Куприянов Денис Валерьевич: другие произведения.

Адмиралы туманного неба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошло полгода с того момента когда Роджер Дрейк провел свой знаменитый рейд. Альянсу удалось изменить ход войны, но до победы еще далеко. Противник продолжает наращивать силы, и у него появляются новые, талантливые командиры. Нашим героям приходится вновь бросится в горнило сражений, разворачивающихся в небесах загадочной планеты Иринии...


Адмиралы туманного неба

   ...Для истинного исследователя Ириния является самым настоящем раем. Биологи сходят с ума от многочисленных представителей флоры и фауны, приспособленной для обитания в бескрайних небесных просторах. Археологи грезят раскопками загадочных строений, явно созданных первыми разумными обитателями этой планеты. Географы грезят во сне и наяву, в надежде понять принцип существования государств, чьи границы произвольно меняются в зависимости от погодных условий.
   Но самой главной загадкой остаются её океанические глубины, под которыми скрывается природная фабрика по производству "Турбания", а так же создаются условия дающие возможность этому минералу проявить свои способности. И до сих пор не понятно, что же это перед нами. Игры природы или продукт цивилизации превосходящей нас на несколько порядков? В любом случае пока не будут проведены подробные исследования, нам остается только гадать.
   К сожалению в настоящее время уровень развития потомков колонистов не позволяет говорить о полноценном контакте. Местные страны вошли в период глобальных войн, и неразумное вмешательство извне может привести к дестабилизации и расслоению общества. Но мы искренне верим и надеемся на то, что внедренные агенты, позволят ускорить необходимый процесс и создать все условия, для организации полноценных научных экспедиций...
  

("Тайны скрытые океаном" - выдержка из двенадцатого номера "Чудеса Галактики")

   ***
  
   "Хаунд" вертелся червяк на сковородке, упорно отказываясь показываться в перекрестье прицела. Дмитрий, закусив губу, с трудом держал свою машину у него на хвосте, мысленно проклиная всю систему подготовки войск конфедерации. За последние месяцы, пилоты противника сумели значительно поднять свой уровень, отказываясь становиться живыми мишенями. Рейд команды Роджера, наконец раскрыл конфедератам глаза на истинные возможности ганботов и теперь они усиленно пытались наверстать упущенное.
   Машина противника вновь вильнула в сторону, уходя от короткой очереди, и в ту же секунду превратилась в огненный шар. Витгефт заложил вираж, опасаясь столкновения с разбитым ганботом, попутно изучая небо, в поисках того, кто отобрал у него противника. Учитывая царящую вокруг кашу, шансов на обнаружение у него было немного, но пилот и без того знал, что скорей всего его опередил лейтенант Трихвостов, по прозвищу "Человек-ракета". Последнее было дадено вовсе не за скорость, а за умение обращаться с этими капризными снарядами. В то время как большинству пилотов требовалось выпустить с полдюжины ракет, что бы иметь хоть какие-то шансы поразить цель, Трихвостов обходился одной, попадая в девяти случаях из десяти. Подобное казалось каким-то мистическим чародейством, но лейтенант упорно отвергал все принадлежности к нечистой силе.
   Витгефт всё-таки успел разглядеть хвост машины лейтенанта, прежде чем очередная очередь не заставила его уйти далеко в сторону. Он вновь огляделся по сторонам, пытаясь оценить ситуацию. Сложившееся положение не могло радовать, хотя пока и не тянуло на отчаянное. Вражеские ганботы, хотя и оттянули на себя большую часть его бойцов, тем не менее не смогли полностью прикрыть атакующие "Молнии". Последние то и дело подвергались одиночным атакам и некоторые из них приносили весьма серьезный урон.
   Вообще обстановка в очередной раз доказывала, что победа в войне часто складывается не только из маневренности, скорости, бортового залпа, а так же тактического умения, но еще и из удачи. Последний параметр иногда играл настолько важную роль, что был способен перечеркнуть значение всех остальных. Во времена достопамятного рейда Роджера, именно удача помогла им провернуть большую часть дел, не понеся при этом особого урона. Сегодняшняя битва прямо показала, что фортуна способна повернутся лицом и к противнику.
   Последние полгода конфедерация была вынуждена отказаться от большинства крупных операций, впрочем как и силы альянса. Все силы обоих сторон отнимала "Сахарная головка", в районе которой развернулись просто беспрецедентные по своему накалу и масштабу бои. Бои не затихали ни днём, ни ночью, а каждая из сторон постоянно подвозила свежие резервы, кидая их в горнило сражения. Каждый отлично понимал, что здесь и сейчас должна была решиться судьба дальнейшего этапа войны. Победа альянса, открывала им дорогу к Биглэнду и всей метрополии конфедератов, в то время как проигрыш, давал их противнику шанс вновь продолжить битву за "Треугольник".
   Битва продолжалась почти три месяца и остановилась лишь потому, что обе стороны исчерпали себя. Последние резервы берегли как зеницу ока, опасаясь, что потеряв и их, можно потерять всё. Альянс первым прекратил активные действия, отвоевав значительный плацдарм, он перешел к обороне. Силы конфедерации провели несколько довольно вялых штурмов, пытаясь вернуть утраченные позиции, но осознавая, что подобным образом они скорей всего сыграют противнику на руку, также поспешили перейти к зализыванию ран.
   Из активной фазы, война перешла в пассивную. Обе стороны как можно скорей стремились вернуть свой военный потенциал, дабы наконец поставить жирную точку в текущем конфликте. Пополняя изрядно поредевшие флоты, правительства массово скупали корабли у соседних стран, попутно обучая всё новые и новые войска.
   Впрочем конфедерация не собиралась отсиживаться в норке. Уязвленная подобным, пусть пока еще техническим, но всё-таки поражением, она стремилась доказать альянсу, что её еще рано списывать со счетов. Тактика глубоких рейдов, до этого считавшаяся чистым безумием, начала им казаться довольно заманчивой перспективой, терзания нервов. И в отличие от своего противника она решила не ограничиваться одиночным кораблем.
   Группы "Молний", при поддержке тяжелых кораблей принялись наносить точечные уколы по небольшим базам и портовым городам не нанося особого урона, но при этом заставляя командование альянса быть всегда настороже. Последнее, разозленное таким нахальством, немедленно приступило к разработке операции по наказанию обнаглевшего противника.
   Витгефт не знал подробностей, но до него доходили кой-какие слухи о том, что разведке удалось взломать код, которым пользовались рейдеры и установить направление их очередного удара. Наглость конфедерации не знала предела. Те намеревались нанести удар аж по окрестностям Нового Токио, нацелившись на его знаменитые топливные заводы. Учитывая ряд обстоятельств, эта авантюра вполне тянуло на реальную угрозу и в штабе поспешили принять срочные меры.
   Прямо под нос продвигающейся эскадре, состоящей из дюжины "Молний" одного старого, но еще способного дать жару тяжелого крейсера, и авианосца среднего класса, была подложена довольно жирная добыча. Три десятка транспортов, почти без сопровождения, груженных топливом, выглядели куда более доступно, чем заводской комплекс, прикрытый тяжелыми батареями.
   В любом случае конфедераты прельстились добычей и поспешили нанести удар. "Молнии", в сопровождении полусотни ганботов устремились к цели, надеясь на легкую работу, даже не подозревая о масштабах ловушки. Прежде чем им удалось пройти половину пути, с транспортников сбросили маскировочные щиты, прикрывающие артиллерию, а так же открыли замаскированные ангары, выпуская на волю рой штурмовых машин. Одновременно, с тыла, захлопнули ловушку три корабля. Два тяжелых крейсера "Богатырь" и "Воевода" в сопровождении дредноута "Харуна". При подобных обстоятельствах конфедератам оставалось только поднять руки, но вместо этого те поспешили принять бой, который сразу пошел не так.
   Уже со второго залпа, конфедератам удалось накрыть "Богатырь", а третьим вызвать взрыв его кормовых погребов. Корабль сохранил летучесть, но был вынужден выйти из боя. Через пару минут досталось и дредноуту. Десятидюймовый "чемодан" умудрился угодить прямо в боевую рубку, уложив на месте командующего всей операцией контр-адмирала Таканори Каваками. Сам корабль на время лишенный управления, сразу выпал из строя, попутно получив еще несколько довольно тяжелых попаданий.
   Вся тяжесть ответственности легла на плечи, еще не имеющего опыта воздушных сражений капитана первого ранга Ивана Сумова. Последний, осознавая резко изменившуюся расстановку сил, предпочитал больше сдерживать противника, маневрируя на относительно безопасном расстоянии, попутно осыпая вражеский крейсер градом снарядов. Особых попаданий он не добился, зато сам "Воевода" получил несколько довольно увесистых "подарков".
   Ганботы и вспомогательные крейсера остались одни, против плотного строя "Молний", которые не думали поворачивать даже после осознания факта, что они угодили в ловушку. Скоростные корабли открыли огонь с максимальной дистанции, сразу повредив два вспомогательных крейсера. Последние поспешили ответить и даже смогли поджечь одну из "Молний", но этого было мало, что бы остановить их и тогда в бой вступили ганботы.
   Для проведения операции командование подстраховалось. В половине машин сидели профессиональные пилоты, отозванные с фронта и имеющие немалый опыт боевых действий. Вторая половина состояла из курсантов спецгруппы, под командованием Витгефта. Создавая элитных пилотов, он сумел убедить командование, что боевой вылет в составе засадной эскадрильи будет идеальным вариантом в качестве выпускного экзамена. На деле же именно на них и пала основная тяжесть борьбы.
   Первая атака вышла удачной. "Хаунды" чересчур сосредоточились на прикрытии флагманских кораблей и пропустили волну "Десмодов" зашедших прямо с флангов. Две крайние "Молнии" получив дюжину торпед прямо по "взлетным контурам" моментально потеряли летучесть, и, выстреливая спасательные шлюпки стали сваливаться к Океану. Тем не менее противник сумел быстро перестроится и, обрушить шквал огня на линию кораблей альянса. Ганботы конфедерации быстро сориентировали, что тяжело нагруженные машины противника явно уступают им в скорости и маневренности, что позволило им быстро организовать эффективную оборону. Таким образом трехкратное превосходство было фактически сведено на нет, "Хаунды" наносили удары и тут же уходили под прикрытие своей зенитной артиллерии. "Десмодам" приходилось сбрасывать свой смертоносный груз, что бы вступить в бой на равных, но это приводило к тому, что теперь уже "Молнии" выходили из под их удара.
   Витгефт сумел вырваться из боя дабы оценит обстановку со стороны. Ситуация складывалась не очень хорошая. Вспомогательные крейсера, на которых возлагалась обязанность приманки и оцепления оказались не готовы к ближнему бою. Обязанные их прикрывать тяжелые корабли всё еще разбирались с повреждениями, а "Молнии" уже открывали огонь, что называется в упор. Пока что ни один из кораблей не был сбит, но такими темпами, уже в ближайшее время следовало ожидать тяжелых потерь.
   - Нужно срочно, что-то предпринять, Дмитрий-сан, - раздался из-за спины голос его стрелка. Сатоши был одолжен ему Игорем, что называется на время отсутствия. Самого пилота отозвали в штаб еще месяц назад и с тех пор Витгефт о нём ничего не слышал.
   - Зайдём с тыла, - бодро ответил ему командир. Ганботы конфедератов чересчур увязли в бою, и часть кораблей осталась без прикрытия. К счастью новые модели "Десмодов" все поголовно оснащались рацией, что позволило Дмитрию с легкостью связаться с командирами звеньев. Через несколько секунд, полтора десятка ганботов, оторвавшись от увлекательной перестрелки с "Хаундами", приступила к выполнению своей задачи.
   Первая пятёрка торпедоносцев, попыталась прорваться к головному кораблю, но потерпела неудачу. Флагман защищали с особой яростью, а зенитный огонь здесь был особенно мощен. Но этот маневр позволил отвлечь значительную часть сил, что бы несколько машин под командованием Витгефта и Трихвостова сумели зайти сзади.
   Лейтенант первый провел атаку, сумев уйти в сторону от зенитных трасс, он выпустил все имеющиеся торпеды, стремясь поразить "взлетные контуры". Ведомые повторили его маневр, разукрасив брюхо атакованной "Молнии", серией огненных цветков.
   Следом настала очередь Витгефта. Торпед у него было не так уж много, поэтому трюк безбашенного Трихвостова показался ему чересчур рискованным. Вместо этого он решил испробовать кое-что другое, разработанное не так давно. Изучая схемы "Молний он очень быстро обратил внимание на то, что из-за тяжести орудия, машинное отделение было перенесено к самой корме. Защита там впрочем имелась достаточно надежная, но в паре мест имелась слабина, из-за выходящих наружу систем охлаждения.
   Конечно подобного было недостаточно для поражения машин, но по мнению Витгефта, имелся шанс достать важные узлы градом осколков. Потеря мощности грозила "Молниям" гибелью, поскольку места для дублирующей энергоустановки у них не имелось. Взлет и движение обеспечивала одна единственная машина, что являлось несомненно слабым местом данного типа корабля.
   Пятерка Дмитрия атаковала с кормы. В их сторону ринулось несколько "Хаундов", которых в свою очередь перехватили подчиненные капитана Орлова. Последний, вместе со своей командой уже сбросил все бомбы и торпеды, и переключился на борьбу с ганботами противника. Оставались только зенитные орудия, но корма в этом плане была изрядно оголена.
   "Десмоды" маневрируя под редкими очередями, на полной скорости приближались к противнику. Первые торпеды были пущены с километровой дистанции, в расчете на то, что они смогут отвлечь на себя артиллерию корабля. Сам Витгефт держался до последнего, рассчитывая поразить цель в упор.
   К сожалению, подтвердить свою теорию ему так и не удалось. Да, торпеды как и положено поразили именно тот участок борта в который он целил. Но буквально с секундным запозданием, в это же место воткнулась еще одна полутораметровая "сигара" выпущенная его ведомым. Образовавшегося отверстия хватило, что бы проникнуть внутрь и взорваться уже в машинном отделении.
   "Молния" начала заваливаться, резко теряя высоту. Соседний корабль, атакованный тройкой капитана Гроссе, так же начал резко терять устойчивость. Силам альянса правда так же досталось. Горело сразу семь кораблей, причем два из них постепенно начинали снижаться. Тем не менее противник к этому моменту потерял темп и явно начинал осознавать, что успеха на этом участке ждать не следует.
   Пять рейдеров были сбиты ганботами, еще один обстреливаемый конфедератами на глазах превращался в огромный костер. Оставшиеся "Молнии" начали спешно перегруппировываться дабы отступить уже под прикрытие своего флагмана, но Витгефт не собирался отпускать их просто так.
   К этому моменту в распоряжении противника осталось не больше двух десятков "Хаундов" почти полностью расстрелявших свой боезапас. Ганботам альянса так же приходилось тяжело. Большую часть торпед и бомб они были вынуждены выпустить что называется наугад, что бы сравняться по характеристикам с юркими истребителями конфедератов. Часть машин даже бросилась к своим кораблям, дабы спешно пополнить боезапас. Оставшиеся, решили использовать всю имеющуюся в наличии мощь, для нанесения хоть какого-либо урона.
   Невзирая на огонь зениток и довольно опасные выпады ганботов заграждения, "Десмоды" и немногочисленные "Акулы" смело кидались на корабли противника, поливая их огнем из скорострельных пушек и выпуская оставшиеся ракеты. Часть крейсеров, осознав, что угроза миновала, осмелев даже усилила огонь, хотя по мнению Витгефта подобное было лишним. Меткость артиллеристов оставляла желать лучшего, зато имелся немалый риск получить тяжеловесный подарочек от своих же.
   Тем не менее кое что ганботы сделать сумели. В нескольких местах, от попаданий ракет вспыхнули пожары. Зенитный огнь и без того не отличавшийся особой интенсивностью, постепенно слабел, по мере того как силы альянса выбивали стрелков. Последний факт давал возможность пилотам действовать с особой наглостью. На боевых рубках кораблей был сосредоточен максимальный огонь, в надежде лишить "Молнии" управления. В одном случае это даже удалось. Вражеское судно отделилось от строя, моментально став мишенью для десятков машин.
   Подобное могло продолжаться до бесконечности. Несколько "Десмодов" первыми сбежавшими пополнить боезапас уже успели вернуться и приступить к заходу на цель, когда мимо "Молний" пронеслось несколько дымных следов пристрелочных снарядов. Дмитрий моментально встрепенулся и поспешил обернуться. Сверху на строй вражеских кораблей заходил, сумевший вернуть управление, Харуна. Следом за ним маячил "Богатырь" ведущий огонь сразу по всем кораблям конфедератов.
   Витгефту оставалось лишь облегченно вздохнуть. С появлением на сцене больших пушек, его ганботы сразу потеряли всякое значение. Одна из "Молний" разлетелась на куски, получив сразу два "чемодана", другая, подвергнутая особо сильному обстрелу, постепенно замедляла ход.
   Маленькая эскадра конфедератов уменьшалась на глазах. Их крейсер так же получил немало повреждений и явно не мог противостоять троекратно превосходящим силам. Удача, так сильно способствовавшая им в самом начале, оказалась бессильной против численного превосходства. На глазах Витгефта, крейсер начал сбавлять ход, выбрасывая в воздух черные парящие шары. Последнее означало абсолютное и безоговорочное подчинение кораблям противника. Авианосец и две уцелевшие "Молнии" поспешили повторить его маневр.
   Фактически битва была закончена и оставалось самое серьезное и неприятное: подсчет потерь... Дмитрий нахмурился, пытаясь угадать, сколько из его учеников сегодня не смогут вернуться в родные казармы. Отдав приказ, он разослал разведчиков, с целью изучения обстановки. В такой суматохе, пара-тройка ганботов конфедератов могли попытаться спрятаться в облаках. Остальные же поспешили обратно на свои корабли. Бой был окончен.
  
   ***
  
   К удивлению Витгефта, потери составили всего три машины, причём одного пилота даже успели спасти. Выбросившись из пылающего ганбота, он висел на спаспоясе до тех пор, пока его не подобрали спасательные шлюпки. В целом полевое испытание "Десмодов" новой модификации можно было считать успешным. Машины обладали не только большей мощностью, но и повышенной надежностью. В этом Дмитрий успел убедиться, увидев следы попаданий в различных частях фюзеляжа. Про потери второй группы пока ничего не говорили, но учитывая что им пришлось воевать на старых машинах, прогноз был не очень оптимистичным. Хотя, прикинув опыт пилотов, Витгефт пришел к мнению, что и там не должно быть пугающих цифр.
   Вот кораблям прикрытия повезло куда меньше. Будучи обычными транспортниками, с установленными на них артиллерией и площадками для ганботов они не особо подходили для ведения открытого боя. На двух кораблях по-прежнему велась борьба с огнем, еще с одного спешно эвакуировали команду, поскольку все попытки удержать его в воздухе не увенчались успехом. Но в целом это можно было посчитать достойной ценой за победу. Витгефт считал, что им крайне повезло, захватить сразу четыре боевых корабля противника. Это означало, что в ближайшее время флот альянса сможет увеличить свои силы за счет трофейных судов.
   Совсем иного мнения был командующий силами прикрытия вице-адмирал Громов. Расхаживая по палубе транспортника "Берёза", он яростно теребил пустой рукав своего кителя, громогласно обвиняя командование во всех грехах.
   - Воздушного угря им в задницу, - рычал он недовольно. - Эти недоумки из штаба не могли придумать ничего более умного, чем поставить меня во главе этих гражданских молокососов, не знающих даже какой стороной пихать снаряд в орудие. С такими умениями их подымут на смех все портовые шлюхи!
   - Полно вам, Валентин Гидеонович, - вежливо улыбнулся Витгефт, уже хорошо изучивший все повадки однорукого командира. - Вы же сами знаете, что с резервами у нас полный швах. Надо благодарить того выдумщика, который смог предложить хоть такой вариант. И, кроме того, на совещании вы сами согласились на подобный план, поскольку всё упиралось в то, что гражданские просто постоят в сторонке, пугая своим видом потенциальных беглецов. Кто же знал, что нам сразу два корабля из строя выведут.
   - Кто знал, кто знал... А то что у конфедератов артиллерийские школы на две головы выше наших, про это сразу забывают... Хорошо хоть пилотов мы готовим так, что есть чем ответить.
   - Эти тоже были хороши, - Дмитрий сразу вспомнил юркий "Хаунд" которого он с упорством так долго пытался сбить.
   - Сюда бросили самых лучших, - отмахнулся адмирал. - На фронте наши летуны продолжают давать жару. А вот в плане артиллерии мы им проигрывали. Эх, а ведь когда-то наши флотские комендоры, брали все награды на стрельбах. - Громов замолчал, погрузившись в воспоминания.
   - Я бы не назвал наших артиллеристов плохими, - поспешил вступиться Витгефт. - Они хорошо знают своё дело.
   - Мне отсюда было хорошо видно, насколько они знают дело, - не сдавал своих позиций адмирал. - Этого "Диктатора" только с восьмого залпа накрыли.
   - Значит вот кого они притащили... - Пилот вспомнил эту серию. Лет тридцать назад в конфедерации строили тяжелые крейсера, называя их по имени первых правителей.
   - Я не ошибусь если это "Карл Хауссен". Кажется, только он один сохранил достаточно скорости и артиллерии, что бы участвовать в подобном. Остальные-то больше в тылу сидят.
   - Верю на слово, - Витгефт через бинокль посмотрел на то, как захваченные корабли берут на буксир и постепенно начинали отводить в сторону Нового Токио. - Они удаляются от нас. Разве у нас иной курс? - Обеспокоенно поинтересовался он.
   - Да, нашу разгромленную флотилию вызывают в Игельсбург. Там видимо устроят разборы, а затем отправят затыкать какую-нибудь дыру. Сколько раз уж подобное было.
   - А наш отряд? Я ничего не слышал про то, что нас собираются переводить из Красноуральска.
   - Вас так же приказано захватить. Причём на тот случай если ты начнешь возражать в приказе стояла пометка: "Лично от Пирата". Тебе это что-то говорит?
   - Говорит, - устало улыбнулся Дмитрий. - Говорит о том, что скоро будет очень весело.
   Витгефт погрузился в воспоминания. Он не видел своего бывшего командира с момента отбытия в санаторий. Подобное решение начальства тогда показалось ему глупым, но после общения с врачами, ему пришлось изменить своё мнение. Последние наглядно доказали ему, что без стороннего вмешательства в ближайшее время его ждал бы жестокий срыв.
   - И чем бы он закончился? - Вяло поинтересовался майор.
   - Кто знает, - пожал плечами седовласый профессор. - Кто-то самоубийством кончает, кто-то начинает убивать товарищей. Есть случаи, когда пытались в одиночку штурмовать вражеские позиции. А с вами летунами всё куда сложнее. Как узнать с чего это очередной пилот пошел на таран, от того что стал берсерком или просто устал от всего. Но вы не волнуйтесь, у нас работают хорошие специалисты, которые смогут привести вас в порядок.
   Врач не обманул. Уже через две недели, Витгефт начал осознавать, что у него вновь появляется вкус к жизни. Впрочем немалая заслуга в этом плане принадлежала и Игорю. Отправившись вместе со своим начальством он усиленно приводил его в чувство. Его бесхитростные рассуждения и мысли, как ни странно встряхивали побитого жизнью майора, вытягивая его из черной ямы.
   В любом случае, когда пришло время отправляться к новому месту службы, пилот чувствовал себя как новенький. Даже повышение в звании, и дождь из орденов внезапно было воспринято им крайне одобрительно. По крайней мере, еще несколько месяцев назад, его подобные мелочи практически не волновали, и пробуждение интереса к жизни и её подаркам можно было воспринять лишь как улучшение общего состояния.
   Обучающий центр оказался хорошим местом. К удивлению Витгефта, несмотря на заявление Сакамото, о том, что иметь дело ему придется с выпускниками академий, большую часть контингента составляли уже бывалые фронтовики. Правда ветеранов среди них не наблюдалось. На учебную базу отсылали максимум тех, кто служил не больше полугода. Начальство старательно отбирало перспективную молодежь, давая её тем самым дополнительные возможности для выживания.
   К моменту прибытия Витгефта, в центре скопилось почти полторы сотни курсантов, что уже перекрывало заявленные Сакамото требования в сотню пилотов. Правда часть из них очень быстро отсеялись. К сожалению Дмитрия, среди его подопечных оказалось немало одиночек, не признававших сражения в группе. Попытки добиться взаимодействия с ними заканчивались ничем и наставник был вынужден отправить их обратно, осознавая что тем самым обрекает их на скорую гибель.
   С оставшимися курсантами проблем не возникало. Они с увлечением делились друг с другом опытом, показывая всевозможные хитрости и трюки, благодаря чем обучающая роль подполковника была больше номинальной. В скором времени она свелась лишь к отработке тактики, которую его ученики немедленно отрабатывали на практике.
   База в Красноуральске оказалась достаточно спокойным местом. Здесь можно было не опасаться внезапных налетов или тревог с угрозами вторжения. Тем не менее курсанты не расслаблялись, готовясь в любой момент перехватить вражеские машины. Витгефт периодически устраивал для них учебные тревоги, каждый раз придумывая новые задачи и вводные.
   Проблемы начались месяца через три. Набравшись опыта, курсанты начали задавать вопросы на тему того, что: почему в то время, как у "Сахарной головки" разворачивается невиданное с момента начала войны сражение, где каждый человек был на счету, в тылу столь бездарно теряют время свыше сотни пилотов имеющих несказанно высокий уровень. Витгефт пытался охладить особо буйные головы, но количество вопросов и требований лишь возрастало на глазах.
   Что бы успокоить разбушевавшуюся молодежь, наставник демонстративно отправил запрос в штаб, и был серьезно удивлен оперативным откликом. Почти треть группы была отправлена на фронт, после чего на какое-то время наступило затишье. Дмитрий считал, что ослабление накала боевых действий еще больше успокоить подопечных, но те вскоре начали вновь требовать боя, и тут, словно по заказу нарисовался Громов. Последний поинтересовался, не хотят ли будущие герои опробовать свои силы на вражеских рейдерах. Герои оказались совсем не против и уже через два дня, весь состав обучающего центра с удобством располагался на палубах эрзац-авианосцев.
   Зная общий моральный настрой, Витгефт не сомневался в том, что те только с радостью воспримут новое задание. Но зная Роджера и Сакамото, он был уверен, что им предстоит что-то такое, по сравнению с чем, сегодняшний бой покажется не более чем детской свалкой в песочнице.
   Лёгкий толчок отвлек его от мыслей и рассуждений. Корабли наконец начали выдвигаться на новый курс. На север, на Игельсбург и дальше к линии фронта. Туда где вскоре решится всё...
  
   ***
  
   Штаб изрядно изменился за последние полгода. Влияние Сакамото было видно во всём, начиная от организации службы и заканчивая личным составом. Сами собой куда то исчезли все штабные блюдолизы, всевозможные генеральские сынки и полковничьи дочки. Зато изрядно добавилось людей с армейской выправкой. Покрытые шрамами, хмурые или напротив злобно-веселые, они не обращая внимания на внешний лоск, молча делали своё дело.
   Витгефт, прибывший на совещание к адмиралу Сакамото с одобрением отнесся к переменам. Хотя в данный момент его больше всего волновали детали предстоящей операции. Среди присутствующих в зале, как ему казалось, он был самым низшим по званию, но к счастью никого это не волновало. Все сосредоточено следили за начальством, боясь упустить хоть малейшее слово.
   Сам адмирал изрядно сдал. Казалось, что груз проблем свалившихся на него даже уменьшили его рост, а количество морщин и седых волос изрядно увеличилось. Тем не менее его глаза по-прежнему яростно сверкали, словно говоря о том, что враги просто обязаны трепетать перед его именем. Встав со своего места, он остановился у стены, на которой висели карты и всевозможные схем, после чего начал свою речь.
   - Господа, - спокойным и неторопливым голосом начал адмирал. - Я не буду никого хвалить и заверять в том, что у нас все хорошо. Напротив, ситуация с каждым днём становится всё хуже и хуже. Несмотря на все наши успехи, противник продолжает накапливать силы и что самое отвратительное опережает нас по многим показателям. Такими темпами нам придется вновь уйти в глухую оборону, что автоматически ведёт к тому, что мы потеряем ряд уже отбитых территорий.
   - Прошу прощения, - внезапно подал голос один из офицеров. Витгефт смутно припоминал, что он занимался курированием модернизации и создания новых кораблей. - Но на мой взгляд это значительное преувеличение. Ремонт идет ускоренными темпами. Больше половины кораблей, выведенных из строя в процессе операции "Туман" уже готовы вернутся в строй. Ремонт остальных займёт считанные недели и...
   - А у нас есть эти недели? - Сакамото осадил инженера. - Конфедерация имеет куда большие возможности и при равных потерях, способна продолжать ведение боевых действий. Нам следует поблагодарить контр-адмирала Дрейка, за то, что благодаря его умелым действиям, в метрополии конфедерации вспыхнули сильнейшие волнения. Благодаря ему часть ресурсов, которые должны были бросить против нас, использовалось для борьбы с паникой, бунтами и прочими внутренними неурядицами. Но в тоже время его действия пошли и на пользу конфедерации. Те, к нашему глубокому сожалению, воспользовались волнениями, как предлогом, что бы сменить руководство. Теперь армией и флотом командуют в основном молодые таланты, хорошо проявившие себя в боях, и это уже сейчас выходит нам боком.
   - У нас тоже талантов хватает, - проворчал кто-то из глубины зала, явно задетый подобным высказыванием.
   - Хватает, а вот с техникой напряг, - Сакамото остановился у карты изображавшей восточное полушарие "Иринии". - Да, мы заказали у Клодии и Иланского султаната новые корабли. Да и верфи Игельсбурга обещают наконец выдать первый линкор седьмого класса. Будет чем ответить "Титанам". Но конфедераты не стоят на месте, они усиливают свою мощь и, кроме того, осознав, что старые стратегии перестали работать, решают попробовать кое-что новенькое... Но подробней вам расскажет человек, на плечи которого мы и собираемся возложить всю тяжесть борьбы. - Последние слова адмирала заставили вскочить сидевшего рядом с ним Роджера. Последний на взгляд Витгефта изрядно исхудал и выглядел еще более потрепанным чем после битвы с "Титаном", но старался держаться молодцом.
   - Краткое отступление, - начал он, занимая место Сакамото у карты. - Как вы знаете, внезапный штурм Сахарной головки привел к тому, что нам удалось без проблем захватить все форты "Серой линии". С "Зеленой линией" дело обстояло куда сложней. Там успели подготовить оборону и отбить все наши атаки. Несмотря на то, что наши войска сумели взломать оборону, закрепиться они так и не смогли. Тем не менее попытки конфедерации выбить нас с образовавшегося плацдарма завершились крупными потерями. В итоге в настоящее время в данном регионе наблюдается некоторое затишье. Как мы, так и наши противники собираем там силы, для проведения решающего штурма и весь вопрос состоит сейчас лишь в том, кто первый нанесет удар. На той стороне так же хорошо понимают данную истину, поэтому они поспешили изменить свою тактику.
   - Рейдеры, - вновь раздался ворчливый голос из зала. Витгефт с интересом посмотрел в ту сторону, но головы соседей перекрывали весь обзор.
   - Верно! - Кивнул Дрейк, продолжая свою речь. - Впечатленные нашими подвигами они решили повторить подобное, но в куда более крупных масштабах. Легких кораблей у них хватает, поэтому в ход идут небольшие группы, проникающие глубок в тыл. К счастью наша разведка пока работает на высоте и большая часть подобных эксцессов была пресечена еще на начальной стадии. Но к сожалению всё идет к тому, что вскоре нам предстоит тяжелое испытание.
   - Не надо нас пугать! - Дмитрий наконец смог разглядеть ворчуна. Мрачный офицер, с большими пышными усами, явный выходец восточных колоний. - Давайте факты!
   - Можно и факты, - указка Роджера ушла в самый низ карты, уткнувшись в скопление ярко красных пятен. - Думаю этот район многим здесь знаком. Вертиго считается самым любимым местом для рейдеров обеих сторон и причина проста. Тысячи небольших островов, имеющих кучу естественных укрытий. Постоянные потоки "мистерия" позволяющие спрятаться от любой погони. Ну и самое важное, близость основных торговых трасс. Поскольку попытка обогнуть этот район удлинит путь как минимум на два-три дня, большинство судов идут напрямую.
   - И нам приходится выделять немало кораблей на защиту караванов, - этого человека Витгефт знал неплохо. Контр-адмирал Геннадий Скворцов, курировавший конвои и охрану торговых портов. Учитывая общую нехватку техники, данный вопрос для него стоял особенно болезненно.
   - Приходится, - согласился с ним Дрейк. - Конечно, хватает немало отчаянных одиночек, пытающихся прорваться, используя скорость, и немалому числу это даже удается. Тем не менее, список потерь внушает. Но это всё мелочи по сравнению с тем, что нас вскоре ожидает. - Он замолчал, выдержав паузу, и обведя усталым взглядом зал, произнёс. - По нашим сведениям, конфедераты собирают в этом регионе довольно крупную группировку кораблей. В её состав уже входит один линкор, три дредноута, и два десятка кораблей прикрытия. Учитывая просторы Вертиго, можно назвать чудом, что нам удалось это обнаружить.
   - С такими силами они могут с легкостью громить все караваны, невзирая на прикрытие, - произнес обеспокоенным тоном Скворцов.
   - Мы тоже так считали, пока не сумели частично взломать их код. Планы конфедератов лежат гораздо дальше. Для начала взгляните на это, - его указка прикоснулась к одному из значков, лежащих на границе территорий альянса. - Архипелаг Диомеда и одноименная база флота. До недавнего времени считалась одной из самых сильных и мощных, ибо на её плечах лежала защита большей части южных территорий. Но после того как большую часть кораблей забрали для штурма фортов ситуация резко изменилась.
   - Считалось, что главную опасность в этом регионе представляют лишь одинокие рейдеры, - извиняющимся тоном произнес Сакамото. - То что конфедераты смогут протащить у нас под носом целый флот мы даже и представить не могли.
   - Конфедерация выбрала самый оптимальный момент, - вновь продолжил Роджер. - Мы не можем вернуть корабли назад, поскольку любое ослабление наших сил на Сахарной головке приведет к ответному штурму и многочисленным потерям. Но и оставить ситуацию без внимания так же не можем. Имеющихся сил недостаточно для отражения атаки. По нашим расчетам флоту противника для уничтожения базы Диомеда хватит двух суток, после чего им не составит труда высадить десант на земле Святого Йосифа.
   На последних словах Дрейка присутствующие в зале резко оживились. Каждый из них понимал что это значит. Над головой альянса нависла перспектива потери одного из самых развитых индустриальных районов. И пусть противник не сможет провести достаточных сил, это не помешает ему нанести серьезный урон.
   - Если говорить о политическом моменте, - кряхтя произнес Сакамото. - То дело может закончиться распадом альянса. Мне уже приходили намеки из министерства, что в случае прорыва неприятельского флота к нашим тыловым базам в Швебенланде, дойчи немедленно разорвут все договоренности и сосредоточатся на обороне родных земель. А это как вы сами понимаете почти сорок процентов всего флота.
   - В таком случае, что остается нам? - Вновь подал голос пышноусый капитан.
   - Для начала немного экскурса в историю. Про проект "Панцербрехен" я думаю слышали все. Крейсер "Денис Давыдов" сумевший провести тот крайне удачный рейд, - на этих словах по лицу Витгефта пробежала тень. Он хорошо помнил, что осталось от его эскадрильи по окончанию рейда. - Он сумел доказать удачно задуманной конструкции. К сожалению в штабе её посчитали недостаточно рентабельной и проект закрыли. Но к этому моменту были закончены испытания еще шести судов данного класса. Фактически на руках мы имеем небольшую эскадру способную в совокупности нести до сотни ганботов.
   - Шесть крейсеров и сто ганботов, против флота тяжелых кораблей? Это даже не смешно, - фыркнул недовольный капитан.
   - Я с вами согласен, - кивнул головой Роджер. - Но как вы понимаете это еще не всё. Задолго до того как верфи Игельсбурга начали разрабатывать данный проект, их коллеги из Нового Токио так же обдумывали данную идею. Будучи склонными к гигантомании они решили не мелочиться, что в итоге вылилось в создание тяжелого авианесущего крейсера. Рабочее название проекта "Ямасиро", но головной корабль уже передан в распоряжение частей Красноуральска и получил наименование "Вещий Олег".
   Молодой адъютант, до этого сидевший в углу и послушно записывающий речи, резко вскочил и повесил плакат со схемой корабля. По рядам моментально пронеслись восторженно-заинтересованные шепотки. Витгефт удивленно раскрыл глаза. Нижнюю часть корабля украшали четыре башни главного калибра, что считалось немыслимым. Обычно это место занимали "взлетные контуры", оставляющие пространство максимум для зенитных орудий. Но данный корабль, похоже успешно игнорировал общепринятый принцип. Слова Роджера разом озвучили мысли многих.
   - Как вы наверное уже догадались, на этом корабле реализована стержневая система "взлетных контуров". Её разработки велись давно и во многих странах, но в настоящее время лишь в Новом Токио удалось добиться столь значимых результатов. В результате мы наконец получили корабль способный в полной мере реализовать преимущество высоты.
   Глаза флотских офицеров жадно пожирали чертежи и Витгефт их отлично понимал. Общепринятая система "радиальных контуров" занимала почти всё пространство нижней части корабля и была крайне уязвима. Две-три удачно прошедшие торпеды могли лишить летучести даже самого могучего стального исполина. Всё это привело к тому, то в битвах флотилий, корабли усердно стремились к тому, чтобы не дать никому зайти снизу.
   Все надежды связывали со стержневой системой. В этом случае огромные массивные кольца заменялись сотнями штырей ведущих от генератора "турбаниевого поля". Для устранения летучести требовалось уничтожить большую часть из них, что уже сложно было добиться парой удачных попаданий. Кроме того согласно расчетам, это давало возможность посекционного управления элементами поля, что значительно повышало маневренность. Да, новый корабль однозначно мог изменить всю существующую до этого момента тактику боя.
   - Генераторы поля запрятаны в глубину корпуса, - продолжал свою лекцию Роджер. - Теперь поразить их стало не так просто. Кроме того, корабль может нести запас стержней и по возможности менять поврежденные в результате боя, как вы понимаете это дополнительный плюс к живучести. Маневренность повысилась на пару порядков и теперь он может на равных танцевать с легкими крейсерами. Так что надеюсь вы понимаете, господа, что в данных условия этот корабль может сыграть немалую роль в предстоящей операции.
   - Что с вооружением? - Голос ворчливого капитана потеплел на несколько градусов.
   - Главный калибр десять дюймов. Орудия расположены в десяти трехорудиных башнях. Шесть наверху и четыре внизу. Подобная схема позволяет в равной степени реализовывать преимущество высоты, причем неважно, с какой стороны окажется противник, сверху или снизу. Шесть торпедных аппаратов револьверной конструкции позволят пру удаче пустить кровь даже "Титану", ну а сорок пять пятидюймовых универсалок способны задать жару легкому крейсеру или случайно подвернувшейся "Молнии"
   - Тем не менее подобного будет маловато для борьбы с целым флотом.
   - Я уже говорил, что корабль разработан по схеме авианесущего крейсера. Он способен нести до шести десятков ганботов разного класса. Думаю многие из вас слышали имя Дмитрия Витгефта, - на этих словах подполковник автоматически вдернул голову. - Его эскадрилья из десяти машин смогла уничтожить два дредноута, один линкор и тяжелый авианосец. В данной операции ему вновь выпадет шанс продемонстрировать свой талант, только на этот раз под его началом будет уже полторы сотни машин. Мы выделили самых лучших пилотов, экспертов в своём деле, поэтому даже будучи в меньшинстве, можем оказаться немалой угрозой для флота вторжения.
   - Предварительный план операции заключается в том, что бы выманить врага из его логова до начала операции, - вновь встал Сакамото. - Возможно, что, будучи разоблаченными, они будут вынуждены повернуть назад, но я бы не надеялся на подобный исход. Кроме того, в распоряжение контр-адмирала Дрейка будут переданы все имеющиеся в наличии рейдеры, действующие в данном районе.
   - И что мы будем делать, если контр-адмирал Дрейк не справится с порученной миссией? - Поинтересовался Скворцов. Ответ Сакамото был ёмким и кратким.
   - Молиться.
  
   ***
  
   Сжатые временные сроки, вот что больше всего беспокоило Дмитрия. Если во времена их отчаянного рейда, команде дали несколько недель на то что бы превратится в слаженную команду, то в данном случае речь шла уже о днях. И если за свою группу он был уверен, то в отношении остальных испытывал сильные сомнения. Правда Роджер поспешил их развеять как можно скорее.
   - Наш отряд готовили уже три месяца. Планировали провести еще один рейд, но с массовым ударом по окраинным городам. Но условия резко изменились и теперь наша задача уже не допустить врага на свою территорию.
   - Силы явно неравны, - заметил Витгефт, обеспокоенно изучавший лицо своего командира. Штабная служба сильно подкосила его. Вместо былой безбашенности взгляд Дрейка излучал обеспокоенность и тревогу. - Вряд ли мы сможем обеспечить разгром этого соединения.
   - Это не является нашей задачей, - поспешил приступить к объяснению Роджер. - Главное заставить их убраться оттуда. Для этого достаточно вывести из строя один из дредноутов или хотя бы авианосец. В общем всё как в прошлый раз, только сил у нас побольше будет.
   - Главное что бы их оказалось достаточно для выполнения задачи, - осторожно ответил Витгефт.
   - Лично меня больше интересует кто возглавляет этот проект, - продолжал Дрейк, задумчиво глядя в окно. - После смерти Фишера флотское руководство конфедератов изрядно перетрясли. В отставку отправили огромное количество народу. С одной стороны это правильно, от стариков мыслящих категориями прошлых войн следует избавляться. Но в нашем случае это означает, что в ближайшее время придется иметь дело с людьми, чьи поступки практически невозможно предсказать.
   - У нас наблюдается, аналогичная картина, - парировал Дмитрий. - Поэтому данное утверждение работает в обе стороны.
   - Хе, - Дрейк внезапно ухмыльнулся и шепотом произнес. - Абсолютно свежие новости. Буквально перед совещанием узнал.
   То что он рассказал ввело Дмитрия одновременно в состояние шока и радостной эйфории. Сакамото наконец смог получить долгожданную победу, провернув невероятно хитрый план.
   Как оказалось, бессмысленный штурм фортов Сахарной Головки, являлся не более чем отвлекающим маневром. И пока на поверхности, народ умирал тысячами под плотным артиллерийским огнем, многочисленные спецы готовили удар в спину. То что раньше эта территория принадлежала альянсу значительно облегчало дело. Инженеры имели на руках карты туннелей и пещер, что дало им возможность очень быстро повести все необходимые расчеты. Непрекращающаяся канонада помогла скрыть отзвуки от подземных работ, дав тем самым возможность выйти к "Зеленой линии".
   Затем последовали месяцы затишья, за время которых альянс сумел свезти достаточно техники в подземелье, попутно проведя работу по изучению структуры фортов. Торопится никто не спешил, отлично понимая чем может обернуться такая спешка.
   Тем не менее, операцию по захвату начали раньше времени. Разведка донесла о перемещении крупных групп кораблей и Сакамото принял решение организовать собственную ловушку. "Зеленую линию" захватили почти бесшумно. Самое главное удалось захватить все узлы связи, благодаря чему конфедераты, что называется, проспали захват своих укреплений.
   Поэтому когда над позициями альянса нависли два "Титана" в сопровождении десятка кораблей рангом поменьше, они даже не подозревали о том, что окажутся меж двух огней. Мало того, для подобной операции было решено испытать новые самоходные орудия, разработанные в качестве альтернативы "Молниям"
   Поскольку верфи альянса вряд ли выдержали бы заказ нескольких десятков кораблей нового типа, было решено пойти другим путем. На тяжелые грузовые платформы, переназначенных для перевозки горных машин и оборудования, ставились устаревшие двенадцати и четырнадцатидюймовые мортиры. Последних достаточно скопилось на складах и вот теперь им предстояло сыграть свою роль. Конечно ни о каком огне с ходу и речи идти не могло, зато, оборудованные специальными захватами они могли закрепляться на любой поверхности. В условиях строжайшей секретности Сакамото удалось переправить почти полторы сотни таких платформ, утроив тем самым огневую мощь "Серой линии".
   Урон понесенные конфедерацией был ужасен. Два дредноута были сбиты, прежде чем смогли открыть ответный огонь. Один из "Титанов" потерял как минимум половину взлетных контуров и был вынужден совершить посадку прямо на территории альянса, где его довольно быстро сумели захватить. Второму гиганту к сожалению удалось уйти, почти без повреждений. Держась в тылу, он находился под прицелом окраинных фортов "Зеленой линии". Но последние не могли стрелять по причине отсутствия снарядов. Как оказалось, этот сектор проходил срочное перевооружение и замену орудий. Новая артиллерия была установлена еще с вечера, а снаряды должны были привезти с утра, но из-за каких-то накладок доставка сильно запоздала. В итоге по линкору вели огонь только три недемонтированные мортиры, которых не успели заменить.
   Но в целом это тянуло на полноценную победу. Противник потерял три тяжелых корабля, а так же большую часть оборонительных сооружений. Еще часть кораблей получили тяжелые повреждения и вряд ли смогут в ближайшее время вступить в строй. И если не потерять темп, то уже к концу недели вся Сахарная головка могла полностью перейти под контроль альянса.
   - Такими темпами скоро подземные базы Шлосс Адлера вновь заработают на полную, - добавил под конец Дрейк. - И это значит что территория Бигленда наконец окажется в пределах досягаемости наших ганботов.
   - Это хорошо, - Дмитрий прокрутил полученную информацию, но тут же нахмурился. - С другой стороны это значит, что конфедераты станут в несколько раз злей. Нам придется несладко, в попытках их остановить. Боюсь одним сбитым дредноутом или авианосцем тут не обойдешься. Придется основательно пускать кровь.
   - Пустим! - Яростно уверил его Роджер. - Я изучил новый корабль и поверь мне, они не выстоят против него. А в совокупности с ганботной мощью, мы будем сражаться, что называется на равных.
   - Хотелось бы в это верить? - Витгефт недовольно побарабанил пальцами по стене, после чего добавил. - У меня нехорошее предчувствие.
   - У меня тоже, - мрачно ответил Дрейк. - Но боюсь этого мало, что бы отменить операцию. Кроме того. - Он тяжело вздохнул. - Там будут "Молнии". Десятки "Молний". А я после нашего рейда так и не увеличил счёт их потерям.
   - В наших условиях личная месть является довольно дорогой штукой.
   - Зато даёт дополнительный стимул. В любом случае я постараюсь избавиться от большинства этих мелких тварей.
   - Сколько у нас осталось времени? - Дмитрий поспешил сменить неприятную тему. Роджер устало вздохнул и ответил.
   - Три-четыре дня. Потом будем выдвигаться. Рейдеры Вертиго пока не дают конфедератам набрать мощь, уничтожая корабли снабжения. Последние кстати действуют очень хитро. Через территорию проходит конвой, от которого в нужный момент отделяется один-два корабля. Никто ничего не замечает, а противник получает неплохой канал для снабжения. Часть боевых судов для своей группировки они так же получили посредством пополнения от охранения конвоя.
   - Но мы то заметили.
   - Случайно. Честно говоря, рейдерам сейчас не позавидуешь. Они могут уничтожать все суда, но это будет означать, что замысел конфедератов раскрыт, и они немедленно начнут выдвигаться. С другой стороны пропускать все корабли снабжения, означает, что противник наберет силы раньше, чем это нужно нам. Вот и приходится им выбивать отдельные, исходя из особенностей момента. К примеру за последнюю неделю они уничтожили уже четыре танкера. Боюсь, нехватка топлива некоторое время не позволит им выходить с тайной базы.
   - Всё равно времени мало.
   - Согласен, но в данном случае от меня мало чего зависит. Остается только выдвигаться на место, а там... Бой покажет.
  
   ***
  
   Эскадра скрытно продвигалась к месту своего назначения. Шансы столкнуться с "Молнией" или катером разведки считались крайне высокими. Местные рейдеры, переданные под начало Роджера обеспечивали прикрытие, но в условиях когда окрестности заполнены "мистерием" и парящими глыбами, контролировать обстановку было очень сложно.
   Тем не менее внутри кораблей бурлила жизнь. Несмотря на то, что к походу готовились уже давно, перед самым отходом вскрылось множество проблем, которые требовалось решить до начала боя. Особенно это касалось команды Витгефта, столь резко переброшенной прямо на фронт.
   Ганботы спешно приводились в порядок. Неполадки приходилось убирать что называется прямо на ходу. К счастью техническая служба "Вещего Олега" не уступала аналогичным на стационарных базах. Крейсер был оборудован, что называется по последнему слову техники и имел возможности на порядок превосходившие другие корабли.
   Тем не менее это не отменяло того факта, что поход начинался практически без подготовки. Конечно на войне подобное случалось часто, но в условиях когда требовалось провести очень сложную и опасную операцию, от исхода которой зависела вся дальнейшая кампания, подобное могло обернуться неприятными последствиями. Дмитрий искренне надеялся, что у него не будет проблем при попытках скоординировать действия с другими эскадрильями. Несмотря на заверение, что комплектовали их из бывалых фронтовиков, он отчетливо понимал, что все возможности их можно будет увидеть лишь в реальном бою.
   А пока Витгефт был вынужден составлять схемы боя исходя из предоставленных условий. Роджер, как большой специалист по Вертиго, предоставил ему множество данных. В целом это походило на "Мясорубку", только большего масштаба. Подобные условия предоставляли широкие возможности для засад и в то же время сильно затрудняли обнаружение противника.
   Хорошим сюрпризом для Дмитрия стала встреча с Игорем. Последний умудрялся каким то образом не попадаться на глаза и был обнаружен случайно во время обхода ангара. Заинтересованный шумом, Витгефт направился в дальний угол где и стал свидетелем турнира по борьбе. Игорь как раз с легкостью заломал бойца из механиков, после чего под радостный рев толпы направился умываться.
   - Лихо ты его, - откомментировал Витгефт подходя к своему подчиненному.
   - Парень слишком нахрапом любит брать, - отмахнулся пилот. - Привык доверять своей силе вот и попался. Как кстати мой второй номер у тебя поживает?
   - Сатоши? Хорошо. Сработались с ним нормально. А ты что, хочешь его обратно забрать?
   - Оставь себе. Я сейчас на "Бочках" летаю, а у нас иные условия.
   - "Бочках"? - Дмитрий оглянулся, задумчиво изучив стоящую рядом машину. "Накадзима G-6" относился к классу сверхтяжелых штурмовиков. Получивший столь нелестное прозвище среди своих пилотов он обладал тремя несомненными достоинствами и одним пагубным недостатком. К достоинства следовало отнести хорошую скорость, позволявшую уходить даже от истребителей, солидную огневую мощь, способную нанести серьезный урон даже крейсеру и наконец неплохую броню. Недостатком же являлась крайне низкая управляемость и маневренность, что стало своеобразной притчей во языцех.
   Считалось, что если противник успеет развернуть свои зенитные орудия, то шансы на выживание для пилотов падали практически до нуля. И оставалось лишь гадать, что же именно заставило Роджера взять с собой аж десять таких машин. Впрочем возможно он рассчитывал на возможность организации засад, где можно было наплевать на маневренность, сосредоточившись только на скорости и ударной мощи.
   - Да, буду руководить вторым звеном.
   - А эти развлечения, часть тренировок? - Дмитрий кивнул в сторону приводимого в чувство механика.
   - Стараюсь держать себя в форме, а то вдруг снова собьют.
   - Тебя опять что ли сбили?
   - Нет, - Игорь засмеялся и плеснул на себя воды из умывальника. - Но ты же знаешь мою карму. Небеса не с одной стороны любят меня, а с другой периодически проверяют на прочность. И кстати, хотел тебя спросить. Как тебе наш капитан.
   - Ну ты нашел что спросить, - Витгефт нахмурился, пытаясь сформулировать ответ. К его удивлению командовать "Олегом" был поставлен тот самый ворчливый усач, сидевший на совещании. Капитан второго ранга Герхард Сигизмундович Миллер, производил впечатление конкретного зануды и педанта. Общение с ним являлось очень тяжелым делом, но при этом он на удивление мог чётко организовать работу. Тем не менее самого Витгефта он пугал. Его взгляд пронизывал насквозь не хуже рентгена, заставляя трепетать даже повидавших многое фронтовых пилотов. - Как офицер он хорош, по крайней мере претензий предъявить ему не за что. - Наконец осторожно начал он. - Но вот в друзьях я бы такого иметь не хотел. Удивляюсь, что Роджер выбрал такого на должность командира крейсера. Мне кажется им будет сложно сработаться.
   - Наш "Пират" ничего не делает просто так! - Поспешил возразить ему Игорь. - А то что он смог переманить к себе "Волкодава" с "Небесной Елизаветы" это на мой взгляд одно из самых гениальных его решений.
   - Постой, ты говоришь "Небесная Елизавета"? Этот тот самый тюремный корабль?
   - А разве есть другие?
   Дмитрий вновь погрузился в воспоминания. Про данный корабль он слышал многое. Так уж получилось, что во время боев за "Землю Рысьева" альянс был вынужден начать срочную эвакуацию этой территории. Особое внимание они уделили каторжной тюрьме, в которой содержалось немало политзаключенных. Последние, попав в руки конфедерации могли стать серьезным оружием, поэтому руководство приняло решение вывезти их подальше.
   Транспорт "Небесная Елизавета", предназначенный для перевозки преступников был неплохо вооружен по меркам гражданских кораблей. Многие еще помнили те времена, когда пираты нападали на суда, перевозящие их товарищей, дабы отбить их. А условия войны, требовали усиления мер безопасности. Другое дело что никто не знал, с чем им придется столкнуться.
   Уже чрез два часа похода, конвой оказался под ударом сил конфедерации. Охранение приняло бой, но их не хватило, что бы полностью прикрыть транспорты и последние дабы избежать уничтожения были вынуждены разбежаться в разные стороны. Тюремный транспорт подвергся атаке дюжины ганботов. К счастью уровень их подготовки оставлял желать лучшего. Все выпущенные ими бомбы и торпеды прошли мимо и всё могло бы обойтись, но увы...
   Шальная очередь, пущенная в сторону мостика, уложила на месте капитана, его помощников и почти всех старших офицеров. Оставшиеся в живых почти все получили ранения разной степени тяжести и не могли эффективно управлять кораблем. И тогда вся тяжесть ответственности легла на старшего полицейского инспектора, поставленного в качестве руководителя перевозки.
   Не имея ни малейшего понятия о том как управлять кораблём, он тем не менее смог организовать команду, попутно продолжая выполнять свои обязанности. На протяжении недели, под его руководством "Небесная Елизавета" отбивала беспрерывные атаки вражеских ганботов. Именно благодаря его руководству они сумели прорвать организованную конфедератами блокаду и добраться до территории контролируемой альянсом.
   Апогеем данного странствия явилась битва с эсминцем класса "Фурия". Последний к счастью уже был потрепан в боях и не имел достаточного хода. Да и погреба его оказались в достаточной степени опустошены. Поэтому бой свелся к десятичасовой погоне, сопровождаемой перестрелкой с максимальной дистанции. Новоиспеченный капитан сумел поставить противника в такие условия, что он мог вести огонь только из одинокого носового шестидюймового орудия, в то время как "Елизавета" могла отвечать залпами сразу из четырех кормовых стомиллиметровок.
   В итоге эсминец, получив два десятка попаданий, был вынужден отступить. Транспортнику тоже досталось, но он сумел сохранить ход и очень скоро оказался в пределах своих берегов. А учитывая, что на тот момент, характер войны оставлял желать лучшего дл сил альянса, его руководство стремилось использовать любой повод, что бы повысить моральный дух своих войск.
   Подвиг полицейского, который в течение недели руководил транспортом, сражаясь с врагом и подавляя бунты подопечных, облетел все газеты. До Витгефта доходили слухи, что руководство флота, сумело превозмочь свою неприязнь к данной касте и ценой невероятных усилий переманили героя в свои ряды. О дальнейшей его карьере он не знал, но как оказалось, Игорь уже успел изучить биографию капитана и мог поделиться сведениями.
   - Его долгое время держали старпомом на "Вольном". Ты вряд ли слышал, но этот корабль считается одним из самых успешных рейдеров. Потом его повысили до капитана. Ну а три месяца назад, наш "Пират" приложил все усилия, что бы переманить столь примечательную личность под своё крыло.
   - Ну после всего что ты рассказал, думаю он не ошибся.
   На этом разговор был закончен, поскольку Игоря позвали на совещание, а сам Витгефт вернулся к своей группе. Перед отлетом ему дали несколько новых схем кораблей и теперь требовалось изучить их на предмет возможных слабых мест.
   Эскадра продолжала свой путь сквозь каменное крошево. Радиорубки кораблей осаждали любопытствующие, стремящиеся узнать, чем же закончилась битва за "Сахарную головку". Увы, но долгожданные победные реляции пока не спешили поступать. Конфедераты, плотно зацепились за остатки территории и теперь с невероятным упорством выдерживали все атаки альянса.
   Даже чудо-оружие Сакамото не могло помочь их выкурить. Да и вообще, судя по ряду слухов, на деле оно оказалось не столь эффективным как планировалось изначально. Платформы не выдерживали такого сотрясения и периодически выходили из строя. Кроме того точность оставляла желать лучшего, от чего часто плотный огонь сразу двух-трех десятков самолетных орудий не могли поразить одинокий крейсер находящийся в пределах досягаемости.
   Впрочем кое-какие потери конфедераты несли и теперь старались вести себя не столь нагло. Тем не менее, судя по сопротивлению, тем явно требовалось удержать как можно большую часть сил у этого куска скалы. Исходя из порученной миссии, Витгефт не сомневался в том, что выдвижение засадной эскадры, последует уже в ближайшие дни.
   Первое боевое столкновение случилось, как это часто бывает внезапно. Эскадра огибала очередной парящий остров, когда из его тени резко выскочила канонерка конфедератов. Последняя явно не ожидала столкновения с такими силами, поскольку вместо того что бы отвернуть и попытаться сбежать, резко открыла огонь из всех орудий.
   Шедший головным крейсер "Бремен" среагировал быстрее всех. Его шестидюймовки обрушили на врага град стали, заставляя его корпус сминаться, словно под ударами гигантского молота. Несколько разрывов заставили канонерку полыхать от носа до кормы, поэтому залп главного калибра "Вещего Олега" можно было назвать "ударом милосердия".
   Корабль развалился на несколько частей. Выпущенные катера попытались было собрать уцелевших, но последних не обнаружилось. Как это иногда бывает, команда предпочла погибнуть вместе со своим кораблем. Что касается Роджера то он сделал выговор разведке, которая прошляпила противника. Если бы канонерка успела уйти, то на всей миссии можно было ставить огромный крест.
   Впрочем один только вид "Сердца Вертиго" заставил большинство команды забыть про возможные проблемы. Здоровенный столб "мистерия" уходящий далеко в стратосферу, вызывал ужас и в тоже время завораживал. Именно здесь и зарождались эти многочисленные блуждающие острова, создающие региону столь дурную славу. И именно здесь Роджер и собирался дать бой конфедерации.
  
   ***
  
   Витгефт изо всех сил напрягал глаза, пытаясь разглядеть противника во мраке пещеры. Свет от прожектора "Дерзкого" вырывал из темноты участки скалы. Казалось что где-где, а уж здесь, точно никого не было довольно длительное время. Но Дмитрий верил результатам разведки. Кроме того он хорошо помнил те времена когда им с Роджером приходилось проявлять чудеса изобретательности в попытках спрятать свой крейсер от чужих глаз.
   В любом случае следовало вести себя так, словно в этой расщелине никого нет. Со стороны всё должно было выглядеть так, словно разведгруппа просто изучает подозрительные острова с целью нахождения тайных баз рейдеров. И оставалось надеяться, что нервы конфедератов окажутся достаточно прочными. Весь расчет строился на том, что те не будут раскрывать своего присутствия ради пары разведчиков.
   Эсминец "Дерзкий", входивший в состав рейдеров Вертиго прикрывал команду Витгефта, попутно подсвечивая внутренности пещеры своими прожекторами. Именно его наличие должно было заставить конфедератов вести себя смирно до поры до времени. Если сбить легкие ганботы в их условиях не составляло труда, то скоростной корабль вполне мог постоять за себя и даже успеть передать сигнал о помощи.
   Четыре машины, на малом ходу влетели в зев пещеры, и, подсвечивая прожекторами, стали искать места для посадки. Дмитрию пришлось приложить немало усилий, что бы посадить перегруженный аппарат. Установка, вытеснившая всё вооружение, весила чересчур много, но в данном случае следовало потерпеть. Очередной план Роджера отличался нестандартностью, что давало немалые шансы на его успешное выполнение.
   Едва ганбот коснулся камня, как Дмитрий и Сатоши выпрыгнули из кабины, устремившись к переносимому грузу. Требовалось сделать всё быстро и чётко, но при этом не вызывая подозрения со стороны вражеских наблюдателей. Конфедераты должны были поверить в то, что их присутствие оставалось секретом для сил альянса.
   Убедившись что внешне, с бочкообразным устройством, всё в порядке, Витгефт снял с него крепления, отсоединив тем самым от своей машины, после чего отыскав пульт управления переключил пару тумблеров. Лёгкое жужжание, свидетельствовало о том, что механизм запущен. Дмитрий удовлетворенно кивнул и повернувшись к напарнику произнёс довольным тоном:
   - Ну теперь эти конфедераты попляшут. Стоит им только сунуться в эту пещеру как мы их сразу засечем и устроим тут хорошую мясорубку.
   Сатоши молча кивнул, не спеша отвечать. Впрочем, данная фраза была произнесена в адрес невидимых наблюдателей. Пилот не сомневался, что в данный момент все звукоуловители направлены в их сторону, записывая всё сказанное. Оглядевшись по сторонам он убедился в том, что и остальные машины разгрузили свою аппаратуру и теперь только ждут приказа командира.
   - Уходим, - Дмитрий занял своё место пилота и так же медленно оторвался от скалы, направляя машину к выходу. Прожектор "Дерзкого" скользнул по вылетающим ганботам, после чего эсминец начал медленно разворачиваться. Четверка "Десмодов" последовала за ним, постепенно удаляясь от парящей глыбы.
   В мыслях Витгефт прокручивал реакцию противника. Разведка альянса установила в пещере сигнализацию, что бы отлавливать рейдеры, но поскольку к этому моменту рейдер находился внутри пещеры, его техники должны были наброситься на установленное оборудование, дабы отключить его или изменить характеристики. А лучше всего забрать один или два с собой, для изучения и последующего дублирования. Естественно, что они осознают возможность установления системы самоуничтожения и примут все меры предосторожности.
   К этому моменту "Дерзкий" вместе с ганботами, занял свою позицию в тени близлежащего острова. От убежища врага их отделяло примерно пять километров и Витгефту пришлось достать бинокль. Время тянулось как патока. Казалось оно совсем остановилось, как это часто и бывало во время ожидания. Дмитрий барабанил пальцами по штурвалу, мысленно отсчитывая секунды. По его расчетам всё должно было уже начаться, но конфедераты явно решили действовать более осторожно.
   Несмотря на ожидание, мощный взрыв, сопровождаемый выбросом камней и пыли, стал полной неожиданностью. Тем не менее, силы альянса среагировали оперативно. "Дерзкий" и сопровождающий его "Летящий" моментально выдвинулись, наводя все орудия на зев пещеры.
   Нет, техники не напортили, изучая внутренности загадочных устройств. Просто Роджер еще ночью высадил команду сапёров, который имели дистанционное подрывное устройство. И едва конфедераты приступили к обследованию загадочных сканеров, диверсанты, засевшие в одной из трещин, поспешили активизировать запрятанные мины.
   Их мощности конечно не хватило бы для полноценного обрушения пещеры, но в данном случае план заключался в том, что бы как можно скорее выманить спрятавшийся крейсер, заставляя его вступить в бой, без предварительной подготовки. В противном случае у легких кораблей альянса было слишком мало шансов нанести поражение в артиллерийском сражении, поскольку свой флагман, Роджер пока светить не хотел.
   Крейсер конфедератов вынырнул из туч пыли в тот момент, когда эсминцы уже подходили к пещере. К удивлению Дмитрия, он сразу открыл огонь на поражение, сразу заставляя усомнится в успехе всей миссии. Первый же залп разорвал борт "Летящего" и вызывал разрывы на пехотной палубе "Дерзкого". Эсминцы впрочем не думали отступать и их ответный залп вызвал многочисленные разрывы по корпусу неприятельского корабля. Тем не менее, несмотря на многочисленные разрушения, крейсер почти не потерял боеспособности и начинал постепенно наращивать ход. Пяти и шестидюймовые орудия эсминца не смогли нанести ему значительных повреждений. А резкое увеличение скорости не позволило торпедистам успеть прицелится. Выпущенные торпеды прошли за кормой крейсера и частично были расстреляны огнем зениток.
   Впрочем Роджер отлично понимал с чем им придется иметь дело и в деле убиения судна конфедератов, эсминцы были не одинок. Крейсер "Бремен" до этого скрывавшийся в облаках, резко устремился в атаку, ведя огонь из всех стволов, попутно выпуская свой главный сюрприз, пять тяжелых торпедоносных "Бочек". Последние сразу вошли в пике, устремляясь к своей цели. В данный момент они могли реализовать своё единственное преимущество - скорость, прежде чем большая часть орудий сможет перенести огонь на новую цель.
   Торпедоносцы находились на расстоянии трёх километров когда зенитки крейсера, наконец открыли огонь. Прежде чем, те успели пристреляться по неповоротливым машинам, последние выпустили рой дымовых ракеты, попутно выпуская торпеды одну за другой. Скрытые за дымовой завесой они имели немало шансов прорваться к вражескому кораблю будучи незамеченными, хотя с другой стороны Витгефт сомневался что атака с такой дистанции может быть эффективной.
   Несмотря на всё мастерство, из пятнадцати торпед девять прошли мимо. Еще четыре, несмотря на дымовое прикрытие, оказались хладнокровно расстреляны зенитчиками практически в упор. Тем не менее, две тяжелые сигары смогли добраться до корпуса крейсера, вонзившись в него прямо в верхнюю палубу.
   Мощные разрывы чуть не опрокинули корабль, заставив его опасно накрениться. Из образовавшихся пробоин моментально хлынули потоки дыма и пламени, а сам крейсер, несмотря на медленно восстанавливаемое равновесие начал терять высоту. Раненые эсминцы в сопровождении "Бремена" моментально усилили огонь, стремясь добить поверженного исполина. Последний вяло огрызался, его команда начинала осознавать, что в данных условиях о спасении корабля не может быть и речи. Шлюпки отстреливались одна за другой, что бы быть тут же подхваченными абордажными командами с рейдеров.
   Витгефт, всё это время мрачно наблюдавший со стороны, взглянул на часы. Вся операция заняла не больше пяти минут, что выглядело неплохо. Конечно эсминцы придется на время отправить на ремонт, но в целом это тянуло на безоговорочный успех. Оставалось надеяться, что другие команды так же идеально справятся со своим делом. Но поскольку им противостояли мелкие суда, не способные оказать достаточно сопротивления, пилот даже не сомневался в том, что всё пройдёт по плану.
   Целью Роджера было спровоцировать вражескую флотилию, устроив зачистку рейдерских гнёзд. Последние служили своеобразными постами оповещения и обнаружив стягивающееся кольцо удавки, флот конфедератов непременно будет вынужден покинуть тайную базу. В дальнейшем Дрейк предполагал три варианта, либо конфедераты покинут этот район, отказавшись от плана, либо попытаются разобраться с наглецами, тем более что по всем расчетам будет казаться, что в операции задействовано не больше десяти лёгких кораблей. Самый рискованный вариант заключался в том, что флотилия поспешит нанести удар раньше времени. Роджер заверял, что в таком случае придется перейти к тактике булавочных уколов и заманивании врага в ловушку, что сильно смущало Витгефта. Но в любом случае механизм был запущен и следующий ход принадлежал врагу.
  
   ***
  
   Несмотря на заверения Сакамото, бои за Сахарную Головку достигли своего апогея. Град пылающей стали, льющийся с небес, планомерно превращал некогда цветущий край в безжизненную пустыню. Сотни кораблей обменивались ударами, в то время как толпы усталых солдат, меся сапогами каменистую крошку, шли на штурм очередного форта.
   Самоходные мортиры, на которые было возложено так много надежд, увы, очень быстро потеряли свою значимость. Больше половины их выбыло из строя из-за поломки платформ, не рассчитанных под такие нагрузки. А оставшимся элементарно не хватало целей, поскольку конфедераты резко сменили свою тактику.
   Впечатленные столь стремительным захватом фортов, они начали уделять больше времени многочисленным шахтам и туннелям покрывавшим остров. И очень скоро силам альянса пришлось на себе испытать все прелести новых методов борьбы. Да, их пехотинцы с необычайной легкостью захватывали позиции противника, но прежде чем удавалось отпраздновать столь яркую победу, из-под земли вылезали скрывающиеся силы конфедератов. В таких условиях им не составило труда окружить и уничтожить сразу четыре полка альянса, прежде чем последние сумели принять меры. Мало того, на волне успехов они попытались даже подобным образом отбить и захваченные форты, но их командование хорошо подготовилось, да и сам штурм оказался настолько плохо подготовлен, что атакующим даже не удалось проникнуть дальше самых нижних уровней.
   Такими темпами обе армии очень быстро исчезли с поверхности, переведя боевые действия в мрачные темные тоннели подземелий. Учитывая, что мало кто имел достаточно опыта сражений в подобных условиях, чаще всего это выглядело как короткие яростные перестрелки двух случайно столкнувшихся частей. Впрочем те кто выживал очень быстро начинали приспосабливаться. Туннели покрывались ловушками, засадами, бойцы с обеих сторон учились работать малыми группами и поспешно меняли вооружение, поскольку заточенное под битвы на поверхности, оказывалось совсем не эффективным в этих каменных гробницах.
   Тем не менее альянс оказался в тупике. Вместо стремительного продвижения, его армия топталась фактически на одном месте. Мортиры позволяли держать вражеский флот в отдалении, но как выяснилось, этого было мало для захвата поверхности. Требовалось еще очистить и подземелья, что учитывая их протяженность, являлось очень сложным делом. Отдельные части конфедератов, используя их, умудрялись вылезать глубоко в тылу, проводя диверсии и исчезая с молниеносной быстротой.
   Но самой главной проблемой оставалось то, что никак не удавалось полностью блокировать остров. Транспортники конфедерации безнаказанно шастали туда-сюда, доставляя на базы подкрепление и припасы. Силы альянса делали то же самое, наращивая свою группировку, но всё это позволяло лишь достичь своеобразного паритета, но никак не преимущества.
   Определенные надежды командование возлагало на захват Коровьего плато, откуда можно было частично контролировать передвижение караванов. Но на практике всё оказалось не так просто. Несмотря на наличие полусотни мортир, корабли противника несли относительно ничтожный урон. Мало того, их ответный огонь оказался настолько эффективным, что части альянса были вынуждены отвести свою артиллерию назад.
   Учитывая нависшую угрозу атаки с тыла, Сакамото был в ярости и перешел к крайним мерам. Тяжелые ганботы, простаивавшие после того как силы конфедератов зарылись под землю переключились на охоту за караванами. Их потери моментально взлетели до небес. За три дня из трёхсот машин в строю осталось лишь три десятка, но транспортам был нанесён настолько серьёзный урон, что те на некоторое время зареклись выходить из своих портов.
   Командующий наземными силами, генерал-майор Кротов, в свою очередь предпринял ряд мер, дабы хоть как то сковать силы противника. В первую очередь им были задействованы горнопроходческие машины. Но попытки рыть туннели в тыл конфедератов быстро провалились. Шум двигателей и буров позволял с лёгкостью вычислить направление атаки и давал время и возможность организации засады. Впрочем в паре случаев эти машины смогли нанести серьезный урон. Будучи загруженными взрывчаткой они уничтожили поджидающие их засады, попутно намертво перекрыв особо важные туннели.
   Куда больший эффект оказало прибытие группы "Угрей", специальных войск подготовленных для битв в условиях подземелий. Конечно две сотни солдат ничтожно малая сила, в условиях столь масштабного сражения. Но внезапно очень быстро выяснилось, что от одной этой группы, было куда больше пользы, чем от большей части пехотинцев.
   "Угри" с лёгкостью проникали в тыл врага, перерезая ему пути снабжения, попутно нанося удары по временным укрытиям. Это позволило силам альянса наконец перейти в наступление, оттесняя конфедератов всё дальше во тьму пещер. Попутно был проведен новый штурм и на поверхности. Но на этот раз солдаты были готовы к ударам из-под земли, что свело на нет всю тактику противника.
   Последний, осознавая, что территория практически потеряна, попытался нанести новый удар, сосредоточив множество кораблей, но Сакамото вновь поспешил выставить все оставшиеся самоходные мортиры. Последние значительно усилили артиллерийскую мощь и, несмотря на довольно низкую точность, всё-таки собирали свою жатву. Пять сбитых эсминцев и один крейсер, в течение часа, заставили конфедератов проявить куда больше осторожности.
   Но переломный момент наступил с внезапного захвата центрального форта "Красной линии". Кротов еще только готовился к его решающему штурму, когда огонь одной из мортир внезапно разрушил большую часть укреплений. Как оказалось позже, опасаясь туннельных диверсантов, командование форта, перенесло большую часть боеприпасов на верхние ярусы, где они и сдетонировали от близкого разрыва. Защитники укрепления, шокированные подобным не смогли оказать достойного сопротивления оказавшимся поблизости войскам альянса и в итоге самый сильный форт "Линии" был захвачен силами одной неполной роты.
   В линии обороны моментально возникла брешь, в которую и устремились силы альянса. Конфедератам оставалось только бежать или попытаться подороже продать свою жизнь, но последнее в условиях огневого превосходства наступающих больше напоминало извращенную форму самоубийства.
   Финальная бойня в Ручеевке, где мортиры Сакамото разнесли клочья полтора десятка транспортов забитых отступающими пехотинцами, поставила окончательную точку в семилетнем господстве конфедерации над островом. И хотя подземелья были еще забиты множеством диверсантов, Сахарная головка, наконец, полностью перешла под контроль войск альянса. Но сражение за остров изрядно обескровило армию, заставляя её перейти в оборону, с целью выигрыша времени, дабы восстановить силы. Но времени увы больше не было.
  
   ***
  
   - Все это очень странно, - бормотал Роджер, внимательно изучая карту. Витгефт, лично передавший данные воздушной разведки был с ним согласен. Творилось что-то непонятное, поскольку конфедераты действовали явно вне разработанных Дрейком схем.
   - Выглядит так, словно они не знают, как им поступить, - невозмутимо высказал своё мнение Миллер. - По крайней мере со стороны это выглядит именно так.
   - А значит всё на самом деле куда хуже, - Роджер подошел к иллюминатору, мрачно изучая клубившиеся за ним потоки "мистерия". - Три тяжелый крейсера класса "Экзекутор", один старый но довольно мощный броненосец "Президентской" серии и с десяток лёгких кораблей. Для рейдеров сила солидная, но против нас не потянут. При этом все основные силы под прикрытием "мистерия" выдвигаются в сторону метрополии.
   - Конфедерация бежит с поля боя, понеся столь незначительные потери, - Подал голос сидевший в углу Игорь. - Если это анекдот, то ужасно несмешной.
   - Не люблю подобных неожиданностей, - признался Роджер. - С Фишером было проще, я мог предсказать его поведения на два-три хода вперед. А тут явно кто-то неизвестный и я до сих пор не могу понять, в чём смысл это стратегии.
   - Эскадра брошенная против нас ведет себя довольно скрытно, - заметил Витгефт, лично пообщавшийся с разведчиками. - Они идут от острова к острову, каждый раз изучая обстановку. При столь значительных силах, данное поведение выглядит подозрительно.
   - Это приманка для нас, - Дрейк вновь вернулся к карте и провел пальцем по маршруту эскадры противника. - Она должна привлечь наше внимание, заставив выйти из баз, в то время как основные силы, обходным маневром попытаются прорваться к цели. Сложная ситуация.
   - Пока что основные силы только удаляются с поля боя.
   - Ты уверен? - Роджер встрепенулся, бросив мрачный взгляд на своего подчиненного. - Им ничего не мешает запудрить нам мозги, а потом резко сменить направление.
   - Мои лучшие слухачи следят за передвижением их флота, - вступился за своих разведчиков Дмитрий. - Они зафиксируют любое изменение их курса.
   - Всё равно, мне не хочется покидать наше убежище, - Дрейк кивнул в сторону белесого тумана, клубы которого окружали корабль со всех сторон.
   Разместить основные силы в самом "Сердце" являлось рискованным решением. Несмотря на размещение системы сигнализирующих тросов, всегда оставался риск столкновения с очередным островом, которому вдруг приспичило подняться и океанических глубин. С другой стороны, только тут можно было расположить столь крупные силы, не опасаясь случайного столкновения с противником.
   "Вещий Олег", три "Панцербрехена" четыре транспорта и одна ремонтная мастерская, именно такие силы Роджер сосредоточил в своей тайной бухте. За пределами столба "мистерия" было размещено несколько замаскированных постов наблюдения откуда по кабелям передавались все полученные сведения. Подобный способ позволял флоту оставаться невидимым для врага, но в данный момент проблема состояла в том, что враг убегал.
   - Это ловушка, - наконец произнёс Дрейк. - Они хотят выманить нашу эскадру и оттянуть в сторону. Пока мы будем ловить эскадру-приманку, основные силы развернуться и нанесут удар по "Диомеду". - Немного промолчав, он добавил. - А оставшись здесь мы дождемся того, что приманка нанесет по базе удар первой.
   - Сил не хватит, - возразил Витгефт.
   - Что бы потрепать хватит. И в таком случае нам останется либо просиживать задницы в этом молоке, либо спешить на помощь своим в каждую минуту ожидая удара в спину от основных сил.
   - Остается только одно, разбить приманку, - вновь вынес предложение Игорь.
   - Это будет крайне сложно сделать. Они шарахаются от каждого ганбота. Похоже в их инструкции сказано, не вступать в бой до последнего. А это значит, что всё сведется к ограниченным стычкам.
   - Организуем засаду, - беззаботно предложил Игорь.
   - Ты знаешь их курс? У тебя есть друзья на "Экзекуторах" согласные поделится копиями карт? - Роджер свирепо ожег пилота взглядом. - Нет, это не выйдет. Если бы только была возможность их заманить, но они же не будут гнаться за нами.
   - Зато могут бежать от нас, - Миллер с интересом изучал схему передвижения вражеского флота, что-то подсчитывая в уме. - В своё время когда я служил в патруле и мы гоняли контрабандистов, нам нужно было перехватить один из их кораблей. Мы четко знали, что они остановятся в одной из трёх пещер, но проблема была в том, что наших сил хватало лишь на полную блокировку одной из них.
   - И что же вы сделали? - Полюбопытствовал Роджер.
   - Наш капитан приказал разместить засаду в одной из пещер, а у других поставил патрули. Точнее патрули стояли у каждой из них, но в то время как у пустых служба велась особо рьяно, тщательно контролируя местность, то у засадной катера ходили еле-еле. Естественно, что контрабандисты клюнули на эту приманку и угодили тепленькими в наши руки.
   - Ясно, - Дрейку не требовались дополнительные пояснения. - Значит постараемся создать активность на всех направлениях, дабы заманить флот конфедератов сюда. Это будет оптимальный вариант.
   - Главное что бы они поверили в это, - Витгефт как обычно был полно скептицизма. - А то умников хватает везде, в том числе и у противника.
   - Тогда вам врага и пугать, - Роджер наконец повеселел, а в его глазах зажегся нехороший огонёк. - Сбейте один из крейсеров и тогда этот флот не то, что шарахаться будет от одинокого ганбота. Он в стратосферу нырнет, лишь бы сбежать от такого ада.
   - Запугать врага не проблема, - добавил Игорь. - Но меня беспокоит, каким образом мы собираемся без потерь разбить столь крупное соединение. Каким бы не был хорош "Вещий Олег" и наша летная группа, но по силе враг нас превосходит.
   - А вот это уже моя забота, - безапелляционно заявил Дрейк. - Поэтому гоните конфедератов к "Сердцу" а уж я постараюсь обеспечить им хороший приём.
   Пилоты поспешили удалиться, на ходу разрабатывая варианты атак, в то время как адмирал потребовал устроить совещание капитанов. В сложившихся условиях требовалось отобрать для загонщиков людей, наиболее подходящих для выполнения поставленной задачи. Впрочем такие, как это всегда и бывало, у Роджера имелись.
  
   ***
  
   Несмотря на продуманный план, его реализация сопровождалась многочисленными трудностями. Да, противник изо всех сил отклонялся от прямого боя, но его ответные удары внезапно отличались довольно большой точностью. Первая пробная атака ганботов, с целью оценки сил противника, едва не стоила жизни Витгефту и всему его звену. Зенитный огонь отличался высокой плотностью и будь вместо "Десмодов" иные машины, пилоты альянса понесли бы высокие потери уже на первом заходе.
   Тем не менее, прочность и надежность машин позволили им вырваться почти без потерь. Две машины исхлестало так, что их пришлось отправить на длительный ремонт, а один из стрелков умудрился схватить осколок в руку. Данного вылета хватило понять, что лобовая атака, даже имеющимися силами, приведет лишь к потерям большей части ганботов.
   Впрочем Витгефт предусмотрел и такой вариант. Из имевшихся в его распоряжении четырех десятков машин, половина была задействована в непрерывных торпедных атаках. Серьезных повреждений это нанести не могло, да и большую часть малокалиберных торпед, зенитчики конфедерации сбивали на расстоянии, но тем не менее это заставляло держать эскадру в напряжении. Кроме того некоторые попадания, достававшиеся легким кораблям, оказывались довольно чувствительными. На одном из эсминцев возник серьезный пожар, а пара канонерок, даже начали терять ход.
   Тем не менее, подобных мер было мало. Эскадра, несмотря на попытки затеряться в лабиринте островов упорно отказывалась лезть в центр. Но к этому моменту капитан крейсера "Бремен" и по совместительству руководитель данного соединения альянса капитан второго ранга Самсонов, закончил все приготовления, позволявшие усилить натиск на врага.
   В первую очередь были расставлены мины. К сожалению не те огромные минные поля, обычно прикрывающие подходы к важным стратегическим объектам. Просто в нескольких местах, где флот конфедератов мог попытаться найти укрытие, были разбросаны и тщательно замаскированы небольшие скопления парящих взрывных устройств. Последние были довольно быстро разоблачены и расстреляны огнем орудий, но теперь эскадре-приманке приходилось продвигаться с вдвое большей осторожностью.
   Чуть позже, Самсонов, будучи большим поклонником Роджера, попытался организовать засаду, в стиле своего кумира. Четыре эсминца и два "Панцербрехена" расположившись в тени одного из островов дождавшись пока вражеское соединение, приблизится на достаточное расстояние, после чего открыли огонь из всех орудий, дав одновременно торпедный залп.
   Вначале казалось, что затея удалась. Крейсера шарахнулись в стороны, пытаясь выйти из под обстрела, но тут внезапно в бой вступил до этого тихо ковылявший сзади броненосец. Уже первым, пристрелочным выстрелом, он насквозь пробил эсминец "Резвый", серьезно повредив машины последнего. Средним калибром он прошелся по "Панцербрехенам" нанеся незначительные повреждения, но заставившие их моментально искать укрытие.
   Как и в прошлый раз, эскадра не стала преследовать, побитого противника, продолжая маневрировать среди островов. А Самсонов на пару с Витгефтом попытались навести хоть какие-то сведения о столь удачливом корабле. Полученные данные удручали, броненосец "Ричард Гловер", несмотря на довольно солидный срок службы, достигавший уже полувека, считался одним из самых боеспособных кораблей в рядах конфедерации. Его артиллеристы ежегодно брали призовые места на международных соревнования по стрельбе и считали за честь, служить на столь заслуженном корабле. Конечно особых заслуг, кроме срока службы, за кораблем не числилось, но периодически ему удавалось отметиться в том или ином конфликте, каждый из которых заканчивался победой сил альянса. Так что к настоящему моменту данный корабль ценили больше как талисман приносящий удачу.
   - Такими темпами мы ничего не добьемся, - ворчал Самсонов не отрываясь от справочника. - Мы можем хоть целую вечность засыпать их торпедами, ставить мины и обстреливать с безопасного расстояния, но пока конфедераты будут считать нас лишь небольшим отрядом охотников, они не свернут со своего курса. Тут нужны основные силы.
   - К сожалению о линкоре мы можем только мечтать, - согласился с ним Витгефт. - В этом плане Роджер видимо недооценил противника. Да и мы хороши, посчитали, что раз они прячутся даже от ганботов, то от эсминцев будут драпать со всех ног.
   - А они не драпают. Мало того еще и огрызаться смеют.
   - Нам бы два-три парохода, можно даже транспортных, могли бы попробовать повторить ситуацию у Красного архипелага.
   - Это когда весь эскадра султаната сбежал от трех чересчур чадящих танкеров, приняв их за флот противника? Ну да, если спрятать их в "мистерий" и дать как можно больше дыма то... Постой, а зачем нам транспортники? Можем попробовать и без них обойтись!
   Утром соединению конфедерации пришлось испытать немало неприятных минут, когда с севера, в клубах "мистерия" заскользили солидные тени, исторгающие клубы дыма, сразу наводящие на мысль о линкоре. Группа разведчиков попытавшаяся изучить противника была ту же атакована и растерзана группой из четырех десятков ганботов, которые тут же попытались атаковать эскадру.
   Плотный огонь отогнал их, но это не помешало выпустить им торпеды с безопасной дистанции, причем не какие то там "Последние шансы", а более серьёзный "Монолит" имевший впрочем среди летунов, менее приятное прозвище - "Колбаса". Данная торпеда была способна вывернуть наизнанку транспортник, и нанести тотальные повреждения эсминцам. Правда для "Десмодов" она была чересчур тяжела и для подобной атаки с последних пришлось снять все лишнее, дабы двигатели смогли выдержать вес торпеды.
   Витгефт с нескрываемым злорадством следил за тем, как две прорвавшиеся сквозь заградительный огонь торпеды в буквальном смысле слова переломили один из эсминцев пополам. Последнее стало для конфедератов последней каплей. Сомнений в том что по их душу пришли дредноуты в сопровождении авианосца, способного перевозить тяжелые бомберы, уже не оставалось. И послушно, следуя плану Роджера, вся эскадра повернула на юг, в сторону "Сердца"
   Дымы очень быстро остались за кормой, но дело заключалось не высокой скорости кораблей и их умелому маневрированию. Просто тяжелые суда пришлось изображать эсминцам, между которых, для придания массивности были натянуты маскировочные сети. В тумане данная конструкция выглядела единым целым, а мощные дымовые машины, служившие для создания завесы, исправно справлялись с ролью давая иллюзию работы мощных двигателей дредноута.
   До наступления ночи, конфедераты несколько раз пытались вернуться на прежний курс, но каждый раз натыкались на разведчиков или соединения эсминцев. Играть с ними, имея на хвосте столь основательные силы, противнику уже не хотелось. Мало того, в процессе пряток, они потеряли одну из ранее поврежденных канонерок. Последняя отстала, не выдержав темпа эскадры и была безжалостно расстреляна вошедшими в раж штурмовиками Витгефта. Дмитрию оставалось только прочесать район в поисках выживших, которых набралось не так много.
   Последнюю попытку вырваться из кольца, соединение предприняло под покровом ночи, что едва не сорвало планы Самсонова. Два эсминца следившие за кораблями открыли огонь, но ответные залпы заставили их самих спасаться бегством. Положение спасла лишь торпедная атака вслепую предпринятая "Бременом". Торпеды прошли далеко от конфедератом, взорвавшись при столкновении с ближайшим островом, но именно эти вспышки, окончательно утвердили командование эскадрой в том, что тяжелые корабли висят у них на хвосте.
   Утром третьего дня, соединение подходило к "Сердцу Вертиго". Рейдеры и "Панцербрехены" висели у них на хвосте, обозначая своё присутствие, но готовые в любой момент начать действовать. Витгефт, все эти три дня сидевший на стимуляторах, устало вытер пот со лба и привычно посмотрел по сторонам. Ганботы, зависшие в воздухе, старательно держали строй и теперь все ждали только одного. Приказа своего адмирала.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"