Куран Джулия: другие произведения.

Случайная встреча изменившая жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Завершён!

    Криминальная мелодрама повествует о том, как случайное знакомство может круто изменить жизнь.

    Майло − человек находящийся давно и принципиально не в ладах с законом похищая Натсуми, и не подозревал о том, что эта девушка станет той единственной в его жизни кому он сможет сказать: "Я люблю тебя!"

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!
    В романе в малом объёме, но присутствуют нецензурная лексика, сцены убийства.
    Читать лицам от 18 лет.

 []
  
   − Митч, притормози, − неожиданно скомандовал молодой светловласый парень, восседавший на пассажирском сидении чёрного скоростного авто.
   Водитель резко вдарил по тормозам, машина с визгом остановилась.
   − Что случилось, Майло? − рыжевласый парень, не выпуская из рук руль, зло покосился на пассажира. − У тебя закончился шоколад и тебе взбрендило забежать в супермаркет?
   − Шоколад не трогать. Это святое. Мне вообще-то в соседний магазин.
   − Женского белья? Ты на шоу трансвеститов собрался?
   − Ещё одно слово с таким намёком и я тебя урою.
   − Неужели на Кэт решил раскошелиться? − ответное молчание было расценено как согласие с озвученной версией. − Крутая правда жизни. Апгрейд отношений неизбежно приводит к даунгрейду бумажника.
   − Меня уже достали её розовые трусики и кружевные бюстгальтеры. А про пеньюар с перьями я молчу. Выберу на свой вкус, и пусть только попробует не надеть.
   − На твой вкус! − губы поползли вверх, растягиваясь в улыбке. − Со стопроцентной уверенностью могу сказать, это будет очень сексуальное бельё обязательно чёрного цвета.
   − Говоришь так, будто я его для тебя покупать собрался.
   − Спасибо конечно, но я обойдусь.
   − Leck mich im Arsch! − буркнул на родном языке и вышел из машины.
   Митч, уж коли выдалась минутка, когда руки его не заняты рулём не тратя времени даром, достал PSP и словно провалился в виртуальную реальность. Майло, вернувшийся с покупками минуты три не мог дозваться друга. Вернуть геймера из параллельного мира помог лишь щёлчок от снятия пистолета с предохранителя. Рефлекс убийцы сработал моментально. Секунда и Митч уже наставил оружие на "врага", коим оказался его же друг.
   − Майло! Fuck! Какого хера ты пушку достал? Damn, я из-за тебя уровень не прошёл.
   − Друг, пора завязывать тебе с игрушками. Ты же скоро подражать им начнёшь. Хотя ... я бы посмотрел на то, как ты в балахоне с капюшоном по стенкам лазить будешь.
   − Нашёл что вспомнить. Я Assassin's Creed уже давно прошёл, а ты всё продолжаешь ко мне с ним докапываться. Неужто в паркурщики решил податься, а мою игруху в качестве подспорья использовать?
   − Halt die Schnauze. Заводи мотор и поехали.
   Митч отложил в сторону PSP, закурил и только после этого повернул ключ. "Тойота" наконец-то тронулась с места.
   Митч выехал на прямую и сразу разогнал "Тойоту" до ста пятидесяти. Он упивался собой, упивался скоростью. Так продолжалось минут десять-пятнадцать. Он обогнал всех и тут в боковом зеркале лихач заприметил джип нагло прорывавшийся вперёд и буквально наседавший сзади. Митч привык к нервной реакции других водителей, сигналивших ему, бросавшихся наперегонки или шарахающихся в разные стороны, когда он нагло вёл себя на дороге, и поэтому он не мог проигнорировать нахальные действия соперника возомнившего себя королём дороги.
   Джип мчался в сторону аэропорта. За рулём сидел молодой человек, длинноволосый с хищным взглядом. Он мерно жевал резинку и смотрел на дорогу так, словно не участвовал в автомобильном движении, словно не существовало постовых, осветительных мачт ограждения, не было машин, мчащихся в двух направлениях.
   − Захочешь жить − увернёшься! − приговаривал он, подрезая очередную машину и слыша за собой визг тормозов.
   Девушка вцепившаяся в соседнее сиденье, взвизгивала когда парень вытворял виражи на дороге. Она знала, скажи она "сбрось скорость", ухажёр вдавит педаль в пол. Длинновласый, когда сидел за рулём, становился невменяемым, чувствуя себя единовластным хозяином дороги.
   На спидометре было сто шестьдесят.
   Впереди показалась чёрная "Тойота". За рулём восседал парень дымящий сигареткой, а рядом ещё один болтал по телефону.
   − Ну, что, браток, я тебя сейчас подрежу, ты увидишь, как красиво я это сделаю, − хмыкнул водитель джипа и вдавил педаль газа.
   Обычно в таких случаях, когда сзади нагло наседают на крутой тачке, водитель впереди идущей машины считает за лучшее уступить дорогу.
   "Немного попонтуется, но уступит! "
   Но "Тойота" шла ровно, ни сбавляя, ни прибавляя скорости, словно не мчался на него сзади другой автомобиль.
   "Может, он глухой".
   Джип трижды мигнул фарами.
   Водитель "Тойоты" даже не обернулся, а пассажир поправил зеркало заднего вида. Уж он-то точно знал на кого нарвался водитель джипа.
   Гонщик выплюнул жвачку под ноги и сказал:
   − Ты у меня сейчас по-другому запляшешь!
   Он попытался объехать "Тойоту", но Митч перекрыл ему дорогу. Тогда парень попробовал опередить справа, но и тут "Тойота" плавно приняла к обочине. Водителю грузного авто пришлось сбавить скорость, а это он уже рассматривал как прямое оскорбление. Теперь он сигналил непрестанно. Машины разделяла пара метров.
   − Ну, я тебя, суку, сейчас сделаю! − и водила, немного поотстав, вновь разогнал свой джип, давая себе твёрдое обещание, что тормозить не станет.
   Майло высунул в открытое окно руку и показал водителю джипа средний палец, что ещё больше разозлило гонщика.
   Джип рванул вперёд, ветер засвистел так, что почти перекрыл музыку. Пассажирка от страха потеряла голос, хотела завизжать, но не могла.
   Габаритные огни "Тойоты" стремительно приближались. Гонщику стало не по себе, он почувствовал, что теряет контроль над ситуацией и сейчас врежется в автомобиль. Он вдавил сигнал и втянул голову в плечи. Когда ему показалось, что столкновение неизбежно, "Тойота" внезапно увеличила скорость и в самый последний момент резко ушла вправо. Выглядело это так, будто бы невидимая рука переставила его с одной полосы на другую − и джип чуть не смял зад впереди идущей "Мазде". Какое-то время машины ехали рядом, и Митч спокойно смотрел на взбешенного соперника и на побледневшую девушку, сидевшую рядом с ним. Она в растерянности улыбнулась, словно просила прощения за поведение своего парня. Тот зло скалил зубы. Митч же лишь смотрел, его лицо не выражало никаких эмоций, словно он наблюдал толчею мух, а не бурю гнева и ненависти.
   − Suck my dick, − сказал Митч, выбросив окурок в окно, и нажал на тормоз, моментально сбрасывая скорость.
   − Что-то случилось? − спросил Майло, глянув в боковое стекло на промчавшийся рядом чёрный тонированный джип.
   − Впереди пост, сейчас этого лихача остановят.
   И действительно, так оно и случилось. Через два километра Майло увидел чёрный джип, криво стоявший на обочине, и постовую машину.
   − Проигравший платит бабки, − холодно произнёс Майло снова одарив гонщика лицезрением своего среднего пальца.
   Постовые получили с гонщика триста баксов и вежливо попросили не превышать скорость.
   Напуганная до смерти пассажирка закатила своему парню сцену и, влепив ему на прощание пощёчину, уехала на такси.
   То как его проучили, подействовало на водителя джипа удручающе. Ему захотелось сделать какую-нибудь гадость и менее чем через час его труп вытаскивали из покорёженного авто.
  
   По прибытии в логово, как порою отзывались о своём жилище парни, Митч что свойственно ему тут же засел за ноутбуком, а Майло предварительно закинув в шкаф пакет с подарком для очередной двухнедельной подружки оседлал байк и умчался по делам насущим.
   Трудно быть криминальной личностью и одновременно законопослушным бизнесменом. Хочешь, не хочешь, но хоть изредка, а надо появляться на совете директоров.
   После совещания, на котором Майло чуть не уснул, ибо ничего нового он там не услышал, блондин отправился в клуб на свиданку с Кэт.
   Всё как всегда. Элитный клуб, где царят возбуждение, алкоголь, секс.
   Блондин занял VIP-столик, который как раз таки и обслуживала его любовница, заказал свой любимый шотландский виски безо льда, и со скучающим видом принялся ощупывать взором танцующих. Одна девушка, забравшаяся на стойку бара и танцевавшая что-то отдалённо напоминающее стриптиз, подмигнула ему и поманила к себе пальцем. Майло в ответ лишь отсалютовал девушке стаканом с виски.
   Парень даже издалека определил, что девушка под кайфом. И не одна она.
   Майло перевёл взгляд на танцовщиц. Несколько, штуки четыре, танцевали прямо на сцене и около ди-джея, двигая бёдрами и завлекая парней, которые столпились около стойки. Одна вышла вперёд, присела около посетителя и раздвинула ноги так, что парень своим членом упирался в её промежность. А потом она соблазнительно выгнулась и потёрлась об его грудь. Парень потянулся к застёжке своих джинсов, а девица играючи отпрянула назад и по-кошачьи переползла к другому не менее возбуждённому мужчине.
   "Миленькая, но не стоит моего внимания − слишком потасканная", − Майло не интересует второсортный товар. Он привык только к лучшему.
   Рядом с его ухом раздался стон. Майло лениво повернулся на звук. Кокетливо улыбаясь, девушка в униформе официантки обошла кожаный диванчик.
   − Милый, я тут подумала... − подойдя вплотную к посетителю, она перекинула ногу через его талию и оседлала парня, упираясь руками в его грудь.
   "Не к добру это", − пресекая её дальнейшие слова, Майло крепко прижал девушку к себе, впиваясь в её губы бешеным и яростным поцелуем.
   Кэт, не тратя времени, спустила руку вниз, погладила мышцы пресса, а потом ещё ниже.
   − Не сейчас, − Майло мягко взял Кэт за запястье и убрал её руку со своего члена.
   Для того чтобы банально перепихнуться блондин предпочитал иные места. Ночной клуб в этот список уже не входил.
   Но Кэт непослушная девочка. Погладив сначала свою грудь, затем скользнув по животу, она запустила свою руку себе под юбку. Второй рукой она перехватила ладонь Майло и положила её поверх своей. Скользя пальчиками между своих ног, она задавала ритм его пальцам.
   Освободившаяся рука ловко расстегнула ширинку и принялась изучать уже изученное содержимое.
   − Чёрт! − прошипел Майло. − Убери руку.
   − Милый, − надула она губки, − но ты же хочешь меня. Я чувствую.
   − Не сомневаюсь, − усмехнулся Майло и свободной рукой взял стакан виски.
   Девица поудобнее пристроилась у любовника на коленях и запустила руки в его золотые волосы:
   − Я сегодня купила новое бельё, ты обязательно должен его оценить. Розовенькое, как ты любишь.
   От этих слов Майло чуть не подавился. Был бы рядом Митч, он, наверное, лопнул бы от смеха, глядя на лицо блондина, перекосившееся от негодования и злости.
   − Кэт...
   − Да, мой пупсик!
   Как же Майло ненавидит всех этих пупсиков, котиков, лапочек, зайчиков и прочих.
   Чаша терпения была окончательно переполнена.
   − Не перебивай меня, − огрызнулся на девушку, напугано уставившуюся на него, но парой секунд спустя заговорил чуть мягче. − Кэт, ты красивая, доступная, это мне в тебе и понравилось. Для мимолётной интрижки самое то.
   − Пупсик, что ты хочешь этим сказать? − хлопая длинными ресницами, она продолжала смотреть непонимающим взором.
   − А то, что я тебя бросаю. Всё, Auf Wiedersehen, baby! − одним ловким движением приподнял девицу с себя и, усадив её на диванчик, сам встал, небрежно кинул купюру на стол и через мгновенье уже растворился в толпе.
   − Кто она? − Кэт прокричала во весь голос, но её почти никто и не услышал, музыка перекрывала любые шумы.
   Ответа так и не дождалась, ибо и отвечать уже было не кому. Майло и след уже простыл. Незаметно ускользать, пропадая из виду, он умеет отлично.
   − Scheiße! Какого хера только всё это тряпьё покупал? − буркнул Майло себе под нос, перед тем как отправиться кататься по ночному городу на обожаемом скоростном байке.
   Вернулся гонщик чуть ближе к утру и тут же завалился спать, не испытав никаких затруднений с переходом в состояние сна.
   Через пару часов запел будильник, который "на свой страх и риск", будучи уже не раз разбитым хозяином и починенным его другом слегка запинаясь, наигрывал когда-то любимую блондином мелодию. Чтобы отключить надоедливую трезвонку Майло пришлось-таки встать с постели, а уж коли встал смысла нет ложиться обратно, хотя спать хотелось смертельно.
   Застлав кровать, Майло отодвинул штору, давая солнечным лучам осветить спальню, и, не одевшись, упал на кулаки и сделал пятьдесят отжиманий. Затем двадцать отжиманий на левой и правой руке поочередно, после чего как следует прокачал пресс.
   Теперь пробуждение можно было считать состоявшимся. Прихватив полотенце, блондин привычно прошёл в ванную. Тщательно побрившись, приняв холодный душ, он вышел из ванной комнаты и проследовал к шкафу. Обернувшись на неожиданный звук донесшийся с улицы, он на пару мгновений остановил взор на своём отражении в зеркале откуда на него смотрел на редкость красивый и обаятельно сексуальный парень. Высокого роста, атлетически сложенный с правильными до неприличия чертами лица. Внешне он мог сойти за кого угодно, только не за криминального деятеля чьё количество убийств выше, чем у боссов мафии, которые старше его в три раза.
   Одарив себя холодным гордым взглядом, блондин отошёл от зеркала и, открыв шкаф начал бросать на кровать необходимые детали гардероба от известных дизайнеров.
   Пижоном Майло не являлся, за модными трендами он не следил, но шкаф его был заполнен брендовыми шмотками, большей частью из которых были исключительно кожаные вещи. Кожа была его фирменным знаком. Брюки узкого кроя − излюбленный элемент байкерского стиля и жилет как часть готичного имиджа − именно то что пойдёт далеко не каждому и то что шло Майло − крутому парню берущему от жизни всё и живущему по собственным правилам.
   Приведя себя к более чем приличествующему виду Майло спустился на кухню, где застал Митча за чашкой ароматного кофе в компании вечной его спутницы − сигареты.
   − Ооо. Спящая красавица соизволила проснуться, − не в первый раз Митч приколол над другом в подобной манере, дабы ему единственному за подобную остроту Майло не организует свидание с предками.
   Лицо блондина было настолько красивым и миловидным, что для уважающего себя приколиста просто непростительный грех не схохмить о сравнении с девушкой, чем Митч не первый год периодически под настроение и занимался и за что не раз получал в ответ крепкое словцо, ведь Майло больше всего на свете ненавидит шутки и полунамёки о его половой принадлежности.
   − Заткнись, помесь зебры с водолазом, − и огрызнулся и достойно ответил сравнением на сравнение пускай и не новой, но идеально подходящей фразой.
   Митч в это утро впрочем, как и в другие дни, немногим, но был похож на зебру, ибо на нём помимо чёрных джинс была одета излюбленная полосатая футболка одна из множества, а дополнением к упомянутому образу водолаза служили солнцезащитные очки, которые парень порою не снимал даже в помещении.
   − Блондиночка явно не в духе, − Митч уже давно привык к манере общения лучшего друга и не огрызался в ответ. − Кэтти отказалась одевать чёрное? Или ты понял, что в розовом она возбуждает лучше.
   − Ещё один "Вяк" в мою сторону... и твой папа зря потел... − буркнул в ответ, попутно наливая кофе в чашку. − Кэт я вчера бросил, хотя... чтобы бросить, нужно чтобы мы встречались, а с нею я только забавлялся.
   − Вот уж нежданно-негаданно. Я думал тебя в кои-то веки на серьёзные отношения потянуло, а ты опять поматросил и бросил. У вас вроде бы всё отлично было. Подарок аж вон купил, а ведь раньше ты ничего девушкам не покупал. В чём дело то?
   − Дура она вот в чём. Красивая кукла я не спорю, да и секс с ней отменный, но отсутствие мозгов, увы, не затмит никакой секс, какой бы шикарный он не был. Когда она начинает твердить про розовенькую кофточку со стразиками или миленькую собачку я её пристрелить готов. А вчера она назвала меня пупсиком.
   − Куда труп спрятал?
   − В том то и дело − прятать трупы негде. Так что пришлось оставить её в живых.
   Толи шутят, а толи серьёзно говорят. Кто ж их, мафиози, поймёт.
   − Значит не судьба. Ладно, девку на ночь найти не проблема. Интересно, а есть ли на этом свете девушка, которая подойдёт именно тебе? Какой она должна быть?
   − Красивой! − внешность для Майло стоит на первом месте.
   − Ну это понятно, − в этом отношении Митч всегда был солидарен с другом. − Ты ж только на моделей заглядываешься. Так что ещё? Наверное, сексуальной. Хотя почему, наверное, она обязательно должна быть сексуальной. На примере Кэт выяснилось, что она должна быть ещё и умной. Красивая и умная − редкость, большая редкость, а если всё же встретится, то обязательно окажется стервой, − Митч настолько погрузился в рассуждения что и про кофе забыл, так и стоял с чашкой в руках, больше не сделав ни единого глотка. − Ещё она должна не бояться мотоциклов, иначе умрёт от разрыва сердца после первой же поездки с тобой. Что ещё? − серьёзно призадумался, а сигарета в руках тлела, кофе в чашке уже давно остыл.
   − Хватит, кончай уже.
   − Майло, кончать я буду с девушкой!
   − Пошляк!
   − Кто бы говорил. Так, на чём я там остановился? Ах, да, на мотоциклах. Ну уж коли она не боится байков, то она должна не бояться оружия. Ты же чуть что за пистолет хватаешься, напугать ведь можешь особо нервную. Однозначно не шлюха. Давалка для секса годится, а вот в невесты ...
   − Какие нахер невесты? − взбесился блондин. − Хватит тут демагогию разводить. Поднял зад и топай в гараж. Нам в банк ехать пора.
   − Я тут о твоём будущем пекусь, женить тебя можно сказать надумал, а ты неблагодарный, не ценишь мою помощь.
   − Печётся он тут, пирог прокуренный. О себе лучше подумай, − со стороны можно было бы подумать, что Майло разговаривал сам с собой, так как Митч уже давно утопал в гараж.
   Минуты через три после того как Майло успокоился, Митч как всегда правильно подгадал время, рыжий подал сигнал о готовности к отправлению. Майло закинул чашку в раковину и, прихватив свой пистолет, отправился на улицу. Сел в машину, пристегнулся, эта "вредная" привычка у парней так и не исчезла, достал из бардачка припрятанную там шоколадку.
   − Так, подведём итоги, − начал разговор Митч. − Твоя суженая должна быть: Красивой, умной, смелой, порочно-недоступной, о как загнул.
   − Митч, ты опять завёл свою шарманку. Заглохни уже.
   − Молчу, молчу.
   Майло щёлкнул по кнопке магнитолы, и по салону разнеслась громкая музыка по стилю напоминавшая толи готичный рок толи неоклассический металл.
   Раннее утро, а парни уже на ногах и при делах, на всех парах мчались в банк.
  
   Город спал, и только некоторые его жители по принуждению обязаны были прервать свой сладостный сон.
   "И кто только придумал экзамены летом сдавать?!" − вопрос, не дававший покоя каждый день в течение всей летней сессии.
   Девушка, лёжа в кровати, чуть приоткрыла глаза и снова их сомкнула. Вставать совершенно не хотелось. Да мало кому захотелось бы в раннее воскресное утро, когда в светлую спальню стучится летнее тёплое солнышко, где-то рядом слышны очаровательное пение птиц и шелест листьев на ветвях деревьев, когда на коже ощущается лёгкое дуновение ветра и всё располагает к приятному сну. Но словно ревнуя сонную хозяйку к кровати, утреннюю идиллию нарушил своим пением ненавистный будильник.
   "Хватит спать, соня, на экзамен опоздаешь!" − мысленно заставляла себя не поддаваться прихоти тела требовавшего продолжения блаженного сна. Студентка уже в сотый раз корила себя за то, что "всю ночь" пыталась ещё что-то доучить, ну или хотя бы вызубрить и как всегда поздно легла спать. Но сейчас изменить уже ничего было нельзя.
   Понежившись ещё пару минут, отключив трель нарушителя покоя уже третий раз распевавшего когда-то приятную слуху мелодию, девушка тихонько встала с кровати и начала собираться. Сама не заметила, как уже через полчаса была готова.
   − Вот какого чёрта я завела будильник на такую рань, могла бы ещё полчаса поспать, − возмущалась она, стоя перед зеркалом.
   Сидеть дома и нервничать ей не хотелось, вот и надумала она отправиться в университет. Но и туда придти раньше времени студентка тоже не собиралась, поэтому решила она пару остановок пройти пешком, и с девизом "Кислород моей голове не помешает" вышла на улицу. Утро было действительно прекрасным, но студентка не обращала внимания на окружающую её красоту. Бодрым шагом шла по улице и пыталась хоть на минуту забыть об экзамене. Но тот как назло не хотел покидать её мысли. А всё из-за плохой, на её взгляд, привычки: она слишком много думала. Вот и сейчас, чем больше она думала об экзамене, тем сильнее начинала нервничать. Наверное, так бы всю дорогу и накручивала себя, если бы не...
  
   Неожиданно из-за угла на бешеной скорости вывернул чёрный автомобиль и остановился в пятидесяти метрах от девушки.
   Она замедлила шаг и не сводила взгляд с автомобиля. Воспоминания нахлынули как нежданный огонь, с каждой минутой становясь ярче и насыщенней. Первая машина её старшего брата была точно такой же. Именно поэтому девушка совершенно не разбиравшаяся в марках автомобилей без труда определила марку именно этого авто. Перед её взором красовался седан бизнес-класса − Toyota Camry. Не эксклюзивная тачка, ничего особо примечательного в ней нет, это не спорткар или представительский лимузин, но именно этот автомобиль разбудил приятные сердцу воспоминания.
   Из машины вышли два парня и деловой походкой направились в "царство денег". Как они выглядели, девушка совершенно не запомнила, так как не смотрела на них. Её взгляд целиком и полностью был прикован к их автомобилю. Она пристально его разглядывала и восхищалась. Чтобы подольше полюбоваться этой красотой, она остановилась в паре метров от машины и всё так же не сводила с неё взор.
   Парни пробыли в банке не долго, минут пять, не больше. Их уже ждали, так что много времени на обналичивание десяти миллионов долларов не понадобилось. Работники банка уже отлично знали, что сей клиент не любит ждать, так что работали оперативно быстро.
   Блондин, подписав все необходимые бумаги, первым покинул банк. Когда он вышел на улицу увидел в нескольких метрах от своего авто девушку, пристально рассматривавшую тачку.
   "Фигурка что надо", − отметил про себя, ощупывая взором стройную талию, упругую попку, длинные ножки.
   − Нравится? Киска, а хочешь прокатиться? − упустить такую красотку непростительный грех.
   Хотя лица её он не видел, но надеялся что и на личико не дурна при такой то фигурке.
   − А не боишься, что киска выпустит коготки? − ответила мгновенно и, не оборачиваясь, продолжила свой путь в сторону близ расположенного университета.
   Майло такой ответ не очень понравился. Он не привык, что ему отказывают, а тем более когда это делает представительница прекрасной половины человечества. Он уже хотел схватить наглую девицу за руку, но ему помешал Митч, перехватив свободной от денежного чемодана рукой шаловливую руку блондина.
   − Leck mich, Митч.
   − Майло, не прилично к девушкам средь бела дня домогаться. Это тебе не давалка в клубе.
   − Да отпусти ты меня, − вырвал руку из захвата.
   − Ага, а вдруг ты сейчас ей пулю в лоб всадишь, − не удачно пошутил.
   − Что я, по-твоему, псих?
   − Бывает временами, − снял тачку с сигнализации и, обойдя её сел на место водителя. − Ты решил устроить пешую прогулку?
   − Вот что ты за человек?
   − Обыкновенный! Две руки, две ноги, пять литров крови.
   Пока парни дружески выясняли отношения девушка, отказавшая нахальному блондину успела уйти слишком далеко и поэтому она не слышала о чём спорили пассажир и водитель так приглянувшегося ей авто.
   − И как я тебя только терплю? − работать вместе с Майло это испытание не для слабонервных, так что кто кого терпел это спорный вопрос. − Сам себе порой удивляюсь, − буркнул светловласый и забрался в тачку.
   − Кто бы говорил! − хмыкнул в ответ и, выудив из пачки губами сигарету, чиркнул зажигалкой, прикурил.
   Бело-голубой дымок тоненькой струйкой стал подниматься вверх, выписывая в воздухе замысловатые узоры и постепенно растворяясь.
   Только после того как Митч докурил, он завёл двигатель, и тачка соизволила отъехать от банка.
  
   До университета ей оставалось немного, но студентка всё же ускорила шаг, боясь опоздать. Подойдя к лестнице при входе, сама не зная почему, она оглянулась именно в тот момент, когда "Тойота" проезжала мимо здания университета. Девушка проводила взглядом автомобиль, а далее она направилась в аудиторию, где должен был пройти очередной, и последний за эту сессию экзамен.
  
   − Симпатичная хоть была? − Митч никогда не отличался любопытством, но после утренних размышлений о суженой Майло ему словно втемяшилось ради эксперимента попытаться найти девушку, с которой у привередливого женолюба отношения продлятся дольше, чем две недели.
   − Фигурка что надо, остальное не видел. Она даже не соизволила обернуться.
   − Вот подкатил бы к девушке по нормальному, оценил бы её округлости не только сзади, но и спереди.
   − Ещё ты меня поучи, как с девушками знакомиться. Без тебя как-нибудь обойдусь. И вообще, забыли уже о ней.
   − Майло, может это была та единственная, предназначенная тебе судьбой, а ты упустил свой шанс.
   − Если она назначена мне судьбой как ты выразился, значит, мы с ней ещё свидимся.
   Кто знает, может он и окажется прав. Только ни Майло, ни Митч больше и не задумывались об этом, да и не зачем было. Не верили ни тот ни другой в судьбу и в её предзнаменования. Отшутились и на этом успокоились. Но в каждой шутке есть доля правды.
  
   Начался экзамен. Билет достался как всегда не совсем хороший, но разве это остановит на пути к заветной цели, к совершенно бестолковому в жизни, но тешащему собственное самолюбие диплому с отличием. Ночная зубрилка толком почти и не приготовившись к ответу первой отправилась отвечать, поймав себя на мысли: ""Перед смертью не надышишься" и "Раньше начну, быстрее отмучаюсь"". Высшая математика это вам не Коси-моси, но видимо не зря всю ночь учила. Студентка четвёртого курса Каэдэ Натсуми сумела выстоять и с честью преодолеть все трудности. С отметкой ОТЛИЧНО она вышла из аудитории уже через полчаса после начала экзамена. Ни минуты не задерживаясь в стенах университета, она вылетела на улицу. Так и хотелось закричать: "Свобода. Наконец-то свобода", − но сдержалась. Широко улыбаясь летнему солнцу, радуясь, что мучениям пришёл конец, что настали долгожданные каникулы, Натсуми отправилась прочь от ненавистного здания.
   Хорошая погода, отличное настроение − домой, конечно, возвращаться не хотелось. Да и кому бы захотелось? Девушка присела на лавочку в парке, и стала придумывать, куда же отправиться? В этот момент, будто прочитав её мысли, позвонила подруга. Ответив на звонок, Натсуми узнала, что Мичиру приглашает пройтись с ней по магазинам. Шопинг никогда не являлся для Натсуми хобби, зря слоняться по магазинам она не любила, но сейчас с радостью согласилась, и уже через двадцать минут была около торгового центра. Пришла она раньше своей подруги, и её само собой пришлось ждать. Через полчаса ожидания Натсуми уже умирала от скуки и начинала жалеть, что согласилась на предложение Мичиру. Звонить непунктуальной подружке не очень-то хотелось, но та не оставила другого выбора. Натсуми уже достала телефон, как вдруг услышала позади себя мелодичный женский голосок. Девушка обернулась и хотела сказать пару ласковых опоздавшей подружке, но ... застыла на месте, так и не проронив ни слова.
   На автостоянке около торгового центра Натсуми увидела ту самую чёрную "Тойоту". Мичиру что-то говорила, пыталась оправдаться или извиниться за своё опоздание, но её никто не слушал. Этот автомобиль словно гипнотизировал. Натсуми не могла оторвать от него взгляд. Подружка не сразу заметила, что все её слова полностью игнорируют. Но догадавшись, она, недолго думая, неожиданно для Натсуми, пощёлкав пальцами перед её глазами, сумела обратить на себя внимание. Натсуми, ничего не сказав, схватила подругу за руку и потащила в торговый центр.
   Мичиру, в отличие от Натсуми была помешана на шопинге и девушки обошли почти все магазины и бутики. Подружка скупала всё подряд, а вот Натсуми тщательно выбирала. Но и она с пустыми руками и полным кошельком не осталась: купила главный атрибут, без которого не выходила на улицу в солнечную погоду − солнцезащитные очки с чёрными стеклами, и, чёрные босоножки со шнуровкой до колена, которые давно хотела приобрести, но то цвет не подходил, то размер не тот был.
   Но просто шопингом прогулка не обошлась. Часиков через три − четыре Мичиру затащила подругу в кафе, перекусить, а потом повела в недавно открывшийся салон красоты. Там были заоблачные цены, и Натсуми ни за что и никогда не решилась бы туда отправиться. Но в этот день были скидки и не малые, и девушки решили оттянуться по полной программе. Пару часов и красивых девушек превратили в Очень красивых. Только одно смущало Натсуми: макияж и причёска не очень сочетались с её строгим костюмом, в котором она обычно сдавала экзамены. Но решение этой проблемы нашлось без труда. Разглядывая в очередной раз всё пространство вокруг себя в поисках подруги, Натсуми, обернувшись, увидела его.
   Шёлковое, почти невесомое чёрное платье: стильное, модное, в меру откровенное. Недолго думая, Натсуми зашла в бутик и, потратив половину оставшихся у неё денег, купила это платье. Теперь образ был идеален: профессиональный макияж, причёска, красивое платье, новые босоножки. Что ещё нужно для счастья?
   Но Мичиру быстро подсказала, чего, а вернее кого не хватает для счастья. Она уже в пятый раз начала рассказывать про своего нового ухажёра. А вот у Натсуми на данный момент бойфренда не было. Со своим вторым и последним кавалером она рассталась два года назад, и новые знакомства решила не заводить до окончания учёбы. Мичиру этого не понимала и постоянными разговорами о парнях пыталась растравить подругу, чтобы та хотя бы из зависти, а познакомилась с кем-нибудь, только на Натсуми это не действовало.
   Побродив ещё пару часиков, потратив до конца все имевшиеся деньги, подружки наконец-то, покинули торговый центр. Мичиру жила гораздо ближе, чем Натсуми, поэтому отправились именно к ней домой. Оставив у неё все покупки и экзаменационный костюм, девушки-красотки собрались на прогулку.
  
   Потратив несколько часов на не особо важные и даже не криминальные дела, друзья мафиози отправились на деловую встречу теперь касательную исключительной теневой стороны их деятельности.
   Чтобы выйти на крупного наркодилера являвшегося теневым конкурентом на чёрном рынке пришлось тратить время на мелкого посредника. Для того чтобы отвести от себя возможное подозрение Майло договорился о покупке для начала средней по объёмам партии наркотиков, примерно полкило героина.
   Приехали в ресторан в назначенное время, заняли уже заранее зарезервированный столик. Курьер прибыл чуть с опозданием, за что был одарен нелестной бранью из уст Майло. Мужчина, парням в отцы годящийся, молча вынес всю гневную тираду в свой адрес.
   "Это только в кино, − подумал Митч. − курьеры для перевозки денег, наркотиков − амбалы с пушками за поясом. Обычно товар перевозит какой-нибудь недомерок внешне неотличимый от рядового клерка или лакея. Пачки же с банкнотами лежат в чемоданчике, а не в кейсе с кодовым замком".
   Когда блондин завершил свою недолгую, но памятную речь партнёры перешли непосредственно к самой сделке, место для которой было выбрано более чем удачно. Ресторан крышевал сам Майло, так что хозяин позволял мафиози проводить здесь любые сделки вплоть до торговли наркотиками.
   − Желаете товар посмотреть? − неуверенно поинтересовался курьер.
   Он не привык, что сделка заключается в столь многолюдном как ресторан месте и поэтому очень нервничал. Скрыть волнение ему не удавалось, как он ни старался, и своим поведением торговец дико забавлял покупателей, не удосужившихся как следует объяснить, что у них всё схвачено и продуманно.
   Майло предусмотрительно зарезервировал VIP-зал и разместился за самым дальним столиком в углу, откуда соседний общий зал и парадный выход были как на ладони. Расположение было столь выгодно подобрано, что никто из посетителей ресторана, где бы ни сидел не мог заметить наркодилеров, поэтому все риски были сведены к минимуму.
   − Natürlich wünsche ich!
   − Конечно, желаю! − Митч, выступив в роли переводчика, расшифровал для курьера ответ Майло.
   − Вы хоть в товаре разбираетесь? − с Майло он работал впервые, и то, что клиент не наркоман ему было понятно сразу, но и на покупателя смерти готичного вида блондин не сильно походил, не было у него алчного блеска в глазах, поэтому наркокурьер принял рискованных парней за дилетантов.
   − Не разбирались бы, не покупали бы, − рыкнул Майло, забирая у курьера квадратный пакетик из толстого полиэтилена, внутри которого пересыпался порошок.
   От того, насколько уверенно человек пробует товар, от того, какое у него при этом выражение лица, зависит многое. Сразу можно понять, дилетант он или профессионал, привыкший иметь дело с наркотиками.
   Майло мокнул палец в порошок и поднёс его к кончику языка. Затем словно выпал из реальности, сидел не шелохнувшись. Так опытный дегустатор пробует шампанское, разделяя вкус на множество составляющих. Героин был качественный, не разбавленный, это Майло ощутил сразу.
   − Ну, как? − чуть заметная улыбка тронула губы Митча.
   − Отличный, крепкий, − негромко ответил Майло.
  
   Всё шло по плану, невзрачного вида чемоданчики уже красовались на столе, ещё пару минут и дело можно считать сделанным, но на сей раз планам Майло было не суждено сбыться.
   В ресторан ворвался грабитель, хотя таковым назвать налётчика − слишком велика ему честь. Наркоман, доведённый до ручки ломкой, решившийся на отчаянный поступок. Охранник, не заметивший у щуплого паренька оружие, попытался скрутить грабителя, но у наркомана рука не дрогнула. Выстрел прозвучал громко, ошарашив и так уже напуганных посетителей.
   Чтобы кто-то надумал мешать сделке, да и вообще попытался ограбить ресторан крышуемый ни кем иным, а Майло − такого оскорбления мафиози ну никак не мог стерпеть. Пару мгновений и горе-грабитель замертво упал на пол, дрыгаясь в предсмертных конвульсиях. Началась паника.
   Воспользовавшись ситуацией, курьер решил улизнуть из ресторана, прихватив с собою не только деньги, но и сам товар. Только с Майло такие трюки не срабатывают. Второй хлопок и ещё одно бездыханное тело рухнуло на пол.
   Рефлекс убийцы отточенный несколькими годами во служении у прошлого главы мафии сработал моментально. Порою палец нажимал на курок раньше, чем Майло успевал осознать, что без убийства можно было бы обойтись. Но что сделано, то сделано, и теперь главным было не попасться в лапы полиции, иначе потом никаких денег на адвокатов не хватит. Всё же два убийства плюс ношение огнестрельного оружия и сбыт наркотиков это не детская забава, а если привязать заслуги прошлых лет срок накрутится такой, что и жизни не хватит чтобы его высидеть.
   − Рвём когти! − скомандовал блондин, подбирая с полу два чемодана.
   Мафиози выбежали на улицу через запасной выход, ведущий на задний двор.
   Парни пулей долетели до своей машины и запрыгнули в "Тойоту". Митч вдарил по газам, и тачка как бешеный зверь рванула с места. Полиция тут же отправилась вдогонку без выяснения кто такие, что, да как.
   В погоню ринулись сразу три машины. Самая юркая сразу попыталась захватить лидерство и пристроилась в хвост, вторая перестроилась в левый ряд в надежде прижать беглецов к обочине или преградить им путь. Эта машина представляла наибольшую опасность, и Митч вильнул влево, не давая возможности обогнать "Тойоту". Преследователи были вынуждены немного сбросить скорость; уходить вправо им нельзя было, потому что там путалась под колёсами их же патрульная машина, автомобили могли столкнуться, что, конечно, очень устроило бы бандитов, но совсем не устраивало копов. Митч, воспользовавшись небольшой заминкой в стане противника, ещё сильнее вдавил педаль газа в пол. Теперь лидерство попытался захватить третий преследователь. Одно из окон открылось, и оттуда показалась гнусная физиономия мужика, сжимающего в руке пистолет, он явно целился по колёсам преследуемой им чёрной машины.
   − Scheiße, у них оружие! − закричал Майло.
   − Разумеется, − ответил Митч, перестраиваясь вправо. − Ты думал, они нас камнями закидывать будут?
   − Уверен, они не будут против, если я тоже немножко постреляю, − Майло достал пистолет и открыл окно.
   − Голову береги!
   Митч аккуратно сбрасывал скорость, и когда морда полицейской тачки поравнялась с "Тойотой", он вильнул в сторону, цепив крыло преследователей. От столкновения тряхнуло хорошенько, но Митч быстро вывернул руль и вернулся на полосу. Патрульная машина потеряла в скорости, притормаживая, и в этот момент Майло высунулся из окна и сделал несколько выстрелов по колёсам. Как минимум одна пуля достигла цели, полицейская машина, как по инерции, проехала вперёд ещё несколько метров и начала отставать. Расправляясь с ней, Митч потерял драгоценные секунды, и вторая патрульная машина за это время успела занять выгодное положение слева.
   − Приготовься, − предупредил Митч, предугадывая дальнейшие действия противника.
   Из пассажирского окна показался лысый парень, он стал активно размахивать руками и что-то кричать, настойчиво рекомендуя парням съехать на обочину не дожидаясь вынужденных мер. Но Митч демонстративно игнорировал рекомендации, и тогда машина стражей порядка начала аккуратно давить "Тойоту", вынуждая прижаться к обочине.
   − Гони вперёд, − Майло руководил действиями водителя, − проскочим.
   − Слишком рискованно, будем действовать иначе.
   Митч стал резко сбрасывать скорость, тачка позади их, не ожидая таких странных действий со стороны преследуемых, вильнула в сторону, но потом снова пристроилась в хвост. Вторая машина, которая не спешила обгонять, неожиданно для её водителя оказалась впереди. Опасаясь, что преступники попытаются обойти своих преследователей сзади и вновь оказаться на свободе, полицейское авто тоже стало сбрасывать скорость, но при этом оно по-прежнему находилось немного впереди. Митч дождался, когда заднее колесо машины преследователей минует бампер "Тойоты", и направил передний левый угол своей машины в уязвимое место противника, близ заднего бампера. Вот теперь Митч снова дал полный газ, и его тачка упёрлась в полицейскую машину и стала таранить её, постепенно увеличивая скорость. Патрульную машину стало разворачивать, и копы были вынуждены описать вокруг преследуемого авто дугу, чтобы избежать неприятных последствий. Полицай съехал на обочину, а Митч при этом вырвался вперёд. На короткое время остался только один преследователь. Водитель последней машины, по всей видимости, немного растерялся, потеряв товарищей, и покинул свой боевой пост на хвосте. Но он попытался повторить манёвр коллег, надеясь прижать "Тойоту" к обочине. Тачки на несколько столкнулись по касательной, сначала крыльями, потом дверцами. И каждый раз, как два бильярдных шара, откатывались друг от друга и снова шли на контакт.
   Попутные машины, которые имели несчастье стать свидетелями погони, рисковали стать ещё и невольными участниками столкновения и поспешно покидали проезжую часть. Одна за другой машины съезжали на обочину, пропуская шумную процессию вперёд.
   − Пока они сзади, есть шанс подбить их, − сказал Майло, перебираясь на заднее сиденье. Он открыл окно и высунул руку. Первые два выстрела ушли в молоко.
   Водитель обстреливаемой машины понял, что его атакуют, и стал вилять на дороге, отчего Майло не мог как следует прицелиться.
  
   Тем временем пока "Тойота" пыталась оторваться от полицейской машины придумавшей новый способ как остановить беглецов Мичиру и Натсуми прогуливались вдоль центральной улицы города.
   Тёплый летний вечер. Яркое солнце освещало каждую улицу, каждый переулок и дарило бесконечное тепло своих лучей, но было уже не так жарко, как в полдень. Дул приятный ветерок. Прекрасная погода, всё так и располагало для приятной прогулки.
   Подружки мило беседовали, о своём, о девичьем. Парни оглядывались на них и провожали взглядом. Мичиру это страшно нравилось, а вот Натсуми это немного напрягало. Она не любила, когда на неё глазели.
   Вдруг вдалеке послышался вой сирены, и мимо девушек пролетели две полицейские машины. "Странно!" − подумала Натсуми, но не предала этому значения, так как все её мысли были заняты более приятными думами.
   Через месяц у Натсуми День рождения. Мичиру решила в этом году, хочет того подруга или нет, устроить грандиозную вечеринку и уже заранее начала суетиться, подготовила всё, кроме одной детали − подарка. Натсуми казалось, что до этого события ещё долго, но подруга её в очередной раз начала приставать с вопросом: "Что же тебе подарить?" Натсуми уже несколько раз отвечала, что ей всё равно, но Мичиру снова вернулась к этой теме, и просила подругу хорошенько подумать. Вот об этом без месяца именинница и думала, не обращая внимания на вой сирены становившийся всё громче и громче с каждой секундой.
  
   Вскоре к полицейскому авто присоединились ещё одна машина вывернувшая словно из неоткуда. Погоня была как в крутом боевике, без взрывных спецэффектов конечно, но по остроте ощущений не уступала.
   Митч первоклассный водитель, но оторваться от преследования петляя по узким улочкам не так-то просто. Центр города не отличался широкими дорогами, и устраивать гонку там было не совсем разумно, но основной задачей было оторваться от преследователей, и Митч устремлялся к автотрассе, ведущей из города. Именно поэтому путь держал он к центральной городской улице, соединённой с главной магистралью через которую беспрепятственно можно выехать на скоростную трассу.
   − Нужно скинуть хвост, − Майло уже начинал нервничать, что не очень-то свойственно его хладнокровной натуре.
   − Без тебя знаю, − Митч вытворял на дороге такие трюки, что каскадёры позавидовали бы.
   Проскочив на перекрёстке на красный свет перед несущимся грузовиком, лихой водила избавился от двух машин преследования. Парни уж было вздохнули спокойно, но тут им на встречу вылетели ещё два полицейских авто, которые попытались преградить "Тойоте" путь. Митчу удалось проскочить и свернуть в первый попавшийся переулок, ведущий к так необходимой для побега центральной улице.
   − Майло, мы у них не крючке, − Митч уж было решился на опасный способ избавления от назойливых преследователей.
   − Иди ровно, − Майло поменял обойму в пистолете. − Я сейчас подстрелю их.
   Он палил из пистолета, не давая полицаям приблизиться.
   Тачка вывернула из-за угла, и Майло, заприметив двух девушек не спеша идущих вдоль обочины, неожиданно закричал:
   − Тормози возле девиц.
   − Потом шлюшку снимешь, − Митч без объяснений понял, что удумал его напарник, но от подкола даже в такой ситуации не удержался.
   Резко вжав педаль тормоза до упора, выровняв тачку которую стало заносить Митч остановил авто буквально в метре от остолбеневших прохожих. А Натсуми, погружённая в предпраздничные раздумья, не особо заметила, как вдруг, невесть откуда появилась чёрная "Тойота" и остановилась в полуметре от неё и её подружки.
   Вооружённый парень выскочил из машины и, одним резким движением схватив девушку, ту, что была ближе к дороге ну и, следовательно, к нему, прижал к себе, приставил к её виску пистолет. Подружка заложницы, глядя на происходящее, окаменела от ужаса, так же как и ещё несколько прохожих. Одному парню удалось сбежать, а старичок, глухой, судя по всему, продолжал не спеша свой путь, даже не заметив ни чёрную машину, ни полицейские автомобили.
   Полицаи тем временем уже окружали парочку:
   − Вам не уйти! − прокричал один из полицейских.
   − Бросайте оружие и сдавайтесь! − выкрикнул второй страж закона.
   − Только попробуйте подойти, и я убью заложницу! − парень явно не шутил.
   Не отпуская заложницу из крепкого захвата, он пятился назад, к машине.
   Один из полицейских вздумал выслужиться и, рискуя жизнью заложницы, выстрелил в преступника, но промахнулся, попав в автомобиль. Мгновенье и незадачливый стрелок получил пулю в бедро, от чего ноги раненого тут же подкосились, и коп упал на асфальт, взывая от боли. Он мог бы снаряд и в лоб схлопотать или в сердце, даже бронежилет не спас бы, так как пистолет преступника пробивает кевларовую защиту, но убивать полицая Майло не собирался, поэтому и метил по ногам.
   Воспользовавшись секундной неразберихой и паникой, похититель молниеносно запихнул девушку в машину, и тачка тут же рванула с места. Образовался дым, а на асфальте остались яркие следы от шин. Заложница и опомниться не успела, а тачка уже пролетела несколько кварталов. Ещё бы, двести километров в час, не брезгуя выездом на встречную полосу.
   Погоня за бандитами продолжилась, но успехом так и не увенчалась. Разве могут полицейские авто угнаться за "Тойотой" на скоростной автостраде.
  
   В машине похититель, не убирая оружие, повалил заложницу на сиденье. Его лицо было рядом с её лицом, всего в нескольких миллиметрах. Локоны его светлых волос щекотали кожу, ощущалось на теле его тёплое дыхание. Они пристально смотрели друг другу в глаза, в изумрудно-зелёные глаза. По телу девушки бежали мурашки, сердце бешено колотилось в груди, собираясь выпрыгнуть. Спустя какое-то время парень убрал пистолет.
   − Без глупостей, а то пристрелю! − сказав это, он отодвинулся.
   Натсуми сменила позицию лёжа на позицию сидя, а потом смогла немного поподробнее разглядеть похитителя. Блондин, немного старше двадцати. Красивый, даже не симпатичный, а именно красивый. Оливковая кожа будто мерцала в солнечных отблесках. Золотые волосы переливались под лучами солнца и непослушными волнами спадали на плечи. Чёлка − вызывающе длинная, но не настолько, чтобы нельзя было разглядеть тонко начертанную ласточку бровей. На красиво очерченных губах змеилась гордая усмешка, словно он смог всех перехитрить. Изумрудные глаза, очень выразительные, слегка прищуренные и холодные, как глаза убийцы, − они горели, будто свечи, светились подобно искрам. Даже по взгляду видно − парень очень интересный и умный, да ещё и страстный, как показалось Натсуми. Кожаные брюки и жилетка выгодно подчёркивали все прелести его фигуры. Но особое внимание девушки привлёк серебряный крестик на цепочке красиво украшенный фианитами и аметистами. Парень носил его поверх жилетки, не старясь даже скрыть. Неужели верующий? В этом можно усомниться, но разве это важно. Похититель заметил, что его разглядывают, но не подал вида. Неожиданно зазвонил телефон. По мелодии Натсуми поняла, что на другом конце линии издеваясь над аппаратом, истерично пытается дозвониться никто иная как Мичиру − подруга, с которой несколько минут назад она обсуждала свой день рождения. Телефон пел всё громче и громче. Блондин не выдержал. Он откинул длинную чёлку со лба, с которой играл ветер, схватил сумку, откопал в ней поющую вещицу и выбросил её в окно.
   Негодование и злость затмили её разум, и Натсуми что есть сил начала кричать на парня, мол, какое право он имел выбрасывать её телефон, да и вообще так бесцеремонно хватать, угрожать, и везти неизвестно куда. Парень опешил от неожиданности. Он никак не ожидал такой прыти от своей заложницы. Но Натсуми не унималась и перешла к банальным вопросам:
   − Кто вы такие и что вам от меня нужно?
   После этих слов девушка поняла, что сказать ей, в общем-то, больше не чего. Да и что ещё можно говорить, когда к виску приставлен пистолет? Парень недолго был в смятении, и пока девушка кричала, успел приставить оружие к её голове. Но через несколько секунд Натсуми почувствовала, как он уже проводит пистолетом по её шее... .
   Обжигающий холод стали − незабываемое ощущение. И снова, всего несколько миллиметров разделяют лица.
   − Ты характер то не показывай, а то вдруг палец случайно с курка сорвётся... ! − промурлыкал блондин, глядя заложнице в глаза.
   − А девчонка то не промах! − вдруг сказал рыжий парень, сидевший за рулём.
   − Заткнись Митч! − буркнул блондин. − Твоё дело за дорогой следить, а с девкой я сам разберусь.
   − Ладно, ладно. Только если хочешь пристрелить её, то, пожалуйста, не в машине, иначе потом от крови не отмоем.
   − Я же говорил, БЕЗ Глупостей! Тебе что, жить надоело? Хочешь, чтобы я тебя сейчас пристрелил?!
   − А что тянуть то? − страх в её голосе почти не чувствовался.
   На изящном лице не было никаких эмоций. Лишь гордый, пронзающий взгляд.
   Парню видимо понравился такой ответ, или он уже успел немного остыть, но он убрал своё оружие.
   Натсуми перевела дух и, немного успокоившись, решила испытать судьбу ещё раз:
   − Вы так и не ответили на мой вопрос! Кто вы такие, − спросила спокойным, но немного дрожащим голосом спросила, − и что вам от меня нужно?
   − Кто мы? Хм, а ты мозгами пораскинь: крутая тачка, стволы и с законом мы не дружим! − крутя в руках пистолет, с наглым выражением лица, ответил похититель.
   Натсуми обдумывала, что же ответить, но ни она, ни блондин, больше ничего не сказали друг другу, так как машина резко остановилась.
   − Приехали. Выметайтесь из машины! − прокричал водитель и покинул авто.
   Вслед за ним вышел блондин. Он обошёл машину, резко открыл дверцу и с силой рванул Натсуми на себя. Девушка и заметить не успела, как парень уже упал на землю, а она оказалась на нём. Её лицо снова было рядом с его лицом, но она не чувствовала ничего, даже страха. И не потому, что у её головы не было пистолета, а возможно... . Да не важно почему, но она не боялась.
   − Чёрт, слезь с меня, − прокричал блондин и спихнул свою же заложницу. Девушка упала и немного поцарапала руку.
   Парень встал, отряхнулся, и неожиданно для Натсуми подал ей свою руку. Она демонстративно отвернулась, показывая всем своим видом, что его помощь ей не нужна, и встала сама.
   − Ладно! Пойдём в дом, − он схватил девушку за руку и потащил вперёд.
   − Никуда я с тобой не пойду, − заявила она и попыталась освободить свою руку.
   Но блондин резким движением дёрнул Натсуми за руку и притянул к себе, обхватив второй рукой за талию. Глаза снова встретились. Заложница попыталась вырваться, но безуспешно. Блондин ещё крепче прижал девушку к себе, и, отпустив её руку, потянулся за пистолетом. Натсуми прекратила бесполезные попытки вырваться, понимая, что иначе её точно пристрелят. Почувствовав, что заложница полностью в его власти, парень убрал руку с пистолета и повёл девушку в дом.
   Парочка вошла внутрь. Натсуми осмотревшись, сделала вывод, что в гостиной не так уж и плохо. Вполне уютно: тёмные обои; такие же тёмные, почти чёрные шторы; книжные стеллажи с рядами книжных корешков; барная стойка с бесчисленным количеством бутылок всевозможного дорого алкоголя; кожаная мягкая мебель цвета тёмного шоколада, журнальный столик из чёрного дерева, огромный плазменный телевизор, висящий на стене, вокруг которого сверху, слева, справа полочки с дисками; мощная стереосистема. Всё говорило о довольно солидном финансовом положении хозяина дома.
   Похититель отпустил заложницу из захвата и прошёл вглубь комнаты, сел в кожаное кресло и, глядя на пленницу, сказал, нет, даже приказал:
   − Садись! Обсудим, что же нам с тобой делать.
   Натсуми прошла по пушистому чёрному с серым ковру с густым ворсом заглушавшем шаги, села в кресло, на которое ей указали. Блондин молча оценивающим взглядом смотрел на девушку и разворачивал плитку шоколада. Натсуми словно омывал расплавленный желанием мужской взгляд: смелый, предельно откровенный, опасный, магнетический. Чувствуя на себе хищный взгляд, она уже сотню раз пожалела, что купила платье, да к тому же сменила на него свой строгий деловой костюм.
   Тем временем похититель, не тратя попусту драгоценные минуты, по достоинству оценил красоту своей заложницы. На вид ей было не больше двадцати лет. Слегка загорелая кожа; тёмно-каштановые волосы отливающие золотым блеском, мягкими волнами спадавшие на плечи; высокие скулы; красиво очерченные тонкие брови; длинные ресницы, походящие на лучи звезды́, обрамлявшие сияющие глаза; точеный носик; нежные щёки с еле заметным румянцем плавно переходящие к твёрдо очерченному подбородку с ямочкой посередине; кокетливая родинка на щеке; чуть пухлые коралловые губы, к которым хочется прикоснуться... почувствовать их вкус. Но самым примечательным являются огромные глаза истинной кошки. Милое и одновременно дерзкое личико неизменно привлекало внимание противоположного пола.
   Но внешность на лице не заканчивается, и взгляд плавно опустился ниже. Похититель словно ощупывал взором изящную фигуру и точёные формы. Длинная стройная шея; высокая креп-кая грудь; тонкая талия; округлые бёдра; изумительной красоты ноги − обладательница всего этого великолепия невольно приковывает к себе взгляды окружающих, а уж такого любострастного парня тем более. Натсуми словно статуэтка, Богиням мраморным под стать.
   Внимательно рассмотрев заложницу, блондин отметил, что она как раз в его вкусе. Скользнув по девушке ещё раз взглядом, парень остановил свой взор на дерзких, восхитительно красивых, колдовски манящих зелёных глазах. Натсуми всё так же молча, с призрением, смотрела в его нефритовые очи. Взгляд тёмных блестящих глаз, казалось, проникал в самое сердце. Неизвестно, сколько бы ещё продолжалась игра в гляделки, и к чему бы это привело, но напарник похитителя, выкурив уже вторую, если не третью сигарету, решил хоть как-то разрядить обстановку.
   − Может, познакомимся! − вдруг сказал он. − Я Митч.
   − Я знаю, − холодно ответила Натсуми и повернулась в его сторону.
   За пару секунд она окинула его взглядом и отметила, что он хорош. Такой парень приковывает к себе взгляд. Мужественные черты лица; прекрасные голубые глаза, безмятежные, спокойные, казалось в них можно утонуть; на устах еле заметная улыбка, в которой читалась некая снисходительность; каштановые, отливающие в медь волосы, переливались и горели огнём; во рту зажата сигарета, которую он сексуальным движением отводил от лица, выпуская струйку дыма.
   − Откуда же? − удивлённо спросил парень, оторвав взгляд от монитора ноутбука и переведя его на новую знакомую.
   − Он тебя так в машине назвал, − девушка указала жестом головы на блондина, доедающего шоколадку.
   − А ты значит такая внимательная! У тебя дуло пистолета у виска, а ты имена похитителей запоминаешь! − нервно рявкнул похититель. − Ты для нас теперь опасна, поэтому отпускать тебя точно не будем. Ну а раз я так решил, значит, нечего и имя скрывать. Я Майло.
   Натсуми взглянула на него, но ничего не ответила. Парню эта затянувшаяся тишина не понравилась. Он приблизился, нагнулся над девушкой, ухватившись за боковинки кресла, и с язвительной ухмылкой на лице спросил:
   − Ну а тебя то, как зовут? Должны же мы знать имя той, с кем нам придётся временно разделить жилплощадь.
   У Натсуми на лице отразилась целая гамма чувств, главным из которых было, конечно, удивление, но страх по-прежнему отсутствовал.
   − Я буду жить здесь? С вами? Но зачем вам это? Неужели вам что-то от меня нужно? Но что?
   − В общем-то, ничего, но я подумаю об этом, позже, − ответил Майло, отходя от кресла.
   − Вы меня не убьёте? − от осознания этого на душе стало гораздо легче.
   − Смерть ещё нужно заслужить! − Митч намекнул, что если заложница не совершит какого-либо опрометчивого поступка, то жизни её угрожать ничего не будет.
   − Так как же тебя зовут, я не расслышал! − Майло так и не соизволил ответить на заданный ему вопрос, решив, что намёка Митча вполне достаточно.
   − Натсуми! − имя её не военная тайна, скрывать его смысла нет.
   − Какое красивое имя, − Митч любит говорить девушкам комплименты.
   − Полное имя? − блондин не унимался.
   − Каэдэ Натсуми.
   − Вот и прекрасно. Имя мы выяснили, с остальным позже разберёмся. Митч! Нам нужно обсудить то, что сегодня произошло, а точнее, чего не произошло, − через несколько секунд произнёс Майло.
   Митч встал из-за стола и, держа в руках ноутбук, отправился вслед за Майло немного обогнав его у лестницы.
   − Даже не пытайся отсюда сбежать, − его прощальная фраза чётко отпечаталась в сознании девушки, а то, как Майло произнёс эти слова, убивало любые мысли о заранее невозможном побеге.
   Оставшись одна, Натсуми облегчённо вздохнула и постаралась унять внутреннюю дрожь, которая предательски не желала отступать.
  
   Натсуми продолжала сидеть в кресле, ни разу не пошевелившись. Она вспоминала всё произошедшее за день, и пыталась понять, реально всё или это только затянувшийся сон. Но если сон, то уж очень реалистичный.
   В своих раздумьях она провела уйму времени и даже не заметила, как стемнело. И что самое удивительное, она не видела, а может просто делала вид, что не видит, как уже полтора часа напротив неё в полнейшей темноте сидел Майло и поедал плитку шоколада.
   − Ну и долго ты так сидеть собираешься? − вдруг раздался до боли уже знакомый голос.
   Майло встал, подошёл к стене, нащупал выключатель, и ... комната наполнилась таким ярким светом, что девушка невольно прищурилась и попыталась закрыть глаза рукой.
   − А что ещё прикажешь делать?
   − Прикажешь! Ууууууу. А мне это даже нравится. Дайка подумать.
   − Ты прекрасно понимаешь, о чём я. Да и не собираюсь я выполнять твои приказы, даже не надейся.
   − А ты действительно не промах. Так разговаривать со мной. Никто на такое ещё не решался. Я и не думал, что кто-нибудь осмелится. А тут даже не какой-нибудь мафиози с закидонами, а моя же собственная заложница. Я поражён.
   − Я не твоя собственная!
   − Хватит уже! Язычок то прикуси, мои нервы не железные. Знаешь что, а давай-ка лучше развлечёмся!
   Он сказал это с такой ухмылкой и хищным взглядом, что Натсуми подумала о самом страшном. Нет, не об убийстве, его она не так боялась, как ... .
   Майло был очень проницательным или у Натсуми всё на лице было написано, но кажется, он понял, о чём она подумала, и нарушил воцарившуюся тишину:
   − Фи, какие пошлые мысли. А ты не такая уж скромница, какой кажешься, если думаешь о Таком. Я знаю, что привлекаю женщин, но чтобы так сразу. Хотя, почему бы и нет!
   Эта фраза отдалась во всём теле, будто током ударило. Предугадывая такую реакцию, Майло нагло улыбнулся и громко засмеялся.
   − Да шучу я. Сегодня мы тебя не тронем. Сейчас мы поедем в клуб. Митч! Мать твою ... ! − закричал он. − Иди заводи машину, мы уже выходим.
   − Иду уже, иду, − уткнувшись в ноутбук, пробурчал Митч, спускаясь по лестнице со второго этажа.
   − Какой ещё клуб? − удивлённо спросила девушка, глядя на Майло вопросительным взором.
   − Да ты не переживай. Элитный, мы по дешёвым местам не шляемся.
   − Вы и меня собираетесь с собой брать? Но зачем?
   − Как зачем? Ну не оставлять же тебя здесь одну. Кто знает, что ты можешь натворить. А сидеть и караулить тебя, как-то не очень хочется. Сегодня был тяжёлый день и мне надо срочно оттянуться.
   − До пикселей всё равно напиться не придётся, − посетовал Митч уходя.
   − Чем меньше водочки мы пьём, тем дольше женщину мы любим, − подметил Майло и, обернувшись к Натсуми, подмигнул ей.
   По её виду было заметно, что она приняла намёк на свой счёт. Её округлившиеся, зелёные с поволокой глаза уклонялись от его прямого взгляда. Они бегали в разные стороны, оглядывая то комнату, то мебель, смотрели в окно, стараясь обнаружить где-нибудь малейший лучик надежды, возможную зацепку для спасения.
   Но взгляды встретились. Показалось − качнулся мир. Словно опору вышибли из-под ног.
   Одарив Натсуми фирменной ухмылкой, Майло взял её за руку и повёл к выходу.
   − Не надо меня тащить, я и сама могу идти, − пытаясь вырвать свою руку из мужской лапы, заявила заложница.
   Прыткая и смелая, прекрасно понимающая, что её смелость может выйти ей боком.
   Блондин отпустил пленницу, и до машины она дошла самостоятельно, но под его надзором.
   Когда парочка села в уже знакомый заложнице чёрный автомобиль, оглядевшись в салоне, Натсуми поняла, что это оказывается уже другая машина.
   "Тойота" тачка не только мятая, но и "засвеченная", пришлось от неё в срочном порядке избавляться. За то время, что Майло с Натсуми провели в тёмном доме, погруженные каждый в свои раздумья, Митч безотлагательно избавился от "Тойоты". Жалко было расставаться, но что ж поделаешь, коли друзья-мафиози натворили делов, и теперь вот приходилось следы заметать. Но беспокоиться о новом транспортном средстве не приходилось, так что Митч недолго горевал. В гараже было ещё несколько машин на все случаи жизни. Выбор автолюбителя пал на проверенную и надёжную во всех отношения марку Lexus.
   Lexus GS 430 − приемлемый для работы автомобиль, удовлетворяющий большинству запросов предъявляемых Митчем к его рабочей лошадке. Мощный спортивный автомобиль премиум класса, качественный, комфортабельный, маневренный и что немаловажно скоростной, но в тоже время в масштабах мегаполиса неброский. То что нужно для беспрепятственной езды по городу в своё удовольствие с пользой для дела.
   Как только Майло с Натсуми сели в машину, тачка незамедлительно поехала. Нет, "полетела". Митч видимо никогда не слышал такое словосочетание, как скоростной режим.
  
   Всю дорогу Натсуми молчала и обдумывала план побега. Но, как уже один раз было сказано, Майло был очень проницательным. Он понял, о чём думала его заложница.
   Вскоре тачка заехала на парковку у какого-то клуба. Вся троица вышла из машины. Вдруг, неожиданно для себя, Натсуми почувствовала, как рука в кожаной перчатке схватила её за запястье. Майло крепко держал её хрупкую ручку, и она была уверена, что появятся синяки.
   − Попытаешь сбежать, убью! Но только не тебя, а тех, кто в клубе. Их смерти будут на твоей совести! − на ухо прошептал Майло.
   − У тебя на всех патронов не хватит, − съязвила Натсуми в ответ, полагая, что его слова это пустые угрозы.
   − Твоим острым язычком глотку бы тебе перерезать, − оригинально пригрозил Митч, в мягкой форме.
   − Ты играешь с огнём, детка! − хмыкнул блондин. − Мне ничего не стоит пристрелить и их и тебя! − Майло, конечно же, не собирался вытворять нечто подобное, это было бы слишком глупо и безрассудно, но припугнуть таким образом заложницу у него очень хорошо вышло.
   − Да неужели! − голос легонько дрожал, предательски выдавая её волнение.
   Натсуми внутренне холодела от каждого его слова, но успокаивала себя мыслями о том, что похититель возможно и сумасброден, но не настолько, чтобы без причины устраивать перестрелку в общественном месте.
   − Какая смелая! Как я погляжу, у тебя не все дома!
   − Конечно! Я же сейчас с вами на улице около ночного клуба!
   − Не делай из меня идиота!
   − Никто из тебя идиота не делает, это полностью твоя инициатива.
   "Язык мой − враг мой", и в случае с Натсуми это верно на все сто процентов.
   − Ты ещё смеешь язвить! Ты что, даже не понимаешь, из сложившейся ситуации у тебя нет выхода?
   − Выхода нет только из гроба!
   − Не зли меня ещё больше, а то скоро в гробу и окажешься!
   Майло достал нож и приставил его к горлу излишне прыткой заложницы.
   − Убери, пожалуйста, у меня на ножи аллергия.
   − Я так и знал, ты боишься! − Майло развернул нож и аккуратно его кончиком надавил девушке на подбородок, тем самым он слегка задрал её голову, а мгновение спустя, сверкнув в тусклом свете фонаря, нож скрылся в кармане брюк.
   − Я не боюсь! − резко и холодно ответила Натсуми, глядя блондину в глаза.
   Её лицо было настолько серьёзно, что это немного озадачило Майло.
   − Ведёт себя так, словно ей не первый раз угрожают расправой, − подметил Митч, озвучив при этом их с Майло общую мысль.
   − Было дело, спасибо братцу моему раскрутому, − на последнем слове Натсуми запнулась, поняв, что ляпнула лишнего.
   − Знаешь, что! А ты − очаровашка! − Майло усмехнулся, ему начинала нравиться эта игра.
   − Спасибо, ты тоже ничего!
   − Ну что, Голубки, вы идёте или нет? − Митчу надоело следить за "милым" разговором, более не стремящимся завершиться кровопролитием.
   − Знаешь что, старик, я уже сыт по горло твоими замашками камикадзе, − Майло будет не Майло, если на дружескую Митчевскую фразочку не ответит тонким намёком, который и угрозой назвать никак нельзя.
   − Я лишь хотел обстановку разрядить.
   − Не ты её заряжал, не тебе её и разряжать!
   − Ну и чёрт с вами. Разбирайтесь тут без меня, − растоптав окурок подошвой сапога, Митч направился к входу в клуб.
   − Я сюда приехал не звёздами любоваться! − Майло свободной рукой слегка повернул голову Натсуми, переводя её взор, обращённый к небу, на себя.
   − В таком случае нам лучше отправиться за Митчем!
   − Командовать мной вздумала?
   − Я лишь дала дружеский совет, − ответив, Натсуми сделала несколько шагов, но блондин до сих пор крепко держал её руку, и далеко отойти девушке не удалось.
   Конечно, Майло не собирался всю ночь провести на стоянке "охраняя машину", и через несколько секунд направился к клубу. Натсуми шла рядом с ним. Вдруг Майло прижал её к себе. Она не стала сопротивляться. В тот момент заложница не хотела нарываться на ЕЩЁ БО́ЛЬШИЕ НЕПРИЯТНОСТИ. Парни часто бывали в этом клубе и вышибала их прекрасно знал.
   Парочка спокойно, не выжидая в очереди, вошла в клуб. Конечно, не выжидая, ещё бы мафия ждала в очереди.
   Майло уверенно проникал в поток танцующих людей, ведя Натсуми за собой. Он подтащил девушку к столику в самом углу бара и усадил на мягкий диванчик. Пару секунд спустя уселся и сам, откинувшись на спинку дивана, расставив руки в стороны. Митч сидел недалеко. Он уткнулся в PSP и ни на что не обращал внимания. А вот Натсуми с восхищением рассматривала всё вокруг, так как впервые оказалась в подобном месте.
   Танцпол забит до предела. Разгорячённые тела тесно прижимаются друг к другу. Музыка оглушает не хуже выстрелов, пол под ногами дрожит. Для особо искушённых посетителей не желавших потеть, дрыгая телами, выступали танцовщицы, вызывавшие возбуждение изгибами своих тел. Девицы эротично извивались в такт музыке, выделывая такие па, что Натсуми позавидовала их гибкости.
   Казалось, это место живёт отдельной жизнью от спящего города. В свете цветомузыки волосы Натсуми переливались всеми цветами радуги, а глазки так и блестели, отражая в себе восторг и удивление. Майло как всегда догадался, о чём Натсуми думала и с усмешкой спросил:
   − Ну что, нравится? Никогда в таких местах не бывала! Я знаю, где нужно правильно отдыхать.
   Он читал Натсуми как раскрытую книгу. Это очень сильно удивляло и напрягало её. Они знакомы меньше суток, а он с такой лёгкостью понимает её. Она невольно вспомнила двух своих бывших парней, и то, как они совершенно не понимали её, даже спустя продолжительное время знакомства.
   Но долго придаваться воспоминаниям Майло не позволил. Знакомый голос прервал девичьи размышления:
   − Что-то ты больно много сегодня думаешь, хватит, а то и меня заразишь, − с улыбкой произнёс Майло, обнимая Натсуми за плечо. Она попыталась аккуратно сдвинуть его руку, но та тут же вернулась в исходное положение.
   Подошла официантка и поинтересовалась, что же посетители будут заказывать.
   − То же что всегда, − не отрываясь от PSP, сказал Митч.
   − А вы? − она обратилась к парочке.
   На её лице была улыбка, но какая-то наигранная, неестественная. Казалось, официантка была сильно недовольна тем, что рядом с Майло сидела девушка. Он тоже это заметил и ещё сильнее прижал заложницу к себе. Натсуми это сильно не нравилось, но она старалась виду не подавать.
   − Мне тоже, что и всегда, а моей девушке коктейль "Лазурная ночь", − промурлыкал Майло.
   Он сидел с очень довольным видом. Натсуми это удивило, так как ещё несколько минут назад он был взбешён, а теперь сидел, как ни в чём не бывало.
   Официантка записала всё в блокнотик и ушла. Когда она скрылась из виду, Майло с довольной ухмылкой сказал:
   − Мы с ней "встречались", но вчера я её бросил.
   После этих слов Натсуми стало жалко девушку. Но в тоже время она удивлялась, как можно было вообще встречаться с таким, как Майло.
   Спустя некоторое время принесли заказ: на подносе красовались два бокала, бутылка элитного шотландского Виски, пачка дорогих сигарет, коктейль и плитка горького шоколада. Официантка явно знала, что нужно этим парням. Когда девушка ставила всё на стол, Майло попытался поцеловать свою пленницу, но Натсуми, раскусив его планы, а что, не только блондин мысли читать умеет, Натсуми тоже не лыком шита, наступила ему, как бы случайно, каблуком на ногу. Он отстранился, но руку с плеча так и не убрал.
   Вечер проходил довольно таки спокойно. Вся троица мирно сидела за столиком. Парни опустошали один бокал за другим, а Натсуми только крутила соломинку в своём фужере, так ни разу и не отглотнув. Майло это почему-то стало раздражать, и он командным голосом велел выпить коктейль. Чтобы не спорить с почти пьяным Майло, Натсуми всё-таки выпила этот злосчастный коктейль. А он оказался довольно приятным на вкус. "Блондин действительно знал, что может мне понравиться", − вдруг промелькнула мысль, но девушка быстро её откинула.
   Пока Натсуми допивала коктейль, Майло успел заказать ещё два специально для неё. Девушка стала спорить и доказывать, что она больше пить не будет, но что спорить с пьяным, да к тому же вооружённым и опасным.
   Повторный заказ ещё не принесли, как вдруг Майло вскочил, схватил Митча и потащил его куда-то в сторону. Они о чём-то оживлённо говорили. Натсуми ничего не слышала из-за громкой музыки, а по губам читать не умела. В это время подошла официантка и поставила бокалы на столик.
   − Я Кэт, а тебя как зовут?
   − С какой это стати я должна называть тебе своё имя? − фыркнула Натсуми.
   Ей не хотелось ни с кем разговаривать, а тем более уж с бывшей подружкой своего похитителя.
   − Значит, из-за тебя он меня бросил!? Я это так просто не оставлю. Он только мой! − нервно прокричала Кэт и накинулась на "новую любовницу" своего парня.
   Натсуми сумела ловко увернуться. Майло и Митч это увидели и уже хотели броситься ей на помощь, но они ещё не знали, кого из двух кошек надо будет спасать. Кэт попыталась ударить Натсуми, но та оказалась более ловкой, да и на быстроту реакции никогда не жаловалась. Натсуми снова увернулась и, быстро схватив Кэт за руку, заломила ей её назад. Да так сильно, что девушка пошевелиться не смогла. Несмотря на то, что вторая рука была у неё свободна, Кэт даже не попыталась хоть как-то вырваться из цепких лапок. На девушек уже стал смотреть весь зал, с нетерпением ожидая продолжения поединка, но Натсуми не собиралась развлекать публику и поэтому отпустила девушку. Та рухнула на пол, что-то кричала, а Натсуми совершенно не обращая на неё никакого внимания села на своё место, взяла бокал Майло, плеснула туда немного виски и одним залпом его выпила. У Майло и Митча, наблюдавших за происходящим, просто "челюсть выпала" от удивления. Майло тут же протрезвел. Парни быстро вернулись к столику и стали расспрашивать Натсуми о произошедшем. Она коротко и ясно объяснила всю ситуацию, чем привела их в бурный восторг.
   − Я такое и представить не мог. Девушки дерутся из-за меня! − довольным голосом промурлыкал Майло.
   − Не обольщайся на свой счёт, − резко и холодно ответила Натсуми. − Я не из-за тебя скрутила эту фифу. Я не люблю, когда мне угрожают, особенно те, кому я не по зубам.
   Майло снова был приятно удивлён. Хрупкая с виду девушка, а за себя постоять может да к тому же и на язычок колкая. Натсуми явно девушка с характером, милая стервочка как охарактеризовал её Митч, и сей факт очень привлекал Майло.
   − Редко можно встретить такую девушку как ты, − вдруг пробурчал Митч, затягиваясь очередной сигаретой.
   − Это какую же? − с нескрываемым интересом произнесла Натсуми, на что он ничего не ответил.
   − Тут уже не будет больше ничего интересного. Едем домой, − неожиданно прокричал Майло.
   Блондин допил остатки виски в бокале, два коктейля, со словами: "Не пропадать же добру, я как-никак за них заплатил", − встал из-за стола и отправился в сторону выхода. Митч пошёл вперёд, обогнал Майло и сказал, что он пригонит машину к выходу.
   "Машину!" − панически промелькнуло в голове. Натсуми подлетела к Майло и судорожно спросила, не собираются ли они ехать домой на их машине.
   − А на чём же, по-твоему, мы должны ехать домой, не на такси же! − фыркнул Майло.
   − А чем тебе такси не угодило?
   − Тогда таксиста потом придётся убить, он же узнает наш адрес, − к его шуткам нужно привыкнуть. − Если ты хочешь, поедем на такси. Но тогда убивать его будешь ты, − Майло протянул пистолет, а Натсуми молниеносно отпрыгнула в сторону.
   − Не нужно никого убивать. Хорошо, поедем на вашей машине, только убери пистолет, пока кто-нибудь его не увидел!
   Натсуми очень боялась садиться в авто с пьяным водителем, особенно учитывая, что она видела сколько выпил Митч. Но деваться было некуда.
   Через минуту Натсуми и Майло были на улице. Темно, фонарей было так мало, что можно считать, будто их вовсе нет. Зато на небе светили яркие звёзды и такая красивая луна. Машина Митча ещё не подъехала. Возможно, это странно, но в тот момент Натсуми даже и не думала о побеге. Она прошла немного вперёд, чтобы подышать свежим воздухом. Она привыкла к запаху табачного дыма и не сильно на него реагировала, но всё же решила, что свежий воздух не помешает.
   И вдруг Натсуми услышала, как кто-то назвал её имя.
  
   − Натсуми, Натсуми! Это действительно ты? Вот так сюрприз! Никогда не ожидал что встречу тебя в подобном месте!
   Девушка обернулась. Недалеко от неё стояли два парня, один из которых сделал несколько шагов в её сторону. Было темно, и она не смогла сразу узнать, кто это. Парень подошёл ближе, а свет фар, подъехавшего в этот момент "Лексуса", осветил его лицо.
   − Пауло! − прокричала Натсуми, всматриваясь в лицо старого знакомого.
   Это был её одноклассник и по совместительству бывший парень. Они расстались четыре года назад и больше ни разу не виделись.
   − А, узнала меня. Я рад, что ты меня ещё помнишь. А что ты здесь делаешь так поздно, да ещё и одна? Давай я провожу тебя домой, − по-дружески предложил он и взял бывшую подружку за руку.
   В туже секунду рядом с Пауло возник Майло, приставив ко лбу перепуганного парня свой пистолет. Спутник Пауло мгновенно сорвался с места и убежал. Пауло тоже не на шутку перепугался, но убежать не мог. Он что-то говорил про деньги и пытался снять с пальца золотое кольцо. Тут Натсуми закричала на Майло, чтобы он убрал пистолет и оставил Пауло в покое.
   − Вы что, знакомы? − тихим, испуганным, дрожащим голосом спросил Пауло.
   Майло, прижав заложницу к себе, гордо ответил:
   − Мы встречаемся!
   Натсуми была удивлена и недовольна услышанным, но спорить и отпираться не стала, не подходящий момент для этого.
   На лице у Майло играла ядовитая улыбка, больше похожая на оскал, но это заметила только крепко обнимаемая им девушка, так как фары от машины светили Пауло в глаза, и лиц собеседников ему было не разобрать.
   − И как ты могла связаться с таким опасным парнем? − в голосе Пауло чувствовалось удивление и одновременно страх.
   Но кроме слова "Извини" Натсуми не успела ничего сказать, так как Майло уже затолкал её в машину. Митч вдавил педаль газа в пол и, с криками Майло похожими на "Йяяяяяяху", машина рванула с места. Из окна Натсуми видела, как Пауло упал на колени, а потом машина повернула за угол.
   После первых двух поездок в этой машине, Натсуми считала, что Митч ещё тот лихач, но как глубоко она ошибалась. По сравнению с тем, как они летели по дороге сейчас, предыдущие поездки были словно в замедленной съёмке. Мысленно Натсуми сравнила эту поездку с "Русской рулеткой": "Выжить шанс всего один". Но, несмотря на все страхи и переживания, все благополучно добрались до дома.
   Митч первоклассный водитель, настоящий профи. Только Натсуми не задумывалась об этом факте, и, выйдя из машины, не могла поверить в то чудо, что все ещё живы.
   − Не дрейфь. Привыкнешь! − подбодрил её Майло.
   − С какой ещё стати я должна привыкать. Я с вами трезвыми больше никуда не поеду, а с пьяными тем более.
   − Да куда ты денешься ..., − пробормотал в ответ. А потом ещё добавил: − Когда разденешься!
   Эта шутка показалась ей намёком. Ведь действительно: Натсуми одна, ночью, с двумя сильными, да к тому же пьяными, безбашенными парнями-мафиози. Не трудно догадаться, что им может потребоваться от красивой девушки, и что одна она с ними точно не справится. Страх пробежал по всему телу. Натсуми начала бояться. Весь вечер это чувство где-то отсутствовало, а сейчас вернулось, да с такой силой, что девушка боялась сойти с места и была готова стоять там хоть всю ночь.
   Совсем близко послышался раскат грома. Молния осветила небо. Надвигалась гроза. Раскаты грома усиливались и учащались. Начал крапать дождик, с каждой секундой становясь всё сильнее, а Натсуми так и стояла в темноте, не сдвинувшись с места.
   В доме зажёгся свет, в окне скользнула тень мужского силуэта.
   Прошло минут пять. Вдруг послышался пронзительный крик Майло:
   − Где она?! Она всё-таки сбежала! + трёхэтажный мат на разных языках.
   Раздался выстрел. Открылась дверь. Но открылась − это мягко сказано. Она была распахнута так, что чуть с петель не слетела. Из дома вылетел Майло и чуть не упал со ступенек, увидев Натсуми, стоящую одну на улице под проливным дождём.
   − Какого чёрта ты тут стоишь? Когда ты успела выйти из дома?
   − Я и не заходила, − ответила тихим дрожащим голоском.
   − Ты стоишь здесь с того момента как мы приехали?
   − Да.
   − Тебе делать не хрен. А ну пошла быстро в дом!
   Майло схватил девушку за руку и потащил за собой. Она хотела сопротивляться, но уже не могла. Натсуми была слегка пьяной, всё-таки виски дало о себе знать, и сильно уставшей, ведь с ней за один день произошло столько событий, сколько за всю жизнь не было.
   Парочка вошла в дом. Вода стекала с обоих ручьями. Майло потащил заложницу на второй этаж, привёл в комнату и ... . Там она увидела двуспальную кровать. Разум помутился, перед глазами всё поплыло. Натсуми стояла, немного пошатываясь, а потом чуть не упала в обморок. Майло, несмотря на то, что был пьян, смог её поймать, и при этом не упасть самому вместе с ней.
   − Ты в порядке? Видимо перебрала! Но учитывая, сколько ты выпила, это удивительно. Ты что, никогда в жизни спиртное не пила?
   − Пила, но не такое крепкое и не столько.
   − Сейчас для тебя самое лучшее это принять душ.
   Блондин усадил девушку на кровать, а потом стал рыться в шкафу. Достал оттуда большое махровое полотенце, вручил его Натсуми и с довольной улыбкой чеширского кота вышел из комнаты. Девушка сидела и не двигалась. Она ожидала чего угодно, но только не такого поворота событий.
   Прошло минут десять. Натсуми всё же встала и начала медленно раздеваться: расшнуровала босоножки, потом стала стягивать с себя платье. Когда она осталась в одном белье, в комнату ворвался Майло. Увидев приятную мужскому взору картину, он на несколько секунд забыл, зачем пришёл, но потом вспомнил и сказал:
   − Если будет снова плохо или почувствуешь что падаешь в обморок, кричи, мы поможем.
   Всё то время, что он говорил, Натсуми чувствовала на себе его взгляд. Ей казалось, будто она совсем голая, хотя, в общем-то, почти таковой и была. Девушка жутко стеснялась. Как ни странно, в эту минуту она снова не боялась, несмотря на то, что данная ситуация провоцировала Майло гораздо больше, чем всё что было за день прошедший. Когда блондин закончил говорить, Натсуми выдала ему ответ, который сама от себя не ожидала.
   − Стучаться тебя не учили?
   − Вообще то, это моя комната. Так что, заходя сюда, я не обязан стучаться! − важным голосом заявил Майло, а Натсуми не знала, что ответить и продолжала молча стоять. − Ладно, я ухожу, а ты иди в душ.
   Натсуми уверяла себя, что не будет слушаться Майло, но поступила именно так, как он сказал − отправилась в душ. Пробыла она там не долго, но за это время успела, помыться, немного успокоиться и всё обдумать. Она вспоминала всё то, что наговорила Майло, и как при этом себя вела. И только сейчас начинала понимать тот факт, что удивительно, как она до сих пор жива. Так разговаривать с вооружёнными похитителями и остаться живой − ей точно повезло. Удача была явно на её стороне.
   "Мой "острый" язык и несдержанный характер сыграют со мной злую шутку. Рано или поздно, он меня точно пристрелит!" − эти мысли долго крутились в голове.
   Пока Натсуми была в душе, она слышала, как в комнату открылась дверь. Девушка догадалась, что это Майло. Она была уверена, что он сейчас зайдёт к ней и кто знает, что может случиться, но ничего не произошло. Натсуми старалась не думать об этом, чтобы ещё больше себя не накручивать, но поймала себя на мысли, что не может выкинуть Майло из своей головы. Есть в этом блондине что-то дерзкое и горячее, сладкое и запретное, что безумно притягивает.
   Девушка, выйдя из душа, завёрнутая в мягкое полотенце, отдававшее приятным ароматом шоколада, хоть и не сразу, но всё же заметила, что на кровати лежит какой-то свёрток. Натсуми долго не решалась развязать его, но любопытство взяло верх и пред её взором предстали комплект дорогущего нижнего белья, шёлковый пеньюар и записка. В ней было коряво, почти не разборчиво написано: "Я собирался подарить своей бывшей, но так и не сумел. Носи ты. Майло". "Краткость − сестра таланта", − подумала и легонько улыбнулась кончиками губ. Отказываться от подарка девушка не стала, так как её одежда промокла насквозь, ходить в мокром не хотелось, а другой одежды у неё не было.
   Обычно под пеньюаром бюстгальтер не носят, но Натсуми не осмелилась надевать сорочку без него. Девушка примерила бельё, и к великому удивлению оно оказалось её размера, далее одела пеньюар. Натсуми не желала щеголять по дому в таком виде и поэтому решила не выходить из комнаты. Стоя у окна, она стала размышлять о своей дальнейшей участи. Точнее она пыталась заставить себя думать об этом, но на самом деле девичьими мыслями полностью овладел сексуальный блондин с ароматом шоколада.
   Но тут, какой раз уже за этот день, красавчик-блондин прервал ход её мыслей:
   − Неплохо смотришься! − оценил Майло, войдя в комнату.
   − Спасибо, − смущённо ответила Натсуми, повернувшись к нему.
   Со стороны этот обмен любезностями выглядел бы нормально, если не учитывать факт, что парень мафиози, а девушка его заложница.
   − Ты, наверное, голодная! Не отвечай, я и так знаю что голодная. Спускайся вниз. Мы тебя ждём. И предупреждаю, не спустишься сама, я стащу тебя силой, − со свойственной ему усмешкой, сказал Майло и вышел из комнаты.
   "Скажет, как отрежет, − стараясь не удивляться, подумала Натсуми, и тяжело вздохнула. − Деваться некуда. Лучше не нарываться на неприятности и не провоцировать его лишний раз".
   Только Натсуми прекрасно понимала, что этого будет почти невозможно добиться.
   А есть и вправду хочется. Девушка спустилась вниз. Митч и Майло сидели за столом. Митч что-то жевал, одновременно курил и ещё играл в PSP. Майло спокойно сидел за столом и, как Натсуми казалось, ничего не делал. Ей показалось, что парни не обращают на неё особого внимания, и немного, совсем чуть-чуть успокоилась. Но всё было не так, как она подумала. Митч действительно играл в PSP, но до того момента как пришла Натсуми. Как только она появилась, его взгляд был прикован лишь к ней.
   Майло увидев свою прекрасную заложницу, молниеносно подлетел, схватил за руку, подтащил к столу и быстро усадил на стул.
   − Прости, у нас больше ничего нет кроме пиццы и шоколада, − сказал Митч, как Натсуми показалось, не отрываясь от PSP, но он только делал вид, что играет.
   − Ничего страшного. И за это спасибо, − смущаясь тихим голоском, ответила Натсуми.
   Она впервые в жизни ужинала в доме незнакомых ей парней, да к тому же опасных, красивых, обольстительных и явно не скрывающих свою похотливость и любострастие.
   Натсуми долго не решалась что-либо попробовать, но с голодом совладать трудно и девушка всё же взяла один кусочек пиццы, откусила от него краешек. Несмотря на то, что пицца была с грибами, а Натсуми их не любила, она всё равно жадно поглощала этот кусочек. Никогда ещё обыкновенная пицца не казалась ей такой вкусной.
   − Вы как хотите, а моим мозгам нужна перезагрузка. Я спать пошёл, − Митч затушил последнюю на этот вечер сигарету и неспешно удалился.
   Красавица Натсуми будоражила в нём желание, совладать с которым на пьяную голову было непросто. И пока Митч ещё мог контролировать себя, дабы не усугублять ситуацию он решил уйти подальше от источника сексуальной энергии, намекнув и другу воспользоваться его примером. Насиловать заложницу в планы похитителей не входило, впрочем, как и убивать, но она невольно для себя самой наталкивала на пошлые мыслишки, провоцировала в какой-то степени.
  
   Натсуми с Майло остались наедине. Блондин пока ещё не спешил уходить. Кто знает, может девушка развратница и сама предложит интим. Только на этот раз Майло ошибся, что для него не свойственно. Но видимо полупьяное состояние отразилось на логике парня, хотя ... в жизни всё возможно. Он красивый, обольстительный, притягательный и порочный. Устоять перед таким ой как трудно, да к тому же он остался наедине с не менее притягательной девушкой, у которой он явно вызывает неподдельный интерес. Пикантная ситуация.
   Это пугало Натсуми? Не сказать что сильно, но чувство тревожности присутствовало.
   − Я вот смотрю на тебя и думаю, что же нам с тобой делать! − Майло же нагло намекал собеседнице, а в мыслях уже любовнице, чего же он желает этой ночью.
   − Отпустите меня, вот и всё! − сухо ответила Натсуми.
   Лицо Майло тут же поменяло выражение с маняще-соблазняющего на холодно-пугающее. Заметив холодный блеск в глазах похитителя Натсуми поняла, что её ответ его явно не устроил, и что не нарываться у неё так и не вышло.
   − Это один из вариантов, но он слишком прост.
   − А есть ещё другие варианты. Может, просветишь. Это всё-таки касается меня в первую очередь, − подобный ответ ничего хорошего явно не сулил, но держать язык за зубами Натсуми точно не умеет.
   − Я подумаю об этом позже, а сейчас лучше воспользоваться примером Митча и отправиться спать, − удивительно, но Майло не взбесился, ему даже понравился смелый ответ дерзкой красавицы. − Я сегодня буду спать здесь, а ты иди в мою комнату, и напоминаю, даже не пытайся сбежать!
   Натсуми и не собиралась убегать. Она быстро встала из-за стола и отправилась в комнату Майло. А в какую ещё ей было идти? Она не знала, что таится за остальными дверьми, и решила это пока не выяснять, иначе точно не жить, а умирать в её планы не входило. Закрыв за собой дверь, Натсуми легла на кровать и быстро заснула. Но не прошло и часа, как она проснулась от того ... что ей очень захотелось пить.
   Поколебавшись некоторое время Натсуми всё же решила выйти из комнаты и попытаться найти кухню. Девушка пробиралась по тёмному коридору, как вдруг за спиной раздался тихий вкрадчивый голос, от которого по спине мурашки побежали.
   − Сбежать пытаешься? − девушка обернулась и спокойно выдержала пристальный пронизывающий взгляд Митча.
   − Я имею право на стакан воды, или как заложнице мне не положено? − с ехидством ответила она.
   − Кухня на первом этаже. Не заблудишься.
   − Спасибо, Митч, − Натсуми направилась к лестнице, а Митч отправился в свою комнату.
   Девушка спустилась вниз, вошла на кухню и чуть не вскрикнула от испуга. Возле открытого окна стоял Майло с бокалом в руке. Она предательски отметила, что он, с голым торсом, при свете молний, похож на светловолосого греческого Бога. Натсуми с невозмутимым видом прошла мимо него и налила себе воды, а он улыбнулся и неожиданно сказал:
   − Не зря сегодня я похитил именно тебя! Как удачно, что ТЫ стала моей заложницей! − сексуальный похититель жадно облизывал взглядом её стройные ножки и не только их.
   В его глазах отчётливо читались похоть и вожделение. Неизвестно, что на Натсуми нашло, но она выплеснула воду в лицо Майло. Раздался очередной раскат грома, который хорошо прослушивался через открытое окно. Глаза блондина расширились, он осторожно поставил бокал на стол и вдруг резко, быстро, в одно мгновение прижал девушку к стене. Она чуть воздухом не подавилась. Мужские руки заключили её в капкан, не давая вздохнуть. Сердце участило ритм. Что-то должно было произойти. На губах Майло появилась коварная улыбка, словно он поймал в клетку маленькую беззащитную птичку. Капли воды стекали с его волос на женскую грудь, вздымавшуюся от учащённого дыхания. Блондин начал слизывать их языком, оставляя мокрые дорожки на коже.
   Натсуми, чувствуя, как дрогнули колени, сглотнула стон, поднимая руки, чтобы оттолкнуть распутника, но сопротивление не позволялось физически, а попытка крикнуть была пресечена ладонью Майло, что зажала рот:
   − Вздумала кричать! Смелое решение, но безрассудное.
   После этих слов сластолюбец убрал руку с лица Натсуми, заставляя её отклониться назад с судорожным вдохом − от испуга она и забыла, как правильно нужно дышать. Тем временем его руки уже ловко скользнули под пеньюар и обняли грудь. Послышался стон разочарования, когда руки Майло ущупали предмет женского гардероба, а именно лифчик, которого по идее не должно было быть.
   Одна рука бесстыдно сжимала грудь, а другая направилась ниже вдоль тела к сокровенному месту. Блондин коленкой аккуратно развёл стройные ножки и, скользнув рукою в трусики, нежно коснулся лепестков плоти. По её телу словно прошлись разрядом тока. Натсуми, закусив губу, пыталась тем самым предотвратить стон, который рвался наружу. Она крепко зажмурилась, чтобы не уронить слезу, проступившую на глазах.
   Волнение, страх и первый опыт в таких отношениях − всё смешалось в крепкий клубок, что не давал разуму спокойно завладеть телом.
   А похотник продолжал сладкую пытку даже не дав времени на лёгкую передышку. Его холодные пальцы ласкали её лоно, вызывая жар, возбуждая чувственность, ввергая в пучину сладостной неги. Он играл, хотел завести, и у него это получилось. Несколько умелых движений и Майло почувствовал, что тело её напряглось в ожидании приближающейся конвульсии сладострастия. Оргазм не заставил долго себя ждать: стон наслаждения и сильно сжатая ногами мужская ладонь.
   Тяжёлое дыхание, дрожь и слабость во всём теле... сопротивляться нету сил. Открыв глаза, Натсуми увидела лишь самодовольную улыбку на лице блондина и его манящий туманный взгляд.
   − Тебе нравится? − одна рука держала грудь, поглаживая, сдавливая, играя с ней, изучая её плотность, податливость, упругость и мягкость, другая ласкала женское лоно, поглаживая его в ровном гипнотизирующем ритме. − Хочешь ещё? − плавно покачивая бёдрами, Майло прижался к ней, и девушка почувствовала, как сильно он возбуждён.
   Он был готов овладеть ею здесь и сейчас, но он не спешил. Он ждал, когда же с губ сорвётся мольба о близости.
   В ответ на его призыв Натсуми восторженно застонала и непроизвольно прогнулась вперёд. Издав победный возглас, Майло атаковал её рот своими твёрдыми, но нежными губами.
Этот поцелуй с шоколадным вкусом НЕ ЗАБЫТЬ НИКОГДА ... !
  
   "Безропотно я не отдамся", − шальная мысль молнией пронеслась в голове.
   Собравшись с духом, из последних сил Натсуми оттолкнула от себя Майло и выбежала из кухни.
   − Scheiße! − мафиози достал свой пистолет и вышел в гостиную вслед за выскользнувшей из объятий недолюбовницей. Блондин стоял напротив и нагло смотрел в зелёные, такие же изумрудные, как у него самого, глаза.
   − Я не хочу, чтобы ты меня забыла, как страшный сон. Я сделаю так, что ты будешь помнить меня всю жизнь, − Майло улыбнулся и сделал несколько шагов по направлению к Натсуми. Его ехидная улыбка словно проникала вглубь сердца.
   Он подходил всё ближе и ближе, а Натсуми пятилась назад. Но назад двигалась она недолго, рано или поздно, но на её пути должна была возникнуть стена. Майло направил на девушку свой пистолет и приказал раздеваться. Натсуми молча стояла и смотрела на пьяного домогателя. Её неподчинение разозлило его ещё больше. Он снял пистолет с предохранителя, и ... .
   У девушки в голове вдруг зародился план. Она сняла с себя сорочку и подошла поближе к парню.
   − Так-то лучше! Умница! Не будешь рыпаться − получишь больше удовольствия! − промурлыкал Майло, не сводя при этом с заложницы пистолет и похотливый взгляд.
   И в тот момент, когда он меньше всего ожидал, Натсуми накинула ему на лицо пеньюар и попыталась заломить его руку. Попытка почти увенчалась успехом. Пистолет он выронил, но поднять его девушка не успела. Майло не Кэт, и вторая рука у него работает не хуже первой. Он схватил Натсуми и толкнул к стене. Единственное что она успела сделать, до того, как вписалась в стену, так это отшвырнуть оружие куда-то ногой. После встречи со стеной, девушка медленно начала сползать по ней, а далее приземлилась на колени. Пока Натсуми своим телом собирала пыль с обоев, Майло крыл всех и вся благим матом. Он фыркнул, нервно взглянул на девицу и со словами:
   − Да чёрт с тобой, потом пристрелю, − пошёл в сторону лестницы, а далее скрылся из виду.
   Девушка недолго просидела на полу. Встала, нашла пеньюар, натянула его на полуобнажённое тело и пристроилась на диване, поджав под себя ноги. Она хотела сбежать, у неё даже была возможность сделать это. Натсуми знала, где лежат ключи, видела, откуда их доставал Митч перед поездкой в клуб. Но она понимала, что всё это бессмысленно: "В полицию я не ногой, − это она твёрдо решила и не из-за того что была запугана, а из-за горького опыта общения со служителями закона спустившим на тормозах дело об убийстве её брата. − От Майло и Митча я не скроюсь, они найдут меня, − дрожь пробежала по телу. − Уж лучше здесь меня одну убьют, чем после моего побега ещё кого-нибудь кто будет находиться рядом со мной в тот момент, − убеждала саму себя. − Эдриан, ... − слёзы предательски потекли из глаз. − Ты единственный кто мог бы спасти меня, но тебя уже нет!"
   Хотелось спать, но Натсуми решила не поддаваться этой слабости. Только как бы сильно она не старалась отгонять от себя сон, Натсуми всё равно попала в объятья Морфея. Этой ночью ей ничего не снилось, она была слишком уставшей для сновидений. Хотя сном её состояние трудно назвать. Она скорее дремала, или, выражаясь словами Митча "впала в ждущий режим".
   Рассвело. С каждым часом солнце светило всё ярче. В доме была тишина. Все ещё спали. После полудня проснулся Майло. Он спустился вниз, прошёл на кухню, налил в стакан воды и запил ею три таблетки. Конечно же, это были таблетки от головной боли. Голова у него так "трещала", что единственно верным лекарством ему казался топор.
   Он немного постоял у окна, а потом зашёл в гостиную. Натсуми уже проснулась и сидела на диване, поджав ноги. Майло взглянул на неё. Вид у него был настолько "убитый", что на мгновение ей стало его жалко. Он подошёл ближе и уселся в кресло, не сводя с девушки взгляд. Вот так, молча, глядя друг на друга, они просидели около получаса. Потом Майло, заметив в стене дырку от пули, сказал:
   − А что это у нас со стеной? А чёрт, ни хера не помню. Что здесь вчера произошло?
   Натсуми поняла, что он почти ничего не помнит, и немного успокоилась. Теперь шансы на то, что её этим утром не пристрелят, увеличились. Но она всё равно была настроена враждебно, и это легко читалось на её лице. Майло, конечно, это заметил.
   Вдруг он встал, подошёл к дивану и сел рядом с заложницей. Девушка напряглась и настороженно смотрела на похитителя. Она ожидала, что он её схватит, ударит или выкинет ещё что-нибудь в этом духе. Натсуми уже приготовилась кричать и вырываться, как вдруг перед её глазами возникла шоколадка, и раздался голос Майло:
   − Будешь?
   Девушка со злостью откусила кусок от шоколадки и нервно стала его пережёвывать. Это был единственный способ заставить её молчать и не наговорить Майло чего лишнего. Он каким-то инстинктивным образом догадался об этом и скормил ей почти всю свою шоколадку. Майло не был настроен на разговор, а тем более на разговор с кричащей женщиной. У него голова и без этого болела. После того, как Натсуми доела его шоколадку, Майло встал и сказал:
   − Если Митч будет меня спрашивать, то я в душе, − и пошёл к лестнице.
   Он поднялся наверх, а минут через пять с криками вылетел из комнаты, добежал до лестницы и, перепрыгнув через половину ступенек, оказался на первом этаже.
   − Что случилось? − напугано спросила Натсуми, глядя на не совсем адекватного Майло.
   − У меня пистолет пропал! − нервно ответил блондин.
   Его глаза бешено осматривали всю комнату, и при этом на его лице отчётливо читалось, что он всеми силами пытается вспомнить, где же он мог оставить своё оружие.
   − Я уверена, он у тебя не один. Возьми другой пистолет. Мне всё равно, каким ты собираешься мне угрожать, − стараясь казаться спокойной, язвительно ответила Натсуми, встав с дивана.
   Сама напрашивается, чтобы её убили. Смелый ход, но не оправданный.
   "Уж если решила сглупить, то сделала бы это по-умному", − мысленно ругала самою себя за свою несдержанность, которая могла стоить ей жизни.
   − Это не простой пистолет. Я никогда с ним не расстаюсь, а тут он волшебным образом исчез.
   − Ты вчера был настолько пьян, что мог потерять его где угодно, в клубе, например.
   − Нет, он точно дома. Я помню, как держал его в этой самой руке.
   Он поднял руку и вдруг увидел следы от ногтей. Ночью Натсуми даже не заметила, как поцарапала ногтями его руку. Майло резко подошёл к девушке и схватил за руку.
   − Ты что делаешь? Отпусти меня, мне больно, − закричала и попыталась освободить руку, но это было бесполезно.
   − Не рыпайся, я хочу кое-что проверить.
   Он взглянул на девичью хрупкую ладонь, свободно помещавшуюся в его лапе и ... . Как он и предположил, под ногтями была засохшая кровь.
   − Так значит это ты!
   − Что я? − нервно и слегка испуганно произнесла Натсуми.
   − Признавайся, где мой пистолет, куда ты его дела?
   − Не знаю. Где-то тут, в комнате валяется. Я не помню, куда его вчера откинула.
   − Зачем ты это сделала? Тебе что, жить надоело?! Я и за меньшее убивал не раздумывая!
   − Это была самооборона. Я защищала себя от нападения пьяного насильника с оружием! − Натсуми презрительно посмотрела на Майло.
   Блондин был вне себя от злости.
   − Так значит, этим насильником был я! И, судя по этим отметинам и пропавшему пистолету, ты сумела отбить моё нападение. Невероятно. Ты удивляешь меня всё больше и больше. ... Посмотрим, как ты будешь сейчас защищаться.
   Майло молниеносно обвил девушку свободною рукою за талию и повалил на пол. Натсуми хотела закричать, но ... блондин впился в пересохшие от страха губы страстным поцелуем. Натсуми почувствовала как сильная, холодная рука нырнула под сорочку и пытается нащупать застёжку лифчика. Ловкое движение одной руки и застёжка поддалась. Девушка понимала, что несколько минут, и всё случится. Здесь, на полу гостиной пропахшей сигаретами, с этим странным парнем, знакомы с которым около суток. Она отчаянно пыталась брыкаться, отбиваться, как вдруг в руке Майло сверкнул нож и девушка словно окаменела. Натсуми уже было подумала, что насильник решил приставить нож к её горлу, чтобы она не сопротивлялась, но у блондина были другие мысли по этому поводу. Майло разрезал шёлковый пеньюар, так было проще всего стянуть его с хрупкого изящного тела. Натсуми почувствовала, как холод пробегает по её нежной коже. В тот момент она не хотела видеть лица своего похитителя, поэтому отвернулась и ... о Чудо. Недалеко, буквально на расстоянии вытянутой руки лежал пистолет Майло.
   Вдруг послышались шаги, Митч спускался по лестнице.
   − Нашли место. Вам комнат в доме мало? − недовольно рявкнул рыжевласый, заприметив парочку в довольно-таки откровенной позе.
   − Какого чёрта ты сюда явился в такой момент? Специально решил всё испортить?
   Майло был взбешён. Он быстро встал на ноги и покрыл друга трёхэтажным матом. Майло отвлёкся на Митча, а Натсуми, воспользовавшись ситуацией, сумела дотянуться до пистолета, а потом быстро встать с пола. Адреналин в крови превышал норму, ощущался небывалый прилив сил и полное отсутствие страха. Держа пистолет в одной руке, Натсуми наставила его на Майло. Он не ожидал, а среагировал моментально. Но и заложница, как оказалась, не из медлительных. Второй рукой она передёрнула затвор. Натсуми это сделала так быстро и чётко, что Митчу со стороны показалось, будто она бывалый стрелок и занималась этим каждый день. На самом же деле, это было первый раз в жизни, когда Натсуми держала в руках настоящий боевой пистолет.
   Когда она ещё училась на первом курсе, её старший брат пытался обучить сестрёнку стрельбе из пневматического пистолета, и поэтому Натсуми имела представление об оружии и стрельбе. Но сейчас это не имело особого значения. Пневматическое и боевое оружие это совершенно разные вещи.
   Митч, Майло, Натсуми − все трое понимали, что патрон уже в патроннике и курок на взводе. Пистолет был в боевой готовности.
   − Стреляй!!! Не тяни судьбу за яйца! − прокричал Майло.
   Его голос как-то странно звучал.
   Натсуми молча смотрела на парня. Руки немного дрожали, но это не помешало ей прицелиться. Митч безмолвно наблюдал за происходящим. Это был редкий случай, когда он оторвался от излюбленной им PSP.
   Блондин сделал шаг в сторону девицы осмелившейся угрожать оружием Ему, опаснейшему преступнику страны, в глобальной перспективе и мира.
   − Не приближайся, или я выстрелю! − смелости и решительности как оказалось ей не занимать.
   − Попробуй, но ты ведь не сможешь. Кишка у тебя тонка.
   Майло рванул с места. Он рассчитывал на то, что девушка струсит, и он с лёгкостью отберёт у неё оружие. Но ... .
   Раздался выстрел и как раскат грома прозвучал пронзительный крик Майло. Он пошатнулся, но не упал. Пуля попала ему в левую руку.
   − Чёрт, ещё бы немного и в сердце! − выругался простреленный мафиози.
   От ударной силы Натсуми немного пошатнулась и сделала шаг назад. Она отвлеклась на несколько секунд, но парню этого было достаточно, чтобы скрутить заложницу так, что девушка не то чтобы двигаться, дышать нормально не могла. Майло прижал Натсуми к себе так сильно, что она ощущала, как тёплые струйки его крови стекают по её телу.
   − Ты чем думал, а если бы она действительно пристрела тебя? − Митч на самом деле был взволнован, коли он стал кричать на друга. − Срочно нужно обработать рану. Иди наверх, там есть аптечка.
   Майло кинул на друга грозный взгляд и отпустил заложницу из крепкого захвата. Девушка не упала, с трудом, но удержалась на ногах. Глубоко дыша, она жадно глотала воздух. Ей казалось, будто лёгкие расправились и начали дышать заново, дышать жадно и ощущать всю ценность воздуха.
   − Пуля прошла навылет, так что ничего страшного, − заявил Майло, затягивая рану обрывком шёлковой ткани, что остался от порезанного им пеньюара. − Я к Энтони, а ты проследи за этой, чтобы она ещё чего не натворила! − блондин поднял с пола оружие, сунул его за пояс. − И, поосторожнее с ней! − добавил уже в дверях.
   Последняя фраза смутила Митча. Конечно, с чего бы это бывалому преступнику опасаться какой-то девицы.
   Майло вышел из дома, и через минуту послышался рёв мотоцикла.
  
   Натсуми стояла, не шевелясь, смотря на Митча. Она совершенно не могла предугадать его дальнейших действий.
   Парень подошёл к несостоявшейся убийце со спины и ловким движением застегнул бюстгальтер, который по непонятным причинам до сих пор не слетел и не обнажил соблазнительно красивую грудь. Потом он взял девушку на руки и, усадив её на диван, попытался успокоить:
   − Не переживай ты так. Первый раз выстрелить в человека всегда страшно. Но ты же его не убила.
   − Вот поэтому я и переживаю, что Я его НЕ убила. Убей я его, мне на душе сейчас было бы гораздо легче, − она произнесла это так спокойно и равнодушно, словно мысль об убийстве её вовсе не пугала.
   Митчу стало слегка не по себе от её слов, пронизанных презрением и безразличием.
   Он бы не удивился такому хладнокровию, если бы нечто подобное произнесла его коллега, ведь девки в мафии это "девушки с яйцами" и убить для них так же легко как ноготочки лаком накрасить. Но Натсуми не одна из них, и по идее её реакция точно должна быть иной...
   − Так не пойдёт! − парень покачал головой и отправился на кухню.
   "Задатки убийцы в ней точно есть", − мысленно рассудил Митч, оценивая всё случившееся за время их недолгого знакомства.
   Через минуты две он вернулся и, протянув бокал с мутной жидкостью зеленоватого оттенка, произнёс:
   − Выпей. Тебе нужно успокоиться, иначе ты окончательно слетишь с катушек.
   Натсуми взяла бокал и сделала глоток. Содержимое его было настолько крепкое, что даже дух перехватило. Натсуми с изумлением посмотрела на Митча, а он лишь сказал:
   − Пей, а на меня ещё насмотришься.
   Девушка нехотя, но всё же допила содержимое бокала. Митч слегка с удивлением смотрел на то, как хрупкая с виду девушка с почти равнодушным лицом пьёт горячительную жидкость, которую мужчина не каждый может пригубить. Натсуми было неизвестно, но очень любопытно, что Митч в этот момент думал, глядя своим невидящим взором. Когда она опустошила бокал, Митч сел на другой край дивана чтобы не искушать себя её близостью, и, стараясь не смотреть на привлекательно-соблазнительную девицу, облачённую лишь в полупрозрачное бельё, начал разговор:
   − Вот и умница, давай бокал мне, я чуть позже ещё тебе налью.
   − Не надо. Мне этого достаточного. И что это вообще было?
   − Абсент. Очень крепкая штука.
   − Ясно, − тяжёлый глубокий вздох. − Что теперь со мной будет?
   − Чтобы хоть немного предположить дальнейший ход событий, я должен узнать, что у вас тут произошло? Я никогда не видел Майло таким, − девушка молчала. − Не хочешь говорить, не надо. Я не настаиваю, − немного расстроенным голосом произнёс Митч.
   Он встал с дивана, закурил и принялся бродить по комнате. Он выкурил ещё несколько сигарет и снова сел рядом. К этому времени Натсуми немного успокоилась и начала разговор первой. Она медленно, с расстановкой, слегка дрожащим, но уверенным голосом рассказала всё, начиная с того момента, как Митч ушёл спать и оставил её наедине с Майло. Прошло чуть более двух часов. Натсуми закончила свой рассказ.
   − Теперь мне почти всё ясно, − немного подумав, сказал Митч.
   − Почти? − девушка вопросительно выжидающе посмотрела на более дружелюбного похитителя.
   − Да. Я не понимаю одного момента, почему ты не убежала? Ведь у тебя была отличная возможность.
   − Да куда я в таком виде убегу? Новых неприятностей на свою голову искать. Пусть лучше меня Майло убьёт, чем какой-нибудь маньяк в подворотне.
   − Интересно конечно, но неубедительно. Не каждый маньяк с тобой справится, − улыбаясь, произнёс Митч. − Ты могла взять мою машину и уехать на ней, − чуть позже добавил он.
   Абсент начал действовать, Натсуми постепенно раскрепостилась и даже перестала стесняться своего внешнего вида. Оба парня и так уже всё, что им было интересно, наверняка успели рассмотреть.
   − Начну с того, что я водить не умею. Продолжаю. Вы уже наверняка пробили меня по своим каналам и узнали обо мне интересующую вас информацию. Мне от вас не скрыться. Если бы я даже и сумела сбежать от вас, и без приключений, что маловероятно, вернуться домой, вы бы всё равно нашли меня и убили. Только при этом от вашей руки могли пострадать и другие люди. Я не хочу, чтобы из-за меня Майло убил и их тоже.
   − Браво, какое самопожертвование. Мои аплодисменты! − послышался ехидный голос Майло.
   − Живой! − с не меньшим ехидством поприветствовала его Натсуми.
   − Ты вернулся. Как рука? − спросил Митч, переведя взгляд с собеседницы на друга.
   − В порядке. Энтони её подлатал, так что быстро заживёт.
   Митч чтобы удовлетворить женское любопытство, которое легко читалось на лице Натсуми, рассказал, что Энтони − это первоклассный врач, который не раз спасал ему и Майло жизнь.
   Тем временем Майло подошёл к девушке и бросил ей в руки пакет.
   − Иди, переоденься, а потом спускайся вниз. И без глупостей.
   − Я не так глупа, как ты думаешь, − фыркнув в ответ, она быстро поднялась по лестнице.
   − Я уже понял, что недооценил тебя!
   Но эту фразу Натсуми слышала только "краем уха", так как была уже в комнате на втором этаже. Там она открыла пакет и с изумлением обнаружила в нём свои собственные вещи. Да-да, именно её вещи были в пакете: одежда, бельё и даже косметика. "Значит, он был у меня дома. Значит, я была права", − догадка оказалась безошибочной. Всё же женская интуиция никогда ещё не подводила Натсуми . Перед тем как переодеться, девушка на несколько минут заскочила в душ, чтобы смыть кровь Майло. Потом быстро переоделась, привела себя в порядок и спустилась вниз.
   − Мы уж заждались! − буркнул Майло. − Садись, − он жестом указал на диван, тем самым намекнув Натсуми присесть именно рядом с ним.
   Она не горела желанием, да и попросту боялась садиться рядом с похитителем после всего случившегося явно настроенного против неё. Натсуми попыталась прокрасться к пустующему креслу, но ничего не вышло. Блондинчик усадил её рядом с собой и прижал рукой.
   − Так что же ты хотел обсудить? − равнодушно спросила заложница, даже не пытаясь вырваться из объятий, всё равно бесполезно.
   − Как что? Твою дальнейшую судьбу, − ответил Майло.
   Его взгляд был загадочный, но было понятно: мафиози что-то задумал. Но что? Глаза девушки загорелись. Наконец-то всё решено, наконец-то всё будет ясно.
   − Ну и? Что ты молчишь, Майло? − спросил Митч.
   В его голосе тоже чувствовался неподдельный интерес.
   − Я решил ... − специально выдержал небольшую паузу. − Мы отпустим Натсуми.
   Эта фраза прозвучала как гром среди ясного неба. Митч от удивления замер остановив взгляд свой на не менее шокированном лице Натсуми. Заложница не знала, что ответить и что делать: радоваться или бояться. Просто так такие люди свидетелей не отпускают.
   "Он что-то задумал или всё что он сказал это просто его шутка", − разные мысли так и крутились в голове без пяти минут свободной пленницы.
   − Это не шутка, − произнёс Майло.
   Он будто снова прочитал мысли Натсуми, но она уже этому не так сильно удивилась. Было не в первый раз, да и по этому поводу уже в клубе думала.
   − Майло, ты точно в своём уме? Может ты ещё от наркоза не отошёл? − стал приставать с вопросами Митч.
   − Конечно в своём уме, а ты думаешь, я ненормальный?
   − Нет, но даже я могу ошибаться, − полушутя ответил рыжевласый.
   − Митч, ... твою мать... .
   − Ты так просто решил меня отпустить, после того что я сделала и узнала? − неожиданно для парней спросила Натсуми. − Не боишься, что я сдам вас полиции?
   Излишне прыткая заложница к этому времени немного успокоилась, хотя, в общем, она даже и не нервничала совсем. Всё-таки Абсент − сильная штука. Алкоголь раскрепощает людей и полностью лишает чувства страха.
   − Детка, я ничего не боюсь. Твои угрозы мне не страшны.
   − Я не верю ни единому твоему слову. Что ты задумал?
   − А у тебя неплохая интуиция. Другая давно бы прыгала от счастья, узнав, что её живую отпустят похитители, а ты сразу почуяла подвох.
   − Я прекрасно понимаю, что меня, так же как и вас, ищет полиция. На допросе я не стану вас прикрывать. Зачем же ты собрался отпускать опасного свидетеля? − Натсуми понимала, что своими словами "подливает масла в огонь" и сама вынуждает Майло убить себя, но она хотела докопаться до истины.
   − Полиция никого из нас не ищет. Мы уже проверили все полицейские данные, всё чисто, − на лице парня заиграла фирменная ухмылка.
   Майло, воспользовавшись своими обширными связями, быстро уладил проблемку не только с двойным убийством в ресторане, но и с дерзким похищением. У следователя на столе уже более суток лежал протокол допроса Каэдэ Натсуми где чёрным по белому якобы с её слов было записано что ей никто не угрожал, её никто не похищал, она сама добровольно села в машину. Это никак не состыковывалось с показаниями Мичиру и рапортами полицейских участвовавших в задержании, но с начальством не поспоришь, и дело было закрыто за отсутствием состава преступления.
   − Что значит всё чисто? − негодование и возмущение охватило девушку. − Почему полиция меня не ищет? Меня похитили среди бела дня у них на глазах, а они ничего не делают. Вот и доверяй полиции после такого! − последняя фраза была сказана больше для отвлечения внимания, нежели от удивления бездействию полицейских. Натсуми подозревала, что полицейские и это дело застопорят, и интуиция как оказалось, её не подвела.
   − Мы обо всём позаботились, поэтому они тебя и не ищут. По данным, поступившим к ним, тебе ничего не угрожало и не угрожает. Не было никакого похищения.
   − Откуда у них такая информация?
   − Детка, ты чем слушала? Я же сказал, мы обо всём позаботились. А ещё я позаботился о том, чтобы ты сама не надумала идти в полицию.
   − Я не детка! И убери от меня свои лапы! − девушка попыталась вырваться из пленительных объятий.
   − Дерзкая киска, как раз в твоём вкусе, Майло! − произнёс Митч, закуривая сигарету.
   На лице похитителя играла наглая, довольная ухмылка. Он чувствовал своё превосходство и наслаждался этим. По выражению его лица Натсуми без труда поняла: Майло уже всё продумал и она полностью в его власти. Все попытки что-либо изменить тщетны.
   − Я, кажется, начинаю понимать. Ты успел подстраховаться, на случай моего заявления в полицию и сделал что-то такое, из-за чего я теперь туда и носа не суну.
   − А ты всё-таки умная. Попыталась раскусить меня и узнать, что я задумал. Не каждому удаётся подобное.
   − Может быть, посвятишь в свои планы. Я должен быть готов. Вдруг что-то пойдёт не так, − в разговор вмешался Митч.
   − Ты сомневаешься в моём плане? Можешь не отвечать. Я знаю, мой план безупречен. Сейчас я вам это докажу. Слушай внимательно, Натсуми, и запоминай, − Майло был, как всегда, уверен в себе и не сомневался в своём превосходстве во всём и над всеми.
   Он прижал заложницу к себе ещё сильнее и продолжил разговор.
   "И как можно быть настолько самоуверенным?" − подумала девушка, прижатая сильными руками к накаченному мужскому телу.
   Внутри всё трепетало и не от страха это точно.
   − Сегодня ты сама мне помогла, Натсуми. После того как Энтони зашил мою рану, я застрелил пару мелких наркоторговцев, недалеко от университета, где ты учишься. А на моём пистоле остались твои отпечатки пальцев.
   Пока он говорил, его руки медленно скользили по женскому телу. Девушка периодически вздрагивала от прикосновений, распыляя Майло ещё больше. Сердце билось всё быстрее и быстрее. Натсуми не хотела в этом себе признаваться, но ей нравилось находиться в объятиях сексуально-манящего похитителя, и это притом, что он покушался её изнасиловать. Магнетизм − возможно, этим можно объяснить её странное влечение к опасному мафиози, и алкоголь тут ни при чём.
   − Ты хочешь меня этим напугать, − девушка сильно нервничала, но виду старалась не подавать. − На оружии остались и твои отпечатки пальцев.
   − У меня их нет. Я выжег их много лет назад. А вот твои бережно сохранил на пистолете. А дальше, сфабриковать улики против тебя не трудно. Делов то: подкинуть тебе домой наркотики, пистолет с отпечатками, и сообщить анонимно в участок. И ты загремишь детка, по полной. Поэтому не в твоих интересах нас сдавать. Мы выкрутимся из любой передряги, а вот ты сядешь в тюрьму за торговлю наркотиками и двойное убийство.
   "У меня нет другого выбора. Придётся идти у него на поводу", − Натсуми отодвинула гордость в дальний угол и послушала разум, который взывал и просил не напрашиваться на ещё большие неприятности.
   − Хорошо. Я у вас в ловушке. Я не сдам вас полиции, и никому ничего не расскажу, − фраза прозвучала резко и холодно.
   − Вот и молодец. Можешь слушаться меня, когда захочешь, − Майло повернул голову девушки в свою сторону и пристально посмотрел в её дерзкие глаза. − Будешь и дальше мне подчиняться, проживёшь долгую жизнь, − коварная улыбка скользнула по устам блондина.
   − Я никому не подчиняюсь!!! − гордость надолго отодвинуть в угол не удалось.
   − Это мы исправим, но чуть позже, − прошептав на ухо, он выпустил пленницу из своих объятий. − С тобой мы определились и поэтому можем заняться своими делами. Митч, иди заводи машину. А ты пока займи себя на пару часиков, − встав с дивана, Майло обернулся к Натсуми, желая ещё раз взглянуть в её манящие глаза дикой кошки, которую так и хотелось приручить.
   Дерзкая, строптивая девушка с характером явно привлекала Майло. Познакомься они при других обстоятельствах ... кто знает, может у них начался бы бурный роман?
   − Какие ещё дела? Ты же велел присматривать за ней, а теперь хочешь оставить её тут одну? − с удивлением спросил Митч.
   − Она же умная девочка, и прекрасно всё понимает. Я уверен, больше она ничего не натворит. Хватит задавать глупые вопросы, выметайся из дома!
   − Вы оставляете меня здесь одну? Ты же обещал отпустить меня!
   − Домой я отвезу тебя завтра, а сегодня ты побудешь здесь. Мы с тобой ещё кое-что не закончили. Вернусь, и мы продолжим.
   − Ты не посмеешь. Я лучше убью себя, но ты меня не получишь! − резко и гордо заявила Натсуми, вскочив с дивана.
   Эта фраза зажгла в глазах Майло огонь.
   − На самоубийство ты не способна. У тебя характер не тот. Ты можешь убить другого человека, но не себя! − Майло ни секунды не сомневался в своих словах, а Натсуми понимала, что он прав. − А вот получу я тебя или нет, это мы ещё посмотрим. Я люблю укрощать дерзких и непокорных.
   Договорив, Майло вытолкал Митча за порог, и через и минуту Натсуми услышала рёв автомобиля.
   Заложница осталась одна в доме, по крайней мере, она так считала. На самом деле Майло для подстраховки выставил перед домом охрану, которая в случае побега должна была остановить и на крайний случай даже убить Натсуми. Майло понимал, что решимости девушке не занимать, хотя он был уверен, что до побега не дойдёт, и как всегда оказался прав.
   Натсуми немного походила по комнате, потом выключила свет и присела на диван. От безысходности хотелось плакать, но она не позволяла себе такой слабости. Немного погодя девушка незаметно для себя уснула. Алкоголь и стресс с ног сшибают лучше любого снотворного, по крайней мере, на Натсуми этот своеобразный коктейль оказал именно такой эффект.
   Друзья-мафиози вернулись поздно ночью, можно сказать что под утро. Ввалились в дом, предварительно чуть не сняв дверь с петель, так как оба одновременно пытались зайти в комнату. Натсуми спокойно и очень крепко спала.
   − Спит как ангел, − проговорил Митч, глядя на мирно спящую девушку, кажущуюся такой беззащитной.
   − А как проснётся, снова чёрт в неё вселится, − буркнул Майло, топая по пушистому ковру.
   − Но так даже интереснее. Признайся, она тебя чем-то зацепила. Я ведь по глазам вижу. В них пылает огонь. Ещё ни одна девица не разжигала в тебе столько страсти.
   − Да друг, наверное, ты прав. В ней есть что-то особенное, но что?
   − Очередная загадка, которую ты хочешь разгадать. Но в таком случае тебе нужно найти другой подход к ней. Силой ты ничего не добьёшься.
   − Я уже это понял, когда она меня чуть не грохнула. Я подумаю об этом, но позже. Сейчас нам пора идти спать.
   Майло подошёл к дивану, взял спящую красавицу на руки, отнёс в свою комнату и положил на постель, а сам пристроился в кресле напротив кровати.
  
   Наступило "утро", а точнее время уже было около часа после полудня.
   Натсуми продолжала крепко спать, а Майло уже битый час стоял около открытого окна и грыз шоколадку.
   Всю ночь девушка спала как убитая, но сейчас ей что-то стало сниться и она начала ворочаться в постели. Майло обернулся, полагая, что Натсуми проснулась, и в этот момент в комнату зашёл Митч. Парни о чём-то стали говорить, но через несколько минут оба уставились на Натсуми.
   Неизвестно, что ей снилось, но сон был очень реалистичным. На постели девушка извивалась как змея. Пульс учащался, дыхание становилось более тяжёлым, глубоким, словно ей не хватало воздуха. Так продолжалось минут пять.
   − Хотел бы я сейчас оказаться в её сне, − проговорил Митч, не сводя с девушки хищный взгляд.
   − Ты бы хотел, а я сейчас окажусь, − на лице Майло появилась хитрая улыбка.
   Он подошёл ближе и сел на кровать рядом с Натсуми. Медленно провёл рукой по изгибам тела, начиная от колена и доходя до щеки, ненадолго задержавшись на груди. Девушка немного прогнулась и проронила тихий стон.
   − Не знаю, кто ей снится, но это точно не ты, Майло. Так что можешь отойти от кровати.
   − Сейчас проверим! − ответил блондин, даже не обернувшись. − Детка, тебе явно снится что-то приятное, и я догадываюсь что именно. Но сейчас будет ещё приятнее, − сказав это еле слышно, он нагнулся и впился в нежные губки, приятно ощутив, как девушка сквозь сон ответила на поцелуй.
   Поцелуй длился меньше минуты, но этого было достаточно, чтобы испытать всю полноту ощущений. Это был не просто поцелуй. Он был полон страсти и огня. Никогда в жизни Натсуми никого Та́к ещё не целовала. Митч, стоя у двери, нервно курил, а Майло нехотя оторвался от сладких губ и, глотая побольше воздуха, со свистом выдохнув, сказал:
   − Вот это да!!! Я никогда и ни с кем ТАК не целовался. Даже дух перехватило! И это она Та́к целуется во сне!!! − блондин тяжело дышал в такт всё ещё спавшей Натсуми.
   Он был очень доволен. Девушка, крепко спавшая в его постели казалась ему такой соблазнительно женственной, что устоять почти невозможно. Он отчётливо понял, что до обморока хочет её и почти утратил способность думать.
   Почти, но не совсем...
   Потому что совершенно неожиданно для него самого вместе с физическим голодом в нём вдруг проснулась симпатия к такой недотроге.
   Натсуми тем временем ещё пару раз тяжело вздохнула, издала тихий стон и ... проснулась. Майло не видел, как она открыла глаза, а вот Митч заметил, и первым пожелал доброго утра. Увидев рядом с собой Майло, девушка быстро отодвинулась на другой край кровати.
   − Наконец-то ты проснулась! − промурлыкал Майло, и прилёг рядом с самой желаемой на данный момент девушкой.
   − Лучше бы я не просыпалась, − сама не зная зачем, Натсуми прижала палец к ещё влажным губам.
   Она невольно улыбнулась, а Майло это заметил. На его лице появилась фирменная ухмылка, а его глаза страстно смотрели на объект вожделения.
   − Ну что, детка, продолжим начатое ... , но в другой раз. А сейчас переодевайся, и я отвезу тебя домой.
   Он встал с кровати и подошёл к окну. Митч, чтобы не мешать девушке переодеваться вышел из комнаты. Натсуми встала с кровати, взяла из пакета вещи и посмотрела на Майло, который судя по всему, не собирался последовать примеру друга.
   Прошло минуты три. Двое так и стояли в разных частях комнаты, молча смотря друг на друга. Первой заговорила Натсуми:
   − И долго ты собираешься здесь стоять? Выйди из комнаты, мне нужно переодеться.
   − Это моя комната, не забывай.
   − Но если ты будешь здесь стоять, то, как же я переоденусь?
   − А я тебе разве мешаю? ... . Наоборот, могу помочь. Застегнуть лифчик например, или ещё лучше ... , помогу снять одежду!
   Натсуми ничего не ответила, а лишь развернулась и отправилась в ванную комнату.
   − Это тебе не поможет. На двери нет замка, и я могу зайти в любой момент, − блондин прокричал вслед скрывшейся за дверью девушке.
   Натсуми, на свой страх и риск, всё же решила переодеться. К её удивлению и большой радости Майло так и не ворвался к ней. Девушка вышла из ванной и принялась складывать свои немногочисленные вещи в пакет. Блондин молча наблюдал за Натсуми и одновременно что-то обдумывал. Завершив сборы, она положила пакет в шкаф, и, прихватив дамскую сумочку, вышла из комнаты, спустилась на первый этаж. Митч пригласил её позавтракать, но она отказалась. Девушка присела на диван и о чём-то задумалась, теребя молнию на кофте.
   Но спустя какое-то время её спокойствие нагло и беспардонно нарушил Майло, который заявился в гостиную, прямо из душа, поскольку из одежды на нём были лишь привычные кожаные штаны, которые плотно облегали бёдра и выгодно демонстрировали длинные мускулистые ноги. На шее висело небольшое полотенце, которым он так и не воспользовался. Всё тело парня покрывали многочисленные капельки воды. Натсуми смущённо посмотрела на него, а Майло только ухмыльнулся.
   − Забыл, что здесь девушка! − проговорил он и направился к заложнице.
   Та вскочила с дивана, намереваясь уйти обратно в комнату, но Майло преградил ей путь. Натсуми стало немного не по себе, ведь напротив стоял полуголый парень. Но это только позабавило Майло.
   − Такая сильная и смелая девушка краснеет при виде слегка неодетого мужчины, − промурлыкал Майло, и, решив окончательно вогнать скромницу в краску, сделал несколько шагов навстречу, оказавшись совсем близко, − Это меня заводит!
   Натсуми молча продолжала смотреть в глаза Майло, которые так и излучали похоть и желание. На его лице играла покоряюще-соблазняющая улыбка.
   − Я тебе нравлюсь! − проговорил Майло, констатируя факт. − Может, всё-таки развлечёмся?
   − Майло, обязательно быть таким пошлым? − заявил Митч, который только что зашёл в гостиную. − Думаю, ей пора домой. Я отвезу!
   − Не стоит. Я сам её отвезу, − сказал Майло, не сводя с Натсуми хищный взгляд.
   Он отправился наверх, и спустился минуты через три уже одетый. Блондин направился к выходу, а Натсуми поплелась за ним. Про то, что оставила свои вещи у блондина в комнате, она вспомнила, находясь уже на улице. Возвращаться было поздно.
   − Тебе лучше надеть это! − сказал Майло, протягивая девушке шлем.
   − Зачем шлем в машине? − удивилась она, взяв шлем в руки.
   Но ответа не потребовалось. Блондин открыл гараж и пред взором предстал шикарный мотоцикл, освещённый тусклым светом ламп гаража.
   − Мне не нужен шлем! − Натсуми отдала шлем обратно Майло.
   Она была сторонником того, что всё в жизни предопределено и если суждено разбиться на мотоцикле, то никакой шлем не спасёт. К тому же с ним ощущения совсем не те. Майло не стал её уговаривать, а даже наоборот, ему понравилась такая рискованность. Отбросив шлем в сторону, он сел на мотоцикл и завёл его. Натсуми уселась на своё место.
   − Держись крепче! Я не люблю медленную езду! − посоветовал он.
   Девушка обхватила его обеими руками. Ощущения были невероятные. Его твёрдое как камень тело, накаченный пресс, каждый кубик которого прощупывается без труда, вызывали бурю эмоций. Натсуми приблизилась настолько близко, насколько смогла. Послышался смешок:
   − Ты там не увлекайся, я же не железный! А то разобьёмся!
   − Ты же сам этого хотел, иначе отвёз бы меня на машине.
   Блондин ничего не ответил, только ухмыльнулся, а мотоцикл рванул с места.
   За доли секунды железный конь разогнался так, что стрелка спидометра зашкаливала. Адреналин непрерывным потоком поступал в кровь, сердце бешено колотилось. Уши закладывало от такой скорости, но вскоре Майло начал сбавлять обороты. Притормозив у подъезда, Майло с лёгкостью спрыгнул с мотоцикла, а Натсуми некоторое время продолжала сидеть, успокаиваясь от переизбытка эмоций.
   − Это было нечто! − произнесла она, стоя уже рядом с железным конём.
   Майло только ухмыльнулся и, не произнеся ни слова, схватив девушку за руку, затащил её в подъезд.
   − Пусти меня! − приказным тоном заявила Натсуми. − Перестань так бесцеремонно меня хватать. Я и сама могу идти, − она стала сопротивляться, зная, что это бесполезно, но покорной быть не хотела.
   Каждый не желал подчиняться. Так они и дошли до квартиры, держась за руки.
   − Пусти меня! − упрямо повторила она, но уже не столь дерзко, осознавая, к своему стыду, что эта фраза вдруг у неё приобрела умоляющий оттенок.
   Это обретённое чувство власти над ней смягчило его, и Майло отпустил руку Натсуми из захвата, но в ту же секунду прижал девушку к двери. Его напряжённый взгляд впился в её глаза: дерзкие, страстные, манящие. Он уже не первый раз так смотрел, но всё равно каждый раз по её телу пробегали мурашки, и сердце начинало биться быстрее.
   − Не хочешь пригласить меня в гости? − промурлыкал Майло на ушко.
   − Нет, − казалось, ей пришлось предпринять над собой дополнительное усилие, чтобы преодолеть нахлынувшую на неё временную слабость.
   − Что, даже на порог не пустишь?
   − На пороге ты уже стоишь, причём лицом не в ту сторону! − её слова были полны сарказма и как бы эхом его прежде сделанного предложения.
   − Не нарывайся, детка. Умереть раньше времени захотелось? − в голосе прозвучала неприкрытая угроза.
   − Если мне суждено умереть от твоей руки, то зачем тянуть?
   "Ты с ума сошла? − всполошился внутренний голос. − Разве не знаешь, что играешь с огнём?"
   Майло выхватил свой пистолет и направил на дерзкую девицу.
   − Ты действительно хочешь умереть от моей руки? − яд так и чувствовался в его голосе, но яд этот был сладким и одновременно смертельно опасным.
   Натсуми молчала. Молчание знак согласия?
   Она пристально смотрела на Майло и не желала отводить взгляд. Каждый его жест, каждый поворот головы, гримаса на лице заставляли её сердце замирать от благоговейного ужаса. Она чувствовала себя подопытной крыской, над которой занесён скальпель естествоиспытателя. Но ужас смешивался с непреодолимым желанием почувствовать это страшное прикосновение.
   − Дура! − мягко оскорбил блондин и, жёстким властным движением обхватив рукой талию, притянул Натсуми к себе.
   Позыв к убийству сменился непреодолимым желанием стать господином её дыхания и он, прильнув губами к её устам начал целовать: страстно, с некой грубостью, подчиняя своей воле.
   Пистолет по-прежнему находился у шеи, но постепенно начал сползать вниз, расстёгивая молнию на кофточке. Девушка снова ощутила обжигающий холод стали, леденящий душу. По телу побежали мурашки. Но как только молния была расстёгнута, из соседней квартиры вышла пожилая соседка. Она уставилась на парочку и ничего умнее спросить не смогла, кроме как:
   − Натсуми, а это кто?
   Майло прекратил свои действия и, отпустив пленницу, ловко убрал оружие, так, что соседка ничего и не заметила.
   − Скоро увидимся! − прокричал он, быстро сбегая по лестнице.
   Натсуми ничего не ответив опешившей от увиденной сцены соседке, открыла дверь и влетела в квартиру.
   Захлопнув дверь, девушка прижалась к ней спиной и медленно сползла на пол. По телу продолжали пробегать мурашки, а сердце билось ещё быстрее. На губах до сих пор оставался вкус губ Майло. Горький, но в то же время с лёгкой сладковатой отдушиной.
   Придя в себя, Натсуми первым делом направилась в ванную. Она надеялась, что пенная ванна поможет успокоиться, но расслабиться ей так и не удалось. Из головы не выходил он − сексуальный блондин с красивой ухмылкой и чарующими глазами.
   Выйдя из ванной, Натсуми весь день слонялась по квартире, не зная чем себя отвлечь. Чтобы она не пыталась делать, образ Майло был постоянно у неё перед глазами. Она надеялась что ночью, уснув, сможет забыть про него, но ... Он приснился ей. Во сне его сильные руки снова бесцеремонно обнимали, а губы страстно целовали. Девушка проснулась вся в поту и ещё несколько минут не могла опомниться.
   "Это был сон, всего лишь сон. Этого больше никогда не повторится. Я его больше никогда не увижу. Он уехал и не вернётся, − успокаивала она себя. − Жаль!!! − вдруг промелькнуло в голове". И тут Натсуми вспомнила как Майло, уходя, сказал "Скоро увидимся!"
   "Чтобы это значило? Неужели он снова ворвётся в мою жизнь. Я ...я не знаю, что буду делать, если он вернётся. Я ненавижу его. Ненавижу за то, что он хотел со мной сделать, и в тоже время ... меня к нему влечёт, тянет с невероятной силой. Его поцелуи, прикосновения, я желаю их, и одновременно не хочу", − подобные мысли не покидали и постоянно крутились в голове. Как уже было ранее сказано, у Натсуми есть привычка слишком много думать. Чем больше она думала о том, как быстрее забыть Майло, тем сильнее она желала его увидеть. В таких мучениях прошла неделя. За это время Натсуми ни разу не вышла на улицу. Она только и слонялась по квартире, терзая себя мыслями о Майло. Так же она иногда вспоминала свою прежнюю жизнь, и постепенно осознавала, что вернуться к ней будет ой как трудно.
   Натсуми прекрасно понимала, что связываться с мафией опасно. Будь на месте Майло и Митча другие люди, неизвестно, была бы она ещё жива или нет. Но судьба свела её именно с ними, и это было неспроста. И как бы удивительно это не звучало, но она хотела снова встретиться с этими парнями, хотя гордость мешала признаться в этом самой себе. Натсуми не желала так просто расстаться с ними, несмотря на то, что она их почти не знала, имена и род деятельности не в счёт. Несмотря на то, что Майло похитил её, угрожал, чуть не изнасиловал, пытался споить, да к тому же она сама чуть не стала убийцей! Но ... это всё было настолько захватывающе.
   Ей всегда хотелось окунуться в мир приключений, возможно даже побыть плохой. И рядом с этими безбашенными парнями она почувствовала, что мечта может сбыться.
   С другой стороны всё может показаться иначе: стрессовая ситуация, алкоголь и тому подобное: вот шарики за ролики и заехали. Или просто серая жизнь приелась, и девочка решила поиграть со смертью. Возможно. Вариантов может быть сколь угодно, и каждый имеет право на существование. Но это уже тонкости психологии личности.
  
   Ровно неделю спустя, минуту в минуту, как Натсуми рассталась с Майло в подъезде, в квартире вдруг раздался звонок телефона. Девушка не могла понять, откуда слышна мелодия, да и вообще, откуда у неё в квартире телефон.
   − У меня уже слуховые галлюцинации. Майло выкинул мой телефон в окно, а другого у меня дома нет. Я определённо схожу с ума, − вслух рассуждала Натсуми прислушиваясь.
   Мелодия становилась всё громче, и девушка решила всё-таки найти неизвестно откуда взявшийся телефон. Звук доносился из ящика с нижним бельём. Натсуми открыла его, немного покопалась и ... достала дорогущий телефон, который распевал приятную мелодию.
   "Майло! − сразу промелькнуло в голове. − Кроме него в моей квартире никто не был. Но зачем он сделал этот подарок?"
   Девушка держала телефон и не решалась ответить, а он не замолкал и настойчиво требовал, чтобы его хозяйка ответила на звонок. Глубоко вздохнув, Натсуми всё же нажала на нужную кнопку и ... услышала до боли знакомый, приятный и ненавистный голос Майло.
   − Детка, что-то ты долго искала мой подарок!
   − Сколько раз можно повторять, я не детка!
   − Я тоже рад тебя слышать, киска! Спускайся, я жду у твоего подъезда.
   Натсуми молниеносно выбежала на балкон и увидела Его, стоящего рядом с мотоциклом и держащего в одной руке телефон, а в другой шоколадку. Майло заметил свою бывшую пленницу и улыбнулся.
   − И не подумаю. Я тебе не подчиняюсь!
   Натсуми пожалела, что на ней надеты лишь свободного покроя шорты и мешковатая футболка с легкомысленной картинкой: кот Сильвестр, готовящийся к прыжку за птичкой: в такой одежде сохранить вид непокорной и серьёзной девушки затруднительно.
   − Я долго ждать не буду. У тебя на сборы не более получаса.
   − Я никуда с тобой не пойду.
   Она хотела, нет, она желала выйти к нему, но гордость не позволяла.
   − Киска, ты специально меня выводишь?
   − Ты что ПЯТНО, чтобы тебя выводить? − Натсуми засмеялась, и кот Сильвестр на её груди сердито запрыгал.
   − Натсуми, детка, ты же умная и прекрасно понимаешь, что всё равно будет, по-моему. Поэтому спускайся по-хорошему, пока я добрый. Ты знаешь, как легко я могу перестать быть таким, и мне снова придётся применять грубую силу.
   − Зачем ты приехал? Что тебе от меня ещё нужно?
   − А тебе не приходило в голову, что я соскучился, − промурлыкал в трубку блондин. − У тебя осталось двадцать пять минут.
   − Сорок минут или я вообще не выйду.
   В ответ послышался смешок и гудки.
   "Это же безумие, это очень опасно, − воскликнул её внутренний голос. − Главное для тебя − избежать встречи с этим человеком".
   − Иногда, чтобы надёжнее спрятаться, нужно открыто появиться.
   Отложив телефон в сторону, Натсуми стала собираться. Быстро перебирая вещи в шкафу, она никак не могла подобрать ничего нужного, хотя сама не знала, что ей нужно. Вдруг её осенило. Она достала из под кровати коробку, содержимое которой ей подарила Мичиру на прошлый день рождения.
   − Надо же. Сгодился подарок то. А я думала, случая это надеть не представится, − девушка достала из коробки чёрные кожаные брюки и топ, быстро оделась. Всё сидело как влитое.
   Двадцать минут на макияж, причёску и вот Натсуми не узнать. Дополнением образа стали серёжки, туфли на высоком каблуке и главный аксессуар − солнцезащитные очки. Чуть-чуть духов на запястья и в ложбинку между грудей и в итоге всех преображений из милого котёнка Натсуми превратилась в хищную кошку.
   Дерзкая красотка стояла перед зеркалом и смотрела на себя оценивающим взглядом. "Я сошла с ума! Что же я творю?!" − промелькнула мысль в голове. Но ответа на поставленный вопрос Натсуми так и не нашла, хотя не сильно и старалась искать.
   Прошло ровно двадцать пять минут с того момента как завершился разговор с Майло, и телефон снова запел. Майло привык, чтобы всё было именно так, как пожелал он и не иначе.
   Отвечать на звонок девушка не стала. Взяла телефон и сунула его в карман.
   − Пусть будет так, как будет, − сказала она самой себе, и, надев очки, вышла из квартиры.
   Закрыла дверь, спустилась вниз. Ключи отдала консьержке, так как убрать их ей было не куда. Пожилая женщина не сразу узнала Натсуми, а потом, догадавшись, кто перед ней стоит и пытается отдать ключи, потеряла дар речи.
   Телефон всё это время продолжал петь, а Майло начинал понемногу злиться.
   И вот, наконец-то, Натсуми вышла на улицу. Если бы телефон в её кармане не распевал любимую мелодию Майло, то он навряд ли узнал бы в секси-гёрл представшей его взору строптивую милашку Натсуми. Эротичным жестом головы она откинула прядь волос спадавшую на лицо и подошла вплотную к Майло. Вырвав из его руки телефон, она сбросила звонок.
   − Не думай, что это ты меня заставил. Я сама так захотела, − прошептала блондину на ухо, сунув телефон в задний карман его брюк.
   − Натсуми!!! Я думал, ты можешь быть только милой или дерзкой..., а ты оказывается ещё и сексуальная, даже очень, − промурлыкал Майло и обнял обеими руками за талию, прижав девушку к себе.
   − Не здесь! − предостерегла она и убрала руки со своей талии. − Тут слишком много ненужных глаз. Я не хочу, чтобы обо мне пошли сплетни, − скользнув мимо Майло, Натсуми оседлала его байк.
   Мафиози нагло улыбнулся, сел на мотоцикл и через мгновенье железный конь сорвался с места. Запредельная скорость, адреналин снова зашкаливал, сердце билось всё быстрее и быстрее. Натсуми вцепилась в Майло железной хваткой и не отпускала его даже после того, как парень заглушил двигатель.
   Как же было приятно ощущать её цепкие руки на своём торсе, её груди, упиравшиеся в спину. Майло получал своеобразное удовольствие, находясь в нежных и одновременно крепких объятиях. Остановив мотоцикл, блондин не спешил высвобождаться из оцепления.
   Придя в себя, Натсуми отстранилась от Майло, хотя не очень-то хотелось. Парень тут же спрыгнул с мотоцикла, а девушка огляделась вокруг, пытаясь понять куда же на этот раз её привезли. Как оказалось, парочка подъехала к большому, но неприметному зданию. Идя по улице, никто не обратил бы на него внимания. Обычное, серое − таких много в любом городе. Район для Натсуми был не знаком.
   Она так же ловко, как и Майло спрыгнула с мотоцикла, а он, взяв, а, не схватив за руку, повёл девушку внутрь здания. Парочка, а со стороны их запросто можно было принять именно за парочку, прошла по узким коридорам, спустилась вниз по лестнице и чем ниже они спускались, тем сильнее становились слышны звуки выстрелов. На улице и при входе была тишина, но в подвале, как Натсуми его окрестила про себя, была отчётливо слышна стрельба. Девушка немного напугалась, но всё же решилась расспросить Майло. Она попыталась узнать, зачем он привёз её сюда и откуда раздаются выстрелы. Майло только ехидно улыбался и продолжал идти вперёд. Он завёл девушку в небольшую комнату, и Натсуми наконец-то поняла, куда же Майло её привёл. Это был тир. Перед глазами лежали два пистолета, пара очков и наушников, а вдалеке виднелись мишени.
   "И как я сразу не догадалась? Напридумывала неизвестно что", − думала Натсуми, оглядываясь в комнатке.
   − Майло, зачем ты привёл меня сюда?
   − Хочу кое-что проверить?
   Наступила тишина. Девушка вопросительным взглядом смотрела на блондина, а он возился с оружием.
   − Что ты хочешь проверить? − не выдержав, Натсуми всё же решилась спросить напрямую.
   − Действительно ли ты не умеешь стрелять.
   − Конечно, я не умею стрелять. Что тут ещё можно проверять, и зачем тебе это нужно?
   − Ты чуть меня не убила. Я хочу убедиться, что это было случайно.
   − Ты хочешь сказать, что, может быть, я специально не убила тебя, пожалев твою жизнь!
   − Именно. Ты на лету понимаешь ход моих мыслей. Меня это немного напрягает.
   − Ну и как ты решил это проверить? Заставишь меня стрелять? А вдруг я умею, но буду специально промахиваться.
   − Вот это мы сейчас и проверим, − Майло протянул пистолет, а девушка даже не вздрогнув спокойно взяла в руки оружие.
   Надевать очки и наушники Натсуми отказалась. Майло не настаивал, но предупредил:
   − Если ты оглохнешь, виновата будешь сама.
   Легонько, еле заметно улыбнувшись, вооружённая девушка передёрнула затвор, прицелилась и начала стрельбу. Натсуми выпустила всю обойму.
   − Неплохо. Для новичка сойдёт, − Майло воспользовавшись моментом обнял девушку за талию. − Теперь я убедился, что не обязан тебе жизнью.
   Блондин попытался поцеловать Натсуми, но она повернула голову в сторону от него, да к тому же перезарядила обойму. Всем своим гордым видом она показывала, что не позволит себя поцеловать, хотя руки с талии убирать не очень-то спешила.
   − Хочешь продолжить? Ладно, я не против, но сначала я покажу тебе, как нужно правильно стоять.
   Майло встал позади и принялся нагло трогать девушку за разные части тела, постоянно сдвигая то ноги, то руки. Натсуми была словно кукла в его руках.
   Добившись нужной правильной стойки, Майло отошёл в сторону, а Натсуми продолжила стрельбу. В таком положении стрелять оказывается действительно удобнее. Она отстреляла ещё пару обойм, и Майло уже рассчитывал увести девушку отсюда, но она, немного отдохнув и отдышавшись, снова принялась палить по мишеням. Натсуми понравилось, и она даже не старалась это скрыть.
   Так продолжалось очень долго. Стрелок потеряла отсчёт времени и изрешетила ни одну мишень, а Майло с задумчивым лицом всё это время наблюдал за Натсуми, но, в конце концов, его терпению пришёл конец.
   − За это время, сколько ты тут палишь, уже снайпером можно было стать. А ты! ... . Хотя бы раз попала в центр мишени? ... . Нет!!!
   − Может быть, научишь! − промурлыкала она, немного заигрывая с Майло.
   Блондин её заводил, она не смогла удержаться и решила немножко поддаться животным инстинктам, но далеко заходить точно была не намерена.
   Майло сделал несколько шагов. Приблизившись к Натсуми, он одной рукой взялся за её руки, в которых находился пистолет, а второй − приобнял за талию. Положив свою голову на её плечо, он прицелился и начал палить по мишеням, показывая мастер-класс.
   − Теперь ты! − прошептал он, обжигая своим горячим дыханием кожу.
   Он убрал свою руку с пистолета, провёл ею, слегка касаясь по руке вооружённой красотки путно вдыхая запах её волос. Постепенно его рука опускалась ниже, возбуждая и лаская трепещущий стан.
   В таком положении не то чтобы выстрелить, прицелиться невозможно, не говоря уже о том, чтобы попытаться хоть куда-нибудь попасть. Поэтому Натсуми постаралась пресечь действия Майло, который уже забрался рукою под топ, скользя ею по телу.
   − Знаешь, − выдохнула она. − Лучше вернись в своё прежнее положение! − в ответ получила только смешок с его стороны.
   − Хорошо, сделаем так, − начал Майло диктовать свои условия. − Если ты хотя бы раз попадёшь в десятку, то загадываешь любое желание, которое я исполню. Если же нет, то ...
   Иногда излишне сообразительная девушка не дала парню договорить, поняв ход его, скорее всего, пошлых мыслей.
   − Ладно-ладно, только без подробностей, − в тот момент она согласилась, даже не подумав.
   Вот что значит − Гормоны играют.
   Перед Натсуми красовалась мишень, и она должна была один раз попасть в её центр. Казалось бы − ничего сложного, Но ...! Промах за промахом. Бывшая пленница уже и сама начала удивляться, как она смогла ранить Майло с одного выстрела.
   "Наверное, это всё адреналин, − убеждала себя она, уже почти отчаявшись. − Зачем я, дура, согласилась. Теперь выкрутиться у меня точно не получится и сбежать не выйдет. Сама напросилась на неприятности, но ... у меня остался ещё один выстрел. Мой последний шанс!"
   Приняв правильную стойку, которую показывал Майло, Натсуми в последний раз вытянула руки, сжимая в ладонях оружие, прицелилась... . Простояв в таком положении с полминуты девушка опустила пистолет, так и не отправив пулю в стремительный полёт.
   Сама не зная почему, Натсуми вдруг оглянулась и посмотрела на Майло. Он стоял у неё за спиной, прислонившись к стене. Его руки эротично оттягивали брюки за шлёвки для ремня, на лице красовалась довольная улыбка, а в глазах плясали чёртики. Он поправил свои золотистые волосы и начал красиво, мелодично говорить:
   − Не смотри на меня так жалобно, − Натсуми казалось, что в эту минуту он похож на змею, гипнотизирующую свою жертву и готовую броситься на неё с желанием загрызть в любой момент. − Хватит тянуть время, твоя участь неизбежна, − его глаза горели в предвкушении её проигрыша, а, следовательно, его победы без боя.
   Натсуми уже пожалела, что обернулась. Она была готова провалиться под землю, лишь бы не видеть самодовольного лица Майло.
   "Я так просто не сдамся. Должна же быть на свете справедливость", − успокаивала себя, беря снова в руки пистолет.
   Прицелилась, спокойно выдохнула и ... . О Чудо!!! Натсуми попала в центр мишени.
   Вскрикнув от радости, она положила пистолет и повернулась к Майло. За долю секунды у него поменялось выражение лица: глаза потухли, пропала самодовольная улыбка.
   Его победа была так близко и ускользнула в самый последний момент.
   Майло не любил проигрывать, но спор есть спор.
   − Так какое желание ты загадаешь? − шепнул он ей на ушко, при этом обхватив Натсуми руками за талию и крепко прижав её хрупкое тело к себе.
   − Даже не надейся. Моё желание с твоим не совпадает, − она попыталась освободиться из его объятий, и как ни странно, Майло её отпустил.
   − Детка, многие женщины душу бы продали за то, что я тебе предлагаю, − задумчиво проговорил он, медленно проводя подушечкой большого пальца по своей нижней губе.
   Майло прекрасно знал: Натсуми наблюдает за каждым его движением.
   "Он специально это делает? Он догадался, что меня просто гипнотизирует столь провокационный жест? Уверена, он думает, будто я буду мечтать о том, чтобы он вот так ласкал мои губы?" − Натсуми следовало сказать, что его предложение просто абсурдно, но она не могла отвести взгляда от его чувственных губ.
   Могла ли Натсуми стать любовницей Майло? Отдать ему своё тело до того как он овладел её сердцем? Не слишком ли велик риск? Внутренний голос приказывал девушке ответить Майло отказом, но как долго его можно слушать и стоит ли вообще ему подчиняться?
   − В таком случае чего же ты желаешь?
   − Пока ничего. Я подумаю об этом позже, а теперь... отвези меня домой.
   − Так просто ты от меня не избавишься. Даже не думай сегодня ночью попасть домой.
   − Я тебе уже говорила, ты меня не получишь!
   − Я люблю укрощать диких кошечек, − в глазах Майло снова вспыхнул огонь, а на лице заиграла наглая улыбка.
   Он взял девушку за руку, и парочка вышла из комнатки. Спустя пару минут они были около мотоцикла. Фиолетовые сумерки опускались с неба, накрывая собой город.
   Мотоцикл рванул с места, оглушая своим рёвом редких прохожих.
   Вскоре Майло притормозил около казино. Подходящее место для особо важного разговора: народу много, но все заняты игрой, никому нет никакого дела до тех, кто вокруг.
   Vip-клиент со своей спутницей вальяжной походкой проследовал ко входу, а далее целенаправленно к игровому столику за которым его дожидался потенциальный приспешник. Натсуми посмотрела на нового знакомого так, будто узнала, по крайней мере, лицо кого-то ей напоминало: мужчина лет двадцати пяти с длинными чёрными волосами, собранными в конский хвост, коньячного цвета глазами в которых сию секунду отразился панический страх, как только сообщник заприметил Майло.
   Блондин, подойдя к мужчине, без приветствия перешёл сразу к деловому разговору. Как выяснилось, Тим отказывался помочь Майло провернуть одну афёру по сбыту крупной партии наркотиков. Тим работал на таможне, и в его власти было обеспечить беспрепятственный провоз ценного груза через границу, но он в последний момент решил соскочить, чуть не испортив дело, на которое Майло сгубил три месяца. Первым делом Майло конечно хотел убить Тима, за так сказать, предательство, но вскоре передумал и решил заставить незадачливого таможенника сотрудничать другим способом. Золотое правило Майло − "Не хочешь по-хорошему, заставлю по-плохому", − сработало гораздо лучше. Теперь Тим был уже согласен помогать Майло не за сто тысяч долларов предлагаемых ему ранее, а всего за десять, и всё потому, что жену и дочку Тима мафия взяла в заложники. Грязный ход, но самый действенный, не раз проверенный и его эффективность доказывал не только Майло.
   Вскоре к деловому разговору присоединились ещё двое мужчин лет тридцати, солидных на вид, в дорогих брендовых костюмах, с ролексами за несколько миллионов долларов. Заприметив их, Тим немного успокоился, а зря. Подчинённые Майло, отвечавшие как раз таки за перевоз наркотиков доверия точно не внушали, хотя и выглядели действительно не так грозно как их начальник. Один из мужчин подошёл к шефу и, склонившись к нему, тихо что-то прошептал. Майло с каждой секундой, что подчинённый говорил, становился всё более серьёзным. Новость была явно не из приятных, но что именно ему сообщили Натсуми не слышала, хоть и сидела у Майло на коленях. После всплывших фактов дальнейший разговор с Тимом Майло решил вести без женских ушек.
   − Детка, − Майло обернулся к своей спутнице. − Держи, − протянул пачку долларов. − Здесь десять штук. Трать, на что хочешь: на выпивку, на азартные игры, мне всё равно на что, главное займи себя чем нибудь и не маячь перед глазами какое-то время, − отпустив девушку из объятий, слегка оттолкнул её от себя. − Сейчас здесь будет мужской разговор, − перевёл устрашающий взгляд на и так давно перепуганного Тима.
   Побеседовав пару часов с Тимом, изрядно напоив и припугнув и без того напуганного таможенника, Майло добился своего − выудил всю необходимую информацию, а кроме того подстроил всё как нельзя лучше исключительно для себя. Тим был согласен провернуть дело, да так, что он подставлял себя под удар. Если что-то пойдёт не по плану крайним во всём окажется именно Тим, а про причастность Майло никто и не узнает. На что только не готовы доведённые до отчаяния люди ради дорогих и близких. Семья − вот та ниточка, за которую можно дёргать, управляя человеком как марионеткой.
   Тем временем, пока Майло два часа беседовал с Тимом, выпытывая у него информацию, которую тот явно не хотел сообщать, Натсуми с пользой для кошелька проводила время за игровым столом. Начала она с рулетки, проверяя наговоренное везение. Натсуми не раз слышала от людей, что она везунчик по жизни. Лишний раз убедилась в этом. Выигрыш её составил сорок тысяч, в масштабах казино сумма мизерная, в масштабах личных трат очень даже приличная. Натсуми осталась довольна выигранной суммой, считая, что время потратила не зря, только особого удовольствия, о котором рассказывали её оппоненты, она так не испытала. Не азартный она человек в отличие от Пауло, сидевшего за соседним столиком. В очередной раз игроман пытался отыграться, и не вышло. Вновь он проигрался в пух и прах, увеличив свой долг в два раза.
   "Надеюсь он меня не видел", − с этой мыслью девушка быстро собрала фишки и пробралась сквозь толпу к обменному пункту после чего вернулась к Майло.
   Отобрав у неё чек с указанием суммы, которую она может обналичить, блондин не удержался от язвительно-пошлой колкости:
   − И скольких же ты ублажила, чтобы заработать такую сумму?
   − Я их честно выиграла.
   − Неужели?
   − Не веришь, твоё дело.
   − Не порть мне поэтическое настроение, − Майло потянулся, сложив руки за голову. − Время есть, поэтому смотаемся в ещё одно местечко. − Майло сунул чек в лиф Натсуми и, ухватив девицу за попку, повёл её к выходу. − Там тебе точно понравится. Гарантирую.
  
   С пожелания Майло мотоэкскурсия по ночному городу продолжилась.
   Огни, неоновые вывески − всё сливалось перед глазами в одну размазанную картину. Натсуми никогда не интересовал экстрим, но ей начинало нравиться.
   Тот, кто хоть однажды оседлал мотоцикл и попробовал прокатиться с ветерком на этом транспортном средстве, вряд ли когда-нибудь забудет те неповторимые ощущения, которые он испытал. СВОБОДА... Скорость... Ощущение полёта... Адреналин зашкаливает... Дыхание перехватывает... Сердце вот-вот выпрыгнет из груди... Чувствуешь небывалый прилив сил и полное отсутствие страха.
   Мчались по дороге, обгоняя машины, петляя между ними, и все эти финты на бешеной скорости. Дух захватывает. Натсуми только начала чувствовать весь спектр ощущений, как всему этому пришёл конец.
   Майло заглушил двигатель и слез с мотоцикла, предварительно поставив его на подножку. Натсуми с разочарованным видом продолжала сидеть.
   − Неужели понравилось? − поинтересовался блондин.
   − Это было незабываемо! Непередаваемые ощущения! Я никогда такого не испытывала! − проговорила она тяжело дыша, заглатывая побольше воздуха. − Майло, Мне безумно понравилось!!! − глаза блестели в лунном свете, восторг и удовольствие так и читались в её взгляде.
   − А ты оказывается экстрималка. Ты не перестаёшь меня удивлять и этим привлекаешь всё больше и больше, − на лице Майло по-прежнему играла улыбка, а глаза продолжали гореть.
   − Куда на этот раз ты меня привёз? − немного отдышавшись, спросила Натсуми.
   − Всё увидишь. Идём.
   Парочка зашла внутрь высотного здания. Там было много народу, все суетились, что-то обсуждали, но Натсуми не обращала на это никакого внимания. Она пыталась понять, что же задумал Майло.
   Зашли в лифт. Блондин тут же прижал девушку к стене и снова, в какой уже раз их лица разделяли всего несколько миллиметров. Майло упершись в стену обеими руками навис над объектом вожделения, коим являлась Натсуми. Он попытался её поцеловать, но девица сумела "вырваться из оцепления", проскользнув у него под рукой.
   Майло был разочарован, а Натсуми радовалась тому, что сумела его обхитрить.
   − Хочешь поиграть со мной, детка. Ладно, я согласен, − проговорил Майло, и тут лифт остановился, створки плавно разъехались в стороны.
   Перед глазами предстал длинный коридор, конца которому не было видно. Парочка прошла немного по нему, потом свернула в другой коридор и вскоре дошла до двери, за которой была лестница. Вместе поднялись на пару этажей, и вышли на крышу здания.
   Взору открылась мерцающая панорама ночного города. Неописуемая красота. Это не выразить словами, это можно лишь прочувствовать.
   Огни, огни, огни разрезающие ночную темноту, придающие городу тайный и великолепный вид. Над головою в бескрайнем небе рассыпаны алмазные звёзды. Луна, огромная, яркая и такая близкая, кажется, вот поднять руку к небу и можно будет дотронуться до неё.
   − Майло! Это восхитительно, просто великолепно! − девушкой овладел неописуемый восторг.
   Буря эмоций охватила её, она была словно заворожённая. Не ощущая никакого страха, Натсуми подошла почти к самому краю крыши. Упасть сама она не смогла бы, там было ограждение, но девушка об этом и не думала.
   − Нет, ты точно экстрималка! − фраза Майло звучала как утверждение.
   − С чего ты это взял? − удивление чувствовалось в голосе.
   Натсуми не догадывалась, почему он её так называет.
   − Адреналин, он как наркотик. Один раз понравилось, а потом хочется снова и снова.
   − Я не понимаю, к чему ты клонишь.
   − Обычно девушки боятся быстрой езды, высоты, оружия, а тебе наоборот всё это нравится. Ты не боишься рисковать, не боишься умереть. Разве это не экстрим и зависимость от адреналина?
   Пока Майло говорил, он медленно подходил всё ближе и ближе, стараясь застать Натсуми врасплох, чтобы она снова не увернулась. И ему удалось. Он обнял девушку за талию, резким движением развернул лицом к себе и уже без прелюдий поцеловал. Натсуми не ожидала и быстро размякла под его напористостью. Она желала его поцелуя с момента их последней встречи, только и мечтала об этом целую неделю. И вот ... Свершилось! Она уже не слушала разум, который твердил не связываться с этим опасным человеком. Сей поцелуй заставил встрепенуться её сердце. Натсуми пошла на поводу у своих чувств и желаний.
   Её глаза закрылись, руки ещё ближе притянули его к себе, и токи, бежавшие в его теле, передались ей, жар мужского тела обжигал кожу. Она целовала его в ответ, принимая и бросая вызов опасности, которую несло с собой это безрассудство.
   Поцелуй Майло был как всегда страстный, подчиняющий, но в тоже время более нежный. Его рот накрывал её губы, лишая разума, унося в неведомое. Кончиком языка Майло дотронулся до её языка, пьяня и возбуждая её ещё сильнее. Девушка почти растаяла, но искуситель слишком торопил события. Как только Майло попытался снять её топ, Натсуми сразу, пока он не зашёл ещё дальше, пресекла его попытку соблазнить себя.
   − Думаю достаточно. Дальше поцелуя дело не зайдёт, даже не надейся!
   Майло убрал руки с её груди. В его глазах горел огонь, а губы растянулись в далеко не нежной улыбке. Натсуми показалось, что рот его сложился в волчью усмешку, предупреждающую о том, что её автор и не допускает мысли, что может быть отверженным.
   − Ты не боишься отказывать мне в такой момент?! − тяжело дыша, Майло смотрел на девушку пронзительным взглядом.
   − Ты же сам сказал, что я не боюсь рисковать, − она всем телом чувствовала, как его глаза прожигают её насквозь.
   − Раззадорила меня, а теперь на попятную. Детка, я не знаю отказа, особенно в таком деле. Ты прекрасно понимаешь, я могу взять тебя силой.
   − Добиться женщины силой, это самое унизительное для мужчины. До этого дня я списывала твои попытки изнасиловать меня на алкоголь. Но сейчас ты не пья...
   Майло не дал ей договорить. Он выхватил пистолет и выстрелил. Пуля пролетела в сантиметре от головы Натсуми, слегка колыхнув её волосы. Всё случилось так стремительно, что девушка даже испугаться не успела. Поэтому её реакция была непредсказуемой для Майло. Натсуми влепив парню со всей силы пощёчину, сказала:
   − Нам нужно уходить отсюда. Кто-нибудь может вызвать полицию, а проблемы нам ни к чему, − и, взяв его за руку, повела к лестнице.
   Он старался идти чуть позади, чтобы собственное тело не выдало его. Они зашли в лифт, спустились на первый этаж. За всё время не проронили ни слова. Натсуми не решилась после всего случившего что-либо сказать, а Майло ... горячая пощёчина и холодный ночной воздух чуть остудили его голову, но он ничего не мог поделать с приливом страсти. Блондин весь горел огнём неутолённого желания и до боли сжимал зубы, чтобы не застонать.
   Натсуми старалась делать вид, будто ничего не произошло, поэтому и не пыталась убежать, а спокойно села на мотоцикл. Майло завёл двигатель, и они снова полетели по улицам города. Майло гнал как бешеный. Вытворял на дороге невозможное. Натсуми была уверена, что они разобьются, но она старалась не думать об этом.
   Натсуми и не догадывалась, но блондин оказался прав. Она видимо действительно экстрималка.
  
***
  
   Тем временем, пока Майло и Натсуми рассекали по улицам ночного города, а далее устроили рандеву под звёздным небом, Митч получал дозу адреналина на гоночной трассе. Двадцать заездов, во всех безоговорочный победитель с максимальным отрывом от соперников − побиты все возможные рекорды данной трассы для его типа авто. У Митча и ранее не было достойных соперников, но этой ночью он всех растоптал.
   − Митч, ты всех порвал, − восхищался спонсор и один из учредителей заездов. − Ты сегодня в ударе. "Дьявол за рулём!" Что на тебя нашло?
   − А действительно, что на меня нашло? − выкуривая сигарету, пробормотал водила от Бога. − Я сегодня сам не свой, − отбросил окурок и растёр его подошвой спортивного ботинка. − Так, и кто ещё желает испытать судьбу? − прокричал, обращая на себя всеобщее внимание. − Ставлю на кон всё... Миллион баксов... кто рискнёт целым состоянием?
   − Митч, ты ненормальный? Разбрасываешься такой суммой, − нервно прошептал всё тот же спонсор.
   Ни в его интересах было, чтобы Митч не дай Бог проиграл такую баснословную сумму денег. Но смельчаков не нашлось. Гордо хмыкнув, Митч сел за руль своей тачки и крикнул из окна:
   − Деньги заберу чуть позже, и надеюсь, тебе ума хватит не натворить глупостей, − тачка рванула с места, оставив от себя лишь облако выхлопов.
   − Ты ж меня из под земли достанешь, а потом в асфальт закатаешь, − вытирая с лица капельки пота, пробормотал спонсор.
  
   Прокатавшись по городу, скуки ради Митч завернул на стоянку первого попавшего на глаза ночного клуба. На сей раз увеселительное заведение, что выбрал Митч, было не премиум класса, кои обычно он предпочитал, а вполне обычная престижная дискотека.
   Заведение явно не из дешёвых, но и не из особо дорогих, при этом всё, что положено, присутствовало: дорогая выпивка, шоу программа, стриптиз, можно даже индивидуальный − только и успевай, что деньги отсчитывать.
   Только в этот вечер развлекаться не было никакого настроения. Митч явно пришёл в увеселительное заведение по привычке, дабы время убить.
   Придав лицу скучающее выражение, парень взял бутылку минералки и встал у стены, прощупывая красавиц распутным взглядом. Окинув зал цепким взором, Митч за несколько минут оглядел всех хорошеньких девушек.
   Опытный бармен своё дело знал, навязываться со спирт?ным не спешил, понимая, что ещё пять-десять минут − и новый клиент, докуривающий уже вторую сигарету, начнёт глохнуть от музыки, слепнуть от мелькания женских прелестей, а единст?венный способ снять наваждение и влиться в разгульное веселье − это самому побыстрее дойти до той степени опьянения и расслабона, какого до?стигла толпа. Но парень держался крепко, по?пивал минералку, хотя глаза у него блестели. Митч цепким взглядом ощупывал танцующих.
   "Раз не пьёт, значит, на машине приехал, решил девку снять. Но почему тогда не снял на улице? На улице девки дешевле. Может, ему захо?телось свеженького, не проституток? Хотя все девки здесь, по большому счёту, проститутки: отда?ются если не за деньги, то за дозу", − бармен публику знал, как священник Псал?тырь. Одни могли сделать минет за бутылку фир?менного пива, другие − за порцию джина, тре?тьи − за таблетку. Те, кто работал исключитель?но за деньги, сюда не приходили, охрана их не пускала, отфильтровывая прямо на входе. Ночной клуб открыт для тех, кто приходит оставить день?ги, а не зарабатывать.
   "Кажись, выбрал", − встряхивая шейкер, бар-мен увидел, как парень медленно пробирался к дальнему концу стойки, где на высоком табурете, закинув но?гу за ногу, сидела девушка с ведьмовской клич?кой Стелла. Она манерно держала длинную сигаре?ту и скучающе смотрела в зеркало над барной стой?кой, пытаясь разглядеть своё отражение между бутылок, и выпускала дым тонкой струйкой.
   Но на этот раз бармен ошибся. Парень подошёл не к Стелле, а к невзрачной девушке, сидевшей в сторонке от барной стойки. Всем вокруг было понятно, что она пришла в это заведение впервые, да и вообще никогда не была в подобных местах, − этакая серая мышка. Внешность заурядная, в её лице и фигуре не было ничего примечательного: Уд?линённый овал лица; тёмные волосы, забран-ные в пучок на затылке; высокий чистый лоб; тёмные глаза, запрятанные за очками; бледные, но пухленькие губы − чувственные, как про такие говорят; прямой нос. На милом личике полностью отсутствовала косметика, лишь блеск для губ, что, по сути, не считается. Фигурка то-ненькая, как у подростка, но с формами, что явно выдавало её не юный возраст, ростиком невысокая, очень не?яркая, она была похожа на монашенку. Скромное, закрытое платье, туфли на устойчивом каблуке. На шпильке никогда, наверное, и не ходила. Девушка явно из стеснительных, она не привыкла выставлять красоту тела на показ. И почему то этим вечером именно она зацепила хамоватого парня. Он решил развлечься именно с ней. Надоели размалёванные девицы, ему видимо точно захотелось свеженького, новых ощущений. "Может быть она ещё девственница, Ууу, − думал он, пробираясь сквозь толпу танцующий. − Крошка, ты ещё сама не знаешь, как же тебе повезло. Обычно я на таких не заглядываюсь".
   − Скучаешь?! − напрямую, без приветствия заявил он, подойдя к столику. Девушка вздрогнула от неожиданности. − Ты тут одна или с друзьями? − парень уже присел на диванчик, напротив девушки продолжая сверлить её взглядом.
   − С подругой, − тихо ответила она и подняла взор на новоявленного собеседника.
   Когда она увидела его, то в первую же минуту горько пожалела, что не ослепительная блондинка с пышными формами. Такие мужчины делают стойку только на красавиц с глянцевых обложек журналов. Ему нужны были яркие сочные губы, крутые бёдра, соблазнительное декольте и тому подобные штучки. Потому что сам он был воплощением скрытых желаний любой женщины, так как был необычайно красив. Высокого роста, гибкий и быстрый, как пантера, великолепно сложенный и очень, очень сексуальный. Казалось, сексуальность обтекала всю его фигуру. Лицо было прекрасным, но не главным. Да, тут присутствовали и пронзительные глаза, взгляд которых так и говорил: "Детка, ты моя!", и ямочка на подбородке, и жесткие скулы, но что-то другое делало его притягательным, а в сочетании с обворожительной наглой улыбкой делало его похожим на фавна, игривого и порочного.
   − Первый раз здесь? − его хрипловатый голос завораживал.
   − И здесь, и вообще в подобном месте.
   − Не шатаешься по клубам. Правильная девочка значит. Вот оно как, − на устах парня заиграла соблазнительная улыбка.
   Уж он-то умел соблазнять.
   Он придвинулся к девушке поближе, но пока не прикасался к ней, хотя другую девицу давно бы уже полапал, и она бы точно не сопротивлялась.
   − Крошка, мне на тебя горестно смотреть. Сидишь одна, с минералкой. Давай-ка я угощу тебя, − девушка и ответить ничего не успела, как парень уже подозвал официанта, заказал две текилы и двойной виски.
   − Спасибо, но я не пью.
   − Так не пойдёт. Ты сюда развлекаться пришла, но без выпивки это, увы, не получится.
   − Я не люблю развлекаться. Мне здесь вообще не нравится.
   − Так что же ты сюда пришла? Сидела бы в библиотеке книжки читала.
   − Меня подруга заставила. У неё сегодня день рождения, она отмечает его здесь. Я не могла не придти и не поздравить её.
   − А где именинница?
   − На барной стойке, − вздохнув, ответила скромница.
   Парень оглянулся и заметил, что на барной стойке, на которой минуту назад красовались лишь бокалы с выпивкой, лежала девушка, соблазнительно раскинув ноги, доступная и пороч?ная. Рядом с ней стоял парень и поливал её тягучим ликёром, а потом он слизывал его у неё с груди, живота, впадины между бёдер.
   − Какая цыпа! − не удержавшись, проурчал новоявленный собеседник монашенки из библиотеки. − А не хочешь так же как она?
   Услышав эту фразу, девушка покраснела и уткнулась взглядом в стакан с минералкой.
   В эту секунду принесли заказ. Официант поставил два небольших стаканчика с текилой и стакан с шотландским виски.
   − Я Митч, − отглотнув, проговорил парень.
   − Роза, − тихо ответила девушка, подняв взор на собеседника.
   − Ну что ты так смутилась? Я же пошутил, хотя в любой шутке есть доля правды.
   − Пожалуйста, давайте обойдёмся без пошлых шуток.
   − Ууу, крошка, да ты из какого монастыря? Нет, это надо исправлять, − он нагло улыбнулся и сделал ещё глоток. − Для начала вот, выпей, − парень пододвинул стаканчик с текилой поближе к девушке.
   − Простите, но мне пора, − Роза попыталась встать из-за стола и уйти, но перед ней неожиданно возникла подруга, уже слезшая со стойки.
   Рядом с ней обнимая за попку, стоял любитель ликёра.
   − Розик, ты уже уходишь? Оу, да ты тут с парнем познакомилась. Куда же ты собралась? Не вежливо оставлять мужчину без женского внимания, − она кокетливо улыбнулась обладателю небесных глаз.
   Его сапфировые глаза всегда приковывали к себе взгляды всех женщин без исключения, хотя не только глаза.
   − Я... мне... − девушка старалась подобрать слова. − Шеридан, прости, но мне пора.
   − Куда ты торопишься? Ещё даже полуночи нет. Пропустишь самое интересное. Я стриптиз заказала, двойной, и мужской и женский, все будут довольны.
   − Нет, спасибо, но я действительно должна идти.
   − Крошка, не вежливо отказывать подруге в её безобидной просьбе, к тому же в её день рождения. Неужели ты хочешь её обидеть, а она ведь обидится, не так ли? − Митч улыбнулся своей фирменной сексуальной улыбкой и посмотрел на Шеридан, томно вздыхающую при виде чёрновласого соблазнителя.
   Она уже была готова бросить своего ухажёра и желала кинуться Митчу на шею, впиться в его губы страстным поцелуем. Да что там поцелуем, она была готова отдаться ему. Возбуждение росло с каждой секундой. Между ног уже стало жарко и влажно, а низ живота приятно покалывало.
   Митч заметил взгляд именинницы, в котором отчётливо читалась жажда секса и ничто иное. Она оказалась слишком лёгкой добычей. Митч этим вечером решил поиграться с Розой. Получить непорочную деву, такую хорошую, что так и хотелось её испортить.
   − Прости, Шеридан. Хорошо, если ты хочешь, я останусь, − Роза присела обратно на диванчик.
   Шеридан со своим бойфрендом расположились рядом, и не обращая ни на кого внимания, они принялись целовать, кусать и лизать друг друга. Роза отвернулась, чтобы не видеть этот разврат.
   "М-да, наверняка целка", − констатировал мысленно Митч, закуривая сигарету.
   − Ты так и будешь сидеть молча, уткнувшись в одну точку?
   − А что мне ещё делать?
   − Для начала выпить и попытаться расслабиться. Потом, выпить ещё, а когда станет хорошо, начать ловить кайф от происходящего. Крошка, ты слишком зажатая и судя по всему закомплексованная. С этим нужно бороться.
   − Я не пью алкоголь.
   − Никогда не поздно начать.
   − Но ...
   − Никаких но. Тебе понравится, уверяю, − он протянул ей кабальитос.
   Роза слегка дрожащей рукой взяла стаканчик с текилой, поднесла к губам, посмотрела на Митча, который только и ждал, когда же она выпьет пьянящую жидкость. Поколебавшись ещё пару секунд, она всё же сделала маленький глоток, пригубила, да и только, поморщилась и тут же поставила стакан на стол.
   − Э нет, так не пойдёт. Текилу пью залпом. Это тебе не ликёр.
   − Я больше не хочу. Мне не понравилось.
   − Крошка, выпей ради меня, − перед его улыбкой невозможно устоять.
   Роза снова взяла кабальитос и заранее поморщившись залпом выпила его содержимое.
   Как всем известно, при распитии текилы самый раскрученный способ употребления − с солью и лимоном или более молодёжный − текила-бум. Но Митч решил не экспериментировать. Для Розы, чтобы опьянеть было достаточно простой текилы без премудростей.
   Роза толком и не поняла, что же именно она выпила, какого вкуса был первый в жизни алкоголь. Через пару минут она почувствовала лёгкую степень опьянения. Она даже легонько улыбнулась, когда Митч попытался обнять её, но ума ей хватило чтобы вовремя убрать его руку со своей талии. Парень с удивлением отметил, что когда она улыбается, то становится почти хорошенькой. На щеке появилась кокетливая ямочка и обнажился ряд белоснежных зубов.
   "Одной порции недостаточно. Я так и знал", − он пододвинул к девушке второй стакан с текилой, допивая при этом своё виски.
   − Нет, думаю мне достаточно.
   − Крошка, поверь мне, тебе ещё не достаточно, или ты мамы боишься, которая будет ругаться, что дочка вернулась пьяной.
   − Я живу одна, − уже смело опрокинув кабальитос, заявила Роза.
   Митч усмехнулся. Он прекрасно видел, что происходит с девушкой. Парень взял её за подбородок, потом другой рукой снял с неё очки, наклонился и лизнул её в губы. Не поцеловал, а именно лизнул, как котёнок. "Ещё минута − и она сама кинется в мои объятия", − парень действительно очень самоуверенный, но он оказался как всегда прав. Желая продлить сладкую мучительную пытку, девушка сама, первая поцеловала нового знакомого. "Всё самое неприличное уже произошло", − с отчаянием подумала Роза, когда долгий поцелуй, в котором в диком танце страсти сплетались языки, был завершён, но как же она ошибалась. Всё ещё только начиналось.
   Вечер прошёл на ура. Именинница оттягивалась по полной программе. За вечер, а точнее уже за ночь она успела всё: напиться в стельку, трахнуться в туалете и с довольной душой умотать домой. Роза тоже времени зря не теряла. Она понимала, что Митч провоцировал её на поступки, которые она никогда не совершала. Он заставлял её доказывать, что она стоит его внимания. Но было уже поздно. Рыбка попалась в сети. Теперь она отчаянно будет пытаться соответствовать его фантазиям, доказывать, что под строгой внешностью обычной девушки скрывается распутница, и она знала, что для него она готова быть распутницей. Конечно, до такого разврата, какой устроила Шеридан, не дошло, секс в туалете это перебор, но как таковой секс этой ночью у Розы точно был.
   Митч подвёз новую знакомую до дому, довёл пьяную девицу до квартиры, всё же текила крепкая штука, с непривычки Розу развезло всего-то от двух стаканчиков. Рыжевласый развратник не побрезговал воспользоваться неадекватным состоянием девушки, ведь именно этого он и добивался. Уже через минуту как они вошли в квартиру, Митч повалил Розу на кровать и накрыл её своим большим мускулистым телом, вжимая девушку в пуховой матрас.
  
***
  
   Мотоцикл летел по улицам города, унося двоих в ночь. Куда похититель её вёз, Натсуми даже не догадывалась.
   "И как он может что-то видеть на такой скорости? " − с каждой секундой скорость увеличивалась, в глазах всё расплывалось, превращаясь в размытую картину.
   Ощущение, будто она вот-вот взлетит и лишь железная хватка, которой Натсуми вцепилась в Майло, удерживала её на земле. Обхватив парня покрепче руками, она вновь ущупала у него за поясом пистолет уже не вызывавший отрицательных эмоций.
   Остановившись на светофоре, Майло крепко сжал руки девушки, не давая и малейшего шанса на побег. Натсуми поморщилась от боли и подавила крик, рвавшийся из груди.
   − Синяки − следы твоей непокорности, − тихо проговорил блондин, когда девушка ещё более тихо произнесла самой себе: "Синяки точно будут!".
   − Я не твоя рабыня чтобы быть тебе покорной.
   В ответ блондин только хмыкнул и несколько раз крутанул ручку байка, тот издал характерный звук.
   − У меня осталось одно незавершённое дельце. Я хотел оставить его до следующего раза, но... − дёрнул ручку мотоцикла и железный конь помчался по улицам ночного города с ещё большей скоростью.
   Вскоре, завернув в какой-то тёмный переулок, Майло заглушил двигатель, но не спешил слезать с транспортного средства.
   Он просигналил два раза и из-за угла выглянул мужчина.
   − Какие люди, − проговорил странного вида мужчина и сделал несколько шагов по направлению к мотоциклу. − Какие новости от Данте?
   − Стой, где стоишь, − скомандовал вооружённый байкер. − Данте просил передать тебе привет, − выстрел и мужчина рухнул на асфальт.
   Натсуми даже не заметила, как и когда Майло достал пистолет. Прикрыв рот руками чтобы не закричать, она ошарашено уставилась на труп.
   − С крысами только так и не иначе, − с холодной ухмылкой на губах проговорил блондин, пряча пистолет.
   − Теперь ты меня точно убьёшь, − констатировала Натсуми, прячась за спиною байкера дабы не лицезреть труп.
   − Ну, если ты настаиваешь, − хахатнул похититель, своею фразой моментально разрядив накал опасности витающий в воздухе. − Держись крепче, − он взял руки девушки и обнял ими себя, заставляя её держаться за него.
   Рёв мотора и вот уже тёмный переулок остался далеко позади.
   − Ты убил его, − Натсуми снова заговорила на эту тему, когда Майло остановился у очередного светофора, − и мне всё равно, почему ты это сделал. Но кто дал тебе право распоряжаться чужими жизнями?
   − Никто не давал. Я его сам взял.
   − А меня ты зачем втянул? Разве такие дела не делаются без лишних глаз? От свидетелей нужно избавляться, но зачем специально приводить свидетеля?
   − Рассуждаешь со знанием дела.
   − Я пытаюсь понять, что ты задумал.
   − У меня на тебя особые планы! − наконец-то загорелся зелёный свет, и путь был открыт.
  
   Майло довёз девушку до дому. Как только она слезла с мотоцикла, тот мгновенно рванул с места. Несколько секунд и он скрылся из виду. Девушка зашла в подъезд, забрала ключи и поднялась домой. Как только она зашла в квартиру, у неё в кармане запел телефон. Ответила и услышала лишь одно предложение:
   − Детка, будь завтра готова к одиннадцати, мы приедем за тобой.
   − Что значит быть готовой? К чему? − но в телефоне были слышны лишь гудки. − К смерти? Нет. Он меня не убьёт, − сказала самой себе и положила телефон около зеркала.
   Натсуми прошла в гостиную и улеглась на диван. Переодеваться не хотелось, а ложиться на кровать в этой одежде она не собиралась. Так что её ложем на эту ночь стал диван.
   "Майло..." − она вызвала в памяти его красивое, волевое лицо, блестящие зелёные глаза и гордую улыбку... И поняла, что он нужен ей, нужен, как никто другой! Его присутствие волновало её, а от его прикосновений по телу разливалось приятное тепло.
   Сознание словно стёрло неприятные воспоминания вечера, сохранив лишь сладостные его моменты.
   Девушка лежала и не шевелилась, вспоминала день прошедший и просто таяла от любовной истомы.
   "Единственный способ избавиться от искушения − поддаться ему", − в памяти всплыли слова, часто произносимые Мичиру смысл которых Натсуми поняла только сейчас.
   "Если он будет таким напористым, то рано или поздно ... я не смогу устоять перед ним", − это было последнее, о чём она подумала, перед тем как оказалась в объятиях Морфея.
  
   Тем временем, пока Натсуми блаженно спала на диване, Майло метался по своей комнате, словно запертый в клетке хищник. Ему было просто физически больно от нереализованного желания, и он не мог найти себе покоя:
   − Хоть на стенку лезь!
   − Майло, что случилось на этот раз? − спросил вошедший в комнату друга Митч. − От чего бесишься?
   − Эта miststück Натсуми отказала мне, сам понимаешь в чём.
   − Где труп зарыт? − спокойно поинтересовался рыжевласый, будто не впервой подобное спрашивает.
   − Очень смешно, − с сарказмом огрызнулся Майло.
   − Так ты не утруждал себя и оставил тело там же, где пристрелил несчастную.
   − Да жива она. Я её домой отвёз. Спит, небось, уже, а я вот тут мучаюсь.
   − Тоже мне проблема. Давай девочек вызовем.
   − Нет, мне нужна она и только она.
   − Чтобы ты отказался от интим услуг ради одной единственной женщины ... Майло, да ты походу втюрился.
   − Что за чепуху ты городишь? − рыкнул блондин. − Мне от этой Натсуми нужно только одно...
   − Не трудно догадаться что...
   − Вот именно. И я это получу. Она будет моей, − в глазах Майло горел огонь, и играла в жилах кровь.
   − С её-то характером! Она же не первый раз тебе отказала и чувствую не последний, − констатировал Митч, закуривая очередную сигарету.
   − Девушки как печенье, ломаются, пока не намокнут.
   − Ты так вокруг этой Натсуми вьёшься, прямо как компакт диск стал!
   − В смысле?
   − Тоже крутишься вокруг дырки
   − Закрой свою форточку, дует, − рыкнул блондин, продолжая метаться из угла в угол.
   − Майло, вот только не начинай. Я к тебе с миром пришёл, а ты нарываешься.
   − Уйди с глаз долой, и без тебя awful, − Майло откинулся на кровать, закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул.
   Обычно это несложное упражнение приводило его в порядок. Мышцы расслаблялись, голова начинала работать ясно, но на этот раз не помогло.
   − Майло, ..., − спустя пару минут обратился Митч.
   − Ты ещё тут?! − нервный мафиози открыл один глаз и взглянул на друга.
   − Может всё-таки девочек? Мне на тебя смотреть жалко.
   − Знаешь где у пчёлки жалко ... вот и иди туда со своими советами.
   − Как знаешь, − Митч затушил сигарету и развернулся в сторону выхода. − Если передумаешь, закажи и на меня, я от девочек не откажусь, − добавил он пару секунд спустя.
   Майло тихо зарычал и бросил в друга первое, что попалось под руку, и этим предметом оказалась подушка. Попутно блондин покрыл всех троих, а именно Митча, подушку и заодно Натсуми отборным трёхэтажным матом. Рыжик ловко увернулся от полетевшей в него постельной принадлежности, ухмыльнулся, мотнул головой и вышел из комнаты, оставив друга наедине с его злостью, нервозностью и необузданным желанием, которое блондин отказался удовлетворить с рядовой проституткой.
   Майло потянуло на приличных девушек, и из всех он остановил свой выбор на Натсуми. Всю неделю она не выходила у него из головы, а после всего случившегося этим вечером он словно зациклился на ней и только на ней. Может Митч оказался прав, и блондин действительно запал на дерзкую, сексуальную одновременно милую и женственно привлекательную Натсуми? Кто знает, время покажет.
  
   Было уже далеко за полночь. В доме царила тишина. Митч уткнулся в компьютер, решив взломать перед сном очередной сайт, увлёкшись на столько, что и про сон совсем забыл. Оригинальное развлечение, ничего не скажешь. А вот Майло продолжал лёжа на кровати, выполнять свою дыхательную гимнастику, так и не принесшую желаемого результата. Мягкими способами заглушить вожделение блондину так и не удалось, помучавшись, он всё же решился на кардинальные меры.
   − Единственный выход − это постараться убить своё желание, − вслух самому себе сказал Майло и решительно направился в ванную.
   Он встал под струю холодного душа и дождался того момента, когда его тело перестало чувствовать что-либо, кроме холода. Почти синий, с трясущимися губами, он шагнул на пол и приблизил лицо к зеркалу. На него смотрел замёрзший взъерошенный человек, в глазах которого не было ничего, кроме неутолённой страсти и огромного уважения к женщине, посмевшей в очередной раз отказать ему. Он постоял ещё немного, ожидая, пока высохнут капли воды. Потом растёрся полотенцем, завернулся в халат и отправился на кухню заваривать себе успокаивающий нервную систему зелёный чай с мелиссой.
   − Посмотрим, что будет завтра, − сказал Майло себе, на полпути из кухни. Ему хотелось оказаться в тепле и ни о чём более не думать.
   Завернувшись в одеяло, он выпил всю кружку и поставил её на прикроватную тумбочку рядом с пачкой презервативов и наручниками. Холод постепенно отступил, и Майло, с блаженством чувствуя обволакивающее его тело тепло, провалился в сон.
  
   Утро. Десять часов. Натсуми разбудил звонок в дверь. Она нехотя встала и поплелась в коридор, мысленно ругая того, кто посмел прервать её сон. На пороге была Мичиру. Натсуми и слова сказать не успела, как подруга уже влетела в квартиру, уселась в кресло и с умным видом начала засыпать её вопросами.
   Натсуми медленно развернулась, и, зевнув, поплелась обратно в гостиную. Заметив, во что подруга одета, Мичиру на несколько секунд замолчала, от шока видимо. Год назад, когда она вручила этот наряд, Натсуми уверяла подружку, что даже под пыткой не наденет это на себя. А тут... Но молчание продолжалось недолго, только вот список вопросов возрос раза в три. Натсуми спросонья совершенно не понимая, что Мичиру бормочет, зевнув, посмотрела на электронные часы: 10.02.
   Сон как рукой сняло. Сию секунду девушка начала рыться в шкафу, перебирая вешалку за вешалкой в поисках наряда. Определившись с одеждой, Натсуми стянула с себя кожаный костюм и, прихватив полотенце, скрылась в ванной комнате. Всё это она делала с молниеносной скоростью, совершенно не обращая внимания на обалдевшую подругу, будто той и вовсе не было в квартире. Завершив все гигиенические процедуры, Натсуми быстро оделась и занялась макияжем, далее причёской, и вот уже в 10.59 она была готова.
   К чему? Натсуми сама не знала, но ей было всё равно. Она хотела увидеть Майло, этого сексуального блондина, который домогается её и грозится пристрелить.
   "Я сошла с ума", − это было единственное, о чём она успела подумать, ибо ровно в одиннадцать зазвонил телефон. Натсуми ответила и услышала в трубке знакомый, приятный баритон.
   − Спускайся. Мы ждём. Можешь и подружку захватить, если хочешь!
   − Ты следишь за нами? − прокричала девушка в трубку, но в ответ слышались лишь гудки.
   − Спасибо, что разбудила, − вот наконец-то, спустя почти час, как пришла Мичиру Натсуми обратилась к подруге, − но сейчас мне некогда отвечать на твои вопросы, я спешу, − выталкивая подружку за дверь договаривала девушка спешащая на встречу с опасным преступником от которого по идее держаться нужно как можно дальше.
   Девушки быстро спустились вниз и вышли на улицу, где Натсуми уже ждал манящий чёрный "Лексус".
   − Что с тобой происходит? − что было сил, прокричала Мичиру, чтобы хоть как-то привлечь внимание к своей персоне.
   Поведение подруги выбило её из колеи. Обычно она так себя ведёт, но ни как не Натсуми.
   − Прости, я всё позже тебе объясню, − коротко и ясно ответив, Натсуми быстро села в машину.
   Мичиру и так была в недоумении от странного поведения подруги, а теперь она стояла в полнейшем шоке.
   − А подружка с нами не поедет? − разочарованным голосом спросил Майло обернувшись.
   − Я её не приглашала. Ей лучше не знать о вас, и тем более о ваших делах, иначе об этом узнает весь город.
   − Ты переживаешь за нас. Приятно.
   − Я не о вас беспокоюсь, а о себе. Мне не нужны проблемы с полицией. Если копы узнают, что я общаюсь с вами, у меня будут сложности! И это мягко выражаясь...
   − Но, грубо говоря, − продолжил фразу Митч, перебрасывая сигарету из одного угла рта в другой.
   − Ты мыслишь как преступница. Мне это нравится, − Майло хитро прищурил глаза, и Натсуми поняла, что он что-то задумал. − Я всё же хочу рискнуть!
   Майло вышел из машины и подошёл к Мичиру:
   − Крошка, не хочешь прокатиться с нами?
   Девица мгновенно растаяла под чарами блондина-соблазнителя и тут же согласилась. Мичиру ничуть не смутило, что парень похож на похитителя её подруги.
   Майло открыл перед ней дверцу пассажирского сиденья, и девушка села рядом с Митчем. Сам же Майло сел рядом с Натсуми, тут же обняв её и придвинув к себе поближе. У Мичиру сию секунду поменялось настроение и выражение лица. Она ожидала, что будет общаться с блондином, а красавчик достался Натсуми, но Мичиру падкая на мужчин и поэтому она быстро переключилась на рыжего водителя.
   Обняв вожделенную красотку покрепче, Майло дал команду, и "Лексус" плавно отъехал от дома. Несколько секунд и тачка уже летела по центральной улице города.
   Машина неслась по дороге, аккуратно лавируя в потоке других автомобилей. Майло тем временем, не теряя попусту драгоценные минуты, пытался поцеловать Натсуми. При подруге она этого делать не хотела:
   − Не подлизывайся ко мне! − прошептала ему на ухо, так и не позволив прикоснуться к своим устам.
   − Я не подлизываюсь, я подцеловываюсь! − Майло был как всегда напорист. А через пару минут Натсуми сама целовала его, переняв инициативу на себя. Её тянуло к нему словно магнитом, да и он проявлял к ней немалый интерес. Мичиру наблюдала в зеркало заднего вида страстные лобзания и не могла поверить своим глазам: Натсуми оказывается способна на такое. Но больше всего её удивило, и даже обидело, что подруга скрыла от неё такого парня.
   Минут через пять, с момента как отъехали от дома Натсуми, Митч припарковал машину около дорого кафе. Её квартира была в центре города, поэтому долго добираться не пришлось. Митч и Мичиру первыми покинули авто, вслед за ними вышли Натсуми и Майло, предварительно с трудом оторвавшись друг от друга.
   Зайдя в кафе, вся компания расположилась на мягких диванчиках за самым дальним столиком, который заранее был забронирован именно для них.
   Сделав заказ на кругленькую сумму, парни отлучились в курилку. Мичиру моментально воспользовалась отсутствием кавалеров:
   − Блондин твой парень что ли? − она даже и не старалась перефразировать вопрос, чтобы тот звучал не так глупо.
   − Да!
   Ложь во благо для себя, ведь теперь Мичиру отстанет с упрёками по поводу отсутствия у Натсуми личной жизни.
   − А он крут! − что ни говори, а Майло ей приглянулся гораздо больше чем Митч.
   − И он того же мнения, − знай Натсуми что Майло это услышит, ответила бы иначе, но что сказано, то сказано, и её слова сильно потешили его самолюбие.
   Быстро парни вернулись из курилки, не дали девушкам посплетничать. Не дав подружкам понять, что они слышали последнюю часть их диалога, друзья-мафиози переключили женское внимание исключительно на угощения, которые как раз таки подали к столу.
   Время проводили неплохо, со стороны всё выглядело очень даже мило. Майло при каждом удобном случае обнимал и целовал Натсуми. Она не отталкивала его, но и не давала выйти за рамки приличия. Кроме того они часто подкалывали друг над другом начиная лёгкий спор. Митч очень хорошо знал характер друга, и поэтому как-то умудрялся перевести спор в мирное русло. Мичиру в свою очередь пыталась заигрывать с Митчем, но у неё ничего не получалось. Митч, осмотрев девицу оценивающим взглядом, лишний раз убедился в том, что азиатки не в его вкусе, и поэтому он игнорировал все женские уловки из арсенала кокетки, а Мичиру в свою очередь сильно удивлялась тому, как же он до сих пор не запал на такую красотку как она. Мичиру действительно считала себя неотразимой, хотя её внешность довольно таки своеобразна и так сказать, на любителя: бледная, словно у трупа кожа, кажущаяся на солнце прозрачной. Чёрные как воронье крыло волосы, подчёркивающие бледность кожи. Длинные прямые без намёка на вьющиеся локоны они порой спадали на лицо отдельными прядками. Черты лица чёткие, но не резкие. Брови вразлёт, узкие серо-голубые глаза. Тонкий нос и полные, аккуратно очерченные губы, всегда чуть бледные от чего-то. Мичиру точно не назовёшь стройной, скорее костлявой, как бы обидно это не звучало: узкие плечи, узкие бёдра, практически отсутствующая грудь, худющие руки с тонкими запястьями и такие же худющие, словно спички длинные ноги. Женственной такую фигуру назвать мало у кого язык повернётся. Такие девушки как Мичиру точно не привлекали ни Майло, ни Митча, поэтому у неё не было ни единого шанса соблазнить красавцев-мафиози.
   Но Мичиру терпения не занимать и она с завидным упорством продолжала бесплодные попытки обольстить Митча, но он так и не обратил на неё должного внимания. В конце концов, попусту флиртовать ей надоело. Сложив руки на груди, брюнеточка облокотилась на спинку дивана и уставилась на подружку с её кавалером.
   Спустя какое-то время Мичиру позвала Натсуми в уборную, но та отказалась составить ей компанию и брюнетка ушла одна.
   − Меня всегда удивляло! − произнёс блондинчик, сразу, как только Мичиру скрылась из виду, − женщина может выпить бутылку виски, избить мужика сумочкой или идти по тёмной улице одна, но в туалет пойдёт обязательно с подружкой. Почему? − Майло попытался загнать Натсуми в краску, но не тут-то было.
   − Я, конечно, умная, но всё-таки не настолько, чтобы ответить на любой вопрос, какой у тебя хватит глупости задать, − ни секунды не задумываясь, колкая на язычок девица ответила на довольно-таки тонкий и слегка нескромный вопрос.
   − Это же надо так деликатно оскорбить меня, даже обидеться нельзя, − Майло был сильно озадачен подобным ответом.
   − Мичиру ушла, и я наконец-то могу спросить, зачем вы привели нас сюда? − Натсуми решила сменить тему разговора заодно пытаясь выяснить, что же задумали друзья-мафиози.
   Она прекрасно понимала, что Майло на пару с Митчем пригласили её и Мичиру в кафе не просто так, а имея хоть и смутное, но представление о том, чем они промышляют не трудно догадаться, что дело тут явно не чисто и парни пытаются втянуть девушек в какую-то афёру. Возможно, таким способом они решили на всякий случай избавиться от свидетелей, ведь Мичиру присутствовала при похищении Натсуми, или же они задумали что-то пострашнее, или у Натсуми фантазия разыгралась?
   − А тебе здесь не нравится? − спросил Митч, переведя взор с красотки у барной стойки на Натсуми.
   − Колитесь, что вы задумали?!
   − Какой жаргон из уст скромницы, − Митч был приятно удивлён.
   − Ты нас в чём-то подозреваешь? − спросил Майло, не сводя взгляд с дерзких нефритовых глаз.
   − Я не Мичиру, меня так просто не провести. Да и пообщавшись с вами, я поняла, вы просто так ничего не делаете. Так что мы здесь забыли?
   − У тебя отличное чутьё, − сказал Митч и добавил: − как у следователя. Ты случаем не на юридическом учишься?
   − Будто вы не знаете, где и на кого я учусь. Не уходите от темы.
   − Ладно. Скрывать не буду, − Майло на удивление оказался сговорчив. − Мы здесь действительно по делу. Нам нужно встретиться с нашим информатором, − вид парня был очень серьёзный.
   − И...?
   − За ним следят, поэтому мы не можем в открытую с ним поговорить. Вот и приходится изворачиваться.
   − Так значит мы с Мичиру, что-то вроде прикрытия? − вопрос больше походил на утверждение.
   − Что-то вроде того. Если в кафе сидят два парня это привлекает много внимания, а вот если парни с девушкой, и не с одной, а у каждого своя, то это уже никому не интересно и никто не обратит на нас внимания.
   − Конспираторы! − выдохнула она.
   Майло тихонько хихикнул.
   − Это называется "блефовать", или "вводить в заблуждение". Этим методом пользуются все фокусники. Одна их рука привлекает внимание зрителя, а другая в этот момент делает своё дело. На глазах зевак, − тем самым он намеревался притупить бдительность следаков, сбить их с панталыку.
   − А сразу сказать нельзя было?
   − А ты подумала, что это свидание? − промурлыкал Майло и приобнял Натсуми, но она убрала его руку и немного отодвинулась.
   − Ничего такого я не думала! − насупила губки и скрестила руки на груди.
   В глубине души теплилась маленькая надежда на то, что это может быть свидание, но разум говорил: "Это не так", − и он оказался прав.
   − Зачем вы решили использовать меня, да ещё и Мичиру приплели? Вы могли бы пригласить любых других девушек.
   − А ты думаешь так легко найти девушку? − спросил Митч, не отрывая взгляда от PSP. Красотка которую он разглядывал уже покинула кафе, вот он и нашёл себе иное занятие.
   − А разве трудно? − перебила его Натсуми.
   − Умную найти не так то просто, да ещё и уговорить её пойти в кафе с незнакомыми парнями, а дура, которая согласится, нам не нужна. Это лишние проблемы, − Митч ошарашил своим ответом.
   − Поэтому ты − идеальный вариант, − продолжил разговор Майло. − Умная, красивая, знакома с нами и лишнего никому не взболтнёшь, − на лице блондина не исчезала хитрая улыбка.
   − Я то может и не взболтну, а вот она... − Натсуми жестом указала на Мичиру, возвращающуюся к столику.
   − Она ничего не заметит. Она не ты, − Майло обнял Натсуми и пододвинул поближе к себе, зная, что при Мичиру она не станет вырываться.
   − Ну и где ваш информатор? − прошептала на ухо блондину.
   − Скоро будет, − так же на ухо ответил Майло.
   Действительно, минуты через две в кафе вошёл парень. Неприметный, обыкновенный парень с большим букетом в руках, будто на свидание пришёл. Натсуми и не обратила бы на него особого внимания, если бы не заметила, что лица блондина и рыжевласого на несколько секунд поменяли выражение, как только он вошёл. Мичиру этого не увидела, да и никто кроме Натсуми этой перемены в них и не заметил бы. Она всегда была очень внимательной, а рядом с этими парнями старалась не пропускать мимо себя ни одной детали, особенно касавшейся их поведения. Они непредсказуемы, но Натсуми всё равно пыталась просчитать их дальнейшие действия, чтобы быть готовой к неожиданностям. Это ей не особо удавалось, но попытка не пытка, кроме того какие-то детали ей всё же удавалось приметить, а это уже шаг на пути к успеху в познании тёмной души опасного человека к которому Натсуми так и влекло.
   Майло и Митч переглянулись. Подмигнув Натсуми и блондину, Митч, неожиданно для Мичиру пригласил её танцевать. Она не хотела идти на танцплощадку с парнем, который до этого её игнорировал, но со скуки согласилась. Они прошли мимо столика, за которым сидел информатор, и Митч жестом головы, как бы невзначай, указал парню на Натсуми. Майло тем временем, выпустив девушку из своих объятий, быстро скрылся в неизвестном направлении. Натсуми осталась за столиком одна. Она поняла, что парни уже начали действовать, но как бы она ни старалась предугадать их поведение и дальнейший ход событий, это ей не удалось.
   Прошло минут пятнадцать, а Натсуми по-прежнему сидела одна. Изредка поглядывая на парня с букетом, она заметила, что он не сводит с неё взгляд.
   "Что он на меня так пялится?" − спрашивала саму себя, постепенно начиная злиться. Сидеть одной надоело и Натсуми решила присоединиться к Митчу и Мичиру, но как только она попыталась выйти из-за столика, сию же секунду встретилась с холодным, пронзительным взглядом Митча. Натсуми тут же вернулась на своё место. До этого момента она наивно полагала, что Митч не такой уж плохой парень, более добрый и адекватный, по сравнению с Майло. В какой-то степени она была права. В обычное время Митч действительно был более приветлив, хотя и не очень разговорчив, но когда дело касалось работы, Митч становился очень серьёзным и грозным.
   Прошло ещё минут пять. Натсуми с недовольным видом, облокотившись на спинку диванчика, продолжала скучать, попивая коктейль. Майло до сих пор не вернулся, а Митч не отпускал Мичиру с танцплощадки, не давая ей возможности вернуться к столику и тем самым помешать исполнению изощрённого плана Майло по обмену информацией.
   Спустя ещё десять минут информатор всё же решил начать действовать. Он несколько раз огляделся, будто проверяя, не следит ли кто за ним, подозвал официанта и вручил ему букет. Натсуми немного удивилась, но потом всё поняла, так как официант преподнёс этот букет ей. В обычной ситуации она не стала бы принимать цветы от незнакомца, но это была необычная ситуация. Со слов Майло теперь уже соучастница нестандартно организованной афёры знала − за парнем следят − и поняла, что в данный момент мафиози через неё таким необычным способом общаются с информатором, хотя какое отношение к этому имеют цветы Натсуми понять ещё не успела. Вот так, сама этого не желая, а может и, желая, только не признаваясь в этом самой себе, она стала помогать преступникам. С кокетливой улыбкой на лице приняла девушка букет и попросила поблагодарить от её имени дарителя. Официанта ничуть не смутило и даже не удивило, что посетительница полчаса назад целовалась с одним парнем, а теперь принимает букеты от другого. Он, натянув на лицо профессиональную улыбку, сделал всё, о чём Натсуми просила.
   Девушка держала букет в руках, но даже ни разу не взглянула на цветы, так как её внимание привлекло нечто более интересное, а именно: сцена поцелуя Митча и Мичиру. Девица намеревалась вернуться за столик и Митч не нашёл другого способа, чтобы удержать её на танцплощадке. Натсуми не знала, радоваться ей за подругу или переживать. Переведя свой взгляд с целующейся парочки, и мельком взглянув на информатора, девушка заметила, что тот по-прежнему не сводит с неё взгляд, будто ещё чего-то ждёт. Натсуми насторожилась, но зацикливаться на этом не стала.
   Аромат цветов был настолько притягателен, что Натсуми всё же обратила свой взор на букет. Присмотревшись, она заметила, что в нём, довольно глубоко спрятан конверт. Со стороны его совершенно не видно, только держа букет перед глазами его можно было заприметить.
   Теперь-то она поняла, в чём же заключался план афёры, какую роль в нём играет она, да и какое отношение ко всему имеют цветы. От Майло можно ожидать чего угодно и этому даже не стоит удивляться.
   Натсуми хитро усмехнулась, сверкнула глазами в сторону Митча так, что тот аж немного дёрнулся, и, переведя взгляд на информатора, подмигнула парню, дав знать, что заметила конверт и дело выполнено. Он облегчённо выдохнул, расплатился за свой заказ и быстро ушёл.
   Как только информатор покинул кафе, к столику вернулись Митч и Мичиру. До ужаса любопытная девица начала расспрашивать про букет и откуда он взялся. Она даже не заметила, что этот букет был у парня, мимо которого она проходила. Мичиру никогда не обращала внимания на таких людей. Митч подмигнул Натсуми, а она ему. Не произнося ни слова, они поняли друг друга.
   Мичиру просила дать ей букет понюхать, рассмотреть поближе, но подруга не позволила ей даже прикоснуться к букету, сославшись на то, что здесь есть цветок, на который у Мичиру аллергия. Девица сразу отстала. Такого цветка в букете, конечно же, не было, но Натсуми не могла допустить, чтобы подружка заметила конверт с информацией. Мичиру всегда любила читать чужие письма, SMS и обязательно бы попыталась прочитать содержимое письма, а кто знает, что в нём скрыто. Рисковать её жизнью Натсуми не могла.
   Пока девушки мило разговаривали, Митч кафе покинул. Натсуми не понимала, почему у неё до сих пор не забрали конверт, да ещё и парни оба куда-то ушли, оставив секретную ей информацию. "Неужели они так доверяют мне? Нет! Они знают, что я не предприму ничего опасного для них, боясь за себя и за Мичиру", − Натсуми рассуждала про себя, при этом, совершенно не слушая болтовню подруги.
   Минуты через две, после того, как ушёл Митч запел телефон, наигрывая знакомую приятную мелодию. Натсуми держа букет в правой руке, левой рукой ловко достала телефон и ответила на звонок. У Мичиру глаза заблестели, когда она увидела дорогой аппарат. Звонил ни кто иной, как Майло:
   − Дело сделано. Выходите из кафе. Мы ждём в машине, − сказал он и отключился.
   Натсуми резко встала и пошла к выходу. Подружка от неожиданности немного запоздала, но потом нагнала около машины. Как только девушки сели в "Лексус" тот тут же тронулся. Майло изображая перед Мичиру ревнивого парня, начал допытываться у Натсуми, что это за букет и кто его подарил, а Митч в свою очередь поинтересовался, где живёт Мичиру. Та ничего не ответила, Натсуми тоже молчала, но Майло намекнул, что от подружки пора избавиться и Натсуми продиктовала адрес. Мичиру скрестила руки и насупила губы. Не скрывая своей злости и обиды, она всю дорогу сидела с недовольным, мягко говоря, выражением лица. Девица привыкла к тому что именно она всегда находится в центре внимания по причине того что её подруга не общается с мужчинами, а сейчас Натсуми забрала её первенство: отхватила красивого блондина с крутой тачкой, принимает букеты от незнакомцев, да к тому же мило общается с рыжим парнем, который снова не обращает на черноволосую раскрасавицу внимание. Наверное, правда, что женская дружба сразу исчезает, как только на горизонте появляется мужчина.
   "Лексус" подъехал к дому Мичиру. Митч, обойдя автомобиль, открыл дверцу пассажирского сиденья и помог девушке выйти из машины. Натсуми тоже хотела выйти, но Майло её не пустил. Мичиру, оглянувшись, окинула автомобиль и его пассажиров недовольным взглядом. Не сказав ни слова, она зашла в подъезд, а Митч тем временем завёл двигатель, и троица поехала в неизвестном для Натсуми направлении.
   Майло с довольным лицом грыз шоколадку, Митч курил, а Натсуми так и продолжала сидеть с букетом в руках.
   − Может быть, заберёте своё письмо! Сколько я ещё буду его охранять?
   − Детка, букет то твой, а это значит, что и конверт в данный момент принадлежит тебе. Неужели ты так просто отдашь его нам? − у Майло было очень хитрое выражение лица.
   − Он никогда не был моим. Кроме того, лишние проблемы мне не нужны, так что забирайте свой конверт вместе с букетом, − девушка протянула цветы блондину.
   − Цветы можешь оставить себе, − Майло достал конверт и положил его во внутренний карман жилетки.
   Когда он расстёгивал жилет и постепенно оголял свой торс, Натсуми искоса поглядывала на него. Он, конечно, заметил нескромный взгляд и ухмыльнулся, но ничего не сказал и не сделал.
   Минут через десять Митч остановил машину около высотного здания, на крыше которого Натсуми прошлой ночью целовалась с Майло. Парни быстро покинули авто, при этом Натсуми велели оставаться в машине. Она нахмурила брови и насупила губы как обиженный ребёнок, но спорить не стала.
   Майло с Митчем деловой походкой зашли внутрь здания и долго не возвращались, а девушка сидела в машине и умирала от скуки. Включить музыку она не осмелилась, всё-таки это привлечёт внимание к итак уже приметному авто. Тупо сидеть в машине надоело, и она решила немного размять ноги. Выйдя из машины, девушка заметила газетный киоск и направилась к нему. Купила кроссворд и, вернувшись в машину, принялась разгадывать слова и прочие головоломки. Прошло около трёх часов. Парни, чем-то очень довольные вернулись в машину, а Натсуми тем временем, лёжа на животе, скрестив поднятые ноги, с ручкой в зубах разгадывала очередную головоломку. Майло пришлось сесть вперёд, рядом с Митчем, так как Натсуми категорически отказалась менять положение, при этом ещё и заявив, что блондин ей помешает. Она во что бы то ни стало решила добить головоломку и отвлекаться на Майло была не настроена.
   − Как ты, Майло. Уж если упёрлась во что-то, так не переубедишь, − произнёс Митч, закуривая сигарету.
   − Я и не догадывался, что ты любишь кроссворды и прочую чушь, − лицо блондина выражало не удивление, а интерес.
   − Мне стало скучно. Надо же было хоть как-то себя занять, а решать логические задачки я всегда любила.
   − Могла бы музыку включить, тут, между прочим, крутая магнитола встроена, или поиграть в мой PS... − Митч не договорил, его перебил Майло.
   − Значит, любишь головоломки! А как насчёт шифров? − на лице блондина играла хитрая улыбка, а по его глазам было понятно, − он опять что-то задумал.
   − Ничего не имею против.
   − Тогда я мог бы подкинуть тебе одну шифровку... Только ты с ней не справишься, так что и давать я её тебе не буду, − он умеет раззадорить.
   − На что это ты намекаешь? Думаешь, я не справлюсь с какой-то там твоей шифровкой?! А ну давай сюда! − глаза девушки заблестели.
   Натсуми не любила, когда кто-то говорил, будто она на что-то не способна, или не справится с чем-то. Натсуми самоуверенная девушка, которая любит "утирать всем нос", хотя она готова признать чьё-то превосходство над собой, но лишь после того как она попыталась и не справилась. Заранее признавать поражение даже не испытав свои силы это точно не в её характере.
   − Уверена? Может не стоить начинать, чтобы потом не разочаровываться в самой себе?! − Майло заметил, как девушка распылялась, и решил подзадорить её.
   − Не попробуешь, не узнаешь. Я уверена в своих силах и способностях!
   Рискованно заявлять нечто подобное в лицо мужчине, ведь сильный пол не любит, когда женщины не уступают им или не дай Бог, в чём-то превосходят, а в данной ситуации сказать такое Майло − человеку, стремящемуся всегда и во всём быть лучшим − это сравнимо с бунтом на корабле, зачинщиком которого являлась Натсуми. Только вот капитан Майло не спешил подавлять восстание, ему было любопытно узнать, к чему приведёт вся эта затея.
   − Кого-то она мне напоминает! − промурлыкал Митч, косясь на друга.
   Рыжик намекнул на некое сходство в характерах мафиози и его излишне прыткой заложницы по совместительству соучастницы, а в фантазиях любовницы.
   − Я жду! − Натсуми с серьёзным видом протянула блондину руку, настойчиво требуя обещанную им шифровку.
   Майло вложил в аккуратную женскую ладошку конверт, тот самый, который несколько часов назад прятался в букете.
   Натсуми открыла конверт и достала из него бумагу, на которой была написана какая-то абракадабра. Цифры, буквы, всё в непонятном порядке. Шифровка есть шифровка.
   − Мне нужны бумага и ручка, − гордо заявила, ничуть не сомневаясь в том, что расшифрует этот текст.
   На кону стояла гордость, к тому же Натсуми очень хотелось убрать с лица Майло его наглую ухмылку.
   Вот что поделаешь с таким упрямым характером? Глядя со стороны можно было бы подумать, что Натсуми относится к той категории женщин, которых называют эмансипантки, хотя к отречению от женственности и равенству с мужчинами она никогда не стремилась. У Натсуми всего на всего своеобразный характер, в котором сочетаются, казалось бы, не сочетаемые черты: вспыльчивость и хладнокровие, рассудительность и строгость. К этому ещё примешиваются гордость, уверенность в себе граничащая с самоуверенностью, независимость, упорство и лёгкий эгоизм. В итоге при таком разнообразии положительных и не очень качеств выраженных на фоне не отсутствующего у девушки интеллекта, хорошей памяти, умении логически рассуждать и делать правильные выводы пред окружающими предстаёт специфическая и совершенно непредсказуемая личность каковой и является Натсуми. Видимо поэтому у неё и не было парня. Какой же мужчина захочет встречаться с девушкой одарённой не смирным характером, не желающей уступать ни в чём ни при каких обстоятельствах, да ещё колкой на язычок.
   Получив, что требовала, Натсуми погрузилась в раздумья, исчиркала не один лист. Майло только ухмылялся, а Митч вздыхал, оглядываясь изредка то на девушку, то на друга. Натсуми и не заметила, как "Лексус" подъехал к уже знакомому пристанищу двух друзей. Девушка собрала все бумаги и, не сопротивляясь, пошла в дом. Там она тут же заняла диван и снова погрузилась в раздумья. Митч уткнулся в ноутбук, а Майло сидел в кресле, и ждал, когда же Натсуми сдастся. Но на её снизошло озарение, Натсуми поняла принцип шифрования. Осталось только дело времени, и через несколько минут, с довольным лицом она вручила Майло листок с расшифрованным текстом. Он не поверил глазам. Блондин был уверен, что Натсуми откажется от задания, а она не только не сдалась, но ещё и справилась. Только Майло всё же надеялся, вдруг Натсуми где-то ошиблась, и поэтому он вручил шифровку другу, на проверку. Митч, нажав несколько клавиш, запустил программу дешифровщик и через пару минут предъявил Майло распечатку, текст которой слово в слово совпадал с вариантом расшифрованным Натсуми. Она сияла от счастья, а парни всё время переглядывались, периодически посматривая на не только красивую, но и как оказалось умную девушку.
   − Молодец! Я не ожидал. Ты снова меня удивила, Натсуми. Но будем считать, что тебе просто повезло. Шифровка была не сложная, − улыбаясь, сказал Майло.
   − Ты всё ещё сомневаешься! Хорошо. Давайте устроим мне экзамен, − заявила девушка, сев на диван, закинув ногу на ногу.
   − Что ты предлагаешь? − с изумлением спросил Митч.
   − Майло даёт мне задание, я с ним справляюсь, и вы перестаёте сомневаться в моих интеллектуальных способностях.
   − Да мы и не сомневались, − успокаивая, проговорил Митч.
   − Идёт. А если ты не справишься... − намекнул Майло, глядя девушке в глаза.
   Его взгляд словно гипнотизировал, вводил в транс, только Натсуми не сильно подвластна гипнозу, хотя... устоять перед Майло ой как трудно.
   − Я поняла, к чему ты клонишь, − она пристально смотрела в глаза похотливого блондина, которые так и горели зелёным пламенем, − но я тебе уже говорила, ты меня не получишь.
   В ответ Майло усмехнулся и мотнул головой в сторону друга. Митч понял намёк и через минуту подал Натсуми распечатку, на которой была очередная абракадабра. Шифровка конечно, заведомо решаемая, Митч специально подобрал таковую, но чтобы распознать код надо уметь мыслить логически, а это не каждому дано.
   Получив задание, девушка снова расположилась на диване, лёжа на животе скрестив приподнятые ноги, так ей лучше думалось, и принялась разгадывать новую шифровку. Натсуми настолько сильно погрузилась в раздумья, что даже не заметила, как на улице стемнело.
   Парни продолжали заниматься своими делами, а упрямая девушка по-прежнему напрягала мозги, пытаясь разгадать код. Эта записка оказалась и в правду сложнее, но Натсуми человек упёртый.
   Её звали на ужин, но она отказалась. Ложиться спать так же отказалась. Вскоре парни разошлись по своим комнатам, а девушка, продолжая лежать на диване, по-прежнему напрягала мозг. За то время что она потратила на бесплодные попытки разобраться в шифре, упрямица уже несколько раз пожалела что напросилась, иначе не скажешь. Умом девушка не обделена, но и гением не является. Глядя на абракадабру, предъявленную ей парнями, Натсуми перебирала всевозможные варианты дешифровки, изученные когда-то на уроках информатики, но этих знаний было явно не достаточно. И как поступить в такой ситуации? Натсуми была уже согласна признать своё поражение, если бы не намёки Майло. Она, можно сказать, поставила на кон свою честь, а это гораздо дороже пресловутой гордости. Оставался единственный выход: сжульничать. Переборов свою гордость, Натсуми решилась на столь недостойный шаг.
   Во всемирной паутине можно найти много полезной информации, нужно только знать, что и где искать. Натсуми использовавшая дорогой подарок Майло исключительно по его прямому назначению в эти минуты сильно порадовалась, что мобильный телефон это не просто средство связи, но и кладись всевозможных функций, главной из которых является возможность выхода в интернет.
   Но её хитростная уловка чуть не вышла Натсуми боком, так как Митч решивший прогуляться до холодильника за бутылкой минералки застукал девушку гуляющей по мировой паутине. Конечно же, он догадался, что она не просто так посреди ночи в телефоне решила пошарить. Вернувшись в свою комнату, ради отвлечения от основного занятия Митч пробил адреса сайтов, которые посещала дешифровщица. Труда для него это не составило так как Митч сам лично немного поколдовал над телефоном до того как Майло подарил его Натсуми и теперь он с лёгкостью мог разузнать всё что угодно вплоть до местоположения аппарата. Хакер мог бы разоблачить упрямицу, но не стал этого делать. Уж коли помог один раз, − подсунув ей решаемую задачку, помог и второй, − дав шанс воспользоваться подсказкой, если она, конечно, её найдёт.
   Заглянув на несколько сайтов, на парочку форумов, Натсуми в одной из статей нашла зацепку, натолкнувшую её на идею возможного варианта дешифровки.
   Замысловатой оказалась система кодирования. Без компьютера конечно можно расшифровать, но только зная исходный код, подобрать который нереально трудно. Если заведомо не знать каким именно правилом пользоваться, для подбора всех возможных вариантов потребовалась бы уйма времени при этом вероятность ошибки огромна. Натсуми в этом смысле оказалась везунчиком, уж коли ей, заведомо не хакеру удалось пускай и поверхностно, но понять суть правила построения кода. А далее дело техники.
   Примерно к трём часам ночи Натсуми всё же добила шифровку. Но декодировав текст она не испытывала чувства удовлетворённости от проделанной ею работы. Нечестный ход с её стороны заставил проснуться слегка задремавшую в ней совесть. Как ни глянь, а она обманывала парней, но: "Это ложь во благо", − успокаивала она саму себя.
   Завершив с переписыванием красивым почерком расшифрованного текста, плутовка улеглась поудобнее и мгновенно уснула. Через полчаса в гостиную спустился Майло. В свете луны он заметил лежащий рядом с диваном на полу один единственный листок. Парень подобрал его и прочёл текст, красиво написанный женской рукой. Его изумлению не было предела. Натсуми без компьютера и прочей техники расшифровала тайное послание за такое короткое время. Она выросла в его глазах.
   Майло осторожно взял девушку на руки, отнёс в свою комнату и положил её на кровать, а сам отправился к Митчу. Несмотря на позднее время, хакер ещё не спал, возился с каким-то компьютером. Майло вручил ему бумагу с расшифрованным текстом. Глянув на записи, Митч ухмыльнулся и мысленно похвалил Натсуми.
   − Не каждый день можно встретить умную и красивую девушку, а такую тем более. Нам стоит присмотреться к ней получше, − посоветовал рыжевласый блондину.
   − Ты как всегда прав, друг мой. Нам не стоит так просто отпускать её.
   − Но силой мы ничего не добьёмся. Нужно искать другие способы.
   − Стоит попробовать, − Майло улыбнулся и прищурил глаза.
   − Всё-таки она тебя зацепила!
   − Заткнись, компьютер прокуренный.
   − Вали из моей комнаты, блондинка в шоколаде.
   Вот на такой славной ноте они и разошлись. Митч продолжил возиться с компом, так и уснув за столом, а Майло вернулся в свою комнату. Он переоделся и лёг рядом с Натсуми. Она тут же прижалась к нему, почувствовав рядом тепло. Блондин нежно обнял девушку и вот так, в обнимку, они и проспали до утра.
  
  Первым, что Натсуми увидела, открыв утром глаза, был обнажённый торс, к которому она прижалась. Чувствовала тепло, слышала, как бьётся его сердце. Девушка попыталась встать, но блондин лишь крепче прижал хрупкое тело к себе. Ему на лицо упала прядь её волос, и он начал морщить нос. Натсуми улыбнулась и убрала прядь с его лица. Майло открыл глаза и посмотрел на девушку, в этот момент жутко краснеющую.
  − Прости, я разбудила тебя, − она отвернулась, чтобы блондин не заметил её смущения, только от Майло ничего не утаить.
  Он поймал рукою её подбородок и заставил смотреть себе в глаза.
  − Всё в порядке, я уже не спал, − прошептал он и запечатлел на её губах мимолетный поцелуй. − Вот мы уже и спим в одной постели. Начало нашим отношениям положено, − промурлыкал светловласый, не отпуская девушку из своих объятий.
  − Отношениям? Майло, ты не из тех, кто заводит с девушками серьёзные отношения, − голос звучал уверенно, но Майло всё же уловил в нём нотку сожаления.
  − Говоришь так, будто хорошо меня знаешь.
  Интересный разговор между мужчиной и женщиной находящимися в одной постели.
  − Оставим вопрос открытым, − девушка попыталась встать, только вот мужские руки не дали ей этого сделать.
  − Чур я первый в душ! − игриво прищурил глаза, − но если хочешь, могу потесниться и взять тебя с собой, − краска бросилась ей в лицо, длинные ресницы вздрогнули и опустились. − Насколько я понимаю, ты против совместного душа? − его глаза загадочно блеснули, и её словно обдало жаром.
  На мгновение она замерла, слишком ярко представив себе, как это могло бы быть, но уже через секунду решительно тряхнула головой:
  − Не фантазируй, Майло!
  − Вот в том-то всё дело − у меня слишком живое воображение, − вкрадчиво заговорил он. − Ты этим не страдаешь?
  Ещё как страдает! Возникающие в мозгу образы были ярки и отчётливы. В ушах звучали слова, которые могли бы быть сказаны, сдержанные стоны наслаждения, да мало ли что ещё!
  Её мысли так явственно отражались на лице, что Майло с лёгкостью читал их, стараясь угадать заранее возможные для себя последствия.
  − Надеюсь, ты не ожидал, что я соглашусь?
  − Нет, − усмехнулся, − не ожидал, − его улыбка стала шире. − Но ты так восхитительно это переживаешь!
  Да как он... Она открыла рот, готовая излить на него поток негодования, но сдержалась.
  − Я думаю, − чётко выговаривая слова, произнесла она, − нам не стоит злить друг друга. А то это может плохо кончиться.
  − Надеюсь, до драки дело не дойдёт? − Майло усмехнулся откровенно насмешливо. Тёмные глаза блеснули мальчишеским озорством. − Сразу предупреждаю, Натсуми, не жди, что я буду вести себя как джентльмен, − искорка в глазах и приподнятые брови предупреждали, что не стоит испытывать его терпение. − На тот случай, если у тебя остались какие-то сомнения... − проговорил вполголоса и снова впился в её губы.
  Этот поцелуй был властным и требовательным. Голова Натсуми запрокинулась, язык Майло решительно раздвинул её губы. Поцелуй опьянил её, всё её существо рванулось ему навстречу. Она тихонько всхлипнула, чувствуя, что неспособна больше сопротивляться. Тело отказывалось считаться с требованиями здравого смысла. Его чудесное обаяние разбивало в пух и прах доводы рассудка. Переставало существовать всё, кроме горячего мужского рта, который сулил дикое, необузданное наслаждение.
   "Что мы делаем?" − пронеслось у неё в голове.
  Руки его тем временем скользили вдоль изящных плавных линий её тела, касаясь шеи, обнимая тонкую талию.
  Беспомощный полувздох полувсхлип вырвался у неё, когда Майло приподнял её и жадным ртом приник к впадинке на шее, постепенно двигаясь к манящим округлостям груди, и как назло в тот самый миг, когда ему почти удалось сломить её сопротивление, у Майло затрезвонил мобильный, настоятельно требуя, чтобы хозяин его ответил на звонок.
  − Майло, не надо, − хрипло прошептала она.
  − Не упрямься, − не слушая её возражений, он позволил себе завернуть край топика и попытался расстегнуть бюстгальтер, но тут же отстранился, уловив страх застывший в её потемневших от страсти глазах.
  Вглядываясь в её побледневшее лицо, на краткий миг Майло ощутил острое сожаление за свой мгновенный порыв.
   "Пока надо отступить", − поборов искушение, он аккуратно опустил Натсуми на постель и мысленно проклиная звонящего нехотя потянулся за трубкой.
  Встав с кровати, блондин принялся расхаживать по комнате, а Натсуми продолжала лежать, созерцая потолок затуманенными глазами. Несколько долгих мгновений она ещё пребывала в чувственном опьянении, постепенно начиная осознавать, что произошло. Почти произошло...
  Майло о чём-то быстро поговорил, ограничиваясь краткими словами: "Да, Понял, Выполнить, Это приказ" и т.п. Завершив разговор, он скользнул взглядом по нежному лицу Натсуми и дерзко улыбнувшись, скрылся в ванной комнате. Его триумф, пусть краткий, был всё же сладок. Его влечёт к ней. Господи, как же его к ней влечёт! Всё тело изнывает от этого желания. Но кратковременная победа, вызванная замешательством в стане противника, его не устраивает. Удовлетворит только полная и безоговорочная капитуляция.
  Минут через десять Майло вернулся в спальню, свежевыбритый, с полотенцем вокруг бёдер. Натсуми к этому времени уже пришла в себя. Стоя перед зеркалом, она накладывала макияж.
  Скинув полотенце, Майло надел трусы и натянул брюки. Застёгивая молнию, он встретился с Натсуми взглядом.
  − У тебя такой вид, − насмешливо сказал, − как будто ты боишься, что я вот-вот брошусь на тебя, − потянулся за рубашкой.
  − Если ты думаешь, что, согласившись приехать в этот дом, я согласилась и на секс, можешь катиться ко всем чертям! − с неоправданной горячностью выкрикнула она.
  Майло отреагировал на удивление спокойно:
  − Когда будешь готова, спускайся в гараж, − кажется, он посмеивается над её попыткой взять инициативу в свои руки, − мы отвезём тебя домой, − не дожидаясь ответа, скрылся за дверью.
  − Что же ты со мной делаешь, Майло? − задала себе вопрос, на который не желала искать ответ.
  Майло действительно обладал способностью выводить её из равновесия, но страх тут был ни при чём.
  Приведя себя в порядок, уложив волосы, подкрасившись, Натсуми спустилась вниз, вышла на улицу и безропотно села в "Лексус". Парни отвезли её на квартиру. Когда автомобиль остановился возле дома, Майло вместе с Натсуми вышел из машины. Он хотел проводить её до квартиры, но в последний момент решил ограничиться подъездом. Майло прижал девушку к двери, и, глядя в глаза, сказал:
  − Экзамен ты сдала на Отлично. Я удивлён и горжусь тобой, − он договорил и страстно впился в манящие губы цвета коралла.
  Завершив поцелуй, блондин поспешно отошёл от девушки и сел в автомобиль. Машина тут же тронулась. Натсуми недолго постояла на улице, а потом довольная поднялась к себе домой.
  
  На следующий день чуть позже полудня позвонил Майло. Натсуми ждала его звонка и была очень рада просто услышать его голос, а когда он пригласил её на ужин в ресторан, согласилась не думая, так сильно ей хотелось повидаться с ним.
  Радость её немного омрачил дружеский звонок Митча развеявший девичьи мечтания, но сама мысль провести вечер в обществе Майло отмела любые сомнения.
  Оставшуюся до вечера часть времени Натсуми потратила на приведение себя в подобающий для ресторана вид. Она старалась выглядеть изысканно, но не вычурно, а добиться этого не так-то просто без стилистов, визажистов и прочей армии бьюти челяди. Не особый она любитель по салонам красоты разгуливать, посещала их, скорее по настроению, чтобы отдохнуть и расслабиться, а не преобразиться. Природной красотой она не обделена, и как любая девушка может сама её подчеркнуть, и с этой задачей Натсуми справилась на отлично. Майло по достоинству оценил свою спутницу и про себя лишний раз отметил, что не ошибся в выборе.
  
  На полпути к ресторану Майло и Натсуми попали в пробку, так что время коротали разговором и поцелуями, в основном поцелуями, ибо другие порою слишком вольные знаки внимания со стороны обольстительно-сексуального блондина девушкою кокетливо пресекались. Натсуми не хотела торопить события, но своим поведением лишь подогревала интерес к своей персоне. Впервые в жизни Майло пытался покорить девушку. Для него это было ново и своеобразно увлекательно.
  По прибытии в ресторан Майло мысленно пожалел, что этим вечером придётся упустить столь заманчивый шанс интимно соблазнить столь стойкую пред его чарами девушку. Но времени впереди не мало, ещё успеется, а сейчас − ужин в приятной компании в шикарном ресторане.
  Таких роскошных ресторанов Натсуми ещё не видела! Огромный мраморный зал, украшенный старинными картинами, на шикарных столах из мореного канадского дуба позолоченные подсвечники, официанты в дорогих смокингах и белых перчатках, официантки в не менее дорогих платьях явно не походившими на обычную униформу.
  − Diesem Abend extra für uns, − он поцеловал ей руку, и она почувствовала теплоту его губ через шёлк перчатки.
  Натсуми позволила взять себя под руку, мысленно твердя, что не должна реагировать на его чисто мужской шарм, столь приятный аромат парфюма, чувственность, которую излучала вся фигура этого мужчины.
  В ресторане метрдотель немедленно провел гостей к столику, усадил и подозвал официантку, чтобы та приняла заказ на напитки.
  − Бокал шерри, − поинтересовался Майло, − или ты предпочитаешь шампанское? − от его чувственных губ невозможно было отвести глаз.
  Он был очень красив в чёрном вечернем костюме, светлые волосы зачёсаны назад, лицо слегка загорело.
  Интересно, мужчина понимает, какое влияние оказывает на окружающих его женщин? Несомненно, понимает, поэтому продолжает сводить с ума блеском прищуренных глаз и уверенной в себе, дерзкой улыбкой, плавно превращающейся в наглую усмешку, предупреждающую о том, что её автор отлично умеет обращаться с женщинами.
  − Шампанское прекрасно подойдёт, − ответила она любезно.
  Он не отводил взгляда от её груди. "Возможно, мне следовало бы надеть что-то более скромное", − подумала она, но затем приказала себе не глупить.
  Молоденькая официантка, принимавшая заказ, суетилась вокруг Майло, не в силах отвести взгляд от его привлекательного лица.
  Натсуми ощутила что-то похожее на ревность.
  − Если вам что-то понадобится, позовите, − кокетливая улыбка в сторону Майло, и девушка скрылась в баре.
  − О, боже мой! − Натсуми передразнила официантку, состроив сладкую гримаску. − Один взгляд − и она у твоих ног.
  Майло усмехнулся.
  − Надеюсь, ты заметила, что с моей стороны никаких шагов сделано не было, − лицо его приобрело загадочное выражение, от которого у неё внутри что-то перевернулось.
   "Я заметила, − подтвердила про себя Натсуми. − Я всё связанное с тобой замечаю".
  − Эта официанточка кажется вполне доступной.
  Майло прищурился.
  − Ты забываешь, − он слегка растягивал слова, − что я здесь с тобой.
  Такая простая фраза. А за ней столько сложностей!
  Появление официантки с подносом, на котором стояли два фужера, приостановило милую беседу. Натсуми наблюдала, как девушка разыгрывает целое представление, расставляя на столе с особым изяществом бокалы.
  − Auf Liebe! − Майло произнёс тост "За любовь!" столь незнакомое для него чувство.
  − Ну чем не идиллия? − умилилась красивая девушка возникшая словно из ниоткуда.
  Изящное маленькое чёрное платье привносило в её образ нотку настоящего французского шика, а берет отлично его подчёркивал. Элегантная причёска, почти незаметный макияж и безупречный маникюр − девушка точно знает, как себя преподать.
  − Да, чудесно, − согласился Майло. − Уитни, какими судьбами?
  − Я здесь проездом. Вот уж кого-кого, а тебя, Михаэль, я встретить, никак не ожидала.
  Натсуми ухмыльнулась, услышав, как девушка назвала Майло совершенно другим именем.
  − Присоединишься, − указал рукою на свободный стул.
  Романтический вечер вдвоём засиял синим пламенем.
  − Пожалуй, да! − Майло помог ей сесть и подозвал официантку, которая тут же подлетела и, приняв заказ, направилась к бару.
  − Твоя очередная пассия? − девушка столь бесцеремонно испортившая "свидание" говорила так, будто Натсуми и за человека не считала.
  − Она не ты. С Натсуми у нас серьёзно.
  Как же ей хотелось верить в эти его слова, но разум твердил не поддаваться обману.
  − Наивная дурочка! − Уитни соизволила обратить своё внимание на новую любовницу своего возлюбленного. − И ты ему веришь?
  − Я не верю, я знаю! − Натсуми сама не зная, зачем ей всё это надо, стала подыгрывать Майло явно не просто так заявившему об их якобы серьёзных отношениях.
  − Наверное, уже нафантазировала, как он тебя к алтарю поведёт. Окольцевать такого человека не удастся ни одной раскрасавице, а такой заурядной девушке как ты тем более.
  Стерпеть столь пренебрежительное отношение к себе для Натсуми оказалось очень трудно. Если бы не предупреждение Митча выслушала бы Уитни в свой адрес парочку малоприятных культурно-изысканных выражений, а так она была одарена лишь взглядом надменных изумрудных глаз. Майло был поражён заметив столь гордо величественный взор и немое ответное манкирование. Он явно ожидал от Натсуми другой манеры поведения. Майло не ведал, что Митч, нарушив прямой приказ о неразглашении, предупредил Натсуми, сообщив ей, что сей вечер не свидание как могло бы показаться вначале, а очередная афёра Майло. Что за дело у Майло с этой Уитни, Натсуми не знала и знать не желала. Ясно было одно: её язвительность может испортить это дело, и именно поэтому Натсуми не стала дерзить обоим. Переборов самою себя она "прикусила язычок".
  − Уитни, не строй из себя мисс мира, ты, знаешь ли, тоже на любителя.
  − Помнится, два года назад ты оценил меня по достоинству.
  − Что подвернулось, то и оценивал.
  − А ты не изменился, − кокетливо улыбнулась. Видимо она неплохо знала его характер, коли не стала дальше продолжать спор, − всё такой же чертовски сексуальный и грубый.
  − Уитни, как там Самуэль поживает? − якобы неожиданно вспомнил про брата Уитни, с которым Майло был в не очень-то хороших отношениях.
  − Уже год как на кладбище прописался, − отглотнула шампанского.
  Ничего крепче она позволить себе не могла: на работе, как известно, не пьют.
  − Ты здесь действительно проездом или решила сменить место работы? Учти, здесь хозяин я, − сразу перешёл к деловому разговору.
  − Насторожился-то, − легонько засмеялась. − Не боись, тебя не обчищу. Ой, кажется, сказала лишнего, − она и забыла, что рядом с нею сидела Натсуми. − Мне нужно отлучиться в дамскую комнату, − Уитни взяла сумочку и поспешно удалилась в туалетную комнату.
   "Мерзавка!" − подумала Натсуми.
  − Натсуми, детка, − Майло моментально обратил на себя её внимание, − неужели ты ничего не скажешь?
  − А что именно ты ожидаешь от меня услышать? И не надейся, что я буду выяснять отношения с этой фифой. Слишком велика для тебя честь быть предметом женского раздора.
  − Хладнокровия тебе не занимать. Отличненько, при нашей жизни незаменимое качество. А теперь я тебе кое-что скажу. Для неё, как ты уже поняла, я Михаэль, смотри не ляпни моё имя, ей его знать ни к чему.
  − Конечно. Можешь не переживать. А кто она такая? Воровка?
  − Элитная воровка. Работает в отелях, обчищает постояльцев. Охмуряет, соблазняет, подсыпает клофелинчику и пока жертва спит обчищает его номер.
  − Она и тебя так ограбила?
  − Пыталась, пару лет назад в Лондоне. Так мы и познакомились. Я заставил её работать на себя, неплохие бабки с неё имел, а потом наши пути дорожки разошлись.
  − Что ей сейчас от тебя понадобилось? Она явно по тебе не скучала все эти годы.
  − Кто знает, кто знает, − хмыкнул и отпил шампанского.
  Она-то знала, что его наружная мягкость скрывала стальной характер. Только глупец мог подумать, будто бы он не понимает, какие мотивы движут разными людьми, что скрывается за невинными намёками.
  Вскоре Уитни вернулась к столику, а официантка как раз принесла первое блюдо. Все занялась им, радуясь возможности помолчать.
  Когда тарелки убрали, Майло пригласил дам в соседнюю залу, где гости прогуливались, разговаривали, переходя с места на место, а не засиживались за столиками.
  Слышалась музыка. Динамики были так удачно расположены, что мелодии звучали негромко, но отчётливо.
  − Ты ведь потанцуешь со мной? − Уитни вцепилась пальцами с длинными накрашенными ногтями в рукав Майло и захлопала ресницами при этом состроила страдальческую гримаску.
  − Сомневаюсь, что Натсуми позволит, − с вежливым сожалением ответил Майло.
  − Ты, конечно, должен потанцевать с Уитни, милый, − беззаботно прощебетала Натсуми, и добавила, нарочито растягивая слова: − в конце концов, домой ты поедешь со мной.
  Майло взял её руку и поднёс к губам.
  − Несомненно, − откликнулся он.
  О да, он играл великолепно, да и она не уступала.
  − Я бы, пожалуй, выпила ещё шампанского, − Уитни бросила Майло обольстительный взгляд из-под искусно наведенных бровей. − Ты ведь не откажешься принести?
   "Ну, нет, − подумала Натсуми. − Этот фокус у тебя не пройдёт. Сегодня ухаживают только за мной". Глаза Майло весело сверкнули, когда она вслед за Уитни подала ему свой бокал.
  − Присоединяюсь к Уитни. Спасибо, дорогой, − ударение на последнем слове было не навязчиво, но явственно.
  − Он милашка, верно? − Уитни вздохнула, не спуская глаз с удаляющегося Майло.
   "Подумаешь, откровение!"
  − Да, − согласилась Натсуми, ожидая, что последует дальше.
  − У вас, наверное, было свидание. А я вам помешала.
  − У нас ещё вся ночь впереди.
  − Уж прости меня за мою бестактность, − на щеках Уитни появились ямочки, хотя улыбки на лице не было, − но я уверена, он бросит тебя, так же как и меня и ещё Бог знает скольких таких же наивных дурочек.
  − Уитни, а ты плохо разбираешься в людях. Разве я похожа на наивную дурочку?
  − Ты себе льстишь!
   − Нет, это ты меня недооцениваешь!
  В этой игре не имелось правил, и как ни противно было Натсуми поддерживать разговор, но уступить без боя она не могла.
  − А ты и вправду не столь проста, какой кажешься. У Михаэля действительно отличный вкус на женщин.
  − У Михи, − Натсуми специально ласкательно сократила поддельное имя Майло дабы разыграть перед Уитни тесность их отношений, − очень простые вкусы. Самое лучшее его всегда устраивает.
  − Похоже, он тебе неплохо платит! − Уитни показала на роскошное кольцо с изумрудом и бриллиантами. − А по тебе и не скажешь что ты первоклассная шлюха.
  Натсуми считала, что ей полагается какая-та компенсация за терпение, проявленное ею при разговоре.
  − Женщины во все времена пользовались своими возможностями, чтобы получить соответствующее вознаграждение.
  − Что обсуждаете, − произнёс над ухом низкий протяжный голос, − милые дамы?
  Натсуми повернулась и встретилась взглядом с Майло. Он подал им обеим по бокалу шампанского.
  − Уитни и я обсуждали, насколько выгодно удовлетворять желания мужчин, − её глаза коварно блеснули. − Ты знаешь, дорогой, − Натсуми продолжила игру в алчную любовницу, − в последнее время моя машина без конца барахлит. Меня устроил бы "Порше Каррера". Чёрный! − очаровательно вытянув губы, она подняла палец к губам, лизнула его острым язычком и коснулась им нижней губы Майло, как бы посылая воздушный поцелуй. − Договоримся... позже?
  Трепет пробежал по её телу, когда Майло перехватил её руку, поднёс кончик пальца ко рту и медленно обвел его языком. Глаза его потемнели, в их мерцающей глубине отразились страсть и желание.
  − Уверен, мы решим это к обоюдному удовольствию.
  − Как я погляжу, вы отлично спелись! − Уитни поставила бокал на стол рядом с бокалом Натсуми и стаканом Майло. − Совет вам, да любовь! − незаметно подсыпала порошок в стакан и фужер.
  − Спасибо, дорогуша.
  − Не забудьте на свадебку пригласить! − допила шампанское и одарила собеседников сияющей улыбкой. − Вы извините меня, но мне надо отлучиться в номер, − поспешно удалилась.
  − Твой час пробил, − еле слышно проговорил Майло в след экс-любовнице.
  − Насчёт "Порше", − сказала Натсуми когда Уитни скрылась из зала, − я пошутила.
  − Знаю.
  − Если ты посмеешь купить мне что-нибудь подобное, я отошлю всё назад, − пригубив шампанского из бокала, она только сделала вид, что слегка отпила, на самом же деле ни капли ей в рот не попало.
  − Охотно верю, что ты именно так и сделаешь, − он поднял стакан с виски и поднёс его к губам.
  −Ах, − Натсуми притворилась, что у неё закружилась голова и будто бы она падает в обморок.
  Майло тут же поставил стакан обратно на стойку и быстро поймал качнувшуюся девушку. Он горячо прижал её к груди, зарывшись лицом в густые волосы.
  Из присутствующих в зале на парочку никто не обратил особого внимания, разве что бармен кинулся сначала на помощь, но Майло жестом указал ему, что всё в порядке.
  Натсуми приоткрыла глаза, и взор её моментально обратился к злосчастному бокалу с виски.
  Жест рукой и стакан, как бы случайно ею задетый, упал на пол.
  − Ой, я такая неловкая, − притворщица виновато опустила взор.
  − Нет, ты очень хитрая, − кинул купюру на стол и повёл Натсуми обратно в обеденный зал.
   − Ты это о чём?
  − Думаешь, я не заметил, как Уитни подсыпала в наши бокалы какой-то порошок, а ты ловко подменила ваши фужеры.
  − Так ты знал, что она решила нас опоить или отравить и всё равно чуть не отпил из своего бокала, − присела в кресло и выжидающе посмотрела на Майло.
  − А мне было любопытно узнать, что ты попытаешься предпринять. Закричишь: "Не пей" привлекая всеобщее внимание, вырвешь у меня бокал или ещё что-то учудишь. Отличная идея с обмороком, и естественно так обыграла, я почти поверил. Актриса из тебя сносная, и фантазия вполне оригинальная.
  − Так что же этой Уитни надо было? Зачем ей понадобилось отравить нас?
  − Скорее не отравить, а усыпить. Она воровка, а не убийца. Её наняли мои враги, видимо прознали про нашу прошлую связь. Недоброжелателей у меня тьма, многие хотят убрать меня с дороги, и кто-то идёт вот на такие ухищрённые способы, но у меня информационная сеть налажена, от меня ничего не утаишь. Не думай, что я просто так привёл тебя в ресторан именно при отеле. Я знал, по какой схеме она работает и где проще всего встретить её. Упростил ей задачу, заодно и тебя проверил. Отлично всё получилось.
  − Майло, у тебя даже ужин не обходится без приключений.
  − Привыкай, детка, со мною всегда так.
  − И что с нею будет?
  − Тоже что и со всеми, хотя... Может мне удастся переманить её, она же птичка вольного полёта.
  − И ты с нею... Вы будете работать вместе?
  − И не только? − Майло специально подкармливал её ревность.
  − Этого мог бы и не говорить.
  Майло заказал кофе, потом потребовал счёт. Натсуми поспешила подняться. Он проводил её, убедился, что швейцар вызвал для неё машину, и дождался, пока машину подадут к главному входу.
  − Спокойной ночи, детка! − на прощание он страстно поцеловал её, ввергая в пучину сладостной неги.
  Скрадываемые сумерками черты лица, протяжные интонации. Его образ и звук его голоса ещё долго не давали Натсуми покоя после того, как она скользнула под одеяло.
  А предмет её мечтаний и сновидений сразу после того как такси отъехало увозя в ночь объект его желаний прямиком направился в номер к Уитни где та изо всех сил всеми мыслимыми и не мыслимыми способами пыталась устроить промывание желудка, прекрасно зная что это совершенно бесполезно.
  − Что, херово? − поинтересовался Майло, пройдя в комнату.
  − Когда ты успел?
  − Не я, а моя крошка. Она у меня умничка.
  − Сучка.
  − Вот объясни мне, какого дьявола тебе понадобилось всё это? Решила меня грохнуть, но с чего бы это вдруг. У меня конечно много врагов желающих прикончить меня, но тебя я к их числу не относил, да и вообще подзабыл о тебе.
  − Ты бросил меня. Это достаточный мотив для убийства.
  − Как ты вычислила меня?
  − Мне помогли! На меня вышли члены некой группировки, уж не ведаю я откуда, но им было известно про наше знакомство, Майло. Да, я знаю, что никакой ты не Михаэль. А ты многого за эти два года добился.
  − Кто? Мне нужны имена. Кто подослал тебя?
  − Так я тебе и сказала. Размечтался.
  − Говори или сдохнешь.
  − Я так и так умру. Яд действует медленно, но наверняка и противоядия от него нет. Я так и не смогла никого убить, лишь себя в могилу загнала.
  − Ну так очисти душу перед кончиной, назови мне имя того кто нанял тебя.
  − Вайрон! Он жаждет твоей крови, крови цепного пса Данте. Вот уж не думала, что ты будешь кому-то прислуживать, − за свои дерзкие слова Уитни получила сильную пощёчину.
  − Поднимайся, нужно покинуть отель пока ты ещё не сдохла. Мне проблемы не нужны.
  − Проблемы! Ха, боишься, что тебя обвинят в моём убийстве. Хотя бы так, но я отомщу за то, что ты бросил меня.
  − Дура ты, Уитни. Одним трупом меньше, одним больше. Этим меня не проймёшь.
   "Что толку скандалить и рыпаться когда часы мои на исходе. Уж лучше умереть спокойно".
  − Хорошо, я поеду с тобой, − согласилась без пяти минут покойница. − Мне уже всё равно где подыхать. Бездыханному телу безразлично, что с ним будет далее.
  − Тогда пошевеливайся, времени, наверное, в обрез.
  − Часа три, − Уитни взяла дамскую сумочку и медленно побрела к двери. − Вещи прихвати, выселяться буду. Не хочу отелю репутацию портить. Шикарный, престижный. Зачем им труп воровки в номере.
  − Странная ты.
  − Кто бы говорил.
  Минут через десять они уже мчались в машине Майло навстречу ночи.
  − Уитни, неужели ты так ненавидишь меня?
  − Я люблю тебя.
  − Тогда ответь, почему ты решилась меня убить? Что же Вайрон тебе такого пообещал?
  − Отмщение! − тяжело вздохнула и посмотрела на человека, которого любила до безумства. − А он очень хитёр. Сначала Вайрон заставил меня работать на него, такие проценты драл, что мне на жизнь еле хватало, игрался со мною, шлюшкой своей сделал, а я терпела. Как-то я ему проболталась, что уехала из родной Англии, чтобы отыскать одного человека, которому хочу отомстить. Описала тебя, назвала, как оказалось поддельное имя, а через неделю он сунул мне твоё фото. Я тебя сразу узнала, − на несколько мгновений она прикрыла глаза, тяжело вздохнула и, вновь обратив взор на Майло, продолжила свою предсмертную исповедь. − Любовь и ненависть страшный коктейль, а Вайрон приправил его щепоткой ревности. Он разработал план, а я дура согласилась. Михаэль, нет, Майло, прости меня. Я так сильно люблю тебя, что не могла смириться с расставанием, уж лучше мёртвый, чем не мой. Я и куклу твою поэтому убить решила, за то что Ты сейчас с нею.
  − Ты ненормальная.
  − Возможно, смотря, что понимать под нормой.
  − И ты смогла бы спокойно жить с таким грузом на сердце? Ведь именно Ты убила любимого тобою человека.
  − А ты жесток. Сказал мне такое. Майло, ты и есть моя жизнь и если умрёшь ты, умру и я! − Уитни достала из сумочки маленький пузырёк.
  − Так ты и на себя яду припасла.
  − Куда ты меня везёшь?
  − В морг.
  − Мне ещё рано, − закрыла глаза и вновь тяжело вздохнула.
  Через час её не стало.
  Всё то время до момента её последнего вздоха Майло находился в машине, припаркованной на стоянке близ морга, и ждал, когда же Уитни умрёт.
  Не нащупав у неё пульс, он облегчённо тяжело вздохнул и достал телефон.
  Минут через пять из-за тяжёлой металлической двери, отворившейся с жутким режущим слух скрежетом, появился пожилой мужчина с каталкой. Майло уложил покойницу на каталку, после чего сунул патологоанатому в карман увесистую пачку денег.
  − Вовремя вы её доставили. Утром уже захороним, как раз сейчас буду подготавливать тела.
  − Отлично. Чем быстрее, тем лучше.
  Врач скрылся за дверью, толкая впереди себя тележку с трупом, а Майло продолжил стоять на улице, вдыхая терпкий ночной воздух. Он поднял голову и стал всматриваться в мерцающие звёзды, а в глазах его отражалась луна. Именно в эту минуту ему вновь жутко захотелось закурить, хорошенько затянуться. Хотя бы разок.
  Переборов в себе тягу к сигарете он минут через десять всё же соизволил сесть за руль своего авто. Поёжившись от холода, он включил печку. Странно, но ранее он даже не заметил, что у него замёрзли руки. Эта ночь была на удивление холодной, под стать холодности Уитни.
  Отогрев ладони Майло повернул ключ зажигания, и машина наконец-то отъехала от здания, от которого так и веяло аурой смерти.
  Рассекая по улицам ночного города, Майло пытался привести свои мысли в порядок. Его терзали воспоминания об Уитни и жажда крови Вайрона чью смерть по независящим от Майло обстоятельствам организовать в ближайшее время никак не получилось бы.
  
  По возвращении домой Майло застал Митча как всегда протирающего штаны за компьютером.
  − Как ужин прошёл?
  − Так себе.
  − Уитни повстречал? Как она? − Митч хотел бы лично с нею повстречаться, да не вышло, поэтому оставалось довольствоваться кратким ответом Майло.
  В своё время Митч пытался приударить за воровкою, и отступился от неё, лишь получив увесистый отворот-поворот, после чего он зарёкся не связываться с подружками лучшего друга.
  − В самом расцвете! Прискорбно, что померла. Яду нам подсыпала и прокололась. Närrin!
  − Она хотела тебя убить? С каких это пор воровка переквалифицировалась в убийцы?
  − Она затаила на меня злобу с того самого момента как я без объяснений бросил её. Только и мечтала, чтобы прикончить меня. Брошенная женщина хуже бешеной кошки.
  − Где труп?
  − В морге. Уже сегодня ночью её подложат в закрытый гроб, а утром захоронят. Не скучно ей будет вечность коротать, вдвоём в одном гробу. Надеюсь, с соседом она поладит.
  − Твой чёрный юмор сейчас не уместен.
  − В нашем деле без юмора никак нельзя, свихнуться ведь можно иначе.
  − Опять отстегнул этому старикашке кучу денег?
  − Зато самый надёжный способ спрятать труп и самый гуманный способ его захоронения.
  − Обязательно надо было её грохнуть? − Митч отчасти жалел Уитни.
  Жила себе девушка, подворовывала изредка, а тут бац и она умерла, и от рук не кого-то там постороннего, а своего же бывшего любовника.
  − Она сама себя убила. Не без помощи Натсуми, конечно. Но ей суждено было умереть. Удумала она и себя отравить после того как я коньки отброшу.
  − Зачем надо всё так усложнять? Поговорить никак нельзя было?
  − Я же не думал что она настолько сумасшедшая. А я ей ещё работу хотел предложить. Она была бы при делах и нам прибыль.
  − Сомневаюсь, что она стала бы работать на тебя. А жаль, такие руки, любой замок могла за считанные секунды взломать.
  − Ловкости её рук позавидовать можно. Как она клофелин подсыпала, никто ведь не замечал, кроме меня ну и теперь вот как оказалось Натсуми.
  − Ты упомянул Натсуми. А она-то какое отношение ко всему этому имеет?
  − Самое что ни на есть прямое. Она оказывается внимательная, заметила, как Уитни подсыпала нам в бокалы порошок. Натсуми ловко поменяла фужеры, тем самым отравив вместо себя Уитни.
  − То есть она стала убийцей? Майло, ну ты и мерзавец. Втянул девушку в свои делишки. Каково ей, по-твоему, будет жить с таким грузом на душе?
  − Она не знает, что там был яд. Думает, это было снотворное.
  − И она ничего не заподозрила?
  − Да кто её знает. Но сомневаюсь я, что она посчитает себя виноватой в смерти Уитни. Так, всё, закрыли эту тему. Я спать и тебе советую, − развернулся на каблуках и направился к выходу. Остановившись в дверях не оборачиваясь, произнёс: − Если мучает бессонница, то вместо игр своих делом займись.
  − Кого пробить надобно?
  − Старого знакомого. Макса Сайланса! Помнишь такого?
  − Забудешь его. В тюрягу из-за него чуть не загремели.
  − Вот и считай, что пришло время свести старые счёты.
  С вечера первого свидания прошло две недели. Майло постепенно становился частью жизни Натсуми. Постоянно его появление было бурным и неожиданным. Жизнь девушки перестала быть предсказуемой, в ней всё стремительно изменялось, как и её отношение к Майло. Оно менялось по такому же принципу, причём не менее десяти раз в день, так как Майло довольно специфическая личность и чересчур подверженная эмоциям. Но, несомненно, единственное, что изменялось по прогрессивной шкале, так это их интерес друг к другу. У обоих постепенно простое физическое влечение переросло в нечто большее. Им хотелось узнать друг друга поближе, но как личность, как человека, а не только познать плоть друг друга.
  Майло стал важной частью жизни Натсуми, и девушка надеялась, что для него она тоже хоть что-нибудь значит.
  Натсуми часто зависала с парнями в их компании, неплохо они время проводили втроём, иногда вчетвером, когда Мэтт заводил себе новую подружку.
  Натсуми всё чаще бывала у парней дома, иногда оставалась и на ночь, но её отношения с Майло дальше поцелуев так и не заходили, как бы сильно он не старался соблазнить красотку. Она находила в себе силу и мужество отказать ему. Порой ей хотелось поддаться плотским желаниям, но гордость и разум мешали этому свершиться. Когда Натсуми оставалась одна, она расшифровывала очередные послания, которые оставляли ей парни. Из упрямства, а может, назло Майло, Натсуми во что бы то ни стало, разгадывала эти головоломки.
  Вот в один из таких вечеров, когда она сидела дома одна и напрягала мозги над очередной шифровкой, в её дверь кто-то позвонил. Натсуми точно знала, что это не Мичиру, так как девушки больше не общались, и это точно не Майло. Он предупредил, что раньше утра не вернётся.
   "Кто бы это мог быть?" − подумала Натсуми, отложив в сторону ручку и блокнот. Мельком взглянув в зеркало, поправив прядку непослушных пышных волос, пошла открывать дверь.
  На пороге стояла невысокая девушка в милом, чисто чёрном платье. У незваной гостьи были короткие рыжие волосы, сколотые сзади бантом. Маленькое личико выглядело по-детски: треугольное, как сердечко; миндалевидные, что не типично для англичанки глаза, обрамляемые густыми рыжими ресницами, отливающими золотом на солнце; маленький, немного вздёрнутый носик и широкий рот. Её нельзя назвать хорошенькой, но была в ней какая та своеобразная привлекательность. Такой милый рыженький котёнок, и имя этого котёнка − Молли.
  Молли однокурсница Натсуми, подруга по несчастью, в том смысле что она, как и Натсуми прозибает лучшие годы жизни в стенах университета и дома за учебниками. Девушки часто общались во время учёбы, но на каникулах не виделись. Мать Молли тяжело больна и каждое лето проводит на лечебно-оздоровительных курортах, а дочь сопровождает её во всех поездках, но как оказалось этим летом Молли осталась в городе, так ещё и к Натсуми вдруг пожаловала на ночь глядя.
  − Привет. Какими судьбами? Проходи, − Натсуми была удивлена визиту.
  − Привет! − как всегда мило улыбаясь, ответила ночная гостья.
  Девушка прошла в комнату, присела в кресло. Натсуми тем временем быстро собрала все бумаги и запрятала их в соседнюю комнату.
  − Может быть, чаю? − скорее из вежливости, нежели от желания чаёвничать, предложила хозяйка дома.
  − Нет, спасибо. Я знаешь, зачем пришла?
  − Нет! Откуда же мне знать?
  − Не перебивай, пожалуйста! Натсуми, у тебя ведь нет парня?
  Её вопрос немного обескуражил, но Натсуми и виду не подала.
  − Фактически, нет! А почему ты спрашиваешь?
  − В таком случае, я хочу пригласить тебя на день рождения моего парня. Его зовут Дерек.
  − А причём здесь вопрос про моего парня? Ты что, хочешь меня там с кем-то познакомить. Если так, то я пас.
  − Нет, ну что ты. Я сватовством не занимаюсь. Кроме того я бы не стала знакомить подругу с ловеласом, а почти все его друзья меняют любовниц как перчатки. Именно поэтому получается, что на празднике я буду единственная девушка. Меня это немного смущает. Не могла бы ты составить мне компанию.
  − Ты же знаешь, я не любитель подобных празднеств. Пригласи кого-нибудь другого, я же не единственная твоя подруга.
  − Во-первых, не так уж много у меня друзей, − в голосе чувствовались нотки огорчения и сожаления, − а во-вторых, ты единственная кто свободна от всякого рода отношений. Мередит и Паулу приревновали и не отпустили их ухажёры, а тебе запрещать некому. Натсуми, ну пожалуйста! − Молли состроила мордочку котика из Шрека.
   "Странная просьба, − размышляла про себя несвободная подружка мафиози. − Не нравится мне это. Но и отказать я ей не могу".
  − Если честно, мне эта затея не очень нравится. Что если кто-то начнёт приставать?
  − Нет, уверяю. Это только со стороны будет день рождения.
   "Прикрытие! Чем же занимается этот Дерек?" − Натсуми начинала думать как Майло, во всём искала криминальный подвох.
  − Поясни.
  − На самом деле это будет очередная деловая встреча. Дерек бизнесмен и любая встреча с его друзьями заканчивается разговором о бизнесе. Так уже было много раз. Мне скучно сидеть там одной и слушать о том, в чём я совершенно не разбираюсь. А так мы с тобой поболтаем. Мы ведь давно не виделись.
  Идти на празднество не очень-то хотелось. Всё это казалось подозрительным, но подруга попросила. Да и развеяться не мешало бы, сколько можно сидеть в четырёх стенах и напрягать мозги, ожидая появления Майло.
  − Ну что с тобой поделаешь. Ладно. Когда состоится это событие?
  − Сегодня! Нужно быть готовой через час. Я позвоню Дереку и он пришлёт сюда машину.
  − Как через час? Но у меня даже подарка нет.
  − И не надо.
  − Как же так, идти на праздник и без подарка.
  − Я уже купила. Вот, − Молли протянула коробочку.
  Натсуми открыла её, и взору предстал очень дорой Паркер.
  − Нет. Я не могу дарить такое! − возразила Натсуми.
  Столь дорогие подарки, по её мнению вручают либо близким друзьям, либо тем, кого хотят расположить к себе, подразумевая в дальнейшем тесное общение. Дерек не относился к указанным категориям, кроме того Натсуми уж точно не стала бы к кому-то подлизываться, поэтому подарок с намёком коим в её понимании был паркер она дарить не очень то хотела, особенно совершенно незнакомому ей человеку. Мало ли что он подумает.
  Натсуми любитель накручивать себя по поводу и без. Молли выбирая подарок и думать не думала ни о каких намёках, да и Дерек навряд ли отнесётся к паркеру так серьёзно, но Натсуми, вспомнив наставления брата умевшего втираться в доверие к людям, мысленно предсказала что именинник решит будто она пытается привлечь к себе его внимание.
  − Может быть, по пути заскочим в магазин, и я выберу что-нибудь попроще?
  − Нет. Ты будешь дарить это. Неважно, что ты подаришь. Самое главное, что ты придёшь. А теперь собирайся.
  На украшение самой себя Натсуми потратила не очень много времени, сказались опыт и нежелание выделяться. Лёгкий макияж, незамысловатая причёска − скромно, но со вкусом. И наряд она подобрала хороший: чёрный с серебром брючный костюм изящно стилизованный под готику. "Мелочи", называемые аксессуарами, гармонично дополнили элегантный наряд. Серьги под чёрненое серебро с искристыми стразами Swarovski и кулон в виде револьвера не так давно подаренный Майло.
  Поглядев на себя в зеркало, Натсуми удовлетворённо кивнула своему отражению. Но Молли выбор подруги совершенно не понравился.
  − Там будут одни мужчины, все в брюках, а тут ещё и ты надумала в брюки влезть. Нет уж. Надевай платье. Нужно выглядеть женственно.
  Она полезла в шкаф и, недолго выбирая, достала чёрное коктейльное платье. То самое, которое было на Натсуми в день её похищения.
  Хозяйка сия великолепия стала возражать, но, в конце концов, всё-таки уступила. Ей самой очень нравилось это платье, а связанные с ним противоречивые воспоминания отмели все сомнения.
  Быстро облачившись в наряд, Натсуми подмигнула своему отражению, подметив, что выглядит она почти так же, как и в день похищения.
  Вскоре к дому подъехал чёрный "Мерседес" и девушки отправились в ресторан.
  Как и говорила Молли, на празднике действительно были одни мужчины.
  Молли познакомила однокурсницу с именинником. Дерек Натсуми сразу не понравилась. Неприятный тип. Такие любят строить из себя крутых, но как запахнет горелым, тут же убегают, "поджав хвост".
  Натсуми, скребя сердцем, ради приличия, подарила имениннику Паркер. Ни с кем кроме Молли она не общалась. Несколько парней пытались познакомиться, но Натсуми конечно же, им отказала. Как и уверяла Молли, мужчины вскоре принялись обсуждать дела бизнеса. Девушки пересели за соседний столик, и о чём-то беседовали. Натсуми почти не слушала подругу, лишь изредка ей поддакивала, для поддержания разговора.
  Время для Натсуми длилось медленно. Она уже пожалела, что пришла на этот псевдо праздник, ей было очень неуютно. Вдобавок к этому, именинник, то есть Дерек весь вечер не сводил с Натсуми взгляд. Он смотрел на неё так, словно уже сунул руку под платье и его рука уверенно там себя чувствовала. Молли сидела спиной к нему и не замечала этого, а вот Натсуми видела его глаза, в которых ясно читалась похоть, да и всем телом она ощущала пронзительный взгляд. Внутри всё "кипело" от злости. Девушка была готова высказать своё возмущение, но скандал затевать не решилась. Натсуми сидела и с трудом сдерживала себя.
  Но, в конце концов, её терпение лопнуло, и пока она ещё контролировала свой гнев, девушка решила выйти на улицу, подышать свежим воздухом и немного успокоиться.
  Натсуми стояла около входа и любовалась луной. Вдруг сзади кто-то подошёл. Девушка оглянулась. Рядом с ней встал Дерек, держа в руках сигарету.
  − Я закурю, если ты не против, Натсуми? − на его лице красовалась надменная улыбка.
  − Знаете, мне безразлично, даже если вы застрелитесь.
  − Как грубо, но мне это даже нравится, − он затянулся и выдохнул дым на собеседницу, и к его сильному удивлению Натсуми даже не закашлялась, лишь недовольно сузила глазки и сжала руку в кулак. − Так ты куришь, − сделал он вполне логичный вывод.
  − Нет! С чего вы решили?
  − Молли не переносит сигаретный дым, а ты к нему равнодушна. Поэтому я и осмелился предположить, что ты куришь.
  − Мой знакомый много курит. Я привыкла.
  − Знакомый? А Молли сказала, что у тебя нет парня.
  − А я разве сказала бойфренд?
  − Ты очень привлекательная девушка, а у тебя нет парня. Это не справедливо.
  − Не вам судить, что справедливо, а что нет.
  − Знаешь, Натсуми, а ты мне понравилась.
  − Поэтому вы весь вечер пялились на меня? − девушка с собеседником была холодна как айсберг. − У вас есть Молли, поэтому не стоит заглядываться на других девушек, особенно на её подруг.
  − Молли мне не жена. Я могу бросить её в любой момент, − он сделал несколько шагов по направлению к Натсуми.
  − Держите дистанцию, ясно, − она выставила руку вперёд, преградив ему путь.
  − Ты красивая, сексуальная, − Дерек нежно взял девушку за руку и попытался опустить её к телу, тем самым стараясь сократить расстояние между ними. − Молли говорила, что ты очень умная...
  − Так, давайте все комплименты потом и в письменном виде! − перебила, не дав ему закончить фразу.
  − Хорошо. Обойдёмся без банальных фраз. Как я понимаю на сказку тебя не купить. Ты дорогого стоишь! − с нею он решил не особо церемониться, полагая, что холодностью своей стревочка лишь завышает себе цену.
  − Да пошёл ты, − Натсуми с силой вырвала руку из его ладони.
  − Мы уже перешли на "Ты"! Хорошо. Я прям чувствую, как между нами искра проскочила.
  − А ты заземляться не пробовал?
  − Почему ты такая злая? − поинтересовался Дерек.
  − Я не злая... Я добрая, но в злую полосочку! − намереваясь уйти, Натсуми отвернулась от надоевшего приставалы, но она и шагу ступить не успела.
  − А ты ещё интереснее, чем я думал. Обычно девушки сами на меня вешаются, а ты... − уловив момент, Дерек прижал объект вожделения к стене и, нависнув над девушкой, прошептал ей: − В тебе есть какая та изюминка.
  − О-о, во мне масса изюминок. Я практически кекс! − съязвила в ответ.
  − Так позволь, я тебя съем!
  − Не на ту девушку губу раскатал!
  − Натсуми, а ты знаешь, что мужчина больше всего помнит ту девушку, с которой у него ничего не было, − сказал он и впился в губы грубым поцелуем.
  Натсуми, недолго думая, со всей силы ударила по лицу домогателя возомнившего о себе не весь что. Это была не просто звонкая пощёчина, девушка ещё и ногтями его поцарапала. У Дерека на лице остались четыре небольших пореза.
  − В таком случае, ты будешь помнить меня всю жизнь! − она была вне себя от ярости.
  Натсуми оттолкнула именинника в сторону и зашла в ресторан. Быстрым шагом дошла до столика, где сидела Молли, не сказав ей ни слова, взяла свою сумочку, и таким же быстрым шагов направилась к выходу.
  − Натсуми, ты куда? − недоумевая, спросила Молли.
  − Извини. Мне пора идти, − резко ответила, даже не обернувшись.
  Строптивая гостья вышла на улицу. Дерек был всё там же, он ждал её. Молли выбежала следом за однокурсницей:
  − Натсуми, подожди, − она подбежала к подруге, взяла её за руку, и той пришлось остановиться, − объясни, что с тобой?
  − Лёгкое недомогание, − по мере возможности ответила помягче, стараясь не сорваться на ни в чём невиноватую подругу.
  − А это как? − Молли не отличалась сообразительностью.
  − Это когда не домогаются! − Натсуми посмотрела на Дерека устрашающим взглядом, аля взбешённый Майло и пошла вдоль улицы прочь от ресторана.
  − Что это с ней? − спросила Молли у Дерека, провожая подругу взглядом.
  − Просто когда у кошки нет кота, она начинает царапаться, − ответил Дерек, прикрывая порезы на лице рукой.
  В этот момент все услышали шум мотора, визг тормозов.
  Натсуми и десяти метров пройти не успела, как вдруг из-за поворота вылетел "Лексус" и остановился в паре метров от неё. Из машины вышел Майло. Блондин был очень зол. Вокруг темно, фонари на улице почти ничего не освещали, поэтому ни Дерек, ни Молли не смогли отчётливо разглядеть лицо парня, подошедшего к Натсуми.
  − Вот, кажется и кот приехал, − сказал Дерек, заприметив мужской силуэт рядом с неподступной девицей.
  − Но у неё нет парня! − Молли была немного озадачена и даже удивлена.
  Майло зло посмотрел на Натсуми прищуренными глазами, при этом одну руку он держал на талии, около пистолета, готовый достать его в любую секунду.
  − Садись немедленно в машину! − приказал разъярённый мафиози.
  − Майло! Откуда ты здесь взялся? Ты же говорил, что до утра не вернёшься.
  − И ты решила воспользоваться случаем, nutte! − Майло схватил девушку одной рукой за талию, а другой закрыл ей рот и потащил к авто.
  Натсуми пыталась вырываться, только это было бесполезно. Захват у Майло сильный. Митч включил фары, и они осветили парочку.
  − Майло!?! − вдруг прокричал Дерек и моментально побелел как снег.
  − Ты его знаешь? − поинтересовалась Молли.
  Дерек ничего не ответил. Он нервно сглотнул и уставился в полумрак.
  Тем временем блондин затолкал заложницу в машину. Митч вдавил педаль газа в пол, и "Лексус" рванул с места. Майло повалил Натсуми на сиденье и навис над девушкой. Его глаза сверкали от злости. Натсуми попыталась вырваться, но оказалась ещё сильнее прижатой к сиденью. Тогда она отвесила блондину пощёчину и сумела оттолкнуть его от себя. Щека блондина покраснела.
  − Ты что творишь? − Натсуми сразу перешла на крик.
  Блондин ничего не ответил, а лишь впился в её губы: грубо, с нажимом. Странный способ заткнуть кричащей девушке рот. Натсуми стала брыкаться, вертеть головой, попыталась ещё раз его ударить. Он перехватил руку, но сразу отпустил и отстранился. Натсуми сменила положение с позиции лёжа на позицию полусидя.
  − Да что на тебя нашло? − она зло посмотрела на Майло.
  − Будто ты не знаешь? − мафиози продолжал прожигать девушку глазами.
  − Митч, объясни мне, что здесь происходит?
  − А почему ты спрашиваешь у меня, а не у Майло?
  − С ним сейчас бесполезно разговаривать. Он в бешенстве, а я не понимаю почему.
  − Не прикидывайся глупенькой. Мы раскусили тебя, − глаза Майло были сужены, а ухмылка походила на оскал. − А у тебя хорошо получилось нас дурить. Естественно сыграла. Я дурак поверил.
  − Что ты дурак, спорить не буду, но говори яснее.
  − Давно ты любовница Дерека? − спросил Митч.
  − Что? Да как у тебя язык повернулся такое сказать?
  − Хочешь сказать, что нет! − рявкнул Майло.
  − Конечно, нет. Мы даже не знакомы.
  − А ты со всеми незнакомцами около ресторанов целуешься? − ехидно поинтересовался Митч.
  − Я его не целовала!
  − Не ври нам. Мы знаем, что ты целовалась с Дереком? − сказал Митч, взглянув на девушку через зеркало заднего вида.
  − А больше вы ничего не знаете?
  − Значит, было ещё что-то! − ревность застилала разум Майло. − Со мной недотрогу строишь, а с ним... − он снова повалил Натсуми на сиденье.
  − Майло, прекрати, остановись, − кричала, брыкалась, вырывалась, но преимущество в силе было явно не на её стороне.
  Натсуми пыталась оттолкнуть от себя блондина, и ущупала у него в брюках пистолет. Ловким движением достала его и направила на Майло. Он отстранился.
  − Как же мне всё это ужасно знакомо, − проговорил Митч, закуривая сигарету.
  − Если вы знаете про поцелуй, то должны знать и про пощёчину, которую я ему влепила, − отвести пистолет в сторону от блондина пока не спешила.
  Митч остановил машину и повернулся к Натсуми:
  − А вот с этого момента поподробнее. Что ты там сказала про пощёчину? − обратился к девушке Митч, откинув в сторону пачку из под сигарет.
  Майло пристально смотрел на Натсуми и ждал удобного случая, чтобы отобрать у неё пистолет. Но в машине он не рискнул действовать. Натсуми один раз уже стреляла в него, возможно, она сделает это и теперь.
  − Дерек насильно меня поцеловал, а я ему ответила пощёчиной, не слабее той, что досталась Майло.
  − Майло, пересядь лучше вперёд, − посоветовал рыжевласый, заприметив взгляд блондина, в котором чётко читалось недоверие, − иначе вы друг друга точно переубиваете, а мне два трупа ни к чему.
  Блондин с недовольным видом вышел из машины и пересел на сиденье рядом с Митчем. В это время Натсуми быстро села как положено, при этом пистолет из рук так и не выпустила. Машина снова тронулась.
  − Ответь на несколько вопросов, − приказал Майло.
  − Это допрос?
  − Натсуми, пожалуйста! − Митч был как всегда спокоен.
  − Хорошо. Что вы хотите узнать?
  − Давно ты знакома с Дереком?
  − Сегодня познакомилась, в ресторане.
  Парни переглянулись.
  − Не ври, − Майло пускал молнии глазами.
  − Я не вру. Сейчас не та ситуация, чтобы врать.
  − Что ты делала в том ресторане?
  − Пришла на день рождения Дерека.
  − Нестыковка. Если ты только сегодня с ним познакомилась, то, как же ты попала на его день рождения? − Майло, обернувшись к Натсуми, задал вполне логичный вопрос.
  − Меня его девушка пригласила, Молли. Она моя однокурсница.
  − Митч, пробей, кто сейчас его девушка, − приказал блондин.
  Машина снова остановилась. Митч достал ноутбук, забегал пальцами по клавишам, и через пару минут заговорил:
  − Действительно, его очередную пассию зовут Молли и она однокурсница Натсуми.
  − Я же вам сказала.
  − Если он парень твоей однокурсницы, то почему вы целовались? Ты уводишь парней у своих подруг. Не ожидал я от тебя такого, − Майло постепенно стал успокаиваться.
  − Ты меня подозреваешь, или ревнуешь?
  − Не уходи от темы. Отвечай на вопрос.
  − Единственное, что я могу сказать, так это то, что он весь вечер пялился на меня, а потом пытался соблазнить. Когда я ему отказала, он силой вырвал поцелуй, за что и получил от меня. Не верите, взгляните на записи с камер наблюдения. Митч, ты же хакер, труда для тебя это не составит.
  − В таком случае, Митч, разворачивай это колымагу, мы едем обратно в ресторан. Заодно и со старым другом пообщаемся.
  − Да кто он вообще такой, этот Дерек? Он что, тоже из мафии?
  − А ты совсем про него ничего не знаешь? − спросил Митч, разворачивая машину.
  − Бизнесмен какой-то. Мне Молли про него что-то рассказывала, но я уже не помню.
  − Почему Молли пригласила именно тебя? Её Дерек об этом попросил? Он так решил выйти на нас. Но как он узнал? − Майло рассуждал вслух.
  − Точно я не знаю. Молли мне сказала, что ей скучно быть одной в мужском обществе, ей хотелось поговорить с подругой, а все остальные отказались, якобы их бойфренды не отпустили, приревновали.
  − А ты у нас сама по себе и парня у тебя нет!
  − Совершенно верно!
  Майло открыл рот, чтобы что-то сказать, но промолчал.
  
  Вскоре троица подъехала к ресторану.
  − Все на выход и верни мне оружие, − скомандовал Майло.
  − И не подумаю, − ответила Натсуми, припрятав пистолет в свою сумочку.
  Покинув автомобиль, все трое зашли в ресторан. Охранник на входе пытался их остановить, но Натсуми заявила, что она гостья на празднике, а эти парни с ней. Охранник узнал девушку и пропустил всех троих.
  Дерек, когда увидел Майло, от страха побелел ещё больше. Майло вывел его на улицу, на разговор. Натсуми подошла к Молли и попыталась извиниться, а Митч тем временем проскользнул в комнату видеонаблюдения. Он быстро скопировал все имеющие записи, и ещё ловко стёр появление всей компании и разговор Майло у входа. Ещё подстраховался, чтобы и уход не попал на запись. Хакер, что ещё с него взять. Он сделал всё так тихо и быстро, что охранник в комнате даже не проснулся, и продолжал храпеть в своём кресле перед мониторами.
  На улице Дерек клялся всеми святыми, уверяя что он не знал, что Натсуми как-то связана с Майло, если бы он это знал, то ни за что не посмел бы приставать к ней. Майло врезал парню пару раз, для профилактики и отправился к машине. Оттуда он позвонил Натсуми и Митчу. Они вдвоём вышли из ресторана. Дерек начал просить прощения, но Натсуми, не обращая на него внимания, гордо прошла мимо и села в автомобиль. Машина тронулась, проехала пару кварталов и остановилась. Митч достал ноутбук и включил записи с видеокамер. Парни уткнулись в монитор. Прошло минут десять.
  − Моё алиби подтвердилось? − недовольно спросила Натсуми, скрестив руки на груди.
  − Мы поспешили с выводами, − Митч закурил, и завёл двигатель.
  − Поспешишь... сами знаете что.
  За всё оставшееся время поездки все трое не сказали друг другу ни слова. Митч вёл машину и курил, Майло, что ему не свойственно, уткнулся в ноутбук, а Натсуми молча смотрела в окно.
  Она молчала и злилась. Злилась на Майло, за то, что он ей не доверяет; злилась на саму себя, за то, что согласилась пойти в этот ресторан, и, конечно же, злилась на Дерека, из-за которого, в общем-то, всё и началось.
  Через пятнадцать минут авто остановилось около убежища. К этому моменту Майло уже немного "остыл", но был всё таким же хмурым. Его терзали мысли, по поводу: Как помириться с Натсуми?
  Все трое всё так же молча зашли в дом. Митч и Майло поднялись наверх, а Натсуми, скрестив руки на груди села на диван. На её лице ежесекундно менялись все эмоции: от злости и гнева до грусти и отчаяния.
  Парни, зайдя в комнату Майло стали очень оживлённо что-то обсуждать. Девушка не слышала, о ком именно они говорили, но догадывалась, что, скорее всего разговор о ней:
  − Merda! Какой же я идиот, − Майло нервно носился по комнате, сея хаос и разруху, которые, впрочем, не сильно сказывались на царившем в помещении творческом беспорядке.
  − Да друг. Натворил ты делов! Как расхлёбывать будем?
  − Митч, не сыпь мне сахар в пиво!
  − Я серьёзно. Если ничего не предпринять, то...
  − Merda, − Майло сел на кровать и опустил голову, придерживая её руками. − Я... я не могу так просто её отпустить, но и удерживать силой не имею права. Что я натворил...!
  − Я попробую поговорить с ней, может получится немного разрулить ситуацию.
  − Рули, не рули, а авария уже произошла.
  − Ещё не всё потеряно. Я уверен, она к тебе неровно дышит, а значит, шанс ещё есть.
  − Допустим, что ты прав. Может быть, она ко мне что-то и чувствует, но её гордость и злость не наши союзники.
  − Это я слышу от Майло, который никогда не сдаётся.
  − На что это ты намекаешь...? − недолго мафиози был в растерянном состоянии. − Так, всё, вали отсюда. Я должен подумать.
  − Хорошо. Но я всё же поговорю с ней, где-то через часик. Думаю, к тому моменту она уже остынет, и не спустит на меня всех собак, − Митч вышел из комнаты друга и отправился в свою, а Майло достав шоколадку, начал что-то обдумывать.
  В его голове крутилась одна и та же мысль: "У меня нет другого выхода. Придётся говорить это сейчас. Я хотел подождать немного... Всё же, такие предложения не каждый день делают. Но если я не скажу сегодня, то, наверное, не скажу уже никогда", − время поджимало, ситуация требовала кардинальных и решительных мер.
  
  Примерно через час Митч спустился в гостиную. Натсуми сидела на диване по-турецки. Насупив личико, она о чём-то думала, догрызая шоколадку Майло. Что самое удивительное, блондин был занят тем же самым, то есть поедал шоколадку и, нахмурив лицо, продолжал думать.
   "Они друг друга стоят. Эти двое либо станут идеальной парой, либо переубивают друг друга", − думал Митч, глядя на серьёзное личико Натсуми.
  − Всё дуешься? − спросил рыжик, присев в кресло.
  − Дуется воздушный шарик, − ответила, не меняя выражения лица.
  − Я понимаю, что сейчас не подходящий момент, но прости его! Ты же знаешь, какой он вспыльчивый.
  − То, что он вспылил, это я могу простить, но то, как он себя вёл... А если бы я не направила на него пистолет, то что? Он бы изнасиловал меня!? Вот ответь мне, он вообще может думать, о чём нибудь кроме секса?
  − Поверь мне, его лучшему другу, Может! Но рядом с тобой думать о другом становится трудно.
  − Да неужели! Хочешь сказать, что это я его провоцирую.
  − И да, и нет, − Митч кивнул головой. − Специально может быть и Нет, но в целом − Да. Ты очень привлекательная, − искоса Митч оглядывал девушку друга, стараясь делать это так, чтобы она не заметила. − Рядом с тобой трудно сдерживать животные инстинкты.
  − То есть я для него добыча?
  − Нет. Ты неправильно поняла...
  − Тогда объясни. Почему он так зациклился на мне? На свете много других женщин, которые, не раздумывая, падут в его объятия и разделят с ним ложе... Не все такие гордые, как я! − в голосе чувствовалась нотка сожаления.
  − Признайся честно. Ты его любишь?! − вопрос прозвучал как констатация факта.
  Натсуми покраснела. Она не признавалась в этом самой себе, не говоря уже о том, чтобы ещё кому-то, тем более Митчу.
  − Может быть. Иначе как объяснить, что я его простила. Он такое натворил, а я дура, его простила. Наверное, ты прав. Я ЕГО ЛЮБЛЮ!
  − Ты всё слышал? − вдруг спросил Митч.
  Натсуми вскочила с дивана и увидела Майло, стоящего около лестницы.
  − Вы специально всё подстроили? Заговорщики! − скрестив руки на груди, недовольно плюхнулась на диван.
  − Я слышал не всё, но достаточно. Достаточно, чтобы окончательно убедиться в правильности моего решения. Я хочу с вами кое-что обсудить.
  − Майло, ты выбрал неудачный момент. Может быть в другой раз? − сказал Митч, глядя на обиженное лицо, как оказалось влюблённой девушки.
  − Нет, сейчас.
  − Да пошёл ты, − ответила Натсуми.
  − Куда? − виновато-весёлым голосом спросил Майло.
  И снова на губах его красивая улыбка − на сей раз нежная, игривая. Очаровывает чертёнок, отнимает и злость и раздражение, гасит их обаянием своим, этим мягким вкрадчивым голосом.
  Разве можно устоять перед таким очаровательным парнем?
  − Ко мне поближе, обниму... дурака, − Натсуми уже давно простила Майло, а после разговора с Митчем продолжать дуться не смогла.
  Блондинчик сел рядом и заключил девушку в свои крепкие объятия. Она прижалась к нему и уткнулась носом в его грудь. От его одежды как всегда приятно пахло шоколадом.
  − Так что же ты хотел обсудить? − спросил Митч, закуривая сигарету.
  − Как что? Нашу дальнейшую судьбу, − блондин был очень серьёзен и как всегда уверен в себе.
  Казалось бы, такая серьёзность Майло должна была насторожить Натсуми, но нет, она была на удивление спокойна, и это после всего случившегося.
  − Ну и...? Что ты молчишь? − вопрос снова задал Митч.
  В его голосе чувствовался неподдельный интерес.
  − Хорошенько подумав, проанализировав всё произошедшее за время нашего знакомства, я решил... Натсуми будет работать с нами в одной команде, а, следовательно, и жить будет тоже с нами.
  Эта новость прозвучала как гром среди ясного неба.
  Митч от удивления уронил сигарету и чуть не подпалил джинсы. "Чтобы Майло позволил женщине вступить в мафию, где слабому полу точно не место. Да быть такого не может!"
  Натсуми ошарашенная такой новостью отодвинулась от блондина и бездумно уставилась на него. Она, конечно, не надеялась на предложение руки и сердца, но чтобы такое. Девушка мысленно пыталась убедить себя, что это всё шутка.
  − Это не шутка, − произнёс Майло в подтверждение ранее сказанных слов.
   "Он что, экстрасенс? " − подумала об этом, но не заострила внимания.
  − Майло, ты шоколада часом не объелся? − Натсуми всё ещё не верила в серьёзность услышанного полагая, что это была шутка.
  Ответа не последовало. Краем глаза девушка заметила, как Митч трясётся от беззвучного хохота, а Майло готов убить его взглядом прямо здесь и сейчас.
  − Вот я тебе сейчас врежу, − Майло уже было замахнулся на Митча, как Натсуми вдруг закричала, и Майло остановился.
  − Да не нервничай ты так. Мы это, по-дружески, − успокаивал Митч.
  − Ах, значит по-дружески. Вот я вам сейчас обоим по-дружески как врежу. Будете знать, как девушек похищать и покушаться на их честь и невинность.
  Последнее предложение очень заинтересовало парней. Они с нескрываемым любопытством смотрели на Натсуми, пытаясь правильно всё осмыслить, и оба пришли к одному и тому же правильному выводу, который Майло озвучил:
  − Если я всё правильно расслышал и уяснил, то получается ты... Девственница!!!
  − Да! − гордо ответила она. − И что такого?
  Послышался мат, и не только из уст Майло. Парни были в шоке. Не удивительно. Не каждый же день видишь такую шикарную девушку и узнаешь такие подробности её интимной жизни. Натсуми одна удивила их столько раз, сколько ни кому не удалось за всю их весёлую, сознательную жизнь.
  Спустя пару минут парни немного пришли в себя.
  − Серьёзные девушки − как серьёзные сайты: дополнительные функции возможны только после регистрации, − хохотнув, подметил Митч и что свойственно ему без компьютерной тематики он не обошёлся.
  − Надо выпить. После таких новостей на трезвую голову мы ничего не решим, − от Майло ничего другого и не стоило ожидать.
  − Сейчас всё устроим, − Митч вызвался добровольцем.
  − Ну уж нет. Сиди, где сидел, − приказным тоном заявила Натсуми.
  Парень послушно присел. В этот момент Натсуми ему сильно напомнила Майло чьи приказы Митч выполнял беспрекословно.
   Сам Майло только открыл рот, собираясь возразить, но ему и слова вставить не дали.
  − Пить вы ничего не будете, а то опять приставать начнёшь, и вообще, закрыли эту тему. Итак, что ты там говорил про "Работать в одной команде"!? Что это значит?
  − Не коси под глупенькую, ты всё прекрасно поняла, − буркнул блондин.
  − Я это расцениваю как то, что вы хотите сделать из меня члена группировки? − вопрос больше походил на утверждение.
  − Мы не группировка, мы мафия, − обиженно ответил Майло.
  − А с чего это ты решил, что я соглашусь? − Натсуми ещё не до конца осознававшая всю серьёзность его абсурдного предложения своим вопросом попыталась добиться от Майло менее расплывчатого признания в том, что она ему не безразлична. Его намёки на служебный роман девушку явно не устраивали.
  − Детка, ты слишком много знаешь, поэтому или ты присоединяешься к нам, или мы тебя убиваем. Третьего не дано. Ты умная, сделаешь правильный выбор, − в этот момент Майло старался выглядеть серьёзным, надо же поддерживать репутацию грозного мафиози.
  − Я, кажется, всё поняла. Я тебе надоела, и ты таким извращённым способом решил от меня избавиться!
  − Это каким же? − поинтересовался блондинчик.
  Казалось, что в комнате были они вдвоём, так как Митч, примирив парочку, уткнулся в свой PSP, и уже ни на что не обращал внимания.
  − Ты ведь понимаешь, что я ничего не умею: ни драться, ни стрелять. Ты отправишь меня на какое-нибудь задание, где меня быстро прикончат. И от меня избавишься, и сам руки не замараешь.
  − Женская логика − это просто нечто. Как же я сам до такого не додумался. Спасибо за идейку, я над ней обязательно подумаю, − умирая от смеха, проговорил Майло.
  − Не знаю, что я смешного сказала, но я действительно не понимаю, зачем вам женщина в команде. Фактически я ваша заложница, а не напарница.
  − Ты уже давно не заложница, и ты это прекрасно знаешь! − промурлыкал блондин.
  − Ну хорошо, допустим. Но твоё предложение нереально. Я ведь неумёха и владею лишь словесным оружием!
  − Ты не владеешь оружием, и при этом однажды чуть не пристрелила самого молодого и перспективного мафиози.
  − Вот именно: Чуть. Умела бы, точно пристрелила, − Натсуми попыталась подколоть, но Майло не разозлился, ему даже понравилась эта фраза.
  − В тебе есть всё что нужно: непредсказуемость, решительность, стойкость, сила духа, а остальное, это только умения и навыки. Это всё приложится, если усиленно тренироваться и оттачивать мастерство.
  Возникает вопрос: если Майло испытывает ответные чувства к Натсуми, а это бесспорно, то зачем он умышлено втягивает её в свой мир, заранее зная, что её жизнь будет подвергаться опасности? Действительно, зачем?
  Даже сам Майло не смог бы дать внятный ответ на этот вопрос.
  Майло позвал Натсуми в мафию − это только глупая отговорка, чтобы пока удержать её рядом с собой ведь если она уйдёт сейчас, то уже не вернётся, а упустить своё счастье так легко Майло не собирался.
  После нескольких лет, проведённых во мраке, видя самые отвратительные стороны жизни, Майло понял, что в мире торжествуют сплошные фальшь и обман. Но внезапно в его жизни возникла Она − заполнив собой всё пространство души. Она как бы высветила в его погрязшей в грехах душе ещё сохранившийся светлый уголок. Её облик как бальзам действовал на его почти окоченевшее сердце. Она, словно маячок, освещала узенькую тропку к нормальной жизни.
  Майло понял, что влюбился раз и навсегда, но признаться открыто в этом он не может, характер не позволяет.
  − Я не ошибся в своём выборе, − уверенности Майло точно не занимать. − Не зря же я однажды сказал: "Как удачно, что именно ТЫ стала моей заложницей". Именно ты мне и нужна, − радостно воскликнул и полез целоваться.
  − Ты опять за своё, − оттолкнула от себя блондина. − Может, уже хватит меня домогаться!
  − Ты сама перешла к этой теме. Теперь поговорим и выясним у тебя всё поподробнее, − его лицо светилось от любопытства. − У тебя парня разве не было? Не может быть, чтобы такую девочку никто не закадрил, − вслух размышлял Майло.
  − Был у меня парень, даже два, но я с ними давно рассталась.
  − А вот с этого места поподробнее, − заинтересованным голосом произнёс Митч, не отрываясь от ноутбука.
  Когда он успел поменять PSP на ноутбук, Натсуми с Майло не заметили.
  На вопрос Митча ответ не поступил. Незачем посвящать парней в такие подробности своей личной жизни.
  − Так значит, ты сопротивлялась, защищая свою честь. Интересно! Но разве стоит из-за этого умирать? Я ведь мог и убить тебя, − после небольшой паузы Майло продолжил оживлённую беседу.
  − Уж лучше умереть, чем испытать этот кошмар.
  − Плохо ты обо мне думаешь. Я, между прочим, великолепный любовник. Ты многое теряешь, отказываясь.
  − Я не об этом сейчас. Я не хочу, чтобы мой первый раз был на холодном полу в гостиной пропахшей сигаретами или на заднем сиденье автомобиля. Мне нужна романтика, а не экстрим.
  − Ура! Значит, против меня ты ничего не имеешь. Тебя не устраивает только обстановка. Ну, мы это быстро исправим. Можем поехать в отель! − радостно прокричал Майло, вскочив со своего места.
  До Натсуми не сразу дошло, что она слегка неточно изъяснила свою мысль и что Майло на этот раз её недопонял. Лицо девушки скривилось от злости точно так же, как оно кривилось у Майло, когда он начинал бушевать. Блондин заметил неестественную улыбку, похожую на оскал и понял, что выбрал неудачный момент, чтобы предлагать подобное. Он хотел, как-то попытаться разрулить ситуацию, но женский кулак уже поздоровался с его лицом. Только вот неизвестно, кому было больнее. Рожа Майло уже привыкла к побоям, а вот кулак Натсуми впервые испытывал подобную боль.
  Девушка зажала руку и негромко выругалась.
  − Я думал ты приличная девочка, а ты ругаешься, − потирая место удара, буркнул Майло.
  − С кем поведёшься, − ответила сквозь боль.
  − Думаю, мы уживёмся! − сказал Митч, подняв на парочку глаза, и в ту же минуту начал истерически хохотать.
  Майло выругался, но так мелодично, что аж заслушаться можно. Он подошёл к Митчу и схватил его за шиворот.
  − И над чем же ты тут ржёшь?
  − Майло, ты уже второй раз за день получаешь от девушки, причём в прямом смысле этого слова. Теряешь сноровку, дружище!
  − Hijo de la puta... − начал было Майло.
  − А вообще-то, я просто предположил, − продолжая смеяться, ответил Митч, за что получил любовный удар в челюсть от Майло.
  Митч ответил не менее романтичным ударом под колено. Завязалась вполне милая дружеская драка, а точнее просто мордобой. Натсуми решила остановить эту дружескую забаву, пока они дом не разнесли.
  − Быстро прекратили, − командным её голос не назовёшь, но внимание парней было привлечено, − иначе сейчас я к вам присоединюсь и дам обоим.
  − С девушками друга я не сплю, так что мне давать не надо, − без пошлости Митч не обошёлся.
  − Не верю, что говорю это, но можно без порно? − Майло дружески ткнул Митча кулаком в плечо, а через мгновение парни оба перевели взгляды на примолкшую Натсуми. − Обдумываешь план побега от мафии? − её призадумавшийся вид вызвал у блондина лёгкую улыбку.
  − Убежишь от вас, − Натсуми обернулась и застыла.
  Его ослепительно красивая улыбка почти обезоружила её. В голове промелькнула мысль: "Как же так может быть, что милый, дурачащийся парень и озлобленный нервный псих с пистолетом − это один и тот же человек?"
  − Думаю, на сегодня разговоров достаточно. Пора идти спать, − сказал Майло, и, взяв Натсуми за руку, повёл её на второй этаж, Митч поплёлся за ними.
  − Хочу предупредить. Подружившись с нами, наживёшь врагов.
  − Обещаешь?
  − Гарантирую.
  На этих словах они расстались. Митч скрылся за своею дверью, парочка прошла чуть далее по коридору.
  Зайдя в комнату, Майло достал из шкафа свою рубашку и дал её Натсуми.
  − Спать будешь в этом, − сказал он и отвернулся, чтобы гостья смогла спокойно переодеться.
   Девушка сняла платье и надела рубашку, от которой приятно пахло шоколадом. Этот запах настолько уже въелся в ткань, что даже чистая одежда продолжала источать аромат шоколада. "Это первый раз, когда я надела мужскую рубашку", − подумала Натсуми и повернулась к блондину.
  − Всегда знал, что самый лучший наряд для девушки − небрежно застёгнутая мужская рубашка! − Майло оценил наряд его гостьи мысленно пытаясь оценить свой спонтанный поступок, ведь он впервые в жизни одолжил девушке Свою личную вещь.
  Порывшись в шкафу, он достал свою сменную одежду и, не стесняясь женского присутствия, стал переодеваться. Гостья смущённо отвернулась. Майло вогнал её в краску.
  Пару минут спустя, завершив все приготовления, они наконец-то легли спать. Блондин пристроился в кресле, укрывшись вторым одеялом, а Натсуми легла на кровать. Девушке очень хотелось спать, но уснуть она так и не смогла, так как ей мешал Майло. Он всё время ёрзал в кресле, пытаясь устроиться поудобнее. Через полчаса он не выдержал и встал.
  Майло пробирался к двери, словно вор, тихо, чтобы не разбудить Натсуми. Он же не знал, что девушка не спит.
  Всё бы хорошо, но, обходя кровать, Майло наткнулся на стул. Тихое проклятие вырвалось у него.
  − Ну и чем ты тут занимаешься? − Натсуми присела, опершись о спинку кровати.
  − Мебель переставляю, − раздраженно огрызнулся Майло.
  Натсуми оценила его остроту и негромко засмеялась.
  − Куда это ты собрался с одеялом в обнимку? − шутливо поинтересовалась.
  − Я решил спать на диване. На нём не так удобно как на кровати, но всё же лучше, чем в кресле.
  − Подожди. Ты будешь спать здесь, это всё-таки твоя кровать, а на диван пойду я.
  − Нет. Ты на диване спать не будешь, − уверенным голосом заявил Майло, а Натсуми лишь вздохнула.
  − Майло, мы с тобой оба упрямые, и если сейчас начнём спорить, кто из нас будет спать на диване, то мы с тобой вообще не уснём. Так что предлагаю решение: Мы оба спим на кровати, но никаких домогательств!
  − Ты сама мне это предлагаешь! − Майло расплылся в улыбке, и глаза его засверкали.
  − Я сказала, никаких домогательств. И это первый и последний раз.
  − Хорошо, хорошо, − он тут же забрался под одеяло поближе к девушке.
  Минуты через две Натсуми нарушила тишину.
  − Эй! Где это ты трогаешь?
  − Я не знаю, тут слишком темно.
  − Я тебя предупреждала.
  − Прости. Я случайно, − трюк Майло не удался.
  Он убрал руку и развернулся на другой бок.
  Снова воцарилась тишина. Майло только делал вид, что уснул, а Натсуми действительно погрузилась в сон.
  Но она оказалась не только в объятиях Морфея. Девушка попала в более реальные объятия, объятия Майло. Как только она уснула, блондин развернулся и обнял Натсуми за талию, положил её голову себе на грудь. Вот только тогда он и заснул.
  
  На следующий день Натсуми проснулась около часа после полудня и ощутила под щекой приятное тепло. Она спала на груди Майло, при этом не он её обнимал, а она сама прижалась к нему. Майло тихо посапывал, а Натсуми не решалась шевельнуться. Она не хотела его будить. Ей было хорошо и уютно в его объятиях, она чувствовала исходившую от него силу и надёжность.
   "Всё-таки он не такой плохой, каким хочет казаться?" − промелькнуло в голове, но дальше об этом подумать не пришлось. Майло проснулся и сонным голосом спросил:
  − Как спалось? − сильная рука обняла её за плечи, прижимая ближе к тёплому мужскому телу.
  Впервые в жизни оказавшись в постели с женщиной Майло испытывал не только искушение, но и нежность. Для него это было непривычно, но своеобразно приятно.
  − С тобою в качестве подушки... очень даже неплохо, − её пальцы незаметным движением прошлись по мужским рёбрам и спустились к плоскому мускулистому животу.
   "Осторожнее! − предостерёг её внутренний голос. − Ты устроилась на пороховой бочке".
  Игриво улыбнувшись, Натсуми выскользнула из сладостных объятий и встала с кровати.
  Майло тоже поднялся и, одарив девушку улыбкой, вышел из комнаты. Через несколько секунд из коридора послышался трёхэтажный мат. Ругался, конечно, Майло.
  О чём именно Майло спорил с Митчем, Натсуми уже не слышала. Она отправилась в душ и параллельно решила в тишине и одиночестве осмыслить вчерашний разговор: "Быть всегда рядом с любимым это мечта большинства девушек, но не в буквальном же смысле, особенно когда возлюбленный криминальный авторитет", − в голову лезли противоречивые мысли о её с Майло будущем.
  Если даже на миг представить себя частичкой того мира становится страшно. Принадлежать мафиозному клану это не в игрушки играть, ступив, пусть и по любви, на эту дорожку свернуть с неё не получится, а вернуться обратно подавно. Будь на её месте другая девушка рискнувшая влюбиться в бандита после подобного предложения она точно убежала бы куда подальше, а Натсуми восприняла это как должное.
  Девушка думала о том, что она, волей неволей, влилась в команду M&M. Это казалось неправдой, шуткой, розыгрышем. Обычная девушка без криминальных замашек и вдруг она в мафии.
  
  В душе девушка провела не менее двух часов, но для неё это время прошло быстро. За это время в комнате побывал Майло. Он нашарил в шкафу свою одежду, не спеша переоделся, в надежде, что Натсуми выйдет из душа, и они застукают друг друга, но, так и не дождавшись её, покинул комнату. Выйдя из душа, девушка стала рыться в шкафу в поисках пакета с её вещами, который привёз Майло после похищения, и который она умудрилась забыть у него в комнате. Как она и предполагала, пакет оказался в шкафу. Майло его не выбросил. Натсуми достала свои вещи и стала одеваться.
  Оделась она по-скромному: неброская кофта рубашечного типа и обыкновенные брюки. Нанесла лёгкий макияж, завязала волосы в хвостик. Выходить она никуда не собиралась, а соблазнять Майло в её планы не входило. Закончив сборы, девушка спустилась вниз.
  В комнате как всегда, Натсуми уже привыкла и старалась не обращать внимания, пахло дымом от дорогих сигарет. Майло лежал на диване и смотрел какой-то боевик по телевизору, и, что неудивительно, поглощал плитку шоколада. Митч курил и возился с ноутбуком. Эта картина казалась такой знакомой, словно Натсуми жила с парнями уже несколько лет.
  − В этом доме имеется что-нибудь съедобное кроме шоколадок? − спросила, подойдя к Майло.
  − Всё что найдёшь в холодильнике, твоё, − ответил, не отрывая взгляд от телевизора.
  Натсуми по-хозяйски прошла на кухню, открыла холодильник и обнаружила там несколько банок дорого пива, недопитую бутылку с абсентом и пару пакетиков фисташек. На столе были раскиданы несколько кубиков сахара.
  − Не густо. И как они до сих пор с голода не умерли? − произнесла вслух, не зная, что в дверях стоит её возлюбленный и всё слышит.
  − Значит так, − неожиданно для Натсуми произнёс Майло, − мы отправляемся за продуктами, а то так и, правда, с голода помрём.
  − Учти, я повар-любитель и всякие там изыски готовить не умею.
  − Женщина на кухне это так сексуально!
  Немного погодя, Натсуми и Майло вошли в гостиную. Удивительно, но Майло даже не пытался обнять или поцеловать её. После вчерашнего он боялся её спугнуть. "Как-то это всё слишком подозрительно", − подумала она. На этот раз Натсуми удивила саму себя: её насторожило не то, что Майло будет домогаться, а то, что он не пристаёт. Девушка пыталась понять, что же он задумал.
  Пройдя вглубь комнаты, Натсуми села на диван и взяла с журнального столика шоколадку Майло. Ну и что, что уже надкусанная, есть то хочется. Майло тем временем с трудом оторвал Митча от ноутбука и кое-как вытолкал его за дверь. Такая прыть со стороны Майло насторожила Натсуми ещё больше. "Он действительно что-то задумал", − только и успела подумать она, как вдруг входная дверь распахнулась, и в комнату влетел Митч. Не проходя дальше, с порога он заявил:
  − Если хочешь, можешь посидеть за ноутбуком. Интернет у нас халявный, так что не стесняй... − он не успел договорить, так как Майло вытащил его за шиворот, и они исчезли из поля зрения.
  − Митч разрешил, значит, ничего страшного не произойдёт, если я "посижу в интернете", − сказала вслух, усаживаясь за стол.
  Ничем определенным Натсуми не занималась, просто гуляла по просторам интернета. Посмотрела онлайн какой-то фильм, а потом решила поиграть в компьютерную игру. У Митча их огромный выбор, только названия ни о чём не говорили, и Натсуми включила первую попавшуюся. Главный персонаж игры оказался красавчиком, его внешность изначально и привлекла геймершу, а чуть позже сюжет её затянул и Натсуми ничуть не смущал тот факт, что управлять ей приходилось профессиональным убийцей в одиночку решавшим проблемы, которые не могут решить целые армии.
  Натсуми так заигралась, что не заметила, как вернулись друзья-мафиози. Майло увидев, что она уткнулась в ноутбук и явно не собирается отрываться от него, нервно фыркнул:
  − Ещё одного заядлого компьютерщика не хватало! − и пошёл на кухню с несколькими пакетами.
  − Раз так, купишь и ей ноутбук, я своим надолго делиться не намерен, − сказал Митч и подошёл к девушке со спины.
  Но Натсуми не слышала ни их слов, ни шагов Митча. Она была полностью погружена в виртуальную реальность, где итальянец времён ренессанса под её чутким управлением хладнокровно расправлялся со стражниками, мешавшим выполнению игрового задания.
  Митч очень сильно удивился, когда понял, во что же Натсуми играет.
  − Я думал, девочки в такое не играют.
  Натсуми, не отвлекаясь от игрового процесса, спокойно ответила:
  − Котят не нашла!
  Митч усмехнулся и как всегда закурил, не отрывая при этом взгляда от происходящего на мониторе ноутбука.
  Майло закинув пакеты с покупками на стол, попутно выудив оттуда плитку шоколада, вернулся в комнату. Облокотившись на косяк, он стал наблюдать за Митчем внимательно, со знанием дела, следившим за всеми действиями персонажа. Вскоре ему стало любопытно, что же это за игра такая, и он пристроился рядом с Митчем. Тем временем виртуальный убийца в белых одеждах чьё лицо скрыто за капюшоном продолжал вершить свою вендетту.
  Парни простояли близ Натсуми до тех пор, пока она не закончила игровую миссию. Девушка с довольным лицом встала из-за стола, обернулась к парням, и быстрым движением выхватила у Майло его шоколадку. Митч сию секунду засел за ноутбуком, а Майло в ответ на её дерзкую выходку, подобно фокуснику виртуозно ловко вернул себе шоколадку, но было уже поздно. Откусанный кусок шоколадки уже был зажат в зубах. Майло не растерялся и вцепился зубами в другой край несчастной шоколадки. Ни Натсуми, ни Майло не собирались уступать. Всё закончилось тем, что их губы встретились. Этот поцелуй был слаще шоколада.
  Руки Майло потянулись к пуговицам на кофте.
  Натсуми быстро оттолкнула блондина, и застыла, ожидая, что же произойдёт.
  − Ладно. Пока торопиться не будем. Для начала достаточно и поцелуя, − произнёс Майло, облизывая губы.
  − Майло, это действительно ты сейчас сказал или мне послышалось? − не отрывая взор от ноутбука, спросил Митч.
  Майло другу ничего не ответил, он только бросил на него недовольный взгляд, который Митч по привычке проигнорировал.
  Натсуми, подумав, что Майло сейчас начнёт злиться, решила по-тихому улизнуть на кухню, но не тут-то было.
  − Натсуми, иди переоденься, мы едем в клуб! − неожиданно для неё заявил Майло.
  − Опять. Нет, я никуда не поеду. Вы снова напьётесь. Мы же разобьёмся, − стала возражать, но взгляд встретился с взглядом Майло и она замолчала.
  − Я же тебе говорил: "Не дрейфь, привыкнешь". Вот и начинай привыкать. Всё, никаких возражений. Иди наверх и переоденься, мы будем ждать тебя в машине.
  Ну куда тут деться? Хотя Майло и был сейчас добрым и весёлым, но всё это могло измениться в любую секунду. Натсуми решила хотя бы в этот день не нарываться на неприятности и отправилась наверх переодеваться. Майло и Митч пошли на улицу.
  Девушка поднялась в комнату, достала вещи и стала выбирать, что же одеть. Юбку и платье она отстранила сразу: после вчерашнего решила лишний раз не провоцировать Майло своими стройными ножками и декольте. Поэтому она выбрала чёрные брюки со стразами и полупрозрачную блузу. Пока девушка выбирала, в комнату влетел Майло с криками:
  − Вот дурак. Отправил переодеваться, а одежду в машине оставил. Вот держи. И не смей одевать что-то другое. Уяснила!
  Натсуми не успела и рот открыть, чтобы возразить, как Майло уже пропал, оставив девушку наедине с самой собой.
  Натсуми открыла небольшую сумку нагло ей вручённую и увидела там такое, что и вообразить себе не могла.
  Клубный вариант вечернего туалета: сексуальное, обтягивающее кожаное миниплатье − то, что нужно для вечеринки. Обтягивая, словно вторая кожа, такая одежда прикрывает наготу, в то же время заставляет воображение дорисовывать всё, до последних деталей.
  Доставая платье из сумки, девушка с ужасом представляла, как вульгарно будет в нём выглядеть. Но с Майло спорить себе дороже. Натсуми это знала и, поколебавшись минуты три, она всё же переоделась и привела себя в порядок.
  Одежда и обувь подошли идеально, будто именно для неё всё было сшито. Натсуми удивилась и расстроилась. Она надеялась, может что-нибудь не подойдёт по размеру, и тем самым она сумеет оправдаться перед Майло, но, как назло, всё сидело как влитое.
  Несмотря на своё нежелание идти куда-нибудь, да ещё в подобном виде, макияж она нанесла, такой же дерзкий и вызывающий, как весь её наряд. Правильно. Макияж должен соответствовать такому прикиду. На укладку волос не было времени, Натсуми их просто расчесала и оставила распущенными. Волосы у неё всегда вились от природы, и это часто помогало ей в жизни. Распустила волосы, укладка и готова.
  В общем, − Натсуми просто Секси. Больше сказать нечего. Она и предположить не могла, что когда-нибудь выйдет на улицу в таком виде. Нет, скромницей её назвать нельзя, иногда она позволяла себе надеть нечто откровенное, но в пределах разумного. Подобные наряды модница не носила в принципе. Сексуально и вульгарно это не одно и тоже. Натсуми различала эти два понятия и в образе своём обычно не переходила за тонкую грань, но не на сей раз.
  
  Секси Гёрл стояла перед зеркалом, смотрела на своё отражение, как вдруг послышался сигнал машины. Майло начинал нервничать из-за длительного отсутствия его спутницы вечера.
  Стой, не стой, а идти всё равно придётся.
  Натсуми вышла на улицу и направилась к машине. Рядом с тачкой и стояли парни: Митч курил, а Майло, стоя к девушке спиной, нервно барабанил пальцами по капоту:
  − Ненавижу ждать. Может подняться к ней, поторопить?
  − Торопить женщину − то же самое, что пытаться ускорить загрузку компьютера.
  − Человека посылают на три буквы, а тебя я пошлю на три клавиши.
  − Утопить бы тебя в данных, − растерев ногою сигаретный трупик, Митч расстегнул две верхних пуговицы рубашки, придав образу хулиганский шарм.
  Оценив их внешний вид Натсуми пришла к выводу, что парни этой ночкой тусоваться собрались в крутом местечке, предположительно вновь в "Another World".
  Парни не только Натсуми принарядили, сами тоже приоделись. В шикарном месте и выглядеть нужно шикарно.
  Майло выглядел как ему положено − жутковато-сексуальным. Золотистые волосы, волнами спадавшие на плечи, подчёркивали матовость его точёного лица. Колдовские изумрудные глаза манили и обещали. Шёлковая рубашка цвета агата облегала твёрдокаменный пресс, мягкие кожаные брюки обтягивали длинные стройные ноги. Поверх всего этого великолепия был наброшен чёрный плащ, который растекался вокруг так, что казалось, будто блондин окутан своим личным облаком завлекательной тьмы. На большом пальце блестел платиновый перстень с чёрным камнем в пару с крестиком.
  Митч был не таким уж аристократичным, как Майло и выглядел погрубее, но одет был так же в брендовые шмотки. Узкая угольно чёрная спортивная рубашка, обтягивавшая крепкие мускулы и смоляные джинсы на клепаном ремне заправленные в высокие сапоги.
  Взгляд оторвать от парней невозможно. Они словно сошли с обложки мужского журнала. Работай они моделями, были бы нарасхват, впрочем, как и Натсуми, отлично вписавшаяся в компанию двух красавцев.
  Черты лица её были открыты и женственность подчёркнута лучшими производителями косметики. Изящно накрашенные губы вызывали у противоположенного пола неоднозначную фантазию. Волосы блестели, словно драгоценный металл. Тело её обтягивало максимально короткое открывающее обворожительные ножки чёрного цвета платье, эффектно подчёркивавшее все нюансы женственной фигуры: изгиб талии, упругую грудь, глядя на которую можно было забыть своё имя. На бёдрах пояском лежала серебряная цепь с фионитами. На руках чёрная паутина, серебряный браслет на изящном запястье. На ногах смоляные сапоги с серебряными нашивками по бокам. Эротично и Готично − полностью удовлетворяет вкусам Майло, всё же наряд выбирал не кто иной, как он.
  
  Когда Натсуми подошла ближе к авто, парни застыли. Тихое поедание глазами продолжалось минут пять. Всё это время Натсуми не знала на чём остановить свой взгляд и нервно теребила одну из цепочек.
  − Так, всё, хватит стоять, нужно ехать. Я рассчитываю сегодня как следует повеселиться! − Майло, идя в сторону красотки не сводил с неё хищный взгляд.
  − Что-то очень подозрительно. За всё время, что мы пялились на тебя, ты не обронила ни слова, − спокойным голосом сказал Митч и сел в машину.
  − Мне неловко. Я не хочу ехать в клуб, а в таком виде тем более. Я похожа на шлюху, − смущённым и тихим голоском произнесла девушка не из робкого десятка.
  На этот раз Натсуми не пряталась от парней за маской скромницы. Ей на самом деле было неловко и стыдно.
  − Не смей говорить про себя такое и сравнивать себя со шлюхой. Ты не такая и мы все это прекрасно знаем, особенно я, − произнёс Майло, потирая простреленную руку.
  Этим жестом он намекнул на то, как Натсуми чуть не убила его, защищаясь от его же домогательств.
  − Вы будете садиться или пешком решили в клуб отправиться?! − прокричал из машины Митч.
  Майло открыл дверцу авто и девушка села на заднее сиденье. Майло пристроился рядом с ней. Тачка плавно тронулась.
  В машине Майло обнял Натсуми и стал успокаивать:
  − Ты просто великолепна. Ты не понимаешь, насколько ты хороша. Зачем прятать ото всех свою красоту. Не стесняйся никого и никогда. Ты самая лучшая, и ты это знаешь. Пусть все девушки завидуют тебе, а парни мне. А если это кого-то не устаивает, проблема легко разрешима! − блондин достал пистолет − излюбленную его "игрушку".
  − Если меня там кто-то узнает, я же умру от стыда. Я никогда не была в подобных местах, а такой наряд только в кино видела. Что обо мне подумают и будут говорить, − дрожащим голосом произнесла Натсуми.
  − Как я ненавижу эту зависимость от чужого мнения! − фраза Майло прозвучала очень резко. − Перестань подстраиваться под скучные стереотипы и терять свою индивидуальность. Надо быть более раскрепощённой, а не закомплексованной. Ты это ты, и будь такой, какой хочешь быть сама, ну и какой желаю видеть тебя я.
  − Это эгоизм!
  − Значит, будь эгоисткой!
  В тот момент Майло и не догадывался, что Натсуми в полной мере воспользуется его советом. В этой машине, после всего, что сказал Майло, она словно переродилась: решила скинуть оковы серой жизни, захотела открыть миру своё истинное лицо и настоящий характер. Майло произнёс вслух все её мысли. Он словно достал их из глубин её сознания и вдохнул в них жизнь. Натсуми уже и сама про это раньше думала, но старалась больше не возвращаться к этим мыслям и уже забыла про них. Она боялась признаться себе в том, что не желает быть такой как все, что обычная жизнь не для неё, и она хочет чего-то действительно рискованного и даже опасного. Единственным кто мог предоставить это − был Майло. В общем, Натсуми решила начать новую жизнь полную приключений.
  Действительно начиналась новая глава в её жизни. Какая она будет − неизвестно, но Натсуми знала, что обычной и скучной она точно не будет.
  − Ты действительно хочешь, чтобы я стала такой. Не пожалеешь потом? − голос звучал очень решительно.
  − Нет, не пожалею. Я покажу тебе настоящую жизнь!
  − Я попробую! − решительным голосом произнесла Натсуми.
  − Я тебе помогу, и этого ещё заставим, − Майло жестом указал на Митча, который изредка поглядывал на парочку через зеркало заднего вида.
  − Майло, ты как бухло на вечеринке. Избавляешь от комплексов, − отозвался будущий сообщник в деле перевоспитания Натсуми.
  Вскоре тачка подъехала к клубу. Митч отправился ставить машину на стоянку, а Натсуми с Майло вошли в зал. Гульба и танцы были в полном разгаре: одна музыкальная тема сменялась другой, ещё более заводной и бойкой. Ди-джей не объявлял груп?пы, лишь кричал что-то задорное и неразборчи?вое. Уставшие девчонки подбегали к стойке, сту?чали по ней, хлопали в ладоши. Расторопный бармен наливал джин-тоник, пиво и т.п. Вполне обычная картина, для всех, но не для Натсуми. Не успели они придти, а девушка уже мечтала поскорее уйти, прекрасно понимая, что её мечта несбыточная.
  Столик заняли тот же, что и прошлый раз. Майло тут же обнял спутницу вечера и притянул поближе к себе. Натсуми крепко прижалась к блондину, при этом продолжая нервно теребить рукой цепочку. Она старалась не обращать внимания на происходящее вокруг: на громкую музыку, от которой глохнут уши, на уже привычный запах сигарет и спиртного, на яркий неоновый свет, который режет глаза и главное на визг полупьяных девиц. Она старалась, но это плохо получалось. Не будет преувеличением, если сказать, что в этот раз она чувствовала себя ещё более неуютно, чем в прошлый. Майло только ухмылялся, глядя на застенчивую красотку. Он прекрасно понимал, что Натсуми словно не в своей тарелке.
  Вскоре к парочке присоединился Митч. Через несколько секунд столик уже обслуживал официант. Всё заказывал Майло.
  − Где Кэт? Разве не она обслуживает этот столик? − поинтересовалась Натсуми у официанта.
  − Её уволили после драки с очень серьёзной и важной клиенткой.
  − А кто она, эта клиентка? − ехидно поинтересовался Майло.
  − Не знаю, в тот день была не моя смена. Мне только сказали, что она была с очень серьёзными и опасными людьми, которые к тому же являются постоянными клиентами, − спокойно ответил официант и удалился за заказом, мысленно проклиная менеджера прикрепившего его обслуживать столик бандитов крышующих данный клуб. Он уже всерьёз подумывал над предложением коллеги просившей его поменяться с нею столиками.
  − Ему бы политиком работать. Это же надо так деликатно и дипломатично ответить нам. Я на сто процентов уверена, что он знает, с кем была эта таинственная клиентка, − голос девушки был очень энергичным и немного дерзким.
  Натсуми старалась вести себя как можно естественнее и не подавать вида, что она жутко стеснятся и мечтает убежать куда подальше, ну или накрыться одеялом, чтобы её не поедали глазами все мужчины в зале.
  Не важно, что она решила измениться. Так резко это не произойдёт, если обойтись без алкоголя.
  Принесли заказ: виски, сигареты, шоколад, коктейль и канапе на шпажках. Майло и Митч как всегда пили чистый виски безо льда, а Натсуми даже не притронулась к коктейлю, просто сидела молча и крутила соломинку в бокале. Через некоторое время девушка решила попробовать канапе, но успела съесть только одну канапешку. Майло вздумалось потанцевать и он, вытащив Натсуми из-за стола, целенаправленно повёл её на танцпол. Танцевать соблазнительная красотка была не настроена, но Майло не унимался. Обнял девушку обеими руками за талию и, притянув к себе, начал танцевать, задавая ритм, под который Натсуми пришлось быстро подстроиться.
  Тем временем Митч, сделав последний глоток, подозвал официантку, стрелявшую в него глазками.
  Симпатичная, аккуратно сложенная с кокетливыми глазами и милой улыбочкой. Этакая хулиганка с ангельским личиком.
  − Что-нибудь ещё желаете? − поинтересовалась девушка на бейджике которой красовалось имя Виолла.
  − Если только тебя.
  Наконец-то он обратил на неё внимание. Девушка давно приметила Митча, но ранее заговорить с ним повода не находилось, ибо Кэт обслуживала занимаемым им столик, и сейчас когда объект её вожделения стал с нею заигрывать Виолла мысленно торжествовала и благодарила своё упрямство позволившее ей добиться права этим вечером обслуживать его столик.
  Парень, не тратя времени даром, встал рядом с официанткой и позволил себе её обнять. Девушка ощущала на себе его тёплое дыхание, слегка смешанное с запахом сигарет и виски.
  Митч, мысленно просчитав исход своих действий, коснулся устами губ девушки. И она ответила на поцелуй, обняв попутно соблазнителя одной рукой.
   "Меня же с работы выгонят", − официантка отстранилась от парня, но не ушла.
  − Всё хорошее должно заканчиваться, а тебе вроде работать надо, − Митч умело прощупал почву и уже сделал для себя соответствующие выводы.
  Наживку он закинул, и теперь стоило подождать, покуда жертва его сама не возжелает продолжения.
  − Да, ты прав. Извини, я забылась! − Виолла сама не заметила, как попала под его чары.
   "Рыбка попалась в сети", − развязная улыбка не сходила с его лица.
  − Тебе не за что извиняться, детка! Ес?ли жаждешь продолжения, то давай развлечёмся.
  − Я попрошу Кристину, она меня подменит.
  − Буду ждать тебя на стоянке.
  Одарив парня лучезарной улыбкой, Виолла скрылась в толпе, а Митч целенаправленно пошёл к выходу, попутно шаря в кармане в поисках всегда припасённого презерватива.
  
  По истечении трёх зажигательных треков партнёрша по танцу уже было хотела ускользнуть от красавца, но его такой расклад не удовлетворял.
  Держа одною рукою девушку за талию, он положил другую руку ей под грудь и сильно приподнял её, одновременно нагнув голову вниз, к женскому телу, выступающему из выреза декольте, и принялся нежно целовать кожу.
  Натсуми застонала от удовольствия, её тело выгнулось назад.
  И вновь прикосновения его рук, губ доставляли массу удовольствия. За одну минуту блондину удалось возбудить девицу.
  Он поднял голову и поцеловал её в губы, дразня и соблазняя движениями языка. Когда поцелуй закончился, его губы не изменили своего положения. Его дыхание смешивалось с её дыханием.
  − Ну так что?
  − Что?
  − Трахнемся?
  Эта неожиданная пошлость словно ушат холодной воды мигом отрезвила её, возвращая в реальный мир. Натсуми с силой оттолкнула парня от себя.
  Он поднял руки, всем своим видом показывая, что признаёт свою неправоту.
  − Можно было выразиться чуть-чуть повежливее.
  − 0'кей! − блондин с наигранным покаянным видом сложил руки в молитве. − Не желаете потрахаться, фройляйн? − это было сказано в такой манере, что девушка не смогла сдержать улыбку, а скрыть лёгкое возбуждение она даже не старалась, но дабы не искушать себя и чтобы подразнить парня Натсуми, демонстративно развернувшись на каблуках, с наигранно гордым видом направилась обратно к столику.
  Красавица облачённая отнюдь не в скоромный даже по клубным меркам наряд пробиралась сквозь толпу и вдруг ощутила как чья-то рука схватила её за пятую точку. Натсуми молниеносно развернулась и врезала домогателю со словами "Отвали козёл". Потом снова развернулась и направилась к столику, где должен был сидеть Митч. Но его там не оказалось. Натсуми, не обратив на отсутствие Митча особого внимания, присела на диванчик, взяла в руки бокал с коктейлем и медленными глотками, как бы растягивая вкус, стала выпивать его содержимое. Вскоре она заметила в зале Митча о чём-то беседующего с Майло. Так же она заметила, что какие-то две девицы не сводят с парней глаз. Может, это глупо, но Натсуми почувствовала ревность. Конечно, она всегда знала, что у Майло были любовницы, и, скорее всего очень много. Он просто излучал чувственную сексуальную энергию, сводившую женщин с ума. Но она никогда не задумывалась об этом. "И сколько же их было?" − ревниво подумала Натсуми, но тут же отбросила любые мысли в стороны. Девушка не торопясь допила коктейль, поставила бокал на стол, и, откинувшись на спинку дивана, закрыла глаза. Она не желала видеть, как некоторые мужчины с наглым видом разглядывают её.
  Но минутами спокойствия Натсуми наслаждалась недолго. К ней подсел Пауло.
  − Натсуми, это я, Пауло, − без приветствия заявил он.
  − Я ещё не настолько пьяна, чтобы не узнавать людей.
  − Я так рад тебя видеть.
  − Не могу сказать того же. Чего тебе от меня надо? − с немного заплетающимся языком произнесла Натсуми.
  От коктейля она не опьянела, она специально попыталась изобразить из себя пьяную, в надежде, что Пауло отстанет. Четыре года назад они не очень мирно расстались, и общаться с бывшим парнем Натсуми не хотелось.
  − Мы с тобой четыре года не виделись, а тут второй раз за один месяц. Это судьба! − загадочная улыбка пробежала по его тонким губам.
  − Первая встреча − это случайность. Вторая встреча... − в конце хорошо знакомой им обоим строчки Пауло ожидал услышать "Это судьба", но: − Это Проклятие! − Натсуми не стала дословно цитировать приевшуюся слуху любимую фразу их общей подруги Мичиру. Она слегка её отредактировала на свой лад.
  После её слов Пауло мог бы и уйти, догадавшись, что его общество Натсуми неприятно, но он не столь понятлив и намёки не воспринимает вовсе, поэтому он продолжил доставать бывшую подружку.
  − Мне интересно, что с тобой случилось за эти четыре года. Тебя не узнать: такой прикид, просто отпад, а то, как ты врезала тому парню, повергло меня в шок. Я был очень удивлён, когда увидел тебя прошлый раз, но сегодня ты меня поразила. Если бы я раньше знал, что ты станешь такой, возможно, я тебя и не бросил бы!
  Последняя его фраза взбесила Натсуми.
  − Для того чтобы бросить, для начала меня надо взять.
  Находиться в обществе Пауло было неприятно, и она, чтобы хоть как то отвлечься и не познакомить свой кулак с его носом, взяла бокал Майло, плеснула туда остатки виски и, откинувшись на диван, с важным видом, глоток за глотком, опустошала бокал. Пауло оторопел.
  − Ты пьёшь виски? − нервно закричал он.
  − Не ори, не привлекай ненужного внимания, − с хладнокровным видом произнесла Натсуми.
  У неё отлично получалось скрывать отвращение к Пауло и при этом изображать наглость и полупьяное поведение.
  − Я же знаю, ты никогда не посещала подобные места, а уж про то, чтобы ты пила столь крепкие напитки! Я и предположить такое не мог.
  − Может отвянешь от меня? Иди к своим друзьям, а меня оставь в покое.
  − С каких это пор ты так откровенно одеваешься, пьёшь, дерёшься, да ещё и ругаешься? Может ещё и куришь? Что твоя мать скажет о твоём поведении, когда узнает? − Пауло не унимался.
  Этот идиот, сам того не понимая, зацепил за живое. Натсуми мгновенно взорвалась: глазки сузились, губы скривились в дерзкой ухмылке. Если бы взглядом можно было убить, то Пауло был бы уже мёртв.
  Одним быстрым ловким движением девушка схватила Пауло за галстук и притянула к себе.
  − Только попробуй ей что-то сказать, и ты труп! − шепнула ему на ухо и с силой оттолкнула от себя.
  − Я не узнаю тебя. Если бы не видел это сам, не поверил бы. Когда ты стала такой? − с испуганным видом пробормотал Пауло.
  − Когда начала встречаться с Майло!
  − Это с тем самым типом, что приставил ко мне пистолет? − нервно прокричал Пауло, перебив на полуслове явно разозлившуюся на него собеседницу.
  − Ты его помнишь!? Удивительно! Обычно при виде его пистолета люди уже ничего не соображают от страха.
  − И давно ты с этим психом?
  − Следи за языком, а то я ему расскажу про психа.
  − Я даже подумать не мог, что ты окажешься способной на нечто подобное, да ещё свяжешься с чёрт знает с кем.
  − А ты никогда думать не мог. Ты даже не представляешь, на что я способна.
  Виски в бутылке уже не было, а Пауло настолько разозлил, что Натсуми нужно было срочно выпить, чтобы заглушить эту злость. Дерзкая и очень злая красотка резко встала и подозвала официанта:
  − Текилы мне!
  Пауло поперхнулся.
  − Ты в своём уме? У тебя чё, крыша поехала?
  − Ага, твою пытается догнать.
  − Не думай даже пить это.
  − Пауло, не говори, что мне нужно делать, и я не скажу, куда тебе нужно идти!
  − Этот подонок дружок твоего братца? − это была единственная версия Пауло о том, как Натсуми могла познакомиться со столь опасным парнем угрожающим оружием мирным людям.
  Однажды Пауло довелось пообщаться с Эдрианом и воспоминания о встрече с братом бывшей подружки у него далеко не радужные.
  − А за подонка ответишь! − сквозь зубы процедила Натсуми.
  − Не вздумай и дальше встречаться с этим отморозком, − послышался всё тот же возбуждённый голос Пауло. − Я не позволю, и вообще, уведу тебя из этого места, − он попытался взять Натсуми за руку, но девушка не позволила притронуться к себе.
  − Заткнись. Не прикасайся ко мне и не смей указывать, а то... − Натсуми провела пальцем по горлу.
  Это выглядело зловеще.
  Натсуми ненавидела Пауло, но всегда держала это в себе. А сейчас она решила воспользоваться ситуацией и попытаться хоть немного, но отомстить ему. Она прекрасно знала, что Пауло трус и просто играла на его и так взвинченных до предела нервах.
  − Пауло, − из толпы к столику приблизился симпатичный слегка подвыпивший парень, − не ожидал тебя вновь здесь увидеть. Неужто деньжатами обзавёлся?
  − Рик, иди куда шёл. Не видишь, я с девушкой разговариваю.
  − Вот как мы заговорили, − удивлённо недовольно протянул в ответ. − Учти, карточный долг − дело святое. Если деньги не вернёшь − раньше времени умрёшь, − чёрный юмор, по его мнению, был как раз таки к месту.
  В глазах Натсуми Пауло упал ниже плинтуса.
  − Я буду землю рыть, но бабки верну! − нервы у Пауло никогда не отличались "железностью", а теперь так вообще ослабли.
  − Не надо рыть землю, − в мужской разговор вклинилась Натсуми, − а то нос запачкаешь!!! Ты лучше лапой рой, так удобнее.
  − Пакедова! − Эрик подмигнул красотке и, отхлебнув из горла бутылки дорогого пива, удалился в толпу танцующих.
  − Так у тебя напряжёнка с деньгами, − Натсуми не стала упускать шанса всласть поизмываться. − Я могу поговорить с Майло, может он тебя к себе пристроит! Ты стрелять умеешь?! А кассу в магазине взять можешь?! А наезжать на коммерсантов умеешь?! Нет, наезжать он тебя вряд ли поставит. Ты на педика похож, тебя ни один коммерсант не испугается. Если за выручкой заявишься ты, они подумают, что это розыгрыш. Будешь в бригаде вместе с пацанами на стрелки и разборки ездить. Ты грозный фейс сделать можешь?! Можешь или нет?!
  Очевидно было, что Пауло вполне осознавал всю омерзительную низость ситуации в которую он попал. Он не знал, что ответить, что сделать. Он хотел просто встать и молча уйти, но пренебрежительный взгляд ведьминых глаз пригвоздил парня к месту.
  
  Наконец-то принесли заказ. Всё как положено: соль, кусочки лайма, небольшая бутылка текилы и маленький, высокий, узенький стаканчик − кабальитос. Строптивая девица взяла бутылку, плеснула её содержимое в стаканчик, насыпала соли на руку и, произнеся:
  − За моё здоровье! − лизнула соль, залпом выпила текилу, куснула кусочек лайма и спокойно поставила стакан на стол.
  Дух перехватило, но она и виду не подала. До этого вечера Натсуми никогда не пила текилу, но знала, как правильно это нужно делать. Таким же способом она ещё два раза опустошила стаканчик. Пауло затаив дыхание, наблюдал за тем, как его бывшая подружка одна почти допивает бутылку текилы.
  Вот и началась новая глава в жизни с того, что Натсуми в первый раз серьёзно напилась.
   Когда она в очередной раз потянулась за бутылкой, к столику вернулся Майло, а за ним следом хмурного вида Митч так и не дождавшийся свидания с Виоллой.
   Пауло, увидев Майло, оцепенел от страха. Натсуми, не обращая на парней внимания, плеснула текилу в стаканчик, но выпить не успела.
  − Я вижу, ты тут без меня неплохо развлекаешься! − Майло, опередив Натсуми, взял со стола кабальитос и залпом его опустошил.
  С почти равнодушным лицом, будто воду выпил, он поставил стаканчик на место и ухмыльнулся, глядя на недовольное лицо слегка опьяневшей девушки. Она прищурила глаза и плюхнулась на диван, скрестив руки на груди. Майло, стоя рядом, за три захода допил бутылку с текилой.
  − И когда это ты успела на текилу перейти? Прошлый вечер баловалась с виски, а сегодня уже текила, − произнёс Митч, не сводя с Натсуми своего взгляда.
  Поигрывая сигаретой в зубах, он стоял рядом со столиком и ждал, когда же старый знакомый новой пассии его друга освободит его место.
  Ошарашенный Пауло в эти минуты был похож на мраморную статую: такой же белый и не шевелился.
  Воспоминания о знакомстве с вооружённым и опасным бойфрендом его бывшей девушки были ещё слишком яркими. При одном упоминании имени Майло у Пауло поджилки затряслись, а когда тот собственной персоной предстал перед ним, кровь от лица моментально отлила, в одну секунду Пауло стал бледнее трупа. Его чёрные волосы являли разительный контраст со смертельно бледным лицом. Миндалевидные, по-лисьи раскосые глаза тёмно-синего, почти фиолетового цвета, ничего не выражали кроме застывшего в них животного страха.
  Терпения Митча хватило не надолго.
  − Ни бита совести у тебя нету, − программеру доставляет немалое удовольствие грузить людей компьютерным сленгом. − Занял наш ip да ещё и аккаунт с чужой девушкой заиметь вздумал. Чего светодиоды на меня вылупил? Смодулировался быстро отсюда, иначе я тебя деинсталлирую.
  Столь метафоричное высказывание не могло не обратить на себя внимание Майло до этого занятого распитием текилы.
  − А кто это у нас тут притаился? − обернувшись к хакеру, блондин заприметил лишнего в их компании человека. − Не тот ли это парень, что приставал к тебе на улице? − ответ он прочитал в её глазах.
  Желая припугнуть и без того напуганного Пауло, Майло потянулся рукой за пистолетом.
  Натсуми, недолго думая, резко встала и неожиданно для всех страстно впилась в губы Майло, при этом она схватила его руки и положила их себе на талию, тем самым не дав блондину достать оружие. Нельзя сказать, что она так поступила, опасаясь за жизнь Пауло, этот человек совершенно её не волновал. Натсуми не хотела поднимать шумиху и панику, а лучшей идеи в пьяную голову не пришло.
  Лобызатели не могли оторваться друг от друга. Языки сплелись в жарком танце страсти, его руки скользили по спине, не стесняясь опуститься и ниже, а её теребили золотистые волосы. Пока Натсуми с Майло целовались, Митч вытащил Пауло из-за стола и куда-то оттолкнул. Куда делся Пауло, девушка не знала, да и ей было не интересно.
  Не трудно предположить, что же могло случиться дальше, но и на сей раз Майло опять не свезло. Объявили о закрытии клуба. В тот момент Натсуми словно вернулась с облаков на землю и прервала страстные лобзания. Майло это сильно не понравилось, но девушка уже выскользнула из его рук и слегка пьяной походкой "от бедра" направилась в сторону выхода.
  Вскоре все вышли на улицу, втроём добрели до машины. Натсуми, как всегда, села на заднее сиденье, Майло само собой хотел сесть рядом с ней, но Митч стал заталкивать друга на переднее сиденье, со словами:
  − Разврат в моей машине не допущу.
  − Это я её купил, − недовольно бурчал Майло, сопротивляясь, но Митч на этот раз победил.
  Митч, хотя и был пьян, понимал, что после огненно страстного поцелуя, Майло обязательно попытается зайти дальше. Неизвестно почему, но Митч решил этому помешать. Может быть, переживал за девичью честь, но в это верится с трудом. Скорее всего, он просто не хотел наблюдать за парочкой, автомобиль-то общим был.
  Кое-как затолкав Майло в машину, Митч занял место водителя и "Лексус" наконец-то отъехал от клуба. До дому летели, так же как и в прошлый раз, но сейчас это не так сильно волновало. Почти всю дорогу Натсуми вспоминала свой страстный поцелуй с сексуальным блондином.
  Спустя минут двадцать или чуть больше подвыпившая компания добралась до дома. К этому времени Майло окончательно опьянел и отрубился. Натсуми не без помощи Митча вытащила блондина из авто. Митч отправился ставить тачку в гараж, а Майло повис на девушке. Самостоятельно стоять он уже был не в состоянии и еле держался на ногах. До дому она тащила его на себе, и это притом, что сама тоже немало выпила. Если сравнить с Митчем и Майло, то Натсуми вообще не пила, но для неё это была очень приличная доза алкоголя.
  Вдвоём зашли в дом и направились в сторону лестницы. С трудом, но всё же поднялись на второй этаж, добрели до комнаты Майло. Натсуми попыталась спихнуть парня на кровать, но он ухватился за девицу и повлёк за собой, они оба рухнули на постель. Натсуми уже хотела начать сопротивляться, но поняла, что сейчас Майло точно ничего не попытается сделать. Через несколько секунд послышался его храп. Натсуми так устала, пока тащила его до комнаты, что ей совершенно не хотелось шевелиться. Она решила полежать немного так, чуть-чуть отдохнуть, а потом отправиться в гостиную спать на диване. Но через несколько минут они оба спали как убитые.
  
  Настало утро в понимании Натсуми, но на самом-то деле было уже далеко за полдень. Девушка посмотрела на часы и ужаснулась, но думать по этому поводу не хотелось, впрочем, как и по любому другому поводу тоже, так как в голове медленно пульсировала чудовищная боль. Натсуми ни разу в жизни не напивалась, что-то крепче полусухого вина она никогда и не пробовала, да и вообще, старалась не пить, а тут приняла столько алкоголя, да ещё и такого крепкого. Рассказал бы ей кто-либо, например, месяц назад, что она когда-нибудь так напьётся − не поверила бы и рассмеялась в лицо. Но сейчас это было взаправду.
  Девушка встала с кровати, немного постояла, так как голова слегка кружилась, потом достала из шкафа свои вещи, полотенце, и немного пошатываясь, направилась в душ. Душ действительно помог. Голова болеть не перестала, но мысли прояснились. Пока Натсуми была в душе, проснулся Майло. Он, яростно выругавшись, направился к двери из комнаты и "слегка" не вписался в косяк, после чего дверь чуть не слетела с петель под чутким руководством парня. Майло покрыл её трёхэтажным матом и направился дальше по коридору.
  Некоторое время спустя Натсуми вышла из душа, переоделась и отправилась на кухню, так как страшно хотелось пить.
  Путь к источнику живительной влаги пролегал через гостиную, где пред взором Натсуми предстала интересная картина: Митч растянулся на кресле с сигаретой в зубах, Майло лежал поперёк другого кресла, при этом ко лбу он приложил свой пистолет. К больной голове нужно приложить что-то холодное, другого он ничего и не нашёл, а может и не искал.
  Натсуми засмеялась, но быстро остановилась. Голова болела, а от смеха она начинала раскалываться ещё больше.
  − Батюшки, какая у тебя мордашка помятая! − не очень-то вежливо обратился Майло, заприметив Натсуми.
  − Прикинь, с тобой та же фигня! − та ничуть не растерялась и ответила не думая, с ходу.
  Спустившись с последней ступеньки, Натсуми немного осмотрелась в комнате в поисках бутылки воды. Вдруг парни принесли её, и тогда не надо было бы идти за ней на кухню.
  − Ты часом не заблудилась? − насмешливо поинтересовался блондин, предполагая, что у его подружки проблема с ориентацией в пространстве.
  Ответа с её стороны не последовало, так как Натсуми заметила жест Митча, а именно то, как он приложил палец к губам, намекая ей молчать, и она последовала его совету.
  Без труда добравшись до кухни, девушка жадно припала пересохшими губами к бутылке с водой. Опустошив её почти всю, она по-кошачьи облизнула губы, а затем со стоном выдохнув, потопала обратно в гостиную.
  − Ты обещал показать мне настоящую жизнь, − "доползая" до дивана, мямлила умирающая от похмелья девица, обращаясь к Майло. − Если она такая, то я отказываюсь от всех своих слов, что наплела тебе вчера.
  − Это ещё цветочки! − произнесли одновременно Майло и Митч.
  − Ты ещё ничего не видела. Вот когда отправишься с нами на "настоящую работу", ещё и не такое приключится, − с полуумирающим видом пробормотал Майло.
  − А после этой вашей "работы" голова тоже раскалываться будет? Если да, то я пас.
  − А ты чего хотела, чтобы после виски с текилой голова не болела! Ещё и меня втянула. Мне так хреново, что я в отместку пристрелить тебя готов.
  − Ну так и пристрели, если прицелиться сможешь, − ответила сквозь зубы и приложила ладони к вискам.
  Прошло минут пять. В доме стояла мёртвая тишина.
  − В этом доме есть лекарство от головной боли? − вдруг пробормотала Натсуми.
  − В данный момент лучшим был бы топор, − ответил Майло.
  − Такой кардинальный способ меня не устраивает, − проурчала, располагаясь поудобнее на диване.
  − Я сейчас позвоню Энтони, − произнёс Митч, доставая из кармана сотовый телефон.
  Прошлой ночью Митч пил ничуть не меньше остальных, но голова у него не так сильно болела по сравнению с Натсуми и с Майло. Во-первых: у него опыта в этом деле побольше, чем у Натсуми, а во-вторых, он не мешал виски с текилой.
  Митч поговорил с Энтони, а после он отправился на кухню искать таблетки. Где-то же они должны были валяться. На кухне он нашёл упаковку с одной единственной таблеткой и утайкой проглотил её. Потом вернулся в гостиную, пристроился за столом, закурил и уткнулся в ноутбук. Воцарилась тишина. Разговаривать никто не был настроен. Примерно минут через тридцать послышался шум от мотора автомобиля. "Наверное, это приехал тот самый Энтони", − только и подумала Натсуми.
  В дом вошёл мужчина лет тридцати пяти с приятной, но не запоминающейся внешностью. В руках он держал медицинский чемоданчик, который тут же положил на столик.
  − Ну, парни, − Натсуми Энтони не заметил, − вы словно в первый раз. Вы же прекрасно знаете, что пить вредно, − изрёк он, доставая пачку таблеток из чемоданчика.
  − Курить противно, − неубедительно соврал Майло.
  − А умирать здоровым − жалко, − закончил избитую фразу Митч, направляясь в сторону кухни.
  − Вот и поговорили, − подытожила Натсуми, слегка улыбнувшись.
  Энтони не ожидал услышать ещё чей-то голос и слегка дёрнулся. Он подошёл ближе к дивану и увидел девушку, красоту которой не сильно затмевал её полуумирающий вид.
  − А кто эта красавица? − с интересом произнёс Энтони.
  Натсуми даже глаза не открыла, продолжала лежать, так и ни разу не шевельнувшись.
  − Будешь к ней приставать, пристрелю, − проговорил Майло.
  − Тогда кто вас лечить будет? Ты об этом подумал? − с улыбкой на лице изрёк Энтони.
  − Ничего он не думал. Доктор, пожалейте нас, − открыв глаза, Натсуми одарила его мутным взором. − Сейчас думать − больно. Голова и так раскалывается.
  − Девушка, вы пили вместе с ними? И как вы могли связаться с этими двумя оболтусами? Уверяю вас, ничему хорошему они не научат.
  − Хватит говорить про нас гадости. Лучше воды принеси, − закричал Майло.
  − Не ори, иначе моя голова точно треснет, − нервно произнесла Натсуми и попыталась встать.
  Голова закружилась. Девушка вновь присела на диван.
  − Дааааааа. Вижу ребятки вам совсем плохо. И что же вы вчера пили?
  − Виски, − послышался голос Митча.
  Он вышел из кухни с двумя бокалами холодной воды. Подошёл к Майло и вручил один бокал ему. Второй бокал достался Натсуми. Энтони вложил обоим в руку по две таблетки и велел их выпить. Натсуми на пару с Майло с недоверием разглядывала таблетки. Потом они проглотили их и залпом опустошили свои бокалы. Это было так синхронно, словно они заранее отрепетировали.
  − Девушка, и вы пили виски? − удивлённо спросил Энтони.
  − Да! Я же не знала, что будет такой эффект! − опустила голову вниз и, упираясь локтями в колени, приложила руки к страдальной части тела, легонько надавливая ладонями на виски. − У меня в башке колокола вечерний звон наяривают! Это изумительно, − сказала не без иронии. − С сегодняшнего дня я что-то крепче кофе в рот больше не возьму.
  − Привет, похмелье. Прощай, голова! − мрачно изрёк самый трезвый из подвыпившей компании.
  − Да сколько же вы с Майло выпили? Митч, по сравнению с вами двумя, морячёк − бодрячок, − в голосе Энтони чувствовалось удивление и негодование.
  − Конечно бодрячок, он же не пил потом ещё текилу, − фыркнул Майло, косясь на друга.
  От слов Майло Энтони оторопел, а Митч даже внимания не обратил, или сделал вид, что не обратил.
  − Мой вам совет, девушка, не пейте больше никогда то, что они вам наливают. Добром это не кончится, уверяю.
  − Энтони, скажешь ещё одну пакость про нас, и я тебя точно пристрелю, − Майло начинал понемногу злиться.
  − Ладно, ладно. Умолкаю. Только не нервничай, − спокойным голосом сказал личный врач.
  Энтони действительно хорошо знал этих ребят и умел с ними общаться без ущерба для психики и здоровья.
  Таблетки были очень сильные и через некоторое время всё нормализовалось − исчезла головная боль, появились нормальная координация и ясное мышление.
  Майло тут же потребовал дать ему шоколадку. Энтони протянул плитку, и мафиози-сладкоежка жадно откусил краешек.
  − Майло грызёт шоколадку. Значит вам всем уже лучше. В таком случае давайте знакомиться. Я Энтони! − его голос был очень мягок и приятен.
  − Натсуми. Приятно познакомиться, − ответила и улыбнулась.
  − Натсуми означает "Прекрасное лето", если я не ошибаюсь?!
  − Да, это действительно так.
  Энтони присел рядом с девушкой. Слово за слово и они разговорились. О чём они говорили? Да обо всём и не о чём. Он рассказал про то, как познакомился с ребятами, а Натсуми в свою очередь, как Майло её похитил, потом водил два раза в клуб. Детали про попытки изнасилования она опустила. Энтони оказался приятным собеседником. В это время Майло сидел с недовольным лицом и всем своим видом показывал, что ему неприятна эта милая дружеская беседа. Неужели он ревнует? Кто знает.
  Блондин догрыз шоколадку и прервал милую беседу.
  − Натсуми, иди, переоденься, − с невозмутимым лицом сказал Майло. − Сейчас мы все отправимся куда-нибудь, где можно прилично поесть.
  − Зачем куда-то идти? В холодильнике полно продуктов, − в голосе чувствовалось удивление.
  − Продуктов может быть и полно, а готовить не хочется.
  − Тебе и не придётся. Я сейчас всё сама приготовлю.
  − Не позволю, чтобы ты готовила. Я в состоянии заплатить за обед в ресторане. Не пререкайся и ступай переодеваться.
  − Как удивительно. Какая оживлённая беседа. Мне с трудом верится в то, что вы ребята, её похитили, да и вообще, знакомы меньше месяца, − с восторгом произнёс Энтони, не вставая с дивана.
  − А что тут удивительного? − с недоумением спросила Натсуми.
  − Как что? В моём понимании, заложница и похититель так себя точно не ведут. Вы больше похожи на молодожёнов.
  Натсуми с Майло обернулись и с удивлённым видом уставились на Энтони. У них были такие лица, что Митч просто разрывался от смеха, наблюдая за парочкой.
  − Scheiße, − раздался крик Майло. − Закрыли эту тему. Митч, а тебе пора куда-нибудь съездить.
  − Это ещё почему? И куда?
  − Я думаю, что в челюсть! − раздражённо ответил Майло.
  Раздался звук удара и трёхэтажный мат.
  − Я переодеваться, и тебе Митч, советую. А то в таком виде нас в ресторан не пустят, − с серьёзным видом сказал Майло. − Ах да, ещё, Энтони, − обернувшись к доктору, буркнул Майло, − посмотри, что у него с рожей, а то я уже опасаюсь, что челюсть ему раскрошил.
  Энтони ответить ничего не успел, а блондин уже скрылся из виду вместе с Натсуми. Врач лишь помотал головой и принялся осматривать Митча.
  Майло завёл Натсуми в свою комнату и велел через час быть готовой к выходу. Затем достал свои вещи из шкафа. Чтобы лишний раз не смущать девушку, переодеваться он отправился в комнату Митча, а Натсуми тем временем стала выбирать, что же ей одеть.
  − Значит, будешь спать в гараже! − донёсся раздражённый крик Майло. − Да, комната твоя, но дом то мой!
  − Сам спи в гараже! Это моя комната, и я тебя туда близко не подпущу!
  − Да я тебе вообще сейчас на коврике в прихожей поселю! − звук удара, неразборчивый мат.
  Натсуми засмеялась. Это был редкий случай, чтобы она так естественно и непринуждённо смеялась.
  Ровно через час Натсуми была готова к выходу в люди. Лёгкий почти незаметный макияж, распущенные волосы. Чёрное платье чуть выше колена и туфли на высоком каблуке.
   "Просто, но элегантно", − пыталась успокоить саму себя. Натсуми была уверена, что туфли совершенно не подходят к платью, но особого выбора у неё не было: либо туфли, либо ботфорты. Да и платье девушке не очень нравилось, но оно было лучшее из того, что приволок прошлый раз из её дома Майло.
  − Что под руку попалось, то и взял, не разбирая, что надо, а что − нет, − еле слышно сказала самой себе и вздохнула.
  Не совсем довольная своим внешним видом Натсуми вышла из комнаты и чуть не столкнулась в коридоре с Майло. Подробно рассмотрев его костюм, она поняла, что в ресторан они точно не пойдут, и немного успокоилась. На Майло был одет очередной кожаный костюм, не сильно отличавшийся от предыдущих. И Митч, который вышел за ним следом, был одет точно не для посещения ресторана.
  Втроём спустились вниз. Энтони в гостиной уже не было. На столе рядом с ноутбуком лежала записка и стояла баночка с таблетками. Митч отправился за машиной, а Натсуми принялась вслух читать записку: "Приятного аппетита. Надеюсь, вы больше не напьётесь, но на всякий случай оставил вам таблетки. Мне не звоните. Меня две недели не будет в городе. Постарайтесь за это время не нарваться на неприятности. Энтони".
  − Энтони от нас смылся. Ну и хорошо. А то я голову ломал, как же повежливее его выгнать, − улыбаясь, сказал Майло.
  Через минуту парочка уже вышла из дома, села в машину и все трое отправились в город. Майло предлагал поехать в бар, но Натсуми настояла на том, чтобы отправились в какое-нибудь кафе. Спорить с ней было бесполезно, хотя блондин не сильно и старался, поэтому через несколько минут машина остановилась около кафе. Вошли внутрь, заняли столик. Тут же подошла официантка. На этот раз заказ делала Натсуми.
  Что же она заказала? А всё что любит, то и заказала. Платить то придётся Майло.
  Принесли заказ. Всё съели с удовольствием. Майло уже собрался расплатиться за заказ, но без десерта Натсуми уходить не хотела.
  − Не боишься испортить фигурку? − поинтересовался блондин.
  − Я ничего не боюсь, забыл? − с задором ответила Натсуми.
  На десерт она закала сливочное пирожное, Майло − кусочек шоколадного торта. Митч не стал ничего заказывать, сославшись на то, что не любит сладкого. Из напитков Митч выбрал кофе, Натсуми − молочный коктейль, а Майло − горячий шоколад.
  − Словно дети малые, шоколад и молочный коктейль. Я то думал ты посерьёзнее Майло, − с улыбкой на лице произнёс Митч, после того, как принесли десерт.
  Майло за долю секунд проглотил торт, выпил шоколад и с довольным видом откинулся на спинку диванчика. Митч так же быстро допил свой кофе и решил закурить. К нему тут же подлетел официант, заявив, что курить в кафе нельзя, и вежливо попросил посетителя удалиться в специально отведённую для курения комнату. Митч с недовольным видом встал из-за стола и направился туда, куда ему указали. Майло отправился вслед за другом.
  Натсуми осталась наедине со своими мыслями и пирожным. Она медленно, маленькими кусочками поедала своё лакомство, растягивая удовольствие.
  Девушка спокойно сидела одна, как говорится, никого не трогала и тут...
  − Какие люди! Сколько лет, сколько зим! − чуть поодаль послышался неприятный женский голос.
  Источником писклявых децибелов была крашеная блондинка с аппетитными формами и чересчур сексуальным гардеробом. Её короткое слишком обтягивающее прозрачно белое платье и сетчатые чулки смотрелись не просто похотливо-соблазнительно, а вульгарно. Волосы уложены один к одному, идеально продуманный макияж, маникюр − просто произведение искусства, а драгоценностей навешано столько, что похоже на витрину ювелирного магазина.
  Не узнать столь приметную девушку Натсуми не могла. Пред нею явилась Натали − одноклассница и враг с детства, заядлая "подруга" с которой не виделась четыре года, с того самого вечера, когда на выпускном балу Пауло бросил Натсуми из-за Натали.
  − Что ты молчишь? Не узнала? Я Натали! − ехидным голоском прошипела блондинка и, прищурив чёрные глаза, кивнула. В этом движении было больше вальяжности и высокомерия, чем приветливости. − Как же ты могла забыть меня?
  − Забудешь такую стерву! − холодно ответила Натсуми.
  − Ой, как грубо. Неприлично так разговаривать со старыми "друзьями".
  − Кто бы говорил о приличиях. Когда ты это слово выучить успела? После того, что ты сделала, нормальный человек постеснялся бы заговорить сейчас со мной.
  − А я не нормальный человек.
  − Да по тебе всегда было это заметно! − уста искривились в игривой ухмылке.
  − Не разговаривай так со мной. Я требую к себе уважения!
  − Натали, ты так замечательно куда-то шла... − холодным тоном произнесла Натсуми, − хочешь, чтобы я тебя в другое место послала?
  Натали уже собиралась произнести очередную гадость, но в это время вернулись Митч и Майло. Увидев их, девица забыла, что хотела сказать.
  Парни, не соизволив с нею хотя бы просто из вежливости поздороваться, заняли свои места за столиком.
  Натсуми было достаточно одного взгляда на парней, чтобы лишний раз убедиться, что мужчины по природе своей кобели. Майло в отличие от Митча даже не старался скрыть свой похотливый взор и с интересом разглядывал блондиночку, чьи женские прелести так и хотелось оценить не только визуально.
  Но Натали красива не только телом, есть на что посмотреть и помимо фигуры. Тонкое бледное лицо с идеально продуманным макияжем, блондинистые коротко стриженые крашеные волосы с изящной чёлкой, падающей на глаза. Сами глаза, кстати говоря, тоже недурные − чуть раскосые, тёмные, выразительные. При этом в лице Натали было что-то порочное, распущенное, словно ей пришлось пройти через такие горнила похоти и страсти, которые Майло даже и не снились.
   "По виду − стопроцентная блядь", − подумал Майло, скептически щуря глаза. Он привык называть вещи своими именами, без увёрток, намёков, избегая двусмысленности.
  − Детка, познакомь же нас с этой красоткой! − на лице блондина заиграла лукавая улыбка, со стороны немногим похожая на усмешку.
  Натсуми молчала, недовольно прищурив малахитовые глазки. Девушка напоминала хищную кошку, готовящуюся к атаке.
  − Меня зовут Натали, − развязно заявила девица.
  − Майло! Митч! − в полголоса произнесли парни, чтобы другие люди случайно не услышали их имён.
  − Я надеюсь, вы не будете против, если я составлю вам компанию, − проговорила блондинка и присела рядом с Митчем.
  Внутри Натсуми всё кипело от злости, но внешне она оставалась всё такой же неприветливо холодной. В голове крутились неприятные мысли: "Вот так всегда. Везёт, как утопленнику. Четыре года не встречала ни её, ни Пауло. А тут − вот на тебе! Явились собственной персоной. Сначала этот козёл Пауло, а теперь эта Наталка-давалка!"
  − Мальчики, а вы не хотите чего-нибудь перекусить?
  − Телефонный кабель перекуси.
  Как бы Натсуми не старалась скрыть свой гнев, от Майло утаить его не получилось. Но он сделал вид, что ничего не заметил, обнял свою красавицу и нежно поцеловал её в губы. Его попытка задобрить Натсуми почти удалась, всё же прикосновения его ласковых тёплых губ лучше любого успокоительного, если бы только раздражитель не сидела за одним столиком с Натсуми. Как только Майло завершил непродолжительный поцелуй, и Натсуми открыла глаза, злость вернулась, накатив ещё большей волной. Одно лицо крашеной блондинки выбешивало Натсуми, не говоря уже о поведении развязной девицы. Вдобавок ко всему Натали очень завистлива и поэтому всегда пыталась отнять или скопировать всё, что было дорого Натсуми, да и не только Натсуми. Такое поведение мало кого расположит к себе. Список врагов у Натали не маленький, а Натсуми числится в нём под номером один, так как коварные планы Натали по отношению к Натсуми крайне редко завершались в её пользу, и это ещё больше делало девушек врагами.
  − Что-то ты бледная какая-та, ненакрашенная. Дорогуша, ты перестала за собой следить, − Натали использовала свой излюбленный приём − высказать "подруге" "комплимент" о её внешности.
  − Ночь страстная была, любовник всю ночь уснуть не давал! Вот и проспала, не успела накраситься, − с Натсуми подобные приёмы не срабатывают. − А ты молодец, с макияжем! − тонкий намёк, до Натали не сразу дошло, а вот парни моментально всё поняли.
  Митч покачал головой, не переставая лыбиться, а Майло подмигнув блондинке, снова поцеловал Натсуми только на этот раз уже страстно. И зов его губ не остался без ответа. Всё же целоваться с Майло приятно, к тому же это возможность лишний раз позлить Натали.
  − Как нехорошо, − блондинка явно решила помешать страстным лобзаниям в её понимании любовников, − скрывать от своей "подруги" такого парня. Я хочу всё знать. Где, когда вы познакомились? Как долго длится ваш роман и как далеко зашли ваши отношения?
  Майло решил, что после подобных вопросов Натсуми попытается сделать что-нибудь этой гадюке и не отпускал девушку из своих объятий. Но Натсуми мыслила не так примитивно. Она была хитрее, особенно когда дело касалось Натали.
  − Роман? Натали, не смеши, это не роман.
  − А что тогда? − "подруга" от удивления выпучила глаза.
  − Отношения без обязательств.
  − А как же любовь?
  − О какой ещё любви ты говоришь?
  − О большой и чистой.
  − Натали. Ты можешь говорить только о маленькой и грязной!
  − Но как же так? Тебя устраивают такие отношения?
  − Да! − Натсуми повернулась вполоборота к Майло и сама поцеловала его.
   Блондину всё происходящее явно нравилось.
   − А если залетишь? − Натали не унималась.
   Майло всего передёрнуло от подобных намёков.
   − Натали! Сама уйдёшь или тебя уйти? − Натсуми смотрела на девицу хищным взглядом, а улыбка сменилась самым настоящим оскалом.
   Майло впрочем, как и Митчу было уже ясно, что Натсуми не будет идти в лобовую атаку, как бы Натали её не провоцировала. Парни с интересом стали наблюдать за происходящим ожидая, что же ещё сморозит Натали и как на это съязвит Натсуми, уж парни-то на собственном опыте знали, что у красотки колкий язычок.
   − Вот смотрю я на тебя, а про себя думаю − как была гадиной, так и осталась! − ликующий смех сорвался с ярко накрашенных излишне пухлых губ.
   Вероятно, Натали долго тренировалась, чтобы довести свой смех до такого совершенства. Возможно, кто-нибудь назвал бы его серебряным колокольчиком. Натсуми почему-то представился электрический звонок.
   − А зря ты про себя такое думаешь, − нарочито растягивая слова, фыркнула Натсуми.
   Натали хотела съехидствовать в ответ, но в этот момент у неё зазвонил телефон. Девица взяла сумочку и с важным видом встала из-за стола. Когда она проходила мимо Майло неожиданно для всех, со словами:
   − У вас же отношения Без обязательств, − поцеловала блондинчика в щёку и отошла в сторону.
   − Как мило, − с сарказмом недовольным голосом проговорила Натсуми.
   − Ревнуешь? − на устах Майло играла то ли улыбка, а то ли усмешка.
   − Было бы к кому.
   Блондин продолжал улыбаться, а Натсуми не выдержала, встала из-за стола, прошла мимо Митча и направилась в сторону выхода.
   − Ты куда?! − спросил Майло.
   − Гулять...
   − Что значит: "Гулять!"?
   − Гулять − значит отталкиваться ногами от земли и рассекать личиком воздух! − огрызнулась, обернувшись.
   − Точно ревнует, − голос Митча звучал очень уверено.
   − Ну и что же нам теперь делать? А если она не вернётся?
   − Она же любит тебя, ты сам слышал, как она это сказала, а раз так, значит вернётся. Погуляет, развеется, успокоится и вернётся в твои объятия.
  
   Небо было безоблачным. Солнце светило ярко, может даже слишком. Солнцезащитных очков у Натсуми с собой не было, а гулять без них она не любила. Поэтому пробыла на улице недолго и, немного успокоившись, решила вернуться обратно в кафе.
   Натсуми отсутствовала не более пятнадцати минут. За это время к столику успела вернуться Натали. Она присела рядом с Майло и стала с ним заигрывать. Он в свою очередь с почти равнодушным лицом грыз плитку шоколада, игнорируя попытки соблазнить себя, но девица не унималась. Лёгкое поглаживание его бедра, будто бы случайное прикосновение высокой, подправленной силиконом груди и прочие весьма откровенные знаки внимания − в арсенале Натали много приемов, которые она умело использовала. Прижимаясь к Майло ближе и ближе, гламурная блондиночка всяческими способами пыталась соблазнить его. Всем своим видом Натали намекала, словно говоря ему: "Я хочу тебя". С таким же успехом она могла бы встать и громко заявить об этом на всё кафе.
   Когда Натсуми зашла в кафе, Натали уже сидела на коленях у Майло и что-то шептала ему на ухо. Натсуми посмотрела на блондинку, лицо которой выражало неприкрытое желание, и поняла: предложи Майло ей поехать в отель, да что там в отель, просто перепихнуться в туалете Натали приняла бы его предложение не раздумывая. Сохраняя внешнее спокойствие, при этом кипя внутри от невесть откуда взявшейся ревности, Натсуми с почти равнодушным лицом подошла к столику. Сесть на диванчик ей мешали ноги Натали. Натсуми подошла к девице ближе и заявила:
   − Натали, взяла своё туловище и свалила отсюда!
   Блондинка игнорировала все слова, она, наверное, забыла, что с Натсуми шутки плохи. Ревнивая девушка со всей силы развернула "подругу" ногами под стол, а не на диван. Если бы Натали не успела ухватиться за шею Майло, она, наверное, упала бы.
   − Прошу прощения, я тебя обидела, − Натсуми прожигала девицу глазами.
   − Нет-нет, чтобы меня обидеть нужно очень постараться.
   − Тогда обещаю быть особо старательной.
   После этих слов Натали не выдержала и сорвалась. Она всегда проигрывала Натсуми в словесной дуэли и поэтому любая их беседа рано или поздно заканчивалась угрозами в адрес друг друга.
   − Слышь ты, курица, я тебя всё равно за жабры возьму!
   − Натали, ты бы лучше зоологию повторил а. Откуда у курицы жабры!
   Майло и Митч громко засмеялись, привлекая тем самым ещё большее внимание немногочисленных посетителей кафе.
   − Самая умная? − шипящий, паучий голос, пронизал, как сильный электрический разряд.
   − Быть умной это так здорово! Ты даже не представляешь!
   Ответить на очередную колкость Натали не смогла и дабы не быть ещё более оскорблённой девушка решила просто-напросто демонстративно и красиво уйти. Блондиночка резко встала и попыталась выйти из-за стола, но Натсуми преградила ей путь к отступлению. Подружка мафиози смотрела на соперницу испепеляющим взглядом.
   − Предупреждаю, ещё раз клацнешь челюстями в мою сторону, размажу по стенке, − с невозмутимым видом произнесла Натсуми и отошла в сторону, как бы уступая дорогу Натали.
   Блондинка пронеслась мимо "подруги" и направилась к выходу. По пути она налетела на официанта, который обронил на неё бокал с красным вином. Белоснежное платье было загублено. С дикими воплями Натали выбежала из кафе.
   Натсуми победила! И с довольным лицом триумфатора села рядом с симпатягой блондином.
   − Интересная у тебя подруга! − продолжая смеяться, проговорил Митч.
   − Подруга − с мозгами туго! − ответила со злорадством.
   − А неплохо ты её! − заливаясь от смеха, сказал Майло.
   − Она и не такое заслужила!
   − Характер у тебя, что надо! С тобой действительно связываться опасно, − крутя в руках зубочистку, сказал Митч. − К тому же не соскучишься.
   − Не люблю, когда алюминиевый тазик из себя хрустальную вазу корчит. А что касается неё, то это у нас давняя вражда. Хотя так далеко я раньше не заходила. И в кого вы меня превратили?
   − Ты всегда такой была. Мы лишь немного посодействовали, − откомментировал Майло и обнял девушку с характером.
   − Отцепись, − прошипела она, пытаясь оттолкнуть блондина. − Не обнимай меня после того, как лапал её.
   − В таком случае, ты не позволишь поцеловать тебя из-за того, что я целовал её!
   − Ах, вы ещё и целовались! Времени зря не теряли!
   Майло решил немного потравить Натсуми. С Натали он не целовался, но она же этого не знала. Митч не стал встревать в дела "амурные".
   − Ты такая сексуальная, когда злишься, − прошептал на ушко светловолосый хитрец.
   Девушка только открыла рот, чтобы что-то сказать, но Майло опередил её. Резко поддавшись вперёд, он поцеловал Натсуми. Она сразу же влепила ему пощёчину. Майло отстранился и тёр место удара.
   − Дикая, − сказал он слегка улыбнувшись.
   Как ни странно, но он не разозлился. Вот и говори потом, что Майло срывается по поводу и без.
   − А вы стоите друг друга, − заметил Митч, глядя на парочку.
   Натсуми уже хотела уйти, как вдруг к их столику подошла пожилая пара. Мужчина молча стоял, а вот его спутница начала разговор:
   − Вы такая красивая пара. Может быть, не стоит так горячиться. Зря девушка, вы его ударили, − нежным, мелодичным голосом обратилась дама.
   − И совсем не зря! − недовольно фыркнула, сложив руки на груди.
   − Он не виноват. Та наглая девица сама к нему приставала, а он, как по-настоящему любящий человек, не поддался её чарам.
   − Простите, но поцелуи в моё отсутствие вы называете, не поддался.
   − С чего вы решили, что они целовались? Я, конечно, не знаю всей вашей истории, но здесь, в кафе, они не целовались, − улыбнувшись, сказала дама и отошла в сторону, чтобы больше не мешать разговору влюблённых.
   Натсуми изумлённо посмотрела на Майло, потом перевела взгляд на пофигиста Митча, а пожилая пара тем временем вернулась обратно к своему столику у окна.
   − Чего молчишь? − поинтересовался Митч.
   − Слова подбираю!
   − Какие?
   − Цензурные!
   − Я был прав! Ты − очаровашка! − комплимент из уст Майло дорогого стоит.
   − Что всё это значит? − Натсуми сама того не ведая как, перешла к банальному выяснению отношений. − То, что они сказали на счёт поцелуя, правда?! Ты не целовался с Натали! − в голосе чувствовались нотки ревности.
   Натсуми действительно ревновала Майло к Натали. Она старалась не подавать виду, но от мафии ничего не утаишь. Как уже говорилось ранее, долгие годы Натсуми мастерски скрывала ото всех свои истинные чувства, эмоции. Никто не догадывался о них, если она сама не хотела их раскрыть, но Митч, а в особенности Майло − они оказались особенными. От них что-либо скрывать не получалось, как бы Натсуми не старалась.
   − А ты меня действительно ревнуешь! − промурлыкал Майло, а девушка смутилась, так как он поймал её с поличным. − Я пока в своём уме. Даже пьяный я бы ни за что не обратил внимания на такую.
   − Но зачем ты мне наплёл про поцелуй?
   − А разве не ясно. Я хотел убедиться, что ты меня действительно любишь! И если у нас всё так хорошо складывается, может быть, на самом деле начнём встречаться? − Майло решил воспользоваться сложившейся ситуацией.
   − Если бы ты целовался с этой гадюкой, то я ответила бы сразу категорично и бесповоротно − НЕТ! Ну а так как эта дама подтвердила твоё алиби, то я, может быть, и подумаю над твоим предложением. А сейчас мне лучше пойти домой, или я кому-нибудь скоро глаза выцарапаю!
   − Ноготочки сломаешь, кисонька.
   − Спасибо за заботу, котик, − состроив милое личико, Натсуми натянуто улыбнулась.
   − А ты рискни. Цап-царапни его! − посоветовал Митч, поддержав игривый разговор, − или попробуй укусить за шею.
   − Тогда уж лучше пристрели, − как по Майло, то лучше свинцовой малышки средства нет. − Могу одолжить тебе пистолет, − а шутка уже затянулась. − У меня их два, один с собой, другой в тачке. Выбирай любой.
   − Не смешно. Оружие это не игрушка.
   − Хорошо, не нервничай. Пока обойдёшься без оружия, а по поводу возвращения домой... Нет, домой мы не поедем, у меня есть предложение получше. Точнее получше оно для тебя, ты отправишься по магазинам: купишь себе новых шмоток, косметики и прочей женской ерунды.
  
   Как и сказал Майло, домой они не поехали. Через несколько минут, после того как все трое отъехали от кафе, машина остановилась рядом с самым крупным торговым центром в городе.
   Митч заглушил двигатель и достал из сумки ноутбук. Майло обернулся к Натсуми и протянул кредитку.
   − Ни в чём себе не отказывай! Денег здесь предостаточно, выбирай, что душе угодно.
   − А почему бы вам не составить мне компанию? − девушка догадывалась о том, что Майло, как и любой парень, ненавидит ходить по магазинам и решила немного подразнить его.
   Уловка сработала. Майло побелел от подобного предложения.
   − Нет и точка. Ты пойдёшь туда одна, а мы будем ждать тебя в машине, так как у нас есть ещё важные дела, − он указал рукой на ноутбук. − А если бы даже дел и не было после покупок сапог и платья я в женский магазин больше в жизни нос не суну.
   − Ты про трусики забыл! − не сдерживаясь от смеха, добавил Митч.
   − Митч, трепло ты форумное, − Майло уже хотел дружески врезать весельчаку, но остановился, увидев удивлённое лицо Натсуми.
   − Значит, ты специально для МЕНЯ всё это купил? Я считала, это осталось от твоих подружек! − сказала тихим голоском.
   − Спалился, − отвернувшись к окну, пробурчал Майло. − Я не хотел, чтобы кто-нибудь узнал про то, что я ходил в магазин за женскими тряпками. Это может плохо отразиться на моей грозной репутации.
   Митч продолжал смеяться, немного заразив смехом и Натсуми.
   − Спасибо. Для меня такого ещё никто и никогда не делал, − с улыбкою на лице, поблагодарила блондина и вышла из машины.
   Майло несколько секунд был в смятении, но быстро вернулся с облаков на грешную землю, и, уткнувшись в ноутбук, принялся что-то обсуждать с Митчем.
   Спустя четыре часа, или около того, Натсуми с довольным видом и несколькими пакетами в руках, вернулась к машине. Несмотря на то, что пакеты ей мешали, она быстро открыла дверцу и села в машину. Парни в это время активно спорили и не сразу заметили её возвращение.
   − Что толку от компьютерных причиндалов и твоих хакерских фокусов, если какого-то отставного полицая разыскать не можем? − возмущался Майло, сдерживая порыв кого-нибудь придушить или хотя бы вдребезги что-то разнести.
   − Майло, я не могу нажатием волшебной клавиши явить его падшим ниц пред твоим царским величеством.
   − Это твоя работа, юзверь.
   − Ты кого за ламера пингуешь, мастдай недопатченный? − Митча трудно вывести из себя, но на сей раз Майло это удалось.
   Его пламенная тирада понятная не более чем утренняя песня пьяного вождя племени Чероки рассмешила Натсуми. Неожиданный смех отвлёк парней от их распрей.
   Они обернулись и, мельком глянув на Натсуми, с удивлением покосились на её пакетики. Натсуми смутилась:
   − Что-то не так? Ты же сам сказал, что я могу ни в чём себе не отказывать, а теперь вы смотрите на меня с такими лицами...
   − Вот именно, ни в чём себе не отказывать! Ты уверена, что это все твои покупки?
   − Майло, ты задаёшь странные вопросы, − девушка насторожилась.
   − Митч, проверь-ка там, сколько она потратила.
   Митч несколькими щелчками вывел на экран таблицу, в которой были расписаны все операции с кредиткой за последнюю неделю.
   − Невероятно! − воскликнул Майло. − Ты потратила всего двадцать тысяч! Не может этого быть. Я в это не верю! Чтобы женщина с предоставленной ей материальной свободой потратила такую мизерную сумму, − Майло достал из кармана ещё одну кредитку и показал её Натсуми. − Мы были уверены, что тебе не хватит, и приготовили ещё одну. А ты!
   − А что я? Я купила всё самое необходимое. Я не люблю попусту сорить деньгами.
   − Красивая, умная, экономная, хозяйственная... − начал перечислять Майло, загибая пальцы на руке.
   − Хозяйственная, как мыло, − не удержавшись от остроты, перебила его, так и не дав парню договорить.
   Митч, вернув ноутбук в свои руки, раскрыл окно странички, с которой парни работали до возвращения Натсуми, в полноэкранный режим.
   − А кто это? − спросила, увидев фотографию на экране ноутбуке.
   − Один человек, которого мы ищем. Он нас подставил, и из-за него у нас были крупные неприятности! − железным тоном произнёс Митч.
   Он даже не старался скрыть раздражение и неприязнь.
   − А я его сегодня видела, − произнесла мельком, невзначай, не придав особого значения сказанному.
   − Где? Когда? Во сколько? − с ошарашенными лицами в один голос друзья-мафиози стали заваливать Натсуми вопросами.
   − В торговом центре, в кафетерии, − немного оторопев от неожиданности, но всё же ответила.
   Но в туже секунду девушка быстро оценила всю ситуацию, и поняла, что случайно узнала, возможно, очень важную для парней информацию.
   − А что ты делала в кафетерии? Ты же отправилась по магазинам? − спросил Майло.
   − Вам, парни, этого не понять. От шопинга тоже можно устать. Я решила немного отдохнуть и заглянула в кафетерий. А этот мужчина сидел за соседним столиком и долго разговаривал по телефону.
   − А ты уверена, что это был он. Ты ничего не путаешь? − продолжил допрос Майло.
   − Я уверена, что это был он! Я запомнила его лицо, так как смогла отчётливо его разглядеть.
   − Так вот значит как. В наше отсутствие ты развлекаешься, разглядывая разных мужчин в кафетериях! − Майло сам того не замечая начинал ревновать?
   − У тебя плохой вкус! − Митч добавил масла в огонь.
   − Вы всё неправильно поняли. Этот мужлан чуть не сшиб меня при выходе из кафетерия. Поэтому я его и запомнила.
   − А он тебя? − задал очередной вопрос Митч.
   − Не знаю! Но видеть он меня точно видел. Я на него огрызнулась, он оглянулся, но ничего не сказал и растворился в толпе. По нему было видно, что он сильно нервничал.
   − Вот чёрт! Если бы мы только знали, что он будет сегодня здесь. Мы бы его точно не упустили, − глаза Майло горели зелёным пламенем.
   − А вы так сильно хотите поговорить с ним? − на губах заиграла хитрая, даже немного наглая улыбка. − Я могу вам помочь!
   − И чем же это, позволь узнать, − поинтересовался Митч.
   В его голосе чувствовалось лёгкое недоверие, сомнение.
   − Если бы вы меня внимательно слушали, то давно бы уже всё поняли. Я же сказала, что он сидел за соседним столиком. Я слышала весь его разговор. Он разговаривал с неким Томом. Говорил о каких-то важных документах и угрожал, что если этот Том не согласится на его условия, он продаст бумаги кому-нибудь другому.
   − Митч, срочно узнай всё мне про этого Тома, а ты продолжай дальше, − раскомандовался Майло.
   − Он договорился с Томом о встрече, завтра, в девять часов... − продолжила она, и, выдержав некоторую паузу, добавила: − в ресторане отеля "Paradise".
   − Натсуми!!! Ты не представляешь, как помогла нам. Нет, ты не просто помогла, ты сделала что-то невозможное. Твоя информация бесценная, так же как и ты сама!
   − В таком случае, я бесценна в квадрате, − на личике продолжала играть хитрая одновременно сексуальная улыбка. − Этот человек, когда столкнулся со мной, выронил вот это! − девушка достала из сумочки маленькую красную флешку.
   − Натсуми! Нам тебя сама судьба, нет, само проведение послало! − Майло радовался до безумия, но потом быстро успокоился и взял себя в руки.
  
   Как удивительно в жизни бывает. Одна встреча может кардинально изменить всю судьбу.
   Тот человек и не догадывался, к чему приведёт его случайная встреча в кафетерии с незнакомой девушкой.
  
   Вскоре вся компания примчалась домой. Митч поставил машину в гараж, а Майло влетел в дом как ураган. Он целенаправленно отправился в одну из комнат на втором этаже. Чуть позже Натсуми узнает, что это кабинет Майло. Вскоре туда зашёл и Митч. Они долго, почти до позднего вчера не выходили из комнаты. Митч всё это время искал информацию, которую по мере необходимости спрашивал Майло. Сам Майло обдумывал план действий. Натсуми они предоставили полную свободу.
   Немного побродив по дому, девушка вдруг решила заняться домашним хозяйством. Подобное занятие она не очень любила и обычно занималась этим только по необходимости, но сейчас и делать особого нечего было, да и необходимость уборки в этом доме возникла уже давно; и с девизом "Главный принцип любой уборки − равномерно распределить грязь" Натсуми принялась за дело. Работы по дому оказалось так много, что она провозилась до позднего вечера, но когда всё закончила, дом сверкал и благоухал ароматом чистоты и цветов, а не сигаретного дыма.
   Совершенно обессиленная, но довольная результатом проделанной работы, Натсуми отправилась спать. Но не тут-то было. Не успела девушка зайти в спальню, как дверь резко распахнулась от нежного пинка самого хозяина комнаты.
   − Ты ещё не спишь? Как замечательно. Немедленно иди за мной, − проговорил Майло и вышел из комнаты. Он целенаправленно зашагал по коридору, а Натсуми пошла за ним.
   Войдя в кабинет, девушка заметила Митча сидящего за компьютером как всегда с сигаретой в зубах.
   − Садись, разговор будет долгим, − Майло жестом указал на кожаный диван, сам он присел на краешек письменного стола.
   В комнате было почти темно. Источником света служило лишь небольшое бра, висевшее на стене. Этот свет был настолько тусклым, что от монитора компьютера в комнате было гораздо светлее, чем от этого горе − светильника. Из-за почти кромешной темноты Натсуми не смогла хорошо разглядеть ни комнату, ни обстановку в ней. Но больше всего девушке не понравилось то, что она не видела лица Майло. Не видеть лица собеседника при разговоре, не очень приятно, ведь иногда глаза человека бывают гораздо красноречивее языка.
   − И что же ты хотел от меня? − спросила уставшая за вечер девушка, присаживаясь на диван.
   − Нам с Митчем нужна твоя помощь в одном деле, − сказав это, Майло подошёл ближе к дивану и сидел рядом с Натсуми.
   Теперь она отчётливо видела его красивое лицо, на котором проглядывалась нежная улыбка.
   − Да.
   − Что "Да"?! Я ещё ничего не сказал!
   − Сказала же. Да! Я согласна вам помочь.
   − Тьфу, так даже не интересно. Никакого сопротивления с твоей стороны.
   − Объясняй давай, что делать надо, − проворчала Натсуми.
   По правде говоря, она и сама не хотела соглашаться так сразу, но, увидев загоревшиеся в предвкушении приключений ясные изумительно-изумрудные глаза Майло, не устояла.
   − Значит, так. Сегодня ты сообщила нам бесценную информацию, и мы, воспользовавшись ею, разработали план действий. И ты в нём принимаешь непосредственное участие. Начну по порядку. Того парня, про которого мы сегодня говорили, зовут Макс. Он бывший офицер полиции занимавшийся расследованиями дел, связанных с организованной преступностью, проще говоря, с мафией. Но он оказался очень сговорчивым и работал на два фронта: и на мафию и на полицию. Дела одной группировки раскрывал и беспощадно сажал всех участников, а дела другой пускал на самотёк и, в итоге, дело в суде всегда оборачивалось не в пользу закона. Ещё он занимался продажей секретной информации, к которой мог получить доступ и не брезговал фальсификацией дел. В общем, тот ещё гад.
   − Он и на вас работал?
   − Какое-то время да. Но потом переметнулся на сторону нашего врага, и тем самым подставил нас под удар. У нас оказалось два выхода: либо отправиться в тюрьму, либо на тот свет.
   − Благодаря связям Майло нам удалось избежать и тюрьмы и смерти, − не отрываясь от компьютера, сказал Митч.
   − И вы хотите ему отомстить?
   − И да, и нет, − немного отодвинувшись от девушки, проговорил Майло. − В первую очередь нам нужно перехватить документы, которые он собрался продать. На той флешке, что ты нам передала, собрана картотека именно тех документов. Если получим сами бумаги, то у нас появится весомый козырь и партия будет выиграна.
   − А что вы собрались делать с Максом?
   − Попытаемся выбить ещё информацию, а если он не расколется, то убьём.
   − Убьём мы его при любом раскладе, − поправил Митч.
   − А в таком случае от меня-то что требуется?
   − Ну, как бы помягче-то сказать... − Майло не мог подобрать слова.
   − Да говори как есть, что скрывать. Нам троим друг от друга уже нечего таить.
   − Неудобно как-то об этом напрямую говорить.
   − Неудобно на полу сидеть, ножки свесив.
   − Хорошо. Скажу начистоту. После обмена между Максом и Томом, ты должна будешь охмурить Тома и украсть у него документы.
   Майло уже приготовился отражать язвительные атаки, но ничего не произошло. Натсуми не кричала, не спорила и не возмущалась. Она с равнодушным, задумчивым видом сидела на диване и смотрела в одну точку.
   − Я понимаю, план рискованный и ты можешь отказаться. Мы найдём кого-нибудь другого. Конечно, нам бы хотелось, чтобы в деле участвовал свой человек, которому мы можем доверять, но если ты против, заставлять не будем, − начал было успокаивать Майло, посчитав, что он ошибся, рассказав Натсуми обо всём.
   Девушка продолжала молчать и думать, ни на что не реагируя. Майло не решился её отвлекать. Он встал с дивана и подошёл к окну. Воцарилась тишина, изредка нарушаемая кликами компьютерной мышки.
   Прошло минут десять.
   − А если ваш план немного подкорректировать? − вдруг спросила Натсуми у Майло.
   − Что ты имеешь в виду? − блондин немного вздрогнул от неожиданности.
   − Ты не откажешься выслушать меня?
   − Говори всё что думаешь. Свежие идеи ещё никогда не мешали в делах.
   − Только мне нужно больше информации. Для начала я хочу узнать, кто же этот Том. Он связан с мафией или с полицией?
   − Том Нейтроуд. Он связан с мафией. Работает на очень серьёзных людей, − быстро и чётко выдавал информацию Митч.
   − Я так и думала. Значит, если получится украсть документы, что маловероятно, те, на кого он работает, без труда смогут вычислить, чьих это рук дело и в итоге мы все окажемся в опасности.
   Версия Натсуми удивила Майло. Он, всегда уверенный в своей неуязвимости, почему-то не пришёл к такому выводу, и немного разозлился, что допустил промах. К тому же получилось, что Натсуми своим заявлением указала на этот недочёт.
   − К чему ты клонишь?
   − Начну с того, что если воплощать ваш план, то, как я смогу втереться в доверие к Тому за столь короткое время? Не знаю как у вас, а у меня есть только один ответ: Прикинуться проституткой, завести его в номер, напоить алкоголем со снотворным и по-тихому украсть бумаги.
   − Майло, она нас раскусила, − закуривая очередную сигарету, произнёс Митч.
   − Я так и знала. Мужчины, что с вас ещё взять. Вы так прямолинейно думаете.
   − Это ты сейчас на что намекала?
   − Майло, не злись. Ни на что я не намекала.
   − Тогда продолжай, я внимательно тебя слушаю.
   − Постараюсь объяснить и изложить ход своих мыслей. Во-первых, вы сами сказали, что Том работает на серьёзных людей. Значит, он и сам не из дураков и думает не только нижней головой. Во-вторых, не факт что он снимет именно меня, но если шлюха в моём лице его заинтересует, то он, логичнее всего, не возьмёт столь важные документы с собой в номер. Наверняка он их где-то кому-то передаст. И что тогда? Провал миссии. В-третьих, допустим, если он всё же возьмёт документы, что маловероятно, то он не станет пить алкоголь, опасаясь, что его отравят или усыпят. В итоге опять что? Снова провал миссии. Ну и напоследок, если допустить самый невероятный поворот событий, и представить что он будет пить со шлюхой, значит, он поменяет бокалы или сам подмешает ей, то есть мне в её лице, что-нибудь. С какой стороны на это не глянь, а итог один: я изнасилованная им, а документы всё равно тю-тю.
   − Майло, а ведь она права, − Митч готов был согласиться почти с каждым словом.
   − Конечно, я права! − скромностью самоуверенная девушка явно не страдает.
   − А самооценка не хуже чем у тебя, Майло, − снова обратился к другу Митч.
   − Представьте сами, как бы вы поступили на месте Тома. Неужели вы бы стали идти в номер с важными документами на руках с девкой, которая сама на вас вешается и предлагает себя почти сразу после такой серьёзной сделки? У любого человека закрадётся толика сомнения: "А не подосланная ли она моими врагами или конкурентами?"
   − Хорошо, мы поняли, что этот план несовершенен и требует доработки. Так что же ты предлагаешь? − Майло явно был удивлён и в тоже время заинтригован.
   − Я предлагаю сделать следующее...
   − У тебя есть план? Как интересно! − саркастически перебил Майло.
   − Майло, берегись, у тебя появился соперник, − продолжая бегать пальцами по клавиатуре, сказал Митч.
   Шутка шуткой, но в любой шутке есть доля правды. Натсуми конечно не умнее Майло, но всё же интеллектом природа её не обделила.
   − Планом это назвать нельзя. Скорее это набор данных и логических умозаключений, сделанных на основе известной мне информации. Мне кажется, что проще будет не охмурять, как ты выразился, Тома, а вообще не допустить сделки. Том будет считать, что Макс его кинул, и тем самым мы окажемся вне подозрений. А Макс, судя по всему тот ещё трус. С ним будет проще сладить.
   Майло и Митч несколько секунд молчали, обдумывая всё ими услышанное и, видимо, пришли к одному и тому же выводу: план Натсуми имеет право на существование.
   − Продолжай дальше, − лицо Майло быстро поменяло выражение с недовольства на интерес.
   − Как я уже сказала, нужно не допустить сделки.
   − Как, по-твоему, можно помешать сделке? − Митч тоже заинтересовался.
   − Благодаря тому, что Макс сегодня меня чуть не сшиб, я имею возможность заговорить с ним не вызывая у него особого подозрения. Так что вариант с проституткой сразу отпадает. Наша встреча будет выглядеть совершенно случайной. Он же не догадывается о том, что я всё слышала, ну а если даже такая идея ему и придёт, то связать воедино у него всё равно не получится. "Зачем случайной девушке следить за мной?" Я уверена, что именно так он и подумает.
   − Вот именно. Зачем? Значит ты не случайная, а подосланная, и твой план летит к чертям! − рявкнул Майло.
   − Так-то оно так, если не учитывать тот факт, что Макс уверен, что за ним никто не следил, и никто не знает о его делах. А ведь оно и верно. Цепочка случайностей привела к тому, что мы многое знаем и теперь пытаемая действовать. Если бы не эти случайные моменты, вы бы ничего не узнали и, следовательно, его коварный замысел был бы завтра успешно воплощён в жизнь... Мы отошли от темы. Если вы не против, то я продолжу. Очень кстати, что ресторан при отеле. Будет проще увести его в номер не вызывая у него подозрения. Так что первым делом нужно забронировать на завтра номер в отеле "Paradise". А далее всё просто: я заведу с ним разговор, потом заманю в номер, а далее в дело вступаете вы.
   − Нет, это не прокатит. Это слишком подозрительно. Незнакомая приличная девушка не станет приглашать мужчину сразу в номер. Он обязательно что-нибудь заподозрит.
   − Если прикинуться дурочкой, то он ничего не заподозрит.
   − И как же ты этого добьёшься? Скажешь, что дважды два равно пять?
   − Это один из вариантов! − в голосе звучала нотка сарказма. − Но для моего плана нужно, чтобы вы отдали мне его флешку. Я верну её владельцу.
   − Ты с ума сошла? На ней же вся информация. Отдать флешку ему это значит рассказать обо всех наших планах!
   − Если всё правильно разыграть, он ничего не заподозрит, а я смогу втереться к нему в доверие и заполучить документы.
   − И как ты собираешься это провернуть? − Майло заинтересовано вскинул брови.
   − Это уже моя проблема. Ваша обязанность расколоть его и добыть всю необходимую вам информацию, − спокойным голосом сказала Натсуми, и замолчала, что-то обдумывая.
   Со стороны можно подумать, что Натсуми превзошла Майло, разработав почти идеальный план действий для всей операции. Складывается впечатление, что она вся такая из себя заумная, а блондин просчитался, хотя он довольно умный. Но это всё не так. Майло не просчитался, у него есть план и неплохой. Только вот женская и мужская логика сильно отличаются друг от друга, поэтому, возможно, его план не так хорош по сравнению с планом Натсуми, всё познается в сравнении, но сам по себе план вполне добротный.
   План Натсуми более изощрённый, хитрый, зато план Майло чисто мужской и именно мафиозный: проститутка, воровство, убийство − сплошной криминал. В нём отсутствуют красота и изящество. Для мафии это понятия далёкие и вообще не имеющие к ней никакого отношения, но... нестандартный подход с каплей хитрости и толикой женского коварства в купе могут привести к хорошим результатам. Всё же иногда стоит прислушиваться к словам женщины. Майло поступил мудро доверившись Натсуми, хотя... в мафии никому нельзя доверять. Только сердце не обманешь, да к тому же Натсуми ещё не мафиози.
   Прошло чуть больше минуты.
   − О чём задумалась? Тебе не нравится свой собственный план. Но если ты так уверена что охмурить Макса будет проще чем Тома, то мы согласны. Твой план действительно в какой-то степени лучше нашего, − Майло, сам Майло прикинув все "За" и "Против" одобрил план предложенный женщиной.
   Удивительно. Кто бы мог подумать, что подобное когда-либо вообще произойдёт. Майло не привык слушать кого-либо и всегда делал всё так, как распланировал сам, но он никогда не отказывался от возможности получить дополнительную выгоду от дела. Уж коли проворачиваешь очередную афёру то делать это нужно с максимальной для себя выгодой и минимальными рисками, а план Натсуми всё же получше удовлетворяет вышеуказанным требованиям. Майло не хотел признавать, но от Натсуми действительно может быть польза всей его организации, а ведь Майло был всегда категорически против того, чтобы представительницы прекрасной половины человечества учувствовали в делах мафии. По мелочи куда бы не шло, но вот так по-крупному, с составлением плана и воплощением его в жизнь, принимая непосредственное участие... Майло и не думал, что когда-нибудь согласится на подобное.
   − Но! − произнесла тихо, еле слышно.
   − Что значит "НО!"?
   − Этот план сработает, если Макс придёт в ресторан раньше назначенного времени, а Том, как человек занятой, подъедет вовремя, − не отрывая взгляда от Майло, сказала Натсуми. − А если Макс придёт ровно к девяти. То мы уже не успеем ничего сделать, и придётся воплощать в жизнь ваш план, но тогда я умываю руки.
   − Так вот ты о чём. Не стоит беспокоиться. Макс, как бывший легавый, обязательно придёт не позже чем за час до указанного времени, − Майло говорил уверенно, со знанием дела.
   − Секреты конспирации. Чтобы не вызывать подозрения, он собирается придти раньше чем было обговорено, а после сделки рассчитывает задержаться ещё как минимум на полчаса, − сказал Митч, развернувшись лицом к Натсуми.
   − Вы в этом уверены? − спросила с недоверием, всё же верилось как-то с трудом, хотя парням-то виднее, опыт в подобных делах как-никак, а имеется.
   − На все сто процентов! − Майло уже был в предвкушении удачного дельца.
   − Тогда всё замечательно! Все мелкие детали обговорим завтра, а сейчас мне нужно выспаться. Спокойной ночи, мальчики! − сказав это, Натсуми быстро встала и вышла из комнаты, но через несколько секунд она вернулась: − Забыла тебе сказать, Майло. Я ещё не простила тебя, за то, что ты заигрывал с Натали. Поэтому спать сегодня будешь в кресле, − сказала и исчезла.
   Парни отреагировать не успели, как её след уже простыл.
   − Майло, сегодня две плитки шоколада были съедены зря, так же как и выкурена пачка сигарет. Дружище, она нас сделала! − докуривая очередную сигарету, проговорил Митч.
   − Ты как всегда прав, мой компьютерный друг. Если этот план прокатит, то мы получим документы, возможно, выбьем из Макса дополнительную информацию, отомстим предателю, и при этом нас никто не заподозрит. Том будет считать, что Макс попросту его кинул. Нет, это слишком идеально, чтобы быть правдой!
   − Но у нас ведь всегда есть запасной план. Если что-то не выйдет, мы воспользуемся нашим первоначальным планом, нужно только найти девушку, вместо Натсуми.
   − Кто же она такая? Безропотно согласилась присоединиться к нам...
   − Так ты же ей выбора особого не предложил, либо в мафию, либо ты её убьешь! Забыл? − перебив друга, сказал Митч.
   − Я же не серьёзно про убийство сказал. Не смогу я её убить.
   − Да любит она тебя, вот и согласилась. И в мафию по этой же причине подалась? − договорив, Митч затушил сигарету.
   − Из-за любви она готова переступить черту закона.
   − Для настоящих чувств не существует преград.
   − Нет, я понимаю. Но уж очень это всё подозрительно. Больно гладко всё складывается. Сам рассуди: случайно подслушала разговор того, кого мы уже ищем более двух недель. Так быстро согласилась нам помочь, да ещё и разработала идеальный план. Это всё слишком хорошо, чтобы быть правдой. А если она всё-таки засланный шпион и мастерски дурит нас?
   − Майло, ты себя накручиваешь. Не может этого быть. Ты вспомни, как мы её похитили. Никто, даже мы сами не знали, что будем скрываться от полиции и в том момент поедем именно по этой улице. Да и план с заложником возник у тебя спонтанно! Как она это назвала − Цепочка Случайностей!?
   − Да, наверное, ты прав, Митч. Я стал слишком подозрительным. Но завтра надо быть начеку и готовым к любым неожиданностям. А теперь нам точно пора идти спать.
   Друзья-мафиози вышли из кабинета и разошлись по своим комнатам. К этому времени Натсуми уже спала. Несмотря на то, что она велела Майло спать в кресле, он, со словами:
   − Это моя комната и моя кровать, − улёгся рядом с Натсуми и мгновенно заснул.
  
   Утро: 10.00. Запел будильник, который Натсуми предварительно вечером завела.
   Девушка проснулась и в туже секунду ощутила тепло у себя за спиной, и как рука Майло обнимает её за талию. Натсуми моментально откинула руку парня и присела на кровати. Оглянувшись, она посмотрела на блондина, который продолжал спать, никак не отреагировав на будильник.
   − Вот наглец! Всё же опять забрался ко мне в кровать, пока я спала, − недовольно пробурчала и принялась будить спящего красавчика.
   Но все старания были напрасны. После очередной неудавшейся попытки разбудить Майло, он сквозь сон сумел повалить Натсуми на кровать. Выругавшись, она выбралась из под парня и отправилась в душ, минут через двадцать вышла, завёрнутая в полотенце. Мокрые волосы спадали на плечи, а капельки воды блестели алмазами в свете утреннего солнца. Майло уже проснулся и лежал на кровати с очень довольным лицом. Увидев соблазнительную красавицу, он расплылся в улыбке чеширсокого кота и ласково промурлыкал:
   − С добрым утром, Натсуми!
   − Вот если бы тебя сейчас здесь не было, то утро действительно было бы добрым. Какого чёрта ты спал на одной кровати со мной?
   − Это моя кровать! − с наглым видом ответил Майло.
   − Значит, мне нужна отдельная комната. Я не собираюсь спать с тобой в одной постели! Это неприлично! − распылялась всё больше и больше.
   − Когда реальная кровать постелью начинает называться, то это значит, есть с кем спать и совершенно не с кем просыпаться! − процитировал Майло, чем ввёл Натсуми в лёгкое замешательство. − Подумай об этом как-нибудь на досуге.
   − Какая речь! − наигранно восхитилась девушка. − Долго сочинял? − усмехнулась она и прошла мимо кровати.
   Блондин смотрел на неё, как голодный зверь смотрит на свою добычу.
   − Прекрати на меня так смотреть, − строго сказала Натсуми.
   − А ты прекрати меня соблазнять.
   − Майло, − обернулась и взглянула на него.
   − Что? − искренне удивился он. − Я, между прочим, лежу на кровати и даже не трогаю тебя, а ты ходишь передо мной в одном полотенце. Детка, если хочешь меня − так и скажи, а не провоцируй.
   Натсуми взяла с кресла подушку и запустила её в блондина.
   − Ай-яй-яй! − закричал Майло, держась за лицо.
   − Что случилось? − испугалась Натсуми.
   − В глаз что-то попало! Так больно! Посмотри...
   Девушка встала коленями на кровать и нагнулась к лицу блондина, пытаясь найти то, что попало в глаз. Парень обнял её за талию, ловко опустил на спину, а сам лёг сверху.
   − Ты что делаешь? − возмутилась Натсуми.
   − Лежу, − как ни в чём не бывало сказал Майло.
   Рукой он убрал волосы с плеча и слизал губами капельки.
   − Встань с меня и лежи дальше, − стукнула его кулачком по плечу.
   Вместо ответа он поцеловал её. Нежно, слегка покусывая губу. Его уста были тёплыми, двигались с ласковой уверенностью, от которой девушка затрепетала. От Майло словно исходили невидимые флюиды, волнуя её всякий раз, когда она оказывалась в его объятиях.
   Сопротивляясь прежде всего с собой, Натсуми ответила на поцелуй и случайно скользнувшей по телу рукой чуть не развязала полотенце. К счастью, а может быть и нет, Майло не заметил такого провокационного жеста, иначе он бы точно принял это за намёк к близости.
   Только вот момент для соблазнения он выбрал неудачный. Времени придаваться любовным утехам не было вовсе. Этим утром, впрочем, как и днём, вечером и скорее всего даже ночью на первом месте должна стоять работа.
   Завершив поцелуй, он быстро встал с кровати и через секунду скрылся за дверью, оставив Натсуми наедине со своими мыслями и желаниями.
   "И чего он пытается этим добиться?... О чём я думаю, будто я не догадываюсь, что ему нужно,... но... я его люблю и желаю чего-то большего, чем просто поцелуи и объятия!... Да что же это со мной? Наваждение какое-то! − девушка глубоко и тяжело дышала. − Неужели это и называется "Хотеть мужчину"? − засмеялась. − Я словно кошка в марте! − Натсуми удивлялась самой себе".
   Но на долгие мечтания не было времени. Улыбнувшись, она встала с кровати и, подойдя к шкафу, достала свои вещи, как вдруг в комнату вошёл Майло, как всегда не постучав.
   − Ты ещё не одета? Натсуми, какого чёрта ты медлишь, мы тебя уже заждались. У нас дел невпроворот, а ты в облаках летаешь.
   От неожиданности девушка чуть не выронила из рук свои трусики. Сластолюбец, заприметив интересную деталь женского гардероба, ехидно улыбнулся, прищурив глазки.
   − Майло, − нервно прокричала, − когда ты научишься стучать? Я же почти голая, а ты врываешься. Ещё бы пара секунд и...
   − Я бы наконец-то увидел твоё обнажённое тело, − в его глазах уже начинали плясать похотливые огоньки.
   − Когда нибудь увидишь! − сказала еле слышно, словно самой себе.
   Неизвестно, услышал Майло или нет.
   − Ладно, одевайся. Мы будем ждать тебя в кабинете, − блондин медленно развернулся и вышел в коридор.
   Натсуми быстро оделась и, выйдя из комнаты, направилась в кабинет.
   − Я уже договорился со всеми нужными людьми и отдал необходимые приказы. Всё готово, − начал разговор Майло, и с довольным лицом протянул Натсуми фальшивый паспорт. − Осталось только обговорить наши действия!
   − А что их обговаривать? Свою работу вы знаете, а мои действия... Я же ещё вчера всё рассказала: заговорю с ним, потом заманю в номер и украду документы.
   − Я против, − вдруг заявил Майло. − Я считаю, что лучше выманить его на улицу. Скрыть труп в номере не удастся. А номер забронирован хоть и на поддельное имя, но всё равно...
   − А зачем убивать его в номере? − перебила блондина, не дав ему договорить. − Когда Том покинет ресторан, мы выведем Макса из отеля и отвезём куда-нибудь. Уж куда его вести решайте сами.
   − Невозможно незаметно вынести человека из огромного отеля, не привлекая внимания. Кроме того у выхода так же и у лифтов полно камер, они всё запишут, и Том поймёт, что Макса похитили, и тот его не кинул.
   − Предоставьте это мне.
   − Ты что задумала? Может, посвятишь нас!
   − Вы мне не доверяете. В таком случае я отказываюсь принимать во всём этом участие, − закинула ногу на ногу и скрестила руки на груди.
   − Мы должны знать, что ты задумала, чтобы быть готовыми к непредвиденным ситуациям, − закуривая сигарету, проговорил Митч.
   − Это слишком долго рассказывать, а у нас мало времени. Я должна завершить приготовления и мне ещё нужно посетить несколько мест. Митч, отвези меня, пожалуйста, к "Paradise", а ты Майло, вызови мне такси к отелю через полчаса.
   − Зачем тебе такси? Я могу тебя отвезти, куда скажешь, − с удивлённым видом сказал Митч.
   − У вас и без меня дел полно, − уверенным шагом покинула кабинет, вслед за ней вышел Митч. − И предупреждаю, − из коридора донёсся её голос, − не вздумайте действовать без моего сигнала. Ты меня понял, Майло!?
   − Что за нах? Ficken! Она мной командует! Это невозможно. Да кем она себя возомнила? − распылялся Майло, разговаривая сам с собой.
  
   Митч как Натсуми и просила отвёз её к отелю.
   − Митч, можно тебя кое о чём попросить, только Майло пока не должен об этом знать. Ты не мог бы мне кое-что достать и передать, когда мы встретимся в отеле?
   Митч внимательно выслушал и согласился.
   − Спасибо ещё раз! − поблагодарила и вышла из машины.
   Чёрный "Лексус" тут же сорвался с места и за долю секунд пропал из виду. Натсуми зашла в отель и, получив ключи, отправилась в номер.
   Через полчаса, как она и просила, Майло вызвал такси. Спустя ещё несколько минут Натсуми уже объясняла водителю, куда её везти. Мест объездила много, денег с кредитки потратила тоже не мало. И вот через несколько часов Натсуми, с кучей пакетов, и тремя чемоданчиками, один из которых был на колёсиках, вернулась в отель.
   Завершив все приготовления, она решила принять горячую пенную ванну. Нежилась не менее двух часов, но полностью расслабиться девушке так и не удалось, ведь все её мысли были заняты предстоящим делом и не только: "Случайная встреча с Майло и Митчем изменила всю мою жизнь. Во что я только ввязалась. Я − обычная девушка и работаю на мафию. Составляю хитроумный план и принимаю в нём непосредственное участие. Не верится, что я оказывается способна на такое... АААаааа, хватит. О чём я только думаю. Мне сейчас не об этом переживать надо. Лучше ещё раз обдумать план действий".
   Выйдя из ванны, Натсуми позвонила Майло и поинтересовалась, всё ли готово и не случилось ли вдруг чего-нибудь. Майло успокоил её, и она, почти не нервничая, стала дожидаться времени икс.
   "А вдруг он не придёт раньше времени. Вдруг Майло ошибся. Что тогда? Что тогда?" − накручивала себя всё больше и больше.
   Ещё бы, за пять часов бездействия кто угодно начнёт нервничать.
   − Всё. Хватит. Стоп машина. Или я окончательно с ума сойду. Я перед экзаменами так не нервничала, как сейчас. Нужно успокоиться!!! − взяв себя в руки, принялась успокаивать саму себя. И помогло!
   Успокоившись, Натсуми стала приводить себя в порядок.
   Без двадцати минут восемь она была уже готова: причёска, макияж, всё как положено. Шёлковое платье кораллового цвета, плотно облегающее фигуру. Каждое движе?ние в нём подчёркивало то, что платье всего лишь дань традиции уважения к общественным нор?мам. Оно скорее открывало, чем скрывало и производило впечатление откровенного. В руках главный атрибут любого женского наряда − сумочка..., но для Натсуми это была не просто сумочка, это был главный элемент её замысла.
   Девушка стояла перед зеркалом, любуясь своим отражением, и вдруг постучали в дверь.
   − Кто там?
   − Натсуми, это я, − ответил Майло.
   − Нет, ты врёшь, Натсуми − это я! − сказала с задором и, открыв дверь в ту же секунду потеряла дар речи, застыв на месте.
   От удивления Натсуми вытаращила на парней глаза и вскинула брови. Ещё бы, до этого момента она никогда не видела ни Майло, ни Митча в классическом строгом мужском костюме. Только на джентльменов они всё равно не особо походили: не до конца застёгнутые пуговицы сорочки, отсутствует галстук и руки в карманах брюк.
   Заприметив немую реакцию Майло выругался, а Натсуми, недолго мешкая, чтобы не привлекать лишнего внимая, одним рывком затащила обоих в комнату.
   − У нас всё готово. Когда цель один, то есть Макс, появится, мы сделаем тебе дозвон. Потом ты должна будешь отключить у телефона звук и спуститься вниз. Дальше ты и сама знаешь. Когда всё сделаешь, позвонишь мне, и тогда уже в игру вступим мы, − Майло с серьёзным видом давал последние указания. − Никому не открывай. Нас узнаешь по сигнальному стуку, − он пробарабанил по двери определённый ритм. − Всё ясно?
   − Да! − только и ответила Натсуми.
   Как бы она не старалась выглядеть хладнокровной, Майло заметил, что девушка нервничает.
   − Успокойся, не нервничай.
   − Женщине, чтобы успокоиться, надо взять себя в крепкие мужские руки, − недвусмысленный намёк Митча оказался как раз к месту.
   − Первый раз всегда волнуешься, потом привыкнешь, − нежно обняв, блондин продолжал успокаивать соучастницу предстоящей афёры. − Майло, я спокойна, как покойник, − Натсуми ни в какую не желала признаваться, что она волнуется. И вдруг прозвучал голос:
   − Цель один на месте, − это говорил подчинённый Майло, следивший за рестораном и связавшийся с ним по Bluetooth.
   − Всё, пора начинать. Ни пуха! − скомандовал Майло и скрылся за дверью.
   − Лучше с Богом. Ну его, рогатого! − ответила Натсуми, но Майло её уже не слышал.
   − Здесь то, что ты просила, − Митч протянул девушке коробочку и вышел в коридор вслед за Майло.
   Натсуми открыла коробочку и положила её содержимое в сумочку. Собравшись с духом, глубоко вдохнула, резко выдохнула и покинула номер.
  
   Как и сказал Майло, Макс пришёл за час до назначенного времени. Натсуми состроила милое личико и подошла к столику, за которым сидела её цель. Мужчина лет сорока: тёмные волосы; слегка осунувшееся лицо; усталый взгляд, устремлённый вникуда. Голубая рубашка, тёмно − синий галстук, в руке чёрный "дипломат". Он выделялся на фоне остальных посетителей своей элегантностью и уверенностью, он чётко понимает − зачем он здесь.
   − Это вы! − провопила Натсуми, подойдя к Максу.
   Мужчмна немного растерялся, так как не ожидал, что с ним кто-нибудь заговорит.
   − Это вы, тот человек, что сшиб меня вчера в кафетерии. Нас сама судьба снова свела вместе, − продолжила она и, не спросив согласия, присела за столик.
   − Что вам от меня нужно? − холодно спросил Макс.
   Он был явно не настроен на разговор.
   − Как что? Вам разве не ясно? Я хочу, чтобы вы извинились. Из-за вас я сломала каблук, и мне пришлось покупать новые туфли.
   − Не вижу ничего страшного в том, что вы купили новые туфли. Но раз вы настаиваете, то Прошу прощения, − сухо произнёс Макс.
   − Так не пойдёт. Меня это не устаивает, − Натсуми нагло стреляла глазками в Макса.
   − Что вам от меня ещё надо? − мужчина немного нервничал.
   Натсуми, чтобы окончательно сразить его, встала со своего места, облизала губы острым язычком и, вильнув бёдрами, подошла к нему ближе.
   − Может быть, в знак примирения вы угостите меня бокалом вина? − гипнотизируя его, произнесла коварная соблазнительница, взглянув мужчине в глаза.
   Макс не сводил взгляда с декольте. Мужчина, что с него взять.
   Опыта в соблазнении у Натсуми было мало, и она действовала экспромтом, но всё сработало. Женщина есть женщина, и если она поставила себе цель охмурить какого-то мужчину, то она всегда своего добьётся.
   Макс поддался женским чарам, и уже через несколько минут они мило разговаривали за бокалом красного вина.
   Познакомились. Мужчина представился как Максимилиан Сайланс, а Натсуми назвала ему, конечно же, поддельное имя, имя, на которое и был забронирован номер. По легенде девушку звали Дженнифер Лайн.
   − Может быть, перейдём на "Ты"? − именно Натсуми первой задала этот вопрос.
   − Хорошо. Почему бы и нет, − задумчиво ответил Макс.
   Мило беседовали, пили вино. Макс ничего не заподозрил, поэтому спустя несколько минут Натсуми решила начать действовать серьёзно.
   − А ты оказывается очень хороший человек. Я обиделась на тебя, и не хотела возвращать твою брошку, но теперь я вижу, что ошибалась на твой счёт и поэтому верну её тебе. Мне она всё равно ни к чему.
   Лицо Макса вытянулось от удивления.
   − Какая ещё брошка? Не понимаю о чём ты.
   − Что значит какая брошка? Ты обронил её, когда столкнулся со мной, и даже не заметил. Какой же ты рассеянный.
   − Я мужчина и брошки у меня не водятся. Ты должно быть что-то путаешь.
   − Значит эта не твоя брошка. А тогда чья? − пропищала звонким голосочком и достала из сумочки красную флешку.
   На лице у Макса сменились все цвета радуги, когда он узрел потерянный, но, по его мнению, украденный носитель ценной информации. Он резко выхватил флешку и грозно посмотрел на собеседницу.
   − Значит, я всё-таки была права, и эта брошка действительно твоя. А ты отпирался.
   − Это не брошка, а флешка, − Макс был в недоумении от того, что девушка называла флешку с важными данными брошкой.
   "Она действительно дура или прикидывается?" − в голове родился вопрос заслуживающий внимания.
   − Что? А что такое флешка? − спросила, смотря на Макса глазами непонимающего ребёнка.
   "Умная девушка всегда знает, когда включить", − ей вспомнилось напутствие Митча
   Изображать глупенькую и взбалмошную девушку оказалось труднее, нежели думала Натсуми, но всё шло хорошо.
   − Ты не знаешь что такое флешка? Это носитель информации, мини аналог жёсткого диска используемого в компьютерах, − объяснил как смог.
   − Компьютеры. Не произноси при мне это слово. Я в них ничего не понимаю и не хочу разговаривать о них. Мне всё равно, что это, брошка или как ты её назвал. Она всё равно некрасивая, забирай её обратно, − Натсуми сыграла довольно убедительно и по его глазам поняла, что он ничего не заподозрил.
   Значит можно переходить ко второй части плана.
   "Она действительно дура. Значит, она ничего не знает о документах. Это хорошо", − размышлял Макс, пока его новая знакомая продолжала строить ему глазки.
   Спустя минуту Натсуми перешла ко второй части замысла.
   − Я, кажется, выпила лишнего. Думаю мне пора идти, − вставая со своего места, тихим голоском проговорила якобы захмелевшая девица.
   Макс ничего не сказал, только продолжал внимательно смотреть на девушку, и в этот момент она упала. Конечно специально.
   − Ой, ой как больно. Я, кажется, подвернула ногу! − актриса из Натсуми оказалась довольно-таки неплохая.
   Макс сию секунду подлетел к пострадавшей. Ну как же не помочь глупенькой красавице.
   Он со знанием дела осмотрел ногу:
   − Перелома нет. Ничего страшного, но я на всякий случай вызову такси и тебя отвезут в больницу, − проговорил он и достал из кармана телефон.
   − Нет, только не в больницу. Я ужасно боюсь врачей, − завопила Натсуми, словно маленький избалованный ребёнок. − Максимилиан, ты такой добрый. Не откажи девушке в помощи. Пожалуйста, проводи меня в мой номер. Пожалуйста!!! − она посмотрела на него невинными просящими глазками.
   Макс не устоял.
   Он взглянул на часы. Было ещё только половина девятого.
   − Хорошо. Я помогу. Какой у тебя номер, − спросил он и осторожно взял девушку на руки.
   − Люкс! − с гордостью ответила Натсуми.
   − Я не это имел в виду. Цифра-то какая на двери написана?
   − Это не цифра, а число, − возмутилась студентка-отличница. − Одна тысяча сто сорок пять.
   Макс безропотно понёс девушку в номер. Зайдя в номер, он прошёл в спальню и усадил Натсуми на кровать. "Дипломат" с документами поставил рядом с кроватью.
   − Нужно перетянуть ногу, чтобы не распухла, и приложить лёд, − с умным видом сказал Макс и отправился в ванную за аптечкой.
   Его не было с минуту. Но Натсуми этого было достаточно, чтобы приготовиться к третьей, и завершающей части её плана.
   Когда Макс вернулся с аптечкой в руках, он привстал на одно колено рядом с кроватью и взял в руки женскую ножку. Он дотронулся до ноги, а Натсуми негромко вскрикнула, будто ощущая боль. Макс невольно поднял голову и взглянул на пациентку, и в эту секунду Натсуми, воспользовавшись газовым баллончиком, прыснула едкой жидкостью мужчине в глаза. Макс взвыл от боли, но на этом девушка не остановилась. Резкий удар "больной" ногой в пах, и враг уже лежит на полу. Быстро достав из сумочки наручники, которые передал Митч, Натсуми вскочила с кровати, подошла к Максу со спины, заломила ему руки и ловким движением защёлкнула наручники у него на запястьях. Пока Макс не успел опомниться и попытаться что-либо сделать, Натсуми доставала из всё той же сумочки шприц со снотворным и вколола "лошадиную дозу". Бывший коп мгновенно отрубился. Новоиспечённая воровка не мешкая, взяла "дипломат", положила на кровать и открыла. Бумаг там было несчитано. Аккуратно достала их, разложила по папкам и убрала в красивый кожаный рюкзачок. Потом, с довольным лицом и чувством выполненного долга взяла в руки телефон и набрала номер Майло.
   − Дело сделано, теперь ваша очередь, − проговорила в трубку, и уже через несколько секунд услышала сигнальный стук.
   Натсуми открыла дверь, и парни влетели в номер, с "пушками" наготове, но увидев Макса, лежащего на полу скованного наручниками, парни опешили.
   − Уберите оружие, оно ни к чему, − спокойным голосом сказала сообщница парней-мафиози, подходя к Максу.
   В руках у неё были влажные салфетки. Присев рядом с мужчиной по её вине находящегося в отлючке, она принялась аккуратно протирать ему глаза.
   − Ты что делаешь? В няньки ему записалась? − спросил Майло, плюхнувшись на кровать.
   Митч тем временем, облокотившись на стену, закурил сигарету.
   − Я не хочу, чтобы он ослеп. Я же ему газовым баллончиком в лицо прыснула.
   − Не сахарный, не растает. Сейчас его нужно связать и рот ему заклеить, а то очухается, кричать начнёт, а нам этого не нужно, − спокойно проговорил Майло.
   − Этого не понадобиться. Я вколола ему снотворное. Теперь не меньше чем через двенадцать часов очухается, − вставая с пола, ответила Натсуми.
   − Ловко ты его. Я от тебя не ожидал, − с восторгом и удивлением сказал блондин.
   − Я приму это за комплимент!
   − Что дальше то делать будем? − вдруг спросил Митч, выпустив струйкой голубоватый дымок.
   − Я уже всё продумала. Нужно дождаться, пока появится Том. А вот после того как он уйдёт, мы выведем Макса из отеля.
   − Не нравится мне это, − сказал Майло и улёгся на кровать.
   − Как ты хочешь это провернуть? − спросил Митч.
   − Сейчас всё объясню и покажу.
   Натсуми подошла вплотную к кровати, на которой лежал Майло, и присела на корточки у него в ногах.
   − Ууууу. Я конечно не против, но не при свидетелях же!!! − проурчал Майло.
   − Майло! Ты можешь ещё о чем нибудь думать, кроме секса? − нервно спросила Натсуми, доставая из под кровати два чемодана.
   И в этот момент послышался голос:
   − Цель два на месте.
   − Вот и Томик пожаловал, − улыбнулась и открыла по очереди оба чемодана.
   − Ты театр ограбила? − взглянув на содержимое чемоданов, проговорил Майло.
   Перед глазами предстал арсенал гримёра: накладные усы, брови, парики, очки и ещё много чего.
   − Ну что, приготовились к преображению! − потирая ручки, сказала Натсуми.
   Девушка достала парик, накладные усы, очки, и подошла к Максу. Через несколько минут его было не узнать. Как же сильно меняют внешность усы и очки.
   Но на преображении Макса Натсуми не остановилась. Подойдя к зеркалу, она ловкими движениями заправила свои густые волосы под маленькую резиновую шапочку, а потом надела чёрный парик. Натсуми считала, да что там считала, она была уверена, что короткая стрижка ей не идёт, но это нужно было для маскировки.
   − Интересно придумано. Майло, а ведь ты до такого точно бы не додумался, − слегка призадумавшись, сказал Митч.
   Майло побелел от злости, но ничего не успел ответить.
   − Ну а теперь ваша очередь, − сказала новоявленная брюнетка, обернувшись к парням.
   Когда его сообщница приблизилась к Майло, он хотел было сопротивляться, но понял, что с Натсуми лучше не спорить. Она надела на него чёрный как смоль парик, и на этом решила, что его преображение закончено. Майло и так уже было не узнать: строгий костюм и чёрные волосы. Митч угорал над другом, но не долго, так как очередь дошла и до него. На рыжика парик Натсуми одевать не стала, вместо этого она приклеила ему усики, еле заметные, в сочетание с его двухдневной щетиной. Теперь Майло разрывался от хохота. Но парни смеялись не долго. Спустя несколько секунд они молча уставились на симпатичную сообщницу.
   Натсуми, повернувшись к ним спиной, у них на глазах, скинула своё платье и стала натягивать узкие брюки, вскоре очередь дошла до блузки. Ещё пару штрихов косметикой, и вот перед парнями жгучая брюнетка с красными губами, выразительными глазами в очень обтягивающей одёжке.
   Парни не отрывали от красотки взгляд. Митч нервно сглотнул, а Майло был готов овладеть ею прямо сейчас.
   Натсуми обернулась к парням и уловила на себе их хищный взгляд.
   − Что вы смотрите на меня, как кот на сметану?
   − Сметана сама виновата! − промурлыкал блондин.
   − Майло, ты не о том думаешь, − произнесла с укором, взглянув в кошачьи глазки блондина.
   − Да, ты права, мы немного отвлеклись, − сказал Митч, достав сигарету, которую так и не закурил.
   − Всё готово. Осталось только дождаться пока уйдёт Том и минут через двадцать можно будет покинуть отель, − сказала Натсуми, присев на кровать рядом с Майло.
   − Но как мы потащим его? Он же сам идти не может, а если будем нести, то это привлечёт слишком много ненужного внимания − продолжая лежать, спросил Майло.
   Парней немного напрягала эта неизвестность. Они не привыкли идти на дело, не зная заранее, что и зачем будет происходить.
   − Вот именно. Нам это и нужно. Все запомнят, как мы выведем под руки из отеля пьяного мужчину и сядем с ним в такси. Идеальная маскировка. Если хочешь что-то спрятать, то спрячь это у всех на виду. Но на всякий случай Митч должен будет завтра почистить запись с камер и стереть тот момент, когда Макс вошёл в отель.
   − Зачем это ещё? − пробурчал Майло.
   Блондину не нравилось, что Натсуми переняла инициативу на себя.
   − На случай, если люди Тома решат проверить, был ли Макс в ресторане или нет.
   − Хорошо. Всё будет сделано в чистом виде, − послушным голосом ответил Митч.
   − Митч, какого дьявола ты её слушаешься? Кто тут главный, я или она?
   − Не заводись, Майло. Не забывай, мы ещё не завершили наше дело, и поэтому мы не можем расслабляться, − спокойно сказала его сообщница.
   И тут все услышали всё тот же голос из Bluetooth:
   − Цель два покинула зону наблюдения. Всё чисто.
   − Всё идёт по плану. Митч, ты должен через пятнадцать минут выйти и поймать для нас такси. А мы с тобой, − повернулась к Майло, − выведем Макса на улицу.
   Для пущей правдоподобности Натсуми подошла к Максу и вылила на него коньяк, который взяла с барной стойки. Майло отвернулся, чтобы не видеть эту растрату драгоценной жидкости. Теперь от Макса так несло выпивкой, что никто не усомнится в том, что он беспробудно пьян.
   И вот спустя некоторое время Натсуми позвонил Митч:
   − Такси ждёт.
   Собравшись с духом, девушка накинула на плечи рюкзачок, потом подошла к Максу и отстегнула наручники. Вдвоём с Майло подняла Макса с пола и, взяв его под руки, они вышли из номера. Натсуми закрыла дверь, и троица отправились к лифту. На них с недоумением смотрели все люди встретившиеся на пути. Все брезгливо морщили лицо и закрывали носы. Как Натсуми и предполагала, они без проблем покинули отель, сели в такси. Митч указал адрес, естественно не конечного пункта назначения, и машина тронулась с места.
   Вскоре такси заехало в какой-то пустынный двор. Помимо малого пространства весь дворик был погружён во тьму, словно весь мир залило дёгтем.
   Пассажиры покинули салон автомобиля. Митч расплатился с водителем и такси уехало. Натсуми, Майло и Макс остались стоять на улице, а Митч отправился через весь двор в темноту. Но и это было тоже заранее спланировано. Через две минуты подъехал серебристый Hyundai Solaris. Заранее угнанный и подготовленный лично Митчем маневренный в городском потоке автомобиль с вместительным багажником. Митч, как и следовало ожидать, предусмотрел все нюансы связанные с транспортировкой заложника и позаботился о том, чтобы проблем с размещением тела Макса не возникло. Всё-таки мужчина он плотного телосложения и абы в какой тачке его не провезёшь.
   После того как Макса запихнули в багажник похитители направились в сторону аэропорта к месту содержания и последующего допроса пока ещё живого крысы-полицая. Но куда именно теперь они путь держали, Натсуми уже не знала.
  
   Казалось бы, всё прошло гладко, но... идеально никогда ничего не бывает. Закон подлости никто не отменял.
   Проехав два квартала, вдруг заметили впереди две патрульно-постовые машины. Митч сбавил скорость, но это не помогло. Было велено припарковаться на обочине.
   − Что им понадобилось? − сквозь зубы прорычал Майло.
   − Ну, так как, шеф, − Митч повернулся к блондину, − что делать то? Тормозить или проехать мимо? Только тогда погоня нам обеспечена.
   − Митч, у тебя права есть? − вдруг спросила Натсуми.
   − Конечно! − ответил как всегда спокойно, перекидывая сигарету из одного угла рта в другой.
   − Тогда остановись. Лучше не нарываться на неприятности. Это обыкновенная проверка документов.
   − Снова возомнила себя главной? Майло, так что скажешь?
   − Тормози. Чёрт с ними, − мафиози был явно недоволен происходящим.
   Машина остановилась. К ней подошёл патрульный и, представившись, попросил у Митча документы. Майло сузив глазки, недоверчиво смотрел на патрульного. Натсуми, как ни странно, ничуть не нервничала. Рыжик с милым лицом подал офицеру документы. Тот внимательно всё изучил.
   Натсуми подозревала, что водительское удостоверение фальшивое и оформлено на поддельное имя, как и её паспорт, что лежал в кармане брюк.
   − Значит так, Мэтью Фокс. Я должен осмотреть вашу машину, − заявил офицер, протягивая Митчу его документы. − Поэтому попрошу пассажиров покинуть автомобиль, а вас открыть багажник.
   Это предложение прозвучало как раскат грома в безоблачную погоду.
   − На каком основании? − поинтересовался Митч. − Нас в чём-то подозревают?
   − Поступил приказ от начальства досматривать все автомобили с иногородними номерами, − офицер подошёл к багажнику.
   − Мы не можем этого допустить. Придётся идти на крайние меры, − проговорил Майло и потянулся за пистолетом.
   Привычка! Что с парней взять. Легавого проще пристрелить, нежели договориться с ним. Нет человека, нет проблемы при условии, что нет свидетелей, коих как раз таки и не было. Трасса пустая, проезжих машин нет и вовсе. Митч специально выбрал эту дорогу. Здесь днём машину не сыскать, а уж ночью подавно. Каким чёртом занесло сюда полицаев, для Митча было великой загадкой в отличие от плана, созревшего в голове Майло. Офицеров всего двое, один близ багажника, второй рядом с патрульной машиной. План прост до безобразия: Майло берёт на себя того кто прохаживается вдоль полицейского авто, а Митч убирает излишне дотошного стража правопорядка.
   − Мэтью Фокс, откройте багажник и выйдите из машины, − недовольным голосом скомандовал патрульный офицер.
   − Нет, ты что, не смей, − Натсуми остановила руку Майло. − Митч, ты сможешь оторваться?
   − Спрашиваешь! − в глазах парня запрыгали огоньки в предвкушении гонки.
   − Тогда жми по газам!!! − в этот момент Натсуми снова взяла инициативу на себя, совершенно не обращая внимания на реакцию Майло.
   Не так давно парни удирали от копов, и уйти от преследования им с трудом удалось, поэтому Майло не горел желанием снова играть с полицейскими в догонялки. А Митчу эта идея нравилась гораздо больше. Он сам быстро смекнул об этом, а теперь, когда голосов двое против одного, водила и слушать пассажира не стал.
   Митч прикурил сигаретку, и машина рванула с места.
   Офицер полиции, добежав до патрульной машины, по рации доложил о подозрительном автомобиле и передал о нём другим постам скудные данные, ибо гос. номер был запачкан грязью.
  
   Первое время "Хёндай" преследовали только одна машина. Потом к ней присоединились ещё две. Погоня − словно дежавю. Митч на полной скорости вытворял всевозможные трюки, стараясь сбросить копов с хвоста. Но одна машина не отставала, продолжая преследование.
   − И с каких это пор они научились так ездить? − проговорил Митч, наблюдая в зеркала за патрульной машиной. Вдруг на его лице появилась хитрая улыбка. − Чему бы они там не научились, а до меня им далеко!
   Машина резко повернула и полетела по дороге, по направлению к мосту.
   Натсуми с ужасом посмотрела в окно и увидела, как к мосту в это время подплывает корабль, а это значит, что мост сейчас будут разводить, а "Хёндай" на всех парах летел именно к этому мосту.
   − Митч, ты нас всех угробить решил? − прокричала перепуганная девушка и вцепилась в свои волосы. − Я не хочу умереть так же, как он! − у неё началась истерика. В глазах отчётливо читались паника и ужас. Майло силой держал Натсуми, не понимая, о чём она говорит, и что с ней происходит.
  
   Мост, как Натсуми и предполагала, начали разводить.
   "Хёндай" на полном ходу заехал на мост и продолжил движение. Постепенно прямая дорога стала превращаться в гору. Доехав до края, машина, не сбавляя обороты, полетела над рекой и через несколько секунд с грохотом приземлилась на другой половине моста. Едва коснувшись асфальта, тачка завиляла, но Митч сумел её быстро выровнять и остановить у выезда с моста. Удивительно, как несчастная машина до сих пор не развалилась от подобной езды?
   Водитель патрульной машины не рискнул повторять смертельный номер.
   Рискованный трюк Митча сработал, от копов оторвались. Погоня прекратилась и вся компания спокойно, если после всего случившегося можно остаться спокойным, продолжила путь к конечному пункту назначения.
   Пока "Хёндай" нёсся по дорогам, Майло сумел немного привести Натсуми в чувства. Она перестала брыкаться и стала наоборот подозрительно спокойной.
   − Как она? − поинтересовался Митч.
   − Не знаю, − проговорил Майло.
   − Я в порядке, − ответила девушка тихим, почти ровным голосом.
   Лицо её словно застыло и больше походило на маску. Эмоции отсутствовали.
   − А ты неплохо держишься. Другая давно бы сознание потеряла, − Митч закурил очередную сигарету.
   − Простите. Я сорвалась, − всё с тем же равнодушием проговорила Натсуми.
   − Не стоит извиняться, − Майло обнял девушку и прижал к себе.
   Она уткнулась в его грудь, и всю поездку, молча теребила цепочку от его крестика.
   Минут через двадцать машина завернула на территорию какого-то заброшенного предприятия или приостановленной стройки. Куда именно они приехали, Натсуми не поняла из-за почти кромешной темноты, нарушаемой лишь светом фар автомобиля. Остановив машину, Митч не погасил фары, и вдобавок просигналил два раза, а через несколько секунд ещё три раза. После этого к машине подошли несколько брутальных, бритоголовых мужчин. Они открыли дверцу автомобиля, и направили на всех троих пассажиров пистолеты.
   − Вы что, охренели, мать вашу? Ficken! Scheißdreck! Глаза разуйте! Вы на кого пушку наставили? − Майло резко снял с головы ненавистный ему парик, который тут же полетел в лицо одному из бугаёв. − Schießen alle fucking auf schwanz... − у парня большой словарный запас.
   − Простите босс, не признали. С возвращением, босс, − испуганно мямлили громилы способные за пару-тройку ударов размазать Майло по стене.
   Они безропотно подчинялись главарю и извинялись как нашкодившие первоклассники.
   − А ты тут в почёте, − попыталась съязвить Натсуми, но не вышло, так как на её слова никто не обратил внимания.
   Все трое покинули машину и остались стоять рядом с ней, а бравые ребята понесли под руки Макса.
   − И что теперь с ним будет? − вдруг дрожащим голосом спросила девушка.
   − Я же тебе говорил, выбьем из него информацию, а потом убьём.
   Натсуми молчала и смотрела темноту.
   − Вот только не говори мне сейчас, что тебе его жалко и ты не желаешь ему смерти.
   − Не скажу. Ты сам за меня всё уже сказал.
   − Сhe cazzo! − нервно проговорил блондин. − Я так и знал, что этим всё и закончится. Всё-таки бабы жалостливые существа. Что молчишь? Нечего сказать, да?
   − Во мне сейчас борются два мнения. С одной стороны я понимаю, что он продажный человек и из-за него пострадали и могут ещё пострадать невиновные люди. Но с другой стороны, он тоже человек, и не заслуживает смерти. Я чувствую себя причастной к его смерти, хотя лично мне он ничего плохого не сделал, ничего, за что я могла бы действительно желать ему смерти.
   − Чуть не пристрелив Майло, ты ни капли не жалела о содеянном, а сейчас вдруг начала раскаиваться, и это после того, как зашла уже так далеко, − холодно произнёс Митч.
   Его слова дрожью пробежали по всему её телу.
   − Пути назад нет. И раскаиваться уже поздно. А теперь хватит разглагольствовать. Идём внутрь, − Майло взял Натсуми за руку.
   − Нет, я туда не пойду. Мне нужно вернуться в отель.
   − Зачем это ещё? Чтобы вызвать полицию и сдать нас с потрохами?
   − Если я не буду ночевать в номере, то это будет слишком подозрительно выглядеть. Снят на одну ночь шикарный номер, но при этом там никого нет, − ответила спокойно, прекрасно осознавая свою правоту.
   Майло ожидал от Натсуми другой реакции. В тот момент он был уверен, что она начнёт кричать и убиваться, жалея о содеянном, но девушка была холодна словно айсберг. Здравый смысл и холодный расчёт не всегда брали верх над её эмоциями, но сейчас победили именно они.
   − Хорошо. Митч, проследи тут за всем, а я отвезу её в отель, − сказал Майло и скрылся в темноте.
   В ожидании его возвращения Натсуми по-прежнему стояла около машины и вдыхала сигаретный дым. Через минуту она услышала рёв мотоцикла. К девушке подъехал Майло и протянул чёрный шлем.
   − И как ты себе это представляешь? Мы подъедем к дорогущему отелю на байке. Да и ты сейчас в этом костюме глупо смотришься на мотоцикле. Лучше меня Митч отвезёт на машине, если он конечно не против.
   − Mir ist Wurst! Поедем на машине. Митч, дай ключи, а ты садись? − скомандовал тем же тоном, с которым отдавал приказы обычным подчинённым.
   Натсуми на это никак не отреагировала, ей не в первой было слышать от Майло приказы, а вот Митч мог бы огрызнуться или возразить другу, всё же он не рядовой бандит и не шестёрка Майло. Но сейчас он решил не ввязываться в ссору, которая с учётом общей нервозности могла бы вспыхнуть из ничего.
   Молча Митч протянул другу ключи и скрылся в темноте. Натсуми села на заднее сиденье всё того же "Хёндая", Майло занял место водителя.
   Рискованно разъезжать на этой тачке по городу после недавней погони. Но вероятность того что их обнаружат или даже вычислят очень низка, поэтому Майло без опасений решил отправиться в город на этой машине. Кроме того, уж если что, лучше засветить эту тачку, а после избавиться от нее, нежели опять загубить одну из своих личных.
   Прошло около минуты, а машина продолжала стоять на месте.
   − И долго мы тут стоять собираемся? − недовольно спросила Натсуми.
   − Я жду, пока ты отдашь мне мои документы − это раз. Ещё ты должна пересесть на сиденье рядом со мной − это два, − по губам Майло скользнула его фирменная ухмылка, которую девушка увидела в зеркале заднего вида, − и сними этот чёртов парик − это три!
   − Хорошо! − ответила Натсуми, стягивая с головы парик.
   Через несколько секунд на плечи девушки легли красивые локоны.
   Натсуми пересела на переднее сиденье и протянула Майло рюкзак. Он немного подался вперёд и пустил руку в её шёлковистые волосы.
   − Я передумал. Пусть документы пока ещё побудут у тебя, − промурлыкал Майло, и машина дала задний ход.
   "Семь пятниц на неделе", − подумала, но вслух не озвучила.
   Всю дорогу Натсуми молчала. Она думала о произошедшем. Умом осознавала, что сделала всё правильно, но эмоции мешали трезво рассуждать. Натсуми уже не сожалела о том, что сделала, и это её пугало. Её пугало то, что она так спокойно и равнодушно отнеслась к чьей-то будущей смерти. Чем больше она об этом думала, тем сильнее, и невольно для себя самой, начинала нервничать, её спокойствие постепенно стало улетучиваться. Натсуми накручивала себя всё больше с каждой секундой и в итоге, к моменту возвращения в отель, она уже была на пике нервного срыва. Всё же эмоции взяли верх, и девушка перестала сохранять хладнокровие и спокойствие. Но она ещё держалась, из последних сил, но держалась.
   Когда парочка зашла в фойе, Натсуми невольно для себя схватила Майло за руку. Он легонько улыбнулся и приобнял девушку за талию. Она прижалась к нему, и Майло почувствовал, что она вся дрожит. Он не знал, как ему поступить и пока для начала просто решил проводить Натсуми до номера. Она спокойно и безропотно шла за ним, двигаясь на автомате.
   Дошли до номера, Майло открыл дверь и завёл девушку в холл. Пока он оглядывался, проверяя, не следит ли кто за ними, Натсуми так и стояла, не двигаясь, смотря в одну точку. Майло хотел заговорить с ней, но не знал с чего начать. Прошло около минуты, а они так и стояли в тёмной комнате напротив друг друга и молчали. Вдруг Майло подошёл к Натсуми со спины, аккуратно снял рюкзачок с документами и положил его на кресло. Потом он взял девушку за руку и повёл в спальню, где чуть более двух часов назад на полу валялся Макс. И в тот момент, когда они прошли в комнату, Натсуми сорвалась. Она вцепилась в Майло и стала просить его не оставлять её одну.
   − Я с ума сойду здесь. Я не хочу быть тут одна. Останься со мной или увези меня отсюда, пожалуйста, − нервно просила, глядя на Майло пустыми глазами.
   Майло был растерян. Он не понимал, почему Натсуми сорвалась именно сейчас.
   − Ты же сама настояла, чтобы я отвёз тебя сюда, а теперь просишь обратное. Как тебя понимать?
   − А зачем ты меня послушал? Я не хочу оставаться в той комнате, где был он. Его скоро убьют, а здесь до сих пор пахнет его одеколоном и коньяком. Пожалуйста, Майло! − у Натсуми было состояние близкое к истерике.
   − Ладно, ладно. Только успокойся. Я отведу тебя в другой номер.
   "Всё-таки не зря мы сняли второй номер. Не только для того чтобы прятаться пригодился", − подумал Майло и, захватив рюкзачок, повёл девушку в соседний номер.
   Натсуми вцепилась в его руку мёртвой хваткой и плелась за ним как хвостик, а Майло даже не пытался выпустить свою ладонь. Они прошли до номера, чуть дальше по коридору. Майло сразу же провёл Натсуми в спальню и усадил на кровать. Она молча смотрела на него, так и не отпустив его руку. Тонкие, тёплые пальцы больно сжимали его ладонь. Натсуми выглядела такой беззащитной, что Майло захотелось обнять её, но он не мог предположить, как она на это отреагирует и поэтому не решился. Так, в тишине, прошло несколько минут. Потом Майло всё же решил освободить свою руку, но Натсуми не позволила ему это сделать. Она ещё крепче вцепилась в неё. Он снова попытался освободиться, но девушка, с криками: "Не уходи!!!" − резко дёрнула Майло на себя, и они вдвоём упали на кровать. Блондин оказался сверху. Они смотрели друг другу в глаза, в изумрудно-зелёные глаза. Натсуми продолжала бормотать:
   − Не уходи!!! Не уходи!!! Не уходи!!! − а Майло нежно, ласково её поцеловал.
   Натсуми почувствовала себя снежинкой, тающей под первыми лучами солнца, увядающим цвет?ком, жадно пьющим воду после долгой засухи. Девушка обвила шею Майло руками и ответила на его поцелуй, не в силах больше противиться соб?ственному желанию. Он целовал долго и медленно, с каждой минутой становясь всё настойчивее. Неуверенный, нежный поцелуй постепенно перерастал в страстный. Его язык скользнул в рот и не спеша ласкал его изнутри, зазывая, возбуждая, провоцируя. Натсуми с тихим стоном отвечала на его ласки. Все следы напряжённости исчезли, уступая место чистому наслаждению и возбуждению.
   − Люби меня! − только и смогла произнести, задыхаясь от страсти.
   Блондин остановился и, приподнявшись на руках, пристально посмотрел на самую желанную девушку.
   Его кошачьи глазки мерцали в лунном свете.
   − Ты уверена, что хочешь этого? − спросил, тяжело дыша.
   − А разве ты не хочешь? − ответила вопросом на вопрос.
   − Да или нет?
   − Да!!! − прошептала, чувствуя, что тонет в море упоительно-сладкой чувственности.
   Наконец-то их мысли, чувства и желания сплавились воедино.
   Воспламенённый её смелостью, Майло притянул Натсуми к себе, наслаждаясь ощущением тела, купаясь в сиянии глаз, в нежном прикосновении чуть припухших губ. Она невольно прижалась к нему. В этом было столько искушённости и одновременно невинности, вызвавших в Майло властное двойственное чувство: владеть ею и одновременно оберегать. Стремление оберегать − это что-то новенькое!
   − Возьми меня! − услышал он безмолвный крик.
   Желание вспыхнуло в нём с почти непреодолимой силой. Слиш?ком долго ему пришлось терпеть, ведь он хотел её с первой встречи. Мгновения... и вот одежда уже разлетелась в разные стороны.
   Майло покрывал ласками всё тело. Натсуми уже ничего не сознавала, только слепо наслаждалась полнотой каждого мига. Его губы спускались всё ниже, дюйм за дюймом он целовал шею, плечи, грудь. Руки нежно и одновременно нагло разгуливали по телу. Каждое его прикосновение, каждая возбуждающая ласка усиливали неудержимое стремление отдаться ему целиком и полностью. Губы и руки становились всё более настойчивыми, более смелыми, как и вскрики, срывающиеся с пересохших губ. Сердце трепетало в груди, а тело хотело любви. В глазах горел огонь. Быстро нарастая, страсть охватила обоих.
  
  
Дрожь... мимолётные касания губ... язык, как раскалённый лёд... огонь желания, пронзающий всё тело... Шёпот... стоны... учащённое дыхание... сердце разрывается... Тела едины... Боль и Наслаждение... Жар и Холод... Любовь и Страсть...!!!
  
  Натсуми отдалась без страха, без сомнений и сожалений. Майло был первым и единственным мужчиной в её жизни.
  Майло был очень нежен и ласков. Он владел и обе?регал. Он брал и отдавал. В его объятиях Натсуми забыла обо всём, но всё что она чувствовала и ощущала этой ночью, будет помнить всегда!!!
  
  Волшебная Ночь закончилась, настало утро, но не менее Романтичное, Нежное, Необыкновенное... Было ещё очень рано, но солнце уже ласкало Натсуми, и не только солнце. Майло нежно гладил её. Он проводил по коже медленно, слегка касаясь, и от этого девушка немного вздрагивала во сне, что-то мурлыча. Майло расплывался в улыбке.
  Приподнявшись на локте, он внимательно изучал её лицо. Его терзали сомнения. В течение всего их знакомства он стремился только к одному − обладать ею физически, а получилось так, что он стал ставить её желания превыше собственных. А что это, как не одно из многоликих проявлений любви?
   "Натсуми − удивительная женщина, она даже в любви особенная! − Майло мысленно пытался объяснить то волнение, которое она возбуждала не только в его теле, но и в его мыслях, в его сердце и даже в душе. − Она умеет отдавать! − вспомнив подробности ночи, он едва мог поверить, что они испытывали истинное наслаждение не только от единения тел, но и от единения душ. − Оказывается, страсть может быть нежной!!!"
  Уж ему-то было с кем сравнивать. Все его пассии возбуждали, доводили его до исступления, вызывали из его под?сознания самые тайные, самые стыдные же?лания. Они умели удовлетворить его сладост?растие. Но они делали это как специалисты высокого класса: точно, умело и бесстрастно. И только этой ночью Майло познал, что значит для мужчины когда женщина отдаётся, отдаётся не только телом, а вместе с душой и сердцем. Он подумал об этом и опять почувствовал желание, и в эту самую минуту проснулась Натсуми, вынырнула из сладкой безмятежности сна. Майло уже играл её волосами, делая вид, что это не он щекотал её минуту назад. Девушка открыла глаза и посмотрела на него. Губы не проронили ни слова, за них говорили её глаза. Она была самой счастливой в эту минуту.
  Майло, продолжая играть прядями её волос, первым проронил слова:
  − Доброе утро, дорогая!
  Её сердце снова затрепетало в груди. Обычная банальная фраза, которую тысячи людей говорят друг другу каждый день. Кто бы мог подумать, что она произведёт на неё такой эффект. Натсуми ничего не ответила, она просто поцеловала Майло, а он был только рад. Её руки обхватили его шею, а его руки уже снова начали блуждать по телу поверх шёлкового одеяла. Его губы были такими же страстными, а руки − такими же искусными, как прошлой ночью. Прикосновение его губ обжигало, Натсуми словно таяла в объятиях Майло, но насладиться моментом влюблённым не довелось, они услышали чей-то кашель. Кто-то нагло пытался привлечь к себе внимание. Конечно, этим кто-то был рыжий парень по имени Митч.
  Заметив его, Натсуми покраснела как маков цвет и стыдливо опустила взор.
  − Arschloch! Откуда ты взялся? Именно в такой момент! − прорычал Майло, кинув на рыжевласого испепеляющий взгляд.
  Блондин был явно недоволен появлением друга.
  − Вам ночи было мало? Пора вставать и приниматься за дело.
  В ответ Митч услышал поток отборной брани, где виртуозно поминались его мужское достоинство и его мать.
  − Знаете, а мне всегда было интересно, что женщины находят в этом сладкоежке? − с задором спросил рыжик и как всегда закурил сигарету. − Натсуми, может, ты мне ответишь? − она кожей чувствовала на себе взгляд Митча.
   "По Майло сходят с ума только потому, что у него бездонные глаза, манящие губы, эротичная ухмылка, бархатистый голос, сексуальная внешность..." − подумала, но вслух конечно не сказала.
  − Завидуй молча, − натягивая брюки, пробурчал блондин. − Шоколад к твоему сведению, афродизиак, и привлекает женщин гораздо лучше, чем твои сигареты!
  − Какие умные слова ты знаешь.
  − Митч, а ты знаешь что такое "апперкот"?
  − Чего?
  − Просто ты сейчас в шаге от этого великого познания...
  Минуты блаженства и счастья закончились. Натсуми вернулась с облаков на землю.
  − С меня хватит ваших разборок. Оба, выметайтесь из комнаты. Мне нужно одеться, − заявила командным тоном.
  Инициативу Натсуми пришлось брать на себя, так как, зная характер её любовника, не трудно предугадать, что их переговоры из словесной баталии могут перейти в дружеский мордобой.
  Митч спокойно развернулся и покинул комнату. Майло натянул на себя рубашку и, закинув пиджак через плечо, вышел вслед за Митчем.
  Натсуми встала с кровати и направилась в душ. Приятные струйки стекали по телу, даря блаженство, но долго наслаждаться она не могла, у неё не было на это времени. Натсуми понимала, что вчера из-за её неадекватного поведения она так и не убрала улики из номера.
   "Если это найдёт горничная, могут возникнуть большие проблемы", − эта мысль не давала ей покоя. Поэтому Натсуми вскоре вышла из душа и оделась "со скоростью ракеты".
  Митч и Майло в это время что-то обсуждали.
  − Добился своего! Как ты её уломал? Не силой надеюсь!
  − Не суй нос, куда не следует!
  − Ладно, не кипятись. Это не моё дело. Вы оба взрослые и сами знаете что делаете.
  − Ты достал? − Майло продолжил разговор, ловко сменив тему.
  − Да, как ты просил! − докуривая сигарету, ответил Митч.
  − Замечательно. А где он?
  − В машине, в бардачке?
  − Просто так что ли валяется?
  − Нет, конечно. В коробочке.
  − Gut. Спасибо друг.
  − Да не за что. Мне и самому приятно было. Я, между прочим, тоже не с пустыми руками буду.
  − А у тебя то что? Колись давай.
  − Не скажу. Сам всё увидишь.
  − Ладно, проехали. Вернёмся к работе. Как дела с Максом обстоят?
  − Пока никак. В отключке наш клиент. Она ему по ходу лошадиную дозу вколола.
  − Ясно. С ним потом разберёмся. Об охране позаботился?
  − Так ты же сам ею занимался.
  − Да, точно. Merda. Вроде бы вчера не пил, а башка что-то плохо сегодня соображает.
  − Последствия бессонной ноооочиии...
  − Митч, ещё слово и ты уснешь на дооооооолго.
  − Не навечно надеюсь! Ты ж без меня пропадёшь.
  Майло не успел ничего ответить. Дверь из спальни резко открылась и из комнаты выбежала Натсуми словно ошпаренная. Парни и глазом моргнуть не успели, а её уже и след простыл.
  − Это что было? − недоумевая, спросил Майло.
  − Ты меня спрашиваешь. Не я с ней ночь провёл. Ты лучше меня должен знать.
  Натсуми вылетела в коридор и быстрым шагом направилась в тот злополучный номер. К её большой радости было ещё раннее утро, тем более воскресенье, поэтому в коридоре она не встретила ни одной души. Открыв дверь, девушка прошла в номер не сразу. Несколько секунд постояла в коридоре у распахнутой двери, потом резко выдохнула и зашла.
  В комнате по-прежнему пахло коньяком, в общем, всё было, так же как и вчера. Оглядевшись в спальне, Натсуми немного успокоилась.
  − Горничная ещё не убирала. Я успела вовремя, − проговорила вслух самой себе и принялась за уборку.
  В первую очередь подняла с пола наручники, красное платье и туфли. Наручники убрала в дамскую сумочку, заодно проверила, лежат ли в ней шприц и пустая ампула из-под снотворного. Убедившись, что всё на месте, Натсуми убрала сумочку вместе с платьем и туфлями в небольшой чемодан на колёсиках, который специально вчера купила. В него же поместился и один из чемоданчиков-гримёра. Потом девушка принялась за кровать. Откинула одеяло, помяла подушки, смяла простынь, создавая видимость, что на постели кто-то спал. Закончив истязать постель, девушка переключилась на банный халат и полотенца её стараниями ставшими увлажнёнными.
   Потратив на всё про всё чуть более десяти минут, Натсуми сама поразилась своей скорости.
  Выставив оба чемодана в холл девушка ещё раз обошла весь номер, проверяя, не оставила ли она чего-нибудь. Убедившись, что теперь всё в порядке, Натсуми покинула номер и вернулась к парням.
  Зайдя к ним в номер Натсуми, не обращая на друзей-мафиози особого внимания, так же тщательно осмотрела все комнаты. Митч и Майло, всё с тем же недоумением продолжали смотреть на девушку и при этом ещё что-то обсуждали. Убедившись, что и здесь всё в порядке, Натсуми со спокойной душой уселась в кресло, а Митч и Майло по-прежнему не сводили с неё взор. Натсуми сквозь кресло ощущала их обжигающий взгляд и это притом, что она сидела к ним спиной. Понемногу это стало её раздражать.
  − Мальчики, у вас какой-то взгляд нездоровый!
  − А когда ты успела заметить наш взгляд? − спросил Майло.
  − А я по голосу определила!
  Парни засмеялись и девушка вместе с ними, но её смех продолжался не долго. Натсуми всё ещё немного нервничала и ей хотелось побыстрее покинуть отель.
  − Митч, как там обстоят дела с камерами? − встав с кресла, повернулась лицом к парням.
  − Всё чисто. Даже камера со стоянки, на которой вы умудрились засветить нашу машину, − Митч на мгновенье замолчал специально выдерживая паузу. − Если бы не Я, − он явно был доволен проделанной им работой по зачистке следов после очередной гонки с полицаями, − к этому времени тачка была бы уже найдена, её, между прочим, в розыск объявили.
   "В розыск!" − это слово моментально засело в женской памяти.
  − Митч, мог бы об этом и не говорить. Натсуми не обязательно было это знать, − Майло дружески толкнул напарника в плечо.
  − Я же всё уладил... − хотел Митч ещё немного покрасоваться перед любовницей друга, да она не дала, перебив парня на полуфразе.
  − В таком случае со спокойной совестью мы можем покинуть отель.
  − А ты думаешь, у нас ещё совесть осталась, − съехидничал Майло, но Натсуми проигнорировала его слова.
  Пройдя мимо блондина, она зашла в спальню. Оглядела ещё раз всю комнату, в которой провела самые замечательные минуты своей жизни, и глубоко вздохнув, надела на спину тяжелый рюкзак с ценными документами. Натсуми даже не подозревала о том, насколько важные документы она помогла заполучить Майло.
  Заставив Митча и Майло надеть пиджаки как положено и поправив пуговицы на их сорочках, Натсуми вручила им по чемодану и они дружненько вышли из номера. В регистратуре заполнили все необходимые бумаги и покинули отель. Через минуту уже неслись по дороге навстречу новому дню.
  − Теперь миссию можно считать завершённой! − довольным голосом промурлыкала Натсуми, потягиваясь в машине на заднем сидении.
  Майло ничего не ответил, так как его рот был занят шоколадом, а Митч только улыбнулся.
  − Митч, включи музыку, скучно ехать в тишине! − сказала с задором.
  − Натсуми, я тебя не узнаю! − включив магнитолу, произнёс рыжик.
  − Митч, я давно хотела тебе сказать: "Ты замечательно водишь машину!" − у девушки было игривое настроение, и она не хотела сидеть молча.
  − Когда хорошая машина и играет музыка, я забываю что я за рулём.
  − Смотри, чтоб в морге не напомнили, − рыкнул Майло, откусывая очередной кусочек от несчастной шоколадки.
  Ему не очень нравилось, что Натсуми так мило общается с его лучшим другом.
  − А куда мы сейчас едем?
  − Как куда? Домой, конечно. Там тебя сюрприз ждёт.
  − Митч, разворачивай машину мы едем домой, − вдруг прокричала Натсуми.
  − А мы куда, по-твоему, направляемся? − Майло чуть шоколадкой не подавился. − Я и так уже сказал, что мы едем домой.
  − Да не к вам домой, а ко мне, в мою квартиру. Митч, пожалуйста.
  − Что ты там забыла? − Майло был слегка взволнован.
  − Мне нужно домой и точка!
  Неизвестно, что на неё нашло, но Натсуми жутко захотелось домой. Она и сама не знала, что ей там понадобилось, это было спонтанное желание.
  − А может быть всё-таки не нужно? − блондин явно не хотел, чтобы отправились на квартиру.
  − Не повезёте меня, я сама доберусь. На такси или пешком.
  − Да чёрт с тобой. Спорить всё равно бесполезно. Митч, разворачивай тачку.
  − Думаю, адрес напоминать не стоит, − Натсуми попыталась съехидничать.
  Минут через двадцать машина остановилась около подъезда. Натсуми и Митч первыми покинули авто. Майло вышел за ними, предварительно достав из бардачка коробочку и ловко спрятав её в карман пиджака.
  − Хоть на что-то сгодился этот чёртов пиджак, будь он неладен, − бурчал себе под нос Майло.
  Несмотря на то, что было раннее воскресное утро, на улице уже гуляло немало народу, и многие дружно уставились на мафиозную троицу. Для соседей увидеть Натсуми с парнем − это уже тема для сплетен, а тут парней то двое, да и красавчики оба.
  Троица, не обращая никакого внимания на глазеющих на них людей, зашла в подъезд. Когда они поднялись на нужный этаж, парни переглянулись и, вздохнув, уставились на Натсуми. "Да что с ними такое?" − промелькнуло у неё в голове, но когда она открыла дверь и вошла в квартиру поняла, ЧТО с ними было не так. В ЕЁ квартире все столы, стулья, диваны, кресла, кровать, шкафы, полочки − всё было заложено разнообразным оружием. Огнестрельное, холодное, вообще какое-то непонятное... Казалось, тут было всё. Натсуми присвистнула.
  − О-ши-зеть... И когда вы успели тут оружейную лавку устроить!?
  − Ну... − замялся Митч. − Понимаешь, где-то надо хранить оружие. Наш дом для этого не подходит − там и так во всевозможных местах всего понапрятано. Вот и решили немного воспользоваться лишним пространством твоей квартиры, ты же всё равно теперь живёшь с нами...
  − Не, мальчики, вы точно офанарели... Значит так. Плата за арендованные участки квартиры будет такова − одна треть всего этого арсенала − МОЯ! − у Натсуми аж глаза заблестели от предвкушения.
  Митч засмеялся.
  − Сначала научись им пользоваться как следует, тогда подумаем! − усмешка раздвинула губы Майло.
  − Вот вы и научите меня им пользоваться.
  
  Так как хозяйкой квартиры была Натсуми, то она начала командовать, и первым её приказом было, чтобы парни складировали весь арсенал в одну комнату. Квартира у Натсуми просторная, трёхкомнатная, но ей было достаточно двух, и поэтому дальняя комната не использовалась. Вот именно туда и было велено занести всё оружие, и как потом оказалось, не зря. Парни долго возмущались, Майло угрожал использовать часть этого вооружения по Натсуми с Митчем души, но, в конце концов, согласился. Пока парни перепрятывали свой арсенал, девушка плюхнулась на диван, предварительно осторожно стряхнув часть оружия на пол.
  
  − Други мои, − обратился Митч, после того, как парни закончили уборку, − а давайте-ка устроим небольшой праздничек здесь и никуда не поедем!
  − Напиться приспичило? А по какому поводу? − ухмыльнулась Натсуми.
  − Как по какому? С днём Рождения, Mein Herz! − страстно её поцеловав, Майло вручил имениннице коробочку.
  Со всеми её приключениями Натсуми совершенно забыла про свой собственный День Рождения.
  − Откуда вы узнали?
  − В паспорте посмотрели!
  Когда Майло отошёл в сторону, настала очередь Митча вручать подарок. Он тоже протянул коробочку и нежно чмокнул девушку в щёчку. Майло легонько кашлянул, выказав лёгкое недовольство, но Натсуми с Митчем только улыбнулись.
  Именинница открыла коробочки. В одной был КПК, а в другой пистолет Fabrique Nationale Five-seveN. Не трудно догадаться, кто что подарил. Натсуми не знала, что сказать и как себя вести. Парни застали её врасплох.
  − Спасибо! − это было единственное, что она смогла произнести на тот момент.
  Чтобы не показывать своё смятение, Натсуми быстро проскользнула на кухню за спиртным. Опустошив половину полочки на кухне, взяв вино, коньяк, мартини, вернулась в комнату.
  − Слушайте, дорогие мои, почему я помню только то, что у меня коньяк стоял, а тут − ого-го!
  − Амнезия, − предложил вариант Митч.
  − Или спиртное размножается, − с серьёзным видом добавил Майло.
  − Точно. Так же, как и оружие, − подытожила Натсуми.
  В общем, праздничек начался. Вспомнив последствия посещения клуба, Натсуми почти и не пила. Да и парни не сильно налегали на выпивку.
  Вскоре Митч принялся ходить из стороны в сторону, и выкуривать сигарету за сигаретой, так как не знал чем себя занять. Чтобы он не маячил перед глазами и перестал наводить туман в квартире, Натсуми выпроводила его в соседнюю комнату. Там был её компьютер: обыкновенный, стационарный, безо всяких премудростей и наворотов, но Митч был рад и этому. Натсуми же миловалась на диване с Майло: поцелуи, объятия... Влюблённые пьянели от нахлынувших чувств. Но развлечение было не долгим. Вскоре все оказались в объятиях Морфея. Вчерашний день полный стрессов + бессонная ночь + капля алкоголя = спят как убитые. Митч уснул сидя за компьютерным столом, а Натсуми и Майло расположились всё на том же диване. Диван был очень маленьким, двоим на нём уместиться трудно, но они нашли выход: Натсуми лежала на Майло, пристроившись поудобнее в кольце его рук, прижимаясь лицом к его груди.
  Сладко спали, но не долго. Вскоре случилось то, чего никто и предположить не мог.
  Все так крепко спали, что не услышали щелчок замка входной двери. Дверь распахнулась, и в подъезд вырвалось густое облако сигаретного дыма. Женщина, открывшая дверь, пошатнулась и ошарашенная зашла в квартиру. Пройдя в гостиную, она замерла от представшей перед её глазами картины: Комната в тумане, на полу бутылки из под спиртного, на диване лежат двое: парень и девушка. Парень совершенно незнакомый, а лица девушки не видно.
  Женщина сделала несколько шагов вперёд и на что-то наступила. Она подняла этот предмет, и им оказался пистолет. Когда женщина поняла что держит в руках, она с диким криком выронила оружие обратно на пол. От этого жуткого крика Майло с Натсуми проснулись, но спросонья не сразу поняли что произошло.
  Майло первым открыл глаза и заметил какой-то силуэт, прислонившийся к стене. Бывалый мафиози моментально насторожился и на всякий случай потянулся за ножом. Но хорошенько присмотревшись, Майло увидел ту самую перепуганную женщину.
  − Митчу, по-моему, пора завязывать с курением. У меня от его дыма уже глюки начались.
  − И кого ты увидел? − прошептала и нежно провела рукой по груди блондинчика.
  − Женщину! − ответил Майло.
  Он пытался рассмотреть гостью, и поэтому его взгляд был обращён в сторону от Натсуми. Ей это не понравилось. Она резко присела, оседлав парня и ухватив за подбородок, повернула его голову, заставив тем самым смотреть на себя. Блондин ухмыльнулся, а девица страстно впилась в его уста.
  − Единственная женщина, которую ты должен видеть, это Я! − прошептала чаровница, когда губы разомкнулись после непродолжительного поцелуя, которого ей оказалось недостаточно.
  Натсуми продолжила соблазнять Майло, не обращая внимания на его слова. Она специально провела ногтем по его груди, оставив красную полосу на коже. Парень немного вздрогнул, а девушка заурчала.
  − Оглянись и посмотри туда сама, − он указал в сторону прихожей. − Если ты её не увидишь, значит, я сошёл с ума, − пробурчал Майло, тяжело дыша.
  Натсуми обернулась...
  Неподвижная напряжённая фигура смотрела в их сторону. И это не было иллюзией.
  − Мама дорогая!!! − воскликнула хозяйка квартиры и мгновенно спрыгнула с дивана.
  Таинственная незнакомка действительно была её мамой, решившей навестить свою доченьку в её день рождения.
  − Это твоя мама? − поинтересовался Майло.
  Ответить что-либо Натсуми не успела. Женщина к этому моменту уже немного отошла от пережитого шока и налетела на дочь с вопросами:
  − Что здесь происходит? Кто этот парень? Что на тебе одето? Откуда бутылки на полу? Ты пила спиртное?
  − Ваша дочь уже совершеннолетняя и ей можно пить спиртное, − пробурчал Майло, продолжая лежать на диване.
  Блондин был сильно недоволен появлением мамы, и спокойствие его постепенно начинало трещать по швам.
  − Мама, успокойся. Говори помедленнее, я не успеваю воспринимать информацию.
  − Откуда здесь столько дыма? Ты куришь?
  Причитания плачущей женщины, с каждым её словом, всё больше и больше выводили Майло из себя. Он сдерживался из последних сил.
  − Это не я курила, это Митч, − Натсуми пыталась хоть как-то успокоить маму.
  − Доченька, да что же это такое творится? На кого ты похожа? Да на тебе же лица нет, − бормотала несчастная женщина, ощупывая своё дитя.
  − Мама, на мне есть лицо, просто оно не накрашено.
  Некоторое время спустя Натсуми удалось немного успокоить маму, и они продолжили беседу дальше, но уже на кухне.
  − Мама, что ты здесь делаешь? − в первую очередь спросила Натсуми.
  − Как что? Пришла поздравить тебя с днём рождения! Так вот значит, как ты живёшь: куришь, пьёшь, с парнями спишь. Разве я тебя так воспитывала?
  Женщина надеялась, что дочь будет извиняться и слёзно просить прощение за своё неподобающее поведение, но Натсуми была не тем человеком, который стал бы вести себя подобным образом.
  − Мама, пожалуйста, не начинай... Я уже давно не ребёнок и сама решаю, что мне пить и с кем мне спать!
  Мама никак не ожидала подобного ответа от своей доброй и воспитанной доченьки.
  − Кто этот парень? Как давно ты его знаешь? И откуда у тебя на полу пистолет? − мама продолжила допрос, только дочка ничего ей не ответила, так как даже и не слышала задаваемых ей вопросов, она всё пропустила мимо ушей.
  Натсуми затаив дыхание, не моргая, смотрела в окно. Её взгляд был прикован к автопарковке близ дома, где в эти самые минуты несколько полицейских оглядывали все припаркованные авто, в том числе и серебряный "Хёндай". Но это ещё полбеды. Соучастница не одного за вчерашний вечер преступления, внимательно следившая за всем творившемся на парковке, заметила, как пожилая соседка, беседовавшая со стражем закона, указала на её окна.
  Вспомнив вчерашнюю погоню, Натсуми моментально сорвалась с места и побежала в гостиную.
  − У нас проблема! Нас кажется засекли! − прокричала она, влетев в комнату.
  Сказать, что мама была в шоке, это ничего не сказать. Состояние несчастной женщины словами передать невозможно. Путаясь в мыслях и самых страшных догадках, она кое-как дошла до гостиной, чтобы воочию стать свидетелем разговора дочери с негодяем, втянувшим её дитятку во что-то нехорошее.
  − Scheiße! Как засекли? Кто? − блондин мгновенно вскочил на ноги.
  − Там у стоянки две патрульных машины, а копы крутятся около нашей тачки, − продолжила Натсуми "милый" разговор с Майло.
  − Merda. Если они заявятся сюда, то у нас не будет другого выхода, − Майло проверил обойму в пистолете.
  Следует заметить, что обычно Майло сначала думает, а потом делает, но бывают моменты, когда разум застилается злобой, эмоции берут верх, и тогда его действия непредсказуемы и порой опрометчивы.
  − Когда выходишь из себя, главное не споткнуться! − её совет пришёлся кстати. − Нам не нужны проблемы, а если ты перестреляешь копов, то проблемы у нас точно появятся, − девушка уже поняла что погорячилась, сделав поспешные выводы и рассказав о них законоотступнику. − Может они не по нашу душу, − Натсуми совершенно не следила за речью.
  Они оба напрочь забыли, что Митч уладил проблему касаемую вчерашней погони, и лишь Натсуми спустя время сообразила, что возможно полицейские расследуют совсем иное дело: вероятнее всего угон или серьёзную драку, уж больно крови много было на стоянке.
  − И что ты предлагаешь? Притаиться и залечь на дно? − высказав первое, что пришло в голову, Майло призадумался и, провертев в голове ещё раз её слова "Может они не по нашу душу" попытался здраво оценить ситуацию, что у него, конечно же, получилось.
  Разговаривая с Натсуми, мафиози попутно стал прокручивать в голове возможные сценарии хода событий в поисках оптимального пути действия.
  − Может, для начала узнаем, что им нужно, а уже потом что-нибудь предпримем, − сама того не ведая Натсуми пришла к выводу что лучший план − это действовать по ситуации.
  − Ты что-то задумала? − Майло понравилась её решительность.
  − Применим отвлекающий манёвр.
  Блондин ухмыльнулся: "Очередной экзамен на профпригодность". Дав новичку шанс воплотить в жизнь ею задуманное, Майло с важным видом уселся на диван, продолжая мысленно просчитывать вероятности. Натсуми тем временем скинула с себя одежду, лифчик и, оставшись лишь в одних трусиках, рванула в ванную, где на полную мощь открыла кран. Шум воды раздавался на всю квартиру. Майло понял, что его сообщница собралась сделать, и поэтому пока просто ждал, что же произойдёт дальше.
  − Митч, кто вы такой? Во что вы втянули мою девочку? − тихим голосом спросила мама, обращаясь к блондину.
  − Вообще-то меня Майло зовут, а Митч − это он, − блондин указал пистолетом на рыжего парня, выходящего из соседней комнаты.
  Мама оцепенела. Она никак не ожидала застать в квартире своей дочери парня, а тут он оказался ещё и не один.
  Пока мама мило беседовала с Майло, Натсуми облила себя из душа холодной водой: проснулась и протрезвела моментально, и в этот самый момент в дверь позвонили.
  Ловким движением девушка завернулась в полотенце, и, выйдя из ванной, направилась к входной двери. Как она и предполагала, неожиданными гостями оказались стражи закона и порядка. Как только дверь открылась, в подъезд снова вырвалось облако дыма. Полицейские отшатнулись. Когда туман немного рассеялся, перед их взором предстала Натсуми − красотка завёрнутая в полотенце как гречанка в тунику. Бравые ребята немного оторопели от смущения.
  В это время в гостиной Майло, заглушив в себе чувство ревности, жестами объяснил Митчу, что нужно делать. Потом блондин повернулся к маме и так же жестом указал ей сидеть тихо.
  Идея Натсуми возможно и хороша, но запасной план всегда должен быть, поэтому вооружившись пистолетами по одному в каждую руку, законоНЕпослушные граждане пристроились у дверного проёма, ведущего из гостиной в прихожую. Рисковали парни сильно, при этом крупно подставляли Натсуми, но для Майло лучше сейчас с боем отбиться, а потом угрохать уйму денег адвокатам и судьям, нежели быть арестованным.
  − Здравствуйте, − в один голос промолвили полицейские.
  − Ну, здравствуйте, − спокойно сказала хозяйка квартиры.
  − Я лейтенант Паркс, а он лейтенант Хиточи. Мы должны вас допросить.
  − А позвольте узнать, по какому поводу? − поинтересовалась Натсуми, попутно стреляя глазками в лейтенантов.
  − Да, да, конечно, − парни явно нервничали. − В квартале отсюда был обнаружен угнанный автомобиль, а в нём два трупа...
  − Какое отношение это имеет ко мне? − она сказала это так сухо и холодно, что полицейским стало немного не по себе.
  Иногда даже мужчины вздрагивают, услышав про трупы, а тут девушка отнеслась к этому известию совершенно равнодушно. Ни один мускул не дёрнулся на её лице.
  А чему здесь удивляться? В мире каждый день кто-то умирает, но люди, в том числе и Натсуми, продолжают жить своей жизнью. Человек устроен разумно: Если бы он переживал и каждый раз переворачивал душу, из-за того, что где-то случилась трагедия, долго бы не выдержал. Жестокая правда жизни.
  − На стоянке у вашего дома были обнаружены отстреленные гильзы и пятна крови. Мы подозреваем, что убийство было совершено именно здесь. Может быть, вы что-нибудь видели или слышали? − протороторил лейтенант Хиточи.
  − Спешу вас разочаровать. Я ничего не видела и не слышала.
  − Не может этого быть. Ваши окна выходят на стоянку, и вы должны были что-то увидеть, − в разговор вмешался лейтенант Паркс. − Вы обязаны помочь следствию!
  − Если вы не расслышали, лейтенант Паркс, то я повторю специально для вас, − глаза блестели от внезапно накатившей злости. Лейтенант Паркс вызывал сильную неприязнь. − Я ничего не видела и не слышала, и по той простой причине, что ночевала я вне дома. Ещё и часа не прошло, как я вернулась, выкурила пачку любимых сигарет и решила принять ванну, а тут на мою мокрую голову свалились вы, да ещё и заявляете, что я что-то обязана!
  − Хорошо! Вас не было дома, но мы должны допросить всех жильцов вашей квартиры. Может быть, они что-то расскажут, − сказав это, Паркс попытался пройти в квартиру.
  Майло снял пистолеты с предохранителей.
  От всего увиденного и услышанного госпожа Каэдэ потеряла дар речи, и как раз вовремя.
  − Я живу одна, − резко ответила Натсуми и не позволила лейтенанту войти.
  − В вашей квартире слишком много дыма. Вы здесь явно не одна курили, − мысль о том, что возможные гости уже покинули квартиру, посетила обоих полицаев, но нужно всё проверить. − Мы обязаны допросить всех, не зависимо от того, живут они здесь или были в гостях, − лейтенант Паркс оказался очень настойчивым и наглым.
  Возможно к делу расследуемому на данный момент, девушка отношения не имеет, хотя это и не факт, но вела она себя слишком спокойно, будто новость об убийстве во дворе её дома вовсе не новость, а так, рядовое событие. Полицаев это тут же навело на кое-какие мысли. Паркс был уверен, девушка чего-то недоговаривает и возможно кого-то скрывает, а чутьё его никогда не подводило. Уж больно подозрительной Натсуми ему казалась, и чтобы развеять или подтвердить свои догадки он был готов превысить служебные полномочия.
  − Ещё шаг, и я закричу. Это уже выходит за все рамки! Это частная собственность и вы не имеете права входить в мою квартиру без ордера на обыск, − резко и всё так же холодно ответила законознающая хозяйка квартиры.
  Ей было необходимо как можно быстрее выпроводить полицейских. Натсуми догадывалась, что же может устроить Майло, если копы зайдут внутрь.
  − Хорошо, мы уже уходим, извините за беспокойство, − Хиточи, переживая за карьеру друга однажды чуть не уволенного за неподобающее поведение, быстро среагировал и оттащил Паркса от двери недосвидетельницы.
  Натсуми с силой захлопнула дверь и направилась в гостиную.
  − Отбой, парни. Не стоит беспокоиться, Ложная тревога, − заявила подружка мафиози, зайдя в комнату.
  В гостиной она увидела вооружённых Митча, Майло и несчастную маму, которой после дня рождения дочери точно потребуется сходить на приём к психотерапевту.
  − Какого дьявола вы тут вооружились? Вы собирались пристрелить их в моей квартире? − Натсуми накинулась на парней.
  − Да успокойся, детка. Не собирались мы их убивать, тем более здесь. Мы же не дураки, чтобы так глупо попасться, − убирая оружие, проговорил Митч.
  − Я этого, как его там, Паркса... − Майло был сильно раздражён поведением наглого полицейского. − Я с него живого шкуру спущу и солью посыплю для остроты ощущений.
  
  Беседа затянулась ещё минут на пять.
  Во время мини-перепалки все её участники совершенно забыли про маму и не стеснялись в выражениях.
  − С каких это пор у тебя проблемы с законом? Во что ты ввязалась? Кто эти вооружённые бандиты? В кого они тебя превратили? Доченька, я тебя не узнаю, − причитала мама, не вставая с кресла и не сводя с Натсуми взгляд. − Мне Пауло всё рассказал, а я наивная не поверила ему. Я думала, что хотя бы тебя воспитала правильно. Что ты выросла самостоятельной, умной, скромной, воспитанной. Я и подумать не могла, что и ты свернёшь на кривую дорожку. Да, от генов никуда не деться. Теперь я вижу, что Пауло был прав, и ты действительно связалась с плохой компанией.
   "Merda! Так этот гад всё-таки рассказал ей. Я ведь его предупреждала. Ох, он у меня ещё попляшет!" − явно не добрые мысли пробежали в голове.
  Натсуми прищурила глаза, в которых уже вспыхнул огонь, а на лице появилась лукавая ухмылка.
  Митч, Майло, Натсуми − все трое прекрасно понимали, что мама слышала и видела слишком много из того, во что посвящать её Натсуми была не намерена. Нужно было срочно разрулить ситуацию в свою пользу, иначе...
   "Лучший способ соврать − сказать правду так, чтобы никто не поверил", − правило, которое Натсуми хорошо усвоила, и которым она решила воспользоваться.
  − Хорошо. Я тебе всё расскажу, − Натсуми скрестила руки на груди и села на диван. − Эти два парня не простые бандиты. Они связаны с организованной преступностью, проще говоря, с мафией, а я работаю с ними!
  Майло и Митч от удивления выронили оружие, и оно с грохотом упало на пол. Парни никак не ожидали, что Натсуми расскажет маме правду. Митч, чтобы не ввязываться в семейные разборки, по-тихому слинял в соседнюю комнату и засел за компьютером. Майло присел рядом с Натсуми, и с ужасом на лице ждал развязки.
  − Можешь не продолжать. Я всё поняла. Я и не догадывалась, насколько оказывается у меня жестокая дочь, − от высказанной в лицо правды мама мгновенно пришла в себя. − Ты совершенно не жалеешь меня и мои нервы. Но я это переживу и даже прощу тебя за твою жестокость. Но единственное, за что я не смогу тебя простить, так это за твою наглую ЛОЖЬ.
  Натсуми хорошо знала свою маму, и как с ней нужно общаться.
  − Мама, я не лгу, я говорю чистую правду, − Натсуми "подливала масло в огонь".
  − Ты что творишь? − прошептал блондинчик на ухо. − Зачем ты ей всё разболтала? − он был не намерен так просто раскрывать все карты перед мамой.
  Майло сильно нервничал. Ненужный свидетель ему был ни к чему. Месяц назад он бы пристрелил её, не задумываясь, но сейчас он не мог так поступить.
  − Не лезь. Я сама всё улажу, − Натсуми еле слышно, так, что кроме Майло этого никто больше не услышал, прошептала на ухо.
  − Ты думаешь, я настолько глупа, чтобы поверить в этот бред. Если бы это действительно было правдой, ты бы ни за что не рассказала мне. И как у тебя совести хватило врать матери!
  Майло не ожидал такой реакции от мамы, а вот Натсуми на это и рассчитывала. Она знала, что мама не поверит россказням про мафию и организованную преступность.
  − Не хочешь, не верь.
  − Ты думаешь, я поверю, что эти мальчишки связаны с мафией!
  − А чем это мы на мафию не похожи? − Майло обиделся.
  − Не доросли ещё до такого уровня, − ответ был резкий. − Если решила пойти по стопам брата, то сначала научись врать правдоподобнее! − мама не на шутку разозлилась.
  − Думай что хочешь. Я уже всё сказала.
  − Я ухожу отсюда. Живи, как вздумается!
  − Как жаль, что Вы наконец-то уходите... − с наигранной вежливостью проговорил Майло, за что был награждён строгим взглядом Натсуми.
  − Я никому не расскажу, с кем ты связалась, − каждое её слово было произнесено с болью раненого материнского сердца. − Я не хочу пережить этот позор ещё раз. Надеюсь, ты опомнишься, а если нет... − мама не договорила, так как она боялась этого ЕСЛИ.
  Женщина резко встала, бросила ключи на пол к ногам, как оказалось не путёвой дочери, и быстро покинула квартиру. Натсуми проводила мать грустным взглядом. Этим утром она причинила боль не только маме, но и себе. Девушка была готова расплакаться, но сдерживала себя. Не хотелось вот так расставаться, Натсуми понимала, что эта случайная встреча с мамой изменила всю их жизнь. Но это было лучшим исходом на тот момент.
  Вздохнув, Натсуми подняла ключи и положила их на полку. В комнате повисла тишина. Девушка выдавила из себя лёгкую улыбку и быстро ретировалась в ванную комнату. Она хотела побыть одна, а это единственное место, где можно было уединиться.
  Включив холодную воду, девушка глубоко вздохнула, как будто собиралась нырнуть, и, закрыв глаза, встала под тугие, приятно покалывающие тело струи. Напряжение, накопившееся за долгое время, неохотно отступило, хо?тя совсем не исчезло. Минута, две, три... Вода лилась и лилась, заглушая своим шумом тихие всхлипывания. Натсуми плакала, вспоминая брата, вспоминая, как страдала из-за него мама, и девушке становилось ещё хуже, ведь она теперь причинила матери не меньшую боль. Но как бы тяжело ей не было, Натсуми решила не отступать от намеченного пути и твёрдо решила остаться с Майло, помогать ему во всём и всем чем только сможет. В душе она провела очень много времени, но ни Майло, ни Митч не решились отвлекать её от раздумий. Натсуми нужно было побыть одной, и они предоставили ей это одиночество.
  
  Пока Натсуми была в душе, Митч и Майло обсуждали произошедшее. Майло пытался вникнуть в смысл слов мамы.
  − Не всё оказывается так просто. Мы многое не знаем о Натсуми.
  − Но мы же всё узнали о ней. Ничего подозрительно не выявили. Из родни только мать. Отец и брат на том свете почивают.
  − Вот потому что их нет в живых, мы и не выясняли, кем они были. Но сейчас мне нужно это знать. Митч, пробей информацию о её родственниках, особенно о брате. Не зря мама упомянула его.
  Митч решил воспользоваться своим подарком. Он взял КПК, быстро вышел в интернет, и, используя проверенные годами источники, принялся искать информацию. Митч, будучи первоклассным хакером, смог бы добыть информацию, используя и обыкновенный компьютер с домашним интернетом, но так было быстрее и надёжнее. Через час информатор подозвал друга всё это время находившегося на балконе. Майло решил, что глоток свежего воздуха его голове не помешает, ему было необходимо просвежить мозги и успокоить нервы. Стараясь не поддаваться слабости бывшего курильщика, он медленно, словно смакуя, вдыхал тёплый летний воздух и по привычке уже на автомате поглощал шоколад. Майло настолько углубился в свои мысли, полностью абстрагируясь от происходящего, что Митчу не сразу удалось его дозваться.
  Скомкав фольгу, блондин выбросил серебряный мячик с балкона и вернулся в гостиную. Пройдя в комнату Натсуми, он придвинул стул и сел рядом с другом.
  − Ты что-нибудь нашёл?
  − Да. Целую кучу ничего!
  − А если серьёзно.
  − Ты был прав. С Натсуми не всё так просто.
  − Что ты про неё нарыл?
  − Начну с того, что Натсуми − это её ненастоящее имя.
  − Scheiße! Как это возможно? − Майло вытаращил на Митча глаза.
  − Её настоящее имя Милена Килл. Каэдэ Натсуми она стала десять лет назад. Каэдэ − фамилия её матери, дочери разорившегося бизнесмена Каэдэ Такаши и модели Мэг Роузис.
  − А я всё гадал, откуда у девушки с европейской внешностью японское имя. Что ты ещё нашёл про Милену? − Майло сделал особый акцент на имени.
  − Про неё ничего. Студентка, отличница. Проблем с полицией нет. С ней всё чисто.
  − Тогда с кем не чисто?
  − Начну оттуда, откуда корни растут. Дело в том, что её отец − Майкл Килл, был известным автогонщиком.
  − Это тот самый, что тачки угонял?
  − Да, совершенно верно. После завершения спортивной карьеры он занялся угоном. Погиб десять лет назад. Машина сорвалась с моста, когда он уходил от полиции.
  − Теперь мне ясна причина её истерики и слов "Я не хочу умереть так же, как он!" Она отца имела в виду, − ладонь легла на лоб, унимая скачку мыслей. − Так, с папой разобрались, что там с братцем?
  − А вот здесь начинается самое интересное. Её брат − Эдриан Килл, старше Милены на пять лет. Лихой парень, нам с тобою под стать. Ещё подростком он занялся угоном, пошёл по стопам отца. Был несколько раз задержан по обвинению, но ни разу не был посажен. Отпускали за отсутствием прямых улик. С поличным его так ни разу не повязали. А три года назад он завязал. Устроился в фирму охранником, но через полгода был повышен в должности до личного телохранителя президента компании. Погиб два года назад при исполнении служебных обязанностей. Вместе с ним были убиты второй телохранитель и сам президент компании.
  − Что-то здесь не сходится. Невозможно пробиться из обычной охраны в личные телохранители.
  − Майло, в криминальном мире и не такое возможно, − Митч закурил очередную сигарету.
  − Как звали того президента и что за компания?
  − Компания называлась Hotoshiro Industries.
  − Не может быть! − блондин вскочил с места, его лицо вытянулось от удивления, а глаза расширились. − Хотоширо Шима, которого мы убили два года назад?
  − Именно!
  − Помнится, мы тогда двух его головорезов прикончили.
  − Одним из этих головорезов и был брат нашей Натсуми.
  − Как тесен мир! − восхитился Майло. − А я раньше не верил в эту поговорку.
  − Так значит это правда? − послышался тихий женский голосок.
  Парни оглянулись и молча уставились на Натсуми. Они не знали, что именно она слышала из их разговора, и не догадывались, как она отреагирует.
  − Так значит это правда, что мой брат был связан с криминалом?
  − Натсуми, я тебе всё объясню, − Майло не знал как вести себя, но попытался хоть как-то успокоить перенервничавшую за день именинницу.
  Но это было не обязательно. Натсуми и так не нервничала. Была спокойна как удав.
  − Не нужно мне ничего объяснять. Я и сама догадывалась, но никогда не хотела в это верить. Ну невозможно честным путём за полгода заработать на трёхкомнатную квартиру и дорогую машину. У Эдриана был "Феррари", а эта квартира его, − по бледной щеке прокатилась холодная слеза. − Майло, расскажи, кем именно он работал и как он погиб? Как и за что вы его убили?
  Майло подошёл ближе и не придумал ничего другого, кроме как обнять Натсуми. Она вцепилась в парня мёртвой хваткой. Так они простояли минуту-две. Может дольше? Разве это важно, сколько?
  Майло поцеловал девушку в плечо, взял её на руки и отнёс к кровати. Усадив Натсуми на постель, сел рядом и нежно обнял за плечи, прижав хрупкое тело к себе.
  − Ты действительно хочешь это узнать? Может быть потом? Сейчас тебе и так тяжело.
  − Нет, я хочу покончить с этим раз и навсегда, − Натсуми была холодна как айсберг. Ноль эмоций, так говорят про подобное состояние.
  − Тогда слушай, − взгляды встретились, будто не случайно. − Хотоширо Шима − президент компании Hotoshiro Industries, занимавшейся производством фармацевтических препаратов. Но на самом деле там занимались не только изготовлением лекарств, но и наркотиков, как естественных, так и искусственно созданных в лабораториях компании.
  − А его личная охрана целиком и полностью состояла из наёмных убийц. По его заказу они убирали всех неугодных Хотоширо лиц, − продолжил рассказ Митч.
  − Значит, мой брат переквалифицировался из угонщиков в наёмные убийцы. Если бы мама узнала эту правду, она бы этого не пережила. Она до сих пор переживает из-за того, что он угонял машины, а тут оказывается он − убийца, киллер! Теперь мне ясно, в кого у меня тяга к оружию и приключениям. Поэтому я так спокойно отнеслась к тому, что чуть не убила тебя, − Натсуми прижалась к любимому, обхватив его покрепче руками. − У меня с Эдрианом одна кровь. Его кровь − кровь убийцы, а значит и моя такая же, − посмотрела на Майло, но глаза были пусты, в них не отражалось ничего.
  − Натсуми, не говори так. Мне становится страшно за тебя.
  − Ты же знаешь, что я не Натсуми, я Милена. Milena Kill. Звучная фамилия. Подходящая для мафии, для убийцы.
  − Майло, я принесу "успокоительного". Ей нужно срочно выпить, иначе у неё окончательно крышу снесёт, − Митч вышел из комнаты и через минуту вернулся с бутылкой виски и тремя бокалами: − Нам тоже нужно выпить.
  Митч разлил по бокалам виски, и протянул два из них Натсуми и Майло. Девушка безропотно взяла бокал. Она была похожа на робота, всё делала на автомате, не проявляя никаких эмоций: немного отглотнула, поморщилась... допила. Майло уложил её на кровать и укрыл одеялом.
  − Да, "весёленькое" день рождения получилось, − проговорил Майло, присев на краешек кровати.
  − Кто бы мог подумать, что всё так обернётся, − Митч отглотнул из бокала и посмотрел на Натсуми. − Она выглядит такой слабой и беззащитной. Как ты думаешь, она справится?
  − Я уверен, с ней всё будет в порядке. Она сильная. Её не сломило ни похищение, ни попытка изнасилования. Ты только вспомни, как она вела себя в машине, в клубе, а о том, что было тем утром, я вообще молчу. У неё хватило мужества выстрелить в меня, и она даже не жалеет об этом... Всё будет хорошо, я уверен! − последнее предложение звучало так, словно Майло уверял в этом самого себя.
  − Я оставлю вас, а ты будь с ней. Ты ей сейчас нужен как никогда, − Митч вышел из комнаты.
  Майло лёг рядом с Натсуми, обнял, и больше не выпускал из своих объятий.
  
  Разбудил Натсуми телефонный звонок. Она вскочила, с перепугу спутав его с будильником, и, только дважды тряхнув головой, сообразила, что у неё каникулы и вскакивать по тревоге не имело смысла. Вспомнив об этом, она припомнила кое-что ещё и удивлённо огляделась.
  − Майло! − крикнула в пустоту квартиры и взглянула на часы: 07.30. − Где Майло и Митч и кого угораздило звонить в такое время?
  Натсуми схватила трубку и услышала лишь гудки. Озлобленно бросив телефон, девушка побежала в ванную. Свет не горел, вода не включена, и Майло там, конечно, не было. В кухне и прочих комнатах тоже.
  Натсуми немного побегала по квартире, стараясь обнаружить записку впопыхах начирканую на клочке бумаги. Ничего.
  В прихожей Натсуми сползла на пол и горько заплакала, но минут через десять обругала себя и пошла умываться. После забралась на постель и заревела вторично, и ревела до тех пор, пока не услышала звонок в дверь. От неожиданности девушка сначала подскочила, а потом со всех ног кинулась в прихожую. Воображение услужливо рисовало одну картину радужнее другой: на пороге Майло озарённый счастливой улыбкой с огромным букетом, бутылкой дорого вина и всякое такое прочее.
  На пороге стояли двое ребят, крепких и суровых, а на счастливые улыбки не было и намёка. Только Натсуми собралась задать банальный вопрос: "Вам кого?" − как ближайший к ней парень пнул её ногой в живот, и она, вскрикнув, влетела в зеркало родной прихожей, причём с такой силой, что разбила его, на пол посыпались осколки. Бравые ребята вломились в квартиру и тот, что ударил девушку ранее, схватил её за волосы и спросил:
  − Где он?
  − У тебя за спиной, Schwanz!
  Раздался хлопок, незамедлительно ещё один. Неизвестные повалились на пол, и лишь когда их тела распластались по полу, Натсуми увидела в дверном проёме Майло.
  − Майло, ты?! − девушку начало трясти как в лихорадке.
  − Я, детка, я.
  Он быстро прошёл в квартиру, захлопнул дверь и присел на корточки рядом с перепуганной Натсуми. Нежно взял её за подбородок, повертел её головой, мельком оглядев царапины.
  − Ничего серьёзного. До свадьбы заживёт.
  Почувствовав, что страшное напряжение от всего случившегося не ушло, Натсуми бросилась Майло на шею.
  − Успокойся, детка. Самое страшное уже позади, − Майло присел на пол рядом с Натсуми предварительно немного отодвинув труп мешавший ему сесть.
  − Тебе легко говорить, а у меня прямо на глазах убили двух человек, и убил их ТЫ! Какого дьявола ты свалился мне на голову? Они ведь тебя искали? Да?
  − Допустим меня. Успокойся только, − он прижал её крепче к себе и свободной рукой погладил волосы и щёку.
  Мысленно он пытался понять какой же смертник надумал искать встречи с вестником смерти в лице Майло, и что ещё больше его интересовала, как этот нежилец вышел на Милену − девушку напрямую никак не связанную с мафией. Ему действительно было над чем подумать.
  Майло, будучи человеком находящимся давно и принципиально не в ладах с законом, имел удовольствие завести немало знакомых состоявших с ним в весьма прохладных отношениях. Для того чтобы в столь масштабном круге общения вычислить заказчика нападения на Милену понадобится немало времени, но в свете не столь давних событий Майло мысленно ограничил круг подозреваемых до одной кандидатуры и что неудивительно он не ошибся.
  После вечеринки репутация Дерека Либстера была сильно подпорчена, вот и решил он отомстить обидчику. Дерек не знал, что затаил злобу не на абы кого себе подобного, а на крупнокалиберного мафиози. Не все смертные знают авторитетов в лицо, а по Майло сразу так и не скажешь что он один из опасных мира сего.
  Достаточных связей чтобы выйти сразу на Майло Дерек не имел, вот и подослал он людей к Натсуми, с целью выбить из неё информацию, а заодно и пыла поубавить, а то дерзкая она слишком. Только Дерек не брал в расчёт, что дело может закончиться кровопролитием. Сам он не настолько глубоко завяз в преступном мире и наивно полагал, что Майло не опаснее его самого, но на деле оказалось всё иначе. Ошибка Дерека дорогого может ему стоить и не только жизней его немногочисленных подчинённых. Фантазия Майло безгранична, он не только убивать может, но и как вариант "по миру пустить", оставив некогда состоятельного человека без средств к существованию. С мелочью типа Дерека Майло предпочитал ограничиться рейдерским захватом бизнеса. Заодно и Милену можно привлечь к этому делу: и при делах, но без криминала. Майло быстро всё распланировал, не особо так задумываясь, придётся ли эта его идея по вкусу самой жертве нападения. Она после вчерашнего ещё не сильно оправилась, а тут напасть похуже и дело даже не в том, что её побили, а в двух трупах растянувшихся на полу в её прихожей.
  − Они мертвы? − поинтересовалась Милена, толкнув одно тело легонько ногой.
  − Мертвее не бывает! − Майло уже не удивлялся её отходчивости и бесстрашию.
  − И что теперь?
  − Избавиться от трупов и концы в воду.
  − Ты предлагаешь их утопить?
  − Тоже вариант. Обычно мы жмуриков в лес свозим, но для разнообразия можно и в водоём окунуть.
  − Ты серьёзно?
  − А, похоже, что я шучу? Не нравится моя идея, предложи свою? Итак, куда трупы складировать будем?
  − Куда угодно только вынеси их из моей квартиры.
  − Не ори ты так. Сейчас все соседи сбегутся.
  − Извини. Нервы! Ну так что с трупами?
  − Для начала надо Митчу позвонить, пускай подтягивается. Нужно чтобы он с камерами поколдовал, а дальше всё просто. Стемнеет, мы их в багажник и к водохранилищу.
  − План прост до безобразия.
  − А чего усложнять? − поднявшись с полу, Майло помог встать Милене. − Тащи покрывала, надо завернуть их.
  Слегка пошатываясь, хозяйка квартиры поплелась в дальнюю комнату, откуда притащила два огромных покрывала. Майло тем временем созвонился с Митчем. Менее чем через пятнадцать минут хакер был на месте. Представившись консьержке работником обслуживающей дом компании, он якобы с целью техосмотра получил полный доступ ко всей системе слежения. А далее дело техники. Подключил систему к своему нетбуку и вуаля − он мог творить с записью, что душе заблагорассудиться. На все ухищрения Митч затратил минимум своего времени и вскоре он уже выкуривал сигарету на балконе Милениной квартиры.
  − В нашу тачку обоих не запихнём. Багажник маловат, − сказал он, вернувшись в гостиную. − Два рейса делать тоже рискованно.
  − А может их на кусочки? − предложил Майло. − Меньше места займут, − юмор у него чересчур чёрный, − и тащить проще.
  От этой шутки Милене стало жутко. С её-то бурной фантазией представить всё это ей труда не составило.
  − Да вы маньяки оба, − воскликнула она. − Психбольница по вам плачет.
  − И по тебе тоже, не переживай, − с каплей юмора сказал Митч.
  Натсуми только собралась что-то ответить, вырывая какую-то мысль из роя вертевшихся в голове, но её заставила промолчать неожиданно заигравшая мелодия мобильника. Майло встал с дивана, ощупал труп и вынул из кармана пищащий аппарат. На дисплее высвечивалось "Шеф".
  Ухмыльнувшись, блондин клацнул по кнопке и из телефона тут же посыпались крики вперемешку с матом. В потоке словесного недержания Милена с трудом, но уловила суть, а имеемо то, что Шеф на другом конце связи требовал от подчинённого немедленно ему доложить о местонахождении Майло, которое указала девка. Более она ничего не слышала, так как Майло явно что-то задумавший скрылся с телефоном на кухне и вернулся минут через пять с весьма довольным видом. Расспрашивать его Милена не стала, а посвящать её в свои планы Майло не спешил. Успеется ещё. Главное было сейчас избавиться от трупов и улик, а о Шефе позаботиться можно и позже.
  По возвращении Майло, парни со знанием дела стали обсуждать план и детали предстоящей зачистки. Милена, ранее видевшая подобное лишь в кино, так же приняла непосредственное участие в разговоре.
  По окончании обсуждения были распределены обязанности, в результате Митча выпроводили подготовить машину и прочее, а Милена приступила к отмыванию своей квартиры. Майло как самый главный раздавал указания. Хозяюшка не особо пререкалась, но и безропотно приказы тоже не выполняла. Шатко-валко, а от следов и улик избавиться ей удалось.
  Времени до ночи было предостаточно, что позволило подготовиться основательно, ещё и на отдых с эмоциональным настроем время осталось. Хотя настраиваться нужно было только Милене, всё же не каждый день приходится трупы из квартиры выносить.
  Этот день был для Милены самым длинным за всю её жизнь. Она дождаться не могла того момента когда солнце скроется и небо затянет чёрной мглой. Ночь всегда была её любимым временем суток, а сейчас она ждала наступления темноты как манны небесной. Для Майло и Митча часы ожидания тоже длились неприятно медленно, но лишь потому, что это время они могли бы провести куда лучше, не случись всего этого.
  − Вот сиди называется и жди с моря погоды! − с каждым часом женские нервишки начинали постепенно расшатываться.
  Ночь действительно заставила себя ждать.
  − Итак, за дело! − натягивая перчатки, скомандовал Майло, когда долгожданная темень окутала город.
  − Я подгоню машину, − Митч моментально скрылся за входной дверью, поигрывая связкой ключей от пригнанного им чуть ранее микроавтобуса.
  − Свою задачу знаешь, − Майло оглянулся к Милене. − На выход, − жестом указал девушке на дверь.
  Глубоко вздохнув и резко выдохнув Милена вышла в подъезд вслед за Митчем. Ей предстояло отвлечь консьержку. С трудом, но это ей удалось.
  Пока Милена заговаривала зубы слегка подвыпившей её стараниями вахтёрше, парни дотащили трупы до грузового лифта и спустили их в подвал. Подозрительно использовать грузовой лифт в столь поздний час, но особо выбирать не приходилось, не таскать же трупы по лестнице, поэтому рискуя быть застуканными любопытными соседями вдруг надумавшими разузнать кому это понадобилось ночью таскать нечто габаритное, парни давно не работавшие в столь напряжённом режиме перетаскали тела из подвала в автобус имевшийся в автопарке как раз для подобных грузоперевозок.
  Митч, обычно отличавшийся сравнительно-относительным спокойствием, за время пока они с Майло надрывали спины, несколько раз выругался по поводу того, что этой грязной работой они могли бы и не заниматься. Зачем начальству делать то, что можно свалить на подчинённых коих у Майло предостаточно, но сам Майло настоял, что чем меньше народу задействовано, тем лучше. Всё же трупы вывозили не с заброшенного склада или стройки, а из жилого дома в центре города. Незачем толпу носильщиков звать, когда можно обойтись своими силами.
  Выехав со стоянки и убедившись, что они никем незамечены парни позвонили Милене. Наслушавшаяся к этому времени полупьяных бредней пожилой консьержки девушка покинула коморку и вернулась домой.
  Всё время до возвращения парней Милена провела как на иголках, и когда раздался долгожданный звонок в дверь, она стремглав помчалась открывать. Уставшие "чистильщики" ввалились в квартиру и с порога потребовали налить им выпить.
  Рассказывать в подробностях куда они дели трупы, парни не стали, а Милена не допытывалась. Её успокоили заверения Майло:
  − Всё прошло чисто-гладко! Об этой неприятной истории можно позабыть.
  − Ты уверен?
  − Довольно-таки.
  − В нашей ситуации "довольно-таки" меня не устраивает.
  − Очень довольно-таки!
  Для пущей убедительности и снятия стресса Майло опоил Милену. Ей оказалось достаточно двух бокалов виски. Не успев толком опьянеть, девушка провалилась в глубочайший сон.
  
  Утром Майло не стал дожидаться, пока Милена проснётся, и, поручив заботу о ней Митчу, укатил улаживать проблему со счетами в банке.
  По пути в банк он решил заскочить в ресторан, чтобы позавтракать и кто бы мог подумать, что там он столкнётся нос к носу с Дереком. В данный момент Майло не желал общаться с ним, время ещё не настало, но Дерек сам полез на рожон, позвав своего обидчика на улицу для разговора.
  − Время деньги, так что сразу переходи к делу, − скомандовал блондин.
  − Двое моих людей были найдены убитыми, − Майло, по мнению Дерека, был главным подозреваемым. − Ты ничего об этом не знаешь? − ясно дело, что в любом случае Майло не признается, но спросить иначе Дерек не смог, так как он не успел заранее подготовиться к этому разговору.
  − За криминальными сводками не слежу.
  − Это ты их убил?
  − Это предъява? − его тон вполне соответствовал холодному выражению лица.
  − Просто ответь "Да" или "Нет", − сейчас Дерека в первую очередь волновал поиск убийцы его подчинённых. Даже месть за прошлое оскорбление была отодвинута на задний план.
  − Не сильно ли ты оборзел, Дерек? По харе хочешь − так и скажи.
  − С тобою разговор не вяжется, − потянулся в карман пиджака за зажигалкой. − Что ж, видимо, придётся у Натсуми спросить, − сразу понятно, что крутые разговоры он вести не умеет.
  Ситуация не располагала к драке, и вообще Майло рассчитывал связываться с Дереком чуть позже, но тот сам напросился словно желая заполучить бесплатный билет на тот свет.
  Быстро окинув чётким взглядом прилежащую к парковке безлюдную улицу, Майло моментально заломил Дереку руку так, что тот взвыл от боли.
  − Уясни раз и навсегда, мачо. К моей женщине подходить строго настрого запрещено, − Майло быстро и в "мягкой" манере разъяснил, кто тут главный и чем чревато посягательство на сохранность его ценной собственности коей являлась Милена.
  − Отпусти, ублюдок, − попытался вывернуться, чем сделал себе ещё хуже.
  − Если тебе твоя шкура дорога советую больше не попадаться мне на глаза, − убивать Дерека, пока бизнес его не был прибран к рукам материально не выгодно, поэтому Майло не спешил организовывать ему свидание с предками. − Спрячься в туман, и накройся тучкой, − выпустив его руку из крепкого захвата, блондин брезгливо отряхнул ладонь и, развернувшись на каблуках, пошёл к своему мотоциклу.
  Дерек, будучи в очередной раз оскорблённым на сей раз не смог спокойно всё снести. Мужчина он или нет? Когда Майло повернулся к нему спиной, камикадзе сделал замах за что получил моментальный удар ногой в живот, за которым последовал не менее мощный удар кулаком в челюсть.
  − Ты думаешь, я испугаюсь тебя и, поджав хвост, убегу. Ха. Да ты не знаешь, какие связи у меня в этом городе. Стоит мне сделать один звонок, и ты труп.
  − Ты мне стрелку забиваешь? Gut! Сегодня в полночь. За городом, у озера. И ещё, не забудь своим знакомым моё имя напомнить. Пускай заранее гробы закажут. Договорились.
  − Тоже мне, Знаменитость! Имя его мафия знает. Ха!
  − Ты, мразь, смеешь мне в лицо смеяться?
  Мгновение и пистолет Майло упёрся Дереку в живот.
  − Я сейчас вызову полицию, − за спиною послышался строгий по-военному чёткий мужской голос.
  Охранник из близ расположенного ювелирного салона вышел на улицу, чтобы разнять драчующихся на стоянке:
  − Друг, давай обойдёмся без них. Мне эта мелкая стычка репутацию подпортит, − Майло отошёл от Дерека и направился к охраннику, попутно доставая из кармана бумажник. − Конфликт исчерпан? − сказал он, когда служитель положил несколько купюр в карман.
  − Думаю да! − довольный мужчина вернулся на рабочее место.
  − В полночь, − напомнил мафиози, проходя мимо Дерека прижавшегося к стенке.
  Менее чем через минуту железный конь рванул с места, оставив за собою клубы дыма.
  Сразу после визита в банк Майло навестил знакомого нотариуса, который в срочном порядке за достойную оплату подготовил необходимые бумаги. Дело оставалось за малым − пара автографов Дерека и с ним можно кончать, вопреки первоначальному плану обойтись без кровопролития.
  
***
  
  Проснулась Натсуми в машине. За рулём как всегда сидел Митч, а вот Майло рядом с ним почему-то не было.
  − Митч, что происходит? Почему мы в машине? И где Майло? − она завалила рыжика вопросами, хотя всё высказать не успела, он её перебил.
  − Майло давно уехал, ты же знаешь, он человек занятой. А ты очень крепко спишь, вот и пришлось тебя переносить прямо из спальни. Кстати, во сне ты ужасно не хотела отпускать Майло, вцепилась в него, ели высвободил бедного, − Митч попытался перевести разговор в шуточную форму.
  − Что?! Я?! Да быть такого не может!!! − Натсуми насупилась и замолчала, а Митч усмехнулся.
  Девушка вела себя как обычно, словно ничего вчера не произошло. Защитная реакция? Может быть.
  Митч, оценив состояние Натсуми, какое-то время колебался, но всё-таки решил спросить:
  − С тобой всё в порядке?
  − Да, а почему ты спрашиваешь? − удивлённо посмотрела на парня.
  − Да так, ничего. Не обращай внимание.
  − Если ты по поводу случившегося, то со мной действительно всё в порядке. Вчера я немногим перенервничала, но с кем не бывает...
  Митч не ожидал подобного ответа, но он был даже рад услышанному. Самое главное, что Майло оказался прав: после всего ею пережитого Натсуми не сломалась.
  − Перенервничала ты днём раньше. Ясно дело, не каждый день узнаёшь такое о любимом братике.
  − В тот день мои нервы меня серьёзно подвели, − Натсуми немного вздрогнула от неприятных воспоминаний. − Но зато я теперь всё знаю. Какая бы она ни была, но правда всегда лучше неизвестности.
  − Спорный вопрос, − Митч потянулся за сигаретой и в этот момент уловил через зеркало укоризненный взгляд Натсуми.
  − Курение тебя погубит.
  − Каждой каплей никотина я убиваю в себе лошадь.
  В ответ Натсуми улыбнулась, а Митч всё-таки закурил.
  Пару минут они ехали в тишине нарушаемой убаюкивающим шумом мотора. Вскоре пришлось постепенно сбросить скорость, потому что поток машин неожиданно стал плотным и движение на дороге практически застопорилось. Митч вытянул шею и увидел впереди мелькающие огоньки полицейских машин. Водители из рядом идущих машин тоже проявляли беспокойство. Многие стали открывать окна, выходить из своих авто и вглядываться вдаль, пытаясь понять, что происходит впереди.
  По всему выходило, что застряли в этой неожиданной пробке надолго. Мимо по встречной полосе промчалась патрульная машина, за ней "Скорая". Минут через пять к месту событий подтянулся эвакуатор.
  Многие водители, не желающие терять время в пробке стали искать возможные варианты побега из "ловушки". Кто-то, нарушая все правила, выворачивал на встречную полосу, другие, оглушая улицу протяжным гудком клаксона, сгоняли с тротуара прохожих, используя пешеходный участок для движения. Пешеходы жутко ругались и возмущались из-за такого наглого покушения на их территорию, но покорно отпрыгивали в сторону, уступая дорогу "тяжёлой технике". "Лексус" был в самом невыгодном, зависимом от других положении, потому что дорожная пробка поймала тачку в свои сети в тот момент, когда она шла в среднем ряду.
  Несмотря на то, что решение транспортной проблемы от него не зависело, водитель "Лексуса" всё равно рассердился: "Это издевательство какое-то. До дому считай рукой подать, а я стою как ишак в загоне, и не могу рыпнуться".
  Решив, что притихшая Натсуми вновь уснула, Митч обернулся к ней и, заметив, что глаза её не закрыты, прервал её "облачный полёт":
  − Вид у тебя такой мечтательный. О чём призадумалась?
  − Митч, вот ответь мне, только честно...
  − Знаешь, кто начинает с фразы "если честно"? Лгуны, − услышав её вздох, он очаровательно улыбнулся в знак извинения. − Прости, больше перебивать не буду. Так что ты хочешь у меня выспросить? В тебе точно следователь погибает.
  − Митч, может я сдвинутая по фазе, а?
  − Не понял?
  − Ты подумай... Будь на моём месте другая, Нормальная девушка, − Натсуми сделала особый акцент на слове нормальная. − Она бы, зная кто Майло такой, и на пушечный выстрел к нему не подошла бы, давно собрала бы монатки и умотала прочь из города...
  − А Майло прав. Ты − очаровашка.
  − Митч, я серьёзно.
  − Милена, ты не сумасшедшая, ты ведь к этому клонила. Ты просто влюблена, а любовь не поддаётся объяснению. Как женщина ты и сама всё это знаешь. И как умная женщина ты понимаешь, что любить его опасно для твоей же жизни, но...
  − Что бы ни случилось в будущем, я хочу быть рядом с Майло, − её решимости ей одной многовато.
  − Удивительно, и как ему удалось найти путь к твоему сердцу?
  − Истинный путь к сердцу − шесть дюймов лезвия между рёбрами, − не задумываясь, Милена процитировала одну из часто повторяемых её покойным братом фраз.
  − С тобою страшно водиться. Ты же прирождённый убийца, − в шутку сказал Митч, через зеркало наблюдая за её реакцией на его слова.
  − Может быть. Жизнь покажет. От сюрпризов никто не застрахован, и если мне придётся переступить алую черту, я сделаю это.
  Не сказать, что Митч был удивлён или ошарашен услышанным, скорее он даже ожидал подобного заявления, быть может чуть позже, нежели сейчас.
  Выслушав Натсуми, Митч мысленно для себя отметил, что оказывается можно быть плохой, будучи для всех хорошей и что девушка сидевшая на заднем сидении его авто яркое тому доказательство.
  Неравнодушный к плохим девочкам парень позавидовал лучшему другу: "Такую девушку в себя влюбил. Если он и её бросит...", − мысль прервал телефонный звонок, на который Митч поспешил ответить:
  − Где вас черти носят? − судя по голосу, некто уже успел испортить Майло его настроение.
  − В пробке застряли.
  − Твою мать. Так и до вечера простоите.
  − А что мне делать? Бросить машину и бежать к тебе, как к своей возлюбленной?
  В ответ Майло в нецензурной форме выразил своё возмущение и отправил Митча по всем известному адресу.
  − Туда дорога тоже перекрыта.
  − Доберётесь до места, отзвонись, − на этом непродолжительный разговор был завершён.
  Водитель откинул телефон и сначала хотел включить музыку, но вдруг поймал себя на мысли, что ему нравится болтать с красивой и умной пассажиркой, поэтому убрав палец с кнопки автомагнитолы, он поправил зеркало заднего вида, чтобы лучше видеть собеседницу и завёл с ней разговор на нейтральную тему. Митчу вдруг, оказалось, интересно узнать мнение Натсуми об их с Майло, ну и теперь её жилище, нравится ли ей сам дом и его убранство. Натсуми эти вопросы показались странными и неуместными, особенно после всего чуть ранее сказанного обоими, но из вежливости она поддержала беседу, а далее сама не заметила, как они увлеклись обсуждением этой темы.
  − Митч, − вскоре Милена и Митч поменялись ролями, и теперь вопросы начала задавать она, − а не слишком ли рискованно при вашем образе жизни, точнее, при вашем роде деятельности жить в коттедже чуть ли не в самом центре города? И тачки у вас приметные. Это никак не вяжется с криминалом и преступлениями. Я мафию иначе представляла.
  − Попробую угадать, − Митч вспомнил лихое прошлое и сопоставил его с представлениями Натсуми полагая что, скорее всего, она имела ввиду нечто подобное, − ты представляла себе съёмные квартиры, невзрачные машинки среднего класса и по жалкому пистолету в кармане...
  В ответ девушка утвердительно кивнула, добавив ещё про извечное противостояние с законом и его слугами стремящимися лишить свободы законоНепослушных граждан.
  − Детка, поменьше смотри дешёвых боевиков, − парня позабавило её киношностертеотипное представление о буднях мафии. Он сам когда-то так же думал обо всём этом, пока его лично не затянуло в водоворот.
  − Прятки от полиции и жизнь в подполье... Даже в худшие времена ничего подобного не было. Я не говорю за всех, но нас с Майло это не коснулось, да и не могло... Мы работали на крутых дядек, а у таких всё схвачено, везде за всё заплачено.
  − Это что же получается, преступников выборочно ловят и сажают. Кому как повезёт.
  − Иерархия, в ней всё дело, − Митч при желании умеет доходчиво объяснять. − В мафии она пожестче чем в армии будет. Сама должна понимать, что те, кто находятся на вершине это привилегированные личности.
  − И вы с Майло состоите в этом элитарном клубе!
  − Вот ты и сама всё поняла, странно только, как ты раньше до этого не додумалась. Хотя чему я удивляюсь. Глядя на Майло сложно поверить, что он босс. Годками не вышел.
  − Я подозревала, что Майло занимает важный пост в преступной группировке, но что он её возглавляет! А ты его так сказать Зам?
  − Типа того.
  Натсуми хотела продолжить разговор, но задать ещё какой-либо вопрос ей помешал очередной телефонный звонок. На сей раз Митч некоторое время наслаждался мелодией рингтона, тихо подпевая ей, и лишь потом соизволил ответить звонящему, ограничившись сухим: "На связи".
  Минут десять он активно объяснял какому-то Роджеру насколько тот не прав, причём использовал Митч исключительно ненормативную лексику. Итогом диалога стало доходчивое предупреждение, что если чего-то там не заладится, Митч лично явится на место и тогда всем весело станет.
  
  Постепенно пробка начала двигаться и воспользовавшись удобным моментом, Митч, занимая место новенького "Шевроле", который успел ловко вывернуть на встречку, тоже выскочил из "ловушки". Вскоре "Лексус" добрался до места назначения. К этому времени Майло так и не дождавшись возвращения пойманных дорогой, умчался в гордом одиночестве на своём байке. Дела начальствующие не ждут, никакой фиесты, к сожалению не предусмотрено.
  По прибытии во второе её жилище, оставив Митча в гараже, Натсуми зашла в дом и тут же по-хозяйски проследовала на кухню, где приготовила завтрак. Уговаривать Митча испробовать её кулинарные творения не пришлось, он по одному аромату понял, что Натсуми хорошо готовит и к радости желудка оказался прав.
  После того как они вдвоём всё умяли, Митч не спеша выкурил сигарету, после чего выполнив приказ начальства, отзвонился Майло. От него он и узнал о планах на ночь. Митч моментально переключился в рабочий режим и, быстро завершив первоочередные дела намеченные на сегодня, умчался на сходку с Майло.
  Обговорив между собой детали предстоящей встречи, основательно к ней подготовившись и напомнив подчинённым их прямые и косвенные обязанности, друзья-мафиози отправились на разборку с Дереком. Путь предстоял не близкий, так что выехали не менее чем за два часа до назначенного времени.
  К тому часу, когда бравые ребята из криминального мира разъезжали вдоль полей в кромешной ночной темноте, Натсуми чтобы не скучать и провести время хоть с какой-то пользой решила занять себя чтением. Выбрав книгу, она поднялась в комнату Майло и чтобы не пропустить тот момент, когда любимый её вернётся, уселась у окна. От чтения девушка отвлеклась, когда уже стемнело. Так и не дождавшись возвращения Майло Милена успевшая соскучиться по своему возлюбленному улеглась спать. Узнай она, чем в это время был занят её любовник, спать бы точно перехотела.
  
***
  
  С противоположных направлений дороги навстречу друг другу двигались две автомобильных колонны. Немного не доезжая спуска к озеру, машины стали выстраиваться в два ряда по-прежнему друг напротив друга.
  − И где этот хмырь? − двое мужчин лет двадцати пяти вышли из машины и попытались осмотреться.
  Вокруг темно, как-никак ночь на дворе. Единственный источник света это автофары светившие ото всех автомобилей заставляя щуриться.
  Сочетание тьмы и света − красиво и зловеще.
  − Ещё раз подобное услышу, Томмили, башку тебе прострелю, − из "БМВ", стоявшего в центре ряда, вышел грозного вида светловласый парень.
  Как только раскрутые друзья Дерека увидели своего босса, они не сразу сообразили, что Майло и есть тот, с кем они пришли устраивать разборки.
  − А я уж грешным делом подумал, что ты не придёшь, − Дерек чувствовал себя уверенно, всё же с ним два крутых мафиози и их подчинённые.
  − М-да, Дерек. После твоего базара я рассчитывал, что с тобою явятся, например Клайтон или Вергилион, а тут всего-то на всего Томмили и Флемингтон. Разочаровал ты меня, дружище.
  − Вы знакомы? − обратился Дерек к сопровождавшим его бандитам.
  − Зря ты им моё имя не сказал. Они бы тебя раньше просветили кто я такой, ведь, правда, братки?
  − Да, Босс!!! − в один голос ответили Томмили и Флемингтон.
  Дерек мгновенно побледнел. Вся его уверенность мигом испарилась. Его крутые друзья утверждали, что помогут ему уладить дело с хамоватым мажором возомнившим себя крутым, а тут оказалось, что этот мажор босс мафии в чьём подчинении находятся давние знакомые Дерека.
  − Итак... − Майло замолчал, театрально выдерживая паузу: − Что же нам теперь с тобою делать? − задал он риторический вопрос.
  − Вы убьёте меня?
  − Вариант, только слишком скучный и банальный. Надо бы замутить что-нибудь этакое, − его спокойный пугающе насмешливый тон наводил ужас на всех окружающий, за исключением Митча, конечно же. − Вот говорил же тебе, предупреждал тебя, а ты... Не захотел по-хорошему свалить. Нарвался на неприятности.
  − Я заплачу, сколько захотите заплачу, у меня есть деньги, много. Только не убивайте, − взмолился Дерек, понимая, что теперь он один одинёшенек, ведь знакомые его против босса не попрут.
  − Что деньжата у тебя водятся, это я и так знаю. Кстати, Митч, напомни-ка мне, чем занимается наш донжуан, − блондин любитель поиграть на нервах.
  − Фармацевтикой.
  − Лекарства производишь. Людям помогаешь! Наживаешься на чужих болезнях.
  − Бизнес есть бизнес, и я не наживаюсь, а зарабатываю деньги. За всё нужно платить и за здоровье в том числе.
  − А трепать языком умеешь. Может нам удастся договориться, если ты такой общительный и деньжат за свою шкуру отстегнуть не жалеешь.
  − Сколько? − Дерек уже мысленно пытался прикинуть, что лучше для него: согласиться и выполнить выставленные условия или сделать вид, что он идёт на поводу, а вместо денег устроить облаву, натравив на предприимчивых бандитов полицию.
  − Деньги, деньги, как это примитивно! − Майло хитёр и забалтывать умеет как никто другой. − Слушай меня внимательно, аптекарь, и внимай каждому моему слову. Я бизнес свой расширяю, мне лаборатория для этого дела нужна, чтобы синтетические наркотики производить, и заводик не помешал бы, а у тебя таких заводиков не один. Как думаешь, а не заключить ли нам сделку? − Майло не предлагает, а требует, но Дерек этого не понял.
  − Я с наркотой связываться не собираюсь, − гордо заявил честный предприниматель.
  − А жаль, я думал, удастся по-хорошему договориться.
  Всё кроме Дерека понимали, что ему каюк. Майло прихлопнет его, и думать тут нечего, и никакие разговоры про договориться и сотрудничество, конечно же, правдой не являются. Всего лишь очередная игра, своеобразное развлечение.
  Если записался в недруги Майло, то считай ходячий труп коим Дерек на данный момент и являлся. А труп он очень обеспеченный и полезный в плане новых замыслов мафии. Его лаборатории очень пригодились бы, всё же наркотики, произведённые не в подпольных условиях более качественные. Захапать бизнес Дерека отличная идея, главное провернуть всё чисто и гладко, чтобы законники не придрались, и тогда после неминуемой гибели Дерека всё перейдёт в надёжные руки Майло.
  − Я с мафией не сотрудничаю.
   "Как всегда одно и тоже, − Митчу уже порядком надоело это хроническое препирание. − Все постоянно ерепенятся. Что за народ такой, ну никак не поймёт, что с мафией спорить бесполезно, да к тому же болезненно. Уж лучше умереть быстро и без мучений, чем сдохнуть после пыток".
  − Ребята, пакуйте его, − ещё больше тянуть время Майло не стал, всё равно разговор не клеился.
  − Подонок! Отпустите меня! − завопил Дерек, но удар по голове и он тут же замолк.
  − Я никак в толк не возьму, − Майло присел на капот рядом с Митчем, − ну почему сразу никто не понимает?
  − Объясняй доходчивее, тогда и понимать начнут.
  − Что ж я в лоб должен сказать: "Ублюдок, гони бабки, а после я тебя грохну". Грубо слишком.
  − Зато правдиво и понятно, чем твоя вечная игра на нервах. Люди от страха соображать перестают, а ты масла в огонь только и подливаешь.
  − Мне по статусу положено людей интеллигентно запугивать, кроме того так веселее.
  − Тогда потом не удивляйся, почему по-хорошему не понимают и всё равно приходится идти на крайние меры. Работали бы как раньше, времени сэкономили бы уйму, и не сидели тут на холоде, а потели бы в постели с красоткой.
  − Всё сделано, босс, − послышалось где-то вдалеке.
  − Долго возитесь, − спрыгнул с капота. − По машинам.
  Через пару часиков вопреки требованиям Митча отправиться в клуб парни потопали в пыточную, как окрестили сами мафиози заброшенную базу, ту самую, где они держали Макса и любых неугодных мафии лиц.
***
  
  − Чего вы от меня хотите? − спросил Дерек, когда друзья мафиози заглянули "в гости" к своему заложнику.
  − Бизнес твой, не ясно что ли, − усмехнулся блондин, удивляясь, толи тупости толи упёртости незадачливого бизнесмена.
  − Я вам его не отдам, − страх страхом, но жадность Дерека даже страх не мог перебить.
  − Да куда ты денешься. Мёртвым деньги всё равно ни к чему, а так перед смертью добрым людям приятно сделаешь.
  − Я не понимаю о чём вы.
  − Да всё о том же. Мне нужна твоя подпись на дарственной, − Майло поводил перед носом Дерека своеобразным веером из документов.
  − Ты с ума сошёл? Я продавать свои заводы не собираюсь, не то чтобы дарить их, тем более тебе.
  − А не мне. Помнится, ты к моей девушке подкатывал, обидел её ненароком. Вот и сделай ей подарок в качестве извинения. Такой расклад тебя устраивает? − на сей раз Майло решил обойтись без рейдерского захвата.
  − Ты и Натсуми заманил или она с тобою заодно?
  − Тебе это знать ни к чему. Подпиши, от тебя больше ничего не требуется.
  В ответ Майло получил точные указания, куда ему следует идти, чтобы там получить нужный росчерк пера.
  Кастет сверкнул в тусклом свете лампы и посылатель недосчитался нескольких зубов.
  − Сделку всё равно признают недействительной, − сплёвывая кровь, прохрипел Дерек, − так что все твои попытки обворовать меня бесполезны.
  − Это не сделка, а дарение.
  − Да кто ж поверит, что невесть кому подарят целое состояние, оставив себя без единого цента. Ха. Да вас мигом раскроют и засадят. Я на допросе всё про вас выложу.
   "Зря он это ляпнул", − подумал Митч, продолжая дымить сигареткой.
  − Испугал ежа гранатой. Я долго ещё буду ждать?
  − Подписывай, а не языком чеши, − Митч в стороне от дел не оставался.
  − Я ничего подписывать не буду.
  − Моё терпение на исходе.
  − До вас туго доходит?
  − Подписывай, или мой шокер пригласит твои яйца на танец, − чтобы ненароком не убить Дерека Майло припас для него травматичное, но не смертельное оружие.
  − Я лучше умру...
  − Это я тебе так и так устрою, ты не волнуйся. Но перед твоей кончиной заставлю подписать эту чёртову дарственную, − слов на ветер Майло не бросает.
  
  Методы у мафиози разные, но итог всегда одинаковый − Майло получает, чего желает. Этой же ночью заполучил-таки он подпись Дерека, и лёгким росчерком руки сама того не ведая Натсуми стала обладательницей многомиллионного состояния и хозяйкой нескольких заводов по производству фармакологических средств.
  Оказывается, вот к чему может привести излишняя жажда денег и стремление быть крутым, когда таковым не являешься. Дерек лишился всего: и заработанных денег, и наследства деда составлявшее бо́льшую часть всего состояния заводо-управленца Либстера, а главное он лишился Жизни.
  
***
  
  Ранним утром незадолго до рассвета Милена без труда освободилась от плена сна. Несмотря на столь ранний час спать ей совершенно не хотелось. Выйдя из спальни, девушка немного побродила по тёмному дому в надежде встретить Майло частенько сидящего по ночам в своём кабинете, а когда она вернулась в комнату и зажгла свет взвизгнула от неожиданности. На кровати лежал Майло, лениво жуя шоколадку.
  − Ну чего орёшь? − недовольно спросил он. − Не такой уж я и страшный.
  − Как ты умудряешься незаметно и бесшумно передвигаться по дому? − раздражённо осведомилась.
  − Не забывай, что это мой дом, − вкрадчиво произнёс парень, а девушка в ответ раздражённо фыркнула. − Мне с Митчем нужно будет уехать ненадолго. Всего пара-тройка дней, не больше. А тебе, для твоей же безопасности, лучше посидеть это время тут. Продукты Митч привёз, с голоду не помрёшь, − Майло встал с кровати, подошёл к Натсуми и поцеловал.
  Минуту спустя блондин отстранился:
  − До встречи! − он подмигнул и вышел из комнаты.
  
  Прошла неделя, вторая. Парни так и не вернулись. Натсуми сильно за них волновалась. Едва услышав шум от приближающейся машины, она подскакивала к окну, но всегда разочаровывалась − не они.
  
  Снова вечер, снова темно, снова девушка одна в пустом доме.
   − А может, Майло и Митч больше не вернутся? − солёные капли предательски покатилась из глаз. − Бросили. Меня снова бросили. Оказывается, я так люблю наступать на грабли... Такая вот уж я... Гордая? Независимая? Наивная? Глупая? Да всё сразу... − уткнувшись лицом в мокрую от слёз подушку, она лежала на кровати и прокручивала в голове все прелести и гадости своей жизни. − Вся подушка промокла. Майло увидит, точно убьёт, его же подушка... Да, только он не приедет. Зачем я ему? Очередная игрушка. Вот он поиграл и бросил надоевшую куклу в дальний угол, − было плохо, было больно. − Но может быть это даже и к лучшему. Всё, что не убивает, делает сильнее! Верно, что сильная женщина − синоним несчастной... Что-то я совсем раскисла. Но эмоции лучше иногда выплёскивать. А не как я − подолгу носить в себе. Потом хуже будет...
  Натсуми постаралась успокоиться. Вздохнула. Перевернулась на спину, закрыла глаза.
  Через несколько минут разомкнула очи и увидела в дверях Майло. Девушка от неожиданности вскрикнула.
  − Опять ты орёшь, как резаная при виде меня, да ещё и до потолка подпрыгиваешь. Не кусаюсь я. Правда, − Майло игриво улыбнулся.
  Она желала подбежать к нему, броситься ему на шею, зацеловать до смерти, но не хотела, чтобы он увидел её заплаканные глаза. Натсуми села на постели и, отвернувшись от Майло, попыталась незаметно смахнуть слезинки. Она не заметила, как он подошёл к кровати.
  − Эй, − прикоснувшись к подбородку, он мягко развернул лицо к себе, − Ты... плакала? Почему?
  − Просто так. Грустно стало, − зажмурилась.
  − Н-да... − усмехнулся он, посмотрев на мокрую подушку. − Прости, что не позвонили.
  − А вот и не прощу! − Натсуми уткнулась в грудь Майло и жадно вдыхала его аромат, аромат шоколада и дорого парфюма.
  Майло никогда не изменял своим вкусам и пользовался только единственной и неповторимой маркой мужского парфюма.
  Прижавшись к любимому мужчине, Милена почувствовала, как все тревоги последних дней становятся далёкими и нереальными. Вскоре все они ушли, не оставив и следа.
  − Больше не порть мои вещи, − недовольно произнёс блондин. − Кстати, ты тут с голоду не померла? Не ожидали мы с Митчем, что на пару недель задержимся.
  − Не померла, как видишь, − легонько улыбнулась. − Я думала, вы меня здесь бросили, − отстранилась от Майло и взглянула в его ясные глаза. − Я думала, ты не вернёшься.
  − Глупенькая, − изящно ухмыльнулся уголком рта. − Никуда я от тебя не денусь, да и ты от меня тоже! − не зная, как ещё выразить свои чувства, Майло привлёк Натсуми к себе и поцеловал, с радостью ощутив, как её руки скользнули по его плечам и вплелись в его волосы, а губы, нежные и тёп?лые, ответили на его поцелуй.
  В душе его вдруг всплыли простые и единственно правильные сло?ва: "Я люблю тебя. Люблю тебя".
  Это потрясло его. Он испуганно поднял го?лову, и тут же услышал нежный шёпот:
  − Что-то случилось?
  Майло не мог сказать правду. Пока не мог. У него не хватало мужества произнести эти три коротких слова, которые изменят всю его жизнь.
  − Мы ненадолго сюда вернулись, − вдруг сказал он, не выпуская девушку из объятий.
  − Как? Вы снова уезжаете? Ты опять оставляешь меня одну?
  − Ты поедешь с нами. Мы ведь за тобой и приехали. Собирайся давай. Сегодня мы возвращаемся.
  − Куда?
  − Домой!
  − А где мы сейчас, по-твоему, находимся?
  − Да это так, временное пристанище. Домом можно конечно назвать, но сегодня мы действительно поедем Домой. С собой возьми лишь то, что может понадобиться в первую очередь. Остальное купим на месте, по прибытии. Ещё нужно заехать к тебе на квартиру, мы заберём часть оружия, а ты, может, ещё какие вещички прихватишь.
  Больше Натсуми ничего не спрашивала. Она была готова ехать куда угодно. Самое главное, что с Майло!
  Уже через полчаса они были у Натсуми в квартире. Хозяйка собирала свои вещи, а парни укладывали оружие. Собрала самые необходимые вещи, но они заняли два чемодана и небольшую спортивную сумку. Майло ухмыльнулся, заявив, что Натсуми полдома собрала, но и она в долгу не осталась. Слово за слово, и они уже спорят, никто не уступает. Но милые бранятся − только тешатся.
  Закончив со сборами, Натсуми грустным взглядом окинула квартиру. Она не знала, как скоро сюда вернётся, и вернётся ли вообще.
  Через полчаса Митч высадил парочку у вокзала. Натсуми с Майло вышли из машины, и та тут же уехала.
  − А разве Митч с нами не едет? − провожая взглядом чёрный "Лексус", поинтересовалась Натсуми.
  − Митч доберётся своим ходом, а мы отправимся на поезде. На самолёте конечно быстрее, но там нет постели, и слишком людно, − Майло не сводил свой хищный взгляд с желанной им женщины, и вдобавок к лукавому взору, на его устах играла фирменная соблазнительно сексуальная улыбка.
  От этого пронизывающего взгляда у Натсуми по телу побежали мурашки.
  Она прекрасно знала этот взгляд, взгляд человека, который задумал что-то нехорошее. Натсуми поняла его намёки и немного засмущалась.
  Майло взял вещи, и парочка отправилась к поезду. Около вагона, проводник, как положено, спросил билеты и паспорта. Майло ловким движением достал из кармана сумки два паспорта и четыре билета.
  − А почему билетов четыре, если вас двое? − проводник был немного удивлён.
  − У нас всё купе, − ответил Майло и прошёл в вагон.
  Натсуми забрала билеты, документы и последовала за любимым.
  Майло зашёл в купе, забросил сумки на верхнюю полку и быстро закрыл за девушкою дверь.
  Она присела у окна и посмотрела на парня.
  − Ну, и чем займёмся? − спросила, наивно полагая, что Майло был не серьёзен, намекая на уединение и наличие постели.
  Не потрудившись ответить на заданный вопрос, Майло, как и следовало ожидать, сразу перешёл к действиям. В долю секунды оказавшись рядом с Натсуми, он повалил её на спину, осторожно спустил с плеч платье и с неподдельным удовольствием зарылся губами в ложбинку между плечом и шеей. Потом он провёл губами по шее, легонько коснулся мочки уха и прошептал:
  − А ты не догадываешься?! − это скорее был риторический вопрос, поскольку Майло тут же продолжил задуманное.
  Он прижал девушку к себе, она почувствовала его дыхание на своей щеке, внезапный жар его рук. Его рот, такой нежный и властный − слаще всего на свете − нашёл её ротик и заставил его раскрыть-ся. Натсуми закрыла глаза, остро ощущая, каким настойчивым стал его поцелуй, словно Майло заявлял права на неё. Но ведь именно это он и делал, разве нет? Натсуми сама дала ему на это право.
  Его губы легко касались нежных изгибов её тела, он спускался всё ниже, подбираясь к холмику, таящему истоки её чувственности. Он играл, хотел довести до предела, и у него это получалось. Сразу видно, в этом он маэстро. Разум покидал девушку со спринтерской скоростью.
  Невыносимо жарко... Кровь, словно расплавленный свинец, пульсировала в жилах, наполняя томлением каждую клеточку. Он видел, что она уже млела от ласк, а глаза горели страстью. Она хотела, он хотел.
  Желание достигло зенита. Как прекрасно это ощущение слияния двух тел, созданных друг для друга.
  Этой ночью Майло был нежен, но в тоже время напорист. Но тут было нечто большее, чем простое удовлетворение сексуального желания, чем обычное насыщение мужчины, охваченного любовным пылом. Они оба устремлялись к наслаждению, для описания которого ещё не придумано слов.
  Натсуми старалась вести себя как можно тише, чтобы не разбудить добрую половину вагона своими криками блаженства, но редкие тихие стоны всё же изредка вырывались сами собой. Майло, ухмыляясь, не обращал на них особого внимания и продолжал своё дело.
  Периодически полумрак купе исчезал под ярким светом ламп столбов, стоявших вдоль железнодорожных путей, озаряя лица, на которых сияло блаженство.
  Заснули они на рассвете, обессиленные, но невероятно счастливые.
  
  Проснулись любовники далеко за полдень от настойчивого стука в дверь. Проводник недоумевал, почему дверь купе до сих пор заперта, и никто не спешит её открыть. Натсуми с трудом разлепила один глаз и посмотрела на Майло, который как ни в чём не бывало, встал с полки и, надев брюки, щёлкнул дверным замком.
  − Доброе утро! У вас всё в порядке? − поинтересовался проводник, как только Майло открыл дверь.
  − Всё замечательно! − сухо ответил блондин.
  − Это хорошо! − облегчённо выдохнул проводник. − Через полчаса прибытие! − оповестил он и поспешил удалиться.
  Майло тут же захлопнул дверь, лёг на спину рядом с любимой женщиной, подложив руки под голову, прикрыл глаза.
  Натсуми поспешила встать и одеться. Одевшись, она села на соседнюю полку и глядя на любимого ею мужчину начала разговор:
  − Майло...
  − Что? − буркнул он, не открывая глаза.
  − Расскажи мне, что произошло в тот день. Как вышло, что вы похитили меня, и почему именно меня?
  − Зачем тебе это нужно? Какая сейчас разница?
  − Я хочу знать. Расскажи, пожалуйста.
  − Хорошо, − Майло встал, достал из сумки шоколадку и сел напротив Натсуми. − Начну с самого утра... Мы подъехали к банку, чтобы забрать деньги. Кстати, банк недалеко от твоего университета.
  − Не может быть! − воскликнула она. − Так это вашу "Тойоту" я видела около банка?!
  Майло, откусив очередной кусочек, удивлённо посмотрел на Милену.
  − Неужели ты назвал меня киской и предложил прокатиться?
  − Хочешь сказать, что это ты пугала меня коготками?
  − Судьба сделала мне предупреждение, а я его не заметила.
  − Да, мир точно тесен.
  − Что было дальше?
  − Ничего интересного. Мы с Митчем объездили полгорода, побывали в разных местах, пообщались с разными людьми.
  − Но почему вас преследовала полиция?
  − Мы были в ресторане, обсуждали сделку с деловым партнёром...
  − С деловым партнёром. Ты говоришь как бизнесмен, − перебила рассказ блондина и слегка засмеялась.
  − А я и есть бизнесмен. Сейчас все люди из мира криминала занимаются бизнесом. Сам чёрт не разберёт, кто есть кто?
  − Допустим. А что дальше? − её глаза горели от любопытства.
  − Всё шло нормально, по плану. Но вдруг, какой-то идиот, горе-грабитель, ворвался в зал и стал угрожать. Охранник попытался его обезвредить, за что и получил пулю в лоб. Началась паника. У меня нервы не выдержали, и я пристрелил этого ненормального. Сделка была сорвана, а продавец попытался сбежать с нашими деньгами, так и не отдав нам товар. Хотел меня кинуть! − глазки Майло сузились, а губы растянулись в ехидной ухмылке. − Я и его убил. Нам пришлось рвать когти. Мы выскочили на улицу, предварительно прихватив свои деньги и товар. Тут появились легавые. Давать показания мы были не намерены, учитывая, что это я пристрелил грабителя, да к тому же у нас при себе были десять миллионов зелёных, четыре ствола и полкило наркоты.
  − Вы наркотиками занимаетесь?
  − Мы занимались устранением торговцев наркотиками. Собирались закупить полкило, чтобы не вызывать подозрения. Мы пытались через мелкую сошку выйти на более крупную рыбу, но всё пошло под откос, − лицо Майло на несколько секунд стало очень серьёзным. − Митч дал по газам, полиция тут же рванула за нами без выяснения всех обстоятельств.
  − В таком случае, я не понимаю, зачем вам меня-то похищать понадобилось?
  − Мы и не планировали кого-то похищать. Это вышло спонтанно... Мы пытались оторваться от преследования, но проезжая по узким улочкам это не так легко сделать. Полиция была у нас на хвосте, и нужно было сделать что-то из ряда вон выходящее, чтобы они отвязались. Когда тачка завернула за угол, я увидел двух девушек и у меня родился план с заложником. Я велел Митчу остановить машину. Ко мне ближе оказалась ты, вот тебя я и схватил. А дальше ты и сама знаешь.
  Натсуми молча смотрела на Майло, который спокойно доедал шоколадку.
  − Я никогда не верила в предзнаменования, пророчества, в судьбу, в конце концов. Но теперь я стала понимать, что всё в мире взаимосвязано, и просто так ничего не случается! − она крепко обняла блондина, и по щеке скатилась слеза.
  − Эй, эй. Что это тебя на философию потянуло?
  − Да так, ничего. Не обращай внимания, − Натсуми встала и, отвернувшись к окну, смахнула слезинку. − Майло, надень рубашку или жилетку. В общем, накинь что-нибудь. Мы почти приехали, − повернулась лицом к блондину.
  − А может мне так больше нравится, − с ухмылкой на лице произнесла Майло.
  − Как хочешь. Но в таком случае я тоже покину поезд, не надев блузку. Не тебе одному голым торсом сверкать, − с хитрым выражением лица сказала Натсуми и потихоньку стала расстёгивать пуговицы.
  Общаясь с Майло, она постепенно училась тому, как им можно по-тихому управлять. Это конечно не всегда срабатывало, но иногда она добивалась своего.
  Майло мгновенно вскочил с полки, и, повертев пальцем у виска, натянул кожаную жилетку, а Натсуми быстро застегнула свои пуговки. Через минуту они заметили, что подъезжают к вокзалу. Поезд постепенно сбавлял скорость, и через несколько минут он совсем остановился.
  Тем временем, около вокзала уже стоял припаркованный "Лексус". Рядом с машиной нарезал круги парень с PSP в руках и сигаретой в зубах.
  − Красавчик, а ты не нас часом дожидаешься?
  Парень оглянулся. В метре от него стояли две девицы и нагло строили ему глазки.
  − Извините девушки, но точно не вас! − поправив очки, ответил Митч и снова уткнулся в PSP.
  Девушки нахмурили брови. Но они оказались напористыми. Одна из них направилась к Митчу, но он отошёл от неё в сторону.
  − Майло, ну наконец-то. Что вам на самолёте не летелось! Я вас уже битый час дожидаюсь! − сказал Митч, подходя к блондину и забирая у него один из чемоданов.
  − Так ты что, из этих? − недовольно буркнула девица.
  − Прикуси язычок, − резко ответил ей Митч, и сел за руль авто.
  Вслед за ним в машину сели Майло и Натсуми. Девушки с расстроенным видом направились к другому авто. Митч оглянулся к Натсуми и ухмыльнулся.
  − Милена, это не моё дело, но может, застегнёшь пуговицы как положено!
  − Не нравится, не смотри, − ответила она, но быстро перестегнула пуговки.
   "Лексус" отъехал от вокзала. Дорога была долгой. Молча сидеть Милене надоело и она решила начать разговор:
  − Митч! А что это были за девушки?
  − А то ты не догадываешься!
  − Не важно.
  − А для чего тогда спрашивала? − поинтересовался Майло, откусывая кусочек от шоколадки.
  − Чтобы разговор начать. И раз мы говорим о девушках, то я давно хотела спросить: Митч, а почему у тебя нет девушки? Мимолётные связи не в счёт!
  Майло чуть не подавился, а Митч лишь улыбнулся.
  − Такую как ты, мне не найти, а на меньшее я не согласен, − произнёс Митч и подмигнул девушке лучшего друга через зеркало заднего вида, а блондин это заметил.
  − Митч! − недовольно буркнул Майло и покосился на друга.
  − Что? − улыбнувшись, спросил рыжевласый водила.
  − Майло, да ты ревнуешь меня! − с хитрой улыбкой на лице сказала Натсуми, и потянулась к его шоколадке.
  − Было бы к кому, − ответил блондин.
  Майло повернулся вполоборота, и Милена не смогла дотянуться до шоколадки.
  − Митч, и как ты терпишь такое отношение к себе? − откинулась на спинку сиденья, скрестив руки на груди.
  − Почти так же, как и ты. За исключением того, что я его друг, а не любовница.
  Последнее слово немного обидело Натсуми, но виду она не подала. Милена достала из сумки плеер, который захватила из дома, воткнула наушники и, включив музыку, молча, уткнулась в окно.
   "А он прав. Кто я для Майло? Ни жена, ни невеста. Любовница и есть", − размышляла, глядя на пейзаж за окном.
  Натсуми всегда не одобряла подобные отношения и утверждала, что она никогда не будет просто чьей-то любовницей... Но, Никогда не говори Никогда.
  Через полчаса выехали за черту города и помчались по трассе в совершенно неизвестном Натсуми направлении. Через несколько километров машина свернула направо и поехала в направлении лесопосадки. Когда быстро проехали через неё, Милена увидела дом, вернее особняк: Огромный, Величественный, Исключительный и Уникальный. Не дом − Мечта!
  Машина остановилась перед большими воротами. Митч достал из кармана карточку, провёл ею через специальный приборчик, ввёл какой-то код. Ворота тут же распахнулись и сразу зажужжали камеры. "Лексус" проехал во двор, и Натсуми сразу заметила несколько охранников с автоматами. У Майло с охраной всё строго. Митч высадил парочку около тропинки ведущей к дому, а сам отправился ставить машину в гараж.
  Милена заворожено оглядывалась вокруг. Подобной красоты она ещё не видела. Майло улыбнулся, заметив её восторженную реакцию, нежно обнял за талию и повёл к дому. Послеполуденное солнце ярко освещало тропинку, по которой они шли. В его золотых лучах стекло, и стальные конструкции имения сверкали особенно победно и празднично. Натсуми любовалась очертаниями трёхэтажного особняка на фоне пронзительно голубого неба с белыми-белыми облаками. Прошли через роскошный сад, где разлито благоухание магнолии, мимо бассейна с голубой до прозрачности водой.
  Милена словно в сказку попала. Мгновенье и они уже оказались в просторном холле, на стенах которого развешано старинное оружие.
  − Как же хорошо быть дома! − довольно протянул блондин, ведя гостью дальше по коридору.
  Внутри особняк тоже впечатлял. Изысканно, дорого и со вкусом. Всё выдержано в едином стиле, в готическом стиле. Майло явно неравнодушен к готике.
  Натсуми стояла, "открыв рот".
  − Впечатляет? − поинтересовался Майло.
  − Ничего особенного, − ответила гостья, дразня хозяина дома. − Мрачно слишком.
  − Майло, я давно тебе это говорил, − сказал Митч, проходя мимо парочки.
  − Ничего вы не понимаете, − обиженно пробурчал блондин и потопал по пушистым дорогим коврам, даже не подумав снять обувь.
  − Откуда у вас столько денег? − не сдержав любопытства, спросила Натсуми, топая за Майло по мягкому ковру, заглушавшему шаги.
  Девушке казалось, будто она призрак, бесшумно пробирающий по старинному особняку.
  − Я же тебе говорил, что я бизнесмен.
  − Не может быть! Ты не похож на бизнесмена, − воскликнула и призадумалась. − В частности, как и на главаря мафии.
  − Похож или не похож! Какая разница? Но он действительно владеет акциями многих крупных компаний и корпораций, − ответил Митч.
  − А ты, Митч? − поинтересовалась, как оказалось любопытная девушка, присаживаясь на чёрный кожаный диван.
  − А я что, хуже него? − улыбка тронула уголки его губ.
  − Зачем мафии заниматься бизнесом? Это же вдвойне опасно!
  − Надо же как-то деньги отмывать, − уже Майло ответил на очередной вопрос.
  − А...?
  − Хватит нас допрашивать, − Митч перебил Натсуми, не дав ей и слова сказать.
  − Я, между прочим, работаю с вами в одной команде, а вы от меня всё скрываете, − в голосе чувствовались нотки обиды. − Майло, где моя комната? Я устала и хочу отдохнуть.
  − На третьем этаже, вторая дверь направо.
  Натсуми взяла свою сумочку и прошла к лестнице.
  Поднявшись на нужный этаж и зайдя в комнату, она обомлела от увиденной красоты. Комната, как и весь дом, оформлена в готическом стиле, строго и со вкусом.
  Девушка подошла к шкафу, распахнула его и... увидела в нём вещи Майло.
  − Майло! − прокричала Милена, спускаясь по лестнице.
  − Что случилось? − спокойно спросил блондинчик.
  − Почему ты отправил меня в свою комнату? − Натсуми была почему-то недовольна. − У тебя дом немаленький. В нём обязательно есть свободные комнаты. Я хочу отдельную комнату.
  − Хорошо. Если хочешь быть под круглосуточным наблюдением, то, пожалуйста, выбирай любую понравившуюся комнату.
  − Что это значит? Какое ещё наблюдение?
  − В этом доме почти во всех комнатах установлены камеры видеонаблюдения. Их нет только в моей комнате и комнате Митча.
  − Ты как всегда поставил меня перед фактом. Майло... ты... − договорить не дали тёплые губы, мягкие ладони и вкус шоколада.
  Завершив поцелуй, Майло взял упрямую девицу на руки и понёс на третий этаж. Зайдя в свою комнату, он тут же уложил её на кровать, сам навис сверху, любуясь своей женщиной.
  − Майло, ты что задумал? Неужели тебе в поезде было мало?
  − Тебя мне всегда мало, − какой же он любвеобильный и ненасытный.
  Обжигающие поцелуи на шее, руки, медленно расстёгивающие пуговицы, жар и истома, пробегающие по телу. Милена опустила руки ему на талию и стала расстёгивать ремень, как вдруг у Майло зазвонил телефон. Он не обращал на него внимания и продолжал раздевать свою красавицу, но телефон не унимался и пел всё громче и громче.
  − Майло, ответь, вдруг что-то важное, − проговорила томно дыша.
  − Если бы можно было убить человека силой мысли, то этот звонящий был бы уже мёртв, − пробурчал Майло и нехотя отстранился от Натсуми.
  Он достал трубку, клацнул по кнопке и приложил к уху, через секунду вскочил с кровати и стал яростно что-то обсуждать и спорить. Минут через десять оживлённого разговора Майло пришёл в бешенство: "Неучи. Ни на что не способны. За что я только вам такие деньги плачу? За то, чтобы я сам делал всю работу. Только попадитесь мне на глаза. Всем мозги прострелю", − прокричал в трубку Майло и отшвырнул телефон на кровать.
  Натсуми сидела на кровати и боялась что-нибудь спросить. Главарь мафии точно был не в духе.
  Блондин вылетел из комнаты и зашёл в соседнюю.
   "Судя по всему, это комната Митча", − подумала девушка, стараясь нормализовать дыхание. Она продолжала сидеть на кровати, как вдруг в комнату вернулся Майло.
  − Милена, сегодня ты отправляешься на первое задание, − голос Майло звучал настойчиво и не допускал возражений.
  Девушка удивлённо вскинула чёрную бровь и с настороженностью посмотрела на блондина.
  − В чём оно заключается? − спросила так спокойно, будто Майло на свидание приглашал, а не поручение давал.
  − Ты должна будешь посетить одну деловую встречу, припугнуть там одного человека и забрать у него кое-какие документы. В качестве охраны и для солидности с тобой поедут два моих человека.
  − Что значит припугнуть? Чем именно: тюрьмой, смертью, расправой с близкими, разорением бизнеса?
  − Милена, ты просто находка для нас. Мыслишь как бывалый мафиози. Возьмёшь у Митча его досье и сама решишь, чем и как его припугнуть. Самое главное это забрать документы. На крайний случай, если запугивание не поможет, можешь приказать моим парням убрать его.
  − Где, во сколько, и что делать после того, как я получу документы?
  − Встреча будет в четыре часа в кафе "Sea breeze", а в шесть ты должна будешь прибыть с документами в ресторан "Pharaoh", где я буду ждать тебя вместе с очень важным человеком.
  − А кто он?
  − Когда приедешь в ресторан, всё и узнаешь. Пока могу сказать только одно: если мне удастся с ним договориться, то наши дела пойдут ещё лучше. Он не последний человек в наших кругах, и если заручиться его поддержкой это будет просто замечательно.
  − Ты сказал, что в кафе мне нужно быть в четыре, а сейчас полтретьего. Мне нужно собираться.
  − Если понадобиться, Митч отвезёт тебя, куда скажешь. Потом он вернёт тебя обратно, и уже отсюда ты поедешь с моими людьми в кафе.
  − Но когда же я успею ознакомиться с информацией и разработать план запугивания?
  − А это входит в твоё задание. Думай сама, − сказал Майло и быстро вышел из комнаты.
  − Майло, ты просто... А, чёрт с тобой. Нужно найти Митча.
  Приведя себя в порядок, Натсуми отправилась прямиком в комнату Митча, забрала у него папку, спустилась в гараж, села в машину и не трятя даром время принялась быстро штудировать информацию. Митч, как и сказал Майло, возил его новояаленную подчинённую по совместительству подружку везде, куда она указывала. И во время этих разъездов Милена продолжала изучать данные.
  В итоге, когда Натсуми уже подъезжала к кафе, у неё был план действий.
  Всё прошло замечательно. Собеседник оказался очень сговорчивым, или может быть, серьёзный вид Мафиягёрл тоже подействовал на него, но он отдал ей все документы, и Милена с довольным видом отправилась в ресторан.
  Тем временем, Майло и Митч уже беседовали с возможным партнёром.
  − Майло, для чего ты меня сюда пригласил? Ты же знаешь, что сотрудничать с тобой я не намерен.
  − Ты в этом так уверен? А я подозреваю, ты скоро передумаешь, − ни капли не сомневаясь в своей правоте, ответил Митч.
  − Наше сотрудничество будет взаимовыгодным. Не только я, но и ты... мы оба окажемся в плюсе, − Майло не убеждал, он констатировал очевидный факт.
  − Майло, я наслышан о тебе, о твоих делах и заслугах, и это меня впечатлило. Но я так же наслышан и о твоём вспыльчивом характере, а вот эмоции в нашем деле это крупная помеха. Поэтому я предпочту вести свои дела с кем-то более адекватным. − Если я тебя не устраиваю, то можешь вести дела с моей партнёршей.
   "Куда мир катится? Сам Майло принял в свою группировку женщину", − криминалитет действительно был наслышан о своём конкуренте и о его пренебрежительном отношении к девкам-мафиози.
  − Твоей партнёршей? Моя разведка плохо работает. Я ничего о ней не знаю. Мне уже интересно.
  − Она должна появиться с минуту на минуту. Она привёзет те самые документы, и я думаю, мы сможем договориться.
  В это время в ресторан зашла Натсуми. Она сразу заметила Майло и прямиком направилась к его столику. Таинственный незнакомец сидел к девушке спиной, и она не видела его лица.
  − Простите за ожидание, − подойдя к столику, Натсуми своеобразно поздоровалась.
  Дань уважения японским традициям общения.
  − А вот и ты, мы как раз тебя ждём. Позволь представить... − Майло не договорил.
  Возможный деловой партнёр оглянулся, желая взглянуть на первую женщину в группировке Майло, и в эти секунды Натсуми обменялась с ним взглядами.
  − Милена?! − прокричал "таинственный незнакомец ", встав из-за стола.
  − Деймон! − вскрикнула она, вытаращив на парня глаза.
  − Вы знакомы? − блондин задал, наверное, самый глупый вопрос из всех, что можно было задать в подобной ситуации.
  Милена и Деймон, словно не заметив слова Майло, продолжали смотреть друг на друга.
  − Может быть, вы присядете, − спокойным голосом сказал Митч.
  − Да, пожалуй ты прав, Митч, − Милена тут же присела рядом с Майло.
  − Майло, она и есть твоя партнёрша?
  − Совершенно верно. Но сейчас это уже не так важно. Я требую объяснений, − на повышенных тонах чуть ли не приказом сказал Майло. − Милена, откуда ты знаешь главаря одной из крупнейших мафиозных группировок?
  Девушка с удивлённым видом посмотрела на Майло, а далее перевела взгляд на Деймона.
  − Деймон, так ты тоже? − она не стала продолжать свою фразу.
  − Да!!!
  − С трудом верится! Как давно ты занимаешься этим?
  − Я у тебя тоже самое хочу спросить. Давно ты связалась с мафией? − Деймон по привычке ответил вопросом на вопрос. − Пошла по нашим стопам! А мы с Эдрианом пытались уберечь тебя... Не вышло!
  − Не уходи от темы разговора, − сказала холодно, и это близкому другу.
  − Милена, пойми, то, как и когда Я попал в мафию, не имеет никакого значения. А вот как Ты связалась с мафией, да ещё и с Майло, вот это действительно интересно.
  − Может, вы мне объясните, откуда вы друг друга знаете, и как давно вы знакомы? − Майло начинал нервничать.
  − Мы знакомы не один год и знаем друг друга очень хорошо. Мы встречались два года, и чуть не поженились, − Деймон спокойным голосом ответил на вопрос Майло.
  Блондин застыл в немом молчании, а друг его поперхнулся, допивая кофе.
  − Зачем же было рассказывать в таких подробностях? − сквозь зубы проговорила Натсуми, смотря на серьёзные лица Майло и Митча.
  Майло сузил глазки и ухмыльнулся.
  − Милена, − проурчал блондин, − почему о твоей несостоявшейся свадьбе я узнаю только сейчас?
  − А ты раньше не спрашивал?
  Натсуми хотела ответить более резко, но сдержалась, чтобы не разозлить Майло.
  − Я так понимаю, ты не просто работаешь с Майло. Вы ещё и встречаетесь! − с уверенностью в голосе сказал Деймон.
  − А тебя что-то не устраивает, бывший жених? − прорычал Майло.
  − Майло, успокойся, − сказала Милена, успокаивая ревнивца. − Мы сюда не ругаться пришли, а заключать соглашение. Поэтому давайте лучше обсуждать дела, а не мою личную жизнь.
  − А что тут обсуждать. Я согласен! − сказал Деймон, потягивая кофейный ликёр.
  − На что согласен? Майло, вы тут всё уже без меня решили!?
  Майло ничего не ответил. Он молча смотрел то на Милену, то на Деймона.
  − Честно говоря, я не хотел сотрудничать с Майло, всё же мы конкуренты и из-за наших же амбиций не можем поделить некоторые сферы влияния, найти компромисс. Но он убедил меня, что переговоры я буду вести не с ним, а с его новоявленной партнёршей. Меня это заинтриговало, но не переубедило... − Деймон умеет забалтывать, произнося длинные речи. − Майло, ты ведь знаешь, баба есть баба... Она всегда другим местом думает. Иметь дела с женщиной слишком хлопотно, а в нашем бизнесе... что греха таить, в криминальном бизнесе, лишние хлопоты всегда связаны с неоправданными рисками. У женщин эмоции на первом месте и, какая бы деловая хватка у неё не была, заключать союз мафиозных группировок это не в бабской компетенции.
  − Майло, ты хотел, чтобы Я договорилась о сотрудничестве с мафией? − Милена смотрела на Майло в упор, а он продолжал молчать и что-то обдумывать. − Митч, может быть, ты мне объяснишь, чего он этим пытается добиться? − оглянулась на рыжего друга.
  Натсуми начинала нервничать и с каждой минутой скрывать лёгкую нервозность становилось труднее. Суженные глазки и недовольная ухмылка выдавали её.
  − Узнаю тебя! − Деймон слегка улыбнулся. − Давно я не видел тебя такой.
  − И не только такой. Мы не виделись два года, но сейчас мы не об этом говорим, − фыркнула Натсуми, даже не взглянув на бывшего жениха.
  − О делах поговорим в офисе. Сюда мы пришли только заручится согласием на сотрудничество. Поэтому думаю нашу встречу можно перевести из разряда деловой в разряд дружеской, − Деймон явно желал продолжить разговор о своей невесте, дела в тот момент его точно не волновали.
  − Хорошо, она согласна обсудить детали в офисе, − Майло было только на руку неожиданное знакомство Милены и Деймона, как бизнесмена и лидера криминальной группировки это его очень даже устраивало. − О времени договоримся отдельно, − договорил и демонстративно обнял Милену за талию. − А теперь я бы хотел узнать поподробнее про вас и ваши отношения, − как мужчину его настораживало общее прошлое его женщины и его соперника не дай Бог теперь не только на деловом, но и на любовном фронте.
  − А что именно тебя интересует? − спросил Деймон, догадываясь, каков будет ответ.
  − Всё!
  − Я не хочу быть предметом обсуждения, − резко заявила Натсуми, отодвинувшись от Майло.
  − Значит, тебе есть что скрывать! − проговорил блондин и пристально посмотрел на свою женщину.
  Майло собственник, он присвоил Милену себе, из-за этого ревность заиграла в нём с небывалой силой. Но стоит ли ревновать? Милена и телом и душой принадлежит ему единственному, Майло это знает, но ничего не может с собой поделать. Ревность штука опасная.
  − А если и так! Ты же мне о многом не рассказываешь. Почему я должна тебе обо всём говорить? − ещё бы немного и Милена перегнула бы палку, тогда Майло точно вспылил бы.
  − Милена, не зли меня, − взгляд холодный, голос твёрдый.
  − Майло, мы здесь не одни. Не стоит устраивать сцену при посторонних.
  − Это я-то посторонний! − обиженным голосом сказал Деймон, вклинившись в беседу двух влюблённых. − Вместе росли, в одну школу ходили, два года встречались, чуть не поженились, а теперь вдруг посторонним стал!
  − А почему свадьба расстроилась? − поинтересовался Митч, стараясь перевести беседу в другую сторону, но при этом не отклоняясь от общей темы разговора.
  − Милена отказалась переезжать со мной в другой город, сославшись на то, что не хочет бросать университет. А мне нужно было срочно уехать.
  − Ты мне толком ничего и не объяснил тогда. Поставил перед фактом. Я не могла бросить всё и сразу: маму, университет, а ты резко собрался и уехал. Даже не просто уехал, а пропал!
  − Милена, раз ты теперь сама в мафии, то я думаю, ты уже знаешь про Эдриана. Поэтому смысла скрывать больше нет. Я работал вместе с ним, и после его смерти мне нужно было срочно скрыться, чтобы его убийцы не достали и меня.
  Девушка мельком оглядела убийц своего брата, а именно Майло и Митча. Они продолжали сидеть, как ни в чём не бывало, будто Деймон не о них сейчас упомянул.
  − Сбежал, поджав хвост! − Майло перевёл ледяной взгляд на Деймона.
  − Майло, не язви, − фыркнула Милена.
  − Убежал, даже не подумав о ней. Раз она была твоей невестой, то её могли убить или похитить, − сказал Митч, соглашаясь с мнением друга.
  − Я хотел забрать её с собой, но она отказалась. Теперь я понял почему. Милена, ты меня просто не любила.
  − Что? Да как ты мог подумать о таком?
  − А что я ещё могу думать. С ним же ты уехала, − Деймон указал жестом головы на Майло.
  − Сейчас другая ситуация... − девушка не договорила, замолчала.
  Натсуми понимала, что ситуация такая же. Но теперь она бросила и маму, и учёбу, и, не задумываясь ни о чём, поехала за Майло.
  − Значит, ты действительно его любишь! − Деймон попал в точку, и все четверо это прекрасно понимали.
  − Прости! Да, ты прав!
  − Да ладно, не переживай, − только тогда парень поймёт, как дорога ему девушка, когда увидит её с другим. − Если ты считаешь, что будешь счастлива с ним, то я только рад за тебя, − тяжело ему было строить из себя этакого парня из категории "расстались друзьями", − а тем более работать с Майло будет вдвойне приятно, ведь я буду общаться с тобой, − сей факт разогревал былые чувства, внезапно вспыхнувшие, и пробуждал надежду.
  − Деймон, не смей клеиться к Милене, − прорычал нынешний ухажёр.
  − Майло, не ревнуй, − спокойно посоветовал прошлый кавалер.
  Вдруг у Деймона зазвонил телефон.
  − Простите, но я должен ответить на звонок.
  Пока Деймон разговаривал по телефону Милена и Майло прожигали друг друга глазами.
  − Вы друг в друге дырку прожжёте, − сказал Митч, обращаясь к парочке.
  − Извините, но мне нужно срочно идти. Возникли неотложные дела, − Деймон быстро покинул ресторан.
  − Милена, поздравляю с успешным выполнением первого задания! − вдруг сказал Митч, проглядывая документы.
  − А я поздравляю с успешно заключённой сделкой. Если бы не ты, то наши переговоры могли бы зайти в тупик, и мы бы потеряли очень выгодного делового партнёра и союзника.
  − Но я ничего не сделала! Если бы на его месте был бы кто-то другой, то не факт, что переговоры завершились бы успехом. Ты не предоставил никакой информации, никаких данных. Как же я должна была... − Милена замолчала. Обдумав несколько секунд посетившую её голову мысль, она продолжила: − Ты заранее всё продумал! Так вот зачем ты привёз меня сюда. Я думала, ты соскучился, хочешь, чтобы я была рядом, а я была нужна для сделки! − не громко, но как-то зловеще рассмеялась. − Какая же дура, надеялась, что ты хоть немного любишь меня, а ты только используешь меня.
  Натсуми встала и хотела уйти, но Майло её остановил.
  − Куда это ты собралась? Сядь и не дури. Ты что такое говоришь? Не собирался я тебя использовать. Я не знал, что он был твоим женихом.
  − Я не верю тебе!
  − Милена, успокойся. Я, правда, не знал. Найти информацию о бывших ухажёрах обычных людей не так-то просто. А его бывшие невесты меня не интересуют.
  − Мы не хотели тебя использовать, как ты выразилась, − Митч, что на него не похоже стал пытаться примерить вот-вот разругавшуюся парочку. Обычно он не лез в любовные дела Майло, хотя серьёзных отношений у блондина раньше и не было. − Ты работаешь с нами, поэтому мы и пригласили тебя сюда, принять непосредственное участие. А вот о том, что ты знакома с мафиози мы даже не догадывались. Ну у тебя и связи!
  − До сегодняшнего дня я сама не знала кто он. После того как от вас я узнала про брата, я стала подозревать что и Деймон как-то связан с мафией, он же лучший друг Эдриана. Но что он главарь мафии... О таком я даже и не думала.
  − С кем ещё из друзей брата ты знакома? Может среди них ещё есть интересные личности не совсем чистые перед законом?
  − У Эдриана было мало друзей, впрочем, как и у меня. В основном мы и дружили втроём: Я, Эдриан и Деймон. Неразлучная троица.
  − Значит, больше знакомых-мафиози у тебя точно нет.
  − Думаю, что нет. Но если, например Пауло окажется нечист перед законом, я, наверное, уже не удивлюсь.
  − Милена, расскажи нам про тебя и Деймона, − Митч сказал в более мягкой форме, нежели Майло.
  − Зачем вам это нужно знать? Я же не прошу Майло рассказать про его подружек, так зачем я должна говорить про меня и Деймона.
  − Если бы было о ком рассказывать, я бы тебе рассказал, − ответил Майло. − Только серьёзных отношений у меня ни с кем не было. Так, мимолётные встречи, секс и ничего больше. А вот у вас было всё серьёзно! Рассказывай давай, не томи, − Майло так посмотрел на Милену, что она невольно начала рассказ.
  − Мы с детства дружили. Ходили в одну школу. Деймон и Эдриан учились в одном классе, потом они вместе поступили в университет в другом городе и уехали. Когда они вернулись, я сама была уже студенткой, первокурсницей. Между мной и Деймоном вспыхнула искра. Мы стали встречаться. Я была безумно счастлива. Наши отношения длились почти два года, а потом он сделал мне предложение. Свадьба должна была состояться летом. Но неожиданно убили моего брата, а Деймон в срочном порядке уехал. Я отказалась уезжать с ним. Я не могла оставить маму одну после того что случилось с Эдрианом, да и бросать университет не хотелось... Деймон не звонил и никак не сообщал о себе, пропал, одним словом. Я страдала, мне было больно, но я смирилась. Продолжила жить дальше. Переехала на квартиру брата, продолжила учёбу. А через два года встретила Вас, и вся моя жизнь круто изменилась.
  Милена закончила рассказ и замолчала. Парни тоже молчали. Так прошло минут пять.
  − Значит так. Мне всё равно, что там было у тебя с Деймоном. Сейчас ты моя, и это главное, − Майло приобнял девушку и поцеловал.
  − Майло, я устала и хочу домой, − тихим голосом сказала Милена.
  − Хорошо. Домой так домой, − Майло не только вспыльчивый, иногда и отходчивый.
  Блондин подозвал официанта, расплатился, и все трое покинули ресторан.
  Через некоторое время вернулись в особняк. Милена сразу отправилась в свою комнату. Приняла душ, расслабилась, успокоилась. Выйдя из душа, она переоделась и спустилась вниз.
  Митч и Майло играли в бильярд. Милена подошла к ним.
  − Милена, а вот и ты. А я уже успел соскучиться, − подойдя к девушке, Майло сразу её поцеловал.
  − Майло, не подлизывайся. Я ещё обижена на тебя.
  Милена отошла от блондина и присела на кожаный диван. Майло недовольно ухмыльнулся и продолжил игру. Девушка наблюдала за игрой и о чём-то думала.
  − Милена, о чём призадумалась? − вдруг спросил Митч.
  − Я... я всё думаю о нашем первом совместном деле.
  − Если хочешь спросить, что мы сделали с Максом, то спрашивай напрямую. Нечего искать обходные пути, − сказал Митч, натирая кий.
  − Митч, ты мысли читаешь? − улыбнулась. − Так что с ним? Он уже мёртв?
  − Если ты знаешь, что он мёртв, зачем спрашиваешь? − поинтересовался Майло.
  − Я не знаю, мёртв он или нет. Я только предположила, что, скорее всего вы уже убили его.
  − Верно предположила, − Майло с одного удара загнал три шара в лузы. − Мы узнали всю необходимую нам информацию и убили его. − Майло специально не упомянул про Дерека. − Потом нам пришлось вернуться сюда, − Майло договорил и снова ударил по шару.
  − Мы не рассчитывали, что задержимся надолго, поэтому сразу тебя брать с собой не стали, − продолжил Митч.
  − Ясно, − Милена снова призадумалась, а парни продолжили игру, попутно что-то обсуждая.
  Милена понимала, что говорят они о ней, но о чём именно, она только могла догадываться.
  − Майло, ну так как? − проговорил Митч, вертя в руках кий.
  − Ты снова об этом. Я же сказал что подумаю.
  − А чего тут думать? В нынешней ситуации хочешь ты того или нет, а нам придётся учить её, для её же безопасности.
  − Хотелось бы поспорить, да не могу. Ты прав, чёрт тебя дери, − Майло тяжело вздохнул и со всей силы ударил кием по шару, разбив пирамиду.
  Майло очень не нравилась эта идея, он не хотел, чтобы любимая женщина познала ещё больший ужас мира криминала, мира мафии. Но он прекрасно понимал, что теперь, по его вине, Милена почти официально принята в мафию, а это значит что теперь и она "под прицелом" и чтобы выжить должна научиться хотя бы элементарно постоять за себя. Майло уже жалел о том, что начал втягивать Милену в свой мир, но в то же время он желал этого. Майло словно разрывался, но добрый Майло уже давно проиграл. − Милена! − обратился Майло обернувшись. − Поздравляю!!! С завтрашнего утра у тебя начнутся будни мафии! Ты почувствуешь на себе всю прелесть и всю тяжесть нашей развесёлой жизни полной опасности и приключений, − Майло старался вести себя как можно естественнее.
  Митч только покачал головой, понимая, что сейчас Майло только играет роль мафиози, пряча за маской наглости свои истинные эмоции. Митч понимал серьёзность всех слов, хоть они были сказаны словно в шутку, он ведь тоже не хотел втягивать Милену, но обратного пути, по их мнению, уже не было.
  Девушка с подозрением посмотрела на Майло. Её насторожили его слова. Какая прелесть может быть в жизни мафии? Да к тому же это точно не весело. Она старалась привыкнуть к новой жизни, но при этом всё равно ей было не то ятобы страшно, а скорее немного боязно. Как-никак, а она подалась в мафию не от плохой жизни, а лишь по любви. Не романтично и очень глупо. Мафия − это серьёзно и женщинам там не место. Милена, Майло, они оба это прекрасно понимали, но не решались сказать друг другу об этом. Глупо, очень глупо.
  − Милена, детка, не смотри так на меня!
  − Митч, что вы задумали? − спросила не у возлюбленного, а его лучшего друга.
  Всё же Митч незаменимый друг и товарищ теперь не только для Майло, но и для Милены.
  − Ничего особенного, − ответил рыжевласый френд. − Мы лишь заботимся о тебе, − оказывается парням знакомо слово забота. Кто бы мог подумать. − Связавшись с нами, ты волей-неволей внедрилась в преступный синдикат. А будучи в мафии чтобы тебя уважали нужно быть очень умным, хитрым, обладать сильным характером. Эти качества в тебе присутствуют, причём с лихвой. Но зачастую этого бывает недостаточно. Чтобы выжить нужно уметь бороться за свою жизнь. Мы тебя этому научим.
  − Кажется, я начала понимать. Вы хотите научить меня стрелять и драться!
  − Ты всегда схватываешь на лету, − Митч по-дружески, искренне улыбнулся.
  − Тогда с чего начнём? − глаза Милены загорелись в предвкушении.
  − Как с чего? Со всего и сразу, − ответил Майло, попутно забив очередной шар.
  − Как сразу? Может быть по очереди. Научусь одному, перейдём к другому, − Милена посмотрела невинными глазками на Майло.
  − Нет. Учиться будешь всему, но по очереди. Заниматься будешь согласно расписанию.
  − Какому ещё расписанию?
  − Обычному.
  − Завтра всё узнаешь, − сказал Митч, − а сейчас расслабься. Не хочешь присоединиться к нам?
  − Нет, спасибо. Я не люблю бильярд.
  − Тогда, может в покер? − предложил Майло, состроив при этом лицо как у хитрого лиса.
  − Майло, неужели я похожа на человека, который умеет играть в покер? − изобразив лёгкое, едва уловимое удивление, Милена постаралась сохранить образ пайдевочки.
   "Давненько я азартными играми не баловалась", − и вновь в памяти всплыли воспоминания о брате.
  Эдриан в своё время обучил сестрёнку игре в покер, пытаясь привить ей интерес к азартным играм. Поэтому Милена точно не новичок, но она ещё та хитрюга, решила обмануть новоявленных соперников.
  − Мы тебя быстро научим! − у Майло от азарта глаза загорелись, впрочем, как и у Митча, да и у самой Милены.
  Майло, чётко будто скороговорку читая, проговорил правила, объяснил комбинации и тут же раздал карты. Он рассказал всё так быстро, что, если бы Милена сама не умела играть, она бы почти ничего не поняла.
  Началась игра. Сначала играли без ставок, для ознакомления с правилами. Милена специально проигрывала, чтобы парни ничего не заподозрили, и ей удалось их обхитрить. Майло с Митчем не считали Милену за достойного соперника и не брали её в расчёт, заостряя своё внимание друг на друге, уж они-то бывалые игроки, но у Милены был отличный учитель − Эдриан. Когда стали играть на ставки, обманщица начала выигрывать. Флэш, ФулХаус, Каре − комбинации более низкого достоинства она не собирала.
  Митч и Майло были удивлены. Недооценили они соперницу, проигрались по полной. Милена сорвала банк, как говорится.
  − Детка! Или ты умеешь играть и просто нас обманула, или ты настолько умная, − проговорил Майло, проиграв последнюю шоколадку.
  − Новичкам везёт, − это была её любимая фраза этим вечером.
  Майло проигрался в пух и прах и обиженный на весь белый свет ушёл спать, а Милена с Митчем продолжили игру. Играли они почти всю ночь, а потом сонные еле добрели до спальных комнат.
  
  Раннее утро. Не прошло и часа, как место ночной тьмы заняли солнечные лучики, которые зайчиками прыгали по спальне, озаряя комнату ярким, тёплым, мягким светом. Но Милена не чувствовала, как солнце нежно заигрывало с ней. Она спала, спала как младенец.
  − Ну вставай уже, а! − как сквозь вату долетал недовольный голос Майло. − Хватит мои подушки эксплуатировать! Одну слезами заливаешь, на другой умудряешься спать так, что из неё все перья сейчас повылезают.
  Милена покрепче обняла обожаемую подушку и пробурчала:
  − Нормальному человеку, чтобы выспаться, нужно ещё пять минут... Так что отстань...
  Со стоном разочарования Майло вышел из комнаты.
  − Митч! − раздался его крик в коридоре. − Иди буди эту спящую красавицу! Митч? Митч, чёрт тебя возьми! Ну ты-то какого спишь? Вот фиг вы у меня ещё до трёх ночи в карты поиграете! − Майло был очень ворчлив этим утром. По неразборчивому мату, донёсшемуся из комнаты хакера Милена поняла, что Митч тоже не намерен вставать в такую рань. − Даю десять минут на сборы, и только попробуй не уложиться, − прокричал Майло, вернувшись в спальню и стащив с Милены одеяло.
  Она что-то пробурчала в ответ, но увидев недовольное лицо Майло, тут же встала.
  − Не забудь захватить с собой мой подарок, − добавил Майло и вышел в коридор, а девушка пошла в ванную комнату.
  На сборы ушло минут десять по истечении которых Милена спустилась в гостиную. На лестнице она повстречалась с несколькими подчинёнными своего любовника. Все они вежливо поздоровались с подружкой главаря и как-то странно покосились на её пистолет, который девушка свободно несла в руке, даже не стараясь его куда-либо припрятать.
  − Минута в минуту, − сказал Майло, заметив Милену на лестнице. − Люблю, когда женщины не опаздывают.
  − Майло, зачем ты вытащил меня, спящую, из тёплой и уютной кровати, которая, кстати, очень была бы рада кроме меня видеть ещё одного ласкового и любящего человека?
  − Как зачем? Я же вчера говорил тебе, что с сегодняшнего дня начнутся твои занятия и первым по расписанию стоит стрельба.
  Милена зевнула и подошла к Майло.
  − Майло, я умираю, как хочу спать. Я сейчас даже в слона с полуметра не попаду. Какая стрельба?
  − Не спорь! Я сказал, значит так и будет.
  Майло бодрым шагом пошёл по коридору, а ученица поплелась за ним. Минут через пять они оказались в тире, располагавшемся в подвале дома.
  − Начнём с основ, − с умным видом начал Майло. − Любой пистолет состоит из...
  − Я в курсе. Из мушки, ствола, возвратной пружины, затвора, выбрасывателя, бойка, ударника, гривка с прорезью, курка, разобщителя, рукоятки пистолета, боевой пружины, защёлки магазина, крышки магазина, пружины подавателя, корпуса магазина, спусковой скобы, патронника и рамки, − Милена на одном дыхании проговорила названия всех частей пистолета, упустив пару незначительных деталей. − Я же говорила, что меня брат учил стрелять.
  Майло был, мягко говоря, ошарашен познаниями Милены. Умника из себя состроить ему точно не удалось.
  − А он учил стрелять из пневматики или огнестрела?
  − Конечно же, из пневматического оружия. Кто бы мне огнестрельное доверил?
  − Я, например, − блондин покосился на подаренный им же пистолет.
  − А может, пневматическим обойдёмся? Мне от боевого оружия как-то не по себе. У меня и опыт с пневматикой имеется, скудный правда.
  − Опыт стрельбы из огнестрела у тебя тоже есть, по себе знаю, − Майло потёр простреленную Миленой руку. − Так что стрелять будешь из боевого пистолета.
  − В таком случае я вся внимание.
  − Начнём со знакомства с твоим оружием. Итак, в руках у тебя Fabrique Nationale Five-seven, Файв-Севен, именно так, а не Пять-Семь! Полноразмерный самозарядный пистолет, разработанный и производимый бельгийской фирмой. Снабжён полностью регулируемыми или фиксированными прицельными приспособлениями, кроме того к нему можно установить различные тактические фонари и лазерные целеуказатели. Тебе должен подойти. У него высокая точность стрельбы, главным образом за счёт малой отдачи и высокой скорости пули − шестьсот пятьдесят метров в секунду.
  − Высокая точность! А какая именно?
  − Проявляешь интерес, это хорошо. Эффективная дальность стрельбы пятьдесят метров, максимальная дальность полёта пули составляет одна тысяча пятьсот десять метров.
  − Далековато будет.
  − В самый раз. Продолжим: Five-seven снабжён двадцатизарядным коробчатым магазином, рассчитанным на двухрядную подачу патронов, что значительно упрощает перезарядку. Патрон 5,7×28 мм обладает более настильной траекторией и меньшей отдачей, что улучшает управляемость пистолета. Но звук и вспышка выстрела, производимые патроном, значительны, хотя это мелочи.
  − Опасная игрушка.
  − Вот поэтому Five-seven мой любимый пистолет, а когда он в сочетании с удлинённым стволом и глушителем ему вообще цены нет. Между прочим, ты меня из такого же пистолета чуть не пристрелила, − Майло вынул свой пистолет, аналогичный оружию Милены. − С основами разобрались, приступим непосредственно к стрельбе. Вот держи, − блондин протянул девушке магазин и патроны. − Думаю, разберёшься, а я остальным займусь.
  Пока Милена снаряжала магазин патронами, да и вообще готовила оружие, Майло взял кусочек мела и стал чертить на полу квадрат.
  − Ты что делаешь? − поинтересовалась ученица, отложив заряженный пистолет в сторону.
  − Сейчас всё поймёшь, − Майло дочертил квадрат с диагональю, отложил мел в сторону и подошёл к Милене.
  Он приподнял её, словно она манекен, развернул и поставил в центр квадрата. Далее блондин прижал ладони к её ногам и стал раздвигать их.
  − Майло, ты что творишь? Ну не здесь же.
  − Какие пошлые мыслишки в такой милой головке, − Майло ухмыльнулся. − Я всего лишь ставлю тебя в правильную стойку.
  − А словами объяснить никак? Я бы и без твоей помощи справилась.
  − Согласись, так же интереснее. Так, с ногами разобрались. Запоминай, как нужно стоять, в следующий раз квадрата не будет.
  − А зачем он вообще нужен?
  − Плохо тебя брат учил. Объясняю: квадрат на полу − ширина соответствует ширине плеч, центр квадрата это центр тяжести. На дальнем конце диагонали размещается левая стопа, на ближнем конце диагонали размещается правая стопа. Кроме этого чтобы принять правильное положение нужно присесть, − Майло надавил рукой девушке на плечо, и она под его натиском немного присела. − Примерный угол между бедром и голенью девяносто градусов. Вот так, умница, быстро схватываешь. Держи спину ровно, плечи перпендикулярны линии огня. Теперь рассказываю, как правильно держать пистолет. Пока ты будешь стрелять способом "с двух рук". Итак, стреляющая рука спереди поддерживается второй рукой, что придаёт оружию дополнительную устойчивость. При этом необходимо большим пальцем стреляющей руки обязательно прижимать пистолет сбоку. Большой палец поддерживающей руки прижимает в свою очередь большой палец стреляющей руки, уплотняя его на боковой поверхности оружия. Такой захват позволяет полностью ликвидировать "сдёргивание" пистолета при выстреле и заметно улучшить точность стрельбы, − Майло руководил Миленой как кукловод. − В боевой стрельбе оружие как бы находится в одной точке, поэтому пистолет нужно поставить на центр груди − точка слегка выше солнечного сплетения, локти прижимаются к рёбрам. Руки с оружием двигаются только вперёд в точку, ни в коем случае оружие Не двигается вверх-вниз, только вперёд. Приседаешь и оружие у тебя перед носом в точке. Ни в коем случае не опускай голову к оружию, голова держится только прямо. Теперь попробуй удержать точку в этом положении хотя бы минут пять. Далее эту стойку будешь отрабатывать в маятнике, делая короткие тычки в стороны в краях.
  Усердная ученица послушно выполняла все указания.
  − Молодец. У тебя неплохо получается. Теперь перейдём непосредственно к стрельбе. Самое главное: Обязательно во время упражнений напрягай нижнюю часть живота! Иначе в движении тебя начнёт разбалтывать. Напряжение живота является обязательным для стрельбы. Как говорится − целься животом, и пуля попадёт туда куда хочешь!
  − Оригинально сказано.
  − С руками, ногами разобрались, но это, по сути, не так важно.
  − Целый час, если не больше ты руководил мною словно куклой, а теперь оказывается это не так уж и важно, − Милена начала возмущаться, только вот у Майло в одно ухо влетело, в другое вылетело.
  − Не цепляйся к словам. Большое количество ошибок при стрельбе возникает от неправильного удержания пистолета, положения рук и неправильной стойки, но как бы это банально не звучало, без правильного дыхания от стойки будет мало толка. Главное научиться правильно дышать. Всё дело именно в дыхании, оно влияет на стрельбу самым непосредственным образом. При стрельбе из пистолета на вдохе рука с оружием поднимается, на выдохе − опускается. Следовательно, в момент прицеливания и спуска курка нужно сделать дыхательную паузу. Нельзя делать паузу на полном вдохе − при этом создаётся напряженное положение. Нельзя делать дыхательную паузу на полном выдохе, как это делают снайперы-винтовочники. Стрелки из пистолета прилагают гораздо большее усилие для удержания оружия, и кислородное голодание у них наступает быстрее, чем у винтовочников. Вот собственно и вся теория. А теперь... прошу, − Майло жестом указал на мишени красовавшиеся вдалеке.
  Милена выстрелила и попала в десятку. Неудивительно, после прослушанного курса под руководством самого Майло.
  − Любимый, ты отличный учитель! А я в свою очередь отличная ученица! − скромностью она явно не страдает.
  − Ты себя любишь, − сказал он, улыбнувшись правым уголком рта.
  − Ещё бы! Сама себя не похвалишь − никто не похвалит!
  − Для начала потренируешься стрелять в статике, а потом будем учиться стрелять в движении. − Майло был серьёзен, но при этом его глаза улыбались.
  − Отлично, а я уже боялась услышать о тренировке по движущейся мишени, роль которой будет исполнять Митч, − легонько засмеялась.
  − Нет. По Митчу стрелять не будем. Five-seven пробивает кевларовый бронежилет, − пояснил он.
  − Вот это Да!!! − воскликнула Милена, посмотрев на свой пистолет.
  Майло ухмыльнулся и наконец-то отошёл от девушки, дав возможность вдоволь настреляться. Она отстреляла не одну обойму. То, что Милене нравится палить по мишеням она и Майло поняли ещё при прошлом посещении тира, но тогда, впрочем, как и теперь, никто из них не знал, к чему всё это приведёт.
  Так началось утро.
  После тира Майло повёл Милену в гараж, где её дожидался Митч. Он усадил девушку за руль и принялся объяснять основы управления автомобилем:
  − Начнём с теории, а именно с краткого представления об автомобиле: 1 − Двигатель − приводит автомобиль в движение...
  − Митч, − перебила она парня, − я, конечно, не разбираюсь в автомобилях, но уж для чего нужен двигатель знаю.
  − Какие мы обидчивые, − автоинструктор улыбнулся и покачал головой. − Продолжим...
  Митч разъяснял всё на доходчивом новичку языке, обходясь бытовыми словами, не углубляясь в проф словечки. Милена старательно пыталась всё уяснить, не пропуская ни одной детали, хотя и пребывала в лёгком шоке от излишка замудрённой информации.
  − Всё уяснила? − завершил краткий вводный курс касаемый строения автомобиля.
  − Вроде да, − Милена утвердительно мотнула головой.
  − Теперь переходим к знакомству с органами управления автомобиля. Итак, запоминай: Основные органы управления: Рулевое колесо − Руль надо держать двумя руками, избегать управления одной рукой. Отрывать руку от руля следует только при необходимости, например, при перехвате руля на повороте, при переключении передач, при включении стеклоочистителей на ходу и т. д. Пижонство в управлении одной рукой может привести к неприятности: при наезде колесом автомобиля на препятствие или при проколе колеса одной рукой руль можно не удержать. − И это говоришь мне ты − лихач Митч.
  − У меня опыт вождения ого-го, а ты новичок, так что молчи, не перебивай и слушай дальше, − лекция продолжилась.
  Педаль сцепления, педаль тормоза, педаль акселератора, рычаг управления КПП, рычаг стоячего тормоза... − знакомые многим даже не автолюбителям слова, но вникнуть в суть всего и сразу задачка не из лёгких.
  − Митч, у меня сейчас голова кругом пойдёт, − проговорила Милена, переведя взор с панели управления на инструктора.
  − Милена, да что у тебя такое лицо загруженное? Расслабься! − Митч слегка улыбнулся. − С органами управления ознакомились, теперь приступим к упражнениям по отработке элементов управления. Итак: сидим удобно и свободно, обзор из автомобиля хороший и спереди, и сзади; руки удобно и правильно лежат на рулевом колесе; ноги свободно достают до педалей, − в отличие от Майло Митч не лапал Милену и вообще старался лишний раз не прикасаться к ней, всё же Майло очень ревнивый. − Тренируем левую ногу. Выжимай педаль сцепления быстро и до упора в пол. Достаточно быстро отпусти её на одну треть хода и затем плавно и медленно до полного освобождения. Сделай это упражнение несколько раз: пусть нога привыкнет к упругости педали.
  − Как скажешь, − Милена беспрекословно выполняла все указания.
  − Тренируем правую ногу. Пока двигатель не работает, нажимать на педаль акселератора мы не будем. Правая нога находится над педалью акселератора, слегка её касаясь. Переноси ногу на педаль тормоза и нажимай на неё. Для координации правой ноги это упражнение проделай несколько раз с различным усилием нажатия на тормозную педаль. − Митч решил добиться, чтобы Милена уже этим днём начала управлять автомобилем, поэтому он продолжил курс начального обучения. − Тренируемся включать передачи. Выжимай педаль сцепления. Правая нога при этом должна быть над педалью акселератора, не нажимая на неё. Спокойно и чётко переводи рычаг в положение I передачи. Далее при выжатой педали сцепления проделай переключения передач последовательно по восходящей и в любом порядке... Да что ты творишь?! − прокричал Митч, когда Милена резко дёрнула рычаг. − Помни: механизм любит чёткость и плавность.
  Добросовестная и послушная ученица повторила попытку, всё получилось довольно сносно. Митч облегчённо выдохнул.
  − Так, с этим разобрались. Теперь переходим к самому интересному. Запуск двигателя.
  − Митч, а может не сегодня. У меня же руки трясутся.
  − Не дрейфь. Итак, убедившись, что автомобиль на стояночном тормозе, выжимай педаль сцепления и устанавливай рычаг переключения передач в нейтральное положение. Убедись, что рычаг КПП стоит в нейтральном положении, поворачивай ключ зажигания по часовой стрелке до срабатывания стартёра. Как только двигатель запустится, ключ зажигания надо сразу отпустить. Когда двигатель будет запущен, не бросай педаль сцепления, а медленно попробуй её отпустить. В случае если автомобиль дёрнется, немедленно выжми педаль сцепления и выключи передачу. А для того чтобы избежать любых случайностей, перед запуском двигателя проверь, затянут ли "ручник". Эта мера предосторожности исключит перемещение автомобиля в том случае, если передача оказалась включенной. Двигатель тогда просто заглохнет.
  Милена выполняла все указания и рекомендации и к её удивлению и радости у неё неплохо получалось. Она уже было решила, что на этом первый урок закончится, но Митч не отступал от намеченного им плана:
  − Молодец! Двигатель завели, теперь переходим к следующим этапам: Трогание автомобиля с места, движение по прямой, торможение и остановка.
  На первый раз Митч сам выкатил автомобиль на улицу, припарковал его на площадке близ гаража.
  − Первым делом будем отрабатывать момент срабатывания сцепления. Итак, Правая нога находится над акселератором. Выжимай педаль сцепления, включай I передачу. Держи сцепление выжатым, вот так хорошо, снимай автомобиль с "ручника". Чтобы не пропустить момент срабатывания сцепления, педаль сцепления начинай отпускать очень медленно, наблюдай за поведением автомобиля. Момент срабатывания сцепления ты почувствуешь по оборотам двигателя. При срабатывании сцепления двигатель будет нагружаться, обороты его будут падать. Левая нога должна запомнить это положение срабатывания. После некоторой задержки снова выжми педаль "в пол" и выключи передачу. Умница!
  − Митч, а почему двигатель не заглох?
  − Если двигатель снизил обороты, но не заглох, цель упражнения достигнута. На будущее, если двигатель заглохнет, то перед его повторным запуском не забудь выключить передачу. Так, проделай это упражнение ещё несколько раз, а я пока покурю.
  Митч вышел из автомобиля, отошёл на несколько шагов, оставив Милену наедине с машиной. Она продолжала выполнять упражнение, а Митч одобрительно кивал головой. Докурив, он вернулся в машину.
  − А теперь будем трогаться. В общем, чтобы тронуть автомобиль с места, двигателю нужна определенная мощность, которая зависит от его оборотов. На оборотах холостого хода, на которых работает двигатель без нагрузки при отпущенной педали акселератора, мощность его минимальна. В момент трогания автомобиля двигатель нагружается, преодолевая сопротивление качению автомобиля, и чтобы он не остановился, надо добавить ему обороты, слегка нажав на педаль акселератора. Да не грузись ты так. Мне же надо умного из себя состроить, − автоинструктор улыбнулся. − Всё, больше грузить теорией не буду. Итак, перед тем как тронуться, попробуй для начала просто прибавить обороты, то есть поработать только правой ногой. Нажимать на педаль акселератора надо очень осторожно. Двигатель без нагрузки будет чутко реагировать. Обороты контролируем на слух. Теперь приступай к выполнению упражнения. Подготовительные операции те же: выжимай педаль сцепления; включай I передачу; отпуская педаль сцепления, найди положение срабатывания. Вот, уже гораздо лучше, времени зря не теряла, пока я курил. Ну а теперь, добавив обороты педалью акселератора, педаль сцепления отпускай буквально на один-два миллиметра, держа левую ногу в напряжении, автомобиль начнёт двигаться вперёд. Теперь педаль акселератора можешь слегка освободить.
  − Почему?
  − При устойчивом движении мощность двигателю уже не нужна. Сцепление, не забывай про сцепление, его полностью отпускаем.
  − Митч, ну почему машина дёргается? − Милена начинала ещё больше нервничать.
  − Ничего страшного. Не волнуйся. При трогании ты слишком резко отпустила сцепление, вот автомобиль и дёрнулся. Попробуй ещё раз.
  − Ну вот, теперь совсем заглохла, − расстроено прошептала после очередной неудавшейся попытки.
  − Теперь при отпускании сцепления обороты были недостаточны. Пробуй ещё раз.
  − Если я вам машину доломаю, я не виновата.
  − Этой тачке уже ничего не страшно. Не отвлекайся. Вот, уже лучше... Так, стоп, стоп, стоп, сбавь обороты, двигатель ревёт. Ты разве не слышишь?
  − Слышу, и что?
  − Когда обороты слишком большие и добавлены раньше, чем сработало сцепление, двигатель начинает реветь, что не очень-то желательно.
  − Ясно, − только и ответила Милена.
  Отработав упражнение несколько раз, новичок автовождения всё же смогла сделать всё как надо. Митч расплывался в улыбке. Способная ученица ему досталась.
  − Идём дальше.
  − Ты хотел сказать едем.
  − Ну да. Прокатив автомобиль по прямой несколько метров, выжимай сцепление и правой ногой притормаживай. После остановки автомобиля сразу выключай передачу.
  − Аааааа, Митч, что это было? Нет ничего смешного.
  − Не пугайся. При торможении автомобиль слегка "кивнул". Это значит, тормозная педаль была нажата слишком сильно. Не торопись, повтори попытку, спокойно анализируй свои действия.
  Этот день Милена запомнит на всю жизнь. Она всегда мечтала научиться водить машину, но даже не догадывалась, что это так сложно, хотя для новичка у неё очень даже неплохо получалось, всё же она не просто посидела за рулём, а уже добилась того что автомобиль под её чутким руководством начал движение.
  − Теперь движение назад, − автоинструктор не унимался.
  − Митч, а не рановато ли? Я же первый день за рулём.
  − Надо испытать всё и сразу. Итак, слушай и запоминай.
  − Я всё утро только этим и занимаюсь.
  − Милочка, уж полдень.
  − Вот именно, а я ещё даже не завтракала.
  − Это не ко мне, а к Майло. Не отвлекайся, − Милена вздохнула и продолжила слушать курс молодого бойца, как она про себя окрестила её тренировки; только вот бойца из неё будут делать чуть позже, а она об этом даже и не догадывалась, хотя где тут, когда Митч грузит автозаморочками. − При движении назад сидеть надо так, чтобы было удобно и хорошо видно, куда автомобиль движется. Для этого развернись на сиденье в пол-оборота вправо. Левую руку положи на обод рулевого колеса сверху по центру, правую руку перекидывай через спинку своего сиденья, свободно облокотившись на неё. Убедись что тебе хорошо видно через заднее стекло автомобиля всё пространство за ним. В таком положении, не глядя на педали, попробуй выжать сцепление и плавно его отпустить, теперь включай заднюю передачу, можешь сесть удобно, только не забывай держать сцепление выжатым. Замечательно, теперь правой ногой слегка добавляй обороты, всё делаем на слух. А теперь тормози.
  Милена выполнила всё, что было велено и у неё получилось, она сделала всё правильно.
  Как оказалось, Митч объяснял и показывал всё быстро, но очень понятно. В общем, через несколько часов после начала инструктажа, Милена уже не просто пробовала управлять машиной, а уже управляла ею на огромной поляне за домом.
  Далее по расписанию был урок самообороны. Майло отвёл начинающего борца в спортивный зал. Там он пытался обучить её основным приёмам самообороны, но со спортом Милена явно не на "Ты".
  − Майло, я не Джеки Чан и не Брюс Ли. Ну что ты от меня хочешь, если мне это не дано, − простонала измученная Милена, когда Майло в очередной раз уложил её на лопатки.
  − Не вопи! Как тебе удаётся сохранять фигуру без физических упражнений?
  − Секрет, − только и простонала, пытаясь встать с пола.
  Помучавшись с Миленой несколько часов и почти не добившись результата, блондин усадил девушку на тренажёры. После тренажёров ей дали часик на отдых. Она приняла душ, позавтракала около шести вечера, а потом Майло снова повёл её в тир. После тира он усадил Милену за компьютер. Документы, файлы, данные: это нужно было изучить, во всё вникнуть, и ещё желательно отсортировать. Майло раскрыл ей доступ к различного рода информации, в основном связанной с теневым бизнесом. Доступ к его легальному бизнесу был закрыт даже для Милены, по-прежнему не знавшей о принадлежащих ей заводах убиенного Дерека Либстера. Майло немногим ранее ловко обхитрив Милену, получил её автограф на доверенности, дававшей ему право распоряжаться всем её бизнесом. Сама того не ведая бизнесвуман временно сняла с себя полномочия управленца передав свои заводы Майло. Вот так, не привлекая излишнего внимания со стороны всевозможных госорганов Майло заполучил-таки заводы немногим уступавшие фабрикам групп-компании Hotoshiro Industries.
  Просидев до поздней ночи за компьютером, еле живая Милена доползла до комнаты. Она мечтала добраться до кровати и поскорее заснуть, но вместо объятий Морфея оказалась в объятиях Майло. Уснула далеко за полночь, уставшая, но довольная. Майло знает, как сделать приятно и довести до состояния блаженства.
  
  Следующее утро началось, так же как и предыдущее. В общем, весь день, а также вечер и ночь прошли точно так же. За исключением того, что в этот раз у Милены болело всё тело после вчерашних нагрузок.
  Аналогично прошла неделя. Девушка была похожа на робота. Двигалась с трудом и делала всё на автомате. Спала по пять часов в день, не больше. Милена пыталась выяснить, за что Майло и Митч так её истязают, а они в один голос, как сговорившись, утверждали: "Это для твоего блага!"
  Но ещё через пару недель стало немного легче. Тело уже не так болело. С данными в компьютере Милена разобралась. С машиной была почти на "Ты", так как Митч не "тянул кота за хвост" и с каждым днём к старым упражнениям добавлял новые, чтобы ученица не расслаблялась: движение по кривой траектории, маневрирование, вождение с переключением передач, заезд в гараж, разворот в замкнутом пространстве, и самое страшное для женщин, как говорил Митч, но как оказалось для Милены очень даже лёгкое упражнение − парковка автомобиля. Автоледи как ласково называл Милену Митч, почти срослась с машиной, проводила времени за рулём больше чем Митч и Майло вместе взятые. Но хорошие успехи были не только в вождении, в стрельбе она тоже многого достигла. Не профуровень конечно, всё же времени прошло не так уж и много, но пистолет стал продолжением её руки. Вот только с рукопашным боем было пока ещё плохо, но и тут наметились положительные сдвиги.
  Спустя ещё две недели Милена втянулась в этот изнуряющий график. Продолжала заниматься даже в отсутствие Майло и Митча, хотя запросто могла бы профилонить. Больше всего ей нравилось стрелять. Она часами пропадала в тире, отстреливая обойму за обоймой. Результаты были впечатляющие.
  Постепенно тренировки переходили на всё более высокий и усложнённый уровень. Обычным вождением Милена овладела и перешла на скоростное, а потом на экстремальное. После того, как сдала Митчу экзамен по вождению, девушка пересела на мотоцикл. От обычной стрельбы перешла к стрельбе в движении, даже отрабатывала стрельбу из движущейся машины и при езде на мотоцикле. Единственное, что тяжело давалось, так это борьба. Тело всё время болело и не хотело слушаться. Но Майло и Митч успокаивали, что постепенно она и этому научится, главное тренировки, а мастерство приложится.
  Они оказались правы, примерно ещё три недели и способная ученица более-менее овладела приёмами самообороны и уже могла дать достойный отпор, но Майло не успокаивался. Когда Милена в достаточно хорошей мере овладела приёмами обороны, к её пыткам добавились приёмы нападения.
  Так пролетали дни за днями. Милена уже потеряла счёт времени и иногда даже не знала, какой день недели настал и какое у него число какого месяца.
  Девушка перестала ныть и просто послушно выполняла указания. Она не хотела признаваться самой себе, но... ей всё это нравилось. Милена научилась тому, о чём раньше только мечтала: борьба, стрельба, экстремальное вождение.
  Помимо тренировок и разбора информации Мафиягёрл иногда принимала непосредственное участие в мафиозных делах Майло и его группировки. Переговоры, контракты, поставки оружия, сбыт наркотиков. Майло нечасто брал Милену с собой, но и этого было достаточно, чтобы она постепенно влилась в мир криминала.
  Милена окунулась в этот мир, таящийся за другой гранью жизни, по ту строну закона, где действуют совершенно другие правила. Чем больше она погружалась, тем больше она менялась. Изменения были незначительные, но капля за каплей и стакан полнится, нужно только время.
  
  Пролетело лето, в свои права уже вступала царственно прекрасная осень, но Милена в повседневной жизни даже не заметила её прихода и всей её красоты. Очнулась девушка тогда, когда уже с деревьев стала опадать пожелтевшая листва.
  Однажды утром, открыв окно в спальне, Милена увидела как медленно кружась в воздухе, падают с берёз пожелтевшие лёгкие листья, застилая пока ещё зелёную лужайку. Девушка с ужасом на лице схватила телефон, взглянула на дату и закричала на весь дом. В комнату через полминуты ворвались вооружённые Митч и Майло, прибежавшие на женский крик.
  − Милена, что случилось? − Майло подбежал к ошарашенной девушке.
  − Майло, я срочно возвращаюсь к себе домой, в родной город, − резко заявила она.
  Блондин чуть пистолет не выронил.
  − С чего это вдруг? Ты что там забыла? Я думал тебе и здесь хорошо.
  − Не в этом дело. Сегодня уже двадцать шестое сентября, ты понимаешь?
  − Нет, − Майло задумался, пытаясь вспомнить, что же значительного могло произойти двадцать шестого сентября.
  − Конечно, ты не понимаешь. Я уже пропустила более двух недель занятий в университете. Я за всю жизнь не прогуляла ни одного дня, а тут, − Милена расстроенная присела на кровать.
  − Так вот в чём дело. Милена, ты меня так до инфаркта доведёшь, − сказал Майло, присев рядом. − Ты хочешь продолжить учёбу в университете? Зачем тебе это нужно?
  − Как зачем? Я должна получить диплом!
  − Если дело только в нём, то я достану тебе любой диплом любого Вуза. Это даже проще, чем с паспортом.
  − Нет, я хочу настоящий. Я что, зря столько лет училась! Нет, этот Вуз так просто от меня не избавится.
  Иногда Милена была очень упрямой, и спорить с ней не удавалось даже Майло. Спустя три дня споров и уговоров, все трое ехали в машине в её родной город.
  Уже на следующее утро Милена отправилась на занятия, причём явилась туда вместе с блондином на его мотоцикле. Однокурсники ахнули, когда увидели её.
  Милену с трудом все узнавали, особенно преподаватели. Вместо привычной им девушки с обликом деловой женщины, который она так старалась придать себе они наблюдали красотку в кожанке. Однокурсницы не могли поверить своим глазам, особенно Молли.
  Милена умеет удивлять.
  Не трудно догадаться, что первый Учебный день в последний день сентября прошёл очень интересно.
  По окончании занятий забирал студентку уже Митч на своём любимом автомобиле. Милена, мягко говоря, офигела, когда увидела его шикарное авто. Она и не подозревала что у парней есть такая тачка, и уж тем более не догадывалась что такое авто у них не единственное. " Тойота", "Лексус" − это так, для грязной работы, а вот для удовольствия у каждого имеется своя любимица. У Митча Porsche 911 GT2, а у Майло Lamborghini Murcielago. Только вот Майло редко рассекал по дорогам на своём "Ламборджини" предпочитая ему мотоцикл, стоит заметить тоже не из дешёвых и медлительных. А Митч гонял на "Порше" только для удовольствия, за рулём этой малышки он отдыхал, только вот отдыхать приходилось не так уж и часто. Вот и был как раз тот редкий день, когда Митч решил позволить себе отдохнуть, в качестве компании прихватив с собой Милену. Майло всё равно был занят, следовательно, она скучала бы в одиночестве сидя за компьютером, а так обоим веселее. Но перед тем как отдохнуть, нужно потрудиться. Поэтому Митч отвёз девушку не домой, как она предполагала, а в тир.
  − Митч, зачем мы здесь?
  − Приказ Майло! Ты сама напросилась вернуться в родной город и продолжить учёбу. Но от наших занятий тебе увильнуть не получится. Поэтому Майло приобрёл тебе абонемент в спортзал и в тир, а после отправимся на ночные гонки. Буду делать из тебя стритрейсера, − Митч подмигнул и закурил.
  С минуту Милена сидела в шоке, не зная, что сказать, но спорить так и не стала. Спокойно вышла из машины и направилась к уже знакомому серому зданию.
  После тира Митч отвёз девушку в спортзал, где она оттачивала вместе с ним приёмы рукопашного боя. По завершении тренировки друзья заехали в кафе, где случайно встретили однокурсниц Милены конечно же обративших внимание на то, что Натсуми была в сопровождении другого парня, не того который подвозил её утром.
  Надолго в кафе автолюбители не задержались. Быстро перекусив, они отправились на ночные гонки. Митч познакомил Милену со многими людьми, объяснил правила гонки. Сразу видно, что он не первый год этим увлекается. Ему хорошо знакомы Рёв моторов, Азарт соревнований, Денежные ставки, Вкус победы. Да, всё это очень привлекает людей неравнодушных к скорости. Стритрейсеры живут своими ощущениями! Они уже не могут без бешеных скоростей. Для них дорога − это резкий старт под звук ревущего мотора! Испытывать свой мотор, почувствовать любовь к скорости и ощутить вкус победы. Такова жизненная философия уличных гонщиков.
  Милена заворожено наблюдала за всем происходящим вокруг. Скоростные машины, мчащиеся по трассе − это гипнотизирует. Митч предложил ей принять участие:
  − Рискни! Почувствуй свободу, к тому же море адреналина тебе обеспечено, − уговаривал гонщик, соблазняя Милену на опасную затею, но на первый раз она отказалась.
  Единственное, на что он её уломал, так это посидеть на пассажирском сиденье. Нет, Милена точно экстрималка, ведь чтобы решиться на такое, нужно либо доверять водителю на сто процентов, либо быть сумасшедшей.
  Мгновенье, и "Порше" уже мчится по прямой трассе. Дрэг − это невероятно. Чтобы развить большую скорость на таком коротком отрезке от пилота требуется немалое искусство. Сложно описать те невероятные ощущения, которые Милена испытывала. Машина несётся "со скоростью света"; девушка сидит рядом с человеком, от которого в данный момент зависит её жизнь... Адреналин в крови, Азарт в глазах, а потом финиш: Крики, Аплодисменты, Море эмоций и Заработанные деньги.
  Милена была в неописуемом восторге. Её охватил небывалый азарт, она желала почувствовать любовь к скорости и ощутить вкус победы. Экстрималка сама стала просить Митча пустить её за руль. Он без лишних разговоров уступил водительское место, сам занял пассажирское сиденье.
   "Порше" подъехал к старту. Красотка встала между двух машин. Взмах руками и "Порше" на пару с "Астон Мартином" уже мчится по трассе. Из динамиков рвёт музыка, дым из под колёс... третья передача, четвёртая, стрелка скоро пробьёт ограничитель и даст ещё кружок вокруг своей оси, но Милена спокойна и хладнокровна... резкий тормоз, третья, вторая, ручник, балансирует газом, контролирует рулём, выход из заноса, резина визжит и серебристый седан пересекает финишную черту, но вторым. Первым был "Астон Мартин".
  − Класс!!! Я сделал Митча!!! − выходя из машины, прокричал победитель, в чьих медовых глазах играл огонь азарта.
  Молодой парень спортивного телосложения приятной наружности. Красивый овал лица, неострые скулы, но островатый подбородок и нос. Длинные рыжие волосы как у тигра прочерчены чёрными полосами, что добавляло ему особого шарма. На носу и скулах − россыпь веснушек в сочетании с озорной улыбкой придававшая его облику чересчур юношеский вид.
  − Зря не радуйся, − ехидно улыбаясь, сказал главный соперник, выйдя из "Порше" с пассажирского сидения.
  − Митч! А кто тогда был за рулём? − парень был сильно удивлён.
  Милена тем временем покинула авто и подойдя к Митчу, пристроилась рядом с ним у капота.
  − Она, − гонщик-мафиози указал жестом головы на очень симпатичную девушку.
  − А ты здорово гоняешь. Пару раз даже вырвалась вперёд. Давно занимаешься стритрейсингом?
  − Сегодня первый раз!
  − Достойный дебют! Я Курт, − парень протянул руку.
  − Милена, − ответила, протягивая руку в ответ.
  − Ты достойный соперник, Милена.
  − Курт, Курт... − к парню подбежала толпа людей.
  − Нам пора ехать, − вдруг сказал Митч и сел в машину.
  − До встречи, Курт, − прокричала Милена, обходя машину, а потом села за руль.
  − Буду рад ещё раз погонять с тобой, − крикнул победитель заезда и помахал на прощание рукой.
  
  Домой гонщики вернулись поздно.
  − Ну и где вас черти носили? − недовольно буркнул Майло, встречая их у порога. − Майло, поздравь Милену. У неё сегодня был первый заезд! − радостным голосом сказал Митч, проходя мимо блондина.
  − Ты участвовала в гонке? − Майло был немного изумлён. − Митч, а не слишком ли это рано? У неё не такой уж большой опыт вождения!
  − Она соревновалась с Куртом. Он обогнал её на ноль целых девять десятых секунды. Думаю этим всё сказано, − у Майло глаза на лоб полезли от удивления, он же был наслышан о Курте − главном сопернике Митча. − Поэтому покупай ей собственный автомобиль, я своим на долго делиться не намерен, − Митч ничуть не сомневался, что Милена решит стать гонщицей, он это прочитал в её глазах ещё сразу после заезда.
  − У меня есть своя машина, − как бы мимоходом сказала автоледи. − Точнее моего брата. Она досталась мне после его смерти вместе с квартирой.
  − Что за автомобиль? − поинтересовался Митч из профессионального любопытства.
  − Ferrari F430 Challenge.
  − Шикарный автомобиль, Мечта, особенно для того кто увлекается ночными гонками, − Митч одобрил, а это точно немаловажно.
  − Да, такая красотка вряд ли оставит кого-нибудь равнодушным. В ней и лошадиных сил предостаточно, и "голосок" что надо, − томно произнесла Милена, предавшись воспоминаниям.
  Когда то Эдриан часто катал её на своей машине и обещал даже научить управляться с этим зверем, ведь спорткар это дикий автомобиль.
  − Митч, я тебя урою, − прокричал Майло. − Мало одного заядлого гонщика, так теперь мне двоих терпеть придётся.
  − А ты не терпи, а смирись. Должно же у нас с Миленой быть хоть одно общее увлечение.
  Этот разговор парней гонщица дебютантка почти не слышала, так как в это время поднималась по лестнице. Зайдя в комнату, она сразу отправилась в душ. После душа улеглась спать. Парни поспорили в коридоре, поругались, помирились, дружески похлопали друг друга по плечу и разошлись по своим комнатам.
  Рано утром как всегда студентку разбудил будильник. Завершив все утренние приготовления и сборы, она спустилась вниз. Парни уже завтракали. Милена присоединилась к ним, но взглянув на часы, поняла, что опаздывает на первую пару и немедленно выскочила из-за стола.
  − Майло, Митч! Кто из вас отвезёт меня в университет? − спросила, стоя в дверях.
  − Ты сама водить умеешь. Доберёшься своим ходом, − пробурчал Майло, разворачивая шоколадку.
  − У меня нет прав.
  − Верно, − сказал блондин, откладывая в сторону плитку обожаемого лакомства. − Хорошо, иди к мотоциклу. На нём быстрее будет.
  Майло отвёз Милену в университет, а потом забрал после занятий. Тир и спортзал он посетил вместе с ней, а потом привёз к месту ночной гонки. Митч уже ждал их. Милена и Митч участвовали в заездах, Майло нервно наблюдал за ними. Но через некоторое время он успокоился.
  Прокатались почти всю ночь, уставшие добрались до дому, а через полчаса уже снова покинули его, так как нужно было ехать в университет.
  
  Так проходили дни за днями. Университет, тренировки, заезды.
  В гонке Милена участвовала уже на своей машине. "Феррари" − отличный автомобиль, будто специально созданный чтобы рассекать по ночным улицам. Но этого гонщице было недостаточно. Она отправила машину на тюнинг. Машинку прокачали как положено. С виду и так непростую тачку мастера превратили в навороченную, из быстрой машины сделали Очень быструю.
  − Ты влюбилась в свою машинку и подсела на адреналин, − Митч поставил Милене диагноз, такой же какой был у него самого.
  А автоболезнь прогрессировала.
  Курт даже не подозревающий о проф. деятельности Митча и его теневых доходах втянул парня в опасную, но прибыльную авантюру. Угон элитных тачек − двадцать/тридцать штук наличкой за одну ночь. Для Митча угон стал новой развлекухой, своеобразным отвлечением от повседневных будней, а если судить о заработке, то это скорее подработка, в отличие от Курта для которого автокража стала специализацией. А по причине недавнего ареста нескольких членов автобанды ряды её поредели, оставшиеся люди не справлялись с наплывом заказов из-за бугра, и с подачи Митча в автоугоны была вовлечена Милена. Автоледи на собственной шкуре испытала весь накал страстей и бурление адреналина в крови, которые когда-то испытывали её отец и брат. Но после того как автоугонщица пару раз чуть не загремела в тюрьму Майло прихватил за жабры Митча на пару с Куртом и Милена будучи исключённой из автобанды вновь стала просто автогонщицей.
  Милена не представляла жизни без скорости и драйва. Только вот на одних гонках её жизнь не ограничивалась. Университет, тренировки − забывать об этом было нельзя. Милена совмещала всё и сразу. Из-за этого спала по два-три часа в день, а иногда и сутками не спала, отправлялась на занятия прямо с гоночной трассы.
  Но долго такой бешеный режим невозможно вытерпеть. Пришлось чем-то жертвовать. Милена решила пожертвовать учёбой. Нет, университет она не бросила. Либо прогуливала, отсыпаясь дома после заездов, либо спала прямо на занятиях. Преподаватели были недовольны, но пропускали это мимо глаз. Как говорится: "Студент три года работает на зачётку, а потом зачётка работает на студента". Так вот зачётка Милены работала на неё в полной мере. Однокурсники с трудом узнавали в Милене прежнюю Натсуми − воспитанную прилежную студентку-отличницу. Теперь перед ними была заядлая прогульщица в лице сексуальной, дерзкой красотки, встречающейся, по их мнению, сразу с двумя парнями. Они же не знали, что Митч просто друг. "То ни одного парня, то сразу двое, и какие!" − Милене завидовала вся женская половина курса, а мужская пыталась поближе познакомиться.
  Красивая сучка − говорили завистницы; Безжалостная стерва − думали парни; Примерная девочка − надеялась мама. Милена умело соответствовала всем перечисленным характеристикам, и с каждым днём в этом убеждались все её знакомые, как старые, так и новые.
  Однажды, стоя в коридоре около аудитории девушка почувствовала, как чья-то мужская рука легла ей на плечо. Милена решила, что это очередной приставала. Не мешкая ни секунды, она с разворота попыталась ударить дерзкого парня, осмелившегося вот так просто прикоснуться к ней. Приёмами самообороны владела неплохо, да и реакция выработалась моментальная. Секунда и неизвестный уже почти получил удар. Милена еле успела остановить кулак перед носом Курта.
  − Курт?!
  − Привет, Милена, − сказал он и улыбнулся фирменной улыбкой до ушей.
  − Привет! − ответила, немного растерявшись, ведь она чуть не въехала ему в нос.
  − Какая встреча! Я был приятно удивлён, увидев тебя здесь.
  − Ты тоже учишься в этом университете! Я не знала.
  − Я тут редко появляюсь, но теперь думаю, буду бывать здесь чаще! Мне приятно бывать в твоём обществе, Милена. Знаешь, а из тебя воришка хоть куда. Так ловко украсть моё сердце... − Курт неплохо владел приёмами пикапа.
  − Вот не стоит со мною заигрывать, − отказала не в грубой, но доходчивой форме.
  − Облом. Ну да ладно. Но попытка того стоила.
  − Курт, − послышался чей-то голос вдалеке. − Не успел появиться в универе, как кадрит очередную девчонку.
  − Ребята, позвольте вам представить Милену, достойного соперника на трассе и просто красивую девушку, − сказал Курт, обращаясь к своим знакомым.
  Парни подошли ближе, и в нескольких девушка узнала своих однокурсников. Они с удивлением посмотрели на неё. Парни были наслышаны о Милене, но не знали что Милена и Натсуми это один и тот же человек. Но тут прозвенел звонок, и девушка быстро покинула компанию парней безо всяких расспросов и ответов.
  С тех пор в универе Милена общалась только с Куртом и его друзьями. У них были общие темы для разговоров не касающиеся учёбы. Общаться с однокурсницами не очень-то хотелось: косметика, тряпки и парни − эти разговоры Милену уже не интересовали. Автомобили, гонки − вот о чём она любила говорить. Машины и оружие − это было её страстью.
  Майло, тачки и оружие − вот что теперь интересовало Милену в жизни, и уж никак не учёба. Уж как она проклинала злосчастный Вуз, но... бросать обучение не хотела из-за принципа. Характер, что поделаешь.
__________
  
  Годы студенческие, самые прекрасные годы жизни, а люди должны губить их в стенах университета. Что за несправедливость? Такой вопрос задавали себе многие студенты, в том числе и Милена.
  − Как же осточертела вся эта учёба! − фыркала красотка, выходя из аудитории после зачёта. − Кто бы только знал, как мне надоело учиться.
  − С первого курса? − поинтересовалась Молли.
  − С первого класса! − ответ ввёл подружку в лёгкое оцепенение, а Курта, идущего рядом с девушками, довёл до истерического смеха.
  Друзья посмеялись, попрощались и разошлись кто куда.
  Милена с радостным видом окинула ненавистные стены злополучного университета и бодрым шагом отправилась пешком к себе домой. К сожалению, в этот вечер её никто не встречал. Майло и Митч уехали на пару дней убивать незадачливого наркодилера, осмелившегося промышлять свои делишки на территории контролируемой Майло без его на то согласия. Деловой подход горе предпринимателя не устроил, он же не хотел восемьдесят процентов заработанных денег отстёгивать какому-то Майло, к тому же он нагрубил самому Майло по телефону, когда тот начал ему угрожать. Участь дельца была предрешена и никакие извинения не подействовали бы на оскорблённого мафиози. "Не возжелай смерти врагу своему... он сам окачурится... со временем!" − в шутливой форме отговаривал от поездки Митч. Не горел он особым желанием гоняться за мелкой сошкой. Но Майло был непреклонен и возжелал лично познакомить смельчака со своим пистолетом. А тот чухнул, с кем ненароком связался, и, конечно же, попытался сбежать, прихватив немалые деньги, которые успел заработать и товар, который не успел реализовать. Только вот от Майло и Митча скрыться нельзя. Неудачливого наркоторговца быстро вычислили. Майло человек принципиальный и за грубость по отношению к себе мстит лично, вот и отправились друзья мафиози в путь дорогу, а Мафиягёрл с собою не взяли. Майло не хотел, чтобы она участвовала в кровавых разборках, пока не участвовала.
  С одной стороны Милена была очень рада, что она не станет свидетелем кровавой расправы, но с другой стороны: ей было, в общем-то, всё равно, взяли её с собой или нет. Для мафии выяснение отношений с применением оружия и пролитием крови − это вполне нормально. Подружка мафиози спокойно к этому относилась, по крайней мере, старалась. Всё же она теперь сама мафиози, хоть и начинающая, но наставники опытные, они и не такому научат.
  Сексуальная красотка шла вдоль дороги, размышляла по поводу, чем заняться вечером: "Отправляться на гонку или нет". Солнце светило как сумасшедшее. Мозги, у кого они есть, плавились, как пластилин. Казалось, всё, что могло расплавиться и испариться, − испарилось.
  − Это середина октября?! Печёт как в июле, − бурчала себе под нос, вытирая капельки пота с шеи и декольте.
  Движения были плавные, изящные, сексуальные. Парни, мужчины − многие оглядывались на Милену и провожали её взглядом.
  − Девушки хотят, чтобы их любили, при этом одеваются так, чтобы их хотели, − сказал ей вослед пожилой мужчина явный приверженец старых нравов.
  Когда девушка проходила мимо банка, того самого, близ которого она впервые услышала голос Майло, за спиной вдруг послышался скрежет тормозов. Красотка даже не оглянулась, какое ей дело до лихого водилы, не жалеющего свою машину, а в данном случае конкретно тормозные колодки. Милена продолжила свой путь, как вдруг услышала приятный голос, обладатель которого назвал её полное имя: Милена Килл. Девушка оглянулась и увидела Деймона, стоящего рядом с Bugatti Veyron. Автоледи словно загипнотизированная заворожено оглядывала автомобиль. Ещё бы, такая машина никого не оставит равнодушным, а уж заядлую стритрейсершу тем более.
  − Нравится? Киска, хочешь прокатиться? − послышалась уже знакомая фраза, только вот звучала она из других уст, но снова предназначалась Милене.
  − А не боишься, что киска выпустит коготки? − "Киска" улыбнулась и подошла к Деймону.
  Милена уловила от него столь приятный, пьянящий аромат его мужского парфюма. Сколько же воспоминаний сразу всплыло в её голове.
  Он попытался чмокнуть девушку в её сладкие уста, но красавица повернула голову и его губы коснулись её щеки.
  Бывший жених слегка недоумевал, как Милене хватило мужества отказать ему, самому Деймону: умному, обаятельному, богатому и опасному. Девушки всегда любят плохих парней, а уж если бэдбой красавчик, то устоять перед ним невозможно. Женщины, буквально таяли при звуках его глубокого низкого голоса, а уж если приходилось столкнуться с ним поближе − совершенно теряли голову, даже самые разумные из них. Деймон и в правду был неописуемо красив: высокий, широкоплечий, атлетически сложенный. Природа одарила его привлекательной внешностью, проницательными глазами, густыми вьющимися волосами. Брюнет с ясными голубыми глазами, ну разве не сказка?! Этакий яркий контраст чёрных волос и светлых очей. Именно жгучие брюнеты всегда привлекали внимание Милены. И голубые глаза − самые прекрасные из всех. Таким и должен быть мужчина её мечты!!! Раньше она считала именно так, поэтому в своё время Милена и не устояла, без памяти, как ей тогда казалось, влюбилась в Деймона. Но приоритеты резко поменялись, когда Натсуми встретила златовласого Майло с изумрудно-нефритовыми глазами. Майло полная внешняя противоположность Деймону, что лишний раз доказывает: любишь человека не за внешность, не за цвет волос или глаз, а за его человеческие качества.
  − Милена, позволь пригласить тебя на ужин, − от небесных глаз парня она не могла отвести взгляд, они словно пленили, но всего на несколько секунд.
  − Деймон, с чего бы это?
  − Да хотя бы с того, что мы давно не виделись, к тому же мне бы хотелось поговорить с тобой о Майло.
  − О Майло? − удивлённо вскинула бровь. − Это уже интересно. Я согласна.
  − Я очень рад, − Деймон открыл дверцу пассажирского сиденья.
  − Позволь я поведу, − попросила любительница экстрима.
  У стритрейсерши глаза горели в предвкушении. Прокатиться в такой машине − это мечта. Конечно, в черте города в полной мере ощутить драйв и скорость не получится, но всё же посидеть за рулём такой малышки... Милена не желала упускать возможность.
  − Ты умеешь водить машину? Вот это да! − близкая подруга детства в очередной раз удивила бывшего новоявленного ухажёра. − Милена, это не дамский автомобиль, а спортивная тачка, боюсь, ты не справишься с управлением, так что извини.
  − Это я-то не справлюсь?! Деймон, обижаешь. Я к твоему сведению умею водить спорткар. Конечно "Феррари" Эдриана не такой скоростной, но не сильно уступает твоему "Бугатти"!
  − "Феррари" Эдриана? − переспросил Деймон. − Ты ездишь на его машине? А ты случаем стритрейсингом не увлекаешься? − спросил он, как бы в шутку.
  − А как ты догадался?
  − Ты серьёзно?
  − Я всегда серьёзна, или ты забыл? Ах, да, мы же два года не виделись, не мудрено, что ты забыл, − слова сами сорвались с губ.
  − Милена, а ты всё такая же колючая.
  − Садись и не забудь пристегнуться, − девушка уже села за руль гиперкара, пока Деймон рассуждал о её колкости. − Куда едем? − поинтересовалась Милена, попутно касаясь руками рулевого колеса, словно тела любимого мужчины.
  − Выбирай сама! − Деймон медленно начинал раздевать красотку глазами.
  Её сексуальный внешний вид и возбуждающе нежные прикосновения, пусть не к нему, а к деталям автомобиля сделали своё дело. Он уже мысленно представлял Милену в постели с ним.
  Девушка, почувствовав на себе хищный взор, лишь ухмыльнулась:
  − Не смотри на меня так! − соблазнительно изъясняться вошло уже в привычку.
  − Как?
  − Как ребёнок на конфету.
  − А я очень давно не ел сладкого...
   Так и не одарив парня взглядом своих изумрудных глаз, Милена повернула ключ зажигания. "Бугатти" плавно тронулся с места. Двигатель урчал, как котёнок на коленях. Но когда скорость мгновенно стала набираться, а её практически не чувствовалось, то сравнение с котёнком пожалуй, оказалось не столь уместно к этому автомобилю. Как Милена и предполагала, большую скорость в центре города развить не удалось, всё же на дороге присутствовали другие водители, которых нельзя подвергать риску, да и не стоило привлекать к себе излишнее внимание, но всё же мастер − класс вождения автоледи показала.
  − Ты и "Бугатти" созданы друг для друга, − констатировал Деймон, когда Милена припарковала машину у ресторана, того самого, где когда-то Деймон сделал предложение руки и сердца.
  Брюнет удивлённо вскинул бровь, когда понял, в какой именно ресторан Милена его привезла на его же машине.
  − "Love and Kiss" − многообещающее название, − произнёс Деймон, попытавшись приобнять за талию свою бывшую невесту.
  Милена аккуратно отдалилась, дав понять, что нужно держать дистанцию. Но бывший кавалер надежды не терял.
  Зная характер Деймона Милене было не трудно догадаться, что он попытается вернуть её, уж такой он человек, не терпит когда что-то его переходит к другому. Милена подозревала, о чём пойдёт речь, нет, она даже была уверена в этом, поэтому и выбрала "Love and Kiss", решила разорвать все романтические отношения с Деймоном именно там, где они когда-то начались. Только вот он расценил выбор ресторан по-своему.
  Зашли внутрь, заняли Свой столик, он был как раз свободен. Тут же подошёл официант, подал два огромных меню в кожаных переплётах. Ни Милена, ни Деймон даже не раскрыли меню, и чуть ли не в один голос заказали Straccetti al gorgonzola.
  − Ты всё та же хищница! − сказал Деймон, намекая на то, что Милена как всегда заказала не банальный салатик, а мясное блюдо. − У вас есть Brancaia Il Blu Rosso di Toscana? − поинтересовался он у официанта, при этом подмигнув своей спутнице.
  Намёк Милена поняла.
  − Да, конечно, − услужливо ответил официант.
  − Замечательно!
  − Бранкайя иль Блю Россо ди Тоскана! Деймон, почему именно это вино? − спросила, хотя и так знала ответ.
  − Я люблю изысканные вина.
  − И только?! Ты же не забыл, что в тот вечер мы пили именно это вино, сидя именно за этим столиком.
  − Вот именно. Всё как раньше, − Деймон положил свою ладонь на её аккуратную ручку. − Я же понимаю, ты неспроста выбрала этот ресторан, − эксбойфренд придвинулся чуть ближе, Милена уже и забыла, что за этим обычно следовало. Нога девушки оказалась зажатой его коленями, а вторая ладонь скользнула по бедру. − Я так рад, что мы снова вместе.
  − Вместе! Деймон, не смеши, − дабы освободить ногу, девушка резко отодвинула стул словно желая встать из-за стола. Намёк её был понят.
  − Я разве похож на клоуна? Милена, я всё понимаю. "Love and Kiss" − здесь мы впервые поцеловались, здесь я сделал тебе предложение, с этим местом связано столько воспоминаний!
  − Мне просто нравится, как здесь готовят, − ответила сухо и резко, прервав такой романтичный момент.
   "Зря я сюда приехала", − думала Милена, уже жалея о выборе ресторана.
  − Ладно, ладно. Я всё понимаю, ты на меня злишься, и ты имеешь полное на это право.
  − Я злюсь на тебя? Деймон, а ты ни капли не изменился. Всё такой же самоуверенный и считаешь, что мир вертится вокруг тебя. Не велика ли для тебя честь, чтобы я до сих пор продолжала злиться?
  − Как грубо, обидно даже, но я это заслужил.
  Милена хотела ответить, но промолчала. Ругаться она была не намерена, но и делать вид, что всё хорошо тоже не собиралась. Деймон заметил, что Милена сдерживает себя и немного удивился: "За два года она стала более импульсивной, но в тоже время научилась лучше контролировать себя. Дерзкая, красивая, умная, − что ещё можно желать, и она достанется Майло. Не допущу!" − Деймон оказывается ещё тот собственник.
  Принесли заказ. Милена так и не притронулась к еде, а Деймон её примеру не последовал и с аппетитом поедал когда-то их любимое блюдо. Попутно он пытался всяческими комплиментами, намёками соблазнить, ну или хотя бы для начала задобрить Милену. Ей это немного нравилось, но вскоре уже стало раздражать. Деймон всё больше углублялся в воспоминания, намекая на пламенность и вечность чувств. Девушка так же намёками пыталась дать ему понять, что уже нет никаких чувств, что она несвободна, что былые отношения уже не вернуть. Но Деймон намёков не понимал, или делал вид, что не понимал. Милена решила больше не ходить вокруг да около и намеренно перешла к теме разговора, из-за которого он якобы и пригласил её в ресторан. Попутно она надеялась разорвать отношения, по возможности в мягкой форме.
  − Деймон, ты же не просто так позвал меня в ресторан. Может быть, уже хватит тянуть время, ходить окольными путями, пытаясь задобрить меня. Скажу наперёд, чтобы ты зря не старался: соблазнить меня не выйдет, даже не рассчитывай, − брюнет пристально посмотрел в дерзкие нефритовые глаза, а Милена спокойно выдержала пронзительный взгляд голубых очей. − Так о чём же ты хотел поговорить со мной, и причём тут Майло?
  − Ты как всегда раскусила меня, − Деймон отвёл взгляд. − Да, я позвал тебя в ресторан, чтобы в первую очередь попытаться понять, есть ли у меня шанс, ну и заодно рассказать тебе о человеке, с которым ты связалась, а именно о Майло. Кроме того мне бы хотелось обсудить ваши отношения.
  − Деймон, я не собираюсь обсуждать с бывшим парнем свои новые отношения. Уж прости, − это извинение было скорее саркастическим, нежели искренним. − Я думала, ты хочешь поговорить со мной о чём-то серьёзном, но если темой твоего разговора являются лишь мои отношения с Майло, то я лучше пойду, − Милена уже взяла сумочку и хотела встать из-за стола, но...
  − Я только хочу предостеречь тебя! − после этих слов она присела обратно. − Ты видимо ещё не донца поняла, куда ты попала. Милена, умоляю, беги от него пока не поздно.
  − Деймон, зачем я должна убегать от него? Я не совсем понимаю, к чему ты клонишь.
  − Майло очень опасен. Он контролирует почти всю преступность. Этот человек подмял под себя львиную долю всего чёрного нала. У него даже конкурентов нет, а знаешь, почему их нет: да потому что он их всех убил. Мало кто может противостоять ему. Моя организация и ещё не более пяти по всей стране. Пока наши интересы не сталкиваются, мы мирно сосуществуем, но если не дай Бог наши банды что-то не поделят, то прольётся море крови. И в этой войне, на чью сторону ты встанешь: Майло или закона?
  − Думаю, ответ очевиден.
  − Милена, да что ты такое говоришь? Ты же не знаешь, чем он занимается, во что он втягивает тебя?
  − Чем занимается Майло: Крышует различные заведения, торгует оружием, наркотиками. Вдобавок ко всему занимается вполне легальным бизнесом, отмывая тем самым кровавые деньги. Я всё это прекрасно знаю.
  − Ты всё это знаешь и при этом не просто встречаешься с ним, а ещё и вступила в его организацию!?!
  − Как красиво ты сказал − организацию. Обычно я это называю бандой, группировкой. Да, Деймон, я связалась с мафией, как и ты и Эдриан. От судьбы не уйдёшь.
  − Да что ты такое говоришь? Я ушам своим не верю, − глаза Деймона нервно забегали, Милена это заметила.
  Он встал из-за стола и быстро удалился из зала. Зашёл в уборную, ополоснул лицо холодной водой. Деймон точно не рассчитывал на такой поворот событий. Он был уверен что парой фразой напугает "наивную" девушку монстром Майло, а сам при этом выступит в роли защитника и Милена сама падёт в его объятия, а тут всё пошло не так как он того хотел. Его нервы были натянуты как струна, ему нужно было успокоиться. Он сунул руку в карман, достал маленькую коробочку. Открыл, взял на кончик пальца немного белого порошка, дыхнул его носом, остатки растёр по зубам. Вскоре ему стало намного лучше, наркотики расслабляют. Он улыбнулся собственному отражению и направился обратно в зал.
  Милена тем временем беседовала по телефону с Майло. Когда Деймон вернулся, она уже прощалась с возлюбленным:
  − Да дорогой, до свидания, береги себя, − нежно говорила в трубку. − Да, Майло, я люблю тебя, ты же это прекрасно знаешь. Повторить, хорошо, повторю ещё сотню раз, я люблю тебя, Майло! − отключила телефон и ловко припрятала его в сумочке.
  − Я не хочу в это верить. Неужели ты действительно влюбилась в него? − Деймон стоял напротив Милены и смотрел ошарашенными глазами.
  − Да. Я его люблю! − её заявление окончательно выбило парня из колеи.
  Теперь чтобы остыть дозы ему было недостаточно. Удвоить её он не решился, все же не наркоман, так, изредка баловался, нервишки успокаивал, поэтому он заказал бренди. Милене идея со спиртным не понравилась, всё же разговор с подвыпившим человеком ни к чему не приведёт, но уходить так и не расставив все точки над i, она не собиралась.
  − Милена, какая же ты наивная. Ты думаешь, что любишь его! Ты разве не понимаешь, что ты заблуждаешься, − пробормотал Деймон, опрокинув первый стакан.
  − Деймон, нравится это тебе или нет, но я люблю Майло, и будь добр смирись с этим.
  − А он тебя любит?
  − Это не важно, − этим ответом она снова дала Деймону маленькую надежду.
  Милена не сказала конкретно, что Майло любит её, а это значит, что она неуверенна в его чувствах, следовательно, есть шанс вернуть её. Именно так рассудил Деймон. Но с другой стороны, а что Милена могла ответить? В действительности Майло так ни разу и не признался ей в любви. Она не слышала из его уст эти три заветных слова, но ей было и не обязательно их услышать. Она чувствовала, что Майло любит её, и этого было достаточно. Но как объяснить это Деймону? Впрочем, Милена и не собиралась ему что-либо объяснять.
  − Вот видишь, ты сама не знаешь, любит он тебя или нет...
  − Главное что я люблю его, − перебила подвыпившего собеседника на полуфразе. − Если понадобится, я буду любить за двоих.
  − А он ценит твою любовь? Можешь не отвечать, я и так знаю ответ. Для него Любовь − пустой звук. Смять, выкинуть, растоптать, в этом весь Майло, − Деймон опрокинул очередной бокал. − Милена, мне страшно представить, что же будет с тобой, если ты останешься с ним?!
  − А что ты предлагаешь? Бросить его? Зачем? Ради чего? − она решила докопаться до самой сути.
  − Не ради чего, а ради кого. Милена, я люблю тебя, я хочу вернуть тебя и сделаю всё, чтобы ты снова стала моей.
  − Деймон, ты в своём уме? Ты хоть понимаешь, что ты сейчас сказал? − девушка не удержалась от смеха.
  − Что смешного я сказал? Я признался тебе в любви, а ты смеёшься мне в лицо. Мне, самому Деймону.
  − Вот ты и раскрыл себя. Ты снова заговорил о себе как о самом самом.
  − Это не так. Ты не правильно меня поняла.
  − А я думаю что правильно. Ты как был бессовестным нарциссом так им и остался.
  − Это я-то бессовестный? Милена, пойми это Майло циничный эгоист. Такого понятия как совесть он не имеет в принципе...
  − Кто бы говорил о совести. Уж не ты это точно. Да, Майло бессовестный эгоист, как и все, − как и ты, как и Я.
  − Не смей нас сравнивать!
  − Что, правда глаза колит? Неприятно, когда тебе в лицо говорят, то, чего ты не хочешь слышать. Но ещё больше неприятно, когда гадости говорят у тебя за спиной, а ты сейчас поливаешь Майло грязью, хотя сам стал его партнёром и чуть ли не в друзья втёрся. Неужели ты думаешь, что он не раскусит тебя? Уверена, он давно понял, что ты за человек. Майло в отличие от нас очень рассудителен и умён...
  − В то же время раздражителен, импульсивен, излишне самоуверен, жесток и совершенно непредсказуем, − Деймон умело сменил течение разговора, не отходя при этом от темы. − Он живёт на широкую ногу, он рискует всем и всеми, и почему-то от этого имеет в два раза больше. Для Майло нет добра и зла...
  − А для тебя есть?
  − Сейчас мы говорим не обо мне, Милена.
  − Но и о Майло я разговаривать больше не собираюсь. Ты не имеешь права лезть в нашу жизнь.
  − Милена, ты должна бросить Майло и вернуться ко мне, − Деймон словно не слышал, что ему в ответ говорила когда-то брошенная им же девушка.
  − Деймон, ты предлагаешь одного мафиози сменить на другого. Не вижу в этом логики.
  − Я хочу оградить тебя от опасного человека. Майло... Он же... Чудовище.
  − Деймон, а ты разве нет? Чем ты отличаешься от него? Ты же сам сказал, ты один из немногих, кто может пока противостоять ему. В таком случае ты такой же опасный, как и он.
  − Я может быть и опасный, но для других. Тебе я вреда никогда не причиню, − бренди закончился и Деймон перешёл на водку.
  − Майло мне тоже вреда не причинит.
  − Я в этом не уверен. Один твой неверный шаг, неправильно сказанное слово и ты труп. Он не контролирует себя в гневе.
  − Ты говоришь так, будто хорошо знаком с ним.
  − Я достаточно наслышан о нём.
  − А вот не стоит верить слухам. Я уже натворила таких дел, что он мог бы сотню раз меня убить, но как видишь, я жива здорова и вполне счастлива.
  − Счастлива рядом с ним? Как можно быть счастливой рядом с человеком, который тебя не любит и никогда не полюбит?
  − Будто ты меня любишь?
  − Я люблю тебя и всегда любил.
  − Не пудри мне мозг, вскрытие испортишь.
  − Но это чистая правда.
  − Может два года назад ты меня и любил, но сейчас это не так. Твоё признание это пустые слова, которые ничего не значат. Если бы мы не встретились в том ресторане, ты и не вспомнил бы обо мне.
  − Да что ты такое говоришь. Милена, я не забывал тебя. Нашу любовь забыть невозможно.
  − Тогда почему ты так и не вернулся? Ты же не все два года был в бегах. Как я вижу, ты неплохо преуспел в криминальной сфере. Крупная шишка, птица высокого полёта, один из немногих конкурентов Майло. Что тебе мешало вернуться ко мне? Я не знаю, простила бы я тебя или нет, но ты мог хотя бы попытаться, как сейчас.
  − Милена, я не хотел втягивать тебя в мой новый мир. Не такой жизни для тебя хотели я и Эдриан.
  − Тогда что же поменялось? Теперь ты вдруг захотел, чтобы я стала частью твоего мира.
  − Ты знаешь кто я и чем занимаюсь, от тебя не нужно ничего скрывать и это замечательно. Но в отличие от Майло я не хочу, чтобы ты участвовала во всём этом. Женщине не место в мафии.
  − Деймон, не нужно этого. Я в мафию подалась не от скуки или жажды приключений. Я всего лишь хочу быть рядом с любимым человеком, вот и всё. Криминальные дела меня мало интересуют.
  − Мало интересуют, но ты всё равно связалась с этим. Это так на тебя похоже.
  − Деймон, если ты всё сказал, то я пойду, − Милене жутко не хотелось продолжать теперь уже бессмысленный разговор.
  − Милена, постой, пожалуйста, останься. Я так давно тебя не видел, − ухватил девушку за руку, она остановилась. − Я не должен был начинать этот разговор. Судя по всему, ты для себя уже всё решила, а это значит, что переубедить тебя невозможно.
  − Деймон, всё же ты хорошо меня знаешь, − присела обратно за столик.
  − Переубедить тебя невозможно, но я всё равно попытаюсь, − упорства Деймону не занимать. − Пойми, я не смогу спокойно смотреть на то, как ты будешь губить свою жизнь рядом с Майло. Он же не достоин тебя, − решил применить другую тактику.
  − А кто достоин? Уж не ты ли? − этот разговор уже начинал злить.
  − А чем я тебя не устраиваю? − залпом допил содержимое рюмки и снова наполнил её. − Милена, мы встречались два года, их нельзя так просто выкинуть из нашей жизни.
  − Я и не старалась выкинуть, как ты выразился. Но пойми, Деймон, для меня это всего лишь воспоминания. Порой они довольно приятные, но, по сути, очень болезненные. Ты не знаешь, как я страдала, как мне было больно.
  − Милена, то что ты страдала значит, что ты любила меня.
  − Вот именно, Любила. Мои чувства к тебе уже в прошлом. Они глубоко зарыты.
  − Почему ты их зарыла?
  − Чтобы перестать страдать.
  − Страдать! Да что такого трагичного произошло в твоей жизни, что ты так сильно страдала? − Деймон был уже изрядно пьян.
  − Ты ещё спрашиваешь? −Милена была на грани, ещё немного и она взорвётся. − На меня свалилось всё и сразу: Эдриан был убит, нам ничего не сказали: как, кем, почему. Всучили миллион, чтобы мы не задавали вопросов и не совали свой нос куда не следует. Мама, когда узнала о смерти сына, попала в больницу с сердечным приступом. Если бы не тот миллион, я не знаю, где бы я нашла деньги на её лечение. А тут ещё ты, вместо элементарной поддержки, которая мне так была необходима, потребовал, чтобы я всё бросила и уехала с тобой неизвестно куда, неизвестно почему и неизвестно на сколько, − посмотрела на Деймона испепеляющим взглядом.
  − Милена, пойми... − пробормотал он.
  − Нет, Деймон, это ты пойми. Ты сделал свой выбор, ты бросил меня, этого не исправить...
  − Я не бросал тебя...
  Собеседники перебивали друг друга, мешая сказать, не давая и слово вставить в оживлённый спор, именно спор, и никак не разговор.
  − Нет, ты бросил. Ты не звонил, не писал, ты пропал!
  − Я не мог сообщить о себе, меня же могли вычислить и убить.
  − Тебя могли убить! − закатила глаза. − А обо мне ты подумал? − нефритовые очи как-то по недоброму заблестели. − Меня тоже могли убить.
  − Тебе угрожали?
  − За мной следили. Я не догадывалась, кто и почему, но я знала, за мной и мамой следят. Это преследование прекратилось лишь спустя полгода после смерти Эдриана и твоего побега. Ты знаешь, каково это жить в неведении и страхе: в страхе за свою жизнь, за жизнь мамы, за твою жизнь, в конце концов? Не смотри на меня так. Да, я очень боялась, что с тобою что-нибудь случилось, а ты даже не мог элементарно позвонить. Неужели за все два года ты не нашёл минутки чтобы сообщить что ты элементарно жив, − доведённая до предела она уже чуть ли не кричала, с трудом сдерживаясь чтобы не сорваться.
  − Милена, я...
  − Не стоит. Я уже смирилась с этим, я забыла об этом. Майло помог мне всё забыть.
  − Опять ты вспомнила о нём. Да пойми ты, что рядом с ним ты не будешь счастлива. Он поиграет тобой и выкинет. Он не тот человек, который может любить. Он не ценит и не уважает людей, он лишь использует их в своих корыстных целях.
  − Не говори того, чего не знаешь.
  − Это ты не знаешь с кем связалась. Он запудрил тебе мозги, вот и всё.
  − Мне никто мозги не пудрил. Я прекрасно знаю, какой он. Ты и половины всех его качеств не назвал. Но я люблю его именно такого.
  − Любишь! Милена, такого человека как Майло любить не за что.
  − Хочешь сказать, будто тебя есть за что. Может, раньше оно так и было. Я любила тебя, по крайней мере, я так думала. Но лишь встретив Майло, я поняла, что значит любить и быть любимой.
  − Все вы любимые пока до секса не дошло, а вот останешься ли ты ею после − спорный вопрос, − будучи трезвым Деймон не осмелился бы сказать подобное, но что у трезвого на уме, у пьяного на языке.
  − Моя интимная жизнь тебя точно не касается.
  "Со мною правильную девочку строила, а пред ним ноги раздвинула", − ранее он даже мысли не допускал, что его Милена может принадлежать другому мужчине.
  − А не твои ли слова: "Я не собираюсь быть любовницей"? − Деймон залпом опрокинул рюмку. − Я, дурак, берёг твоё целомудрие и как оказалось для него! Надо было тогда, на пикнике завалить тебя, пока ты была под дозой и не соображала что происходит.
  − Под дозой? − Милена вытаращила на Деймона глаза.
  − А Эдриан тебе разве не сказал? Видимо нет. Та таблеточка была не от головной боли, это была наркота. Уж этого добра у нас было навалом. Ну что ты так вылупилась на меня? Тебе же было хорошо, хоть ты и не помнишь этого. Так вот, Миленочка, я ведь мог тогда переспать с тобой, но не стал. Я любил тебя и решил чтобы всё у нас было по любви, как ты того хотела.
  − Всё, закрыли эту тему, − продолжать разговор было невозможно, и чтобы окончательно не сорваться Милена решила наконец-то уйти. − Я не собираюсь обсуждать это с тобой. Я уже всё сказала. Деймон, я не расстанусь с Майло и не вернусь к тебе. Время упущено. У тебя были в распоряжении целых два года.
  Взбешённая девушка встала и направилась к выходу. Она уже не слушала, а точнее не желала слушать, что вослед кричал Деймон. Вышла на улицу, поймала такси, продиктовала адрес своей квартиры. Такси вскоре затормозило у подъезда дома. Милена расплатилась и поднялась в квартиру, захлопнула дверь, бросила ключи на полку у зеркала, прошла в гостиную, плюхнулась на диван. Чувства и эмоции крутились в голове словно карусель. Ненависть вперемешку с обидой, гнев со щепоткой злости − Деймон оказался способным пробудить только это. Два года не виделись, но даже встретив его лицом к лицу, поговорив с ним наедине Милена так ничего и не почувствовала, словно она никогда его и не любила. Видимо так оно и было.
  Судьбой ей был предначертан Майло, а Милена чуть не вышла замуж за Деймона. Судьбу это не устроило, и она избавилась от неподходящего кандидата на роль суженого. Возможно, смерть Эдриана стала отправной точкой в водовороте событий, приведших к тому, что Милена встретила свою истинную любовь.
  − Да что я так расстраиваюсь? Вот зациклилась на нём! − успокаивала саму себя. − Он не достоин чтобы я так долго переживала по этому поводу! − с этими словами на устах встала и отправилась в ванную.
  Пенная ванна перед сном − что может быть лучше.
  Деймон тем временем продолжал напиваться в ресторане. Его терзали разные мысли. Он корил себя за то, что нагрубил Милене, всё же капля совести в нём ещё осталась.
  Классика, правда? Как только он её теряет, сразу же понимает, что жить без неё не может. "Однажды ты проснёшься и поймёшь, что она нужна тебе, но когда этот день придёт, она будет просыпаться с тем, кто понял это раньше тебя", − в голове Деймона всплыли, как оказалось, пророческие слова Эдриана. Но Милена была права, Деймон не из тех людей кто переживают по мелочам. Допив бутылку водки, он расплатился за заказ и покинул ресторан. Ума ему хватило, чтобы не сесть за руль, поэтому он поймал такси. По пути в отель, где он остановился, снял проститутку и уединился с ней в своём шикарном номере. Изрядно он вымотал этой ночью жрицу любви.
  
  Наутро Милена открыла глаза, когда настырный телефон вторгся в её сны и пробудил к реальному миру. Отвечать на звонок не хотела, знала, что звонил не кто иной, как Деймон, но телефон пел, не переставая и вскоре девушка не выдержала и всё же клацнула по кнопке. Ответив на звонок, она уже хотела высказать пару ласковых, как вдруг услышала:
  − Милена, Прости меня! − она была крайне удивлена, ведь Деймон не из тех, кто просит прощение. − Я вчера погорячился. Ну сама пойми, алкоголь, наркотики, вот я наговорил лишнего.
  − Пользуешься моей отходчивостью.
  − А можно?
  − Нельзя! Но можешь считать себя прощённым.
  − Милена, ты прелесть.
  − У тебя всё?
  − Ещё нет. Давай сделаем вид, что вчерашнего разговора не было. Мы просто друзья, деловые партнёры, сообщники, нужное подчеркни.
  − Хорошо, я согласна, − Милена не хотела так быстро соглашаться, но и отказывать в безобидной просьбе не было особого смысла.
  − Вот и замечательно, − сказав это, он отключился.
  − Странно, на Деймона это не похоже. Что же он задумал? − разучилась она людям доверять, даже таким близким. И не зря.
  Деймон не из тех, кто так просто сдаётся. Он, будучи человеком целеустремлённым решил во что бы то ни стало вернуть бывшую возлюбленную. Милена стала для него идеей Фикс.
  Долго думать о Деймоне Милене не хотелось, да к тому же и не пришлось. В дверь позвонили. Сонная красавица пожала плечами, мельком улыбнулась отражению в зеркале и открыла дверь. На пороге стоял Майло. Милена и глазом моргнуть не успела, как оказалась в его объятиях. Они впились друг в друга страстным поцелуем, ещё бы, три дня не виделись. Не отрываясь друг от друга, побрели, точнее, попятились, стараясь вписываться в узенькие проходы между комнатами, в спальню. Майло страшно соскучился и не желал упускать момента. Миелна понимала, что в университет, скорее всего уже не попадёт.
  − Майло, я...
   − Молчи! − прошептал на ухо.
  Губы дотронулись до мочки. "Он специально?" − дрожь по телу. Поцелуй в ключицу, какой-то неуловимый, томительно нежный. Рука опустилась на голую ногу и постепенно поднималась вверх. Невыносимо жарко. Всё как в тумане. Она таяла от его прикосновения, желая только, чтобы он продолжал, пока блаженное тепло не разгорится в бушующее пламя. "Ну давай же... Поцелуй..." − мелькнуло в голове и его губы достигли цели. Лёгкое, почти неуловимое прикосновение губ. И он снова отдаляется, лишь ближе прижимая к себе бёдра и спускаясь поцелуями на открытое плечо. Невыносимо больше это терпеть. Милена приоткрыла рот, судорожно глотая воздух, прикусывая губу. Майло поймал момент и вновь поцеловал, словно играючи, но, не сдержавшись, уже через секунду, закинув её ногу себе на пояс, жадно прильнул к губам. На сей раз поцелуй был полон свирепой страсти, жажды обладания, требовал немедленного подчинения. Девушка плавно опустилась на кровать, притягивая к себе любимого мужчину. Она водила пальчиками по мягкой коже блондина, оставляя после себя жаркие следы. Перед глазами всё плыло, а голову дурманил запах шоколада и туалетной воды мужчины, нежно касающегося её губ. Майло нежно прижался носом к гладкой щеке. В глазах читалось наслаждение. Опустившись чуть ниже, словно бабочка, дотронулся до губ, вглядываясь в глаза. Милена видела его туманный взор полный желания. Он чувствовал на себе её зовущие глаза. Они смотрели друг на друга, будто видя в первый раз, изучая каждую чёрточку до боли знакомых лиц. Часть одежды уже разлетелась в стороны и... Такой момент прерывает настойчивый звонок в дверь.
  − К тебе кто-то ломится, − недовольно пробурчал Майло через пару минут, в течение которых дверной звонок не прекращал распевать уже успевшую изрядно поднадоесть мелодию.
  − Как ломится, так и обломится, − ответила, продолжая целовать обнажённый торс любимого мужчины.
  − Нет, я так не могу, − Майло взял Милену за подбородок, приподнял его. − Иди, открой и выпроводи поскорее непрошенного гостя.
  − Ты предложил, сам и открывай. Наверняка это соседка.
  − Если открою я, то считай, соседки у тебя нет.
  − Ладно, − нехотя встала с блондина и направилась в коридор, даже не соизволив накинуть что-нибудь поверх полупрозрачного пеньюара.
  − Мама?! − воскликнула Милена, открыв дверь.
  − Натсуми, дочка. Как я рада тебя видеть. Извини, что так рано, но я боялась не застать тебя, а мне нужно сказать кое-что важное, − женщина прошла в гостиную и присела в кресло. − Доченька, ни за что не догадаешься, кто мне сегодня позвонил...
  − Деймон, − произнесла безэмоционально сухо.
   − Так ты уже знаешь. Милена, я так рада за вас.
  − Стоп, стоп, не гони лошадей. Нет никаких нас. Есть Я и М...
  Опять дверной звонок. Зачастили к Милене этим утром.
  − Дочка, я открою, − сказала мама укоризненно одёрнув слегка задравшийся край Милениной ночнушки, − а ты накинь что-нибудь.
  Девушка фыркнула и потопала в спальню за одеждой. Когда она прошла в комнату, на кровати лежал Майло с не очень недовольным выражением лица. Блондин весь горел огнём неутолённого желания и до боли сжи?мал зубы, чтобы не застонать.
  − Прости, видимо сегодня нам не судьба. Придётся отложить до вечера, − несостоявшаяся на это утро любовница тяжело вздохнула и, подойдя к шкафу, стала копаться на полках в поисках какого-нибудь платья или костюма. Она и сама не знала чего именно, поэтому и перекопала "весь шкаф", как выразился недолюбовник.
  Тем временем мама разговаривала с курьером.
  − Милена Килл здесь проживает? − поинтересовался молодой парень.
  Мама аж вздрогнула, услышав это имя. Давно её дочку при ней так не называли.
  − Да, это моя дочь, − неуверенным голосом ответила женщина.
  − В таком случае распишитесь в получении, − он протянул папку с несколькими листами. − Ребят, заносите, − скомандовал он.
  В эту минуту в квартиру гуськом зашли несколько парней с охапками букетов орхидей. Мама насчитала ровно двадцать один букет, столько, сколько недавно исполнилось Милене.
  Хозяйка квартиры вышла из спальни и изумлённо огляделась вокруг. Огромная гостиная, великолепно меблированная, с картинами и зеркалами на стенах была сплошь уставлена цветами.
  − Натсуми, дочка, от кого это? − поинтересовалась мама.
  Девушка не знала, что ей ответить. Это точно не от Майло, значит, оставался единственный человек − Деймон, но зачем ему это нужно? Они же только друзья, или он ещё не терял надежду?
  − Мама, прости, но я университет опаздываю, − Милена решила уйти от ответа.
  − Да-да конечно. Это ты прости, что пришла не вовремя.
  − Тебя подвезти?
  − А у тебя есть машина?
  − Да! − студентка прихватила сумку, и вместе с мамой уже почти вышла из квартиры, как вдруг послышалась приятная мелодия мобильника Майло.
  − Да, Деймон. Рад тебя слышать, − блондин специально разговаривал очень громко, чтобы дать понять "тёще", что дочка её в квартире была не одна. − В клуб? Спасибо за приглашение! Обязательно буду, и не забудь про девочек.
  Услышав это, мама оцепенела.
  − Натсуми, дочка, кто там у тебя в спальне?
  − Мама, не задавай глупых вопросов. Кто, по-твоему, там может быть? Майло конечно.
  − Ты всё ещё встречаешься с ним, и он ночует у тебя?!
  − Мама, мне не пятнадцать лет. Должна же у меня быть полноценная половая жизнь.
  Услышать такой ответ мама точно не ожидала. "Окончательно развратил мою дочку", − думала она, пока Милена вежливо выпроваживала её за порог, попутно девушка ещё попрощалась с Майло, беседовавшим по телефону.
  − Мне послышалось, или он назвал имя Деймон? − поинтересовалась мама у "испортившейся" по её мнению дочки, пока они были в пути.
  − Да, именно Деймон. И опережая тебя, скажу, что это именно тот Деймон, за которого я чуть не вышла замуж. Видишь ли, мама, они деловые партнёры по бизнесу.
  − Любовный треугольник. Натсуми, Деймон же глотку твоему блондину за тебя перегрызёт.
  − Кто кому ещё перегрызёт, но суть не в этом. Я встречаюсь с Майло, Деймон это знает и на меня не претендует. Теперь нас связывают только бизнес и детская дружба, − с трудом верила своим собственным словам, но нужно же было как-то убедить маму.
  Милена начинала нервничать из-за того, что мама узнала про возвращение Деймона, а когда она начинала нервничать, то незаметно для себя самой переставала контролировать скорость автомобиля. Обороты нарастали, "Феррари" мчался по дороге на максимально возможной для безопасной езды в центре города скорости.
  − Вся в отца! − пробормотала мама, вцепившись в сидение, когда доча вытворила смертельный трюк на дороге, а именно − обгон по встречной полосе на оживлённой трассе.
  У перепуганной женщины дух перехватывало от скоростной езды и это притом, что Милена почти и не разгонялась, ведь её машинка способна развить скорость в три раза быстрее.
  Майло тем временем вышел из комнаты, радостный от того, что не повстречался с назойливой мамой:
  − Синдром тёщи в ярко выраженном виде, − недолюбливали они друг друга, одним словом.
  Проходя мимо букетов, словно по райскому саду блондин заприметил во множестве огромных корзин ту особенную, о наличии которой ему знать было не положено. На яркой ленточке красовалась надпись: "Моей единственной!", а внутри пряталась коробочка с привязанным к ней конвертиком. Он достал коробочку, открыл её, и его взору предстало брильянтовое колье. У Майло глаза на лоб полезли, а в голове всплыл риторический вопрос: "Кто же это засыпает Милену цветами и дарит колье с намёком на единственную?" Майло не удержался и распечатал конверт:
   "Милена, прости, что нагрубил тебе вчера. Я понимаю, ты любишь Майло, и у меня нет шансов вернуть тебя, но мне бы не хотелось, чтобы мы расстались на такой печальной ноте. Поэтому я приглашаю тебя в "Love and Kiss" сегодня в шесть. Это не свидание, ни в коем разе, я всего лишь хочу загладить свою вину. Надеюсь, ты придёшь.
  

А колье: считай это запоздалым подарком на день рождения. PS: Прости за столь глупое послание, но ты же знаешь, я не умею красиво выражать свои мысли. Целую в щёчку, а так хочется в губы. Деймон".

   "Фигаро там, Фигаро тут! К Милене подкатить значит, собрался, а меня отвлечь решил, − глаза блондина не совсем добро заблестели. − Вот гад! К моей женщине клинья подбивает, цацками задаривает, − скомкал записку".
  Майло дико выбешивало осознание того что его женщиной не просто любуются, завидуя, а претендуют на неё.
   "Милена моя, только моя!!! " − думал Майло, вскоре спускаясь по лестнице.
  Милена к этому времени отвезла маму к ней домой, сама отправилась на занятия, проклиная незадавшееся утро. Вместо того чтобы получать наслаждение в объятиях любимого мужчины она должна теперь сидеть в душной аудитории и записывать очередной бред, который диктует лектор.
  Майло тем временем добрался до штаба. По пути он разработал хитроумный план, как и в клубе побывать и подпортить Деймону вечер.
  Милена сидела приспокойненько в универе и даже не подозревала о том, какие страсти вокруг кипят.
  Деймон, уверенный на все сто процентов в своём идеальном плане, отдавал последние распоряжения по поводу ресторана и клуба. Он решил одним ударом убить двух зайцев. Соблазнить Милену и поссорить её с Майло. Он подстроил всё как нельзя лучше. Возлюбленный развлекается в стриптиз баре с проститутками. Какой женщине это понравится? Ответ очевиден, а зная характер Милены не трудно предположить, что подобной измены она не простит. Всё, отношениям конец, и тут на горизонте возникает Деймон: красивый, любящий; успокоит, приласкает, и вот Милена уже Его девушка, а не Майло. Деймон был уверен, что она сама бросит психованного мафиози, а помириться с нею бывшему жениху труда уже не составит. Как же он глубоко заблуждался. Милена и Майло не так просты, какими могут казаться, к тому же их чувствам не страшны никакие испытания.
  Майло, будучи человеком очень умным и нестандартно мыслящим, также разработал план, позволяющий одним ударом поймать нескольких зайцев: Выяснить, есть ли между Миленой и Деймоном что-то кроме деловых отношений. Он не верил в то, что искренне любящая его женщина может изменить ему, хотя... доверяй, но проверяй; Обмануть Деймона. Пусть считает, что Майло якобы в клубе, и всё идёт по его плану, а не по плану Майло. Деймон же не догадывался о том, что хитрый мафиози его раскусил; Вдобавок ко всему перечисленному, третий заяц − романтичный ужин с любимой женщиной, ну и маленький зайчишка, хотя вполне весомый: указать Деймону на превосходство Майло во всём. Блондин уже сгорал от нетерпения, желая увидеть разочарованно гневное лицо Деймона, когда тот поймёт, что Милена проведёт вечер не с ним, а с любимым, коим является, бесспорно, только Майло и никто иной.
   Блондин, оставив железного коня, влетел в штаб, предварительно потребовав по телефону, чтобы и Митч незамедлительно явился туда же.
   "Приказ есть приказ",− пробурчал хакер, выходя из магазина электроники. − Кажется, скоро ливанёт, − он посмотрел на свинцовое осеннее небо, − Успеть бы до машины дойти.
  Митч, не желая простаивать в пробке, оставил машину в трёх кварталах от магазина и прогулялся до него пешком. Теперь ему предстояло пройти обратный путь. А небо хмурилось и корчило рожицы, где-то вдали что-то громыхало.
  Не пройдя и половины пути Митч очутился в эпицентре стихии. С неба неожиданно обрушился целый океан воды. Пришлось спасаться в дверях первого попавшегося магазина − как оказалось, кофейного. Около самого входа он столкнулся с молодой девушкой. Как и все, она искала убежища.
  − Чёрт, чёрт возьми! − она чуть не упала с перепугу в его объятия, и с ужасом схватилась за голову. Аккуратная прическа развалилась, распалась на пряди угольного цвета. − О, если бы я была поумнее, то прислушалась бы к авторам статьи "Десять шагов, или Как выжить в первый день на работе", − девушка помахивала промокшим журналом перед носом. − Шаг четвёртый − не забудь взять зонтик!
  − А предыдущие три? − поинтересовался Митч, не отводя взгляда от её лица.
  В медовых глазах незнакомки появилось раздражение.
  − Один из советов: убедитесь, что у вас достаточно времени на дорогу к офису. Убедилась − и всё равно ужасно опаздываю. Поезд на 8.15 отменили по неизвестным причинам, теперь эта гроза...
  Губы Митча дрогнули. Бедняжка так нервничает. "Но, как же она привлекательна. Черновласая очаровашка". И, несмотря на то, что она выглядела в данный момент слишком уязвимой, он почувствовал в ней невероятную силу характера. А такие женщины всегда ему нравились.
  − Уверен, что ваш босс не накажет вас за опоздание, − произнёс он. − Вы же не можете управлять городской транспортной системой и погодой.
  Она сокрушенно покачала головой.
  − Говорят, мой начальник − просто деспот. И страшно бесится, когда подчинённые опаздывают.
  Девушка нервно дёрнулась и попыталась оставить укрытие. Но это было невозможно.
  Сверкнула ярчайшая молния и страшный гром разорвал небеса. Девушка от страха побледнела и невольно прижалась к Митчу, захлопала от испуга пушистыми ресницами, поджала пухлые губки.
  А ловелас не мог налюбоваться незнакомкой. С наслаждением вдыхал лимонный запах её волос, одновременно борясь с внезапным желанием погрузить в них пальцы.
  Но у девушки в голове вертелись другие мысли. Могло ли утро начаться хуже? Она была вне себя: "Мало того, что общественный транспорт работал безобразно, так ещё из-за дождя мне придётся появиться в офисе в свой первый рабочий день похожей на мокрую крысу. Ужас!"
  Увы, ливень не прекращался. И всё больше людей протискивалось в дверной проём, сильнее прижимая девушку к Митчу. Незнакомка невольно подняла голову, чтобы разглядеть парня!
  Когда она посмотрела на него, он приветливо улыбнулся.
  − Ну что ты так нервничаешь? − он быстро перешёл на "ты". − Главное − переждать непогоду. Укрытие есть, − парень говорил спокойно, но в его голосе чувствовались начальственные нотки.
  − Но я должна идти, − пробормотала девушка, глядя на улицу.
  Гроза продолжалась. Порывы ветра не стихали. Однако: ""Если я задержусь ещё на несколько минут, то буду уволена с новой работы, не успев там появиться".
  Словно прочитав её мысли, Митч схватил девушку за руку, будто непослушного ребенка.
  − Кажется, ты собираешься покинуть убежище? Глупо. Не стоит этого делать, − склонившись над незнакомкой, он, как бы, давал понять: эту девушку я взял под своё крыло.
  Брюнетка вспыхнула от смущения и отвела глаза. Уставившись вниз, заметила, что порвала колготки.
  − Ну почему я такая несчастная! − в отчаянии воскликнула она. − Надо всегда иметь при себе запасную пару. Забыла про один из мудрых советов?
  Увидев, как рот незнакомца растянулся в улыбке, девушка чертыхнулась. "Я выгляжу, наверное, полной дурочкой. Да. Ужаснейшее утро". А тот факт, что она практически оказалась в объятиях самого привлекательного парня из всех когда-либо встречавшихся ей на пути, ничего не меняет.
  Митч же без стеснения рассматривал девушку.
  Его нескромный взгляд скользнул по её ногам, бёдрам, остановился на груди. Незнакомка почувствовала лёгкое возбуждение и была рада, что на ней жакет.
   "Интересно, кто этот человек? " − она задумалась. По крайней мере, не из простых. Тогда почему не на шикарной машине? Хотя бывают всякие ситуации...
  − Скажи, а почему ты согласилась пойти на работу, где, по слухам, просто кошмарный начальник? − спросил он с любопытством.
  − Деньги, − честно призналась. − Пообещали большую зарплату. За такую, я бы согласилась батрачить и на дьявола...
  По лицу Митча пробежала лёгкая тень презрения. Во всяком случае, так показалось девушке. "Знал бы он размер моих долгов, смог бы лучше понять меня", − подумала она мрачно. Девушка сомневалась, что ему когда-либо приходилось выбирать между оплатой счетов и покупкой еды.
  Нетерпеливым движением незнакомка вырвала свою руку из его руки и снова взглянула на улицу. Дождь с силой стучал о мостовую.
  − Я не могу провести здесь целый день, − заявила она твёрдо. − Мне нужно бежать на работу. Ой, но сначала купить новые колготки.
  Митч усмехнулся.
  − Только не надо смеяться! − возмутилась она.
   "В гневе незнакомка еще прекраснее", − подумал он.
  Резкий порыв холодного ветра загнал в дверной проём еще больше людей. Девушку прижали к красавцу сильнее. Он уловил аромат её духов, лёгкий и манящий.
  Митч даже возбудился. Оно и понятно.
  − А не попить ли нам кофейку? − обратился парень к незнакомке. Аромат свежемолотых зёрен так и щекотал ноздри. − Ты ведь всё равно уже опоздала на службу. Ситуацию не исправить.
  Несколько секунд девушка молчала. Она прекрасно понимала − очарователь флиртует с ней. Кофе − только предлог. Потом он пойдёт в атаку. Она посмотрела на рыжевласого красавца. В груди заныло. Она вдруг представила себя в объятиях этого человека, представила, как он целует её... Нет, фантазии сейчас неуместны.
  − Я не хочу кофе, − твёрдо произнесла карьеристка. − Меня ждут на работе.
  И тут дождь прекратился. Скопившиеся в дверном проеме люди моментально исчезли. Выглянуло солнышко.
  − Наконец-то, − вздохнула девушка. − Ну, всего вам доброго, − она отстранилась от парня. И, к своему удивлению, поняла, что не хочет расставаться с ним.
  Смущённо улыбнувшись, незнакомка вышла на улицу. "Нужно бежать на работу".
  Митч, наблюдая за тем, как она уходит, вдруг почувствовал отчаяние. Броситься за ней, остановить, поцеловать − порыв был необъясним. "Что со мной происходит? Безумие какое-то". Он пытался взять себя в руки. Возникшая ситуация ему совершенно не нравилась: он привык контролировать свои эмоции.
  Немного успокоившись, Митч направился к своей машине и вскоре подъехал к дому-штабу.
  − Митч, мне нужна твоя помощь, − без приветствия заявил Майло чуть ли не у самого порога.
  − Тебе помощь? Майло, обычно ты не просишь о помощи, а просто приказываешь. Что случилось?
  − Ты мой друг, приказываю я тебе в крайних случаях. А сейчас мне действительно нужна твоя помощь. Я хочу сводить Милену в ресторан.
  − Деньги в помощь.
  − Не перебивай, я тебе слова пока не давал, − не сдержался. − Я сегодня веду Милену в ресторан, но при этом меня пригласили в это же самое время в стриптиз клуб.
  − Проблемка: своя женщина, но единственная, общие, но несколько. Дилемма ещё из тех. Сочувствую друг, непростой выбор, − Митч уже начинал трястись от беззвучного хохота.
  − Idiota de los cojones. Эту дилемму я уже решил.
  − И каков же ответ?
  − Дружище, сегодня ты побудешь мной.
  − В каком смысле?
  − В самом прямом!
  − Значит, можно будет и Милену поцеловать? − Митч решил подшутить над другом, уж больно момент был хороший.
  − Ещё слово, пристрелю. Не разевай рот на мою женщину.
  − Так ты же сам сказал: я буду тобой, а вы только и делаете, что целуетесь ну и... прочее.
  − Целоваться с Миленой буду Я и в ресторане, а вот Ты поедешь в клуб.
  − Вау! Только вот есть загвоздка: пригласили, как я понял тебя одного, про меня не упоминали. Так зачем мне туда идти?
  − Не строй из себя идиота. Тебя переоденем мной, и ты поедешь в клуб, представившись там моим именем.
  − Майло, ты в своём уме? − поинтересовался Митч, но заприметив недобрый взгляд друга, решил больше вопросов не задавать.
  − Так, идём тебя переодевать, − скомандовал блондин и бодро зашагал вверх по ступенькам.
  Войдя в свою комнату, он открыл шкаф, достал свои фирменные кожаные брюки и жилет, протянул Митчу. Размер у парней один и тот же, так что по поводу одежды париться, точно не пришлось. Митч, скребя сердцем, стал стягивать с себя любимую полосатую футболку и вместо неё одевать жилетку. Майло тем временем, воспользовавшись содержимым чемоданчиков − гримёра, оставшихся от прошлого дела, выудил оттуда парик и натянул его на рыжего.
  − Я похож на метросексуала, − заявил Митч, оглядывая себя в зеркале.
  − Так, это ты намекаешь, что я метросексуал? − буркнул Майло, сидя на подоконнике с плиткой шоколада в одной руке и пистолетом в другой.
  − Нет. В том то и дело. На тебе кожаные вещи смотрятся стильно, а на мне нелепо. Вдобавок даже в этом глупом парике я не похож на тебя.
  − Не беда. В темноте мало кто что разберёт. Главное − вооружённый блондин обтянутый в чёрную кожу.
  − Надеюсь, мне шоколад грызть не придётся?
  − А когда ты видел, чтобы я в стрипклубе шоколад ел?
  − Хоть на этом спасибо. А теперь серьёзно. Майло, что ты задумал?
  − Во-первых, у меня уже есть планы на вечер, ужин с Миленой если ты не забыл. Но и отказать в таком приглашении я не могу. Всё же люди хотели угодить, не хочется обижать, − в его голосе точно не чувствовалось мягкости, лёгкости, с которой обычно люди произносят фразу: "Я не хотел вас обидеть!".
  − Майло, это ты сейчас сказал? Тебе не хочется обижать?! С каких это пор такое слово прописалось в твоём лексиконе?
  − Не цепляйся к словам. В общем, ты идёшь в клуб, развлекаешься и попутно выясняешь, чьих это рук дело и кто пытался выманить меня, − Майло специально ничего не сказал Митчу про Деймона. − У меня есть догадки, мне нужны доказательства.
  − Майло, ну ты и засранец. А если там засада и меня грохнут вместо тебя? − Митч задал вполне уместный вопрос.
  − Если всё организовал тот, о ком я думаю, то никакой засады нет. Кроме того, мы крышуем этот клуб, намечайся там заварушка, мы бы об этом уже знали.
  − Это уже интересно. Развлечься в клубе с девочками, работая под прикрытием. Майло, такое придумать способен только Твой извращённый ум.
  − Митч, не нарывайся.
  − Ладно, ладно, не кипятись.
  − Я не чайник, чтобы кипеть.
  − Всё, я пошёл, − Митч достал сигарету.
  − Эй, эй. Затушил быстро. Забыл, Майло уже не курит.
  − Вот чёрт! − Митч недовольно фыркнул и побрёл в свою комнату, так и не соизволив переодеться.
  А зачем? Надо же свыкнуться с новым образом, попривыкнуть. Вот он и ходил в таком виде по дому. К его счастью Майло уже поборол смех и спокойно относился к внешнему виду друга, а Милена была на занятиях и не смогла заценить прикид Митча.
  Когда у студентки закончилась чётвёртая пара, она ни минуты лишнего не задерживаясь в ненавистных стенах, покинула здание университета и, выйдя на улицу, прямиком направилась на стоянку, где её уже дожидался Майло. Милена ещё издалека заметила бойфренда и словно окрылённая направилась к нему. Рядом с Майло тем временем крутилась какая-та блондинка и пыталась заигрывать с ним. Ревность вскипела внутри подружки мафиози. Милена подошла к Майло и, не стесняясь окружающих их студентов и преподавателей, впилась блондину в губы нескромным поцелуем.
  − Это и есть твоя девушка? − спросила блондинка разочарованным голосом, поняв, что у неё мало шансов отхватить Майло у такой красотки. − Натсуми, если не ошибаюсь? А меня зовут Роза.
  − Натсуми, детка, − сказал Майло, когда она соизволила завершить поцелуй. − У меня есть сюрприз для тебя, так что прошу... − он открыл дверцу авто, намекая, что автомобилем будет управлять не его хозяйка.
  На блондинку влюблённые вообще не обращали внимания, будто её и вовсе рядом не было.
  − Не подвезёте? − неожиданно спросила девица и внаглую попыталась сесть в машину, причём на переднее сидение, то есть рядом с Майло.
  Милена резко захлопнула дверь, чуть не прищемив девице палец.
  − Слушай, Розочка, тюльпань отсюда, а то сейчас так загеоргиню, обсиренешься! − ревнивица ухмыльнулась, игриво прикусила губу и насмешливо сощурила глазки.
  Роза тут же поспешила ретироваться. Милена для неё слишком грозный противник, а при условии, что Майло пару минут назад отшил блондиночку продолжать бесплодные попытки охмурить − это вдвойне глупо.
  − Милена, да ты собственница! − Майло нравилось, когда она его ревновала.
  Изумрудные глазки сверкнули, ослепив на мгновенье блондина, а на губах заиграла обольстительная улыбка. Милена заигрывала с Майло.
  Сколько же в них страсти и огня? Ответ на этот вопрос знают только они.
  Красотка открыла дверцу и соизволила сесть в машину. Блондин быстро обошёл автомобиль, занял место водителя, и тачка плавно отъехала с парковки. Вся женская половина с вздохами зависти взглядом провожала парочку.
  − Где отхватила такого красавчика, да ещё и на такой тачке? − обсуждали Натсуми студентки.
  − А ты знаешь, что у неё два кавалера?
  − Да ты что?
  − Второй рыженький, такой симпотяжка.
  − Не два, а три. Я её вчера с брюнетом видела. А какая у него тачка. На её месте я выбрала бы третьего. Он, судя по всему самый богатый.
  Милена была, чуть ли не центром всех сплетен, уж слишком часто она давала для них поводы, но всё это ей казалось даже забавным, отчасти.
  Майло отвёз Милену в дорогой магазин, где выбрал очередное шикарное вечернее платье: в меру открытое, в меру закрытое. Изысканное и элегантное. Изумрудное, как её глаза. В качестве украшения − бриллиантовое колье, раз так в пять дороже того, что подарил Деймон, и про которое Милена даже и не узнала. Вдобавок к покупкам Майло организовал визит в салон красоты, терпеливо выждав положенное время. Пока из его красавицы делали сногсшибательную красотку, он обсуждал по телефону поставки оружия. По завершении женского преобразования из просто красивой в очень красивую, Майло наконец-то направился в сопровождении Милены в "Love and Kiss", при этом так и не сообщив, куда, зачем и почему он повёз спутницу жизни и что за сюрприз он организовал. Майло ещё тот скрытник, но Милене интрига только нравилась. Какая разница, куда и почему, самое главное, что с ним.
  И вот вскоре машина припарковалась около ресторана. У Милены глаза на лоб полезли, когда она поняла, в какой ресторан привёз её Майло.
   "Он точно экстрасенс! − промелькнуло в голове. − Он же не мог узнать про..." В эту секунду у Майло зазвонил телефон, и он поспешно ответил. Этому человеку он не мог не ответить.
  − Поставки срываются? − прокричал он в трубку. − Сhungo! Я тебя так на пазлы покромсаю, что ни один травматолог потом не соберёт! − романтический вечер явно был под угрозой. − Милена, детка, иди пока одна, я тут улажу проблему и догоню тебя.
  Спорить с Майло она не стала, да и к чему. Он сам прекрасно знает что делает, и если он сказал что уладит, значит, так оно и будет. Милена покинула авто и не спеша зашла в ресторан. Как только девушка появилась, метрдотель расплылся в улыбке, словно узнал её и сию секунду провёл в VIP-ложе. "Майло всё организовал!" − только и подумала она.
  Милена прошла в ложе. Мягкие уютные диваны, стол со свечами, всевозможные яства и красное вино, переливающееся коралловыми оттенками.
  − Опаздываешь, Милена! Но тебе это простительно, − за спиной послышался знакомый бархатистый голос.
  − Деймон, а ты что тут делаешь? − её вопрос немного озадачил парня.
  − Как что? Пытаюсь загладить вину за испорченный вчерашний вечер. Я был груб и не тактичен, наговорил лишнего. Я не хочу, чтобы мы так расстались. Давай наше расставание будет красивым, − он протянул бокал.
  − Деймон, я не за этим сюда пришла.
  − Я понимаю, ты не рассчитывала на это, но всё же позволь мне провести этот вечер в твоей компании.
  − Деймон, меня вообще-то Майло ждёт. Я и не думала что встречу тебя здесь.
  − Майло? Он здесь? Но как?
  − Он пригласил меня на ужин, чему ты так удивляешься? − Милена смотрела на свой бокал, где вино играло рубиновыми отблесками в пламени свечи.
  − Так значит, вместо моего приглашения ты приняла его. Какой же я наивный.
  Его план провалился, хотя он с самого начала был провальным, но Деймон этого не понимал, не хотел понимать.
  − Милена, вот ты где! − послышался голос Майло. − Я тебя ищу. Детка, ты ложе перепутала, наше-то соседнее, − приобнял её за талию и сделал вид, что пока не заметил соперника. − О, Деймон тут! − наигранно улыбнулся. − Вот так встреча. Вау! Свечи, вино, ужин. Да у тебя тут свидание! Не будем мешать! − блондин мягко развернул Милену, при этом свободной рукой успел помахать на прощание деловому партнёру, по совместительству теперь точно бывшему жениху Его девушки. − Милена, вот что ты чуть не натворила? Представать, что было бы, если бы вас там застукала его девушка. Ты могла бы испортить им всё свидание, − Майло умел играть на публику.
  Свеча на столике мягко освещала лицо Деймона, на котором как кадры кинофильма сменялись чувства и эмоции. "Не рой другому яму, чтобы он не использовал её как окоп", − мужчина с силой ударил по столу, отчего бокал, который чуть менее минуты назад держала в своей нежной руке Милена, опрокинулся и вино разлилось. Пятно на скатерти похоже на кровь. Как символично. Деймон в спешке покинул ресторан, да и вообще город, в который он вернулся только ради любви той единственной, что мягко его отшила. Больше к теме прошлой любви он не возвращался и как Милена потом поймёт, прекратил столь открытые попытки вернуть её.
  Вечер для всех, кроме Деймона, само собой, прошёл замечательно. Милена и Майло поужинали в ресторане с символичным для них двоих названием. Митч аля Майло оттягивался в клубе, арендованном специально для блондина на всю ночь. Vip-ложе со всеми прилагающими: самые дорогие напитки, роскошное убранство, проститутки и фееричное шоу.
  − Оп! - девушка, зажав в своём глубоком декольте бутылку, наклонилась над Мэттом так, чтобы из горлышка виски полилось на язык VIPклиенту.
  Подобные танцы стриптизёрши исполняли частенько, это было визитной карточкой клуба.
  − Неплохо, − парень вальяжно восседал на шикарном диване, а вокруг него располагались три девицы, две по бокам, а одна опустилась на колени в ногах парня. − Майло многое потерял!
  Митч был уже без жилетки − та валялась где-то на столике − и хакер наслаждался происходящим.
  Стриптиз, выпивка, полуголые девицы, ласкающие накаченное тело, бурный секс − что ещё может пожелать молодой парень, живущий на широкую ногу без правил и ограничений, живущий по собственным законам.
  Этой ночью Митч отжигал не на шутку. Вымотав трёх проституток, он натянул кожаную одёжку, которая ему уже начинала нравиться и, оставив обессиленных девиц оклёмываться, подошёл к управляющему:
  − Дружище, − пробормотал Митч, притянув мужчину за галстук поближе к себе, − скажи-ка мне, любезный, кому я обязан таким великолепным вечером, устроенным в мою честь?
  − Господин Майло, − замялся и неуверенно промямлил, − я не могу вам этого сказать.
  − Ты что забыл кто крышует твой клуб? − дуло пистолета упёрлось мужчине в висок. − Одно моё слово и твоё заведение сотрут с лица земли, а тебя... − специально выдержал небольшую паузу, − я лично урою. Усёк?
  − Д-д-д-а, − помотал тот головой.
  − Ты же умный мужик. Так что колись давай, кто организовал вечер, девочек и прочее?
  − Он не представился. Сделал заказ, заплатил и ушёл.
  − Так, а узнать сможешь?
  − Не уверен.
  − Жить хочешь?
  − Да, смогу.
  − Так-то лучше.
  Митч достал свой КПК, вывел на экран фотки предположительных организаторов. Первыми были Деймон и его замы. На четвёртой фотографии управляющий воскликнул, что узнал заказчика.
  − Прекрасно. Считай, Майло тобой доволен. Убивать я тебя не буду, сегодня, во всяком случае! − Митч оскалил зубы в зловещей ухмылке, и убрал пистолет, но при этом управляющий развлекательным заведением затрясся ещё сильнее.
  Митч покинул увеселительное заведение и направился домой, отсыпаться после бурной ночки. К моменту, когда он добрался до штаба, умудрившись, будучи пьяным водилой не попасть в аварию, Милена и Майло уже вернулись из ресторана, и, лишившись верхней части одежды удобненько расположились на диване в гостиной в весьма пикантной позе.
  Майло устроился на диване, полусидя или полулёжа, кому как больше нравится. Милена сидела у него на коленях, практически оседлав парня. Руки блондина блуждала по её спине, скользя вдоль позвоночника от шеи и ниже, к соблазнительному изгибу бёдер, а она покрывала накаченное тело горячими поцелуями.
  Митч попытался незаметно прокрасться, чтобы не портить влюблённым момент, но Майло всё же заметил его:
  − Дружище, с возвращением! Как отдохнул?
  − Великолепно! Майло, ты такое пропустил. Какие девочки, Мммм, особенно блондинка с пятым размером. Ух!
  Милена тем временем даже не оглянулась и, продолжая блуждать на грани самоконтроля, позволяла себе порою слишком фривольные ласки.
  − Так что ты тут делаешь? Какого чёрта домой вернулся? Развлекался бы с девочками, − Майло немного вздрагивал от удовольствия при каждом прикосновения её чуть влажных губ.
  − Я уже развлёкся и не с одной. Надолго их не хватило, − в его голосе чувствовалась нотка разочарования. − Ладно, я спать, а вам желаю приятно провести ночку. И вот что, совет мой: уединитесь в спальне, а то вдруг ненароком мне на кухню захочется пройти, а тут вы.
  − Да, да, уже идём, − Милена, сражавшаяся со шнуровкой кожаных брюк, не посчитав нужным отвлекаться на Митча, так и обернулась к нему.
  Она так и не оценила внешний вид Митча аля Майло. Всё же кожаный наряд неплохо смотрелся на парне, и даже золотистый блонд в какой-то мере освежал его облик.
  Митч добрёл до комнаты и завалился на кровать, так и не удосужившись раздеться, а Майло с Миленой сгорая от страсти, сшибая всё на своём пути, всё-таки дошли до заветной спальни.
  Наутро всё вернулось в прежнее русло. Снова всё как раньше, хотя... нет, каждый день был словно первый день, он был ярче, счастливее, при этом ничего нового в жизни не происходило. Милена продолжала жить как обычно: учёба, тренировки, заезды. Кроме этого она продолжала вникать в дела Майло и в свободное время штудировала информацию и данные, которые предоставлял ей Митч. Даааа... Насыщенная жизнь!
  Так прошла половина семестра.
  
  Время неумолимо шло вперёд, иногда замедляя ход, иногда ускоряясь.
  Бешеный ритм жизни ускорялся с каждым днём. Страсти кипели, адреналин вечно присутствовал в крови. Оружие, тачки, секс − Милена больше ничем не интересовалась. Особенно её увлекали тачки. Автоледи настолько глубоко втянулась в мир ночных гонок, что уже жить не могла без бешеных скоростей. Майло с трудом и руганью порой оттаскивал её от автомобиля, иногда просто напросто не пускал за руль. Митч только ухмылялся, глядя на их разборки из-за такой мелочи, а в глубине души радовался, что хоть кто-то разделяет его увлечение. Майло всегда любил скорость, но при этом не сильно уважал стрирейсинг и гонщиков, увлекающихся им.
  Милена великолепно водила автомобиль, неоднократно выигрывала заезды, но при всех этих заслугах прав на вождение у неё так и не было. Она несколько раз разговаривала по этому поводу с Майло, но ни к чему эти разговоры так и не привели. Лишняя формальность, мелочь, но необходимая, и в скором времени Милена это поняла как никто другой.
  Однажды утром, когда направлялась после ночных заездов в университет, она нарвалась на патруль. Прав у неё по-прежнему не было, а Милена понадеялась, что её не остановят, и решила проехать мимо патруля. Но по закону подлости ей было велено остановиться. Нарываться на неприятности с законом не хотелось, но и останавливаться автоледи тоже была не намерена. В итоге за "Феррари" началась погоня. Спасибо Митчу, скоростному вождению он обучил, к тому же тачка не из медлительных. Милена сумела оторваться от полицейских и добраться домой без хвоста. В университет в этот день она так и не попала.
  После этого случая Милена записалась в автошколу. Майло обещал достать поддельные права, но она настояла на том, что хочет настоящие. Временами спорить с Миленой бесполезно, и Майло сдался.
  Занятия в автошколе сознательная ученица посещала сразу после университета, не заходя домой. Она решила немного сжульничать, надеясь по уважительной причине сократить время боевых тренировок. Но Майло, в отместку, чтобы в следующий раз с ним не спорила, только усложнил программу. Теперь Милена должна была выполнять прежнюю программу тренировки за меньшее время. После таких испытаний до спальни она добиралась никакая. Засыпала мгновенно, лишь коснувшись головой подушки.
  Сама усложнила себе жизнь. Достал бы Майло и диплом и права. Но нет же, Милене нужны настоящие. Вот и мучилась из-за своего характера.
  Из-за напряжённого графика не оставалось времени ни на какие развлечения. Милена никуда не ходила: ни в кафе, ни в рестораны, ни тем более в клубы. Идти с однокурсниками не позволяли тренировки и занятия в автошколе, а с Майло... Он сам не посещал подобные заведения, ссылаясь на свою занятость, чем сильно удивлял Митча, частенько наведавшегося в стриптиз клуб.
  Милена и раньше мало развлекалась, а теперь совсем забыла, что это такое. Но однажды...
  Был обыкновенный вечер, ничто не предвещало ничего интересного. Милена как обычно после университета отправилась в автошколу. Инструктор читал лекцию по основам вождения, а стритрейсерша, знавшая благодаря Митчу о машинах больше чем её преподаватель сидела в аудитории и умирала от скуки.
  Так продолжалось около часа, но вдруг телефон сообщил об SMSке в которой Майло приглашал свою подружку по окончании занятий в ночной клуб, располагавшийся недалеко от автошколы. Милена сильно обрадовалась этому приглашению, так как они уже давно никуда не ходили и не развлекались, да и в таком случае она пропустит изнурительную тренировку. Всё оставшееся время девушка сидела как на иголках, и когда прозвучала фраза: "Занятие окончено", − она самая первая покинула аудиторию.
  Когда Милена вышла на улицу, телефон снова сообщил об SMSке. Майло предупредил, что он задержится и велел подружке отправляться в клуб одной и ждать его и Митча там.
   "Майло, вот получишь ты у меня взбучку, как только появишься, − думала Милена, стоя на улице. − Ну, кто так делает: сначала приглашает пойти вместе, а теперь он, видите ли, опаздывает! − она нервно теребила телефон, срывая на кнопках свою злость".
  В это время мимо неё прошла девушка и остановилась в полуметре, разговаривая при этом по телефону. Милена сразу её узнала. Это была Милагрос Родригес Диас. Девушки вместе учились вождению, и Милагрос была единственной из всей группы, с кем Милена общалась. Милагрос, в отличие от всех остальных согрупниц не была гламурной тусовщицей или блондинистой дурочкой. Милая приятная в общении девушка, умная, сообразительная. С ней можно было поговорить о чём-то кроме кофточки со стразиками или браслетика с брюликами.
  Милагрос стояла в стороне и продолжала разговаривать по телефону, а Милена вдруг окинула её оценивающим взглядом. Белоснежные лёгкие одежды, развиваясь на ветру, подчёркивали хрупкую, изящную, стройную фигурку. Длинные чёрные локоны были собраны в высокий хвостик и волнами спадали до самой поясницы. Красивые глаза светились, словно топазы в свете фонарей. Милена раньше особо и не замечала, какая у неё красивая подруга. В этот момент в голове зародился план: во что бы то ни стало познакомить Милагрос с Митчем. По её мнению они могли бы друг другу понравиться.
  − Мила, а не хочешь ли ты сходить в клуб? − спросила Милена, когда подруга завершила телефонный разговор.
  − Я бы не против развлечься, − ответила девушка, − но идти в клуб я не хочу. Я боюсь, что к нам кто-нибудь начнёт приставать.
  − Не боись, − сказала радостным тоном. − Нас будет, кому защищать. Туда скоро приедет мой парень − Майло, ты его уже видела. А ещё с ним будет его друг − Митч.
  − Это тот, рыженький? − глаза Милагрос загорелись.
  − Именно, и у него нет девушки, так что я вас познакомлю. Ну так как?
  − Я согласна!
  Клуб был недалеко, и подружки на своих двоих за десять минут добрались до него. Зашли внутрь, пристроились у барной стойки. Заказали по коктейлю. О чём-то говорили, общались в общем. Майло и Митч всё не появлялись. Милена начинала понемногу злиться, и чтобы снять раздражение утащила Милагрос танцевать. Девчонки зажигали на все сто.
  Через некоторое время преступный дуэт пожаловал в клуб. Парни прошли вглубь зала и вальяжно расселись на мягких диванчиках. Майло расплылся в улыбке и поманил свою девушку рукой. Она, сделав вид, что не заметила возлюбленного, продолжала танцевать.
  А тем временем за нею и за её подругой уже более получаса наблюдали двое разгорячённых и не только выпивкой мужчин.
  − Ноги недурны! Грудь, попка − всё при ней, − цинично комментировал наиболее возбуждённый. − Фигурка закачаешься. А судя по пластике с нею кайф точно обеспечен. Уж она-то одной классической позой навряд ли ограничится.
  − Ты хоть раз можешь посмотреть на девушку, не подумав о сексе? − ухмыльнулся собутыльник ещё не дошедший до той кондиции, когда мужчина начинает думать не верхней, а нижней головой.
  − Хочешь сказать, она не заслуживает моего внимания?
  − Ну... В ней есть блудинка. Она как раз в твоём вкусе, впрочем, и в моём тоже, − переведя взор с красотки на её не менее симпатичную, но чуть более скромную подружку парень сообразил хитрый способ как можно быстро и беспроблемно подзаработать. − Спорим на две тысячи, что ты не склеишь её подружку!
  − Подружку? − услышанное его явно удивило. − Уступаю её тебе.
  − Слабо? Не удивительно! Твоя брутальная грубость только на блудливых и действует, а с этой крошкой ты окажешься в пролёте.
  − Спорю на три штуки, что я её склею.
  Азарт быстро перевёл стрелки с Милены на Милагрос.
  − На четыре, что не склеишь!
  − На пять, что если ты тоже будешь её клеить, то она всё равно пойдёт со мной! − после принятия ударной дозы алкоголя менее стойкого в этом отношении мужчину потянуло на авантюры. − Готовь денежки!
  
  Когда музыка закончилась, Милена соизволила удостоить Майло своим вниманием. Не сходя с танцплощадки, она перекинулась с ним несколькими жестами и уже было направилась к парням, как вдруг услышала за спиной крик Милагрос. Какой-то подвыпивший мужчина держал её за руку и пытался обнять, попутно что-то говоря ей. Милагрос была сильно напугана и почти не сопротивлялась. Милену эта ситуация сильно разозлила.
  − Слышь, ты, жертва рваного презерватива, отпусти мою подругу, если не хочешь получить мощный пинок по Фаберже!
  Приставала нахмурил брови:
  − Не лезь не в своё дело, − его сильно напрягла сложившаяся ситуация. − Она мне понравилась, а значит, будет моей, − незнакомец слегка потянул перепуганную девушку за волосы вниз и вдруг он крякнул от удара под рёбра, который Милена нанесла ему.
  Домогатель сразу отпустил Милагрос, а её защитница этим воспользовавшись, быстро взяла подругу за руку и направилась вместе с ней к столику Майло и Митча.
  Но далеко отойти девушки не успели. Пьяный спорщик подошёл к ним, схватил Милагрос за руку, и рывком потянул её на себя. Милагрос снова оказалась в мужских лапах. Милена хотела его ударить, но не успела. На её пути возник ещё один парень − подстрекатель и друг пьяного домогателя. Он попытался уболтать Милену, но она, оттолкнув его, направилась к Милагрос.
  Тем временем, Майло вскочил с места и уже устремился к Милене, чтобы прибить обнаглевшую парочку, осмелившуюся приставать к Его девушке, но его остановил Митч.
  − Дружище, не мешай. Ты разве не видишь, что там творится? Я не позволю, чтобы к Моей женщине кто-то приставал!
  − Это хороший способ проверить, чему она научилась. Тренировки тренировками, а реальная драка покажет, на что она способна, − ответил Митч со свойственным ему спокойствием. − Я уверен, она и без нас справится.
  − Возможно, ты и прав! − Майло призадумался.
  Парни вернулись на свои места и продолжили наблюдение за происходящим.
  Милена недолго думая, снова ударила пьяного "кабеля", пытавшегося закрыться от удара за Милагрос. Высвободив подругу из плена мужских лап, защитница повернулась к приставале спиной, намереваясь покинуть танцплощадку.
  − Ах ты, суч... − остаток фразы Милена вбила ему в глотку чётким ударом левой ноги − не оборачиваясь и не сходя с места. Он забулькал и отлетел к барной стойке. − Дрянь! − зарычал он и кинулся было на свою обидчицу.
  Милена окончательно разозлилась и решила больше не нянчиться с ним. Боевая девка от души приложила домогателю в подбородок, а далее одарила его ударом правой ноги под рёбра.
  Потом она резко развернулась и... застыла на месте. Милена увидела, как Майло и Митч спокойно сидят за столиком, пьют виски и наблюдают, вместо того, чтобы помогать. Девушка разозлилась ещё больше. Но быстро выпустила пар, избив второго парня, попытавшегося заступиться за друга. Он попал под её горячую руку, после того как со всей силой ударил Милену в лицо. Только кулак его упёрся в раскрытую ладонь девушки, словно в хорошо укреплённую боксёрскую грушу.
  − Надеюсь, ты закончил со своими играми, − ухмыльнулась, и наглец получил удар поддых, в результате чего парень согнулся напополам.
  Ей понадобилось всего пару силовых приёмов, которым её научили Митч и Майло, чтобы обезвредить нападающего. Парень понять толком не успел, что произошло, когда его сильное тело вдруг очутилось на полу в паре метров от его дружка.
  − Идём уже, − сказала заступница напуганной подруге и направилась к столику, за которым восседали друзья-мафиози. Милагрос безропотно поплелась вслед за Миленой. Когда девушки подошли к парням, Майло поаплодировал своей боевой спутнице жизни:
  − Классно ты их сделала!
  − Это не я их сделала, это их мама с папой сделали, и, судя по всему, не очень старались!
   Она была зла на Майло: "Как он мог спокойно сидеть и смотреть?" − эта мысль не покидала её весь оставшийся вечер.
  Каково же было удивление Митча и Милагрос когда они лишь глянули друг на друга. Милагрос оказалась той самой незнакомкой волею небес скрывавшейся от непогоды в кофейном магазинчике. Случай снова свёл их.
  − Красивая пара, − проурчал Майло Милене на ушко, глядя на целующихся Митча и Милагрос.
  Майло одобрил выбор друга и искренне порадовался за него. Такая девушка как Милагрос способна невольно для себя самой покорить своей женственностью любого мужчину и Митч не устоял перед молоденькой испанкой с миленьким личиком, пухленькими губками, аккуратным носиком, красивыми глазами нежно медового цвета. Милагрос очаровала Митча. Он весь вечер общался только с ней, забыв про Милену и Майло, да что там про них, он даже не вспомнил про PSP, а это говорит о многом. Ну а Милена развлекалась и миловалась с Майло, при этом мысленно пыталась придумать способ отомстить блондинчику за его равнодушие. Не зря же говорят: "Умные люди не обижаются, а сразу начинают планировать месть".
  Когда вечер подошёл к концу, вся компания покинула клуб. Милена оседлала железного коня Майло, а Милагрос отправилась домой с Митчем на его автомобиле.
  
  Путь до дома Милагрос предстоял не близкий, из центра города в спальный район. Когда Митч узнал адрес, в его голове начал созревать план как с пользой для тела воспользоваться представившимся временем. Но погода внесла свои коррективы.
  Ещё и полпути проехать не успели, как погода начала резко меняться. Небо заволокло и на лобовом стекле начали появляться маленькие капельки дождя, а вскоре пошёл ливень.
  − Вот чёрт, − мягко выругался Митч, перестраивая машину к обочине.
  − Что-то случилось?
  − Тачка сдохла.
  Машина начала сбавлять скорость, потом вовсе остановилась.
  − Ты сможешь починить?
  − Конечно, смогу, только не в такой ливень.
  − Тогда нужно просто переждать. Обычно сильный дождь быстро заканчивается, − Мила и не догадывалась, что ловушка начала захлопываться.
  Митч решил воспользоваться удачными погодными условиями, рассчитывая на пикантное времяпрепровождение.
  − И снова дождь, − Милагрос вспомнила первую встречу с Митчем и улыбнулась.
  Водитель тем временем включил радио, как фон.
  − Можно? − вдруг спросил он, доставая пачку сигарет.
  − Это же твоя машина, делай всё что хочешь.
  − Прям таки всё?
  − С машиной − да! − уклончиво ответила Мила и опёрлась спиной на боковую дверцу.
  Глаза всё чаще закрывались. Усталость давала о себе знать. Очередной раз, открыв их, она увидела, что лицо Митча находится в нескольких сантиметрах от неё.
  − Что ты делаешь? − спросила она.
  − Хочу поцеловать тебя, − непринуждённо ответил он и тут же приступил к задуманному, взяв инициативу полностью в свои руки.
  Пододвинувшись чуть ближе, он обнял девушку и притянул к себе. Его пылкие и мягкие губы ласкали её уста. Он оторвался от сладких губ, и Мила запрокинула голову назад, позволяя ему целовать свою шею. Митч ощущал, как под его губами пульсирует жилка.
  Резким движением он посадил девушку себе на колени, и она оказалась сверху, оседлав парня, как жеребца. Теперь инициатива была поровну с обеих сторон.
  Они жадно целовались. Ей безумно нравилось ощущать на своём лице его начинающую пробиваться щетину; нравилось, как его волосы курчавились под её пальцами. Мила в порыве накатившей страсти шарила руками по его голове и сжимала его волосы в кулаке. Митч скользил руками по её спине. Желание нарастало. Вскоре её платье было брошено на переднее сиденье. Туда же полетела рубашка Митча.
  Вот он уже целовал плечо и продолжал спускаться вниз. Ловко избавив Милу от бюстгальтера, он начал ласкать её грудь. Вскоре он уложил девушку на спину, вжимая её в мягкое сиденье. Кое-как расстегнув джинсы, он моментально их стянул. И вот они полуобнажённые соприкасались своими страстными телами. Его руки, будто жили своей жизнью. Они прошлись по нижнему белью, вызывая дрожь и трепет в женском теле.
  В одно мгновение преграды исчезли.
  Возбуждение и страсть переполнили машину.
  Любовники потеряли реальный счёт времени. Они тонули в пучине страсти, опускаясь на самое дно бездны наслаждения.
  Ещё чуть-чуть, совсем немного... и вот − Свершилось − момент, ради которого всё и начиналось.
  Тело стало слабым, приятное тепло растеклось по нервам и мышцам...
  Они лежали, тесно прижавшись друг к другу, как ложки в подарочном наборе. Его рука крепко обнимала её за талию.
  − Ты была неповторима! − выдохнул Митч.
  − Ты тоже! − она глубоко вздохнула, переполненная эмоциями и приятной истомой.
  Вскоре шум дождя затих. И дождя не стало.
  С лицом сытой кошки Милагрос приподнялась на локтях, и, высвободившись из мужских объятий, потянулась за одеждой.
  Одеваться в машине задача не из лёгких. Мила умудрилась несколько раз удариться о бардачок, а вот Митч справился гораздо быстрее, видимо опыта побольше.
  Выкурив сигарету, он вышел на улицу и открыл капот, посветил фонариком. С умным видом окинув внутренности автомобиля, он для отвода глаз немного пошарил среди деталей и захлопнул крышку.
  Машина завелась с первого оборота.
  − Что-то ты быстро справился. Может, тачка и не ломалась вовсе, − блаженно прищурив глазки, Мила озвучила пришедшую ей в голову догадку.
  − Может и не ломалась, − Митч даже не старался оправдаться, уж ему-то точно не за что было оправдываться.
  − Так ломалась или нет?
  − Разве это сейчас важно?
  − Для меня − да! Знаешь, у меня такое ощущение, что ты подстроил это специально, разве нет? − вопросительно посмотрела на любовника.
  − Что ж, скрывать, смысла нет. Это действительно так. Но ты же была не против!
  − Только из-за твоей "поломки".
  − Ну да, ну да... − хмыкнул рыжевласый хитрец. − Отвезти тебя домой, или ещё со мной потусуешься?
  − Отвези, мне утром на работу! − Мила облокотилась о спинку сиденья и прикрыла глаза, пребывая в лёгкой полудрёме.
  
  В отличие от новоиспечённой парочки, Майло с Миленой вернулись домой до того как погода разбушевалась.
  − Стопудово Митч вернётся только утром, − сказал Майло, заходя в дом.
  − А я так не думаю. Мила не такая. Она не будет спать с парнем в первый же день знакомства, − ответила Милена и сразу отправилась на второй этаж.
   "Не все такие, как ты", − Майло ухмыльнулся, немного завидуя Митчу попутно вспоминая, как же долго он уламывал Милену, всё же он добился её только тогда, когда оба влюбились друг в друга без памяти.
  Этим вечером сама не зная почему, Милена сильно устала и очень хотела спать. Она по-быстрому приняла душ и, не дожидаясь возлюбленного, улеглась в постель. Но едва только она задремала, как появился Майло. Он присел на кровать и поцеловал свою красавицу в её сладкие уста. Она сквозь дремоту ощутила тепло его щеки и губ. Сонная, почти заснувшая она ответила на поцелуй и обхватила руками его шею. Но поцелуй был не долгим.
  − Прости детка, но не сегодня. Мне нужно ещё кое-куда съездить, так что спать сегодня будешь одна.
  − Когда ты вернёшься? − спросила сонным голосом, ничуть не дивясь ночной вылазке своего любовника.
  − Часиков через три-четыре, − ответил Майло, на выходе из комнаты.
  Милена встала с кровати, подошла к окну и через минуту взглядом проводила мотоцикл. Обернувшись, она обратила внимание на часы, которые показывали 00.40. Сонная доплелась до кровати и тотчас заснула.
  
  Спустя некоторое время девушка проснулась. В горле пересохло, и она отправилась на кухню за стаканом воды. Проходя мимо комнаты Митча, Милена заметила свет, проглядывающий из под двери.
   "Митч ещё не спит", − подумала, но не предала этому значения.
  Спустилась вниз, зашла на кухню, попила воды, вернулась в спальню. Часы показывали 02.40.
  Милена улеглась на кровать, но заснуть не смогла. Она вспомнила, что произошло этим вечером в клубе, и сон как рукой сняло. Девушка ворочалась в кровати и обдумывала план мести.
  Спустя некоторое время она его придумала. Самый простой, но и самый эффективный способ МЕСТИ.
  К Милене так же как и к Майло очень хорошо подходит поговорка: "Я не злопамятный, вот отомщу и забуду".
  Девушка встала с кровати, взглянула на часы. Они показывали 03.20.
  − Скоро вернётся Майло. Думаю, он успеет! − улыбнулась своему отражению и, аккуратненько расправив полупрозрачный пеньюар, еле прикрывающий тело, вышла из комнаты.
  Босые ножки едва касались пола, а сиреневый пеньюар еле успевал догонять летящее нагое тело.
  Милена бесшумно проскользнула в комнату Митча. Дверь специально оставила слегка приоткрытой. Подошла к лучшему другу со спины и обвила его шею руками. Митч тут же вскочил и, повернувшись к незваной гостье, вытаращил на неё глаза.
  − Милена, ты что творишь? Зачем ты пришла, да ещё в таком виде? − нервно спросил он, оглядывая девушку с головы до ног.
  Взгляд парня невольно скользнул по женскому телу, отмечая стройные ноги, небольшие бёдра, безупречный живот, тонкую талию и обнажённую грудь, вздымавшуюся от дыхания.
  − А ты не догадываешься? − лёгким жестом она вскинула руки, пеньюар всколыхнулся, приоткрывая для взора Митча новые тайны прекрасного тела.
  − Ты пьяна? − парень не понимал, что на неё вдруг нашло.
  − Нет, − промурлыкала, прожигая Митча глазами.
  − Милена, вернись лучше в свою комнату. Если Майло застукает тебя здесь, он всё неправильно поймёт.
  − Митч, расслабься, − девушка посмотрела на парня томно заблестевшими глазами. − Сейчас ты должен думать обо мне, а не о Майло! − её губы тронула едва заметная, почти невесомая полуусмешка.
  Шаг и соблазнительница страстно поцеловала Митча, вынуждая его разомкнуть губы. Он и опомниться не успел, а её язык уже стал изучать его ротик.
  Его дыхание стало быстрым и неровным. На мгновенье желание захлестнуло, и он поддался страсти. Митч раскрывал губы крепким поцелуем, а его ладонь покрыла и слегка прижала её грудь.
  Взрыв ощущений внутри Милены был настолько велик, что из груди вырвался лёгкий стон, который и привёл Митча в чувства. Он с трудом оттолкнул искусительницу.
  − Милена, не делай так больше. Я же не железный, − проговорил Митч, тяжело дыша.
   "Я в этом не сомневаюсь", − подумала она, прищурив глазки, в которых зажглись озорные искорки.
  Чаровница облизнула губы и ухмыльнулась:
  − Митч, − томно произнесла имя, − ну неужели я тебе не нравлюсь как женщина? Разве ты меня не хочешь? − прелестница всеми способами старалась соблазнить парня, который усилием воли пытался подавить нарастающие страсть и желание.
  − Не то, чтобы не нравилась. Но ты же девушка Майло. Мы не можем.
  − Сейчас мы просто мужчина и женщина, − сексуальная обольстительница снова поцеловала рыжего хакера.
  Тела были настолько близки, что стук сердец соединился в один звук! Её руки опустились к его талии, и она принялась расстёгивать брюки. Руки Митча гуляли по её телу, а губы жадно целовали. Его губы были такими горячими, такими жадными... Поцелуй его возбудил и довёл почти до исступления. Милена стянула с Митча его футболку, сама лишившись при этом сорочки. После того, как последняя одежда была снята, и между ними больше не осталось никаких преград, они опустились на постель. В эти мгновения правила страсть − раскалённая, возбуждающая.
  Тем временем домой вернулся Майло. Он оставил мотоцикл в гараже и быстро зашёл в дом. Поднявшись на второй этаж, он услышал стоны блаженства, доносившиеся из комнаты Митча.
  − Неужели он привёз эту Милагрос сюда? Merda! Теперь выспаться не даст? − пробурчал Майло, проходя по коридору. − Потише можно! − прокричал блондин, стоя около комнаты Митча.
  Чтобы привлечь внимание к своим словам он пнул дверь в комнату друга.
  Майло не догадывался о том, что дверь то не заперта. От удара дверь широко распахнулась.
  В комнате горел свет, поэтому Майло отчётливо разглядел лицо любовницы Митча.
  Милена ехидно улыбнулась, глядя в злющие глаза Майло. План мести удался.
  Но злые глаза Майло, это было последнее, что изменница видела в своей жизни. Выстрел... и пустота.
  
  Милена вскочила с кровати и напугано уставилась в темноту.
  Жадно глотая воздух, девушка оглядывалась вокруг. Она была в комнате Майло. Темно и тихо. Взглянула на часы: 02.40.
  − Присниться же такое!!! − сказала вслух, сжимая в руках одеяло. Немного отдышавшись, Милена решила спуститься на кухню, попить.
  Она шла по тёмному коридору. Стояла мёртвая тишина, лишь редкий скрип половиц нарушал её. В доме кроме Милены никого не было.
  Дошла до кухни, налила холодной воды, но потом, даже не отглотнув, поставила бокал на стол. Взяла другой бокал и плеснула в него виски, который достала из шкафчика. Подойдя к окну, мелкими глотками опустошала бокал, наблюдая за тем, как в чёрном бархате ночного неба плыла луна.
  Постояв у окна минут двадцать, Милена решила вернуться в комнату. Легла на кровать, но долго не могла уснуть. Она не могла забыть свой сон, особенно взгляд Майло. Но когда блондин вернулся, девушка уже спала. Он быстро переоделся и лёг рядом. Пару минут, и он провалился в сон.
  
  Милена ещё долго не могла отойти от своего сна. Он был настолько реалистичным, что девушка даже иногда сомневалась: "А сон ли это? " Но всё же твёрдо убедила себя в том, что это сон, так как она жива, а во сне Майло пристрелил её.
  После той ночи Милена несколько дней вела себя, мягко говоря, странно: всё время шарахалась от Митча, а Майло просто игнорировала. Мстить она не передумала, но решила, что игнорирование − самый безопасный способ мести. Парни поначалу пытались выяснить причину её странного поведения, но потом перестали обращать на это внимание, списывая его на переменчивое женское настроение в определённые дни календаря.
  Постепенно Милена успокоилась, и всё вернулось на округи своя.
  Жизнь завертелась в прежнем ритме: учёба, тренировки и полное отсутствие развлечений. Но... однажды...
  Обыкновенный день, ничем неприметный, всё как всегда: лекции, семинары, большая перемена. Обычно Милена проводила большую перемену в обществе Курта или Молли, но в этот день как назло и Молли и Курт прогуливали занятия. Молли из-за больной матери, а Курт... не любил он учиться, да и в универе появлялся только из-за Милены: кто же кроме Милены даст ему списать? Идти куда-то в одиночестве малообщительная студентка была не настроена, и не очень-то хотелось, поэтому она осталась в аудитории. Вокруг царила несвойственная для этого времени дня тишина. Все вокруг что-то учили, зубрили и никому не докучали глупыми разговорами. Милена наслаждалась блаженной тишиной, это ей очень нравилось. Но умиротворение долго не продлилось. В аудиторию явились её однокурсницы: компания размалёванных девиц, прыгающих "на задних лапках" перед главной фифой курса. От них было шума как от сирены: почти все девушки визжали от восторга, словно поросята. Милена уткнулась в учебник, делая вид, что читает. Она надеялась, этот визг скоро прекратится, и её надежды оправдались. Восторженные вопли прекратились, но им на смену пришёл высокомерный голосок Энн Мортимер − хвастуньи и выскочки. Энн − легкомысленная, ветреная, очень беспечная девушка со смазливым личиком. Такая девушка имеет успех у мужчин, но их интересуют не длительные отношения, уж это точно. Эта девица Милене всегда напоминала Натали, как внешне, так и манерой поведения, поэтому она старалась не общаться с ней и с её окружением. К счастью обеих девушки учились в разных группах и виделись только на лекциях.
  Милена недовольно закатила глаза и отвернулась от расшумевшейся компании, но при этом она всё равно слышала весь их разговор, хотя, Энн специально говорила громко, чтобы её услышало как можно больше народу. Милена была уверена, что девица как всегда начнёт хвастаться очередным платьем или сумочкой, но на этот раз Энн превзошла саму себя. Она хвасталась тем, что вечером пойдёт в ресторан на день рождение какого-то очень богатого бизнесмена, и она уверяла, что обязательно познакомится там с богатеньким молодым человеком, ну или не обязательно молодым, но богатеньким. Девушки, окружавшие её, были в восторге. Им-то точно никогда не светило побывать на подобном мероприятии.
   "Пользуется тем, что её отец работает в ресторане, где устраивается праздник, вот и всё, а возомнила...", − Милене так и хотелось сказать это вслух, но она сдержалась.
  Девушка старалась не обращать внимания на шумную компанию, но это было невозможно. Восхищённые вопли и хвастовство не прекращались, её это стало сильно раздражать и, в конце концов, Милена не выдержала:
  − Хвастается так, будто её туда пригласили, − фыркнула раздражённая студентка, пересаживаясь на "галёрку", подальше от шумной компании.
  − Завидуй молча, − с важным видом ответила Энн.
  − Было бы чему завидовать! − самодовольно ответила Милена.
  − А позавидовать есть чему. У меня отличное телосложение и очень женственная фигура, я красивая, поэтому на меня обязательно кто-нибудь западёт, − Энн никогда не упускала момента, чтобы не похвалить себя.
  − Фигура? − картинно закатила глаза. − Энн, да ты же "Доска два соска".
  Энн побелела от злости. Милена поймала её за живое, и девица не могла ничего возразить.
  − Здорово ты её! − прошептали парни, вечные завсегдатаи "галёрки".
  Они были из компании Курта и Милена часто с ними общалась. Поэтому именно к ним она и подсела.
  − Иначе ей не объяснить, что дефекты мозга таналкой не замажешь, − сухо ответила и снова уткнулась в учебник.
  Парни громко рассмеялись, тем самым дав понять Энн, что они смеются именно над ней. Энн посмотрела на Милену как на врага народа, но на большее она была не способна.
  Через пару минут прозвенел звонок, вошёл преподаватель. Началась очередная скучная лекция, а за ней ещё одна.
  После занятий сонная красавица покинула здание университета. Милена стояла около парковки, дожидаясь Майло, который должен был забрать её, но почему-то задерживался. Недалеко в стороне стояла Энн, обсуждая с ещё несколькими девушками платье, которое она наденет этим вечером.
  Милена постояла минут десять и недовольно вздохнув, потянулась за телефоном. Но набрать номер Майло не успела.
  Рядом остановился чёрный лимузин. Из машины вышел Митч и протянул девушке руку, приглашая сесть в автомобиль. В дорогом деловом костюме, с галстуком он выглядел очень презентабельно. У Энн, так же как и у её подружек, "челюсть вывалилась" от удивления и зависти. Милена оглянулась на обалдевшую компанию и, сверкнув зелёными глазами, с важным видом села в лимузин. Машина плавно тронулась.
  − Митч, что всё это значит? − лучезарно улыбнулась.
  − Ты о чём? − задал он встречный вопрос, делая вид, что не ничего особенного и не происходит.
  − Не строй из себя дурачка! Ты понял, о чём я. Откуда взялся лимузин, почему ты так одет?
  Ответа она так и не получила. У Митча запел мобильник, и он ответил на звонок.
  − Да, Майло, всё в порядке, мы уже едем, − сказал он и отключил телефон.
  − Без Майло тут конечно не обошлось! Я одна не в курсе, что тут творится.
  − Всё узнаешь сама, но позже.
  − Ты меня заинтриговал! − произнесла с задором, а Митч в ответ лишь ухмыльнулся.
  Через минуту лимузин остановился. Милена вместе Митчем вышла из машины. Осмотревшись вокруг, девушка поняла, что её привезли к самому дорогому и роскошному салону красоты в городе. У Милены глаза загорелись в предвкушении. Митч заметил её реакцию и улыбнулся.
  Зашли внутрь. Их уже ждали. Митч о чём-то заговорил с управляющей, но о чём именно, Милена не расслышала, так как её увели в соседнюю комнату. В конце разговора Митч вручил женщине красивую коробку, которую принёс водитель. Управляющая заверила парня, что всё будет сделано в лучшем виде.
  
  С Миленой обращались как с принцессой. Ещё бы, за такие деньги, которые угрохал Майло.
  Пробыла девушка в салоне несколько часов. Прошла полный комплекс всевозможных процедур. Далее её повели к парикмахеру и визажисту.
  Милену превратили в ослепительную красотку: Перламутровая кожа сияла словно жемчуг; Глаза сверкали, подобно изумрудам и в этом было что-то одновременно пугающее и завораживающее; Безукоризненно правильные черты лица были яркими, эффектными, подчёркнутыми с самой выигрышной стороны. Причёска изящно обрамляла лицо и при всей миниатюрности фигуры придавала ей вытянутые про?порции. Бриллианты и изумруды блестели среди тёмных локонов. Красавица не могла оторвать от них взгляда, поворачивая голову и так, и эдак, чтобы поймать ими отблески света. Драгоценный браслет подчёркивал тонкое запястье. Откровенное платье неверо?ятно подходило Милене и открывало все прелести точёной фигурки миниатюрной красотки.
  Майло позаботился не только о причёске и макияже, он не забыл про украшения и шикарное вечернее платье, подчеркивающее женственную сексуальность.
  Милена всегда была красивой, но теперь стала Королевой красоты, короны только не хватало для завершения образа.
   "Если бы я была мужчиной... я влюбилась бы!" − подумала "Венера", разглядывая себя в зеркале.
  Восхищения работниц салона так и сыпались со всех сторон, но Милена не обращала на это внимание. Во-первых, она и без их восторгов знала, что прекрасна, а во-вторых, у них работа такая, расхваливать клиенток.
  Тем временем, пока "Королева красоты" любовалась на себя красивую, её уже битый час дожидался её ненаглядный.
  Парень взглянул в огромное антикварное зеркало, занимавшее всю стену напротив дивана, на котором он вальяжно расположился и от скуки стал вглядываться в свой облик. Правильные аристократические черты лица, шелковистые чуть волнистые волосы, изумрудные глаза, коралловые губы, жемчужные зубы, реши?тельный подбородок, роскошное накаченное тело, − всё это он уже видел ты?сячу раз и никогда не удивлялся своей популярности у женщин, чьим вниманием всегда был избалован.
  Вокруг парня раздавались томные вздохи и стоны. Все женщины вокруг не сводили с него взгляд. Особо смелые пытались с ним познакомиться, но он одним резким словом отшивал девушек, посмевших позариться на такое сокровище. Он принадлежит одной единственной и ни за что ей не изменит.
  − Молодой парень в его возрасте должен бросаться на всех женщин с горящими глазами и торчащим членом. Ну уж по крайней мере проявлять заинтересованность. Его же поведение очень странно, − шушукались пожилые дамы, глядя, как парень отшивает красотку за красоткой.
  Ему это уже начинало изрядно поднадоедать. Женское внимание, конечно, льстило ему, но такая напористость начинала пробуждать в нём хищника, а ведь жертва у него одна единственная и дожидался он именно её.
  Полюбовавшись на себя ещё минут пять, Милена прошла в соседнюю комнату, где её уже дожидался Майло. Когда она предстала перед его взором, он восторженно оглядел её с ног до головы.
  Блондин поедал свою женщину глазами, но и она была занята примерно тем же. Милена окинула Майло удивлённым и одновременно восхищённым взором. В любой одежде он был точно во-площённая мечта каждой женщины, но сейчас он был словно с обложки глянцевого журнала. Брендовый классический костюм, галстук, белоснежная сорочка − беспроигрышный вариант, позволяющий всегда выглядеть достойно и по строгому элегантно. Часы Rolex по праву являющиеся символом богатства и высокого социального статуса их владельца придавали солидности. Золотые запонки как неотъемлемый аксессуар добавляли изысканный стиль обладателю, а шляпа, слегка надвинутая на глаза, идеально дополняла образ гангстера.
  
  Прошло минут пять, и молчаливое созерцание друг друга прервал телефонный звонок. Но Майло не стал отвечать. Вместо этого он взял Милену на руки и понёс на улицу, к лимузину.
  Парочку провожали взглядом все, кто был в тот момент в салоне. Женская половина тяжело вздыхала, завидуя.
  Майло усадил Милену в лимузин и сам уселся рядом, дав команду водителю отправляться. Машина плавно тронулась с места.
  − Майло, что за важное мероприятие намечается сегодня вечером?
  − С чего ты решила, что мероприятие важное?
  − Если Ты так оделся, да ещё и лимузин заказал...
  − Ничего особенного! Всё как обычно, за исключением повода, но ты и сама всё поймёшь, − таинственно ответил Майло, сверкая хитрющими глазами.
  − Что ты, что Митч, оба говорите загадками. Но эта таинственность мне даже нравится.
  Через пару минут лимузин остановился около роскошного ресторана. Майло вышел из машины первым и как галантный кавалер подал спутнице вечера руку. У входа в ресторан их встретил управляющий и проводил в банкетный зал.
  Ресторан полнился гостями. Оркестр в виде пианиста, саксофониста и скрипача исполнял лёгкую, непринуждённую музыку, которая, разливаясь по залу, создавала великолепный фон для щебетания прекрасных дам и тяжёлого хохота их кавалеров. Неяркое, слегка приглушённое освещение зала идеально гармонировало с обстановкой: не слишком светло, оставляя некий налёт таинственности на лицах присутствующих, не слишком темно, давая возможность полюбоваться на изысканный антураж.
  Едва дверь в зал распахнулась, все взгляды тут же обратились в сторону необыкновенной красивой пары. Милена заметила, как оценивающе оглядывают её женщины и как одобрительно смотрят мужчины. Она знала, что выглядит безупречно, и внешность − последнее, о чём ей стоило беспокоиться. Великолепно скроенное платье сидело идеально, словно вторая кожа, стразы на лифе при искусственном освещении выглядели особенно эффектно: загадочно мерцая, создавая ощущение особого, элегантного шика. Струящаяся ткань подола ласково касалась ног, словно девушка шла по облаку. Милена выглядела одновременно женственной и уверенной в себе, элегантной и естественной.
  Как только пара прошла вглубь зала, на них тут же обрушился шквал аплодисментов, а потом посыпались поздравления с Днём Рождения, предназначавшиеся Майло.
  Блондинчик с кошачьими глазками в очередной раз сильно удивил Милену, и это мягко сказано. Она была шокирована известием, что причиной празднества являлся День Рождения Майло! Но красавица и виду не подала, что удивлена. Милена достойно держалась. Она могла подать себя в высшем обществе, если это было необходимо, а сейчас был именно такой случай.
  МафияЛеди мило улыбалась всем гостям и поддерживала светские разговоры. При этом она оценивающе рассматривала всех присутствующих на празднестве. Конечно, Милена это делала незаметно, чтобы не компрометировать себя. Женское любопытство − страшная сила.
  На её взгляд большинство женщин были безвкусно и крикливо размалёваны. Они вели себя так, словно единственной их целью было продемонстрировать дороговизну собственных на?рядов. Мужчины тоже не страдали скромностью, но их нахальство имело другой оттенок − силь?ные, уверенные в себе самцы, готовые втоптать в грязь каждого, кто попытается встать у них на дороге. Подобные люди не признают условностей светского общения, называют вещи своими имена?ми. Если им чего-нибудь захочется, они, как пра?вило, берут сразу и насовсем.
  Интересные знакомства у Майло, а теперь и у Милены. Только спутницу криминалитета серьёзно мало кто воспринял. Милене был присвоен статус любовницы, вскоре развеянный виновником торжества.
   Майло в знак серьёзности отношений с Миленой познакомил её с Данте - человеком, во многом благодаря которому, Майло стал "тёмным принцем мафии". Этот его поступок был расценен как знакомство отца с будущей невесткой. В одно мгновение Милена приобрела значимое в определённых кругах общественное положение.
   Митч, осознавая шаткость в одночасье приобретённого Миленой статуса, решил лично удостовериться в том, что её кандидатура была воспринята всерьёз, а подтвердить это мог лишь сам Данте.
   Подойдя к почётному гостю, Митч в лёгкой непринуждённой форме начал разговор:
   − А что вас больше всего интересует в женщинах − внешность или содержание?
   Данте улыбнулся, вращая в руках прозрачный бокал, и ответил:
   − Стекло привлекательно, но я предпочитаю вино.
   − Однако замечу, что пить прекрасное вино из черепков − небольшая радость.
   − Пить вино − эстетическое удовольствие... Так что всё должно быть сообразно. Чем прекраснее вино, тем прекраснее фужер.
   Данте поставил пустой бокал на поднос мимо проходящего официанта и, глядя прямо в глаза Митчу, прервал затянувшееся молчание:
   - Не в моих правилах утомлять собеседника долгими разговорами. Твоя дама уже заждалась тебя, а женщину, как и огонь, нельзя оставлять без присмотра − или погаснет, или сожжёт всё к чёртовой матери.
   Митч в знак уважения сделал лёгкий поклон головы и парой минут спустя уже кружил Милагрос в танце.
  
   Вечер был незабываем и неповторим.
   Майло и Милена были королём и королевой празднества.
   Комплименты сыпались со всех сторон.
   Как и положено на подобном празднике, Майло 'завалили' подарками. Но не только именинник получал подарки. Милену одаривали вместе с ним, как его спутницу. МафияЛеди 'усыпали' брильянтами.
   Весь вечер раздавались поздравления, тосты, восхищённые речи... Майло любил быть в центре внимания и привил эту любовь и Милене. Они оба утопали в переизбытке внимания и наслаждались происходящим.
  Но сюрпризы для Милены на этом не закончились. Но ни Майло, ни его гости уже не имели к этому отношения. Очередным сюрпризом стало появление на празднике однокурсницы Энн, которая "позеленела" от зависти, увидев Милену среди гостей.
  Девица, как и говорила, попала на день рождение богатого бизнесмена, и этим бизнесменом являлся Майло.
  Главный подарок за этот вечер Милена получила именно от Энн. Им стало её перекосившееся лицо. Когда девица узнала от отца, что её дерзкая однокурсница не просто приглашённая гостья, а спутница самого виновника торжества, Энн состроила такое неповторимое выражение лица, что словами трудно это описать. Перекривившееся лицо Энн было лучшим подарком, который она только могла преподнести Милене.
  МафияЛеди получала неимоверное удовольствие, а Энн была готова провалиться под землю, лишь бы не видеть её довольного личика, на котором красовалась сексуальная улыбка, плавно переходящая в ехидную, как только Милена обращала свой взор на однокурсницу.
  Но ещё больше радовало то, что Энн весь вечер безуспешно пыталась завести знакомство с кем-нибудь из гостей. Бедная Энн не подозревала о том, что на подобные мероприятия мужчины приходят обязательно со спутницей. Придти одному считается неприличным, поэтому даже Митч был с девушкой, он пригласил Милагрос.
  Весь вечер зал гудел, как пчелиный улей. Преступный бо?монд энергично двигал челюстями, погло?щая закуски, расставленные на четырёх длинных столах. Офи?цианты с молниеносной быстротой меняли подносы с пустыми бокалами на новые, радовавшие глаз золотистыми оттенками виски, гранатовым колоритом красного вина и прозрачной нежностью рейнского.
  Когда принесли торт, все ахнули от изумления. Это было настоящее произведение искусства: орхидеи, покрытые глазурью, казались живыми. Так и хотелось потрогать лепестки.
  Когда торт был разрезан, Майло откусил немного и поднёс кусок к губам Милены. Она подыграла ему, намеренно демонстрируя всем собравшимся интимность их отношений. Сладкий во всех проявлениях поцелуй был откровенно эротичным, безрассудным и почти бесконечным.
  Чувственность в высшем своем проявлении. Если любовь похожа на реку, то их река была невероятно глубока. И быстра.
  Что ещё можно сказать? Только одно − праздничный вечер прошёл Замечательно.
  Но это только вечер, а впереди была целая ночь.
  Не дожидаясь завершения празднества, Милена и Майло покинули ресторан. Они отправились в отель, где уже заранее был забронирован номер Люкс.
  
  Поднялись в номер. Милена вышла на балкон полюбоваться видом ночного города, а Майло в первую очередь снял надоевшие за вечер пиджак и галстук, расстегнул верхние пуговицы сорочки.
  − В таком виде ты мне нравишься ещё больше, − нежно промурлыкала, зайдя обратно в комнату.
  На лице блондина появилась фирменная сексуальная ухмылка. Он включил романтичную музыку, налил шампанского и протянул бокал Милене.
  − Майло, почему ты не рассказал мне о том, что у тебя сегодня день рождения? − спросила, сделав глоток.
  − Если бы я тебе всё рассказал, то вечер был бы не такой приятный. Я ведь прав! − Майло соблазнял одним лишь взглядом. − Сюрприз на то и сюрприз, чтобы быть неожиданным и приятным! − он наклонил голову, и его лицо оказалось в непосредственной близости от её губ.
  − Сюрприз действительно удался! − произнесла в ответ и, не глядя протянула руку, на ощупь пытаясь определить, куда поставить бокал.
  − Я знал, что тебе понравится! − Майло немного отстранился, взял её бокал и вместе со своим поставил на столик.
  − Ты прав, но... Я Единственная кто так ничего и не подарила тебе за этот вечер! − голос звучал соблазняющее мягко, а в глазах отчётливо читались истома и желание.
  Девушка положила ладони на мужскую грудь и с жадностью посмотрела на торс, плотно обтянутый рубашкой, за которой скрывались стальные мышцы.
  − Ты и есть лучший подарок! − произнёс Майло, сжимая свою женщину в объятиях, одновременно лаская сладкие уста своим ртом.
  Не отрываясь от её губ, он медленно расстегнул молнию на платье. Незаметным движением бёдер Милена заставила шёлк всколыхнуться, и платье очень быстро соскользнуло на пол.
  Майло отступил на шаг и охватил взглядом фигуру. Сердце пропустило удар при виде груди с дерзко вздёрнутыми заострившимися розовыми сосками. От такой совершенной красоты захватывало дух, и Майло подумал, что мог бы любоваться до бесконечности. Блондин не мог отвести взгляда от соблазнительной женщины в белоснежно-кремовых кружевах. Желание накатило с такой силой, что он почувствовал себя опьяневшим. Стараясь не утратить над собой контроль, он стал ласкать её тело, не переставая целовать в губы. Девушка извивалась под его ладонями, заставляя сжимать себя в объятиях ещё сильнее.
  − Майло, я не могу подарить тебе себя, − прошептала, чуть не задыхаясь от полноты ощущений.
  − Почему? − он провёл языком по губам, словно требуя их приоткрыть.
  − Я не могу подарить то, что и так принадлежит тебе! − ответила самая желанная, плавно опускаясь на кровать. − Я вся твоя! − закрыла глаза, отдавшись нежному прикосновению его губ, дразнящим ласкам языка, чувствуя его дыхание на своём лице.
  Майло соблазнял умело, чувственно, неторопливо. Минуты прошли или часы, Милена не знала, да и не стремилась узнать. Всё что значило в этот миг, − это прикосновения Майло, его ласки, поцелуи. Глаза блондина засияли от того, что он прочёл в её лице, и в них отразилось испытываемое ею наслаждение. Не отрываясь от её губ, Майло снял с себя остатки одежды и, удерживая её руки, развязал завязки на трусиках. Медленные, дразнящие ласки прекратились. Они оба поддались навстречу друг другу, окончательно забывшись в водовороте захлестнувшей страсти.
  
  Утром Милена проснулась в обнимку с Майло довольная и счастливая, чувствуя себя необыкновенно бодрой и полной сил, не смотря на то, что во власти сновидений была всего лишь три часа. Майло к тому времени уже не спал и игрался с прядью её волос, всматриваясь в счастливое лицо.
  Тело его было расслабленно и удовлетворено. "Великолепно! Эта ночь была лучшей!!!" − он придавался нахлынувшим воспоминаниям о незабываемой ночи. Они одновременно окунались в недавнее прошлое, словно заново переживая самые сладкие моменты. Она лежала, не открывая глаза, перебирая в памяти события волшебной ночи.
  Потянувшись, Милена соизволила разомкнуть очи, уловив на себе взгляд самого дорого, единственного, любящего и любимого мужчины. Майло немного наклонился и нежно прильнул к её губам. Это был самый романтичный момент за всю их жизнь. Милена прижалась к его груди, мурлыча как котёнок.
  − Майло! − прошептала еле слышно.
  − Что?
  − Помнишь, ты обещал выполнить моё желание?
  − Что-то не препоминаю такого! − дразня красавицу, сказал блондинчик, продолжая играть прядью её волос.
  − Не помнишь! Так я тебе напомню, − Милена немного отстранилась, но Майло притянул её обратно. − В тире, когда я попала в десятку, ты обещал выполнить моё желание.
  − Помню я всё, глупышка, − у Майло такая красивая улыбка. − Милена, погоди. У кого день рождения вчера был, чтобы подарки требовать, у тебя или у меня!?
  − День рождения у тебя, а желание у меня!
  − Так чего же ты желаешь?
  − Не чего, а кого! Я хочу ребёнка, − в её голосе было столько нежности.
  − Ты беременна? − серьёзно спросил Майло.
  − Нет. Но очень хочу!
  Больше Милена не проронила ни слова. Она молча ждала ответа, ласково гладя его щёку пальцем, пока Майло раздумывал. А подумать было над чем. Такого поворота событий он точно не ожидал.
  − Нет, это исключено, − пронзительный голос разорвал тишину.
  Майло отпрянул от Милены и, встав с постели, быстро натянул брюки. Девушка присела на кровати, натянув одеяло на обнажённое тело, а блондин принялся беспорядочно ходить по комнате.
  − Почему? − только и смогла спросить, наблюдая за неадекватной реакцией Майло.
  − Нет и точка, − резко сказал он и сел в кресло.
  Милена потупила взор, а Майло, сидя в кресле, бегал глазами по комнате, не зная на чём остановить взгляд.
  Были бы при нём сигареты, он уже давно докуривал бы вторую или даже третью, наплевав на то, что он завязал с этой пагубной привычкой. Его силы воли хватало, чтобы не поддаваться соблазну, когда Митч курил в его присутствии, но сейчас ему так и хотелось пригубить злодейку с фильтром, впустить в лёгкие терпкий сигаретный дым.
  − Я не хочу рисковать вашими жизнями, − вдруг сказал он, еле слышно.
  Милена подняла взгляд на Майло в надежде прочитать в глазах его ответ на главный вопрос: "Почему?", но глаза его безмолвны.
  Секунды растянулись в вечность, и молчать уже больше невозможно:
  − Если ты родишь ребёнка, ты навряд ли захочешь и дальше жить в моём мире окутанном аурой смерти! − Милена хотела возразить, но слова так и не слетели с её губ. − Ведь вы будете жить под постоянным прицелом. Увы, но я не могу гарантировать тебе спокойной жизни подле меня. Ну как, хорошая перспектива? − Майло пристально посмотрел в её глаза. − Знаю, ты сейчас думаешь, что я сгущаю краски, ведь много криминальных личностей заводят семьи и "счастливо" живут. Но это бизнес и в реалии мужьям глубоко наплевать и на жён и на детей. А те немногие, кто дорожат семьёй, стараются оградить дорогих им людей от опасностей. Пойми, таким как я нельзя заводить семью. Семья − Ахиллесова пята любого человека и мои недруги не побрезгуют надавить на неё. − Майло знал, о чём говорит, сам не раз пользовался подобными методами, порою наплевав на нормы морали. − Ты знаешь, я смогу защитить вас, но ради вашей безопасности будет лучше, если вы будете жить в другой стране и под чужими именами. Видеться мы будем крайне редко, а может, больше и не встретимся. Наш ребёнок вырастет без отца, а мы проживём остатки жизни в разлуке, лишь изредка вспоминая мгновенья, проведённые вместе.
  Возможно, Майло слишком утрировал, описывая Милене уж совсем мрачное будущее, но за свои двадцать четыре года он уже много чего повидал, даже слишком много и поэтому прогнозы его не беспочвенны, они логичны и вполне вероятны.
  Чтобы больше не видеть её глаз блестящих от проступивших слёз Майло не привыкший отводить взгляд просто встал и подошёл к окну, обращая взор в предутреннее небо:
   − Прости, что описал тебе не радужную перспективу или семейную идиллию. Но это правда жизни. Жизни мафии, − Майло тяжело вздохнул и на мгновенье ощутил боль в груди, как будто бы сердце его что-то сдавило.
   Милена смотрела на человека разрушившего её мечту о маленьком женском счастье и молчала, не зная, что ему ответить. Майло решил разрядить обстановку и присев рядом нежно прижал её к себе.
  Больше к этой теме они не возвращались.
  
  Для Милены пробуждение было поистине сказочным, чего нельзя сказать про Милагрос. Для неё утро было развесёлым. Девушка прочувствовала всю прелесть вчерашней вечеринки.
  Митч не любитель светских тусовок и по завершению праздничного банкета он пригласил Милагрос в ночной клуб, где парочка отрывалась на всю катушку. Уж Митч знает толк в том, как нужно оттягиваться, а с его-то деньгами можно не заморачиваться и заказывать что душе угодно. Алкоголя приняли оба немало. Митч ранее запрещавший Миле лишнего пить сам подливал ей горячительной жидкости.
  Как добрались они до отеля, Милагрос точно не помнила. Митч с трудом, но мог вспомнить гораздо больше, если память напрячь.
  С трудом открывая глаза, Мила уж точно не желала просыпаться. Мысленно она где-то летала, пока сознание не начало восстанавливаться.
  Двигаться даже не пыталась, осознавая, что малейшее движение причинит боль. Ужасное ощущение, голова раскалывалась, и от одного только воспоминания вкуса алкоголя начинало тошнить. Тяжёлая мгла похмелья тисками сдавила Милагрос.
  Подумав о том, что неплохо было бы оглядеться вокруг и понять где, а главное с кем она находится, Мила всё-таки разомкнула очи, тут же их сощурив. От солнечного света глаза сильно резало, тут же замелькали солнечные зайчики.
  Когда девушка вспомнила, что кроме зрения ещё существует такой вид ощущения как слух, она заметила чьё-то дыхание недалеко от себя. Она лениво приподнялась и осмотрелась в сидячем положении: рядом на постели спал обнажённый Митч.
  Милагрос попыталась встать, но попытка не удалась.
  − Куда это ты намылилась? − послышался слащавый мужской голос.
  − На лекцию, − удивительно, но даже в таком состоянии Мила заговорила про учёбу, хотя порою даже будучи трезвой она забывала про обязанность учиться.
  − Сколько раз я тебе говорил, забей ты на это. Что толку прожигать жизнь в универе.
  − Ну конечно, как по тебе так лучше прожигать её в клубе.
  − Хочешь сказать, вчера мы плохо погуляли?
  − Погуляли, наверное, хорошо, коли мне сейчас так плохо! А что вчера было?
  − Ничего не помнишь, − усмехнулся. − Очередное доказательство, что пить ты ни хрена не умеешь.
  − Я помню шикарный банкет, Милену и Майло, помню, как их поздравляли...
  − Уже хорошо. Идём дальше, − Митч повернулся на бок и рукою подпёр голову рукой, всмотрелся в Милагрос.
  − Помню клуб, бармена, потом пустота, потом мы танцевали, потом салон автомобиля, чьи-то губы...
  − Мои, чьи ещё? Что ещё ты помнишь, сравним твои воспоминания с моими?
  − Ничего. Хотя нет, погоди, почему в ушах слышны стоны и эти кадры всплывают постоянно!?
  − Какие кадры? − Митч заулыбался и посмотрел на Милу с какой-то издёвкой. − Те где только ты и я, ты скачешь на мне и...
  Хоть это было и здорово, Милагрос стало как-то неловко.
  Она молча завернулась в простыню и, сумев встать с кровати поплелась в ванную комнату.
  − Отличненько! − уркнул Митч когда любовница скрылась из виду. − Я уж решил, что с нею пора кончать, но после этой ночи я от неё без ума.
  "Как можно было так нажраться!? − единственная мысль, что посетила Милу за всё то время что она провела в душе. − Я так нагло лезла на него, готова была отдаться хоть в клубе. До чего докатилась!?"
  В тихом омуте черти водятся − это как раз про Милагрос. Обычная казалось бы девушка поведением своим дошла до того, что она стала не то чтобы сексуальной, а развратной. Митч разглядел в ней огромный потенциал и пока ещё не пожалел, что Милена свела его с Милагрос.
  Когда Мила вышла из душа, туда направился Митч, ему так же не мешало помыться и освежить мозги, так он называл обливание холодной водой. Ледяная вода моментально протрезвляла, по крайней мере, на Митча и Майло она оказывала исключительно такой эффект. Милагрос лишь околела, а голова болеть так и не перестала. Покопавшись в сумочке, она нашла обще обезболивающую таблетку и, только сейчас наткнувшись на пачку с другими заветными таблеточками, сообразила что, скорее всего вчера вечером она опять их не принимала. Лишь от одной этой мысли головная боль моментально исчезла. Лихорадочно перебрав смутные обрывки воспоминаний, Милагрос убедилась в правильности своей догадки. Она в очередной раз забыла вовремя принять таблетку. "Что толку от этих контрацептивов, если я пью их с вечным опозданием, − не запивая, проглотив таблеточку, она убрала блистер в сумочку. − Главное следующую не пропустить", − девушка наивно понадеялась, что всё обойдётся.
  Вскоре парочка уже сидела в такси, как оказалось в том же самом такси, что этой ночью подвозил их из клуба до мотеля. Таксист сам сообщил об этом, а потом по приказу Митча рассказал, что Милагрос вытворяла, пока он вёз парочку к месту их последующего интим рандеву. Рыжевласый не переставал ухмыляться, глядя на то, как его любовница покрывалась краской от слегка приукрашенного рассказа водилы. Одно дело, когда они с Митчем наедине, в таких случаях она в последнее время позволяла себе некоторые непристойности, но чтобы на людях, в клубе, в такси − алкоголь до добра не доводит.
  Митч довёз свою девушку до дому, проводил до квартиры и уж было согласился на её предложение остаться на завтрак, как его планам помешала краткая СМСка Майло: "Ты можешь нас забрать?" Митча сие послание насторожило. Он извинился перед Милагрос и поспешил в отель, предварительно заскочив домой за машиной. Мог бы и на такси приехать, но мало ли что случилось, а посторонние уши и глаза не нужны.
  Менее чем через час "неразлучная" троица была уже дома. За всю дорогу ни Милена, ни Майло не проронили ни слова. Митч был удивлён и слегка встревожен, но не стал допытываться.
  Дома девушка быстро переоделась и отправилась в университет. Туда идти ей не хотелось, но сидеть дома ещё больше не хотелось. Она не знала, как заговорить с Майло, а сидеть в тишине − Милене становилось тошно от одной лишь мысли об этом.
  В универ её отвёз Митч, после занятий забрал он же. Энн на занятия не пришла, но Милена даже не обратила на это внимание, впрочем, как и ни на что другое. Она была словно на другой планете. Молли пыталась как-то разговорить подругу, но у неё ничего не вышло. Даже Курт и тот не смог достучаться до Милены. Она всё время отнекивалась и твердила: "Поговорим в другой раз", − и снова погружалась в себя. Единственным кто смог вернуть её на землю, был Майло.
  Когда Милена вернулась домой, на пороге девушку встречал Майло с букетом белых роз. Он вручил цветы со словами на устах: "ПРОСТИ, Котёнок".
  Казалась бы, банальная фраза, но она подействовала. Сердце забилось в прежнем ритме, на лицо вернулся румянец, глаза заблестели и губы растянулись в улыбке.
  Этим вечером Майло организовал романтичный ужин при свечах, предварительно выгнав из дома Митча.
   "Майло оказывается романтик?!!!" − промелькнуло у Милены в голове, когда она увидела гостиную всю уставленную цветами, аромат которых перебивал въевшийся запах сигаретного дыма.
  За весь вечер они почти ничего не говорили друг другу, но слова им были не нужны.
  На следующий день всё стало как раньше.
  От вчерашней депрессии не осталось и следа. Жизнь завертелась в прежнем ритме: учёба, тренировки, работа в мафии. Хотя... назвать времяпрепровождение Милены работой − это немного преувеличение. В основном она занималась бумажными делами. Майло сделал из неё кого-то вроде секретарши. Мафиягёрл это жутко не нравилось, она настаивала на более опасном задании, но блондин утверждал, что она ещё не готова. Поначалу Милена на него обижалась, но потом смирилась, и ждала момента, когда он сочтёт, что она готова.
  Этот момент не заставил себя долго ждать. Всё случилось как всегда неожиданно.
  В этот день Милена сдавала экзамен на права. Конечно же, она сдала его, получив высший бал, и на радостях решила устроить дома небольшой праздник. Автоледи задумала побаловать себя и парней вкусностями домашнего приготовления и поэтому сразу после экзамена отправилась в супермаркет за продуктами.
  В супермаркете было многолюдно, шумно и фоновая музыка как всегда не на её вкус. Девушка надела наушники, включила плеер и в хорошем настроении под приятную музыку отправилась гулять по просторам магазина, опустошая прилавки. В самый последний момент, уже стоя перед кассой, она вспомнила, что в доме осталось мало шоколада, да и запаса сигарет надолго не хватит. Милена развернула тележку и направилась в сторону прилавка с шоколадками. Шоколад, который больше всего любил Майло, по закону подлости отсутствовал. Поэтому девушка стала выбирать другой, внимательно вчитываясь в состав.
  Милена была полностью погружена изучением всевозможного шоколада, да и музыка в наушниках громко играла. В итоге она даже не заметила, что в магазин ворвались двое вооружённых преступников. Они, угрожая, велели всем лечь на пол, а кассирам доставать выручку и складывать её в мешки. Но Милена-то этого не слышала, и как следствие, об ограблении узнала только после того, как один из бандитов в упор приставил к её спине свой пистолет. Девушка медленно подняла руки и тихонько повернулась. Бандит заметил её наушники и резко вырвал их из ушек. Милена с призрением посмотрела на грабителя, но пока решила ничего не предпринимать.
  Но это пока длилось не долго. Как только кассирши сложили выручку, первый грабитель, схватив мешки с деньгами, быстро вышел из магазина. А вот второй для подстраховки решил прихватить с собой заложника. Неудивительно, но этим заложником, а точнее заложницей, оказалась именно Милена. Одной рукой он придерживал её за талию, а второй размахивал пистолетом, направляя его в толпу людей.
  Такой поворот событий новоявленную заложницу совершенно не устраивал, и ей пришлось начать действовать. Резким движением Милена ударила похитителя локтем в живот. Грабитель такого точно не ожидал. Он попытался выстрелить, но заложница оказалась быстрее. Она успела отвести его руку в сторону, и пуля, предназначавшаяся толпе, попала в стену. Ещё несколько ловких движений, пара сильных ударов, и Милена отобрала пистолет, повалив грабителя на пол. Она вырубила мужчину, ударив в висок рукоятью пистолета. И в этот момент в магазин вернулся первый грабитель, видимо забеспокоившись долгим отсутствием напарника. Девушка заметила его и, не дожидаясь пока он начнёт пальбу, выстрелила первой. Милена метко стреляла и могла бы с лёгкостью убить его, но... она не решилась лишить его жизни.
  Вот он... настал момент, когда Милена вплотную приблизилась к черте, переступив которую она изменит всю свою жизнь, своё мировосприятие и саму себя как человека. После убийства обратного пути уже точно не будет. "Игры" закончатся. Мафия − это страшно, она это знала и она считала, что способна отнять чью-то жизнь, но это оказалось не так. Милена не смогла убить, она ведь пока не убийца. Кроме того, нарываться на неприятности с полицией не очень-то хотелось.
  Стреляла по ногам. Грабитель с жутким воплем повалился на пол. Девушка быстро подбежала к нему и откинула ногой в сторону его пистолет. Через несколько минут приехала полиция, которую вызвал кто-то из покупателей.
  Грабителей арестовали, а Милену вежливо попросили проехать в участок для дачи показаний. Деваться было некуда, да и ничего противозаконного она не сделала, наоборот, предотвратила ограбление и посодействовала поимке преступников. Из полицейской машины позвонила Митчу, вкратце рассказала, что произошло, что она в порядке и скоро будет дома. Он хотел приехать забрать её из участка, но Милена настояла на том, чтобы он не приезжал. Она не хотела, чтобы Митч лишний раз светился перед полицейскими.
  Свидетельница преступления пробыла в участке несколько часов. Дала показания и, пройдя все необходимые процедуры, покинула ненавистные стены. Милена всегда недолюбливала полицейских, инстинктивно, наверное, а теперь, связавшись с мафией, тем более старалась свести общение со стражами правопорядка к минимуму. Вернувшись на такси в свою квартиру, она позвонила Майло, но его телефон до сих пор был отключён. Тогда перезвонила Митчу и сообщила что она у себя дома. Через несколько минут он примчался вместе с другом. Митч к этому моменту уже всё разузнал о случившемся в магазине и Майло тоже был в курсе.
  − Милена, детка. Поздравляю тебя с боевым крещением! − без приветствия первым делом заявил мафиози.
  − Майло, ты о чём? − спросила, не понимая его намёков.
  − Я всё знаю о том, как ты обезвредила преступников! Рукопашный бой, стрельба − наши уроки не прошли даром! − блондин светился как дискотечный шар.
  − Майло, не стоит меня так перехваливать. Я не сделала ничего особенного.
  − Скромность − одна из твоих уникальных черт, которая странным образом уживается со вспыльчивым характером, − похвалил Митч, закуривая сигарету.
  − Теперь я с уверенностью могу сказать, что ты готова к опасностям. Так что в скором времени будешь рисковать своей шкурой наравне со мной и Митчем, − сказал Майло, обнимая свою девушку.
  Конечно же, Майло сказал это несерьёзно. Он любит Милену, дорожит ею и не хочет подвергать её жизнь опасности, но слово не воробей.
  − Майло, и ты так спокойно говоришь об этом. Я человека чуть не убила!
  − Ты же его не убила, так что не стоит так сильно переживать.
  − Подстрелив Майло ты не переживала, а из-за какого-то мелкого бандюги... − на полном серьёзе сказал Митч.
  − Стреляя в Майло, я лишь защищалась... − ответила, но вдруг замолчала, и, выдержав паузу, продолжила: − И сегодня тоже защищалась, но я уже специально стреляла в него, и ведь сначала целилась в сердце, у меня была возможность убить его.
  − Детка, а на что ты рассчитывала, связавшись с нами? Мафия − это не пустое слово, мы не в игрушки играем и серьёзными делами занимаемся. Все мы − убийцы и преступники. Ты знала, на что ты соглашалась и что тебе предстоит, поэтому теперь не жалуйся.
  − Я не жалуюсь! − ответила холодно и отстранилась от любимого мафиози. − Кроме того сегодняшнее происшествие к мафии не имеет отношения.
  − Имеет, − парировал Митч. − Не попади ты в мафию, ты бы не смогла защитить себя, и лишь Богу известно была бы ты жива или нет.
  Вдруг в дверь позвонили. Все трое переглянулись.
  − Ты кого-то ждёшь? − спросил Майло.
  − Нет.
  − Тогда кто это пришёл?
  − Вот открою дверь и узнаем.
  Снова раздался звонок.
  − Мама! − воскликнула Милена, открыв дверь. − Что ты здесь делаешь?
  − Натсуми, дочка. Ты жива! − мама сильно нервничала и с трудом сдерживала слёзы. − С тобой всё в порядке?
  − Как видишь да. А почему ты спрашиваешь? Я думала, моя жизнь тебя больше не интересует, − дочь была мало приветлива с обеспокоенной мамой.
  − Зачем же ты так жестоко со мной!
  − Прости!
  Мать с дочерью прошли в гостиную. Парни стояли у окна и о чём-то тихо разговаривали. Увидев Майло и Митча, женщина насторожилась.
  − Мама, зачем ты приехала? Что-то случилось? − присела на диван.
  − Ты ничего не хочешь мне рассказать?
  − А что я должна рассказывать? У меня всё как всегда: живу, учусь, встречаюсь с Майло. С чего это вдруг такой интерес?
  − Так вот как. Значит, ты не хочешь мне рассказать о том, что же произошло сегодня в магазине.
  − Откуда ты знаешь? − девушка моментально вскочила с дивана, а парни оглянулись. − Мама, кто тебе рассказал?
  − Моя соседка. Она была в этом злосчастном магазине и узнала тебя. Хотя ты сильно изменилась, и она сомневалась, ты ли это. Я приехала сюда убедиться. И это оказалось правдой!
  − Ты перехитрила меня, мама!
  − Почему ты мне сразу не сообщила. Я же твоя мать и имею право знать!
  − Я не хотела волновать тебя.
  Воцарилась тишина, но ненадолго. Майло продолжил разговор:
  − Милена, дорогая. Раз уж все присутствующие в курсе, может быть, ты расскажешь нам, что же именно там произошло!
  − Вы все и так уже всё знаете. Что ещё мне рассказать, − девушка начинала понемногу злиться.
  − Натсуми, дочка, зачем тебе понадобилось драться с бандитами?! Тебя же могли убить!
  − Если честно сказать, то я не собиралась ни с кем драться, и тем более предотвращать ограбление. Я, как и все, рассчитывала, что они получат деньги и уйдут.
  − В таком случае, зачем же ты ввязалась во всё это? − мама не унималась.
  − А что мне ещё оставалось делать? Один из них схватил меня и потащил к выходу. Становится их заложницей в мои планы точно не входило. Пришлось спасаться.
  − Мне сказали, ты стреляла в одного из грабителей. Но зачем?
  − Как зачем? Мама, по-твоему, мне нужно было стоять и ждать пока он выстрелит в меня?!
  − Но... − мама не успела договорить.
  − Никаких но. Всё, закрыли тему. Больше никаких вопросов. И ещё: Мама, не смей кому-либо об этом рассказывать!
  − А вдруг ко мне придут полицейские?
  − Они не придут. А если вдруг заявятся, то ты ничего не знаешь. Мы живём раздельно, они не должны что-то заподозрить. Ты меня поняла? − дочь была очень серьёзна.
  − Это вы виноваты! − неожиданно воскликнула взволнованная женщина, обращаясь к парням, мирно стоявшим около окна.
  − Мама, ты что такое говоришь? Майло и Митч здесь ни при чём!
  − Очень даже причём! Они виноваты в том, что с тобой произошло.
  Глазки Майло сузились. Он злился, но сдерживался, чтобы не сорваться на маму с ярко выраженным "синдромом клушки".
  − Мама, не смей их в чём-то обвинять!
  − Натсуми, дочка. С тех пор как ты связалась с ними, ты изменилась, и не в лучшую сторону. Я надеялась, ты одумаешься, но теперь я поняла что ошибалась.
  − Мама, если ты снова за своё, то лучше не начинай. Я люблю Майло и чтобы ты не говорила, я его не брошу.
  − Деймона же бросила, а его значит, не хочешь! Деймон такой хороший. На кого ты его променяла: на бандита!?
  − Деймон сам меня бросил! Но разговор сейчас не о нём. И вообще, мама, тебе лучше уйти!
  Женщина от удивления открыла рот, но не знала что сказать.
  − Это они втянули тебя в неприятности, − проговорила мама, направляясь к выходу. − Они тебя погубят, вот увидишь! Но когда ты это поймёшь, будет слишком поздно!
  Дверь захлопнулась. Милена тяжело выдохнула и направилась обратно в комнату.
  − Это похоже на предостережение, − сказал Митч.
  − Скорее на проклятие! − пробурчал Майло.
  − А по мне, банальная угроза, − сказала Милена, вернувшись в гостиную.
  Девушка была очень зла. В общем-то, она и так была не в духе, но разговор с мамой ещё больше разозлил её.
  − Митч! Где сегодня будет гонка? − резко спросила, попутно рыская в ящиках в поисках ключей от своей тачки.
  − Почему ты спрашиваешь? Ты же сказала, что пока не получишь права, больше на трассу не выйдешь!
  − Во-первых, я сегодня сдала экзамен, и права это дело времени, а во-вторых, мне нужно снять напряжение, или я за себя не отвечаю!
  − Ух! Сочувствую твоим сегодняшним соперникам. Ты же их порвёшь, − Митч широко улыбнулся и пошёл к выходу.
  − Какая ещё гонка! Меня, по-моему, спросить забыли! Моё мнение здесь уже не учитывается? − прокричал Майло.
  − А ты против? − автоледи была немного удивлена.
  − В общем-то, нет! Но тебе опасно садиться за руль в таком состоянии? Ты не знаешь меры и будешь мчаться на бешеной скорости.
  − Кто бы говорил, Майло! − она подошла к блондину и пронзительно посмотрела ему в глаза. − Ты сам, когда в бешенстве, гоняешь на запредельных скоростях.
  − Когда ты только успела так хорошо меня изучить? − Майло хитро улыбнулся, а потом поцеловал обожаемую стритрейсершу.
  − Мы оба экстрималы и этим всё сказано. Сам меня к этому приучил! − прошептала на ушко и направилась к выходу.
  Через некоторое время "Феррари" уже стоял на стартовой позиции, а за рулём была Милена. В заезде четыре машины. Прямо состязание марок − "Порше", "Феррари", "Астон Мартин" и "Ламборджини".
  Мгновенье и все рвут свои машины на старте. Встречка, обгон справа, встречка... полёт по прямой трассе, педаль газа в пол... Захватывает дух даже от одной мысли о такой гонке. Нужно быть хладнокровной и расчётливой, чтобы так водить машину.
  Гонка была за "Феррари"... Народ ликовал. "Колоссально, просто супер, шедеврально, великолепно, ну просто слов нет" − сыпалось со всех сторон, а Милена упивалась этим моментом, моментом славы. Этой ночью она была вне конкуренции.
  Многие болеют за Милену, ведь она единственная кто ломает стереотипы автоледи: проезжает на красный и выезжает на встречку как настоящая нелегальная гонщица.
  Первое итоговое время и отрыв от погони приносят не только деньги и престиж, но и собственное удовлетворение. Да, Милена любит ощущать себя первой.
  После заезда Милена вместе с Майло вернулась на квартиру, дав возможность Митчу и Милагрос провести вечер вдвоём без их компании. Митч вежливо выгнал Майло из дома, намекнув на то, что он когда-то, а именно после дня рождения блондина, дал парочке возможность провести вечер вдвоём. Майло порадовался за друга, к тому же ночевать ему было где, так что всё обошлось миром.
  
  Утро выдалось солнечным и свежим. Майло открыл глаза, прищурился на окно, вспомнил про ночные утехи и улыбнулся. Потом повернул голову, посмотрел на своё отражение в трюмо, подмигнул ему и весело произнёс:
  − Всё же обычная жизнь иногда приятная штука! − ленивая улыбка тронула уголки его губ. С кухни до него донесся аромат жареной ветчины и кофе. Милена готовила завтрак. "Замечательно!" − при мысли о яичнице с ветчиной и чашке крепкого горячего кофе у Майло потекли слюнки.
  Он встал с кровати, надел халат, слегка пригладил волосы ладонью и, глянув на себя в зеркало, поморщился. Проведя рукой по щеке, он убедился, что утренняя щетина не потянет на модную небритость, а может быть квалифицирована, если выражаться юридическим языком, как покушение на неряшливость: "Нужно срочно бриться. С такой рожей не только к жен?щине, к собаке подходить стыдно" − Майло очень щепетильно относится к своей внешности и не допускает малейших в ней изъянов. Он зашагал к ванной, но по пути споткнулся об тапок и чуть не растянулся на полу во весь свой весьма немалый рост. Чтобы не упасть, ухватился за тумбочку и − вот незадача! − смахнул с тумбочки мобильный телефон. Майло поднял телефон и убедился, что тот ра?ботает.
  − Хорошо начинается утро, ничего не ска?жешь, − усмехнулся блондин, с удовольствием ощущая, что все эти мелкие неприятно?сти никак не сказались на его настроении. Оно по-прежнему было безоблачным.
  − Майло! Ты уже встал? Иди скорее завтракать! − позвала хозяюшка с кухни.
  − Сейчас, − Майло улыбнулся и зашагал на кухню, предварительно заглянув в ванную, всё же небритым предстать пред Миленой ему не хотелось.
  Словно новобрачные. Всё же мафиози тоже люди и ничто человеческое им не чуждо.
  Позавтракали, а после Майло зацеловал свою красавицу. Милена отвечала на поцелуи так страстно, что Майло чуть не овладел ею на кухне, но соблазнительница выскользнула из его объятий и быстро ретировалась в ванную. Майло хмыкнул и потопал в спальню. Постоял немного у окна, вдыхая свежий утренний воздух, затем подошёл к шкафу.
  И вдруг Майло отчётливо почувствовал, что кто-то смотрит ему в спину. Он резко обернулся, но, разумеется, в комнате никого не было. Однако неприятное чувство никуда не девалось. "Кто-то наблюдает за тобой, − сказал бывалому мафиози внутренний голос. − В окно". Чувство было таким сильным, что Майло даже поёжился. Он подошёл к окну и выглянул на улицу. Окно находилось на высоте седьмого этажа и, конечно, заглянуть в него никто не мог. Да и двор вни?зу был пуст. Напротив сверкала на солнце окнами бе?лоснежная высотка, но и до неё было не меньше трёх?сот метров, а то и больше. Блондин поморщился: "Глупости какие. Похо?же, у меня начинается паранойя".
  Он повернулся к окну спиной, шагнул к шкафу и вдруг снова это почувствовал: чей-то пристальный взгляд на своей спине. Майло едва поборол желание оглянуться. Он открыл дверцу шкафа и снял с вешалки рубашку.
  И в этот момент за спиной у Майло звякнуло разбитое стекло, что-то влетело в комнату, стукну?лось о стол и с грохотом упало на пол. Что-то тёмное и круглое покатилось по полу прямо к ногам парня.
   "ГРАНАТА! " − вспыхнуло в мозгу у Майло.
   Раздумывал он лишь долю мгновения. Потом подхватил с пола гранату, вышвырнул из комнаты, одним прыжком перемахнул через стол и упал в угол, за кровать, используя её как защиту.
   Майло всем телом вжался в пол, ожидая взры?ва. Стук сердца громко отдавался у него в ушах. Один-два-три-четыре... И всё. Ни грохота, ни огня. Ничего.
   Выждав ещё с полминуты, Майло осторожно выглянул из-за кровати. Милена тем временем вышла из душа и, вытирая на ходу полотенцем мокрые волосы, спокойно прошла в гостиную. Она даже не заметила гранату, валявшуюся на полу близ балкона.
   Майло вышел из спальни, подобрал неразорвавшийся снаряд, как заправский сапёр выкрутил детонатор. Теперь граната была обезврежена, хоть в костёр кидай.
   Майло рассказал Милене что случилось. Девушка была немного напугана, и только. Мафиози даже удивился её спокойствию.
   − Или ты на самом деле такая смелая или у тебя шок, − Майло выдал две версии, но, по сути, ни первая, ни вторая не были верными.
   − Как она попала в окно? − Милена задала вполне уместный, но в тоже время глупый вопрос.
   − Кто знает. Но я обязательно разузнаю. Я это так просто не оставлю. Меня решили грохнуть, да к тому же не одного, а вместе с тобой, а это уже вдвойне серьёзно! − глаза Майло зверски блестели. − Я этого ублюдка живьём закопаю.
   Время от времени Майло погля?дывал в окно. Двор по-прежнему был пустынен. В пе?сочнице возилась пара малышей, пожилая женщина сидела на скамейке с журналом в руках. Подросток в отглаженных брюках и белоснежной рубахе томил?ся под деревом с букетиком чахлых роз в руке. Явно ждал подружку. И больше никого.
   − Никто ничего не видел, никто ничего не слышал. А между тем − вот она, красавица, лежит на столе. Лежит и смотрит чёрным рифлёным боком, − вслух произнёс блондин и не спеша достал телефон, набрал Митча. Тот вскоре примчался в сопровождении нескольких ребят.
   Подчинённые вежливо поздоровались с боссом. Майло, злой и бешеный огрызался на всех, но они, молча, а что им ещё оставалось, выслушали все приказы и принялись за дело. Трое отправились прочёсывать территорию, один забрал гранату и уехал, двое остались в качестве охраны.
   − Что они тут забыли? − орал блондин, указывая на охранников.
   − Майло, на вас было организовано покушение. Это не шутки.
   − Мне не нужны телохранители.
   − Пока не выясним, кто вот так, в открытую хочет тебя прикончить, придётся походить с телохранителями.
   − Я не трус, чтобы прятаться за чужие спины.
   − А ты о Милене подумал? Это нам не впервой быть под прицелом, и то каждый раз напряжно, а она − отличная мишень.
   − Она девчонка не промах, но убить её − раз плюнуть, − Майло не мог не согласить с доводами Митча.
   − На войне дважды никто не ошибается. Тебя заказали...
   −Пусть земля им будет пухом. Пока парни разговаривали, Милена стояла рядом, прислонившись к стене. Она не пропускала ни единого слова, но при этом сама ничего не говорила, решила пока не встревать.
   − Мы должны как можно быстрее выяснить, кто решил от меня так в открытую избавиться.
   − Не проблема.
   На этом разговор не закончился. Парни ещё долго обсуждали произошедшее, перебирая всевозможные варианты заказчиков покушения и исполнителя. Всё же мало людей, которые могли бы осмелиться на такое, но нужно рассмотреть все версии. Мафия начала своё расследование, а это посерьёзнее чем расследование полиции, да что там полиции, федералам и то далеко до команды МайлоМитч. Уж если эти парни берутся за что-то, то не остановятся ни перед чем¸ пока не добьются своего. Так оно и вышло.
  
   С момента покушения прошло всего два дня. Всё это время Милена просидела дома, так как Майло одну её никуда не отпускал, а выходить куда-либо с охраной девушка отказалась. Сам Майло словно назло своим недоброжелателям даже не стремился излишне обезопасить себя. Его телохранители − он сам и его пистолет; так было, есть и будет. Милена удивлялась, как он может так спокойно ко всему относиться словно ничего из ряда вон выходящего не произошло. В её понимании заказное убийство лишь по счастливой случайности ставшее покушением на жизнь это точно не рядовое происшествие, но ни Майло ни Митч не разделяли её беспокойства заразив при этом Милену уверенностью что всё будет как всегда Sehr gut.
  
   Как и уверял Митч, вычислить заказчика покушения не составило особого труда. От него не утаить никакую информацию. Используя проверенные источники, Митч вычислил того, по чьему приказу было организовано покушение.
   − Митч, объясни мне, как ты умеешь получать нужную информацию? Ты что, кого-то пытаешь? − поинтересовалась Милена, когда Митч пришёл с докладом к Майло и не застал того в кабинете.
   Вместо начальства в кресле со скучающим видом сидела Милена ожидавшая возвращения возлюбленного.
   − Раскалёнными щипцами, потом в воду на десять секунд и в гараже знакомого сдавливаю голову тисками, что-то типа испанских сапог, только для головы. Я же не такой нежный, как ты, Милена, − сострил в ответ и бросил на стол веер бумаг с прикреплёнными к ним фотографиями.
   − На твоей совести десятки статей Уголовного кодекса!
   − Был бы человек, а уголовное дело всегда найдётся.
   − С нашей законопослушностью три пожизненных можно получить, − в кабинет пожаловал Майло. Присев на краешек стола, он взял с него бумаги и, мельком глянув на пометки, сделанные Митчем, отложил листы в сторону. − Отличная работа, kumpel. Ты как всегда не подвёл. Так кому там жить надоело? − с учётом того, что сухая биография ничего конкретного не объяснит, вчитываться в досье не было никакого желания.
   − Некому Картеру.
   − Впервые слышу о таком.
   − О нём многие впервые слышат. Недавно стал вертеться в наших кругах. Молодой, дерзкий, перспективный − так охарактеризовал его наш старый знакомый Данте.
   − Сам Данте дал ему такую лестную характеристику. А мне уже хочется познакомиться с этим Картером и лично размозжить ему башку.
   − Майло, может, для начала, попытаешься узнать, зачем он вообще пытался убить нас, − Милена задала вполне уместный вопрос.
   − И так ясно. Он претендует на моё место, − Майло ни капли не сомневался.
   − Я тоже так считаю, − подтвердил догадку друга Митч. − Видишь ли, Милена, в мафии, если ты не хочешь быть чьим-то цепным псом и стремишься к верхам, нужно чтобы тебя не просто признали за своего, необходимо доказать всем что ты чего-то стоишь. Самый действенный и одновременно рискованный способ: убрать с дороги какого-нибудь авторитета.
   − Если правильно воспользоваться ситуацией передела власти, можно до облаков поднять Свой авторитет, − Майло продолжил объяснение. − Но чтобы ввязаться в подобного рода войну нужно или быть совсем без тормозов...
   − Как ты, Майло, − подметил Митч.
   − Или, − проигнорировал фразу друга, − иметь достаточно средств и возможностей, чтобы не только добиться поставленной цели, но и суметь остаться в живых.
   − Картер об этом видимо не подумал, если в качестве "мешающего" ему авторитета выбрал тебя. Неужели он совсем идиот и не знает с кем связался? Мне его уже жалко, − Мафиягёрл была слегка удивлена глупости Картера.
   − Милена, забудь слово жалость, − резко сказал Майло. − В нашем деле жалеть никого нельзя и чем быстрее ты это поймёшь, тем лучше.
   − И кто тебя этому научил? − Милена сама того не заметив стала уводить разговор в сторону.
   − Я всегда сам был своим учителем. И должен признаться, я всегда был своим самым любимым учеником.
   − Кто бы сомневался, − Митча ничуть не удивило высказывание друга о самом себе любимом. − Давайте вернёмся к Картеру.
   − Так что Мы будем делать? − Милена тут же поддержала предложение вернуться к первоначальной теме разговора.
   − Что значит "Мы"?
   − А то и значит. Я тоже в этом участвую.
   − Нет, нет, нет! Ещё только тебя не хватало.
   − Майло, а она права. Милена нам может пригодиться, − Митч сию секунду поддержал подругу.
   − Митч, и ты туда же. Сговорились что ли? Хорошо, только мои приказы выполнять беспрекословно.
   Вот и напросилась Милена на свою голову.
   − Митч, что ты нарыл про этого ублюдка?
   − Сам Картер пока скрылся из города. Неизвестно почему: толи тебя испугался, поняв, что после неудавшегося покушения ты его точно в живых не оставишь, толи отправился искать помощи у наших врагов. Хотя вариантов может быть уйма. Это не важно. Сам факт остаётся фактом: он скрылся, наши люди его ищут. Пару-тройку дней, больше это не займёт.
   − Так что же, на данный момент мы ничего не имеем! Мне это не нравится.
   − Майло, не торопись. Всё же кое-что мы нашли, а точнее кое-кого. У Картера есть сестра, Келли. Единственная его родственница. Видимо её жизнью он дорожит, прячет девушку загородом, в коттедже близ озера.
   − Замечательно! Устроим похищение. Этот hurensohn ещё поплатится.
   − Майло, причём тут его сестра? Она же не при делах. Не стоит впутывать её, − Мафиягёрл не очень понравилась идея с похищением.
   − Милена, детка. Он сам напросился, теперь я не успокоюсь, пока не переубиваю всю его банду и семью.
   − Майло, может быть не стоит идти на такие крайние меры?
   − А ты что предлагаешь?
   − Нельзя ли как-нибудь миром всё решить, не проливая крови невинных. Келли не виновата в том, что натворил её брат.
   − Милена, ты их защищаешь? Помнишь, я тебе говорил: Семья − ахиллесова пята любого человека. Так вот я не побрезгую надавить на неё.
   − Майло, я не знала что ты такой мстительный.
   − Теперь узнала. И вот что я тебе скажу, Милена: Человеческая жизнь ничего не стоит, и чем быстрее ты это поймёшь, тем лучше, − Майло пронзил девушку своим холодным и таким бездушным взглядом, что она даже немного поёжилась и не смогла и слова вперекор ему произнести. − Так, Митч, мне нужна самая подробная информация о месторасположении коттеджа, числе охраны по возможности. В общем, ты и сам знаешь.
   − Всё уже на мази. Я связался с информатором в пригороде, он уже достал всю инфу. Как приедем на место, он нам всё и доложит.
   − Прекрасно. Тогда приступаем.
   − К чему? − у Милены прорезался голосок.
   − К подготовке похищения.
  
  
   Майло часто занимался похищениями. Сам Данте как-то раз на одном из корпоративов, шутя, высказался, что лучше Майло для организации таких акций человека не найти. И в истинности этого высказывания никто не сомневался.
   И уж коли сам Данте назвал Картера перспективным видимо на самом деле этот выскочка чего-то стоит. Только вот замахнулся он на слишком крупную рыбу, которая без особых усилий утащит его за собою на дно морское вместе с той, кто помогала незадачливому рыбаку.
   Майло не любит откладывать серьёзные дела в долгий ящик, поэтому этим же вечером втроём мафиози отправились в путь дорогу.
  
***
  
   Майло и Митч, когда выезжали на дело, обычно не пользовались броскими машинами. Для мегаполиса неброская машина − это "Хёндай" или "Тойота", а вот за Келли отправились на банальном Jeep Cherokee 1998.
   − Долбаная машина! − возмущался Митч, так как джип еле-еле развивал скорость сто пятьдесят километров в час. − Трясёт так, будто мы триста валим, а на са?мом деле на месте топчемся.
   − В провинции нужно вести себя поскром?нее, − назидательно сказал Майло, доставая бутылку пива.
   − Ты что себе позволяешь! − возмутился Митч. − Сейчас пивка хлебнёшь, а потом я за рулём безвылазно сидеть буду?
   − А Милена на что? Она и поведёт вместо тебя.
   Майло легко сорвал жестяную пробку боль?шим пальцем, даже не повредив кожу, и принял?ся пить из горлышка. Джип безбожно трясло, и блондин чуть не выбил передний зуб гор?лышком бутылки.
   − Скорость сбавь!
   − И так еле тащимся, девяносто всего.
   − Сбавь, говорю, иначе на трёх колесах дальше ехать придётся.
   Митч страшно не любил, когда его обгоняли другие машины, начинал злиться, мате?рился, бил кулаком по баранке и выкуривал сигарет на пачку больше чем обычно. Только что сдела?ешь, если Джип − машина надёжная, но тихоходная. Зато где-нибудь на вспаханном поле он бы дал фо?ру любому Мерседесу или Кадиллаку.
   − What the fuck! − Митч, обогнавший плетущийся впереди старенький мерс, не успел вовремя затормозить и прогнал дальше нужного поворота. Тут же пересекая двойную сплошную, он развернулся обратно.
   − За это обычно лишают... − усмехнулся Майло, посмотрев в зеркало заднего вида на двойную сплошную.
   − Девственности? − с долей хамоватости хохотнул Митч и нагло взял у напарника из рук бутылку, отпил из горла, наплевав на своё же предостережение.
   − Сoglione... − Майло едва поборол в себе желание шарахнуть по бутылке снизу, чтобы та неслабо так впечаталась в челюсть водилы которому вообще пить не положено.
   − Майло, вот что она вам сделала? − поинтересовалась Милена, отвлекая парней от возможной дружеской перепалки.
   − Ты о ком, о бабе, что ли? − Митч вернул бутылку её первоначальному хозяину и закурил очередную сигарету.
   − О ней, родимой, − вместо Милены ответил Майло.
   − Ни хрена она не сделала, − одной рукой Митч держал руль, второй стряхивал пепел, машинально глядя вперёд. − Мужики всегда чего-нибудь учудят, а баба на то и баба, что с неё спросу нет, − сурово подметил.
   Милена сидела и не сводила с парней взгляд. Она смотрела на них и в тоже время и не на них. Перед нею сидели словно другие люди. Она с трудом узнавала в двух жестоких парнях, собиравшихся ни за что похитить и вскоре убить ни в чём не повинную девушку, привычных Майло и Митча. Милена впервые увидела их другую человеческую сторону: жестокую, хладнокровную, беспощадную. Она боялась их? Нет! Милена давно уже знала что Майло и Митч не добряки и уж точно не хорошие парни. Просто никогда не видела их такими, вот и была слегка удивлена. Парни предстали пред нею в новом свете. "Вот она, жизнь мафии, о которой предупреждал меня Деймон, − девушка ухмыльнулась. − Но Майло не такой жестокий, как о нём говорят. Он... ещё хуже. Его не стоит бояться, его нужно ужасаться, − Милена словно приговор вынесла возлюбленному".
   − Зачем тогда вы её приговорили? − она решила снова поднять этот вопрос и попыталась воззвать к совести Майло и Митча, хотя прекрасно знала, что таковой у них нет и в помине не было.
   − Единственная её беда так это братик непутёвый.
   Блондин, уже успевший выпить бутылку пива и изрядно облившийся, блаженно прикрыл глаза.
   − Ма?шина долбаная! − вновь обозлился Митч. − Даже приёмника и того в ней нет. Музычку послу?шали бы, а то едем, как в гробу. Тише всех плетёмся, да ещё без музыки.
   − Если хочешь, я могу тебе спеть, − Майло приоткрыл один глаз.
   У Майло было прекрасное настроение, и он решил подшутить над нервным другом. Удивительно: Майло был спокоен и пребывал в хорошем расположении духа, а пофигист Митч злился и нервничал. Такое поведение точно до добра не доведёт.
   − Милену я бы послушал чисто из уважения, а твои вопли слушать − уши жалею.
   − Ну и скучай, − Майло выбросил из окошка бутылку, которая беззвучно исчезла на ночной дороге, блаженно прикрыл глаза и задремал.
   Милена поняла: парни не намерены что-либо обсуждать, поэтому больше эту тему она не поднимала. Троица так и продолжала путь в гробовой тишине. Милена старалась ни о чём не думать, но всё же у её по капле совести и жалости ещё осталось, поэтому она не могла не думать о Келли и её судьбе. В глубине души Милена надеялась, что Майло припугнёт, но пощадит несчастную, но умом понимала, − обречённой осталось жить считанные дни.
  
***
  
   Когда минуло сорок минут, Митч мститель?но резко тормознул машину, отчего Майло чуть не ударился головой в ветровое стекло.
   − Ты что, ошизел? − спросил он, спросонья вглядываясь в пустынную дорогу.
   − Сорок минут прошло, твоя очередь за рулём сидеть.
   − Я же сказал, Милена поведёт. Зря что ли её взяли. Пусть пользу приносит, − Майло снова завалился спать.
   Милена с Митчем поменялись местами. Митч, так же как и Майло заснул, а Милена так и довела машину до самого города погребённого в ночную тьму.
  
***
  
   По прибытии Майло позвонил некому Лайку, которого даже в лицо не знал. Обычно с информаторами лично дела имел только Митч, Майло ограничивался телефонными разговорами и то по мере надобности.
   Информаторы − специфичные люди, им никогда нельзя доверять до конца. С помощью шантажа и угроз их можно заставить работать на две стороны. В целом только запуганный человек может стать информатором, потому что работа эта грязная, и мягко говоря, низкооплачиваемая. Они роются в чужом белье и выкапывают факты, о которых люди предпочитают умалчивать. Но без таких вот прихвостней в криминальном мире обойтись нельзя. Митч наладил отличную систему, чуть ли не в каждом городе у него были свои люди, к коим Лайк и относился.
   Условились о встрече с ним быстро.
   Осторожный информатор домой не пригла?шал, назначил встречу в скверике возле единственного в городе памятни?ка.
   Ночью в городе трудно разминуться, да и спутать Майло и Митча с простыми любите?лями ночных прогулок невозможно: такие крепкие ребята встречаются один на тысячу. При встрече коротко пожали друг другу руки и без лишних разговоров перешли сразу к делу:
   − Вот девка, − Лайк вытащил увеличенную фотографию Келли. − Живёт она в Озёрках, − несмотря на решительное выражение лица, его голос вибрировал от волнения, а его нос дрожал как у хорька, вынюхивающего мышь.
   На самом деле Лайк и был похож на этого юркого вонючего зверька: у него было узкое тело, беспокойные глазки, неописуемая шевелюра тёмных волос.
   − Будто я знаю, где тут у вас Озёрки, − Майло коротко взглянул на информатора, как обжёг ударом кнута. − Поедешь с нами.
   − Нет, − тут же отрезал Лайк. Он почувствовал, что его испытывают: если со?гласится, значит, он − человек неважный, а если напустит на себя солидный вид, то мафиози якобы уважать его станут. − Вот карта, вот место, − мужчина ткнул паль?цем с золотым перстнем, из-под которого торчали чёрные кучерявые волосы, в лесной массив топо-графической карты.
   − Какая охрана?
   − Человека четыре, не больше.
   − Точно четыре?
   − Ну, может, шесть.
   − А если подумать?
   − Могут появиться гости. Я проверял вече?ром, было четверо. Но вы же знаете, народ на ме?сте не сидит, броуновское движение...
   − Какое движение? − осклабился Майло.
   − Броуновское, − неуверенно произнёс Лайк.
   − Не умничай тут. Я физику получше тебя знаю, но не хвастаюсь. Так что рот прикрой и без веской на то причины не открывай. Усёк?
   − Если что-то бу?дет не так, как ты сказал, головой ответишь, − Митч сверкнул своим пистолетом. − Уве?рен, что девка там?
   − На все сто. Сомнений быть не может. Последние несколько дней она только в доме и сидит, никуда носа не показывает. Прячется, наверное, от кого-то.
   − От нас не спрячешься, − буркнул Майло, засовывая фотографию Келли в нагрудный карман. − О том, что мы тут бы?ли, лучше никому не говори, даже маме родной.
   − Понял, − Лайк мотнул головой и поспешил уйти.
   Мужчина, часто оглядываясь, заспешил по аллейке не в ту сторону, где располагался его дом, а в об?ратную. Он нутром чу?ял угрозу, исходившую от злобных парней.
   − Не нравится он мне, − сказал Майло, глядя в спину удаляющемуся Лайку.
   − Зато информатор надёжный.
   − По-моему, он гомик, − прищурился Майло.
   − Тебе что, спать с ним?
   − Нет, просто я их не люблю.
   − Ну и не люби, главное, чтобы и они тебя не любили.
   Парни вернулись в машину. Митч сунул Милене карту и ткнул место, куда нужно путь держать. Машина поехала за город. Сориентировавшись на местности, сообщница без проблем нашла верное направление.
   − В запасе часа три, − глядя на часы, произ?нёс Майло.
   − Всё успеем сделать до рассвета, − доставая пачку сигарет, заверил Митч.
  
***
  
   Озёрки отыскали без проблем − неболь?шая деревушка на берегу водоёма. Над молодым лесом возвышались островерхие крыши дома.
   − Машину у берега оставим, пусть думают, что рыбаки приехали.
   Милена, не выключая фар, проехала по берегу озе?ра и, развернув машину, заглушила двигатель.
   − Давай, друг, собирайся, − Майло сунул за ремень пистолет с глушителем, бросил в карман три снаряжённые обоймы, ещё один пистолет, но уже без глушителя сунул за ремень за спину. То же самое сделал и Митч.
   − Нож у тебя? − Майло кивнул.
   Парни натянули на головы шапки с прорезями для глаз и рта, отчего стали похожи на инопланетян, какими их рисуют дети. Не хватало только антенн.
   − Ну и репы у вас круглые! − пошутила Милена.
   − На свою посмотри, чудо ты моё лохматое, − Майло сделал оригинальный комплимент.
   Парни бесшумно двинулись по лесу. Под-крадываться они умели. Вскоре и Майло и Митч уже сидели на корточках за густыми кустами шиповника совсем неподалеку от дома.
   − Не спят, гады, − недовольно рявкнул блондин.
   В доме горело четыре окна: два внизу и два в мансарде.
   − Шторы задвинули, ни щёлочки, не заглянешь. Как, по-твоему, − поинтересовался Митч, − дверь заперта или они так обнаглели, что никого не опасаются?
   − Охраны снаружи нет. Я бы на их месте дверь запер.
   Можно было поспорить на зелёную десятку, но в данный момент было не до этого.
   − Смотри, − Майло поднял руку, − на втором этаже в мансарде окно открыто и лестница пожарная неподалёку. Забраться туда − милое дело.
   − Крыша больно крутая, не люблю я металлочерепицу, скользкая, падла.
   − С лестницы до подоконника дотянешься. Ну, я пошёл! − Майло, пригибаясь, перебежал к дому, стал у стены, прислушался.
   Митч проделал тот же путь. Никто за подходами не следил, никто не заметил появления двух посторонних бандитов.
   − Я вперёд, а ты не отставай, − сказал Майло, вытаскивая из-за пояса пистолет и плавно переводя затвор.
   Высунься кто-нибудь из окна, тотчас получил бы пулю в голову.
   Майло легко взобрался по узкой пожарной лесенке и исчез в окне бесшум?но, как кот. Митч ухватился за нижнюю сту-пеньку, подтянулся и вскоре тоже оказался в тёмной комнате.
   − Тсс! − услышал он шёпот Майло.
   Дверь в коридор была приоткрыта. Майло следил за освещённым коридором сквозь узкую щель. Слышались медленные тяжёлые шаги.
   − Давай его сюда, − беззвучно проговорил Митч и тронул Майло за плечо.
   Того учить не надо было, он согласно кивнул. Дождался, пока охранник минует дверь, убедил?ся, что следом за ним никого нет, и тогда, резко распахнув дверь, схватил охранника за ворот од?ной рукой, ладонью другой зажал рот и втащил в комнату. Охранник от неожиданности даже не дёрнулся, полагая, что это глупая шутка кого-нибудь из приятелей.
   Он лежал на ковре. Майло приставил ему пистолет ко лбу:
   − Парень, ты видишь глушитель? Стреляет бесшумно, не один раз испробовал. Где девка?
   − Какая девка?
   − Их у вас тут много? − усмехнулся Майло, доставая фотографию и подсвечивая её малень?ким, как шариковая ручка, фонариком.
   − Келли? − прошептал охранник. − Внизу, в комнате у бильярдной.
   − Веди. Дом большой, заблудиться можно. Да смотри, дорогу без сюрпризов выбирай.
   Охранник осторожно кивнул. На всякий слу?чай его обыскали, забрали пистолет и наручники. Поставили на ноги.
   − Значит так, идёшь в трёх шагах впереди от нас. Если только качнёшься или рванёшь вперёд, пулю всажу между лопаток, в позвоночник. Если выживешь, всю жизнь в инвалидной коляске будешь ездить, вспоминая эту ночь.
   − Ага.
   Охранник на негнущихся ногах двинулся по коридору. Майло и Митч шли выпрямившись, не прячась, но, как и прежде, абсолютно бесшум?но. Дошли до узкой крутой деревянной лесенки, ведущей на первый этаж. Внизу уже виднелся бильярдный стол, цветные шары застыли в ожи?дании игроков.
   − Сколько там людей? − услышал охранник шёпот у самого уха, хотя до этого ему казалось, что напавшие находились шагах в трёх-четырёх от него.
   От испуга он не сразу сообразил, сосчитал в уме.
   − Шестеро, если без Келли, − промямлил парень.
   − Девка не в счёт.
   − Оружие у них есть?
   − Да.
   − Вперёд, − ствол пистолета уперся охранни?ку между лопаток, в позвоночник.
   Потная ладонь охранника легла на гладко от-полированные дубовые перила, и он принялся спускаться по нестандартным высоким ступе?ням. Неудобной лестница была не только для не?го, но и для его мучителей. Охранник обогнул колонну с шаром наверху и резко прыгнул вниз, преодолев за один прыжок целый лестничный пролет, он громко крикнул:
   − Мужики, в доме чужие! − и, упав на пол, закатился под бильярдный стол.
   Крик его прозвучал так отчаянно, что не пове-рить в реальность угрозы было невозможно, − так не разыгрывают, так может кричать только человек в минуты настоящей опасности.
   Майло с двумя пистолетами в руках сделал шаг назад и присел у перил. Где-то неподалёку распахнулась невидимая дверь, послышались крики, топот ног. Митч положил руку с пистоле?том на деревянный шар и держал под прицелом всю видимую часть коридора. Лишь только из-за угла появился мужик с пистолетом, он тут же, не задумываясь, выстрелил. Мужику снесло пулей часть черепа, и кровь вместе с мозгами забрызга?ла белоснежную панель стены. Мужчина дёргался на полу, конвульсивно нажимая на спуск пистолета. Пули вспороли обшивку потолка, одна из них рас?колола поручень. Ещё один охранник, бежавший следом за компаньоном, от?прянул назад, что на какое-то время спасло ему жизнь. Келли, выбежавшая было в коридор, заби?лась под лестницу и затихла, с ужасом глядя на распростёртого на полу охранника с развороченной пулей головой.
   Майло медленно спускался с лестницы, не сводя стволы пистолетов с угла, за которым начи?нался коридор. Мужчина, присевший у самой стены с поднятым пистолетом, махнул рукой, показывая ещё одному охраннику, чтобы тот перебежал к другой стене. Затем он тихо прошептал:
   − А теперь все вместе, − и началась пальба.
   Охранник, лежав?ший под бильярдным столом, закрыл голову рука?ми и заскулил. Ни Майло, ни Митч в этой позиции достать его не могли, но свои по ошибке могли прикончить.
   − Они там, на лестнице! − закричал он, в надежде хоть так помочь товарищам.
   Но Митч уже перемахнул через перила и во-рвался в бильярдную комнату. Он стрелял из двух пистолетов одновременно, считая в уме выстрелы. Патронов хватило ровно для того, чтобы пересечь комнату и оказаться в дверной нише.
   − Кажется, уложил троих, − усмехнулся Митч.
   Сразу же за своим приятелем такой же трюк повторил и Майло, чтобы не дать возможности своим противникам опомниться. Митч посчитал, что Майло выпустил по пять пуль из каждого пистолета. "Раз перестал стрелять раньше, чем кончились боеприпасы, значит, никого в живых не осталось", − мысленно констатировал Митч. − Финиш! − Майло, присев рядом с напарником заглянул в перепуганные глаза охранника, лежавшего под столом на мокром ковре. − Сдать нас, сука, захотел? Не получилось, не на тех нарвался. Долго я с тобой церемониться не буду. Если ты думаешь, что мы какие-нибудь изверги, ошибаешься, я гуманист, − Майло сию секунду нажал на спусковой крючок.
   Тело дёрнулось, и труп уткнулся лицом в мягкий ковёр. Майло взвесил в руке тяжёлый бильярдный шар и заглянул в пустой коридор, в кон?це которого под лестницей пряталась Келли.
   − Что-то я девки не вижу, − и тут же закусил губу, потому что услышал тихий плач.
   Подойти сразу Майло не рискнул: у девушки вполне могло оказаться оружие. Он подал Митчу незаметный знак, тот сразу сообразил, где прячется Келли, прижался к стене и заскользил вдоль неё.
   − Келли, выходи! − громко, но негрозно крикнул Майло.
   − Вы из полиции? − с надеждой в голосе спро-сила девушка.
   − Ага, из полиции, − ласково произнёс Митч.
   − Вы от Себастьяна?
   − От него самого, он нас за тобой прислал.
   Келли хоть и не верила, но выбралась из-под лестницы, ей ничего другого просто не оставалось. Убедившись, что девушка без оружия, Майло бросился к ней. Только в эту секунду Келли увидела, что эти двое − в чёрных масках.
   − Только попробуй закричать! − услышала Келли, и пистолет упёрся ей в живот.
   − Здесь больше никого нет, − выкрикнула в отчаянии, внутренне холодея.
   − Мы это знаем. Но всё равно не кричи.
   − Больше тебе помочь некому. Пошли, − Митч рванул Келли за плечо. − И побыстрее. Без глупостей. Иначе будет тоже, что и с ними. Глянь-ка, вон тот шевелится, − указал своему приятелю на вздрогнувшего охранника.
   − Ты же знаешь, контрольный в голову − моё любимое занятие.
   Выстрел прозвучал почти бесшумно, как хло?пок ладоней. Дрожащие пальцы замерли.
   − Быстро, быстро, уходим отсюда, − подго?няя девушку, говорил Митч, держа пистолет перед собой.
   Он был готов стрелять в любую се?кунду.
   Сквозь лес они добрались до джипа. Митч за-толкал девушку на заднее сиденье и погрозил ей кулаком. Сам сел рядом, положил пистолет на ко?лени. Майло сел впереди:
   − Трогай, − скомандовал водителю, коей была его любовница.
   Напуганная заложница с надеждой в глазах смотрела на Милену через зеркало заднего вида. Всё же присутствие ещё одной женщины пускай и сообщницы похитителей, её немного успокаивало.
  
***
  
   Через несколько долгих и тяжёлых часов проведённых в пути Милена доставила всех по уже знакомому ей адресу. Заброшенная база − бывшие корпусы военных, пустовавшие не первый год. Лучшего места в округе не сыскать. Майло давно облюбовал эту территорию и по мере надобности наведывался сюда.
   Митч вынес Келли из машины и вручил её своим подчинённым. Водитель покинула машину вслед за друзьями-мафиози. Митч прислонился на капот и закурил. В эту минуту Милене самой жутко захотелось закурить, успокоить нервный мандраж. Майло заметил, как она напряжена. Хороший признак того, что она полностью осознает происходящее:
   − Не кипишуй, всё круто будет, − заявил он.
   − А ты неплохо справилась. Сразу видно − не первый раз. Опыт с Максом пошёл тебе на пользу, − промолвил Митч, выпустив облако дыма.
   − Я ничего не сделала, водителем поработала вот и всё.
   − Уже неплохо. К тому же ты спокойно отреагировала на мольбы Келли отпустить её, а это немаловажно. Ты можешь быть хладнокровной, в нашем деле это очень полезно, − Митч покосился на друга.
   − Я... я не знаю. Мне... Майло... В кого вы меня превратили? Келли скоро убьют, а мне...
   − Всё равно? Так и должно быть, − Майло одной фразой снял внешнее напряжение охватившее Милену.
   − Нет, мне не всё равно. Но в тоже время я не чувствую своей вины перед ней, − её точно отпустило.
   − Прекращай словоблудство. Детка, гляди на жизнь проще.
   Майло в отличие от Милены в криминальном бизнесе уже давно, для него это рабочие будни, а вот для Милены... она и сама не знала, что это для неё: часть её "работы" или кошмар новой жизни, к которой давно надо было бы привыкнуть.
   − Так что теперь? − спросила соучастница похищения, сохраняя шаткое внешнее спокойствие, скрывающее внутренние переживания.
   − Сейчас свяжемся с Картером, выманим его из убежища и всё... С такими у меня разговор короткий, − на красиво очерченных губах заиграла ехидно коварная ухмылка, словно Майло смог всех перехитрить, но ведь так оно и было.
   Парни пошли внутрь здания, сообщница поплелась за ними. Именно поплелась. Милена еле волочила ноги по земле. Всё же за эту ночь она сильно устала:
   Несколько часов подряд следить за дорогой, попутно слушая жалобные всхлипывания Келли − это было настоящим испытанием, особенно для натянутых как стальные тросы нервов. Келли молила не убивать её, но до тех пор, пока нервы похитителей совсем не сдали и Митч не вырубил девушку. Не без совета Милены, он воспользовался проверенным и действенным, но в тоже время в какой-то степени безопасным способом, который с любой стороны, как ни глянь, лучше пули в лоб, ведь Майло предлагал именно так заткнуть заложницу. Митч надавил на сонную артерию, и в машине настала желаемая тишина. Майло, возрадовавшись спокойствию и гробовому молчанию, воцарившимися вокруг, пристроился поудобнее и заснул. Митч, как и Милена за всю дорогу не сомкнул глаз, всё же Келли была под его ответственностью. Хоть девушка и в наручниках, без сознания, но он не мог позволить себе расслабиться. Ночка выдалась не из лёгких.
  
   Милена прошла вслед за Майло и Митчем в тёмное, неуютное помещение. Немного осмотревшись, она заметила Келли, сидевшую на полу, прикованную наручниками к какой-то трубе. Сердце ёкнуло, но тут же отпустило. Майло отдал распоряжение и к заложнице подошёл мужчина с флакончиком в руке. Он поднёс его к девушке и вскоре Келли очнулась. Несколько минут она была в смятении, не понимала, где находилась, что за люди вокруг неё. Но Майло не стал долго ждать пока девушка придёт в себя. Он за несколько минут объяснил ей что её скоро убьют из-за её идиота брата, но если она позвонит Картеру и попросит того приехать то возможно её и отпустят. Келли поверила словам мафиози, всё же он умел втираться в доверие даже к заложникам, Милена по себе это знала. Майло протянул девушке телефон, и та набрала номер брата. Режущие слух гудки эхом разносились по всему помещению. Майло предусмотрительно включил громкую связь.
   − Братик, − пролепетала Келли в трубку, − Майло, про которого ты рассказывал... Он... − Майло провёл пальцем по горлу, намекнув девушке на скорую расправу над ней, если она взболтнёт лишнего, − он хочет встретиться с тобой.
   − Сам Майло просит о встрече со мной. Значит, он боится меня! − гордость так и переполняла излишне самоуверенного "приемника" Майло. − Келли, а откуда у тебя такая информация? − у него и мысли не возникло, что сестра стала заложницей.
   "Картер, по-видимому, не такой уж и умный, как о нём отзывались".
   − Он нашёл меня и попросил связаться с тобой. Он сам не может вычислить тебя.
   От этих её слов Майло вскипел. Ещё бы, заложница намекнула, что Он на что-то неспособен, Он − Майло! Митч понял, к чему может привести эта необдуманная фраза Келли и поспешил остановить Майло, пока тот дров раньше времени не наломал.
   − Митч, пусти меня. Я её сейчас прибью за такие намёки.
   − Это даже нам на руку. Картер расслабится, полагая, что он сильнее тебя и тем самым облегчит нам задачу.
   − Майло, Митч прав. Если ты убьёшь Келли сейчас, это ни к чему не приведёт.
   Майло понимал, что они правы, но как всегда не хотел признавать это. Он тяжело вздохнул, сжал кулаки, так что костяшки захрустели и покинул помещение. Милена с Митчем облегчённо выдохнули. Митч отдал последние распоряжения охранникам Келли, а Милена взглянула на девушку невидящим взглядом. Келли с надеждой смотрела в холодные изумрудные глаза, ожидая увидеть в них хоть каплю сочувствия, но она так ничего и не увидела. Милена не отводила взор, но при этом старалась не встречаться с Келли глазами, понимая, что если она поймает её просящий о помощи взгляд, она разорвётся на части.
   Митч жестом указал своим людям, что делать с пленницею дальше, а потом взял Милену за руку и повёл к выходу. К Келли тем временем подошёл один из подчинённых Майло, взглянул девушке в глаза и, сказав:
   − Прости, ничего личного, − вколол ей в руку снотворное, а может и наркотики. Милена не знала, что было в шприце, и не стала этим интересоваться.
   Келли через несколько секунд отключилась. Что было с ней дальше, Милена не знала, так как Митч уже увёл её и усадил в машину. Майло уже дожидался их обоих. Так как он был единственный, кто выспался этой ночью, за рулём был именно он. Майло доставил всех в штаб. Митч тут же побрёл спать в свою спальню, Майло заперся в кабинете, а Милена первым делом отправилась в душ. Холодные, приятно покалывающие тело струи воды − для Милены это лучшее успокоительное, хотя пробыла она в душе недолго. Лёгкий озноб заставил вылезти из ванной. Девушка, укутавшись в мягкое, пушистое полотенце, вышла из ванной комнаты и подошла к окну. Солнце уже давно встало, освещая своим светом всю округу, согревая сердца и души людей.
   За весь день Милена ни разу не встретилась с Майло. Их пути расходились: она в спальне, он в кабинете, он в спальне, она на кухне, и так далее. Милена хотела ему многое высказать обо всём, что думает по поводу происходящего, но в тоже время... она не желала ни о чём разговаривать. Чтобы перестать думать и накручивать себя по поводу и без, совестливая соучастница похищения приняла снотворного и улеглась спать. Проспала она до самого утра, проснулась от того что Майло теребил её. Милена без разговоров быстро собралась, и вся троица направилась на место встречи с Картером.
   В обговорённый час Милена, Майло, Митч прибыли на заброшенный склад за городом, на место встречи с Картером. Он так и не догадался в чём же дело. Он был излишне самоуверен и очень глуп, чтобы понять: с Майло его трюки не пройдут. И такой человек пытался сместить Майло, да он даже не понял, что его сестра в лапах мафии, да и что его самого прибьют через пару часов. Он был настолько уверен в собственной значимости и непобедимости, что явился на встречу без охраны. Он же был уверен, что Майло его боится а, следовательно, не осмелится покуситься на его жизнь. Он считал себя круче Майло. Наивный. Даже Деймон, человек по авторитету не уступавший Майло побаивался его, а тут какой-то щенок возомнил себя пупом земли. Такие глупцы и умирают молодыми.
   Когда Картер предстал перед глазами, Майло не стал словоблудствовать, а сразу перешёл к делу:
   − Вот мы и встретились, Картер. Не скажу, что рад тебя видеть, потому что это не так.
   − Майло, может, обойдёмся без банальных приветствий и перейдём сразу к делу.
   − Вижу, ты парень толковый. Мог бы работать под моим начальством.
   − Под твоим командованием и терпеть твои выходки. Я наслышан о твоём нраве.
   − Я не давал тебе права обращаться ко мне на "Ты". Не тот уровень.
   − Майло, зачем Вы, − Картер растянул и специально громко произнёс "Вы", намекая тем самым на то, что ставит себя на равных с главарём мафии, − пригласили меня сюда? Уж явно не о сотрудничестве говорить.
   − Догадливый какой, − подметил Митч.
   − Я пригласил тебя на похороны.
   − Свои? − съехидничал Картер.
   − Ой, зря он это сказал, − тихо проговорила Милена. Кроме Митча этого никто и не услышал.
   − Ошибаешься, друг мой. Твои.
   Как Милена и предполагала, Майло моментально разозлился, глаза сузились и заблестели, губы растянулись в недоброй усмешке, плавно перешедшей в оскал, но при этом он не кричал и попусту не палил по сторонам, повёл себя иначе, нежели предполагал Картер.
   − Ты решил меня убить? А за что позволь узнать!?
   − Он ещё спрашивает, − удивилась Милена, переглядываясь с Митчем.
   − Майло, неужели ты испугался, что я попытаюсь убрать тебя, и решил избавиться от меня раньше?
   Картер рассчитывал, что Майло вспылит и потеряет над собою контроль, но Майло человек непредсказуемый и порой ведёт себя так, как от него в данный момент точно никто не ожидает. Вот и на этот раз главарь мафии, отличающийся вспыльчивым характером, был на удивление сдержан, рассудителен и хладнокровен.
   − Вот если бы ты попытался убить меня одного, − голос Майло был холоден и твёрд, − то я бы поаплодировал твоей глупости и одновременно смелости, а потом пристрелил лишь тебя одного. Но ты пытался убить и мою женщину, а вот за это... Я убью всю твою семейку, − с невозмутимым видом, проговорил мафиози. − Жаль вот только семейка у тебя небольшая, только сестрёнка, как её звать то? − Майло обожает играть на нервах. − Ах да, Келли.
   Возлюбленный Милены, по совместительству один из самых опасных преступников одним предложением сделал из неё соучастницу своего преступления. Теперь ей уже никак не отвертеться от мысли, что смерть Келли будет на её совести.
   − Не смей трогать её! − Картер моментально изменился в лице.
   − А то что? Что ты мне сделаешь? Очередную гранату подкинешь?
   В эту саму секунду по приказу Митча его подчинённый вывел Келли. Майло ухватил её за руку и подтянул к себе поближе.
   − Я сделаю всё, что скажете, только отпустите её, − вся смелость и дерзость Картера мгновенно улетучились.
   − И вот этот слизняк пытался занять моё место. Я разочарован. Данте сильно ошибся на твой счёт. Перспективным тебя назвать − это преувеличение.
   − Майло, умоляю вас. Я заплачу, сколько скажете, можете убить меня, только её отпустите.
   Майло хмыкнул и оттолкнул девушку от себя. Она пошатнулась и чуть не упала, еле удержалась на ногах.
   − А ты мне понравилась, Келли!
   Девушка обернулась. Майло нажал на курок.
   Прогремел выстрел, но Келли как стояла, так и продолжала стоять. Милена спасла ей жизнь, одним резким движением отведя в сторону руку блондина в самый последний момент.
   − Verdammte scheiße! Ты что творишь? − озлобленно прокричал Майло. − Какого чёрта под пулю лезешь?! − тёмные глаза потемнели ещё больше, стали жесткими, от их взгляда хотелось уклониться.
   − Майло, не смей трогать её. Она не виновата в том, что натворил Картер!
   − Она его сестра, будет вполне справедливо, если Келли умрёт вместе с братцем, − с металлом в голосе отрезал крутой мафиози, который плевать хотел на совесть.
   − В таком случае ты должен убить и меня. Ты же убил Эдриана, а я его сестра, − Милена привела веский аргумент, Майло не чем было возразить.
   − С тобой мы ещё поговорим, − огрызнулся главарь мафии на сообщницу, осмелившуюся перечить Ему. − А ты, − направил пистолет на остолбеневшую от страха Келли, − живи сучка!
   На лице Картера в эти секунды замер леденящий душу ужас, но в глазах мелькали искорки радости. В его глазах Милена прочитала благодарность за спасение жизни горячо любимой сестры.
   Когда Милена отошла в сторону от Майло, Митч по-дружески взял её за руку. Дружеская поддержка в такой момент! Да, действительно мир мафии отличается от нормального. Будь Митч обычным другом, разве он бы допустил, чтобы Милена увидела чью-то смерть. Наверное, нет. Но... она сама в это ввязалась. Милена знала, что её ждёт. Да она сама может убить, она была готова к этому и она окончательно поняла это когда Майло второй раз спустил курок, одарив пулей Картера, а Милена при этом даже не вздрогнула и ничего не почувствовала: ни страха, ни сострадания, ни жалости. Равнодушно отнеслась к ещё одной смерти. Труп лежал буквально в паре метров от неё, а она брезгливо поморщилась, подошла к Майло и произнесла те слова, которые он никак не ожидал услышать в этот момент из её уст:
   − Вендетта свершилась!
   В эту секунду Майло понял, что Милена стала превращаться в такого же безжалостного убийцу. Всё к этому шло и продолжило идти дальше, но препятствий на пути было ещё не мало.
   − От трупа избавиться, − скомандовал Майло, − и поаккуратнее, не наследите. А девку запереть. Потом решу, что с ней делать.
   − И в кого он такой? − из уст Милены еле слышно прозвучал риторический вопрос.
   − У него прадед группенфюрер СС, − Митч как информатор знал ответ почти на любой вопрос.
   Отдав последние распоряжения и накричав на подчинённых, Майло, напоминавший в эти минуты демона, наорал на Милену и Митча, сорвав всю злость на них обоих, а потом он куда-то умчался на своём байке. В этот день Милена впервые почувствовала на себе весь гнев Майло. Даже когда она его подстрелила, он не был таким озлобленным.
   − Да что на него нашло? − спросила у Митча, пока они вдвоём возвращались домой.
   − Ты возразила ему при подчинённых, при заложнице и конкуренте. Это задело его гордость и самолюбие. У него и так было подпорченное настроение, а ты своей выходкой только всё усугубила. Результат не заставил себя долго ждать.
   − Это не повод вот так срываться на меня. Да, он считает, что я не права, а я в свою очередь не согласна с его методами.
   − Я считаю, ты поступаешь подло, и не только по отношению к нему, но и ко всему нашему делу, − Митч был очень серьёзен.
   Его лицо не выражало никакие эмоции, а глаза... От его пронзительного холодного взгляда можно было впасть в оцепенение.
   − Это не так! − возразила Милена. − У меня и мысли такой не было.
   − Только Майло способен делать подлости думая о хорошем. Я считал этому научиться невозможно, что это его природный талант, но глядя на тебя Милена, я понял, что я глубоко заблуждался, или даже скорее ошибался. Я не спорю, возможно, ты хотела как лучше, в твоём понимании, но Майло, впрочем, как и меня, твоя позиция не устраивает. Из-за твоей выходки у нас теперь появилась проблема, а именно что же делать с Келли?
   − Майло убьёт её?
   − Скорее всего, Да. Хотя после того что ты ему там заявила... Да, Милена, припомнить ему убийство твоего брата...
   − Митч, давай не будем вспоминать смерть Эдриана, мне и так тяжело, да и вообще... я не хочу больше разговаривать.
   − Я и не настаивал. Ты сама начала разговор.
   − Митч, пожалуйста.
   − Всё, умолкаю.
   Митч сам не знал почему, но в эту минуту ему было жалко Милену, просто по-человечески жалко. Вот говорил Майло что про жалость нужно забыть, что таким людям как он и Митч это чувство не знакомо, но вот в Митче Милена вдруг пробудила именно жалость. Он видел, как она страдала и переживала из-за всего случившегося, и в целом творившегося в её жизни. Он понимал, что она меняется, становится другим человеком, но в тоже время, цепляясь за обрывки прошлого, старается остаться прежней. Он знал, каково ей, сам прошёл через это. Всё же он и сам не сразу стал хладнокровным убийцей, впрочем, как и Майло. Парни через многое прошли, многое повидали вот такими и стали, а теперь и Милена начала путь трансформации. Только вот парни подались в мафию не от хорошей жизни, а она променяла спокойную размеренную жизнь на криминал... Ради чего? Ответ очевиден − ради любви! Поэтому Милена вдвойне опасна, поскольку непредсказуема. Любой, кто продал душу дьяволу ради любви способен изменить мир. А Милена, подавшись в мафию, волей неволей, рано или поздно, но продаст душу так же как Майло и Митч.
   Расскажи Митч о своих философских раздумьях, Майло точно счёл бы его сумасшедшим, а Милена... наверное согласилась бы с каждой мыслью.
   Вот так, думая каждый о своём и при этом об одном и том же они добрались до дому. Митч тут же проскользнул в кабинет Майло и засел за компьютером, а Милена наглоталась снотворного и улеглась спать. Она хотела забыться, а для этого существует два пути: либо напиться, либо уснуть. Милена выбрала второй вариант. Когда Майло вернулся в штаб он был немного поспокойнее, всё же бешеная езда по городу с нереально огромным выбросом адреналина успокоила его. Молодой мафиози прошёл на кухню, прихватил бутылку бурбона и потопал в кабинет, по пути заглянув в спальню. Милена к тому времени уже не первый час спала.
   "Вот нервы у неё: как можно после всего случившегося ещё умудриться уснуть? − Майло был слегка удивлён. − Стала соучастницей преступления и приспокойненько спит. Ещё меня хладнокровным называет". Майло не знал, что она наглоталась таблеток, чтобы уснуть. Своими силами Милена точно бы не уснула как минимум дня три, а потом бы просто вырубилась от усталости.
   Блондин зашёл в кабинет, вальяжно расположился на кожаном диване и откупорил бутылку, после отглотнул прямо из горла. Митч и Майло пробыли в кабинете не менее двух часов, обсудили дела, попутно распили аккурат бутылку бренди. Главной темой их беседы было: Что же делать с Келли? Подумав, они решили, что от неё нужно избавиться, чтобы Милена им не говорила. Хотя она и сама прекрасно понимала, что в сложившейся ситуации правильнее всего это убить заложницу. К тому же Келли слишком много знала, а от ненужных свидетелей избавляются. Вот чтобы именно об этом не думать Милена и наглоталась снотворного, провалившись в глубокий сон, из которого её вывел пронзительный крик Майло. Девушка ошарашено посмотрела на часы: 03.20. Спросонья она не сразу поняла на кого кричит Майло, но вскоре сообразила, что точно не на Митча, так как тот сам влетел в комнату, будучи разбуженным мелодией телефона и последовавшими за ней орами Майло.
   Надорвав голосовые связки и взвинтив нервы до предела, Майло отшвырнул телефон.
   По счастливой случайности Митч успел поймать летящий мобильник.
   − Купи себе мобилу дешевле! − посоветовал Митч в попытке разрядить накалившуюся атмосферу. − У меня сердце кровью обливается, когда ты этот кидаешь!
   − Что случилось? − поинтересовалась Милена, так же как и Майло не предав значения дружескому совету.
   − Келли сбежала! − главарь мафии был вне себя от злости.
   Глаза налились кровью и по дьявольски блестели, а оскал был как у вампира.
   − Как сбежала? − это была единственная приличная фраза, которую Милена уловила в потоке отборного мата, донёсшегося из уст толи Митча, толи Майло.
   − А вот так. Высвободилась из наручников и улизнула. Никто ничего не видел и не слышал. Я с этих bastarde собственноручно шкуру спущу. Куда они глядели?
   − Майло. Успокойся. Далеко она не могла уйти. Найдём! − Митч был на удивление спокоен.
   − А может и не стоит её искать? − подала Милена голосок.
   − Детка, лучше не вмешивайся, − огрызнулся мафиози. − Между прочим, из-за тебя я её не грохнул. А теперь она сбежала. Так что если у нас будут неприятности, то в ответе за всё ты.
   − Не вини только Милену, − Митч по-дружески встал на её сторону. − Мы все виноваты, в том числе и ты.
   − Заткнись или я тебе помогу, − Майло сжал пальцы в кулак с такой силой, что у него аж костяшки захрустели.
   − Ну, хорошо, − кивнул Митч. − Допустим, мы набьём друг другу физиономии. И что это изменит?
   − Для меня кое-что изменит, − сказал Майло и зловеще улыбнулся: − по крайней мере, я выпущу пар, − блондин замахнулся на друга, а тот ловко увернулся от удара.
   − Прекратили оба! Что вы как дети малые. Митч, займись поисками Келли, а Майло... съешь шоколадку и успокойся.
   Лучше бы Милена не нарывалась, но она же не может спокойно стоять в стороне и молчать. Вот обязательно ей надо вмешаться.
   − Ты что это раскомандовалась?
   − Пока ты не успокоишься, командовать буду я. Иначе от твоей банды останешься ты один. Остальные падут от твоих пуль.
   В нужный момент Милена может перенять инициативу, и даже командование на себя. Вот этим утром ей и пришлось на время заменить Майло, побыть во главе мафии. Но только на время. Майло ни кому не позволит сместить его, даже Милене. Его пост неприкосновенен. Всего пару часов злосчастного утра стали исключением.
   Не трудно догадаться, что после утренних новостей день точно не задался. Нервы у всех были натянуты как гитарная струна, все были на взводе, хотя внешне сохраняли спокойствие. Единственное, что радовало − хуже быть уже просто не могло.
  
   На поиски Келли было потрачено два дня и безрезультатно. Келли явно кто-то помог скрыться, и этот кто-то весьма влиятелен или обладает достаточными связями. Митч рвал на себе волосы, поражаясь тому, что он не может разыскать какую-то там девку. Не хотел он просить о помощи, но пришлось, и вскоре, пускай и скудные данные, но у него были.
   − Разведка у Данте покруче нашей оказалась, − Митч не хотел этого признавать, но от правды не уйдёшь. − Как выяснилось, Картеру покровительствовал Сайзон. Без него этот персонаж ещё долго бы прислуживался.
   − Картер нас уже не волнует, − отмахнулся Майло. − Нам Келли найти нужно.
   − Угадайте с первой попытки, кем была Келли для Сайзона.
   − Любовницей! − Милена уже не удивлялась тому, что любые отношения всегда заканчиваются постелью. − Наверняка он её и спрятал.
   − Если Сайзон знает, где искать Келли, значит, нам надо встретиться и потолковать с ним.
   − Не получится, − замотал головой Митч. − До Сайзона нам не добраться, он хитрый, собака, практически не выходит из своего особняка. Сидит под охраной и нос показывает, только когда требуется его непосредственное участие в делах. Он оказывается ещё тот трус, а после похищения дружка и любовницы вовсе хвостик поджал.
   − Значит, нам надо придумать для него какое-то дело и выманить, − Майло призадумался.
   − Не нам, а тебе. Во-первых, это ты у нас мозговой центр, а во-вторых, у меня сегодня встреча с Лайком, так что я укатываю.
   − Этот гомик чего-то выяснил? Митч, сдаёшь позиции.
   − Этот чёртов городишка его территория. Он там каждую собаку знает.
   − Если Келли не дура, она туда не сунется.
   − Всё равно я должен проверить. Возможно, с Сайзоном и связываться не придётся. Как всё узнаю, отзвонюсь. − Митч захлопнул ноутбук и, прихватив ключи от джипа, вышел из кабинета.
   Фыркнув, Майло развернулся в кресле, давая Милене понять, что разговаривать не намерен. Ему предстояло обмозговать какой-нибудь мудрёный план, а это требует тишины и полной сосредоточенности.
   Неопределённость убивала Майло, а Митч только подлил масла в огонь нетерпения. Ждать ещё чего-то мафиози не собирался. Сайзон знает, где девка − Майло этого было достаточно.
   Келли нужно было найти. Обязательно.
  
   − Какой у нас сегодня день недели? − спустя минут десять-пятнадцать после ухода Митча Майло наконец-то заговорил.
   − Пятница.
   − Отлично! − развернулся лицом к Милене. − Удача на нашей стороне! − он открыл ящик стола и достал ключи от своего "Ламборджини". − Сейчас заедем в одно место, кое-что прикупим.
   − Ты что-то придумал?
   Чтобы он не ответил, Милене его задумка всё равно не понравилась бы, так как ожидать от Майло что он отступится и отпустит Келли ко всем чертям − на это не стоило даже надеяться, а любая другая идея касаемая того как её найти изначально обречена быть не одобренной сообщницей мафиози. Но при всём при этом своё мнение Милена решила оставить при себе, её голос при любом раскладе особого веса не имел.
   − Разумеется! − какой-то хитрый план созрел у него в голове, и он получал удовольствие не только от того, что придумал выход из положения, но ещё и потому, что имел возможность подержать напарницу в неведении.
   − Что ты задумал? − порадовала Милена его своим вопросом.
   Майло хитро прищурился и потряс перед её носом указательным пальцем:
   − Всему своё время.
   − Сейчас не до шуток...
   − Это не шутки, это отличная идея. В машине расскажу.
   На сей раз Майло настоял на том, чтобы Милена отправилась на дело вместе с ним. Спорить с начальством, а именно в качестве главаря мафии, а не возлюбленного Майло представал пред Миленою, бесполезно. К тому же он по-хорошему уговорил её, приведя весомые доводы, упирая в основном на то, что она в какой-то степени сама напросилась. Милена сама когда-то настаивала на опасном задании, вот и получила.
  
***
  
   − Как хорошо, что у меня есть ты! − Майло улыбался во весь рот.
   − В каком смысле? − насторожилась Милена.
   Она сразу определила, что уж больно весёлое лицо у Майло, словно он выпил единолично бутылку коньяка или, чего доброго, выкурил парочку косяков какой-нибудь дури.
   − Без женщины в нашем деле не обойтись. Я отлично знаю пристрастия этого человека, поэтому нам не составит труда подобраться к нему поближе.
   − Может, угомонишься уже, вундеркинд, − Милена одарила Майло скептическим взглядом.
   − Я учту этот снисходительный наезд, − он тут же вспылил, но быстро успокоился.
   Сейчас время было не подходящее для разыгрывания сцен и выяснения как она смеет так разговаривать.
   Вскоре спорткар вывернул на главную городскую улицу, и водитель остановился возле магазина женской одежды. Когда они оказались на улице, Майло решил поделиться своей гениальной идеей.
   − Сегодня вечером мы нанесём визит Сайзону.
   − Ты это о чём? − насторожилась Милена, предугадывая, чем обычно заканчиваются такие встречи у Майло. По меньшей мере, парой относительно безобидных статей уголовного кодекса.
   − К Сайзону подобраться непросто, если только взять штурмом его загородный дом, но нам вдвоём сделать это не под силу, сама понимаешь, − неторопливо излагал Майло. − Но всегда можно лазейку. Так вот, у Сайзона есть маленькая, но пагубная страсть − карты. Каждую пятницу он выбирается в финскую баню, она же сауна, чтобы с друзьями расписать пулечку. Я сам пару раз участвовал в этом мероприятии, когда интересы наши сходились. Сайзон не только поиграть любит, за картами он ведёт светские беседы, иногда заключает выгодные сделки. В общем, для него поход в сауну не только отдых, но и работа.
   − Думаешь, штурмовать сауну будет проще, чем особняк?
   − А штурмовать не придётся. Мы из тебя засланного казачка сделаем...
   − Слушай, Майло, ты малость разошёлся, как я посмотрю. − Милена зло взглянула на него.
   − Говори да не заговаривайся. Не забывай кто тут у нас главный, − ухмылка не сходила с его лица. − Тебе будет проще проникнуть в сауну. Сайзон почти всегда часам к одиннадцати ночи заказывает стриптизёршу. Под видом стриптизёрши ты туда и проникнешь, ну а там мы уже разберёмся, что к чему.
   − А под видом кого в сауну проникнешь ты? Разносчика пиццы?
   − Потом объясню, − махнул рукою. − Сейчас надо достойную экипировку подобрать.
   − Что?
   − Ну, наряд для стриптиза.
   − Ты совсем с катушек слетел? − Милена внимательно посмотрела на бойфренда. Он, ухмыляясь, начал объяснять ей роль эротического наряда в хитрой игре, задуманной им.
   − Надевать это не придётся, не волнуйся.
   − Я не волнуюсь.
   − При входе охранник проверит, что у тебя в сумке. Достаточно того, что он увидит вызывающие наряды. Он удостоверится, что ты стриптизёрша, и пропустит тебя, иначе могут возникнуть проблемы.
   − У меня дома хватает вызывающих нарядов, нет нужды покупать что-то ещё.
   − У тебя есть эротические наряды? Почему ты мне их не показывала? − ехидничал Майло, сверля девушку довольным взглядом. − Чтоб сегодня же продемонстрировала пару вариантов.
   − Поехали отсюда. − Милена сделала попытку вернуться к машине, но Майло схватил её за руку и потянул к себе.
   − Твои наряды не подойдут. Нужно нечто особенное, у тебя такого наверняка нет.
   − О чём ты?
   − Ну, меховой лифчик у тебя есть? Или стринги с хвостиком?
   − Сайзон извращенец что ли?
   − Нет, нормальный мужик, как все. Просто любит пофантазировать немножко, что в этом плохого?
   − Ничего, всё хорошо. И что, − Милена перевела взгляд на красочную витрину магазина женской одежды, − тут можно купить бельё с ушками и хвостиком?
   − Тут нет, а вон там можно, − блондин указал на соседний невзрачный магазин под названием "Intimacy".
   В интимном магазине Майло меньше всего интересовали наряды, он с ехидной улыбкой разглядывал товары на витрине, громко комментировал увиденное и покушался приобрести ещё кое-что, не имеющее отношения к стриптизу. Милена быстро выбрала два театрализованных наряда зайчика и тигрёнка и попросила положить всё это в пакет.
   − Мерить будете? − вежливо поинтересовалась продавщица.
   − Будем, − в женский разговор влез Майло.
   − Нет, − резко ответила Милена и расплатилась.
   − Сейчас приедем, надо будет примерить всё, я оценю, − говорил Майло по дороге домой.
   Милена не реагировала на его комментарии, чем несколько смутила, казалось бы, непробиваемого парня, не знающего границ между юмором и пошлостью.
   В машине они больше ни о чём не разговаривали, но, вернувшись домой, они обстоятельно, со всеми деталями обсудили дальнейший план действий. Майло подробно описал напарнице планировку сауны, чертя кривые линии на чистом листе бумаги.
   − Вот тут основная комната, тут две раздевалки, тут туалет, − комментировал он свой схематичный рисунок.
   Они прикинули возможные пути отступления, у них их было два, и оба вели на задний двор, поэтому машину было решено припарковать именно там.
  
***
  
   Приехали к месту событий заранее. На улице уже стемнело, шёл дождь со снегом, дул промозглый ветер. Сайзон подъехал к сауне в сопровождении доброго десятка молодых накачанных парней. Правда, шестеро из них сразу уехали, остальные послушно проследовали за шефом внутрь помещения. Напарники пили горячий кофе и наблюдали за прибытием карточных друзей Сайзона Мэдли из окон уютного кафе напротив входа в сауну.
   − Это Йоркин, начальник седьмого отделения полиции. − Майло рассказывал Милене понемногу о каждом вновь прибывшем.
   − Я его знаю. Он брата моего чуть не засадил.
   − Нормальный мужик, но Сайзон его на чём-то подловил и теперь крепко держит в руках. Это Клык. Второй преферансист прибыл в гордом одиночестве, поздоровался с охранником за руку и беспрепятственно прошёл внутрь.
   − Что ещё за Клык?
   − Сын Сайзона, не знала, что ли?
   − Я знаю Клыка-хирурга, − Милена припомнила ещё одного знакомого её брата. − Но ему уже лет шестьдесят.
   − А, ну да, того Клыка я тоже знаю. А это Кристиан. Клык − его домашнее прозвище. Для всех, кто знает Сайзона, он просто Клык. Для остальных он − Кристиан.
   Последним приехал хорошо знакомый депутат Мэйленкович. Его сопровождала свита из двух человек.
   − Ну, вся компания в сборе, − сказал Майло, проводив взглядом последнего гостя. − Сегодня наверняка стриптиз заказывать будут. Собрались все свои, так что о деле вряд ли говорить будут, только отдыхать и развлекаться.
   Два утомительных часа парочка провела в кафе, после третьей чашки кофе во рту появился неприятный горьковатый привкус, очень захотелось его чём-нибудь разбавить, но время стремительно приближалось к кульминационному моменту, когда, по словам Майло, в сауну должна подъехать вызванная стриптизёрша.
   − Ты уверен, что это произойдёт именно в одиннадцать?
   − Конечно, в таком деле нельзя быть на сто процентов уверенным. Ты же понимаешь, карты и алкоголь делают мужчин абсолютно непредсказуемыми.
   − Я знаю, что я, когда меня кто-то очень разозлит, становлюсь не только непредсказуемой, но и яростной.
   − Ну хорошо, у меня есть идея, − оживился Майло.
   Он подозвал официанта и расплатился за заказ. Двое вышли из кафе и сразу окунулись в прохладную ночь. Морозный воздух было приятно вдыхать полной грудью, Милена накинула на голову капюшон куртки и внимательно посмотрела на Майло, который давил на кнопки мобильного телефона.
   − Куда ты звонишь? − спросила она тихо.
   − Сейчас поймёшь, − отмахнулся он и тут же включился в разговор со своим невидимым собеседником: − Ну здравствуйте, дорогуша. Что там с заказом на имя Мэдли? Поступил уже? Отлично, будем ждать. − Майло отключился и вложил напарнице в руку мобильник. − У нас мало времени, стриптизёршу уже заказали, по моим подсчётам, минут через десять она будет здесь.
   − Хорошо, дождёмся эту жрицу любви.
   Всё имеющееся у них оружие пришлось оставить Майло. При входе Милену должны были обыскать металлоискателем, поэтому идти на дело с пистолетом было рискованно. В её распоряжении осталась только заточенная спица, спрятанная в толстом шве ботинка, и изящное колечко, которое с одной стороны украшал цветок с тремя небольшими брильянтами, а с другой − острые шипы, которые служили замечательным средством защиты в ближнем бою. Милена повернула колечко шипами внутрь, перекинула через плечо сумку с нарядами и приготовилась исполнить роль засланного казачка.
   − Девушку кто-то привезёт на машине?
   − Не знаю, я обычно сталкивался с ней уже в сауне, как она добирается сюда, понятия не имею. Но, скорее всего, её кто-то привезёт.
   − Тогда действовать надо осторожно, там камера наружного наблюдения, − девушка кивнула в сторону парадного входа сауны. − За нами будут наблюдать.
   − Да, − Майло наморщил лоб, − про камеру-то я и не подумал. Ничего, выкрутимся, − призадумался и меньше чем через минуту заговорил: − Как только машина с девицей подъедет, я пойду к сауне, изображу из себя пьяного, больного, кого угодно. Главное, я отвлеку охранников, остальное ты сделаешь сама.
   − Поняла, − кивнула в ответ и переключила своё внимание на единственный подъезд к сауне, откуда в любое время могла появиться интересующая машина.
   И вскоре она появилась. Сбрасывая скорость, в неудобный поворот въехал старенький потрёпанный "Ауди". Приглушив габаритные огни, машина медленно приближалась к сауне. Через лобовое стекло Мафиягёрл успела разглядеть водителя, молодого парнишку с жиденькой бородкой и разукрашенную девицу с высокой причёской. Майло, как по команде, выскочил из темноты и ринулся к входу в сауну, тарабаня в тяжёлую дверь изо всех сил.
   − Открывай! − орал он, глядя прямо в объектив камеры наблюдения. − Открывай, говорю. Честному человеку помыться надо.
   Пока Майло надрывал голосовые связки, Милена, пригнувшись, подошла к водительской двери "Ауди" и резко дернула её на себя. Молоденький парнишка вздрогнул от неожиданности и схватился за карман куртки, в котором у него, по всей видимости, лежало оружие. Но Мафиягёрл успела схватить его за рукав и, грозно посмотрев прямо в глаза, скомандовала:
   − Не дёргайся, хуже будет.
   Разукрашенная девчонка вскрикнула и попыталась сбежать, но Милена успела нажать на кнопку автоматической блокировки дверей.
   − Ты кто такая? − с явным акцентом спросил юноша, предпринимая вялые попытки освободиться из крепких объятий.
   − Забирай свою девочку и проваливай отсюда, иначе живыми вам не уйти.
   − Ты мне угрожать будешь? − хорохорился он, хотя его правая рука уже нащупывала ручку переключателя скоростей.
   − Я и не думала угрожать. Здесь сейчас будет жарко, и вам лучше не попадаться под горячую руку. Всё понял?
   − Всё, − кивнул водитель. Его спутница тоже отчаянно закивала.
   − Дайте мне ваши мобильники, − Мафиягёрл протянула руку, в которую немедленно легли два миниатюрных мобильных телефона. − Скажете кому-то хоть слово, найду и убью обоих, − сказала очень грозно. − Номер машины я запомнила. А теперь проваливайте из города и раньше завтрашнего утра не появляйтесь. Это в ваших же интересах.
   Майло уже тряс какой-то крепкий парень и орал на него:
   − Проваливай, пьянь, подобру-поздорову, а то руки-ноги поломаю.
   Милена демонстративно хлопнула дверцей "Ауди", машина резко сорвалась с места и устремилась прочь. Майло сразу же согласился с резонными доводами охранника и пообещал в точности исполнить его наказ.
   − Ухожу, ухожу подобру-поздорову, − ох каких титанических усилий ему стоило чтобы не врезать этому охраннику, да так чтобы зубы у того повылетали.
   Ленивой походкой "от бедра" Милена приблизилась к воинственному охраннику. Он без всякого интереса посмотрел на девушку и довольно грубо спросил:
   − Анжела?
   − Она самая, − кокетливо ответила девица, накручивая локон на указательный палец. − Заждались?
   − Нисколько, − ответил парень холодно, взял девицу под руку и затащил в помещение сауны.
   − Э, э, полегче, − возмутилась она столь негостеприимному приглашению.
   Когда охранник закрыл тяжёлую дверь и щёлкнул металлическим замком, он предложил вывалить содержимое сумки на стол и принялся внимательно разглядывать эротические наряды.
   − Классно, − к первому охраннику присоединился второй, парень помоложе и с явными признаками заинтересованности. − Вот это вообще отпад! − его привлёк наряд тигрёнка с длинным полосатым хвостиком на стрингах. Покрутив его в руках, парнишка поинтересовался: − А для меня потом потанцуешь?
   − А денег у тебя хватит? − кокетливо поинтересовалась, чем вызвала неприятный смех у обоих охранников.
   − У тебя сил не хватит, чтобы отработать наши деньги, милашка.
   Милена тщательно проверили на предмет посторонних металлических предметов, а когда убедились, что таковых нет, предложили пройти вниз.
   Она взглянула на крутую деревянную лестницу, ведущую в полуподвальное помещение, и игриво посмотрела на ребят:
   − Мальчики, а кто меня проводит?
   − Джек, проводи даму, − кивнул неприветливый охранник напарнику, который легко согласился составить стриптизёрше компанию и даже позволил себе вольность в виде короткого шлепка по её мягкому месту. В другой ситуации огрёб бы он неслабый удар, но Милене в роли стриптизёрши необходимо было придерживаться иного сценария, поэтому она кокетливо взвизгнула и рассмеялась.
   Подходя к крутой лестнице, прошли мимо распахнутой двери, ведущей в небольшую комнатку, где за столом, уставленным бутылками с минеральной водой и несколькими тарелками с незатейливой едой, сидели четверо. Все с любопытством проводили девушку взглядами, а потом вновь предались нехитрой мужской забаве, разговорам о футболе.
   − Я, как увидел его в штрафной, обезумел, − говорил один.
   − Судья идиот, такой гол не засчитал.
   Симпатичный парнишка по имени Джек проводил стриптизёршу вниз, придерживая за локоть. Спустившись с лестницы, они очутились в узком, довольно длинном коридоре, с потолка до пола обитом деревом. Несколько симпатичных картин и репродукций с обнажёнными женскими телами украшали деревянные стены коридора, создавая соответствующее настроение. Майло очень точно нарисовал схему сауны, и Милена без труда определила, где находится раздевалка, где туалетная комната, а где комната для отдыха. За самой большой, украшенной китайскими иероглифами дверью скрывались знаменитые картёжники. Там была главная комната сауны, с барной стойкой и сценой, а также сауна, душ и джакузи.
   − Ну, и куда мне идти? − поинтересовалась стриптизёрша.
   Джек указал на одну из дверей, где по схеме находилась раздевалка. Милена с удовольствием отметила, что раздевалку никуда не перенесли, значит, пока всё идёт по плану, и окно, которое находится только в этой небольшой комнате, будет в её полном распоряжении.
   Девушка вошла внутрь, Джек устремился вслед за нею, но она остановила его со словами:
   − А ты куда?
   − Хочу посмотреть, как ты переодеваешься, − с улыбкой на лице ответил парень.
   − Ну уж нет, − постаралась выставить его вон. − У меня есть свои принципы работы. Я раздеваюсь на людях, а не переодеваюсь. Так что тебе придётся подождать за дверью, − вытолкала назойливого Джека и закрыла дверь.
   − Только не копайся, − услышала слова охранника.
   Оказавшись в запертой комнате, Мафиягёрл немедленно осмотрелась и подошла к окну. Нехитрый замок стеклопакета открывался бесшумно. За окном уже маячил встревоженный Майло. Заглядывая сквозь запотевшее стекло в комнату, он знаками показывал, чтобы напарница торопилась. Милена аккуратно открыла ставни, холодный воздух ударил в лицо, по полу потянуло сквозняком. Едва Майло очутился внутри, девушка аккуратно закрыла окно, пока бдительный Джек за дверью не обнаружил внезапный сквозняк из раздевалки. Майло передал напарнице оружие, Милена спрятала его за пояс, потом знаками указала Майло, где он должен спрятаться, и позвала охранника.
   − Джекки, ты не поможешь мне?
   Щёлкнув дверным замком, Милена дала понять, что путь свободен, и Джек поспешил немедленно воспользоваться двусмысленным предложением. Он открыл дверь и удивился, застав стриптизёршу в обычном наряде.
   − Ты ещё не переоделась?
   − Не могу расстегнуть молнию, − кокетливо протянула она, заманивая Джека в центр комнаты.
   Едва он сделал шаг, Майло показался из своего укрытия и с размаху ударил парня по затылку рукояткой пистолета. Джек пошатнулся. Чтобы никто не услышал, как он грузно падает на пол, Милена подскочила к нему и вовремя подставила руку, Майло придержал парня сзади, вдвоем они аккуратно усадили его на пол, прислонив спиной к стенке. Милена прикрыла дверь.
   − Наверху ещё пятеро, − шепотом сказала.
   − Справимся, − уверенно кивнул блондин. − Я переоденусь в костюм этого парня и зайду в сауну предупредить, что стриптизёрша приехала. Все уже наверняка пьяные и не сразу сообразят, кто я такой.
   − Нет, в сауну зайду я, а ты будешь ждать моей команды для штурма.
   − Нет, лучше туда зайду я, − продолжал упираться, − а на тебе останется внешняя оборона, будешь от охранников отмахиваться, если они неожиданно вмешаются.
   − Они обязательно вмешаются, и вовсе не неожиданно. Терять время на твоё переодевание не станем, в сауну иду я, и это не обсуждается. А с охранниками нам лучше разобраться до того, как они сами вмешаются. Они там трапезничают, попробуем застать их врасплох.
   В другой ситуации Майло стал бы отстаивать свою точку зрения, но сейчас момент был неподходящий. План с эффектом неожиданности был более приемлем, так что мафиози, скребя сердцем, согласился.
   Милена аккуратно открыла дверь раздевалки и вышла в пустой коридор. За тяжёлой дверью, ведущей в сауну, слышалась громкая музыка и пьяный смех, мужчины развлекались.
   − Ты наверх, а я пока свяжу этого, − Майло кивнул в сторону Джека, − а то ещё очухается раньше времени.
   Сделав несколько бесшумных шагов к деревянной лестнице, Мафиягёрл спиной прижалась к стене, осторожно выглянула из-за угла, и её взгляд сразу упал на крепкого парня, который, не моргая, смотрел на неё.
   − Ты что тут бегаешь, работай давай, − сказал он властным тоном.
   − Слушайте, ребята, − поскольку ей не удалось подобраться к каморке с охранниками незамечённой, пришлось действовать иначе. Милена вышла из укрытия и решительно направилась к парню, перешагивая через две ступени и тарахтя без умолку, − у меня тут такая ситуация, даже не знаю, как сказать, но мне потребуется ваша помощь, если вы не против, конечно.
   Произнося эту путаную бессвязную речь, девушка очень быстро оказалась рядом с охранником. Краем глаза взглянула в комнатку, где сидели остальные ребята. Все они пока не проявили необходимой бдительности и продолжали сидеть за столом, с интересом наблюдая за её странными действиями.
   − Так вы поможете? − жалобно посмотрела на грозного охранника, поворачивая боевое колечко на своем пальце шипами наружу.
   − Чё ты несёшь? − успел сказать он, и в следующий момент Милена резким движением руки нанесла ему первую кровавую рану, произведя удар по носу.
   Парни в комнате продемонстрировали замечательную реакцию, они повскакивали со своих стульев и схватились за оружие. Их участие в потасовке было совсем нежелательно, поэтому выпускать их из комнаты Милена не собиралась. Схватив раненого охранника, который прикрывал лицо ладонями, за плечо, она использовала его как опору: оттолкнувшись от пола, подскочила вверх, выставляя правую ногу вперед. Первый, самый активный охранник, ринувшийся на помощь коллеге, получил удар в шею и отлетел назад, оттесняя остальных ребят от входа. Пока они там суетились, Милена снова переключила внимание на раненого и, пока он воя от боли не успел активизироваться, нанесла ему второй болезненный удар, на этот раз в пах. Охранник согнулся пополам, и девушка подтолкнула его навстречу разгоряченным парням, которые никак не могли преодолеть узкий дверной проем.
   Громкий топот на ступеньках деревянной лестницы привлек её внимание, Милена обернулась на звук и увидела Майло. Перепрыгивая через ступеньки, он спешил на помощь, и его появление оказалось весьма кстати, двое парней с оружием наперевес вырвались из комнаты. Преимущество Майло было в том, что его присутствие в сауне явилось абсолютным сюрпризом для охранников, поэтому вырвавшиеся парни сразу ринулись на Милену, опрометчиво подставив Майло свои спины. С первым нападавшим Мафиягёрл справилась быстро, встретив его резким ударом ноги в живот. Но он как будто ожидал этого и успел немного отскочить назад, из-за чего удар получился смазанным и слабым. Но его неосторожное отступление наткнулось на стремительную атаку со стороны Майло. Милена тут же переключила своё внимание на второго охранника. Майло встретил противника, накинув сзади ему на шею тонкую алую ленту. Натянув импровизированную удавку, Майло вынудил парня отбросить в сторону оружие и попытаться освободиться от невидимого врага. Ударом по коленкам Майло усадил парня на пол. Милена тем временем оттесняла охранников обратно в комнату, откуда им так непросто было выбраться. Крепко вцепившись в своего противника, худосочного долговязого парня, девица первым делом попыталась использовать его как живой щит в борьбе с оставшимися охранниками, которые в любой момент могли выстрелить. Обхватив руку противника за запястье, она ловко вывернулась так, что её спина уперлась в его грудь. Затем она осуществила болезненный приём, вывернув ладонь парня, и одновременно сделала два коротких шага назад, оттесняя остальных. Майло уже освободился, отодвинул обмякшее тело своего соперника в сторону и пришёл на подмогу. Используя свой излюбленный приём − короткий удар по затылку, Майло быстро сломил сопротивление охранника, и Милена скинула парня с себя. Тело худосочного охранника вновь оттеснило группу его обезумевших коллег обратно в комнату.
   Раздался первый выстрел, кто-то толи не справился с эмоциями и нажал на курок, толи в потасовке сделал неаккуратный выстрел, но выстрел этот несколько отрезвил всех участников действа. Майло моментально отреагировав, выхватил свой пистолет и наставил его на группку охранников.
   − Всем сделать шаг назад, − скомандовал он.
   − Да пошёл ты, − резонно ответил один из парней, сжимая пистолет в своих крепких ладонях. − Бросай оружие.
   Милена воспользовалась коротким замешательством между двумя противоборствующими сторонами и ринулась к двери комнаты. Её рывок привлёк внимание одного из охранников, он перевёл оружие в её сторону, но Майло не позволил ему нажать на курок, произведя меткий выстрел. Пуля прошла сквозь руку на уровне запястья, пистолет упал на пол. Второй выстрел достался другому охраннику, который не остался в долгу и выпустил пулю в Майло. Блондин успел отскочить в сторону, и пуля угодила в стену. Милена поспешила закрыть тяжёлую дверь комнатки, Майло пришёл ей на помощь. Вдвоём они заперли ребят в тесной каморке. Громкий мат и рёв раненых заглушили несколько выстрелов, прошивших деревянную дверь.
   − Я держу их, двигай стол, − скомандовал Майло, с трудом удерживая дверь, которую пытались выломать обезумевшие парни.
   Девушка подскочила к дубовому столу у входа и еле-еле сдвинула его с места, упёршись руками в столешницу.
   − Скорее, − поторапливал её напарник.
   Милена ещё раз надавила на тяжёлый стол и пододвинула его к двери. Майло протянул руку и потянул стол на себя. Вдвоём они придавили столом дверь, баррикаду достроили с помощью стульев и небольшой тумбочки, которая располагалась здесь же, в узком коридорчике.
   − Быстро вниз, − скомандовал Майло и устремился к лестнице. − Выстрелы могли услышать в сауне.
   Времени действительно было немного, хлипкая баррикада рано или поздно рухнет под ударами разгневанных охранников.
   Оказавшись возле двери, ведущей в сауну, Майло прислушался. Навязчивая громкая музыка по-прежнему звучала за стенкой, а мужских голосов слышно не было.
   − Пошли, − сказал он, и первый рванул тяжёлую дверь на себя.
   В лицо сразу ударил жаркий, насыщенный алкогольными парами воздух. Внутри свет был приглушен, яркие огоньки от вращающейся лампы с разноцветным абажуром мелькали по стенам и потолку. Двое очутились в просторной комнате. Искусственный фонтан журчал в углу, огромный стол, заставленный пустыми коньячными бутылками и тарелками с остатками еды, занимал центральную часть комнаты, по периметру стола располагались огромные мягкие диваны с высокими спинками и разбросанными цветными подушками. На одном из диванов посапывал депутат Мэйленкович, прикрыв своё обнаженное бесформенное тело влажной простыней. Остальных участников пиршества не наблюдалось, но их голоса, доносившиеся непосредственно из сауны, говорили о том, что мужчины продолжают развлекаться. Короткая потасовка наверху осталась для них незамеченной.
   − А ну-ка ещё полей, − говорил кто-то, и дружный пьяный хохот перебивал громкое плескание воды.
   − Сайзона ты берёшь на себя, остальные мои, − скомандовал Майло шепотом.
   − Не смей мною командовать, − рыкнула Мафияледи.
   − Даже не пытался. Я всего лишь трезво оценил ситуацию и в нашем текущем положении я не могу позволить тебе рисковать понапрасну.
   − Так и быть, соглашусь, − кивнула Милена, при этом сверля Майло недовольным взором.
   Блондин подошёл к арке, ведущей в соседнюю комнату, и оценил обстановку.
   − Сайзон с Йоркиным мокнет в джакузи, − сообщил он об увиденном. − Клыка не видно, похоже, он в парилке.
   − Вот и хорошо. Действуем быстро и слаженно.
   − Я изолирую Клыка и вытащу легавого из джакузи, а ты как раз с Сайзоном разберёшься, − Майло не упустит шанса показать себя главным, пусть даже всё удовольствие достанется его напарнице, лавры собирать всё равно вместе будут, кто бы ни выполнил дело, а успех в любом случае делят на всех.
   Напарники вошли в комнату, двое обнажённых мужчин в огромной ванне с изумлением отреагировали на их неожиданное появление, и первым движением Сайзона была попытка дотянуться до брошенного на пол полотенца. Но Милена опередила его и наступила ногой на край полотенца.
   − Сидеть, − сказала она грозно, и мужчина послушно нырнул обратно в ванну.
   Майло за долю секунд подошёл к двери в парилку, рванул её на себя и вошёл внутрь. Глухой быстрый удар, и вот Майло появился снова, волоча за собой обмякшее тело Клыка.
   − Кто следующий? − спросил он игриво и посмотрел на парочку купающихся в джакузи.
   Мужчины поёжились и растерянно посмотрели на незваных гостей.
   − Вы кто такие?
   − Неважно, − коротко ответила Милена и приблизилась к джакузи. − Этого убери, а с господином Сайзоном я побеседую, − сказала она Майло, заставив поволноваться не только испуганного Сайзона, но и его голого товарища, который по-своему воспринял слова "этого убери".
   Майло легко выволок взмокшего не только от продолжительного купания Йоркина из джакузи и потащил его в комнату к спящему Мэйленковичу. Милена осталась наедине с Сайзоном и, продемонстрировав ему своё грозное оружие в виде пистолета, приступила к разговору.
   − У нас мало времени, поэтому в ваших же интересах отвечать на мои вопросы быстро и чётко. Где Келли?
   − Что? − тряхнул головой Сайзон. − Кто?
   − Где Келли? − Милена вошла в кураж, ей начинало нравиться строить из себя крутую и опасную.
   − Я с этой сучкой больше дел не имею.
   − Не люблю три раза повторять вопрос, но, видимо, придётся. − Мафияледи наставила дуло пистолета на Сайзона и снова повторила: − где мне найти Келли?
   − Она за городом, где-то за городом, − торопливо ответил Сайзон, не сводя глаз с пистолета. − Только не стреляйте, вы же не сможете меня убить.
   − Почему нет? − сказала она с леденящей душу ухмылкой, словно Милена не играла из себя убийцу, а была ею на самом деле.
   − Но вы же разумная женщина... Наверное, − испуганно добавил он. − Вы ведь не убьёте живого человека?
   − Охранников твоих положила, думаешь, с тобой не справлюсь? − ещё больше напугала она Сайзона.
   − Ну подождите, одумайтесь, я всё скажу.
   − Я слушаю.
   − За городом, в Озёрках, есть частный дом.
   − Мы оба прекрасно знаем, что там её уже нет!
   − Тогда только в городишке, к которому Озёрки примыкают. Она держит там небольшой бар. Податься кроме как туда ей больше некуда. Там её все знают, да и крыша местная помогает.
   − Уже лучше, − Милена похлопала Сайзона по мокрой щеке. − Вот видишь, можешь, когда захочешь, − улыбнулась она, а потом вновь стала серьёзной и хотела задать ещё один вопрос, но...
   − Уходим, − услышала она встревоженный голос Майло и немедленно устремилась к нему.
   − Что?
   − Вырвались голубчики, сваливаем, − кричал он, открыв дверь нараспашку.
   Милена пролетела мимо парочки связанных голых мужиков с кляпами во рту и выскочила в коридор. Громкая возня на лестнице, сопровождаемая матом, рыком и одиночными выстрелами, говорила о том, что узники справились-таки с дверью и теперь жаждали мести.
   Милена с Майло влетели в раздевалку в тот момент, когда первый из охранников, с разбитым носом, выскочил в коридор со стороны лестницы. Едва завидев непрошенных гостей, он вскинул оружие и дважды выстрелил, но обе пули прошли мимо. Отступленцы заперли дверь раздевалки на хлипкую щеколду и поспешили к окну.
   Джек, который уже пришёл в себя после неприятного удара по затылку, лежал на полу со связанными за спиной руками. Майло крепко перетянул запястья парня кожаным ремнём с его же брюк, и теперь Джек отчаянно пытался высвободиться, ворочаясь и извиваясь на полу. Появление убийственной парочки несколько обескуражило его, он стал активнее вращаться, но они, перепрыгнув через парня, поспешили покинуть сауну.
   Как назло, ставни не поддавались. Ещё недавно Милена с лёгкостью открыла окно, впуская Майло, а теперь он несколько раз дёрнул за ручки, в результате чего одна попросту отвалилась, не выдержав такого грубого с ней обращения.
   В запертую дверь отчаянно колотили охранники, но потом один из них, наверное, самый сообразительный, направил действия своих товарищей в правильное русло.
   − Хорош всем стадом толкаться, мужики. Давай, Басяра, навались плечом и высади эту дверь.
   Отступленцам удалось-таки открыть неподдающееся окно в тот самый момент, когда Басяра высадил входную дверь, которая с грохотом повалилась на пол, придавив связанного Джека.
   − Идиоты! − заорал он.
   − Живыми их брать, живыми, − кричал кто-то за спиной.
   Милена выбралась на свободу первой, Майло перелезал через подоконник, когда в его ногу вцепился один из охранников и резко рванул на себя. Блондин успел ухватиться за раму и, сопротивляясь, свободной ногой сбивал с себя руки противника. Милена, не раздумывая, ухватилась за резной карниз над окном, выставив ноги вперёд, пролетела над спиной распластанного по подоконнику Майло и нанесла скользящий удар в лицо противника. Майло выиграл несколько секунд для побега, пока разъярённый парень, ослабив хватку, попытался сбить девицу с карниза. Но Милена быстро вернулась на землю и помогла напарнику выбраться из комнаты. Они устремились вглубь двора, где оставили машину для отхода, вслед за ними через узкое окно сауны один за другим вылезали разъярённые охранники.
   − Живыми взять, − вновь прорычал кто-то из них.
   В руке у него как по волшебству возник нож.
   Критическая масса противников превышала допустимые значения, но Майло решил принять бой. Милена по его приказу должна была остаться в стороне.
   Лезвие рассекло воздух, и одновременно охранник сделал выпад. Он оказался не так прост, как думала Милена, рука с ножом шла неровно. За один взмах парень успел совершить пару обманных движений, и Майло так и не удалось перехватить руку.
   − Басяра, сзади заходи, − хрипел парень, махая перед собой ножом, выбирая удобный момент для на?падения. − Ближе, подходи, ближе!
   Милена краем глаза увидела, как рука ещё одного охранника скользнула в карман куртки, и оттуда появился сверкнувший в свете фонарей пистолет.
   Рискуя попасть под нож, она пригнулась и ударила ногой в колено пытавшемуся прицелиться мужчине. Удар был такой сильный, что послышался хруст сустава. Нога согнулась в колене, но не в ту сторону, как обычно, а "коленками назад". По двору разнёсся дикий вопль, и сильный мужчина рухнул на асфальт.
   Нож блеснул перед самым его лицом, и Майло отскочил назад, упёршись спиной в угнанный им с Миленой автомобиль. Басяра ринулся на него, надеясь использовать единственное свое преимущество − больший вес − и придавить к машине. Майло опередил его. Оттолкнувшись спиной от "Хонды", он ударил ногами нападавшего в живот. Бил он что было силы. Хрустнули рёбра.
   Бьющему после такого удара трудно устоять на ногах. Майло и не пытался этого сделать. Он подкатился под парня с ножом и сбил его с ног. В руках у противника ещё сверкал нож, но из нападавшего охранник превратился в обороняющегося.
   Милена успела увернуться от нападавшего на неё сзади и ударила ногой − лежавшего − в грудь, зная наперёд, что у того минут на пять перехватит дыхание.
   Милена резко развернулась, устремившись навстречу нападавшему. Им оказался Джек. Его взгляд был полон ненависти, он кинулся на девушку, как волк на добычу, легко увернувшись от её первого удара. Милена попыталась встретить врага ударом ноги в грудь, вместо этого получила неприятный толчок в бок. Юркий и изворотливый Джек, который поначалу казался таким безобидным и даже забавным, оказался опасным противником, легко предугадывающим действия Милены и удачно уворачивающимся от каждого её удара. Их недолгое кружение закончилось банальной схваткой, в результате чего они оба повалились на асфальт. Падая, Милена успела повернуть кольцо на пальце шипами наружу, но дотянуться до лица Джека и нанести болезненный удар ей не удавалось. Он искусно держал оборону, не давая девушке возможности не только поднять руку, но даже повернуться, поэтому острые шипы она вонзила ему в область паха, когда он пытался зажать её ладони бёдрами. Конечно, удар получился не столько травматичный и болезненный, сколько неприятный. Плотная ткань брюк сгладила остроту шипов.
   Охранник ожидал, что Майло попытается схватить его руку в попытке отобрать нож. Но блондин действовал иначе. Он правой рукой снизу нанёс удар в подбородок и лишь потом ребром левой ладони по запястью. Сказалось возбуждение, удар оказался слишком сильным. Хрустнула кость, нож отлетел метров на пять, под углом воткнувшись в землю клумбы. Парень ещё попытался под?нять голову, но это была лишь попытка. Майло даже не пришлось бить ещё раз, веки противника пару раз дёрнулись и охранник отключился.
   К месту событий подоспел ещё один охранник из сауны. Он всем телом навалился на Майло, больно сжимая за плечи.
   Отчаянное сопротивление ещё больше разозлило Джека, и он предпринял ещё одну попытку справиться с девицей, сомкнув пальцы у неё на шее.
   Прогремел выстрел. Джек ослабил хватку и упал на Милену, уткнувшись лицом в её плечо. После третьего выстрела всё стихло, лишь вой сигнализации нарушал ночную тишину. Милена убедилась в том, что Джек не подаёт признаков жизни и скинула его грузное тело с себя. Потом перевела взгляд на Майло, он лежал, уткнувшись разбитым лицом в асфальт, и усиленно работал руками, избавляясь от своего недавнего противника, который так же, как и Джек, был убит.
   − Майло, ты стрелял? − спросила Милена, не рассчитывая услышать положительный ответ.
   − Ну, разве что из пальца, − пробурчал в ответ. − Оружия я лишился в драке.
   Милена помогла Майло подняться, он сразу стал вытирать кровь с лица рукавом куртки. Они быстро огляделись в поисках меткого стрелка, коим оказался никто иной, как Митч.
   − Митч, сукин ты сын! − заорал Майло. − Как же я рад тебя видеть.
   − Митч, как ты узнал, где мы? − Милена вместо приветствия перешла сразу к расспросам.
   − Все вопросы потом, а сейчас живо по машинам, − скомандовал спаситель и быстро занял водительское место своего джипа.
   Милена села за руль их с Майло тачки, а сам Майло забрался в машину к лучшему другу. Могли бы и все трое поехать на одной машине, но не оставлять же подарок полицаям в виде угнанного авто с кучей отпечатков пальцев и множеством других улик.
   С места событий уходили дворами. Со всех сторон уже слышался вой полицейских сирен, но район, в котором они оказались, Милена так же как и Митч знала хорошо, поэтому удачно использовала узкие улочки, проходные дворы и даже пешеходный тротуар, стремясь поскорее вырваться на оживлённую трассу и затеряться в потоке машин.
   − Бедняга Сайзон, теперь он на коньяке с валидолом до конца жизни сидеть будет! − хохотнул Майло. − Милена его отлично припугнула.
   − Какого дьявола вы туда сунулись? Чего вам дома не сиделось? − вопросы Митча носили риторический характер. − И что самое обидное − вы удумали обойтись без меня. Хорошо, что я успел прибыть на место событий как раз вовремя.
   − Мог бы и раньше явиться, вечно тебя черти где-то носят, − Майло ни за что не признается, что благодарен другу за оказанную помощь.
   − Я тоже рад, что вы целы и невредимы.
   − Это с какой стороны поглядеть. Кстати, мне надо привести себя в порядок, − сказал Майло, утираясь грязным рукавом куртки.
   − В бардачке есть влажные салфетки, на заднем сиденье лежит бутылка минеральной воды, можешь умыться.
   Шуршание и капашение в бардачке не заставили себя долго ждать.
   − Митч, как ты узнал, что мы будем в сауне? − Майло в задумчивости тёр свой окровавленный нос влажной салфеткой.
   − Вернувшись домой и не застав вас, я понял, что вы рванули в пекло. Разве ты мог упустить возможность прищутить Сайзона? Конечно, нет! Я хоть и не бывал с тобою на подобных мероприятиях, но знаю, что Сайзон каким бы трусом ни был, ни за что не пропустит посиделку в парилке, и ты это тоже знал.
   − Не строй из себя умника. Ты просто нашёл схему сауны и догадался, где мы проводим эту ночку. А тебе не пришло в голову, что мы просто решили попариться?
   − Может, в какой другой день я бы так и подумал, но точно не сегодня. − Митч поддал газу и его джип, взревев двигателем на светофоре, стремительно вырвался вперёд, обогнав новенькую "Ауди" и старый "Лэндровер". "Хонда" Милены шла рядом не отставая и не обгоняя.
   − Ты что-нибудь выяснил у этого педика? − Майло всегда считал, что информация лишней не бывает.
   − Келли объявилась в городе. Её охраняет местная братва. А вы что разузнали?
   − Это к Милене. Она из Сайзона инфу выбивала.
   Митч поспешил созвониться с сообщницей, но на звонок она не ответила. Телефон завалился между сидений, а достать его не останавливая машину, не представлялось возможным.
  
   Перед тем как вернуться домой преступная троица избавилась от угнанной "Хонды": скинули тачку в кювет и подожгли.
   Как только переступили порог дома, Майло незамедлительно принялся "зализывать" раны. Опыта в этом деле у него много, поэтому справился он быстро и вскоре уже присоединился к дружеской беседе Митча и Милены соединявших известную им информацию в единую картину.
   Милена была в ярости, когда узнала от Митча то же самое, что поведал ей Сайзон. Получалось, что она с Майло зря рисковали, сунувшись в сауну, а ведь могли бы просто дождаться возвращения Митча.
   − Выезжаем, − скомандовал Майло, резко открыв дверь настежь, являя себя присутствующим в комнате. − Нужно брать эту сучку пока снова не сбежала.
   − Ты с ума сошёл? − воскликнула Милена.
   − У нас мало времени, поэтому нельзя терять ни секунды, − Майло открыл тайник с оружием и занялся его выбором.
   − Далась она тебе! − Милена отчаянно сопротивлялся ночной поездке, но его молчаливая реакция на её резонные замечания заставила девушку немного успокоиться и сменить тон на более мягкий. − Ты уверен, что это необходимо?
   − Уверен, − кивнул он. − Подумай сама, что Сайзон сделал в первую очередь после нашего запоминающегося ухода?
   − Надел штаны, полагаю.
   − Он сообщил Келли, что её разыскали, и наша беглянка либо сменит место пребывания, либо подготовит нам радушную встречу, что менее вероятно. Оба варианта нас не устраивают, поэтому надо нагрянуть неожиданно.
   − Сомневаюсь, что Сайзон предупредил её, − парировала в ответ.
   Митч встревать в разговор не стал. Что толку соваться, всё равно последняя фраза останется за Майло и эта фраза: "Я так сказал!"
   На часах начало второго ночи, а криминальная троица была уже в пути.
   На сей раз Митч домчал всех сравнительно быстро, мог бы ещё быстрее, но на мокрой от проливного дождя дороге особо не разгонишься.
  
   "Лексус" подъехал к бару располагавшемуся чуть ли не на самой окраине города. Небольшая стоянка, пло?щадка, выложенная фигурной плиткой, амбал у входа как цербер и больше ничего приметного. Заведение носило недвусмысленное название − "Ecstasy". Это слово было любовно выведено золотыми бук?вами на синем фоне, арку увивали гирлянды искусственных цветов. С первого взгляда было по?нятно, что бар − лишь прикрытие, боль?шого навара от подобного заведения быть не может.
   Дав Милене указание сидеть и не высовываться, парни вышли из машины и бодрым шагом направились к входу в бар. Сунув сотню амбалу-охраннику парни без проблем прошли внутрь. Майло пристроился у барной стойки поближе к выходу, а Митч прошёл вглубь заведения. Он, как и Майло сразу заприметил у бильярдного стола свою цель − Келли.
   − Водички и кофе можно у вас попить? − незатейливо обратился к бармену Митч.
   − Может чего покрепче? − работа у него не кофе, а выпивку разливать.
   − Я за рулём. Можно дорогую минералку, если речь идёт о деньгах.
   − Садитесь, − широким жестом пригласил бармен. − У нас нет дорогого и дешёвого, всё имеет свою истинную цену.
   Митч устроился на скамейке, исполненной в стиле "кантри". Бармен удалился из зала, видимо кофе редко заказывают. Митч, пока тот ходил, вытащил из-за ремня плоскую фляжку и положил её на колени. Майло тем временем делал вид, что читает меню, но параллельно умудрялся оглядываться вокруг. Он заприметил четверых бандюганов с пистолетами, видневшимися из под кожаных обтягивающих курток. С первого взгляда можно было подумать, что это братья-близнецы. Широкие, лишённые всякой печати интеллекта лица, короткие стрижки ёжиком. Эти бравые ребята не отходили ни на шаг от Келли. Майло сразу понял, что это её охрана.
   "Предусмотрительная девушка, позаботилась о своей безопасности, телохранителей наняла", − Майло недобро ухмыльнулся. Тем временем в зал вернулся бармен, гордо неся в одной руке поднос с чашкой кофе и бутылкой минералки, в другой − меню.
   − Может, всё-таки соблазнитесь? У нас есть из чего выбрать.
   − Нет, не надо.
   − Всё-таки посмотрите, − бармен рас?пахнул меню.
   − Рассчитайте меня за воду и кофе, − огрызнулся Митч.
   − Не спешите. Вдруг надумаете немного по-развлечься, тогда вода и кофе пойдут за счёт заведения, − бармен указал рукой на двух девушек в конце стойки.
   − Боюсь, мы с вами не успеем рассчитать?ся, − Митч заметил, как к нему подходили те самые четыре амбала, являвшихся телохранителями Келли.
   Она узнала в парне, беседовавшем с барменом, одного из своих похитителей и тут же приказала своим ребятам избавиться от Митча. Майло она ещё не заметила.
   "Не маловато ли на меня одного? − подумал Митч, расстёгивая молнию куртки, под которой у него был спрятан пистолет. − Четверо. Ребята накачанные. Возможно, вам и уда?лось бы одолеть меня, не будь вы так самоуверен?ны, − Митч откинулся на спинку стула, спокойно поставил перед собой пустой стакан? и из плоской фляжки налил в него немного чистого, как слеза ребёнка, медицинского спирта". Когда четверо бандитов подошли к столу, Митч сидел, вертя в пальцах зажигалку.
   − Здорово, ребята, − беззаботно бросил Митч. − Присаживайтесь. Правда, угощаться нечем, вода и кофе.
   Бармен, знавший крутой нрав местной братвы, посчитал за лучшее отойти в сторону и делать вид, что самое главное занятие в мире − это натирание бокалов. Двое бандитов уселись напротив Митча, двое стояли у них за спинами.
   − Тебе что от Келли надо?
   − Я с ней разговаривать пришёл, а не с вами. Ребята, я не вас жду, − нахальства Митчу не занимать.
   Такое заявление бандитов явно не устроило и это неудивительно.
   Один из них взял бутылку с минеральной водой и отпил из горлышка. Затем принялся лить воду прямо на стол.
   − Ты, урод, − процедил он сквозь зубы, − пока ещё предупреждаю тебя по-хорошему, вали отсюда к чёртовой матери! А про Келли забудь.
   − Я думал, вы подошли не для того, чтобы спровадить меня из города? − негром?ко произнёс Митч, беря в руки ста-кан. − Мне нужно лишь поговорить с девушкой, и тогда мы полюбовно рас?станемся без всяких эксцессов.
   Бандит отвёл полу куртки и показал расстёг-нутую кобуру с пистолетом.
   − А теперь ты мне выложишь, − процедил он сквозь зубы, − кто ты и на кой чёрт тебе понадо?билась Келли?
   − А если я не отвечу?
   − Тогда ты отсюда своим ходом не уйдёшь, − бандит подался вперёд.
   Митч сделал вид, что несколько его испугался. Обычно перед тем, как ввязываться в драку, он делал так, чтобы противник поверил в собственное превосходство и расслабился. Это была любимая его стратегия.
   − Я предлагаю вариант, который должен устроить нас всех. Мы едем вместе, я при вас разго?вариваю с девушкой и на этом расстаёмся.
   Бандиты переглянулись. Они не в силах были сдержать смех: ведь их четверо, а парень один и ставит им условия. Но для Митча было главным увести Келли из бара, пусть даже в сопровождении. Всё же убивать её в баре не очень разумная идея.
   − Обыщи-ка его, − скомандовал один из амбалов, продолжая скалить зубы.
   Митч, не теряя ни секунды, поднёс стакан к губам, набрал спирта в рот, вытащил из пачки сигарету и щёлкнул зажигалкой. Не успел один из стоявших бандитов сделать и шага, как Митч резко выдул спирт сквозь плотно сжатые губы. Спирта было немного, но его хватило на всех четверых. Распылённый спирт мгновенно занялся от горящей зажигалки. Это произошло так внезапно, что пылающие бан?диты на секунду замерли. Митч наклонился вперёд и резко вырвал из расстёгнутой кобуры сидевшего перед ним парня пистолет. Передёрнул затвор, щёлкнул предохранителем; Спирт выгорел секунд за семь, не успев причинить бандюгам никакого вреда, но они были полностью деморализованы.
   Когда они пришли в себя, то увидели нацелен-ный на них пистолет в руках Митча, и ещё два в руках Майло, возникшего из-за спин бандитов.
   − Теперь осторожно, двумя пальцами достаём оружие, кладём его на стол. По очереди, не спеша, − Майло доставляло удовольствие издеваться над бандитами.
   − Урод! − прошептал парень, сидевший за столом.
   Его коротко стриженые волосы ещё дымились, источая гнусный запах палёной шерсти.
   − Вот так, отлично, − произнёс Митч, забирая пистолеты.
   − Наручники, думаю, вы возите с собой? Хотя бы две пары у вас найдутся? Только без резких движений, я не хочу никого убивать, во всяком случае, пока, − мягко добавил Майло.
   Бармен, так же как и немногочисленные посетители заведения застыл. Видеть такое раньше точно никому не доводилось.
   Все четверо бандитов оказа?лись прикованными наручниками к трубе водяного отопления. Майло забрал ключи с собой.
   Келли, заприметив, что вся её охрана обезврежена, поспешила улизнуть из бара через чёрный выход, близ которого был припаркован "Лексус" друзей-мафиози. Их сообщница заметила, как Келли выскользнула из-за двери и села в красную "Тойоту". Милена машинально завела двигатель и поехала вслед за беглянкой.
   Почти всё время пока Милена вела наблюдение за Келли у неё не переставая пел телефон. Майло то и дело названивал внезапно пропавшей подчинённой, только вот она не спешила отвечать на звонки. Отвлекаться от преследования она была не намерена, Милена не хотела потерять цель из виду. "Хвост" Келли заметила не сразу, но когда поняла, что её преследуют, прибавила скорость и свернула на извилистую горную дорогу. Милена также увеличила скорость и уже не скрываясь, вела преследование. Когда "Лексус" поравнялся с "Тойотой", Келли предприняла рискованную попытку столкнуть преследовавший её автомобиль с обрыва. Только вот погодные условия были не на её стороне, впрочем, как и не на стороне Милены. Дождь лил как из ведра, за стеной ливня ничего не было видно. Дворники не успевали смахивать воду с лобового стекла. Скоростное вождение на мокрой дороге сравнимо с попыткой самоубийства. Машины занесло на скользкой дороге − натуральный дрифт. Милене с немалым трудом удалось выровнять автомобиль, а вот Келли... Вождению не Митч её учил. Она не справилась с управлением. "Тойота" слетела с обрыва, несколько раз перевернулась и взорвалась. "Лексус" тем временем остановился, автоледи перевела дух и вышла под проливной дождь. Подошла к краю и посмотрела на пылающий автомобиль. Капли дождя стекали по лицу и капли только от дождя. Милена не проронила ни слезинки. Она развернулась и села в машину. Вскоре тачка плавно, аккуратно поехала вниз по горной дороге. Когда Милена вернулась в черту города, телефон снова запел. На этот раз девушка ответила на звонок.
   − Милена, какого чёрта ты не отвечала? − прокричал Майло. − Где ты?
   − Я в городе, на полпути к проклятому бару.
   − Разворачивайся и езжай сразу домой. Встретимся там.
   − Как скажешь,− отключилась и, развернув машину, направилась прочь из города.
   Ближе к утру Милена добралась до дома-штаба. Парни вернулись раньше неё, она это поняла по припаркованному у дома Джипу. Милена заприметила его ещё на стоянке бара. Либо парни угнали его что маловероятно, скорее позаимствовали у охранников Келли. Им-то теперь автомобиль ни к чему. Милена припарковала изрядно помятый "Лексус" в гараже и потопала в дом. Ещё на подходе к дому она слышала крики и мат, само собой источником шума был Майло. Он так орал по телефону на своих подчинённых, что казалось, будто в доме стёкла звенят. Милена достала из кармана ключ, открыла дверь и нехотя зашла в дом. Девушка знала, что разговора с Майло ей не избежать, а разговор с ним, когда он в таком состоянии точно приведёт к ссоре.
   Когда Милена прошла в гостиную она заприметила только Митча. Голос Майло был отчётливо слышен, но доносился он из кабинета.
   − Что за шум, а драки нет? − спросила, подходя к Митчу.
   − Милена, ты вернулась. Хочешь выпить: кофе, бурбон, бурбон в кофе?
   − Митч, с чего это ты такой услужливый?
   − Пытаюсь заранее тебя успокоить. Если и ты начнёшь нервничать, то я с вами двумя с ума сойду.
   − А почему я должна нервничать?
   − Вот что. Давай-ка я тебе всё расскажу, пока Майло занят.
   − Митч, в чём дело?
   − Видишь ли, Милена. Дело в том, что покушение на вас организовала Келли, а не Картер.
   − Откуда такая информация?
   − От проверенного источника. Её охранники не очень умны, но много знают и при этом очень разговорчивы.
   − Станешь разговорчивым, когда дуло пистолета у виска.
   − Не важно. Так вот, за всем случившимся стояла она. А когда грохнуть Майло не удалось, Келли умело перевела все стрелки на ничего не ведающего братца, ещё и Сайзона чуть не подставила, вовремя мужик соскочить успел.
   − Решила выйти сухой из воды.
   − Только вот она не учла один нюанс...
   − Что Майло решит её похитить.
   − Вот именно. Поэтому когда мы явились за ней, она решила прикинуться невинной овечкой, в надежде что мы её не убьём.
   − Умело сыграла. Я ей поверила, пожалела, жизнь спасла.
   − Вот-вот. Помнишь, что говорил Майло про жалость? Ты должна забыть про это чувство, иначе это когда-нибудь выйдет тебе боком.
   − Позволь спросить, где тебя черти носили? − за спиной раздался недовольный голос Майло.
   − Везде, где только можно и нельзя.
   − Не юли. Говори, где ты была и почему на звонки не отвечала?
   − Была немного занята.
   − Ты скажешь или нет? − Майло был на взводе. − Мы между прочим делом были заняты, а ты попросту сбежала. Что детка, соскочить решила?
   − Майло, за такое оскорбление и схлопотать можешь.
   − Ты угрожаешь мне?
   − Нет, просто предупредила.
   − Лучше ответь по-хорошему, − Митч жестом дал Милене намёк не нарываться на неприятности и не выводить Майло ещё больше.
   − Мальчики, пока вы разбирались с охранниками Келли, я преследовала её самою.
   − И судя по всему, она сбежала от тебя, − с иронией заявил Майло.
   − Не совсем.
   − Тогда где она? − в голосе Митча чувствовались нотки удивления и немалого интереса.
   − На том свете, − ответ сухой, как треснувшая под ногой в тихой чащобе ветка.
   − Ты убила её? − в один голос прокричали парни.
   − Нет. Её машина сорвалась с обрыва, когда она пыталась столкнуть туда меня.
   − Ты уверена, что она погибла? − Майло не был до конца уверен, уж больно всё хорошо складывалось.
   − После такой аварии не выживают.
   − В таком случае дело можно считать закрытым.
   − Хорошая работа, Милена. Не ожидал от тебя. Вот и ты теперь погрязла в криминале по самое не хочу.
   − Майло, ты не устал?
   − От чего?
   − От себя, − огрызнулась и направилась к выходу.
   Дождь лил, не переставая, от грома сотрясались стены, молнии, что были ярче солнца, на долю секунд освещали всё в округе.
   − Ты куда? − Майло явно не нравилось то, как Милена с ним разговаривала.
   − К себе домой. Мне нужно побыть одной.
   − Милена, не глупи, − сказал Митч. − Ну куда ты в такую погоду? Ливень, гроза. Ни хрена не видно. К тому же дорогу размыло, − глупая отговорка в условиях города. − Ты не доберёшься до дома!
   − Я добралась досюда из соседнего города, уж до собственной квартиры в паре кварталов я доеду, − к удивлению парней, на Митча Милена не огрызалась.
   Девушка бросила на Майло прощальный взгляд и, не сказав больше ни слова, вышла из дома.
   − Не надо женщин обижать... − высказал Митч, когда дверь за Миленой закрылась. − У них разгон от милашки до стервы полторы секунды!
   − Я ненавижу, когда ты так спокойно разговариваешь, − мрачно пробурчал Майло. − Сразу хочется тебе бровь разбить или руку сломать, − нервы у парня не к чёрту.
   Рыкнув на телефон, неожиданно оглушивший всех тяжёлым немецким роком, Майло потопал в свой кабинет, ибо разговаривать при Митче он был не намерен, иначе тот опять что-нибудь сморозит и тогда Майло точно пустит в ход кулаки.
  
   Милена будучи на взводе должна была себя успокоить, а так как ей знакомы только два антистрессора − сигареты и экстрим выбирать особо ей не приходилось. Автоледи села в свой спорткар и умчалась в ночь.
   Уж лучше бы она закурила, нежели понапрасну рисковать, гоняя по улицам под проливным дождём.
   Прокатавшись по пустынному ночному городу, экстрималка, в конце концов, соизволила вернуться к себе домой, где её уже дожидался возлюбленный на пару с лучшим другом. Не успела Милена и рот открыть, как Майло набросился на неё с расспросами по поводу, где она пропадала три часа. Как Милена узнала от Митча, за это время они обзвонили все больницы и морги, пробили все данные об автомобильных авариях. Парни страшно за неё волновались. Ну и как вот после такого можно злиться на Майло? Милена его простила, только ему об этом пока не сказала.
   После смерти Келли прошли две недели. Дни сменялись днями, недели неделями. Жизнь била ключом, иногда даже гаечным и по голове. Всё же жизнь рядом с Майло это как шахматная партия: рано или поздно она обязательно закончится матом... После очередной ссоры каждый успокаивал нервы по-своему, но при этом лекарство от стресса Милена и Майло выбирали одно и тот же: адреналин и драйф, гонка по ночному городу. Жажда скорости − сравнима только с жаждой крови у вампира. А когда влюблённые мирились... − страсти, творившиеся в Содоме и Гоморре − это детская забава, по сравнению с тем, что вытворяли любодеи. Милена и не подозревала, что она оказывается такая порочная. Рядом с Майло любая станет распутницей. Права была мама, развратил Милену Майло: утянул за собой в миры криминала и вечной похоти.
   Милена продолжала жить нормальной жизнью, если конечно её жизнь можно назвать нормальной, хотя всё относительно. Милена получила-таки права и со спокойной совестью разъезжала по улицам города. Но как ни странно это может показаться, автоледи почти забросила стритрейсинг. Митч был в недоумении, а она объясняла это банальной нехваткой времени. В теории, у Милены появилось много свободного времени, так как занятия в автошколе она уже не посещала, а Майло освободил её от принудительных тренировок. Теперь она посещала тир и спортзал не по принуждению, а по собственной воле, проводя там столько времени, сколько считала нужным сама. Но свободное время было только в теории, а на практике оно отсутствовало. Милена училась на последнем курсе, и ей нужно было писать дипломную работу. Ради неё пришлось пожертвовать своими увлечениями. Тренировки и бумажную работу с документами Мафиягёрл не могла забросить, пришлось жертвовать стритрейсингом. А тут ещё как назло началась сессия, в итоге времени уже совсем ни на что не хватало. Милена так была погружена в учёбу, что уже и не вспоминала про Картера и Келли; забыла про обещание Майло, о том что в скором времени будет рисковать своей шкурой наравне и ним и Митчем. Сам Майло и не напоминал. Блондин не хотел снова рисковать жизнью любимой, а может, просто выжидал подходящий момент. Трудно узнать, что задумал Майло, аМилена и не пыталась.
   Сессию студентка сдала как всегда на отлично, удивив тем самым преподавателей и особенно однокурсников.
   Начались долгожданные каникулы. Милена провела их вместе с Майло, Митчем и Милагрос в шикарном особняке её ненаглядного. Ко всему прочему, а они вчетвером неплохо проводили время: Вечеринки, Пьянки, Гулянки... Парни научили Милену и Милагрос грязно развлекаться. Один раз дошло до того, что девушки устроили стриптиз на бильярдном столе, а далее каждая искушала своего кавалера приватным танцем в спальне. Ух! Какие страсти бушевали по ночам в готичном имении.
   Но кроме развлечений у мафиозной троицы существовала работа. Милагрос об этом конечно не знала, и никто не спешил ей рассказывать, чем же именно все трое занимались. Зачем посвящать и её в криминальные делишки, учитывая, что от Милагрос толку точно не будет.
   Каникулы в этом году точно были незабываемые. Но каникулами в прямом смысле назвать времяпрепровождение не получается. Каникулы подразумевают только отдых, а Милена не только развлекалась, но и работала, работала на мафию: посещала вместе с Майло и Митчем различные деловые встречи, переговоры, сделки, и даже разборки. За короткое время Мафиягёрл познакомилась с массой очень важных и опасных людей. Но Милена не боялась никого и ничего. С нею были Майло, Митч и Деймон, да и она сама не промах. Постепенно она погружалась всё глубже и глубже в преступный мир, и, привыкнув Милене потом было тяжело возвращаться к нормальной жизни.
   Каникулы быстро закончились, и Милена в гордом одиночестве вернулась в родной город. Майло её не сопровождал, у него возникли неотложные дела, и он вместе с Митчем в срочном порядке отправился в гости к старому знакомому, неожиданно попросившему помощи в одном деликатном деле.
  
  
   До чего же Майло не любит самолёты. Летать он не боится, впрочем, он ничего не боится, но по закону подлости вечно что-нибудь, а приключится: то рейс задержится в лучшем случае, то его отменят, а если всё же вылетели, то во время полёта самолёт обязательно попадёт в турбулентность. Вот и на сей раз именно так и случилось. Тряхонуло хорошенько. Многие пассажиры перепугались не на шутку, а Майло уже привыкший к подобного рода перелётам одним своим чётким возгласом сбил панику, начавшуюся из-за причитаний чересчур мнительной женщины. Митч в свою очередь вообще ничего не заметил, так как проспал весь полёт.
   В аэропорту парней встретили, как полагается со всеми почестями, за исключением того что Данте лично не присутствовал, а отправил вместо себя одного из своих людей, и именно того кого Майло на дух не переносил.
   Стенли Чаптер − неприятного вида мужчина, напоминающий крысу с нездоровым огнём в глазах и кривой полуусмешкой.
   Майло терпимо относился к Франсуа, к Хосе, с почтением относился к Данте, ну и само собою беспрекословно когда-то подчинялся ныне покойному Дориану Голдену. Всех этих людей Майло считал достойными его уважения, их, но не Стенли.
   Чаптер сопроводил гостей в штаб квартиру, после чего удалился, пообещав по возвращении изложить суть просьбы, в решении которой Майло обязался помочь.
   Не прошло и часа, как Стенли воротился и не один.
   − Это ещё кто? − огрызнулся блондин, оглядывая явно перепуганную девушку. Приятная внешность, не испорченное косметикой лицо, чувственный рот, вздёрнутый носик. Сексапильная девица. − Какого хера ты девку притащил? Если Данте узнает, он тебе мозги выбьет, − Майло был бы этому крайне рад.
   − Знакомься, Майло, это Эмили, − пропустив мимо ушей всю речь блондина произнёс Стенли. − За эту девушку ты головой отвечаешь.
   − Что ты хочешь этим сказать? − блондин насторожился, и это очень мягко сказано.
   − Будешь какое-то время её охранять.
   − Что? − Майло сию секунду вскочил с дивана. − Я телохранителем не нанимался.
   − Ей угрожает опасность, мы должны её защитить.
   − Если тебе надо сам её и защищай. Мне по-твоему заняться больше нечем, кроме того как за всякими малолетками приглядывать.
   − Ей двадцать один, так что она не на много младше тебя. По сути, и ты такой же малолетка как она.
   − Кого ты сейчас малолеткой назвал?
   − Майло, остынь, − за спиной послышался голос Митча.
   − О, вот и второй пожаловал. Ну что ж, мальчики, я вас покину. Знакомьтесь, общайтесь, в общем, не скучайте. И... − обернулся уже у порога, − если с её головы хоть волос слетит, ты, Майло об этом горько пожалеешь.
   − Scheißkerl! Ты забыл, кто Я? Угрожать он мне вздумал.
   − Майло, ты же лучший во всём, вот и докажи что ты не только убивать можешь, но и защищать, − Митч знает подход к другу.
   − Я этого Стенли урою, попадись он мне ещё раз на глаза.
   − Крошка, чего же ты натворила, что тебя охранять надо? И почему твоей безопасностью занимается не полиция, а мафия? − Митч решил не тратить время на пустую болтовню, а сразу перешёл к самой сути волновавшей и его и Майло.
   − Не молчи, − рыкнул блондин.
   В ответ тишина. Тогда Майло достал пистолет и приставил его к виску девушки.
   − Эй, эй, полегче, − начал было Митч. − Ты же ещё больше её напугаешь. И оружие сейчас ни к чему, она же не заложница, так ведь? − уточнил у девушки.
   Она утвердительно мотнула головой.
   Майло недовольно фыркнул как кот и отошёл от девушки, пряча пистолет за пояс.
   − Итак, − протянул блондин, − я жду.
   Взволнованная и напуганная девушка намёк поняла. Слегка дрожащим голосом она начала говорить:
   − Зовут меня Эмили Таундсен.
   Парни тут же устремили грозные взгляды на девицу.
   Фамилия её говорила сама за себя.
   Рикардо Таундсен был заклятым врагом Дориана Голдена − главаря мафии чьё место Майло и занял несколькими годами ранее. Из уважения к памяти босса и из личных мотивов Майло занёс Рикардо в список своих недругов.
   − Стенли, урод. И от кого я скажите должен охранять эту девку? От самого себя?
   − Нет! − тихо ответила Эмили.
   − А от кого? − поинтересовался Митч.
   − До не давнего времени я сама не знала от кого.
   − Не тяни кота за яйца, говори уже, − рыкнул Майло.
   − От моего брата Чарли.
   − Семейные разборки значит. Ты не против? − Митч, поддавшийся на дружеские уговоры с требованием бросить курить, достал пачку лёгких сигарет.
   − А можно и мне?
   − Если это семенные тёрки, − достал сигарету, протянул пачку новой знакомой, − то какое отношение ко всему этому имеет Данте, а теперь и Мы? Что-то этот Стенли темнит.
   Неприятным душком всё это отдавало.
   − Я не темню, − быстро он вернулся, решил проверить, не учудил ли вспыльчивый гость чего-нибудь этакого.
   − Помянешь чёрта, он тут как тут, − блондин исподлобья так зыркнул на Стенли, что у того мурашки по коже побежали.
   − Ну и? − Митч достал вторую сигарету, всё же лёгкие сигареты не для него. Их он готов выкурить хоть три штуки подряд.
   − Что и? − Стенли видимо не понял вопроса.
   − От девицы мы толком ничего не узнали, − сказал Майло настолько спокойно, насколько мог. − Или ты нам всё разъясняешь или я отказываюсь пачкать во всём этом руки.
   − Это приказ Данте, а приказы не обсуждаются. Или ты это забыл? − Стенли будто специально провоцировал Майло.
   − Клизма, знай своё место, − Five-seveN упёрся мужчине в живот.
   Майло до последнего терпел этого недостойного и лишь потому, что Стенли как один из приближённых Данте должен был рассказать Майло о том, какого рода помощь от него требуется, но, в конце концов, терпению блондина пришёл конец.
   − Я здесь на добровольных началах, − в глазах взбешённого гостя зловеще сверкали стальные клинки, а его леденящий душу взгляд был отражением этого холодного металла. − Я не собираюсь понапрасну рисковать жизнью ради той, кто носит фамилию Таундсен. С каких это пор...
   − Я понял, к чему ты клонишь, − Стенли перебил Майло на полуфразе, а блондин этого страшно не любит. − Эмили никак не причастна к мафии и вообще знать не знала о том, чем её семья промышляет, до недавнего времени, а точнее до смерти её отца. Теперь место Рикардо занял его сын Чарли. Возможно, ты пересекался с ним. Так вот дело в том, что Чарли перешёл так сказать под командование Вайрона и стал его шестёркой.
   − Это всё очень занятно, но можно покороче.
   − Вайрон хочет убить Эмили и приказал её брату от неё избавиться.
   − Я всё равно не догоняю, мы-то какого хера суём нос в их семейные разборки.
   "Хм. Вот чёртов малец, до всего ему нужно докопаться", − план Стенли был на грани провала.
   − Я не обязан что-либо тебе объяснять, − Стенли вновь стал переходить дозволенные ему границы. − Я итак рассказал тебе уже лишнего. Довольствуйся тем, что узнал. Главное с девки глаз не спускать, чтобы цела была и невредима.
   − Знаешь что, сам следи за своей девицей коли тебе надо, а я в няньки не нанимался, − блондин с силой оттолкнул информатора и вылетел из комнаты вихрем, только шум шагов оставив напоминанием.
   − Майло, вернись, − приказал Стенли.
   − Fick dich in den Kopf! − уже из коридора рыкнул в ответ.
   "Чтоб тебя! Мне же башку открутят, если я его не выманю", − мысли Стенли лихорадочно забегали в голове, словно вспуганные светом тараканы.
   − Митч, останови его.
   − Э нет. Меня не приплетай. Вы не сошлись во мнениях, вот сами и разбирайтесь.
   − Митч, я здесь начальник...
   − И мочалок командир, − с издёвкой произнёс рыжевласый, чем вынудил коллегу перейти на личности.
   − У тебя борзометр не зашкаливает, мышевозило? − на тот момент Стенли и не подозревал что с Митчем, как и с Майло лучше не связываться, если не хочешь месяц лечиться от нервного тика.
   − Фильтруй пакеты, роутер косячный, − хакер умеет устроить "вынос мозга". − Если ещё раз твоя саундкарта пикнет в мою сторону, удалю тебя с шифтом в рецикл, − его пламенные угрозы оказались куда более эффективны, нежели если бы оскорблённый Митч просто пустил в ход кулаки.
   Стенли заметно начал нервничать и с опаской поглядывал на Митча, в особенности на его белый свитер. Скорее всего, он напоминал ему о рубашках, рукава которых частенько завязываются, причём далеко не всегда спереди.
   − И чего ты на меня уставился как винда на новое устройство?
   Продолжать общение с "больным на голову" программером Стенли побоялся, поэтому, не дождавшись окончания очередной тирады, ретировался от греха подальше, оставив Эмили на попечение её новоявленному телохранителю.
  
  
   Не успел Майло спуститься на первый этаж, как у него затрезвонил мобильный. Как только блондин нажал на кнопку вызова, из трубки сразу же обрушился потоп брани в основном состоящей из повторения одного единственного слова: "Caramba!" Так ругался исключительно Данте − единственный человек, на чью брань Майло не отзывался потоком столь же нелестных слов.
   Данте был, пожалуй, одним из немногих кого Майло Уважал, и тем с кем деловые отношения строились не только на фоне обоюдной выгоды, но и на личностном доверии и взаимопомощи. Эти двое хорошо знали друг друга и неплохо ладили в условиях взаимовыгодной конкуренции. Данте был одним из тех, кто по своим личностным причинам помог Майло достичь вершин. А тот в свою очередь в долгу не остался, благодаря чему оба обрели союзника в лице, казалось бы, врага, ведь Данте являлся главарём преступной организации, не первый год заправлявшей за тенью закона пускай и в других городах, контролируя иную территорию, но сосредоточив туже власть, что обрёл Майло.
   − Данте, успокойся, − Майло будучи сам на взводе произнеся эту незатейливую фразу и сам немного успокоился.
   − Майло, ты чего-то не уяснил? Я тебя о помощи попросил, а делаю я это в исключительных случаях...
   − Я согласился помочь тебе, а не этой шавке.
   − Он мне уже нажаловался. Стукач, − Стенли оперативно доложил о не совсем удачно прошедших переговорах с Майло, а Данте счёл доклад за поклёп. − Майло, − тяжело выдохнул, − твоя помощь и заключается в охране девки, через неё мы выйдем непосредственно на Вайрона и возможно сможем его подвинуть.
   − Так вот в чём дело. А сразу сказать нельзя было? Как всегда темнишь. Так и быть, я согласен, verdammt noch mal willen. До связи, − сбросил звонок и тут же отзвонился Митчу. − Разузнай всё, что сможешь про Чарли и про девку, а так же про вновь всплывшего Вайрона. Данте явно что-то недоговаривает.
   − А тебе, конечно, нужно всё и вся знать.
   − Приступай к работе, а не языком по телефону трепли.
   − Jawohl, mein Chef! − Митч жестом по-военному отдал честь и этим лишний раз доказал Эмили что он ненормальный. − Что ж, детка! Видимо нам придётся некоторое время побыть вместе, − новоиспечённый бодигарднер обрадовал подопечную, охранять которую предстояло не от абы кого.
   Вайрон − серьёзный человек, занимающий видное положение в обществе. Он теневой лидер крупнейшей группировки, подобной тем коими соответственно заправляли Данте, Майло и Деймон. Чарли Таундсен понимая, что в одиночку не потянет бремя власти, возложенное на него после смерти отца, решил по-хорошему присоединиться к Вайрону. Вроде бы и власть не потерял, в подчинении у него так и осталось немало людей, но уже и не единовластный лидер. Он занимал примерно такой же пост как Митч или Стенли. Все они были вассалами, как однажды в шутку назвал их Майло.
  
  
   − С Вайроном и Чарли всё понятно, − заявил Майло, когда Митч этим же вечером выложил всю информацию что нашёл, − но вот с этой девахой что-то не того.
   − Ты только при ней это не говори, ладно. А то мало ли что она там себе надумает.
   − Scheiss drauf, что она там надумает. И вообще, сейчас она в душе и по любому нас не слышит.
   − Дружище, − заныл вдруг Митч, − давай воспользуемся принципом разделения обязанностей.
   − Что, на гонки свои приспичило? Уже с местными рейсерами познакомился. Когда только успел, спрашивается.
   − Всё-то ты знаешь.
   − Ладно, так и быть. Топай на свои гонки, я и один её покараулю. Но завтра будет твоя очередь.
   − Само собой. Я же не просто так заговорил про разделение обязанностей.
   Быстро парни сошлись во мнениях, хотя этому не стоит даже удивляться. Кроме того ну чего им вдвоём одну девушку охранять. Армию за нею не пошлют, а с меньшим числом противников можно и в одиночку справиться, если сильно постараться.
  
   Целую неделю Майло и Митчу пришлось терпеть общество Эмили. Она вела себя временами тихо, но иногда пыталась выказать характер, как-никак, а она избалованная девочка, дочка богатого папеньки. Но буйствовала она в отсутствии Майло, а Митчу её выкрутасы до фени были. Уткнётся в ноутбук, и его будто нет, ничего вокруг не замечает, по крайней мере, так Эмили считала. И ошибочно считала. Однажды она попыталась улизнуть, наскучило ей в четырёх стенах сидеть, на улицу дуре захотелось. Её пытается убить собственный брат, а она сбежать от телохранителей надумала. Только вот надумать надумала, а ничего не вышло. Митч бдителен, сбежать идиотке не позволил. Приковал наручниками к постели и на этом успокоился.
   Но как бы странно это не показалось, но эта троица как-то слегка не то чтобы сдружилась, но смирилась с обществом друг друга. А девка оказалась не промах. Соблазнительница ещё та. А парни разве откажутся от секса без обязательств? Нет, конечно. Эмили побывала в постели с обоими. Охраняли то они её по очереди, вот так она и улавливала время то с одним, то с другим. Зато после секса отношения с парнями улучшились.
   Всё вроде бы стало более-менее нормально, хотя неизвестность по-прежнему окружала Эмили, а вскоре и сама Эмили канула в неизвестность.
   Однажды вечером в срочном порядке Майло и Митч вдвоём отправились на одно простенькое, но ответственное дело: проследить за курьером торгующим "синтетикой" и по возможности вычислить, где именно и у кого он получает товар.
   Новые синтетические наркотики были гораздо дешевле по сравнению с теми, что сбывал Майло, и это составляло нехилую конкуренцию. А от конкурентов нужно либо избавляться, либо переманивать на свою сторону, но для этого нужно знать врага в лицо, а уж потом думать делать из него "союзника" или нет.
   Майло уже отвык заниматься такой мелочной работой, но на сей раз он с удовольствием отправился на дело, лишь бы уехать куда подальше вместе с Митчом от этой девицы. Для охраны Эмили Стенли прислал своего подчинённого, так что безопасность девушке была обеспечена.
   − Майло, я может, конечно, чего не догоняю, но сам посуди, − рука водителя сама собой потянулась к пачке за очередной сигаретой. − Мы уже целую неделю караулим эту куклу, а её никто так ни разу и не пытался убить.
   − Так мы же её из квартиры не выпускаем.
   − Нас бы это не остановило. Поручи нам её убрать мы бы из под земли, но достали. А это ни слуху, ни духу. Будто и вовсе ей ничего не угрожает.
   − Не могу не согласиться с тобой, mein freund. − Майло барабанил пальцами по бардачку. − И знаешь что самое плохое?
   − И что же? − водитель вывернул на шоссе.
   − Что во всём этом Вайрон замешан.
   − Чего это ты его вспомнил?
   − У меня складывается смутное впечатление, что ему не девка нужна, а я.
   − Сомневаюсь что он kippe?
   − Я не в этом смысле. Пересекались мы с ним один раз... − после этих слов Майло уловил на себе удивлённый взор напарника. А удивляться было чему, ведь обычно все дела парни вместе проворачивали, а тут вдруг всплыло дельце без участия Митча, о котором он и знать не знал. − Ты тогда в Европе пропадал, а я в южной Америке был, − без слов понял, что послужило искреннему удивлению друга, и моментально всё ему расшифровал. − Так вот тогда я ему одну сделку подпортил. Короче лишился он из-за меня нескольких миллионов.
   Майло не стал припоминать эпизод с Уитни подосланной тем самым Вайроном.
   − И что?
   − Да вот мне кажется, отомстить он мне решил.
   − Майло, ну ты загнул. Кто ты и кто он, − Митч как и положено информатору знал что ранее Вайрон был покруче Майло. Но за последние годы "тёмный принц" высоко поднялся и, приравнявшись к Данте, перескочил и Вайрона и Дэймона. − И вообще как он мог всё подстроить? Девку подсунул Стенли, приказ охранять её отдал Данте. Вайрон тут вообще ни к месту. У тебя паранойя на фоне ярко выраженного синдрома зазнайки.
   − Умник нашёлся. За дорогой лучше следи, а не догадки строй.
   − Принцессочка рассвирепела. Значит, я попал в точку своими, как ты соизволил выразиться, догадками.
   − Stronzo!
   − Bastard!
   Вот на такой дружеской ноте друзья-мафиози закончили свой разговор. Дольше поболтать им не пришлось, прибыли на место.
   Встретив в тёмном переулке торговца, Майло за несколько минут выведал у парня то, чего не узнал бы профессиональный следователь даже за неделю круглосуточных допросов. Хватило нескольких мощных ударов по болевым точкам, и продавец выдал всех и вся, как на духу выложил всё что знал, а знал он очень многое, гораздо больше, чем ему положено было знать. Он назвал имя главного − Джон Дешвуд. С этим человеком Майло не приходилось ранее пересекаться, но видимо время пришло.
   За столь объёмный слив инфы Майло щедро отблагодарил торговца смертью − сохранил парню жизнь. Майло отлично разбирается в людях, и он не сомневался, что этот персонаж не сдаст их ни копам, ни своим браткам. Будет молчать в тряпочку моля святых, чтобы товарищи его не прознали про то, что он всех их сдал.
   − Добрые мы сегодня, − докурив уже третью сигарету, сказал Митч. − Это Милена, наверное, на нас так действует.
   − Не, мы злые. И ты злой, и Я.
   − Но раз ты знаешь, что в нас есть зло, то почему не поверить, что есть и добро?
   − Я вижу, что зло делает с добром.
   − Так, что-то нас не в ту степь занесло.
   − Ты чё, заблудился?
   − Да нет, я про разговор. А путь держим прямиком в захолустье, − осточертел Митчу мирный тихий городок, он в мегаполисе привык жить. − Может, в клуб какой приличный глянем, оттянемся по полной.
   − Не, не сегодня. Нам выспаться хорошенько нужно, завтра к Данте с утреца наведаемся, перетрём про Дешвуда. Так что в клубяшник завтра пожалуем, а сейчас давай на квартиру.
   − Есть, шеф.
   Вскоре друзья-мафиози вернулись на съёмную хату.
   Митч припарковал тачку во дворе дома конспиративной квартиры. Уставшие, но довольные парни зашли в подъезд. Они ещё не поднялись на нужный этаж как почуяли что-то неладное. Достали оружие, подошли к двери. Тронули ручку, дверь со скрипом распахнулась. Парни прошли в квартиру, где их взору предстал распластанный в луже крови труп охранника присланного для защиты Эмили. Самой Эмили в квартире не было.
   Такой поток отборной брани Митч давно не слышал. Майло припомнил все слова что знал, ещё и новые придумал, склеив несколько знакомых слуху фраз. Хорошо, что соседей у них не было, иначе блондин переполошил бы всех жильцов. Дом старый, под снос, жили в нём буквально две семьи, отказавшиеся переезжать по каким-то лишь им одним понятным причинам.
   Неизвестно откуда, но Стенли прознал про похищение, и само собой поспешил связаться с напарниками, надеясь попутно разузнать про наркоту.
   Майло нехотя потянулся за трубкой, резко выдохнул и, клацнув по кнопке, прижал телефон к уху.
   − На связи.
   − Всё разузнали на счёт "синтетики"? − без особых разглагольствований Стенли сразу перешёл к делам.
   − Ты смеешь сомневаться. Мы профи и своё дело знаем.
   − Значит, всё разузнали. Отлично. Более подробно доложите завтра, а...
   − Я не перед кем не отчитываюсь. А ты опять забываешься.
   − Всё с тобой ясно, Майло. Хорошо, обсудишь это с Данте. Я уже устал от тебя. А сейчас главное найти и вернуть Эмили.
   − Как ты узнал?
   − Не важно. Главное что её нужно найти и вернуть. Желательно живой.
   − Она что, твоя жена? Какого хера ты о ней так печёшься? Пропала и хрен с ней. Не собираюсь я её искать. Не мы её упустили, не нам её искать.
   − Майло, неужели тебе не хочется выступить в роли спасителя, помочь несчастной девушке вырваться из лап мафии?
   − Засохни, Стенли. Я всё сказал! − Майло с такой силой вдавил кнопку сброса вызова, что телефон пискнул и вообще выключился.
   − Дружище, успокойся, − Митч с запозданием попытался вклиниться в диалог, − найти Эмили не проблема.
   − Данте!!! − рыкнул взбешённый блондин и отшвырнул телефон на диван. − Что б я ещё раз согласился ему помочь.
   − Но девку всё равно найти надо. Что ж мы зря её неделю караулили. Сизифов труд получается.
   − И что ты предлагаешь? Броситься посреди ночи неизвестно куда на поиски какой-то там шлюшки. Ты как хочешь, но сейчас я спать. Утром подумаю, как быть.
   − А труп?
   − Красиво окопытился. Алый ему идёт, − съюморил по-чёрному. − Спать он не мешает, а завтра всё равно валить отсюда придётся. Так что где лежит пусчай и продолжает лежать. Всё, я на покой, − блондин скрылся за дверью.
  
   Митч за всю ночь глаз так и не сомкнул. Что-то всё щёлкал по клавиатуре, ругался, успел выкурить пачку сигарет. А Майло хорошо отоспался. Утром отдохнувший и бодрый он выглянул из комнаты и, заприметив Митча как всегда уткнувшимся в ноутбук, лишь ухмыльнулся. Всё как обычно, за исключением трупа на полу.
   − Митч, эй, Митч! − Майло похлопал друга по спине. − Да оторвись ты хоть на секунду.
   − А, чего? Оу, ты уже проснулся?
   − Нет бл***, луначу! − настроение у Майло уже с утра было паршивым. − Вставай, говорю, ехать пора. Сегодня я за рулём, а то ты ненароком заснёшь ещё.
   − Вот и отлично, − Митч прихватил ноутбук, ещё кое-какие вещички, дабы у парней их было не много, и напарники покинули злополучную квартирку с расчётом, что сюда больше не вернутся.
   − Ты всю ночь за компом просидел? − поинтересовался Майло в тот момент когда Митч оторвал взор от монитора ради того чтобы достать из бардачка новую пачку сигарет.
   − Ага, − щелчок зажигалки и вот уже полупрозрачная струйка поднимается плавно вверх.
   − И что вот скажи можно всю ночь за компьютером делать?
   − Да много чего, всё перечислять лень. А конкретно сегодня я пытался найти Эмили.
   − Через компьютер. И как же позволь узнать, ты это делал?
   − Я прицепил к ней жучок, так что в теории я могу отследить её местонахождение в любой точке планеты.
   − А на практике?
   − А на практике no dick. Сигнал отсутствует.
   − Барахлит твоя техника.
   − Техника в порядке. Складывается такое ощущение, будто его специально выключили.
   − Нашли похитители твою букашку и раздавили.
   − Holy Fuck! − неожиданно закричал Митч, аж подскочив на месте.
   Майло немного вздрогнул, машина чуть вильнула на дороге.
   − Какого чёрта ты так орёшь?
   − Заработало! Сигнал появился.
   − И где? − полюбопытствовал Майло.
   − Секундочку, − несколько ловких движений пальцами по клавиатуре и: − за городом, у озера.
   − Что ж, поездочку в гости к Данте придётся отложить. Едем труп забирать.
   − Ты чего это надумал? Вчера же орал что не будешь её искать. И с чего ты решил что труп? Может, жива она ещё.
   − Ага, посреди зимы на озере. Она, по-твоему, фигурным катанием увлекается? В такой глуши только труп и прятать. Надеюсь, её не утопили, а на берегу бросили. В воду я точно не полезу.
   − Ошибаешься, жива она! Точка двигается.
   − Это у тебя глаз дёргается.
   Водитель развернул тачку, и машина понеслась к озеру сначала по шоссе, а потом уже по просёлочной дороге.
   − Я нутром чую что-то неладное, − поделился мнением Митч, когда Майло заглушил двигатель, − вот помяни мои слова.
   − Не у тебя одного плохое предчувствие, − ответил блондин, пряча за пояс пистолет.
   − Не забыл на предохранитель поставить?
   − Не учи учёного. Ну, я пошёл.
   − Я с тобой.
   − А тебе что там делать? С девкой я в одиночку справлюсь. Жива она или мертва, сопротивляться по любому не будет.
   − Подозрительно всё это, поэтому я иду с тобой, − решительно сказал Митч и вышел из машины.
   − Das Stubborn! − вслед за напарником Майло покинул автомобиль. − Пистолет не забудь, у меня рогадки для тебя нет.
  
   Чем ближе парни приближались к озеру, тем сильнее становилось чувство опасности. Но ничего подозрительно вокруг не было заметно: всё спокойно, тихо. На удивление тихо.
  
   Почувствовав на затылке грубое прикосновение пистолетного дула, Майло похолодел и, чуть повернув голову налево, скосил туда же глаза, стараясь разглядеть человека, столь учтиво обошедшегося с ним.
   − Miststück!
   − Уйми чердак! − грубо прикрикнул тот, весьма болезненно ткнув дулом в затылок блондина.
   − Leck mich...
   Майло перевёл взгляд туда, где неподвижной чёрной тенью застыла девушка. Блондин оскалился и выговорил:
   − Ну спасибо тебе, Эмили...
   − Молчать! − рявкнули за спиной.
   Она медленно повела плечом, словно желая укрыться от пристального взгляда своего телохранителя, и тихо сказала:
   − Майло, я не виновата. Я тебе всё объясню.
   − Я думаю, и без тебя найдётся немало желающих всё мне разъяснить.
   − Кто вы такие? − агрессивно спросил Митч, не обращая внимания на то, что и в его голову с силой упирался ствол.
   − Молчи лучше, дятел! − сказал первый нападавший. − Лианг, выведи их к дороге и посади в машину.
   − Ичи, − ответил китаец. − Пащли!
   Митч оглянулся. Первый бандит стоял и что-то горячо доказывал девушке, а та, молча, смотрела в землю под ногами и нервно сплетала и расплетала пальцы рук. А за ними с Майло шёл один невысокий и плотный человек с характерной китайской внешностью.
   Митч обменявшись парой косых взглядов с Майло, неожиданно для бандита держащего обоих парней на мушке остановился. Китаец протянул руку, чтобы подтолкнуть упрямого пленника, но в следующую секунду сильнейший удар ногой в живот, молниеносно и чётко исполненный Майло, отшвырнул незадачливого конвоира метра на три.
   − Валим! − прошипел Митч, и высунулся было из-за дерева, но, увидев бежавших навстречу двух парней с автоматами, отпрянул назад.
   − Туда! − хрипло произнёс Майло, указывая на тропинку, ведущую в сторону леса.
   Первый налётчик обернулся на шум и, достав пистолет, прицелился в бегущих прямо на него парней. Пролетая мимо всё ещё лежащего в нокауте Лианга, Майло непостижимым образом извернулся и, не снижая скорости, выхватил у китайца пистолет.
   − Не надо, Чарли! − крикнула Эмили, вцепившись в руки бандита, прицелившегося в блондина. − Я умоляю тебя, не...
   − Ах ты, сука! − прорычал тот и, одним лёгким движением отстранив девушку, почти не глядя, выстрелил в набегающих на него парней.
   Митч глухо вскрикнул и, упав на колени, покатился по льду, за ним сначала каплями, потом пятнами, а затем и непрерывной багровой дорожкой стелился кровавый лёд.
   Но уже через секунду Майло настиг бандита и, рыча от гнева и ненависти, вцепился в глотку. Вероятно, желание расплатиться за раненого Митча вытеснило все прочие стремления − даже стремление спасти собственную жизнь.
   Оружие, звеня, покатилось с горки, и два переплетшихся тела рухнули возле согнувшегося от невыносимой боли Митча. Над ними, в отчаянии заломив руки, стояла Эмили.
   Майло был куда сильнее и мобильнее Чарли, поэтому уже через три секунды тот хрипел, выпучив глаза, пытаясь разомкнуть на собственном горле стальные пальцы.
   Девушка схватила блондина за плечи и попыталась оттащить от брата, но Майло только взмахнул рукой − и та, отлетев, покатилась по льду, пачкая пальто в крови Митча.
   − А ну, отпусти его, падла, − прозвучал над Майло грубый голос одного из братков с автоматами, и дуло с силой ткнулось в затылок парня.
   − Успели, суки... − прохрипел мафиози, отпуская шею предводителя бандитов.
   − Не стрелять! − сдавленно выдохнул тот, поднимаясь из-под Майло. − Вайрон велел, чтоб с его головы и волоска не упало. Он ему живым нужен!
   − Ах, вот оно что, − прошептал Майло. − Теперь ясно...
   − А с этим что? − спросил бандит, указывая на пытающегося встать Митча.
   − Оставим здесь! Он и так уже не жилец, скоро подохнет. А ты, − ткнул Майло в спину, − шевели ногами.
   Эмили, до этого стоявшая неподвижно, подошла к Чарли и тихо произнесла:
   − Сначала охранник, потом Митч... Ты же обещал, что...
   − А ты больше верь, − грубо оборвал Чарли.
   Эмили с призрением взглянула на него:
   − Мне жаль, − произнесла она, − мне жаль, что у меня есть такой брат, как ты. Я ненавижу тебя.
   Теперь всё стало на свои места. Теперь стало ясно, откуда Эмили столько знала о делах мафии, будучи непричастной ко всему этому. Майло понимал, что её заставили, но злость и ненависть застилали разум, он никогда не сможет ей простить смерть друга.
  
   Огромный джип уже затемно въехал во двор одного из новых домов в центре города. В нём была заселена едва ли не десятая часть квартир, и потому на весь тёмный массив дома приходилось не более двух десятков освещённых окон.
   − Джон, Пен, выводите его, − скомандовал Чарли Таундсен. − Да поосторожнее, здоровый чёрт.
   Амбалы ухватили бессознательного Майло и довольно нелюбезно выволокли из салона джипа, пристукнув по пути массивной дверью.
   − Я не пойду с вами, − сказала Эмили.
   − Чего?
   − Я не пойду с вами. Можешь меня пристрелить, Чарли, ты на это вполне способен.
   − Лианг, будь добр, прихвати её с собой, − улыбаясь, произнёс Чарли.
   Китаец бесцеремонно подхватил девушку, перекинул через плечо и потопал вслед за всеми.
  
  
   Квартира была большая. Каждая комната − всего их было пять − была обставлена роскошной мебелью, отделана шёлком, мрамором и зеркалами. В холле в низком кресле сидел бритый охранник и пил через трубочку коктейль.
   Возле него на небольшом столике лежали пистолет и рация.
   Уловив взгляд пленника обращённый на оружие, он тут же сунул пистолет в кобуру и улыбнулся, обнажив крупные жёлтые зубы.
   − Чего лыбишься??? Зубы лишние? − усмехнулся блондин. − Проредить?
   Чарли, одёрнув Майло, в матерной форме сделал ему замечание, на что в ответ получил подробнейшие и исчерпывающие указания, куда ему следует отправиться.
   − Какой гарячий малтшык, − насмешливо откомментировал Лианг и присвистнул.
   В прихожую вышла высокая красивая девушка и произнесла немного жеманным голосом, преувеличенно растягивая гласные:
   − Господин Вайрон ждёт вас, − фотомодель качнула бёдрами, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов, и уже через плечо добавила: − А вы, господин Майло, в жизни ещё лучше, чем на фото. Надеюсь, мы с вами подружимся.
   − Это что ещё за мымра? − буркнул блондин.
   − Секретарша господина Вайрона, − ответил Чарли.
   − А она что − домашнего обслуживания? − насмешливо спросил Майло.
   Чарли пожал плечами.
   − Уж я бы её, − Лианг похотливо причмокнул и до неприличия откровенно изобразил, как именно он бы её поимел.
   Квартира была двухъярусной, поэтому гостям пришлось подняться по узкой лестнице, отделанной красным деревом. Лестница вела в большую комнату с электрокамином под мрамор и безвкусной белой мебелью, хотя при одном взгляде на неё можно было предположить несусветное количество нулей после цифры, выражающей её стоимость.
   В комнате находился один человек. Невысокий щуплого вида мужчина лет тридцати пяти, с умным хищным лицом и неприятными маленькими глазами неопределённого цвета. Несмотря на возраст, мужчина был лысый. Вокруг лысины, бликующей в свете роскошной люстры, уныло топорщились реденькие и коротенькие светлые волосы.
   "Опасное лицо", − подумал Майло. Уж он-то немало преступных рож видел.
   Увидев Майло, лысый сверкнул белозубой улыбкой и вежливо приподнялся в кресле, приветствуя вошедших.
   − Здравствуйте, Майло, − мягким баритоном необычайно красивого глубокого тембра произнёс лысый. − Я сожалею, что наша встреча произошла при таких обстоятельствах, но, я думаю, вы найдёте мне слова оправдания, когда я изложу причины, побудившие меня на столь дерзкое и даже в чём-то незаконопослушное поведение. Садитесь, прошу вас. − Красиво горбатого лепишь, − проворчал Майло себе под нос, садясь в пре
   дложенное кресло. В другое кресло уселся Чарли, а Лианг неподвижной тенью застыл у дверей.
   − Вы что-то сказали, Малькольм? − осведомился лысый.
   Произнеся полное имя Майло, Вайрон и не подозревал, что этим подписал себе смертный приговор. Истинные имя и фамилию "тёмного принца" мафии знают лишь единицы и если кто-то, не входящий в круг избранных, прознал его, то этого человека уже можно считать лишь временно живым. Его настоящее имя − это заветная тайна тщательно скрываемая Майло. Он слишком серьёзно подходит к этому вопросу, столь же строго, как и его единственный босс − Дориан Голден известный как Дорден.
   − Представьтесь, − приказал гость. − Конечно, я и сам бы назвал вас, но мне неприятно лишний раз произносить ваше имя.
   − В любом случае личное знакомство можно считать состоявшимся.
   − И так, что вам от меня нужно?
   − А вы не догадываетесь? После того как вы подставили меня в Венесуэле я лишился из-за вас нескольких миллионов долларов, а партия наичистейшего героина плавно утекла в лапы вашего босса.
   − Если бы вы хотели просто мне отомстить, то не стали бы устраивать весь этот спектакль, а просто убили бы меня, так же как и моего друга. Но я живой, значит вам от меня что-то нужно.
   − А вы очень догадливы, господин Келлерман.
   − А вы излишне осведомлены, господин Вайронский. Да, я тоже знаю ваши настоящие имя и фамилию.
   − Что ж, скрывать нам уже нечего, да и не зачем. Малькольм Келлерман − вы в свои столь младые годы достигли немалых высот в криминальных кругах, вас даже прозвали "Тёмным принцем всея мафии". Вы подаёте огромные надежды. Я на личном горьком опыте убедился в ваших талантах. Но ваш босс вас не ценит, ваш талант растрачивается впустую.
   Вайрон, будучи плохо осведомленным, считал, что после смерти Дориана Голдена его пост занял Данте, и что Малькольм − лучший среди наёмников Дориана − перешёл в подчинение нового босса, а не сам лично возглавил группировку.
   Майло и Вайрон работали в разных направлениях по разным схемам и, в конечном счёте, их интересы не пересекались. Поэтому Вайрон особо не интересовался нынешним общественным положением Майло, а благодаря Данте оказался ещё и дезинформированным.
   − Хорошь тянуть волынку. Что конкретно от меня вам надо? Предупреждаю сразу, делать ничего не намерен, а спрашиваю ради спортивного интереса, − нахальства блондину не занимать.
   − Мне нравится ваша деловая хватка. Хорошо, перейду сразу к делу. Я предлагаю вам вступить в мою организацию.
   Блондин рассмеялся, заливисто, громко.
   − Was zum Henker? Ein Scheissdreck werde ich tun!
   − Я же говорил, откажется, − буркнул Чарли. − Убили бы сразу, и проблем меньше было бы. Только Эмили зря во всё это вплели. Слава Богу, этот псих её не убил.
   − А надо было бы, причём сразу, − огрызнулся блондин и зловеще рассмеялся. − Мне стоило бы догадаться, что Стенли подсунувший мне эту шлюшку, на вас работает.
   − Стенли давно служит мне.
   − Гнида! − вот уж кого-кого, а предателей Майло ненавидел. − А Данте?
   − Я обманул его.
   С сердца Майло тут же отлегло. Он не хотел верить, что Данте его подставил и, судя по всему, тот этого и не делал.
   − Продолжим разговор, − лысый сложил ладони, сплетая пальцы.
   − Нам больше не о чем разговаривать. Я уже всё сказал.
   − Вы не дослушали меня до конца. Проявите капельку терпения, и вы всё поймете. Я уверен, вы передумаете коли вам жизнь дорога.
   − Я весь внимание, − наигранно сложил руки на груди и гордо задрал нос.
   − Мне нужны такие люди как вы, обладающие волей, целеустремлённостью, смелостью и самое главное умом, − босс мафии покосился на Лианга, тот аж сглотнул, уловив на себе взгляд шефа. − Я предлагаю вам огромные перспективы. Если вы такой умный как о вас говорили, то вы должны понимать что мои условия гораздо выгоднее по сравнению с тем, что вы получите, продолжая работать на Данте.
   − Я те бл*** собака что ли, чтобы прислуживать кому-то? − блондин вскочил с кресла, и уж было хотел наброситься на Вайрона, но Чарли его обезвредил. Акупунктура творит чудеса: одно нажатие и человек временно обездвижен.
   − Хм. А вы действительно вспыльчивый молодой человек. Слухи не врут. Что ж, предложу последний вариант, уж он-то вас точно устроит. Вашему боссу Данте вместе со всеми его подчинёнными осталось жить буквально несколько дней, ибо я намерен их уничтожить, стереть с лица земли, будто и не существовало таких людей на этом свете. Так вот вам, Малькольм Келлерман, я предлагаю занять место Данте, под моим командованием естественно.
   Чарли встрепенулся: "Это что же, он приравнивает его ко мне. Какому-то пацану с улицы он предлагает те же полномочия что и мне", − Таундсен прибывал в замешательстве.
   − Hurensohn! − тяжело дыша, выговорил Майло. − Scheißkerl!
   Бешенство заклокотало в груди "тёмного принца", и он, вырвавшись из захвата Чарли, схватил Вайрона за шею и, легко подняв в воздух, затряс, как щенка.
   − Убью, гнида! − проорал Майло.
   В ту же секунду в комнату ворвались два амбала и двумя чёткими ударами заставили блондина отпустить жертву. Майло развернулся, и один громила полетел в большое зеркало на стене, с грохотом рухнувшее и засыпавшее верзилу осколками; второй, едва ли не вдвое толще блондина, попятился от мощнейшего удара парня в челюсть, споткнулся о туалетный столик и, ухнув на него всей тушей, превратил в щепки.
   − Стоять! − загремел голос Чарли, и он на пару с Лиангом наставил на Майло дула крупнокалиберных стволов.
   Вайрон медленно ворочался на полу, шевеля вывалившимся от удушья языком и растирая посиневшую шею. Лицо его было серым, на гладком лбу и лысине блестели капли пота
   − Hijo de puta! − прохрипел он. − Свяжите его!
   − Зачем вязать? − сказал Лианг, вынимая из кармана наручники. − Прикуем к батарэе, да завтра астынет, клянус!
   Китаец защёлкнул наручники на правом запястье Майло и, под дулами своего и чарлинского пистолетов сопроводил пленника в соседнюю комнату.
   − Потявкал и в будку, − Лианг прицепил наручники к мощному радиатору центрального отопления.
   − Я б тебя послал, да вижу − ты оттуда.
   − Пасиди, падумай, − напутствовал на прощание китаец. − Па-моэму, ты нэмножько пагарячился. Затшэм абыдэл гаспадина Вайрана?
   − Смотри, тварь поганая, допрыгаешься у меня... − хмуро пообещал Майло.
   − Я с табой ещё пагаварю! − угрожающим тоном пообещал Лианг.
   − Пагавари! − передразнил его Майло.
   Китаец плюнул на пол и хлопнул дверью.
  
   Майло остался один, в тёмной комнате, и нельзя было включить свет или лечь на диван, потому что не позволяли наручники. Нестерпимая тревога, злоба и боль жгли всё его существо, сплетаясь в один страшный, неразрешимый клубок противоречий, сомнений и ненависти.
   Он был на крючке у мафии − это было очевидно.
   Смерть Митча − это обрушилось на него как снежная лавина и погребло под собой, как подминает незадачливого альпиниста неистовый белый шквал, сорвавшийся с гор.
   Злость, ненависть, боль, одиночество...
   Майло яростно рванул наручник − и зажмурился от невыносимой, дикой боли в запястье.
   "Милена, девочка моя, − в мозгу всплыл образ любимой, которой он за всё прошедшее с их расставания время ни разу не позвонил. − Я выживу и ради тебя тоже!".
   Майло недолго сидел вот так, неподвижно прислонившись лбом к прохладной поверхности подоконника и вцепившись онемевшими пальцами в тёплый радиатор. Вскоре что-то заставило его обернуться, он почувствовал в комнате присутствие ещё одного человека...
   Он увидел застывший у дверей изящный женский силуэт и обращённое к нему лицо. Он не видел глаз женщины, но понимал, что они смотрят на него, что они буквально впились в его лицо и горят, как угли.
   − Эмили? − спросил он с сомнением.
   Она молчала.
   − Милка, это ты? − ещё раз спросил он.
   Щёлкнул выключатель, и комната ярко осветилась. Майло удивлённо поднял брови.
   Перед ним стояла та самая девушка, которая в прихожей выразила желание подружиться с Майло поближе. Только сейчас он разглядел, насколько она красива − совершенной, тонкой, благородной красотой. Короткое платье на голом теле не скрывало её изумительной фигуры. Большие неподвижные глаза дрогнули и сомкнулись от света, и, прикрываясь точеной рукой, девушка сказала ленивым, медленным голосом, всё так же, как тогда, в холле, растягивая гласные:
   − Я не Эмили. Меня зовут Джинджер.
   − Зачем ты пришла? − спросил он.
   Девица прикрыла дверь и подошла к парню вплотную, он почувствовал тонкий чувственный аромат, исходящий от её тела.
   − Они все уехали, − сказала девушка. − В квартире остались только двое охранников, ты и я.
   Она медленно потянулась в прорезь декольте, чтобы достать спрятанные в бюстье ключи. "От наручников", − мгновенно понял Майло.
   − Открой, − тихо попросила она, словно это не он был прикован к батарее, а её тонкая, нежная рука.
   Он взял ключ и открыл наручники. Затем сел на диван и посмотрел на неё.
   − Зачем ты это сделала?
   − Мужчины не понимают красоты, − выгибаясь, как кошка, сказала она, − а я понимаю. Я смотрела на тебя, на твои движения, на то, как ты вёл себя там, когда разбросал этих боровов. Ты был красив, как Бог. Даже сейчас, когда ты неподвижен и ошеломлён, ты превосходишь их всех, вместе взятых.
   Майло с нескрываемым интересом смотрел в её глубокие глаза, полыхающие животной страстью, в это лицо, носящее отпечаток болезненной − и божественной − красоты.
   − Что с тобой, деточка?
   − Не уходи, − сказала она. − Я знаю, ты сможешь пройти сквозь них, я дам тебе оружие... Но я не хочу так просто отпустить человека, достойного меня.
   Она расстегнула молнию и сбросила платье к своим ногам. Под ним, как и ожидал Майло, не было ничего. Восхитительное тело рванулось к нему, и он почувствовал, как её упругая точёная грудь упирается в его напружинившуюся кожу. Тонкая рука обхватила его шею, и вдруг он почувствовал, как мороз проходит по его спине.
   Нежная кожа на локтевом сгибе была усеяна бесчисленными точками уколов.
   Он схватил вторую её руку и увидел те же зловещие пятна инъекций.
   − Да, да, − прошептала Джинджер, падая на диван и увлекая Майло за собой. − Ты всё правильно понял, но разве это я тому виной?
   − Кто? − спросил он, целуя её алые губы, распухшие и с запекшейся кровью в уголках.
   − Я его племянница, − проговорила она тихо. − Я проклята.
   Её ноги сомкнулись за спиной Майло, и всплеск животной страсти застелил красной пеленой взор "тёмного принца мафии".
   Не в первый раз Майло изменил Милене, но столь доступных женщин Майло и за человека не считал, − тренажёр для члена и не более того. Поэтому секс с давалкой он не приравнивал к фактической измене, а на сей раз вообще об этом не думал.
  
  
   − Для тебя я готова на всё, − сказала Джинджер, немного отдышавшись после всепоглощающего оргазма.
   − Ты поможешь мне сбежать? − он взял её голову обеими руками и заглянул прямо в глаза.
   Она словно нехотя высвободилась и сказала со странной недоброй полуулыбкой на губах:
   − Ну вот... и ты, и ты покидаешь меня. Я, в самом деле, проклята. Самое обидное, что во всех этих разлуках виновата не я.
   − Беги вместе со мной!
   − От себя не убежишь, − тихо возразила она, как будто это была не восемнадцатилетняя девушка, а мудрая, много испытавшая женщина.
   − Помоги мне, − тихо, в тон ей, "попросил" Майло. − Я не знаю, как мне быть, но вместе с тобой мне не страшно ничего, − умеет он втираться в доверие.
   Майло наплетёт такого, что и Фома неверующий поверит, а уж женщина тем более клюнет на любую его приманку, особенно в сочетании с милым лицом и невинными глазами убийцы.
   − Конечно, я помогу тебе, − почти равнодушно кивнула она. − Без меня ты ничего не сумеешь. Сделаем так. Я спущусь к охранникам и выпью вместе с ними вина, водки, или чего они предложат. А в стакан этой парочке я подсыплю снотворного. Через полчаса будут как мешки с дерьмом − воняют, но не брыкаются.
   Чмокнув блондина в щёчку, Джинджер встала с дивана, натянула платье и лёгкой походкой выскользнула в коридор.
   Вскоре девица вернулась. Она выглядела суровой и усталой, короткое платье было измято и сильно порвано на левом плече, и клок ткани беспомощно болтался, открывая высокую красивую грудь. Но даже при виде этой груди, ещё носящей следы его ласк и поцелуев, Майло не захотелось продлить пребывание в этой квартире ни на минуту.
   − Они... хотели...
   − Хотели, − сказала она холодно, −да не успели. Кобели поганые.
   − Что у тебя там? − поинтересовался он, заметив, что она что-то прячет за спиной.
   Она кокетливо улыбнулась и протянула пистолет, который украла у спящих охранников.
   − Теперь ты свободен. Те двое спят крепким сном. С Чарли справишься сам, оружие я тебе дала.
   − Danke! − он приобнял её за талию, страстно поцеловал в губы, а потом откинул на диван. − Auf Wiedersehen, baby, − выстрел и глаза девушки закрылись на вечно.
   Алая кровь горячей струйкой стекала по бездыханному телу той, что осмелилась освободить дьявола из заточения.
   Майло спустился вниз к охранникам спавшим за карточным столом. Два выстрела − два трупа. Обыскав их, Майло забрал уже совершенно не нужные им два пистолета и две обоймы.
   − Игра начинается! − ухмылка озарила прекрасное лицо убийцы, а в глазах с новой силой вспыхнули огонь и жажда крови.
   Майло не покинул квартиру, как ранее полагала Джинджер. Он занял удобную позицию, дабы квартира двухярусная и, расположившись на втором этаже можно было прекрасно наблюдать за всем происходящим на первом. Блондин принялся ждать, ждать возвращения хозяина квартиры и его прихвостней. Ждать пришлось недолго. Через полчаса в гостиную прошли Вайрон, Чарли и Лианг.
   Первым пулю схлопотал Вайрон. Чарли опомниться не успел, как и Лианг уже валялся на полу, содрогаясь в предсмертных конвульсиях. Чарли стал оглядываться, размахивая пистолетом. Это даже позабавило Майло. Ещё один выстрел и Чарли, выронив пистолет, схватился за горло. Пара секунд и он рухнул покинутый жизненной силой.
   Майло спустился на первый этаж. Одарил все троих контрольным в голову, что б уж наверняка, забрал у Чарли ключи от машины и покинул квартиру.
  
   Через час разъярённый блондин ворвался в штаб квартиру. Стенли в это время сидел на диване и читал вечернюю газету. Он и слова сказать не успел, когда дверь с размаху распахнулась, и в комнату влетел Майло. Как только Стенли попал в прицел пистолета Майло сию секундно нажал на курок. Стрелял ни в сердце и ни в голову, в плечо, чтобы помучался перед смертью, и успел ответить на пару вопросов.
   − Майло, ах ты ж предатель, − завопил Стенли, зажимая раненое плечо, из которого хлестала кровь.
   За долю секунд блондин оказался рядом с диваном, Стенли и заметить ничего не успел, а Майло уже приставил дуло его к виску.
   − Заткнись ублюдок. Это я-то предатель! Ты бл*** паскуда, из-за тебя Митч погиб.
   − Если хочешь убить меня, то стреляй, чего же ты медлишь? − страх пробирал до мозга костей, но Стенли старался сохранять достоинство, и пытался говорить уверенно.
   В ответ блондин зловеще рассмеялся.
   − Умереть мгновенно от моей пули − это слишком милостливое для тебя наказание. Я придумал кое-что получше. Месть моя страшна.
   Убрав пистолет, Майло резко ударил мужчину ребром ладони по затылку. Сделал он это виртуозно, Стенли тут же потерял сознание.
   − Тяжёлый, зараза, − ругался Майло, волоча бессознательное тело по коридору.
   Дотащив Стенли до машины, Майло подхватил его и забросил в багажник. Быстро связал руки за спиной и заклеил рот широкой серой клейкой лентой, какой обычно заклеивают картонные ящики с электронной техникой. Отряхнув руки, он захлопнул крышку и провернул ключ, надёжно закрывая багажник.
   Вскоре машина плавно выехала из гаража.
   Майло ехал не спеша, не обгоняя, не подрезая, знал: если за тобой не гонятся, эти финты сильно не помогут, от силы сэкономишь минут десять. Уже километрах в десяти от города из багажника донёсся стук.
   "В себя пришёл, гнида!"
   "Вольво" свернул с дороги и въехал в лес. Это место Майло присмотрел заранее. Машина пробиралась по лесной дороге, переваливаясь на ухабах, пленник в багажнике стучал всё настойчивее. "Да успокойся же ты!" − подумал блондин, специально наезжая на камень. Машину тряхнуло, стук на время прекратился.
   Среди леса замелькали освещённые окна электрички, просвистел, прогудел поезд и исчез в темноте. Майло подъехал к самому подножию насыпи, высокой, крутой, машину сверху видно не было. Невдалеке гудел под порывами ветра небольшой железнодорожный мост, проходивший над речушкой. Истоком её был родник, поэтому она не замерзала даже в сильный мороз. Всё русло было усыпано крупными камнями, но не дикими валунами, а аккуратно огранёнными гранитными блоками, из которых когда-то был сложен устой старого моста.
   Сидя за рулём, Майло, наплевав на то, что он завязал, выкурил сигаретку и только после этого отправился открывать багажник. Стенли затих. "Интересно, что ты мне приготовил?" − подумал похититель, поворачивая ключ и поднимая крышку. Он поднял её, стоя не по центру машины, а в стороне. Тут же Стенли ударил в пустоту обеими ногами.
   − Я не такой идиот, чтобы стоять и ждать, когда меня свалят с ног, − проговорил Майло, вытаскивая предателя из багажника. − Ещё раз дёрнешься − прибью на месте! − говорил он убедительно, и Стенли решил не рисковать, во всяком случае до того момента, пока у него не станут свободными руки. Верёвку распутать ему не удалось, как он ни пытался, лишь узел затянулся туже.
   − Пошли. Взбирайся на насыпь, − скомандовал Майло, ядовито ухмыляясь.
   Стенли оступался, срывался, Майло ни разу не поддержал его. Уже добравшись до половины, мужчина оступился и скатился вниз. Блондин терпеливо дождался, пока тот вновь доберётся до середины насыпи по хрустящему щебню мостового откоса. Стенли что-то мычал из-под клейкой ленты, шевелил губами, пытаясь разгрызть её. Ещё раз за это время пролетела электричка, показавшаяся Стенли прекрасной, способной унести его в ночь от бед и несчастий.
   − Лезь через перила, − приказал Майло.
   Когда Стенли оказался на мосту, то показал, что у него связаны руки.
   − Руки − потом... − блондин одним рывком освободил мужчину от клейкой ленты. Тот жадно втянул в себя воздух, длинно, забористо выругался. И тут же получил удар в плечо. − Будешь говорить, когда я разрешу. Лезь.
   Плечо болело невыносимо, в глазах всё расплывалось, сказывалась большая потеря крови.
   Понимая, что деваться некуда, Стенли сел на перила и осторожно перенёс ноги на другую сторону. Он балансировал, сидя на круглой трубе, каждую секунду рискуя сорваться на острые камни, среди которых переливалась серебристая вода.
   − Какого чёрта? − хрипло проговорил, можно сказать выдавил слова из себя.
   − Mund halten.
   Стенли затравленно оглянулся и встретился взглядом с холодными глазами "тёмного принца".
   − Hurensohn, ты продал своих товарищей, а что получил взамен? − Майло задал вопрос, на который и не желал услышать ответ, но ему доставляло удовольствие наблюдать за Стенли из последних сил борющегося за остатки своей жалкой жизни.
   − У меня не оставалось выбора, − пытался оправдаться, зачем только не ясно.
   − Выбор есть всегда!
   Вдали уже грохотал тяжёлый поезд, глухо стучал мощный дизель.
   − Товарняк, − сказал блондин, вслушиваясь в шум, − он и за полтора километра затормозить не сумеет. Так что, приятель, у тебя есть выбор: можешь прыгать вперёд, − и Майло указал рукой на далёкую воду речушки, струившейся между острых камней, − или назад, − он показал на вибрирующие железнодорожные рельсы. Если повезёт, уцелеешь.
   Майло усмехнулся и, на ходу прикуривая, ушёл с моста. Стенли несколько секунд сидел, замерев, с ужасом прислушиваясь к нарастающему гудению поезда. Вибрация через перила отдавалась во всём его теле. Он понимал, что усидеть на перилах не сможет, но и выбирать ему не приходилось: или вперёд, на камни, или назад, на рельсы. "Единственное спасение, − подумал Стенли, − добраться до раскоса мостовой фермы, прислониться к нему спиной и, дай Бог, успеть сделать это до прихода поезда".
   По сантиметру, ёрзая, он передвигался по холодным металлическим перилам. До раскоса уже можно было бы дотянуться руками, не будь они связаны за спиной.
   Майло стоял на откосе чуть ниже моста и спокойно смотрел на искажённое отчаянием лицо Стенли.
   − Это тебе за то, что предал своих. Ты не заслуживаешь жизни, − проговорил "принц мафии".
   Поезд влетел на мост, осветив его мощным прожектором. Маленькая фигурка Стенли затерялась среди раскосов, стоек. Мост задрожал так сильно, словно вот-вот собирался развалиться. Локомотив тупой мордой гнал перед собой волну воздуха.
   До раскоса оставалось совсем немного, казалось, качнись − и прислонишься к нему плечом, упрёшься в него щекой. Стенли готов был впиться зубами в железо, раскрошить их, лишь бы удержаться. Он почувствовал, как тело его неумолимо клонится вперёд, увидел серебрящуюся воду, переливающуюся через острые камни, и инстинктивно отпрянул. Волна воздуха подхватила его. Мелькнул перед глазами раскос фермы, и Стенли упал спиной на рельсы. Он ещё успел перевернуться на бок и увидеть несущуюся на него решётку тепловоза. Локомотив подмял мужчину под себя и рассёк острыми рёбрами колёс.
   Красные огоньки поезда скрылись за поворотом. Майло прислушался: что-то катилось к нему по откосу, хрустя в снегу. Что это, он уже знал, и поэтому отступил в сторону. Мимо него прокатилась отрезанная голова предателя.
   Странно получается: был человек, проехал поезд, и на тебе, ни крови, ни рук, ни тела, одна голова осталась.
   Было в этом что-то мистическое, но так было даже спокойнее, чем если бы труп остался лежать на железнодорожном полотне.
   Майло проводил взглядом удаляющуюся голову и зловеще рассмеявшись, направился к автомобилю.
   Вскоре он вернулся в штаб квартиру, где его у порога встретила приветственная пуля пролетевшая в сантиметре от его прекрасного лица. Майло даже свист уловил от впечатавшейся в стену свинцовой дуры.
   К счастью в тусклом свете ему удалось распознать мужчин находящихся в комнате, иначе кровавой перестрелки было бы не миновать. В гостиной находились Франсуа, Хосе и Данте собственной персоной.
   − Отличная работа, сынок, − отечески похлопав парня по спине, заявил лидер мафии. − Я знал, что ты справишься.
   "Это что же получается, Данте был в курсе?"
   Младой криминалитет до сего момента и не подозревал о том, что специально был втянут в широкомасштабную хорошо продуманную криминальную операцию.
   − Verdammt noch mal willen, − устало выдохнул Майло.
   Ему меньше всего хотелось с кем-либо сейчас общаться.
   − Рад видеть, что ты по-прежнему сукин сын, − спокойно сказал Данте, попутно пряча пистолет. − Майло, присядь-ка.
   Данте, наверное, единственный после Митча понимал чувства Майло и он понял, о чём думает парень и что желает узнать на данный момент.
   − М-да, уборочка не помешает, − брезгливо сказал Франсуа, глядя на кровавую дорожку, тянущуюся от дивана до выхода и далее по коридору.
   − Scheißdreck! − нервы у блондина сдали окончательно. − Что здесь происходит, откуда вы все взялись?
   − Тон сбавь на пару оборотов, − строгим, звенящим голосом приказал Данте.
   Майло фыркнул, но ничего не ответил. При всей его горячности он сумел подавить в себе порыв переубивать всех и вся.
   − Что ж, парень ты справился даже лучше, чем я рассчитывал, − вздохнув, сказал Франсуа.
   − Гони мою штуку? − Хосе протянул руку и пошевелил пальцами. − Проспорил, так отдавай money-money.
   − Эй, мужики, вы охренели? Вы на меня ставки делали?
   − Малец, не нервничай, Хосе с тобой поделится, − успокаивал Франсуа.
   − Заткнулись все и живо, − приказал Данте. − Вы двое, на выход.
   Когда подчинённые скрылись в коридоре, Данте с облегчением выдохнул и уже мягким тоном сказал:
   − Вот теперь можешь выговориться, а потом я всё тебе объясню.
   К удивлению Данте Майло не произнёс ни одного бранного слова.
   − Рассказывай, какого чёрта здесь творится, − его просьба больше походила на приказ.
   − Ничего особенного. Всего на всего ты блестяще выполнил поставленную пред тобою задачу. Видишь ли, в чём дело, Майло. Я тебя не просто так о помощи попросил. Твоей миссией было избавится от Вайрона.
   − Por que cono? − с немецкой брани перешёл на испанскую. − Почему я узнаю об этом только сейчас? Зачем нужно было устраивать весь этот спектакль? И... Стенли... получается, ты знал, что он крыса?
   − Знал, и не только про Стенли, но и про Эмили. Ловко они всё продумали.
   − Что девка подставная это я уже понял, но это же ты попросил меня охранять её от того кто и вовсе не собирался её убивать.
   − Эмили была нужна, чтобы выманить тебя. Уж не знаю, кто до такого додумался, Вайрон или Чарли, хрен их разберёт, но они посчитали, что так смогут притупить твою бдительность. Вот и подсунули девицу через Стенли. Только вот бедняга не знал, что ты откажешься "охранять" её. Их план, ну а, следовательно, и мой был под угрозой. Пришлось мне слегка вмешаться.
   − Не, ну честно слово, цирк какой-то. Девку-то, зачем приплетать было надо, а тем более похищать?
   − Исходя из той информации, какой я владею, Эмили должна была убежать от тебя, ну а ты был обязан отправиться её искать. Так тебя и повязали бы. Но улизнуть Эмили не удалось, тогда они разыграли похищение. Стенли с умом всё обыграл, и задание, взваленное на него начальством, выполнил твоими с Митчом стараниями и девушку так сказать высвободил, и тебя на её поиски отправил. Вот этот план удался гораздо лучше. Тебя схватили и притащили в самое логово врага, где ты блестяще уничтожил и змею и прихвостней.
   − И потерял друга, − блондин резко вскочил с дивана.
   − Ой, прости. Я же тебе ещё не сказал. Жив твой друг.
   − Митч... Жив!
   − Жив, жив.
   Майло с облегчение выдохнул, прикрыл глаза и рухнул на диван.
   − Где он?
   − В частной клинике. Его здорово зацепило, но мои люди прибыли на место вовремя. Его жизни сейчас ничего не угрожает.
   − С этого и надо было начинать.
   − Ну прости, забыл.
   − Проехали! − воцарилась минутная пауза. Тишину разорвал Майло: − Данте, ты так и не сказал, для чего нужен был весь этот фарс? Разве нельзя было убрать Вайрона по старинке.
   − Скажи я тебе обо всём в начале, ты бы сломя голову рванул в самое пекло, взбудоражил бы всю полицию, а так ты сработал чисто, гладко, а главное мирно и тихо. Уничтожил врага в его же логове.
   − Получается, ты знал, что Вайрон дезинформирован и считает меня твоей шестёркой, что он предложит мне переметнуться на его сторону? А если бы я согласился сотрудничать с ним? − Майло наигранно вскинул бровь и раскинул руки в сторону. − Мы бы всех вас уничтожили.
   − Это вот навряд ли вышло бы. Я был в курсе всех планов Вайрона, у меня шпионов везде хватает, а вот ты... умер бы долгой и мучительной смертью. Но я знал, ты поступишь именно так как ты и поступил.
   − А как же спор!
   − А, ты про Франсуа. Он тоже не сомневался, что ты убьёшь Вайрона. Но вот на счёт Стенли... этот француз такого не ожидал, вот и проспорил штуку баксов.
   − Крупно ставите.
   − А чего мелочиться. Ещё вопросы есть?
   − В какой больнице Митч? Я еду к нему.
   − Успеешь ещё. Всё равно к нему тебя не пустят. Ночь на дворе.
   − Gut. К нему я поеду утром.
   − Вот и молодец. Эй-эй, ты куда собрался?
   − Есть одно незаконченное дельце, − выкрикнул уже из коридора.
   − Вот что за парень, − вздохнул Данте. − Он не исправим.
   Спустившись в гараж Майло сел в машину убиенного Чарли и не теряя даром времени, отправился к нему на квартиру, где предположительно должна была находиться Эмили.
   Когда машина подъехала к дому охрана беспрепятственно пропустила серебряный "Вольво" с тонированными стёклами, за которыми водителя вовсе не видно, тем более ночью.
   Майло оказался прав. Эмили была в квартире у Чарли, и как удачно − она была одна. Когда блондин появился перед нею с пистолетом в руках, устремлённым в её сторону она только вымолвила:
   − Прости за Митча! − и замертво рухнула на постель.
   Багровая кровь залила белоснежные простыни.
   Майло хмыкнул и вышел из комнаты. Через пару минут "Вольво" снова проезжал мимо поста охраны, так и не удосужившейся элементарно проверить личность водителя.
   Спустя час серебряная машина уже медленно тонула в озере, в том самом озере. Майло скинул тачку с моста. Дотопав до ближайшего населённого пункта расположенного в паре километров от озера Майло вызвал такси и укатил обратно в город. По телефону он всё-таки выяснил у Данте адрес клиники, где находился раненый Митч и велел водителю ехать прямиком туда. И плевать он хотел, что ещё предрассветное утро и в палату к другу не пустят. Уж лучше в коридоре сидеть, но рядом с его палатой чем в запачканной кровью предателя квартире или того хуже, в каком-нибудь клубе.
  
   Через неделю Митча выписали, правда, слегка раньше, чем рассчитывал его лечащий врач, но это уже мелочи. Майло страшно всем надоел, да и сам Митч не ахти спокойный пациент, так что доктор дал согласие на выписку.
   Этим же днём парни распрощались с Данте безрезультатно уговаривавшем погостить у него ещё с пару дней.
   В аэропорт прибыли вовремя, как раз объявили посадку на их рейс.
   − Эх, как же я соскучился по Милене, − потянувшись в кресле, проурчал Майло. − Какого дьявола я в очередной раз связался с Данте?
   На самом деле Майло ни о чём не жалел, за исключением быть может ранения друга, но столь занимательный вопрос просился быть заданным.
   − Зато мы вышли на Дешвуда! − Митч привёл хороший довод в ответ на риторический вопрос.
   − Ты спасибо Данте за наводку сказать забыл.
   − А ведь точно! Его афёра косвенно, но помогла вычислить конкретное лицо на поиски которого у меня ушла бы уйма времени и денег, − Митч отлично знал расценки за информацию, особенно за столь секретную.
   − Ага, только вот сам Данте руки пачкать опять не собирается. Обещался посодействовать, но если что он не причём.
   − Хитрый лис! − с хрипотцой произнёс Митч, силой воли подавляя позыв закурить.
   Дальше беседу на рабочую тему продолжать было уже нельзя. Слишком многолюдно стало вокруг. Салон заполнился пассажирами, то есть ненужными ушами.
  
  
   По возвращении домой Майло и Митч лишь на денёк задержались в родном для Милены городе, а потом парни укатили в более значимый для их деятельности город, где приступили к подготовке покушения на крупного и опасного бизнесмена резко подпортившему "тёмному принцу" всю его малину. Майло только совсем недавно стал получать существенную прибыль от сбыта новой заводской продукции, а тут на рынке всплыл низкокачественный, но более дешёвый товар. Но теперь-то Майло знал, кто влез в его бизнес, и дело оставалось за малым − убрать конкурента с дороги, ибо договариваться о сотрудничестве с этим человеком Майло не желал, да и всё равно не вышло бы.
   Милену привлекать к этому делу Майло не стал, дав ей возможность спокойно доучиться. Зато Деймон со своими связями отлично вписался в заговор против Дешвуда. Майло было не совсем ясно, какие цели преследовал Деймон, помогая ему, но у всех свои мотивы и они не играют весомой роли при движении к цели. Главное было устранить Дешвуда, а сотрудничая с Деймоном или с Данте уже не суть важно.
  
   Милена знавшая чем именно занят Майло смертельно переживала и за него, и за Митча с Деймоном. Они опять, как всегда, собирались рисковать своими жизнями, и она боялась их больше не увидеть.
   Стараясь не думать о плохом, чтобы не накликать беду Милена с головой погрузилась в учёбу которая отлично отвлекала от негативных эмоций.
   Майло часто звонил, сообщая, что всё ещё жив и что очень скучает. Несколько раз "одинокая" студентка, покушалась забросить ненавистную ей учёбу и надоевший город. Она желала вернуться к Майло, но разум брал верх и Милена, пересилив свои эмоции, решила не отступать от намеченного пути и получить злосчастный диплом. Но пару раз безумно влюблённая не выдержала, и, забив на учебу, наведывалась к возлюбленному в его особняк. Для Майло эти визиты были приятной неожиданностью. Счастливые они погружались в пучину страсти, на время забывая обо всём.
  
   В столь сложном для всех ритме прошли три месяца.
  
   На дворе вовсю хозяйничала весна. Воздух с каждым днём прибавлял в тепле, лёгкие ветра разносили по природным просторам лесов и рек запах весны, не забывая заглянуть и в города. Вокруг половодье. Вереницей искрились на солнце ручьи, радостно журча, сбегая вниз по склонам дорог, окончательно освободившихся от снежных завалов. На открытых ровных поверхностях появлялись первые нежно зелёные побеги будущей травы, согреваемые лучами солнца.
   Был конец апреля. Ещё не было листьев, не было зелени, но первые букетики цветов выглядывали на местах отступившей воды. Апрель готовил природу к предстоящему озеленению, которым должен был заняться близкий брат месяца Май.
   Всё было относительно спокойно. Единственное, что тревожило Милену, было то, что Майло уже неделю ей не звонил. Она пыталась сама дозвониться д