Купырева Саша: другие произведения.

Босиком по траве

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.31*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик. Спасибо огромное за голоса, оценки и комментарии! В данный момент пишется продолжение из серии, про второстепенных героев, про Руслана "СБЕРЕГИ МОЮ МЕЧТУ".
    Уважаемые читатели, окончание истории временно снято, проводиться вычитка и роман подан на конкурс. Дочитать бесплатно роман можно, перейдя по ссылке в конце последней главы.
    "Босиком по траве" моя искренняя боль по отношению к тем, кто участвовал в военных конфликтах, пережитый ими опыт - это навсегда...
    Текст не отредактирован, заранее прошу прощения за ошибки, они есть) буду исправлять...
    Аннотация: История непростых взаимоотношений глубоко одиноких и несчастных мужчины и женщины... Прогуляться "Босиком по траве..." мечта главного героя. Кондратьев Олег, он уже шестнадцать лет прикован к инвалидному креслу. В ходе боевой операции в Первой Чеченской компании остался без ног. Его друг вытащил на себе из чеченского плена, но как найти в себе силы продолжать жить дальше инвалидом? Юлия Синичкина, она мать-одиночка с двумя детьми, учиться преодолевать трудности после двух неудачных замужеств и разочарования в мужчинах. Смогут ли они найти путь к душам друг друга? Понять, принять со всеми недостатками и комплексами, совершенными ошибками?
    >

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!



   Купырёва Саша "Босиком по траве"
  

0x01 graphic

  
   "Босиком по траве" моя искренняя боль по отношению к тем, кто участвовал в военных конфликтах, пережитый ими опыт - это навсегда...
  
   Название: Босиком по траве 
Автор: Купырёва Саша 
Статус: Черновик, в процессе написания (ближе к финалу); текст не отредактирован, заранее прошу прощения за ошибки, они есть) буду исправлять... 
Жанр: Современный любовный роман, Драма. 
Рейтинг: 18+ 
Предупреждение: в тексте присутствуют сцены жестокого обращения (плен у боевиков), и начало романа "послевоенная драма", эту часть книги читать нелегко. Так же в тексте присутствуют сцены эротического характера (специфические, без жестокости, но с большой долей иронии, в силу неопытности и смущения ГГ). 
Но все-таки это любовный роман, где есть место чувствам и юмору, не смотря на непростые темы, поднятые в повествовании о человеке с ограниченными возможностями и парнях с "чеченским синдромом". 
Место действия: Россия , Москва и Подмосковье
Время действия: 2010 год; флэшблэки (1990-е годы) 
Аннотация: История непростых взаимоотношений глубоко одиноких и несчастных мужчины и женщины... Прогуляться "Босиком по траве..." мечта главного героя. 
Кондратьев Олег, он уже шестнадцать лет прикован к инвалидному креслу. В ходе боевой операции в Первой Чеченской кампании остался без ног. Его друг вытащил на себе из чеченского плена, но как найти в себе силы продолжать жить дальше инвалидом? 
Юлия Синичкина, она мать-одиночка с двумя детьми, учиться преодолевать трудности после двух неудачных замужеств и разочарования в мужчинах. 
Смогут ли они найти путь к душам друг друга? Понять, принять со всеми недостатками и комплексами, совершенными ошибками? 
Самостоятельный и законченный эпизод второстепенных героев из серии "Береги мою душу". Читается отдельно. Так получилось, что этот эпизод из третей части "Души" развился в отдельное повествование. Оказалось, что трудно о душевной драме этих двоих героев написать парой строчек. 

Кому не жаль потратить пару минут, напишите в комментах, как вы воспринимаете героев этого романа, как вам их характеры, поступки, мысли, слова... 
Буду всем очень благодарна!!!
 
  
   От автора: Эмоционально очень тяжелый рассказ. Писался легко в плане пера, но душевно вывернул наизнанку. Что-то додумывать приходилось мало, особенно про ребят, что воевали. Они особенные, среди моих друзей есть участники разных военных конфликтов, слышала такое от них, по три дня потом спать не можешь... Отдельные реальные эпизоды армейской и послеармейской дружбы, нахождения в плену, отношение к этим ребятам в обществе, их ощущения после войны, все взято из реальных рассказов очевидцев... Я спрашивала у ребят, как издевались над нашими солдатами в плену, мне рассказали, я попыталась об этом написать. Достоверность происходящих событий могу гарантировать только со слов других.
   P.S. С бесконечным уважением, к ветеранам военных конфликтов и боевых действий, что во все времена стояли на страже и защиты интересов нашей Родины.
   Но все-таки это не военная драма, а послевоенная история с любовной линией, когда два одиночества нашли друг друга. Слабонервным лучше не читать. Желания разжигать ненависть к войне в Чечне не имею, в свете последних внешнеполитических событий, частично изменила свою точку зрения к механизмам и понимаю того, как из "ничего" можно "сделать войну" и заставить ненавидеть тех, с кем вчера жил дружно в одной стране.
  

Босиком по траве

ЧАСТЬ 1: НАДЕЮСЬ

Глава 1


"Дайте почувствовать землю босиком.
Колкие травы будут мне рады голому тайком.
Краем обрыва к месту нарыва я выхожу гулять.
Мне интересно, будут ли честными

Те, кто пойдут искать...."

"После 11" - "Победная"

  

Москва, лето 2010

  
   Алексей Морозов, еле передвигая ноги, зашел в подъезд родного дома. С трудом поднимался на свой этаж, голова гудела от перенасыщенности событиями последних дней, он стал жить на автопилоте и боялся засыпать, ему казалось, что он сходит с ума.
   Хотелось по-человечески забыться и тяпнуть водочки, а конкретнее "набухаться" до потери сознания, но алкогольное небытие временное явление, потом опять придется возвращаться в суровую реальность.
   Идея "набухаться" подкупала и все больше стала приобретать конкретные мотивы, все равно придется мириться с Андрюхой Чеченом, размолвка между ними была серьезной, но просто взять и перечеркнуть последние годы дружбы, крепкой, пусть с надрывом, было невозможно. Насколько с Андрюхой они были разные, настолько их же объединяла одна, пережитая на двоих война в Чечне, из пепла которой им так до конца и не удалось возродиться.
   Леша не любил праздных разговоров о днях, проведенных в Чечне, только с друзьями, с Андреем и Кондратом, которые сами побывали в этой мясорубке, в памятные дни, наливая горькую в стаканы, вспоминали не вернувшихся ребят.
   И, Кондрата, боевого товарища пора было навестить. Депрессивного сурового Кондрата, с которым служил в армии, пережив вместе плен у чеченских боевиков.
   Леша всегда, хотя бы один раз в месяц находил время "зависнуть" с ящиком пива у Кондрата, это почти стало традицией в тесной мужской компании, часто к ним присоединялся Андрюха со своими товарищами. Только в этой компании можно было хоть немного забыться, расслабиться, вспомнить пережитые на войне ужасы, несколько дней плена у чеченских боевиков. С кем либо еще, Алексей отказывался разговаривать на эту тему, как бы его не вызывали на откровенность, под рюмашечку или без нее.
   Попойки в компании боевых товарищей, всех без исключения, как сейчас говорят с "чеченским синдромом", заканчивались одинаково предсказуемо, Кондрат после принятия определенной дозы алкоголя становился невыносимым, плакал и проклинал друга.
   - Зачем, сука, ты вытащил меня оттуда? Почему не дал мне сдохнуть там?!
   И был в чем-то прав...
  

***

  
   Он совсем недавно, несколько дней назад "примирился" со своей необыкновенной сестрой Ариной, последний разговор с ней не давал покоя, он все время возвращался к их долгим откровениям. Впервые в жизни, они не просто кивнули друг другу, проходя мимо, а разговаривали, делились пережитыми событиями в разлуки годами.
   Леша вспомнил слова своей сестры Арины, ставшей причиной размолвки с Андрюхой:
   - И не злись на Андрея, пожалуйста. У нас в жизни не так много друзей, чтобы их с легкостью можно было терять. Друзья, как родные люди, и радуют нас и огорчают, но мы не можем без них. Каждый человек ищет, кому можно довериться в жизни. Мы все спешим избавиться от одиночества...
   Она была из другой реальности, его необыкновенная сестра, до рези в глазах красивая брюнетка, бесконечно несчастная, почти с другой планеты, но именно ей он разрешил понять, какая боль раздирала его. Его словно препарировали, вывернули наизнанку, но он не закрылся от нее, как делал это обычно, с другими, кто так активно лез в душу, поковыряться там часок, а потом продолжать жить, как ни в чем не бывало. Арина получила право знать о нем все...
   Сама Арина от Андрея уже знала, что Леша несколько кошмарных дней провел в плену у боевиков, но только когда она увидела в ярких картинках весь ужас, пережитый молодыми ребятами, попавшими на эту непонятную войну. Как им страшно было, когда на их глазах казнили офицеров, перерезая им горло, обещая, что их тоже ждет такая участь. Как восемнадцатилетние мальчишки сидели в вырытой яме, ставшей им временной тюрьмой, голодные, ободранные, как их пытали и издевались. Во время обстрела, им удалось бежать, и растерзанный на куски Лешка, которому порезали в лохмотья спину, превозмогая свою боль, тащил по лесу на себе несколько километров сослуживца с перебитыми посиневшими ногами. Успел спасти только одну жизнь, и испытывал чувство вины за это, ведь в той яме их сидело несколько человек, простых солдат, приговоренных, ожидавших свой неминуемой смерти.
   И как потом огромная страна, благостно закрыв глаза на проблемы маленькой мятежной республики, забыла о тех парнях, юных и неподготовленных, что отправила воевать в кровавую мясорубку. Неудобные забытые, никому ненужные герои той войны. Вся война, беспощадная и жестокая, в Чечне стала большим обманом, высшие военные чины предавали простых российских солдат, отдав их на растерзание, как телят на убой, поставив воевать против, более хорошо подготовленных и вооруженных чеченских боевиков. Эта война расколола общество надвое, сформировала у простых россиян враждебное отношение ко всем чеченцам, сделала несчастными тех матерей, что не дождались домой своих сыновей.
   Армия, которая должна делать из мальчишек мужчин, калечила их. И как неудобно говорить о молодых ветеранах Чечни и Афганистана, обессмысливая их боевые подвиги, не объясняя, какую национальную идею они защищали, за что получали свинцовые пули, за что отдавали молодые непрожитые жизни? И сколько тысяч сломленных ребят, вернувшихся с этих войн, живут по соседству, ловя на себе косые взгляды осуждения?
   - И еще, она говорит, что восхищена тобой, как ты в Чечне тащил по лесу того раненого парня, которому потом ноги ампутировали, Олега Кондратьева. Леш, я увидела, как это было... - Арина не находила слов, чтобы выразить всю гамму эмоций, сочувствие, возмущение...
   Два друга, ее друг Андрей и ее брат Лешка, побывшие в Чечне в разные годы, вернулись живые, чудом уцелевшие. И разве повешенные им на грудь медали являются компенсацией пережитого кошмара, утраченной юношеской наивности?
  

***

  
   Дома кто-то не спал, на кухне горел свет, когда он заходил в подъезд, неужели несносная соседка по коммунальной квартире, Алевтина так поздно кашеварит? Что ее разобрало на ночь глядя, обычно она рано ложилась спать.
   У него даже возникла трусливая мысль, переночевать где-то в другом месте, например, напросится к сослуживцам на ночь. Он не мог теперь спокойно находиться в квартире, после того, как узнал, что Алевтина испытывает к его телу определенное влечение. Это омерзительно, быть объектом сексуальных фантазий у престарелых тетушек за пятьдесят, таких, как Алевтина...
   Зашел в квартиру, выдохнул облегченно, оказалось на кухне сидит частая гостья в этом доме, племянница Алевтины, Юлька. Почему-то он даже не был удивлен ее присутствием.
   - Привет. - лениво кивнул он ей. - Какая сорока принесла тебе новости на хвосте?
   - Привет, Лех. Вот жду тебя уже несколько часов. - горестно вздохнула она, допивая очередной литр чая.
   - Сплетничать будем на ночь глядя? - усмехнулся он. - Позвонила бы своей подружке. Рыжей...
   - Ты же знаешь, она теперь мне бывшая подружка... Ника Савельева живет теперь в другой сказке, для богатеньких девочек.
   Он без всякого интереса смотрел на Юльку, которую не видел несколько месяцев. Они познакомились при очень неприятных событиях, когда сейчас тридцатидвухлетняя Юлька училась в девятом классе. Удивительно, но она почти не изменилась внешне за столько лет, только сейчас более уставшая от жизни, циничная, с тяжелым взглядом, но все такая же мелкая. Он запомнил ее маленькой, худенькой, как недоедавший ребенок.
   Повзрослевшая Юлька все также осталась жить в худеньком нескладном теле, не смотря на роды и двоих сыновей, она не прибавила ни грамма, и за все годы так и не подросла. При его росте больше ста девяноста сантиметров, она ему даже до плеча доставала только на высоких шпильках.
   Сейчас она сидела на кухне в обнимку с кружкой, ждала его, желая поговорить о последних событиях, дошедших и до нее, но у него совсем не было желания заниматься пустой болтовней.
   Друзьями они так и не стали, скорее изредка приятельствовали.
   Юлька с большим интересом смотрела на соседа своей тетки Алевтины, помня первое знакомство с Лехой. Все такой же высокий жгучий брюнет, только сейчас у него пробивалась темная щетина на уставшем лице. За годы, что она его знала, он только возмужал, подтянулся, раздался в плечах, и имел сногсшибательную фигуру модели-терминатора, ему в кассовых боевиках сниматься, а не работать в ментовке. На лицо не сказать, чтоб был красавец, но находятся женщины, которым нравятся заостренные, даже слишком резкие суровые черты с пронзительным орлиным взглядом почти черных глаз. Бабы у него точно водились, и в большом количестве.
   Большими друзьями они, к сожалению Юльки, так и не стали. Леха был закрытый мир, недоступный ей, циничный, едкий, уставший и безумно одинокий.
   Их немые переглядки нарушил мобильный звонок на телефон Лехи. В такой час, ночью, кто ему звонил? Он быстро нажал прием звонка, даже не поздоровавшись, стал слушать абонента на том конце, на уставшем небритом лице проявилось сначала беспокойство, потом злость, глаза сузились, брови нахмурились, он заметался по кухне, ища зажигалку для в спехе сунутой в рот сигареты, коротко отвечая.
   - Да, понял. Сейчас буду. Не переживайте, теть Люд, я уже выезжаю... - дал отбой, и от души нецензурно выругался, самым приличным было. - Черт побери!
   - Что случилось? - успела только спросить Юля, он махнул рукой и стал искать в телефоне очередной номер, кому нужно срочно позвонить.
   - Да, это я. Знаю, что удивлен... Не сейчас... - все тот же раздраженный тон с неизвестным Юльке абонентом. - Андрюх, Кондрат опять психует, сорвался... Откуда я знаю чего он опять? Все тоже самое... Мать его сейчас звонила, говорит, сидит на подоконнике, обещает спрыгнуть... Да, девятый этаж, если что, соскребать будем с асфальта... Я знаю, что ты не успеешь... Позвони лучше Руслану, пусть подъезжает...
   Юлька, округлив глаза, прислушивалась к разговору. Значит, сначала позвонила мать неизвестного ей Кондрата, который "психует и сорвался опять" по неизвестной причине, потом звонок другу Андрюхе, но тот не успевает, а это, надо понимать, вызов подкрепления для спасения Кондрата, который грозит выкинуться с девятого этажа. Что же за друзья у Лехи, которых приходиться ехать спасть среди ночи?
   Алексей вдруг вспомнил, что он не один, повернулся к Юльке. Жаль, но она оказалась лишним свидетелем его разговора, сейчас начнет приставать с расспросами.
   - Извини, некогда, я уезжаю...
   - Возьми меня с собой! - вдруг вскочила она, подлетела к нему, схватила за руку. - Я все слышала... Я могу помочь твоему другу...
   - Ты?! Чем ты можешь помочь? Птенчик, просто забудь, что слышала... - он налил холодной воды из-под крана, жадно напился из кружки, похлопал по карманам джинсов, проверяя наличие ключей, бумажника и телефона.
   Он уже выскочил из квартиры, резко кивнул на прощанье Юльке, оставшийся на его кухне. В пролете между этажами его остановил Юлькин голос, застывшей в проеме двери.
   - Леша, я сама когда-то хотела выброситься из окна... Я чудом осталась жива. Возможно, я найду для него слова...
   - Да?! А ты уверенна, что хочешь поехать со мной? - он был удивлен, об этом эпизоде из Юлькиной биографии он не знал, но справедливо пришел к быстрому выводу, какие причины могли привести к этому необдуманному поступку вечно мечущуюся Юльку.
   - Да, уверенна! - Юлька сама себя перестала понимать, чего это ее вдруг сподвигло на такие поступки, ехать спасать Лешкина друга от попытки суицида? Она его не знала, этого психованного Кондрата, вообще, сегодня первый раз о нем услышала из подслушанного разговора Лехи с другом, но почему то екнуло сердце, забилось быстро, тревожно. Чего они тут выясняют, когда надо ехать срочно спасать человека?
  

***

  
   Уже сидя в машине, Леша пожалел, что не продумал всех последствий, и взял с собой Юльку. Вот чем она может помочь? Только бы хуже не сделала. Теперь не выкинешь ее из машины посреди дороги в ночной Москве.
   - Юль, ты там особо не лезь. Может, в машине посидишь? - он гнал на полном максимуме, выжимал все, на что способна его старенькая машинка. Но другой край Москвы, в Люблино, где жил Кондрат, не предполагал пятиминутной поездки, даже по ночной Москве.
   - Вот еще придумал! Кстати, ты не думал, что надо какие-нибудь службы специальные вызвать? Ну, там сам лучше знаешь.
   - Нет! - рявкнул он. - Уже проходили, будет только хуже... Его опять в психушку заберут...
   - Что с ним такое происходит, можешь сказать?
   - Кондрат, он... - Леша задумался, что можно говорить Юльке, без лишних подробностей. - Он со мной служил в армии, попали вместе в Чечню. Там его ранили, у него ампутированы обе ноги, одна до колена, другая еще выше. - почти выплюнул он сквозь зубы.
   - А его Кондратом так и зовут? Имя необычное.
   - Нет, его зовут Олегом, но он на свое имя не откликается больше... Фамилия Кондратьев, отсюда и Кондрат.
   - Он твой ровесник? Ему тридцать шесть тоже, как тебе?
   - Ему будет тридцать шесть через полгода.
   Это все, чего добилась Юлька, на остальные вопросы он пожимал плечами и уходил от прямых ответов. Вот как это можно больше не откликаться на имя? Иметь вместо имени кличку, как у собаки. Если честно, ее испугали подробности о тридцатипятилетнем Кондрате, его ампутированных ногах. Что пришлось пережить парню, совсем молодым потерявшему возможность ходить? Она еще спрашивала, ходит ли он на протезах, или передвигается в инвалидном кресле, как живет, есть ли у него семья, жена, дети, чем занимается?
   Леша упорно молчал, только разозлился еще больше от ее назойливых вопросов. А когда эта несносная болтушка добралась до тем, ради которых собственно и ждала его полдня на кухне, он чуть с катушек не съехал, приказав ей посидеть дальше молча.
   Юлька обиженно насупилась. Вот, она несется в Москву, оставляет двоих детей с матерью и теткой на даче, чтобы помочь друзьям, пусть даже бывшим, но попавшим в беду, а ее невежливо отшивают. Колька Земцов, ее бывший одноклассник, с которым она единственным поддерживала слабые дружеские отношения, позвонил ей рассказать о Нике Савельевой, и обо всем, что произошло, он чуть в обморок не упала, когда узнала.
   К сожалению, с Никой они перестали дружить, после школы они еще поддерживали теплые отношения, но потом дорожки разошлись. Ника стала дочкой очень состоятельного папика, оторвалась от реальности, и на всех смотрела свысока, позволяя себе презрительные, даже грубые выходки в отношении друзей. Как они вообще ее терпели так долго? Деньги меняют людей, а их несметное количество делает из людей монстров, сколько еще раз нужно убеждаться в этой непоколебимой веками истине?
   Их дружная школьная компашка развалилась постепенно, через несколько лет. Юрка, Макс, Колька, Ника и она, от них остались жалкие воспоминания. Кажется, Колька Земцов, единственный, кто удерживал эти отношения спустя столько лет, стараясь со всеми сохранить взаимоотношения, в память о тех дружных годах, когда были словно единый организм, цельной командой.
   Чего Леха так выбесился от простого вопроса о Нике? Поза напряженная, лицо злое-презлое, ноздри раздул, аки дракон, на охоту собрался за младенцами.
  

***

  
   На лестничной клетке у квартиры Кондрата их ждал неизвестный мужик, среднего, но плотного телосложения, вроде молодое лицо, глубокий уродующий шрам на щеке, и весь седой, как глубокий старичок. Юля подозревала, что это и есть тот Руслан, которому должен был позвонить Андрюха.
   Мужик недоуменно поднял брови, увидев неизвестную спутницу рядом с Лехой. Юлька вся подобралась, и состроила ему такое же удивленно лицо.
   После короткого быстрого рукопожатия с Русланом, Алексей их представил друг другу, они кивнули головами в знак приветствия.
   - Что там? Как мать? Что говорит? - Леша кивнул в сторону квартиры, входная дверь была слегка приоткрыта. Окна комнаты Кондрата выходили на другую сторону, поэтому со двора, когда они подъехали парковаться, кроме света на кухне и в большой комнате, он ничего не разглядел. Обычно свои попытки "самоубиться" Кондрат исполнял в своей медвежьей берлоге.
   - Мать рыдает, пьет валерьянку у соседки, отправил ее с глаз долой.
   - А наш пациент на каком этапе сейчас?
   - Меня прогнал. Пьян прилично. Воздухом дышит и ждет зрителей. Тебя в первую очередь. Это же ты главный виновник всех его несчастий.
   - Понятно. Пара минут ничего не решит, пусть пока дышит воздухом. С матерью сначала поговорить надо, из-за чего его сорвало.
   Руслан пошел звонить в дверь напротив, а Юля, переводя взгляд с одного на друга, пыталась осмыслить короткий, но емкий диалог. Как они могут так буднично обсуждать попытку суицида их другом? Дышит воздухом и ждет зрителей? Они совсем, что ли бесчувственные?
   Из квартиры напротив вышла заплаканная женщина в сопровождении пожилой бабульки. Кто из них мать Кондрата, Юлька сообразила быстро. Женщина старше пятидесяти, опухшее лицо, красные заплаканные глаза, в домашнем легком халате нараспашку, из-под которого выглядывает тонкая ночнушка. Видимо, уже спала, когда начались проблемы у Кондрата.
   - Лешенька, ты приехал! - кинулась женщина в раскрытые объятия. - Спаси его, пожалуйста... Помоги ему... - и начала опять громко рыдать.
   - Теть Люд, все будет хорошо... - он обнимал мать друга, гладил ее по волосам, стараясь успокоить. - Скажите, что произошло?
   - Лешенька, я вчера уезжала к сестре, как всегда, раз в месяц... Ну, как мы договаривались... - и выразительно посмотрела на него заплаканными глазами.
   - Теперь понятно... Теть Люд, я пойду сейчас к нему, вы не вмешивайтесь, хорошо? Все будет хорошо, я вам обещаю.
   Вот Юле было совсем не понятно, о чем речь, о каких договоренностях идет речь? И как Леха может быть уверен, что все будет хорошо. Поговорил с матерью, и сразу как-то сдулся, перестал быть напряженным, расслабил плечи, только лицо совсем уставшее, с темными кругами под глазами.
  

***

  
   Руслан разглядывал незнакомую ему Юлю, не понимая, какая роль отведена ей в этом спектакле? Срочно позвонил Андрюха, вызвав его к Кондрату, у которого начался очередной пьяный дебош с угрозами лишить себя жизни. Раз в год, а то чаще такое происходило, причем почти по одному сценарию. И всегда они ломились сюда, спать друга, Руслан приезжал первым, жил совсем рядом, потом подкатывал Андрюха, он жил недалеко от центра, последним приезжал гвоздь программы, Алексей Морозов, которому и был предназначен весь этот концерт. Сейчас один зритель выпадал, Андрей находился за триста километров от Москвы, приехать оперативно не мог, но уже успел раз десять позвонить, предлагая разные варианты дальнейших действий, и оба ждали Леху, проклиная, что тот так далеко живет.
   Руслан был другом Андрея, с ним они прошли суровые боевые годы во Второй Чеченской кампании, спецоперации и разведка, по поиску укрывшихся чеченских боевиков. Именно Андрей их познакомил несколько лет назад с Алексеем и Кондратом, ребята были старше их на пять лет, и попали обычными призывниками в начале девяностых в Чечню.
   Андрюха свято чтил дружеские отношения, готов был костьми лечь ради близких людей. Руслану даже казалось, что из Лехи сделали икону, он испытывал определенную ревность, не до конца понимая всех нюансов.
   Андрюха всегда говорил, что именно это сблизило их, воинское братство, понимание, что делает с тобой проклятая война, когда смотришь каждый день смерти в лицо, теряешь товарищей в боях. И, конечно, Леха был герой, мало кто знал, все обстоятельства его службы, плена, сам он не распространялся, и никогда не бравировал своими подвигами и заслугами.
   Андрей первый познакомился с Кондратом. Спасенный боевой товарищ, которого Леха вынес на себе, повредился малек в уме. Плен у чеченцев, ампутированные простреленные и перебитые ноги врачи не смогли спасти. Парень съехал с катушек, а Леха его постоянно, то выдергивал из петли, то снимал с подоконника, успокаивал его несчастную мать.
   Он словно чувствовал за него постоянную ответственность, раз спас ему жизнь. Как там, у Сент-Экзюпери, Лис сказал Маленькому принцу "Люди забыли эту истину, но ты не должен ее забывать. Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили..." Да, о таком друге можно только мечтать. Особенно после постоянно произносимой цитаты из "Маленького принца", Руслан сжимал кулаки, полностью соглашаясь с Андрюхой.
   Да, мы всегда будем в ответе за тех, кого спасли...
  

Глава 2

  
   Леха на минуту задумался, сразу понимая причину срыва Кондрата. Но конкретнее, что произошло вчера, он мог узнать только от самого виновника сегодняшнего срочного сбора на лестничной площадке.
   Это началось несколько лет назад, неудачи друга в личной жизни усугубляли душевные раны.
   Кондрата он запомнил веселым балагуром в армии, не смотря на войну, они находили поводы для шуток, ведь совсем зеленые юнцы были, восемнадцатилетние, уверенные, что с ним-то ничего не случится, у них то все впереди. Подшучивали, подбадривая друг друга по любому поводу. Грубый, чаще всего пошлый армейский юмор давал возможность на минуту расслабиться, снять напряжение, позволяя продолжить жить дальше, преодолевая все трудности службы на войне.
   Сам Леша в восемнадцать уже был высоким крепким парнем, но Кондрат превосходил их всех, этакий русский богатырь с пшеничной шевелюрой, лицо типичное славянское, с носом картошкой, и светлыми небесными глазами. Для поддержания образа ему не хватало мощного коня и копья в руку, с автоматом Кондрат смотрелся как-то нелепо.
   Из всех ребят из взвода, что дружили в армии, сбившись в единую команду, Кондрата единственно в мирной жизни ждала девушка, ему все люто завидовали, когда он получал редкие письма с пылкими признаниями в любви, от известной им только по разговорам Марины. Влюбленный Кондрат собирался сразу жениться после армии на ненаглядной Марине. Сослуживцы почти под микроскопом рассматривали замятую и растрепанную по краям фотку этой самой Марины. Обычная девушка, среднего роста, шатенка с незапоминающимся лицом, но Кондрат он ей рассказывал, как о первой красавице района, приумножая ее и внешние характеристики, и умственные способности, и внутреннее содержание.
   Плен у чеченцев все изменил в их жизни, почти сломал, Кондрата точно. Он только жил воспоминанием о Марине, сидя с остальными пленными ребятами, причитая, что теперь недостоин Марины, она его отвергнет, узнав, через какие унижения им пришлось пройти. Этот скулеж раздражил остальных, его невежливо просили заткнуться, каждый думал о своем, не зная, сколько часов им осталось жить. Были уверенны, что в живых не оставят. Мечтали умереть сразу и быстро.
   Умирать безболезненно им не давали. Офицеров казнили первыми, у всех на глазах, перерезав горло, потом с отрезанными головами играли в импровизированный футбол. Над рядовыми издевались с особой выдумкой, калечили, делая выживших пожизненными инвалидами. Избивали солдата всей толпой, пока не теряли сознание.
   Кондрату прострелили и переломали ноги, он почти все время провел без сознания, что-то нечленораздельно мычал, и все ему завидовали, если умрет вот так, не приходя в себя. Самому Лешке исполосовали длинным острым ножом всю спину, порезав на лоскуты, после чего остались уродливые шрамы. Он единственный не орал, остальные оглушали округу дикими воплями, только мычал, стараясь преодолеть невыносимую боль. Он сознание потерял только к концу экзекуции, истекая кровью. Когда скинули в яму к остальным пленным, он пришел в себя и все помнил. Как кричали остальные ребята, их периодически вытаскивали из ямы для развлечения. Орали дико, с завываниями, не в силах терпеть, умоляли прекратить, звали маму. Это только еще больше раззадоривало боевиков.
   Некоторые не пережили издевательства, умирали скинутые в яму, трупы не убирали. В эту же яму им скидывали раз в день немного еду и воду, как им говорили, чтоб сразу не сдохли. Туалет был тут же в углу. Через несколько дней смердело невыносимо, от разлагающихся трупов, их оттащили в одну сторону, сложили друг на друга. От импровизированного туалета, попытки закопать человеческие отходы жизнедеятельности не помогали.
   И они никак не могли понять, почему их не спасают? Где доблестная российская армия, спасающая своих солдат? Через несколько дней начался мощный обстрел лагеря боевиков, их охрана куда-то делась, Леша первый выполз из ямы, ходить нормально он не мог, высунувшись по пояс, осмотрелся, ища место, куда отползать, дорогу он теперь знал.
   Начал расталкивать ребят, ушедших в небытие, некоторые услышав обстрел, вжались в стены и тряслись. Лешка всем кричал, выползайте, бегите к лесу, есть возможность спастись, снаряд мог угодить и в яму. Шквальный огонь накрывал весь лагерь, слышались крики бегающих по периметру боевиков. Живые пленники стали выползать из ямы, Леша попросил помочь вытащить Кондрата, тот был без сознания. Ему помогли, втроем они с трудом вытянули мощной комплекции друга на поверхность, оттащили на несколько метров, положив на брошенный брезент.
   Лешка кричал всем куда отходить, но ребята его не слушали, расползаясь в разные стороны. Он на карачках, пытаясь встать, полз обратно к яме, там осталось двое сослуживцев без сознания. Прилетевший снаряд упал прямо в яму с оставшимися пленными, ребят, что ползли в другую сторону, накрыло осколками, он слышал их предсмертные крики, он видел, как одного порубило на куски. Он завыл от отчаянья, помогать больше было некому. Кто-то из раненых дергался в судорогах.
   Ему пришлось выбирать, всех спасти он не мог. Он пополз обратно к брезенту, где оставили Кондрата. Наткнулся тут же на моток веревки, обвязал себя и завернул в брезент Кондрата, и потянул в лес, ища дорогу к спасению, к своим.
   Куда отходить, он знал точно, накануне ему в недолгом небытие сна пришло понимание, как надо спасться и где находится тропа, ведущая к своим. Больше суток по лесу волок по земле брезент с Кондратом, проверяя на недолгих остановках, жив друг или нет. Каждое движение отдавалось невыносимой болью в истерзанной спине, но упрямо тянул свою ношу, клялся себе и ему, что должны выжить назло врагам.
   Кондрат несколько раз приходил себя, Лешка объяснял ему, что они только вдвоем, судьба остальных раненых теперь неизвестна, кто-то из сослуживцев погиб, они ползут по лесу, к своим, и просто обязаны выжить. Кондрат был не в себе, плакал, требуя его бросить в лесу, и спасаться самому. Так больше вариантов, что хоть один выживет.
   - Оставь меня, Лех... Я не жилец уже... Я обуза тебе сейчас... Мне очень больно...
   - Заткнись! Значит, сдохнем с тобой здесь, тогда вместе.
   Как он потом узнал, протянул он по лесу несколько километров, вышел к трассе, тянул брезент с другом из последних сил вдоль кромки раздолбанной боевыми действиями дороги. Услышав приближение идущей колоны машин, спрятался в кустах. Поняв, что это свои, российские солдаты, вышел на дорогу, с трудом поднялся, вытянул руки, и тут же потерял сознание, почти угодив под колеса проезжающей машины.
   Колона машин, состоящая из военной техники, остановилась, к нему бежали со всех сторон. Он, придя на некоторое время в сознание, пытался объяснить, что не один.
   - Там в лесу... еще один... - и усиленно тянул веревку, привязанную к себе.
  

***

  
   Очнулся уже в военном госпитале, лежа на животе. Спина горела огнем, он был весь перевязан бинтами, от вены иголка уходила в капельницу, ему что-то вливали. Пришло понимание, что выжил. С трудом разомкнул глаза, огляделся, в палате он был не один, парень с соседней койки заметил его движения, предупредил.
   - Лежи, тебе нельзя двигаться. Позовите медсестру, он очнулся!
   - Где Кондрат? Что с ним? - Леша не узнал свой хриплый осипший голос, с трудом выталкивая каждое слово из саднящей глотки.
   - А, это тот, кого говорят, ты вытянул на себе? Он в реанимации... Жив пока, но ноги ему отрезали...
   Лешка отвернулся, уткнувшись в подушку, чтобы внимательно смотрящий за ним сосед по палате не заметил, что он не может сдержать слез. Он обессилено сжимал кулаки, но остановиться не мог, понимая, что трясущиеся плечи выдают его беззвучные рыдания. Он плакал второй раз за все время. Первый раз не смог держаться, когда еще в плену, в первый же день солдат заставили смотреть, как отрезают голову их командирам. Поклялся, что больше не будет рыдать, как истеричная девчонка.
   Прибежала медсестра, что-то быстро вколола ему, приказав лежать смирно, иначе повязки сдвинутся и разойдутся швы после операции. Он почти все время спал от обезболивающих уколов, во время недолгого пробуждения, мрачно оглядывал соседей по палате, все были с разными ранениями, некоторые передвигались самостоятельно, активно переговариваясь, делились последними новостями, и рассказами, кого и где как ранили.
   Леша вступал в разговоры редко, только если к нему по делу обращались с вопросами. Помогали кормить и менять утку, что еще больше унижало. Он только мрачно задавал себе вопрос, какого хрена он так хотел выжить? Чтобы остаться прикованным к кровати мыслящем овощем на всю жизнь? За что он боролся? И новости о Кондрате не утешали, тот был на грани, и врачи не были уверенны в исходе нескольких операций. Слишком тяжелые травмы, расползающаяся гангрена не давали возможности спасти конечности. И как неизбежность, ампутация.
   К нему во всю шастало армейское руководство, доводя до белого колена своими допросами, как попали в плен, как погибли товарищи, как они спаслись, откуда он, не зная дороги, вышел на своих? И так несколько раз, для нескольких лиц, начальство от раза к разу прибывало все выше по званию, потом один из тучных генералов, сочувственно похлопал по руке, сказал:
   - Парень, молодец, что выжил. Готовься получить награду. На тебя уже подали...
   Лешка хотел плюнуть ему в лицо, но сдержался. К черту медали и звездочки, его больше волновал вопрос, почему их бросили там умирать? Почему не пытались спасти, а накрыли весь лагерь шквальным огнем, обрекая всех на смерть? Где спасательная операция? Артиллерийский обстрел вместо захвата лагеря с боевиками?
   Через несколько дней Лешка смог вставать. Даже выносил планы сбежать из чертовой богадельни, называемой военным госпиталем. Мысль, что Кондрат еще в реанимации, его останавливала.
   Кондрат выжил, несмотря на полученные раны, ранее богатырское здоровье давало шанс на жизнь. Его перевили из реанимации, и Лешка стал к нему ходить. Они почти не разговаривали, сидели молча, смотря в разные стороны, Лешка обычно рассматривал унылый пейзаж за окном, Кондрат смотрел на свои отрезанные конечности, и беззвучно плакал, злился на свою слабость, утирал огромной ладонью сопли под носом, и прогонял друга из палаты.
   Потом перевили обоих в Москву, где они долечивались. Тут и все началось, рвущиеся журналисты, которых разрешило пустить начальство, решившее поведать стране о совершенном им подвиге. Торжественное вручение наград ему, и Кондрату, медали прожигали грудь насквозь. Как он их не выкинул в тот же день, он не помнил, но желание такое было. Никто не понимал, почему он не считает себя героем, прогоняет журналистов и вообще гонит всех, кто приставал с глупыми расспросами.
   Они что не понимали, жизнь потеряла смысл? Ради чего все это? Как жить дальше?
   Мысль о том, что Кондрату еще хуже, и его нужно поддержать, останавливала от необдуманных поступков. А они его посещали, эти мысли, покончить сразу со всем и не мучатся дальше.
   И еще родственники, их разрешили навестить в госпитале, уже в Москве. Когда увидел свою любимую бабушку, заглянул ей в глаза, понял, что не может лишить себя жизни и умереть раньше нее.
   Кондрата навещала мама и девушка Марина, та самая, что ждала из армии. Отца у Кондрата не было, родители развелись давно, когда он был маленький, и папаша сгинул где-то на просторах необъятной Родины, его никто не искал, даже ради алиментов, мать сама его вырастила, в одиночку, преодолевая все трудности.
   Когда его мать, Людмила Петровна Кондратьевна узнала, кому обязана спасением сына, то рухнула на колени перед Лешей, и захлебываясь слезами, благодарила, пытаясь целовать руки. Лешка руки целовать не давал, пытался ее успокоить, поднять с пола.
   - Господи, спасибо тебе! Лешенька, спасибо за сына... - она мотала головой, раскачиваясь из стороны в сторону. - Я никогда не забуду...
   А ему хотелось провалиться сквозь землю. Он не в силах поднять бьющуюся в истерике мать Кондрата, упал на колени рядом с ней, и бережно обнял. Марина, стоявшая рядом с ними, рыдала в голос.
  

***

  
   Кондрата выписали из госпиталя намного позже.
   Он стал совсем невыносимый, орал дома на мать по любому поводу, изводя своими необоснованными придирками, или просто лежал на кровати без движения, уткнувшись носом в стену. То отказывался от еды, то требовал луну с неба.
   Верная Марина, ждавшая его из армии, не выдержала и ушла из его жизни насовсем. Плакала, пыталась что-то объяснить Леше, искала для себя оправдание. Ему было противно от истеричной Марины, и безумно жалко Кондрата.
   - Пойми, я так больше не могу! Он стал другим... - верещала Марина на лестничной клетке, куда он ее выволок, чтобы Кондрат не услышал ее вопли.
   - Что ты мне это рассказываешь? Ему объясняй. Ты его бросаешь, а не меня! - рычал Лешка.
   - Не могу ему! Ты ему сам скажи! Я его любила, но больше не могу так.
   - Дура, ему сейчас ты необходима как воздух! Он выжил, ему нужно время. Потерпи, если любишь его...
   - Да?! - взвизгнула Марина. - А дальше что? У него ноги вырастут? Он никогда не сможет ходить! Никогда, слышишь? Я всю жизнь должна буду за ним ухаживать, горшки вынимать, да?! Ведь это не ты ему женой будешь! Ты приехал и уехал...
   Лешка замер, услышав эту речь. Осмотрелся, они уже собрали зрителей, из квартир понабежали соседи, но никто не вмешивался, зная о трагедии, что постигла Кондрата. Где-то на фоне маячила его мать, теперь уже для него тетя Люда, беспомощно переводила взгляд с Леши на Марину, потом на квартиру, где за дверью лежал ее искалеченный сын, и мог услышать этот скандал.
   - Мариночка, как же так...? - тетя Люда тряслась, как осиновый лист, заламывала руки, а из глаз бежали предательские слезы.
   Сдержать их она не могла, хотя Лешенька все время просил не плакать при сыне, пытаться вести себя сдержанно, словно ничего не произошло. У нее плохо получалось, если набегали слезы, она просто выскакивала из комнаты сына, запиралась в ванной, и долго надрывно рыдала под звуки льющейся воды.
   - А что вы от меня хотите? - Марина развернулась к матери Кондрата. - Будем вместе его на себе таскать, да?! Вы мама, а ему кто? Почему я то должна?
   - Ты никому ничего не должна!
   Лешка подошел к ней, Марина в испуге отпрянула, ожидая избиения или пощечины, именно это ее ждало, судя по злому лицу этого друга ее бывшего жениха, но он только тряхнул ее за руку, и очень тихо прорычал.
   - Проваливай отсюда!
   Марина поспешно скатилась по лестнице, оглянулась, боясь преследования, что ее сейчас вернут, и заставят всю жизнь ухаживать за инвалидом. Никто не виноват, что так случилось с любимым Олегом, но и себя ей тоже было жалко, собственная мама задергала ее призывами скорее бросить жениха, в красках расписывая, какая убогая жизнь ее ждет. Подруги крутили у виска, не понимая, чего она таскается в гости к Олегу, помогая ухаживать за ним. Не жена ведь, а статус невесты он же временный. Маринка, все ее уговаривали, беги скорее, пока тебя не втянули в это болото.
   Все, она сдалась, она больше не могла быть рядом, понимая, какое ее ждет будущее с инвалидом без ног.
  

***

  
   - Теть Люд, больше не пускайте ее в дом. - уже сидя на кухне говорил Леша, обнимая за плечи несчастную мать Кондрата.
   - Лешенька, как же так? Она же столько ждала его... Она любила его... Она мне как дочка стала...
   Они разговаривали шепотом, чтобы заснувший Кондрат не слышал их в своей комнате.
   - Сломалась она, теть Люд. Не судите ее строго. Ее тоже понять можно...
   - Ты думаешь, она захочет вернуться?
   - А смысл в ней? Она уже предала его... - как-то безнадежно ответил он.
   - Может, он сможет ее простить?
   - Гоните прочь, а то так и будет ходить туда-сюда. Не могу, уйду, потом опять люблю, не могу без него. Ему нужна сильная духом, что поймет и примет со всеми проблемами, а не эта истеричка...
   Через несколько месяцев Марина, так и не устроившая свою личную жизнь без Олега, попыталась вернуться, но мать встала на пороге, и, следуя советам Леши, не пустила.
   Тем более, что сын почти успокоился, перестал спрашивать, куда делась любимая Марина. Все понял без слов, и перестал бесконечно спрашивать:
   - Где Марина? Почему она не приходит?
   Хотя мама пыталась ему объяснить, что она уехала учиться в другой город, и сейчас занята. Глупая причина ее исчезновения, но ничего другого ей не пришло в голову.
   - Значит, все... ушла от меня...
   Олег совсем замкнулся в себе, отказывался разговаривать, и все время лежал, глядя в потолок или в стену, в одной позе. На свое имя перестал откликаться, что даже матери пришлось звать его прозвищем, полученным в армии, "Кондрат", ее коробило это, но только так можно было заставить его хотя бы посмотреть в сторону матери. На "сыночка" он тоже перестал откликаться.
   Марина делала попытки навестить Кондрата еще несколько раз, но видя неуверенное испуганное лицо девушки, Людмила понимала, что Лешенька был прав, опять сорвется, сделает еще хуже. Как сынок будет потом жить, и так еле пережил уход Марины.
   Но все-таки не уследила, с сыном осталась ее сестра, когда Людмила уехала договариваться с врачом о новых процедурах для сына, и есть возможность встать ему на протезы? Тут была большая проблема, протезы государство выделило, пенсию, пусть небольшую платило. Сынок так и не смог привыкнуть к неудобным протезам, и все попытки ходить "заново" провалились, он разозлился и выкинул искусственные ноги в окно.
   Марину впустили к сыну, и это закончилось первой попыткой суицида. Сестра рассказывала, что Марина плакала, просила прощения, что бросила. Что до сих пор любит, и готова вернуться.
   - Олеженька, милый, прости меня! - затяжно выла девушка. - Они не пускали меня, мамка твоя, и Лешка. Прости меня...!
  

***

  
   Кондрат окаменел, увидев Марину, сидел в кресле слушал ее, чувствуя, что сходит с ума. Первые несколько месяцев дома дались тяжело, пришлось перестраивать всю свою жизнь, все старые друзья и знакомые разбежались от него, как от заразной чумы, только Леха все ходил и ходил, сидел молча по несколько часов рядом, потом полночи шептался с мамой на кухне.
   Он понимал, что был невыносим в первое время, но ничего не мог поделать с рвущейся наружу яростью и обидой. Зачем выжил? Как жить теперь без ног, без возможности ходить? На всех орал, особенно доставалось матери, на ней он измывался больше всех, так как она все время была рядом, жалостливо заглядывала в глаза, приставала с вопросами, что ему еще надо? А ему хотелось снова вернуть свои ноги, больше ничего.
   Понимал, почему ушла Марина, она и так старалась, поддерживала его первые месяцы, помогала матери. Он ее гнал, в душе надеясь, что она не уйдет, не бросит. Примет его и таким, калекой. Не смогла, и он не в праве был судить ее. Вот как бы он сам поступил, если бы Марина оказалась в подобной ситуации? Остался бы рядом? Он не знал...
   Потом пришло смирение и жгучий стыд. И понимание, что остались мама и Лешка, это теперь больше, чем родной брат, для него это соломинка, что тянет его из болота, а для Лехи пожизненный крест, раз вытащил его оттуда, не дал умереть. Теперь из упрямства будет его усердно доставать, вставай на протезы, занимайся больше, у тебя все получится, ты сильный, ты преодолеешь.
   Хотя, надо признать, Лешке тоже было нелегко. Он вспоминал их в госпитале, побитых, растерянных, с больными глазами и отчаянным пониманием, что не знают, как жить дальше. Как оставить в прошлом погибших ребят, как избавится от воспоминаний, когда закрываешь глаза, пытаясь уснуть, а они вот стоят, пришли, зовут с собой, обещая, что в том мире, за гранью, ты обретешь долгожданный покой.
   Сейчас смотрел на Марину, осознавая, что перегорел, больше не любит ее, не хочет видеть, что преодолел выжигающую боль внутри. Он первое время после ее ухода мысленно с ней разговаривал, мечтая, что выскажет, все, что накопилось, как любил, как единственная мысль о ней оживляла, заставляла цепляться, бороться за жизнь.
   - Марин, уходи... - устало произнес он в конце ее полного раскаяния и слез монолога. - Не хочу больше тебя видеть...
   Ночью стало совсем тошно, снились пленные ребята и отрезанные головы командиров. С этим надо заканчивать, решил он. Стараясь не греметь, выполз в коридор, добрался до шкафа, где хранились рабочие инструменты, нашел моток веревки. И тут же в коридоре, понимая, что сил совсем не осталось, накрутил на шею петлю, пытаясь трясущимися руками затянуть узел. Слабые безвольные руки не слушались, он только хрипел от натуги, а задушиться до конца не получалось.
   Разбуженная мать выскочила из комнаты, испуганно закричала, увидев его с веревкой на шее. Кинулась к нему, распутывать, освободить шею, дать вздохнуть нормально. Тут же позвонила Лешеньке, тот примчался на такси, как только смог, оттащил обмякшее тело друга в комнату, припер к стене, схватив за грудки, зарычал:
   - Ты что творишь? Не смей! Что будет с матерью, ты подумал?
   Конечно, Кондрат подумал и об этом, всем будет легче без него. Но решил не злить еще больше Леху, которого среди ночи вызвала перепуганная мать, и вообще, промолчать.
   Леха выскочил из комнаты, Кондрат слышал, как тот чертыхался, что-то пнул по дороге в коридоре, пошептался с матерью и ушел. Ну, вот и все... Лешке надоест с ним возиться, и он больше тоже не придет, но друг вернулся через бесконечных минут пятнадцать, с бутылкой водки и пивом, мама тут же стала заносить в комнату подготовленную закуску, потом плотно прикрыла дверь, оставив их вдвоем.
   Напились они впервые и до полной потери ориентации. Кондрат смутно помнил, о чем именно, но они много говорили, перебивая друг друга. Это тоже было впервые, так они шумно болтали только до попадания в плен.
   - Зачем ты меня вынес на себе? Скажи, ну, зачем? - допытывался пьяный Кондрат у друга, этот момент он еще помнил. - Спасал бы кого-нибудь другого...
   - Кондрат, некого было больше спасать... Прости... Тебя первым вытянули, ты тяжелый, гад, я бы один не справился... Мне ребята помогали... Потом они там все и остались...
   Леха впервые подробно рассказывал, как это происходило. Говорил долго, вспоминая каждую деталь, даже незначительную мелочь. Им важно было сейчас это пережить заново.
   - Лех, мне кажется, тебя обидели... Почему звездочку героя не дали?
   - Да, пусть засунут звездочки себе в одно место! - потом была долгая нецензурная тирада в адрес высокого военного руководства, Леха вспомнил всех генералов, премьеров, депутатов и вечно пьющего президента Бориску, по вине которых они оказались по уши... в проблемах.
   - Скажи, а откуда ты узнал, куда надо... Ну, к нашим идти?
   - Честно? - Лешка немного напрягся, пытаясь сфокусировать взгляд на Кондрате. - Только больше никому и никогда не скажешь? Только между нами... Обещаешь?
   - Да, обещаю!
   - Я накануне что-то вроде вещего сна видел... Я не очень в это верю, знаешь ли, не хочется быть психом. Но увидел четко дорогу и направление... Мы, когда под обстрелом начали уходить, я всем кричал, в какую сторону надо... Мы тебя туда первого оттащили...
   Кондрат тоже не верил во всякие странности и вещие сны, но другу поверил, ни секунды не сомневаясь, что именно так и было...
  

***

  
   Дальше был вполне долгий период спокойной жизни, как думала мама, а для него это был вполне сносный кусок существования, с уже обязательной попойкой раз в месяц. Матушка уже заранее готовила Лешеньке спальное место, купив раскладное кресло, все лучше, чем на полу спать.
   Кондрат вернулся к хобби, которым увлекался еще в школе, стал потихоньку стругать поделки из дерева, делал эскизы на бумаге, некоторые раскрашивал. Мама радовалась, и заменила все железные ложки, на деревянные, расставляла по дому фигурки, дарила соседям и родственникам.
   Потом произошли перемены. В компанию влились новые ребята, знакомые Лехи, Андрюха и Руслан. Стало даже жить светлее. Руслан жил рядом, и заходил чаще одного раза в месяц, когда выпадала свободная минута, как он говорил на "чаепитие", но всегда с тортом или пряникам к столу. Мама всегда усаживала гостей вкусно и сытно кормить, расспрашивала обо всех делах.
   Оказалось, что мама очень интенсивно интересуется жизнью его друзей, зная, у кого, что происходит на работе, как зовут бабушек, дальнего родства тетушек и дядюшек, даже клички собак и кошек. Кондрат понимал, что именно это не хватает матери, суеты и событий, ведь их дни были похожи один на другие.
   Вскоре в его жизни появился компьютер, Интернет и социальные сети. Он думал, что это спасение, а оказалось, что погибель. Вначале он открыл для себя целый мир, разноцветный, полный захватывающих событий. Его захлестнуло от эмоций, возникла жажда общения. Он в одном из форумов познакомился с милой общительной девушкой. Ненавязчивый виртуальный флирт перешел в постоянную переписку, он как одержимый писал ей письма целыми днями, рассказывая обо всем, сам с нетерпением ожидал ответов. Девушка первая предложила им встретиться, дала свой телефон.
   Кондрат испугался, долго не решался позвонить. Девушка в сети представлявшаяся ником "Нимфа", оказалось Надеждой, он даже духом воспарил. Имя красивое, вкусное, дарующее надежду на будущее. Они долго разговаривали по телефону, часами. Она рассказывала ему об учебе в промышленном институте, и проявляла настойчивость, предлагая наконец-то встретиться.
   Он с трудом признался в своей проблеме, ранениях, последующей инвалидности, невозможности вести нормальный образ жизни, Наденька ответила, что это неважно, он ей очень нравится. Она приехала в гости, мама почти свадьбу закатила по этому поводу, наготовила всего к столу, купила новое платье, он видел, что она чуть ли не более его самого счастлива появлением Наденьки в их жизни.
   Наденька оказалась совсем молодой девчушкой двадцати лет, среднего роста, чуть полноватой, светленькая, с остреньким длинненьким носиком. Ему же внешность была не важна, он знал ее другую, милую, нежную, веселую и очень общительную.
   Им с мамой казалась, что вечер первого знакомства прошел чудесно, Наденька немного смущалась вначале, потом активно включилась в разговор. У него появилась своя личная надежда и мечта на будущее с ней. Он снова стал откликаться на родное, данное при рождении имя "Олег", потому что Наденьке не очень понравилось его прозвище. Он подарил ей несколько своих рисунков и поделок, от которых она пришла в восторг. На прощание она важно чмокнула его в щечку и обещала позвонить или написать завтра.
   Он напрасно ждал несколько дней, она не отвечала на звонки, не писала в сети. Сначала у нее оказался заблокированным телефон, потом из сети исчезли ее личные страницы. Она ушла, даже не объяснившись. Кондрат рассвирепел, когда понял, что его бросили, а все надежды лопнули, как мыльный пузырь.
   Он так и не узнал о том, что Леха, уже служивший на тот момент в милиции, по наводке матери быстро разыскал эту самую Наденьку, имел с ней нелицеприятный разговор. Мама тоже так и не решилась ему признаться, что девушка испугалась, переоценив свои возможности.
   В тот же день сосед, который приходил к маме помочь по хозяйству, стиральную машинку посмотреть или починить сломанный унитаз, тайком от матери принес ему пузырь дешевой водки. Олег, снова ставший Кондратом, напился в одиночку, без закуски.
   В пьяном бреду к нему пришла гениальная идея, спрыгнуть из окна, эта смерть наверняка, не то что дурацкое удушение веревкой, только горло потом саднило несколько дней. А тут и полетаешь заодно в последний раз. Своими неуклюжими попытками залезть в распахнутое окно, он разбудил мать. Она тут же начала причитать, плакать, умоляя его одуматься, и когда только успела позвонить Лешеньке. Друг приехал не один, на подмогу вызваны были Андрюха и Руслан.
   - Зачем, сука, ты вытащил меня оттуда? Почему не дал мне сдохнуть там?! - кричал он приехавшему ошалевшему Лехе. - Я никому не нужен...
   Его силой стянули из окна, где он сидел, свесив на улицу свои изуродованные культи. Запихнули в кровать, привязали, так как Кондрат усиленно брыкался, на заднем фоне он слышал, как матушка рассказывает о Наденьке.
   - Скажи, Кондрат, ты бабу хочешь?
   Конечно, это был дурацкий вопрос... Интимные отношения у парня были последний раз перед армией. Отсутствие нормальных ног не означало, что он не испытывает здоровых мужских потребностей обнять женщину, ласкать ее, засыпать рядом с любимой женой или невестой.
   На вопрос друга, Кондрат только молча кивнул.
   - Ага, баба значит...? Протрезвеешь завтра, а вечером будет тебе баба в койку... Но ты сам понимаешь, какого качества...
   Лешка выполнил обещание, и на следующий вечер мать отправили к сестре с ночевкой, а Кондрату привели проститутку. Пока она ублажала обалдевшего Кондрата, парни пили на кухне пиво, планирую дальнейшие действия.
   Проститутки появлялись разные, четко раз в месяц приходила продажная девица. Леха быстро договорился с местной сутенершей, заплатив вперед за полгода за подобные услуги. Потом одной девице, крашенной блондинке Райке, понравилось ходить к ласковому, как ребенок инвалиду, ему нужно было немного человеческого секса, нежности и внимания, без всяких извращений. Она душой отдыхала с этим мужиком. Если бы не искалеченные ноги, чудо-мужик был бы, добрый, ласковый, заботливый. За такого и замужем не страшно прожить всю жизнь, не обидит, будет защищать, вон какой здоровый бугай, косая сажень в плечах. С виду грозный медведь, а внутри душка и еще не повзрослевший ребенок.
   И по обоюдной договоренности, Райка стала ходить к нему для оказания интим услуг.
   Кондрат понимал, что услуги девиц стоят не мало, и оплачивают их ребята из своего кармана, и решил, что нужно попробовать заработать самому. Он в интернете уже видел форумы, посвященные ремеслу и деревянным поделкам, разместил свои работы. Не сказать, что бы сразу пошли деньги, но мелкие заказы он выполнял недорого, соглашаясь с любой придурью заказчика. Он начал сам зарабатывать деньги, почти все отдавал матери, кроме заначки на Райку. Поспорил с парнями, что будет сам оплачивать проституток, те, видя безумную решимость в глазах Кондрата, согласились.
   Единственное, срывы начали происходить все чаще, никакой Райке не под силу было вытянуть его из этого омута. Он пил в одиночку и дебоширил по ночам, грозя матери и всем, что покончит с жизнью. Трезвел, и испытывал глубокий стыд. Сам согласился на врачей, но несколько ходок в психиатрическую больницу не помогли.
   А сегодняшний психоз начался вчера, когда не пришла Райка, мобильный у нее был недоступен целые сутки, и тогда он нашел заначку с медицинским спиртом для протирки у матери, пока та ходила в магазин за хлебом. Развел на глаз, и выпил залпом целую кружку. Этого ему хватило для поиска приключений за окном и желаний опять отправиться в полет....
  

Глава 3

  
   Юлька первой рванула в квартиру, не понимая, что они тут стоят на лестничной клетке, рассуждают с умным видом, пока парень там, висит в окне. Как приехали, уже минут пять прошло, не меньше. А когда еще все началось, когда звонила мать?
   Видимо от нее никто не ждал такой прыти, не среагировали сразу, только догоняющий Леха и его вопли вслед.
   - Стой, зараза! Куда ты одна? Так и знал...
   Но было поздно, Юлька первой оказалась в комнате Кондрата. Тот сидел в проеме распахнутого окна, ноги, или то, что у него осталось от них, свесив на улицу. Ее поразил громадный мужик в стадии "психоза и срыва", он, наверное, в нормальной жизни был бы не меньше двух метров роста, как раз по пояс она бы достала ему. Пшеничная лохматая голова, добродушное простое лицо с носом картошкой. В комнате резкий запах спирта, смятая кровать, и разбросанные по комнате непонятные фигурки. Неужели он решился лишить себя жизни?
   - Подожди, не делай этого! - хотела воскликнуть Юлька, получился мышиный писк.
   Кондрат изумленно обернулся, с немым вопросом в глазах, а это кто такая? Заметил в дверях Леху, сразу забыв про незнакомку.
   - А, приперся? Ну, помоги мне спрыгнуть, что ли...
   - Ага, сейчас, получишь пендаль для ускорения. - едко заметил Леша, стараясь незаметно делать шаг за шагом, приближался к окну.
   - Ага, сделаешь еще шаг, без твоей помощи обойдусь. - предупреждающе зарычал Кондрат.
   - Кондрат, скоро рассвет, ты всем бессонную ночь устроил...
   - Ну, и проваливай! Ты мне не нужен! Зря ты меня вытащил тогда, я же просил тебя, брось меня, брось меня... Почему ты мне не дал сдохнуть? - Кондрат перешел к концу диалога на крик.
   - Прости, Кондрат, но я не смог тебя оставить умирать... ты сам знаешь... - Лешка безумно устал, все заготовки, которыми они обычно пользовались до момента, когда приходилось стаскивать его с окна, сегодня казались надуманными, но Кондрату нужен был четкий сценарий, и он тут же затянул.
   - А как мне теперь? Кому я нужен? Они даже за деньги не хотят со мной... презирают безногого... Ни одна баба меня не хочет просто так!
   - Я разберусь с этим... найдем других. Я проплатил сразу вперед, еще два месяца...
   - К черту этих девок! Деньги на памятник давай лучше собирать.
   - Кондрат, мы найдем выход... - единственным выходом Леша видел, найти сутенершу и выяснить какого ляду пропала Райка? Он даже предположил, что у Райки случилась накладка в трудовом графике.
   - Да, и я тебе подскажу какой... Ты тогда не нашел в себе силы дать мне умереть... Ты мой должник, Леха. Я знаю, ты можешь, или Андрюхи есть связи... организуйте мне последний укольчик... - Кондрат перестал орать, грозить, говорил с горечью, действительно этого желая.
   - Я не смогу, Кондрат, я этого не сделаю... Не проси даже... - почти выплюнул Леша, злясь на себя, на весь мир, а сейчас конкретно на Кондрата.
   - Ты трус!
   Юлька слышала этот диалог, с трудом понимая, о чем они вообще? Вот что, Лехе трудно было конкретизировать ситуацию с Кондратом? Картина маслом прямо просилась на холст "служили два товарища", один спас другого от смерти, а теперь еще и виноват. Но это уже перевернутый кверху тормашками холст. Но даже Юлька, которая была совсем не в теме, понимала, что причина психоза не в спасенной когда-то жизни. Кондрат, видимо, пользуется услугами проституток, боевые товарищи ему в этом помогают, а накануне что-то сорвалось. Опять виноваты бабы! Юлька не выдержала:
   - Какое ты имеешь право его обвинять? Ты должен быть ему благодарен! Он дал тебе шанс выжить Кондрат... и ты делаешь глупости... И сам понимаешь это...
   - А ты кто такая? Я тебя в первый раз вижу, детка. - Кондрат нахмурил брови, более внимательно разглядывая незнакомку. Видно, что взрослая, около тридцатника, но такая щупленькая, маленький цыпленок.
   Он думает, что испугает ее грубоватым тоном? Да не на ту напал!
   - Я тебя тоже. Я Юля. Скажи, зачем тебе это все надо?
   - А тебе зачем? Какого фига ты то тут делаешь? Райкина подружка? Так мне уже не надо...
   - Кондрат, она из другой оперы. - встрял Леша, Юлька хоть дурная и полезла не свое дело, но равнять ее с проституткой он не мог позволить. - Она племянница моей соседки Алевтины.
   - А, точно, слышал про эту безумную тетку. - хмыкнул Кондрат.
   - Кондрат, я думала, ты серьезно собрался... А ты дурачишься... - протянула огорченно Юлька.
   - Ты думаешь это шуточки, девочка Юля?
   - Знаешь, как-то все несерьезно у тебя... - она шумно выдохнула, потом продолжила. - Я сама когда-то стояла вот так в окне, хотела прыгнуть, чтоб все закончилось и навсегда. Я поскользнулась и чуть не упала... И в этот момент поняла, что не хочу умирать... Хочу жить...! Меня подхватили в последний момент...
   - А ты чего решила подурачиться, Юлька?
   - А меня парень, которого я думала, что любила... изнасиловал... Знаешь, в девятом классе, когда тебе четырнадцать, это трагедия...
   Руслан, обычно немой свидетель всех этих сцен, в главных ролях всегда были Леха с Кондратом, внимательно осмотрел всех. Остановил взгляд на Лешке, спрашивая, ты уверен в новых методах? Именно за этим тут Юля? Профессионалка или под руку подвернулась, обговаривался ли сценарий или импровизируют? Лешка пожал плечами, давая понять, что пустил ситуацию на самотек. А вот такой неопределенный ответ Руслану не понравился, напившейся в одиночку Кондрат всегда действовал по четкому сценарию, побушевать в окне или с веревкой на шее, а потом милостиво разрешал себя уложить в кровать.
   Тетя Люда уже перестала плакать, тоже прислушиваясь к диалогу. Она сначала даже приняла ее за подростка, но присмотревшись, с удивлением поняла, Юля взрослая девушка. Но она привыкла во всем полагаться на Лешеньку, он все контролировал, и если допустил Юлю до разговора с сыном, значит, так правильно. Друг ее сына не допускал промахов, продумывая каждую мелочь. Услышав историю Юли, схватилась за сердце, бедная девочка!
   - Печально, Юль... если не врешь. - после некоторой паузы, вздохнул Кондрат.
   - Она не врет! - резко вклинился Лешка в их разговор.
   - Но я пережила это, было очень больно... - ей хотелось сказать ему так много, но меньше всего хотелось изливать душу при таком количестве свидетелей. Кондрат вызывал доверие, сочувствие, и она надеялась его уговорить сегодня, не только слезть с окна, а вообще перестать практиковать такой метод привлечения внимания. - Слушай, слезай с этого чертового окна, и я расскажу тебе, как это было...
   - Исповедаться будешь?
   - Ага, а потом ты расскажешь, какого черта у тебя происходит в коробочке, раз ты в окно полез.
   - Ты не по адресу, детка. Батюшки здесь нету.
   - А он нам и не нужен, не верю я попам в рясе. - она подошла к нему вплотную, протянула руку, коснулась плеча.
   - Детка, не боишься спровоцировать меня? Ведь выпрыгнуть могу...
   - Тогда я за тобой прыгну! Оставишь моих сыновей сиротами. И это будет уже на твоей совести, дружок. Ты уже никого не сможешь обвинить...
   - Я не пойму, ты чокнутая совсем? - Кондрат чуть не рассмеялся. А Юлька такая забавная оказалась, он даже стал получать удовольствие от короткой перепалки с ней.
   - Нет, я смелая, отчаянная и немного сумасшедшая, и больше ничего не боюсь. Вообще, ничего не боюсь. Знаешь, я раньше такая пугливая была... Все время металась, плакала по любому поводу.
   - Юлька, да ты железная леди просто! Знаешь, не хочу я слезать, и исповедь мне не поможет.
   - А может она мне поможет! - Юля крепко вцепилась в его руку, понимая, что если что случится, и он решит сигануть, то она такую огромную тушку не удержит. Но держа его за руку, чувствовала себя более уверенной. Кондрат руку не вырывал, значит, контакт надо удерживать.
   - А ты не много от меня хочешь, железная Юля?
   - Кондрат, а ты чего хочешь? Что для тебя важнее? Я вас тут слушала с Лехой... Я понимаю все... не глупая... Проститутки тебя кинули, но зачем тебе отношения за деньги? Это же не настоящее. Если слезешь, я буду приходить к тебе бесплатно. Ну как? - последнее вырвалось случайно, она от себя такого не ожидала. Вот ляпнула, вошла в роль, как теперь выкручиваться?
   Руслан выронил телефон, от которого при приземлении о пол, отвалилась крышка, тетя Люда ойкнула, прикрыв ладошкой рот, Лешка шикнул на Руслана, но сам был поражен не меньше. Вот Юлька отжигает по полной программе, не ожидал.
   Все напряженно ждали ответа Кондрата, который резко сдулся после последнего предложения Юльки, вся бравада с него слетела, и он еле слышно прошептал:
   - Я согласен, если не обманешь... Юль, ведь обманешь...?
   - Не обману...! - не выпуская руки, другой ладонью погладила его по лицу, наклонилась к уху, прошептала только для него. - Слезай уже скорее, будем договариваться... - потом звонко поцеловала его в нос, и засияла.
   Ошалели, кажется, все и сразу. Юлька опьянела от своей смелости, вдруг понимая, что ей понравиться вертеть этим бугаем, как захочется, и он ей позволит. Лешка на мгновение испугался, что Юлька сейчас прикалывается, а потом Кондрат опять устроит истерику уже не по сценарию. Руслан успел подумать, как давно им не хватало такой сумасшедшей Юльки, для разнообразия. А в сердце тети Люды вспыхнула робкая надежда, что может быть, у нее получится приручить неуправляемого сыночка, тем более, что Юленька ей нравилась все больше и больше.
   Кондрат удивился больше всех, он уже давно протрезвел. Он был восхищен Юлькой, такая малышка, подошла, за руку держит, наивная, как-будто удержит. Но прыгать он уже давно передумал, не дай бог, утянет ее за собой, а она сказала, сыновья у нее сиротами останутся. Понимал, что шутливые обещания дает Юлька, не будет у них никаких отношений, но подружиться с немного сумасшедшей девчонкой он был не против.
   - Ребята, снимаем с окна! - распорядилась Юлька, кивая Лехе и Руслану, те не заставили себя ждать, спеша втянуть тушку бугая обратно в комнату.
   Крепкие мужики усердно пыхтели, перетаскивая Кондрата на кровать. Тетя Люда опять начла плакать, радуясь за удачный исход дела, и увидев, что сына переносят на кровать, кинулась на кухню, ставить чайник и готовить пряники для чаепития.
  

***

  
   Уложенный на кровать Кондрат, сгорая от стыда, устало закрыл глаза. Все, сейчас все разойдутся по домам, а он опять останется один. Сейчас он даже слово боялся сказать Юльке. Как удержать ее хоть еще ненадолго? Согласится ли она с ним на дружбу?
   - Кондрат, все нормально? - спросила обеспокоенно его Юля, заметив, что он побледнел, и у него мелко затряслись руки.
   - Знаешь, Юль... Я это... Извини меня... Не надо ничего... И спасибо тебе... - бормотал он себе под нос, избегая ее пристального взгляда.
   - Слушай, Кондрат, ты думал, я тут комедию ломала, да? Как это не надо ничего?
   - Ну, вот так, не надо... Зачем тебе это?
   - Я дала тебе обещание. Понимаешь, Кондрат, я так сразу тоже не могу, ну как твои продажные девицы... Мне нужно время, но приходить я буду к тебе, это обещаю. Может, ты немного поухаживаешь за мной? И, вообще, нам надо поговорить без свидетелей. А то тут толпа собралась...
   - Как это, поухаживать...? - Кондрат замер, не поверив в услышанное. Беспомощно посмотрел на ребят, ища поддержки.
   Руслан думал, что перестал на сегодня удивляться, но Юлька ввела в ступор всех. Он хотел уже принять участие в диалоге, помочь Кондрату шутливым советом, но его опередил Лешка.
   - Юль, можно тебя на минутку? - он поманил ее из комнаты.
   - Я сейчас вернусь, Кондрат, ты от меня так просто теперь не избавишься. И, кстати, обсуди с Русланом, как ухаживают за девушками.
   Она вышла вслед за Лешей из комнаты, он потащил ее на лестничную клетку на перекур, сказав на ходу матери Кондрата:
   - Теть Люд, все нормально, сейчас придем чай попить и по домам.
   - Лешенька, спасибо, милый. - она развернулась к Юле, и порывисто обняла. - Спасибо, девочка, ты такая замечательная! Юленька!!!
   - Ну, что вы... - смутилась Юля. Вот перед кем было действительно неудобно, перед матерью Кондрата, несчастная женщина.
   На лестничной клетке Лешка поспешил закурить, выдерживая паузу, решил поинтересоваться дальнейшими планами.
   - Юль, ты понимаешь, что делаешь? Ты не заигралась?
   - Майор, ты меня за кого принимаешь? Мне уже не четырнадцать лет.
   - Ага, это я знаю. А ты понимаешь, что этот дурачок уже ждет тебя там и мечтает о тебе? Он бывает наивный, как ребенок, доверчивый. Я его потом уже не соберу заново, когда ты наиграешься.
   - И вы, здоровые мужики, не нашли ничего лучше, как совратить ребенка, подложили ему проституток для утех, да? - разозлилась Юля. Господи, какие они бывают тупые, эти мужики. - Лех, я не обещаю, что сразу спать с ним буду, это понятно тебе? Но по-человечески, я ему безумно сочувствую, и поддержу, как друга. Я останусь с ним, пока ему не надоест.
   - Поверь мне, Юль, ему не надоест, он женщин, кроме матери и тетки, только по телевизору видит или в интернете картинки смотрит. Я думаю, он сам тебе должен рассказать подробности... Но у него девушка была, из армии его ждала, вроде как любила, а потом не выдержала, бросила... Он чуть с ума не сошел... Потом была еще одна фифа, тоже растворилась... Понимаешь, не все могут выдержать с ним. Ты уверенна, тебе хватит сил? У тебя самой проблем до фига.
   - Лешенька, я тебя услышала! Если будешь меньше совать свой любопытный нос в мои дела, то у меня все получится. И займись уже скорее моей бывшей рыжей подружкой, она тебя заждалась.
   - Нахалка какая! - рассмеялся Лешка, расслабившись. Да, Юлька изменилась, ничего не осталось от запуганного воробушка, с которым он когда-то познакомился, прет, как танк напролом.
   - Вот давай лучше о ней поговорим! Знаешь ли, мой любопытный нос хочет знать...
   - Прости, птенчик, ноу комментс... - развел руками он, желая поскорее свернуть с щекотливой для себя темы. Юлька не могла владеть нужной ему информацией, а сплетен о Нике Савельевой он уже наслушался вдоволь.
   - Ты же мальчиков допрашивал, майор? Когда сведения собирал о ней?
   - И что ты мне нового скажешь?
   - Вы стоите друг друга, скажу я тебе! Она та еще стерва, помучает тебя. - Юлька не могла скрыть злорадства. - Мой совет, не прогибайся под нее, скрутит в бараний рог.
   - Ой, какие ценные советы! А с чего ты взяла, что они мне пригодятся?
   - А я знаю вас обоих. Я, конечно, не думала, что у вас такой замут будет серьезный. И я всегда была уверенна, что она бросит своего Юрку, а ты другой, ты полная противоположность ему.
   - Ой, не дай бог на него быть похожим...
   - Ребят, Кондрат там уже отчаянно тоскует по прекрасной даме. - к ним выглянул Руслан.
  

***

  
   Мужики остались пить на кухне чай с тетей Людой, а Юлька вернулась в комнату Кондрата.
   Он остался в том же положении, что она его оставила, уходя на перекур с Лешей. Большой обиженный дяденька, доверчивый и наивный, как охарактеризовал его друг только что. И нравился он ей все больше.
   - Нам поговорить надо. - заявила с порога она.
   - Да, конечно, надо. Юль, ты не подумай только... я тебя принуждать ни к чему не буду, что бы ты там не обещала.
   - Кондрат, ты знаешь, как я с Лехой познакомилась?
   - Нет. Он никогда не рассказывал о тебе.
   - Это долгая история... Я не врала тебе, когда сказала, что тоже хотела с жизнью покончить... Все, что я тебе расскажу, останется между нами. Обещай мне!
   - Обещаю!
   Юля, спросив разрешения, подтянула кресло к его кровати и расположилась в нем поудобнее. Ее версия тех событий предполагала долгий, подробный рассказ, она хотела один раз все рассказать, чтобы больше никогда к этому не возвращаться.
   - Я училась в девятом классе, у нас намечалась школьная дискотека, и я была влюблена, как дура, в умопомрачительного парня... Его звали Максим Подгорный, если увлекаешься попсовой музыкой, то мог видеть его по ТВ, харизматичный красавчик, сладкий голос и толпы фанаток... Мы учились в одном классе с ним...
   - Он с тобой это сделал? - с ужасом выдохнул Кондрат. Имя артиста было ему хорошо знакомо, мать в восхищении всегда подпевала под его песни.
   - Нет, это сделал другой мой одноклассник, Ярослав Соловьев, как мы в школе его звали Ярик-Фигарик. Это злой клон Макса, красивый гаденыш был... до одури. Я до встречи с Максом, думала, что влюблена в Ярика... По крайне мере, всю начальную и среднею школу фанатела от него, как и все девчонки в нашем классе...
   Юле до сих пор больно было вспоминать об этом...
  

Глава 4

  
   В тот вечер, после школьной дискотеки она была в отчаянии, и боялась идти домой. Она не заметила, как ноги ее сами принесли к квартире тети, родной сестры ее матери. Тетя Аля недавно вышла замуж, хотя бабушки с лавочки, у них во дворе, сокрушенно качали головой, перешептываясь, что Аля засиделась в девках, никто ее замуж не берет. Юля была очень близка с тетей, и всегда за нее обижалась, когда слышала эти разговоры.
   Да, тетя Аля была своеобразной, со своими принципами, очень старомодная, в мешковатых костюмах, только старивших ее, но она любила племянницу, и уделяла больше времени и участия в жизни девочки, чем родная мать, вечно занятая на двух-трех работах, да еще бравшая подработки домой. Юля, не смотря на возраст, понимала взрослые проблемы, папа остался без работы, его, инженера с образованием и стажем, сократили с крупного военного завода, и он никак не мог пристроить себя в новой капиталистической системе, и мама стала добытчицей в семье. Ее профессия бухгалтера оказалась очень востребованной.
   Юля стояла перед дверью, не решая нажать звонок, поздняя ночь, что она скажет сейчас тете? Что она ушла с дискотеки с парнем, в которого была влюблена все детство, позже прозрела, но позволила себя соблазнить, лишить девственности, а потом он глумливо выставил за дверь, назвав неумехой и сушеной селедкой.
   Ему было не важно, что она передумала в последний момент, он швырнул ее на постель, грубо навалился сверху, раздвигая ноги, срывал с нее одежду. Он привык только так, брать, не давая ничего взамен, ни капли нежности, ни единого ласкового слова. Знала, она все знала, что Ярослав Соловьев красив и опасен, что он конченный подлец, история с ее подругой Никой это только подтверждала, но все равно пошла за ним, словно лишенная воли. Он поманил только пальцем, а она побежала, подавив все сомнения.
   Когда она уходила, на сцене пел ее любимый Максим, неземное недостижимое божество, ее хороший друг, лучший на земле парень, не замечающий, что выворачивает своей нелюбовью ей душу, причиняет невыносимую боль. Она отвечала на заигрывания Ярослава, в надежде изгнать боль из сердца, может тогда Макс заметит в ней девушку, хоть капельку полюбит, она проклинала его дружеское теплое отношение к себе. Макс дарил ощущение легкости, хотелось взмахнуть невидимыми крыльями, оторваться от земли, но он не звал с собой в полет... И Юля в этот момент решила отомстить его равнодушию, что эту песню он поет не для нее.
   Как же она была слепа, когда упивалась своей детской влюбленностью к Ярославу. Но также слепы были все девчонки в их классе, даже умница-красавица Ника не избежала этого испытания, но сумела с достоинством разрубить безнадежный узел своих чувств. Нике посчастливилось встретить такого парня, как Юрка, преданно влюбленного в нее.
   Она с некоторой завистью сегодня наблюдала за ними, как они дурачились во время танцев, смеялись, обменивалась только им понятными шуточками и взглядами, как они самозабвенно целовались. И Юлька, наконец-то, поняла, почему ее подруга Ника сделала такой выбор, хотя могла с легкостью выбрать себе любого парня, поинтереснее. Ведь даже Юркины друзья, Максим и Колька не умели скрывать свою заинтересованность и увлеченность Савельевой Никой. Вот кого бы Максим позвал полетать, если бы совесть позволила, увести девушку друга.
   А Нике просто повезло встретить то настоящее, что ждут всю жизнь, и она не побоялась рискнуть, несмотря на косые взгляды и насмешки окружающих. Любовь главнее осуждения в чьих-то глазах.
   Юля мечтала о такой любви, любви без обмана, преодолевающей все преграды и предрассудки.
  

***

  
   Синичкина дрожащей рукой нажала кнопку звонка, тетя Аля поймет ее, утешит, если она расскажет правду. Ей некуда было больше пойти. Дверь открылась, на пороге стоял незнакомый парень, молодой, но намного взрослее ее, на вид старше двадцати лет. Высокий смуглый брюнет, крепкий, накаченный, прямо как киногерой с постера американского боевика. Белая майка, потертые джинсы, босые ноги, короткая стрижка, за ухом прикреплена сигарета, в руках теребит коробок спичек. Для полноты образа не хватало кобуры, из которой он уверенным движением выхватывает пистолет и расстреливает Фигарика в упор. Только так, никакой пощады.
   Но в глазах незнакомца она видела неподдельное изумление. Она отвела взгляд от незнакомца, проверила номер квартиры, может, ошиблась, у тети в гостях была всего два раза. Нет, ошибки не могло быть, это квартира тети Али, коммуналка, в одной комнате жила тетя с мужем, другую занимал сосед, дядя Егор, уже пожилой пьющий мужчина. Тетя жаловалась на него, сосед вел аморальный образ жизни, пил, водил собутыльников, в благоустройстве мест совместного пользования никакого участия не принимал, и на все попытки тети договориться отвечал: "А не пошла ли ты на...?".
   - Я, я... - Юля растерялась, понимая, что это не сосед дядя Егор. Кто же это тогда? - Тетя Аля дома?
   - А-а-а. - понимающе и разочарованно вздохнув, протянул парень. - Она еще вчера свалила в гости. Не доложила, когда вернется твоя тетя Аля. - последние слова он почти выплюнул.
   - Извините. - Юля отступила от двери, и повернулась к лестнице, обреченно стала спускаться вниз по ступенькам. Одна ступенька, две, нет сил идти дальше.
   - Слушай, а чего ты хотела? - неуверенно протянул парень вслед.
   Юля не обернувшись, махнула рукой, мол, не важно, и осилила еще пару ступенек. Дверь захлопнулась. Она обессилено прислонилась к стене подъезда, стала оседать, обхватив голову руками. Юля уткнулась в острые худенькие коленки и заплакала. Оказывается, еще остались слезы. Жизнь вдребезги разбилась, острые ранящие осколки осыпались вокруг нее.
   По ту сторону двери, парень с сомнением стоял, прислушиваясь к звукам из коридора. Она не ушла, он не услышал, как она спускалась, зато через некоторое время послышались сдавленные рыдания. Он уговаривал себя не вмешиваться, и не выяснять, почему в такое время к его соседке пришла эта маленькая заплаканная девчушка. Вид у нее жалкий, косметика черными разводами растеклась по лицу, волосы вздыблены, черные колготки порваны, юбка одета задом наперед. Или она пьяна, хотя он не почуял запаха алкоголя, или ее...
   Он, не закончив свою мысль до конца, пока не передумал, распахнул дверь. Она сидела на холодных сырых ступеньках, сжавшись в комочек, как маленький бездомный котенок.
   - Заходи. - он встал перед ней, протянул руку. Она, молча, не смотря на него, послушно доверила свою руку и пошла с ним в квартиру. Хуже, чем то, что с ней уже произошло, случиться не могло. Она лишилась сегодня страха, она хотела к свету, в тепло, кружку горячего обжигающего горло чая, умыться, и упасть куда-нибудь, провалиться в забытье. - Кто ты? - спросил он, пропуская ее вперед.
   - А ты кто? - она остановилась посреди кухни, наконец, осмелившись взглянуть на него. Угрозы он не представлял, не смотря на свой грозный вид, и несколько грубоватые манеры. В его глазах она прочитала жалость, такую унизительную, которую испытывают к бродяжкам, бездомным собакам, брошенным хозяином. Сил нет, как жалко, а взять домой не хватает духа.
   - Леха. - протянул он руку для рукопожатия.
   - Синичкина. То есть, Юля. - она ответила на рукопожатие. - Племянница. - пояснила она, кивая в строну комнаты тети Али. - А ты?
   - Сын. - мотнул он головой в сторону соседней комнаты, из приоткрытой двери которой раздавался оглушительный храп. - Извини, нажрался папенька опять.
   Они поняли друг друга без дополнительных объяснений. Да, это сын дяди Егора, Юля только удивилась, что у алкоголика имеется вполне вменяемый и трезвый сын, способный на сочувствие. Леха отправил ее умываться в ванную, привести себя в порядок, пока заваривал чай на кухне.
   - Я не буду лезть к тебе в душу, но если хочешь, расскажи... - он сел напротив нее, за кухонным столом. Перед обоими дымились от пара кружки со слегка отколотыми краями. Такие дешевые кружки, продают на рынке, с глупым рисунками по краям и позитивными девизами на все случаи жизни. Он по-соседски разделил один пакетик чая на двоих, помакал сначала в своей кружке, потом окунул в ее кружку с кипятком. Он смотрел на нее, маленькая, тоненькая, уже умытая, без косметики, она выглядела еще младше, больше походила на жестоко обиженного ребенка.
   - Знаешь... - Юлю прорвало.
   Даже если он спросил просто так, из вежливости или жалости, остановиться она уже не могла, ей необходимо было выговориться. Он ни разу не перебил ее, молча кивал головой, в знак понимания, и совсем запутался в ее рассказе, она перескакивала от одних событий к другим. В голове пронесся калейдоскоп ее знакомых и друзей: подруга Савельева, ее парень Юрка, общий друг Колька, божественный Макс, подлый Ярик, чья-то восхитительная мудрая бабуля Августина, и многие другие. В голове набатом била одна мысль, ее изнасиловал парень по имени Ярик, которого она почему-то любила почти всю жизнь, потом полюбила другого, но стало еще хуже. Наивная девчонка, запутавшаяся в своих чувствах, как это и положено подросткам в ее возрасте.
   - Юль, сколько тебе лет? - вдруг перебил он ее, ужаснувшись, в попытке понять, сколько ей лет на самом деле. Такой водоворот страстей, интриг и предательств в столь юном возрасте.
   - Почти пятнадцать. - неуверенно прошептала она. - Скоро будет.
   - Черт, тебе четырнадцать?! - еще выругался про себя. Выглядела она моложе четырнадцати лет, она еще совсем ребенок, чтобы вступать во взрослую жизнь. Какой же он гад, изнасиловал эту кроху. Оторвать под корень то, что у этой похотливой скотины поднялось на невинную Юлю Синичкину.
   - Юль, тебе, есть кому позвонить?
  

***

  
   Он вышел в коридор ждать друга Юли, прихватив с собой бутылку водки и две стопки, у отца всегда имелся стратегический запас на утро. К водке даже не притронулся, курил сигареты одну за другой, пока, через минут двадцать не услышал, как внизу хлопнула входная дверь в подъезд. Он думал об этой девочке, и содрогался от отвращения, он впервые столкнулся лицом к лицу с фактом насилия над девушкой.
   Как жаль, она такая маленькая запутавшаяся глупышка, а кулаки сами бессильно сжимались от желания двинуть насильника по морде. Ему не приходилось ни разу в жизни принуждать девушек к сексу, наверное, он выбирал себе таких, что не передумывали в последний момент, и не шли за ним в попытке отомстить другому парню и испоганить себе жизнь. Он вдруг поймал себя на мысли, что всегда предпочитал доступных женщин с опытом и рыже-золотистыми волосами.
   - Что случилось? - спросил парень, перескакивающий через несколько ступенек. Остановился перед ним, кивнул на открытую дверь квартиры. - Она там?
   - Леха. - представился он, рассматривая в упор друга Юльки. Ему показалось или он его где-то видел? - Садись, налью тебе. Она пока уснула, давай поговорим.
   - Макс. - кивнул подросток, присаживаясь на ступеньки рядом с Лехой. После ночного звонка Юли, он, выслушав ее сбивчивую просьбу прийти за ней, сорвался из дома, бежал, не останавливаясь, и сейчас тяжело дышал. Он предполагал самое ужасное, и, увидев траурное лицо Лехи, хмуро сдвинутые брови, вдруг сразу обо всем догадался. Они ее потеряли в школе, она ушла с Ярославом. - Что он сделал с ней?
   Леха согласно кивнул головой, язык не поворачивался произнести это вслух. Он налил в стопку водки до краев и протянул Максиму. Он понимал, что нельзя спаивать подростка, но такие обстоятельства допускали нарушение правил. Макс дрожащими руками взял стопку, долго смотрел на плескающую через края водку, с трудом подавил тошноту, потом резко швырнул стакан об стену. Осколки стекла разлетелись по ступенькам, в нос ударил резкий запах водки.
   - Да, ты прав. - тихо заговорил Леха. - Ты знаешь Фигарика, да? Он изнасиловал ее сегодня. Ты покажешь мне его? Она отказывается идти в милицию. Этому гаду надо оторвать яйца и переломать ноги.
   - Ненавижу! Я сам убью его! - зарычал Макс. - Тварь, какая же он тварь!
   - Макс, ты сделаешь это? Если что, найди меня. Я оставлю тебе телефон матери, она знает, как меня найти. Через отца нет смысла меня искать, он не просыхает в последнее время.
   - Ты не живешь здесь?
   - Нет, я на пару дней, в военкомат повестка пришла. На полгода отсрочку дают, доучиться надо. А потом Родина призывает на службу. Знаешь, как бывает, я прописан здесь, у папаши, а живу в другом месте. Макс, обещай, что найдешь меня, если потребуется?
   - Обещаю. - поклялся Макс, уже вынашивая в голове план мести. - Можно мне к ней?
   - Иди, я пока посижу здесь. - Леха налил себе стопку, и залпом выпил, он закашлял, горло обожгло.
   Макс уже переступал порог, когда его окликнул Леха. Обернувшись, Макс внимательнее рассмотрел взрослого парня, сидящего на ступеньках, пытаясь вспомнить, где и когда его видел? Вполне возможно, пересекались на улицах района.
   - Ей повезло, что у нее такой замечательный друг. И как жаль, что ты только друг для нее. - Леха налил себе следующую стопку водки, и залпом выпил. Он не ждал ответа от Макса, и не мог осуждать его, что друг Юли не смог ответить ей взаимностью.
   Максу хотелось кричать, крушить, он еле сдерживал ярость, бесшумно входя в квартиру. На кухне, положив голову на стол, спала Синичкина, его милая беззащитная подружка, которую сегодня изнасиловали.
   - Юль! - позвал тихо он, трогая ее за плечо. - Юль, я пришел за тобой.
   - Что? - она испуганно открыла глаза, потом узнала его, отвернулась, не выдержав его пронзительный, полный боли взгляд. - Он тебе рассказал все?
   - Я сам догадался. - он присел возле нее на корточки, накрыл ее дрожащие руки своими. - Юля, посмотри на меня. Юль, я прошу тебя...
   - Макс, мне так стыдно... Я не знала, кому позвонить, кроме тебя.
   - Синичкина, ты дура проклятая, что ты наделала? - в отчаянии закричал Максим, ударил кулаком в стену. Потом рывком поднял ее с табуретки, крепко обнял, стал укачивать. - Юль, если сможешь, прости меня...
   - Макс, я не хотела... - рыдала она, уткнувшись ему в грудь. Ее трясло от озарения, что Макс все время понимал, что происходит с ней, и сейчас чувствовал свою вину, просил прощения за то, что так и не смог полюбить ее. Она подняла голову, посмотрела ему в лицо, увидела слезы в его глазах, и завыла в голос от отчаянья. Он на самом деле такой, какого она себе намечтала, благородный герой, как в сказке. Только это чужая сказка, и принцесса там не она. А она навечно окажется закованной в темнице, в высокой сторожевой башне, без окон и дверей, без возможности сбежать.
   - Нет, нет. - она мотала головой, Макс успокаивающе гладил ее по голове.
   - Господи, Юля, прости меня! - он никогда не сможет отделаться от чувства, что сам, своими руками, толкнул ее в пропасть, не приняв ее чувства.
   - Макс, я тебя умоляю, никому не говори! Давай забудем, я просто не смогу жить с этим...
  

***

  
   В один из вечеров, они сидели в соседнем дворе, на опустевшей детской площадке. В это время суток, младенцев укладывали спать любящие мамаши, и власть переходила в руки молодежи. Мимо них, через площадку проходил высокий брюнет, явно взрослый качок, когда Синичкина побледнела, затряслась, вцепилась в руку Макса, тот только протяжно выдохнул. Незнакомец повел себя странно, на несколько мгновений задержался возле них, кивнул Максу, как старому знакомому, остановился возле Юльки и задавал видимо молчаливый и только ей понятный, вопрос. Все замолчали в напряженном ожидании. Парень, обвел всех взглядом, пожал плечами и удалился.
   - И чего он хотел от тебя? - достаточно громко, но дрогнувшим голосом спросила подруга Ника, обращаясь к Юльке, не спуская взгляда со спины уходящего парня. Смутно он показался знакомым, но вспомнить, кто такой, так и не смогла. Наверняка, знакомый хулигана Петьки из соседнего подъезда.
   - Это сосед моей тети Али, Леха. - еле слышным шепотом ответили Синичкина.
   Парень обернулся, задержал взгляд на Нике. В голове Лехи что-то вспыхнуло, резануло в глазах, сердце гулко забилось, он почувствовал, что позорно потеет в промозглый осенний вечер.
   Да, вот они наивные подростки в пору своей первой влюбленности, все напоказ, с вызовом и провокацией. Лехе в этом году исполнилось восемнадцать, но он намеренно избегал сексуальных акселераток, от греха подальше. И ничего он не будет узнавать потом у Синичкиной про эту юную прелестницу, зачем напрасно соблазнять себя мыслью о недоступном.
   Нике подурнело, чего только не покажется в сумерках. Странный парень с взглядом опытного хищника, ей померещилось, что его глаза вспыхнули в темноте, как угольки. Не маньяк ли он, но Юлька успокоила их, это сосед Леха. Но откуда его знает Макс, но тот на все вопросы отрицательно качал головой? Макс с Юлькой темнили, что-то скрывая, и как это связанно с соседом?
   - Сколько чести какому-то балбесу? - Никин брат Сашка раздраженно прекратил гудение ребят по поводу странного поведения соседа Лехи.
  

***

  
   После этого случая Юля долго не видела Лешу, его забрали в армию, только потом она узнала от тети, что он раненый, лежал в госпитале. А в то время она боялась, что он пойдет разбираться с Яриком, или заставит ее идти писать заявление в милицию. Это же потом несмываемый позор на всю жизнь.
   Кондрат боялся шелохнуться, слушая рассказ Юльки. Ему казалась, что он вместе с ней заново переживает ее боль, унижение и разочарование в жизни. Он даже не заметил, как схватил ее за руку, и судорожно сжимает. Черт, да он своей лапищей, все пальцы ей переломает.
   - Юля, а что было дальше? Неужели этот Ярослав не получил по заслугам?
   - Я ему отомстила, потом расскажу как... Он не знает, и надеюсь, никогда не узнает... Знаешь, и жизнь воздала ему по заслугам...
   - Слушай, ты рассказывала про своих одноклассников... С Максом все понятно... Его вся страна теперь знает. А Ника, эта та самая? Ну, что с Лешкой произошло? Я видел ролик на ютубе... Ох, не знаю, как его спросить об этом...
   - Да, та самая Ника Савельева. У них попахивает роковой страстью, но он идет в полную несознанку. Кстати, с нами еще учился Колька Земцов. Ты его тоже можешь знать, он с Лехой работает вместе.
   - Да, точно, видел один раз. Он помогал Лехе, они привозили новый диван, матушка заказывала... Остальных твоих одноклассников вряд ли знаю. Как там, Юрка какой-то...
   - А зря, это соперник нашему Лехе. Хотя, кто может конкурировать с нашим Лехой, а?
   - Ага, слышу, слышу, тут меня активно обсуждаете, сплетники? - в проеме появился Лешка. - Юль, я это... мне ехать надо. Ты как? Ты, кстати, завтра на съемках в библиотеке будешь?
   - Пренепременно! Мне Колька сказал. Как я могу пропустить экстрасенсов? Я можно сказать, ради этого приехала! - Колька уже пригласил ее на съемки передачи с одного известного канала, где постоянно в шоу проверяют экстрасенсов.
   - Юль, ты уезжаешь, да? - тяжело вздохнул разочарованный Кондрат.
   - А ты меня уже прогоняешь? - без всякой игривости спросила она.
   - Я бы очень хотел, чтоб ты осталась, но... все понимаю... Может ты, как-нибудь еще...
   - Кондрат, просто попроси меня и я останусь. - повернулась к Лехе, стоящему в проеме двери. - Леш, закрой уши и не подслушивай.
   - Юля, я очень прошу тебя остаться... Нам еще поговорить надо... ну, дальше... - он не верил происходящему, неужели Юлька не побоится остаться с ним?
   - Кондрат, я останусь... Но сегодня, точно ничего не будет между нами... Я не знаю, когда будет... Ты согласен так?
   Он просто согласно кивнул. Он хотел услышать ее историю до конца, он хотел сам ей рассказать, что произошло с ним, теперь она имеет право знать. Откровенность за откровенность. Юля очень милая, и может его здоровое мужское начало и хотело чего-то большего, но он бы никогда не посмел себе обидеть эту девушку, особенно после того, что узнал. Сколько ей времени необходимо, чтобы привыкнуть к нему? Но с сегодняшнего дня Райке, и ей подобным вход в этот дом закрыт.
   Даже если с Юлькой у них ничего не получится, он будет благодарен судьбе, что встретил ее, пережил сегодня эти мгновения.
   Руслан с Алексеем попрощавшись, уехали. Мама Кондрата разложила для Юли кресло-диван, застелила свежим бельем, принесла им в комнату чай с печеньем, предложила приготовить что-нибудь вкусненькое, но они отказались. Она всячески старалась угодить Юленьке, может она сможет утолить печаль ее сына? На кухне, сидя с ребятами, она выспрашивала у Лешеньки все об этой девушке, он заверил в ее полной благонадежности. И ничего, что у нее за плечами два брака и сыновья от разных мужей. Хорошая из нее получилась бы невестка...
  

***

  
   - Кондрат, ты хочешь спать? - они остались одни, его мама, пожелав им спокойной ночи, удалилась в свою комнату.
   - Нет, я хочу слушать тебя дальше. Юль, а как с тобой случилось... ну, ты говорила... - он замялся, не зная, как деликатнее подобрать слова, чтобы узнать, что случилось, когда она решила покончить жизнь самоубийством.
   - Я очень переживала тогда... Представляешь, как с этим справится в четырнадцать лет? - но она не ждала от него ответа, продолжила дальше, уже зная, что он очень внимательный слушатель, ее не перебивает, не спешит высказаться сам. Складывалось впечатление, что ему не с кем толком поговорить, он каждое ее слово ловил словно жемчужину. Она уже забыла, как это, нравится мужчине...
   - Ярослав, он задумал гадость против меня, но ждал когда вернется Ника в класс, она некоторое время отсутствовала... Он в тот день подошел ко мне на перемене с таким лицом, словно переживал триумф... Нашел за счет кого самоутвердится...
  

***

  
   - Синичкина! - Ярослав преградил путь Юльке, когда та захотела на перемене выйти из класса. Он интимно ей улыбнулся самой соблазнительной своей мимической заготовкой. - Ты не забыла ту незабываемую ночь страсти? Ты была такой нежной и страстной в моих объятиях! Может, повторим? - спросил он громко, преодолевая тошноту от собственной слащавости. Ход был рассчитан на женскую аудиторию, пассаж взят из слезливого сериала про роковые страсти. Девочки, в силу куриных мозгов, любили глупые мелодрамы.
   - Уйди с дороги! - взвизгнула Синичкина, отскакивая от него. Юлька побледнела, лихорадочно затряслась, ища взглядом своего спасителя, Максика.
   Ярик именно на это и рассчитывал, реакция на его заявление, не заставила себя ждать. Класс охнул, и наступила полнейшая тишина, Макс сорвался с места, загородил собой Юльку, готовый в любой момент наброситься с кулаками. Что говорить, неуравновешенный дикарь?
   - Друг мой, тебе понравилось подпорченное БУ? - опередил его Ярик на несколько секунд, пока у Макса шевелились шестеренки в голове. - Синичкина для дефлорации выбрала меня, как и ее рыжая подружка. Подгорный, ты подберешь так же и Савельеву потом? Странно, когда тебя ожидают такие сочные шлюшки...
   - Ублюдок! - дико зарычал Макс, не дав закончить Ярику мысль, сбивая его с ног, они покатились по полу, одаривая друг друга мощными беспощадными ударами, не замечая, что твориться вокруг.
   Синичкина с жутким воплем смертельно раненого животного выбежала из класса, потом, выйдя из стопора, за ней выбежал Колька Земцов. Ника, вставшая из-за парты, рухнула обратно, прижимая ладонь ко рту, сдерживая отчаянные крики. Юрка ринулся к клубку дерущихся, окруженных одноклассниками, он расталкивал любопытных, пытаясь пробраться к Максу. Юрка сам бы убил Фигарика, но сейчас Макс потерял контроль над собой, и понятно почему. Ему вдруг стали понятны перемены, произошедшие в Юльке, ее подавленность, некая отрешенность, озадаченный хмурый настрой Макса.
   - Макс! - перекрикивая общий шум, в класс обратно ворвался Колька Земцов. - Макс, Юлька хочет выброситься из окна! Она никого не подпускает к себе! Макс, спаси ее!
   После слов Кольки, все хлынули из класса, опережая друг друга, устроив давку на выходе. Макс оттолкнул Фигарика, услышав краем сознания, что Юлька нуждается в нем, что она задумала самоубийство.
   - Пустите! - заорал он, расталкивая локтями сгрудившихся одноклассников. Удивительно, но перед ним все расступились, образовав коридор для прохода, пропустив вслед за ним и его друзей.
   Ника с криками "нет!", сорвалась с места, за ней вылетел Юрка.
   Юлька Синичкина, их маленькая одноклассница, обычно живая, подвижная девчушка с не истончаемым оптимизмом, сейчас стояла на краю распахнутого настежь окна. Вокруг собиралась толпа, кто-то из учителей попытался подойти поближе, взывая к разуму Синичкиной, она занесла ногу над пропастью, пришлось отступить. Она не слышала никого, обводя, прежде знакомые лица безумным взглядом, словно в первый раз в жизни их видела. Кто эти люди, недоумевала она? Монстры, собирающие ее поглотить, насмешники, которые будут издеваться над ней. Почему она раньше не замечала, что они чудовища?
   - Не смей! Слышишь меня, не смей! - услышала она до боли знакомый, родной голос. Единственный в этом гомоне голос, ее спасение и погибель. Всю свою жизнь, любовь она бросила к ногам этого человека, отвергшего ее. Она чувствовала себя грязной, недостойной Максима. Ее никчемная жизнь кончена, надо отпустить его, хватит Максу изображать заботливого друга. Она не имела никакого права взваливать на него такой тяжкий груз ее безрассудных ошибок.
   - Уходи! Макс, просто уходи! Я все решила...
   - Нет, Юль, я никуда не уйду! - он осторожно подходил к ней, протягивая руку. С безумно колотящимся сердцем он подошел вплотную к окну, в коридоре наступила загробная тишина. Толпа ожидала развязки драмы, развернувшейся у нее на глазах. - Юль, послушай меня...
   - Макс, все напрасно! Вся жизнь зря! Я не хочу больше жить! Ты зря меня уговаривал все забыть, вычеркнуть. Понимаешь, это невозможно! Мне не страшно сейчас, правда...
   - Понимаю, Юль! Я понимаю тебя! - Макс даже не замечал, как текли по его лицу слезы. Все его внимание поглощала, стоящая на узком подоконнике Юлька. Как уговорить ее спуститься, какие слова найти для нее? Он тянул к ней руки, умоляя спуститься с окна. - Помнишь, в тот вечер ты позвонила мне? Ты же верила мне, да? Поверь мне сейчас! Это больно, то, что происходит с тобой, очень больно. Юленька, милая, мне вместе с тобой тоже больно. Иди ко мне!
   - Я не знаю, что делать... - Юлька пошатнулась, нога соскользнула, руки ее не слушались. Она, осознавая, что сейчас падает, стала отчаянно цепляться за раму окна, напрасно... Она передумала, она хотела жить, это было единственной мыслью.
   - Нет! - Макса выручила реакция и хрупкое телосложение Синичкиной, он успел поймать ее за руку в последний момент, в полете, и втянуть обратно. Юлька повалилась неловко на пол, увлекая его за собой. Макс обнял Юльку, упав возле нее на колени. - Господи, как ты меня напугала...! Никогда не смей так делать!
   - Прости меня.... - Юлька взахлеб рыдала. Она всегда будет жить с ощущением, что струсила, что не смогла освободить Макса от чувства вины за свои собственные ошибки.
   Свидетели разыгравшейся драмы с облегчением выдохнули и разом все заговорили, кто-то решился подойти к ним ближе, засуетились учителя, послышались предложения вызвать врача.
   Ника с ужасом наблюдала, как ее подруга собиралась лишить себя жизни. Никто в этом мире, не мог понять ее лучше, маленькую несчастную Синичкину. Ника, сама пережившая потрясения, подорвавшие основы жизни, знала, как это бывает больно. Настолько бывает невыносимо больно, что теряешь смысл жизни...
   Почему Юлька так долго молчала, не поделилась с ними, вынашивая в себе такой неподъемный груз?
   Ника, понимая, что Юльке больше ничего не угрожает, Макс ее спас, и не отпустит от себя ни на секунду, ринулась обратно в класс. Одна мысль, крутилась в ее голове, доделать за Максом грязную работу, убить Фигарика. Это все, что она сейчас могла сделать для подруги.
   - Мразь! Какая ты мразь! - Ника подлетела к Ярику, с размаху залепив ему пощечину, стала бить кулаками в грудь, задыхаясь в собственных слезах и криках. - Фигарик, ты совсем конченный! Я ненавижу тебя! Грязный ублюдок! Вонючий козел!
   - Ника, перестань! - Юра оттащил ее от вялого, не сопротивляющегося ее напору Ярика. С трудом сдержался, чтобы не двинуть заслуженно по морде.
   От Ярослава отвернулись даже его верные друзья. Предатели, называл он их всех, что раньше в рот ему смотрели. Он хотел унижения Синичкиной, и никак не мог предположить, что она ринется в окно, безмозглая курица. Устроила школьную драму с попыткой суицида, да у нее духу бы не хватило, это точно. А так привлекла к себе внимание, изображая жертву, вызывая всеобщую жалость. Здесь больше преувеличения и притворства, чем истины. Меньше всего ему понравилось, что за ним до окончания школы закрепилось, озвученное Никой прозвище "Фигарик". Кто эту хрень придумал? Это ведь совсем не смешно...
  

***

  
   Разборок в школе по этому событию, избежать не удалось. Срочно организованный педсовет, вызванные были родители всех участников ЧП. Больше всех возмущалась мама Ярослава Соловьева, что ее чудесного мальчика оговорили. Молоденькие учительницы с завистью вздыхали, пожилые неодобрительно смотрели на нереально красивую, изящную, как фарфоровая статуэтка, молодую женщину, источавшую тонкий аромат духов, одетую в элегантный костюм, все явно заграничное, духи и одежда. Молодая актриса взмахнула тонкой рукой, чтоб все успели заметить изумительные бриллианты в дорогих кольцах на ее тонких изящных пальчиках, и сказала.
   - Мой сын не может отвечать за всех влюбленных в него дурочек. - и совершенно не слышала возражений, что Ярослав спровоцировал Синичкину на этот поступок. О чем свидетельствовал весь десятый класс, ставший невольными соучастниками трагедии маленькой забавной Синичкиной.
   Сам Ярослав равнодушно пожимал плечами, сожалея лишь об одном, в результате его забавной провокации, Вероника Савельева его возненавидела, этого он никак не мог предвидеть. Это причиняло неожиданно невыносимую боль. Он до сих пор слышал ее яростные крики, мразь, тварь, козел, ублюдок, Фигарик, и совершенно не сопротивлялся, когда она накинулась на него.
  

***

  
   Проходили недели, все постепенно стало возвращаться на свои места, Макс, при поддержке друзей, заботился о Синичкиной, не подпуская к ней Фигарика, но тот просто перестал замечать сам факт существования Юльки. Макс же долго терзал себя раздумьями, как вытянуть Юльку из этого состояния, вернуть к жизни, и не придумал ничего лучше, чем предложить ей встречаться.
   Он постарался быть предельно честным, предупреждая, что не знает, сколь долго продляться их отношения, что не уверен до конца в своих чувствах. Он любит ее как друг, но чтоб полюбить ее как девушку, нужно время... Даст ли она ему время?
   - Да! Да! Да! - кричала абсолютно счастливая Юлька. Неужели нужно было пройти через этот кошмар, главное испытание в жизни, чтобы получить любимого Максима? Она готова была умереть за один его взгляд, млела от его ласковых слов, заботливых прикосновений. А когда он первый раз, очень робко, словно неопытный юнец, попробовал ее поцеловать, упала в обморок. Какое же смешное было выражение лица у Макса, когда он перепугался за нее?!
  

Глава 5

  
   Юлька посмотрела на Кондрата, тот ошарашенно слушал ее, не выпуская из своих рук ее ладонь, успокаивающе поглаживал. Может, ей всю жизнь не хватало этого простого желания выговориться? Быть понятой, не осмеянной и не осужденной...?
   - Мы недолго встречались с Максом... Я на долго и не рассчитывала... Он меня не любил... А его своей любовью давила, не давала свободно вздохнуть... Он так и не решился переспать со мной, хотя я говорила ему, что не против... Не то, что я сильно хотела секса, меня угнетало, что моим единственным разом было с Яриком... Уже прошло больше года, после той дискотеки, мы учились в десятом классе... Когда, я поняла, что у него кто-то есть на стороне, и причем давно и не единственном экземпляре... Девчонки ему прохода не давали, а меня бросить он боялся... Вот так и встречались мы... Потом я его отпустила... Знаешь, во мне словно все перегорело...
   - Юль, вы сейчас общаетесь с Максом?
   - Нет. Я из всех одноклассников только с Колькой изредка перезваниваюсь. Я всегда думала, что в нашей компашке лидер Макс, он нас объединяет, и Ника еще... Все парни были в нее влюблены, и Макс и Колька, и в классе наши переростки слюни пускали... Но оказалось, что сила, которая нас всегда удерживала вместе, был Колька... Он к дружбе по особенному относится, трепетно, дорожит каждым, помнит о днях рождениях, всегда найдет время позвонить, поздравить...
   - Понимаю... Лешка его уважает очень. Ну, знаешь, Леха он не будет говорить, вот как я люблю своего друга по работе Кольку, но поступки говорят сами за себя. Они жестко прикалываются, ругаются часто. Леха почти такой же псих, как я, только умело это скрывает от людей...
   - У меня ощущение, что он вообще ненавидит людей... - недобро усмехнулась Юлька, уверенная в своей правоте. - Есть избранный круг общения у него, а остальной мир пусть катиться к черту. Вот сегодня с тобой...
   - Я постараюсь больше не обвинять его в том, в чем он не виноват... Знаешь, мы всегда ищем на кого бы нам свалить свои неудачи. Мне потом всегда стыдно. И мама причитает, она на него молится... Ну, ты сама увидишь...
   - Кондрат, если сможешь... расскажи, как это с тобой случилось... - она неуверенно кивнула на его ноги. - Я пойму, если не ты откажешься...
   - Юль, ты знаешь, как мы с Лехой познакомились?
   - Если бы ты знал! Как Леха много о тебе рассказал. Дословно: вместе служили, попали на войну, тебя ранили, потом вот это... Тебе тридцать пять, и ты больше не откликаешься на свое имя Олег... И все это почти под пытками я выведала.
   - Юль, он сам никогда не расскажет, я его знаю. Но о нем писали в газетах, у него награды... Что ты об этом знаешь? - Кондрату хотелось рассказать ей все-все, он понимал, что ничего не скроет от Юльки, просто собирался с духом.
   - Очень смутно... Он был в плену у чеченцев, у него изуродована спина... -
   Юля содрогнулась, вспомнив уродующие шрамы вдоль спины, сама она их видела один раз, а вот тетка Алевтина постоянно заводила разговоры о соседе, и все заканчивалось выводами, что Алексей продал душу, чтобы выжить на войне, а грубы шрамы на спине, результат договора с дьяволом. Тетка всегда уточняла, что никто не знает подробностей, как он выжил в плену, о чем договорился с боевиками, почему его отпустили? Променял Родину на жизнь?
   Юля была уверенна, что тетка от нехватки информации сильно фантазирует. Военные не дураки, и никто не позволил бы Лехе дослужится до майора милиции, если бы он был под подозрением.
   Она долго всматривалась в лицо Кондрата, не нарушая паузы, пока он собирался с духом, пока ее не осенило чудовищной догадкой. Вспомнила слова же Кондрата: "Зря ты меня вытащил тогда, я же просил тебя, брось меня, брось меня... Почему ты мне не дал сдохнуть?".
   - Ты был с ним в плену, да...? Как это случилось? - тихо спросила она, перехватив у него инициативу, сама взяла в ладони его огромную руку, почти медвежью лапу.
   - Да, Юль... выжили только мы с ним... - так же тихо ответил он. - Мы передвигались небольшой колонной... На нас напали, мы пытались отбиться... Силы неравные, а опыта боевого у нас почти не было... Кого не убили сразу, поволокли в лагерь в лесу... Они ненавидели нас... федералов...
  

***

  
   От того, что начал рассказывать Кондрат, у нее волосы дыбом встали. Яма для пленных, издевательства, избиения, унижения в течении нескольких дней. Жуткие пытки офицеров, из которых вытрясли все необходимые сведения, подвергли бесчеловечным унижениям, отрезали головы, с которыми чеченские наемники играли в футбол.
   Кондрат большое время плена провел без сознания после избиения, и рассказывал больше со слов Лешки. Как начался обстрел, как отползали в лес, как Лешка, завернув друга в брезент и обмотав веревками, тащил через лес несколько километров. Кондрат несколько раз приходил в себя, просил оставить здесь, в лесу, считал, что уже не жилец. Было очень больно, началась гангрена, поражающая ноги, и счет пошел на часы.
   Были эпизоды плена, которые Кондрат помнил сам, особенно первый день. Сначала пытали офицеров, солдаты слышали их нечеловеческие крики, тряслись от страха, пытались закрыть глаза, но их заставляли смотреть. Обессиленным командирам, с издевкой предложили себе продлить жизнь самым глумливым и унизительным способом, до которого только можно было додуматься. Один, лейтенант, совсем молоденький парень, только после учебки, сразу отказался, ему перерезали горло и кинули тут же на поляне.
   Боевики выстроили солдат в шеренгу, их осталось чуть больше десяти, поставили на колени командира, майора, они его уважали, нормальный мужик был лет сорока, и велели ублажать подчиненных. Заставили всех снять штаны, внимательно осмотрели мужские достоинства, перебрасываясь шуточками. Первым вытолкнули из шеренги Леху, назвав его вполне симпатичным для этого дела.
   Леха пытался дернуться, вырваться, понимая, что сейчас предстоит, но ему представили нож к горлу, а на остальных ребят наставили автоматы, заставив сделать выбор. Раз не жалко своей жизни, то гибель твоих сослуживцев будет на твоей совести. Офицеру, чтоб был более сговорчивый, тоже пригрозили немедленным расстрелом всех пленных.
   Лешка сдался, сломался в тот момент, он не мог остановить слез, когда к нему подтащили избитого командира, заставив ублажать солдата противоестественным способом. Пригрозили, что если не сможет возбудить одного солдата, то умрет тут же. Майор выл, хрипел, стоя на коленях, пытаясь что-то сделать руками и разбитым ртом, в котором почти не осталось зубов, все выбили.
   Лешка плакал, не скрывая своих слез, его плечи тряслись, но стоял смирно, видя автоматы, направленные на друзей, нож у горла его уже перестал пугать. Как жить дальше после того, что происходит сейчас? Вряд ли их оставят живыми, им просто продлевают мучения, сделали игрушками своей глумливой прихоти.
   Он подвел своего офицера, у того не получилось возбудить солдата, Лешку отпихнули обратно к ребятами, выбрали другого парня, поставили на карачки, придумывая другую унизительную забаву для майора. Долго потешались, улюлюкали, хлопали в ладоши, пока офицер, находящий в шоке, пытался совершить противоестественный акт в задний проход. Ничего не вышло...
   Майора казнили тут же, на поляне, он даже не сопротивлялся, скорее за благо принимая смерть. Один из пацанов не выдержал, забился в истерике, его поставили как мишень, и метали в грудь ножи. Обезумевший солдат еще долго корчился в предсмертных муках, получив с десяток ножевых ранений.
   - Я думал сойду с ума... И нас всех пустят по кругу... - продолжил Кондрат. - До меня очередь не дошла... Им вскоре надоело... Из меня они сделали мишень, стреляли по ногам специально, чтобы не убить... После третьего выстрела я упал... Меня избили, и я потерял сознание...
  

***

  
   - Мамочки родные!!! - шептала Юлька в ужасе, не сдерживая слез. Ее охватил страх, чтобы самой не лишиться рассудка после его рассказа. - Как? За что? Они не люди... хуже зверья эти чеченцы...
   - Знаешь, Юль там были чеченцы, среди боевиков, но больше наемники из разных стран, арабы, даже пара хохлов были... Я по разговору их понял, что с Украины... До этого я думал, мы славяне, одной крови... Я их всех ненавижу, особенно чернож... Чеченов все равно ненавижу больше всех... Без разницы, даже если они не участвовали в войне... Понимаю, что нужно было прекратить войну, договариваться с ними... Вряд ли ты поймешь, как я их ненавижу... Там дети нам в лицо улыбались, а в спины стреляли... Лешка тоже их ненавидит, люто ненавидит... Может он никогда об этом не скажет... Ему положено скрывать... служба...
   - Почему ты думаешь, что я не понимаю? - она пересела к нему на кровать и обняла крепко. Кондрат судорожно выдохнул и почти задушил ее в ответных объятиях. - Как наши деды ненавидели фашистов? Да?
   - Наверное, как фашистов... Если бы у меня была возможность... Я бы сделал с ними тоже самое... Я представлял даже, как это буду делать...
   - Ты никогда их не простишь... Я понимаю... Мы здесь жили в Москве, нас война краем коснулась, теракты, но люди не хотят знать таких подробностей.
   - Никогда не обсуждай с Лешкой эту тему, он убьет за это... - Кондрат сомневался, нужны ли эти подробности о друге, но все-таки решился говорить все до конца.
   - Кондрат, я же не совсем сошла с ума...
   - Чтобы потом не было, Юль... Я благодарен, что ты сегодня со мной осталась... - с неким благоговеньем произнес он. Совсем размяк от ее сочувствия, Юля сейчас была трогательно жалостливая, не унижая его достоинства, находила верные слова поддержки.
  

***

  
   - Расскажи, почему ты больше не откликаешься на свое имя?
   - Женщины... Не смейся только... Хотел любить и быть любимым... Но они не принимают меня калекой...
   - Мне совсем не смешно! - чуть не обиделась Юля, но осеклась. Мужчины и женщины по-разному воспринимают крах личных отношений, а Кондрат воспринимает все более трагично, в силу пережитых событий и потери возможности нормально жить.
   Скрипя сердцем, подбирая тщательно слова, рассказал о девушке Марина, ждущей его из армии, до этого школьные романы были незначительные и несерьезные. Марине трудно было принять его в новых обстоятельствах, без ног, он через душевную боль, понимал все, злился на себя и на нее, она пыталась помочь матери, а потом не выдержала, ушла. Он ждал ее, спрашивал у матери про Марину, та что-то наврала про учебу. Позже мать ее не пускала в дом, он знал, что она приходила несколько раз. Мама об этом с тетей шепталась на кухне, думая, что он спит.
   Когда он остался с тетей, та не успела удержать Марину. Девушка ворвалась в комнату, плакала, просила прощения, хотела вернуться. Попросил уйти и не возвращаться. В тот же день решил удушиться, был трезвым, реально осознавал, что делает, не получилось, мать проснулась, вызывала Лешку среди ночи.
   Была еще виртуальная девушка Наденька, с ней познакомился на сайте, уже намного позже, после длительного общения в сети, приехала в гости увидится с ним. На этом все и закончилось, девушка сменила номер мобильного телефона и удалили свои страницы из сети. Было обидно, что у нее не хватило смелости признаться сразу, он бы не томился несколько дней в ожидании.
   Когда понял, что Наденька исчезла, безобразно напился и полез в окно, друзья не нашли иного выхода, как привлечь проституток к поднятию морального духа, сначала ходили разные раз в месяц, а потом Райка предложила ему, что будет ходить именно она. Он понимал, что за деньги им все равно к кому ходить, но к Райке привык, а то каждый раз с новой девицей нужно было знакомиться, преодолевая смущение и стыд.
   Вот и вся его скупая биография на личном фронте, безнадежная и унылая.
   - Кондрат, я поняла, что эти женщины... тьфу ты, которые за деньги ходили... они недавно появились... А до этого как ты справлялся?
   - Юль, мне неудобно об этом говорить... - он почувствовал, что покраснел. Вот она вопрос задала, как ответь? Кондрат неопределенно пожал плечами. - Как все, наверное... в ручном режиме...
   - Прости, я не хотела тебя смутить... - замялась Юлька, но все-таки выпалила. - Понимаешь, у меня есть в этом вопросе проблемы... Нет, не подумай, не после изнасилования... У меня были мужчины... Не очень много... А сейчас больше двух лет никого не было... У меня словно все перегорело... Я перестала желать секса и мужчин... Господи, ты первый, кому я это говорю... Я не знаю, что со мной... Сегодня была бравада немного... Но я не отказываюсь от своих обещаний... Дай мне время... И не смей думать, что я ищу отмазки! Слышишь?
   - Юль, я тебя ни к чему не принуждаю... Вообще, забудь об этом и не вспоминай... Я рад буду, если мы останемся друзьями... Я не дурак, понимаю, что на большее не могу рассчитывать... - он старался быть предельно честным на ее открытость. Юлька ему нравилась, он был бы счастлив, иметь с ней отношения, более чем дружеские. Он удивился себе, но хоть сейчас готов был жениться на ней, на любых ее условиях, даже без интимных отношений, если у нее там проблемы в этом вопросе возникли. Видеть ее, говорить с ней, быть откровенным было важнее бездушного секса с Райкой и ей подобными.
   Она говорила вроде про детей, сыновья у нее, значит, был муж. Удобно спросить или нет про мужа? Куда он делся, получается больше двух лет она одна? Развелись, помогает ли он с детьми?
   - Юль, извини за вопрос, а куда делся твой муж?
   - У меня их было два, Кондрат... У меня два сына от разных мужчин...
  

***

  
   - Первого мужа звали Сергей... Он меня очень любил, а я не смогла ответить на его чувство... До сих пор виноватой себя чувствую за эти отношения... Если сравнить эти отношения с Максом, то получается ситуация наоборот... Но по своему, я была счастлива с первым мужем...
   Первого мужа Сережу Юля встретила после техникума, где недавно отучилась на парикмахера, и нашла работу в салоне, оказывающем недорого услуги по стрижке, маникюру и другим услугам, делающими жизнь женщин более обнадеживающей. Ведь именно за этим женщины ходят в салоны красоты? Мужчины тоже посещают салоны, за редким исключением, их интересует услуга "бюджетно подстричься".
   Сережа пришел именно за этим, подстричься. Юлю сразу до сложных женских стрижек не допускали, там гуру колдовали за хорошие чаевые. На простых неприхотливых мужчинах-клиентах она училась кромсать волосы. Ей хотелось подражать прожженным девчонкам в салоне, в два счета уговаривающих клиенток на дорогие процедуры по уходу за волосами и телом.
   К каждому клиенту она была очень внимательна, подробно расспрашивала, что он хочет, предлагала внести коррективы, если считала это нужным. Заводила с ними праздные разговоры о политике, погоде и семье, стараясь разговорить клиента, где надо похвалить и восхититься, а главное, уметь выслушать человека, и они становились более довольные, соответственно и щедрыми.
   Сергей был одним из первых клиентов Юли, и остался весьма-весьма, очарован юным парикмахером. Стал заходить чуть ли не каждую неделю на стрижку, подравнять то там, то тут. Причем, если Юли не было, то уходил, говоря, что хочет попасть к своему мастеру. Весь салон уже делал ставки, когда же Юльку пригласят на свидание.
   Из бесед с ним, она знала, что он сирота, остался маленьким без родителей, его воспитала тетка, состоятельная, но весьма равнодушная к ребенку. Но долг свой исправно исполняла, поила, кормила, одевала. Сергею было около тридцати, женат не был, детей не имел, работал в автосервисе, получал очень приличный оклад. К девушкам настроен серьезно, ищет жену, чтоб одну и на всю жизнь.
   Девчонки в салоне хихикали, подшучивали над поклонником Юльки, но каждая в душе завидовала, сразу видно, парень обычный, простой работяга, но надежный. Он был симпатичен ей, но не более. Сережа был первым парнем, обратившим внимание на нее для серьезных отношений. Остальные приставания для одноразового секса она отметала сразу, было немного страшно снова иметь отношения с парнями. Какой у нее опыт имелся с мужчинами? Первый раз с Яриком, болезненное насилие и несколько поцелуев с Максом.
   Сережа был среднего роста, худощав, сильные натруженные руки в мозолях сразу привлекали внимание, он даже прятал их, стесняясь. Юля понравилась ему с первого взгляда, милое хрупкое совсем юное создание, беззащитный цветочек. Она так искренне пыталась ему угодить во время первой стрижки, что он понял, что придет снова к ней стричься.
   На первое свидание они пошли в кино, на молодежную романтическую комедию, по его мнению, глупую, но Юле понравилось, и он не стал сильно ворчать и разглагольствовать. На второе свидание пригласил в парк, где они обошли все аттракционы, она в страхе хватала его за руки и невинно прижималась, когда они летели с американских горок. После ели мороженое в кафе, где Юлька попыталась заплатить за себя, чем смертельно обидела хорошо зарабатывающего парня. Он сразу хотел дать ей понять, что готов содержать свою женщину без проблем.
   Сергей, по мнению Юли, вел себя почти идеально, на свидания приходил с цветами, никогда не приставал, даже намеками не проявлял сексуального влечения. После нескольких месяцев ухаживаний, между ними были только невинные поцелуи. Она не могла понять, что происходит не так? Его не влечет к ней, как к женщине? Нет, Сережа всегда говорил ей комплименты, был внимателен и заботлив.
   Когда она напрямую предложила себя, он испугался, Юля это отчетливо увидела в его глазах. Ей не столько нужен был секс в отношениях, сколько хотелось преодолеть барьер неудачного "первого раза", почувствовать себя полноценной. А Сережа медлил, заняв выжидательную позицию.
   Она стала более настойчивой, перестав понимать, как на самом деле к ней относится парень, так трепетно ухаживающий за ней несколько месяцев.
   Сереже пришлось признаваться, для храбрости он немного выпил, и пришел делать предложение руки и сердца. Сначала кольцо на палец, которое Юля приняла, а потом признание, что испытывает серьезные проблемы по мужской части. Частичная неврологическая импотенция после перенесенной в детстве травмы головного мозга. Врачи обнадеживают, что все излечимо.
   Неудачные попытки в отношениях с девушками ранее стали большим психологическим ударом, убедив его в собственной неполноценности. Только встреча с Юлей мотивировала его попробовать еще раз, пока ухаживал, узнал девушку лучше и всем сердцем полюбил. Ее отказ мог стать для нее полным крахом, больше попыток он делать не будет.
   Юля была в шоке от его признаний, она почти сроднилась с Сережей, привыкла к нему, при этом не испытывая пылкой влюбленности. От замужества с ним не смогла отказаться, испугалась, что он может что-то с собой сотворить. Видела, как тяжело ему дались признания, он был на грани нервного срыва.
   Сережа с бракосочетанием тянуть не стал, они сыграли шумную веселую свадьбу с огромным количеством родственников и друзей. Все расходы взял на себя, отказавшись от предложения ее родителей, сыграть свадьбу скромнее, но с их финансовым участием. Юлины родители и все родственники были в восторге от зятя, справедливо считая, что ей сказочно повезло встретить такого щедрого мужчину.
   Первая брачная ночь стала для них пыткой, у Сережи ничего не получилось, не смотря на все старания Юли быть соблазнительной невестой. Они долго боролись за интимные отношения в супружеской кровати, изредка его хватало на короткий половой акт, что вгоняло его в еще большую депрессию. Выход из критической ситуации они нашли по обоюдному согласию, они накупили много литературы на тему секса, сходили на несколько консультаций, и пришли к выводу, что лучшим вариантом будет удовлетворение сексуальных потребностей другим способом.
   Тут пришлось проявить фантазию, но теперь новоиспеченный муж не оставлял ее неудовлетворённой, сильные натруженные руки долго ласкали ее тело, и она впервые испытала оргазм. Он безумно боялся, что Юля бросит его или заведет любовника. И сколько она его не убеждала, что ее все устраивает, он не переставал ее ревновать к каждому случайно брошенному взгляду.
   Юля действительно была почти счастлива с Сережей, она уважала его, ценила, пыталась быть хорошей женой и хозяйкой. Полюбить самозабвенно, как когда-то любила Макса, так и не смогла. Все было бы нормально, но уже после полгода замужества, к ним стали приставать с вопросами о потомстве. Родителям захотелось понянчить внуков.
   Сережа детей иметь не мог, и преодолевая немыслимые барьеры, предложил Юле завести ребенка от другого мужчины, случайного любовника. Юля пришла сначала в шок от его безумной идеи, но после долгих уговоров согласилась. Ребенок привнес бы в их жизнь радость. От усыновления Сергей отказался сразу, он хотел "их" ребенка, пусть даже биологически не будет отцом. Ведь Юля рано или поздно захотела бы родить своего ребенка.
   Осталось найти случайную кандидатуру для биологического отцовства. К этому событию она готовилась несколько месяцев, перебирая разные в уме разные варианты, кого из мужчин выбрать для осеменения. Причем забеременеть желательно с первого раза.
   Она высчитала самый выгодный момент цикла для зачатия, и, не говоря Сереже, от кого собралась беременеть, выполнила задачу с первого раза. У них родился мальчик, муж назвал его Станиславом, потому что тоже начинается на "С". Биологический отец так и не узнал о ребенке. Муж несколько раз спрашивал, от кого ребенок, боялся, что неизвестный мужчина может предъявить права на ребенка, даже предлагал переехать в другой город.
   Юля его успокоила, что биологический отец для них не предоставляет угрозы, и эту тему закрыли. Но когда она поняла, что сын родился копией отца, пошла на отчаянный шаг, порвала все отношения с верными друзьями еще со школы, которые могли догадаться, чьим сыном является Станислав. Они воспитывали сына и были счастливы в своем маленьком мире, пока не пришла беда.
   Сергей заболел, у него обнаружили рак в уже неоперабельной форме, он сгорел за несколько месяцев. Умирая, он взял с нее обещание, пережить достояно его смерть и снова выйти замуж, если встретит подходящего мужчину, ведь Стасику нужен отец. Единственное просил сохранить отцовство Стасика в секрете.
   Юной вдове, с двухлетнем ребенком на руках, осталось в наследство квартира мужа, машина и двухэтажная дача в ближайшем Подмосковье.
  

***

  
   Юля, рассказывая Кондрату историю своего первого замужества, перебралась к нему в кровать. Они сидела рядом, немного облокотившись на него. Кондрат приобнял ее за плечи, положив голову к себе на плечо.
   - Юль, как ты уговорила его стать отцом? - спросил он тихо. - И он не знает о сыне?
   - Нет, не знает... Ты догадался, кто отец? - Юля даже не удивилась его прозорливости.
   - Думаю, это Макс Подгорный... Да?
   - Да, ты прав... Это Макс. - после некоторой паузы она продолжила. - Ты не представляешь, чего мне стоило уговорить его на одну ночь секса... Он решил, что я сошла с ума... Говорил, что у меня замечательный муж, не понимал... Он согласился, кажется, только потому, что испытывал чувство вины передо мной... Решил, что я борюсь со старыми комплексами и согласился мне помочь...
   - Кто-нибудь еще знает?
   - Лешка сразу догадался, когда увидел сына. Я оставила его с тетей Алей посидеть пару часов, а она забрала его к себе домой... Я до сих пор помню, как Леха изогнул бровь и внимательно разглядывал Стасика... Они с Максом не друзья, но знакомы. С Лешей мы никогда не обсуждали эту тему, думаю, он решил, что это не его дело, от кого мне рожать детей...
   - Ты когда-нибудь собираешься признаться Максу?
   - Нет! - воскликнула Юля в испуге. Все годы она жила в страхе, что Макс узнает о ребенке, а предсказать его реакцию не могла. А вдруг решит ребенка отнять, раз его обманом сделали отцом?
   - А как сложилась у Макса жизнь? Я слышал его песни по ТВ, но никогда не интересовался подробностями его личной жизни... Мама, наверное, знает...
   - Макс женился на дочке одного аптечного магната... Они недолго прожили с женой, развелись... У него дочь от этого брака, лет пять-шесть, она не совсем здорова, как я поняла...
   - Юль, я очень сочувствую твоей потере...
   - Спасибо. Я пережила уже это... Стасику сейчас десять лет... Такой хулиган растет, меня в школу постоянно вызывают... Если хочешь, я потом вас познакомлю... - предложила Юля, не сомневаясь, что все, что она рассказывала сейчас Кондрату, останется в тайне. Он вызывал у нее запредельный уровень доверия.
   - Очень хочу познакомиться с твоим Стасиком... А с другим сыном ты меня познакомишь?
   - Да, с Данилкой тоже познакомлю, ему сейчас шесть лет... Он более спокойный, такой невозможно рассудительный ребенок... Он уже давно читает книги, любит энциклопедии, и кажется, намного умнее своей мамы...
   - Юль, а что с твоим вторым мужем? Где он?
  
  
  
   Продолжение можно прочитать здесь, бесплатно: https://lit-era.com/book/bosikom-po-trave-b3431
  
   Уважаемые читатели, окончание истории временно снято, проводиться вычитка и будет подаваться заявка на конкурс. Дочитать бесплатно роман можно, перейдя по ссылке на страницу автора на литэре. На сайте проводится конкурс новой серии под рабочим названием "Золушки наших дней".
   По условиям издательского конкурса роман не может быть выложен на других ресурсах, только ознакомительный отрывок. Приношу извинения за неудобство и надеюсь на вашу поддержку и понимание. Если текст не возьмут на конкурс, то верну его обратно)
   https://lit-era.com/author/sasha-kupyreva-u24123
  
   Требуется ваша поддержка!!!
  
  
  
  
   4
   Купырёва Саша: "Босиком по траве".
  
  
  

Оценка: 7.31*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"