жуткие монстры, было очень неуютно.
  
   ***
  
   Поход по пещере растянулся на три дня. Для Андрея эти дни превратились в бесконечность, потому что внутри глубокого подземелья ход времени совсем не ощущался. Дорогу освещал только фонарик Грэя, и лишь иногда в потолке попадались трещины, сквозь которые падали тонкие лучики света. Внутри было довольно холодно, но тёплая одежда и постоянное движение согревали.
   Постепенно ночное зрение юноши стало улучшаться и уже через несколько часов пребывания под землёй обострилось настолько, что даже при слабом свете фонаря он с лёгкостью мог видеть высокие своды и мрачное великолепие пещерных залов. Находясь Андрей здесь на экскурсии, то, скорей всего, восхищался бы и постоянно останавливался, чтобы насладиться такими чудесами, но в столь рискованном походе было не до природных красот.
   Разговоры как-то сами собой прекратились. Даже болтливый Грэйлон примолк. Было непонятно, обдумывает ли он дальнейший путь или просто погружен в собственные мысли, не имеющие никакого отношения к данной операции. Тишину нарушали лишь журчание речки и периодические возгласы Дисли. Представителю подгорного народа, оживившемуся в родной среде, приходилось тяжеловато, поскольку ни один из его спутников не хотел поддерживать беседу. Не в силах сдерживать нахлынувшие чувства, гном время от времени всё-таки выдавал эмоциональные реплики вроде: "Старейшин бы сюда!" или "В том углу идеальное место для мастерской!".
   Впрочем, вскрики Дисли совсем не раздражали, а как раз наоборот, ведь в те минуты, когда гном замолкал, становилось ужасно тихо и мрачно и Андрею начинало казаться, что они спускаются в ад, а Ларри никто иной, как проводник душ. Впрочем, вместо глубин преисподней путники добрались до совсем другого. В какой-то момент издалека стал раздаваться шум, перекрывавший даже звучание воды, а затем впереди показалось пятнышко света. Проводник улыбнулся и проговорил:
   - Готовьтесь.
   - К чему? - устало буркнул Грэй.
   - Увидите, - загадочно ответил Ларри.
   Чтобы увидеть нечто, обещанное стариком, пришлось прошагать ещё полчаса, но зрелище того стоило. Сначала пришлось зажмуриться, поскольку после трёхдневного пребывания в темноте даже мягкий утренний свет резал по глазам, как прожектор. Но когда члены отряда привыкли к солнцу, дружно пораскрывали рты от изумления и восхищения.
   - Я слышал о водопадах в верховье Румасы, но никогда не думал, что они настолько мощные, - потрясённо пробормотал Грэй.
   Остальные даже не могли подобрать слов, настолько были поражены открывшейся красотой. Могучий поток обрушивался с высоты не меньше двух сотен метров, и скопившаяся водная пыль стояла над ним, создавая в лучах восходящего солнца прекрасную радугу. Несмотря на то, что до водопада было около полукилометра, его мощь завораживала. Пробрало даже невозмутимого Кориэла. Плаксивая гримаса покинула его лицо, и оно приобрело благородную задумчивость и какую-то одухотворенность. Андрей вспомнил рассказ Грэйлона, что Кор когда-то был поэтом. В такие минуты верилось в то, что это правда.
   Но, как выяснилось, Ларри просил подготовиться вовсе не к созерцанию водопада. Андрей, первым придя в себя, обратил внимание на то место, с которого они наблюдают столь захватывающий вид.
   - Но ведь это же мост! - удивлённо воскликнул парень.
   - Действительно, каменный мост, - произнёс Дисли. - Но откуда?
   - Когда-то здесь случилось землетрясение, и сверху на реку упал кусок скалы, причём настолько точно, что образовался мост. Внизу этой каменной глыбы есть большое отверстие, так что ничто не помешало водному потоку свободно продолжать свой путь. Не знаю, только ли силы природы были в этом задействованы или не обошлось без воли богов, - ответил проводник и вздохнул. - Этот мост спас мне жизнь. Не будь его, мы вряд ли бы смогли преодолеть Румасу.
   Виадук действительно лежал практически идеально, даже зазор между ним и отвесной скалой в месте стыка был заметен, только если внимательно приглядываться. Небольшая впадина посредине моста на всём его протяжении являлась руслом для уже знакомого путникам ручья, который метров через тридцать срывался вниз, в бурную горную реку.
   - Здесь идти часа два, - сказал Ларри. - Правда, дорога сложна, поэтому вам придётся поднапрячься.
   - Ты же утверждал, что выход из пещеры находится далеко за рекой, - недовольно проворчал Грэй.
   - Я немного преувеличил. Но зато вы теперь в курсе, что существует ещё один мост через Румасу, про который в Ширане никто не знает.
   Они преодолели виадук, который также вплотную упирался и в противоположный склон ущелья. Своеобразным продолжением моста была трещина, перпендикулярная речному руслу, поначалу очень узкая, сантиметров тридцать в ширину, потом постепенно расходящаяся. Именно вдоль этого разлома и пошли путешественники, а когда тот достаточно расширился, стали спускаться вниз по его склонам.
   Путь действительно оказался не из лёгких, но и особых чудес эквилибристики проявлять не приходилось. Однако идти по многочисленным выступам всё равно следовало с осторожностью, опасаясь каждую минуту сорваться вниз, ведь получить травмы или застрять между каменных глыб никому не хотелось.
   Примерно через час пути склоны трещина раздвинулись настолько, что отряд смог сойти вниз. После ползанья по верхотуре неровные груды камней на дне, по которым надо было прыгать, казались высокоскоростной магистралью. Но, впрочем, нагромождения булыжников закончились достаточно быстро. Разлом привёл странников к обрыву, за которым...
   Андрей не верил своим глазам. Буквально в паре десятков метров под путниками проходила нормальная дорога, свидетельствующая о близости цивилизации. После двухнедельных скитаний по горам и пещерам предвкушение горячего ужина в таверне вместо осточертевших сухарей и нормального отдыха в мягкой постели вместо вещевого мешка под головой очень ободряло. Правда, предстояло ещё спуститься вниз, но это можно было и не считать проблемой, поскольку в отряде находились два эльфа. Кориэл достал из рюкзака верёвку, обвязал вокруг камня, выглядевшего достаточно надёжным, и ловко соскользнул вниз. За ним спустились и остальные. Последним на этот раз был Грэйлон, и едва он оказался внизу, как верёвка тут же свалилась ему в руки. Полуэльф, хитро ухмыляясь, свернул её и протянул своему напарнику.
   - Эльфийская магия? - поинтересовался Ларри.
   - Эльфийские узлы, - улыбнулся Грэй. - Кстати, куда нам дальше?
   - Мне налево, - устало промолвил проводник. - Тут неподалёку железная дорога проходит. Сяду на поезд, идущий до Макселлина, там куплю всё, что мне заказали, отдохну недельку-другую и обратно. А ваш путь лежит направо, в королевство Кейза. Если идти по этой дороге, за неделю доберетёсь до столицы.
   - То есть здесь мы расстаёмся? - грустно спросил Андрей.
   - Да. Примите благодарность за всё, что вы для меня сделали, но я уже выплатил свой долг. Сейчас наши пути расходятся, и вряд ли мы снова когда-нибудь увидимся, - ответил Ларри и, заметив скептичный взгляд Грэйлона, добавил. - Всё-таки я уже стар, а ты сам говорил, что теперь не скоро появишься в Ширане.
   - На все воля богов, - неожиданно философски ответил полуэльф. - Может, увидимся, а, может, нет... Вот мой тебе совет: постарайся не сгинуть. Мне встречалось не так уж много достойных людей, и будет очень обидно, если с тобой случится что-то плохое. И даже пускай ты контрабандист, сотрудничающий с нашими естественными врагами, могу смело заявить, что человек ты стоящий, а я таких очень уважаю.
   Ларри, услышав столь пламенную речь, ухмыльнулся, хотя в уголках его глаз на мгновение блеснули слезинки. Прощание с Андреем, Дисли и Кором прошло с гораздо меньшими эмоциями, а затем старик закинул знаменитое ружье на плечо и, не оглядываясь, зашагал в свою сторону. Несколько секунд члены отряда смотрели вслед человеку, который протащил их через самые запретные места ширанских гор, и наконец Грэй буркнул:
   - Надо выдвигаться.
   Идти по нормальной дороге, пусть и усеянной камнями, было гораздо легче, чем скакать по скалам. Полуденное солнце начало припекать, и путники с радостью расстались с тёплой одеждой. Правда, вновь приходилось подниматься, и это чуть-чуть напрягало, но Грэйлон, неплохо знавший здешние места и много беседовавший с Ларри, заверил, что скоро дорога пойдёт вниз, а там, глядишь, и горы кончатся. Гном предложил сделать привал, и все согласились, но пока что подходящего места для остановки не было: с левой стороны возвышалась отвесная скальная стена, а с правой зияла глубокая пропасть. Грэю один раз уже пришлось подхватить Андрея, чья нога, подвернувшись на камушке, чуть было ни отправила всё тело в свободное падение.
   - Поаккуратнее, - ухмыльнулся полуэльф. - Падать с высоты в полторы сотни шагов очень больно, - и, снова оглядевшись по сторонам, добавил. - Всё-таки подозрительно, как мы с такой лёгкостью смогли пройти настолько далеко. Зная каверзы богов, я не сомневаюсь, что вскоре...
   Что же именно должно вскоре случиться, договорить он не успел. Местные орки явно не поддерживали ширанскую традицию скатываться со склонов на лыжах, зато западню продумали мастерски. Внезапно в сторону отлетел огромный кусок ткани маскировочного окраса, придававший засаде вид огромного валуна. Похоже, что в руки этой шайки попало несколько армейских палаток, что и позволило им так хорошо спрятаться. Всегда бдительный Кориэл, шедший впереди, даже не успел отреагировать, когда ему на голову свалилась сеть, а вместе с ней и четыре орка. Грэй оказался быстрее и первого напавшего на него бандита встретил хорошим пинком, однако дальше ситуация складывалась не в пользу командира. Слова о том, что в рукопашном бою эльфы проигрывают оркам, оказались пророческими, справиться с тремя здоровяками Грэйлону было уже не под силу. Дисли достались двое противников. Одному из них маленький гном умело зажал голову ногами, сумев опрокинуть на землю, но когда на подземного жителя навалился другой, половчее, дело приняло совсем иной оборот.
   Андрей сразу не включился в схватку. Парень стоял позади всех, и, прежде чем добраться до него, оркам надо было завалить остальных путников. Юноше требовалось несколько секунд на то, чтобы достать оружие, но, как назло, оба револьвера застряли и никак не хотели выниматься. А дальше всё пошло совсем скверно. Один особо шустрый орк перепрыгнул через дерущихся и бросился на Андрея. Правда, бандиту немного не повезло: он потерял равновесие, угодив ногой в мелкую трещину, и поэтому вместо захвата вышел толчок. А через мгновение парень осознал, что летит в ту самую пропасть, на краю которой он стоял. Перед глазами всё кружилось, небо и земля резко менялись местами, и вдруг мир погрузился во мрак.
   "Это конец", - только и успел подумать Андрей.
  
   ***
  
   - Я умер? - осторожно произнёс юноша.
   - Ещё нет, - раздавшийся бас был подобен раскату грома.
   Андрей открыл глаза, пытаясь рассмотреть, где же он оказался. Юношу окружала кромешная тьма, хотя свои руки, ноги и тело он почему-то видел достаточно чётко.
   - Где я?! - закричал запаниковавший Андрей.
   - В паутине безвременья, - на этот раз ответила женщина, причём, похоже, достаточно стервозная.
   - Если есть паутина, то должен быть и паук, - поддержал беседу хнычущий маленький ребёнок.
   - Значит, жертва скоро начнёт трепыхаться, - с явным удовольствием, смакуя каждое слово, проговорил какой-то садист.
   - Если, конечно, она не сумеет улететь, - возразил ему голос занудного лектора.
   - Кто здесь? - только и смог прошептать ошеломлённый Андрей.
   - Здесь я, здесь мы и здесь ты. Впрочем, думаю, можно заканчивать представление. Оглянись.
   Юноша обернулся. Посреди темноты стоял некто в обычном сером плаще. Всё его лицо, за исключением губ, растянутых в ехидной ухмылке, скрывал сероватый туман. То, что мужчина был столь ясно различим во мраке при отсутствии каких-либо источников освещения, казалось очень странным и даже пугающим.
   - Ну что, не нравлюсь? - осведомился он. - А если я сделаю так?
   По фигуре незнакомца вдруг пошла рябь, и через секунду он преобразился в восхитительную обнажённую блондинку. Сложив губки бантиком, девушка проговорила ехидным тоном:
   - Это, как я понимаю, лучше? Но, боюсь, в таком случае ты вряд ли сможешь адекватно воспринимать то, что я буду говорить. Ладно, что у нас ещё есть?
   Тело красотки снова стало колебаться, и на её месте появился благообразный седой джентльмен в смокинге. Джентльмена сменил рыцарь в серебряных доспехах, рыцаря - молодой безбородый гном, гнома - грязный оборванец, оборванца - маленький эльфийский мальчик... Череда различных образов закрутилась перед глазами Андрея, и в конец концов остановилась на самом первом.
   - Думаю, всё же этот облик будет наиболее удачен.
   - Кто ты? - снова спросил юноша.
   - Кто я? Полноценный ответ на этот вопрос может дать лишь Творец всего сущего. Впрочем, обитатели этого мира считают меня высшей силой.
   - Ты бог Многоликий! - воскликнул Андрей. Накопившийся стресс внезапно извлёк нужную информацию из глубин памяти юноши, заставив его вспомнить разговор с Грэйлоном.
   - Пять баллов за сообразительность, - улыбнулся незнакомец. - Да, я тот самый бог, однако меня всё-таки следует называть демоном.
   - Демон?! Ты пришёл за моей душой?! - с трудом прохрипел Андрей, в горле которого моментально пересохло.
   Демон расхохотался, но не зловеще, а радостно, посчитав слова собеседника удачной шуткой.
   - Насчёт души ты, конечно, ошибаешься, хотя... Знаешь, зачем демоны скупают души?
   - Они для вас пища, и вы черпаете из них силу, - Андрей постарался блеснуть своими скромными познаниями.
   На этот раз демон не засмеялся, а посмотрел на парня с уважением.
   - Снова верно, пусть и только отчасти. У нас есть немного времени, поэтому кое-что расскажу, дабы ты понял, зачем я тебя сюда притащил. Присаживайся.
   - Куда? - юноша удивлённо оглянулся и увидел стоящий позади него стул. Стул тоже был отчётливо виден, и это при том, что темнота не рассеивалась.
   - По сути, боги и демоны есть одно и то же, - начал Многоликий. - Просто природа одних больше предрасположена к созиданию, а других к разрушению. Но это вовсе не значит, что боги хорошие, а демоны плохие, и встречается немало исключений с обеих сторон. Такую чёткую полярность придумали смертные, потому что вам сложно воспринимать полутона. Богам повезло больше, они получают энергию от множества душ, которые в них верят. Даже шутливая молитва, адресованная богу, может дать ему приток энергии, пусть и незначительный. Естественно, боги хотят много силы, поэтому постоянно теснят друг друга, стараясь заполучить максимум прихожан. И есть ещё один аспект божественного бытия: получив от смертных силу, надо за неё рассчитываться, выполняя просьбы. Для осуществления желаний необходима совокупная молитва большинства верующих, сконцентрированная и направленная через одного из пророков. Однако запросы смертных порой настолько высоки, что богу не под силу справиться с ними и проще разбить свою паству на множество конкурирующих сект. При этом энергия будет приходить от всех верующих, но поскольку они разобщены, единой молитвы не получится. Ещё одним методом является снижение уровня веры, в результате чего силы поступает меньше, но зато и просьбы практически сходят на нет. Остаётся лишь иногда проявлять себя в различных чудесах и знамениях, чтобы окончательно не забыли. Вот что значит быть богом.
   - А демоном? - поинтересовался заинтригованный Андрей.
   - Демону сложнее. Верующих и поклоняющихся нам крайне мало, и за счёт очень редких молитв мы практически ничего не получаем, вот и приходится прибегать к различным ухищрениям. Например, можно захватить в плен и поглотить душу умирающего, оказавшись рядом с ним в момент прекращения его телесного существования. Правда, в этом способе есть множество "но". Демон не сможет завладеть душой, если её обладатель при жизни почитал какого-то другого представителя высших сил. Конечно, ещё остаются атеисты, однако и среди них сложно найти искренне неверующих. Но даже если такой всё-таки отыщется, на его душу будут претендовать десятки демонов, и право забрать её себе придётся отвоёвывать у собратьев. А самое обидное, что одной душой сыт не будешь, и часто силы, затрачиваемые на её добывание, превышают силы, получаемые от её поглощения. Кстати, знай, энергия от жертвоприношения вовсе не обязательно пойдёт именно тому богу или демону, в честь которого оно совершилось, если среди жертв будут представители иной веры.
   - Запомню, - кивнул юноша, не понимая, зачем ему это надо.
   - Более распространено подписание контракта. Демон является смертному, вступает с ним в контакт и предлагает продать душу. К сожалению, и у этой схемы имеются свои недостатки. За душу надо платить исполнением желания, но мелкий демон, чья сила ничтожна, просто не способен многое осуществить. Если какой-нибудь пьяница захочет стать королём мира, демон, разумеется, не выполнит эту просьбу и сможет лишь материализовать несколько бочек вина. Но чем ничтожней смертный, тем слабее его душа, поэтому с пропойцы много энергии не поимеешь, а более адекватные и сообразительные не станут подписывать такой контракт за несколько лишних порций выпивки, требуя что-то большее. К тому же, чем сильнее личность смертного, тем больше у него всяких охранителей, о существовании которых он может и не знать. С каким-нибудь завоевателем мира заключить сделку вообще нереально, так как количество его незримых божественных покровителей настолько велико, что у демонов просто нет возможности к нему подобраться.
   - Вы всё время говорите о смертных, значит на эльфов, раз они бессмертные, это не распространяется?
   - Теша своё самолюбие, они называют себя бессмертными, однако таковыми вовсе не являются, - усмехнулся Многоликий. - Да, эльфы не подвержены старению и не умирают из-за изнашивания физической оболочки, но оружие и болезни убивают их так же, как и всех остальных существ.
   - Я как-то об этом не подумал, - признался Андрей и решился задать вопрос, очень давно мучавший его. - А что становится с душой после её покупки демоном?
   - После смерти тела она попадает в плен. Ты, наверное, думаешь, что души, не связанные контрактом с демоном, отправляются на небеса или преисподнюю, в зависимости от поступков при жизни? Спешу тебя разочаровать: на самом деле, не существует ни рая, ни ада. Смертные, молящиеся богам, даже не подозревают, что тем самым завещают свои души небесным покровителям. Фактически вера в бога - то же самое, что и сделка с демоном. После смерти нет мучений или блаженства, ведь души это не тела, они не способны испытывать эмоции и чаще всего не могут даже чётко мыслить. Став собственностью представителя высших сил, душа постепенно, иногда на протяжении очень долгого времени отдаёт ему всю свою энергию, а потом исчезает.
   - Куда?
   - Это опять-таки знает лишь Творец. Ни боги, ни демоны не ведают, что случается с душой после. Перерождается она или растворяется в Ничто - есть тайна, покрытая мраком... Но мы отвлеклись от основной темы. Есть и третий способ забрать силы души - использовать её в качестве канала для контакта с глубинами астрала. Души черпают энергию в основном оттуда, но для нас, демонов, астрал является недоступным. Для осуществления этого требуется, чтобы душа ещё находилась в теле. Смертному причиняют невыносимую боль и, чем сильнее он страдает и цепляется за жизнь, тем больше энергии можно получить. В конце концов, душа не выдерживает и рвёт связи с телом, но демону нужно, чтобы это разрывание не произошло слишком быстро, и он успел вобрать достаточное количество мощи, поэтому для данной процедуры лучше использовать наиболее живучих и могучих существ. Эльф-маг будет идеальным вариантом.
   -Я знаю одного такого, - мрачно буркнул Андрей, но демон не обратил никакого внимания на последние слова юноши.
   - Этот способ из-за его лёгкости и притягательности является запрещённым. К счастью, о нём знают немногие, но и они никогда им не воспользуются.
   - И что же из всего выше перечисленного предпочтёте Вы, чтобы забрать мою силу?
   - Я ещё не сказал о чётвертом методе, доступном только самым умелым. Черпать силу из души напрямую очень сложно, и это удаётся лишь одному из миллиона, но зато, - Многоликий торжествующе поднял голову. - Можно не тратить свои ресурсы на поиск новых жертв, поскольку ты всегда будешь обеспечен энергией.
   - Тогда что Вам надо от меня?
   - Всего лишь услугу.
   - Услугу? Какую?
   - Зависит от того, что я для тебя сделаю.
   - И каковы варианты?
   - Для начала растолкую твоё положение. В настоящий момент ты падаешь в пропасть стопятидесятиметровой глубины со скоростью около пятидесяти метров в секунду. Что случится в результате соприкосновения твоего хрупкого тела с жёсткими камнями можно даже не объяснять. И стоит паутине безвременья, в которой мы сейчас так мило беседуем, распасться, как ты моментально вернёшься в ту реальность, где до падения осталось... Примерно полторы секунды. Не успеешь даже воспользоваться своим волшебным оружием.
   - Но если я достану его сейчас и...
   - Если ты начнешь доставать его сейчас, я сразу отключу паутину. Всё-таки у меня, как у хозяина стола переговоров, имеются свои преимущества. А насчёт того, что я могу тебе предложить: как минимум обеспечу нормальное приземление, и ты отделаешься парой царапин, а как максимум верну тебя домой на Землю, но после этого придётся отдавать душу ко мне в рабство.
   - А что мне надо сделать для безопасного приземления?
   - Этого тебе знать не обязательно, - лениво промолвил демон.
   - Что?! Но как же я смогу выполнить ваше задание, если даже не знаю его? - удивился Андрей.
   - Поверь мне, ты с ним справишься, возможно, так и не поняв, в чём заключался его смысл. Кстати, тебе уже не впервой заключать сделки с богами.
   - В смысле? - опешил парень.
   - Я о Серебряной принцессе. Она наделила тебя кое-какими полезными способностями, изрядно облегчившими твоё путешествие. Конечно, ты у неё ничего не просил, но Принцесса и не любит подписывать контракты, а просто изучает души и дарит то, что им больше всего требуется. В качестве платы ты выполнил её просьбу о привнесении красоты в мир, создав парк статуй в горной долине.
   - Так вот что на меня там нашло, - изумлённо прошептал молодой волшебник.
   - Если заключишь сделку со мной, найдёт точно так же. Кстати, я советую тебе поторопиться с ответом. Очень скоро затраты на содержание активированной паутины значительно перевесят гипотетическую выгоду от твоего использования, и ты станешь мне совершенно не интересен.
   - Так вот зачем была нужна эта лекция, - догадался Андрей. - Вы просто тянули волынку, чтобы у меня не осталось времени на выбор.
   - Тянул, - не стал отрицать Многоликий. - Однако кое-что действительно требовалось тебе разъяснить.
   - Интересно, какую услугу должен был выполнить тот воитель, которого в итоге убили?
   - Айслен Буреносец? Он получил физическую силу и возможность больше влиять на людей, а в ответ выполнил две мои просьбы: разгромил Орден Змеиного Клыка и зачал детей, которые уничтожили всех уцелевших адептов Ордена и сыграли значительную роль в Войне некромантов. Я не убивал Айслена, в своей гибели он виноват сам. Не будь Буреносец настолько беспечен, полагаясь только на свою силу, поставил бы нормальную стражу у своих покоев. Так что ты не волнуйся, я не потребую ничего, идущего в разрез с твоими моральными принципами. Поверь, даже если услугой станет убийство, то жертвой окажется тот, в кого ты и сам мечтаешь разрядить барабан, либо тот, кого ты застрелишь в порядке самозащиты. Или рефлексируешь из-за того, что станешь пешкой в руках у высших сил?
   - Я не рефлексирую, мне просто интересно, зачем Вам это?
   - Зачем? - переспросил Многоликий и вновь захохотал. - Это ты узнаешь, только если сам окажешься на моём месте.
   - А разве я смогу? - удивился Андрей.
   - Задатки у тебя есть, а уж то, как ими воспользоваться, решать тебе самому. Впрочем, до того момента ещё далеко, скорее всего, не одно десятилетие, а может он и вообще никогда не наступит... Но выбирай быстрее, время выходит. Итак, что ты предпочтёшь?
   - Беру по минимуму, - буркнул юноша. - А то вдруг ты заставишь мир спасать.
   - Всё возможно, - лениво согласился демон. - Хотя надеюсь, ты не пожалеешь о своём решении. Кстати, я могу помочь ещё и твоим друзьям.
   - Они достаточно со мной провозились, и на этот раз я сам буду их спасать, - сквозь зубы процедил Андрей.
   - Достойный ответ, - улыбнулся Многоликий. - Ну что ж, тогда МЫ ЗАКЛЮЧАЕМ СДЕЛКУ!
   Мир вокруг снова закружился, и фигура демона стала исчезать. За мгновение до того, как раствориться во мраке, он произнёс:
   - Мы с тобой ещё увидимся, юный маг. А когда встретишь этого Лиса Грэя, передай ему привет от старого мусорщика!
   После этих слов Многоликий замолк и пропал, а сквозь темноту стали прорезаться первые лучики света...
  
   ***
  
   Парень поднял голову и тут же со стоном уронил её обратно. Всё тело болело и представляло собой один большой синяк, а кровь из мелких царапин медленно капала на острую гальку. Впрочем, это была небольшая цена за падение с такой высоты. Если бы не те горные кустарники, плотно покрытые мхом, и не яма с водой, в которую он приземлился...
   Андрей задумался. Многоликий сотворил для него чудо, и теперь юноша будет должником демона, пока ни выполнит таинственное требование. Может быть, на осуществление поручения уйдёт вся жизнь, но вполне вероятно, что задание окажется совсем простым, поэтому нечего пока об этом беспокоиться. Проблемы надо решать в порядке их появления, и сейчас... Сейчас требуется освободить товарищей из лап орков. Конечно, друзья крепкие орешки, но всё-таки и им порой нужна помощь. Под их руководством Андрей прошёл серьёзное обучение, и настало время продемонстрировать, какие плоды принесли эти уроки.
   Парень со стонами и кряхтением встал на ноги. Закинув карабин за спину и быстро сориентировавшись на местности, юноша зашагал вперёд. Куда приведёт его этот путь: к смерти, к подвигам или к возвращению домой, в данный момент было совсем неважно...

.


Оценка: 4.18*36  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"