Рысенок Дэн, Фрэо: другие произведения.

Глава 3-4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что то мы разогнались. Планировали всего одну главу а в итоге она разрослась на две. Поэтому сегодня что называется два в одном :)


Глава 3. Великие походы начинаются с малого...

   В мире много разных городов. Где они только ни находятся: в горах, лесах, пустынях, островах, на глубине морей и даже в небесах. Однако в расположении города Кинтеласта не было ровным счетом ничего необычного: устье полноводной реки Кинты, протекавшей через весь северный материк и впадавшей в Коралловое море, в краю, где практически круглый год светит жаркое тропическое солнце. Да и вообще сомнительно, чтобы такое прекрасное место, подходящее для возникновения торгового узла, осталось бесхозным. Вот Торговый Союз и выкупил за символическую плату у недалекого короля государства Миавель небольшой кусочек побережья и превратил находившуюся здесь рыбацкую деревушку в свою столицу, в которой пересеклись целых девятнадцать торговых путей: один речной, шесть сухопутных и двенадцать морских. Стоит ли говорить, что за сотни лет пребывания экономико-административным центром торговой республики, Кинтеласт превратился в самый крупный и богатый город материка.
   Однако, один минус, поначалу казавшийся основателям торговой столицы незначительным, в местоположении все-таки был - это соседи. Правители четырех граничивших с Торговым Союзом стран до поры до времени закрывали глаза на его процветание и богатства (за исключением Миавеля, чье правительство кусало локти из-за упущенной возможности), чему, стоит сказать, в немалой степени способствовала разумная политика Союза: Высший Совет с удовольствием разрешал беспрепятственный и бестаможенный проход войск соседних государств по небольшой территории их республики, включавшей сам Кинтеласт и несколько десятков обслуживавших его мелких пригородных поселений, попутно продавая им оружие и припасы по сравнительно низким ценам. Тот факт, что этот транзит использовался соседями для нападения на страны, не имеющие с ними общих границ, Торговый Союз уже не заботил. Поначалу Реналия, Суркелан, Варантин и Миавель пытались даже угрожать торговому государству захватом за "продажность", но очень быстро решили, что пользы от его независимого существования будет куда больше, чем если оно попадет под чье-то влияние, и заключили четырехсторонний пакт о ненападении на Союз. Конечно же, в тайне каждый король мечтал заполучить в свои руки такой лакомый кусочек, и лишь осознание того, что в случае попытки захвата Торгового Союза он будет иметь дело сразу с тремя своими соседями, удерживало от этого опрометчивого шага. Поэтому долгое время Кинтеласт продолжал процветать, не боясь войн и раздора.
   Все изменилось лет сто назад, когда молодой амбициозный правитель Реналии решил совершить победоносный поход на королевство Варантин, как обычно, через территорию Торгового Союза. Подобные военные кампании замышлялись ради принуждения к дани и разграбления пары-тройки попавшихся по пути городов противника и для королей четырех стран стали обыденной повседневностью, за время своего правления каждый из них организовывал как минимум дюжину таких операций. Но в этот раз дело не задалось. Несмотря на стремительный марш-бросок Реналии, армия Варантина была полностью готова к бою и поджидала неприятеля на самых удобных позициях. По тому же договору было запрещено вести боевые действия на территории Торгового Союза, поэтому король Реналии с неделю потоптался вдоль границ Варантина, а затем, уяснив, что тут ему ничего не обломится, плюнул и с горя пошел на Кинтеласт. Отлично понимая, что ему будет от других стран за попытку присвоения этих земель, монарх решился на отчаянный шаг. Стремительным штурмом он взял торговый город и за три дня, прежде чем соседи, обалдевшие от такой наглости, успели что-то предпринять, обобрал его, после чего так же быстро, насколько это позволили многочисленные обозы с награбленным, удалился домой. А уж поживиться в Кинтеласте было чем. Одна эта операция принесла в казну Реналии столько же богатств, сколько полдюжины походов в соседние государства. Шуму было очень много, но поскольку земли торговой республики не захватили и формально договор не нарушили, коварному королю все сошло с рук. Остальные страны всерьез возмутились вседозволенностью поведения Реналии, пришли к мнению, что они ничуть не хуже и им тоже все можно, и пересмотрели правило о неприкосновенности территории Торгового Союза...
   Последующие походы на Кинтеласт стали проходить с завидной систематичностью. Купцы были вынуждены срочно нанимать войска, но, увы, это не могло их спасти, ведь хищники уже почуяли свою жертву, и наемная армия была быстро разбита. Регулярные набеги на город продолжались в течение почти пятидесяти лет, а затем резко прекратились, поскольку грабить стало уже нечего. Некогда процветавший город захирел, и от его былого величия не осталось даже тени. Высший Совет Торгового Союза принял решение оставить Кинтеласт, и десятки купеческих кораблей отправились на южный материк в поисках свободных прибрежных земель, которых уже не осталось на северном.
   Правителям четырех королевств пришлось срочно собираться, чтобы определить статус бывшей независимой республики. Как обычно и случается на таких встречах, поначалу было высказано множество угроз, жалоб, кое-кто вообще пытался развязать драку и даже войну, но последовавшее за дебатами застолье с обилием вкуснейших яств и выпивки наилучшим образом поспособствовало принятию единогласного решения. Отныне короли Варантина, Миавеля, Реналии и Суркелана оставляли Кинтеласт в покое, однако взамен город обязан был значительную часть доходов отдавать в казны этих стран. Проще говоря, выплачивать нехилую дань всем четверым. Кроме того, Кинтеласту запретили содержать армию, поскольку монархам совсем не хотелось в один прекрасный день обнаружить у себя под боком орду наемников, подстрекаемых разгневанными купцами. В остальном городу и прилегающим территориям был подтвержден нейтральный статус, ведь прекращать воевать друг с другом короли не хотели и по-прежнему собирались использовать эти земли для транзита войск.
   Постепенно усилиями тех коммерсантов, что не сбежали на юг, Кинтеласт восстановился и вернул себе славу торгового центра, но, лишенный независимости, он потерял и возможность развиваться. Деньги, ранее тратившиеся на возведение роскошных дворцов, фонтанов, садово-парковых комплексов, теперь отходили к соседям, а оставшихся средств едва хватало для поддержания торговых дел на существующем уровне. Естественно, ни о каком культурном расцвете не шло и речи, а как раз наоборот. Вдобавок постоянные войны, ведущиеся соседями, привлекали в город уйму сомнительных личностей, начиная с наемников и заканчивая обычными мародерами. В общем, в настоящее время Кинтеласт являлся действительно идеальным местом, где одномоментное появление тысячной толпы не вызвало бы ни малейшего подозрения. Имелся, конечно, риск привлечь внимание королевских шпионов, но, поскольку никто не собирался вступать в контакт с городским правительством, был шанс, что пронесет.
   Для большей безопасности предприятия Милфудж разбил своих гостей на несколько партий и каждую высадил примерно в часе ходьбы от города на одну из дорог. Почти все нормально добрались до города, не повезло только попавшим на юго-западную дорогу. Стража Юго-Западных ворот обратила внимание на то, что все путешественники идут по трое, и приняла их за членов секты Трехголового Тельца, которая была строжайше запрещена последние двести лет. Незадачливым приключенцам пришлось клясться на семи священных символах, чтобы доказать, что они почитают нормальных богов. Остальные стражники даже и не пытались останавливать входящих в город, ведь многие из них тайком надеялись, что рано или поздно в эти ворота зайдет благородный герой, который надает соседям по шапке и вернет Кинтеласту былую славу. "С чего бы это кому-то за просто так вздумается объявлять войну четырем военным государствам и освобождать Кинтеласт от дани?" - спросите вы и будете правы. Но мысли охранников так далеко не распространялись, и их вера в бескорыстного героя была непоколебима. В итоге в город путешественники попали относительно тихо и спокойно.
   Но зато, оказавшись в Кинтеласте, "божественные посланники" словно с цепи сорвались. И хотя большинство из них не испытывали друг к другу ни малейшего доверия, сборы в поход проходили в шумной и веселой обстановке. В первую очередь были зачищены картографические лавки. Милфудж по непонятным причинам пожадничал и не дал никому ни одной даже самой завалящей карты, поэтому пришлось бежать их покупать. Гильдия картографов в тот вечер поставила рекорд, обеспечив себе всего за три часа месячную выручку. Опоздавшие к раздаче устраивали драки за клочок бумаги. Затем штурмом были взяты оружейные лавки, лавки магических артефактов, продовольственные магазины и прочие, прочие, прочие...
   Славная команда эльфа, гнома и хоббита одна из немногих не поддалась всеобщему безумию. Карта у эльфа имелась, причем довольно хорошая - шаман постарался. Для дальнего похода у всех троих уже были собраны вещи, включая оружие, инструменты и припасы. Вот только хоббит горящими глазами посматривал в сторону магических лавок, но пока удерживался от опрометчивых поступков.
   Сняв на ночь комнату в одной из гостиниц, будущие герои решили перекусить и, спустившись в большой зал, сели за столик. Урлог мрачно оглядел своих компаньонов и решил, наконец, расставить точки над "и".
  
   - Сразу скажу, - вполголоса произнес эльф. - Мне все равно, что и как вы собираетесь делать, но я приложу все усилия, чтобы один из камней достался нам!
   - Да мы все усилия приложим! - усмехнулся гном. - А что еще нам остается? Эээ... А где твой варварский акцент?!
   - Какой акцент? Ты имеешь в виду что-то типа "Урлог хотеть пить"? Так это уроки маскировки от нашего Верховного Шамана.
   - Так я и знал! - гном схватился руками за голову. - Это снова эльфийские козни! Сейчас выяснится, что и песни тебе мои не нравятся!
   - Почему? Очень даже нравятся. Хотя над голосом тебе бы еще поработать, чтоб страшнее звучало!
   - Издеваешься? От моего пения даже драконы в стороны шарахаются!
   - Ты говоришь об изнеженных южных драконах, - снисходительно ухмыльнулся эльф. - Если попадешь к нам на острова, тогда поймешь, что для того, чтобы напугать ледяного дракона, одного рева мало. Наши драконы крепкие и... Эй, а где наш третий компаньон? - с удивлением произнес он, обшаривая глазами зал в поисках хоббита. - Он только что был здесь.
   - Эта мелочь настолько шустрая, что за ней и не уследишь, - согласился с ним гном.
   Урлог тут же перехватил за руку пробегавшего мимо слугу и с жутким варварским акцентом спросил.
   - Здесь быть хоббит! Куда он идти?!
   - Он только что вышел, - как можно дружелюбнее ответил слуга, с восторгом разглядывая рельефную мускулатуру варвара. - Думаю, он направился в магическую лавку напротив.
   - Кажется, этот Зеленый Хрен говорил, что он маг. Надеюсь, он там не застрянет до утра, - проворчал гном и, выложив на стол врученный ему магический компас, глянул на стрелку в надежде, что та покажет ему местонахождение ближайшего из камней. Стрелка послушно крутанулась, намекая, что ближайший находится прямо на столе в кувшине с пивом. - И компас этот дурацкий толком не работает. Это какой-то неправильный бог...
  
   В зале тем временем появилась новая порция посетителей. Гном удивленно поднял брови и кивнул эльфу в сторону дверей, со стороны которых прямо к ним направлялись коллеги по поиску магических камней: дракон в человеческом облике и пара девушек. То, что это был именно дракон, эльф с гномом не сомневались, у кого еще из разумных существ могут быть такие глаза, желтые с вертикальными зрачками. Троица невозмутимо пересекла зал и остановилась напротив Урлога. Печальный взгляд дракона скользнул по лицу эльфа, перешел на гнома и вернулся обратно. Спутницы крепко прижимались к телу своего компаньона, практически не сводя с него восторженных глаз. Правда, светловолосая время от времени отвлекалась. Доставая из воздуха магическое зеркало, она старательно поправляла свою навороченную прическу или макияж, после чего вновь переключала внимание на дракона.
  
   - Прошу прощения, - мелодичным голосом произнес дракон. - Если не ошибаюсь, вы тоже посланы Милфуджем за камнями?
   - Да! - хором произнесли эльф и гном.
   - Как замечательно! - дракон дружелюбно улыбнулся. - Может, разрешите мне присесть рядом с вами? Кстати меня зовут Торлесафиреаф, но я прекрасно понимаю, насколько тяжело мое имя для повседневного обращения, поэтому можете звать меня просто Торлесом. Позвольте мне представить и моих спутниц. Блондинка - волшебница, ах да, прости, дипломированная волшебница, выпускница Имперской Магической Академии, ее зовут Арледа. А эта зеленоволосая дриада не любит рассказывать о своем прошлом, поэтому знакомьтесь: просто дриада по имени Верениен. Не правда ли они прелестны?
   - Что тебе надо? - резко поинтересовался гном. - Или ты торгуешь прелестями своих подружек?
   - Фи! - скривила личико волшебница. - Как можно быть таким грубым?!
   - Не обращай внимания, дорогая, - грустно промолвил дракон. - Гномы весьма сварливый народ.
   - Что?! Кого ты сварливым обозвал? Ты хоть знаешь, кто я такой?! Да меня боятся барды всего континента! - гном вскочил со своего места.
   - Басс, сидеть! - рявкнул эльф.
   - Я тебе не собака! - проворчал Басс, но все-таки уселся и снова переключился на дракона. - Ну, говори, чего вам надо?
   - Видите ли, я даже не знаю, с чего лучше начать. В общем так, поскольку у нас единая цель, мне и моим милым спутницам хотелось бы присоединится к вам.
   - Ага! Так мы и будем пригревать конкурентов на своей груди, - язвительно начал гном, но Урлог прервал его.
   - Почему? - лаконично спросил эльф у дракона.
   - Это грустная история, - начал Торлес. - Да, у меня, как и у нас всех, имелась мечта, за которую я был готов биться до последнего. Но стоило мне встретить этих очаровательных дам, как я понял, что мое желание по сравнению с их просто ничтожно, и я сразу же добровольно уступил его им. Но, к сожалению, мои драгоценные девочки очень хрупки, да и сам я не слишком хороший воитель, поэтому боюсь, что у нашей команды нет шанса даже дойти до означенных земель, не говоря уж о попытке завладеть одним из камней.
   - И ты надеялся, что мы тебе поможем? - продолжал возмущаться гном. - Тут и на троих-то камня мало, а ты еще двоих хочешь на нас повесить. Нет уж, иди ищи других дураков!
   - Я согласен даже на кратковременное сопровождение.
   - Чтобы ты нас потихоньку по дороге прирезал! Но знай, Басс Драммингс не такой дурак, и он не...
   - Урлог согласен. Урлог проводит вас, - неожиданно перебил гнома эльф-варвар.
   - Ты что, веришь ему? - яростно зашипел Басс.
   - Нет, - ответил Урлог, немного подумав. - Но он мне нравится.
   - В таком случае нам можно присесть, - произнес дракон, пододвигая стулья для себя и девушек. - А вы, кстати, уже определились, куда пойдете в первую очередь? И где ваш третий спутник?
  
   ***
  
   Пэтти был счастлив. Оставив своих компаньонов за трапезой, он словно на крыльях любви полетел через дорогу к магической лавке, располагавшейся как раз напротив гостиницы, укоряя себя за то, что не отправился туда сразу же. С трепетом хоббит отворил входную дверь, и внутреннее убранство его не разочаровало. Загадочные светящиеся кристаллы, колбы, в которых что-то булькало или дымилось, запечатанные баночки с неведомыми тварями внутри, волшебные порошки, магические амулеты и много другого невероятного ожидало Пэтти в магазине.
  
   - Мир Вам, уважаемый посетитель, возжелавший прикоснуться к чудесам магии! - словно бы из ниоткуда возник хозяин лавки, восторженно улыбающийся волшебник средних лет в фиолетовой мантии. Но едва только он разглядел потенциального покупателя, от его улыбки не осталось и следа, и мед из речей пропал столь же внезапно.
  
   - Чего тебе надо, полурослик? - грубо спросил маг.
   - По некромантии что-нибудь есть? - добродушно поинтересовался Пэтти, словно бы и не заметивший перемены в голосе хозяина. - Учебники там, пособия, артефакты...
   - Тсссссссссс! - яростно зашипел волшебник, прикладывая палец к губам. - Ты что сумасшедший или из магической стражи?
   - Я - хоббит! Меня зовут Пэтти Зеленый Нос Редькинс! И вовсе никакой я не хрен, как утверждает этот бородатый ворчун.
   - Значит сумасшедший, - продолжал шептать волшебник. - Неужели и правда не знаешь, что некромантия запрещена законом? Да если бы сейчас кто-нибудь из представителей властных структур услышал твои слова, завтра нас обоих отправили бы на рудники лет на двадцать!
   - Не-а, ничего такого я не знаю, - невозмутимой веселости Пэтти можно было позавидовать. - Но я думал, раз в мире существует столько некромантов, то можно с легкостью достать и весь необходимый для этого дела инвентарь. А что, все действительно так серьезно? Может, мне стоит пройтись по соседним лавкам?
   - Точно псих! - хозяин схватился за голову. - Да тебя схватят, едва ты переступишь порог любого магического магазина с такой просьбой. На твоем месте я бы давно покинул город и даже не промышлял бы ни о какой некромантии, - последнее слово волшебник произнес едва различимым шепотом.
   - Жаль! - произнес хоббит, хотя разочарованным он совсем не выглядел. Не обращая внимания на кошмары, что сулил ему маг, Пэтти с интересом изучал стоящее в углу чучело карликового василиска. - Значит, в других лавках я ничего не найду?
   - Только ужас и боль! - патетично завыл было маг, однако неожиданно осекся. - Но постой, я вижу на твоем челе печать Тьмы! Так ты и правда вступил на этот путь, полный опасности и смерти?!
   - Не вступил бы - не спрашивал, - хмыкнул Пэтти.
   - Тогда... - маг ненадолго задумался, после чего резким движением запер дверь изнутри, включив магическую надпись "Закрыто", и потащил хоббита вглубь лавки, по пути бормоча под нос какое-то заклинание. Одна из полок с книгами, послушно повинуясь хозяину, повернулась вокруг оси, открыв за собой просторную нишу, в которую и направились волшебник с клиентом.
   - Тогда узри же мое тайное хранилище, созданное специально для истинных адептов темного дела! - пафосно произнес маг, обращаясь к Пэтти.
   Хоббит огляделся. Здешняя обстановка мало чем отличалась от обстановки в первом зале, разве что тут чучела были пострашнее, в колбах булькало более зловеще, а назначение артефактов оставалось более непонятным.
  
   - Что это? - спросил хоббит, тыкая пальцем в первую попавшую вещь.
   - Меч Черного Короля.
   - А это?
   - Щит Черного Короля.
   - А это?
   - Доспехи Черного Короля.
   - А эта мумия?
   - А это сам Черный Король!
   - Какой-то он маленький, - хоббит придирчиво рассмотрел мумию, рост которой едва ли превышал его собственный. - Он случаем не из наших?
   - Черный Король был величайшим из темных магов. Ему повиновались демоны двадцати преисподних, драконы смерти и призраки ужаса. А рост - это плата за столь ужасающую силу.
   - Ну и зачем тут продается его чучело?
   - Маг, что сумеет поднять Черного Короля, получит в свои руки силу, сопоставимую с мощью всех армий северного материка! - продолжал завывать хозяин лавки.
   - Ух ты, надо будет попробовать! А вот это что?
   - Ооо! Это могущественный артефакт Голова Дракона. Он облегчает контакты с призрачным миром и усиливает силу мага в десятки раз!
   - И как им пользоваться? - хоббит покрутил в руках вышеназванный артефакт.
   - Насаживаешь на посох и получаешь всю его силу.
   - Вот так что ли? - Пэтти, недолго думая, надел Голову на рукоять своих грабель. На мгновение драконьи глаза ярко сверкнули.
   - Что ты наделал? - застонал маг. - Теперь ты должен купить этот артефакт, поскольку больше никуда его мне не приткнуть, ведь он уже настроился на твой... Эээ... Твои... Грабли?
   - Это зачарованные грабли. А штучка забавная, сколько стоит?
   - Восемьсот золотых тургалей! И это, можно сказать, даром. Правда, я сомневаюсь, что они у тебя есть.
   - Беру! - если раньше хоббит просто выглядел довольным, то сейчас прямо-таки излучал счастье. - А вот это что?
   - Парадное некромансерское одеяние, - маг был очень удивлен такой сговорчивостью покупателя.
   - Хм, а почему оно зеленое, а не черное?
   - Для маскировки. Не станешь же ты разгуливать по улицам в черном руническом балахоне. Зато стоит только начать произносить специальное заклинание, как одежда сразу темнеет. А вот эти руны, нанесенные на ткань, многократно усиливают защиту. В комплекте идет алмазная пряжка, способная блокировать Светлую магию, и пояс-маннонакопитель. Правда, стоит это удовольствие полторы тысячи золотых тургалей.
   - Во, и это все беру! А в углу что лежит?
   - Повелитель Демонов, мощный артефакт, на создание которого ушло три чешуйки дракона и два рога единорога. Он довольно дорогой...
   - Беру! А это что?
   - Портативный набор для ритуальных пыток.
   - Беру!
   - Могу еще предложить набор волшебных эликсиров и редких зелий.
   - Беру!
   - А еще...
   - Тоже беру!
  
   Через полчаса хоббит покинул волшебную лавку. Его мешок просто раздувался от количества приобретенных волшебных товаров, а кошелек, напротив, изрядно похудел. Невзирая на последнее обстоятельство, настроение у Пэтти было просто великолепным, ведь только что он сделал первый шаг к исполнению своего заветного желания. Не менее довольным остался и маг-торговец, который хитро ухмыльнулся, едва только за хоббитом закрылась дверь магазинчика.
  
   - Слава всем богам, еще хоть от части рухляди избавился. Еще парочка таких простофиль - и у меня, наконец-то, освободится нормальное помещение под лабораторию. А уж денег на ее оборудование, - волшебник облизнулся, вспомнив объем сегодняшней выручки. - Мне хватит с излишком.
  
   ***
  
   В гостиничном зале не прекращались бурные прения. Герои обложились картами и теперь яростно рычали, пытаясь определиться с выбором маршрута. Точнее, рычал только гном, которого не устраивал самый очевидный вариант.
  
   - Не пойду я к эльфам! - ругался он. - Хоть режьте, хоть убивайте, но к ним меня не затащите!
   - Какая жалость, что Вы их так не любите, - своим обычным печальным тоном произнес Торлес. - В данный момент путешествие в эльфийское государство стало бы идеальным вариантом. Всего пара недель по сравнительно ровной дороге - и мы окажемся на краю Таллмиона. Конечно, есть еще Проклятый лес, туда, если повезет с попутным кораблем, мы доберемся недели за три, но...
   - Я туда не поеду, - сурово отрезала Верениен. - Ни за что на свете.
   - Так что, видите, дорогой мой гном...
   - Меня зовут Басс!
   - Прошу прощения. Видите, дорогой мой Басс, какая сложилась ситуация. Наша команда не может идти в Проклятый лес, а поиски Цитадели Воров по моим расчетам займут не меньше двух месяцев. В то же время эльфы находятся буквально у нас под боком, так почему бы не использовать этот шанс?
   - Урлог соглашаться! - высказал свое мнение варвар. - Урлогу надо попасть к эльфам.
   - Да вы тут сговорились, - простонал гном. - Сами подумайте, ну что мы забыли у эльфов? Они надменные и не любят чужаков, особенно гномов. А уж эльфийские певцы готовы вообще любого заклевать.
  
   Дальнейшие споры были прерваны внезапным появлением Пэтти. Славный хоббит влетел в зал, поразив присутствовавших своим сногсшибательным нарядом. Да, мало кто здесь раньше встречал хоббита в ярко-зеленой мантии, расшитой рунами, которая большей частью волочилась сзади по полу, собирая на себя горы мусора. Торжественно улыбаясь, Пэтти подошел к столу и, схватив свою кружку, провозгласил:
  
   - За наш счастливый поход! Ура!
   - Ты где был? - проворчал Басс. - Участвовал в конкурсе на самый безвкусный наряд?
   - Роскошная мантия, не правда ли? - хоббит словно и не заметил издевки и, обратив внимание на новые лица, поинтересовался. - О, а это кто?
   - Торлес, Арледа и Верениен. Они идти с нами, - мрачно ответил Урлог.
   - Хотя мы их и не звали, - добавил Басс.
   - Ну, с нами, так с нами, - Пэтти дружелюбно кивнул дракону и тут же не сдержался и похвастался. - А я в дорогу все необходимое скупил. Теперь любого архимага одной левой сделаю!
   - Надеюсь, Вы закупались не в той ужасной лавке, что находится через дорогу? - вежливо осведомился Торлес. - Я сам хотел в ней приобрести пару артефактов в дорогу, но мои друзья, хорошо знакомые с городом, сумели отговорить от этого нерационального поступка. Как они мне объяснили, хозяин - бессовестный жулик, продающий втридорога всякий хлам.
   - Да ладно вам, хлам! Вы посмотрите, какой плащ! - Пэтти поднял мантию с пола. - Какая застежка! Я же теперь крут!
   - Слушай, ты Патиссон Редькинс, - начал гном. - Я не знаю, насколько ты сейчас крут, но, во-первых, убери свою хламиду из моей кружки, - хоббит торопливо сдернул полы мантии за стол. - А во-вторых, признавайся, сколько ты за это отвалил?
   - Да практически даром взял. Вот мантия, например, в полторы тысячи тургалей обошлась.
   - Серебряных? - разом вырвалось у всех.
   - Золотых, - с гордостью ответил Пэтти. - И это еще очень дешево.
   - То есть ты выложил полторы тысячи золотых за эту тряпку? - у экономного гнома задергалось веко.
   - Да, это неразумная трата средств, - меланхолично прокомментировал дракон. - Что свидетельствует об отсутствии склонности к бережливости.
   - Какая еще тряпка? Это боевое облачение мага! - начал обижаться хоббит. - А еще я артефактов прикупил.
   - Бог давать тысяча тургалей, - нахмурился Урлог. - Где ты брать остальное?
   - Так я ваши взял.
   - Наши?! - рука гнома потянулась к мешку, где лежал выданный богом кошель. Через секунду Басс уже ревел благим матом, не обнаружив его. В отличие от гнома Урлог в немом восхищении посмотрел на Пэтти. Никому еще не удавалось стащить у эльфа деньги, да так, чтобы он даже не заметил.
   - Да ваши-ваши. Вы же мне сами сказали, что для похода у вас все собрано, значит, деньги вам не нужны. А у меня, кроме посоха, ничего и не было.
   - Но ты бы мог хотя бы попросить! - застонал Басс, которого никто не слушал.
   - Сколько остаться? - задумчиво спросил эльф.
   - Вот! - хоббит высыпал на стол горстку медяков с редкими вкраплениями серебра. - Почти ничего не осталось.
   - Дурак ты, Редькинс Хренопузовый! - гном бился головой об стол. - А провизию? А лошадей? На что мы это будем покупать?!
   - Что-нибудь да придумаем, - отмахнулся Пэтти.
   - Как я понимаю, про корабль вы тоже можете забыть, - подвел итоги дракон. - А что касается провизии и транспорта, у меня осталось немного наличности, которую я готов внести на общее дело.
   - Вот, я же говорил, что придумаем! - обрадовался Пэтти.
   Нахмуренный Урлог, все это время внимательно изучавший фибулу на хоббитском одеянии, не удержался, неожиданно резко бросился вперед и, схватив ее, принялся крутить.
   - Ты что делаешь, извращенец?! - заверещал Пэтти, решивший, что с него сдирают одежду.
   - Урлогу это не нравится! - пробормотал эльф, продолжая вертеть застежку, то затягивая плащ, то наоборот его распуская. Хоббит верещал, отбивался и кричал что-то о грязных эльфах-извращенцах. Наконец Торлес, задумчиво созерцавший эту картину, медленно поднялся и, отодвинув варвара в сторону, легким движением поправил злосчастную фибулу.
   - Вот так Вы хотели, я не ошибаюсь?
   - Урлог благодарить! - эльф сел, с облегчением откинувшись на спинку стула, и, на мгновение выйдя из образа, спросил. - А сможешь этому научить?
   - Этот дар чувствовать прекрасное у меня врожденный, поэтому я вряд ли смогу научить тому, чего сам до конца не понимаю, - развел руками дракон. - Придется Вам поискать другого преподавателя или же самому постигать все на практике. А поскольку мы все-таки определились с маршрутом, предлагаю закончить ужин, а утром позаботиться об оставшихся вещах и отправится в путь.
   - А с чего это мы должны слушаться какого-то дракона-сутенера с невыговариваемым именем?! - снова стал возмущаться гном.
   Торлес и его спутницы едва только рты открыли, чтобы что-то возрастить, но вездесущий хоббит уже их опередил.
   - Дракона? Ты сказал дракона? Торлес, ты правда дракон? Ух ты, круто! Это же совсем меняет дело! Вот, говорил же я, что все само собой решится! Теперь нам не нужны лошади, мы просто залезем Торлесу на спину, и он в считанные часы домчит нас до эльфов! Ну, как вам моя идея?
   От такой наглости у дракона задергался глаз.
   - При всем моем уважении к Вам, я не думаю, что Ваша идея хороша. Вы переоцениваете мои скромные силы, пятерых моя спина просто не выдержит.
   - Так я же имел в виду твое настоящее обличье, ну с чешуей и крыльями, - не растерялся Пэтти.
   - Так я тоже говорил про мое настоящее обличье, - изумился дракон.
   Гном, до которого, наконец, дошел смысл предложения хоббита, разорался пуще прежнего.
   - Зеленый Хрен, да ты что с ума сошел?! Если охота свернуть себе шею, можешь лезть на эту крылатую ящерицу, но других-то за собой не тяни! Хотя тебе, наверное, будет полезно рухнуть с летящего дракона, может удар о землю выбьет из твоей башки всю дурь!
   - А что не так-то? Можно же веревками привязаться, - недоумевал Пэтти.
   - Редькинс, ты издеваешься? Какие еще веревки?!
   - Ну, я подумал, что ты просто боишься упасть.
   - Да ничего я не боюсь! Просто не полезу на дракона - и точка! Я и так-то стараюсь настоящих драконов стороной обходить, чтобы не связываться, а ты говоришь - лезь на спину!
   - Вот поэтому я и не люблю разговоры о моем истинном теле в большой компании, каждый раз находится как минимум один драконофоб, - возвел очи горе опечаленный Торлес, понаблюдав за Бассом, но тут ему на шею бросилась Арледа, что моментально вернуло дракона в благостное состояние духа.
   - Пусечка, а одного пассажира твое человеческое тело выдержит? - промурлыкала она.
   - Ну, давай подойдем к хозяину гостиницы, снимем комнату на ночь и проверим, - отозвался Торлес.
   - Конечно, давай проверим!
   - Это какие еще проверки вы собрались устраивать? - неожиданно встряла дриада. - Нам завтра с утра в поход, поэтому за ночь надо отдохнуть, а не всякими глупостями заниматься! Я пойду с вами и прослежу, чтоб вы сразу же спать легли!
   - Да ты просто хочешь нам помешать, потому что ревнуешь и завидуешь мне, - надула губки волшебница. - Конечно, ведь у такой уродливой зеленой жабы, как ты, нет никаких шансов.
   - Что ты сказала, поганка розовая?!! - возмущенная Верениен потянулась к голенищу сапога, из-за которого виднелась рукоятка ножа. На ладони Арледы появился огонек.
   - Девочки, не ссорьтесь! - простонал дракон, задув огненный шар одной спутницы и отведя от ножа руку другой. - Вы мне обе очень-очень дороги, и я сильно огорчаюсь, когда вы начинаете ругаться. Вы же не хотите меня огорчать? Ну и славно. А сейчас, в самом деле, пойдемте спать, вы устали, и вам надо отдохнуть.
   Воспользовавшись замешательством девушек, Торлес обнял их за талии и, рассказывая какую-то романтическую чушь, повел к хозяину заведения договариваться насчет комнаты. Обернувшись напоследок к эльфу, гному и хоббиту, дракон произнес:
   - Вам бы я тоже не советовал засиживаться допоздна. Спокойной ночи!
   Урлог и Пэтти сразу с ним согласились, а с мнением Басса никто пока считаться не спешил.
  

Глава 4. Первая битва от нечего делать.

  
   Полуденное солнышко припекало головы усталым путникам, медленно двигавшимся через саванну по Эльфийскому тракту. А поскольку идти приходилось в юго-восточном направлении светило все утро мало того, что жарило, так еще и било прямо в глаза. Привычному и не к таким передрягам Урлогу было наплевать на жаркое солнце, и он как ни в чем не бывало шагал впереди отряда. А вот холодолюбивому Бассу приходилось не легко. Тем не менее, периодически утирая пот с лица, гном продолжал играть на своей "боевой арфе" и напевал походную песню.
   На лошадей и тем более на повозку денег, конечно же, не хватило, поэтому пришлось ограничиться тремя мулами, на которых тут же взвалили всю нехитрую поклажу. Сперва хотели купить и пони для Пэтти, но бравый хоббит так и не оставил идею оседлать Торлеса. Видимо, в сознании начинающего мага прочно засела мысль, что для престижа неплохо бы заиметь своего личного ездового дракона, пусть и наотрез отказывающегося превращаться непосредственно в дракона. В общем, можно сказать, что Пэтти взял Торлеса измором и, когда у того уже просто не осталось сил сопротивляться и возражать, с удовольствием залез ему на плечи. Впрочем, вскоре дракон уже нашел с хоббитом общий язык и с охотой рассказывал ему о своей жизни.
  
   - Мечта? Да, она у меня есть. Это даже не моя мечта, а мечта всего моего народа. Началась сия история несколько столетий назад, когда один могущественный бог возненавидел драконов, поклялся уничтожить весь драконий род и, поскольку небожителям запрещено напрямую вмешиваться в дела земные, наложил хитрое проклятие: у нас перестали рождаться самки. Бог рассчитал, что, оставшись без дракониц, дающих потомство, драконы со временем вымрут, однако наши мыслители сумели его перехитрить. Долго Совет Мудрейших искал способ обойти проклятие и все-таки нашел! Мы научились принимать обличья двуногих существ и начали спариваться с представительницами других народов, в результате чего стали появляться драконята-полукровки. Вот уже много лет каждый дракон, вступивший в половозрелый возраст, уходит из стаи в большой мир, чтобы зачать наследника. И ему запрещено возвращаться, не имея на руках нового члена стаи. Это сурово, но необходимо. Однако далеко не каждая самка способна зачать от дракона, поэтому найти такую избранную очень нелегко и поиски иногда занимают десятилетия. К сожалению, хотя этот обычай и спас наш род, он вовсе не оградил его от вымирания. Рожденные драконы-метисы значительно уступают своим отцам по силе и могуществу. Так что угроза деградации будет нависать над нами до тех пор, пока какая-нибудь женщина ни родит наконец-таки девочку-драконицу, нашу будущую королеву.
   - Ага, так вот почему вы так любите похищать принцесс! - хоббит обрадовался разгадке старой тайны.
   - Не только принцесс. Мы и крестьянок берем, если они подходят для этой цели. Именно поэтому я был несказанно счастлив, когда получил в спутницы двух таких прекрасных дам, наделенных печатью избранности.
   - Я надеюсь, что именно моя дочь спасет твой народ! - с придыханием произнесла дриада, с любовью глядя на дракона.
   Волшебница, на секунду оторвавшись от изучения собственного отражения в зеркальце, смерила соперницу хмурым взглядом.
   - Твоя? Да не смеши меня. Что ты знаешь об избранности и судьбе? Считаешь, что достаточно немного покувыркаться в кустах, и принцесса драконов уже будет готова!
   - Да, где уж мне соперничать со специалисткой по столичной любви и изысканным позам! Ты же ничего не можешь, вас в академии учат только файерболлы бросать и любить ста пятьюдесятью разными способами! Лишь наша гармония с природой и постижение истинных чувств способны разрушить проклятие.
   - Девочки, когда вы ругаетесь, мое сердце кровью обливается, - устало промолвил дракон. - А поскольку кровь у меня огненная, из-за ваших препирательств оно может сгореть в буквальном смысле этого слова.
   Волшебница и дриада тут же прекратили перепалку и влюбленными глазами уставились на Торлеса.
   - Вот и хорошо. Не стоит ссориться. И вовсе не обязательно вам рожать, мне будет достаточно того, что мы хорошо проведем время вместе. Я обещал им, что той, которая мне больше понравится, я и отдам свою мечту, - пояснил дракон хоббиту. - Но они решили, что для этого непременно надо произвести на свет королеву драконов. Увы, боюсь, это вообще невозможно без божественного вмешательства.
   - То есть ты решил плюнуть на свой народ ради желания одной из этих дамочек? - удивленно произнес хоббит. Арледа и Верениен тут же возмущенно зашипели.
   - В общем, да, - пожал плечами дракон. - Но ведь, вероятно, проклятие сможет снять кто-нибудь из моих сородичей, вовсе не обязательно это делать мне. А вот девушкам никто, кроме вашего покорного слуги, не поможет, а они так прекрасны и ... - не успев договорить, Торлес вдруг резко опустил голову и громко захрапел, при этом продолжая двигаться вперед.
   - Что это с ним?! - испуганно взвизгнул Пэтти.
   - Все с ним в порядке, - ухмыльнулась Арледа. - Это особенности драконьей физиологии. Они могут спать на ходу и даже на лету, в то время как их тела находятся во власти инстинктов.
   На какое-то время разговоры стихли. Дорога стала петлять, и Арледе все силы пришлось тратить на корректировку курса не худенького и не маленького Торлеса, на котором к тому же восседал не желающий слезать хоббит, ведь дракон, будучи спящим, предпочитал двигаться исключительно по прямой. Верениен пыталась справиться с перехваченными у Торлеса мулами, а те как нарочно стали упрямиться, едва попав к дриаде в руки. Басс по-прежнему боролся с жарой и струнами, Пэтти пыжился от собственной важности и осознания того, что едет на драконе, а Урлог молча шел впереди, внимательно изучая окрестности на предмет наличия опасностей.
   Возникший в клубах дорожной пыли человек никому не показался подозрительным или опасным - обычный бродяга в заношенной хламиде с посохом из ствола молодого деревца. Подобных персонажей за утро они встретили не меньше двух десятков. Урлог всего лишь скользнул по незнакомцу глазами, а гном и дриада, увлеченные свои делами, даже не обратили на него внимания. Все изменилось в тот момент, когда бродяга поравнялся с драконом, хоббитом и волшебницей. Один брошенный на Торлеса взгляд исказил лицо странника гримасой торжества и ненависти, и в то же мгновение его посох обрушился на голову несчастного дракона. По статистике у драконов очень хорошая реакция, и вероятность того, что обычный человек нанесет дракону внезапный удар, практически нулевая. Но вот в том случае, если дракон спит, статистика с удовольствием встает на сторону человека. Так что нечего и удивляться, что посох, соприкоснувшись со лбом Торлеса, отбросил того на несколько шагов назад. Дракон немедленно проснулся и, потирая место удара, стал удивленно озираться по сторонам. Придавленный его телом хоббит громко заверещал, а бродяга, не опуская посоха, ринулся в повторную атаку. Но на сей раз очухавшийся Торлес успел среагировать и откатился в сторону. Зато на этом месте остался лежать полураздавленный разгневанный Пэтти, которому и достался следующий удар. Но стоит сказать, что в молодости Зеленый Нос любил лазить по чужим садам и фермам, и то, что его ни разу не поймали, красноречиво свидетельствовало о необычайной ловкости хоббита. Вот и сейчас, не долго думая, он заблокировал зачарованными граблями посох противника, а затем, резко выбросив свое оружие артефактной рукояткой вперед, поставил незадачливому незнакомцу совсем не магический фингал под глазом. Не ожидавший такой наглости бродяга опешил, а в следующую секунду его ждал очередной сюрприз: в бой вступили Арледа и Верениен, озверевшие от столь варварского обращения с их любимым. С одной стороны в лицо бродяге полетела отравленная стрела, а с другой - файерболл. Смерть незнакомца была практически неминуема, но Пэтти, не подозревавший о такой огневой поддержке, резким движением своих грабель подсек ноги соперника, опрокинув его на землю. Через мгновение в том месте, где только что была голова, раздался взрыв: огненный шар испепелил стрелу и самоуничтожился. Бродяга попытался было встать, но тут же замер, поскольку подбежавший эльф приставил к его горлу острие меча. Рядом тут же возникли "боевая арфа" гнома, лук дриады, очередной огненный шарик волшебницы и, наконец, самое страшное оружие - волшебные грабли хоббита.
  
   - Ты нам все рассказать! - тоном, не терпящим возражений, произнес Урлог, но тут же изумленно захлопал глазами, поскольку бродяга неожиданно разрыдался.
   - За что?! За что мне такие мучения?! - сквозь слезы стонал он. - Из-за чего я должен страдать, мокнуть под дождем, дрожать от холодного ветра, подвергаться побоям и унижениям? Это все только потому, что я хочу исполнить свою клятву?! Ну почему боги так суровы ко мне?!
   - Прошу прощения, - неожиданно поинтересовался Торлес. - Вы ведь лорд Абраз, не так ли? Я Вас уже почти позабыл за эти три года.
   - Три года! - зарычал лорд. - Три года я ищу тебя, мерзавца, скитаясь по всему свету! Три года я пытаюсь исполнить свою клятву, и лишь волею небес ты всегда уходил от моей карающей руки! Но теперь меня ничто не остановит! Я... - он внезапно осекся, почувствовав, что меч эльфа плотнее приблизился к его горлу.
   - Ты рассказывать, - мрачно произнес Урлог.
   И Абраза прорвало. Лорд происходил из древнего, но не очень богатого рода, славящегося своими традициями и щепетильным отношением к вопросам чести и достоинства. У Абраза есть сестра Лимиэйль, девушка неземной красоты, чьей благосклонности добивались самые знатные люди королевства Суркелан. Но в один прекрасный день мимо юной леди прошел молодой человек, который с легкостью очаровал девушку до такой степени, что она согласилась сбежать с ним из дома. Гнев семьи из-за побега Лимиэйли был страшен, однако куда ужаснее оказалось то, что случилось через полгода, когда леди все-таки вернулась домой полностью обесчещенной, хотя и крайне довольной. Рассвирепевший глава рода тут же дал клятву не знать покоя и отдыха и бродяжничать до тех пор, пока не покарает злобного искусителя, которым оказался, как ни странно, дракон Торлес. Однако тяготы трехлетнего путешествия сильно подломили дух лорда, а встреча сегодняшним утром с разбойниками, которые подло напали на него спящего и отобрали все деньги, оружие, доспехи и одежду, оставив взамен лишь это дранье да посох, окончательно выбила Абраза из колеи. Можно сказать, что Торлесу крупно повезло - лобовой удар мечом он бы вряд ли пережил.
   Упомянутые бандиты сразу заинтересовали отряд.
  
   - Сколько их? - спросил Урлог.
   - Я насчитал две дюжины, - ответил незадачливый мститель.
   - Беру на себя половину! - сказал эльф.
   - А я - другую! - независимо друг от друга выкрикнули Басс и Пэтти.
   - Зачем они вам? Да и не лучше ли вам пойти другой дорогой? - избитый лорд переводил изумленные глаза с одного лица на другое. Окончательно придя в себя, он осознал, что такой странной компании ему видеть еще не доводилось.
   - Другой - долго, можем опоздать, - задумался Торлес. - А Вам надо вернуть меч, раз так желаете сразиться со мной. Хотя мне бы этого, честно говоря, не хотелось, ведь Вы можете пострадать.
   - Решено, отправляемся давить разбойников! Ух, я им покажу, на что способен! - хорохорился хоббит. - А далеко идти?
   - Полчаса по этой дороге. Там будет акациевая роща, в которой есть небольшая полянка. На ней меня и ограбили. И, как я понял из разговоров, временное пристанище бандитов находится где-то рядом. Хотя вряд ли мы сумеем его найти, они наверняка надежно прячутся.
   - Я уметь читать следы, - закончил спор Урлог.
   - Ну что, прямо сейчас и пойдем? - не терпелось Пэтти.
   - А чего ждать? - поднял бровь Торлес.
   - Хм, господа, не хотелось бы вас огорчать, но с битьем разбойничьих морд придется повременить, - промурлыкала Арледа, отряхивая запылившийся рукав платья. - Причина для этого самая что ни на есть объективная - от нас сбежали наши вещи.
   - Что? - хором обалдели мужчины.
   - Да-да, я не шучу. Кое-кто очень любит потрепаться о своем единении с природой, а на деле не может совладать с тремя спокойнейшими мулами. Где вот их теперь в этой пустыне искать?
   - Во-первых, это не пустыня, а саванна, - нахмурилась дриада. - Во-вторых, эти животные не такие уж и спокойные. А в-третьих, что мне надо было стоять в сторонке и держать мулов, когда Торлесу угрожала опасность?!
   - Если честно, мне абсолютно наплевать на первое и совсем не верится во второе, - отмахнулась волшебница. - А что касается третьего, неужели ты не видела, что на помощь ему и так есть кому прийти? Ты вообще хоть одно дело, за которое берешься, можешь сделать нормально? А то ни во врага с нескольких шагов не попадаешь, ни мулов удержать не можешь.
   - Он в ту же секунду упал, поэтому я его не достала! Да и ты сама, между прочим, в него не попала! - вспылила Верениен.
   - Зато я попала в твою стрелу и не теряла поклажу, которую мне не придется теперь разыскивать.
   - Девочки, пожалуйста, перестаньте, - тяжело вздохнул Торлес. - Ну что мне сделать, что вы не ругались?.. Точно больше не будете?.. Ну, конечно же, я вам верю, дорогие мои. В общем, я сам отыщу мулов, все равно далеко убежать они не могли. Главное, чтобы их кто-нибудь раньше нас не нашел.
  
   ***
   Дракон практически сразу обнаружил пропавших мулов в ближайших зарослях низкорослых деревьев. К счастью, новых хозяев у животных за это время не появилось, и отряд двинулся навстречу подвигам. Избитый рыцарь показал тропу, отходящую от дороги, и, пойдя по ней, компания вскоре оказалась в нужном месте. Полянка действительно очень удачно подходила для отдыха: легкий ветерок покачивал густую траву под ногами, а над головами приятно шуршали темно-зеленые листья акаций и мимоз. Гном, осмотревшись по сторонам, довольно вдохнул полной грудью и с наслаждением произнес:
   - При виде такой красоты, мне хочется писать стихи!
   - Вы - поэт? - осведомился стоящий рядом дракон.
   - Бард! - с гордостью ответил Басс. - Единственный в мире гномий бард.
   - Это действительно примечательное знакомство, - в знак уважения кивнул Торлес. - Но, боюсь, сейчас время, не подходящее для песен, ибо наш остроухий друг что-то нашел.
  
   Урлог действительно практически сразу же наткнулся на искомый след. Для профессионального следопыта это было плевым делом, тем более что след представлял собой натоптанную тропку, уходящую вглубь зарослей. Похоже, разбойники были так уверены в своей безнаказанности, что даже и не подумали замести за собой следы.
   - Вперед! - только и произнес эльф, и, привязав мулов к первому попавшемуся дереву, все тут же устремились за ним.
  
   Тропинка изрядно петляла. Выйдя из рощицы, она устремилась в овраг, потом поднялась на равнину, покрытую высоченными травами, превышающими рост хоббита и гнома, а затем опять направилась в редколесье, где путешественники и обнаружили тех, кого искали. Марш-бросок до разбойничьей стоянки занял совсем немного времени, так что даже не привыкший к таким пробежкам Басс не успел запыхаться. И хоббиту было понятно, что лагерь бандитов был временным. Похоже, что шайка, хорошо поживившись прошлой ночью, не утерпела и решила устроить привал, чтобы изучить добычу. Только вот их количество заметно отличилось от цифры, названной ограбленным лордом.
  
   - Полсотни! - кратко сообщил Урлог, старательно укладывая в кусты разбойничьего часового со свернутой шеей.
   Остальные мрачно переглянулись.
   - Я не люблю насилия, - произнес Торлес. - Но сделаю все, что смогу.
   - Эти гады ответят мне за все, - зарычал Абраз, крепко сжав в руках дубину, вырубленную из акации позаимствованным у дриады топориком для дров. - Вон, видите их атамана? На нем надеты мои доспехи, а на поясе висит мой меч.
   - Если я использую силу своей музыки, нам даже не придется драться, - промолвил недовольный гном. - Хотя, думаю, потом придется очень долго искать их по лесам и степям, чтобы вернуть награбленное.
   - А давайте я их заколдую?! - радостно высказался хоббит.
  
   Возможно, никто и не обратил бы внимание на предложение Пэтти, не отличающееся полезностью и эффективностью, если бы ни один нюанс. Все остальные члены отряда старались говорить шепотом, но хоббит, совершенно не подумав о маскировке, громко заявил о своих намерениях на всю округу.
   Разбойники встрепенулись.
   - Засада! - крикнул атаман, выхватывая меч.
  
   Быстрее всех среагировал эльф. Сорвав меч и топор со спинных креплений, он, яростно выкрикнув боевой варварский клич, рванул в атаку. Дракон, гном, лорд и волшебница, недолго думая, последовали за ним. Пэтти принялся с интересом изучать поле боя, прокручивая в голове те немногие заклинания, что он знал, а Верениен, натянув лук, открыла прицельный огонь, поражая бандитов одного за другим. Правда из-за врожденной любви ко всем живым существам и недостатка боевой ярости, позволявшей эту любовь преодолевать, дриада стреляла по конечностям разбойников, не убивая их, а лишь выводя из строя.
   Урлог тем временем начал бой. Не добежав до толпы противников нескольких шагов, он резко скрестил свое оружие в воздухе. Мощная вспышка света и звуковая волна, внезапно возникшие от этого нехитрого действия, опрокинули не меньше полудюжины бандитов, хотя остальные, на мгновение опешив, вовсе не собирались отказываться от драки.
   Рядом, яростно размахивая своим топором, сражался Басс, и его соперникам тоже приходилось несладко. Разбойники, не привыкшие к битвам с низенькими гномами, чаще всего мазали, в то время как Басс с удовольствием лупил всех попадавших под удар ниже пояса или по ногам. Впрочем, вскоре в драку вступили несколько невысоких гоблинов, так что несладко стало уже самому гному.
   Торлес, демонстрируя свое миролюбие, просто шел сквозь толпу, изящно уворачиваясь от ударов, попутно ломая всем нападающим руки и оставляя за собой толпу калек.
   Арледа держалась на расстоянии от поля битвы и издалека поливала нападающих огненными шарами и молниями, ухитряясь при этом успевать полировать сломанный в суматохе ноготь. Однако когда из толпы вырвался огромный страшный мужик, с явной примесью тролльих кровей, и бросился на волшебницу, на несколько секунд та растерялась. Две молнии просто отлетели в стороны от доспехов разбойника, выдав в них сильный защитный артефакт. Арледа недовольно поморщилась, глядя на приближающуюся безобразную рожу, но тут девушку осенило, и с пальцев ее правой руки сорвалось розовое облачко, моментально окутавшее полутролля. Бандита это не остановило, и через секунду он уже стоял рядом с волшебницей, занося над ее головой боевой топор, как вдруг между ними появилось магическое зеркало. И вот тут полутролль опешил. Он хорошо знал свою внешность, поскольку любил по утрам перед умыванием скалиться в воды ручьев и рек, издеваясь над своим отражением. Но сейчас вместо угрюмой клыкастой морды с кучей шрамов его взору предстало нечто с ярко накрашенными ресницами, подведенными веками, ослепительно розовыми сверкающими губами и напудренными щеками. То, что поверх его доспехов возникло платьице нежно-голубого цвета, окончательно добило разбойника, который, судя по всему, тронулся рассудком и, яростно рыча, бросился в заросли прямо через толпу, прокладывая просеку из тел своих же коллег.
   Больше всех не повезло Абразу. Его идея вступить в поединок с атаманом оказалась, мягко говоря, неудачной. Первый же выпад меча противника с легкостью превратил дубинку лорда в груду щепок, и незадачливому рыцарю пришлось спасаться бегством, размышляя о том, что боги сегодня от него отвернулись.
   А Пэтти наконец-то придумал стратегию действия и собрался приступить к ее исполнению. Поудобнее перехватив свои грабли и закутавшись в плащ, хоббит бросился на поле боя. К счастью, вчера дриада любезно согласилась укоротить его боевое одеяние, так что теперь ноги в нем не путались и можно было с легкостью скользить между дерущимися. Несколько раз удачно приложив граблями по коленям разбойников, Пэтти практически незаметным прокрался в самый центр лагеря. Его мишенью был атаманский бивуак, а точнее его костер. Разбойникам удалось поживиться петухами, которых уже ощипали и насадили на вертела. Верхушку шайки ждал бы сегодня роскошный обед, но у хоббита были совсем другие планы. Добравшись до цели, он быстро осмотрел петухов, после чего очертил вокруг костра пентаграмму. Оставалось только произнести необходимые слова, и вот жареные петухи задергались, размахивая куцыми остатками крылышек. Пэтти прочел еще одно заклинание, увеличивающее силу своих зомби, и тут-то и началось... Вертела, с парой насаженных птиц на каждом, сорвались со своего места. Петухи, при жизни не умевшие летать, внезапно обрели такой дар после смерти. Но хоббиту этого было мало, ведь зомби требовались ему не для эксперимента или развлечения, а в качестве оружия. Один за другим над головами разбойников принялись кружить десять вертелов. Капли горячего сока, стекая с них, стали падать на головы бандитов. Некоторые из них, поморщившись, подняли глаза вверх да так и застыли с отвисшими челюстями.
   И тут Пэтти атаковал. Жареные петухи обрушились на банду как гнев божий. Конечно, большого вреда нанести они не могли, однако вертела больно кололи открытые части тел, заставляя отвлекаться, а то и просто вгоняя в панику. Заметив, что у лорда Абраза возникли проблемы, хоббит, ни минуты не колеблясь, послал на его противника самый тяжелый управляемый снаряд. Атаман гордо встретил грудью эту атаку. Конечно же, вертелом, пусть и с насаженными на него петухами, нельзя пробить цельнометаллический нагрудник, однако, если за три года странствий доспехи, выкованные, прямо сказать, не из самой качественной стали, были изрядно потрепаны и заржавели, это совсем меняет дело. Поэтому глава шайки очень удивился, когда вертел с легкостью прошел сквозь металл и горячим острием воткнулся в его грудь. Наличие петухов не позволило штырю вонзиться глубоко, впрочем, атаману и без того было очень больно.
   Дальнейшие события напоминали карнавал в спецлечебнице для свихнувшихся магов. Эльф разбрасывал разбойников пачками, украсив ими все ближайшие ветки деревьев. Волшебница вошла во вкус и превращала всех попавших под ее горячую руку в творения чокнутого стилиста. Наконец-то натянул струны гном и, распевая вполголоса колыбельную, принялся гонять остатки банды по поляне. Дракон подробно опрашивал пострадавших, насколько им больно и чем он может им помочь. Однако кульминацией всего этого безумия стало то, как хоббит, командовавший отрядом жареных петухов, под шумок ухватил на лету одного из своих зомби и в данный момент с аппетитом им перекусывал. В общем, в разбойничьем лагере наблюдалась почти полная идиллия, когда откуда-то сверху прозвучал пронзительный женский визг:
  
   - Во имя добра и справедливости сдавайтесь злодеи! И да восторжествует правосудие и истина-а-а-А-А-АПЧХИ!

Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"